Шорников Александр Борисович: другие произведения.

В боях и походах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он уже утвердился в этом мире. Есть дружина арбалеты которой позволяют ему уже на равных разговаривать со здешними Владыками. Плетутся интриги и вот он вынужден опять отправляться в поход, и вновь нужно приложить все силы что бы вернуться домой. Так и проходит жизнь - в боях и походах.


В боях и походах. (СИ-вариант)

Книга 4.

Глава 1.

  
   Войско серой лентой втягивалось в длинную, узкую расщелину, стиснутую горным массивом, поднимая серую, оседавшую на доспехах и одежде пыль. Вершины плоских, стёртых временем, гор, вздымался вверх метров на сто.
   Покрытые зелёным мхом скалы, трещины из которых тянулись ввысь корявые деревца, яркие жёлтые цветочки, пушистые облака в синем небе и уходящие ввысь плотные клубы чёрного дыма.
   Сигнальные костры горцев давали знак, что к столице Висс-Ано идут чужие войска. Горцы видимо заранее предупреждённые, препятствий им не чинили, только костры, подающие приметный сигнал, всё-таки запалили.
   Войско сотня за сотней, ощетинившись копьями, переходило через это коварное узкое ущелье, которое могло в любой момент стать ловушкой для тех, кто проходил по нему.
   Никитин, не обращая внимания на глухой ропот купцов, фургоны и телеги которых застыли позади его отряда, и которые из-за него были вынуждены, стоять на месте. Землянин не хотел рисковать и дал команду проходить ущелье посотенно.
   Дружинники организованно проходили ущелье, с опаской поглядывая наверх. То тут, то там, по всей длине ущелья, сверху были беспорядочно навалены груды камней, которые в любой момент могли обрушаться, вниз сметая всё на своём пути.
   Клан, который контролировал этот проход, оставался, верен Владыке Белого Трона Небес. Хотя кто знает, что у этих горцев на уме?. Сегодня они хранят верность Владыке, а завтра?.
   Ходили слухи, что последний оставшийся в живых брат нынешнего правителя Белого Трона Небес, недавно заручился поддержкой нескольких таких горских кланов, и что вскоре может вновь вспыхнуть междоусобица. И в каких нынче отношениях данный клан с Белым Троном Небес было непонятно, поэтому приходилось осторожничать.
   Дождавшись пока очередная, сотня минует ущелье, Никитин дал команду идти следующей сотне. Раздался скрип фургонов, затопали, поднимая дорожную пыль, толстые кожаные сандалеты пехотинцев, и очередная колонна стала втягиваться в ущелье.
   С этой сотней весело бежало десяток крупных лохматых сторожевых собачек, которые немедленно начали облаивать неподвижно застывших на склонах гор горцев. На них шикнули из строя и они, перестав тявкать, веселой стаей резво наперегонки понеслись к выходу из ущелья.
   Сергей вместе со своей охраной и конными всадниками был последним, за ним толпились купцы. Дождавшись когда последний фургон, завернул за скалу, Никитин махнул рукой и первым тронулся вперёд, за ним держа арбалеты, наготове медленно ехала конная сотня, вперемешку с его телохранителями.
   Вот они миновали первую каменную площадку с грудой камней, затем прошли вторую и вот он выход. Сергей оглянулся, буквально наступая им на пятки, следом за ними в узкое ущелье въезжал купеческий караван.
   Купцы-теро были жутко недовольны задержкой, но присутствие такого большого вооружённого отряда заставляло их держать своё недовольство при себе. Купцы только недовольно косились на него своими жёлтыми глазами, да сплёвывали на дорогу.
   Около выхода из ущелья, Никитина поджидало всё войско, только фургоны проследовали несколько дальше. Дождавшись, когда они выйдут из ущелья, заорали сотники и десятники. Бойцы, гремя доспехам, начали двигаться дальше по дороге. Впереди их ждал Висс-Ано.
  
  
  
   Из путевых записей Никитина. Лист N5
   Портал, открывающий путь на эту планету для теро находится, по всей где-то далеко на востоке. Земли, которые теро нашли за порталом, оказались малопригодными для обитания, и они двинулись дальше на запад. Предки нынешних обитателей Висс-Ано миновали Плешивые Земли, так здесь называют пустыню, и обосновались в Великой Степи. Правда, с течением времени всё больше и больше теро начали переселяться за Змеиные горы.
   Пройдя через проход в горах, теро потеснили местные племена и сперва обосновались там, неподалёку от прохода в степь. Там они основали Висс-Ано, что с нати , языке теро, переводится как щедрая земля. Это произошло примерно тысячу земных лет назад.
   До сих пор там видно множество развалин, и до сих пор отдельные группы желтоглазого народа обитают там. Там, до сих пор, функционирует один из самых древних храмов теро. Туда допускают только чистокровных представителей этой расы.
   Дальше легенда гласит, что когда умер старый правитель то один из его братьев вместе со своими женами и приверженцами, опасаясь за свои жизни, бежали и основали новый город.
   С течением лет старый город захирел и после одного сильного нашествия кочевников, прорвавшихся через проход, был частично разрушен. Это произошло лет пятьсот назад. Большинство беженцев потянулось в новый город, и с течением времени он затмил старый. Те развалины сейчас называют Старым Висс-Ано а новый просто Висс-Ано.
   Новому городу сильно повезло с точки зрения безопасности. Город располагается в огромной долине примыкающую к Змеиным горам, что позволило его обитателям легко организовать оборону довольно большой территории, где сам город занимает от силы десятую часть долины.
   Остальную территорию занимают поля, фермы и рощи плодовых деревьев.
   Основа экспорта зерно, фрукты и овощи, мясо, кожи, растительное масло и оружие. Ещё город славится своими мраморными каменоломнями, откуда добывают белый мрамор и искусными резчиками по камню.
   P.S.
   Кстати здесь выращивают мелкую синюю капусту и очень вкусно готовят массу блюд из неё!. Рекомендую.
  
   Всю эту историю желтоглазых, рассказал ему словоохотливый старый теро с тремя тонкими косичками, которые свешивались у него с правой стороны лица. Восемь косичек, или конов, священное число в здешнем табеле о рангах, было положено только самому Владыке. Соответственно табель о рангах теро ограничивался семью косичками, которые имели члены семьи правителя и главы, местных кланов.
   Землянин так и не понял, что означает три косички, чиновник прочирикал довольно сложную фразу на родном языке. Если перевести в соответствии с понятными ему воинскими званиями, то это примерно соответствовало должности полусотника, но это было приблизительно. Бронзовое колечко в самой крайней косичке свидетельствовало о том, что его обладатель идёт по гражданскому ведомству. Сам Ка-капа-До вскоре признался, что здесь он вроде как местный интендант.
   В его задачу входило обеспечивать наёмников всем необходимым и также служить посредником для урегулирования всех проблем, которые могут возникнуть у людей Никитина с местными гражданскими и военными властями.
   Ка, так разрешалось называть его, всех кто не принадлежал к теро. Между собой теро всегда полностью произносили фамилию и имя клана собеседника, если только намеренно не хотели оскорбить. Тогда называли кратко.
   Правда, здесь были свои исключения, обладатели большего количества косичек и золотых колечек, могли так кратко называть тех, кто был ниже их по рангу. Все тонкости и обычаи этой расы, конечно, было сложно сразу уяснить, но Никитин всегда старался максимально вежливо обходиться с людьми и не людьми.
   В этом мире с многочисленными расами и временами не совсем понятными обычаями и табу, человеку, не выросшему в этой среде, можно было быстро нажить себе множество смертельных врагов. Из-за сущей, с точки зрения носителя другого менталитета, чепухи.
   Поэтому Никитин всегда следовал простому принципу - не делать другому того, что бы, не понравилось тебе самому. Другое дело если эту вежливость некоторые из них воспринимали как слабость, но, если такое и случится... то потом можно будет быстро доказать нахалу обратное.
   Этот теро вместе с десятком стражником встретил их километра за два от оборонительных сооружений. Никитин издали увидел, как к нему с решительным видом приближается небольшой отряд теро, и вышел из фургона. Сегодня утром он постарался нарядиться по возможности дорого и пышно.
   Как говорится, показать товар лицом и этим товаром являлся сейчас он и его воины.
   На нем ярко светился, начищенный металлический нагрудник с выбитым крестом в центре, которого находился символ инь и янь. На поясе, нещадно колотя Сергея по ногам, болтался узкий стальной меч с мощной гардой изукрашенной золотом. Всё это великолепие подчёркивала широкая шляпа в мушкетёрском стиле с пышными перьями.
   Правда, за такое великолепие приходилось расплачиваться. Землянин уже насквозь промок от пота, но должность обязывала. Стояла осень, но светило припекало, и температура была, наверное, градусов под тридцать. Зимы здесь в этих широтах, да и почти везде на этой планете, не было, так немного польют дожди и вновь вечная весна. Красота!.
   Голова колонны тем временем, не получив дальнейшей команды, начала останавливаться перед стеной. Как ни странно, дорога в этот момент была почти пустынна, только редкие всадники жались вдали, не решаясь подойти поближе.
   Массивные ворота впереди были гостеприимно открыты, правда, воинов, глядящих на них со стен, там было никак не меньше сотни.
   Никитин дождался, когда теро подойдут поближе и не торопясь вышел из тени фургона, за ним начали входить телохранители, хмуро поглядывая на теро.
   -Господин наместник... - почтительно, хотя чуткое ухо Никитина заметило некоторое пренебрежительное отношение к ним, обратился к нему желтоглазый теро - мы рады, что вы откликнулись на призыв Владыки Белого Трона Небес. Я сатопартос Ка-капа-До, проведу вас в город. Там уже подготовлено всё необходимое для Вас и вашего отряда.
   -Очень приятно господин Ка-капа-До с вами познакомится.- наклонил голову Сергей в изящном поклоне. - Я Саж Счастливчик и это моё войско. Я был рад откликнуться на приглашение владыки.
   После разгрома войск владыки Ка-Ато Сергея как-то незаметно начали называть Счастливчиком, а старое прозвище - Смышлёный тихо ушло в прошлое. Он не стал этому препятствовать Счастливчик, звучало более весомо. Особенно для тех искателей приключений, которые хотели попасть в его дружину.
   Лицо теро несколько утратило свою надменность, стоящий перед ним наёмник был довольно вежлив и одет хотя и странно, но оригинально и изящно, это было нельзя не признать. Да и чувствовалось в нем нечто такое породистое и культурное, на банального грязного варвара он был явно непохож. И его воины тоже мало походили на вооружённых, чем попало наёмников, которых он повидал достаточно.
   -Эээ - прокашлялся он. - Стражники возглавят колонну, и будут расчищать вам путь. Я же останусь при вас господин тоспернатер.
   Так в оригинале на нати, звучала должность наместника. Никитин важно кивнул головой, соглашаясь с его предложением. Теро что-то прокричал стражникам, и они резво побежали вперёд.
   Несколько минут спустя колонна возобновила своё движение и стала втягиваться в арку входа. Никитин не стал залезать обратно в душный фургон и пошел рядом с Ка, задавая ему на ходу вопросы. Тот вкратце познакомил его с обычаями города, кратко говоря, что можно и нельзя. Список нельзя оказался довольно длинным. Рядовым наёмникам запрещалось в одиночку покидать казармы, грабить горожан, приставать к замужним женщинам и, наконец, в самом конце списка - горланить песни на улицах после захода светила.
   Землянин всё это уже слышал от Сабе. Беглый теро уже успел к этому времени дослужиться у него до сотника. Он ничего не скрывал от своего нового хозяина, и Сергей уже был неплохо ознакомлен с тайной и явной жизнью этого города.
   Но он, не подавая вида, временами послушно кивал головой, как бы запоминая всё то что, рассказывает ему Ка.
   -Если что-нибудь случится, прошу вас поставить меня в известность господин наместник. Если там нужно бабы или вино, или ещё .. - он сально улыбнулся то мы вам это всё обеспечим.
   -Пожалуй, вина нам не надо, можно немного пива. Я стараюсь не поощрять пьянство в войске, и у нас за это строго наказывают.
   -Тогда лично вам и вашим офицерам мы можем, поставить красное вино - заговорщески улыбнувшись, предложил теро.
   Никитин пожал плечами.
   -Я не употребляю вина.
   Уголки губ Ка на миг скривилось в презрительной усмешке.
   -Тогда мы можем доставить побольше пива.
   -Я не употребляю пиво. - холодно ответил Никитин.
   Теро от таких слов, даже на несколько мгновений сбился с шага.
   -Как!. Вы вообще не пьете пиво и вино!. -изумлённо воскликнул он.
   -Да не пью и неплохо себя чувствую. Я виду здоровый образ жизни! - надменно бросил Никитин - Предпочитаю соки.
   Теро несколько минут молча, шёл с ним рядом, искоса на него поглядывая. Видимо он никак не мог понять разыгрывает его этот странный наёмник или нет. Виданное ли дело непьющий наёмник!.
   -Хотя это его дело. - решил про себя теро. - С трезвым наёмником - меньше хлопот.
   Ворота крепости неторопливо приближались к ним. Около них стоял десяток стражников, цепко осматривающий всех, кто выезжал в ворота.
   Десяток разновозрастных оборванцев, непонятно какого роду племени, уныло сидело около ворот, невзирая на крики стражников проваливать отсюда. Двое из них попытались, было пройти в город вместе с караваном, но были замечены. Стражники резво набросились на оборванцев, и те, не дожидаясь тумаков, быстро побежали обратно по дороге.
   Пройдя в ворота, Никитин взглянул, наверх оценивая толщину крепости. Камня здесь явно не жалели. Толщина стен, сложенных из массивных каменных блоков была метров пять не меньше. Впрочем, собственно стена тянулась всего метров на триста, упираясь по краям в небольшой горный хребет.
   Ничего особо нового здесь не было, большинство крупных городов на этой планете старались максимально использовать то, что им так щедро предоставила природа и местные Демиурги. Это были внешние оборонительные сооружения Висс-Ано, до самого города было ещё далеко.
   Немного отойдя от стены, землянин с любопытством оглянулся и посмотрел наверх, там, на широких площадках было просторно, впору было ездить там на повозке.
   Каменные выступы скрывали тела бойцов чуть выше груди и спереди, и сзади стены. Даже в случае если враг прорвётся за стену, то можно будет нанести ему большой урон, стреляя и бросая камни сверху.
   На саму стену можно было забраться только по узкой, каменной лестнице, на ступеньках которой могло разместиться не больше двух воинов, что сильно затрудняло действия нападавших.
   У крепостной стены, то тут, то там лежали груды больших булыжников и лежали заботливо укрытые длинные свёртки, очевидно копья. Сергей бросил взгляд на десяток стражников, которые стояли неподалёку от них и в свою очередь с любопытством разглядывали его панцирь.
   У всех стражников были кожаные безрукавки с рядами начищенных медных пластин. Кожаные шлемы с медной, крест-накрест окантовкой, они держали в руках. Из вооружения Никитин отметил только короткие массивные мечи. Увидев его меч и доспехи, они стали оживлённо болтать на своём диалекте, один из них даже двинулся к ним наперерез.
   Телохранители Сергея напряглись, но, видя, что Никитин спокойно на это реагирует, сняли руки с рукояток гладиусов. Ка кинул на стражника выразительный взгляд, но тот не обратил на него никакого внимания и, подойдя чуть ли не в плотную к ним, он стал бесцеремонно разглядывать вооружение Никитина. У наглеца справа покачивались четыре косички, и он свысока глядел на всю их компанию, парень явно был не из простой семьи.
   Землянин никак на это не отреагировал на незнакомца, и вместе с Ка и телохранителями неспешно прошагали дальше, демонстративно игнорируя не в меру любопытного вояку.
   Сразу после городских стен панорама местности резко раздвинулась. Впереди открылись бескрайние просторы, заросшие травой. Тут и там паслись огромные стада овец и зебу, созданий похожих на земных коз, только крупнее раза в три и с двумя парами коротких рогов. До собственно города в тот день им пришлось отшагать ещё километров тридцать.
   Километров через десять пастбища закончились и потянулись плантации. Никитин с любопытством крутил головой - среди них было много непривычных ему растений, но попадались и старые знакомые - краснокочанная капуста.
   Встречные им жители с любопытством косились на их колонну, внимательно разглядывая непривычное им вооружение, но как-то с ленцой. Оружия у крестьян не было, уже многие поколения вражеские войска не приходили на эту землю.
   Наиболее бойкие из здешних крестьян, тем временем стали окликать их и предлагать фрукты. Множество повод с дарами здешних полей, сновало туда-сюда по направлению к городу и из него.
   Сергей перекинулся несколькими фразами с провожатым насчёт того, что бы ненадолго остановится здесь и закупить провизию. Тот не возражал. Увидев, что они остановились к ним стали быстро подтягиваться приказчики, и мальчишки-торговцы. Вскоре вокруг Никитина, привлечённые его богатым нарядом, собралась небольшая толпа теро и стала засыпать его своими предложениями.
   Никитин не удержался и купил за две медные монеты большую корзину спелых черешен. Мальчик, продавший ему ягоды, быстро сунул монеты за щеку и весело побежал к такой же группе мальчишек. Там женщины деловито накладывали в корзины следующую порцию товара.
   Быстро переговорив с приказчиками, Никитин выбрал интересующий его товар и показал в какой фургон его заносить, крикнув стряпухам, что бы проверили товар. Дождавшись пока женщины, проверят товар, он рассчитался с приказчиком, который рассыпался в любезностях и дал команду трогаться.
   Землянин залез в фургон, вытащил большую, литров на десять ёмкость из серебра, оплетенную в кожу и помыл ягоды чистой водой. После чего вновь занял своё место среди телохранителей, и пошёл дальше, выплевывая косточки, себе под ноги.
   Здесь жили довольно неплохо, отметил он, осматривая всё вокруг. Теро и представители других рас, попадавшиеся им на пути, были добротно одеты, сыты и несколько высокомерно смотрели на их отряд. Варвары-с!. Отчётливо читалось в их взглядах.
   Отличная естественная защита позволяла этому без преувеличения сказать городу-государству, не особо опасаться внезапных набегов и оно процветало. У всех встречающихся на пути и работающих в поле не было такого испуга в глазах и затравленности что ли, как в окрестностях Хебо например.
   Природа щедро одарила здешних жителей и в плане защищённости и в плане изобилия. Вокруг нескончаемой чередой тянулись плантации и пастбища. Часто встречались большие поселения. Дома были добротные, каменные. Камень здесь не жалели, а чего его жалеть - горы и каменоломни рядом, и всё что только можно было делать, делали из него. В полотно дороги камня тоже были вбухано довольно много. Колёса с набитыми обручами то и дело цокали об камень, временами выбивая весёлую искру.
   -Н-да хорошее место!. Повезло им. Мне бы такое местечко! - думал про себя Никитин, идя рядом с фургоном. - Оградили стеной эту долину и никакой враг не страшен. Не то, что у меня!.
   Всё время на фронтире!. Разбойников не успеваем закапывать!.
   Чувствовалось, что теро обитали здесь уже давно. То тут, то там на холмах виднелись мраморные виллы знати, а кое-где попадавшиеся заросшие диким плющом руины домов добавляли ощущения древности этой местности.
   Селения стали встречаться всё чаще и чаще, потом как-то незаметно, потянулись городские кварталы. Колонна принялась петлять по городским улицам. Сергей с любопытством оглядывался, вокруг примечая красивые здания. Город выглядел зажиточно, по крайней мере, явных голодранцев на улицах не было. Каменные улицы!. Чистые и не воняет вокруг!. Нечто!.
   Правда, несмотря на царящее вокруг ощущение сытости и изобилия, народ выглядел как-то возбуждённо, и недовольно поглядывал на проходящих мимо них наёмников. Чувствовалось что им здесь не рады.
   По сравнению с флегматичным пригородом, эта нервозность сразу бросалась в глаза. Дружинники тоже почувствовали, это изменение в психополе, и стали плотнее сбиваться друг к другу. Разговоры и шутки смолкли.
   -А не поспешил ли я, приказав убрать лишнее вооружение ? - подумал Никитин, ловя тревожные взгляды десятников и сотников.
   Щиты и арбалеты Никитин приказал, положить в фургоны, чтобы, не нервировать окружающих.
   Он успокаивающе махнул рукой, приказывая продолжать движение.
   -Продолжить движение!. -понеслись по рядам слова команды.
   -Хорошо ещё что все в доспехах и с гладиусами- подумал Сергей, проходя мимо пожилого теро, который с ненавистью смотрел на него.
   Никитин улыбнулся ему в ответ, но тот только зло скривился, что, то пробормотал себе под нос и сплюнул ему под ноги. Ка шедший неподалёку, начал было, что то объяснять горожанину на паси, но тот только вновь сплюнул под ноги, теперь уже их куратору.
   Теро продолжал сверлить им спину своим злобным взглядом, хорошо, что вскоре угол дом скрыл их от него. Ка только виновато развёл руками, как бы извиняясь за этот инцидент.
   Наконец колонна перестала петлять между домами.
   Пространство раздвинулось, и впереди раскинулся шумный, многоголосый рынок. Правда, стоило появиться его отряду как шум начал стихать. Все и продавцы, и покупатели принялись их внимательно разглядывать.
   В наступившей тишине один теро в зелёной одежде, обвешенный множеством амулетов вдруг стал, что-то выкрикивать, указывая пальцем на них. Толпа вокруг них глухо заворчала, в руках у некоторых стали появляться увесистые булыжники.
   Никитин нахмурился - палец жреца указывал на повозку с красным крестом на белом фоне - санитарный фургон. Землянин досадливо скривился, он несколько забыл, что для другой конфессий такие вот знаки - нож острый.
   Только вот что предпринять в такой ситуации?. Что не сделай всё плохо!. Если их будут закидывать камнями им придется ответить, а когда прольётся первая кровь независимо с чьей стороны, то здесь может всё пойти в разнос.
   -Кто это такой? - поинтересовался он у Ка, кивнув головой в стороны пожилого теро в зелёной одежде.
   -Это один из жрецов Асли - зло сказал тот - Они недовольны Владыкой и теперь пытаются настроить народ против него.
   Насколько помнил Никитин из объяснений Сабо, этот культ царил здесь сотни лет, как и культ двуликого Сибун-Зурна, но в последние годы, здесь наметился разлад - Владыка, вступив на престол, стал отдавать явное предпочтение другому культу.
   -Вот только не хватало нам попасть только в какую-нибудь религиозную заварушку - подумал Сергей.
   Из земной истории он знал, что смена богов-покровителей, частенько оказывалась очень кровавой. Случалось, вырезались целые области, от мала до велика, мол, на небе разберутся.
   Их группа фургонов тем временем подходил к этому брызгающему слюной фанатику всё ближе и ближе. Расступившаяся перед их отрядом толпа все громче и громче шумела, кое-кто из "заведенных" уже начал открыто поносить его дружинников и плевать им вслед, а пожилой фанатик и не думал униматься.
   На губах жреца стала явственно появляться пена, а голос всё более и более срывался на визг, подстёгивая окружающих. Бойцы, не дожидаясь команды, стали потихоньку вытаскивать из фургонов прямоугольные щиты и сбиваться в строй, насколько это можно было по ходу движения.
   Никитин зло взглянул на продолжающего бесноваться жреца, который медленно, но верно заводил всех вокруг, похоже, ему было глубоко плевать на то, что сейчас они будут убивать друг друга. Воистину далеко не все священнослужители Слуги Творца!.
   Сергей не любил применять такие нехорошие вещи как энергетический пробой, это сильно отдавало чёрной магией, но, похоже, сейчас у него не было особого выбора.
   Никитин в течение нескольких секунд, активно прокачался энергией и резко выплеснул её прямо в центр головы жреца. Тот вдруг запнулся на полуслове, попробовал, было продолжить дальше, но из его горла донёсся только хрип.
   Несколько секунд жрец стоял, невидяще глядя перед собой и, вдруг стал медленно оседать на руки кинувшихся помогать ему единоверцев. Землянин ещё несколько секунд энергично разрывал энергетические связи толпы и эгрегора проявляющегося через этого жреца.
   Минуту спустя вокруг стало поспокойнее, что-то давящее и злобноё рассеялось. Исчезло, витавшее в воздухе ощущение ненависти и беды. Народ на площади начал потихоньку приходить в себя. Камни в руках толпы стали потихоньку падать на землю, так и не запятнав себя в этот день кровью, людей и теро.
   Неважно, чьей и у тех, и у других она было одного цвета - красной. Потихоньку народ на площади начал возвращаться к своим занятиям, один горожанин вдруг громко вскрикнул и заголосил, обнаружив отсутствие мешочка с деньгами. Мальчишки вновь начали нахваливать свой товар. Наваждение рассеялось.
   -Классическая сцена или как эгрегор заводит толпу посредством своей марионетки - иронично подумал Сергей, оглядываясь вокруг и приветливо улыбаясь. - Тем более что здесь эволюционный уровень у всех низкий. Защиты у них, считай никакой. Завести такую публику - элементарно. Ещё немного и народ попёр бы на мечи его дружинников, защищая, как ему казалось, сомнительное превосходство одного божка над другим. Спасибо Господи, что всё обошлось!.
   С этими словами благодарности, он поднял глаза к небу. Колонна закованных в броню бойцов медленно миновала рынок и стала отворачивать влево. Никитин обернулся назад. Вокруг зелёного пятна собралась небольшая кучка народа, но большинство не обращало на это никакого внимания.
   Может быть, ему показалось, но ненавидящий взгляд фанатика-жреца был направлен именно на него. Землянин криво усмехнулся и стал догонять свой фургон. Постепенно шум рынка и крики толпы начал стихать. Светило тем временем начало клонится к закату.
   -Долго нам ещё идти? - спросил он у теро.
   -Нет!. Вон те два двухэтажных барака отведены вашему отряду господин наместник. - махнул рукой вперед их проводник.
   Узкие ворота, впереди колонны распахнулись при их приближении, и колонна начала неторопливо заползать на территорию отведённых им казарм. Никитин и следовавший за ним хвост колонны миновали невысокую, в человеческий рост, каменную стену, густо увитую, какими-то колючими растениями и вступили в их временный лагерь. Ка тут же начал объяснять ему, что к чему.
   -Вот в этом здании на втором этаже места для офицеров и господина наместника. Тот второй барак и весь первый этаж для однокосых.. ээ - поправился он - рядовых бойцов.
   Фургоны, доехав до конца противоположной ограды, начали останавливаться. Никитин крикнул выжидающе поглядывающим на него сотникам, провести перекличку и разбиться по десяткам.
   Заревели грубые голоса десятников и бойцы, с любопытством оглядываясь вокруг, стали привычно выстраиваться на заросшей низкой травой поляне. Быстро произведя перекличку и выяснив, что все бойцы на месте, сотники распустили людей.
   Никитин, взмахом руки, подозвал сотников, и все вместе они зашагали к ближайшему бараку. Ступеньки крыльца протестующее заскрипели. Бараки были деревянные, а не каменные. Вблизи было видно, что они пустуют уже много лет.
   Из двери выскочил пожилой, изрядно облысевший теро и что-то быстро затараторил Ка. Тот небрежно отмахнулся от него и поспешил следом за Сергеем вовнутрь.
   Сергей окинул взглядом длинные ряды массивных двухъярусных лежаков и резко чихнул. В воздухе танцевало множество пылинок, вслед за ним начала чихать и его свита.
   -Похоже, здесь давно уже никто не размещался кроме мышей! - пошутил Сергей, указывая метнувшуюся в полумраке серую тень.
   Ка нейтрально пожал плечами, обустройство быта наёмников и их удобства его как-то не интересовало.
   -Завтра утром вам привезут требуемое количество мяса и круп, исходя из численности отряда и согласно вашему списку господин наместник.
   С тем их проводник и отбыл, забрав с собой стражников. Проводив взглядом фигуру теро Никитин рявкнул на сотников:
   -Давайте гоните своих орлов сюда пускай обустраиваются!. Посмотреть здесь всё!. Если есть насекомые то всё выкинуть!. И выясните где здесь кухня, пускай, тащат котлы и начинайте варить ужин!.
   Сотники резво выбежали из барака раздавать приказания, а Никитин вместе с поминутно чихающим Гафтом поднялись на второй этаж барака. Старик сторож долго разматывал верёвки, которыми была заперта дверь.
   Он всё никак не мог распутать узел, под конец Никитин которому это стало надоедать и он, оттеснив сторожа, просто перерезал верёвку своим стальным гладиусом. Сторож начал было причитать о том, что это была хорошая верёвка, но Сергей мрачно поглядел на него, и он затих. На втором этаже было малость почищё, чувствовалось, что здесь изредка прибирали, но пыли тоже хватало.
   Потом они перешли к осмотру второго барака, здесь была такая же неприглядная картина. В отличие от первого там оба этажа были приспособлены для нижних чинов.
   Вскоре в обоих бараках засуетились дружинники, выбрасывая вонючие подстилки. Казармы спешно приводились в жилой вид. Везде стояла ругань, хохот и яростные чихи от поднявшейся пыли.
   Никитин вместе со старичком прошёлся по всей немалой территории, где они остановились на постой. Всё здесь говорила о том, что на постой здесь уже не останавливались много лет. Сторож, шевеля губами и медленно загибая пальцы на руке, сказал, что уже лет семь никого здесь не селили.
   Из его слов следовало, что более мелкие отряды наёмников поселили в Верхнем городе, а им как самому многочисленному отряду достались эти обветшалые бараки в Нижнем городе.
   Кроме старика охранника на территории этого объекта проживали ещё трое.
   Стряпуха старушка и ещё двое теро-полукровок тоже в возрасте. Они как могли, охраняли эти бараки от ворья, хотя чего там можно было утащить, было непонятно. Ну не лежаки же!.
   Постепенно жизнь бойцов начала входить в привычное русло. Возле десятка больших походных котлов, тем временем замелькали белые халатики поварих с косынками.
   Никитин как обычно продегустировал блюда, в одном из котлов каша была слегка недосолена, он попенял на это, и ещё немного пошутив с женщинами, отправился в свой роскошный шатёр, который велел разбить на лужайке.
   Спать в душной и пыльной казарме ему не хотелось. Его примеру последовали и другие дружинники, которым бараки пришлись не по душе и вскоре вокруг его шатра поднялись ещё десятка четыре больших палаток и их число непрерывно увеличивалось.
   Отчёт времени пошёл. Надо было только продержаться три месяца, именно на такой срок он и его воинство были завербованы для службы Белому Трону Небес.
  

*****

  
   Постепенно лагерь затихал - только изредка перекликались дозорные. Немало дружинников не захотело, как и он переселяться в заброшенные пыльные казармы, в которых к тому же оказалось множество клопов.
   И чем только эти кровососы питались все эти годы?. Так что вскоре уже сотня больших палаток ровными рядами развернулись на лугу. Животных отогнали пастись на другой конец поля, отгородив от лагеря фургонами. Десятка два бойцов быстро обустроила отхожие места и устанавливала над ними небольшие палатки. Никитин, немного отдохнув, обошёл всю территорию лагеря и остался доволен.
   Бойцы, утомлённые дневным маршем, сегодня ложились пораньше спать. В некоторых палатках уже вовсю храпели. Договорившись с сотниками, где будут ночные караулы, он отправился в свою палатку.
   Обустроив свою постель, и вежливо отклонив предложение одной из миловидных поварих, которая частенько строила ему глазки, её согреть, он ещё немного походил по затихающему лагерю, посмотрел, как организована охрана лагеря и, не обнаружив никаких серьезных изъянов в несении караульной службы, он, позёвывая, отправился к себе в шатёр спать.
   В здешних краях потихоньку наступала зима, температура по ночам временами падала до десяти градусов тепла, поэтому все были, тепло одеты. Как ему рассказывали бывалые люди, в Великой Степи временами выпадал слег, и случалось, что целые племена гибли под обманчиво невесомым снегом, насмерть замерзая в непогоду.
   Два следующих дня прошли в суете и обустройстве, на скору руку чинились бараки и спешно решались вопросы с продовольствием. Всё время в лагере стоял весёлый собачий лай, к воротам часто подходили подводы, и собачки выполняя свою работу, тявкали на чужаков и вовсю осваивали новую территорию.
   Ненадолго забежал Ка убедился, что у наёмников всё в порядке, посетовал, что Владыка пока не может его принять, с кислой миной принял у него новый список затребованных вещей и материалов, с чем и отбыл восвояси.
   Жизнь в новом лагере входила в привычную колею. Большая поляна перед бараками была вся вытоптана и утрамбована от каждодневных упражнений. В дальнем углу резко хлопали арбалеты, десятники как обычно гоняли подчинённых.
   Никитина всё это вполне устраивало - договор, предусматривал, что его нанимают на девяносто дней, а уж как эти дни пройдут в боях и походах или в мирном сидении в бараке, это уже не его дело. Как известно солдат спит - а служба то она идёт!. Тем более и денежки капают!.
   К старику охраннику каждый день приходил его внук, который сразу же заинтересовался такими необычными наёмниками. Не пьянствуют, не задирают почтенных горожан, а их командир вон вообще бреется!.
   Именно это, а не их вооружение больше всего, удивляло мальчишку. Впрочем, не только его одного. Почти все в его дружине щеголяли солидными бородами и отнюдь не стремились их сбривать.
   Правда, были у него в войске полукровки, у которых волосы на лице и так не росли, но их было не так много на общем фоне. А вот то что "волосатый" бреется - это было удивительно. "Волосатыми" здесь называли всех варваров, хотя надо отметить, что многие теро сами щеголяли с короткими рыжеватыми шкиперскими бородками, так что было несколько непонятно, в чём тут дело.
   Правда одним из признаков высокородного теро было отсутствие растительности на лице и, разумеется, жёлтые глаза. Но это положение нынче, не особо соблюдалось и местные нобили, и простые горожане часто щеголяли рыжими бородами всевозможных оттенков.
   Мальчишка теперь всё время бродил по территории лагеря выполняя мелкие поручения дружинников. Правда на обустроенное в дальнем углу, стрельбища Никитин распорядился его не пускать, кто знает, что этот сорванец может вызнать и рассказать заинтересованным лицам.
   За пару дней его орлы уже освоились на данной территории, и землянин решился сделать вылазку в город, тем более что владыка по прежнему был очень занят и не мог его принять. Ка только неопределённо разводил руками, на его вопрос об аудиенции. Ну не хочет и не хочет, дни идут, деньги капают, так что всё в порядке.
   Сергей отобрал пятерых телохранителей, накинул на доспехи, пончо, и, взяв с собой мальчика в качестве провожатого, отправились на экскурсию. Город ему понравился, от него веяло древностью, многие дома стояли здесь уже добрый десяток поколений.
   Самые большие здания имели три, а то и все пять этажей, некоторые из них к тому же были облицованы белоснежными мраморными плитами - знак их государственного статуса. Кстати белым мрамором, здесь облицовывались, только, государственные здания и храмы.
   Частные лица не имели права использовать его при строительстве за исключением ближних родственников правителя, но серый и красный мрамор тоже неплохо смотрелись в здешней архитектуре.
   Радовало и то, что мусор здесь запрещалось выкидывать на улицу. Часто можно было увидеть такую картину, что возчик останавливался, сгребал совком в корзину, так сказать отходы своего животного и ехал дальше.
   Ближе к Верхнему Городу стали попадаться стражники, ходившие группами по двое. Они провожали их группу подозрительными взглядами, но стоило им увидеть его богатый нагрудник, как они вежливо проходили мимо.
   Правда, в их весьма выразительном языке при этом часто мелькало слово "кясу" - наёмники и "чо" - волосатые - презрительная кличка у теро для всех кто не принадлежал к их расе. Вояки наёмников не любили, но терпели.
   Владыка собирал большое войско, что бы отразить набеги кочевников на земли вольных поселенцев в Великой Степи и у стражи видимо был приказ не приставать без особой на то необходимости к этой братии.
   Несколько раз они видели группы шатающихся по городу группы наёмников, но те хотя и были слегка пьяные, вели себя сдержанно и к прохожим не преставали. Никитин не испытывал особого желания с ними общаться и группы, после взаимных приветствий, расходились внимательно осматривая друг друга.
   Несколько раз их маленькому отряду, попадались небольшие группы кочевников. Их длинные косы были затянуты грязно-белыми лентами. Как пояснил мальчик, это были союзные кочевники, принявшие веру Асли, и им дозволялось посещать город.
   Кочевники передвигались по городу небольшими группами по десять человек на низкорослых лошадях, за каждой лошадью с всадником шла ещё одна навьюченная всевозможными мешками и корзинами. Кочевники явно, что-то продавали, рядом с одним их них, шёл теро и яростно торговался, тыкая пальцем в корзину.
   Ничего особенно необычного в их внешности не было, заросшие волосатые лица. На этой планете, где смешалось множество рас, и бродила огромная масса полукровок, которые очень сильно отличались от рас-прародителей, они ничем особым не выделялись.
   Он отметил только, что все они были низкорослыми и ещё что у всех у них были луки. Правда, луки, висевшие за спинами кочевников довольно простые, без всяких роговых накладок усиливающих лук. Но это было и к лучшему.
   Землянин поежился, представив, что было бы с его дружинниками окажись они, например, под ливнем стрел английских стрелков с их огромными в рост человека луками или воинами Чингисхана. Правда такие тяжёлые щиты как у его воинов пробила бы далеко не каждая стрела, но если английские лучники, в битве при Креси, пробивали рыцарские доспехи, то не факт что щиты будут эффективной защитой от таких стрел.
   Поплутав по извилистым закоулкам, их группа вышла к огромному, метров на сто каменному беломраморному храму. К зданию постоянно тек поток народа, большинство из идущих туда тащили с собой разных животных то ли подарки, то ли для жертвоприношения.
   Их малолетний проводник пояснил, что через два дня большой праздник Прихода и прихожане торопятся в храм с подарками для жрецов, что бы те прочли за них благодарственную молитву.
   Это был самый большой храм бога Асли, бога солнца, и его пантеона, в Нижнем городе помимо этого, было ещё шесть храмов поменьше. В Верхнем городе располагалось ещё один храм Асли. Там же стоял храм богини Арны, что вызывало дикое озлобление жрецов нынешнего культа. Жрецы были недовольны, что кто-то помимо их осмеливается претендовать на умы их паствы. Никитин из рассказов хорошо информированного Сабе, знал что большая часть знати исповедует веру Арны, по его словам это не вызывало никаких открытых столкновений между сторонниками старой веры и поклонниками богини Арны, но Сергей чувствовал что здесь не всё так просто.
   Кроме храма Асли в городе, было ещё несколько храмов посвященных ещё одному древнему божеству - Сибун-Зурн, двуликому. Это был очень древний культ привнесённый, чуть ли не с прародины теро.
   В настоящее время он сильно захирел, но до сих пор пользовался покровительством весьма высокопоставленных теро. Поговаривали что сбежавший брат нынешнего Владыки Белого Трона Небес, был одним из жрецов этого культа.
   Надо сказать, что тёмная ипостась этого двуликого бога была весьма кровавой - ей по слухам до сих пор приносили человеческие жертвы.
   Больше на территории города не было храмов, посвященных иным богам, те мелкие капища, которые располагались за городом, были не в счет. Здешнее жречество было довольно агрессивно, также, как и их коллеги по ремеслу из Бартхеша. Кстати тот жрец, который тогда натравливал на него народ, как раз поклонялся Зурну.
   После храма они как то незаметно очутились на рынке. На этом их вылазка в город и закончилась, на рынке они застряли надолго, тем более что там было, на что полюбоваться и купить. Вышли они оттуда в полном обалдении от криков торговцев и от царящей там суматохи. Каждый, из них включая его телохранителей, тащил за спиной корзину или тюк с купленными товарами.
   До прохода в Верхний город они так и не добрались, только полюбовались на сияющий в свете заходящего светила мраморный дворец владыки на утёсе, послушали доносившиеся из здания местной оперы неплохое женское сопрано и пошли обратно.
  
  

*****

   Ещё один плюсом этого города, была малая преступность, за такие правонарушения как кража или ещё хуже разбой можно было надолго загреметь в страшные подземные каменоломни, откуда у преступников было немного шансов выбраться наружу.
   Да и многочисленные стражники хорошо следили за порядком, Хромой, такое здесь было прозвище владыки, поддерживал в городе порядки, довольно выгодно отличавшиеся от всех других городов этого мира.
   Никитин и его бойцам пока они ходили по рынку, так и не удалось заметить какого-нибудь воришку. Если сравнить Висс-Ано с негостеприимным Бартхешем, где от карманников приходилось отбиваться чуть ли не топорами, то отличия конечно разительные.
   Так что этот город Сергею понравился, если не считать отдельных неприязненных взглядов в их сторону да изредка долетающие тихие слова "гес кясу" - грязные наёмники. Что было несколько странно, он так и не мог понять, чем наёмники умудрились так насолить местным. Надо было очень серьёзно постараться, что бы снискать такую "любовь" местных обитателей.
   Наёмников до прихода отряда Сергея в городе было не так уж и много в сумме набиралось примерно двести бойцов всех рас. Это если не считать тех, кто служил в войске владыки Висс-Ано, но их там было тоже не так уж и много, подавляющее большинство воинов были всё-таки теро.
   -Что же они такого умудрились здесь натворить за столь короткое время?. - раздумывал Никитин, проходя мимо торговца всякой мелочевкой. - Может быть, напились и устроили резню в городе?. Ограбили храм?. Тогда у горожан особой любви, к этим ребятам не будет, точно!..
   Пока они шли по направлению к нему, он непрерывно улыбался и зазывал их вовнутрь, но стоило им безразлично пройти мимо, как в спину им полетели совсем другие слова.
   Никитин, обернувшись, хмуро посмотрел на торговца, тот, избегая встречаться с ним глазами, быстро нырнул в свою лавку. Сергей развернулся обратно и вместе со своими спутниками вновь продолжил движение.
   -Нет !.Что то здесь не то!. - продолжал он размышлять про себя пока они шли по запутанным улочкам Нижнего города. - Здесь явно чувствуется влияние... Эту ярость кто-то искусственно раздувает. Наверняка не владыка. Наёмники ему нужны для войны со степными варварами. Жрецы?. Но какой им резон?. Наёмников до недавнего времени здесь было немного, да и местная стража вполне могла в случае чего с ними быстро справится, не говоря уже о регулярном войске. Тысяч десять воинов у Владыки, должно было быть по любому, исходя из численности населения этого города-государства.
   Он довольно долго размышлял над этой извечной проблемой - кому выгодно, но так ничего и не решил. Землянин ещё довольно плохо знал здешнюю политическую кухню, и выводы делать было рано, та информация, которой его снабдил беглый сотник, могла оказаться, скажем, так, несколько предвзятой.
   На следующее утро в их казармы прискакал Ка вместе с несколькими подводами с продовольствием. Он обошёл их временный лагерь, заценил ровные ряды палаток. Одобрительно поцокал языком над маленькими туалетными палатками, даже обошёл одну из них кругом, и вновь высказал сожаление, что Владыка пока не может принять его. После чего вдруг посоветовал в течение трёх дней не появляться на улицах города во время празднования дня Прихода.
   Никитин пообещал, что проследит за своими бойцами. Бирт присутствовавший при разговоре с досадой сплюнул на землю.
   -А я только хотел отпроситься в город. Мне уже сказали, где лучшие в городе шлюхи.
   -Ничего потерпите!. - проворчал Сергей. - В конце концов, договорись с хозяином, пускай пришлёт шлюх сюда, если уж так невмоготу..
   Бравый сотник сразу просветлел, подобная мысль не пришла ему в голову.
   -Поговори с другими, выясни, сколько надо, ну и сам знаешь...
   Обрадованный сотник козырнул и умчался. Ближе к вечеру в их лагерь прикатил целый обоз смеющихся девиц лёгкого поведения и лагерь зашевелился. Кого там только не было и земные женщины и полукровки, встречались даже чистопородные теро с жёлтыми глазами. Никитин распорядился, что бы в этот день ужин был получше и велел выстроить всех девиц в одну линию.
   Никитин, признавая, что услуги подобного рода нужны для его бойцов, сам брезговал такими женщинами. Он окинул безразличным взглядом густую толпу девиц, весело перебрасывающуюся острыми словечками с его бойцами. Да и грязи с них можно было нахвататься и энергетической и физической в виде всевозможных болячек. Так что ничего кроме брезгливости у него всё это не вызывало.
   Брезгливость брезгливостью, но бурлящие вокруг эмоции и животная энергия, генерируемая толпой женщин, вызывали в нём известное всем мужчинам напряжение. Правда, для него не составляло особого труда, перераспределить излишек сексуальной энергии внутри тела, направив её на другие нужды. Но доступность манила, да и дамочки попадались временами весьма и весьма... аппетитные.
   Землянин не торопясь, прошёлся мимо возбужденной толпы женщин, которые, думая, что он их выбирает для себя лично старались принять позу поэффектней. Сейчас он сканировал их на предмет принадлежности к тому или иному уровню, правда, процесс сканирования временами стопорилось, некоторые дамы весьма откровенно демонстрировали себя. Приходилось сдерживать свои гормоны и вновь настраиваться, так сказать на научный лад.
   Он уже достаточно хорошо научился определять, кто перед ним и в соответствии с этим действовать.
   В толпе женщин большая часть была рабынями с зелёными ошейниками на шеях, остальные свободными. Свободные могли выбирать, рабыни нет. Скользя по женским лицам, безразличным взглядом Никитин неторопливо скользил вдоль строя женщин. Низкий, низкий, низкий - красивые тела-оболочки прикрывающие души невысокого качества. Низкий, низкий. Стоп - средний уровень!.
   Перед ним застыли две теро, одна из них чистокровная, судя по паре косичек и жёлтым глазам и ещё одна теро, но полукровка. Так кто из них?. Полукровка. Точно!. Рабыня с зелёным ошейником и почти незаметным синяком под смуглой кожей на скуле. Чистокровная теро посмотрела на него своими жёлтыми глазами и кокетливо улыбнулась, уверенная, что командир этих наёмников не случайно остановился рядом с ней и выберет именно её.
   Но её женские чары так и не смогли вызвать у этого юноши ответного отклика, улыбнувшись он последовал дальше. Девица тут же сделала вид, что он ей безразличен, игнорируя насмешливые взгляды сестриц по ремеслу.
   Не подавая вида, что эта полукровка его заинтересовала, он продолжал двигаться дальше. Низкий, низкий, низкий, увы... Ряды женщин закончились, больше никого из среднего уровня здесь в этой толпе не оказалось.
   Никитин ленивым взмахом руки подозвал к себе хозяина всего этого борделя и, напустив на себя скучающий вид, поведал тому, что ему нужно будет купить одну рабыню для работы на кухне ну и для всего остального. Хозяин, чистокровный теро с двумя косичками, понятливо оскалился. Правда, заломил сразу триста золотых. После ленивого торга и замечаний что много и товар с синяками, цену удалось снизить на пятьдесят монет.
   Отправив выкупленную рабыню на кухню, Никитин махнул рукой разрешая. Ряды бойцов и женщин быстро перемешались, договорившись о цене парочки, быстро разбредались по палаткам и казармам.
   Те, кто постеснительней требовали себе одну палатку, но большинству девиц это было безразлично. Некоторое умудрялись договориться сразу с несколькими озабоченными солдатиками и занимали большую палатку. Жизнь кипела!.
   Некоторые из жриц любви притащили с собой, несколько бурдюков с пивом, но их к неудовольствию девиц, быстро отобрали. Десятники и сотники плотно опекали своих подопечных.
   Дав своим подчинённым этот денёк погулять, он утром быстренько выпроводил за ворота повозки с доступными девицам и стал закручивать гайки. Пяток бойцов тайком излишне налегавшие на пиво и местное вино, заработали по десять палок каждый и были приговорены к денежному штрафу.
   Сделать из них трезвенников он не мог при всём желании. Надо ли говорить, что немало бойцов в его отряде сосали всевозможные бражки, чуть ли не с грудного возраста и здесь это не считалось чем-то из ряда вон выходящим.
   В некоторых местных племенах мамаши даже специально давали такое пойло новорожденным, что бы те лучше спали!. Но и мирится с пьянством как в обычных отрядах наёмников, он не желал.
   Набрав необходимое количество бойцов, он теперь имел возможность обкатать новобранцев по паре месяцев в тренировочном лагере и только после этого переводил, с торжественной церемонией, в основное войско.
   Сергей постарался, что бы упражнения в этот день у солдат, были более интенсивными, что бы выгнать всякую дрянь из организма. Сегодня, почему-то не пришли как обычно подводы с продовольствием, что впрочем, могло объясняться праздником Прихода.
   Впрочем, привезённых до этого припасов, им вполне хватало на два-три дня, так что он пока не беспокоился.
   После торжественного прочувственного песнопения на заре в храмах, праздник выплеснулся в город. К середине дня по городу уже шаталось много пьяных горланивших фривольные песни. В обычные дни такое здесь быстро пресекалось, но в этот самый почитаемый населением праздник, власти смотрели на подобное сквозь пальцы.
   Никитин распорядился усилить караулы и распорядился выдать каждому бойцу в карауле по два арбалета, ему почему то стало тревожно. Кроме того сотня бойцов, должна была в течение минуты быть готова помочь караульным. Будущее начало отбрасывать свою тревожную тень на настоящее. Пока ещё только тень.
   Сотня дежурила два часа, потом передавала эстафету следующей сотне, не давая бойцам излишне расслабляться. По улице, примыкавшей к казармам, за это время прошло несколько небольших группы теро изрядно навеселе, они, что-то зло кричали им, но цепочка солдат в полном вооружении действовала на всех отрезвляюще и гуляки быстро уходили.
   Ближе к вечеру градус насилия резко поднялся, местные низы стали сбиваться в большие, горластые и агрессивные толпы. В нескольких местах к небу начали подниматься высокие дымнее столбы от пожаров. Похоже, в городе всё-таки началась заварушка.
   Местный персонал, ближе к вечеру, банально сбежал, отпросившись по неотложным делам и спросить, что происходит, было не кого. Ближе к вечеру, к нему привели перепуганного мальчишку-теро, который показывал им город, его едва не подстрелили бойцы из арбалетов, когда он перелезал через ограду. От него Сергей узнал, что кто-то напал на мирных паломников принёсших жертвы в храм.
   Правда, дальше паренёк начал путаться утверждал, что это сами жрецы послали проклятья нынешнему владыке и отказались принимать его дары и покидали их в грязь. Так ничего особенно путного он и не смог извлечь из того вороха противоречивых слухов, которые мальчишка вывалил на него.
   Никитин сунул ему серебряную монету и велел почаще докладывать о том, что происходит в городе. Обрадованный парень схватил монету и быстро перебросил своё легкое тело через каменную ограду. Ночь прошла спокойно, но он чувствовал, что это ненадолго. Что то будет!.
  

*****

  
   Утром вновь появился знакомый паренёк. С синяком на скуле и десятком яблок за пазухой.
   Его быстро доставили к командиру.
   -Что то затевается в городе!. - бодро вещал на торговом парень, успевая при этом в быстром темпе, грызть большое красное яблоко. - Жрецы явно народ на бунт толкают!. Во всех храмах жрецы кричат, что надо скинуть Хромого с трона и посадить его брата, который стоит за исконную веру. Ну а так много ещё чего кричат. В одном месте собираются посчитаться с грязными наёмниками, в другом орут, что в город проникли дикие кочевники и, что уже много народа погибло от их стрел.
   Ещё немного пораспрашивав парня Никитин отпустил его, пообещав завтра дать ещё одну монету. Теро вздохнул и вновь полез через ограду, похоже, он надеялся, что ему дадут ещё одну монету сегодня, но Никитин посчитал что это и так слишком много. Да и по собственному опыту он знал, что нельзя быть таким излишне щедрым, иначе тебя начинают в скором времени просто банально выдаивать.
   Вновь потянулись томительные часы ожидания. Сергей распорядился начать вкапывать частокол на наиболее опасных для нападения толпы направлениях и всем раздать арбалеты. От владыки по-прежнему не было вестей. Шел второй день праздника Прихода.
   К вечеру начались проблемы, десятка три, каких-то подозрительных личностей попыталось было перелезть через забор, но, увидев здесь несколько сот воинов в полной выкладке тут, же рванули обратно с криками, что их убивают.
   Никитин мрачно сплюнул и помянул всех здешних богов как светлых, так и тёмных, перспектива ввязываться в сражение с разъяренной толпой его не вдохновляло. Здесь что не сделай ты всегда будешь, виноват!. Если начать стрелять в толпу, то тут же пойдёт гулять слух что грязные наёмники убили честных горожан и это только добавит бензина в разгорающийся огонь кровопролития.
   Плохо было то, что он не знал, что ему нужно было делать. Ка до сих пор так и не появился. Что творится в город?. То ли бунт, то ли просто народ несколько разошёлся, праздник так сказать справляет. Ну, несколько разошёлся, бывает. День-другой и всё вскоре само собой затихнет. А вот если не затихнет..., то мало никому не покажется. Особенно пришлым наёмникам.
   На душе по-прежнему было тревожно, что-то должно было произойти. Сильно обострившаяся, за годы пребывания в этом мире интуиция его не подводила. Пока.
   Землянин подозвал сотников, и вскоре все свободные бойцы начали торопливо сворачивать палатки. Сотня, за сотней последовательно сменяя друг друга, вытаскивало своё нехитрое солдатское имущество и грузило всё это в фургоны, Никитин был готов к тому, что бы быстро оставить это место и с боем прорываться из города.
   Тем временем стемнело. Больше к ним никто из незваных гостей не пытался забраться, и напряжение потихоньку стало спадать. Издалека ещё доносились слабые из-за отдалённости крики, похоже, вся заварушка переместилась ближе к дворцу правителя и Верхнему Городу, где располагались дома сановников.
   Новых пожаров в городе не было, но что там происходит, было неясно, ввязываться во все эти непонятные ему разборки и терять своих бойцов ему не хотелось. Мальчишка повторно в тот день так и не появился, и узнать, что творится в городе, было не у кого.
   Кое-кто из его бойцов, понимающие и говорящие на нати, вызывались сбегать посмотреть что там и где, но Никитин пока отклонял эти предложения.
   Он решил подождать до утра, а там уже окончательно определяться, что делать. Тем временем потихоньку наступала ночь, но в городе было шумно. Половина бойцов, где могла, расстелила скатки и завалилась спать в полном вооружении, другая половина бдела.
   Часто, то тут, то там в просветах улиц и переулков, мелькали факелы и проходили многочисленные группы народа. Только вот кто это был, оставалось загадкой.
   Никитин вместе с часовыми стоял здесь, наверное, часа два, за это время в глубине улицы прошло как минимум два вооружённых отряда и три большие группы без оружия. Все они направлялись по направлению к Верхнему Городу. Вот и сейчас вдалеке мелькали многочисленные тени.
   -Может, обойдётся?.
   Сергей достал флягу с холодной колодезной водой и сделал пару глотков. Всю неделю стояла сухая жаркая погода, и хотелось пить, тем более, когда ты упакован в доспехи.
   Никитин хотел, было дать команду части бойцов ложится отдыхать, как в небе вдруг появились яркие полосы, которые быстро понеслись прямо на них.
   -Закрыться щитами! - надсаживаясь заорал он. - Стрелы!.
   Поднялся шум. Все кто стоял рядом с воротами, торопливо вскинули щиты, стараясь, закрываясь от быстро летящих огненных стрел, но целились стрелявшие, явно не в них. Почти все стрелы угодили в те два барака, только одна из них попала в щит. Боец легко выдернул её из щита и, бросив на землю, затоптал ногой.
   -Арбалетчики к воротам быстро. Да не все! - выругался Сергей увидев как целая сотня бойцов резво помчалась к нему .- Три десятка!. Остальные стоять на месте. Арбалеты заряжайте!. - вновь закричал он, заметив, что почти у всех бегущих арбалеты были разряжены.
   Арбалетчики, подбежав к воротам, быстро рассредоточились вдоль ограды. Помогая, друг другу они шустро, натянули арбалеты и дали залп в темноту улицы. Откуда, тем временем к ним вновь неслись красивые на фоне ночного неба, но такие опасные огненные гостинцы.
   И все они тоже попали в бараки. Никитин и его люди несколько запоздало среагировал на это, и от крыши зданий вдруг стали исходить всё более и более густые клубы дыма.
   -Воды!. Воды быстрей неси! - зазвучали торопливые команды.
   Но пока вытащили ведра и побежали к колодцу, пока воины становились цепочкой, бараки уже начали вовсю полыхать. Высушенное нынешней жарой, дерево быстро вспыхнуло и цепочка людей, торопливо передающая вёдра с водой уже не могла справиться с набирающим силу пожаром.
   К тому же непрерывно летящие стрелы заставляли бойцов сильно нервничать. Те, кто был ближе к баракам, были вынуждены постоянно держать над собой щиты в качестве защиты. Везде слышались отрывистые слова команд и ругань.
   Стрелы продолжали лететь, правда, их стало поменьше. Никитин подскочил к арбалетчикам, те с азартом стреляли, куда-то вдоль по темной улице, но пока без особых успехов. Разгорающееся пламя осветило улицу, высветив тени поджигателей. Грянул недружный залп, и было видно, что несколько фигурок вдалеке стали оседать на землю.
   Поджигатели заметались и, подхватив своих убитых или раненых, отсюда было плохо видно, стали убегать. Резко щёлкнул ещё один залп, бойцы успели вновь натянуть арбалеты, и ещё две фигурки осело, было на землю, но их споро затащили за угол дома. Улица опустела.
   Оба барака ярко пылали, жар стал невыносим и Никитин приказал всем отступить вглубь территории, оставив только пару наблюдателей, что бы те смотрели за улицей. Из глубины парка слышалось тревожное мычание быков.
   Вздымая в небо, огромные языки пламени и искр, бараки стали, медленно рушится. Бойцы стояли наготове с ведрами воды и торопливо окатывали водой разлетающиеся брёвна. Налетающий время от времени ветер временами бросал им в лицо, густые клубы дыма, заставляя их отступать всё дальше и дальше. Одно было хорошо, что всё имущество удалось спасти.
   Дождавшись, когда здания догорят, Никитин велел потихоньку заливать всё это водой.
   Бойцы вокруг тихо переговаривались, хвалили предусмотрительность своего командира, и что все успели спасти своё имущество.
   Со стороны ворот послышался тихий свист, все насторожились. Воины быстро навели свои арбалеты в сторону ворот, но тревога оказалась ложной. Под покровом темноты к ним добрался перемазанный и измученный Ка. Он ловко перелез через забор, и сразу же поспешил к Сергею, припадая на правую ногу и ругаясь.
   -Господин наместник!. - сразу перешёл он к делу, отбросив все церемонии. - Вам нужно пробираться вместе со своим отрядом в Верхний город и ....
   -А что здесь вообще творится? - несколько невежливо перебил его Сергей.
   Телохранители и бойца сразу придвинулись к ним поближе, шум вокруг сразу затих. Кто-то неподалёку начал, что-то было рассказывать, но на него грозно шикнули и голос затих. Ка оглядел столпившихся вокруг него воинов и скривился.
   -В город пробрались горцы вместе с братом владыки. Он и ещё один брат в своё время не пожелали признать титул Владыки и принести ему клятву верности, поэтому они были лишены всех своих земель и титулов и приговорены к смерти. Одного из этих мятежников вы убили, там у себя, за что заслужили благодарность владыки. А вот второй мятежник - тут говоривший сплюнул на землю в знак презрения - убежал в один из сильных горских кланах. Отринул веру отцов и своё происхождение от божественного рода ...
   Тут теро понял, что взял несколько неверный тон. Большинству дружинников, было глубоко наплевать на чужих богов и божественность теро, они только иронично кривились от его слов. Быстро поняв свою ошибку, Ка продолжил:
   -Он там женился на дочери старейшины клана и тот дал ему воинов, что бы попытаться свергнуть нашего владыку, да живет он вечно!.
   Никитин усмехнулся.
   -Что то не похоже, что здесь замешаны одни только горцы!.
   -Да это так. - неохотно признался Ка - Он пообещал беженцам из Великой Степи, что даст им землю в Висс-Ано если станет Владыкой..
   -А жрецы!. Они во всей этой заварушке никак не участвуют?. Я слышал они очень недовольны..
   Ка, обычно такой сдержанный, при этих словах вдруг взвился.
   -Это дела теро наёмник и не лезь сюда!. Мы сами разберёмся в этом!. - секунду спустя он опомнился и видимо поняв, что за эти слова его могут и убить на месте.
   - Прошу простить меня господин наместник за мою несдержанность!. У меня сегодня был очень тяжёлый день! - уже другим, более спокойным тоном сказал он.
   Теро в знак своей глубокой вины, низко опустил голову и прикрыл веками свои глаза, тускло горящие желтым светом в темноте. Три его косички печально поникли вниз.
   Никитин немного затянул паузу, прежде чем ответить теро. Вспышка посланника владыки позволило ему оценить те в глубины, взаимоотношений чистокровных теро и других рас. Теперь ему стало более понятно, почему полукровка Сабе так не жаловал своих чистопородных собратьев.
   -Хорошо будем считать, это недоразумением. - благодушно изрёк Сергей. - Теперь мне хотелось бы знать, как лучше проникнуть в Верхний город, особенно когда город кишит мятежниками.
   Посланник подошёл ближе к догорающему зданию и, вытащив из ножен кинжал, стал на песке рисовать карту города.
   -Вы сейчас находитесь здесь - пояснил он диспозицию отряда. - Можно пойти к Верхнему городу вот по этой улице, потом она разделяется на два рукава. Здесь лучше пойти по правому рукаву и ваш отряд выходи прямиком к проходу в верхний город.
   -Насколько я понимаю, там уже находятся мятежники? - поинтересовался Сергей.
   -Да, но их там немного - тысяче две всякого отребья из степей набежало, которое, не знает с какого конца держать кинжал. Правда там ещё отряд горцев их там человек пятьсот!. Мятежник пронюхал, что большая часть нашего войска в это время находится в Великой Степи, и осмелился напасть, но у нас достаточно сил и мы справимся с ним!.
   Никитин хмыкнул и вытащив свой кинжал принялся водить им по плану города.
   -Значит, насколько я понимаю, мы со всеми своими обозами тянемся по узким улицам подходим к стенам. На нас наваливаются эти несколько тысяч мятежников, да ещё эти горцы, которые неплохо стреляют из луки и я там кладу очень много своих парней!. Мы так не договаривались!.
   -Нет, нет! Господин наместник неправильно меня понял! - быстро взмахнул руками Ка - Когда он будет подходить к крепости войска в этот момент сделают вылазку, и мы зажмём их с двух сторон!. В крайнем случае, если их там будет много, ваш отряд сможет спокойно пройти в Верхний город или в крепость. В случае если вы поможете нам расправится с мятежниками. Владыка щедро одарит всех!. Ну и, в крайнем случае, вы можете отступить в порт!. У вас господин наместник большой отряд, и вы легко там сможете отбить все атаки мятежников.
   Теро немного повысив голос продолжил:
   -К тому же это лучше чем отступать к выходу из города. До него далеко, многие улицы перекрыты мятежниками, и вы завязнете в уличных сражениях. Так что сейчас вам лучше отходить к Верхнему Городу, он гораздо ближе!. Скоро мятеж будет подавлен. Войска должны вскоре вступить в город и мятеж будет подавлен!. - закончил Ка. - А вас всех щедро вознаградят за эту помощь!.
   Хитрый теро специально повысил голос в конце своей речи. Бойцы радостно загомонили, но лицо Никитина осталось довольно мрачным. Ка старался говорить весомо и уверенно, но Сергей сразу почувствовал, что он не так уж и уверен в том, что он говорит. Да и по его ауре всё время шли отчётливые сполохи - знак того, что он говорит неправду.
   Землянин к этому времени научился быстро переключаться на просмотр ауры, что сильно помогало в его делах. Ему было ясно, что этот хитрый теро, что-то явно не договаривает, но он, к сожалению, был прав в одном - отступать через весь город было ещё более опасно, чем этот прорыв к осаждённой крепости.
   Да и ввязываться в бои в городе, когда с крыш на тебя летят камни и стрелы, а колонны бойцов растянуты чуть ли на километр, было неприятно и чревато серьезными потерями. Его воины, что не говори, не были профессионалами, они пока побеждали только благодаря хорошему оружию и зачаткам дисциплины.
   Но это всё было хорошо в чистом поле, когда вот он противник, а когда всё это происходит на улицах города, где всё смешалось, и непонятно откуда летят стрелы...
   У Никитина не было уверенности, что в такой ситуации, его войско не дрогнет. Пока им во всём сопутствовала удача, но как знать.. Поражение, как это не парадоксально, временами даёт больший опыт, чем победа. С другой стороны было ясно, что здесь им тут делать нечего и их в покое не оставят. Догоравшие бараки были тому хорошим подтверждением.
   Сергей, ещё раз взвесил все за и против. Побродив по городу, он сейчас хорошо понимал, что им придётся гораздо дольше и труднее выходить из города, здесь теро не врал. До перехода в Верхний город им нужно было пройти, ну километров пять от силы. А вот до сельских районов им идти не меньше двадцати километров, причём им придётся, как он помнил, дважды пересекать большие рыночные площади, где наверняка много народа. Так что шанс скрытно убраться из охваченного мятежом города, будь он неладен, у них не было.
   Вернее у него лично и небольшому количеству людей был, но большой отряд, да ещё и с повозками так просто из города вырваться не сможет.
   -Хорошо я принимаю это предложение. Когда мне выступать? - ответил Никитин Ка который с тревогой наблюдал за его раздумьем.
   В глазах теро метнулось облегчение.
   -Немедленно!. Прямо сейчас и выступайте, пока ночь! - зачастил он.
   -Нет, мне это не подходит! - решительно сказал Сергей. - Мы выйдем ближе к рассвету и постараемся побыстрее добраться до прохода. Как только мы будем приближаться к крепости, войска владыки должны будут помочь нам в этот момент!.
   После небольшого уточнения деталей, Ка распрощался с ним и быстро перелез через ограду. Еле слышный шорох осыпающихся камней на вершине стены и вот он легко спрыгнул со стены. Теро специально выбрал участок стены, где были глубокие тени, вскоре наблюдатель доложил, что он благополучно скрылся в ближнем переулке.
   Никитина плотно обступили сотники и десятники, ожидая дальнейших команд.
   -Значит так ребята!. - начал он и посмотрел на небо, определяя время по здешним спутникам.
   -Выставить сотню арбалетчиков в метрах пятидесяти от ворот. Ещё две группы по пятьдесят человек туда и туда - он рукой указал, куда поставить бойцов - Пусть охраняют там, всем взять подстилки, что бы сидеть или лежать на земле. Беречь силы!. Утром они нам понадобятся!. Незадолго до рассвета запрячь все фургоны, и мы движемся к Верхнему городу. Если не сможем туда прорваться отходим к порту и там будем держать оборону!. Всем всё понятно?. Да и воды не забудьте набрать, как можно больше!. Мало ли что.
   Заранее обговорив, какой сотне идти в голове и хвосте колонны и кратко ответив на вопросы командиров, он всех распустил, велев напоследок выдать всем сухие пайки из НЗ. Потом прошёлся по лагерю пошутил с бойцами, подымая им, воинский дух и отправился к себе в фургон немного вздремнуть. Предстоящий день он чувствовал, будет очень непростым и ночь тоже.
  

*****

   -Ну и где эти желтоглазые сволочи! - не выдержал кто-то из сотников стоящих рядом с ними.
   Большая часть отряда уже выползла к этому времени из неширокой улицы и потихоньку начала останавливаться позади них.
   Ночной марш прошёл вполне успешно, никто на них так и не напал. Немногочисленные темные тени испуганно исчезали в ближайшем переулке, стоило им увидеть блеск обнажённых мечей и строй солдат плотной массой запрудивших всю улицу. Так что, несмотря на его страхи, их передислокация к крепости владыки прошла хорошо, без потерь и особых стычек, а вот теперь...
   Никитин и его окружение угрюмо разглядывали картину, представшую перед ними. Между ними и проходом в Верхний город светился огнями костров огромный лагерь и народу там было не пара тысяч как заявлял им Ка а гораздо больше. На большом поле перед крепостью Владыки сейчас собралось никак не менее пяти тысяч мятежников. А это была уже очень серьёзная сила.
   Землянин в этот поход захватил чуть больше восьмисот человек. Сотню конных и семьсот пеших, плюс обслуга. Конечно, можно было напасть на этот лагерь и в одиночку не дожидаясь вылазки из крепости, но, сколько их уцелеет после этого?. Да ещё многочисленные фургоны, сильно сковывали им возможность манёвра.
   Н-да дела !.. Никитин опять погрузился в раздумья, взвешивая все за и против. Время у них ещё пока было. Немного, но было.
   Войско тем временем полностью развернулось, выйдя из стеснявшей их улицы. Десяток за десятком, стараясь не шуметь, проходил мимо него, и занимали своё место. Впереди в три шеренги, по сто человек, плотно стояли пешие воины с копьями и щитам в руках. Сзади их подпирали тоже выстроенные в три ряда арбалетчики. Повозки и фургоны находились в центре. Прикрывала тыл сотня конников с арбалетами, которая зорко следила за черными зевами улиц, выходящими на это поле. Ещё сотня с заряженными арбалетами стояла в резерве.
   До лагеря мятежников от них было порядка километра, там пока их ещё не заметили в предрассветном тумане, но что их вскоре обнаружат, всем было ясно. Они стояли здесь уже полчаса, а в крепости и не думали совершать вылазку им навстречу. На белом парапете стены было хорошо заметно множество передвигающихся теней, сверху их отряд должен быть был виден достаточно чётко. И всё!. Никакого движения!. Они уже добрых полчаса сигналили тем в крепости факелами, условный код, данный им Ка, но оттуда на все их сигналы казалось, не обращали никакого внимания.
   Между тем в лагере мятежников поднялась суматоха - их заметили. Поднялся переполох, заметалось множество теней, мятежники вдруг обнаружили, что они оказались, зажаты между крепостью и городом.
   Раздались крики, народ спросонья, заметался, не понимая, что происходит. Правда, крики быстро смолкли, руководители мятежа, увидев, что на них не нападают, стали быстро принимать меры. Отсюда было хорошо видно, как множество фигурок стало спешно выстраивать перед ними баррикаду из всякого мусора.
   Это был очень хороший момент для осаждённых в крепости, что бы сделать вылазку, но к досаде Никитина, они этим моментом не воспользовались. Было хорошо видно, как там, на стене, заметно прибавилось тёмных точек и всё...
   Город тем временем начал просыпаться, Никитин заметил, как на улицах ведущих сюда начинает потихоньку скапливаться всё больше и больше народа. Было непонятно, на чьей стороне они находятся. Если на стороне мятежников то им вскоре придётся плохо, сотня конников даже с арбалетами может и не сдержать такого удара с тыла. Нужно было срочно, что-то делать. Только вот что?.
   Мятежники к этому времени возвели довольно высокую баррикаду и настороженно поглядывали на них, впрочем не делая попытки атаковать. Они видимо не понимали кто это такие и сколько их. А крепость всё молчала. Взгляды, которые бросали на Сергея бойцы и командиры становились всё более и более мрачными. Нужно было, что-то срочно решать.
   Никитин прислушался - в толпе, которая запрудила им дорогу назад всё чаще раздавались громкие крики - "гес кясу" - грязные наёмники!.
   Им оставался открытым путь направо в порт. Чуть подальше от них начинался глубокий овраг, который тянулся вплоть до порта. На том месте, где они стояли, сливались в одну, порядка десяти городских улиц и из города непрерывным ручейком всё текли и текли горожан, вынуждая тех, кто стоял в передних рядах, подходить к ним всё ближе и ближе.
   Пока они не предпринимали никаких активных действий но, судя по крикам, эти ребята явно были не на стороне нынешнего владыки. Его бойцы всё чаще поглядывали на него, ожидая приказаний. Было ясно, что стоять здесь не имеет смысла, вскоре их элементарно могли зажать с двух сторон. Со стороны улиц раздавался всё более и более яростный рёв, толпа всё более и более заводила себя перед нападением.
   За это время количество народа там существенно возросло, судя по плотно забитым улицам, сейчас там, наверное, было три-четыре тысячи мятежников, а может быть и не мятежников, а самых что ни на есть борцов за справедливость. Но как бы там не было, наёмников живыми они явно не собирались отпускать.
   Теперь им всем стало ясно что прорыва со стороны крепости не будет, теро их цинично подставили, вот видимо что утаил Ка, когда агитировал их на вылазку. Видимо Белый Трон Небес предположил что так будет лучше и наёмники смогут сильно проредить мятежников, прежде чем их всех убьют. Цинично - но может сработать в данной ситуации.
   -Ну это мы ещё посмотрим кто кого распёт! - промелькнула у него в голове цитата одного классика.
   Никитин дал команду перебросить сотню арбалетчиков ближе к конным, а другой сотне пеших возглавить обоз и начать двигаться в порт.
   По узкой дороге, где могла одновременно проехать только пара фургонов, дальше полотно дороги начинало несколько кренится, пешие там могли пройти а вот фургоны уже нет. Колонна медленно начала двигаться в направлении огромного озера, плотно забив собой всю дорогу. Вскоре начала оттягиваться и сотня охраны.
   Её отступление явилось спусковым сигналом для толпы, до этого выжидавшей. Сразу взревели сотни глоток, и вся эта масса народу бросилась на них.
   Никитин поднял руку и резко опустил. Резкие щелчки арбалетов и тут же многоголосые вопли криков и боли. Десятки нападавших, пронзённые стрелами попадали на землю под ноги своим товарищам. На дороге мгновенно образовалась огромная пробка из тел, на которую, с остервенением, продолжала напирать толпа, валящая из города. Крики, отчаянная ругань, но толпа, тем не менее, продолжала слепо ломится вперёд.
   Землянин вновь поднял и опустил руку, повинуясь его команде, сотня арбалетчиков, занявшая место за конными тоже разрядила свои арбалеты в толпу. Только теперь в толпе начал пробуждаться инстинкт самосохранения. Как-то резко, поменялась тональность голосов. Крики животной ярости, сменились воплями ужаса, им уже не хотелось бить и убивать.
   Эти проклятые наёмники, оказались очень опасными противниками. Толпа, начала всё быстрее и быстрее, отходить назад, безжалостно топча упавших. Оставшиеся в живых старались уйти из под прицелов этих страшных, невиданных здесь луков.
   А арбалеты вновь начали подниматься, конники тем временем быстро перезарядили свои арбалеты и были готовы вновь дать новый залп, в спину толпе, и уже нетерпеливо поглядывали на него, но Никитин так и не отдал команду стрелять. Он не хотел напрасных жертв.
   Сергей одновременно поглядывал на баррикады, где тоже застыли сотни готовых кинуться с места мятежников. Если бы та толпа с улиц вступила бы в бой с наёмниками то им на помощь немедленно пришли бы мятежники, скопившиеся около крепости, но, увидев что, стало с нападающими, они воздержались от нападения. Вот только надолго ли?.
   Землянин таким поступком достаточно ясно, для всех, обозначил свои намерения - сами не нападём, но если кто захочет, то пусть попробует. Несмотря на то, что мятежники многократно превосходили их по численности, руководители мятежа понимали, что такое хорошо обученное войско.
   Толпа на поле глухо ворчала, но не пыталась нападать на них. Дождавшись пока последний фургон, тронется с места, Сергей дал команду к общему отходу.
   Сотня за сотней медленно отходила, прикрывая друг друга. В лагере мятежников, тем временем впереди выстроилось порядка трёх сотен лучников, которые, смотрели им вслед, но по молчаливому взаимному согласию сторон не стреляли друг в друга. Да и далеко было, что для луков, что для арбалетов.
   Отряд медленно отходил, ощетинившись щитами и арбалетами. Отходил. Слишком неравными на этот раз были силы. Как он узнал позже -Ка в ту ночь так и не добрался до крепости и не предупредил владыку, сгинув в этом круговороте мятежа. Но это была официальная версия, как там было на самом деле так и осталось неясным.
   Сергей, правда склонялся к мысли что на рядового исполнителя просто сделали козлом отпущения. А уж погиб ли он или его потом просто убрали уже свои, было неясно. Ка так больше никогда и не появился.
   На улицах, выходящих из города, тем временем, снова стал собираться народ, но они не думали нападать. Теперь там раздавался, плачь и стоны. Набежало множество женщин в серых накидках, одни суетились, стараясь спасти раненых, другие посылали проклятья, потрясали кулаками и призывая молнии на головы грязных наёмников. А над всем этим медленно и величаво вставало светило, заливая всё вокруг кроваво-красным светом. Цветом крови, одинаковой и у людей и у теро.
  

*****

   Светило клонилось к закату, бросая красные блики на белоснежные стены крепости, так же как и этим утром. Временами даже создавалось иллюзия, что, крепость объята пламенем. Пока это была только иллюзия, но кто знает, может быть, эти белые стены вскоре действительно охватит пламя.
   Заканчивался священный для теро, третий день Прихода и второй день мятежа. В нижней части города, где располагались виллы богатых сановников, вновь поднимались жирные клубы дыма, догорали дома тех до кого мятежники не смогли добраться в первые дни бунта.
   В верхней части города пока было всё спокойно, по слухам там жрецы старого культа пытались подбить народ на бунт, но гвардия владыки и стражники беспощадно разделалась с ними.
   Если приглядеться, то на крепостной стене, разделявшую город на нижний и верхний около главного входа, можно было увидеть несколько десятков тел повешенных, пятеро из них были в зелёных одеждах жрецов.
   Их изломанные тела, подвешенные кто за руку, кто за шею висели прямо над проходом в Верхний Город. Ходили слухи, что владыка воспользовался этим бунтом, а может быть, и сам его подстроил, что бы окончательно искоренить старую веру и прибрать к своим рукам все богатства Храма.
   Как бы то не было, если владыка задумал и провернул подобную операцию, то блестящей её явно не назовёшь. Положение в городе, в данный момент, было очень неустойчивым, власти явно не ожидали, что жрецы и беглый братец владыки, так быстро смогут подготовить почву для восстания. Другой неприятной неожиданностью для него стало то, что немало вельмож, тоже примкнуло к бунту.
   Ещё одним неприятным моментом оказалось отсутствие в городе достаточного количества войск для подавления мятежа. Почти все наиболее боеспособные войска теро находились в этот момент в Великой Степи, усмиряя кочевников.
   Сейчас Луфаро Шестой, располагал крайне ограниченными силами, что, по мнению Никитина косвенно свидетельствовало, что всё происходящее срежессированно всё-таки не им. Хотя в этом городе, помимо жрецов и владыки, хватало самостоятельных игроков, которые вели свою игру, и во всех этих хитросплетениях ещё надо было разобраться.

Глава 2.

  
   Смена конфессии для государства, во все времена, проходит очень болезненно и почти всегда кроваво. Проходит, как правило, несколько поколений, прежде чем новая вера станет доминирующей. Если конфессии терпимы друг к другу, то это ещё полбеды, но если они живут по принципу или ты с нами или сами понимаете где...
   Сергей хмыкнул, оценивая ситуацию из-за стен особнячка, который он и его бойцы заняли и держали в нём оборону, после того как их отказались принять в крепости. Он и его дружинники, получили временную передышку и теперь ей надо было воспользоваться и решить в очередной раз, извечный вопрос - что делать?.
   Сейчас они оказались в очень неприятной ситуации, если бы им удалось уйти из города, это был бы самый лучший для них вариант, но теперь они оказались в самом эпицентре, скажем так, событий последних дней. И нужно было спешно решать с кем они!.
   С одной стороны, они уже наняты и аванс нанимателем внесён, с другой стороны его отряд вроде бы как-то официально, и не нанят на службу. Даже наоборот ему отказали, хотя это можно было считать личной местью некоторых вельмож, а не владыки.
   Но всё равно теперь владыка так просто не отделается, поскольку его человек, отказал им и сказал, что они не нужны. Слово было сказано, и его услышали и теро и люди. Никитин после такого мог с чистой совестью уводить свой отряд обратно, вот только бунтовщики навряд ли позволят ему беспрепятственно выйти из города.
   Не будь у него такого большого количества фургонов, можно было попытаться пробиться из города, но бросать обозы и ценное имущество, предназначенное для похода в степь, ему не хотелось.
   -Как бы мне потом не пришлось пожалеть о том, что я застрял в этом городе - промелькнула у него тревожная мысль. - Жизнь она дороже любых фургонов.
   Здесь нужно добавить что, согласно обычаю зачисление отряда на официальную службу, должно было наступить, после того как он представится нынешнему владыке, принесёт ему клятву верности, на время естественно, и получит в ответ от того оставшуюся часть денег.
   Правда у него была грамота о том, что он является наместником Белого Трона Небес, вот только кому его предъявлять?. Жрецам что ли?. Так что его нынешний, официальный титул был достаточно эфемерным и ни к чему не обязывающим, ни его восьмикосичковое правящее величество Луфаро Шестого, ни его противников. Вот такие невесёлые дела. Никитин хмыкнул, вспоминая все события этого тяжёлого дня.
  

*****

  
   Колонна солдат в полном вооружении быстро приближалась к возвышенности, с которой уже можно было увидеть порт. Первые шеренги солдат, вдруг стали неожиданно останавливаться, следом за ними стали останавливаться и повозки. Сергей, отплёвываясь от пыли, быстро побежал в голову колонну.
   Причина задержки стала ему понятна сразу же. Порт к их приходу был почти полностью разгромлен. С холма было хорошо видно, как пьяные толпы бродят по всему этому хозяйству. Несколько кораблей, которым видимо посчастливилось уплыть, держались далеко от причалов возле которых с уныло спущенными парусами застыли купеческих пузатые ладьи.
   Все одномачтовые, так большие лодки или ладьи. Все они к этому времени были уже захвачены, там деловито копошились восставшие. Неожиданно на одном корабле несколько человек что то громко закричали, а через мгновение отовсюду к ним потянулись толпы народа. Из пакгаузов вдруг раздался ответный рёв и оттуда с криком повалила толпа народа, смешиваясь с теми кто тоже спешил к более удачливым мародёрам.
   Причина ликования стала понятна, когда с захваченного судна торопливо поволокли большие глиняные кувшины с вином, которые тут же у на причале стали их откупоривать. Народ ринулся на дармовщину, уже не особо обращая внимания на зелёные фигурки, которые яростно размахивали своими посохами и показывали на дворец владыки.
   Сергей выругался, в порт теперь им придётся пробиваться сквозь толпу, мятежники их опередили.
   -Что будем делать командир? - поспешил к нему с вопросом Бирт который возглавлял передовую сотню.
   -Сам видишь!. У нас два пути или в крепость или занимать этот особняк и держать там оборону. Можно конечно положить там всех в этом порту и отбиваться от мятежников, но там сам видишь нет укреплений. Придётся отсиживаться за фургонами.. Давай оставим этот вариант на крайний случай!. Я сейчас с твоей сотней подойду к башне и потолкую с теро, там будет видно!. А ты давай подгоняй людей поближе и будь готов, что нас вскоре впустят в крепость!. Первым пойдёт обоз, за ним, бойцы. Арбалетчики заходят последними. Понял?.
   -Понял командир!.
   Сотник козырнул и побежал вдоль колонны, на ходу отдавая приказы. Фургоны стали рывками двигаться вперёд, стараясь, что бы промежутки между ними были минимальными. Недовольно ревели быки, которые не понимали, что от них хотят, но особой паники Никитин не наблюдал. Отразив, без потерь, атаку мятежников молодые бойцы, на ходу, только перебрасывались солёными шуточкам и были готовы вновь отбить нападение противника.
   Сергей взмахнул рукой и громким голосом приказал сотне следовать за ним и поспешил к закрытым воротам небольшой башни, которая находилась в километре от лагеря мятежников. Если им откроют ворота, то можно будет присоединиться к войскам владыки, там наверняка уже видели их отряд, и видели, как он отбивался от бунтовщиков.
   Охраняющие крепость воины, должны были впустить его отряд вовнутрь, но к удивлению Никитина их не впустили.
   Перед отрядом в землю впились сразу несколько стрел и чей то хриплый голос, на торговом, приказал им остановится. Передние ряды бойцов встали. Сергей, расталкивая бойцов, вышел вперед и, откинув прозрачное забрало своего шлема, неторопливо подошел к воротам.
   Сверху со стены на него презрительно поглядывал, в богато изукрашенных доспехах вельможа. Рядом с ним с наложенными на тетиву стрелами застыл десяток лучников. Сергей вежливо поклонился вельможе, но тот даже не соизволил кивнуть ему в ответ.
   -Уважаемый!. Наш отряд хотел бы присоединиться к вашему славному войску. Мы....
   Вельможа не дал ему закончить.
   -Проваливайте отсюда!. Гвардия сама может защитить своего Владыку, без помощи всякого сброда.
   -Но ..- пытался ввернуть слово Сергей.
   -Пошел прочь отсюда и забирай своих облезлых собак, пока мы их не перестреляли с тобой вместе.
   -Значит, вы не нуждаетесь в нас и..
   -Да не нуждаемся!. Проваливайте отсюда!.
   -Могу я узнать имя господина, что отказался от наших скромных услуг? - Никитин не смог сдержать своего гнева и добавил в свой вопрос изрядно иронии.
   Вельможа, не снизойдя до ответа, махнул рукой и, на стенах показались густые цепи лучников. Спорить и что-то доказывать, в таком положении было самоубийством.
   Сергей обернулся и взглянул на своих людей. Солдаты деловито прикрывались щитами, до него долетел тихий лязг взводимых арбалетов.
   Лучники на стене стали торопливо прятаться за зубцами, видимо они, уже видели их действие, когда толпа из города попыталась на них напасть.
   -Хорошо мы уходим!. - громко прокричал Сергей, что бы предотвратить кровопролитие.
   -Давай, давай проваливай, - уже не так заносчиво проворчал вельможа - почем я знаю вдруг вы заодно с этими мятежниками!.
   Никитин повнимательнее вгляделся в лицо вельможи и, несмотря на то, что его начищенный медный шлем был низко натянут на лоб, узнал его!. Это был тот самый тип, который тогда пару месяцев назад, так заносчиво приехал к нему и потребовал, что бы все вокруг становились на колени перед ним.
   Его тогда быстро развернули назад и, вот теперь он припомнил им тот случай. То, что их не могли не узнать - исключалось. Ни у кого больше не было таких больших щитов и шлемов с гребнями из конских хвостов, да и арбалеты тоже были довольно приметным оружием. Тем не менее, им отказали, но из этого впрочем, следовало не только плохое, но и хорошее. Он теперь мог считать себя больше не связанным никаким договором с владыкой.
   -Ну да ладно мы ещё с тобой повстречаемся и посчитаемся ! - мысленно пообещал он заносчивому вельможе.
   Землянин быстро огляделся вокруг. Отряд попал между молотом и наковальней, далеко позади, из города, к ним медленно подтягивалась по-прежнему густая толпа горожан. Правда, нападать они не решались, помня о полученном не так давно уроке.
   Основная масса мятежников стоящая возле прохода в Верхний город тоже не предпринимала никаких враждебных действий и не выбиралась за пределы своего лагеря.
   -Придётся занимать особняк и занимать оборону! - мрачно подумал Сергей и, обернувшись спиной к крепости, отправился прочь от дворца владыки.
   Под ноги ему попалась воткнувшиеся в землю стрела, и он не смог отказать себе в удовольствии, он резко развернулся и отфутболил её обратно по направлению к вельможе. Продемонстрировав, таким образом, свое отношение к этому типу, он поспешил к передовым шеренгам бойцов, которые торопливо прикрыли его щитами.
   От злости он даже начал прикидывать вариант присоединиться к мятежникам. А что - это вполне могло сработать!. Использовать пороховые бомбы, разметать ворота и стрелков, и пускай себе воюют.
   Только вот он сильно сомневался, что те же высокомерные теро, стоящие во главе мятежа, не кинут первым делом его бойцов на штурм крепости. А там всё-таки две-три тысячи гвардейцев, и их наверняка выставят против них. И со сколькими своими людьми он после этого останется? А после победы победители тихо прирежут тех кто останется в живых, или используют в качестве жертвы для их божества. Которое, кстати сказать, его тёмная ипостась - Зурн, относился к таким вещам довольно благосклонно.
   Да и взбудораженной кровью толпе всё равно кого резать, варваров-наёмников или еретиков-гвардейцев. Связываться с фанатиками - это всегда себе дороже!. Никитин из земной истории хорошо понимал, что такое религиозные воины. Как не крути, пока ему пока придётся держать вооружённый нейтралитет. От всех!.
   -Давай к этому особняку ребята! - заорал он и торопливо тронулся впереди колонны.
   Сзади вдруг раздался рёв толпы. Он резко обернулся, но ничего опасного для себя не углядел. Мятежники, которые засели в лагере, тем временем бросились на штурм крепости правителя. Толпа, которая, всё это время, молча, следовала за ними, остановилась и стала медленно оттягиваться к городу.
   В движении она разделилась на два потока, большой и маленький. Большой поток поспешил на помощь атакующим, другой маленький - стал заворачивать в город. Их на время оставили в покое. В порту мятежники, дорвавшись до дармового вина, забыли обо всём и пока особой опасности от них не предвиделось.
   Отряд дисциплинированно пристроился за ним в походном порядке, повозки в середине, охранение по бокам, основная масса бойцов с арбалетами прикрывала их отход.
   Низкая двухэтажная вилла, стояла на крутом холме. С одной стороны холм резко обрывался в озеро, а с другой стороны над ним возвышался высокая скалы, с которой без альпинистских принадлежностей было трудно спуститься. Виллу к тому же окружал невысокий двухметровый каменный забор.
   -Странно, почему мятежники до сих пор не заняли эту виллу?. - подумал он.- Хотя нет пытались - вон десятка два трупов валяются ближе к стене.
   Когда отряд бегом подходил к запертым воротам, на стены торопливо полезли лучники, десятка два с короткими луками. подгоняемые бранью своего командира, который громко орал им что то из-за стены.
   Бедолаги натянули луки и замерли, испуганно озираясь, поняв, что им противостоит не кучка разбойников, которых можно отпугнуть парой выстрелов из лука, а хорошо вооруженные воины.
   Дружинники позади Сергея торопливо подняли щиты и приготовились к бою, телохранители быстро взяли его в кольцо и тоже подняли щиты. Обе стороны замерли, не решаясь первыми начать схватку. Защитники прекрасно понимали, что им не удастся сдержать его отряд, если он захочет взять виллу штурмом. Со стороны ворот до них долетел очередной яростный рёв толпы идущей на приступ.
   Никитин раздвинул стоящих перед ним телохранителей и, остановив их движением руки, неторопливо пошёл к воротам. Несколько стрелков на стене тут же взяли его на прицел, у одного из них лук ощутимо подрагивал в руках.
   -Только бы этот дурень с испугу не стрельнул в меня! - мысленно взмолился Сергей.
   После этого наверняка последует ответный залп и пойдёт резня. Землянин предусмотрительно вновь надел шлем и сдвинул прозрачное забрало, что бы в случае чего обезопасить себя по максимуму. Получить шальную стрелу в лицо ему не хотелось.
   Он неторопливо подошел к воротам, подняв перед собой, поднял пустые руки в знак того, что он пришел с миром. Немного не дойдя до ворот он остановился немного приподнял забрало прозрачного щитка и не обращая внимание на целившихся в него стрелков громко крикнул на торговом:
   -Я тоспернатер Саж по прозвищу Счастливчик, прошу Вашего гостеприимства для себя и моих людей.
   -Надо же!. Выговорил без запинки этот словесный перл! - порадовался он про себя.
   За стеной послышалось пыхтение, и лучники торопливо втащили на неё толстого человека в богатой одежде. Тяжело дыша, он цепко оглядел воинство Сергея, потом его глаза остановились на нем самом.
   -А почем я знаю, вдруг вы такие же разбойники, как и те? - он кивнул в сторону крепости, где вовсю сейчас шёл бой.
   -По-моему, уважаемый вы бывалый человек и можете отличить горожан от воинов. Да и если бы мы были мятежниками, то вы были бы уже мертвы. Неужели вы думаете, что ваша охрана устоит против моих людей. К тому же мятежники - Сергей показал рукой назад - очень скоро будут тут, а мои бойцы прекрасно обучены и могут справиться с толпой многократно превосходящей ее.
   - А почему...- снова начал толстяк, но тут звонкий женский голос перебил его.
   - Господин тоспернатер прав. Хоста, пропусти его и его людей.
   -Но госпожа...- запротестовал было Хоста.
   -Я сказала пропустить! - в голосе невидимой женщины прорезался металл.
   Хоста обречено махнул рукой, и створки ворот начали открываться. Сергей неторопливо снял с головы шлем и прошел мимо прислуги и немногочисленных охранников, которые неохотно расступились перед ним. Войско не дожидаясь команды, двинулось вглубь виллы. Он остановился около небольшой миловидной женщины лет тридцати.
   Теро, причём чистокровная с жёлтыми глазами, сразу отметил он. На её шее под порывами ветра трепетал легкий белый шарфик. Дама, в свою очередь, с любопытством переводила свой взгляд то на странный шлем с прозрачным забралом, то на его светлые волосы.
   -Благодарю вас госпожа, за то, что вы позволили мне воспользоваться вашим гостеприимством в это тяжёлое время. - Он слегка поклонился. - Позвольте мне и моим воинам быть вашими защитниками.
   Глаза дамы неторопливо осмотрели его с ног до головы, видимо она осталась, удовлетворена осмотром, её жёлтые глаза немного потеплели. Сергей почувствовал, что женщина несколько расслабилась.
   -Я Лошра кана Лидоро . Мои владения расположены неподалёку от старой столицы - пояснила она.
   Никитин ещё раз вежливо поклонился, правда он так и не понял что означает "кана". Позже он узнал, что это означает вдову.
   - Проходите в дом владетель, я сейчас распоряжусь насчет ужина.
   - Благодарю вас!. Я с радостью воспользуюсь вашим гостеприимством - поклонился Никитин.
   - Но, к сожалению, мне сперва нужно подготовить этот дом к обороне.
   Слитный рев толпы, в очередной раз, ринувшийся на приступ Верхнего города и дворца, заставил их обоих вздрогнуть. Они, не сговариваясь, оглянулись туда, где шёл бой. Густые толпы пытались штурмовать крепостные стены. В воздухе в обе стороны часто мелькали стрелы и копья. Отсюда было видно как с белых стен крепости временами падали, тела её защитников, но рвущиеся туда по приставным шестам и лестницам тела восставших летели вниз гораздо чаще.
   Ворота, пропустив последнюю повозку, закрылись, охранники заложили их толстым брусом и тоже полезли на стены. Сергей быстро залез по узкой лестнице наверх и, сняв кожаную перчатку, обитую железом, помог даме взобраться наверх.
   Она благосклонно приняла его руку и быстрым ловким движением запрыгнула рядом с ним. Отсюда было хорошо видно все подробности штурма. Первая волна этого штурма как раз откатывалась, назад оставляя за собой сотни тел, утыканных стрелами и дротиками. Откатившись на безопасное расстояние, восставшие начали перегруппировываться, вперед выдвигались цепочка мятежников в доспехах.
   У многих из них были щитами, среди них иногда мелькали одетые в красное фигуры. Это были присоединившиеся к мятежникам стражники.
   Внимание Сергея привлекли несколько всадников в сопровождении нескольких сот воинов, которые не торопясь двигались из города к крепости. При виде всадника толпа разразилась приветственными крикам:
   - Созо !. Созо !. Довир Созо!. Защитник веры !. Смерть отступнику !. Смерть Хромому!.
   Лошра коротко, чисто по-мужски, выругалась, её жёлтые глаза сверкнули..
   - Похоже, мне придется задержаться в этом городе дольше, чем я рассчитывала.
   Она кивнула на всадника и пояснила:
   -Если бы это был обычный бунт, то владыка наверняка сумел бы его усмирить за несколько дней, но если во главе бунтовщиков становится его брат, то это может затянуться надолго. Очень надолго. - Лошра немного помолчала.
   - Я немного знаю этого Созу!. Этот хитрый малый достаточно осторожен и если он рискнул выбраться от своих горцев, и открыто прибыть сюда то - тут она подняла длинный палец с ухоженным ноготком - я думаю, он смог заручился поддержкой достаточно влиятельных лиц.
   -Но ведь всего в нескольких днях пути у Владыки немало воинских частей, за двое- трое суток они вполне могут добраться до города, и навести здесь порядок. - возразил ей Сергей.
   -Всё это верно владетель. У владыки немало преданных ему войск, но большая часть их в настоящий момент находится в Великой Степи. А те, что находятся неподалёку....Вся проблема в том, что к столице ведут только две дороги и все они проходят мимо несколько очень узких ущелий, вы понимаете меня господин наместник.
   -Да я понимаю вас... - Сергей догадался, что она имела в виду и продолжил:
   -Осмелюсь предположить, что войска, спешащие на выручку императору, будут вынуждены миновать эти узкие ущелья, которые, кстати, хорошо укреплены. Далее я могу предположить, что некоторые горские кланы не захотят пропустить их к столице и спешащие на выручку войска могут застрять там надолго. Я правильно понял вашу мысль?
   -Достаточно хорошо- с одобрением отозвалась она. - Так что....
   -Так что правителю придется, надеется только на те силы, которыми он располагает в столице - перебил её Сергей - Правда нашу помощь там - он кивнул головой, в сторону крепости- отвергли. Подождём пока, я думаю, что произошло недоразумение и при первой же возможности я постараюсь встретиться с владыкой. Надеюсь, что после победы он будет достаточно щедр к нам - добавил он.
   Он старался особо не выходить из образа пронырливого и циничного наёмника, которому в принципе было всё равно кому предлагать свои мечи.
   Лошра фыркнула, но одобрительно кивнула ему.
   -Вы так молоды, но уже хорошо разбираетесь в политике, владетель.
   Этим емким словом здесь назывались владельцы мелких и средних земельных угодий. В землях Висс-Ано, как он позже узнал, знать теро и те, кто принадлежал к другой расе, обычно именовала друг друга этим нейтральным словом в светском разговоре.
   -Вы мне льстите.
   -Нет, не льщу, вы уж мне поверьте, - она лукаво усмехнулась - у меня было достаточно мужчин, что бы понять, что чего стоит.
   Здешние женщины, не связанные узами брака не считали чем-то постыдным заявить о подобном факте. Им даже не возбранялось заявлять о своём желании мужчине.
   -Будем надеяться, - она внезапно нахмурилась - что сюда они не полезут.
   Сергей сразу понял причину её озабоченности, мятежникам не удалось прорваться в крепость, в том месте, где начинались ворота в Верхний город и теперь они медленно растекались по всему периметру крепости. Большой отряд бунтовщиков, потрясая копьями и короткими мечами, направлялся к вилле.
   Сергей вздохнул:
   -К сожалению, скорее всего, полезут.
   -Сонхо, Бонг, Бирт - Никитин громко выкрикнул своих сотенных, стараясь перекричать гам, стоявший в поместье, и мягко спрыгнул со стены на землю.
   Бойцы, услышав его приказ, тут же криками передали его дальше. Сонхо и Бонт подбежали к своему командиру почти одновременно, через минуту, откуда-то из подвала поместья выскочил Бирт. С довольной улыбкой он подбежал к сотникам и, не заметив Сергея стоящего на стене, хитро подмигнул им и затараторил:
   -Я здесь перемолвился со служанками, и они сказали мне, что в подвале находится винный погреб вот с такими - он широко развел руки - кувшинами.
   Сотники энергичной мимикой попытались передать, что бы он замолчал, но было поздно.
   - А еще они говорят..
   -Смир-рр-но! - резко скомандовал Сергей.
   Все вокруг вытянулись в струнку. Пьянство в отряде ему пока не удалось искоренить, хотя он и очень старался. Наемники со стажем, а такими были почти все сотники, всё равно умудрялись временами напиваться, хотя надо признать, что после таких тайных ночных попоек они тем не менее достаточно хорошо и вменяемо выполняли свои обязанности.
   Правда, десятникам, которые попробовали, было подражать своим начальником, досталось сразу и по полной программе, Сергей даже разжаловал нескольких из них обратно в рядовые. Один раз досталось и Бирту, Никитин лишил его недельного жалования, но на этом дело и закончилось.
   -Слушайте меня, вы бычьи головы ! - заорал он на них - Сюда идет толпа тысяч в пять и если вы хотите дожить до следующей попойки, то вам придется постараться!.
   Он спрыгнул со стены и прошёлся мимо застывших по стойке смирно офицеров.
   -Значит так! - Сергей заговорил более спокойно - Во-первых выставить на стену сотню арбалетчиков, каждого арбалетчика пускай прикрывает один солдат с тяжёлым щитом. Во-вторых, вытащить из повозок все арбалеты. Я хочу, что бы позади стрелков стояли перезаряжающие с ещё одним арбалетом и что бы стрелки могли стрелять непрерывно. Понятно !.
   -Понятно командир .
   -Исполняйте.
   Сотники, отдав честь, разбежались, криком подзывая к себе десятников. Через минуту на стенах и около фургонов, закипела работа. Одни хватали арбалеты и тащили их стрелкам, которые тем временем забирались на стену, помогая, друг другу, другие выстраивали заслон позади стрелков и подносили болты из фургонов. Ещё несколько сотен арбалетчиков, включая и спешенных разведчиков, рассыпалась по всему протяжении стены. Цепи арбалетчиков то здесь то там немного разбавляли лучники со своим оружием, сегодня чувствовалось работа найдётся для всех.
   Охранники пугливо жались в стороне, полностью передав в его руки охрану виллы.
   Никитин что бы ни мешать взбирающимся на стену бойцам, подошёл поближе к Лошре и протянул ей руки, мгновением позже он поймал её за талию и аккуратно поставил на землю, попутно успев, оценив её крепкую грудь и очень малый вес.
   Пробравшись вместе с ней сквозь толпу суетящихся дружинников, он подошёл к командиру ресов. Гулл усевшись на ступеньках поместья, невозмутимо затачивал свой огромный меч, специально сделанный для этих здоровяков. Заметив командира, он вопросительно взглянул на него. Его вытянутые уши при этом забавно подёргивались.
   -Чую большую драку командир! - басом проговорил он.
   -Ты не ошибся Гулл. Бери своих парней и становись позади стрелков, если нападавшим удастся прорваться на стены, твоя задача остановить их, а пока будете помогать стрелкам заряжать арбалеты..
   Гулл молча кивнул и особым свистом подозвал своих соплеменников. Колонна двухметровых гигантов, закованных в тяжелые доспехи, неторопливо двинулась к стенам. Ворта и его низкорослый народец в легких доспехах, с легкими арбалетами, выстроился было с воинственным видом позади ресов.
   Никитин взмахом руки отослал их прочь, в случае прорыва они ничем не могли ему помочь и только помешали бы в предстоящем сражении.
   Правда, низкорослики быстро сориентировались и один за другим стали шустро забираться на большие деревья и рассаживаться на их ветвях. Оттуда они могли поддержать его дружинников, стрелами из лёгких арбалетов.
   Землянин в знак одобрения показал Ворте большой палец и тот радостно улыбнулся во весь рот, довольный, что командир оценил его выдумку.
   Суматоха уже улеглась, все бойцы заняли свои места, только у стены всё ещё суетились воины, заряжающие арбалеты. Сергей, вместе с женщиной, которая не отходила от него ни на шаг, пошел к своему фургону и вытащил из него большой сундук.
   Ключ от этого и других сундуков, сверкавшего водоотталкивающим лаком, он всегда носил с собой, в нем переложенные толстыми слоями высушенного мха он хранил запечатанные воском кувшины с чёрным порохом. С собой он взял три таких сундука. Изготовление пороха была одна из тайн, которую он не доверял никому и что там внутри никто не знал.
   Он вытащил несколько кувшинов и проверил, не отсырели ли фитили, вставленные в них. Всё было в порядке. Лошра любопытная, как все женщины, сразу заинтересовалась этими кувшинами, которые с такой осторожностью вытаскивал Сергей.
   - Это - Сергей нежно погладил один из кувшинов, опутанный веревкой, что бы легче кидать, и таинственным шёпотом добавил - наша последняя надежда - магия.
   Со стены донеслись тревожные крики:
   - Идут!. Идут! -.
   -Я вас очень прошу!. Посидите пока дома, На вас ничего нет и любая стрела убьёт вас!. - крикнул Никитин на бегу.
   Она, молча, кивнула и крикнула ему вслед:
   -Удачи!. Я буду ждать тебя!.
   Стоящие рядом дружинники одобрительно взвыли от этих слов. Многие из них тут же продемонстрировали, заимствованный у их командира жест, вздёрнутый вверх большой палец.
   Лошра хмыкнула, окинула презрительным взглядом всю эту развесёлую компанию и резко крутанувшись, скрылась, вслед за ней поспешили слуги и толстый дворецкий.
   Сергей огляделся вокруг, всё было готово к бою. На стене застыли густые цепи арбалетчиков, рядом с ними застыли, прикрывая их, мечники с тяжёлыми щитами.
   Зоркий глаз командира подметил, что некоторые бойцы, на этот раз взяли запасные щиты ресов. Они были больше чем их обычные, сделанные по образцу римских скутумов, щиты. За ним полностью могли укрыться одновременно и арбалетчик и мечник.
   Около стены копошились заряжающие, подтаскивая к стене всякий хлам, что бы с него можно было удобнее подавать заряженный арбалет, тем, кто на стенах. Немного не доходя до них, застыла редкая цепь ресов.
   Метрах в десяти от них плотной, в два ряда шеренгой, ощетинившейся копьями застыли пешие воины. Позади них застыли арбалетчики и спешенные конники с арбалетами в руках. Всё было готово к приему незваных гостей.
   Сергей кликнул ближайшего десятника из конной сотни и велел ему отрядить, десяток людей присматривать за местностью позади виллы. Холм там очень круто обрывался и, нужно было очень сильно постараться, что бы на него забраться, но он не хотел рисковать. Неподалёку был захваченный мятежниками порт и теоретически, забраться вверх по отвесным скалам было возможно.
   Землянин начал пробираться к воротам, прижимая к груди пяток мешков с порохом. Заметив своего оруженосца, он поманил его к себе. Гафт, бренча доспехами и с шитом в руке подбежал к нему.
   -Быстро раздобудь где-нибудь факел, зажги его и держись рядом со мной. Понял ?.
   Тот кивнул и исчез.
   -Всё таки я его хоть немного вышколил, - подумал про себя Сергей, поглядев вслед бегущему оруженосцу - раньше он бы непременно задал бы вопрос, - а зачем мне нужен горящий факел днём ?.-
   Никитин подошёл к воротам и, потеснив арбалетчиков, забрался на стену. Стоящий рядом мечник протянул ему руки и помог взобраться.
   -Идут командир !- он коротко выругался и сплюнул вниз.
   Толпа, поднимая тучу пыли, медленно, но неотвратимо как волна приближалась к ним, до неё осталось чуть меньше километра. Большинство мятежников, а может быть и патриотов, было вооружено короткими копьями и дубинами, редко можно было увидеть тусклый блеск топора
   или меча.
   Подбадривало всё это воинство десятка два жрецов, поющих унылый гимн, толпа нестройно подтягивала им. Кое-где в толпе монотонно били руками в огромные бубны, те низко и гулко гудели, заводя толпу.
   Вот до неё осталось, триста метров, двести... Арбалетчики начали прицеливаться, нетерпеливо посматривая на него.
   -Эй вы, там стойте !- закричал Сергей обращаясь к толпе, но голос у него был не такой сильный и его предупреждение затерялась в криках толпы.
   Никитин обернулся и, увидев неподалёку Бычью Глотку, приказал ему крикнуть толпе. Тот быстро залез на стену и заорал, так что стоящий рядом с ним арбалетчик чуть-чуть не упал со стены.
   -Эй, вы там свинячье дерьмо, стоять, а не то получите стрелу в брюхо! - он проорал еще несколько ругательств и замолк.
   Толпа остановилась от них метрах в ста и начала орать, обзывая защитников, те тоже не остались в долгу и начали в свою очередь орать на них. Никитин вскинул руку:
   -Тихо всем!
   Бойцы быстро затихли, постепенно затихла и толпа, лишь только в конце неё было слабо слышно монотонное пение. Расталкивая посохом людей, из неё вышел пожилой жрец в зелёной одежде и направился к нам. Не дойдя немного до стены, он остановился и оглядел их.
   -Неверные! - заговорил он хорошо поставленным голосом на нати.
   Те, кто понимал этот язык, в его отряде, громко начали переводить слова жреца своим товарищам.
   -Сдайте свое оружие и склонитесь перед волей Зурна, ибо, если вы не склонитесь перед его волей - всех вас ждет смерть. Склонитесь и повинуйтесь его воле !.
   Он театрально вскинул руки к небу. Толпа отозвалась на его слова громкими криками.
   -Сдайте оружие. Склонитесь перед его мощью!
   Толпа завыла, и голос жреца затерялся в ней, только временами до них долетало:
   -Во славу Зурна!....кровь смоет вашу скверну .... дарована вам будет милость - родится в следующей жизни...
   Громкие крики бойцов прервали речь жреца, многие непристойными жестами показали ему, куда он может засунуть свою милость. Жрец медленно оглядел их своими оранжевыми глазам и нервно затеребил свою длинную косу. Жрецы-теро в отличие от знати, носили только одну косу.
   Сергей заметил, что зрачки его глаз были сильно сужены, несколько замедленные жесты жреца указывали, что он находился под действием наркотика. Постояв ещё немного, служитель Зурна резко развернулся и ушел, мятежники расступалась перед ним с громкими криками, и грозя оружием наёмникам.
   Похоже, урок, который толпа получила утром, для неё не пошел впрок. Да и что могли сделать эти бедолаги?. Их всегда и во все времена, цинично использовали в качестве расходного материала политиканы, что на Земле что здесь.
   Основную массу нападавших, составляли плохо одетые теро. У многих из них в руке были только ножи или копья. Доспехов и щитов у них почти не было. Правда, в глубине строя Никитин заметил несколько сотен бойцов гораздо лучше экипированных бойцов, которые своими телами выдавливали всю эту массу бедноты перед собой, играя роль эдакого поршня. Всё было цинично и понятно.
   Барабаны в толпе начали сначала медленно, потом всё более и более часто стучать, заводя собравшийся народ. По рядам мятежников стали ходить жрецы и махать сосудами, из которых густыми клубами поднимался голубоватый дым. Те, кто вдыхал его, вскоре начинали подпрыгивать на месте и с удвоенной силой орать:
   -Зурн !, Зурн !
   Никитин сплюнул, глядя на это. Похоже, жрецы начали накачивать пушечное мясо, какой-то наркотической дрянью. Так продолжалось несколько минут, потом вдали послышался яростный вой, это восставшие вновь бросились штурмовать ворота крепости. Подстёгнутый этими криками, городской сброд бросился на штурм особняка.
   Сергей вскинул руку и резко опустил её. Арбалетные стрелы выкосили сразу несколько передних шеренг атакующих, порой одна летящая стрела пронзала сразу нескольких нападавших теро, но на этот раз это не остановило обкуренных фанатиков, с яростным рёвом спотыкаясь о трупы единоверцев, толпа неслась вперёд.
   Арбалетчики почти непрерывно стреляли. Выстрелив, они тут же протягивали разряженный арбалет назад заряжающим, а им в руки тут же совали уже заряженный. Так продолжалось секунд тридцать.
   Толпа, резво ринувшаяся было на штурм, постепенно стала притормаживать. Смерть, каждую секунду, забиравшая сразу десятки атакующих, резко отрезвила их. Наконец наступил момент, когда крики ужаса пересилили истеричные вопли - "Зурн!. Зурн!.".
   В толпе завихрились разнонаправленные водовороты, основная масса народа ринулась обратно, но задние всё ещё лезли вперед. Никитин, внимательно глядевший на поле боя, заметил момент, когда те, кто был в доспехах, явно подчиняясь неслышимой команде, вдруг начали расступаться, пропуская сквозь свои ряды обезумевшую толпу. Правда, в некоторых местах они не успели этого вовремя сделать и оказались сметены отступающими.
   На вытоптанной траве остались лежать сотни убитых и раненых. "Пушечное мясо" свою миссию исполнило. К небу возносились молитвы, перемешанные со стонами и проклятьями. Толпа резво откатывалась обратно, только воины в доспехах отступали в полном порядке, прикрываясь щитами. Землянин заметил, что они потащили с собой нескольких своих раненых, прочие не утруждали себя подобным милосердием. Каждый за себя.
   -Прекратить стрельбу!. - громко скомандовал Сергей, он не желал смерти этим несчастным, одурманенным наркотиком теро.
   Стрелки с азартом посылающие стрелы в спины отступавшим с неохотой последовали его приказу.
   -Открыть ворота, собрать стрелы. Сотня Бонга на выход!. - отдал он команду пешим воинам.
   Застоявшиеся бойцы с радостными воплями выскочили наружу и засвистели вслед убегавшей толпе. Насвистевшись вдосталь, воины начали деловито собирать стрелы, попутно обшаривая покойников.
   Судя по их кислым физиономиям и ругани, ничего особенного они там не нашли, да и, глядя на драную и грязную одежду покойников, сразу было видно, что на богатую добычу здесь рассчитывать не приходится.
   Сергей вместе с потоком охотников за трофеями вышел из ворот и немного прошел, вперёд перешагивая через мёртвые тела. Внимание Никитина привлек зеленый плащ жреца, рядом с ним валялся сломанный посох.
   Он ногой перевернул тело, уже знакомый ему жрец невидяще уставился в небо жёлтыми глазами, на зелёном балахоне около сердца расплывалось красное пятно. Стоя над убитым Сергей не почувствовал жалости к этому старику, такие в своем слепом рвении, фанатики уничтожат множество людей и не людей, во имя своего божка, так было в его мире, так происходило и здесь.
   На лицо трупа села жирная мужа и стала деловито ползать. Землянин отвернулся и окинул взглядом поле с наваленными тут и там телами, под которыми временами не было видно травы..
   Изредка в массе тел попадались горожане в добротной одежде, но большинство убитых в грязных лохмотьях. Скорее всего, это были беженцы из Великой Степи.
   Почему-то в памяти вдруг всплыли строки:
   -Он хату покинул, пошёл воевать.
   Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать!.
   Никитин вздохнул и пошёл к открытым воротам. Пока этот мир воспринимал только такие аргументы.
   -Командир, а с ранеными что делать?. - окликнули его бойцы собирающие трофеи.
   Один из бойцов с мечом стоял радом с молодым оборванцем, у которого из бицепса руки торчал арбалетный болт. Тот затрясся и попытался отползти, но боец крепко держал его за ворот одежды. В другой руке у него был зажат обнажённый гладиус..
   -Тяжелораненых добить!. Легкораненые пускай проваливаю!. Выживут - их счастье!.
   Боец пожал плечами, что-то проворчал себе под нос, пожал плечами и отпустил ворот лежачего полукровку теро. Тот не веря, что его, не добьют, быстро поднялся с земли и, пошатываясь, заковылял к лагерю мятежников. Вскоре ещё десяток, тяжело бредущих, и временами падающих фигур отправились туда же. Больше раненых не было.
   -Дай Бог вам выжить... - подумал Сергей, провожая взглядом тяжело бредущих раненых.
   По правде говоря, он не был уверен что они выживут, уровень местной медицины был очень низок .
   -Надо было прирезать бы эту шваль командир!. - недовольным тоном произнёс Бирт, подошедший к нему сзади. - Ребята не понимают чего ты их щадишь!. Они бы нас не пощадили бы!. Перерезали бы глотки и ....
   Никитин взмахом руки прервал его монолог и мрачно взглянул в его глаза. Несколько секунд они взглядами ломали друг друга, потом сотник отвёл глаза.
   -Ну, я так это... ты командир тебе виднее.
   -Вот именно мне виднее - отрезал Никитин. - Нам никто не платит за то, что мы убиваем этих бедолаг, у которых и оружия то толком нет. А раненых я отослал, потому что бы мятежники поняли, что мы не хотим на них нападать!. Пускай, штурмуют стены крепости и дерутся с гвардейцами владыки!. Мы пока постоим в стороне. Посмотрим, чья возьмёт..
   Сотник смущённо крякнул и покрутил головой, оценивая план своего командира.
   -Ну, ты хитёр командир!. Хитёр!. - рассыпался он в комплиментах своему командиру. - Эх, и много мы их тут накрошили..
   -Вот и займись этим со своей сотней!. Выбери расщелину и скидывай туда все трупы, а то вскоре мы все задохнёмся от зловония. Понял приказ?.
   -Да сэр! - вытянулся сотник.
   -Выполняй!. И стрелы не забывай вытаскивать, а то нам скоро стрел не хватит..
   Землянин повернулся и пошел к воротам в спину ему ударил зычный рёв Бирта подзывающего свою сотню. Никитин посторонился, пропуская солдат. Сотник быстро пролаял команду. Ответом ему был шутливый многоголосый стон, и вскоре его сотня, под весёлые шуточки других бойцов, начала стаскивать тела в расщелину.
   -Куда поволок олух!. Стрела вон торчит !. Вытащи её!. - вновь послышался сзади рев Бирта.
   Немного погодя опять.
   -Как говоришь?. А нож у тебя на что!.
   Тут уже пошли совсем непечатные слова, но останавливать сотника и подрывать его авторитет, Никитин не стал и торопливо пошёл вперёд. В тот день на них никто, больше не нападал.
  
   У ворот дома его встретила молоденькая служаночка-теро, над которой подшучивали и заигрывали стоящие рядом бойцы и пригласила его в дом, где для него уже были приготовлены покои.
   Никитин не возражал. Распорядившись насчёт охраны, и приказав готовить ужин и обустраивать лагерь, он последовал за девушкой в дом. Увидев в толпе Гафта с зажжённым факелом, Сергей велел тому погасить его и принести сундук с его одеждой, а кувшины с порохом положить в фургон.
   Оруженосец, ничему не удивляясь, привык уже. Молча, пожал плечами, загасил о землю факел и отправился к его фургону, таща в каждой руке по кувшину. Бойцы, оживившиеся было при виде кувшинов, с удивлением уставились на выглядывающие из горловин кувшинов фитили, и стали делиться друг с другом догадками относительно того, что же там внутри.
   Но всем было ясно, что в нём явно не вино.
   Землянин поднялся по широкой скрипучей лестнице на второй этаж. Прошел по широкому коридору, служанка с натугой раскрыла перед ним толстый достающий до пола занавес, который здесь заменял дверь.
   Никитин не удержался и, проходя мимо, мимоходом оценил толщину полога. Не меньше пяти сантиметров толщины, и он надёжно гасил все звуки. В покоях отведенных владетелю уже стояла большая бадья с теплой водой и несколько молоденьких, хихикающих служанок, в полупрозрачных одеждах, с травяными мочалками, что бы помочь ему совершить омовение.
   Но Сергей их разочаровал, заявив что, любит мыться сам, он быстренько всех выгнал за дверь. Девицы выпорхнули с обиженным видом. Отправил своего адъютанта следом за служанками и, усевшись в теплую воду, Никитин с удовольствием как мог, расслабился в тесной бадье. Немного отмокнув, он быстро вымылся. Переодевшись в чистую одежду, и немного отдохнув, землянин пошел осматривать, как там обстроились его бойцы. В полутёмном коридоре, тускло освещавшимся десятком светящихся растений его терпеливо дожидалась одна из служаночек.
   -Что угодно господину? - быстро подбежав к нему, спросила она.
   -Пока ничего. - рассеяно ответил он. - Впрочем, нет!. Пускай уберут бадью с водой.
   -Если господину что, то понадобится... пускай он крикнет меня. Меня зовут Кесо. Моя комната расположена неподалёку - со значением произнесла она, лукаво поглядывая на него.
   -Спасибо милая я буду иметь в виду!. Вот тебе за труды... - он протянул девушке золотую монету и небрежно отмахнувшись от слов благодарности, поспешил вниз.
   Светило уже зашло, спутник Дабо, только-только начал подниматься из-за горизонта. Жара уже несколько спала, со стороны озера тянуло прохладой и тиной.
   Сергей, выйдя во двор, постоял несколько минут, всматриваясь в ставшие привычными за эти несколько лет созвездия Галеры, Стрелка, нашёл очень яркое разбросавшее длинные узкие щупальца созвездие Осьминога.
   Особенно ему нравилось созвездие Яйца - очень плотное скопление звёзд образующее фигуру действительно по форме напоминающее огромное яйцо. Он долго смотрел в небо, небольшой спутник, раза в два меньше земной Луны, всё выше и выше неторопливо поднимался ввысь. Ему тоже хотелось взлететь и полетать как птица... Шорох сапог по гравию, заставил, его очнутся.
   К нему неторопливо шел Бирт, довольно потирая ладони. Не доходя нескольких метров от командира, он предусмотрительно остановился, но тот и так почувствовал винные ароматы, да и его несколько возбуждённое поведение показывало, что бравый сотник уже успел, набрался.
   -Разрешите доложить сэр, палатки расставлены, животные и люди накормлены, караулы - он обвел рукой всё поместье- выставлены.
   Немного помолчав, добавил:
   -Потерь на сегодняшний день нет. - после чего уставился на него преданными глазами.
   - Опять набрался ?- с тоской в голосе спросил его Сергей.
   - Так мы.., я это самое - виновато забормотал он - по случаю победы так сказать.
   - По случаю победы - передразнил его Никитин - победители!. Много ли чести положить почти безоружный сброд.
   -Так ведь их было - он мучительно начал загибать пальцы, вспоминая - пять рук сотен, как это ? -
   -Пять тысяч - подсказал ему Сергей.
   -Во, во. Из них тысячу этих мы там положили, а у нас даже никого не ранило!. Я уже скоро тридцать лет в наемниках, но такого, на своей памяти не припомню. Что бы накрошить такую кучу этих, а у нас никого даже не ранило....
   Он развел руками и с восхищёнием посмотрел на него.
   -Любят тебя боги Счастливчик!.
   -Любят Бирт. Любят! - согласился с ним он. - Ты ещё забыл, что у нас тогда в Хебо было. Вот тогда нам действительно повезло, и боги были на нашей стороне!.
   Сергей махнул рукой.
   -Ладно, иди спать и чтоб завтра, был в норме. Понял?. И смотри у меня, если бойцы напьются как ты!. - Никитин выдержал внушительную паузу - Ты у меня обратно в десятники загремишь!. Понял?.
   -Так точно, понял - Вирт отдал честь и развернулся, что бы уйти.
   -Трупы убрали ?.
   -Так точно, там неподалёку нам слуги ещё одну расщелину показали. Ну, мы всех их туда значит и, побросали. Только недавно закончили!.
   -Хорошо, свободен.
   Дождавшись пока шаги сотника, затихнут, Сергей отправился осматривать караулы, дойдя до ворот, он залез на стенку и посмотрел на лагерь мятежников. В той стороне горело множество костров, стены крепости, по периметру, тоже были ярко освещены.
   Тусклые перемещающиеся в темноте огоньки с крепостной стены говорили о том, что защитники бдят. Около поместья как он не вглядывался, никого не было. Тела действительно убрали.
   Около ворот стоял десяток в полном обмундировании. Двое бойцов сидели на стене, болтая ногами в воздухе и наблюдая за окрестностями. Никитин похлопал десятника по плечу, командирским голосом произнёс:
   - Молодцы ребята!
   И отправился инспектировать дальше. На Земле, несмотря на то, что ему не довелось послужить в армии, он, тем не менее, прочёл много литературы об устройстве и военном быте армий всех времён и народов. Формируя собственное войско Никитин многое, взял из тактики и обмундирования римского легиона.
   Ну а коли, сформировал личную дружину, то и приходилось играть роль отца-командира, иначе было нельзя!. Сожрут-с!. Если почуют слабину.
   Солдат должен быть уверен, что командир бдит. Вот и сейчас он, позевывая, обошел всё поместье по периметру, сопровождаемый взглядами многочисленных часовых. Прошёлся между длинными, ровными рядами палаток, спугнул гибкую стройную тень, которая, испуганно пискнув, скрылась в ближайшей палатке и, убедившись, что всё в порядке, отправился в свои апартаменты.
   Несмотря на то, что было ещё довольно рано, сильно хотелось спать - сказывалась бессонная ночь и суматошный, насыщенный кровавыми событиями день. Войдя в тускло освещённую растениями комнату. он быстро скинул одежду и быстро заснул.
   Он даже не заметил, как бесшумно отошла стенная панель, и оттуда на него глянули жёлтые чуть светящиеся в темноте глаза. Лошра минуту глядела на его спокойное лицо, потом так же тихо панель вновь стала на своё место.
   На следующий день он позволил себе встать попозже, потом поднялся, сбрасывая сонную одурь, и немного поработал с чакрами, усиливая поступление энергии в тело. Голова немного прояснилось, но не намного. Сергей несколько раз споласкивал себе лицо водой, прежде чем почувствовал, что готов к новым подвигам.
   Судя по тишине и то, что его никто не разбудил, за ночь на них никто так и не напал. Толкнув мягко качнувшийся занавес, он вышел из комнаты, в коридор, где его с нетерпением поджидал скучающий Гафт. Правда его скуку скрашивала та самая молодая служаночка-теро, перед которой он гордо распускал перышки.
   Увидев, его он скабрезно улыбнулся, но на Сергея это не произвело никакого впечатления, и дурацкая улыбка быстро увяла на его лице. Тут же напустив на себя серьезный вид, оруженосец начал докладывать.
   Ничего интересного Гафт ему не сообщил, и Сергей послал его за завтраком. Завтрака на кухне уже не оказалось, зато был готов обед и, отдав должное гречневой каше с бараниной, он отправился во двор, нацепив с помощью своего адъютанта доспехи.
   Сотня солдат, разбившись на десятки, сидели во дворе, греясь на солнышке, одни лениво затачивали оружие и чинили доспехи, другие просто трепали языком. В дальнем углу поместья часто и звонко по металлу, стучал молоток. Кузнецы развернули походную кузню и что-то деловито чинили.
   Везде царила осмысленная суета. Рядом с походной кузней, бойцы деловито вкапывали столбы и прибивали слеги, что бы потом разместить там быков. Вспомнив про животных, Никитин поморщился, через пару дней надо будет, что-то решать с кормом для них. Пока травоядные расползлись по всему двору, неторопливо подъедая травку.
   Бойцы лениво отгоняли животных, когда они хотели полакомиться кустами цветов и кустарников. Ухоженному парку, при обустройстве лагеря, тем не менее, был нанесён большой ущерб. Но ничего не поделаешь - война!.
  
   Лошра, тем временем, задумчиво разглядывала заинтересовавшего её молодого, даже слишком молодого, командира из узкого окошечка. Она так и не смогла разобраться в этом юноше, что-то очень странное было в нём. А уж мужчин в её не такой уж и длинной жизни было не мало!.
   Она незаметно разглядывала его, переходя от окошка к окошку. Рядом с ней неслышной тенью скользила её ближняя подруга Полти, которую она много лет назад купила на невольничьем рынке в Та-мир-но себе в услужение, когда она вместе со своим покойным мужем, выполняли одну важную миссию в этом государстве.
   Вскоре после возвращения в Висс-Ано девочка получила вольную и осталась при ней, у неё оказался очень ценный дар видящей. Она могла, сосредоточившись видеть ауру животных и разумных рас этого мира. Девочку даже на некоторое время, не бесплатно конечно, но оно того стоило, отдали в прислужницы в храм Асли где её дар смогли отшлифовать.
   С тех пор Полти стала присутствовать на всех важных совещаниях, где было необходимо понять, насколько правдив твой собеседник. Мало кто из аристократов теро имел при себе в постоянном штате такого видящего. Чаще всего приходилось идти на поклон в храм Асли, что бы на краткое время нанять такого рода специалиста.
   Жрецы храма не отказывали просителям, но это стоило немалых денег. Видящих нанимали только когда на кону стояли очень серьёзные деньги или затевались политические интриги, которые могли стоить проигравшему имущества, а то и головы.
   Лошра никому не говорила о том, что её компаньонка обладает таким даром, для всех она была просто вольнонаёмная служанка, которую аристократка постоянно таскала с собой. Поэтому у теро была уникальная возможность быстро узнать правду практически в любой жизненной ситуации.
   Вот он не спеша идет сквозь толпу своих наемников, неторопливо отдавая приказы. Теро внимательно оценивала его скупые жесты и ту готовность, с которой люди значительно старше его выполняли его распоряжения. Никаких криков или ругани, да и его наёмники все были на удивление трезвыми.
   Хозяйка с удивлением вспомнила, что вчера от него не разило вином или пивом. Странно. Она с удовольствием полюбовалась на его изящную фигуру в красивых блестящих доспехах, выгодно выделяющего его среди своих наемников. Особенно ей понравилась его шляпа с перьями. Очень необычно и красиво... для варвара или нет, не варвара.
   Этот странный владетель очень сильно заинтересовал её. В её бурной жизни было множество мужчин, одним она отдавалась по любви, другим по политической необходимости, но вот в этом парне было нечто... Вот только что, она не могла связно сказать.
   -Интересно откуда он такой взялся?. Светлая кожа и волосы.. Интересно какие расы оставили свой след в его крови?. Скорее всего полукровка... вот только светлые волосы -это было непонятно.
   Необычная внешность, странная и вместе с тем удобная одежда, выдававшая, что её обладатель человек со вкусом. Утончённые манеры, так не похожие грубое поведение наёмников, всё это пробуждали в ней любопытство, и притягивало её к этому странному варвару. Правда, помимо любопытства ей ещё двигало и нечто имевшее отношение и к физиологии.
   -А ведь он моложе её!. - вдруг с тоской подумала она.
   Её последний любовник перед всей этой заварушкой исчез и судя по его разговорам, он сейчас явно не на стороне Луфаро. С тех пор прошло уже две недели, как её постель пустовала. Постель вдовы. А этот парень да ещё как не крути и с официальным титулом... Это было интересно и не зазорно, а если...
   Она поймала себя на том, что начала рассматривать его в долгосрочной перспективе - в качестве, качестве кого?. Любовника?. Мужа?. Разумеется, Лошра прекрасно понимала, что она не будет у него единственной, и крепко привязать его к себе она наверняка не сможет и дети...увы, они между их расами невозможны.
   В отличие от европейских женщин, ставивших вопрос или - или, или я или она, Лошра с раннего возраста воспитывалась в полигамной культуре, где такие вещи были обыденным явлением. Ну не удивишь же мусульманина, таким образом, жизни!. Это вполне обычное и естественное явление - скажет он и будет прав.
   Теро прекрасно понимала, что ей, возможно, придется делить этого мужчину с несколькими женщинами, но самоуверенно полагала, что сможет сделать, так что его внимание в значительной степени будет принадлежать только ей. Посмотрим.
   -Жалко всё-таки, что он не теро и у наших рас не получится заиметь детей! - с легкой грустью подумала она. -Её единственный ребёнок погиб тогда в Та-мир-но, по чистой случайности съев предназначенные ей лакомства с ядом. Так уж тогда получилось.
   На миг в её воображении возник образ изящной малютка теро, но с такими, же, как у него светлыми волосами. Это было прекрасно, но это были только игры её воображения.
   -Что ты можешь сказать о нём? - кивнула она головой в сторону капитана наёмников.
   Полти ответила быстро, она уже успела обратить внимание на то, что ей хозяйка с интересом, приглядывается к этому наёмнику и уже могла сделать первичные выводы..
   -Хорошие краски!. Чистые!. Мощная аура. Он "соми", я еще не видела среди этой расы никого с таким уровнем.
   -"Соми"? - Лошра наморщила лоб, пытаясь припомнить это слово, но так и не смогла, вспомнила его значение.
   -У последователей Асли ещё их называют прикоснувшимися к покрову богини. Такие могут стать верховными жрецами богини, и храм с радостью бы принял такого в свои ряды, независимо от расы и происхождения.
   Лошра теперь вспомнила это слово. Тогда она довольно долгое время она была близка с одним из жрецов богини. Они искренне её любил и хотел, что бы и она разделяла его веру. Так вот он рассказывал ей о Лестнице Асли, где "соми" находились на самом верху этой Лестницы и могли после своей смерти получить право оставаться в Чертогах Асли и никогда больше не умирать, постоянно пребывая с богиней.
   У неё пока был только уровень "хло", об этом ей также рассказал этот молоденький жрец, и насколько она помнила "соми" находилось через целых три ступеньки вверх. Помнится, это так её расстроило, что она ещё так несовершенна, что они вскоре расстались.
   От такого её интерес к этому человеку ещё более усилился, таких личностей нельзя было упускать просто так, коли звёзды их свели вместе. Нужно было использовать этот шанс.
  

*****

   Никитин подошел к воротам и уже привычно залез по небольшой лестнице. Окинул взглядом местность, уже успевшую ему надоесть как и этот город в который он попал в не лучшее для себя время.
   Восстание в городе тем временем продолжалось. Правда, в Нижнем городе дыма уже не было, что можно было сжечь - всё уже было к этому времени сожжено. Войска верные нынешнему владыки, так и не появились и когда они прибудут, было неясно.
   Зато в лагере мятежников народу существенно прибавилось - это было неприятно. Вблизи ворот, тем временем шла вялая перестрелка лучников. Одетые в меха фигуры стреляли в лучников на стене из небольших луков, те отвечали им тем же.
   В течение пяти минут, пока тянулась эта вялая перестрелка, Никитин успел увидеть, как со стены упало четыре лучника, у мятежников, за это время, упал только один. Похоже, против лучников владыки, мятежники выставили горцев, которые судя по результатам поединков, были более искусны в стрельбе, чем гвардейцы.
   Кроме фигурок лучников, которые шустро бегали и стреляли, рядом с крепостью больше народу не было. На подступах к крепости лежало множество неподвижных фигурок, особенно много их было около ворот, там трупы даже образовали небольшую горку. Всё как обычно в соответствии с логикой войны.
   За эту ночь, на расстоянии трёх полетов стрелы, от крепости, появился один богато украшенный шатер, рядом с ним встали три десятка шатров попроще. Кстати у осаждённого гарнизона не было метательных орудий. Впрочем, и в других городах, которые Никитин посетил в своих странствиях, он так и не увидел ничего подобного римским баллистам или самострелам.
   -Что день грядущий нам готовит? -подумал про себя он и, прищурившись, стал более пристально разглядывать лагерь мятежников.- Как жаль что нет бинокля или хотя бы подзорной трубы!.
   За шатрами Сергей разглядел плотный клубок человеческих тел, оттуда поднимался дым многочисленных костров и, временами толпа принималась выкрикивать имя своего божества.
   -Зурн!. Зурн! - мощный слитный звук множества глоток громко и внушительно разносился окрест, вызывая невольный трепет.
   К лагерю, мятежников, и из него, редкой, но непрерывной цепочкой тянулись люди и повозки. В одной из повозок, движущихся в лагерь, Никитин увидел десяток длинных штурмовых лестниц, которые выступали далеко за край повозки. Их тут же быстро выгрузили, и повозка отправилась в обратный путь. Пока бунтовщики временно оставили их в покое, сосредоточив все свои усилия на крепости владыки. Вот только надолго ли?.
   Он перевёл свой взгляд на местность непосредственно перед стенами. О вчерашней бойне напоминали только тёмные пятна, густо покрывавшие дорогу перед стеной. Узкий клин выгоревшей под солнцем травы слева в сторону порта, был почти полностью вытоптан и содран, должно быть в ту сторону солдаты волокли трупы. Никитин вздохнул.
   -Дай Бог, что бы нынешний день прошёл спокойно! - подумал он, глядя на лагерь мятежников.
   Сегодня толпа не была так агрессивно настроена как вчера. Землянин надеялся, что их больше не потревожат в ближайшее время, однако он ошибся.
   Через два часа дозорные подняли тревогу, и все бойцы стали быстро натягивать доспехи и выстраиваться по уже привычной схеме. Сергей вскочил на стену, вместе с торопливо взбиравшимися туда же арбалетчиками и вгляделся вдаль.
   Толпа, держась вне досягаемости лучников на стене, направлялась к ним. Никитин, прищурив глаза, разглядывал их со стены. Похоже, сегодня к ним в гости шли не только беженцы из степи и горожане, впереди толпы шёл многочисленный клин воинов в доспехах и со щитами, и это было плохо. За них, похоже, решили взяться всерьёз.
   Сергей быстро сосчитал количество воинов в доспехах, навскидку их было не меньше четырёх сотен, валившая вслед за ними толпа была значительно большей, чем вчера. И эту толпу, так же как и раньше, подпирали хорошо вооружённые воины в доспехах. Сколько их было, понять было трудно, они всё время непрерывно перемещались, но уж наверняка не меньше трёх-четырёх сотен.
   -Тысяч пять не меньше! - подумал он и оглядел своё войско.
   К этому времени все уже успели построиться кроме ресов, на которых спешно навешивали тяжёлые доспехи, и судя по всему, они должны были вскоре занять своё место. Под стеной тихо ругались бойцы, заряжающие арбалеты.
   Вот поспешно забрался последний арбалетчик, ему тут же торопливо протянули уже заряженный арбалет. Всё было готово к бою. Ресы поодиночке поигрывая массивными палицами, становились в редкую линию впереди основной массы, ощетинившейся короткими копьями дружинников.
   Когда толпа немного приблизилась, стало видно, что они несут десятка два небольших штурмовых лестниц. Видимо руководители мятежа, не сумев захватить крепость, решили, что здесь им повезет больше.
   В принципе понятное и очевидное решение. Крепость они так и не взяли, за всё это время и мятежникам теперь явно требовалась хоть какая-то победа, что бы подхлестнуть и воодушевить восстание.
   Землянин, тем временем, соскочил со стены, и пока войско мятежников неторопливо двигалось к ним, быстро забежал в свой фургон. Там он опять достал из сундука кувшины с порохом, которые ему вчера так и не понадобились, а вот сегодня... он чувствовал, что ему без этой поддержки не обойтись, уж слишком много сил выступало против них.
   - Штуки четыре я думаю, хватит!. - подумал он.
   Потрогал пальцем фитиль пропитанный селитрой, вроде бы всё было нормально. Увидев, мнущегося неподалёку адъютанта Сергей, крикнув тому, что бы он бежал за факелом. Гафт скривился, но пошел. Вчера над беднягой много подшучивали, выпытывая, что он ищет днём с факелом и чем наполнены его кувшины.
   Вскочив на стену, ближе к воротам, Никитин потребовал себе щит и, потеснив готовящихся к бою арбалетчиков, разложил мешки с порохом на парапете.
   Все вокруг с любопытством наблюдали за его приготовлениями. Галопом прибежал Гафт, держа зажжённый факел, все опять с улыбками, начали подшучивать над парнем.
   -Тихо!. Парень сейчас помогает мне наколдовывать победу! - громко сказал он, обращаясь к окружающим его бойцам.
   Шутки тут же смолкли. В приметы и наговоры в отряде верили все поголовно, как и в то что, он колдун или маг, все вдруг сразу начали поглядывать на Гафта с уважением и опаской. Получалось что Гафт - ученик мага, тогда конечно над ним шутить не следует.
   Толпа, тем временем неторопливо приближалась. Людская масса, наученная вчерашним побоищем, остановилась далеко от них.
   Вскоре из её рядов высыпало человек пятьдесят лучников одетых в волчьи шкуры и с короткими луками в руках. Это, по всей видимости, были те самые горцы, которые помогали беглому принцу.
   Рассыпавшись в редкую длинную цепь и держа в руках лук с наложенной стрелой, они легкой походкой двинулись к ним. Никитин усмехнулся горцы, похоже, хотели подойти поближе и затеять весёлую перестрелку, наподобие той, что у них была с лучниками из крепости, но из этой затее здесь у них ничего не вышло.
   Тем временем стрелки уже вошли в зону действия их арбалетов. Арбалетчики вокруг стали поглядывать на него и он, выждав пару мгновений, коротко выкрикнул:
   -Стреляй!.
   Резко щёлкнул залп. Приближающаяся линия лучников вдруг оказалась разорванной во многих местах. Несколько пущенных болтов угодили в толпу, заставив ее, испуганно отхлынуть назад, оставив на траве несколько бьющихся в агонии тел.
   Лучники задергались, не зная, что делать, первым же залпом половина из них была убита или ранена. После второго залпа упало ещё пятеро, а они даже не сумели приблизиться, что бы пустить стрелу. Несколько стрелков до предела натянув свои луки, пустили в их сторону стрелы, но они не долетели до стены, метров десять, глубоко вонзившись в землю.
   Это горцам не понравилось, и видимо поняв, что они ещё один такой залп и здесь все останутся, оставшиеся в живых лучники стали резко отступать, часто меняя направление движения, что бы в них не попали.
   -Прекратить стрельбу! - громко выкрикнул землянин.
   Арбалетные стрелы следовало экономить...
   Горцы, отступая, подобрали раненых товарищей и поволокли их в толпу, напоследок пригрозив арбалетчикам широкими кинжалами. Арбалетчики Росо проводили их весёлым свистом.
   Сегодня вся сотня разведчиков в полном составе и тяжёлыми арбалетами, которыми они лучше всех владели в их отряде, стояла на стенах. Ещё сотня бойцов прикрывала их щитами. Сотни три дружинников замерли внизу, готовясь быстро перезарядить арбалеты своим товарищам. Около ворот стояли, возвышаясь подобно башням ресы, в десяти метрах от них застыли с копьями и щитами, оставшиеся две сотни бойцов.
   В случае если мятежникам удастся перелезть через стены, то арбалетчики и заряжающие должны были отступить, после чего встать за этими бойцами и оттуда стрелять в противника. Но это на самый крайний случай, Никитин искренне надеялся, что до этого дело не дойдёт.
   После быстрого обмена стрелами - прошёл час. Воины противника орали и потрясали мечами и топорами, живо демонстрируя проклятым наемникам, что они с ними сделают в случае победы. Арбалетчики не оставались в долгу и со стены отвечали им градом насмешек и ругательств.
   Две стаи обезьян только в доспехах и с оружием, гримасничали и оскорбляли друг друга перед дракой. Сергей не останавливал их, понимая, что его ребятам, таким образом, надо выпустить пар перед боем.
   Сам он, молча, стоял на стене, скрестив руки на груди. Его длинные светлые волосы, свободно лежавшие на плечах и сияющий в лучах светила прозрачный шлем, вызывал особое любопытство. Немало народу в толпе нападавших делало охранные жесты, а жрецы потрясали своими посохами грозя сыну демона.
   Время неторопливо шло. Гафт, тихо звереющий внизу, к этому времени уже успел последовательно сменить четыре факела но, повинуясь приказу сверху терпеливо ждал.
   Наконец шум перебранки начал потихоньку стихать, противники по обе стороны баррикад, то и дело начали прикладываться к бурдюкам и флягам. Всё застыло в тревожном равновесии. Мятежникам приходилось хуже чем им, они стояли на самом солнцепеке, в то время как отряд Никитин в большинстве своём стоял в тени деревьев. Толпа, стиснутая в компактную массу, глухо ворчала, не зная, что ей делать дальше.
   Наконец со стороны лагеря, в их сторону, под приветственные крики, стал продвигаться небольшой отряд всадников во главе с самим Созу. Мятежный брат владыки благоразумно остановился вдалеке, и не слезая с коня, медленно оглядел их укрепление, что-то сказал, указывая на них, отчего все, вокруг него угодливо и с готовностью засмеялись.
   Созу повысил голос и начал говорить, обращаясь к своим приверженцам. Насколько смог понять Сергей, из беглого перевода Бирта, который пристроился рядом с ним на стене. Мятежник, обещал всю захваченную у грязных наёмников добычу честно разделить среди всех, особенно намекая на то, что на вилле много вина.
   Никитин хмыкнул, откуда тот узнал про вино, было непонятно. В доме особых запасов вина не было, но для воодушевления толпы такой трюк, надо признать прошёл. Часть толпы радостно орала чувствуя поживу, но большая часть не пылала особым энтузиазмом. Видимо понимая, что далеко не все из них доберутся до вожделённых кувшинов.
   Сергей прикинул расстояние до Созу и внезапно в его голове созрел план, как одним выстрелом, буквально, убить двух зайцев. Он совсем забыл, что у них с собой в фургоне, есть кое-что новенькое, а именно один особо мощный арбалет, который мог стрелять раза в два дальше, чем обычный тяжёлый.
   Послав ближайшего бойца за этим арбалетом к кузнецам, командир наклонился к Бирту.
   -Послушай, Бирт кто у нас лучше всех стреляет из арбалета? - спросил он сотника.
   Сотник, ненадолго задумался, потом коротко свистнул и ткнул в кого-то пальцем. Вскоре из толпы заряжающих к ним поспешил дружинник и, отдав честь, застыл перед ним навытяжку со своим арбалетом.
   -Вот он!. - кивнул в его сторону головой сотник - У меня в сотне этот самый лучший.
   Арбалетчик довольно вскинул голову. Никитин взмахом руки подозвал парня на стену.
   -Вот что парень!. - сказал он ему. - Отложи пока свой арбалет и бери эту штуку, - Cергей указал на арбалет который притащил Гафт - и лезь сюда.
   Арбалетчики стоящие наверху с готовностью протянули руки и помогли парню влезть, а вот с арбалетом, вышла небольшая заминка - уж очень тугая оказалась у него тетива. Даже двое бойцов не смогли натянуть тугую тетиву!. Похоже, изделие получилось чересчур мощное!.
   Потом догадались привлечь к этому делу одного здоровяка реса, и тот в толстых кожаных перчатках с трудом, но натянул тетиву.
   -К этому арбалету надо будет срочно сделать приспособление для натягивания! - озабоченно подумал землянин, наблюдая за тем, как злополучный арбалет осторожно передавали на стену. Следом протянули толстую длинную стрелу полностью из металла и осторожно положили её в желоб.
   Все вокруг стали с интересом разглядывать новый для них арбалет, никто ещё не видел его в работе. Кое-кто заспорил насколько дальше он стреляет, по сравнению с тяжёлым.
   -Вот сейчас и проверим!. - прикрикнул на спорщиков Сергей и указал на Созу. - Видишь вон того всадника?. Можешь ли ты снять его с такого расстояния.
   Обычный арбалет, даже тяжёлый, не смог бы, но этот больше похожий на стоящие в крепостях самострелы похоже, мог. Парень прикинул расстояние и неуверенно кивнул. С натугой, подняв арбалет, он стал целиться. Арбалет то поднимался, то опускался. Парень опустил арбалет и потребовал себе щит.
   -Тяжёл очень!. - объяснил он - Не удержу!.
   Тут же перед ним поставили щит. Стоящие рядом бойцы с готовностью придержали щит, пока парень устанавливал арбалет. Наконец тот установил своё оружие и стал, целится, все вокруг замерли.
   Арбалет громко щёлкнул, отдача швырнула парня назад, чуть не сбросив его со стены, но Сергей в последний момент придержал его, не дав упасть.
   Шум толпы внезапно стих, потом взорвался криками ярости и горя, им в ответ радостно заорали стоящие на стене арбалетчики, радуясь меткому выстрелу стрелка. Созу, держась за грудь, сломанной куклой валялся на земле сброшенный страшным ударом. Толпа снова заорала и в едином порыве кинулась на них - мстить.
   -Похоже, я перемудрил! - с запозданием подумал Никитин.
   Он рассчитывал, что в стане его противников возникнет разброд и паника, и никак не мог понять почему, они так взбесились.
   -Пли! - он резко опустил руку.
   Резко и часто захлопали арбалеты, заорали и забегали заряжающие, торопливо подавая стрелкам уже заряженные.
   Арбалетчики, непрерывно стреляя, скашивали целые шеренги, но сегодня толпу ничего не могло остановить, она хотела только одного добраться до глоток ненавистных наёмников!. Да и противостояло им теперь не только горожане, а несколько сотен хорошо вооружённых воинов. Вскоре правда их напрочь выкосили стрелки, насквозь прошивая болтами их доспехи, но в глубине толпы виднелся ещё один отряд воинов, которые, как и вчера, гнали всю эту толпу впереди себя, не давая, ей опомнится.
   По численности она превышала вчерашнюю раза в три, кроме того, у многих в толпе , на этот раз, были щиты или просто большие вязанки хвороста, в которых стелы временами застревали, спасая их владельцам жизнь.
   Правда, ненадолго. Каждую секунду десятки тел валились под ноги своим товарищей, но сегодня это не могло остановить пыл атакующих. Которые с явным презрением к смерти сегодня бежали вперёд, желая, только одного - их смерти.
   Похоже, сегодня их перед боем, здорово накачали наркотиками, Никитин видел, как один из нападавших получил стрелу в грудь, но вместе с ней пробежал еще, наверное, метров двадцать, прежде чем упал под ноги атакующим.
   Неудержимый людской вал грозил захлестнуть нас через пару десятков секунд. Сотни глоток яростно тянули бесконечное:
   - А-а-а-а.
   Никитин рявкнул Гарфу стоящему рядом:
   -Факел давай!.
   Тот вздрогнул и торопливо протянул потрескивающий факел. Стоя на стене рядом с непрерывно стреляющими арбалетчиками, он начал, временами обжигая себе руки, торопливо поджигать пропитанные селитрой короткие фитили на мешках с порохом.
   По щитам, которые прикрывали арбалетчики, загрохотали, отскакивая от них камни. Никитин торопливо нырнул под услужливо придвинутый щит и захлопнул прозрачное забрало шлема, сразу стало душно.
   Тут же в этот щит с силой вонзилось небольшое копьё, потом с небольшим интервалом ещё одно. Неподалёку от него, получив булыжником по шлему, стал медленно заваливаться арбалетчик. Землянин мельком глянул в его сторону, но парень только немного потряс головой, камень попал в шлем, который сильно смягчил удар, и вновь подняв арбалет, стал стрелять.
   Все фитили тем временем ярко горели, разбрасывая весёлые искры. Сергей ногой отбросил факел назад.
   -В сторону! - рявкнул он и отодвинул щитоносца, который со страхом глядел на потрескивающие фитили.
   Выждав несколько секунд и убедившись, что они вот- вот взорвутся, Никитин размахнулся и начал методично, швырять кувшины-гранаты прямо в набегавшую толпу, которой осталось преодолеть до стены от силы метров десять.
   Грохот взрывов, перекрыл на несколько мгновений рев толпы. Взрывы мгновенно проделали в толпе огромные бреши, взрывная волна была так сильна, что с десяток арбалетчиков и щитоносцев, не ожидавших подобного, с воплями упали со стены. Всё вокруг заволокло вонючим дымом, от которого все стали надсадно кашлять.
   Стоявший рядом с Сергеем, арбалетчик с трудом удержался от падения, успев ухватиться в последний момент за его руку.
   Кровожадные вопли толпы сменились криками ужаса и боли. Потом толпа в едином порыве с воплями:
   -Демоны, демоны!. - ринулась назад, в панике затаптывая раненых.
   Вой, крики ужаса и расплывающиеся над полем клубы дыма. Арбалетчики, ошеломлённые взрывами, как по команде прекратили стрельбу и смотрели на него, руки у многих дрожали. Многие как обычно в таких ситуациях теребили свои амулеты.
   Сергей эффектно вскинул руки и секунд двадцать постоял в такой картинной позе на стене, показывая свою причастность к этой мощи. До этого Никитин не демонстрировал им действие пороха, и теперь они с изрядной долей страха поглядывали на своего командира.
   Поле, в который раз за эти дни, была вновь завалена телами убитых. Несколько десятков несчастных, видимо контуженых взрывов, бестолково, метались, перед стенами, громко крича.
   Стрелки, подняли, было, арбалеты, что бы прикончить их, но Никитин остановил их движением руки.
   -Не стрелять! - скомандовал он.
   -Не стрелять!. Не стрелять - хором подхватили его приказ десятники и сотники.
   С одной стороны им двигало человеколюбие с другой циничный расчёт. Он хотел, что бы свидетелей этого зрелища осталось как можно больше людей и не людей.
   Одно дело, когда вы нанимаете командира с дружиной, пусть даже хорошо вооружённой и обученной, таких немало бродят от господина к господину предлагая свой мечи. Если же о командире пойдет слава как о воине-маге, владеющем грозным и таинственным искусством, то это резко поднимало ценность его самого и его отряда в глазах нанимателей во много раз.
   Да и на потенциального противника эти слухи вполне могли произвести деморализующий эффект, одно дело, когда мечи против мечей, а вот когда в дело вмешиваются демоны. Тут трижды подумаешь, а стоит ли на таких нападать!.
   В этом мире в магию и чародейство верили все поголовно, правда, Сергею пока не приходилось с этими проявлениями сталкиваться в этом мире. Да и многие здешние чудеса, сильно смахивали на обычные в его мире фокусы.
   Землянин, кстати, встречаясь и беседуя со многими представителями здешних рас, населявших этот мир, ничего такого паранормального пока не встретил. Так ерунда. Кое-кто, например, наделял торговцев-нинхов чуть ли не умением читать мысли, но и по выражению мимики, и без всякой магии, опытному продавцу и так можно было догадаться, в каком направлении текут мысли его собеседника.
   Никитин сам в прошлом хороший менеджер по продажам довольно часто торговался с этой пронырливой расой и ничего. Дожимал и ещё как дожимал!. Если бы они действительно умели читать мысли то, торговлю с ними было бы вести действительно сложно. А так ничего особенного!. Хитрые, ловкие, но без всяких эдаких там... пранормальных вывертов.
  
   Толпа, тем временем не сбавляя скорости, неслась по пыльной дороге, следом за ней, ковыляли и ползли раненые.
   Дружинники, немного поостыв от горячки боя, стали поглядывать на него ожидая команду на вылазку. Никитин опустил руки и кивнул Вирту на ворота. Тот коротко рявкнул команду.
   -А что с факелом делать? - послышался снизу хриплый голос Гафта.
   -Туши!. Он больше не нужен!.
   Оруженосец облегчённо вздохнул и сунул его в кучу песка. Факел зашипел и потух, на прощание, выпустив клуб белого дыма. Сотня бойцов тем временем высыпала за ворота, занимаясь любимым делом собиранием трофеев.
   Поскольку это был не индивидуальный поединок, где победитель забирал всё имущество побежденного, а групповая работа, то все найденные трофеи собирались в кучу и после обсчета разделялись в соответствии табелем о рангах.
   Бойцы деловито снимали с трупов всё ценное, собирали наиболее хорошие доспехи и оружие и всё это вносили во двор, где казначей деловито сортировал добычу. Судя по довольным крикам, сегодня с трофеями было получше.
   Люди Созу получали достаточно, у многих из них, под бронёй, обнаружились золотишко, и даже драгоценностей, видимо по дороге они успели вдоволь пограбить. Знающие бойцы помогали казначею и внимательно ощупывали все вещи.
   Вот один молодой парень, повертев невзрачный, кожаный пояс, быстро достал нож и распорол его по шву, на плащ упало несколько драгоценных камней. Казначей Коха довольно улыбнулся и одобрительно похлопал парня по плечу, давая понять, что его находчивость будет отмечена.
   Послышался бас кузнеца Ду-она он тоже бродил со своими помощниками по месту сражения и высматривал, что могло бы пригодится отряду. Медь или бронза - всё шло в дело, всё ценилось!. Бойцы старались подобрать даже сломанный наконечник от стрел.
   После того как всё ценное было собрано, дружинники с шутками потащили трупы к расщелине, из которой ленивым с клёкотом поднимались стервятники и выскакивали юркие зубастые ящерицы, которые здесь активно конкурировали с крысами.
   Никитин откинул забрало и глубоко вдохнул воздух. Остро пахло порохом и как не странно мясной похлёбкой. Позади виллы стряпухи тем временем заканчивали готовить ужин. Война войной, а обед, как известно по расписанию. Жизнь, смерть - всё привычно, обыденно, понятно. Они умерли ты жив и надо радоваться жизни!.
   Землянин спрыгнул со стены и тяжело побрёл вглубь поместья. Жизнь продолжалась, все вокруг были довольны, а у него на душе было довольно мерзко, но свои терзания приходилось скрывать. До подобной душевной тонкости свойственной русскому человеку этот мир ещё не дорос.
   -Да ладно хватит терзаться! - мысленно выругал он сам себя. - Давно ли у нас отгремела Великая Отечественная, да и Чеченская заварушка была совсем недавно. Мир ещё далёк до той гармонии, где нет места оружию, что здесь, что на Земле!.
   Дружинники вокруг шутили и заигрывали со стряпухами. Среди них Никитин приметил новую рабыню-теро, которую он купил в этом городе. Она уже вполне освоилась и сейчас вместе с другими женщинами, что-то чистила, оживлённо обсуждая с товарками увиденное, и бойко перешучивалась с бойцами.
   Сергей вдруг, почему-то при виде этой картины, почувствовал себя очень старым.
   -Странно, что это со мной? - подумал он, поймав себя на этой мысли. - Тело молодое, пожалуй, моложе большинства его бойцов. Или всё таки давит прожитый опыт?. Хотя нет, скорее всего, я завидую их молодому и беззаботному, отношению к жизни. Ответственность!. Точно!. Она проклятая!. Груз ответственности давил и не давал расслабиться и беззаботно радоваться жизни. Скорее всего, именно в этом вся проблема. За них думает отец-командир. А я вынужден думать за всех этих доверившихся мне людей и нелюдей. Ответственность за их жизни. Обнаружив, что на нем, всё еще надет шлем, Сергей расстегнул ремень и подставил голову свежему ветерку.
   -Видимо всё действительно дело в ответственности. На Земле мне не приходилось отвечать за такой большой коллектив людей. Да и не просто отвечать так, сказать за рабочие моменты. Здесь цена ответственности была гораздо выше - жизнь или смерть.
   Никитин вспомнил перекошенные лица идущей на штурм толпы и их почти физически ощутимое желание убить их всех и передёрнулся.
   -Н-да как не крути, а я все-таки человек и воспитанник иного мира и ничего с этим не поделаешь. Ну не могу я так просто смотреть на эти вещи и привыкнуть к смерти и крови!. Или, в конце концов, смогу?.
   За воротами слышалась веселая многоголосая ругань и шуточки бойцов. Они таскали трупы в расселину. На этот раз эта неблагодарная работа досталась сотне Сонхо.
   -Владетель!.
   К нему почтительно кланяясь, подбежала служанка Лошры.
   -Госпожа зовёт Вас отобедать с ней.
   Никитин согласно кивнул ей головой и пошёл вслед за ней. Жизнь продолжается, а рефлексии - это, в конце концов, не фатально. Переживём!.
  
  

Глава 3.

  
   Вечером, после сбора трофеев Никитин велел устроить перекличку. Потерь не было, обошлось без жертв. здешние божества явно ворожили им. Раненых с разными ушибами оказалось чуть больше двадцати, Землянин осмотрел раненых арбалетчиков, в которых попали камни, у всех были огромные гематомы на теле, но ничего сломано не было, доспехи смягчили удары. Синяки смазали мазью и на неделю бойцы были освобождены от тяжёлых работ и упражнений.
   Ещё несколько бойцов, которые слетели со стены, в момент взрыва зарядов пороха вместе со своими щитами, тоже отделались лёгкими ушибами - их товарищи успели подхватить их в момент падения, только один из них сильно хромал.
   Конец этого трудного дня Сергей встретил в одиночестве, хотелось немного побыть одному, он ушел от хмельной толпы, которая непрерывно орала за здравие своего храброго и удачливого командира. Обещание завтра выдать всем свою долю из трофеев ещё больше подстегнуло их энтузиазм. Строго приказав сотникам следить за своими людьми, что бы, не хватили лишнего, он отправился к краю обрыва, где были нагромождения огромных глыб
   Вот на одном таком шершавом камне, нагретом солнцем, он в одиночестве и наблюдал за закатом. Со стороны виллы вкусно тянуло жареным мясом и кашей.
   Огромное красное светило медленно погружалось в озеро. Заканчивался очередной день из жизни наёмников. Всё было очень хорошо по меркам этого мира и его морали, но на душе было паршиво.
   Но вот только как поступить иначе и обойтись без этой кровавой пены, он не знал. Впрочем, если взглянуть на земной мир без розовых очков - тот тоже оказывался далеко не идеальным. Мир, который затерялся где, то там, на окраине Галактики и куда он, скорее всего никогда не вернётся обратно. Да и надо ли возвращаться, если представится возможность, обратно, вот вопрос?. Так ли уж тебе плохо здесь?.
  

*****

  
   -О Опора Белого Трона Небес, прошу нижайше меня извинить, что прерываю Ваши благочестивые размышления - невысокий полный теро торопливо прошел через незаметную дверь.
   Телохранители владыки, насторожившиеся было, повинуясь его ленивому взмаху, пропустили того к ложу, где отдыхал Луфаро страдая от приступа головной боли. Теро-полукровка с шестью косичками, торопливо кланяясь, подошел к ложу и преданно уставился на него.
   -Ну что там у тебя Наска, опять у тебя, что то плохое ?. С тех пор как мой отец, а потом и я доверили тебе это место, и разрешили заплести тебе шесть косичек, я только и слышу от тебя всякую гадость, после чего у меня начинается изжога.
   -На этот раз, очень приятная новость! - торопливо произнес Наска, чей длинный и пышный титул, в переводе с нати звучал примерно так - Министр по Надзору за Всеми.
   -Очень приятная новость! - опять повторил он - Мятежник Созу убит!
   Луфаро резко привстал с ложа.
   -Клянусь рогами Бунро!. - взревел он и тут же вынуждено понизил голос, головная боль от этого вопля резко усилилась. - Эту новость я уже слышу третий раз, с тех пор как он удрал отсюда и всякий раз он опять появлялся живой и здоровый, чтобы опять устроить мне очередную пакость!. Если он в очередной раз воскреснет, то ты ...- тут владыка закашлялся.
   -Он больше не воскреснет, сегодня днём он был убит стрелой, это может подтвердить много свидетелей... - торопливо зачастил министр.
   -Подтвердить, подтвердить, - передразнил его владыка - заплати им, и они подтвердят что угодно, но я пока вижу одно - он запер меня как крысу в норе.
   Луфаро вдруг схватил золотой кубок и запустил им в стену. Кубок отскочил от стены и с грохотом покатился по мраморным плитам. В покои короля из боковых дверей быстро выскочили четверо дюжих гвардейцев, привлеченные шумом и, стали насторожённо осматривать помещение.
   Владыка с досадой махнул рукой, и гвардейцы моментально вылетели обратно за дверь, попадать под горячую руку владыки они не хотели совершенно. За эти несколько дней, пока длилась осада, у него стали гораздо чаще случаться припадки бешенства, и в такие минуты никто из окружающих не рисковал привлекать к себе его внимание.
   -На этот раз, это могут подтвердить гвардейцы, хорошо знающие Созу, его тело с большой стрелой в груди, провезли на лошади прямо мимо стены, где они стояли. Один из них сотник Витамс, он раньше служил телохранителем Созу и хорошо его знает в лицо. Да и все вокруг кричали, что он убит.
   - Ладно.. - владыка раздраженно махнул рукой - где это произошло?.
   -Неподалёку отсюда, о Опора Трона, около имения владетеля Хуста. Мятежник осадил это имение и попытался вместе со своими горцами и толпой захватить его, во время боя он и получил стрелу прямо в сердце.
   -Владетель Хуста, владетель Хуста, - задумчиво проговорил владыка. - с чего бы это Созу полез штурмовать его имение, ведь они не враждовали друг с другом, насколько я помню. Да и народу в этом имении всего ничего...Странно.
   -Вы совершенно правы владыка, если бы я ничтожный имел хоть немного такую прекрасную память как вы, то я...- Луфаро раздраженно взмахнул рукой прерывая привычный поток лести от своего придворного.
   В довесок к головной боли у него сегодня очень сильно ныло колено, которое он поранил несколько сезонов назад - неудачно упав с лошади. Поэтому обычная лесть придворных вызывало в нем, сегодня только раздражение.
   -Тогда мне это все непонятно. - задумчиво протянул он.
   -О господин!. Наши доблестные гвардейцы, сделали вылазку и захватили одного из этих дикарей-горцев которые повсюду сопровождали Созу. Я сегодня же выпытаю у него все подробности и ..-
   -Нет!. - встрепенулся Луфаро - Ты приведёшь его сюда и я сам задам ему вопросы -.
   -Но владыка!. От него ужасно пахнет и ..-
   -Я сказал немедленно!. - заорал Луфаро, кривясь одномоментно от боли в колене и в голове.
   Министр, отвесив поклон, быстро побежал к выходу исполнять его волю. Когда он уже открывал дверь, вслед ему вырвался вопль владыки:
   -Где этот проклятый лекарь, приведите его ко мне быстрее, пока я вас всех не посадил на кол !
   Министр еле успел посторониться на выходе, его едва не сбил встречный поток придворных. Впереди несколько дюжих слуг несли на стуле старого лекаря Но-он-о, вслед за ним бежало человек двадцать его помощников и учеников. Все они с важным видом, несли с собой большие и маленькие сундучки с травами и мазями.
   Вся эта процессия, громко топая, промчалась мимо Наксы и исчезла в покоях владыки. Дверь за ними закрылась и двое рослых гвардейцев, неподвижно застыли подле неё. Министр, прислонился к стене и вытер пот, щедро орошавший его лицо, один из гвардейцев, тоже уже в возрасте, сочувственно на него посмотрел.
   За дверью наступила тревожная тишина, потом ее нарушил болезненный стон Луфаро. Минуту спустя оттуда донёсся гневный вопль:
   -Втирай скорее свою мазь старый болван, пока я не сошел с ума от боли ! .
   Накса вздохнул и пошел в темницу, перед тем как он представит этого горца перед владыкой, ему хотелось сперва, самому расспросить его. В запасе у него, было немного времени, министр по опыту знал, что мази мудрого Но-он-о, действуют далеко не сразу и процедура лечения растянется до вечера.
   Этого хватит, чтобы лично допросить горца, благо тот удрученный гибелью своего господина ничего не скрывал, а также привести последнего в более пристойный вид, вылив на него несколько ведер воды.
  

*****

  
   Часа через два, дав горцу, время обсушится министр, в сопровождении нескольких стражников, повел своего пленника к Луфаро.
   После мазей и настоек дворцового лекаря, владыке немного полегчало, и он встретил своего министра в более благодушном настроении. Накса по опыту знал, что после приёма настоек, с небольшой дозой наркотика, Луфаро будет настроен благодушно, и спешил этим воспользоваться.
   Стражники бросили горца на колени. Владыка несколько минут молча, разглядывал своего пленника, но тот никак не реагировал на это, лицо у горца было отрешенное, похоже он уже заранее смирился со своей гибелью.
   -Я буду задавать тебе вопросы, если ты ответишь на них правдиво, ты получишь свободу, если же нет то твоя смерть будет долгой и мучительной, ты понял меня? .
   Переводчик, предусмотрительно взятый министром с собой, начал быстро переводить это горцу. Тот, правда, мог немного изъясняться на нати, но при этом он очень долго подбирал слова, что могло спровоцировать очередной приступ гнева у владыки, который никогда не отличался особым терпением.
   Горец посмотрел на Владыку потом опять на переводчика и, мотнув головой, что-то сказал.
   -Он говорит, что ему не нужна жизнь, он говорит, что ответит если после этого ему дадут меч.
   -Ему не нужна его жизнь ? - Луфаро был очень удивлен.
   -Скажи ему что я подарю ему жизнь и меч, если ему так нужно.
   Переводчик сказал это горцу, тот коротко кивнул головой.
   -Расскажи мне, как погиб твой господин Созо.
   Горец, низко опустил голову и, не поднимая глаз, начал рассказывать, медленно роняя слова. В процессе этого он монотонно стал, раскачиваясь всем телом. Владыку это сильно раздражало, но он сдержал свой гнев и терпеливо слушал рассказ горца.
   -Великий Созу пришел к нашим старейшинам с богатыми дарами. Старейшины выбрали двадцать полных рук лучших воинов и сказали им:
   -Этот человек теперь ваш господин, ваши жизни теперь связаны с его жизнью. Служите ему, если умрет он, умрете и вы.
   Наш новый господин дал всем поклявшимся ему в верности хорошее оружие, крепкие луки и острые стрелы и сказал:
   -Те, кто будут верно, служить мне получат много золота, хорошее оружие и женщин...
   Горец ещё долго рассказывал о том, что обещал им Созу и что они делали. Наконец горец добрался до событий вчерашнего дня.
   -Наш господин сказал нам, что дом его друга захватили наемники и что мы должны их всех убить, а сдавшихся в плен отдать жрецам.
   Луфаро слегка вздрогнул при слове "друг". Накса тонко усмехнулся увидев это, владетель Хуста не принадлежал к его друзьям и его дальнейшая немилость, никак не затрагивала министра.
   Договорив это, горец на несколько минут замолчал. Владыка начал кусать губы и нетерпеливо поглядывать на него, но, когда один из стражников сделал движение что бы ударить пленного, он остановил того взмахом руки. Горец вскоре продолжил свой рассказ.
   -Мои братья по клану, воины Созу и ... - тут переводчик замялся с переводом - городские крысы...
   Владыка покровительственно улыбнулся и коротко хохотнул, услышав такой словесный перл.
   -Хорошо сказал об этом сброде - городские крысы!.
   -Мы подошли к этому дому и стали стрелять в наемников, которые его захватили, у них были очень странные луки. Такие луки я никогда не видел.
   Горец, по-прежнему, не поднимая глаз, нехотя признался:
   - Они очень хорошо стреляли!. Духи ветров, в тот день не захотели дать нам победу. Мы потеряли много братьев по клану и были вынуждены отступить.
   Горец опять замолчал и принялся, монотонно раскачиваясь взад-вперёд. Наксе приходилось часто видеть подобную картину в варварских племёнах, когда говорящий непроизвольно помогал себе в процессе речи, всем телом.
   -Господин днём позже уже посылал городских крыс, что бы они убили наёмников, но они так и не смогли добежать до стен, эти стрелки быстро их всех перебили, они оказались умелыми воинами и лучниками. На следующий день, господин собрал лучших воинов и ещё большую толпу городских крыс. Мы пошли вперёд и хотели поразить своих врагов нашими меткими стрелами, но духи ветров вновь не дали нам победу. Видимо тот сын демона со светлыми волосами был сильнее их.
   Голос горца вдруг сорвался, и он закашлялся. Владыка сделал понятный жест и, один из охранников торопливо сняв с пояса флягу с вином, протянул её пленнику. Тот взял флягу, сделал пару глотков и, отдав флагу обратно, продолжил:
   -Созу собрал своих командиров и стал обсуждать, что делать дальше. Я не видел, кто убил принца, я только видел большую стрелу, торчавшую из его груди. Смерь его, была быстрой. Он умер как воин.
   Горец что тот быстро забормотал, сложив руки.
   -Он просит духов гор, что бы его охота в том мире была богатой. - пояснил переводчик.
   Горец тем временем продолжил:
   - Мы все кинулись вперед, чтобы отомстить или умереть, немало из моих братьев по клану не добежало до ворот, я уже готовился омочить свой клинок во вражеской крови, как сын демона, со светлыми волосами, что-то кинул со стены и крикнул.
   По лицу горца начал течь крупный пот, он задрожал всем телом и, внезапно упав начал биться головой о пол. Стражники схватили его за плечи, взгляд горца стал безумным изо рта пошла пена.
   -Принесите ему крепкого вина! - быстро распорядился Наска .
   Через минуту слуги принесли большую медную чашу с вином и министр, преодолевая брезгливость, заставил горца выпить её до дна. Взгляд пленника немного затуманился, но дрожь перестала сотрясать его тело.
   Горец глубоко вздохнул и вновь продолжил свой рассказ.
   -Я уже готов был уже метнуть свой нож в тело светловолосого врага, но в этот момент он, что, то крикнул и бросил нам навстречу огонь. Этот человек - могучий колдун, ему подчиняются духи огня. - пленника опять начала бить крупная дрожь. - Потом я ничего не помню, помню, только что меня подбросило вверх, и я упал на чье-то тело.
   Он резко вскинул голову и обвёл всех безумными глазами. Охранники владыки напряглись и непроизвольно постарались закрыть владыку своими телами. Луфаро недовольно толкнул их вбок, чтобы они, не закрывали ему горца.
   -Я пришел в себя и увидел, что все спасаются бегством от духа огня. Вокруг был колдовской туман, от которого слезились глаза. Я пошел прочь от этого места. Свой нож и меч я потерял, где-то там - горец обречёно махнул рукой.
   -Я потерял свой нож и меч!. Сородичи отвернутся от меня! - повторил он вновь и ударил себя кулаком по голове.
   -Теперь ответь мне на последний вопрос - вкрадчиво сказал владыка, не отрывая своего взгляда от глаз горца - Правда ли что Созу убит?-.
   Горец медленно кивнул.
   -Да это правда, я своими глазами видел у него стрелу, она торчащую вот здесь -. Горец показал рукой в область сердца. - Никто не может выжить после такой большой стрелы.
   -Ну что же ты ответил на все мои вопросы, теперь можешь идти домой, я дарую тебе жизнь и свободу -.
   Пленник угрюмо посмотрел на него, и что-то сказал переводчику.
   -Ну что ему ещё надо ? - благодушно поинтересовался Луфаро, за такое известие он готов был заплатить щедро.
   -Он говорит, что вы обещали ему меч...
   -Ах да конечно, я это ему обещал. Эй ты, - владыка указал рукой на одного из стражников, стоящих рядом с пленником - отдай этому парню свой меч-.
   Стражник с удивлением уставился, на него и замешкался, не совсем понимая, почему он должен отдавать свой меч.
   Другой стражник, более сообразительный, быстро отстегнул ножны и протянул их горцу. Тот взял ножны вытащил из них меч, потом кинул ножны на пол и попробовал пальцем острие меча и его заточку.
   Рука горца вытянула меч вперед, он поднял взгляд, посмотрел Луфаро прямо в глаза и усмехнулся. Пальцы владыки с силой сжались вокруг подлокотников трона, телохранители обнажили мечи и встали пред троном. Горец, продолжая пристально глядеть в глаза владыки, презрительно усмехнулся, дернул плечами, отчего его безрукавка распахнулась и резко крутанув в руке меч, направил его себе прямо в сердце.
   Несколько секунд горец так и стоял с мечом в сердце и, глядя в глаза владыки, потом взгляд его затуманился, и он медленно повалился на бок. Несколько минут в зале все молчали, потом Луфаро встал с трона и медленно, слегка приволакивая ногу, направился в свои покои. Перед тем как выйти из зала он оглянулся и, посмотрев на труп горца, тихо сказал:
   -Как жаль, что ты служил моему брату, а не мне!.
   Немного помолчав, он добавил, обращаясь к министру:
   - Я хочу видеть капитана этих наёмников!. А этого преданного воина похоронить с честью!.
   Двери медленно закрылись за владыкой. Оставшийся без оружия стражник протянул, было руку, чтобы вытащить свой меч из груди горца, но на него заорали, что бы он делал это не здесь. Кликнули рабов, труп вяли за руки и за ноги и понесли на выход. Владелец меча, тихо ругаясь, последовал за ними. С тела самоубийцы неспешно, пачкая белый мрамор пола, медленно капали тёмно-красные капли крови.
  

*****

  
   После сегодняшнего боя Никитину хотелось только одного - спать. Войдя в слабо освещенную растениями комнату, он, позевывая, направился к огромному ложу, предвкушая спокойный отдых, как вдруг одеяло резко откинулось. Его рука рванулась к кинжалу на поясе и остановилась на полпути, так и не вытащив его. Лошра весело усмехнулась ему из кровати, довольная тем, что смогла его испугать.
   -Это всего лишь я владетель не пугайтесь.
   Никитин устало вздохнул.
   -И что вы только нашли в светловолосом варваре, госпожа?.
   Она полностью откинула, скрывавшее её обнажённую фигуру, одеяло.
   -Наверное, то чего нет в других мужчинах, владетель. Сбрасывайте свои тряпки владетель и не задавайте глупые вопросы!.
   Она кокетливо помахала в воздухе пальчиком.
   -Так просто, как там сегодня,..выиграть у меня сражение не получится!.
   Сергей усмехнулся, быстро скинул одежду и нырнул под одеяло, где Лошра сразу же вцепилась в него.
   -А все-таки сражение, битвы и всё что связанно с войной, действительно здорово подхлёстывает половое влечение!. - отметил он про себя своё состояние. - Да и женщин, похоже, пережитое тоже заводит!
   Её тело пахло, терпкими горьковатыми травами. Землянин не торопился, его руки лазского прошлись по её телу. Он до сих пор не имел дело с женщиной этой расы, и сейчас его пальцы скользили по её телу, изучая анатомические подробности красавицы.
   Ничего особенно если не считать одного лишнего ребра и то, что узкая полоска плотных волос с затылка шла, вниз достигая лопаток. А так женщина, как женщина. Еще, правда, было необычно - несколько другие ощущения от её энергетики. Это было странно и приятно. Тело и позы, стоны и жесты, всё это было для него не ново, а вот их энергетическое скажем так наполнение этого процесса, для него было необычным, с земными женщинами было несколько иначе..
   Красавице тоже было хорошо с ним, судя по тонким протяжным вскрикам, а впереди была целая ночь...
   Незадолго до рассвета, очаровательна хозяйка, наконец, насытилась. Сладостная последняя дрожь пробежала по её телу, тонкий глубокий стон и она со счастливой улыбкой, наконец, слезла с Никитина. Отдышавшись, она плотно прижалась к нему и, ласково поглаживая его по телу, сказала:
   -А ты сильный мужчина Сажо! Сильный и что интересно очень опытный в этом деле!.
   Она потёрлась сосками о его грудь - Ты сегодня научил меня некоторым интересным вещам, никогда о таком не слышала!. А ведь ты ещё очень молод.
   -У меня были опытные учителя, вернее учительницы - ответил он, ласково поглаживая ей грудь.
   -Это было так прекрасно!. - и предупреждая его попытку вновь начать любовную игру жалобно взмолилась:
   -Всё, всё ты меня сегодня, - на последнем слове, она сделала ударение - сегодня ты меня победил, но только сегодня.
   Она зевнула.
   -А сейчас давай немного поспим.
   Сергей согласно кивнул головой, потом зевнул и шутливо произнес:
   -Теперь я понимаю владетеля Хуста, почему он так резво побежал выполнять повеление Луфаро .
   Она вяло махнула рукой и сонно пробормотала:
   -Слабак!.
   Сергей просунул ей руку под голову и привлек к себе, так прижавшись, друг к другу они и заснули.
   Утром, любовников ничто не потревожило, и они благополучно проспали до полудня. Лошра вылезла из постели. Потянулась всем своим гибким телом, так приятно удивившем его этой ночь, и легкостью, с которой она могла принимать те или иные позы. Похоже, женщины-теро по сравнению с женщинами его расы обладали большей гибкостью позвоночника.
   Не в силах удержаться он вновь потянул её на себя...
   -Ну, я пожалуй пойду! - часа два спустя сказала она и потянулась к панели, но он попросил её немного подождать.
   -Встань, пожалуйста, рядом с кроватью - попросил он её.
   Она пожала плечами, быстро вскочила с кровати и приняла горделивую позу. Никитин невольно залюбовался её стройной, воздушной фигуркой, при дневном освещении он заметил ещё одну особенность - её ягодицы более высоко задирались кверху, чем у землянок.
   Он встал рядом с ней и стал медленно водить рукам на некотором расстоянии от её тела. Проведя так несколько раз спереди и сзади, он с довольным видом покачал головой.
   -И что ты там такое нашёл у меня?. - полюбопытствовала теро.
   -У тебя оказывается восемь чакр - задумчиво сказал он.
   -Чего восемь? - не поняла она.
   -Да это так не обращай внимания. Всё хорошо! - он поцеловал её в губы и слегка подтолкнул к стене.
   Лошра, пожала плечами, и даже не потрудившись что-нибудь накинуть на себя, ушла через потайную дверь, которая скрывалась за гобеленом. Никитин вновь невольно залюбовался её грациозной, хорошо видимой при свете дня фигуркой. Её большие ягодичные мышцы, были более продолговаты чем у землянок, что вместе с тонкой талией оказывало ошеломляющий эффект на ценителей женской красоты.
   -До встречи! - тихо сказал он, когда панель уже почти закрылась.
   Из-за стены так же тихо донеслось:
   -До встречи!.
   Сергей ещё немного полежал, приходя в себя после суматошного дня и не менее бурной ночи. Он бы ещё с удовольствием поспал пару часиков, но нельзя!. Царящая вокруг тишина в любой момент могла взорваться ревом толпы, вновь идущей на приступ. Он глубоко вздохнул и стал делать зарядку.
  

*****

  
   Практически все мужчины стремились только к одному - удовлетворить себя, проблемы женщины их мало волновали. Это Лошра поняла уже давно, но этот мальчик сумел подарить ей такое блаженство. Светловолосый варвар, в котором чувствовалась порода в хорошем смысле этого слова, и ещё какая-то чужеродность этому миру.
   Женщина предавалась такого рода размышлениям разлёгшись в большой деревянной ванне с лепестками цветов
   Она почувствовала, что от этих сладостных воспоминаний кровь начала приливать к паху, а как он тонко чувствовал и делал то, что ей было надобно в эту минуту. Женщина даже слегка застонала, снова и снова переживая эти сладостные минуты.
   -Странно что в это он превосходит даже чистокровных теро. Может быть он действительно сын демона?.
   Она немного подумала над этим предположением, но отвергла его - она не увидела в нём излишней жестокости, да и "видящая" ничего потустороннего в нём не увидела, даже наоборот похвалила.
   Она подняла руки кверху и быстро произнесла краткую молитву Асли в ипостаси Матери, что бы это блаженство длилась как можно дольше и, что бы этот мужчина принадлежал только ей одной.
   -Скорей бы наступила ночь - подумала она.
   Но до этой ночи надо было ещё дожить в этом охваченном мятежом городе. Со стороны порта мягкий ветерок вдруг принёс запахи гари, напомнив ей переменчивости жизни, но это её не особенно волновало, война была делом мужчин..
   -Интересно а что это такое - восемь чакр ? - задумалась она.
   Это её интересовало больше чем мятеж в городе.
   Женщина, и этим всё сказано.

*****

   С того момента как они отбили последний штурм, прошло два дня. Восстание в городе выдыхалось, мятежники, оставшиеся без своего предводителя, были дезорганизованы. Всё это позволило оставшимся верным владыке войскам, наконец, добравшимся до города и гвардейцам быстро покончить с мятежом.
   Стена крепости украсилась множеством тел большинство, из которых было в зелёных одеяниях жрецов Зурна. О количестве простых мятежниках, которые были казнены, не ведал никто. Им просто, без церемоний, перерезали горло и сбрасывали в катакомбы.
   Владыка не пощадил и городских стражников, которые тоже участвовали в мятеже, многие из них были казнены вместе с мятежниками. Родным, несмотря на то, что многие казненные были чистопородными теро, даже не были выданы тела, что вызвало негодование их семей.
   В течение нескольких дней можно было часто наблюдать как на длинной верёвке связанные за шею друг с другом, покорно бредёт в крепость очередная партия пленников. Многие из них в скором времени становились сомнительным "украшением" стены крепости.
   Цепочка повешенных к этому времени протянулась, чуть ли не по всей длине крепости. Вчера Сергей насчитал порядка тысячи казненных. Владыка, пользуясь тем, что его братья- конкуренты ушли в небытие, больше не хотел себя ни в чём теперь ограничивать и все его предыдущие договорённости с нобилями были разорваны.
   Никитин глянул на некогда белые стены крепости, белый мрамор которой во многих местах, сегодня был замаран грязными оспинами висящих тел. Около крепости теперь постоянно висело облако разных отвратительно вопящих стервятников и жирных чаек.
   Когда гвардейцы, время от времени, сгоняли их с тел, то объединённые негодующие вопли пернатых были слышны издалёка. Луфаро получив благовидный предлог, спешил упрочить своё правление и крови не жалел.
   Сергей проводил взглядом волну стервятников, неторопливо наматывающих, неизвестно какой круг над крепостью и сплюнул. К удивлению Никитина, об их отряде как будто позабыли. Сообщение между Верхним и Нижним городом восстановилось ещё вчера и ворота были распахнуты весь день. Правда на ночь их пока ещё закрывали.
   Это означало, что мятеж окончательно подавлен, но их по-прежнему игнорировали. Землянин, несмотря на настойчивые попытки Лошры склонить его, что бы он сам ещё раз попытался переговорить с дворцовой стражей, неизменно отвечал отказом.
   Ему как-то не хотелось вновь предстать перед тем самым вельможей, который с таким презрительным видом не захотел их впустить в крепость. К тому же этой ситуацией следовало воспользоваться и воспользоваться сполна.
   Ну, в самом деле, придёшь и будешь покорнейше просить - впустите меня, я вам ещё пригожусь!. Нет так переговоры не проводятся, пускай сами приходят и просят!
   В конце концов, он и его отряд был нужен, даже очень нужен, владыке, да и то, что именно им удалось обезглавить заговорщиков - это тоже должно было вызвать у него интерес. Сергей рассчитывал, что их вызовут во дворец уже на следующий день, но дни шли за днями, а всё оставалось по-прежнему неопределённым.
   Кроме непонятного молчания владыки, у него была ещё одна очень большая проблема - еда. В фургонах и в усадьбе осталось очень мало продовольствия, а прокормить такую ораву людей и нелюдей, было очень накладно!. Ещё день назад он был вынужден разрешить раскупоривать НЗ, рынки стояли полупустыми и за исключением фруктов, из продовольствия ничего нельзя было толком достать.
   Этого НЗ им должно было хватить на неделю и что будет потом, он старался пока не думать. Правда положение потихоньку улучшалось, Лошра вчера послала одного из своих слуг в порт, и вскоре носильщики притащили им четыре десятка больших корзин рыбы. Никитин распорядился делать уху. Назавтра рыбаки обещали притащить уже пятьдесят таких корзин. Хоть что то!.
  

*****

  
   Никитин оказался прав в своих логических рассуждениях, о них, наконец, вспомнили. В это утро, выспаться, после, уже привычно бурно проведенной ночи, Никитину так и не дали.
   Прибежал Гафт и начал настойчиво шуметь за пологом, разбудив Сергея и Лошру. Сергей, не открывая глаз, недовольно гаркнул на неуемного оруженосца:
   - Ну что тебе надобно во имя всех демонов?
   Гафт приоткрыл полог и с опаской поднял глаза кверху. Сергей, зевнув, наконец, открыл глаза, и весело усмехнулся, глядя на осторожничающего парня его уроки, не пропал даром. Гафт был довольно бесцеремонным типом и на все просьбы командира, сперва стучать, а потом входить, до него как-то не доходили.
   Это сильно раздражало Сергея. Бывало, что Гафт, там, в Москве, врывался к нему, когда он медитировал, по совершенно ничтожным поводам. Несмотря на то, что ему за это потом крепко попадало, адъютант искренне не понимал, за что его наказывают.
   В деревенского паренька, где дети с малолетства видят обнаженных родителей и то чем они занимаются, а тем более, после оргий наёмников, когда девки голыми бродят по лагерю и бросаются на того, кто поманит их пальцем, очень трудно вбить, что кто-то хочет заняться этим без посторонних или просто побыть одному.
   Сергей решил эту проблему очень остроумно. В своём кабинете в Москве, он повесил над дверью дубину с противовесом, которая падала вниз, стоило только, кому-либо открыть дверь, если он не дергал за верёвку и стопорил конструкцию. Правда один раз под удар дубины попал ничего не подозревающий Медведь, но все остальные удары попали куда нужно.
   Дрессировка Гуто продолжалась недолго, получив несколько раз довольно чувствительных ударов дубиной по лбу, Сергей обил её конец, толстым куском мягкой ткани, паренёк как то резко стал более деликатным.
   Вот и теперь Сергей с довольной ухмылкой наблюдал за тем, как Гафт робко откидывает полог и первым делом смотрит вверх, не врежут ли ему, его хитроумный механизм, чем-нибудь по его многострадальной голове.
   -Капитан!. Там, у ворот какой-то тип, уверяет, что он посланец владыки и незамедлительно требует вас!
   - Требуют, требуют!. - проворчал Сергей, потягиваясь - Подождет, я ещё не умывался и не завтракал. Как зовут этого посланца?.
   Гафт почесал в затылке, припоминая, потом неуверенно сказал:
   - А демон его разберет! То ли Наку то ли Наху, здесь у них какие-то странные имена, никак не выговоришь. А может быть....
   -Может быть Накса ?- прервал его голос женщины.
   Лошра уже проснулась и с тревогой посматривала то на Гафта то на Сергея.
   - Во-во Накса, точно он! - обрадовано воскликнул Гуто и с интересом уставился на неприкрытую грудь Лошры, Сергей перехватил этот взгляд и что бы отвязаться от назойливого оруженосца, коротко приказал:
   -Быстро давай на кухню, принеси мне поесть и не забудь принести мне воды умыться -.
   Дождавшись, когда адъютант умчался, Сергей неторопливо поднялся и начал одеваться.
   Лошра хмуря своё тонкое лицо, произнесла:
   -Это очень опасный тип, будь осторожен! Он - Карающая Десница Владыки, в его власти казнить и миловать любого подданного владыки. Правда сам он может распоряжаться жизнями только тех, у кого меньше четырёх кон.
   Она задумчиво подергала одну из своих четырёх косичек.
   -А если больше! - беспечно отозвался Сергей, разглядывая свое отражение в небольшом бронзовом зеркале, в котором только с большим трудом можно было что-то разглядеть.
   - Если больше, то есть специальный суд, который и определяет степень вины или оправдывает арестованных. Но это случается редко, Накса хорошо знает своё дело. Недаром его все боятся.
   Он всецело предан Луфаро, хорошо понимая, что в случае его смерти его тут же убьют.
   -Понятно! - протянул Никитин.
   Натянув одежду, он привычно одел бронежилет, потом надел кирасу и стал её застёгивать. Лошра живо поднялась с постели и стала помогать ему.
   - Ну, вот теперь нормально!.
   Сергей довольно посмотрел в зеркало и немного попрыгал, чтобы убедиться, что кираса плотно сидит на нём. Женщина сзади обняла его за шею и прошептала ему в ухо:
   - Не доверяй ему и помни, что он может бросить в тюрьму любого, кто ему не понравиться!
   - Ничего, прорвёмся!
   После чего со значением подняв указательный палец вверх произнёс:
   -Кто предупрежден - тот вооружён !.
   -О!. Хорошо сказал! - восхитилась женщина.
   Никитин хмыкнул и резко крутанувшись, схватил её за обнажённые ягодица и притянул к себе. Она взвизгнула от холода, прижавшись сосками к его кирасе и, легонько оттолкнула его. Потом прижалась к нему и крепко поцеловала в губы.
   -Береги себя, если с тобой что-нибудь случится я буду ..
   -Не надо, - прервал её Сергей - всё будет нормально. Если владыка прислал ко мне этого сановника, то я его чем-то сильно заинтересовал. Если бы я и мои ребята были бы ему неинтересны, то он прислал бы свой вызов с кем-нибудь из чиновников помельче. Разве я не прав? -.
   Она тонко усмехнулась:
   -Ты ещё много не знаешь о нас!. Накса не сановник и не владетель он - Государственный Раб.
   -Это как понять? - задумчиво уставился на нее Сергей. - Тогда выходит, что его прислали ко мне, что бы оскорбить?.
   -Нет, совсем нет! - она откинула назад свои пышные волосы - Наоборот это считается большой честью, он как бы является Голосом Владыки. А что бы у него не было никаких соблазнов, то на эту должность всегда берут раба-теро, ему даже не разрешается покупать себе никакую землю и крупную недвижимость. Даже то, что он носит на себе, считается принадлежащим владыке а не ему.
   -Однако! - протянул Сергей. - А его дети тоже будут рабами?.
   -Нет, они будут свободными. Насколько я слышала, владыка даже давал хорошее приданное за его дочерьми их у него предостаточно. - фыркнула она.
   -Дочерьми говоришь!. Выходит, этот Государственный Раб передаётся по наследству.
   Теро взглянула на него с одобрением.
   -Ты быстро схватываешь суть!. Накса достался Луфаро от его отца и был оставлен в той должности. Если новый правитель хочет иметь другого Государственного Раба, то старый должен будет покончить жизнь самоубийством.
   Сергей покрутил головой, переваривая эту любопытную информацию. С таким нюансом в истории Земли, он как-то не сталкивался, а может быть, он не обращал на это внимание. Хотя нет, где-то он читал, что в Древней Руси все ключники у князей тоже были рабами.
   -Да кстати, а почему ты говоришь, что в случае смерти владыки его убьют, а не передадут по наследству.
   -У владыки нет детей, ни от жен, ни от наложниц, и из-за этого у него проблемы с его братьями. Бесплодный... - тут теро замолчала и поджала губы видимо, не желая особо говорить на эту скользкую тему. - Пока ещё не ясно кто будет следующим владыкой, но кто бы им не стал - Наксу он, скорее всего не пощадит.
   -Ну ладно я пошёл! -. Сергей галантно поцеловал ей руку и, подмигнув, направился на встречу с Государственным Рабом.
   Дойдя до порога, он досадливо крякнул и, торопливо развернувшись, быстро подошёл к одному из своих сундуков, вытащил из него щегольскую шляпу с перьями и напялил его на голову, после чего откинул полог и исчез.
   Лошра задумчиво поглядела ему, вслед прикидывая как бы подобный головной убор, гляделся бы на ней. Она быстро подошла к плетёному сундуку и, воровато оглянувшись, откинула крышку. Как она и ожидала, там была ещё один похожий на первый головной убор и еще пара шляп попроще без перьев. Её любовник был человеком запасливым и предусмотрительным.
   -Кажется он называл её шляпой. - подумала она, вынимая головной убор из сундука.
   Она повертела шляпу в руках, критически её разглядывая. Она была не такая красивая как первая, с неброскими перьями и без вплетённых, и так понравившихся ей, золотых нитей. Добротная и простая походная шляпа без особых изысков.
   Она вздохнула, но остальные были ещё менее роскошными. Она повертела шляпу перед собой, разминая полы шляпы. Чуткий нос теро уловил уже хорошо знакомый ей запах пота Сергея. Этот запах вновь пробудил в ней желание.
   Лошра покачала головой, что-то неладное творилось с ней. Никто из тех мужчин, которые были с ней так не заводил её. Прямо наваждение, какое то!. Даже то, что он не принадлежал к их расе, а такого рода связи здесь негласно осуждались, несмотря на то что детей у них не могло быть по определению.
   -А что ты будешь делать, когда он уедет? - возник у неё в голове неприятный вопрос.
   -Что будет.. что будет! - пробурчала она себе под нос. - Что-нибудь да будет!. Уж одна я не останусь!
   Лошра, как и была обнажённая, подошла к зеркалу и принялась критически разглядывать себя в его мутных глубинах.
   -В этом что, то есть! - наконец решила она, повертевшись перед зеркалом несколько минут.
   Гулкий топот грубых сапог по лестнице, заставил её отвлечься от любования собой. Она торопливо положила шляпу на место и, прихватив свою накидку, быстро откинула потайную панель и исчезла на своей половине.
   Шляпу она твёрдо решила заказать.
   -И что бы в неё было вплетено побольше золотых нитей! - решила она для себя этот вопрос, задвинув за собой панель.
  

*****

  
   Накса недоумённо нахмурился, ворота, гостеприимно распахнутые до этого, неожиданно закрылись, но он не успел рассердиться, как они открылись вновь. Из них важно вышел нарядно одетый человек с разукрашенным посохом. Сделав несколько шагов от ворот, тот ударил посохом о землю и звучно крикнул:
   -Владетель Саж Счастливчик ! - после чего отошел в сторону.
   Из ворот тем временем вышел небольшой отряд хорошо одетых воинов с ярко сверкающими на солнце обнажёнными мечами, во главе с высоким юнцом, по плечам которого свободно спускались невиданные в здешних местах светлые волосы. Шпионы уже докладывали ему об этом, но Накса любил всё видеть своими глазами.
   Охрана юнца тем временем, выстроилась перед воротами, образуя коридор, сквозь который неторопливо шел их предводитель.
   Сановник оценивающие посмотрел на этого молодого, пожалуй, слишком молодого предводителя наёмников, одетого в странного покроя одежду. Что-то в нем сразу насторожило старого лиса, нет не одежда, наниматься на службу к владыке приходили ещё и не в таких одеждах, а порой и вовсе без одежды.
   Что-то такое отличала этого юнца от других. Только через некоторое время до Накса дошло - в его глазах, не было страха. Карие чуть насмешливые глаза человека, на мгновение, встретились с желтыми глазами теро.
   Этот мимолётный контакт многое сказал им обоим друг о друге. Накса незаметно скривился, всемогущий министр привык к тому, что его все боялись, что одного его слова хватало, чтобы почти любой поданный Белого Трона Небес, чем-то не угодившей Деснице Владетеля - бесследно исчезал.
   Оружие и доспехи у этого странного капитана были явно дорогие. Министр, чуть скосив глаза, увидел, с каким вожделением разглядывает его оружие, сотник Дуфа - командующий его личной охраной. Накса, хмыкнул и более внимательно пригляделся к оружию свиты владетеля, и его глаза удивлённо расширились.
   Оружие, судя по его специфическому блеску, было явно из редкого в этих землях железа, такие мечи могли позволить себе только очень богатые люди.
   Даже гвардейцы владыки были вооружены бронзовым оружием, а здесь, какие-то наёмники вооружены лучше, чем они. Странно!.
   -Надо будет повнимательнее приглядеться к этому владетелю - подумал он. - То, что у этих дикарей есть такое оружие, могло в будущем обернуться серьёзной проблемой для теро. Откуда у них такое оружие?. Кто им это оружие продал и почему я об этом не знаю?. Неужели Та-мир-но стало продавать своё оружие на сторону?. Или они добыли эти мечи в бою?.
   Министр, нахмурился, бросил взгляд и на других наёмников, столпившихся за стеной, у всех он заметил узкие мечи, в отличии от привычных широких бронзовых. Правда они были в ножнах, и было непонятно из чего они сделаны, но, похоже, этот владетель явно не бедствовал, это точно!..
   -Интересно откуда эти парни появились?. Да об этом владетеле, насколько мне помнится, заговорили, только когда в тех краях сгинул Молот, до того случая этот Саж Счастливчик нигде не упоминался. Надо будет расспросить этого наёмника попозже.
   Как-то во всей этой суете он пропустил этого молодого владетеля, владения которого находились где-то на Большом Тракте. Он сделал себе мысленную отметку на будущее, разузнать всё об этом парне и его наёмниках.
   Накса, прервал свой мысленный диалог, и ласково улыбнулся владетелю и его окружению, милостиво наклонив голову приветствуя их. Юнец в ответ, снял свою нелепую шляпу с перьями и несколько раз помахал ею в воздухе, поклонившись при этом.
   -Что взять с варвара!. - подумал сановник, наблюдая за капитаном.
   Впрочем, поклон со шляпой ему понравился, Сажи выполнял его красиво и грациозно. Что-то в его движениях напомнило Наксе движения танцовщиц, исполняющих танец с покрывалом.
   -Мы наслышаны о вашем отряде господин владетель. Вы и ваши люди помогли нам уничтожить этот сброд, который подстрекали жрецы этого - он прищелкнул пальцами - кровожадного демона Зурна.
   Вельможа чуть было по старой привычке не сделал традиционное приветствие божеству, стоп, уже демону, но спохватился и его рука, быстро сделала волнообразное движение почитателя Богини.
   -Всё таки старые привычки уходят с большим трудом!. - выругался про себя Накса.
   Культ Богини был объявлен государственным только два сезона назад, а до этого всё времяему постоянно приходилось поминать ипостаси этого бога-демона.
   -Хвала Богини, за то, что она помогла нам покончить с мятежниками и, уничтожить их главаря - Созу - вслух торжественно произнёс он.
   Капитан наёмников вежливо поклонился. Его лицо, к неудовольствию вельможи, осталось на удивление бесстрастным. Никак не выразив своего отношения.
   -Я хочу посмотреть на твоих наёмников капитан! - Накса тяжело дыша, вышел из портшеза и сопровождаемый своими телохранителями важно вошёл в ворота. Никитин и его свита пристроились за ним.
   Накса вместе с Сергеем обошли весь его лагерь. Сотники быстро и грамотно выстроили бойцов. Сановник придирчиво осматривал палатки, вооружение наёмников. их быт, бросал короткие вопросы Никитину и его дружинникам. Благожелательно кивал, получив ответ, и шёл дальше. Подошёл даже к большим котлам, в которых варилась пища. Одобрительно покивал головой и громко хмыкнул оценивающее взглянув на, засмущавшихся поварих в белых халатах. Удивлённо хмыкнул, при виде плотно запакованных в доспехи ресов, башнями, возвышавшимися в конце строя и неторопливо, двинулся к выходу.
   Довольно кивнув капитану, министр начал усаживаться в портшез.
   -Кстати, капитан, сколько у вас, сейчас, в отряде бойцов ?.
   -Немного больше восьми сотен.
   -А сколько их было у тебя до того как на тебя напал этот сброд ?. - небрежно поинтересовался Накса.
   -Столько же, высокородный. - без запинки ответил капитан.
   Вельможа с недоумением посмотрел на него и вскинул руку. Рабы начавшие было приподымать портшез, снова опустили его на землю.
   -Ты хочешь мне сказать, что ты не потерял никого из своих воинов, при штурме. Так я тебя понял ?.
   -Да высокородный, у меня только несколько десятков легкораненых, но не ни одного убитого.
   -Ни одного убитого?
   Быстрый и цепкой взгляд жёлтых глаз.
   -Ни одного.
   Невозмутимый взгляд карих глаз в ответ.
   Министр недоверчиво посмотрел на него и отвёл глаза, похоже, это владетель не врал. Во дворе, во всяком случае, не было видно никаких разрушений, да и раненых он действительно не заметил. Всё равно странно, похоже, здесь действительно не обошлось без магии. Несколько выгоревших, хотя и сильно затёртых, неглубоких ям перед воротами явно на это указывали. Министр успел их хорошо разглядеть пока стоял перед воротами.
   Накса слегка поёжился, от таких типов можно было ожидать чего угодно. Правда, этот капитан с излишне умными для наёмника глазами, что-то никак не походил на магов с безумными глазами и увешанных амулетами.
   Благожелательно кивнув Никитину, министр выразил ему своё одобрение увиденным и пообещал ему, что встреча с владыкой, состоится в ближайшее время. С тем и отбыл.
   В этот момент гвардейцы вновь пугнули, скорее всего намеренно, обожравшихся пернатых и те с противными криками теряя перья которые посыпались вниз на портшез, рванулись в небо.
   Сергей постоял, немного наблюдая, как портшез с министром медленно пополз обратно в окружении, отмахивающихся от падающих перьев гвардейцев. Землянин в свою очередь с любопытством оглядывал гвардейцев и их вооружение: копьё, короткий широкий меч, маленький щит, медный панцирь, закрывавший только грудь и оставляющий спину открытой. Ноги воинов прикрывали длинные юбки с нашитыми медными бляхами.
   Сразу в глаза бросалась пестрота вооружения, явно сделанного не в одной мастерской. Оружие у рядовых гвардейцев всё было сделано из бронзы, но какое то разномастное.
   -Что- то небогато у местного королька с вооружением.- подумал Никитин провожая взглядом отряд министра. - Если даже у гвардейцев такое вооружение, то чем же у них вооружена, извиняюсь. их армия?.
   Сергей припомнил, с какой плохо скрываемой завистью гвардейцы разглядывали вооружение у его дружинников.
   -Да ребята, сталь это вам не медь и не бронза.
   Правда, стальное оружие к этому времени было только у сотников и у некоторых десятников, у всех остальных бронзовое, но ничего не поделаешь!. Слишком много времени нужно, чтобы его сделать. Бо-до с помощниками пока не шибко преуспел с этим делом, плавка железа ещё была лотереей и часто оканчивалась браком, но делится секретом изготовления стали с другими кузнецам Никитин не хотел.
   Монополия на это дело обеспечивало ему очень хороший приток денег на все изделия из стали, у купцов она шла нарасхват!. Нинхи даже были готовы переплачивать за оружие и инструменты лишь бы этот товар продавался только им. Вот такие дела.
   Гвардейцы тем временем перестроились в две линии, по бокам портшеза и все они стали втягиваться в проход Большой Башни.
   Крутанувшись на каблуках, Никитин обернулся к своим офицерам.
   -Слышали ребята, что сказал этот парень?.
   Сотники в недоумении переглянулись и торопливо закивали головами.
   -Так вот!. Вскоре мне придётся встречаться с Владыкой, поэтому подберите десятка два парней для охраны, которые не будут пускать слюни во дворце. Оденьте их поприличнее, что бы мне не было стыдно за них и сами что бы приоделись.
   Сергей обвёл всех прищуренными глазами.
   -Всё поняли, орлы?.
   -Так точно, сэр! - браво рявкнули вояки.
   -И запомните!. - Сергей поднял палец и сделал важное лицо - Мы должны показать этому Владетелю, что мы не какой то сброд с топорами и дубинками.
   Стоящие рядом с ним бойцы, громко захохотали.
   -Дубины!. Гы!.
   Никитин подождал, пока все отсмеются и, продолжил:
   -Так вот!. Мы должны показать Владыке, что мы настоящие воины, которым нужно щедро платить!. Золотом, а не медной монеткой !. Понятно?.
   -Так точно, сэр! - дружно взревели окружающие.
   Речь, конечно, была так себе, от неё так несло казармой, что тошно было, но для этих времён нормально. Сергей махнул рукой, в знак того что можно разойтись, постучал своей шляпой о рукав, стряхивая приставшие к ней перья и расталкивая столпившихся воинов начал пробираться к дому. Потом что-то, вспомнив, он, опять обернулся к толпе и указал пальцем на Бирта.
   -А ты сотник проследи, что бы все кто будет меня сопровождать - были трезвы и изо рта не воняло!.
   Тот испустил жалобный стон. Все вокруг снова захохотали, вокруг зная о его пристрастие к выпивке.
   -Все свободны и что бы к завтрашнему дню, все были готовы и никаких стаканчиков сегодня. . Вот когда вернетесь вот тогда и насосётесь - сострил Никитин. - Понял?.
   -Так точно, сэр!. - уныло кивнул сотник и рявкнул на воинов с фальшивым сочувствием хлопающих его по плечам.
   -Разойдись болваны !
  

*****

   К воротам крепости наш маленький отряд, подошёл за час до назначенной аудиенции. Приглашение, переданное с гонцом, предписывало тоспернатеру Сажи по прозвищу Счастливчик вместе с отобранными людьми, числом не более трёх десятков, прибыть во дворец Владыки к третьей страже. То есть примерно часам к шести вечера. Что он и сделал.
   Накса не обманул, на этот раз гонец явился в месторасположение его отряда на следующий день утром с приглашением.
   Правда, приходилось проходить сквозь так называемые Малые ворота. Несмотря на то, что после гибели мятежного брата владыки, осада была снята, Большие ворота сегодня почему то были закрыты. Хорошо, что вчера были убраны все трупы, выставленные поверху стен, но тошнотворно мягкий запах гниения всё ещё ощущался.
   Несмотря на то, что в город, наконец вошли верные владыки войска, там всё ещё было неспокойно и время от времени, кое-где возникали короткие стычки и лилась кровь. Но к этому времени можно было сказать однозначно, что мятеж был подавлен.
   Те, кто не попались в городе, сейчас скрывались в предместьях города, и старались любыми путями исчезнуть из него.
   По слухам, масса мятежников и наиболее одиозных жрецов, которые запятнали себя в мятеже, скрылись в таинственных и запутанных городских катакомбах, которых под городом было прорублено за эти века, довольно много. Другие по слухам ушли через горы по тайным тропкам известным только горцам. Так что у ведомства Наксы дел хватало.
   На этот раз стоило только Никитину назвать себя, как его моментально пропустили в крепость. Дружинники с любопытством оглядывались по сторонам. Дорога к большому одноэтажному дворцу, причудливо петляла среди нескольких небольших рукотворных прудиков, соединённых между собой, берега которых были густо засажены низкими деревьями. От них в воздухе стоял приятный запах чем-то напоминающий сандал.
   Десятник-гвардеец и двое солдат, сопровождали их маленький отряд, шли рядом с ними, время от времени бросая на них настороженные взгляды.
   Никитин шёл неторопливо, как человек, знающий себе цену, внимательно осматриваясь по сторонам. Резиденция владыки, занимала обширную территорию. С одной стороны, вздымались отвесные скалы, с трех других сторон террасу охватывала невысокая каменная стена. Впрочем, из-за глубоких расщелин с двух сторон штурмовать эти даже невысокие стены было бы затруднительно, а стена с башней центрального входа, где был проход, ведущий в Верхний город, была метра на два выше, чем все остальные.
   Небольшой чистый ручеёк с гор медленно стекал по акведуку в каскад прудов, где плескались и оглашали воздух довольным кряканьем несколько десятков, миниатюрных жёлтых уточек. В чистой проточной воде прудов, время от времени тускло сверкала чешуя крупных рыб.
   Около крепостных стен ютились небольшие пристройки явно для прислуги. Длинное здание справа с узкими вертикальными окнами, было явно казармой. Несколько десятков гвардейцев лениво бросали копья в мишени, ещё два десятка бойцов разбившись на пары, сражались короткими мечами.
   Они все сразу вдруг прекратили тренировку, невзирая на громкую ругань начальников, и с интересом уставились на их маленький отряд. Никитин и его люди в свою очередь с любопытством уставились на них. Все чистокровные теро, видимо из хороших семей. У многих из них Сергей насчитал не менее четырёх, а то и целых шести косичек.
   Поиграв в гляделки их маленький отряд двинулся дальше. Мраморная дорожка из добываемого в здешних каменоломнях белого мрамора, вела их к большому, высокому одноэтажному зданию, тоже сплошь облицованному белыми мраморными плитами. Это и был хорошо видимый с любой точки города - Белый Трон Небес обиталище Владыки.
   Здесь везде, где только можно, старались использовать исключительно белый мрамор. По широкой мраморной лестнице Никитин вместе со своей свитой и сопровождающими, поднялись на небольшую площадку перед дворцом, где десятник передал их толстому управляющему, одетому в золоченый халат.
   Толстяк, с четырьмя косичками, сдержанным кивком приветствовал Сергея и, окинув ленивым взглядом весь его отряд, попросил следовать за ним. С Никитиным, впрочем, дальше пошли только его сотники, рядовых бойцов было велено оставить здесь.
   Землянин искоса разглядывал толстяка теро, эта раса была стройная и поджарая, повезло им с генами!.. Такие вот упитанные личности были здесь редкостью, но тот, несмотря на свои габариты, легко поднимался по лестницам и ловко вписывался в повороты.
   Внутреннее убранство дворца не произвело на Сергея особенного впечатления, да и, впрочем, что здесь могло поразить воображение человека, который реально и виртуально видел такие сооружения и дворцы перед, чем этот дворец, ну просто сарай.
   Сановник специально вел их не сразу к залу аудиенций, а каким-то длинным извилистым маршрутом. Землянин сразу раскусил нехитрую задумку толстяка, провести их по наиболее красивым залам с богатой утварью, чтобы поразить воображение варваров и заставить их трепетать перед мощью и богатством владыки.
   Управляющий, водил их по дворцу минут двадцать, искоса наблюдая за его реакцией, когда они входили в очередной зал. Сергей вежливо кивал, слушая длинные перечисления подарков и военной добычи, добытой властителем и его предками, а когда чувствовал, что толстяк за ним наблюдет, специально позёвывал в ладонь, всем своим видом давая понять тому, что такое он видел уже неоднократно.
   Управляющий вскоре понял, что на этого странного посетителя, лицезрение здешних богатств не оказывает своего обычного ошеломляющего действия, и он резко свернул в боковое ответвление.
   Вскоре их группа очутились в небольшом зале. Десяток гвардейцев с копьями неподвижно застыли около двери, сановник приказал им подождать, а сам, пройдя мимо охраны скрылся за дверью.
   Ждать пока их пригласят, пришлось довольно долго, наверное, не меньше часа. Наконец дверь открылась из неё вышли толстяк и сам Накса. Вежливо кивнув Сергею, Государственный Раб,
   что-то коротко сказал стражам, и те молча, расступились, пропуская их в зал.
   Владетель Владетелей Луфаро, шестой по счёту сидевший на троне с кубком вина, с интересом уставился на вошедших. Сановник и Накса направились к трону и, не доходя до него несколько метров, распростерлись на белом мраморном полу.
   Сергей перед этой аудиенцией специально предупредил своих офицеров, чтобы они, не делали проскиназу и ограничились только глубокими поклонами. Сам Сергей, сняв шляпу с перьями, проделал несколько сложных манипуляций со шляпой, имитируя куртуазные поклоны мушкетеров, увиденных в кино.
   Проделав все эти телодвижения, Сергей прижал шляпу к груди и, взглянул в глаза владыки, который с изумлением наблюдал за ним, забыв в очередной раз, отхлебнуть из кубка.
   Лифаре грозно нахмурился, при виде такого нарушения этикета, но ничего не сказал, охранники владетеля, до этого расслабленно стоявшие по стенкам, напряглись и положили руки на рукоятки мечей. Свита Никитина, стала настороженно кидать взгляды вокруг, потихоньку придвигаясь к своему командиру.
   Сергей молчал, становится на четвереньки, он не собирался. Сейчас, он очень сильно нужен здешнему величеству, особенно теперь после мятежа. Поэтому он сейчас несколько фрондировал, набивая себе цену.
   Половину денег за свой найм, он уже получил авансом и применять против него какие-то репрессии сейчас было бы глупо. Тем более что своё уважение Владыке он высказал, помахав шляпой, так что приличия, как он считал, были соблюдены.
   Владыка, на пару секунд прикрыл глаза, а когда он их открыл, то они стали уже более приветливыми. Его пальцы сделали небрежный жест воинам, которые тут же успокоились. Ладони с рукоятей мечей были сняты, только их глаза продолжали цепко отслеживать все движения пришельцев.
   Несколько секунд царственная особа и его так сказать подданный, молча, смотрели друг другу в глаза. Выждав несколько секунд, Никитин первым отвёл глаза. Луфаро изволил милостиво улыбнуться:
   -Добро пожаловать тоспернатер Сажи, - он произнёс этот титул слегка с издёвкой - мне нравятся смелые люди !.Кроме того, я благодарен тебе за то, что ты избавил меня от необходимости казнить своего брата.
   Владыка приложился к кубку, искусственно затягивая паузу..
   -Он причинил мне много, очень много неприятностей.
   Никитин согнул голову в лёгком поклоне.
   - Я счастлив, оказать Владетелю Владетелей эту маленькую услугу.
   Теро не торопясь вновь отхлебнул из кубка, оценивающие разглядывая капитана наёмников.
   -Сколько у тебя в отряде людей, владетель ?. - в голосе Луфаро опять послышалась издёвка.
   Здесь следует добавить, что таких титулов, которые примерно соответствовали бы титулам средневековой Европы, здесь не было. Владыка назвал его "коф-ом", что в переводе с нати, наиболее близким по смыслу было слово - владетель, какой-нибудь территории.
   Причём двусмысленность ситуации заключалось в том, что владения этого владетеля могли составлять от одной нищей деревушки до достаточно обширной, по европейским меркам, территории.
   Землянин очень чутко отслеживал все, что происходит вокруг, ему показалось, что сейчас владыка, своей интонацией как бы намекает что у него всего одна деревушка. Хотя он мог и ошибиться.
   Сергей не причислял себя к опытному царедворцу, которые по интонации слов и мимике владыки могли точно понять, что же он на самом деле хотел сказать. Решив не обращать на это внимание он с покойно и почтительно ответил:
   -У меня в отряде восемь сотен бойцов. Все мои люди хорошо вооружены, у каждого есть доспех, шит, меч, копьё. Сто человек в моём отряде имеют луки и довольно метко из них стреляют.
   Здесь Никитин сильно лукавил, но он не хотел раскрывать все свои карты. Кто знает, как всё обернётся в будущем?.
   -Да, Накса мне уже рассказал, сколько всякого сброда вы уложили, рядом с моим братцем.
   Теро хрипло рассмеялся, довольно щуря жёлтые глаза. Никитин учуял сильный запах кислого вина, похоже, владыка уже было изрядно навеселе.
   Чем дальше, тем всё более и более сумбурной, становилась его речь. Виночерпий всё время, повинуясь движению царственной руки, подливал ему вина в кубок.
   Луфаро начал опять ругать своего брата, потом вдруг резко перешёл на внешние проблемы, то он хотел немедленно пойти войной на недобитые, мятежные кланов, то зажечь всю степь и вырезать всех кочевников. Досталось и теро населявших Великую Степь - беженцы, из которой приняли активное участие в восстании.
   -Неблагодарные твари, которым мы дали приют! - это было самое невинное обвинение в их адрес.
   После этого Владетель Владетелей прошёлся по своим нобилям, жалуясь, что они скупо платят налоги, потом он так же сумбурно начал жаловаться на своих жен и наложниц.
   -Ты только подумай Сажи, если отобрать у них всё то золото, которое я им подарил, то можно будет нанять целое войско, ты понимаешь Сажи целое войско!.
   Никитин в продолжении этой речи лишь сочувственно кивал. Он уже привык к тому что ему, порой слабо знакомые люди, как говорится, плакались в жилетку. Временами Владыка переходил на нати, свой родной язык, и тогда Сергей переставал его вообще понимать, тем более что тот говорил на "высоком" диалекте этого языка, который Сергей знал очень поверхностно.
   Владыка вновь перешёл на торговый, к его облегчению. Государственный Раб, застыв у стенки, с неудовольствием наблюдал, как ловко Никитин ведёт свою игру. Он не ожидал, что этот варвар окажется неплохим придворным, и сейчас прикидывал все плюсы и минусы от этого.
   -А если, если мы сделаем тебя своей Десницей!. - вдруг осенила правителя теро новая мысль - Накса плохо справляется со своей работой, и братца моего никак не мог убить, а может быть и не хотел.
   Владыка с сомнением, как будто видел его в первый раз, посмотрел на своего министра. На его лица моментально выступил холодный пот.
   -О Владыка.. - начал было оправдываться тот, но правитель небрежным взмахом руки пресек его речь.
   -Ну, так что Сажи, хочешь получить должность этого?. - Луфаро вдруг икнул и кивнул на Наксу.
   По толстому лицу министра градом катился пот, он напряжённо переводил взгляд то на владыку, то на Сергея.
   -Позволь сказать о Владыка!. - Никитин поклонился - Боюсь, что эта ноша слишком тяжела для меня, она предназначена для более зрелого мужа, чем я.
   -Я думаю, - Сергей сделал поклон в сторону Наксы - что уважаемый Накса более подходит для этой должности, чем я. Я и мои люди, недолго живут под Вашим гостеприимным кровом, но все мы слышали, что ваши подданные отзываются о Вашей Деснице с большим почтением. Кроме того, он лучше знает свою страну и свой народ, чем я.
   Никитин печально развел руками, министр бросил на него быстрый благодарный взгляд.
   -Значит, говоришь с большим почтением.
   -Да, о владыка.
   Луфаро задумался и стал теребить одну из своих восьми косичек, которые были армированы золотой проволокой.
   Воспользовавшись возникшей паузой к трону непрерывно кланяясь, подошёл Накса и что-то тихо сказал ему. Владетель согласно кивнул и взмахом руки подозвал виночерпия.
   Накса тем временем обратился к Никитину:
   - Его Могущество и Справедливость жалуют владетелю Сажи это золото за оказанную им услугу Владетелю Владетелей.
   Повинуясь взмаху его руки министра, слуга вручил тому большой мешок с деньгами.
   Сергей поклонился, и поблагодарил Владетеля Владетелей за столь щедрый подарок.
   Мешочек тянул килограмм на пятнадцать, даже если учесть там местная валюта - таши, которая состояла почти наполовину из меди, то это было порядка тысячи полновесных золотых. На самом деле негусто, Сергей ожидал более щедрого вознаграждения.
   Владыка пьяно кивал головой в такт его восхвалениям, после чего небрежным жестом завершил аудиенцию.
   Низко поклонившись Луфаро, Сергей вместе со своими офицерами и придворными пошел к двери. Покидая зал, он успел заметить, что Владетель Владетелей, опираясь на плечи молоденьких наложниц, пошатываясь, идёт к боковой двери.
   Вслед за Никитиным вышел, озабоченно хмурясь Накса, и сразу же взял его под руку.
   -Мой молодой друг, позвольте мне вас так называть - его голос так, и лучился теплотой..
   Никитин, охотно кивнув мысленно усмехнувшись насчет своего истинного возраста. Это ему было впору называть теро молодым другом.
   -Я приглашаю вас в мои апартаменты, где мы могли бы вместе решить некоторые проблемы. Это не займет много времени.
   Сергей согласно кивнул. Министр увлек его в боковой коридор, все офицеры дружно зашагали вслед за ним.
   После нескольких минут петляний по коридорам, не так пышно обставленных, как по дороге к владыке, они остановились около широкой, узорчатой двери, проход к которой охраняло несколько гвардейцев.
   Увидев Наксу один из них, поспешно отворил дверь.
   -Пусть твои люди подождут здесь!. - отрывисто бросил министр.
   Сергей кивнул сотникам, подтверждая его слова.
   Накса громко хлопнул в ладоши. Откуда-то выскочило сразу несколько слуг.
   -Позаботьтесь о них! - коротко бросил им министр.
   Слуги сразу засуетились и потянули сотников Сергея в другой коридор. Никитин недовольно поджал губы, заметив, как у Бирта, вдруг загорелись глаза, но он ничего не успел им сказать.
   Накса быстро пошёл вперед, и землянин был вынужден последовать за ним. Они бок о бок прошли несколько богато украшенных комнат, вызвав легкий переполох, среди почтительно кланяющихся им слуг и вошли в небольшую, но также пышно обставленную комнату.
   Накса с вздохом облегчения тут же опустился на большие подушки, прихотливо наваленные на толстом паласе, покрывавшем пол и жестом предложил Никитину присаживаться. Никитин со вздохом присел - диваны у теро были не в почёте. Судя по расположению этой комнаты, хозяин использовал её для откровенных бесед. Подслушать о чём говорили собеседники, посторонним ушам здесь было очень затруднительно.
   Сергей, не особо скромничая, придвинул сразу несколько подушек и с комфортом расположился напротив Наксы. В это мгновение в дверь влетел пожилой слуга и, упав к ногам своего господина, стал подметать короткой рыжей бородой пол. Накса небрежно толкнул его в плечо сандалией.
   -Тащи быстрей обед для меня и моего друга, да не забудь кувшин тисского!. Да, кстати, капитан какое вино ты любишь? - как само собой разумеющиеся обратился тот к Сергею.
   В среде теро знание вин считалось одним из признаков аристократичности. Сергей виновато развел руками.
   -Увы, мой господин, я не пью вина. И пиво тоже - добавил он.
   У хозяина и его слуги челюсти отвисли от изумления..
   -Ты наёмник, не пьёшь вина ?. Ты болен ?.- удивлённо спросил его Накса как бы не веря своим ушам.
   -Нет, мой господин я его просто не люблю, если у тебя найдется немного напитка из свежеотжатых плодов, которые перед отжимом должны быть хорошо промыты. То я с удовольствием отведаю эти напитки. Если у вас имеется кусочки льда, то можно кинуть в стакан пару кусочков. Если нет то можно и ки.
   Господин и слуга ошарашено переглянулись, ничего подобного они до этого момента не слышали. Может этому наёмнику ещё и звезду с неба подать!. Слуг молча, закатил глаза. Где они ему ещё и лёд возьмут, когда вокруг тепло!.
   -Слышал, что желает мой друг?. - обратился Накса к слуге.
   Тот затряс головой и, непрерывно отвешивая поклоны, убежал. Оставшись одни, собеседники с минуту заново приглядывались друг к другу.
   -А неплохо этот Государственный Раб устроился - подумал Никитин оглядывая всю эту роскошь. - Похоже что здешний "раб" так же как и земные "народные слуги" живут гораздо лучше своих хозяев.
   Он непроизвольно улыбнулся этим аналогиям, чиновник принял его улыбку за готовность к диалогу.
   -А ты умный парень!. Большинство дураков с радостью заняло бы эту должность и ...- министр с усмешкой посмотрел на него, теребя свой золотой ошейник на шее.
   -И очень быстро с ним бы произошёл, неприятный случай - продолжил за собеседника Никитин.
   Накса с восторгом ударил себя по ляжкам.
   -Ай, молодец !. Ты мне сразу понравился, еще, когда я тебя в первый раз увидел!.
   В этот момент вошел слуга в сопровождении молоденьких рабынь и служанок, которые держали в руках подносы с жареным мясом, рыбой, овощами и фруктами. Старый слуга брал у них из рук подносы и с поклоном, ставил всё это на низенький стол.
   Служанки, хихикая и улыбались, бросали на Никитина заинтересованные взгляды. Одна из них, одетая более богато, встречаясь взглядом с ним, каждый раз игриво проводила язычком по губам. Накса заметив её манипуляции и, подчёркнуто сердито махнул рукой, девушки смеясь, выбежали, последним вышел, кланяясь, слуга и тщательно прикрыл вход в комнату тяжёлыми меховыми шкурами.
   -Не обращай внимания, на девчонку, она ещё слишком глупа.
   -Это ваша дочь уважаемый?.
   -Да. Девочке хочется замуж, ну ты понимаешь, ведь ей уже шестнадцать вёсен, многие её сверстницы уже имеют детей, а она всё ещё в девках. Понимаешь?.
   -Понимаю... - вежливо отозвался Сергей, чтобы поддержать беседу.
   В одном из кувшинов он обнаружил ки с мёдом. Его готовили из листьев одного многолетненего растения ярко-красного цвета, по вкусу его длинные узкие листья, высушенные и заваренные напоминали тархун и Никитин уже привык к этому вкусу, чай он до сих пор так и не смог отыскать в этом мире.. Он налил себе немного напитка в тонкую глиняную пиалу и сделал глоток. Конечно льда они здесь не нашли, но в целом напиток был хорош. Землянин одобрительно кивнул головой и налил себе ещё чашку.
   -Она понравилась тебе ?- вдруг спросил Накса
   Сергей сперва даже не понял о чём идёт речь, только несколько секунд спустя он понял, что речь шла о дочери Наксы. Что бы выиграть время на раздумывания Никитин вновь отхлебнул из кружки и молча, пожал плечами. Он не совсем понимал, зачем прозвучал этот вопрос.
   -Я видел её только один раз, как я могу сказать нравится - не нравится ? - и предвосхищая следующий вопрос министра добавил - Извини Накса - перешёл он на ты - но она не в моем вкусе, да и я не особенно подходящий жених для неё. Детей у нас с ней всё равно не получится заиметь.
   По изумлённо расширившимся глазам министра, Никитин понял, что угадал правильно, следующей фразой Накса хотел бы предложить ему, стать его зятем.
   Накса в изумлении откинулся назад.
   -Наверное, этот парень действительно колдун - невольно подумал он.
   Сергей, в свою очередь, тоже был несколько ошарашен. Он искрение не понимал, почему этот царедворец вот так сразу предложил ему свою дочь, он не видел в этом ни малейшего смысла для Наксы. Только немного погодя, он узнал, что у Наксы на балансе, помимо отпрысков мужского пола, числилось пятьдесят четыре дочери, от трёх десятков наложниц и жён.
   Такое количество девиц, действительно было тяжеловато выдать замуж, даже с его связями, и папочке приходилось всячески изворачиваться, подыскивая очередного жениха.
   У него как у Государственного Раба были свои сложности, он не мог ничем владеть. Дома в городе, имущество и даже одежда всё это формально принадлежало владыке. Так что, несмотря на свой высокий пост, шесть заплетённых косичек и власть, Накса, специально был выведен за скобки здешнего социума. Не входя в круг здешней элиты он был вынужден распихивать своих отпрысков в более низкую социальную среду.
   Да и никто из здешних нобилей особо не рвался, с ним породнится, для всех он был цепным псом владыки оберегающий его, детей у Хромца не было и его будущее как правителя было туманно. Никитин быстро сделал эти выводы из дальнейшего разговора с Наксой.
   Должность Государственного Раба была известна издревле еще, когда теро пришли сюда из Великой Степи. Вводя такую интересную должность владыки прошлого, не без основания полагали, что он не будет представлять серьёзной угрозе трону, имея такую большую власть.
   Для знати при таком раскладе, он был всего лишь безродным выскочкой, за которым не стояло что-нибудь серьёзноё. Если бы он даже захватил трон, чисто теоретически, впрочем, он не смог бы удержать его, владетели не потерпели бы этого, для них он был всего лишь рабом.
   -Ладно, не хочешь, как хочешь!. Завтра я привезу тебе оставшиеся деньги, и Владыка берёт тебя и твой отряд под свою руку, на оговоренное время.
   Накса откинулся на подушки и пристально посмотрел на него.
   Сергей немного помолчал для солидности, неторопливо прихлёбывая напиток.
   -Ну что же "коль сойдемся в цене так мы послужим"- так говорят у нас !. - наконец произнёс он.
   -Задача твоих наёмников будет не особо сложной. Как ты уже слышал, у нас возникли некоторые сложности с кочевниками. В Великой Степи бродит пять больших орд и десятка два мелких. -начал вводить он его в курс проблем - В последнее время, вокруг наших владений, мы имели дело с ордой Детей Ветра, но в прошлый сезон они потерпели поражение от другой орды и их практически истребили. Теперь наши поселенцы, живущие там с незапамятных времён, оказались без защиты. Правда эти пришельцы, они называют себя Детьми Рыси, тоже потеряли много бойцов и ушли обратно вглубь степи.
   Министр протянул руку к поджаренному куску мяса, внимательно осмотрел его со всех сторон и отправил в рот. Неторопливо проживал и продолжил:
   -В степи это обычное явление. Сильное племя истребляет слабое племя или сгоняет его с занятых угодий. Но в степи есть ещё и похуже кланы, чем те с которыми мы долго жили рядом. Особенно нам досаждают кочевники илики, очень противные надо сказать создания!. В последнее время отряды этих дикарей, прорываясь из внутренней степи, очень сильно досаждают нам, разоряя деревни и небольшие поселения вблизи границы. Раньше мы договаривались с окрестными кланами. Но с появлением этих пришельцев, и ослаблением дружественных нам кланов, всё очень сильно усложнилось. Так вот!. Твой отряд будет действовать в составе нашей армии. Помимо тебя, там будет ещё несколько отрядов наёмников
   Накса ненадолго замолчал.
   -Мы хотим дать кочевниками решающее сражение, и твой отряд будет не лишним, к тому же у тебя как мне говорили - сановник, хитро прищурил правый глаз - хорошие лучники, которые помогут нам против их луков.
   Накса протянул руку к кувшину с ки и налил себе в пиалу. Отпил и начал задумчиво крутить сосуд в руке..
   -Я понимаю твою осторожность, но эти кочевники не такие противники, которых стоит серьезно опасаться. Да и к тому же эти дикари вооружены очень скверно - копьё, лук со стрелами - Накса презрительно хмыкнул - из кости, кстати. Ну, ещё там дубинки с булыжниками. Доспехов и хорошего оружия у них мало, командующий нашей армией Донс уверен, что разгромить их просто и что мы возьмём богатую добычу.
   -У этих дикарей?. - Никитин иронично приподнял бровь - Да что с них взять, пару драных шкур или дубинки с булыжниками ?.
   Накса пока продолжался разговор, успел уже осушить три полных кубка вина и немного опьянел.
   -Кому нужны их дубинки, у них большие стада овец, дакунов, но это всё мелочь.
   Накса наклонился к собеседнику поближе и прошептал.
   -Золото. У них, имеется богатый золотой рудник, понимаешь.
   Никитин недоверчиво покрутил головой и, тщательно имитируя алчность, спросил.
   -А откуда вы знаете про этот рудник, вдруг там ничего нет?.
   Накса пьяно засмеялся, покачав пальцем перед лицом собеседника, сегодня его явно несло, вино развязало язык осторожного царедворца, заставляя, его говорить то, что этот наёмник никак не должен был слышать.
   -Стража, охраняющая границу, иногда ловит рабов, которые бежали из плена. Так вот недавно с этого рудника сбежали два раба, они рассказывают что там есть комната, чуть поменьше этой, - сановник обвел рукой комнату- которая наполнена самородками до потолка. До потолка представляешь!. За эти деньги можно купить всё, что есть в таких городах как Ка-Ато.- министр от восторга шлёпнул себя по ляжкам.
   -Ну что же это мне подходит!. - с азартом подхватил Никитин - в эти байки о золотом руднике он не верил, но решил немного подыграть министру.
   -Теперь можно поговорить о том, сколько ваша милость будет платить моим наёмникам. Сколько продовольствия!. Надо признать, что я уже немало потратил на сбор своего войска в дорогу...
   Здесь надо добавить, что договорная система, связанная с наймом у теро, была весьма специфическая. Если командир приводил свой отряд и сам просился, то он мог рассчитывать, если он нужен, разумеется, ну скажем так по минимуму оплаты.
   А вот если их потенциальный работодатель сам хотел их нанять, то он сперва посылал так называемые подъёмные и через посланника описывал в первом приближении, что он от них хочет.
   Дальше вручались подъёмные, но окончательно всё решалось на месте. В случае если наниматель и работодатель не договаривались, то наёмники возвращались назад, но подъёмные в таком случае они оставляли себе.
   Здесь, в этом мире, случалось много всяких казусов, одним из таких был примерно такой вариант событий. Какой-нибудь кер посылал подъёмные и договаривался якобы о том, что хочет напасть на своего соседа, сосед, через своих лазутчиков узнававший, что к его противнику подошло большое войско, быстро начинал мирные переговоры со своим врагом-соседом.
   Выбив, таким образом, какую-нибудь уступку у соседа, деньгами или землёй, кер вскоре отпускал это войско назад под предлогом того, что наёмники хотят очень много. Те возвращались, назад оставив при себе подъёмные, а кер оставлял себе некую разницу от того, что заплатил его сосед в качестве откупного.
   У купцов-нинхов существовал несколько другой обычай найма наёмников. Половину оговоренных денег капитан получал сразу, а вторую только после выполнения дела. Нинхи платили щедро, но вся добыча за исключением того, что можно было снять с пленных или трупов, шла купцам. Военнопленные тоже считались долей купцов. Но, взяв залог, отряд должен был его отработать, иначе отряду грозило бесчестье. Правда и расчёт производился полностью невзирая на то сколько осталось в живых наёмников после этого дела. Бывало что и несколько оставшихся в живых наёмников, как правило командиров и получали за всех. Поэтому из года в год набиралось плохо обученное и вооружённое "мясо", которое в большинстве своём быстро гибло на полях сражений. А деньги шли отцу командиру и его окружению, среди которых смертность была гораздо ниже.
  
   -Я готов предложить тебе по десять серебреных "орлов" за каждого тяжёлого пехотинца и по восемь "орлов" за каждого лёгкого пехотинца, сотникам по одному "быку", тебе десять "быков", за каждый день кампании в степи. Как только ты и твой отряд оказываетесь в степи, вам с этого дня начинает начисляться оговоренная сумм денег. За тридцать дней пребывания деньги я могу вручить тебе сразу, если компания продлится дольше, то за эти дополнительные дни ты получишь свои деньги, когда вернешься обратно. Ну, а до того, как ты окажешься в степи, оплата по стандартным расценкам, которые мы с тобой заранее обговорили.
   Никитин театрально закатил глаза.
   -Помилуйте ваша милость, мы же не горцы с луками и дротиками, которые вы нанимаете за такие деньги-.
   За то короткое время пока его отряд находился в городе, он уже успел разузнать у других наёмниках, кто и сколько получает, включая здешнюю гвардию и немногочисленных наёмников из числа горцев. Поэтом меньше чем на одного золотого "быка" за каждого тяжёлого пехотинца, столько, кстати, платили гвардейцам, он был не согласен.
   Дальше начался типично базарный торг, что в какой-нибудь лавчонке в Стамбуле или Дубаи на Земле, что здесь в глубине Галактики.
   Никитин вдруг заметил, что Накса который недавно казался изрядно пьяным, как-то вдруг сразу протрезвел. Куда то исчезла вдруг показная болтливость и радушие,каждый расхваливал свой товар и стремился снизить цену на чужой товар. После получаса торгов землянин выбил из Наксы все, что ему было необходимо, денежное довольствие, продукты для наёмников и другие необходимые им припасы.
   Когда высокие договаривающие стороны пришли к согласию, сановник успел несколько раз вытереть своё толстое лицо полотенцем и выпить ещё три кубка вина, а слуги, привлечённые воплями хозяина в процессе торгов, временами мельком заглядывали в комнату. Наконец каждый из спорщиков положил свои правые руки на плечо собеседнику, и поклялись своими богами в нерушимости договора.
   -Уф, капитан ты меня утомил, давно я так не спорил! - утомлённо проворчал Накса, которого явившееся слуги принялись обмахивали большими опахалами - Ты торгуешься как настоящий нинх!. Жаль, что тебе не понравилась моя девочка. Подумай, время у тебя ещё есть.
   Никитин обещал подумать, на этом собеседники и расстались. Старый слуга проводил Сергея до дверей и долго раскланивался вслед.
   -Интересно почему этот Государственный Раб, проговорился насчёт золота?. - раздумывал он шагая по длинным коридорам.
   Что-то ему вдруг всё это перестало нравиться. С одной стороны, этот Накса, не врал, специфических сполохов на ауре собеседника не было, значит, он говорил правду или... или то, что казалось ему правдой. Одно было ясно - что в степи им придётся нелегко, но идти им всё равно придётся.
   Офицеры встретили своего капитана радостными пьяными воплями, особенно радовался сотник, который чувствовалось, не раз успел приложиться к заветному стаканчику. Правда, все его орлы твёрдо стояли на ногах, и рвался обратно в отряд.
   Стемнело. Один из телохранителей Наксы стоящих у двери, проводил их отряд до ворот, где их с кислыми усмешками встретили рядовые. Ребят, правда сытно накормили, но вина так и не предложили. Видимо здесь оно полагалось только для старшего комсостава.
   Знакомый офицер рявкнул на стражников, те торопливо сняли брус и, поднапрягшись со скипом, открыли одну из створок ворот. Вторая половинка так и осталась на своём месте. Любезно кивнув офицеру, который кисло, кивнул ему в ответ, Никитин со своим маленьким отрядом двинулись к своему временному убежищу, чьи гостеприимные огни тускло горели невдалеке.

Глава 4.

   После аудиенции с владыкой Белого Трона Небес прошла уже неделя, а приказа выступать всё ещё не было. Правда, жаловаться особо было не на что. Продовольствие привозили исправно, часть денег помимо подъёмных тоже выплатили. А что боевых действий пока нет, так это к лучшему.
   Никитин выглянул из узкого окна. Позади дома стояли стройные ряды палаток. Сейчас эти палатки стояли пустыми, все наёмники тренировались на наскоро оборудованной площадке, вблизи особняка.
   Арбалетчики деловито нашпиговывали стрелами мишени в глубине владений прекрасной хозяйки, позже на этой позиции их сменяли метатели копий и топоров. Сергей не хотел, чтобы это его секретное оружие, которое помогало им почти бескровно одержать впечатляющие победы, привлекло внимание местных оружейников.
   Он предпочитал пока особо не демонстрировать его широкой публике. Правда, слухи об их колдовском оружии ходили уже давно ещё с той поры как он, и его дружинники разбили "красноруких" и отряд Молота. Да и здесь в Висс-ано они уже успели хорошо "засветится" когда отбивали атаки восставших.
   Все его бойцы знали, что следует отвечать если кто будет интересоваться- мол у нас много опытных лучников с хорошими луками они и косят врагов, успевай только стрелы подтаскивать. Лучников у него в отряде действительно набиралось десятка два-три, для них специально, месяца два назад, изготовили клеёные луки, и они важно расхаживали с ними по стене, демонстрируя всем привычное здесь оружие.
   Так что арбалетчики стреляли из своего оружия только здесь за домом, подальше от чужих глаз. Тяжёлые арбалеты, пришедшие на смену лёгким, уже довольно прочно вошли в быт его отряда. Правда, офицеры ворчали, что их очень тяжело стало натягивать, если лёгкий ещё можно было натянуть руками, не особо напрягаясь, то тяжёлый натягивался с большим трудом, и это вело к падению скорострельности.
   Никитин отметал все эти возражения сотников и десятников. Поскольку в этой компании им предстояло сражение с кочевниками, у которых возможно наличие мощных и дальнобойных луков, то от лёгких арбалетов будет мало толку.
   Ну, в самом деле, зачем он нужен, если кочевники способны будут посылать свои стрелы с двухсот шагов, а лёгкий арбалет бил только на сто, от силы. Зато тяжёлый мог легко метнуть болт и на триста шагов.
   К этому времени Никитин несколько перетасовал своё войско. Часть бойцов - человек двести стали чистыми арбалетчиками, те, кому арбалет давался хуже, тех больше натаскивали как тяжёлых пехотинцев. В фургонах хранилось ещё двести тяжёлых арбалетов, и сотня лёгких, которые, в критической ситуации, можно было быстро раздать пехотинцам.
   Вместе с ветеранами, с которыми он сражался под Хебо в их отряд влилось после этого, ещё двести новичков, и десятники и сотники прилагали все силы что бы они вписались в его отряд.
   Никитин подошёл поближе к арбалетчикам, чтобы посмотреть результаты стрельбы. Щиты были отставлены шагов на двести, но результаты были хорошие - почти все попадали в ростовую мишень.
   Как всегда, лучше всех стрелял Бычок, его радостный рёв после каждого удачного попадания в центр мишени, был хорошо слышен отсюда. Талант!. Полюбовавшись, ещё немного на арбалетчиков, землянин, не торопясь, направился к воротам, в которые как раз въезжала очередная телега с продовольствием поставляемое Наксой.
   Сергей пропустил телегу и, пошел дальше, стражи у ворот вытянулись, и отдали салют, он отсалютовал им в ответ и вышел из ворот.
   На уже вытоптанной лужайке, ближе к обрыву, бойцы под предводительством десятников и сотников учились быстро перестраивать ряды по звуковому сигналу. Сергей остановился и стал наблюдать за построением. Со стены крепости несколько богато одетых гвардейцев, тоже наблюдали за их манипуляциями. Завидев командира, десятники стали быстрее носится и громче орать на провинившихся.
   Вот по звуковому сигналу рога, воины плотно сомкнули ряды и вскинули прямоугольные щиты. Сотник выкрикнул команду, и щиты начали ложиться друг на друга, образую классическую римскую "черепаху".
   В одном из рядов возникла заминка, один из щитоносцев выронил тяжелый щит на ногу, ближайший десятник громко заорал на него, парень, заметно хромая, торопливо поднял щит и заткнул прореху в стене щитов.
   Немного погодя щиты опустились. Сотник ещё раз проорал команду, бойцы снова повторили маневр, на этот раз безупречно. Никитин одобрительно поднял большой палец вверх, бойцы встретили его жест радостным рёвом.
   Сергей ещё немного постоял, наблюдая за манёврами своего войска, но придраться, было не к чему. Десятники и сотники уже привычно гоняли солдат, не давая им, расслабится, добиваясь, всё более и более чёткого исполнения команд.
   Ещё немного постояв, он пошёл обратно в особняк. Очень хотелось выбраться в город и побродить по городским базарам, но сейчас это было бы не осмотрительно.
   После того как его бойцы уложили столько народу при нападении на эту виллу, слух об этом разнёсся по всему городу и немало родственников погибших, хотели бы посчитаться с ними. А уж на его светловолосую голову, так резко выделяющуюся в черноволосой толпе, всегда найдутся любители. Тем более жречество до сих пор подбивало народ на бунт.
   Никитин каждый день отпускал небольшие группы бойцов вместе с десятниками и сотниками в город за информацией. Само собой, бойцы ходили плотной группой, и всегда с ними был тот, кто хорошо разговаривал на нати.
   Таких переводчиков в его отряде было не так много и эти счастливцы, к зависти остальных, имели частую возможность совершать отлучки в город. Здесь надо заметить, что Сергей специально посылал тех, кто хорошо говорил на нати, для сбора информации.
   В Висс-Ано местные не любили разговаривать на торговом, считая торговый очень грубым языком и общение велось почти исключительно на нати. Правда, как только торговец видел, что покупатель хочет, что-то купить, то он легко переходил (и понимал) на кепо.
   Правда, встречались отдельные типы, которые вообще ничего не хотели продавать наёмникам и делали вид что они не понимают на торговом.
   Одним из таких счастливцев, отлично знающих нати, был сотник Бирт, он стал для Сергея его глазами и ушами. Его детство, оказывается, прошло в этом городе и его окрестностях, и он ещё не забыл здешних обычаев и язык. Теперь он спешно восстанавливал свои старые связи с помощью золота, которое, не скупясь, выделил ему Никитин.
   Часть, правда, пошло на банальную выпивку, но здесь уже ничего нельзя было поделать. В процессе добывания информации бравого сотника порой приносили на руках. Такого Никитин бы не простил никому, но в данном случае это были так сказать издержки профессии шпиона. Рабы и прислуга Лошры, тоже передавали различные слухи и сплетни о том, что творится в городе, но сотник все, же ухитрялся выуживать куда более интересную информацию.
   Сегодня, прислуга Лошры ничего интересного ему не рассказала, ну закрыл владыка два храма, где как, оказалось, собирались заговорщики и их сторонники, и отдал эти храмы жрецам Богини.
   Так ничего особенного, всё это не имело к нему и его отряду никакого касательства. А вот то, что накопал бравый сотник имела к ним самое непосредственное отношение...
   Сегодня утром десяток бойцов, которых как обычно возглавил выпивоха-сотника, получили увольнительные в город и решили отметить это событие в ближайшем трактире, который каким-то чудом не разнесли в дни восстания.
   Трактир был, каким-то безликим, одноэтажное длинное деревянное строение с десятком узких затянутых серым холстом щелей, выполнявших роль окон. Ни названия, ни вывески ничего.
   У теро не было принято украшать фасад здания вывесками или прибивать черепа, один только значок, немного напоминающий греческую омегу и всё. Кто знает тот найдёт, а коли чужеземцы захотят, к примеру, винца попить так и по запаху найдут!. А не найдут ну и.... Ну не жаловали теро пришельцев, национальная черта у них такая. Снобы-с!.
   Через час трактир, до этого почти пустой, вдруг начал быстро наполняться подозрительными личностями. Бирт к тому времени, хотя уже и осушил один кувшинчик винца, осторожно выпытывая у завсегдатаев забегаловки обо всём понемножку, но осторожности свойственной опытному наёмнику не потерял.
   Как позже он признался Никитину, один из его братьев, когда-то промышлял в одной из банд, орудовавших в городе и от него он немного узнал о языке жестов некой весьма специфической публики.
   Незаметно наблюдая за прибывающим, Бирт начал замечать странные жесты, которыми вроде бы незаметно обменивались теро. Сотник продолжал своё наблюдение, и то, что он смог прочитать из языка жестов этой публики, заставило его резко отложить заветный кувшинчик с вином.
   Прочитав такие жесты как "хозяин надежный.., убиваем всех здесь в трактире, трупы прячем в..", бравый сотник сразу протрезвел, но у него хватило смекалки изображая пьяного обойти всех бойцов. Бойцы, хорошо зная, что с них в отличие от сотника, за лишку выпитого спросят сполна к счастью ещё не успели особенно набраться. Бирт приказал всем быть наготове и глядеть в оба.
   Немного погодя все бойцы потихоньку сгруппировались возле одного большого стола, за которым и продолжали разыгрывать процесс поглощения спиртного и еды. Когда бандиты решили, что они уже хорошо набрались и их можно брать голыми руками, то их ожидал весьма неприятный сюрприз.
   Повинуясь неслышной команде, бандиты, изображавшие мирных пьяниц с криком накинулись на дружинников, но те были наготове и мигом выхватили свои мечи.
   Тяжёлый стол, тяжело рухнувший на пол, послужил неплохой защитой для дружинников, а гладиусы более длинные, чем ножи бандитов давали своим хозяевам серьёзное преимущество в ближней схватке.
   Трактир наполнился криками и стонами раненых и грохотом бьющейся посуды. Бандиты отхлынули от стола, потеряв пяток убитыми. Из двадцати нападавших на ногах теперь осталось только пятнадцать, у дружинников был только один раненый в плечо.
   -Гайто!. Вперёд! - рявкнул один из них и нападавшие вновь с криками бросились вперед, но как-то уже без охоты.
   Одно дело резать пьяных наёмников, совсем другое дело бросаться на мечи. Вторая атака на них была уже не такая яростная, бандиты осторожничали, а когда сотник метким броском ножа убил их главаря, то остальные быстро бросились наутек, забыв о своих раненых и убитых.
   Выскочив вслед за ними из трактира, бойцы увидели, что все бандиты быстро исчезают в узких переулках, где они, знали каждую щель. У сотника хватило ума не преследовать их в сумерках. Возвратившись в трактир, дружинники прикончили троих тяжелораненых бандитов, а двух легкораненых бандитов бойцы приволокли в расположение отряда.
   В особняке, как оказалось, были не только подвалы для вина и продуктов, но и как положено у всякого уважающего себя владетеля, пара подвалов была предназначена для содержания заключённых. Туда их и определили.
  
  
   Ближе к вечеру Никитин решил наконец поговорить с пленными. Спустившись вместе с Биртом и ещё двумя людьми в камеру, Никитин брезгливо потянул носом воздух, в камере воняло каким-то трупным запахом.
   Свет факела осветил множество крысиных нор, из одной из них на пришельцев нагло наблюдала крысиная морда. Бирт подобрав с пола камень, кинул в неё, но промахнулся, крыса лениво развернулась и, показав длинный розовый хвост, неторопливо полезла вглубь норы.
   Двое арестованных, щуря глаза от света факелов, с ужасом глядели на их команду, Никитин сегодня развлекался по полной программе. Он не был сторонником жестоких пыток, поэтому решил выколотить всю нужную информацию быстро и бескровно. Зрелище как говорится, было ещё то.
   Четыре мрачные фигуры, одетые в чёрные плащи с факелами, вступили в подвал, впереди шел Никитин, он слегка обвёл вокруг глаз фосфором, взглянув на него, пленные застучали зубами от страха, следом за ним спустились ещё трое.
   В руках у одного из них был огромный топор, другой держал большие клещи, временно позаимствованные у кузнеца, третий - Бирт держал в руке закрытую сукном клетку, которую он периодически встряхивал, из клетки, при этом, раздавалось приглушённое шипение.
   При виде это апоплексической картины пленные не стали играть в молчанку и принялись наперебой рассказывать, землянину приходилось только направлять дознание в нужное русло. Выяснилось довольно много интересных фактов, оказывается, что во время последнего штурма арбалетчики уложили пятерых главарей местных шаек и теперь местный криминальный мир заимел на них большой зуб. Ну и само собой за мятежного принца.
   Жрецы Зурна, ушедшие в подполье, тоже, оказывается, внесли свою солидную лепту в это "богоугодное" дело и наняли шайку убийц, специализирующихся на таких делах, чтобы отомстить варварам.
   Самую важную новость выложил один из них тот, что постарше, он оказался правой рукой главаря. Он и объяснил Никитину, почему они напали на его людей именно сегодня, оказывается этой или следующей ночью, на них должны были напасть профессионалы, нанятые жрецами.
   - Я сам слышал, что Ошпаренный (главарь убитый Биртом) бесился, что вы не выходите из этого особняка, он и парней специально заставил следить за вами и с трактирщиками всеми местными договорился, что бы они ему знать дали, когда твои люди к ним зайдут...
   Бандит закашлялся, и попросил воды. Отпив половину из услужливо поднесённой фляги, он утёрся грязной рукой и продолжил свой рассказ.
   -Так он того... дергался, он слышал что сегодня или завтра ночью, на тебя нападут десять полных руки Чёрных братьев, а они живых не оставляют. Вот Ошпаренный и бесился, ему и другим главарям, обещали за каждого твоего парня по "быку", а за тебя господин целых сто "быков". А если братья вас всех положат, то ему ничего не достанется - бандит простодушно развел руками - вот он и бесился. Как только твои парни в город вышли, нам сразу шепнули, мы значит в трактир за вами, думали, что нам всем по "орлу" дадут, да кости не так легли.
   Бандит сложил ладони, и что-то забормотал на нати.
   -Упокой душу Ошпаренного о Великий Зурн, он был славным атаманом, он всегда... - механически стал переводить Бирт.
   - Заткнись, а то отправишься у меня вслед за ним - негромко прервал бандита Сергей. - Теперь рассказывай кто это такие Чёрные братья?.
   Бандит изумлённо вытаращился на него:
   -Вы не знаете кто они такие?.
   Бирт как-то виновато потупился при этом.
   -Не знаем, не знаем - весело подтвердил Никитин - очень мне нужно знать всяких мерзавцев в этом городе. Так что рассказывай покороче.
   Пленные переглянулись
   -Ну это самое, если кого надо кого убрать так всегда их нанимают... - начал рассказывать второй бандит .
   -Ну и как эти братцы всегда справляются со своей работой? - небрежно поинтересовался Никитин.
   Бандит почесал спутанные волосы.
   -Да вроде были случаи, когда они не смогли убрать кого-то, так они деньги назад вернули.
   -Значит не такие уж и страшные твои Чёрные братья, коль не смогли! - захохотал Бирт. - Правда крошка? - он встряхнул клетку, тварь внутри ответила яростным шипением.
   Бандиты вздрогнули, со страхом уставившись на клетку.
   -Так ведь как я, это самое слышал, что не так давно им заказали аж самого Наксу убить!. А у него охраны видимо-невидимо, вот они и отказались - несмело начал второй бандит.
   -Ладно, разберёмся с этими братьями. Так ты точно знаешь, что они должны напасть сегодня или завтра ночью.
   -Да господин я сам слышал, как Ошпаренный это говорил!. Что если мы сегодня твоих ребят того - пленник дернул рукой как будто всаживал нож - не подколем, то всё деньги они себе загребут. Светлый Сибурн свидетель я не вру!. И ты Прут - он толкнул своего приятеля - это слышал, ну, когда он нас всех собрал, перед тем как к в трактир идти.
   -Да, да господин всё так и было. Сибурном клянусь! - подтвердил его слова другой пленник - Всё без обмана!. Всё как есть сказали!.
   Пленники напряжённо следили за ними, хорошо понимая, что после того как они всё это рассказали они становились больше никому не нужны. Землянин задумчиво разглядывал этих теро полукровок. Из норы снова показалась любопытная крысиная морда, Бирт не любивший крыс выругался, и стал оглядываться вокруг в поисках чего-нибудь тяжёлого.
   -Ну что кончим их здесь? - прервал молчание Сонхо, поигрывая топором.
   Пленники, поскуливая торопливо отползли в дальней конец камеры и прижались к стене умоляюще глядя на Сергея.
   -В общем, так ребята!. Если вы сказали правду будете жить, если же нет...- с угрозой протянул Никитин - сами понимаете.
   Отмахнувшись от их заверений, что всё честно, Сергей пошел к выходу. Немного не дойдя до двери, он обернулся и задал последний вопрос:
   -А где эти братья обитают, в смысле, что бы найти их и потолковать?.
   Прут сплюнул и неохотно сказал:
   -Никто об этом не знает. Ошпаренный как-то говорил, что они живут в катакомбах внизу, там у них и золота полным-полно и баб.
   -Ну и что никто не лазил туда?. - полюбопытствовал Никитин.
   -Лазить то лазили, - бандит опять сплюнул и закашлялся - только одни там ничего не нашли, а другие так там и сгинули. Ходы там у них тайные, да и никто с ними связываться не хочет. Они умелые бойцы и дерутся свирепо, да и оружие у них хорошее. Один из них стоит троих, а то и четверых наших в бою.
   -Понятно.. - протянул Сергей и пошёл к выходу.
   Этот душный, вонючий подвал уже начал действовать ему на нервы.
   -Господин!. Поесть бы! - жалобно затянул кто-то из бандитов из тёмного подвала.
   -Ничего! До завтра не помрёшь! - равнодушно бросил ему в ответ Бирт.
   В углу тускло сверкнули крысиные глаза.
  

*****

  
   С наслаждением, вдохнув свежий воздух, Сергей поинтересовался у Бирта:
   -Что там у тебя шипело в клетке?.
   Довольно ухмыльнувшись, тот, скинул ткань с клетки, в ней вцепившись в прутья сетки, сидела надувшаяся, толстая голубая ящерица похожая на земного геккона. Сотник открыл клетку и, достав ящерицу, резко подкинул её вверх, ящерица в полете развернула крылья и, басовито гудя, полетела к ближайшему дереву.
   -Это безобидная тварь. - кивнув ей вслед, произнёс Бирт- Она живет на деревьях ловит всяких мошек, но, когда её разозлить она начинает шипеть не хуже настоящеё змеи.
   Они немного помолчали, глядя вслед улетевшей ящерице. Тишину нарушил Сонхо:
   -Что будем делать командир с этими братцами?
   Никитин немного помолчал, он был занят - стирал платком остатки краски с век поглядывая при этом в маленькое бронзовое зеркало..
   -А нападут ли они вообще? -вступил в разговор, молчавший всё это время сотник Биху - Ведь их всего сотня, а нас гораздо больше. Не дураки же они, в самом деле, да мы их одним залпом из арбалетов положим, да мы...
   - Не всё так просто - произнёс Бирт задумчиво жуя сорванную травку - Эти ребята к нам днем не полезут, правда, командир?
   Сергей, молча, кивнул головой, соглашаясь с ним.
   -Так вот полезут они ночью, тихо снимут часовых и давай резать всех подряд пока все будут дрыхнуть. Если резать будут грамотно - он резко провёл рукой по горлу- то могут всех нас и кончить здесь.
   -Да мы их всех из арбалетов ..- начал было горячится Биху.
   -Из арбалета ещё попасть надо. - остудил его пыл землянин - Это тебе не со стены по толпе лупить, куда не стреляй всё равно попадёшь! К тому же Бирт прав, полезут они явно ночью, тут и опытный стрелок промахнется. Значит так . - Никитин обвёл рукой каменные стены, окружающие поместье. - В одном месте они, судя по всему, не полезут, нападать будут с разных сторон, так?.
   Бирт и Биху согласно кивнули головами. Сонхо пожал плечами.
   -Так вот!. Сонхо твои ребята будут охранять основной периметр, Бирт будет охранять правую стенку, ты Биху бери своих людей и перенеси свои палатки сюда, прямо перед домом, вдруг они и сюда полезут. Теперь дальше!. Предупреди людей, что бы спать ложились в доспехах с оружием. Раздай все легкие арбалеты, что бы в каждой палатке, было по два арбалетчика, ясно!.
   Сотники синхронно кивнули головами. Биху хотел возразить, но Сергей поднял ладонь и продолжил:
   -В палатках проделайте небольшие отверстия, что бы можно было наблюдать за стенами, потом пусть заштопают... Только строго-настрого предупреди ребят, что бы сразу не стреляли, пускай их побольше перелезет через стену, тогда и стреляйте. Начиная с сегодняшнего дня, часовых пускать только... ну давай человек по пять не меньше. И еще Бирт возьми десяток наиболее метких стрелков, дай им по два тяжёлых арбалета и пускай они лягут в засаду на лугу, как стемнеет, плащи им дай тёплые, ну сам знаешь, что надо.
   Бирт задумчиво почесал голову и предложил:
   -Давай тогда лучше мелкоту туда пустим. Они и прятаться хорошо умеют!
   -Точно!. Надо их послать!. Пускай свой хлеб отрабатывают! - горячо поддержал его Сонхо.
   -Хорошо! - согласился с ними Сергей. - Их задача будет следующая! Они должны будут пропустить этих братцев, а вот когда они побегут обратно вот тогда пускай в них и стреляют. Я сам буду в доме, возьму десяток бойцов и буду держать там оборону. Всем всё ясно.
   -Командир, а ведь мы про собачек забыли, если они начнут лаять, то они могут и не полезть - встрял неугомонный Биху.
   -Верно, подметил!. Молодец!. - Никитин одобрительно похлопал Биху по плечу.
   Парень горделиво расправил плечи.
   -Собачек на ночь посадим в подвал, что бы они нам не мешали, по соседству с этими парнями, там ещё осталась свободная камера, а то, спугнут этих ночных пташек. Ах да! Совсем забыл!. - припомнил вдруг Никитин - Мы же с собой взяли проволоку. Ну, ту колючую!. Так вот ближе к ночи, размотайте ёе около ворот и далее вдоль всей стены. Пусть это будет для них приятной неожиданностью!. Если "колючки" будет много оставаться, то тяните ещё ряд. И про колышки не забудьте, а то бросят просто по земле..
   Бирт хмыкнул и одобрительно поглядел на командира, который всегда придумывает нечто эдакое. Голова!.
   -Всё поняли?.
   Сотники кивнули головами.
   -Тогда -за работу!.
  

*****

  
   Через час лагерь напоминал разворошенный муравейник. Раньше палатки стояли в три ряда, с аккуратными интервалами, близко к стенам сейчас же часть палаток бойцы поставили перед домом, остальные палатки, отодвинули ближе к центру площадки на равном расстоянии друг от друга.
   Бойцы, ругая командиров, натягивали верёвки, перетаскивали палатки и вбивали колышки, заново устанавливая их. Впрочем, ругались вяло, по привычке, все знали, что если их командир заставляет, что-то делать, то это действительно надо. Только вот никто не мог понять зачем.
   Никитин настоял на этом перемещении, ему хотелось, чтобы нападавшие затратили драгоценное время на перебежку до палаток, а не сразу прыгали бы на них со стен. Фургоны отогнали к самой дальней стене, которая обрывалась в пропасть и тщательно привязали быков к спешно вкопанным столбам.
   Сотники придирчиво осматривали ремни, чтобы животные, не смогли сорваться с привязи, все понимали, каких дел тут могут натворить они, когда испугаются и сорвутся с привязи, на этой небольшой территории. Наконец часа за два до захода светила, всё было закончено.
   Землянин устало опустился на каменную лестницу и тыльной стороной ладони стер пот с лица. Лошра неслышно подошла сзади с кувшином холодного напитка. Услышав звук льющейся струи, Сергей лениво повернул голову и, восторженно простонав, припал к стакану, моментально опустошил его, хозяйка быстро налила другой.
   Вторую кружку он уже пил медленно, растягивая удовольствие, от холодного морса и протянул кружку обратно. Лошра потянулась было взять кружку, но Никитин другой рукой перехватил её узкую кисть и, поднеся к губам поцеловал. Женщина поставила кувшин на ступени и присела рядом с ним, доверчиво положив, свою голову ему на плечи.
   -Странно, ещё никто мне за всю мою жизнь не целовал мне руки, это, это так необычно. - в жёлтых глазах теро блестела нежность.
   -Если ты мне нальёшь еще кружечку этого чудесного напитка, то я поцелую не только твои ручки, но и твои губки радость моя!.
   Лошра радостно засмеялась и налила ему ещё кружку, Сергей быстро опустошил кружку и немедленно исполнил обещанное, впрочем, поцелуй получился чересчур долгим. Её шаловливый язычок раздвинул его губы и мягко коснулся его языка, энергия Инь встретилась с энергией Янь и мужчина и женщина крепче прижались друг к другу. Наконец Лошра мягко высвободилась из его объятий.
   -Пойдем в нашу комнату - немного хрипло сказала она - я уже соскучилась по тебе -.
   Она взяла его за руку и потащила за собой, Сергей мягко высвободил свою руку.
   -Иди, дорогая я сейчас подойду - Лошра кивнула головой и, изящно покачивая бедрами, скрылась в доме.
   У теро как он уже заметил, это получалось даже грациознее чем у землянок и других рас в этом мире. Кстати в мужских компаниях, судя по их откровениям, эта раса наиболее ценилась в качестве любовниц. Может быть, может быть...
   Сергей отвёл взгляд от женской фигуры и перевёл взгляд на близкие к нему палатки, почти из каждой на него глядели заинтересованные бородатые физиономии бойцов.
   Он молча показал всем кулак, дружинники ответили тихим гулом, низкорослые канти радостно запрыгали между палаток, потом стали смешно имитировать походку Лошры. Несколько пар низкоросликов обхватив друг друга и делая вид что, целуются, стали кататься по двору.
   Даже молчаливый Гохор сейчас улыбался и хлопал себя по груди, что у этой немного угрюмой расы означало необузданное веселье. Некоторые смельчаки канти начали делать волнообразные движения телом, что ещё больше веселило окружающих. Сергей сплюнул и начал медленно подниматься по лестнице, около двери он остановился и поманил Бирта улыбающегося неподалёку.
   -Не забудь, как только стемнеет послать десяток этих пересмешников в засаду на лужок.
   Сотник коротко кивнул. Никитин со вздохом посмотрел на закат.
   -До заката ещё примерно часа полтора и ещё как минимум часа два - мысленно прикинул он.
   -Не думаю, что эти местные ниндзя, полезут так скоро, скорее всего, нападать они будут ближе к рассвету, значит, на любовные игры у нас будет часа два-три.
   Сергей снова посмотрел на красный диск, который величаво и неторопливо садился за горизонт.
   - Значит, на любовные игры время у нас будет, а вот нормально поспать в эту ночь мне не светит.
   Сергей опять вздохнул и стал быстро подниматься по лестнице. Женщины, с Земли ли они или с другой планеты, не любят ждать в такие моменты. Факт!.
   В эту ночь на них так никто и не напал.
   Когда уже начало рассветать из засады вернулся злой и не выспавшийся Биху вместе с зевающими арбалетчиками-канти. Сотник с ходу, ввалился в его спальню и начал требовать, чтобы капитан позволил бы ему снести головы этим двум идиотам, которые заставили его и его людей всё ночь мерзнуть на лугу.
   Никитин только хмыкнул.
   -Подождём... - и отправил его, взмахом ладони не слушая возражений.
   Спать, как-то сразу расхотелось и Сергей, надев плотный халат, вышел из своей комнаты и подойдя к распахнутому настежь окну, заглянул вниз.
   Сотник, растеряв весь свой пыл, уныло потащился вниз, потом зачем-то подошёл к воротам, сопровождаемый канти. Около закрытых ворот он остановился, медленно вдохнул холодный утренний воздух и перешагнув через лежащую на земле колючую проволоку, отправился досыпать в свою палатку.
   Нет, не досыпать. Не дойдя до своей палатки, он и его низкорослые бойцы, все как то вдруг резко свернули в сторону. Никитин пригляделся - полк засадной руки видимо решил подкрепиться. Тем более что от котлов уже тянуло весьма соблазнительно.
   Поутру все ходили сонные и вялые, к тому же вскоре зарядил мелкий дождь, заставив всех попрятаться по палаткам. Никитин постоял у окна, наблюдая как из большой палатки, где находилась кухня, один за другим выбегали с котелками пищи дежурные.
   Вот прошли, размахивая руками Бирт и Биху, наверное, обсуждая вчерашнее сидение в засаде. Десяток дружинников в толстых кожаных рукавицах, осторожно начали сматывать колючую проволоку.
   Около ворот застыл пяток часовых, одетых в кожаные плащи. Время от времени один из них припадал к створкам ворот и смотрел всё ли в порядке. Солдатские будни в чистом виде.
   Сергей зевнул и не торопясь, отошёл от окна и направился в свою комнату. С женской половины как раз выходили две молоденькие служанки, которые низко ему поклонились, продемонстрировав при этом крепкие девичьи груди во всей своей красе.
   Оценивающие взгляды, которые они при этом на него бросили, наводило на некоторые выводы. Дальше девицы пошли изящной походкой, чувственно поводя бёдрами, но, скосив глазки и заметив, что молодой гость не смотрит на них, вновь перешли на повседневную походку.
   До Никитина донеслось их негодующие фырканье, но он мог им только посочувствовать. То, что хорошо действует для мальчиков до двадцати, на него производило весьма слабое впечатление, да и вообще он предпочитал более зрелых женщин.
   Монотонно капающий по крыше дома дождь навевал сон. Сергей откинул тяжёлый полог в свою комнату и вновь прилёг на кровать, решив ещё немного поспать.
   А вот, когда он часа через три вновь подошёл к окну то ему вдруг, открылось нечто забавное. После того как во время мятежа его бойцы уложили такую кучу народа, а Никитин взорвал несколько пороховых зарядов, перед этим домом никто из местных не появлялся без особой надобности.
   Сейчас за стеной, как-то вдруг стало подозрительно много суетящегося народа. Около входа обосновались не один и не два, а сразу четверо нищих, которые стоило только воротам немного приоткрыться, начинали громко просить подаяния, усиленно разглядывая при этом, что там внутри.
   А вскоре из города пошли косяком торговцы всякой ерундой, которые всячески расхваливали свой товар и под всевозможными предлогами тоже пытались проникнуть вовнутрь. Никитин приказал гнать их всех взашей.
   Но это было ещё не всё. Перейдя в свою комнату и взглянув оттуда, Сергей заметил на стенах, которые были ближе к порту, две небольшие ватаги мальчишек, которые казалось играли в догонялки. Временами то один то другой сорванец, вскакивали на стену и пробегали по ней довольно значительное расстояние, пока их не сгоняли.
   Но вот гонялись ребята друг за другом как-то вяло, без азарта, чаще они просто останавливались на стене и беззвучно шевелили губами и загибая пальцы рук, явно, что-то подсчитывая. На детскую игру это очень слабо походило, скорее на разведку.
   Охранение особо не обращали на них внимания, только смотрели, чтобы они, не спускались со стен. Воинам видимо не приходило в голову, что это могут быть лазутчики, но Сергей был сыном более изощренной эпохи и быстро выявлял все несуразности поведения юных шпионов.
   Сверху ему было хорошо видно, что некоторые из детей что постарше, время от времени подбегали к нищим и они о чем-то быстро переговаривались между собой. Потом нищие вновь затягивали свои жалобные песни, а малышня продолжала свой бег по стенам, то с одной стороны виллы то с другой.
   Дружинники всеми силами старались согнать их со стены и грозили оружием, но юные сорванцы, быстро спрыгивали вниз, с тем, что бы через пару минут появится вновь.
   Всё это было не спроста! Ох не спроста! Землянин, в какой-то момент, вдруг ясно почувствовал, что визита ночных головорезов следует ждать сегодня.
   Понаблюдав ещё с час за всеми этими шпионскими играми, он спохватился, что во всей этой суматохе, он так и не позавтракал. Он поглядел в сторону котлов стряпух, но те уже их деловито мыли, так что завтрак он прозевал.
   Недолго думая, Сергей потащился на кухню Лошры. Обнаружив там угрюмого повара, с двумя поварятами, слегка обалдевшего от его появления, он вытребовал у него несколько больших кусков мягкого козьего сыра.
   Плотно завтракать сегодня, почему-то не хотелось, и он решил ограничиться только сыром и напитком. Повар никак не мог понять, почему благородный господин отказывается от вина и Никитину, пришлось, под его недоумённым взглядом, собственноручно делать себе напиток из двух лимонов, апельсина, родниковой воды и мёда, который ему приволок поварёнок.
   Отхлебнув напитка, и добавив ещё ложку мёда, Сергей подмигнул повару и пошёл обратно с кувшином напитка на свой пост. С момента его отсутствия на сцене появились новые действующие персонажи, а именно труппа бродячих жонглёров, которые толпились перед закрытыми воротами, на все лады, прославляя свое мастерство.
   Мимо Сергея прошла ещё одна молоденькая служанка Лошры.
   -Эй, милая! - окликнул её он.
   Девица низко поклонилась, также щедро продемонстрировав свои прелести и, заинтересованно на него уставилась.
   -Скажи мне милая девушка знаешь ли ты Гафта, это такой рыжий парень?.
   -Да господин знаю, он часто вертится здесь и пристает к моей подружке Хине.
   -А Бирта ты знаешь, он такой со шрамом на щеке.
   Девушка наморщила свой смуглый лобик, но так ничего и не вспомнила.
   -Нет, господин его я не знаю.
   -Иди-ка сюда - Сергей привлёк её к окошку и указал на сотника, который переругивался с артистами через ворота - видишь его.
   -Да господин - томно прошептала она и попыталась прижаться к нему поближе.
   -Подойди к нему и скажи, что его зовёт к себе капитан.
   Никитин целомудренно поцеловал девушку в лобик, развернул и лёгким шлепком отправил за сотником. Несколько минут спустя, прибежал слегка запыхавшийся сотник, отдал честь и застыл, преданно пожирая капитана глазами.
   -Что там такое творится? - поинтересовался Никитин, мотнув головой в сторону ворот.
   -Да так ничего особенного, какие-то бродяги, хотят показать нам разные фокусы и просят, что бы их впустили вовнутрь. Обёщают за две серебряные монетки показать нам немало интересного. Может быть, стоит впустить, пускай ребята немного повеселятся, а то сидим здесь безвылазно, как крысы в норе.
   -Хорошо. - Он не стал спорить, народ действительно нуждался в разрядке. - Сделаем так, впускать их не будем, пускай дают представление за воротами. Возьми всех свободных бойцов и, пускай отправляются развлекаться. Дождь уже прошел, так что пускай немного встряхнутся! Понял?.
   -Так точно сэр.
   Никитин немного помолчал.
   -И ещё Бирт, мне кажется, что они нападут сегодня, так, что эти артисты вполне могут быть их лазутчиками. Предупреди ребят, что бы, не трепали языками.
   Сотник пристально взглянул на него и коротко кивнул.
   -И ещё, пускай ребята развлекаются, но что бы без эдакого. - Сергей выразительно щёлкнул себя по горлу.
   Лицо сотника перекосила недовольная гримаса.
   - Иди теперь.
   Через некоторое время прошелестели лёгкие шаги, это возвратилась служанка, которую он посылал. Никитин, покопавшись в кармане, протянул ей небольшую местную золотую монетку, без всякой задней мысли. Девица, впрочем, истолковал это несколько по-иному.
   -Я сейчас занята господин, - прошептала она, чуть потупив глазки - но я постараюсь вскоре освободится, и тогда приду к вам господин.
   Никитин небрежно махнул рукой.
   -Это тебе подарок Мне вполне достаточно твоей хозяйки! Иди милая.
   Девица с недоумением на него уставилась, по её миловидному лицу молниеносно промелькнула одновременно гримаса недоумения и недовольства. Получаются, что ей пренебрегают! Коротко поклонившись ему и с гордо поднятой головой, обиделась, она поспешила в апартаменты Лошры.
   Никитин усмехнулся и пошел в свою комнату, откуда, хорошо был виден весь лагерь.
   -Становись, бездельники! - долетел до него гулкий рык Бирта.
   Палатки задергались, извергая полуодетых, застегивающихся на ходу одежду бойцов. Минуту спустя дружинники разбились по взводам и выжидательною уставились на Берга.
   Он что-то негромко сказал. Шеренги приблизились к нем почти вплотную, видимо сотник хотел, чтобы лазутчики ничего не услышали. Пару минут он неторопливо ходил между рядами и энергично жестикулировал. Вскоре до Сергея долетел слитный, глухой стон, множества мужских глоток.
   -Поняли никчёмные бездельники! - вновь рявкнул он в конце своей речи. - Разойдись!
   -Видимо вначале сотник объявил, что сегодня они опять будут спать в броне, а что бы подсластить пилюлю объявил о культпоходе в местный цирк - додумался Сергей, глядя как народ, торопливо разбегается по палаткам, а, после, оживлённо переговариваясь, направляются к открывшимся воротам.
  

*****

  
   Местное солнышко неторопливо закатывалось за горизонт. Никитин, позевывая, наблюдал за ним с того же наблюдательного поста, Просидев здесь весь день, он незаметно следил за всем, что происходило в лагере и окрестностях.
   Первыми исчезли мальчишки, вслед за ними в сторону города потянулись и растворились в его переулках четвёрка нищих. Им на смену пришел пяток довольно шустрых бродяг, которые время от времени осторожно старались заглянуть через стенку, как правило, они не попадались на глаза сторожам, но с этого места Никитину было достаточно хорошо видны их быстрые перебежки.
   Лазутчики довольно ловко маскировались под безобидных и плохо одетых бродяг и попрошаек, но, наблюдая сверху за их скользящими, отточенными движениями, Сергей однозначно видел в них опытных бойцов. Да и подаяние они просили не очень жалостливо. С прибытием артистов, они тут же исчезли.
   Артисты долго препирались с Биртом, жалобно прося, что бы их впустили вовнутрь, но тот остался непреклонен, и представление началось неподалёку от ворот. Длилось оно не долго, не дольше часа. Артисты лениво жонглировали маленькими топориками и ножами, рядом с ними крутились девицы, тряся бёдрами, раскручивая его бойцов на более щедрое подаяние.
   Потом стали кидать на спор и на деньги в мишени. Вот и весь репертуар. Вскоре они уехали, забрав оговоренные деньги. Правда, судя по время от времени, доносящимся ругательствам его бойцов, эти парни заработали гораздо больше, кидая ножи на деньги.
   Дружинники были недовольны, что они уехали так рано, его парням хотели бы познакомиться с этими девицами поближе этой ночью. Но не получилось, кое-кто из сотников на ходу, ругался с Биртом, который не разрешил артистам остаться на ночь в их лагере.
   Но тот только махнул головой, указав на видимого в окне их предводителя. Все тут же замолкли и разошлись.
   Никитин в конце представления склонялся к мысли, что и эти артисты тоже работают на здешних убийц, уж больно настойчиво они просились к ним на ночлег. А уж ночью эта публика вполне могла учинить им очень крупную пакость.
   Четверо ловких мужчин и восемь женщин. Немного сонного зелья в пиво из ласковых женских рук и лагерь действительно можно было вырезать в полном составе, особенно если извне им в этом помогут сотня молодцов.
   -А может я сильно сгущаю краски и осторожничаю? - подумал он. - Не слишком ли всё это сложно обставлено, для каких-то бандитов. Хотя в этом деле лучше переборщить, чем гм.. очнутся ночью от того, что тебе перерезают горло!.
   Протяжно зевнув и не обнаружив больше ничего интересного, Никитин, обговорил последние детали с Биртом и направился немного вздремнуть, прикинув, что убийцы если и придут то после полуночи.
   Поспав часика три, Сергей взял стоящий рядом с ложем заряженный лёгкий арбалет и оружие, броню он не стал одевать, понадеявшись на бронежилет и, закутавшись в тёмный плащ, отправился на свой пост.
   Лошра и её служанки этой ночью должны были хорошо забаррикадироваться в своих покоях и никому не открывать двери до утра. Всех её охранников разместили на женской половине, что было в принципе против правил приличия теро, но Никитин уговорил Лошру потерпеть эту ночь. Хозяйку поместили в комнате без окон, большинство окон спешно прикрыли щитами, а около каждого открытого окна встало по двое лучников
   Подождав пока его глаза адаптируются к темноте, он стал не торопясь прогуливаться по своему уже привычному маршруту, из своей тёмной комнаты в такой же тёмный коридор, пристально вглядываясь в узкие окна. В разных углах коридора, прижавшись спиной к стене, невидимые в полутьме, тихо стояли четверо охранников с легкими щитами и метательными топорами наготове, за поясом у каждого из них было ещё по два томагавка.
   Чёрные братья слыли мастерами подниматься на крышу или верхние этажи и наносить оттуда неожиданный удар своей жертве, поэтому следовало предупредить такую возможность. Стены дома были сложены из множества плохо обработанных кирпичей и блоков, так что для ловкого скалолаза подняться на второй этаж не составляло особого труда.
   Сергей ещё утром внимательно осмотрел здание вместе с управляющим и распорядился задвинуть некоторые окна щитами, чтобы излишне не распылять охрану здания.
   Уже сильно стемнело, с озера тянулись низкие тучи, временами почти полностью закрывая звёздное великолепие. Медленно текли ночные часы. Никитину надоело бродить туда-сюда, он подозвал охранников, и велел им наблюдать за воротами и оградой, а сам пошёл наблюдать из своей комнаты.
   Стульев в комнате не было, только низкие кушетки. Землянин, помянув недобрым словом здешний социум, позевывая, взял несколько подушек с софы и расположился на узком подоконнике, положив их под себя. Было уже часа два ночи, большой спутник Дабо, мелькнув напоследок в разрыве облаков, уже начал закатываться за горизонт.
   В очередной раз, взглянув на парапет, около палаток Сергей вдруг насторожился, ему показалось, что там метнулась, чья-то тень. Он быстро помассировал уставшие глаза и стал более пристально вглядываться в ночь. Нет, не померещилось! Вот ещё одна тень легко и быстро перемахнула через стену, за ней ёщё несколько. Убийцы всё-таки пожаловали к ним в гости.
   Сергей подхватил заряженный арбалет, закинул перевязь меча за спину, с голубым топором сейчас бродить было не с руки, хлопнул по поясу, проверяя наличие метательных ножей, несколько раз подпрыгнул и выскочил в коридор.
   -Они здесь! -тихо прошептал он охранникам, стоящим у окна.
   Те вздрогнули.
   -Мы никого не видели господин! - хрипло произнёс один из них.
   -Стойте здесь и охраняйте вашу госпожу!. Я сейчас пришлю троих воинов. Никуда не выходите, что бы там не произошло, мои люди сами справятся с ними!.
   Охранники закивали головой. Никитин мельком взглянул из окна, но на этой стороне всё было тихо.
   -Значит, основной удар будет нанесён с другой стороны! - подумал он, про себя быстро спускаясь по лестнице на первый этаж.
   Около входной двери маялся, зевая и борясь со сном десяток дружинников, парень со значком десятника, увидев его резво вскочил с лавки с заряженным арбалетом, вслед за ним вскочили и остальные бойцы. Никитин приложил палец к губам и тихо сказал:
   -Сидеть здесь. Дверь за мной закрыть и никого не впускать, пять человек с арбалетами отправь на второй этаж. Ваша задача охранять женщин и ни во что не вмешиваться. Стрелять только тогда, когда начнется заварушка, до этого не стрелять! Понятно?.
   Десятник торопливо закивал, Сергей коротко кивнул головой, распахнул дверь и выскочил в ночь. Сзади послышался звук задвигаемого бруса. Он накинул чёрный капюшон на свой шлем с пока ещё откинутым прозрачным забралом, подтянул свой маскхалат и канул в ночь.
   Незаметно скатившись с крыльца, он первым делом осмотрел местность. Перед воротами с этой стороны теней не было, похоже, убийцы видимо решили сперва разобраться с основным лагерем. Землянин прислушался, но вокруг всё было тихо, только монотонно трещали ночные цикады. В подвале дома глухо лаяли и выли собаки, в крови бушевал адреналин, очередная игра со смертью началась!..
   Сергей крадучись завернул за угол дома и пригляделся. В лагере было тихо, в центре догорал небольшой костер, около которого бдели трое часовых, что-то рассказывали друг другу. Никитин мысленно выругался, похоже, эти ребята не восприняли всерьез его предостережения. Ближе к стене группировались тени, с каждой минутой всё новые и новые силуэты беззвучно перемахивали через стену и замирали подле неё, скрываясь в полумраке стены.
   Сергей несколько раз глубоко вздохнул и стал переводить себя в боевой транс. Сразу стало немного светлее, тени лежащие у стены начали, вспыхивать грязно красными всполохами ауры. Удерживая такое состояние сознания, он насчитал, что только по одну сторону лагеря уже скопилось пятьдесят убийц, как минимум. Пока они не нападали, видимо ожидая остальных своих товарищей.
   По другую сторону, взглядом Сергей быстро скользнул туда, группировалось не меньше двух десятков убийц. Семьдесят человек как минимум, а они всё лезли и лезли. Это было уже серьезно, дело действительно пахло большой кровью.
   Если, только им удастся напасть неожиданно, а это вполне могло произойти. Его бойцы, похоже, сегодня вели себя слишком беспечно. Этого он не учёл, вчерашняя бессонная ночь сказалась на бойцах не лучшим образом. Мысленно выругавшись, землянин молнией рванулся вперёд.
   Он незамеченным прокрался к ближайшей палатке и прислушался, из неё раздавался многоголосый храп. Никитин вновь мысленно выругался, помянув всех своих сотников, похоже, если он не вмешаться, то до утра действительно многие не доживут. Впрочем, нужно было принять во внимание, что прошлой ночью все ожидали нападения и сейчас много бойцов не в силах противостоять сну, банально храпели.
   Правда, этот храп и беспечное поведение охранения у костра, сыграло ему на руку - ночные убийцы стали менее осторожны. В одном месте даже звякнул металл о металл. Голова начала немного побаливать - вхождение в состояние сверхчувствительности отнимало много сил и, Никитин вышел из него.
   Сразу стало хуже видно, темнота стала более однообразней что ли, из неё исчезли многочисленные оттенки серого. Так примерно можно было выразить это состояние в словах. Застыв в тени палатки, он скрючился, и наблюдал попеременно то за часовыми, то за тенями у стены.
   Насколько он понял всей массой они не собирались нападать сперва должны были снять часовых, а дальше... дальше действительно начнётся резня. Вот только резать будут его парней. Основная ударная сила его войска заключалась в арбалетах, расстреливающих, неприятеля издали и не дающего ему довести дело до рукопашной схватки, в которой его противники были гораздо опытней.
   Как бы не выпячивали грудь его дружинники, но у них не было большого опыта в такого рода делах, тем более что на них нападут внезапно.
   До Никитина только сейчас дошло, что все они оказались в смертельной опасности!. Ну что стоило ему оставить собачек в охранении!. Бойцы уже привыкли, что умные животные их вовремя предупредят об опасности и сейчас несли службу из рук вон плохо.
   Н-да и переиграть нельзя! Жизнь, к сожалению, это не компьютерная игра, которую можно заново запустить с любого момента.
   По палаткам тихонько забарабанили редкие капли дождя. От сидящих у костра часовых послышались недовольные ругательства. Один из часовых поднялся и несколько минут лениво осматривал окрестность и, не заметив ничего подозрительного, он вновь сел на корточки у костра.
   Неподалёку от них две серые тени, неслышно выскользнули из-за палаток и поползли к часовым, которые по-прежнему о чем-то беспечно болтали около костра.
   Сергей протянул руку в темноту палатки и, схватив, чью-то ногу несильно дёрнул её. В ответ раздалось приглушённое ругательство, тихо звякнул, метал доспехов. Спящий стал приподниматься, ещё не совсем понимая, что его разбудило.
   -Тихо!. Здесь капитан!. Подымай бойцов!. Здесь поблизости за палатками противник!. Живо одевайтесь, берите арбалеты и будьте наготове. Услышав шум, сразу выскакивайте из палатки и сбивайте строй. Понял?
   Бледное пятно, быстро кивнуло головой. В палатке началось шевеление, сонный, раздражённый голос начал, было, что-то выговаривать друзьям, но тут, ойкнув, заткнулся. Сергей отпрянул от палатки, стараясь разглядеть тени убийц, которые короткими перебежками, временами по-пластунски продвигались к часовым.
   Они уже находились метрах в десяти от ничего не подозревающих часовых. Дождь внезапно стих, только ветер шумел в кронах деревьев, да по-прежнему продолжали противно орать ночные цикады.
   Никитин понял, что медлить было нельзя, он неслышно выскользнул за тенями, прицелился из арбалета в одну из теней и, оглушительно свистнув, спустил курок. Тени на мгновение застыли, потом одна из них со стоном раскинула руки и рухнула на землю.
   Вторая тень вскочила, оборачиваясь к нему и вскидывая маленький топорик, но Сергей резко кинул метательный нож, и тело убийцы присоединилось к своему товарищу. К нему тут же метнулся с обнажённым мечом один из часовых и нанёс колющий удар, добивая раненого.
   Второй часовой в то же время успел проткнуть того, кому достался болт в спину.
   Понеслось!. Ночные пришельцы, притаившиеся около стен, поняв, что их обнаружили, молча, бросились вперёд, а через стену лезли всё новые тени. Несколько десятков бегущих фигур вдруг споткнулись и с руганью упали на земля, остальные резко затормозили, пытаясь понять, что это за ловушку в которую они попали. Колючая проволока здесь была ещё не известна.
   Со стороны виллы, тоже послышались истошные крики, ругань и лязг оружия. Со стороны навесов, аккомпанируя всей этой вакханалии звуков, тревожно замычали и заржали животные.
   Из всех палаток с топотом под матерную ругань командиров, начали быстро выскакивать дружинники. У Сергея немного отлегло от сердца, практически все были в броне и со щитами.
   Позади него тем временем выстроился клин из десятка воинов из той палатке, которую он разбудил. Все были со щитами и арбалетами. К ним непрерывно присоединялись бойцы, выстраивая стену щитов.
   Перекрывая крики, Сергей заорал:
   -Сомкнуть щиты, все в линию. Арбалетчики огонь!.
   Он мысленно выругал себя за то, что не обсудил с сотниками как отражать эту угрозу. Расслабился, понимаешь и на тебе!. Часто захлопали арбалетные выстрелы, некоторые арбалетчики стреляли прямо сквозь ткань палаток в набегавших. Солдаты торопливо выстраивались щит к щиту уже между палатками, среди них суетились сотники и десятники, пинками и зуботычинами, подгоняя нерадивых.
   -Быстрее шакалье дерьмо, крепче стоять!. Стройся во второй ряд ты... - Берг грязно выругавшись с силой толкнул замешкавшего солдата во вторую линию.
   Секунду спустя, метавшийся среди палаток сотник ловко пнул сапогом в задницу впавшего в ступор полуголого солдата, отчего бедняга с воплем влетел обратно в палатку, рявкнув ему вслед:
   -Хватай меч и щит, голозадое отродье и быстро в строй!.
   Вопли и лязг клинков теперь слышались и справа и слева, похоже и на другом фланге тоже завязалась схватка, из палаток выбегали последние торопливо одевающиеся бойцы и арбалетчики на ходу заряжающие своё оружие.
   Сергей прикинул диспозицию, вплотную возле первой линии палаток уже вовсю шла ожесточённая рубка, но бойцы, в доспехах прикрывшись щитами, выстроившись, в плотную линию, уверенно держали строй. Сзади них быстро, сказывались тренировки, образовался второй ряд бойцов.
   Нападавшие были вооруженные только короткими мечами и кинжалами не могли пробить этот строй, перед ними быстро росли груды стонущих тел и поваленных палаток, мешая нападающим.
   Арбалетчики споро стреляли во всё что движется. На глазах Никитина, шустро вскочивший было на стену очередной нападавший, получил болт прямо в лицо, Он резко взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие, миг и он уже мертвым, откинувшись назад, слетел со стены.
   Правда, на этот раз без потерь у них обойтись не удалось. Вот один из его дружинников получил прямо в лицо, прилетевший из темноты короткий топорик и со стоном рухнул на землю, его место в шеренге, ту же занял другой боец.
   Никитин, торопливо опустил прозрачное забрало шлема. Слышимость сразу стала значительно хуже. Но за безопасность приходилось платить. Получить в лицо топор в лицо, как тот невезучий парень он не хотел. Кстати, без шлемов было, немало, простых бойцов, да и среди командиров многие бегали с непокрытой головой. Бардак!.
   -Арбалетчики все сюда!. - рявкнул он.
   Стрелки, хаотично стрелявшие там и тут, торопливо подбежали к нему и стали быстро и привычно выстраиваться в три шеренги. Увидев это, к командиру заторопился Берг с десятком бойцов, все они выстроились впереди него, прикрывая своими телами и оттеснили его внутрь своего строя.
   Нападавшие вдруг неожиданно отпрянули в темноту, продолжая время от времени бросать топорики и ножи. По поднятым щитам время от времени, что-то гулко стучало.
   Видимость была очень плохая, к тому же бандиты были одеты в чёрную одежду, что сильно затрудняло их обнаружение. Временами тучи почти полностью закрывали звёзды и, тогда почти ничего не было видно, в костёр подкинули хворост, но он больше мешал, чем разгонял сгустившийся мрак.
   Со стороны дома и рядом с воротами звенели клинки и слышались крики. Рядом с Сергеем вжикнула стрела, потом вторая, к счастью все они попали в щиты. Он быстро переместился под защиту щитов. Все лихорадочно вглядывались в темноту стараясь определить, где стрелок.
   -Вот он на стене!. Стреляй!. - раздался громкий крик, и какой то глазастый малый показал рукой на стену.
   На стене действительно сидела темная фигура с наложенной на тетиву лука стрелой. Сразу резко щёлкнули несколько арбалетов, выпустив смертоносные стрелы. Кто-то попал. Смутно видная фигура лучника на стене резко сломалась и упала, куда-то во мрак под стеной.
   Только Сергей открыл, было, рот, чтобы приказать начать прочёсывать местность, как вдруг нападавшие умудрились под прикрытием темноты, напасть на них, с другой стороны. Без криков, множество чёрных теней вдруг замелькало у них в тылу, выскакивая из-за покинутых палаток.
   -Нет, это психи, какие то!. - промелькнуло у него в голове - Если не удалось напасть без шума, то надо быстро отступать!. Этих идиотов во много раз меньше чем нас!. И на что они надёются?.
   Нападавшим не повезло. Тучи в этот момент немного разошлись и их увидели. Отовсюду понеслись тревожные крики. Темные, сливающиеся с мраком фигуры, выскочили слитной массой, метрах в пятидесяти от арбалетчиков, намериваясь видимо напасть на стоящих к ним спиной дружинников.
   Повинуясь крикам десятников, внешняя линия бойцов быстро развернулась с щитами навстречу новой опасности, а часть арбалетчиков, принялись сноровисто нашпиговывать стрелами набегавшую волну.
   Частые арбалетные залпы сразу же выкосили большую часть бандитов, остальные метнулись обратно в тень. Берг, махнув рукой десятку бойцов и они, гремя доспехами, побежали в ту сторону, добивать раненых.
   Никитин, поймав за плечо, разгорячённого боем сотника Сонхо и крикнул, указывая на другой конец лагеря:
   -Бери десятка три людей и посмотри что там дела у Росо и Биху!.
   Сотник торопливо кивнул головой, быстро отобрал бойцов и, сбившись в плотную массу, они с обнажёнными мечами побежали к воротам.
   Вокруг стало чуть светлее, кто-то из командиров догадался разбрасывать вокруг горящие головни, время от времени, в её свете время от времени там мелькали темные фигуры, тут же раздавались крики, и десяток арбалетчиков разом разряжали своё оружие в ту сторону.
   -Разворачивайте пару сотен бойцов в одну линия и начинайте прочёсывать все здесь начиная со стены! И не забудьте осмотреть фургоны и около животных!. - крикнул Сергей Бирту.
   -Давай вперёд пошли трусливые ублюдки!. Факелы не забудьте!- тут же заорал он и посильнее нахлобучив на голову шлем, двинулся вперёд.
   Шеренга бойцов, прикрываясь щитами и с обнажёнными мечами, осторожно перешагивая через тела и разбросанные палатки, медленно пошли за ним. Землянин скривился, сотник, как обычно демонстрировал сегодня не нужную никому храбрость, идя впереди. Вслед за ними Никитин отправил два десятка арбалетчиков.
   Громкий крик заставил всех вздрогнуть. Продолжая громко кричать, боец с силой начал наносить удары мечом, куда-то вниз. Под его ногами дергалось, что-то темное. Секунд через двадцать боец, покинул строй, прихрамывая и припадая на правую ногу. К нему быстро прибежали выскочившие откуда-то женщины и, поддерживая его, потащили к костру.
   Из пронзённого бедра, окрашивая тунику, текла кровь.. Кто то из тяжелораненых бандитов решил, таким образом, подороже продать свою жизнь.
   -Перетяните ему бедро жгутом или верёвкой живо! А то он истечёт кровью!. - крикнул Никитин, указывая на раненого - Где этот лекарь!. Куда он подевался! Во имя всех демонов!..
   Со стороны ушедшей цепью воинов вновь послышались крики и часто захлопали арбалеты. Из темноты раздался жуткий, тут же оборвавшийся крик. Бойцы выполняли свою грязную работу.
   Вернулся запыхавшийся Сонхо со своими бойцами. Многие из его бойцов в одной руке вместе с мечом сжимали и горящие факелы. Сотник отдал честь и доложил::
   -Всё в порядке сэр!. Ребята искрошили всех в капусту, теперь они добивают всех с того края.
   Подтверждая его слова, с того края донесся хриплый вой ресов. Минуту спустя в воздухе вдруг раздался переливчатый свист. Видимо это означало команду на отход, нападавшие начали разбегаться, стараясь перелезть обратно через стену, наемники бросились их преследовать, часто щёлкали арбалеты.
   В лагере вспыхнул ещё один костёр, Никитин крикнул сотникам, что бы дружинники разбились на десятки и начинали прочёс всей территории. Пристроив разряженный арбалет за спиной, и подобрав валявшийся на земле щит, Сергей направился к воротам. Неожиданно в кроне дерева стоящего неподалёку послышался легкий треск. Землянин резко отпрянул в сторону, прикрываясь щитом и выставив перед собой меч.
   Вовремя. Тёмная тень мелькнула рядом с ним. Прыгнувший с дерева убийца, выругался и молниеносным движением попытался быстро полоснуть Сергея по горлу, но тот резво вскинул щит, парируя удар.
   Убедившись, что с ним так быстро не разделаешься, нападавший вдруг нанёс сильный удар ногой по щиту, заставив Никитина, потерять равновесие и попятится на несколько шагов назад. Его шлем от удара слетел с головы и укатился в темноту. Воспользовавшись этой заминкой, тень метнулась вбок, ловко перепрыгнула через разложенную на земле колючую проволоку и запрыгнула на стену.
   Никитин метнулся к убегавшему, на мгновение они встретились взглядом. Землянин был без шлема, чёрный капюшон тоже слетел во время этого скоротечного боя, открыв светлые волосы. Эти рассыпавшиеся по плечам светлые волосы, вдруг привлекли внимание уже готовившегося удирать убийцу. Человек на стене на мгновение застыл, затем сунул руку вниз и очень быстро метнул нож, но Сергей, рывком войдя в состояние транса и ускорившись, успел подставить щит. Щит глухо загудел у него в руке, острие метательного ножа глубоко засело в нём.
   Эти мгновения оказались роковыми для убийцы, неподалёку сухо треснул арбалет, и чёрная фигура получила стрелу в живот. Несколько секунд убийца стоял, нелепо балансируя и пытаясь удержаться на стене, потом со стоном рухнул со стены. Подбежавший дружинник, взмахнув гладиусом, оборвал его мучения.
   -Командир!. Командир! Где ты во имя всех демонов. -раздался неподалёку голос Бирта.
   Сергей обернулся и помахал рукой сотнику, тяжело дыша, он присоединился к командиру.
   -Уфф. - Бирт устало снял шлем и вытер пот рукой. - Какой-то олух крикнул, что тебя ранили. Никитин, пожал плечами и кивнул головой на скрючившийся труп.
   -Ему это не удалось.
   Бирт подошёл к телу и концом меча откинул капюшон, скрывавший лицо мертвеца, всмотрелся. Потом крикнул, что бы принесли факел. Когда запыхавшийся боец принес факел, сотник поднёс его к лицу убитого и хмыкнул.
   -Клянусь бивнем Куха! - воскликнул дружинник принёсший факел, он ещё раз вгляделся - Да это же тот самый фокусник, который тогда ножи кидал. Быстрый был сволочь никто из наших не успевал даже нож вытащить, а он уже свой в цель кидал. Я тоже пару монет проиграл, на спор.
   Неподалёку раздался тонкий визгливый голос половинчика:
   -Вот он, я вижу его!.
   Сразу десяток воинов, с руганью и топотом, бросились в то место, Сергей уже имел возможность, убедится, что эта раса в темноте видела лучше людей. Тень в чёрном плаще до этого незаметно кравшаяся вдоль стенки, вдруг рывком взлетела на стену и, почти стелясь по парапету, спрыгнула с той стороны.
   -Давай подсобляй.
   Подбежавшие дружинники стали, помогая, друг другу подсаживать арбалетчиков вверх и вскоре вдогонку убежавшему полетели стрелы.
   -Ну что там у вас? - спросил Никитин у пробегавшего мимо Сонхо.
   -Вроде больше никого не осталось, сэр - тяжело дыша после бега, ответил тот. - Мы прочесали всё здесь, этот кажись, был последним - он кивнул в сторону беглеца. -Голов двадцать удрало не больше.
   Неожиданно теперь уже за стенами раздались гулкие хлопки тяжёлых арбалетов и крики, отступающие бандиты, видимо нарвались на засаду. Все толпой повалили к выходу.
   Сергей заорал, надсаживая голос
   -Осторожней там проволока!. Два десятка бойцов со щитами вперёд!. Смотреть в оба !. Вдруг у них там луки!. Да и в наших, что на лугу в засаде смотрите не попадите!
   Десятники и сотники на ходу быстро сбили своих людей в десятки. На стене тем временем стояло уже десятка четыре арбалетчиков, которые азартно палили в полумрак из тяжёлых арбалетов. Никитин заметил, что неожиданно вокруг стало как будто светлее, он пригляделся - так и есть. На стенах крепости густо горели факелы, освещая торопливо взбирающихся наверх лучников и воинов. Там тоже переполошились.
   Ворота быстро распахнули и дружинники, осторожно перешагивая через проволоку, быстро устремились вперёд. Вот только воевать им было уже было не с кем.. На дороге, ведущей в город, валялось десятка полтора тел в чёрном, издали все они казались валунами.
   Засадный взвод изредка палил по одиноким фигурам, которые быстро убегали в утренний туман. Заметив командира, от разведчиков, прибежал довольный Росо, с ходу затараторив:
   -Мы это самое!. Их всех здесь положили, кто из дому выбрался - и провёл рукой по горлу.
   -А по кому это твои ребята стреляют, по покойникам что ли ? - угрюмо буркнул подошедший к ним Бирк.
   -Да это только пара-тройка убежала, все остальные вон валяются - тут же выкрутился Росо. Сотники несколько не любили друг друга. Бирт часто замещавший Никитина, косо поглядывал на начальника конной сотни разведчиков. Сергей не знал, что там промеж них произошло, но оба сотника друг друга явно недолюбливали, постоянно вставляя шпильки друг другу.
   -Ладно, ладно все молодцы. - пресёк их поползновения Никитин - Чем больше их здесь валяется, тем меньше придёт к нам обратно вгости. - пошутил он.
   Сотники немного нервно засмеялись, особенно Бирт. Он немного виновато смотрел на командира, прекрасно понимая, что если бы не он, то эта ночная битва могла закончиться совсем не в их пользу. Никитин ободряюще похлопал его по плечу.
   -Ничего сотник всё нормально. Сегодня мы встретились с очень умелыми бойцами. Один на один я не думаю, что у нас отыщется много бойцов что бы на равных потанцевать с ними с оружием. Давайте стаскивайте все вражеские трупы к расщелине, обыщите их хорошенько.
   Никитин поставил свой щит на землю и, немного раскачав, вытащил из него застрявший там нож. Задумчиво повертел его в руках. Нож был насажен на кость, обёрнутую в шершавую кожу и хорошо сбалансирован.
   -Кинь там в общую кучу! - Никитин протянул метательный нож Бирту.
   -Раненых всех давайте в фургон. Перекличку проведите и проследи что бы все трупы этих - он кивнул за дом - были вынесены до утра.
   -Не думаю, что хозяйке этого дома понравится, что мы сегодня так намусорили у неё - пошутил Сергей.
   Сотники и окружившие их наёмники громко засмеялись, вскоре все вокруг тоже начали немного истерично хохотали, снимая нервное напряжение боя.
   -Да и собачек не забудь выпустить! Уже извелись все бедные! - обернулся уже уходя Сергей.
   - А тех, кто сегодня спал без брони, отправь закапывать расщелину, а то воняет!.
  

*****

  
   -Сколько ещё осталось в живых наших братьев? - задал вопрос Кеабу.
   -О Старший брат.. - тот, кто стоял перед ним на коленях запнулся и поднял глаза - Больше никого.
   На бледном лице Кеабу,, ничего не изменилось всё таким же монотонным ничего не выражающим голосом он задал следующий вопрос.
   -Сколько наёмников отправилось прислуживать нашим братьям в том мире?.
   Я ..я не знаю.. Не много. Не больше десяти! - признался тот.
   -Значит, у наших братьев в том мире, будет мало слуг и они не смогут со славой предстать перед Рогатым.
   Раненый молчал, ему было не чего сказать. Старший брат поднялся с кресла и обратившись к жрецу сказал:
   -Возьми этого недостойного и пусть его жертва поможет нашим братьям. Там!. - добавил он со значением.
   Жрец коротко поклонился и сделал незаметный знак охранникам Старшего брата. Те быстро подскочили к раненому и, схватив за руки, потащили его вглубь катакомб. Раненый закричал от ужаса, но его крик тут, же сменился хрипом.
   -Выясните всё о нашем противнике. Его зовут Сажи Счастливчик, сегодня он сильно оскорбил наше братство. - начал распоряжаться Кеабу
   Одна из теней низко поклонилась и быстро исчезла в переходе. Старший брат минуту походил туда сюда, еле слышно пощёлкивая пальцами, потом обернулся к жрецу.
   - Пригласите ко мне нашего достопочтенного нанимателя, у меня с ним будет непростой разговор.
   Тот коротко поклонился и, постукивая посохом, по каменному полу тоже исчез. Дождавшись, когда его постукивание затихнет вдали, Старший брат обернулся к оставшимся фигурам в чёрных капюшонах.
   -Похоже, этот парень... он действительно - счастливчик! - тут его голос резко посуровел. -Ну что же, посмотрим, как долго продлится твоё счастье Счастливчик. Я думаю это будет очень недолгий период!.
   Темные фигуры склонились в знак того, что всё так и будет.
  
  

Глава 5..

   -Ну и ночка сегодня выдалась! Да и утро, похоже, тоже будет весёлым!- размышлял про себя Сергей.
   Он, искоса прикрывая рукой рот, зевнул, и энергично помассировав лицо, вновь стал прислушиваться в спор сотников между собой. Вся эта компания расселась в тени фургонов, на мягких подушках подальше от подчинённых.
   Неподалеку от них лениво пережёвывали свою травяную жвачку быки, привязанные к столбам. Стояло раннее утро и дико хотелось спать - этой ночью он очень сильно вымотался. Ещё бы, не чувствовать себя так паршиво - за эту ночь ему пришлось несколько раз входить в транс!. А это не так уж безобидно, как кажется со стороны, на организм ложится очень большая нагрузка. Вот и сейчас всё тело ломило, а правую ногу время от времени сводило судорогой.
   Но, после короткого всего трёх часов сна, пришлось вставать на "разбор полётов".
   А дела действительно были не очень. Отряд впервые понёс такие жестокие потери. Правда, расскажи, кому ни будь здесь о таких потерях, на тебя только посмотрят, как на идиота. Отряд потерял восьмерых, нет теперь уже - девятерых бойцов, ближе к утру скончался ещё один тяжелораненый боец.
   В парня попала тонкая стрела, которую тот выдернул и продолжил сражаться. В горячке боя, он даже не захотел идти перевязывать рану, вместе с другими бойцами. Так и ходил, пока не упал.
   Никитин сейчас задумчиво вертел между пальцами одну из таких хитрых стрел.
   Узкие тонкие стрелы "чёрных братьев" если пробивали доспех, то доставали на значительную глубину, причём на коже это выглядела как небольшая и неопасная рана.
   Парню не повезло. У него, по всей видимости, оказалась задета печень и всё.. ничего не сделаешь в здешних условиях. Лекарь быстро залил спиртовым раствором эту показавшуюся ему небольшой ранку, не обратив, внимания на то что, дело тут гораздо серьезней.
   Да и если бы обратил, то, что он смог бы сделать?. Стерильные операционные, аппараты типа искусственной печени и прочих привычные для его века средства реанимации здесь ещё нескоро появятся.
   В ночном бою они уложили сто сорок местных "ниндзей" - на этом фоне их потери не выглядели чрезмерными, даже наоборот мизерным. Но всё равно было обидно!. К тому, же этот суматошный ночной бой выявил очень много недостатков, которые необходимо было срочно устранять.
   Для его вояк всё было нормально, и даже вызывало чувство гордости - смотрите какого врага мы одолели! А вот для него, который имел представления что и с чем сравнивать - было ясно, что он много чего не предусмотрел.
   Теперь ему предстояло всё это творчески осмыслить и сделать некоторые выводы из всего происшедшего. Конечно, технический уровень земного мира и этого - несопоставим и многие технические задумки его века, здесь неосуществимы, но кое-что можно было приспособить.
   Ругающиеся сотники временно замолчали. Стало слышно, как из находящегося неподалёку санитарного фургона кто-то из раненых просит пить. Землянин вновь зевнул, всё-таки сегодня на него навалилось действительно много проблем - ночное нападение убийц, бой, да ещё ему пришлось утром пару часов помогать усталому лекарю, зашивать раны и накладывать повязки.
   Лекарь был сегодня при последнем издыхании, не в силах обработать такое количество раненых, поэтому ему пришлось подниматься пораньше, чтобы помочь ему в этом деле. Раненым пришлось ждать утра, потому что не было нормального освещения, а без него всё было чревато - не то заденешь, и раненый просто изойдёт кровью. Ну не было здесь опыта сложных операций ни у кого, тяжелораненых просто добивали, сразу - что бы они не мучились.
   Даже ранения средней тяжести почти всегда тоже заканчивались смертью, правда, чуть позже от неизбежного сепсиса, а вот у него получалось вытягивать таких в большинстве случаев.
   Им ещё повезло, что купленная по случаю рабыня-теро, имела некоторый опыт обращения с ранеными.
   Она даже смогла ассистировать лекарю при операциях, и как выяснилось, имела опыт сбора и применения трав, так что теперь она уверенно распоряжалась в санитарном фургоне.
   -Надо будет переговорить с ней вечером. - сделал мысленную зарубку Никитин - Предложу стандартный годовой контракт, потом вольную и хорошие деньги. Если останется с нами, буду учить на врача.
   Здесь надо сказать, что ещё не было такого случая, чтобы те, кому он предлагал такой контракт, уходили бы от него, наоборот они всеми силами старались остаться рядом с ним, превращаясь если не в его искренних друзей, то по крайней мере в лояльных подданных. Да и в его войске, к этому времени было немало таких бывших рабов, из тех, кого он тогда закупал в Хебо...
   Бо-до, из таких - нынче уже главный кузнец! Да и из сотников, что сейчас ругались друг с другом, двое начинали свою карьеру у него, с кожаным ремешком на шее. Бежит время, бежит..
   Никитин вновь стал прислушиваться к разгоравшейся перебранке.
   -Вот ты Биху - горячился Бирт -за своими плохо следишь! Сколько народу сигануло из палаток, в чём мать родила! Посмотри на их задницы я там нескольким .....точно двинул сапогом.
   Все весело засмеялись. Сергей тоже улыбнулся, вспомнив, как лихо, этой ночью, сотник, на его глазах, отправил одного такого, впавшего в ступор, бедолагу в палатку одеваться.
   -Ну, тебе Бирт легче! - начал оправдываться Биху - У тебя в сотне почти все справные ребята, а у меня молодняк один!. Им ещё мозги вправлять и вправлять!...
   -Нет не то!- начал горячится Бирт - Я....
   Никитин с силой постучал стрелой по борту фургона, прерывая спорщиков. Сотники замолкли и уставились на него.
   -Всё хорош, трепать языком! - землянин махнул рукой на вскинувшегося было Бирта и продолжил. - Те ребята, которые на нас напали - матёрые убийцы и один на один разделают большинство наших. А у нас немало ещё бойцов кто и в сражениях толком не участвовало, тут Биху прав. Да и все мы виноваты! Я сам не ожидал, что их так много на нас навалится!
   -Да не так много и навалилось сотни полторы - бодро встрял Росо - Эти недомерки..
   Никитин предостерегающе кашлянул.
   -Ну канти эти, - живо поправился сотник - хорошо в темноте видят, мы всех точно сосчитали, и мы их....
   -Помолчи Росо! - махнул на него рукой Сергей. - Вы конечно молодцы, что не дали им так просто удрать, но эти ребята мастера по другому профилю, ну не такие как мы!. - вывернулся Никитин, по привычке вставив незнакомое здесь слово.
   -Вот представьте себе, снимают они часовых и начинают потихоньку резать всех сонных. Сколько здесь палаток было.. пятьдесят наверное.
   Никитин перевёл свой взгляд, где ровными рядами шли палатки, многие из них сегодня украсились свежими кожаными заплатками.
   -Вот пятьдесят палаток, на каждую по три бандита и все начинают тихо резать спящих. Пока кто-то проснётся или вскрикнет и оружие выхватит, то большинство из тех, кто спит в палатке будут уже покойниками. Вот сторожа, конечно, проглядели этих ребят! Я там сам был и видел!. Их надо наказать!.
   -Некого наказывать!. -угрюмо бросил Биху- Их всех ножами и топориками самыми первыми положили..
   -Ну ладно!. Значит так слушайте приказ. Вытащите всю оставшуюся колючую проволоку из фургонов и по вечерам пустить её ещё и по стене! Плохо, что мы её сегодня не всю установили!
   Бирт - лично проследи!
   -Есть сэр! - вскочил Бирт.
   -Сиди, сиди. - землянин немного подумал и отхлебнув воды из фляги, продолжил- Да вот ещё, когда будете формировать караулы то пускай в нём обязательно будет один из канти!. И вообще выясните кто хорошо видит в темноте, тех старайтесь почаще на дежурства ставить.
   -Таким можно и жалование немного увеличить - немного подумав, добавил он - И собак не забывайте выпускать! Добычу кстати подсчитали?
   Бирт торопливо закивал головой.
   -Так вот вечером выдайте бойцам их долю. Хорошие оружие оставьте, остальное продать и тоже, потом поделить. Понятно?.
   -Понятно. Понятно, сэр.
   -Что ещё у нас?.
   -Народ ворчит. Баб давно не было!. Большинство ребят в город уже, сколько дней не ходили.
   -Ладно. - разрешил Сергей - Пригласите бордель, который в тот раз нам помог. Бирт договорись с хозяином. Что ещё?.
   -Там сегодня народ приходил. Теро эти...- вмешался Сонхо. - Говорят, трупы хотели бы из расщелины вытащить, и похоронить по их обычаю.
   -Хорошо!. Пускай забирают, не препятствовать!. Что ещё?. Ничего. Тогда расходимся..
   Сотники, подшучивая друг на друга, разбрелись по своим подразделениям, а Никитин, отказавшись от обеда, отправился в отведённые ему покои спать, велев не беспокоить. Только вот выспаться, опять не удалось.
  

*****

  
   Разбудили его часа через три, прибыл гонец от Наксы. Гонца быстро провели в покои Сергея, где тот монотонно пересказал сообщение от Государственного Раба, что вскоре их отряд должен будет выступать.
   Никитин недовольный тем, что ему не дали поспать, быстро перечислил гонцу ответный список того, что ему пообещали доставить для похода. Добавив при этом, что если всё это не будет выполнено, то он со своими людьми не сможет выступить в поход.
   О ночном нападении бандитов он даже не стал ничего упоминать, с владыки, за это, ничего не обломилось бы. Вот договор - это да дело чести любого отца-командира выбить всё с нанимавшей стороны!.
   Иначе не будут уважать!. Да ещё и слухи пойдут, что их можно кинуть, не до конца исполнив договор - поэтому всё нужно было вытребовать вплоть до последнего медяка.
   Гонец кивнул головой, задал несколько уточняющих вопросов и отбыл.
  

*****

   После получения приказа о выступлении прошло дня два. Землянин откровенно проигнорировал приказ о выступлении. До тех пор, пока владыка в полной мере не исполнит своих обязательств и не выплатит обещанные деньги, он и его войско не двинется в поход.
   Вчера к нему пожаловал один из чиновников Наксы и пытался на него нажать, что из-за них и их мелочных требований, мол, срывается поход, и гнев владыки будет страшен, но Никитин быстро привёл ему факты, что это не такая уж и мелочь.
   Он ткнул в лицо посланнику их договор, где это всё было расписано по пунктам и что они на данный момент реально получили от теро. В конце концов, этого спора Никитин намекнул, что и у него в свою очередь есть серьезные претензии к чиновникам владыки.
   Когда теро с оскорблённой миной потребовал назвать что конкретно, Сергей привёл ему в качестве примера тот факт, что их отказались впустить в крепость и заявили, что в их услугах не нуждаются. Что являлось очень серьёзным поводом для разрыва договора вообще.
   Землянин ядовито добавил, что он не хотел подымать этот вопрос при разговоре с владыкой и требовать по этому поводу компенсации, но если сами теро будут и дальше соблюдать, таким образом, их договорённости, то ....
   Посланник, выслушав его аргументы, торопливо пробормотал, что они ему до этого времени были неизвестны, и быстро ушёл, пообещал напоследок вскоре всё разрешить. После этого демарша, что-то в государственном механизме Висс-ано стронулась с места.
   Уже на следующий день им возобновили поставку продовольствия и заказанного снаряжения. Ещё через пару дней были привезено всё требуемое снаряжение и материалы и, наконец, самое важное для всех искателей приключений - деньги. Владыка после подавления бунта распорядился о конфискации уже и сокровищ храмов, таким образом, решив проблему нехватки денег в казне.
   Видимо в связи с этим, оставшуюся часть денег им выдали в храмовых "быках", которые ценились заметно выше чем "таши" - монеты светской чеканки, с большей примесью меди. Из монет, имевших хождение в здешних землях хуже, пожалуй, были только Бартхешские "паучки".
   Помимо этих приятных моментов, были и неприятные. Уголовный мир, почему-то стал проявлять повышенное внимание к его людям. В трактире, к его бойцам цеплялись теперь постоянно, причём не только в ближайшем, который его люди часто посещали, но и там, где они ещё не бывали.
   Стоило только им появиться в трактире, как там, в скором времени откуда не возьмись, заваливаясь, крепко сбитая компания и начинала их провоцировать. Причём дело не ограничивалось выбитыми зубами или молодецким ударом в челюсть, в дело сразу шли ножи. Один раз стычка в трактире, даже выплёснулась на улицу, причём городская стража как-то подозрительно спокойно отнеслась к этому. В той стычке городские бандиты потеряли троих, у него один боец был только легко ранен. Надо ли говорить, что после таких случаев, при походе в трактир бойцы ходили в доспехах, разве что только шлемы не надевали и щиты с собой не брали.
   Да и ночи проходили очень неспокойно, к ним постоянно кто-то хотел залезть. Собаки всё ночь бегали по обширной территории виллы и тревожно лаяли. На колючие проволоки по утрам, часто можно было увидеть клочки материи и крови.
   Несколько раз дозорные открывали стрельбу из арбалетов, после чего расщелина пополнялась очередными неопознанными трупами.
   Судя по хорошему оружию которые обнаружили вместе с трупами, эти ребята были явно из "братьев", обычные душегубы имели оружие значительно хуже качеством. Всё это наводило на мысль что "чёрные братья" не дадут им покоя, с другой стороны был, и плюс - бойцы не расслаблялись.
   Никитин, проводя, внезапные ночные инспекции, остался, на этот раз доволен - бойцы бдели и бдели серьезно. Он сам чуть было не схлопотал арбалетную стрелу в грудь, когда попытался незаметно подойти к сторожам, хорошо, что канти бывший в группе вовремя одёрнул стрелков.
  

*****

  
   Наконец все, что затребовал Сергей, было получено, вплоть до последней мелочи, оставшиеся деньги тоже были выплачены, теперь настало время отрабатывать эти деньги. Никитин и сам был не рад что дал уговорить себя на этот поход, но владыка очень сильно давил на него, прозрачно намекая что за проживание на земле теро надо бы и отрабатывать.
   То, что он сам не так давно в своих эдиктах зазывал народ на эти земли, как-то вдруг внезапно позабылось. Политик, ни дна ему ни покрышки!
   Перед походом это мероприятие отметили, как и полагается в таком случае у людей с невысокими запросами - бабами и вином. Правда, вина и пива было мало. Никитин очень жёстко контролировал его потребление, каждый из его дружинников знал, что если на утреннем смотре десятник заметят его нетвёрдую поступь, то провинившийся с ходу, получал десять палок и лишался недельного жалования.
   Кроме того, получал выговор и десятник, а если у него в подразделении такое происходило частенько, то вскоре десятник мог распроститься со своим серебреным значком, повышенным жалованием и вновь стать рядовым. Прецеденты уже были. Все десятники это хорошо знали и бдительно следили за своими подчинёнными.
   Помогал им и авторитет трезвенника командира, который терпеть не мог вина. Некоторые, подражая ему, тоже перестали пить, а кое кто рискнул даже, и брить лицо, но таких было мало. Как бы то ни было Никитин добился того что привычных грандиозных попоек и дебошей наёмников, частенько спускающих почти всё своё жалование за пару дней, такого загула - у них не было.
   Лошра только качала головой, глядя на эти строгие порядки, которые поддерживались у него в войске. Она даже мельком обмолвилось, что таких строгих правил у них нет даже у гвардейцев владыки. На что Сергей ответил, что его бойцы лучше, чем гвардейцы. Женщина поджала губы, но спорить не стала.
   Землянин, в свою очередь, не стал особо расхваливать своих орлов. Они действительно сильно превосходили гвардейцев владыки в строю, но если бой рассыпался на индивидуальные поединки, то его бойцы тем, же гвардейцам сильно проигрывали.
   Они пока превосходили все местные армии только за счёт строя и более продвинутого вооружения, но по части индивидуального боя - тут его бойцов нужно ещё было шлифовать и шлифовать. Быстро подтянуть их уровень как мечников не получалось - тут требовалось гораздо больше времени.
   Когда всё уже было готово к отъезду, Лошра, вдруг объявила, что отправляется вместе с ним. Их маршрут пролегал возле старой столицы, где располагались её земли.
   Такой поспешный отъезд имел под собой довольно веские причины. "Чёрные братья" не привыкли к такой оглушительной неудаче. Потеряв такое немыслимое для них, количество бойцов, они поклялись отомстить и Лошра, хотела на время оказаться подальше отсюда и от всех этих мужских разборок.
   За это время пока они провели в городе, отряд пополнился ещё двумя канти, которые присоединились к своим сородичам. Этот малорослый народец уже доказал свою полезность, и землянин не сожалел что взял их в отряд несмотря на недовольство Бирта и других сотников. Одно было плохо - эти проказливые существа очень плохо понимали слово дисциплина и вели себя подобно самостоятельному отряду в его войске.
   Но как бы, то не было их несомненная польза, явно превосходила те проблемы, которые они с собой несли. Никитин одно время даже боялся, что они исчезнут вдруг посреди ночи вместе с выданными арбалетами в неизвестном направлении. И где их тогда искать?.
   Правда, в дальнейшем, когда он узнал эту расу получше, выяснилось, что его опасения напрасны, этот народец руководствовался довольно строгим кодексом чести и прежде чем уйти всегда старались объявить об этом. Ну и, кроме того, канти очень нравились порядки, установленные в отряде Никитина, особенно в отношении вина.
   Сами они его не употребляли, вернее, могли употреблять, но даже небольшая доза алкоголя вызывала у этой расы очень суровый откат. Поэтому они держались подальше даже от пива, а уж то, что их командир не употребляет алкоголь, вызывало у них какой-то дикий восторг.
   Как в дальнейшем оказалось они почти всегда, были вынуждены покидать такие отряды из-за того, что, напившись, наемники, начинали часто приставать или к ним, или что ещё хуже к их женщинам, а уж их канти были готовы защищать до последней капли крови.
   Ещё одним нюансом этой расы было то что они были довольно злопамятны и мстительны, недаром за ними, как и за алнами витал эдакий своеобразный мрачный ореол.
   Силой, конечно, эти ребята не вышли, но много ли сил надо, чтобы незаметно пробраться к своему врагу и быстро перерезать ему горло. Ночью. Здесь небольшой рост канти и их ловкость давали им огромные преимущества.
   Землянин предполагал использовать их в качестве разведчиков и шпионов и сейчас командир разведчиков Росо спешно натаскивал их по этому профилю.
  

*****

  
   Они покидали этот город в том же порядке, как и вошли в него фургоны в центре и редкие цепи пехотинцев по бокам в полном вооружении. Впереди их войско сопровождали городские стражники, которые разгоняли народ и заворачивали все встреченные ими на пути повозки в ближайшие переулки.
   Дружинники шли, как обычно в доспехах, многие не поленились взять в руки и щиты. На всякий случай в каждом фургоне, под рукой у возничих лежало десяток заряженных лёгких арбалетов.
   Сам он поехал, расположившись в фургоне, стараясь, лишний раз не высовываться из него, опасаясь внезапной стрелы или незаметного глазу брошенного ножа. Никитин был готов к всевозможным провокациям, в том числе и со стороны "чёрных братьев", но обошлось.
   В этот поход они отправлялись не одни, позади их колонны шёл отряд из пятисот теро во главе с давним недругом Сергея. Этого таинственного вельможу звали Габус капа Хесу, он приходился близким родственником нынешнему владыки. Причина, по которой он теперь гарцевал на белоснежной невысокой кобыле, впереди своего войска объяснялось довольно банально - вельможа попал в опалу.
   Как уже ему успела нашептать по этому поводу Лошра, основной причиной опалы такого сановника было, то, что он в своё время отказался впустить войско Никитина в крепость. Не так давно, Сергей недовольный медлительностью и нерасторопностью своих нанимателей, высказал всё, что он думает по этому поводу одному чиновнику Наксы, подняв, в том числе и этот вопрос.
   Для того, чтобы как-то замять это щекотливое дело, Луфаро, к его большому неудовольствию - владыка был скуповат, пришлось, несколько потратится, и дополнительно подкинуть ему пару тысяч золотых.
   Это и возможно какие-нибудь ещё прегрешения вельможи, неведомые землянину, и послужили причиной того, что Габуса капа Хесу выставили из гвардии и отправили воевать вместе с приданными ему войсками в Великую Степь.
   Всего нынешнее собранное войско насчитывало чуть больше двух тысяч бойцов. Человек пятьсот составляла личная дружина Габуса, ещё семьсот теро были приданы ему владыкой и сотни две оставшихся в живых после бунта наёмников, которые замыкали колонну.
   Эти ребята, в первый же день успели ему изрядно надоесть. Поначалу они приняли его, было за своего в доску брата-наёмника, только очень удачливого, и начали потихоньку подтягиваться со своим пивом, но Никитин быстро рассеял все их заблуждения, заявив, что они не имеют никакого отношения к братству наёмников.
   Это моя личная дружина заявил он и точка. После этого они уже не лезли особенно к его дружинникам, да и те как-то не особо рвались к ним в друзья.
   Колонна, не торопясь, продвигалась вперёд, по центральной улице. Лязгали подбитые медными гвоздями сандалеты солдат, монотонно скрипели колёса, отмеряя пройденные километры - они покидали город.
   Город, который принял их весьма неласково, его отряд впервые потерял здесь так много бойцов. Правда и они в свою очередь здесь хорошо отметились и тоже заимели довольно мрачную славу. Висс-ано очень даже хорошо их запомнил, судя по ненавидящим взглядам, которые бросали именно на их отряд горожане, у многих из них погибли близкие в недавнем бунте.
   Никитин, сидя в фургоне, с любопытством оглядывая знакомые улицы и здания. Восстание довольно серьёзно сказался на облике города. Во многих местах ещё шли строительные работы, город активно восстанавливал то, что было разрушено.
   Но ремонт шёл не везде, в трёх местах по маршруту движения их колонны были видны закопченные здания вельмож, на которых обрушился гнев толпы. Лошра, сидящая рядом с ним, пояснила, что восставшие вырезали всех, кто жил в этих домах, так что не осталось прямых наследников.
   Вскоре видимо их передадут дальним родственникам или новым фаворитам Луфаро, а пока этого не произошло и усадьбы стояли заброшенными. Но таких домов оказалось не так уж и много, храмы Сибуна-Зурна, не пострадали, владыка только вывез из них накопленные жрецами сокровища.
   Горожане мрачно смотрели на их колонну, но кроме этого никаких других эксцессов не было. Многие из жрецов Зурна, которые подстрекали к бунту, были казнены, или скрылись в катакомбы и теперь никто из этих фанатиков не решался в открытую выступать против владыки.
   Горожане, впрочем, не были уж так злы на них, как ему сперва показалось. Один из продавцов фруктов, у которого Сергей, не удержавшись, на ходу, купил целую корзину спелых слив, даже с похвалой отозвался об его парнях.
   На вопрос Никитина, почему он их хвалит, ведь они убили много горожан. Тот только заговорщески усмехнулся и сказал, что многие горожане рады, что они очистили город от всякого пришлого сброда.
   -И, кроме того, вы всегда честно платили за вино и шлюх! - весело добавил торговец и, получив обратно свою корзину, исчез в толпе.
   Лошра весело фыркнула, услышав ответ торговца, Никитин только покачал головой, подивившись логике торговца.
  

*****

   В этот день особо не останавливались, так сделали только часовую остановку, перекусили сухим пайком и фруктами и вновь покатили вперёд. Когда они въезжали в город, здесь на полях вовсю кипела жизнь, теперь урожай был полностью убран, и лишь отдельные группы крестьян попадались им навстречу.
   Наступала тёплая зима, которая в этих краях продолжалась месяца три. В степи время от времени в это время бывало, выпадал снег, правда, такое случалось довольно редко, но Никитин на всякий случай, готовясь к худшему, захватил с собой несколько сотен тёплых накидок из шерсти.
   В походе всякое могло произойти и здесь, лишний запас карман не тянул. Правда, обоз вышел по здешним меркам очень большой, шутка ли почти сто фургонов. Обычно такими караванами здесь ездили только торговцы нинхи.
   -И как это интересно римляне на себе таскали своё имущество! - подумал он, в какой раз, оглядывая вытянувшуюся длинной змеёй колонну.
   Римская армия являлась для него образцом, но вот некоторые моменты он никак не мог для себя уяснить.
   -А может быть летописцы врут? - продолжал размышлять он - Это сколько нужно было нагрузить на пехотинца? Возьмём, к примеру, только его вооружение ну килограмм двадцать, даже двадцать пять точно будет!. Один щит, сколько весит!. Потом ещё продовольствие, палатки, да ещё к тому, же ещё и колья для палисадника. Общий вес килограмм под сорок а то и пятьдесят!. Ну и много с таким грузом пройдёшь?.
   Никитин поежился, представив себя с такой ношей, вспомнив, как однажды, в 90-е годы, добирался в свою деревню. А дело было так - сломался единственный рейсовый автобус, который два раза в неделю объезжал эти отдалённые места.
   Вышел он на станции, подошёл к остановке и всё!. Хочешь, стой, хочешь, падай, хочешь комаров корми! И такси туда не ходят, очень уж убитые и разбитые лесовозами дороги. Ничего не поделаешь, пришлось топать по лесной дороге и как назло ни одной попутки не попалось!. А топать пришлось тридцать километров.
   Короче добрался он до деревни на автопилоте через десять часов, а груза то у него было всего килограмм сорок. Двадцать в рюкзаке за спиной и по десять в сумках в каждой руке. Наломался тогда жуть!. Н-да дела. Народ здесь правда измальства к тяжёлому труду привычный, но шагать целый день с таким грузом!. А если враг нападёт во время марша?!.
   Так что в хрониках, скорее всего, речь шла о легионах, где служили профессионалы с выслугой порядка десяти-пятнадцати лет, да ещё если такие марши происходили по знаменитым римским дорогам. Тогда может быть! Он сильно сомневался, что его бойцы выдержат нечто подобное, так что у фургонов, несмотря на их тихоходность, был свой плюс.
   В них можно было ночевать, везти полторы тонны груза, можно было, использовать фургоны как табориты или переселенцы в Америке, которые использовали их в качестве подвижного укрытия. Жаль только что они были несколько медлительны!
   Никитин вспомнил белых быков, которые достались ему в качестве трофеев от владыки Ка-Ато, но они, несмотря на свою быстроходность, не могли везти много груза. Поэтому они здесь мало использовались в реальной жизни. Невыгодно! Да и были эти животные более привередливые, чем их серые и чёрные собратья.
   В этот день они так и не смогли выбраться за внешние укрепления Висс-ано, из-за того, что они сегодня слишком поздно двинулись в путь. К вечеру, когда на небо выкатился Дабо, по колонне пронеслись гонцы с криком:
   - Привал!. Привал!.
   Остановились они в поле поблизости от дороги. Здесь можно было разместить, сотню таких отрядов как у них. Никитин велел разместиться в стороне, отгородившись фургонами и от наёмников, и от войска теро, Быков отогнали пастись, и стали споро выволакивать большие котлы для пищи и разводить костры.
   Самыми первыми ужин получили сотни, которые были приписаны к двум полевым кухням, к ним самыми первыми заспешили бойцы, сопровождаемыми завистливыми взглядами остальных дружинников, у которых пища варилась на костре.
   Надо было конечно взять с собой не две такие кухни, а восемь или даже десять, но они успели сделать только две, больше просто не смогли. Мощности производства были ещё не те, слишком много было нужно сделать помимо полевых кухонь для похода. Одни только стрелы для арбалетов заняли несколько фургонов!. Практически всё их производство было брошено на их изготовление. И всё это время несколько ремесленников постоянно изготавливали их. Никитину даже страшно было подумать что будет если они окажутся без стрел, поэтому после битвы густые цепи бойцов внимательно осматривали всё вокруг, вырезая их даже из трупов.Несколько дней назад он направил в Москву десяток разведчиков к Медведю, что бы они забрали у него как минимум ещё один фургон со стрелами. Так что он должен был их ждать вблизи крепости теро, контролирующей проход в Великую Степь.
   Получив для себя и для Лошры, тарелки с рисом и мясом они сели на накидки около тёплого бока походной кухни. Температура ближе к ночи падала градусов до десяти по Цельсию, и было довольно прохладно.
   Женщины из обслуги с любопытством поглядывали на Лошру, аристократка не обращала на них никакого внимания, сосредоточившись на еде. Все вокруг, оголодав, накинулись на горячую кашу, Никитин попробовал пищу и, скривившись, отправился к своему фургону за приправой. Он никак не мог привыкнуть к пресному вкусу здешней пищи.
   Лошра с аппетитом ела из своей медной миски, прислушиваясь к разговорам дружинников, которые, не особо обращая на неё внимания, разговаривали неподалёку.
   -А всё-таки капитан лучше готовит!. - вдруг сказал один из бойцов, облизывая ложку.
   Повариха фыркнула и с негодованием уставилась на него.
   -Точно! - поддержал его другой - Эти бабы всё не так готовят! Помню как он нас кормил тогда, ну когда мы в Тине были!.
   -Вот подойдёте вы у меня в следующий раз! - бойко начала повариха, но бойцы тут, же со смехом начали превозносить её и её пищу, попросив добавки.
   Женщина фыркнула, но добавку дала. Один из них ущипнул её за ягодицу, но она, улыбнувшись, только пригрозила ему большим половником. По брошенному на бойкого парня взгляду, чувствовалось, что женщина к нему неравнодушна.
   Землянин вернулся с баночкой приправ в руке и плюхнулся на мягкую подушку рядом с ней. Он деловито посыпал приправой блюдо и с помощью вилки отправил в рот кусок мяса.
   -А ты чего действительно готовил своим воинам пищу?
   -Угу! - промычал Сергей, пережёвывая кусок жёсткого мяса.
   Он ещё немного посыпал приправой мясо, и уже совсем поднеся его вилкой ко рту, весело добавил:
   - Люблю я это дело готовить! Больше чем мечом махать!
   Все вокруг засмеялись, приняв это за шутку, хотя на самом деле это была чистая правда. Война - это кровь, смерть и карма за убийства. Убил ты без особой причины - в следующий жизни, могут убить тебя. Баланс, ничего не поделаешь!
   Правда в этом деле было много нюансов, на как бы то ни было, Никитин никогда не старался и не давал своим людям совершать самого страшного, что может быть - убийство без причины.
   Если на нас нападают, то уж не обессудьте! Мы в своём праве! Добровольно подставлять свою голову под чужой топор или меч он не хотел. Да и не срабатывал этот метод, о котором говорил людям Будда и Христос. Пока.
   Одно дело, когда ты святой и одно твоё поле способно позитивно, скажем так, трансформировать и возвышать людей. А когда ты не такого калибра как эти просветлённые люди, то, что тогда будет?. Смахнут они тебе голову и пойдут дальше нимало о том не пожалев. Здесь к этому делу относились очень просто, что животное убить, что человека! Привычно, обыденно и закладывается эта мораль с самого раннего детства.
   Как деды-прадеды резали, так и у будущих внуков будут те же привычки, если конечно уклад жизни очень серьезно не поменяется. И никуда от этого не деться, до тех пор, пока большинство живущих в этом мире не дойдёт в своём развитии до определённого уровня. Вот только когда здесь это будет - неясно. Очень нескоро - даже на Земле подавляющее большинство людей, к этому времени, не выбралось ещё с низкого эволюционного уровня.
   Со стороны охранения послышался вдруг резкий окрик, кого-то окликнули в темноте, там ответили. Всё насторожённо стали поглядывать в том направлении. Кое-кто из десятников поспешили к фургонам, где были спрятаны арбалеты. Со стороны охранения быстро прибежал молодой боец. Отдал честь и быстро выпалил:
   -Там это!. Командир теро просит встречи с вами. Там с ним несколько теро и пара баб!.
   -Давай зови его сюда! - разрешил Сергей.
   Оглядевшись вокруг он увидел Гафа что то оживлённо рассказывающего дружинникам и свистнул ему, привлекая его внимание:
   -Давай тащи скамейки, и шкуры!. У нас тут гости!. Живей!.
   Тот с досадой, что-то сказал окружающим, отчего они с сочувственно закивали головами, быстро доел кашу и побежал к их фургону.
   Бойцы, собравшиеся вокруг кухни, начали, торопливо расходится, освобождая место. Прибежал адъютант, неся в каждой руке по табуретке, за ним бежало несколько рабынь, которые несли в руках бараньи шкуры и толстые подстилки.
   Землянин ткнул пальцем, куда их ставить, и стал ждать гостей, торопливо доедая оставшуюся пищу.. Вскоре те прибыли. Как он и ожидал, это оказался Габус вместе со своей свитой. Помимо охраны, с ним были ещё две миловидные рабыни с зелёными ошейниками.
   Дождавшись, когда вельможа подойдёт поближе, Никитин привстал, вежливо, но коротко поклонился и взмахом руки указал на ближайшую скамейку. Вельможа, перед тем как сесть слегка поклонился Лошре, та в свою очередь ответила ему приветливым наклоном головы.
   -Сейчас принесут горячие напитки уважаемый....
   -Благодарю, но я уже перед этим хорошо поужинал - с холодом в голосе ответил Габус.
   Лошра как-то странно подобралась и стала более внимательно глядеть на теро. Тот продолжил, не обращая на неё особого внимания:
   -Я хотел бы сказать вам несколько слов наедине.. - он красноречиво обвёл взглядом всех присутствующих.
   -Хорошо!. - согласился Никитин - Оставьте нас.
   Все, включая Лошру отошли.. Оставшись наедине они некоторое время молчали, Габус заинтересованно рассматривал полевую кухню, стараясь понять её устройство. Убедившись, что их, не подслушивают теро заговорил:.
   -Между нами в прошлом были некоторые разногласия и недоразумения.. - начал он холодным ничего не выражающим тоном - Поэтому я хочу передать вам свои извинения и принять от меня этот дар.
   Он вскинул руку вверх, прищёлкивая пальцами, к нему быстро метнулись два лёгких женских силуэта и остановились рядом с ним.
   -Прими этих молодых, хорошо обученных рабынь, которые знают, как доставить своему хозяину наслаждение.
   Ещё один повелительный жест рукой и рабыни откинули назад полупрозрачные платки. Красивые, чуть набёлённые лица. Глаза, смотрящие вниз, как полагается рабыни в присутствие хозяина.
   -Они молоды и красивы, на их теле нет никаких изъянов, они твоей расы и у них будут здоровые и сильные дети. Прими их в дар от меня.
   Габус выжидающе замолчал. Никитин в задумчивости откинулся, назад прижавшись к тёплому боку кухни. Что-то не нравилось ему эта ситуация. Неожиданный визит, признание ошибок и две девицы в подарок.
   -Что-то здесь не то. - подумал он - Что-то его аура говорят об обратном. Слова словами, но он как возненавидел тогда меня в Москве, так и до сих пор ненавидит, хотя и тщательно скрывает это. Зачем ему тогда эта комедия. Попытка подружится?
   Сергей поднялся и подошел к стоящим девушкам, несмотря на то, что дул довольно прохладный ветерок, а на них были всего лишь тонкие одеяния - от холода они не дрожали. Он внимательно глядел их. Хорошо развитые фигуры с пышной грудью - это не отнять. Эволюционный уровень у обеих низкий начальный. Это сразу решило их судьбу.
   И еще, какая- то скрытая угроза исходит от них. Никитин слышал о том, что некоторые секты и культы специально выращивали с малых лет любовниц-телохранителей, для будущего хозяина. Некоторые купцы, которые торговали с ним, намекали на то, что могут достать и таких.
   Сергей приподнял своей рукой подбородок ближайшей девушки и заглянул ей в глаза. Отстранённый ждущий любого приказа взгляд. Вот только чьи приказы она будет исполнять?
   -Да непросто так он мне их подсовывает. Неспроста! - подумал он.
   Землянин обошёл женщин сзади, ощупал бицепс у одной из них. Та, было, дернулась, но тут, же вновь замерла в позе покорности. Как он и ожидал, девица была хорошо тренирована. Землянин ничего, не сказав, вновь уселся на свою скамейку.
   -Увы, уважаемый я вынужден отказаться от такого подарка - сказал, наконец, Сергей.
   В глазах теро на мгновение мелькнула вспышка ярости, но он тут, же взял себя в руки.
   -Тебе не понравились эти женщины?. Почему?. У них прекрасные тела!. Посмотри.
   Вельможа рывком сдёрнул с той, что поближе её скудное одеяние. Никитин посмотрел безразличным взором на её наготу и, улыбнувшись, сказал:
   -Я люблю только свободных женщин, а не рабынь, если ты понимаешь разницу между любовью рабыни и той, что любит тебя без принуждения.
   Теро на мгновение замер от такого, его руки механически начали комкать одежду рабыни, потом сообразив, что он делает, что-то не то, и кинул обратно женщине её одежду. С невозмутимым видом она оделась.
   -Значит, ты отказываешься от этого подарка.
   Землянин развёл руками.
   -Хорошо! Тогда завтра утром я пришлю тебе другой. Прощай.
   Вельможа коротко поклонился, и быстро развернувшись, зашагал в сторону своего лагеря. Девицы завертели головами, не зная, что им делать.
   -Идите к своему господину! Вы мне не подходите! - скомандовал им Сергей и махнул рукой в сторону удалявшегося крупными шагами, крайне недовольного теро.
   Те, низко поклонились и отправились за своим господином.
   -Точно тренированные бабы! - подумал он.
   Лошра внимательным взглядом окинула проходящих мимо неё женщин, потом подошла к его скамейке и опустилась рядом с ним.
   -Почему ты отказался от них? - полюбопытствовала она.
   -А зачем они мне?
   Лошра как будто видела его в первый раз, посмотрела на него.
   -Ну, они красивые девушки и грудь у них упитана. Ты я знаю, любишь таких.. - протянула она.
   -Да с телом у них всё в порядке! Но что у них в голове?
   Лошра фыркнула и вновь внимательно вгляделась в него.
   -А ты не так прост! - вдруг сказала она. - Даже очень непрост, хотя ты ещё очень молод.
   Я знаю таких женщин. Они красивы и ядовиты как синие змейки зебо и...
   -Я понимаю тебя Лошра. У меня были хорошие учителя, и я читал много книг. Ну, это примерно, как множество сложенных тонких дощечек, где высказывается много мудрых мыслей.
   -И кем же ты был у себя на родине?. - полюбопытствовала теро.
   -Да так скромным человеком.
   Лошра недоверчиво фыркнула
   -Что-то мне слабо верится, что ты там был простолюдином и пылью под чужими сандалетами. В тебе чувствуется порода! - она защёлкала пальцами рук не в силах подобрать точное слово. - Ты не из этих.. - тут она произнесла несколько фраз на нати.
   -Ты явно принадлежишь к благородному сословию с детства!
   -Ну, хорошо! Можешь считать меня сыном правителя...
   -Вот это мне больше нравится. - прервала она его и, прижавшись к нему всем телом промурлыкала - Пойдём в фургон я уже соскучилась по тебе!
   Землянин согласно кивнул и они, обнявшись, направились к фургону, где уже всё было подготовлено ко сну.
   Наутро один из телохранителей Габуса с поклоном вручил ему богато изукрашенный кинжал. Никитин со словами благодарности принял подарок и, попросив его немного подождать, скрылся в своем фургоне.
   Там он быстро открыл один из сундуков и выбрал, было, один из стальных кинжалов, но передумал и вытащил бронзовый с богатой рукояткой. Задумчиво повертел его в руках и положил на место, вновь взяв стальной клинок, который и отдал телохранителю вельможи.
   -Передай его своему господину в качестве ответного дара! - важно произнёс Сергей, обращаясь к нему.
   Телохранитель поклонился, как-то странно на него взглянул и, прижав кинжал к груди, поспешил обратно. Ответной реакции со стороны вельможи не последовало. Боевая ничья. Лашра позже, улыбаясь, растолковала ему тонкие нюансы этикета теро.
   Габус специально попросил удалить всех, в том числе и Лошру от их беседы. Будучи вынужденным, действовать в русле предписанных и впитанных с детства традиций, он не хотел, чтобы его замыслы были раскрыты раньше времени.
   Если у нинхов и в Ка-Ато было принято переламывать лепёшку и съесть её вместе с гостем, то у теро было принято отпивать из одной чаши. Первый глоток отпивал хозяин, потом он передавал чашу гостю и тот отпивал вслед за ним из этой чаши. Это у теро означало, что он не таит в своём сердце коварных замыслов.
   Отказавшись от проявления дружелюбия, Габус предложил Сергею взять подарок. А тот, не зная об этих традициях, интуитивно сделал очень хороший и ловкий ход, под благовидным предлогом не приняв подарка. Что означало, на языке местных обычаев, что он не примет подарка пока дарящий не откроет своего сердца.
   Теро мог попытаться ещё раз сделать ему подарок. Никитин принял его, но поскольку он отправил вельможе стальной нож - более ценный подарок, то с точки зрения этики теро означало, что хоть он и принял подарок, но, послав более дорогой, как бы намекая что, вновь не принял его. Изысканно унизив таким вот образом.
   Лошра ещё долго просвещала его относительно церемоний, существующих у теро, искренне не понимая, почему Сергей всё время так весело хохочет, когда она объясняла ему смысл того или иного подарка и сопровождающих всё это дело церемоний у теро.
   -Ну, нельзя же быть таким дикарём и не понимать таких простых вещей! - в сердцах выпалила она, не в силах терпеть его издевательства над тем, что ей с самого раннего детства вдалбливали в её прелестную головку.
   -Не обращай внимания!. Это я так.
   Существует множество рас и народностей, у которых довольно много вещей и обычаев, слабо понятных тем, кто вырос вне этой среды. Здесь кстати сказывались нюансы общения на торговом языке, на котором можно было общаться. но только на не на сильно заумные темы. Вот и сейчас он привычно подавил такие привычные на Земле слова и заменил их более простыми, но они плохо отражали его истинные мысли.
   Но что делать. Учить другой, например нати, язык древний с богатыми словарными запасами?!. Но он был не таким простым, даже с его феноменальной памятью и его надо было долго учить, уж очень многозначными там были слова!. А стоило только взглянуть на их завитушки иероглифы, как стремление к знаниям резко падало вниз!.
   Тем более что нати в свою очередь подразделялся на как бы два языка высокий - придворный язык, язык высокой культуры и обычный бытовой, на котором общались простые люди. Причём владеющий высоким нати, очень плохо понимал носителя нати бытового. Что-то это напоминало ему ситуация с диалектом кокни в Англии.
   Эх, сюда бы машину, что бы запихнула бы в его голову эти знания чужого языка за час другой, или мага... Увы не видно их пока в этом мире!
   Что бы как-то сгладить неприятный осадок, он, в свою очередь, пересказал Лошре одну историю из китайской культуры, которая поставила её в тупик и заставила открыть рот от изумления. Эта история о том, как один китаец, что бы сильнее досадить своему обидчику повесился рядом с его домом. Женщина не могла поверить, что такое возможно, самоубийство здесь однозначно трактовали как большой грех перед Богом и трусость, а здесь что бы только лишь досадить!.
   Она долго допытывалась, с подозрением глядя на него что, он её разыгрывает, но Сергей заверил ее, что такие случаи в этой забавной и древней культуре случались достаточно часто.
   Зато японский обряд харакири её особо не удивил, осу - практиковали нечто подобное достаточно часто. Она несколько лет прожила в Та-мир-но и знала это не понаслышке. У самих теро как следовало из их древней истории полководцы, проигравшие сражение, добровольно всходили на алтарь Зурна, чтобы смыть свой позор и выпросить у богов будущую победу над врагом.
   -Но это было давно!. В последний раз это было, по-моему, четыре больших цикла назад или ...
   Она стала загибать пальцы, чтобы сказать более точно, и Сергей махнул рукой, как бы говоря, что это не так важно и женщина закончила:
   -Ну, примерно в это время, тогда кочевники из Великой Степи в последний раз прорвались за хребет.
   -Понятно... - пробормотал Никитин и вновь стал смотреть на медленно проплывающий мимо них пейзаж.
   Тем временем они, наконец, выбрались за внешние укрепления Висс-Ано и двигались к старой столицы теро, и далее к месту сбора войска. Стояла осень и это накладывало свой отпечаток на их путешествие.
   Ветер, временами, дующий из Великой Степи охлаждал к утру температуру градусов до восьми. Утром изо рта шел пар, правда днём температура существенно подскакивала, но по ночам уже было холодно.
   Правда, встречающиеся на их пути леса и рощи, не особенно реагировали на то, что здесь считалось осенью, и по-прежнему сохраняли свой зелёно-фиолетовый окрас. А вот, временами встречающиеся кое где земные деревья притягивали взор путешественников своим красно-золотым цветом.
   Но их было мало, и основная масса деревьев и кустарников пребывала в одной и той, же цветовой раскраске круглый год. Поля сельскохозяйственных растений уже были убраны, только небольшие группы крестьян и рабов кое, где копошились на полях, убирая оставшийся урожай.
   Такая погода должна была продлиться ещё около месяца, потом снова надо было сажать. Урожаи здесь снимались два раза в год, как, впрочем, и везде в здешних землях.
   Области между старой столицей и Висс-Ано были довольно плотно заселены и здесь крестьяне селились даже охотнее чем в окрестностях Висс-Ано. Это объяснялось тем, что им приходилось платить существенно меньшие налоги, а те, кто жили в Великой Степи, не платили их вообще. Ну, это было понятно - с такими беспокойными соседями как кочевники, ещё и приплачивать начнешь, что бы поселенцы там жили.
   Но всё было не так безоблачно, в последние годы множество поселенцев, снялось со своих земель и отправилось искать счастья в Висс-Ано что бы получить компенсацию за отнятое и деньги на обустройство. Что-то у Луфаро не заладилось с компенсациями своими подданными и в результате эти согнанные с земли теро встали на сторону мятежников.
   Во время остановок Сергей живо интересовался ценами на продовольствие и активно его закупал. Несмотря на оптимистические заверения Габуса, что их обеспечат всем необходимым, он предпочитал рассчитывать только на себя.
   Как говорит народная мудрость - уезжаешь на несколько дней - бери припас на месяц. А вдруг не будет продовольствия? Что тогда? Голод, падение дисциплины, мародерство, а то и откровенный бунт!.
   Да и НЗ ему пришлось пока они сидели в осаде, несколько потратить. Так что землянин по мере движения продолжал набивать свои фургоны зерном, копчёным мясом, крупами и другими продуктами длительного хранения.
   Гречка, горох и другие крупы, пригодные для каши - всё ложилось в мешки или ставилось в больших глиняных кувшинах в фургонах. При этом он не забывал и об оставшихся в Москве бойцах и некоторое количество свободных крестьян, соблазнённых его посулами, задумывали вскоре наведаться туда, что бы с выгодой продать свои товары а то и остаться на новом месте.
   Тем, кто окончательно решился на это, Сергей выдавал кожаные бирки с нарисованным красной краской знаком. На обратной стороне он писал арабскими цифрами цену на зерно и значок, заранее согласованный с Медведем, на эту продукцию. По этим ценам в Москве должны были купить у них продукцию. Если после этого крестьянин хотел продать ещё - то милости просим! Налоги и НДС с продаж не берём!
   Так потихоньку они продвигались в сторону прохода в Ущелье Ветров. В здешних краях это был единственный проход через горы в Великую Степь. За два дня до того, как они вошли в это ущелье, от них отстала Лошра вместе со своими четырьмя повозками.
   Они договорились, что он после этой компании обязательно заглянет, в её края и подробно описала дорогу к ней.
   Никитин в свою очередь подарил ей золотой перстень с выпуклого знаком креста. По этому знаку Медведь должен был принять её как почётную гостью, если она появится в Москве раньше. Это было сделано, конечно, на всякий случай, но жизнь временами сложная штука и лучше заранее обо всём договорится.
   Лошра тоже хотела побывать у него, Сергей сумел её сильно заинтересовать, не только собой, но и необычными вещами, которые там делаются и ещё больше рассказами о том, что вскоре будет сделано.
   Землянин долго махал вслед крытым фургонам. С последнего их них, ему в ответ Лошра махала оранжевым, как её глаза шарфом. На языке знаков теро - это означало пожелание скорой встречи. Правда, до этой встречи ещё надо было дожить. Война - это война!. И в ней могут быть всякие неожиданности.
  

*****

  
   На следующий день на каждом привале Никитин, пользуясь тем, что они проезжали мимо небольших лесных массивов, велел грузить, где только можно в фургоны небольшие колья для палисадника.
   Эти задержки вызвали недовольство Габуса, но Никитин его проигнорировал и сумел настоять на своём. В последний день, перед въездом в Ущелье Ветров, последовал новый приказ - каждому пехотинцу, взять за спину по небольшому колышку.
   Радости это особой у бойцов не вызвало, но к тому, что нужно ставить лагерь, для защиты они уже привыкли и не особо ворчали. Сергей и сам, подавая пример, взвалил свой кол и тоже шагал наравне со всеми, вызывая презрительные взгляды своего номинального командира.
   Миновали старую столицу. Несмотря на множество полуразрушенных зданий, чувствовалось что там живут и в немалом количестве теро. Вдоль дороги то и дело попадались аккуратно убранные поля и плодовые рощи. Здесь же располагалось несколько мелких селений, выстроенных из каменных обломков, в них обитали беженцы, из Великой Степи, обосновавшиеся на этих землях.
   Здесь их предводитель внезапно распорядился сделать привал. Никто сперва не понял почему. Лишь несколько часов спустя теро объяснили им причину вынужденной задержки. Оказывается, Габус, и его ближайшие начальники, отправились в город, где до сих пор функционировал древний храм Сибурна-Зурна чтобы вопросить божество об успехах их экспедиции.
   Что там ему предсказали, было непонятно, но видимо нечто оптимистическое, по крайней мере, по наблюдениям Сергея, вернувшиеся к вечеру теро были довольно веселы.
   В тот день они дальше так и не двинулись, и заночевали около старой столицы, а утром тронулись дальше.
   Горная гряда с каждым часом всё более и более приближалась к ним. Если перевести на русский их название, то получается нечто вроде - Змеиные Горы. Это была действительно самая длинная, из известных ему, горная гряда в здешней местности.
   Она протянулась, на несколько тысяч километров начиная от солёных озёр и гейзеров Плешивых Земель, до земель Ка-Ато и далее Пограничных Земель, где горная гряда постепенно сходила на нет.
   На всём своём протяжении в этой горной гряде было только два прохода. Один возле старой столицы теро, другой в трёх неделях пути от первого. Там его контролировали "краснорукие" владыки Ка-Ато. Многочисленные мелкие и крупные государства Пограничья служили своеобразным буфером, между степью и теми государствами, которые там располагались.
   К примеру, Идуа-Боам, город торговцев, которые имели сильное влияние на эти территории.
   Где то там, за землями торговцев нинхов, располагался и города Та-мир-но - против экспансии которого нинхи сколачивали многочисленные коалиции, впрочем, пока без особого успеха.
   Правда, это было далеко отсюда, сейчас Никитина больше интересовали земли, лежащие в Великой Степи. Степей в здешней Ойкумене, к слову, тоже хватало с обитателями одной такой зоны всё время то резались, то торговали города Шестиградья.
   Местность перед ущельем, тем временем, начала немного подниматься, так она тянулись на половину дневного перехода. Наконец горы приблизились вплотную и их глазам, открылось узкое ущелье. В их сторону сразу же потянул мощный поток воздуха, заставивший их быков занервничать и тревожно замычать. Здесь их радостно встретили разведчики, охранявшие фургон со стрелами. Быстро перекинувшись новостями, они влились в их караван.
   Голова колонны вступила в ущелье, вскоре туда въехал и их фургон. Плотный поток воздуха непрерывно дул им навстречу, заставляя щуриться глаза. От одного края до другого края ущелья, было метров сто. Землянин вертел, головой высматривая оборонительные сооружения, но их всё не было. Они появились только к концу ущелья.
   Здесь теро, как и на дальних подходах к своей столице, постарались на славу. Проход на протяжении ста метров искусственно сузили с помощью больших каменных блоков. На них стояли блоки поменьше, и всё это сооружение взмывало вверх метров на тридцать. Солидно!
   Теро не посчитали нужным укреплять всё ущелье, понадеявшись на высоту стен и полоса укреплений в виде террас, ограничились только сотней метров на выходе из него. На террасах и стенах копошилось сотни две воинов охраны, лениво глядящих вниз на проходящее войско.
   Везде лежали целые горы камней, которые предполагалось кидать на головы кочевников, если они сделают такую безумную попытку прорваться сюда.
   Острый взгляд Сергея заметил, что несколько больших куч камней, удерживало от падения только длинные конструкции из брёвен. Взобраться на стены этой крепости можно было только по двум узким каменным лестницам. Толково! Одобрил он такого рода фортификацию.
   По одной из них сейчас взбиралась небольшая группа рабов за спинами, которых были корзины. Габус вместе со своей свитой после коротких переговоров полезли наверх, никого из командиров наёмников он с собой не пригласил.
   Всем было приказано двигаться к выходу и там разбивать лагерь. Колонна вновь тронулась вперёд, стоять на этом месте, когда в любой момент на тебя, вдруг могли обрушиться тонны камней, было неприятно и все стали быстро подстёгивать быков.
   Впереди всё больше и больше раздавалось вширь Великая Степь, обдувая их холодным воздухом. Никитин снял шляпу и накинул на голову капюшон. Впереди их ждала война.
  
  

Глава 6.

   Войско, не торопясь сотня за сотней, фургон за фургоном выходило на бескрайний простор Великой Степи, старалось сразу же отойти подальше от дующего им навстречу холодного ветра. Люди и животные недовольно морщились, дующий им в лицо ветер временами приносил с собой песок.
   Но уже в сотне метров от прохода всё было спокойно. Пока было непонятно, что делать дальше, и Никитин приказал сотникам пока не распрягать быков и вообще быть готовыми вскоре тронуться дальше.
   Другие наёмники и само войско теро стояли рядом с ним и тоже не делали никаких попыток остаться здесь на ночлег, все ждали, что скажет их командир, но тот сразу, же поднялся к начальнику местной заставы и пока оставался там.
   Прошел час, но начальство так и не думало слезать с вершины утёса, бойцы устав стоять, начали потихоньку присаживаться на землю или на телеги. Наконец сверху прибежал один из адъютантов Габуса с приказом располагаться здесь на ночлег.
   Все вокруг сразу засуетились и забегали. Никитин сегодня не стал огораживать лагерь кольями и копать ров, только велел связать фургоны верёвками и оградить лагерь с трёх сторон.
   В лагере кипела деловитая суета. Бойцы растягивали верёвки и по ней быстро выстраивались вереницы палаток, несколько бойцов деловито и привычно начали копать отхожие ямы. Ещё через час, отовсюду потянуло горьковатым дымом костров, в который в скором времени вплёлись столь любезный голодному солдатскому желудку запахи риса и мяса.
   Никитин как истинный отец-командир снял пробу с каждого котла и дал команду обедать. Часа через два Сергея и командиров других наёмников вдруг вызвали в палатку Габуса, где он с важным видом, отдал приказ завтра утром быть готовым к походу.
   Больше ничего определённого желтоглазый им сказать не соизволил. На осторожный вопрос одного из наёмников как долго продлится поход и как быть с продовольствием, ему было отвлеченно, что командование обо всём позаботятся.
   На этом аудиенция у командующего Вспомогательными Силами была закончена и их всех небрежным движением руки отослали в свои подразделения. Командиры наёмников с ворчанием разошлись, наёмники не привыкли что с ними так бесцеремонно относятся, но высокомерие теро по отношению к чужакам было хорошо известно и это ворчание не получило никакого продолжения.
   Теро честно выплатили наёмникам оговоренные деньги, теперь настал их черёд платить своей кровью за эти деньги. Отказавшись от приглашения капитанов отрядов, распить бурдюк, землянин, не торопясь, пошёл в свой лагерь. На ходу он накинул капюшон своей куртки, защищая голову от холодного ветра. Под сапогами противно хлюпала мокрая земля. Здесь в степи зима, уже уверенно вступала в свои права.
   Стоявшие на посту бойцы отдали честь своему командиру и пропустили его в лагерь. Заметив Биху распекающего бойца, Никитин помахал ему рукой, тот прорычал, что-то провинившемуся и скорым шагом направился к своему командиру. Отдал честь и застыл.
   -Вольно сотник!- улыбнулся Сергей. - Скажи остальным, что завтра поутру выступаем. Пока ничего не ясно. Продовольствием обещали обеспечить в дороге. Пока всё.
   -Понял сэр.
   -Давай действуй!
   Отправив своего заместителя, землянин ещё немного побродил по лагерю. Посмотрел, надёжно ли связаны фургоны, велел посадить собак на поводок чтобы не шныряли вокруг и отправился в свой фургон спать.
   Приоткрыв окно, он посмотрел на протянувшийся на всём протяжении горный хребет. В одном месте там горел хорошо видный отсюда большой костёр. Причём пламя через опредёлённые интервалы времени неожиданно на краткий миг гасло, потом вновь разгоралось. Видимо с того места кому-то сигналили в степь, скорее всего о том, что вспомогательное войско прибыло.
   Больше ничего интересного в наступившей полутьме не было видно, и он спокойно заснул под завывания ветра, качавшего как колыбель, фургон.
   Утром, дождавшись пока все позавтракают, была подана команда, двигаться дальше. Во главе колонны, как и раньше, двинулось войско теро, за ним наёмники замыкал колонну отряд Никитина.
   К полудню их отряд остановился около большого поселения вольных землепашцев, высокая сторожевая башня которого была хорошо заметна за много километров от него. Там быстро загрузились продовольствием и двинулись дальше. Никитин с любопытством оглядывал взглядом хорошо укреплённый поселок.
   Чувствовалось, что здесь теро жили не одну сотню лет. Невысокие каменные стены метра четыре высотой были сложены из разномастных глыб, но вот основание было капитальным - там часто встречались каменные блоки весом в тонну, а то и больше. Всё это больше напоминало ему даже не поселок, а целый город, но оказалось, что жителей там не так много.
   Когда войско проходило мимо открытых ворот, сквозь них было видно, что большую часть огороженной территории занимают возделанные поля. Острый взгляд Сергея заметил и пасущиеся внутри крепости стада.
   По всей видимости, жители были вынуждены затратить усилия многих поколений, чтобы оградить такую территорию от нападения извне. А этих нападений здесь хватало - в некоторых местах стены крепости были черны от копоти, в других местах было видно, что здесь не так давно заново клали камень в крепостную стены.
   Лица встречных теро мужчин и женщин попадавшиеся им навстречу были невеселы. Почти не было детей, казалось, везде было разлито нечто такое... если подобрать точнее, то ближе всего по смыслу было слово - обречённость.
   Чувствовалось, что поселенцы уже слабо контролируют эту территорию. Сожженные деревья и разрушенные дома, встретившиеся им по пути, подтверждали это. Второй такой укреплённый поселок они повстречали километров через двадцать. Разрушенный.
   Везде куда не глянь, были видны развалины строений и сгоревшие остовы деревьев. Ветер, дующий из степи, глухо завывал в этих развалинах. На ночь они остановились в этой полуразрушенной крепости, закрыв фургонами бреши в стене.
   Впрочем, Сергей что бы бойцы не отлынивали от физической нагрузки велел наскоро восстановить целостность той части стены, возле которой им отвели место. Уставшие бойцы были недовольны, но десятники быстро заставили всех шевелится. Другая часть бойцов была послана на поиски дров, часть войска разбрелась в поисках камней.
   Часа через два дружинники заделали разными обломками камня и глиной, обе бреши в стене. Сразу стало заметно теплее, холодный воздух уже не так сильно им досаждал, к этому моменту поспел и ужин. Отгородившись фургонами от остальной части лагеря, Никитин оставил целую сотню бойцов в охранение. Остальным дал команду отбой.
   Утром поднялись рано. Было холодно. Изо рта валил пар, температура за ночь упала, наверное, градусов до пяти Цельсия. Все принялись торопливо вытаскивать и натягивать теплые вещи. Никитин велел раздать тем, кто нуждался те запасы шкур и тёплых накидок, что у него были и то что ему удалось добыть у теро. После завтрака поступила команда выступать.
  

*****

  
   Никитин шёл рядом с фургоном, впереди своего отряда, мрачно оглядываясь вокруг. Настроение его было сродни погоде. Небо второй день затягивали низкие тучи, хорошо еще, что дождя не было. Нынешний поход всё мене и менее, переставал ему нравится. Они уже четвёртый день всё глубже и глубже углублялись в степь, а цель их похода так и осталась пока тайной.
   Их предводитель так и не счёл нужным объявить им о ближайших задачах. Высокомерие теро все больше вызвало недовольство среди отрядов набранных наёмников, но придраться было пока не к чему.
   Селения мимо, которых они проходили снабжали их продовольствием, золото было заплачено заранее, так что пока приходилось прятать своё недовольство подальше.
   Войско двигалось теперь осторожно. Вчера днем, какие-то всадники, неожиданно появившись из-за холма, обстреляли голову колонны. Легковооружённые всадники теро завязали с ними бой. Потеряв десяток бойцов, налётчики убрались восвояси, теро тоже потеряли несколько всадников.
   После этого инцидента все держались настороженно. Конные патрули теро теперь постоянно охраняли колонну на марше, маяча в пределах видимости. Сергей велел всем погонщикам положить рядом с собой ещё один заряженный арбалет. А конные разведчики с заряженными тяжёлыми арбалетами постоянно двигались вдоль всего его отряда, прикрывая его от возможных нападений. Временами они углублялись в степь если впереди вдруг попадались подозрительные места, Никитин не препятствовал им в этом.
   После этого нападения кочевники в тот день им больше не досаждали, тем не менее, Никитин вечером велел ставить частокол и рыть ров. Несмотря на усталость никто, не ворчал, все его бойцы хорошо понимали необходимость подобного рода сооружений. В любой момент из глубины степи могла вдруг выплеснутся многочисленная конница кочевников и отражать её набег лучше в укреплённом лагере.
   Кольев для нормального ограждения лагеря не хватило, несмотря на то, что два десятка фургонов были полностью забиты кольями. Никитин, жалея своих бойцов, решил пока не делать из них мулов, и тащить колья на себе как это делали римские легионеры, так что их хватило только на то, чтобы сделать ограждение только с трёх сторон. Четвёртую сторону пришлось огораживать фургонами.
  

*****

  
   К основному войску теро они присоединились только на шестой день. Сперва на горизонте показалась группа легковооружённых всадников, и их охранение тут же начало посылать тревожные сигналы с помощью начищенных щитов.
   Колонна остановилась, погонщики с руганью стали нахлёстывать быков, что бы фургоны стали как можно ближе друг к другу. Воины рассыпались в длинную цепь, прикрываясь щитами. Минут десять прошло в тревожном ожидании, потом с холмов снова зачастили световые блики. Выяснилось, что это разведчики основной армии теро.
   Приблизившись к их войску, конные разведчики быстро перекинулась парой слов с Габусом и, сделав круг вокруг их колонны, помчались обратно. Колонна проследовала дальше. Вскоре ветер донёс до них дым многочисленных костров... и вот он лагерь.
   Лагерь разместился в одном из покинутых поселений теро. Крепость восстановили, даже установили новые ворота, правда, вовнутрь запустили только теро - остальным пришлось размещаться за пределами крепости. Никитин, недолго думая, разместился рядом с одной из стен крепости.
   Бойцы под пристальными взглядами дозорных-теро на вышке начали деловито рыть ров и вкапывать колья. Поскольку со стороны каменной стены ничего рыть и вкапывать было не надо, то кольями оградили весь лагерь, оставив только небольшой проход для фургонов. Оставшиеся наёмники расположились с другой стороны крепости, оградившись от степи. фургонами и телегами.
   Никитин осмотрел лагерь, и остался доволен увиденным - ровные ряды палаток, широкий центральный проход в центре лагеря и до ворот, выделенные отхожие места - десятники и сотники сумели вдолбить в головы бойцов основы порядка и дисциплины. Фургоны аккуратно поставлены вдоль каменной стены в два ряда, там же разместили и животных.
   Вечером к ним прибежал посыльный от Габуса с сообщением, что утром на них хочет взглянуть командующий и что бы его бойцы были готовы к этому. Землянин заверил, что они будут готовы.
   Утро началось с зычных криков и брани с той стороны, где располагались отряды наёмников, видимо новый командующий распекал всю эту братию. Оттуда, до них временами долетали отдельные слова, то на торговом то на нати, в основном ругательные.
   Никитин, посмеиваясь про себя, прислушиваясь к перебранке в лагере наёмников, выражения там были очень колоритными, но до русского великого и могучего не дотягивали. Его бойцы, к этому времени уже успели немного размяться и позавтракать, так что теперь он был готов показать командующему товар лицом.
   Кто-то из сотников послал одного из бойцов на крышу фургона, и теперь он наблюдал за окрестностями. Со сторожевой башни на него недовольно заорали теро. Один из двух караульных замахнулся, было копьём на смельчака, но несколько лучников, находившихся поблизости демонстративно вытащила свои луки. Караульные поняли, что они нарываются и затихли.
   Наконец их наблюдатель замахал сорванным с головы шлемом, и Никитин дал команду горнисту. Под протяжный рев рога, десятка за десятком начали не торопясь, строится ровными рядами напротив входа в лагерь. Между ними бегали сотники, выравнивая строй и палками подгоняя нерадивых.
   Выглядело его войско достаточно презентабельно - начищенные большие прямоугольные щиты, у каждого бойца помимо копья был гладиус и нож. Само собой, шлем и кожаная куртка с нашитыми и проклёпанными, медными пластинками.
   Отдельно стоял отряд ресов - эти ребята, своими доспехами лишь немного не дотягивали до настоящих рыцарей, даже шлемы с забралами были. Каждый из них имел щит, а в правой руке они сжимали небольшие ребристые булавы. С этим оружием ресы управлялись лучше всего.
   Никитин, заметив, как вдоль частокола потянулась пёстрая лента богато одетых теро, поспешил к выходу, за ним двинулась десятка телохранителей. Вскоре в проходе между кольями показалась пятёрка легковооружённых воинов.
   Они окинули их лагерь цепким взором и тут же быстро рассредоточились по обе стороны от выхода рядом с караульными. Следом за ними повалила свита командующего, и вскоре быстрым шагом, оставив своих лошадей за пределами их укрепления, появился, и он сам.
   Сразу было видно, что это настоящий воин. Властный взгляд, упругая походка и решительные жесты говорили о том, что это не какой-нибудь изнеженный патриций волей случая, попавший на эту должность.
   Когда этот теро подошёл к нему поближе Никитин заметил у него на щеке небольшой шрам. Пять косичек, оплетённых золотой нитью, неторопливо колыхались при каждом его движении. Немного для этой должности, у Габуса вон тоже пять таких висюлек... Формально они равны.
   Дождавшись, когда командующий остановился напротив него, Никитин резко вскинул сжатую в перчатке руку.
   -Урра! - мощно грянуло позади него.
   Сергей ещё два раза вскинул руку и, вновь войско приветствовало командующего теро. Тот даже немного опешил от подобного приветствия, но вскоре по его довольной улыбке было видно, что это ему понравилось.
   Никитин немного выдвинулся вперед и изящно с шиком, чуть согнув ладонь, отдав честь на русский лад хотел. После чего он хотел было выпалить дежурную фразу типа :
   -Господин командующий....
   Вот только сейчас до него дошло на торговом он эту фразу он выговорить не сможет, а как звучит его звание на языке нати, он так и не удосужился спросить. Пришлось импровизировать на ходу.
   -В соответствии с нашими договоренностями межу нашими сторонами моё войско временно поступает в ваше распоряжение. Я и мои подчинённые готовы исполнять ваши приказы!.
   Теро несколько скривился ему, явно не понравилось излишняя независимость его нового подчинённого, но орать, как он делал с другими наёмниками, он не стал.
   -Я кватарх Кесте принимаю твой отряд в наше войско. Все приказы ты и твои люди будете получать - он на несколько мгновений задумался.
   Кватарх в иерархии теро - было нечто вроде командующего армией.
   Из толпы свиты к нему начал было пробираться Габус, но Кесте скользнув по нему, ничего не выражающим взглядом закончил:
   -От кватарх-до Салде.
   Справа от него выдвинулся немолодой теро, и еле заметно кивнул головой Сергею. Никитин так же коротко кивнул в ответ.
   -А сейчас покажи мне свой отряд, я хочу понять, как мне вас лучше использовать.
   Никитин широким взмахом руки предложил ему следовать вперёд. Дальше они пошли рядом друг с другом сразу за ним пошли его телохранители, оттеснив недовольных этим сопровождение командующего.
   -Мои бойцы - это тяжело вооружённые пехотинцы - начал рассказывать Сергей- У каждого бойца имеется меч...
   Никитин взмахом руки заставил ближайшего к нему десятника продемонстрировать своё вооружение.
   -Копьё, тяжёлый щит, доспех, шлем.
   Кесте тут же потребовал, что бы ему показали меч. Десятник взглядом попросил у Никитина разрешение, тот кивнул головой. Десятник вытащил свой гладиус и рукояткой вперёд протянул его теро.
   Командующий проверил остроту заточки, несколько раз взмахнул им и молча, вернул оружие десятнику. Двинулись дальше. Кесте цепко оглядывал бойцов, один раз остановился около сотника и внимательно оглядел его вооружение. Тоже потребовал его гладиус, хмыкнул потрогал ногтем заточку клинка и отдал обратно. Обойдя строй, он подивился на ресов и их булавы и двинулся дальше по лагерю. Кватарх был немногословен, но дотошлив. Одобрительно покивал головой, глядя на ровную линию палаток.
   Теро лез буквально во все дырки. Даже заглянул в отхожее место. Палатка и устройство туалета ему понравилось. Быстрый взгляд на свою свиту, небрежный жест и тут же кто-то из его офицеров, принялся осматривать это незамысловатое сооружение, что то, чертя на вощёной дощечке.
   Пройдя мимо рядов фургонов, он вдруг с недоумением остановился около полевой кухни. Эта конструкция его всерьёз заинтересовала и с теро слетела его немногословность и высокомерие. Вопросы полетели как стрелы у хорошего лучника.
   Никитину пришлось долго объяснять её конструкцию, закрывая и открывая котёл, а также рассказывать о полезности полевой кухни в войсках. Теро даже снизошёл до того, что попробовал солдатский завтрак.
   Вновь небрежный взмах рукой и ещё один офицер из его свиты начал подробно описывать и рисовать полевую кухню на вощёной дощечке.
   Последним что его заинтересовало - оказалась ребристая булава у одного из ресов. Теро сделав круг по его лагерю, вновь вернулся к этим великанам. Кесте прикинул её на вес, несколько раз с трудом взмахнул ею, и одобрительно похлопав здоровяка реса по руке, вернул булаву владельцу.
   На этом, собственно говоря, инспекция и закончилась. Командующий раздавал ему множество одобрительных замечаний, поглядывая со значением на своих офицеров. От чего те недовольно морщились.
   А вот арбалеты, Никитин не стал пока демонстрировать, пусть их секретное оружие будет приятной неожиданностью для всех.
   Около выхода из лагеря командующий остановился и взглянул на него в упор.
   -Ну что же я доволен твоими бойцами наместник. Они, по крайней мере стоят тех денег, которые были за них заплачены. И ещё не скрою - кое в чём ты сумел меня удивить!
   Землянин слегка наклонил голову, принимая похвалу. Напоследок Кесте всё-таки не смог удержаться от ложки дёгтя.
   -По сравнению с теми ублюдками из других отрядов, которых мне подсунули, твои парни выглядят получше. Явно получше.. Хуже конечно, чем мои воины, но ничего... Посмотрим, что они стоят в бою.
   Никитин поклонился с непроницаемым лицом и не стал спорить по этому поводу. Теро коротко кивнул ему и, резко развернувшись на каблуках, направился к выходу из лагеря. Вслед за ним потянулась его свита. Остался только офицер, приставленный командующим к Никитину.
   Сергей рявкнул:
   -Разойдись.
   Все с шумом, оживлённо комментируя проверку, начали расходиться по своим палаткам.
   Приставленный к ним офицер записал численность его отряда с тем, чтобы поставить их на довольствие. Сергей ещё вкратце перечислил всё то, в чём они нуждались. Салде его пожелания аккуратно записал, но признался, что пока может помочь только с продовольствием. На вопрос Никитина, когда они будут выступать, он неопределённо развёл руками, сославшись на то, что об этом знает только командующий.
  

*****

  
   Потянулись однообразные дни. Ничего особенного не происходило. Всё изменилось, когда поздно вечером к крепости торопя коней, прискакал отряд разведчиков. Было хорошо видно, что, они с кем-то крепко сцепились.
   Стандартный отряд разведчиков состоял из двадцати бойцов, в этом же было всего восемь. Из них трое были тяжело ранены, они держались в сёдлах, только благодаря верёвкам.
   Здесь надо добавить, что у теро не было стремян. Это новинка, которая уже давно использовалась в конной сотне Росо, не вызвало у теро никакого заметного внимания. Позже один из теро, признался - они считают, что стремена используют только неумелые наездники и даже и не подумали их использовать.
   Гордость, мол, не позволяет!. Правда здешняя кавалерия, заточенная в основном на разведку, была вооружена только короткими луками и стрелами, тяжёлой конницы, которой эти стремена были необходимы у теро не было.
   Всадников здесь вербовали из числа жителей поселений теро в Великой Степи. Их вооружение почти полностью копировало оружие и одежду степных кланов, разве что у некоторых были куртки с набитыми медными пластинами. Что иногда приводило к путанице.
   Вот и сегодня заметив на горизонте конусообразные шапки разведчиков, их сперва приняли за степняков и, им навстречу резво вымахал отряд в сотню всадников, на ходу разделяясь на два потока, чтобы взять их в кольцо. Но к счастью разобрались.
   После возвращения этого отряда разведчиков в крепости поднялась суматоха, и час спустя курирующий их офицер прибежал с сообщением что завтра с утра нужно быть готовым к маршу. Как, обычно не сообщив, куда и зачем.
   -Скрытные желтоглазые ублюдки - выругался Бирт когда Салде отошёл прочь.
   Никитин мысленно с ним согласился. Теро так до сих пор и не сказали, с кем они будут воевать. Одно было известно, что воевать они будут с каким-то степным кланом, всё остальное, мол, вам знать не надо. Землянина это бесцеремонность теро сильно раздражала, ну как воевать, когда не знаешь даже численности противостоящего им противника и его вооружение. Да и полезно знать о предыстории конфликта.
   Всё таки золото в этой степи действительно было - не соврал Государственный Раб!. Здесь, в пяти дневных переходов, был старый золотой рудник, уже пару сотен лет как заброшенный. Кочевники нашли его, начали потихоньку ковыряться там, без особого успеха и вдруг наткнулись на очень богатую жилу. Вот об этом то и рассказали бежавшие рабы-теро, которые добывали там руду.
   Эта новость, конечно сильно взволновало Белый Трон Небес, были посланы войска. Якобы для защиты поселенцев, а на самом деле что бы захватить рудник. На поселенцев и их проблемы Луфаро было как то фиолетово!. А вот золото.. это да!.
   Но что, то у них не пошло. Клан кочевников, на земле которого был этот рудник оказался более многочисленным, чем предполагали военные, и поход начавшись, не достиг своей конечной цели. Последовавшие несколько сражений не смогли принести победу той или другой стороне и воина как-то постепенно заглохла.
   Для поселенцев теро эта компания имела довольно плохие последствия, кочевники в отместку взяли штурмом несколько поселений, вынудив их обитателей искать себе другого прибежища. Большая часть поселенцев были вынуждены податься в Висс-ано, часть осела в оставшихся не разорённых поселениях, другая часть была вынуждена поступить на военную службу.
   Война затихла, тем более что и у теро и у кочевников нашлись другие дела. Луфаро защищал свой трон от посягательства своих братьев, что отнимало у него много сил, а кочевники все силы отдавали войне с каким-то новым народом, пришедшем из глубины Великой Степи, который претендовал на их земли.
   Месяц назад из рудника удалось убежать ещё одному теро. Из его рассказа следовало, что всё золото, которое они добывали эти годы, до сих пор так и находится на руднике в потаённом месте. Оказалось, что предводителю клана кто владел рудником, вдруг во сне явился их бог и повелел отлить ему статую из чистого золота и что, мол после этого его род будет властвовать во всей Великой Степи.
   По словам беглеца, сейчас самородков золота там накопилось чуть ли не несколько тонн!. Раньше теро думали, что золото систематически вывозят из рудника, а здесь вдруг оказалось, что его там складывают в потаённом месте, а вывозят только самую малость. Естественно теро не могли удержаться от соблазна наложить на всё это богатство свою руки, тем более что теперь у них оказалось помимо уже закалённых в схватках с кочевниками войско и завербованные, как удачно сложилось, наёмники.
   В этот раз экспедиционный корпус теро себя не особо афишировало, оно потихоньку двигалось от одного поселения к другому, останавливаясь там, на неделю-другую, потом скрытно двигалось дальше. Всё это делалось якобы для защиты поселенцев. Те с радостью снабжали их продовольствием, а молодые поселенцы с охотой вступали в армию.
   Естественно поселенцев не ставили в известность об истинных целях Белого Трона Небес, истинную цель экспедиции знал только ограниченный круг лиц. Получив уведомление, что наёмники и вспомогательные войска на подходе, Кесте передислоцировался в эту заброшенную крепость, где и обосновался, приведя её в порядок. Отсюда до рудника было пять дней пути пешим.
   Командующий не терял время зря, ожидая подмогу, рассылая конные патрули. Причём делал это очень хитро - большинство разведчиков были местные, которые знали и могли разговаривать на языке местных племён. Кроме того, для маскировки, все они были одеты в одежду степняков. Даже нацепили на себя их войлочные шапки. Вот одна из таких групп вернулась обратно и всё закрутилось.
  

*****

  
   К руднику их войско шло очень скрытно. Теро по всему было видно хорошо изучили этот маршрут, поэтому они останавливались в ложбинах, откуда дым и огонь костров не был бы виден, а неподалёку была вода. За день до того, как они должны были выйти к руднику, несколько сотен бойцов загодя отправились оседлать дорогу, чтобы степняки, не смогли вывести сокровища.
   Рудник они захватили без особых потерь, его охраняло всего сотня воинов, но дальше начались проблемы. Охранники, перед своей гибелью, успели подать хорошо видный дымовой сигнал и командующий нервничал.
   Они стояли у рудника, уже второй день, после его захвата, вытаскивая золото из той самой потаённой штольни. Один из охранников, перед смертью, успел перерубить канат и склад золота оказался завален многочисленными глыбами. Не сильно, но быстро расчистить его не получилось, несмотря на то что работы по расчистке шли днём и ночью.
   Степняки оказались не такими простыми ребятами и приняли кое, какие меры безопасности, сейчас бывшие рабы, которым пообещали свободу и вольные изо всех сил, расчищали завал. Время шло, несколько раз они видели на горизонте небольшие отряды степняков, но те пока не решились напасть на них, но постоянно маячили на горизонте.
   Временами возникали быстротечные перестрелки, но конные сотни теро отгоняли эти малочисленные отряды обратно в степь. Отряды наёмников остановили в километре от рудника и велели ждать, правда, разрешили разводить огонь, теперь, когда они были обнаружены, скрывать своё присутствие было бесполезно.
   Ужин выдался довольно мрачным, каждый боец подсознательно чувствовал, что вокруг них сгущаются тучи. Все гадали чего здесь забыли теро, но вскоре после того как к воротам рудника потянулись пустые фургоны и выкатывались оттуда уже тяжело гружёными, то всё сразу стало на свои места.
   -Золото!. Золото - это слово начало всё чаще и чаще гулять по рядам бойцов.
   Всего загрузили шесть фургонов. Судя по тому, как глубоко после этого просели, и стали увязать в грязи колёса, в каждом фургоне было, не меньше чем по тонне, а то и больше самородков. Возле каждого фургона суетилось десяток тяжёлых пехотинцев из личной сотни командующего. Сами фургоны остановились непосредственно около раскинутого шатра командующего.
   Вскоре, после того как последний фургон отъехал от спуска в шахты, последовала команда готовится к маршу. Последними на поверхность поднялось около сотни полуголых рабов всех рас в основном теро.
   Все они были сильно измождены, и их всех распределили по фургонам, в том числе и в фургоны наёмников и войско тронулось в обратный путь. Шахту даже не стали засыпать, со слов шахтёров выяснилось, что золотая жила к этому времени сильно истощилась и особого смысла её разрабатывать нет.
   В голове колонны как обычно пошли пехотинцы-теро, за ними тронулись фургоны. Замыкали колонну отряды наёмников. Конники двигались параллельно дороги с двух сторон. Несколько конных отрядов разведчиков постоянно маячили неподалёку, чтобы не пропустить неожиданного нападения противника.
   Так в постоянном марше, однообразно, прошло три дня, а потом всё завертелось!. Кочевники всё это время скрытно сопровождали их колонну, но не нападали, видимо накапливали силы и теперь осмелев, начали потихоньку нападать.
   -Командир!.
   Вдоль растянувшейся колонны проскакал Росо с десятком всадников, вздымая придорожную пыль.
   -По-моему там желтоглазые сцепились со степняками!
   Он рукой указал, куда-то вбок.Никитин, сидящий на передке своего фургона, немного подогнул полу шляпы, что бы разглядеть, что там происходит. Видно было плохо - кто там и сколько приходилось только гадать, но было ясно что там идёт бой. От головы каравана отделился крупный отряд всадников и поскакал в том направлении.
   -Может мне с моей сотней подлететь посмотреть туда? - просящее сказал он.
   Чувствовалось, что его конная сотня несколько засиделась на месте и ему хочется немного размяться. Никитин отрицательно покачал головой.
   -Не сейчас!. Это их война Росо, а вы мне нужны целыми и невредимыми. Успеем ещё навоеваться.
   Сотник досадно хмыкнул, но настаивать не стал. Все в его отряде хорошо знали, что их командир не любит напрасный риск. Некотором особенно молодым это не нравилось, но "старики", всегда были на его стороне.
   К тому же у него был не просто отряд вольных наёмников, а его личная дружина и от своих воинов он требовал гораздо более суровой дисциплины, чем в обычных отрядах ловцов удачи. Немало народу приходилось отсеивать, он сам за все эти годы лично принимал решение брать или не брать. Его окружение сперва недоумевало, почему он отказывается от услуг, опытных ветеранов, только через год до них начало доходить какую именно структуру он хотел создать.
   Спору нет, это были хорошие бойцы, но им привыкшей к вольнице, царящей в отрядах наёмников, пришлось очень туго в его войске, с их дисциплиной и землянин честно говоря опасался больших проблем со стороны этих орлов.
   Стоило ему набрать некоторую массу таких со сформировавшимся менталитетом опытных наёмников и могла бы создаться ситуация что он не сможет эффективно контролировать свою дружину, из-за их противодействия.
   Так что он предпочитал брать физически нормальных молодых парней, и доводить их до нужной ему физической и моральной кондиции. Долго конечно, затратно но надёжней, чем любой другой вариант. Тем более что эти новобранцы потихоньку, как он предполагал в будущем, станут гражданами его города. Построят дома, обзаведутся семьями и будут всё это защищать если что..
   Одним из своих самых крупных достижении, за это время он считал - создание хорошего, сержантского и офицерского ядра которое медленно, но верно снимало стружку с новичков, делая из них настоящих бойцов. Без них ему бы не удалось сколотить такой большой отряд личной дружины.
   Одним из факторов который определил его принятие предложение владыки Белого Трона Небес, было желание посмотреть, как поведёт его войско в реальных боевых условиях. Конечно, пару сражений они выиграли, в том числе и нешуточное сражение с войсками из Ка-Ато, но в условия многодневных боёв и переходов реально его дружина ещё не обкатывалось.
   Зато сейчас бойцам приходилось действовать по полной программе, начиная от быстрой замены треснувшего колеса у повозки и кончая устройством временного лагеря с кольями и рвом. Пока ничего такого особого выявлено не было, только пара десятников не справлялась со своими обязанностями... бывает и на их место были поставлены новые.
   Так что пока в походе войско проявило себя достаточно хорошо. Теперь оставалось посмотреть, как они проявят себя в бою кочевниками, у которых было очень неприятное оружие - луки.
   А кочевники в этот же день взялись, за дело очень активно и азартно. Ночью сотня стрелков скрытно пробралась неподалёку от лагеря теро и начала обстреливать его горящими стрелами. В эту ночь сгорело несколько возов и телег с продовольствием и материалами, сгорела так же, роскошная палатка командующего чему он был больше всего огорчён. Число погибших в результате столпотворения, составило -десятка четыре теро и вдвое больше раненых, которых в суматохе потоптали напуганные огнём и стрелами быки.
   На следующий день кое-как, заново распределив груз, часть груза Никитин любезно согласился взять к себе, войско двинулось вперёд. Кочевников вокруг заметно прибавилось они, уже не особо скрываясь маячили на горизонте, часто делая вылазки. Чувствовалось, что теро не успеют убраться из Великой Степи без боя и что сражения не миновать.
   Их охранение теперь по нескольку раз на дню обменивалось с кочевниками стрелами, один раз дело дошло до того что небольшой отряд всадников, пользуясь тем что почти всё охранение теро было связанно боем впереди, атаковало хвост колонны.
   Здесь Росо и его всадникам, наконец, представился случай размяться. Кочевники не знакомые с арбалетами, рассчитывали быстро пронестись мимо них, осыпая пеших воинов стрелами, как они это любили делать, но не получилось. Их всех быстро истыкали стрелами вместе с конями ещё до того, как они смогли приблизиться их колонне на расстояние выстрела из своего лука.
   Сергей, пользуясь, случаем решил поближе посмотреть на их противника и в сопровождении телохранителей и конников Росси поспешил к бесформенным кучкам конской и человеческой, вернее не человеческой плоти.
   Там уже суетились. Две трофейные и относительно целые лошадки недовольно брыкались и кусались, но опытные в этих делах бойцы, быстро их утихомирили. Ещё две лошади пришлось добить.
   Никитин распорядился пустить убитых лошадей на мясо, а сам подошёл к лежащему навзничь телу. Арбалетный болт пробил кочевника насквозь. Сергей присел на корточки рядом с убитым и перевернул его на спину.
   Убитый был невысокого роста примерно метра полтора, но с хорошо развитой мускулатурой. Из одежды на нем была только меховая куртка и кожаные штаны, от которых шёл неприятный запах пота. Мрачное, невыразительное заросшее чёрной щетиной лицо с запёкшейся струйкой крови изо рта.
   Тело, кочевника обильно покрытое шерстью хорошо было видно сквозь распахнутую куртку. От самого трупа исходил, какой-то странный, мускусный неприятный запах.
   Никитин задумчиво покачал головой, на первый взгляд, было непонятно, к какой расе принадлежал этот воин. Его можно было принять за низкорослого человека, но местные утверждали, что это не люди, а илики. Это была одна из обосновавшихся здесь рас, с которыми потомки землян не могли иметь потомства.
   Сергей ткнул пальцем в валявшийся неподалёку и тул со стрелами. Один из телохранителей быстро положил их перед ним.
   Землянин с любопытством повертел в руках грубо сделанный лук. Лук был обтянут кожей, даже не склеенный, без всяких роговых вставок, грубый, но достаточно эффективный для убийства себе подобных.
   Он несколько раз натянул и отпустил тетиву. Лук был не особо тугой, так что, судя по всему, стрелять илики должны были не так далеко.
   Он пошарил в туле, вытащил стрелу и, натянув изо всех сил, выпустил её в сторону.
   -Ну да шагов на двести от силы - подумал он, проводив взглядом летящую стрелу.
   Затем Сергей вытащил все стрелы и стал их проглядывать одну за другой. Несколько стрел были с костяными наконечниками, но остальные были с небольшими медными листовидными наконечниками. Его внимание привлекли три из них, они были ближе к наконечнику обёрнуты чёрной паклей. Никитин поднёс один из таких наконечников к носу и принюхался, так и есть пахло нефтью.
   -Ну-ну - негромко произнес он вслух.
   Потом бросил стрелы на землю и несколькими ударами сапога преломив их. Больше ничего здесь интересного не было, только с груди одного из убитых сняли висевшую там, на шнурке пробитую по центру золотую монету. Один из бойцов протянул ему эту монету, Никитин повертел в руке. Дешевка - пробитый в центре, бартхешский "паучок" и махнул рукой бойцу, разрешая забрать его себе, делить такой трофей не было смысла.
   Вечером для поднятия морального духа Росо и его людям на привале перед строем, была объявлена благодарность и небольшая денежная премия. Никитин никогда не забывал отметить отличившихся бойцов, что в свою очередь обеспечивало ему их ответное уважение.
  

*****

  
   За день до того, как они смогли добраться до крепости, случилась катастрофа. К кочевникам непрерывно пребывали свежие силы, по численности их силы уже превосходили силы экспедиционного корпуса теро вместе с наёмниками. Никитин пока не особо беспокоился, эта плохо вооружённая армия не смогла бы нанести им существенного урона.
   Главное оружие кочевников - луки были недостаточно дальнобойные, что бы нанести им значительный урон издали, оставаясь при этом безнаказанными. Это была не знаменитая парфянская конница и тем более не тумены Чингисхана.
   Но Никитина настораживал один неприятный факт. Вернее два факта. Один из них касался того что теро не разрешали наёмникам останавливаться рядом с их лагерем, поэтому им приходилось обустраиваться метрах в двести от них, что на взгляд Никитина было верхом нелепости особенно когда рядом рыскают кочевники.
   Но, невзирая на его протесты командующий без объяснения причин неизменно отказывал им в обустройстве совместного лагеря.
   Теро видимо очень сильно не доверяли своим союзникам, а теперь, когда они захапали такой огромный куш их командующий, стал параноиком. Салте с кислой улыбкой сказал ему, что им в вечернее время запрещается подходить близко к их лагерю. Сторожам было приказано без предупреждения стрелять на поражение.
   Сам он видимо был не в восторге от такого приказа командующего, но как всякий офицер он был вынужден исполнять приказ. Что бы немного сгладить неприятное впечатление, он пообещал, что им вскоре как они возвратятся в крепость, будет выплачено очередное жалование за эти дни. Никитин ответил на это вежливым поклоном. Теро коротко кивнув головой и ушёл.
   Бирт присутствовавший при этом разговоре, как обычно долго ругался, самое легкое из его обширного арсенала непечатных слов было - "желтоглазых ублюдков, которые себе слишком много позволяют".
   На очередной ночлег они остановились на старом месте, где они ранее, уже разбивали свой лагерь. Никитин только распорядился углубить, ранее выкопанный ров, С четвёртой стороны как всегда поставили фургоны, связав их между собой толстыми верёвками.
   Землянин сегодня лично обходил лагерь. На душе было тревожно, происходило, что-то странное степняки несмотря на то что они теперь уже раза в два превосходили всё войско теро не нападали, а только двигались километрах в трёх от них параллельным курсом.
   Но это было ещё не всё один из всадников Росо, славившийся своей уникальной дальнозоркостью заметил на горизонте ещё одно довольно многочисленное конное войско. Но было, похоже, что это не те кочевники, чей прииск разграбили теро, это был явно другой клан, и что ожидать от этой третьей силы было непонятно.
   В степи границы территорий кланов достаточно условны и размыты. Клан, который им противостоял, называл себя Детьми Хопа, по имени их прародителя мелкого степного волка, хитрого и неутомимого охотника.
   Стада этих зверей всё время сопровождали их во время перехода, подъедая то что оставляло за собой их войско. Правда, как рассказали ему местные жители, они уже должны были миновать владения этого клана и уже идти по землям другого.
   В этой ситуации, было непонятно, что произойдёт дальше. Самый плохой вариант для них - если кочевники договорятся и совместно нападут на их лагерь, вот тогда им придётся действительно туго.
   -А ведь такое событие вполне возможно!. Стоит только намекнуть, что такого количества золота хватит на оба клана, то тут даже старые враги на время забудут вражду и согласятся совместно пустить кровь "желтоглазым". И нам заодно вместе с ними! - мрачно подумал он, оглядывая окрестности.
   Ситуация действительно его не радовала. В наступившей темноте примерно в километре от них, кочевники, не скрываясь, начали разжигать костры. Он насчитал больше тысячи костров.
   -Сколько их там?. Если у каждого греется хотя бы десять кочевникоы, то тысяч десять противников нам обеспечены. Дурацкая ситуация и теро далеко расположились как бы нас не разгромили бы поодиночке. Паршиво. - вновь подумал он. - А может быть они специально жгут больше костров что бы мы испугались?
   О таких уловках он тоже в своё время читал.
   -Бирт!. - скомандовал он сопровождавшему его сотнику - Бери людей и перед фургонами выкопайте ров раза в два шире чем перед палисадом. Понятно!.
   -А как мы завтра будем выбираться? - озабоченно поинтересовался он.
   Никитин кивнул головой в сторону кочевников.
   -Ты сперва доживи до завтра. Если всё будет нормально, то закопаем. Давай действуй!.
   Сотник козырнул и умчался во тьму. Сегодня обошлось даже без привычного ворчания бойцов, сотни костров, пылавшие неподалёку, являлись очень хорошим аргументом. Вскоре позади фургонов закипела работа. Часа через два протянувшийся широкий и глубокий ров, отрезал им путь отступления.
   Никитин распорядился выдать все имеющиеся арбалеты и по полсотни болтов к ним. Лагерь потихоньку затихал, время было далеко за полночь, только две сотни бойцов в полной боевой готовности застыли по периметру лагеря. Спать все легли не раздеваясь. Сергей подошел к краю частокола, бросил одобряющее слово бодрствующим бойцам и уставился на горизонт. А там!. Там пылало даже больше костров, чем у преследующего их клана.
   -Если они объединятся то нам кранты!. А может быть и нет!. В эту ночь он так и не заснул.
   Рано утром всех их поднял на ноги слитный мощный гул. Началось! В лагере звучали отрывистые слова команд вперемешку с руганью. Никитин быстро сунул ноги в сапоги, схватил щит и, торопливо напялив на голову шлем, выскочил из палатки.
   Быстро кинув взгляд туда где вчера остановились преследующие их кочевники, Сергей обнаружил только плотный столб пыли, сквозь который было ничего невозможно разглядеть.
   А к месту схватки из-за горизонта всё текли и текли отряд за отрядом. Кочевники сцепились между собой. Хоть в чём то им повезло!. Но Никитина очень сильно настораживала численность пришельцев, расстояние пока не позволяло ему точно определить их количество.
   Сражение тем временем начало потихоньку смещаться в их сторону.
   Землянин бросил быстрый взгляд в сторону лагеря теро, там спешно ровняли ряды пехотинцы. Всадники торопливо вскакивали на лошадей и в два ручья растекались на фланги. Между лагерем теро и его лихорадочно суетились отряды наёмников. Все они как то вдруг, стали двигаться в стороны лагеря желтоглазых.
   Воины, повозки, одиночные быки все понеслись в их сторону, большинство успело прошмыгнуть в лагерь теро, но некоторым не повезло. Конная лавина сражающихся всадников прокатилась по ним, оставляя за собой кучи трупов. Пришельцы нещадно избивали Детей Хопа.
   -Будем стрелять?- к Никитину протиснулся Биху.
   Никитин не ответил, размышляя. Теро не стреляли, пока противники были заняты друг другом в их сторону только изредка летели шальные стрелы. Пока пришельцы на них не нападали.
   -Пока не стрелять. - наконец приказал Сергей. - Но, чтобы быть готовым стрельбу в любой момент. Сделаешь так - один арбалетчик, а перед ним щитоносец, что бы его прикрывал.
   Раздались зычные команды, и бойцы быстро заняли свои места по периметру частокола. Рядом с Сергеем остались только спешенные бойцы Росо с взведёнными арбалетами. Он планировал их использовать, если возникнет угроза прорыва периметра.
   -Как же их много - неприятно поразился Сергей, глядя на развернувшуюся перед ним резню.
   Пришельцев было явно больше, к тому же они были чуть лучше вооружены. Десятки тел ежесекундно падали на землю, во многих местах уже были навалены целые курганы остатков кочевников с обеих сторон и их лошадей.
   Противники ожесточённо резали друг друга в каком-то исступлении, никто не планировал отступить, даже когда стало ясно что Дети Хопа проиграли эту битву. Проигравшая сторона дралась до конца даже не думая сдаваться, победители, впрочем, и не были намерены брать кого-то в плен.
   Такая резня неприятно поразила Сергея, здешние войны не были такими жестокими. Победитель старался захватить побольше пленных что бы использовать их в качестве рабов или взять выкуп, а здесь... Здесь похоже всё тотально вырезалось, очищая для себя и своего клана место под солнцем.
   Резня, наконец, закончилась. Победители деловито дорезали врагов и своих тяжелораненых, не обращая пока особого внимания на лагерь теро. Землянин время от времени пытался подсчитать их численность, получалось, что им противостоят, примерно от двадцати до двадцати пяти тысяч бойцов. Плохо. Правда, среди кочевников было много раненых.
   Доделав свою грязную работу, и сняв с мертвецов всё что-нибудь ценное, победители навьюченные добычей с довольными криками, отошли поглядывая на их лагерь. Никитин дал команду сесть на землю. Утомлённые ожиданием и нервным напряжением бойцы садились на свои щиты и аккуратно клали рядом с собой заряженные арбалеты. Женщины принялись готовить завтрак.
   Так в ожидании прошло часа четыре, бойцы, за это время, успели перекусить и стали смотреть на жизнь менее мрачно. Тем временем десяток кочевников поскакали по направлению к лагерю теро.
   Там они ненадолго остановились, потом двое из них спешились и пошли дальше в лагерь. Минут через тридцать они вернулись обратно, и маленький отряд поскакал обратно в своё становище.
   Из основного лагеря тем временем к ним быстрым шагом обходя разбросанные там и там тела в их сторону двинулся, небольшой отряд теро. Никитин прищурился, мысленно посетовав на отсутствие бинокля. Тот, кто шёл впереди, ожидаемо оказался их куратором Салде.
   Землянин издали помахал ему рукой и направился к той стороне лагеря, которая не была огорожена частоколом. Через ров быстро перекинули несколько длинных стволов, по которым теро осторожно перебрался, его охрана осталась ждать за оградой..
   Их куратор выглядел сильно усталым - весь в пыли, на левой щеке краснела длинная царапина. Он коротко кивнул и сразу зачастил. Никитин и большинство сотников его жадно слушали. Теро сухим, бесстрастным тоном обрисовал их положение.
   -Предводитель этих кочевников Ва-да Повелитель Степи, потребовал, что бы мы оставили им своё вооружение. За это они готовы не нападать на нас и позволить нам выйти из степи. Они даже готовы проводить нас до хребта что бы никто из степных кланов не напал на нас по дороге - Салде криво усмехнулся. - Мы попросили у них время до утра, что бы окончательно дать ему ответ.
   Теро замолк и изучающее оглядел Никитина и его сотников. Немного погодя он продолжил6
   -Разумеется, этим дикарям мы не верим и не собираемся выпускать оружие из своих рук. Завтра мы попробуем с ними поторговаться. Возможно, нам удастся откупиться от них - неохотно признался он. - Если они не согласятся, нам придётся драться.
   Возникла пауза. Теро и сотники глядели на Сергея, ожидая его решения. Хотя и так было ясно, что вариантов особых нет.
   -Понятно. - наконец произнёс Никитин. - Мы будем ждать. Если кочевники нападут, мы будем драться.
   Теро молча, наклонил голову и вновь аккуратно прошёлся по хлипкому мостику. Вскоре их отряд вернулся на территорию лагеря теро, со стороны кочевников никто им в этом не препятствовал.
   -Ну и чего мы будем делать?.
   Никитин пожал плечам.
   -Пока ничего. Будем ждать что они там решат с теро, а пока давай направь бойцов что бы они ещё больше углубил ров. А то мне кажется, что эти ребята между собой не договорятся.
   -Понятно?.
   -Понятно - нехотя отозвался Биху.
   -Что ещё там у нас?. Как с продовольствием? - обратился Никитин к Бирту.
   -Дня на два-три хватит. Ну и у на ещё в обозе есть часть продовольствия, которые желтоглазые нам спихнули везти - это ещё на пару дней, потом надо будет вскрывать НЗ.
   -Понятно ещё что?.
   -Скотину кормить надо. Вон волнуется - один из сотников кивнул на толпящихся между фургонами быков.
   Сергей скривился о лошадях и быках он как-то забыл, а их тоже надо было кормить и поить.
   -Сделайте более широкий настил и поодиночке выпускайте быков! А твои люди - он кивнул головой Росо - пускай их попасут. И вот что ещё если завтра мы примем здесь бой, то прикиньте как лучше защитить животных от стрел. Свяжите их там покрепче, а то сами понимается, что будет, если по лагерю будут метаться сотня быков!. Они нам здесь всё разнесут!. Давайте действуйте!. Да и пусть там с убитых лошадей там мясо нарежут побольше, вон сколько пищи пропадает!.
   -Конина -презрительно протянул кто то из бойцов.
   -Жрать захочешь и конину съешь!. - бросил ему в ответ Биху.
   -А если командир сам сделает со своими травками то ты добавки просить будешь! - ввернул своё слово Бирт.
   Все громко засмеялись поглядывая на Сергей.
   -Можно попробовать! Говорят что молодые лошадки очень даже неплохи на вкус!.
   Сотники, смеясь и громко переговариваясь, разошлись. Вскоре вокруг зазвучали грубые голоса десятников и бойцы принялись за дело. День прошёл спокойно, кочевники не делали никаких попыток напасть на них.
   А вот ночью выспаться им не дали. Степняки затеяли шумные пляски, и большая часть ночи прошла под аккомпанемент их монотонных, многоголосых криков и горлового хорового пения. Стоило только одной группе певцов умолкнуть как его тут же подхватывала другая группа таких же горластых.
   Никитин часа два, смотрел на костры вокруг которого, прыгали и потрясали копьями их будущие противники, потом пошёл спать. Все спали не раздеваясь, часто просыпаясь от мощного слитного рева, доносившегося с холмов.
   Наконец на небе медленно начала разгораться заря. Никитин ещё вчера приказал, что бы поварихи с вечера сварили кашу, и теперь им осталось только разогреть её. Бойцы сотня за сотней подходили к котлам, ели свою порцию и шли сменять своих товарищей на посту.
   Землянин при свете дня прошёлся по всему периметру частокола, осматривая углублённый ров. В одном месте он неожиданно заметил небольшую лужицу воды и тут же велел копать дальше в этом месте. Несколько бойцов надев грязное начали копать в этом месте.
   Пока было спокойно, кочевники, на холме, не проявляли какой-нибудь заметной активности, а может быть отсыпались после такой бурной ночи. В лагерь теро во всяком случае делегация этого степного клана, пока не спускалась.
   Часа через два, когда они углубились вниз уже метра на три и оттуда стали бить струи воды. Под радостные крики землекопов быстро вытащили наверх, а вскоре вода начала заполнять ров.
   Сам источник быстро огородили подручными средствами. Вскоре мутный поток воды схлынул и вода очистилась. Сергей тут же велел заполнить водой все имеющиеся ёмкости и напоить животных. То, что рядом оказался источник, было очень хорошо, запас воды у них уже подходил к концу, а сколько они здесь будут сидеть в осаде, пока было неясно.
   Делегация кочевников появилась ближе к полудню. Переговоры на этот раз закончились быстро, буквально за несколько минут и небольшая кучка всадников унеслась обратно в своё становище. Вскоре оттуда послышались громкие крики.
   -Ва-да!. Ва-да ! - громко выкрикивали тысячи глоток на холме.
   Окрестное эхо аккомпанировало им и казалось, что это имя предводителей кочевников гремит отовсюду. Вдоволь накричавшись и заведя себя, степняки принялись ловить лошадей и выстраиваться для сражения.
   Здесь надо пояснить диспозицию сторон. Кочевники располагались в километре от них на невысокой возвышенности. Теро не просто так остановились в этой местности - с левого фланга их защищал узкий и длинный овраг, тянувшийся до самого горизонта. Глубиной он был примерно метров в пять, что не позволяло коннице, вот так запросто перейти его, да и для пешего войска это было довольно затруднительно.
   Желтоглазые выстроили оборону своего лагеря следующим образом. Основная масса войск выстроилась напротив лагеря кочевников, правый, тянущийся по широкой дуге, фланг был сплошь заставлен связанными между собой телегами и фургонами.
   Левый фланг опирался на глубокий овраг. Перешеек был небрежно огорожен несколькими телегами, там же толпились стреноженные быки и лошади. Командующий видя численное преимущество конных кочевников, заставил всех конных спешиться и теперь они выстроились частыми рядами позади щитоносцев с луками наперевес.
   Никитину, осматривающему поле будущей битвы с крыши фургона, всё было довольно хорошо видно. Теро умело воспользовались рельефом местности и кочевники не могли их обойти с флангов, правда можно было послать отряд, что бы он напал на лагерь теро с тыла, но вот насколько далеко тянется этот овраг, было непонятно. Да и в случае если они обойдут их с тыла, это было не смертельно - узкий перешеек позволял сотне другой бойцов, надёжно держать оборону в этом месте.
   А вот их кочевники могли свободно обойти, но Никитин надеялся на своих арбалетчиков, стрелы которых летели дальше, чем у противостоящего им противника. Кроме того, вода во рву уже поднялась к этому времени на метр, так что нападавшим, если захотят его форсировать, придётся изрядно попотеть, преодолевая топкие и крутые берега. А вот если они подойдут поближе и будут засыпать их стрелами, тогда отряду Сергея придётся туго.
   Передовые отряды кочевников тронулись. Земля глухо загудела под копытами тысяч лошадей.
   -Ва-да!. Ва-да - вновь раздался уже изрядно всем надоевший клич.
   Никитин уже приготовившийся было слезать с крыши фургона, передумал. Удар кочевников был направлен только против теро. Видимо кочевники не посчитали их небольшой лагерь достойной целью. Основная масса войска противника застыла на холмах и не вступала пока в сражение.
   В атаке участвовало, самое меньшее, тысяч пять всадников. Конная лавина степняков, набирая скорость, полетела на ощетинившуюся копьями шеренги теро.
   -Хэй! - в лагере теро раздался громкий и резкий крик.
   Повинуясь ему, лучники выпустили сотни стрел в сторону приближающихся степняков, что сразу создало десятки мелких заторов в наступающей конной лаве. Это, впрочем, нисколько не охладило пыл нападавших, всё также с исступлёнными воплями они продолжали рваться вперёд.
   К сожалению, до них было слишком далеко, чтобы попасть в нападавших из арбалетов, а выйти из укрепленного лагеря и напасть на кочевников, было чистым самоубийством. Оставалось пока ждать.
   Недоверие теро к своим союзникам сейчас могло оказаться фатальной для них, кочевники получили отличную возможность разгромить их поодиночке. Конная лава тем временем немного замедлила свой ход и теперь уже в сторону теро, полетели смертоносные стрелы.
   Луки теро били на большую дистанцию, но теряя ежесекундно десятки бойцов, кочевники сократили дистанцию и теперь уже их стрелы начали выбивать защитников лагеря.
   Кочевники нападали на теро с каким-то редкостным озлоблением и бесшабашностью, что ли. Особенно те, кто оказался в первой линии, многие из них бесстрашно посылали своих коней прямо на копья защитников лагеря.
   Никитину сверху хорошо было видно как кочевники, расстреляв свои стрелы или кинув дротики, бросались вперед с топорами или с кинжалами.
   Минут через десять первый этап сражения окончился. Из нападавших обратно уползло, наверное, не более десятка воинов, остальные были или мертвы, или были тяжело ранены.
   Никитину сверху хорошо было видно, как медленно подымаются вверх по пологим склонам холма уцелевшие кочевники. Им навстречу быстро выбежал десяток воинов. Никитин ожидал что они помогут раненым, но вместо этого солнечные блики вдруг вспыхнули на вытащенном оружии.
   Землянин сперва даже не поверил своим глазам - выбежавшие навстречу раненым, воины быстро добили их и потянулись обратно. Сергей покачал головой не в силах понять логику подобной жестокости.
   Конные шеренги кочевников постояли неподвижно несколько минут, потом с криком начали медленно спускаться с холма. По сравнению с первой волной нападавших, они были лучше вооружены, у многих из них были доспехи.
   -Возможно, вперёд они кинули всякий сброд, который не жалко - подумал Никитин, продолжая наблюдать.
   Бойцы выжидающе смотрели на него снизу. Он отрицательно покачал головой и крикнул им что бы были наготове, но не стреляли.
   Кочевники теперь действовали более осмотрительно, да и скакать по полю заваленной мёртвыми телами было уже не так просто. Они двигались не слитной массой, а с небольшими интервалами выставив перед собой небольшие щиты. Их предводитель видимо учел, что у их противников более дальнобойные луки.
   Вот первая линия кочевников пересекла невидимую черту и теро начали пускать в них стрелы. Кочевники теперь несли не такой большой урон как во время первой атаки, но всё равно множество тел добавилось к тем, что уже лежал на поле брани.
   Гулкие сигналы барабана понеслись с холма и нападавшие разделились на два потока, начав обходить лагерь теро. С той и с другой стороны теперь стреляли в быстром темпе, в воздухе одновременно носилось сотни стрел.
   Отряд кочевников, который огибал лагерь теро, оказался в зоне действия арбалетов, и Никитин отдал команду, но из-за расстояния, арбалеты били почти на пределе дальности, и результаты стрельбы были плохо видны. Нападавшие, похоже, даже не догадывались, что их обстреливают из другого лагеря. С холма, вновь, часто и гулко загудел барабан и нападавшие стали отступать.
   -Сколько же их там?!. - озабоченно подумал Сергей глядя на холм.
   Там стояло в полной готовности ещё множество всадников, пожалуй, вдвое большее, чем атаковало во второй волне.
   -Плохо дело!. Их там ещё тысяч пятнадцать не меньше!.
   Пыль рассеивалась, кочевники потихоньку начали оттягиваться к холму. Сергей старался разглядеть как там дела у их союзников. А дела у тех были не особо хороши. Сотни неподвижных тел лежали там и тут, жалобно мычали раненые животные, им вторило жалобное ржание, пытавшихся встать с земли лошадей.
   -Ну и чего мы будем делать? - спросил его Бирт.
   -Пока ничего. Пока сидим в лагере.- невозмутимо ответил ему Сергей.
   -Перебьют они нас! - мрачно произнёс сотник.
   -Не думаю - это не так просто. Да и желтоглазые их хорошо проредили!. У них наверняка сейчас много раненых.
   Похоже, третьей волны они сегодня не дождутся. Кочевники стали потихоньку стали исчезать с холма. Несколько крупных отрядов степняков двинулись вдоль оврага, видимо высматривая место, где они могли бы перебраться.
   Видимо они задумали напасть на теро с тыла. Остальное войско исчезло за холмом, и вскоре оттуда начал подниматься дым от многочисленных костров.
   -Давай команду - пускай начинают готовить обед - приказал Сергей Бирту.
   -Припаса мало командир на пару дней не более! Если они запрут нас в лагере то мы здесь вскоре с голоду околеем!.
   -Не околеем Бирт!. Их больше и они умрут от голода раньше. Что то я не заметил, что бы эти ребята брали с собой много продовольствия. А у нас есть ещё НЗ, на котором мы ещё дней пятнадцать протянем!. Так, что не паникуй сотник. Где конина?. Давай её вари!.
   Бирт тяжело вздохнул, махнул рукой и отправился гонять поварих. В лагере теро тем временем царило сильное оживление, но Никитин не придал этому особого значения. Смысл этой суеты дошёл до него только во время обеда, когда один из наблюдателей вдруг заорал что союзники, уходят.
   Никитин, державший в этот момент в руке недоеденный суп из конины, кстати не такой уж и плохой, отставил его в сторону и торопливо поднялся на ближайшую телегу. Действительно теро расчистили проход и теперь их повозки стали медленно вытягиваться в две параллельные линии. Между телегами узкой полосой пли пешие пехотинцы, а в середине этого построения медленным шагом ехала конница.
   -Нас бросили!. Проклятые желтоглазые ...- раздался вдруг крик одного из бойцов.
   Сочный удар в челюсть отправил паникёра на землю. Глаза всех окружающих уставились на командира. Никитин хмыкнул и стал неторопливо доедать суп, не обращая внимания на тревожные взгляды, которые бросали на него дружинники.
   Продолжая отхлёбывать суп Сергей глядел попеременно то на стремительно пустеющий лагерь теро то на холмы, которые пока были пустыми. То ли кочевники не спохватились, то ли специально не мешали теро уходить.
   Впрочем, нет, уходили не все. Сотни три теро остались на узком перешейке дороги, плотно перегородив её всяким хламом в основном перевёрнутыми телегами. Сотни три смертников были оставлены, чтобы задержать отход основных сил. Кочевники на это пока никак не реагировали.
   Никитин сверху оглядел своих бойцов, большинство их них угрюмо смотрело на него. Никитин широко улыбнулся им.
   -Бойцы!. - громко начал он свою речь повышая боевой дух своего войска -Кочевники никудышные воины!. У нас у всех доспехи!. Наши арбалеты бьют гораздо дальше чем они. Пусть их во много раз больше!. Мы их всех положим здесь!. Пускай приходят!. Теро вон сколько их накидали!. Мы добьём тех кто остался!. К тому же большинство кочевников кинутся вдогонку теро, так что на нашу долю не так много останется . Мы их раздавив!. Пусть их больше чем нас!. Мы лучше!.
   Он говорил, медленно цедя слова, одновременно напитывая каждое слово энергией. Вскоре он увидел, как страх, и неуверенность начали покидать их. Плечи распрямились в конце речи ко- кто начал начали стучать гладиусами о щит. Вскоре всё войско подбадривало себя громким стуком.
   Выждав несколько минут, Никитин поднял руку, требуя тишины. Постепенно всё затихло.
   -А теперь ребята давайте по местам!. Враг может напасть в любую минуту! - крикнул он.
   Заорали десятники и сотники. Бойцы быстро заняли свои места.
   Степняки, тем временем, выждав, когда колонна теро скроется за горизонтом, попробовало было смести этот небольшой заслон, но оставшиеся стойко держались, швыряя копья и стрелы и не давая им подойти. Всевозможный хлам хорошо прикрывал защитников, а самим кочевникам приходилось несладко от летящих на них стрел и копий, укрываться от которых им было не за что.
   Отсюда было хорошо видно, что основная масса войска, не стала встревать в сражение, а начала двигаться вдоль оврага рассчитывая видимо вскоре обогнуть его и напасть на отступающий обоз на марше. Степняков осталось, наверное, тысяч пять.
   -Если бы я атаковал теро то приказал паре тысяч человек поработать лопатой. Сделали бы насыпь, за пару часов и спокойно перебрались бы по ней. Всё таки у нас ум несколько поизощреннее, чем у здешних аборигенов. - Никитин мысленно усмехнулся, наблюдая за действиями врагов.
   Основная масса атакующих осознав бесплодность попыток, тем временем стала отходить к холмам. Неожиданно отряд приблизительно в пятьсот бойцов вдруг развернулся и поскакал к их лагерю. Никитин сверху крикнул, что бы сотники пригнали к этому участку обороны сотни две арбалетчиков. Выждав пока они приблизятся поближе, Никитин махнул рукой, разрешая стрелять.
   Залп трёх сотен арбалетов, стрелявших с трёхсекундным интервалом, был страшен. Большая часть атаковавших была сметена в мгновение ока. Тяжёлые методично убивали нападавших, не щадя ни животных, ни их седоков.
   Однако оставшиеся продолжали упрямо скакать к ним, готовя луки. Никитин, который стоя на фургоне, буквально напрашивался под меткую стрелу, торопливо вскинул лежащий рядом с ним большой щит и опустил прозрачное забрало шлема.
   Оставшиеся в живых кочевники успели сделать только один залп, прежде чем арбалетчики успели перезарядить свои арбалеты. Повторный залп арбалетчиков поставил точку в этом коротком сражении. Оставшиеся в живых теро из своего лагеря приветствовали их успех громкими криками.
   В верх фургона, рядом с ним, сочно вонзилась стрела, гулко завибрировав и заставив его слегка вздрогнуть. Ещё несколько десятков неглубоко засели в предусмотрительно поднятых щитах. Никитин оглядел шеренги своих бойцов. Вроде бы никто из них не пострадал. Сейчас бойцы со смехом выдирали из щитов вражеские стрелы.
   По полю с громким ржанием небольшими табунами бегали оставшихся бесхозными лошади. Бойцы быстро соорудили настил и успели схватить десятка два крепеньких лошадок. Кроме этого они в быстром темпе освежевали ещё сотню убитых лошадей, вырезая филейные части мяса, чтобы побаловать сослуживцев свежим мясом. Похлёбка из конины явно понравилась его бойцам, да и вкус у здешней конины был действительно приятной на вкус.
   Ещё два десятка бойцов принялась собирать и сортировать арбалетные стрелы, большинство из них можно было использовать повторно.
   Никитина во всём этом несколько смущала одна деталь. Почему кочевники с такой яростью набрасываются на них?.
   -Вот сейчас, получив такой мощный отпор, что им стоило отказаться от дальнейшей атаки - размышлял он про себя по-прежнему стоя на крыше фургона. - Так ведь нет, эти идиоты продолжили атаку!. Зачем? Или их тоже накачали всякой дрянью и им теперь море по колено?. Опять наркота. У многих кочевников, как заметил Сергей, по подбородку стекала пена. В этом мире, похоже, наркотическая дрянь использовалась более широко, чем на Земле.
   Больше в этот день их кочевники не беспокоили. После одержанной победы бойцы стали сами рваться в бой. Никитину даже пришлось запретить ночной рейд Росо, который рвался порезвится. Вместе с ним появился вождь малоросликов, который хотели тайком перерезать пару десяток вражеских глоток пока кочевники будут спать.
   -Ну, командир почему!. - в два голоса орали бойцу - Сотню другую этих тварей мы перебьём!. А нас им не поймать
   Землянин безразлично пожимал плечами, слушая их вопли.
   -А если они в свою очередь пожалуют к нам в гости. Ночь, темно. Наш лагерь хорошо видно Представляете, что у нас будет здесь творится?!. А если они попадут в животных!.
   Малорослик озадаченно почесал в затылке, похоже, этот вариант не приходил им в голову.
   -Дошло до вас?.
   Оба кивнули.
   -Так вот если они будут тревожить нас по ночам, то я вам разрешу порезвится в отместку, но первыми играть в эти игры мы не будем. Пускай атакуют нас днём, нашим арбалетчикам, будет легче целится. Поняли?
   Бравые вояки озабоченно переглянулись и синхронно кивнули головой.
   -Свободны. - отправил их Никитин небрежным взмахом руки.
   Следующий день не принес никаких особых изменений. Кочевники отсиживались в холмах, зализывая свои раны, не делая никаких активных попыток к нападению, только наблюдали за ними. Они даже не пытались препятствовать им, когда Никитин отправил часть своих людей пасти, оголодавшую скотину.
   Видя такое. Сергей отослал одного из низкоросликов на лошади к теро с тем что бы они перебирались в его лагерь, сидеть за укреплениями им теперь не было никакого смысла.
   К его удивлению, они отказались, только попросили несколько больших бурдюков воды. Никитин перебросил им воду на лошадях. Теперь оставалось только ждать.
  

*****

  
   -И чего это я забыл в этой проклятой степи? - думал он, ночью глядя на далекие звёзды.- Чего я сюда потащился?.
   Небеса загадочно молчали, не отвечая на его вопрос, как, бы подразумевая что человек должен самостоятельно найти ответ на свой вопрос, только вдруг вспыхнула и погасла, не долетев до земли узкая полоска падающего метеорита.
   Никитину сегодня не спалось - мучила неопредёлённость их положения. Как в некоторых шахматных партиях, что бы ты не сделал всё плохо!. Двигаться вслед отступавшим теро, когда их преследует двадцатитысячная конная группировка и принимать сражение в чистом поле!. Не то!.
   Напасть на засевших в холмах кочевников?. В принципе можно. А куда потом?. Идти в степь и что мы там будем делать?. С фургонами не уйти от степной конницы, которая будет нападать на них на марше. Да хватает в степи кланов. Сметём один вскоре появятся другой и так до тех пор, пока здесь все не поляжем.? Или народ здесь все-таки кончится раньше, чем у них стрелы?.
   Сергей, измученный от одолевавших его мыслей, заснул только на рассвете, так ничего и не придумав. Ночь прошла тревожно. Поминутно громко лаяли собаки охранявшие лагерь. На поле брани вовсю пировали и дрались ночные хищники.
   Утром все поднялись злые и невыспавшиеся. Только обильный завтрак, щедро сдобренный кониной, немного поднял бойцам настроение.
   -Если сегодня ничего не произойдёт - завтра будем прорываться в степь. - размышлял Никитин осматривая с верха фургона эту уже изрядно надоевшую ему степную картину. - Кочевников в холмах осталась тысячи две от силы. Будут нападать так у нас найдётся чем их встретить, а то мы здесь действительно все останемся!.
   Землянин поделился своими соображениями с сотниками и те согласились, что это лучше чем сидеть на месте. Все стали готовится к завтрашнему прорыву. Животных вновь вывели попастись неподалёку от лагеря, Росо и его всадники охраняли животных. Кочевники никак на это не реагировали, только внимательно наблюдали за ними с холмов.
   Ближе к полудню все заволновались, далеко на горизонте, в том направлении, куда ушёл экспедиционный корпус теро, был замечен столб пыли. Наверх был срочно поднят один из бойцов, глаза, которого видели ничуть не хуже бинокля.
   Боец долго всматривался в приближающуюся к ним стену пыли и минут через пять изрёк:
   -Это степняки!.
   Все помрачнели. Никитин начал отдавать команды. В лагерь начали спешно загонять животных, а к теро был вновь послан гонец с тем, что бы они присоединились к их отряду. Согласилась присоединиться примерно половина теро, остальные в основном раненые - отказались, заявив, что хотят дать свой последний бой здесь.
   Примерно двести теро с луками, большей частью из вольнонаёмных, присоединившихся к армии, перелезли через заграждения и рысью направились в сторону их лагеря. Степняки, засевшие в холмах, при виде своих сородичей оживились, и попытались было помешать этому.
   Сотни три кочевников с громкими криками стала, понукая своих лошадей быстро спускаться с холма, рассчитывая перехватить теро, но Никитин предугадал действия противника.
   Навстречу им выскочила конная сотня Росо и издали разрядила свои арбалеты в ряды атакующих, после чего отряд не торопясь, развернулся и стал двигаться обратно к лагерю.
   Разъяренные кочевники поскакали вслед за ними, надеясь перехватить своих обидчиков вблизи укреплений, в пылу ярости забыв об арбалетчиках, которые с нетерпением поджидали их со стороны лагеря. Последовавшие залпы быстро проредили их ряды, и уцелевшие за исключением нескольких десятков сумасшедших, убрались обратно в холмы. Очередной залп арбалетчиков буквально нашпиговал этих берсеркеров болтами.
   Теро тем временем перебрались через ров по приставному мосту и сейчас, выстроившись в длинную неровную шеренгу толпились около забора. Никитин поспешил к ним. Сразу было видно, что они сильно устали. Грязные запылённые лица, кое у кого на лице и теле пропитанные кровью повязки, чувствовалось, что они держаться на пределе сил..
   -Кто главный у вас?. - спросил он.
   Новоприбывшие пару минут оживлённо переговаривались между собой на своём диалекте, потом вперёд вышел один из них, довольно пожилой теро с тонким шрамом на правой щеке.. Коротко поклонившись Никитину, он представился:
   -Меня зовут Себадо, господин. Большинство этих ребят из нашего селения. Мы готовы умереть, вместе с тобой, что бы захватить с собой как можно больше этих степных волков.
   -Ну, это мы ещё посмотрим! - оптимистично заявил Сергей - А почему вы не все перешли в наш лагерь, здесь лучше держать оборону.
   Теро пожал плечами.
   -Те, кто остался - городские. Они хотят умереть там, где их оставили. Раненые тоже остались там, что бы, не мешать нам и что бы мы отомстили за них, захватив на небо как можно больше душ этих ублюдков.
   Себадо смело смотрел ему в глаза, похоже, он и его бойцы уже заранее смирились со своей участью и готовились принять свой последний бой здесь. У этого пожилого теро были коричневые глаза.
   Никитин быстро прошёл вдоль шеренги, глядя в лица пришедших, те в свою очередь спокойно без прогиба провожали взглядами его. Большинство из этого отряда были полукровками. Только у десятка бойцов были жёлтые глаза, остальные были полукровками.
   Землянин остановился в центре шеренги и обратился ко всем пришедшим.
   -Ну что же добро пожаловать в наш отряд. Что вам сейчас нужно в первую очередь?.
   -Только воды! - подошедший в этот момент к нему Себато облизал пересохшие губы.
   -А поесть?
   -У нас в мешках у каждого ещё остались сухие пайки!. Ещё дня на два-три, так, что мы не голодны. Командующий оставил нам много припаса, который он не смог взять с собой. Дай нам воды, и мы вскоре будем готовы драться за тебя!.
   Себадо кивнул головой в сторону дороги.
   -Вскоре степняки будут здесь, и мы будем сражаться.
   -Хорошо!. Если что то вам понадобятся, говори мне. Если нужна помощь раненым, то у нас есть лекарь и он поможет им.
   Себадо устало махнул рукой и криво усмехнулся.
   -Пустое!. Всё равно сегодня мы все будем мертвы.
   Столпившиеся рядом с отрядом теро бойцы недовольно зароптали, окидывая их презрительными взглядами. Пронзительный свист сверху заставил всех встрепенутся.
   Никитин поручил теро ближайшему сотнику, и быстро подскочив к своему фургону, по специальной лестнице взобрался на него.
   Приближающаяся армия кочевников тем временем остановилась перед заслоном теро. Как ни странно кочевников оказалась не так много - всего, наверное, тысяч восемь от силы. Они остановились полукольцом вокруг обречённой заставы.
   Сергей как не напрягал зрение, не увидел больше никого, только по дороге неторопливо двигались фургоны. Фургоны с золотом!?.
   -Видишь, чьи это фургоны?. - крикнул Сергей остроглазому парню.
   Тот секунду помедлил, потом ответил:
   -Желтоглазых точно!.
   Немного приглядевшись, он с удивлением добавил:
   -Там это!. Два фургона, в которых грузили золото.
   Бойцу слушавшие всё это присвистнули.
   -Значит желтоглазых всех перерезали?!.
   Глаза всех присутствующих обратились к Никитину. Он, немного помедлив сказал:
   -Теро их видимо изрядно пощипали. Их там не более восьми тысяч!.
   Народ внизу радостно загомонил. Восемь тысяч против его почти тысячного отряда, это было уже легче. Все бойцы несколько подбодрились. Сверху тем временем спустились остатки отряда степняков, которые отсиживались в холмах. Они двигались, почти прижимаясь к оврагу, что бы не попасть под арбалетные стрелы и присоединится к своему основному войску.
   В покинутом лагере, по словам Себадо осталось ещё сотни четыре теро, не захотевших уйти. Земля задрожала от топота начинающих разбег коней. Теро затянули, какой то гимн и навстречу кочевникам понеслись стрелы, но слишком велико было неравенство в силах. Да и многие из сражавшихся были ранены. Крики кочевников заглушили пение теро, они продержалось только десяток минут.
   Кочевники начали быстро растаскивать баррикаду, и вскоре пришедшее войско стало перетекать на равнину перед их лагерем. Картину боя, а то, что он вскоре будет, никто не сомневался, приходилось менять на ходу.
   Теперь если кочевники хотят ворваться в лагерь им проще всего будет осуществить это там, где у них нет кольев. Плохо было то, что почти все кочевники были с луками, а когда вся эта масса начнёт стрелять, то мало не покажется.
   Бойцы носились по всему лагерю, перестраиваясь на ходу. Из фургонов торопливо доставали все военные припасы. Арбалеты, Никитин оказавшимся в его подчинении теро пока не доверил, но попросил, что бы они надели броню и взяли запасные большие прямоугольные щиты. Но они отнеслись к его предложению очень прохладно. Фаталисты!.
   Кочевники пока не спешили нападать, наблюдатели, сидящие на фургонах, только сообщали, что мелкие отряды кружат вокруг лагеря.
   -Подмоги к ним не видно - крикнул Сергей наблюдателю.
   -Не!. Ничего нет только десятка три фургонов катят сюда.
   Это была хоть одна приятная новость им, по всей видимости, придётся драться только с теми кочевниками, что перед ними. Сергей лично ходил по всему периметру, расставляя свою дружину.
   Поскольку им противостояли лучники, пришлось несколько пересматривать обычную тактику боя. Непосредственно сразу за кольями вытянулись длинные цепи бойцов со щитами. Причем у каждого было по два щита. Одним затыкались промежутки между кольями палисадника, создав сплошную стену щитов, другой щит он держал над собой, прикрывая одновременно и себя и арбалетчика.
   К сожалению, пришлось пойти на то, что число арбалетчиков, при таком раскладе будет существенно меньше, но иначе их потери будут очень значительны. Спешившаяся сотня Росси осталась в резерве, ей он планировал парировать намечающиеся прорывы в их обороне.
   Теро с их луками Никитин решил поставить за фургонами, что бы они прикрывали это направление атаки. Сергей, уже в который раз за этот хлопотный день, подбежал к своему фургону и вновь залез на крышу.
   Кочевники пока ещё ничего не предпринимали, прищурив глаза, Сергей заметил, что один из них, сидящий на белом коне, объезжает своё войско и размахивает руками. Видимо это был их предводитель. Вскоре стало ясно, что на них готовится атака.
   Войско кочевников разделилось на три больших клина. Никитин терпеливо наблюдал за противником. Наконец предводитель дал последнее указания и поскакал в тыл своего войска.
   -Ва-да!. Ва-да - заорали тысячи глоток, и вся эта масса в очередной раз, кинулась на их лагерь.
   Началось!. Никитин быстро прикинул их численность - самый многочисленный, наверное, в тысячи три конных лучников, был направлен на незащищённый участок, как он и предполагал, остальные клинья заходили с боков.
   Арбалетчики как и было условленно сразу начали стрелять на пределе дальности ломая монолитный строй и не давая ему как следует разогнаться. Эти идиоты, в едином порыве и с пеной на губах, вполне могли заполнить собственными телами ров и ворваться в лагерь.
   Арбалетчики тут же повторно разрядили арбалеты, поскольку многим из них пришлось стать щитоносцами, то у каждого было по два арбалета. Справа и слева тоже начали сухо трещать арбалеты прорежая нападавших.
   Конные сотни нападавших, торопливо перескакивая через неудачников, стремились как можно быстрее приблизится к их лагерю. Начали стрелять лучники-теро, десятки стрел с тонким свистом ушли в сторону атакующих.
   Кочевники не остались в долгу и секунд через двадцать, в их направлении полетела ответная туча стрел. Никитин торопливо опустил прозрачное забрало, и спрыгнул на передок фургона. Щитоносцы дружно вскинули щиты, принимая смертоносные гостинцы. Стрелы заколотили в щиты с монотонностью града. Вскоре щиты первой линий обороны стали похожи на ежей от многочисленных стрел, попавших в них.
   Никитин, держа щит над собой, огляделся вокруг. Особых потерь в шеренгах он не отметил, только вот упрямцы теро, которые так и не захотели взять щиты, понесли первые потери. Пятеро из них корчились на земле, ещё пятеро с проклятьями выдирали стрелы из своих доспехов.
   Основная масса кочевников, держалась метрах в пятидесяти от палисадника, они орали хриплыми голосами и торопливо рвали тетивы. Им в ответ резко били арбалеты. На таком расстоянии они почти всегда пробивали на вылет сразу двух противников.
   А вот сотни две "одержимых", с пеной изо рта сейчас барахтались во рву и пытались пробраться за частокол. Только двум десяткам из них удалось выбраться изо рва и повиснуть на кольях палисада, но их тут, же смели копьями и стрелами обратно в ров.
   В бок фургона ударило сразу несколько стрел, застряв в досках. Стоял дикий гам, выли кочевники, кричали раненые животные, арбалетчики с ругательствами стреляли почти в упор в щели между щитами.
   Отдельные смельчаки у нападавших, пытались было с ходу перепрыгнуть ров, но лошади не хотели идти, вскидывались и сбрасывали своих седоков в ров, где их добивали арбалетчики.
   Бой, как и рассчитывал Сергей пока проходил по его сценарию.
   Многочисленные стрелы кочевников, не причиняли тяжеловооружённым воинам особого вреда, а арбалетчики медленно, но верно продолжали выкашивать вражескую силу. Никитин осмотрелся и тут же с вновь прикрылся щитом, по прозрачному забралу вскользь скользнула стрела, заставив его вздрогнуть. Ещё одна отскочила, попав в бляху щита.
   Оборона пока держалась достаточно хорошо. Кочевники сплошным кольцом окружили лагерь и обстреливали его из своих луков. Никитин спрыгнул с передка фургона и, держа над собой щит, стал протискиваться к самому слабому участку.
   -Щиты возьмите!. Мать вашу!. - крикнул он теро, но те продолжали, как заведённые посылать стрелы под своё монотонное пение.
   Землянин махнул рукой и побежал к неогороженному участку, где громче всех кричали. Здесь действительно, ситуация сложилась критическая, глубокий ров был почти полностью завален трупами кочевников и их лошадьми.
   Шеренги пеших бойцов, уже на несколько шагом отступили от снесённых кольев, вглубь лагеря не в силах сдержать бешеный напор кочевников. Если бы не стрелки-теро которые своей беспрерывной стрельбой сдерживали нападающих то они наверняка смогли бы уже ворваться в лагерь.
   Пока он оглядывался, несколько стрел тут же вновь попало ему в пластиковое забрало, но на чудесном материале они не смогли оставить даже царапины. Его бойцам приходилось тяжелее, уже десяток бойцов валялись, поражённые стрелами в лицо.
   Щитоносцы что бы отбивать атаки были вынуждены передать вторые щиты арбалетчикам и копьями непрерывно кололи наступающего противника. Под тучей стрел арбалетчики не могли часто стрелять только время от времени они почти вслепую разряжали своё оружие в нападавших.
   Никитин свистнул, подзывая Росо и его людей. Те прекратили стрелять поверх частокола и рассыпались за фургонами, откуда начали отстреливать кочевников.
   -Так кого бы ещё позвать?!.
   Землянин быстрым взглядом окинул лагерь. Неподалёку от него в полном облачении застыла десятка ресов. Сергей быстро подбежал к ним и чётко простыми словами отдал приказ. Десятник ресов кивнул головой поглубже нахлобучил шлем, поудобнее перехватил огромный щит, что то гулко проревел и, размахивая булавой, двинулся вперёд.
   Сергей, посторонившись, отпрянул, следом за своим командиром тяжело затопали его подчинённые. Они небрежно оттеснили часть щитоносцев и с ходу принялись за дело. Удары ребристых булав были страшны. Ресы работали как машины смерти. Всадника просто сметало с одного удара. Вскоре вокруг участка, который они обороняли, вознёсся целый вал окровавленной плоти, а они перешли дальше.
   Никитин только крутил головой, он впервые наблюдал эту расу в бою, степняки буквально вылетали с лошадей. Удар - окровавленное тело, летит, в одну строну, толчок тяжёлым весящим килограмм под тридцать щитом и лошадь с пронзительным ржанием, заваливается на землю.
   Минут через двадцать вдоль всей незащищённой полосы, образовалась непроходимая преграда из трупов. Бойцы бешено орали, подбадривая гигантов.
   Степняки сосредоточили на этой десятке чуть ли не весь свой огонь, но они недаром носили пуда по четыре брони, которая покрывала всё их тело с головой, как у рыцарей. На голове у них были шлемы напоминающее ведра, в которых были высверлены многочисленные узкие дырочки.
   Стрелы практически, ежесекундно гулко били по этим шлемам, но не могли пробить почти сантиметровую бронзовую броню.
   Над полем понесли гортанные тревожные крики кочевников и они, не прекращая стрелять, начали отходить. Все его воинство в едином порыве громко заорало. Вслед отступающим посыпались солёные насмешки и ругань. Никитин, откинув щит, и вновь полез на свой наблюдательный пункт.
   -А кочевников то не так много осталось!. - удивился он, разглядывая их сбившихся в кучку вокруг своего вождя на белой лошади.
   Сергей бегло подсчитал их. Не так много - чуть побольше тысячи. Это круто меняло все его планы, тем более что на дороге замерло множество фургонов. Два из них ему были хорошо знакомы - в них теро перевозили захваченное в руднике золото. Теперь, когда их силы почти сровнялись, надо было срочно воспользоваться этим.
   Никитин свистом созвал сотников, и минут через десять сотня Росо вымахнула из лагеря сквозь наскоро расчищенный от тел завал. Ему был дан строгий приказ - издали расстреливать кочевников и ни в коем случае, не подпускать их на расстояние выстрела из лука.
   Его отряд должен был использовать привычную им тактику - выстрелил, отбежал. Потом зарядил арбалет и вновь подскочил к кочевникам, постоянно тревожа их и выбивая живую силу.
   В случае если они всей толпой бросятся на них. то ему нужно было заманить их ближе к лагерю, под огонь арбалетчиков. Эта обычная тактика кочевников теперь была применена против них.
   Вслед за конницей из лагеря вышло сотни две щитоносцев и двести арбалетчиков. Никитин сверху фургона наблюдал за развитием событий, что бы быстро вмешаться в них.
   Степняки никак не ожидали от них такой дерзости. Когда конники Росо разрядили в них свои арбалеты, то несколько сотен кочевников, невзирая на яростные крики вождя, погналась было за ними, и попала под огонь арбалетчиков, которые выстроились на их пути.
   Потеряв почти половину отряда эта группа, отвернула обратно. Берсеркеров на этот раз не оказалось - видимо уже повыбивали всех. Росо и его люди перезарядили арбалеты и вновь вернулись к кочевникам, безнаказанно сделав в их сторону ещё один залп.
   Только теперь их вождь понял, что если они не убегут, то их всех здесь положат.
   Степняки заметались, не зная куда бежать. Большинство из них вместе с вождём кинулась спасаться бегством вдоль дороги, но в узкой горловине дороги между двумя оврагами стояли фургоны, которые они принялись спешно разворачивать.
   На узком перешейке возникла яростная давка, а бойцы тем временем сделали ещё один залп из арбалетов. Очень удачный залп. Несколько болтов, а вождь в богатом доспехе и на белой лошади был хорошей целью, одномоментно поразили цель.
   Среди кочевников раздался тоскливый вой, и они в панике рванули кто куда. Стрелкам удалось подстрелить ещё несколько десятков степняков, но остальные разбегались во все стороны, яростно понукая лошадей.
   Никитин наблюдал, как разбитое войско врага рвануло вдоль оврага. Те счастливчики, которым повезло. уже пылили далеко впереди по дороге.
   -Победа!. Победа ! - радостно орали дружинники от избытка чувств подбрасывая вверх шлемы.
   Даже теро как то неуверенно улыбались, всё ещё не понимая, каким это чудом они остались в живых.
   Землянин снял шлем, слез с фургона и вытер вспотевшее лицо тыльной стороной ладони. Победа - это конечно хорошо, только вот на горизонте опять замаячил извечный русский вопрос - что делать?.
   Бойцы тем временем добрались до своего предводителя и стали весело подбрасывать его вверх.
  
  

Глава 7.

   Десятник теро расхаживающий на въезде башни, поёживался от холодного, дующего из степи ветра, и старался поплотнее закутаться в свой меховой полушубок. Он и его двое подчинённых несли уже привычную вахту на Змеином Хребте, который протянулся на сотни километров вдоль степи.
   Хребет надёжно защищал мирных землепашцев от беспокойных обитателей Великой Степи. На всём её протяжении эта горная гряда имела только два прохода. Один из них начинался здесь, неподалёку от старой столицы теро, а второй располагался отсюда километрах в шестистах и вел в города Ка-Ато.
   Десятник перестал ходить и прислонился к одному из защитному выступу, что бы меньше дуло. Хотелось выпить что-нибудь для обогрева, но это допускалась только после окончания смены.
   -Сколько там ещё нам мёрзнуть?. - подумал он и взглянул на небосвод.
   Дабо уже показался краешком из-за горизонта, это значило что до смены караула осталось не так долго.
   -Кажись, едут, кто-то! - подал голос один из бойцов.
   Десятник, напрягая зрение, уставился в ту сторону куда указал подчинённый. Там действительно, показалась длинная, всё более и более увеличивающаяся колонна.
   -Кажись Кесте и его ребята возвращаются! - подал голос, молчавший до сих пор третий боец. - Фургоны вроде бы его!.
   -Сейчас подойдет, посмотрим! - буркнул десятник.
   Он был недоволен.
   -Нет что бы после нас. - недовольно подумал он - Теперь придётся вести его к коменданту, ждать пока дадут разрешение на проход.
   Обычно каравану разрешалось проходить только в светлое время суток, но никто особо не хотел ожидать у продуваемых всеми ветрами входа и всеми правдами и неправдами старался, что бы их пропустили вовнутрь. Там стоило только пройти узкий проход как становилось сразу теплее.
   -Решётку будем опускать старший?. Или как - осведомился караульный.
   Десятник несколько замялся. Медную позеленевшую решётку можно было опустить, в один миг стоило только дёрнуть за рычаг, но её было сущим мучением поднимать. Не так давно что-то там разладилось в подъёмном механизме - треснула какая то деталь и пока её не заменили, караульные старались не опускать решётку без особой надобности.
   -Подождём. - немного подумав ответил десятник - Если это Кесте, то он здесь ждать не будет. Его комендант сразу пропустит!. Попробовал бы он его не пропустить!.
   Все караульные с понимающей улыбкой усмехнулись. Вспыльчивый нрав командующего Экспедиционного Корпуса был хорошо всем известен, да и полномочия от Белого Трона Небес у него были самые широкие.
   Если бы ему вдруг что-то не понравилось бы - то у Гнезда, так называлось это место, мог быстро появиться новый начальник. Колонна, между тем не спеша, приближалась. Слегка поскрипывали фургоны, вперемешку виднелись знакомые зелёные наряды Экспедиционного Корпуса и меховые накидки иррегулярных вспомогательных сил.
   Немало всадников носило войлочные шапки, отороченные мехом. Впрочем, это было не удивительно, матерчатые капюшоны на таком ветру плохо спасали от холода, немудрено, что и кое-кто из "зелёных" напялил на себя такие шапки.
   Колонна всё тянулась и тянулась. Передние шеренги остановились, как было положено за сто метров от ворот.
   -Как много их оттуда притащилось! - поразился один из бойцов.
   -Небось, командующий с собой целую кучу дармоедов притащил!. Мало нам тех, кто не так давно бунт учинил...
   -А ну разговорчики... - тихо рявкнул на подчинённых десятник и, надсаживаясь, заорал:
   -Где господин командующий?!. Зовите его сюда!.
   Толпа неподалеку забурлила, пропуская через себя небольшую группу воинов в зелёных костюмах. Один из них подойдя поближе к караульным, прокричал в ответ:
   -Командующий Кесте не может прийти!. Он тяжело ранен. Я Донс как старший по рангу, временно замещаю его.
   Десятник сочувственно покачал головой.
   -Хорошо, проходите сюда, я отведу вас к коменданту.
   Против ожидания вместе с ним двинулись ещё несколько фигур в зелёных одеяниях.
   -Эй эй!. - попытался было запротестовать десятник сверху. -Так не положено!. Должен идти только один!.
   Снизу послышалась громкая ругань и крик о том, что это его телохранители. Десятник только махнул рукой не желая гневить офицера и поспешил отодвинуть массивный щит преграждающий вход наверх .
   -Пойдемте господа! Я отведу вас к коменданту.
   Десятник узнал идущего впереди теро, и его пять засаленных косичек, лиц остальных не было видно они кутались в капюшоны. Гости взошли на смотровую площадку, преодолев узкий подъём.
   Донс небрежным жестом вытащил небольшой кошелёк и небрежным жестом кинул его мерзнущим охранникам.
   -Это вам ребята!. Мы там отщипнули немного золотишка, так, что выпейте за нас.
   На беду тесёмки мешочка развязались, и монеты тускло, мерцая с весёлым звоном, разлетелись по площадке. Стражники, со словами благодарности, на несколько мгновений отвлеклись, не заметив, что за эти мгновения десятка два фигур быстро преодолели расстояние до башни и очутились внутри.
   -Прошу вас пойдёмте дальше господин! - залебезил десятник, идя впереди.
   -Какие то мелкие у него телохранители - подумал он, зайдя за угол.
   Это было последнее, что он подумал. Один из телохранителей быстро метнулся к десятнику и с силой вонзил ему узкий кинжал в шею, одновременно зажав ему рот. Покончив с десятником тот, кивнул двум оставшимся телохранителей. Те осторожно выглянули из-за каменного уступа. Караульные о чём-то весело болтали с пришельцами, склонившись вниз. Две фигуры в зелёном бесшумно двинулись к ним.
   Вдруг неожиданно сильный порыв ветра, сбросил капюшон с одной из фигур, но против ожидания это не было лицо теро - это было лицо типичного представителя степных кланов, заросшее до самых глаз бородой.
   Только один из караульных успел, что-то почувствовать и обернуться за мгновение до того как лезвие кинжал поразила его в горло. Второй караульный, ненамного его пережил.
   Тем временем десять невысоких фигурок степняков переодетые в форму Экспедиционного Корпуса быстро рассыпались среди канатов, которые фиксировали груды камней. Следом за ними по ступеням быстро стали подниматься всё новые и новые тёмные фигуры.
   Тем временем в проход стала, заполняя его от края до края, тихо просачиваться конница степняков. Наверху зазвучали тревожные голоса, но было уже поздно. Выскочивший по тревоге гарнизон был встречен дождём стрел, а взобравшиеся тем временем степняки завязали сражение уже наверху и им на подмогу снизу спешили десятки низкорослых фигурок.
   Минут через десять всё было кончено и сопротивление последних защитников Гнезда было подавлено, только в одном месте ещё раздавались глухие удары топоров. Это кочевники взламывали массивную дверь, ведущую в апартаменты коменданта.
   Кочевники спешно сотня за сотней, нахлёстывая лошадей, старались побыстрее пройти этот узкий каменный переход, который преграждал им дорогу. Неожиданно в одном месте, где были навалены камни, что-то со звоном лопнуло и каменные глыбы, всё больше и больше набирая скорость, покатились вниз.
   Каменная лавина смела всё на своём пути, кони, люди всё размалывалось в кровавый фарш. К счастью для степняков сработала только одна из многочисленных ловушек расположенных по всей длине ущелья.
   Убито оказалось сотни три кочевников, которые в этот момент не повезло оказаться в этой зоне. Если бы неведомый мститель немного подождал, то он мог спокойно отправить на тот свет не меньше тысячи воинов.
   Степняки, как муравьи, быстро разобрали заваленный камнями проход, добили раненых и, вскоре войско сотня за сотней с большими интервалами стало проходить эту узкую горловину.
   Воины спешно обшарили все помещения, взломали все двери, но так толком и не поняли, кто мог перерубить канат. Да и честно говоря, походного вождя это не особо интересовало у него ещё осталось десять тысяч воинов, будет, где разгуляться на землях желтоглазых.
   Всадники сотня за сотней, уже не скрываясь, спешили вперёд - впереди их ждал Висс-Ано.
  

*****

   Из дневника Никитина. Лист N6
   Локация Великая Степь.
   Мне пока непонятна причина этих приступов бешенства у этой расы. "Берсеркеры" понятное дело были во все времена. Но вот в таком количестве!.
   Причем, судя по всему, эти приступы бешенства возникают у этой расы, когда проливается кровь их соплеменников. В чём здесь причина?. В выделяющихся в воздух феррамонов, крови?. Или всё дело в некротической энергетике, от которой у немалого членов этой расы сносит "крышу"?.
   Всё это делает этих кочевников очень опасными противниками, с другой стороны, что это за армия дисциплина в которой может рухнуть в любой момент и которой становится невозможно управлять.
  
   Никитин отрешённо наблюдал постепенно приближающимися холмами, где чёрными точками виднелись дозоры боевого охранения. Сейчас в нем были теро, которые поступили к нему на службу. Выбрав наиболее хороших лошадей, жаль только что белого жеребца убежавшие кочевники увели с собой!. Но и без него выбирать, было из чего, и теро отобрав себе лошадок, заступили в боевое охранение, на время, подменив всадников Росо.
   После победы над частью орды, нужно было спешно решить, что делать дальше. Пока они собирали трофеи и готовились к маршу, Никитин приказал конной сотне пройтись до той крепости, где они остановились, перед тем как выступили к руднику.
   Вести, которые привезли они, ещё больше запутали ситуацию. Правда одно стало ясно - Экспедиционный Корпус теро наголову разбит его командующий погиб, некоторые теро попали в плен и их дальнейшая судьба не известна, это стало известно от немногочисленных пленников, которых пощадили степняки.
   Куда подевались степняки, которых было ещё как минимум тысяч десять, было непонятно. Встречаться с такой ордой, хотя и сильно потрёпанной вне укреплений на марше, было смертельно опасно.
   Но как бы, то не было, оставаться на месте их лагеря тоже было нельзя, тела убитых уже начали попахивать и если они здесь задержатся, то существовала угроза эпидемии. Хорошо ещё что стояла холодная погода и тела не так быстро разлагались.
   Никитин решил, невзирая на риск, а уж здесь, что не выбери всё опасно, идти по дороге вперёд, рассылая дозоры, в крепость теро. До неё было не так далеко, и он надеялся, что за один день они до неё доберутся.
   Трофеи и всё более или менее ценное с покойников к этому времени было снято. Часть убитых покидали в овраг, своих убитых закопали в землю. Теро используя разбитые повозки и фургоны, соорудили из такого подручного материала погребальный костёр, где и предприняли попытку сжечь всех мертвецов, но их было слишком много и Сергей, уговорил их своих покойников закопать. Тем более что с дровами в степи было очень плохо и решено было оставить их для обогрева живых.
   Хлопот перед марш-броском было много. От стрел степняков сильно пострадали тягловые животные, хорошо, что в качестве трофеев им досталось три десятка фургонов с быками. Это позволило решить их проблемы.
   Утром бойцы быстро разобрали частокол, погрузили его в фургоны и отряд тронулся вперёд. С ними отправились и уцелевшие теро. Как заметил Никитин, эта раса была на его взгляд, более склонна к излишним переживаниям, к тому же их религия очень сильно проповедовала покорность судьбе, что делало теро в большинстве своём фаталистами.
   В момент, когда надо было наоборот собраться с силами, победить и выжить, теро предпочитали умирать.
   Ну что мешало, например оставленным защитникам, лагеря теро, видя, что на них наваливаются кочевники, быстро и организованно перейти в их лагерь?. Тем более что на них наваливался неприятель с двух сторон, так ведь нет!. Большинство упрямцев решили умереть, захватив с собой как можно больше врагов.
   Честь им конечно и хвала, как и тремстам спартанцев под Фермопилами, но пока не исчерпаны все возможности, вот так помирать землянин считал глупостью. Да и не была здесь ситуация такой критической, что нельзя было отступить!.
  

*****

   Колонна шла компактно, Никитин настоял на особой осторожности. Фургоны следовали друг за другом, почти впритык, а конное охранение маячило, чуть ли не на горизонте, что бы дать время им перестроится в случае нападения врагов.
   По дороге ничего особенного с ними не случилось, правда, в одном месте им пришлось серьёзно потрудиться, что бы расчистить дорогу.
   Здесь орда настигла Экспедиционный Корпус теро. Сотни неубранных трупов и десятки поломанных фургонов свидетельствовали о том, что схватка была жаркой. Везде, вдоль дороги лежали одиночные, а там где желтоглазым удалось соорудить некоторое подобие укреплений трупы громоздились едва ли не вровень с крышами фургонов.
   Теро дорого отдали свои жизни, по прикидкам Никитина, они унесли с собой в могилу не меньше восьми тысяч степняков.
   Победители собрали с поля боя всё оружие, и всё что представляло для них более или менее ценного. Поисковые партии, которые должны были осмотреть место сражения и найти бронзовый или медный лом, вернулись с пустыми руками.
   Единственно чем им удалось разжиться так это деревом. Брёвна и доски, от разбитых телег и фургонов которые можно было использовать для костра, здесь были ценным товаром и были загружены в пустые фургоны.
   В каменную крепость они попали ближе к вечеру. Ворота были распахнуты настежь. Всё что можно было унести с собой, кочевники унесли, правда, жечь ничего не стали - сохранились даже временные бараки и сторожевая вышка.
   Никитин не спроста выбрал это место. Помимо трёхметровых каменных стен, здесь был колодец с водой, так что эта проблема была снята. В крепостном тайнике, кстати, оказались и припасы - высушенные сухари, сушёное мясо и дроблёное зерно для скота - один теро из присоединившихся к ним указал, где это все было схоронено..
   Ночь прошла спокойно, а утром Сергей отправил как обычно отряд Рисо с запасными лошадьми, на разведку - они должны были добраться до поселения, откуда они в прошлый раз получили продовольствие. Вместе с ними отправились десятка два теро, которые вызвались быть проводниками.
   Разведка вернулась через пару дней, потеряв двух всадников и уничтожив отряд из тридцати степняков, и что интересно приведя с собой двоих теро. Эти желтоглазые оказались весьма важными персонами. Одним из них оказался комендантом Соколиного Гнезда, а вторым один из его офицеров.
   Никитин распорядился, что бы этих двоих накормили, и потом провели к нему в шатёр, где их с нетерпением поджидали сотники.
   В шатёр не торопясь зашли двое теро. Один из них, пожилой, с пятью засаленными косичками коротко поклонился. Другой помоложе с тремя косичками тоже отвесил ему короткий поклон.
   Сергей приветливо склонил в свою очередь голову, приветствуя вошедших и распорядился, что бы им принесли горячего травяного чая и мёда. Лёгким взмахом руки он предложил теро занять ближайшие раскладные походные стулья.
   Таких складных стульев и небольших прямоугольных плетёных столиков, было много в обозе, который они отбили у кочевников. Все присутствующие сотники и сам землянин расположились за столиками образующими большой круг, на таких же стульях.
   Желтоглазые чувствовали себя не совсем уютно в этом шатре. Чувствовалось, что им за эти дни пришлось несладко, обтрёпанная одежда, многочисленные синяки и измождённый вид военных красноречиво говорил сам за себя.
   -Я Колтоп ба Эстэ - комендант Гнезда - командным, привыкшем повелевать голосом начал теро. -Это Кэно ба Тесо, мой - он уже начал по привычке произносить его многосложное звание, но тут же поправился - э.. сотник. Мы, наверное, единственные кто уцелел при нападении степняков на Соколиное Гнездо.
   Бирт, сидевший неподалёку от него, фыркнул:
   -Как это могло произойти?. Там такие мощные укрепления!. Там можно остановить и двадцать тысяч варваров.
   Лицо бывшего коменданта побелело от гнева, но он сдержался.
   -Я не знаю как, но скорее всего предательство. Степняки захватили, кого-то из высокопоставленных офицеров, переоделись в форму Экспедиционного Корпуса и обманом проникли наверх. Мои люди со дня на день ждали возвращение Кесте из похода, поэтому видимо были недостаточно бдительны. Степняки, зарезали караульных и тревогу подняли слишком поздно.
   Теро нервно переплёл длинные пальцы рук, чувствовалось, что ему очень неприятно об этом говорить. Да и кому приятно будет говорить о том, что враги захватили доверенный ему пост. Голову, за такой проступок, здесь можно потерять очень просто. Никитин сочувственно покачал головой.
   -От предательства никто не застрахован. Но, по-моему, это очень сложная комбинация для кочевников. Вы не находите что за этим стоит более искушённый ум?.
   -Да это так!. - согласно покачал головой теро. - Наверняка им помогали кланы, которых не устраивает нынешний владыка!. Я к своему стыду сейчас даже не могу сказать, кто были эти предатели. Нам пришлось спешно бежать, используя потайной ход, пока они ломали входные двери.
   Тут рассказчик был вынужден прервать свой рассказ из-за напавшего на него кашля. Он отпил горячего чая, грея свои руки от горячей глиняной кружки. Минуту спустя он продолжил:
   -Когда мы спустились с высоты, нам пришлось там прождать до глубокой ночи, около лагеря кочевников, и мы видели много пленных. Кочевники погнали их на расчистку завала. Ну а мы, ползком обогнули их лагерь, и пошли к ближайшим поселениям.
   Полога палатки распахнулись и в неё вошли женщины с подносами уставленные чашками и и деревянными коробочками с сотовым мёдом. Среди прислуживающих женщин оказалась одна из тех теро, которую Никитин выкупил в городе.
   Комендант и его офицер немедленно уставились на неё, но она, не обратив на них никакого внимания, молча, сервировала стол для своих соплеменников и удалилась.
   Было холодно, температура воздуха сегодня упала, наверное, градусов до восьми тепла и все с удовольствием начали наливать из больших чайников травяной чай, заедая его сотами.
   -А что это там кочевники разбирали?. - задал вопрос Сонхо прихлёбывая свой чай.
   -Мы успели захлопнуть дверь перед их носом, и пока они её выламывали, я дёрнул за один рычаг. Он там у нас блокирует одну из секций где навалены камни. - пояснил комендант- К сожалению мы смогли запустить только один рычаг, остальные можно было активировать только из других помещений. Жаль!. Если бы я мог одновременно за них всех дёрнуть - то ущелье оказалось бы намертво забито камнем сверху до низу. А так, мы отправили к их демонам всего несколько сотен степняков!.
   Никитин сочувственно покачал головой, он помнил, эти сложенные друг за другом террасы камня, когда проезжал этим ветреным ущельем вместе со своим отрядом. Если бы теро одновременно спустили бы всю эту каменную лавину, то ущелье действительно оказалось бы завалено камнями доверху на протяжении ста метров.
   -Тогда там действительно фиг проберешься! - подумал он про себя - А уж расчищать его сколько придётся!.
   -А куда потом делись кочевники?. - спросил Сергей.
   -Они разобрали завал и стали переправляться через ущелье - хмуро ответил ему теро.
   Он прекрасно представлял, что может сделать в Висс-Ано такая вдруг вырвавшаяся на оперативный простор, как говорят военные, орда. Причём из тех мест, откуда её не ожидают и не факт что их остановят укрепления перед городом.
   Никитин откинулся на спинку стула и стал задумчиво потягивать чай. То, что орда ушла в Висс-Ано, несколько меняло дело, теперь уже не придётся опасаться неожиданного нападения на марше. С другой стороны...
   -А как там дела в посёлке?.
   На этот вопрос емким жестом ответил Росо, проведя по горлу ладонью. Никитин легонько забарабанил пальцами по крышке стола. Сотники и оба теро молча смотрели на него.
   -Как не крути, а двигаться отсюда надо, не век же нам в этой степи сидеть! - подумал он про себя и сказал вслух:
   -Значит так завтра двигаемся к этому поселению теро..
   -К Кесабу - подсказал ему Колтоп.
   Землянин поблагодарил его легким движением головы и продолжил.
   -К Кесабу, потом пойдём к этому ущелью посмотрим, сможем ли мы выбить из него кочевников.
   Он встал, объявляя совет законченным, и подошел к теро.
   -Господин Колтоп!. Господин Кэно! Коли так получилось у нас, то я предлагаю вам пока временно вступить в мою дружину. У меня тут есть отряд ополченцев лучников, я думаю, что вы могли бы возглавить его.
   -В каком качестве? - полюбопытствовал бывший комендант.
   -Вам я предлагаю должность сотника, с соответственным жалованиям. Вашему офицеру соответственно десятника.
   После уточнения размеров жалования и условий контракта теро недолго думая согласились. Да и куда им было деваться!.
  

*****

  
   Резко как удар пастушечьего кнута, щёлкнула тетива арбалета. Вдалеке послышался резкий хлёсткий удар болта о стену. Стрелявший боец выругался и принялся вновь натягивать ворот арбалета.
   На запиравшей ущелье башне из-за зубцов, то и дело быстро выглядывали и тут же прятались одетые в лохматые шапки степняки.
   Никитин, недовольно цокая, медленно ходил между рядами выстроившихся арбалетчиков и наблюдал всю эту картину. Невесёлую надо сказать картину.
   Попытка с ходу захватить Соколиное Гнездо провалилась, несмотря на консультации и всемерную помощь его бывшего коменданта. К сожалению теро действительно надёжно укрепили свою крепость, и взять её быстро и малой кровью сразу провалилось.
   Проход в крепость оказался загороженным толстой бронзовой решёткой, Никитин под прикрытием арбалетчиков приказал было сотне бойцов, построившись "черепахой" подойти поближе, но с двадцатиметровой высоты на них обрушился целый град каменных глыб и Сергей приказал трубить отступление.
   Сверху, с башни, донеслись ликующие вопли степняков, заставив его молодых бойцов нахмурится и крепче сжать оружие. Никитин с бесстрастным лицом оценивал ситуацию и никак не мог найти приемлемый для себя выход.
   -Закидать что ли башня зажигательными или пороховыми бомбами?. - размышлял он про себя - Так ведь не подойдешь, да ещё и закинуть надо уметь!. А запас камней там изрядный, комендант сказал, что и под сотню килограмм имеются для таких случаев. Ещё вопрос как вышибить эту решётку, а вслед за ней и вторую, да ещё под непрерывным потоком каменных глыб сверху. Здесь легко всё войско положить!. Нужно соорудить осадную башню. А где взять материал?. Это не Русь Матушка, послал бойцов в ближайший лес и вот они материалы!, А здесь!. Степь да степь кругом!.
   Кочевники со стены попытались дать залп из луков, но их стрелы не долетели до них. Арбалетный же залп оказался более эффективным, несколько далёких фигурок на стене вдруг резко пропали из виду. Ликующие крики оборвались и сменились на вопли ярости и боли.
   Сергей сделал знак Колтону что бы тот подошёл к нему.
   -Я не смогу взять эту крепость. Хотя может быть, и могу, - он призадумался, оглядывая башню прикрывавшую проход в ущелье - но у меня будут очень большие потери.
   Экс-комендант понимающе покачал головой.
   -Это так!. Так просто Соколиное Гнездо не захватить!. - в его словах прозвучали нотки гордости за это строение, командиром которого он был почти десять лет.
   -Это точно! -согласился с ним Сергей -Если мы не сможем пройти здесь, то надо думать куда нам дальше двигаться?.
   Теро ненадолго задумался.
   -Я бы посоветовал вам, двигаться дальше вдоль Змеиного Хребта до следующего прохода. До него не так далеко пять сотен ло - это ближайший выход из Великой Степи. Я несколько раз ходил с караванами в ту сторону.
   - А почему не в другую сторону хребта?.
   Теро пожал плечами.
   -Тем маршрутом никто давно не ходят. Там расположены Плешивые Земли - нет корма для быков и лошадей, один песок. И вода там плохая - горькая - добавил он.
   -А как относятся кочевники к путешественникам?.
   -Они соблюдают Закон Дороги, если мы пойдём в открытую по ней и будем соблюдать их обычаи. Тем более что они будут рады, что ты пустил кровь этому пришлому клану, который не принадлежал ни к одному из кланов Великой Степи.
   -Откуда они только взялись эти пришельцы? - недовольно буркнул Никитин, разглядывая осторожно высовывающиеся из-за зубцов башен мохнатые меховые шапки степняков.
   Теро вновь пожал плечами.
   -Степь велика. - философски ответил он - Наши предки много поколений назад, шли сюда сотни дней и ночей. Лет сорок назад оттуда уже вторгались чужаки, но они завязли в стычках с кланами Великой Степи и были вынуждены уйти обратно. У меня там, в Соколином Гнезде осталась летопись, в которой мои предшественники описывали такие важные события. Нынче пришельцы видимо пошли по землям одного из кланов, так что другие не успели к нему на помощь. Да и слишком много их оказалось!. Судя по тому, что ты мне рассказывал их я думаю, в начале похода их было не менее сорока тысяч!.
   Никитин покачал головой. Сорок тысяч воинов - это было для этого мира, не избалованного многотысячными воинствами царя царей Дария, туменами Чингисхана или легионами Цезаря, очень много. Армии, которые могли себе позволить владыки здешней Ойкумены насчитывали тысяч пять-шесть воинов.
   -Прав теро, - подумал он - придётся нам топать этим маршрутом. Пятьсот ло - это примерно шестьсот километров - дней за двенадцать можно будет добраться. Больше здесь ловить нечего!.
   Холодный степной ветер тоскливо завывал за стенами фургона, так же тоскливо было и на душе у Никитина. Легкой прогулки не получилось, теперь им предстоял поход по степи, и нужно было молиться о том, что бы зима в этом сезоне наступила как можно позже. А лучше бы вообще не наступила!.
   Утром, он отдал приказ о выступлении.
  

*****

  
   И вновь под копытами флегматичных быков, ложилась степь.. Его отряд двигался вдоль Змеиных гор по самому краю Великой Степи, высылая многочисленные разъезды во все стороны. На ночлег обязательно устанавливали уже привычный частокол и копали ров.
   Степь в это время года не баловала странников тем многоцветьем которое здесь бушует ранней весной. Тусклые серые краски с редкими вкраплениями зелёного или фиолетового цвета, всё вокруг навевало тоску. Такое время хорошо проводить в тёплом доме глядя из окна на непогоду с чашкой горячего чая, а вот им приходилось месить грязные дороги в этот тоскливый сезон.
   Слева в километрах пяти от нас тянется и тянется вдаль бесконечная горная гряда. Небо затянуто толстым. неровным ковром туч которые движутся к горам, временами задевая наиболее высокие пики гряды. Степь. Зима. Тоска. Но мы упрямо идём вперёд.
   Хорошо ещё, что дух его войска был очень высок!. Победы над степняками, с небольшими потерями среди бойцов и богатые трофеи, грели душу рядовым бойцам и заставляли их с оптимизмом смотреть в будущее и стойко переносить тяготы и неудобства похода..
   -Тревога!. Тревога! - неожиданно пронеслось по всей колонне.
   Никитин привстал на своём фургоне и завертел головой, выглядывая опасность. Непосредственно опасности как оказалось, не было - это дозоры сигналили далеко впереди с помощью хорошо начищенных медных щитов, что впереди группа всадников. По колонне забегали десятники и сотники, криком и руганью подгоняя нерадивых бойцов, добиваясь, что бы колонна стала более компактной.
   Местность, по которой они проходили, была ровная и Никитин, приказал фургонам перестроиться и идти вперёд двумя параллельными линиями. Поскольку впереди могли быть только кочевники, то он приказал всем вооружиться арбалетами и сейчас бойцы их спешно вытаскивали из фургонов и заряжали.
   Послышался топот лошадей, вдоль колонны к его фургону спешил один из конных отрядов. Боец на лошади отдал ему честь и быстро затараторил:
   -Там впереди становище кочевников. Много народу, очень много..
   -Как много?. - перебил его Сергей - Тысяча?. Две или все десять?.
   Боец замялся, видимо со счётом у него было не совсем в порядке.
   -Ну, это.. много тысяч десять, наверное..
   В разговор вклинился десятник, оттеснив своего подчинённого своей лошадью.
   -Тысяч шесть или семь!. - бодро отрапортовал он - Не больше. Там у них становище, какое-то разбито. Ну, там бабы, дети. Живности много.
   -Понятно! - Никитин одобрительно похлопал рукой по плечу десятника. - Молодцы!. Только нужно людей обучать счёту..
   -Ну, мы... - начал оправдываться десятник.
   -Ладно десятник не переживай,- ободряюще промолвил Сергей - со временем научатся. А сейчас скачи в хвост колонны к теро, кликни, что бы их командир срочно шёл ко мне.
   Десятник козырнул, лихо свистнул, и отряд умчался назад. Вскоре оттуда прибежал запыхавшийся Колтоп. Сергей вкратце ввёл его в курс дела. Тот задумался.
   -Вроде бы там должно располагаться становище клана Серых Котов -неуверенно сказал он. - Я сейчас кликну местных пареньков, они должны знать это лучше чем я. Теро резво побежал к своему отряду. Минут через десять он вернулся, рядом с ним вышагивало двое молодых теро. Один из них быстро сообщил, что впереди действительно становище Серых Котов, что они не такие свирепые как другие кланы, живущие в глубине Великой Степи, и что они охотно торгуют с пришлыми купцами.
   Оба паренька могли разговаривать на языке этого племени и вызвались быть переводчиками. Сергей немедленно выделил им две лошади и вместе с десятком разведчиков отправил вперёд.
   Час спустя оба теро, в сопровождении конного десятка вернулись. По их довольному виду сразу можно было понять, что их дипломатическая миссия увенчалась успехом
   -Они не будут нападать на нас, если мы не нападём на них!. - выпалил один из них.
   - Они готовы торговать с нами и у них там сейчас торгуют купцы из соседних кланов. Ну, это... ярмарка у них. Они у них здесь проводится раза три в сезон.. ну и ..
   -Их вождь приглашает тебя и нескольких офицеров к нему.. - перехватил у него разговор другой.
   Сергей задумчиво помассировал себе затылок. Если идти в гости, то нужны будут подарки.
   -Что бы этому вождю подарить? - подумал он, мысленно прикидывая свои запасы.
   Запасов у него было действительно много и то что он закупил в столице теро и трофеи, кроме того им досталось две из четырёх повозок набитые золотыми брусками и самородками, так что у него было чем заплатить за товар.
   Подумав, Никитин ограничился хорошим кинжалом из бронзы, и луком теро которые состояли на вооружении Экспедиционного Корпуса. Сотни две их достались Никитину на месте боёв в качестве трофеев.
   Ему они были не к чему, арбалетам и клееным лукам они не могли составить конкуренцию, но не пропадать, же добру!. Тем более что они были дальнобойнее, чем луки кочевников.
   Ещё немного подумав, Никитин добавил к подаркам несколько отрезов шёлка для женщин вождя, большую партию которого он, не так дорого, закупил в Висс-Ано. Лучники быстро отобрали ему хороший лук, а кинжал он сам подобрал. Хороший бронзовый кинжал, в оружии он волей неволей научился к этому времени разбираться, только подобрал к нему ножны побогаче, отделанные золотом.
   Землянин немного приоделся - сменил запыленную и измазанную куртку на новую. Бронежилет, он носил, не снимая, даже ночью. Сменив куртку, он критически посмотрел на себя в тусклое зеркало, накинул на куртку длинный до пят фиолетовый плащ, надел на голову одну из своих красивых кожаных шляп с яркими перьями.
   -Вроде бы ничего!. - подумал он.
   Правда, отросшая за эти дни щетина, немного портило впечатление, но для этого мира, не избалованного одноразовыми бритвами это было верхом галантности.
   -Надо будет конечно побриться сегодня или завтра - он потрогал неприятно колющуюся щетину и недовольно скривился.
   Процедуру бритья опасной бритвой, с её почти неизбежными мелкими порезами он не считал приятной процедурой. Скорее наоборот.
   -А может быть отпустить бороду?. - подумал он уже в который раз решая эту жизненную проблему. - А кусочки пищи в бороде!. А колючая щетина!. Нет уж - завтра побреюсь!.
   Он так и не обзавелся в той жизни на Земле бородой, и в этой обзаводится, не собирался. Не собирался, несмотря на то, что здесь бороды были символом солидности и необходимым аксессуаром эдакого альфа самца.
   Он вылез из фургона, телохранители и конный десяток во главе с Росо уже поджидали его. Сергей вскочил на лошадку, и уже хотел было взмахнуть рукой приказывая начать движение вперед, как вдруг вспомнил кое-что.
   -Бирт!. - крикнул он, поглаживая смирную кобылу. - Если что принимай командование на себя!. И давайте вслед за мной двигайтесь вперёд и становитесь поблизости от их лагеря. Если что со мной или услышите шум, то ты знаешь как поступать.
   Он с высоты своей лошади хлопнул приосанившегося сотника по плечу и послал животноё вперёд. Сзади раздался зычный крик Бирта, торопящего дружинников. Вскоре заскрипели колеса, и отряд двинулся вслед своему вождю.
   Вырвавшись впереди колонны, Никитин и его эскорт, начали спускаться в огромный котлован, где, куда не взглянь стояли множество самых разных шатров кочевников. Подъехав поближе, он увидел, что некоторые из них сделаны из грубого войлока и сразу же взял это на заметку. Войлок ему был нужен.
   Правда, большинство шатров в этом становище были сшиты из самых разных шкур животных разного окраса. Встречались шатры и из материи пропитанной чем-то влагостойким.
   Его уже поджидали. Несколько сот кочевников выстроилась по обе стороны дороги - то ли оберегая своё поселение от него, то ли высказывая ему почёт. Едва он и его люди появились на гребне, как в его сторону неторопливо поскакало четверо богато одетых всадников.
   Один из них молодой юноша вежливо поклонился ему, с любопытством взглянул на его стремена и начал что-то многословно и длинно излагать, активно жестикулирую руками. Подскочивший теро начал кратко переводить его речь.
   -Он желает тебе здоровья и процветания твоему роду. Ну, там скота побольше и женщин - теро на несколько мгновений замолк, вслушиваясь потом закончил. - Это что бы твои женщины приносили тебе только крепких сыновей, что бы твой...- тут переводчик замялся приложив руку к своему паху.
   -Понятно! - усмехнувшись, махнул рукой Сергей.
   -И приглашает в шатёр своего отца повелителя Серых Котов.
   Никитин любезно улыбнулся сыну вождя.
   -Скажи ему, что мы с удовольствие принимаем его приглашение и благодарим его за мудрую и учтивую речь - обратился он к теро.
   Тот немного запинаясь, начал подбирать слова. Молодой кочевник кивнул головой и лихо, развернув своего коня, помчался в становище. Его охрана, ожидая от него, что он тут же ринется вслед за ним, уже была готова пришпорить своих лошадей, но Никитин властно прикрикнул на них:
   -Отставить!. Поедем не торопясь!. Торопится нам некуда!.
   Он пустил свою лошадь легкой трусцой, охрана немедленно пристроилась, рядом выдерживая заданный им темп езды. Так не особо торопясь они проехали вдоль становища. Становища кстати довольно бедного.
   Поселение кочевников вольготно раскинулось по всему котловану, выставляя напоказ убогие жилища из всевозможных подручных материалов. Кожа, войлок, шкуры, ткани, камень - всё шло в дело.
   Под порывами ветра все эти сооружения скрипели, шатались и воняли. Здесь в этом поселении кочевников воняло всё. Шкуры замачивались в ямы с мочой и золой, так что эти изделия ещё долго несло на себе и дальше этот аромат.
   Вдоль расставленных в беспорядке юрт, с громкими криками гонялись друг за другом стайки быстроногих мальчишек и девчонок.
   В середине становища возвышалась высокая белая юрта, там их уже с нетерпением поджидали юнец и его свита, но Никитин по-прежнему ехал, придерживаясь неторопливого темпа.
   -Подождут!. - про себя отметил Сергей - Чай мы не к Мамаю на поклон идём, не дань несём!. Кстати, и у земных кочевников - белая юрта была атрибутом как минимум вождя племени.
   Все обитатели лагеря с любопытством смотрели на них, по детски непосредственно тыча пальцами в их направлении, и открывая от изумления рты. Судя по всему их, заинтересовало только две вещи - стремена и его шляпа с пышными перьями. Ну, может быть и его светлые волосы, как же без этого!. Они больше всего привлекали внимание женщин к его персоне.
   Никитин, прежде чем они подъехали к белой юрте, успел увидеть, что в становище обитали не только кочевники, принадлежащие к расе иликов, но и множество других рас.
   Сергей намётанным взглядом насчитал несколько десятков фургонов, которые теснились на другой стороне долины, там же виднелись многочисленные кожаные палатки разной степени вместительности. Там, судя по всему, шла бойкая торговля.
   Наконец они доехали к белой юрте и спешились. Юнец видимо обиженный, что его заставили ждать, быстро распахнул полог и без особых церемоний исчез. Никитин вместе с переводчиком несущим дары зашли в юрту.
   Прием у вождя клана был довольно коротким, минут на десять. Народу в юрте было немного.
   Сидящий на возвышении из многочисленных шкур вождь, невысокого роста илик с редкими седыми волосами на голове, разменявший уже четвёртый десяток лет - для этого времени уже довольно пожилой возраст.
   Рядом с ним на полу расположился сидящий на корточках странный тип, увешанный всевозможными амулетами, по всей видимости, местный шаман. Ну и ещё само собой - сын вождя. Он вместе с переводчиком-теро обеспечивали им, более или менее сносный перевод с торгового на местный диалект.
   Последовали краткие приветствия с обеих сторон. Никитину начало несколько не понравилось, от вождя несмотря на его непроницаемую мину, исходило некоторое недоумение что ли и недовольство.
   Ну да всё понятно - его возраст!. С точки зрения вождя явный молокосос!. Непонятно почему ставший вдруг во главе такого большого отряда. Никитин расправил плечи, принял горделивый вид и стал немного "давить" энергетикой.
   Получив такого рода посыл, от другого альфа самца, местный доминат сразу успокоился, и общаться сразу стало легче. Начался обмен подарками. Несколько минут вождь, и шаман осматривали и оценивали его подарки. Потом вождь что-то коротко бросил своему сыну, тот поклонился и покопался в одном из длинного ряда сундуков и достал из одного из них нечто вроде длиннополой дублёнки из шкур чёрного барана.
   Такие одежды, как он узнал впоследствии, здесь вручались почётным гостям сообразно их заслугам или подаркам. Дальше начался короткий деловой разговор. Его собеседников интересовало только три вопроса куда, откуда и что мы можем поиметь от этого?.
   Никитин не особо распространялся о себе и своих геройствах в степи. Кто знает, как здесь всё это переплетено?. Вдруг те степняки, которых они не так давно настреляли без счёта, лучшие друзья здешнему племени!. Поэтому Никитин решил придерживаться наиболее простых и понятных фактов - мол, мы наёмники, послужили у теро и теперь идём в Ка-Ато, там подворачивается работёнка.
   На вопрос вождя, не будут ли они торговать, Сергей ответил утвердительно, можем продать шелка, есть оружие и ещё кое-что по мелочам. Готовы будем закупить мясо и шкуры.
   Лицо вождя с редкой растительностью, к концу разговора, уже перестало быть образцом невозмутимости и начало проявлять человеческие эмоции, он видимо решил наконец непростую задачу относительно статуса пришельцев.
   Теперь статус нежданных гостей был ему ясен - наёмники с деньгами и товарами, готовые за всё платить звонкой монетой. Народ почтенный, а не какие-то голодранцы, от которых вечные проблемы, нанимающиеся с голодухи, за харчи и мизерную долю в добычи.
   Расстались по хорошему, Сергей с ходу сторговал пятьсот голов баранов, за весьма умеренные цены - спасибо теро который суфлировал и помог сбить цену, вождь от своих щедрот добавил ещё полсотни баранов в качестве презента для его воинов. Им позволили расположиться рядом с торговцами, договорившись что живность пригонят на закате, там же и расплатятся.
   Выйдя из юрты, землянин взмахом руки подозвал к себе Росо и отправил нескольких человек из охраны, что бы их отряд двигался на место отведённой стоянки, и предупредили сотников, что бы они велели своим бойцам держать рот на замке.
   После чего сам поехал вперёд посмотреть место, где им можно будет остановиться. Место быстро нашлось рядом с краснокожими купцами из Ка-Ато, которые узнав, что они вскоре будут двигаться в том направлении, тут же захотели присоединиться к их каравану, обещая хорошо заплатить за это.
   Эти ребята время от времени скупали у кочевников выделанные шкуры и войлок и везли всё это в какой-то городок, который находился во владениях Ка-Ато
   В этот день он лёг спать далеко за полночь. Увидев что пришёл такой мощный отряд, множество самого разнообразного люда всех рас тут же возжаждало с ним переговорить о... Тут можно было написать целый список и почти все тащили с собой какое-нибудь пойло.
   От него они выходили, удивлённо покачивая головой. Непьющий наёмник!. Слыханное ли дело!. Да ещё и очень молодой, что бы быть полноценным вожаком такого отряда, но в этих местах, как оказалось, уже слышал о нём и его делах.
   Его светлые волосы уже успели примелькаться в этом мире, да и, то, что его ребята наголову не так давно разбили войско владыки Ка-Ато, всё ещё было свежо в памяти.
   К тому же все слышали, что в степях, в очередной раз, появилась какая-то новая орда, которая грабит и нападает на всех подряд, так что многие из торговцев были бы рады, договорится с ним об охране. Никитин не возражал, но просил всё это отложить на завтра.
   Сегодня он сильно устал и уже мечтал только о том, что бы доползти до постели. Наконец он выпроводил всех визитёров и принялся стаскивать сапоги как друг там, где остался, не закрытый фургонами, проход в лагерь послышались громкие яростные крики. Никитин прислушался - похоже, было, что там шумели женщины.
   -Им то чего от нас надо?!. - с досадой подумал он и выглянул из шатра.
   Около входа в лагерь, тем временем, собралась изрядная толпа о чём-то оживлённо спорившая и переругивающаяся с десятком бойцов, которые охраняли вход. Никитин, вздохнул и начал натягивать сапоги. Натруженные ноги протестовали и хотели отдых, но надо!. Спустился на землю и отправился, к источнику шума, вместе со своими охранниками. На ходу он пытался сообразить чего им здешнего шайтана надо!.
   На его бойцов наседала целая толпа толстых, рослых женщин в возрасте. Увидев его, они тут же сделали очередную попытку прорваться к нему, но охранники, сомкнув щиты, не пропускали их. Обе стороны обменивались шумными ругательствами на всевозможных языках, и его бойцы в этой перебранке явно проигрывали. Здешние женщины, могли дать его бойцам изрядную фору в этом сомнительном искусстве.
   -Что вам нужно? - довольно невежливо задал он вопрос.
   Женщины тут же, как по команде все вместе затараторили. Сперва он ничего не понял из их жуткой мешанины всевозможных наречий и диалектов, а теро переводчика как назло под боком не оказалось. Потом до него начали доходить отдельные слова " деньги.. хорошо... девочки".
   Никитин с сомнением посмотрел на эту толпу, на девочек они явно не тянули, скорее это были женщины, чей возраст определялся одним таким емким русским словом - тётки. Видимо они правильно истолковали его сомнение, несколько теток вдруг расталкивая своих товарок, бросились в темноту и вскоре вернулись обратно.
   Возле каждой из них застыли по пять-шесть молодых девушек в длинных меховых одеждах, с призывно приклеенными улыбками. Тетка что-то повелительно сказала одной из них и та покорно распахнула свою шубу, под которой у неё ничего больше из одежды не было.
   В свете факелов было хорошо видно её тело. Никитин никак не мог понять возраст этой девицы. С одной стороны хорошо развитые формы, с другой её лицо было ещё совсем детским. Впрочем, при таком неярком освещении, с одинаковым успехом ей могло быть и четырнадцать и двадцать.
   -Сколько тебе лет? - задал он её вопрос, но ответа так и не добился.
   Небогатый словарный запас этих женщин сводился к паре тройке заученных слов. Всё сводилось к простой фразе, что за десять медяков, здешние дамы готовы скрасить досуг всем желающим.
   Судя по оценивающим взглядам дежурной десятки, они вполне были не прочь, потратить десяток медяшек, на это самое дело, да и свежее мясо способствовало... Половая потребность, знаете ли!. У его ребят с самого Висс-Ано не было женщин. Никитин кивнул сотнику Сонхо чьи бойцы сейчас стояли в первой смене караула.
   -Давай разберись с этими девками и смотри, что бы наши орлы их помыли!.
   Стоящие рядом дружинники довольно заржали, кое-кто из них с ходу изобразил, как это будет. Никитин показал шутнику кулак.
   -И смотрите что бы без увечий, а то эти кочевники могут вам кое-что подрезать! - остудил он наиболее озабоченных.
   Сотник кивнул, что приказ понял. Никитин уже хотел было отойти, что бы предоставить события идти своим естественным во всех отношениях путём, но передумал.
   -А вдруг им попытаются подсунуть больных чем-нибудь венерическим девок?. Что мне потом с этими орлами делать?. Они сейчас на любую кинутся!.
   Землянин мысленно вздохнул и велел принести ещё несколько факелов, уселся на услужливо принесённое раскладное кресло и принялся осматривать всех девиц. Девицы с готовностью распахивали свои шубы и призывно изгибались думая, что он выбирает себе одну из них на ночь, но, несмотря на довольно хорошенькие фигурки, ни одна из этой сотни молодых женщин ему не понравилась.
   Сейчас он больше играл роль врача, чем мужчину. Язык, подмышки, паховая область. Норма!.
   Ну не привлекали его подобного рода женщины, от которых больше грязи, чем пользы. Да и экстерьер этих женщин был, несмотря на молодость уже изрядно аморфный. Осмотр впрочем, оказался не совсем безрезультатным.
   У трёх девиц, в районе лобка были подозрительные красные пятна, и Никитин к неудовольствию опекавших свой товар тёток завернул их обратно, велев, что бы их лечили и не допускали до мужчин.
   В заключение всего этого балагана, он велел всех допущенных девиц вымыть, чем вызвал недовольный визг опекунш. Пришлось добавить за это по медной монете, после чего вся эта женская толпа очень быстро рассосалась, а он, наконец, отправился спать. В одиночестве.
  

*****

  
   В путь они тронулись только через три дня. Эти дни понадобились им, что бы запастись продовольствием. Никитин не долго думая, велел поварихам варить густую тушёнку и складировать её во все свободные ёмкости, благо холодная погода способствовала им в деле сохранности продуктов.
   Землянин за это время, из рассказов купцов, примерно представлял себе весь путь через города принадлежащих Ка-Ато и не видел особых сложностей, если только какой-нибудь драчливый клан не попытается перехватить их в степи.
   Но это было маловероятно, во многих здешних кланах отмечался праздник одного здешнего божества плодородия у животных и их хозяев. Этот бог не любил кровопролития, и в течение месяца по негласному соглашению нужно было воздерживаться от кровопролития.
   К этому самому моменту и появлялись в степи всевозможные торговцы, пользующиеся этим мирным периодом. Кочевникам в этот период запрещалось проливать кровь друг друга, а вот животных можно было наоборот беспрепятственно резать и поедать.
   Никакой логики землянин здесь не видел, впрочем, местным ребятам было наплевать на логику!. Обычай!. И этим всё сказано!.
   В путь двинулись все вместе, его отряд и купцы. Впереди и позади как обычно конные разведчики и, благо, просторные дороги позволяли, параллельно идущие друг другу фургоны. Между ними разбившись на десятки, топали бойцы. Настроение у всех них было бодрое.
   Солдаты отдохнули в лагере кочевников, воспользовавшись их гостеприимством по полной программе. К тому же Сергей выдал всем жалование и долю в добыче. Долю в добыче получила и оставшиеся в живых теро которые изъявили желание поступить к нему на службу. Правда на кратковременную - до тех пор пока они не доберутся до Москвы, но он рассчитывал переманить их к себе на постоянную службу.
   Никитин постарался не обидеть своих новых рекрутов и желтоглазые хорошо вписались в его войско. Десяток хороших лучников, имевшиеся в его дружине, Сергей также отдал в подчинение бывшему коменданту Соколиного Гнезда, который показал себя хорошим командиром.
   Никитин сделал его сотником и не пожалел. Офицер, спасшийся вместе с ним стал хорошим интендантом, и теперь было кому поручить приглядывать за их разросшимся хозяйством. Самому Сергею вплотную заниматься этим делом было недосуг, и толковый умеющий считать интендант был ему сейчас очень кстати.
   Землянин быстро обучил того арабским цифрам и они вскоре уже фигурировали в его докладах. Сергей до сих пор содрогался от здешних многоэтажных буквах-цифрах, которые очень сильно запутывали весь процесс вычислений..
   Дорога до второго прохода в Змеиных горах заняла у него десять дней. Весь этот путь они прошли без происшествий, но как только они попытались договориться со стражниками о переходе через горы, то в ответ получили решительный отказ.
   На недовольные вопли купцов, что они, мол, свои, охрана никак не отреагировала и потребовала, что бы они отошли подальше от входа в крепость. Только тогда они готовы начать переговоры иначе..
   -Так вот - мы не позволим тебе и твоему отряду пройти здесь!. - стоящий перед ним молодой офицер, закончил свою краткую речь и надменно вскинул голову в тяжёлом бронзовом шлеме.
   После чего уставился на Никитина злобным взглядом, в котором явственно читалось скрытое торжество..
   Землянин задумчиво посмотрел на офицера не в силах понять причину его ненависти. Хотя, может быть он и не так уж и не прав, если подумать. Это ведь его отряд внёс решающую лепту в разгром "красноруких", да и нового владыку им пришлось себе выбирать после того сражения под Хебо.
   Он перевел свой взгляд с воинственного юнца на крепость, оценивая её. Это сооружение не уступало, а даже, пожалуй, превосходило аналогичную крепость у теро. Оборонительный периметр крепости, над узкими входными воротами, растянулся, наверное, метров на сто. И народу здесь было не мало.
   Сергей с ходу насчитал сотни три бойцов, которые прохаживались там. Да вооружены они были более солидно, чем их коллеги из Соколиного Гнезда. Наверху, прямо над проходом, возвышался какой то механизм военного назначения.
   -Н-да и дёрнуло же меня отправится в этот идиотский поход!.- Никитин, в который раз, с досадой прищёлкнул языком. - Здесь судя по всему меня не пропустят, придётся идти дальше. Это, наверное, ещё месяц мне с ребятами топать, огибая Змеиные горы. Эх!. Была бы у меня баллиста или катапульта!. А так бросаться на штурм, то ..то мы здесь все и ляжем.
   Офицер тем временем начал вновь, что-то резко выговаривать ему, но Никитин взмахом руки прервал его.
   -Хорошо мы уйдём!. Но передай своему начальству, что твои подозрения оскорбили меня. Я мог бы стать союзником твоего владыки, но теперь я крепко подумаю, если он предложит мне союз.
   Краснокожее лицо офицера враз помрачнело, только теперь до него дошло, что если дело коснётся высокой политики, то он запросто может стать крайним. По крайней мере, предыдущий владыка не особенно церемонился со своими подданными. Если, дело коснётся союза - то пожертвовать его головой можно будет всегда!.
   -Я выполняю приказ!. -выпалил он, правый глаз при этом начал у него нервно дёргаться.
   -Ну-ну!. Выполняй его и дальше!. Я и мои ребята запомним тебя парень!.
   Никитин эффектно повернулся на каблуках и неторопливо пошёл к своему каравану, стегая сорванным прутиком по голенищам сапог.
   Их фургоны отъёхали от прохода километра на три, только после этого "краснорукие" подняли решетку, и фургоны купцов начали потихоньку, один за другим, исчезать в открывшимся проходе.
   Никитин, перед этим, успел договориться с одним купцом, который клятвенно обещал известить Медведя о том, что им придётся задержаться на пару месяцев в этих степях и что у него всё нормально.
   Из всех попутчиков-купцов, которые увязались за ними, теперь с ними остался только один. Он хотел посетить племя, которое обитало в двух переходах отсюда.
   Сергей расспрашивал купца о землях, которые расположены там вдалеке, но тот в те края так далеко не забирался. Он всю свою жизнь курсировал только по такому вот короткому маршруту вдоль Змеиных гор. Что там дальше он знал очень смутно.
   -Я господин знаю только то, что по рассказам местных, дней через десять пути должно быть большое озеро. Его можно или обогнуть или переправится на пароме. Это озеро в начале от Змеиных гор сильно сужается и на пароме там за полдня можно добраться до другого берега, и вернутся обратно. А вот в обход его долго обходить - это я точно помню.
   Купец снял пропитанный, потом кожаный шлем и с наслаждением почесал давно немытые густые чёрные волосы, в которых уже изредка мелькали седые волосы.
   -И что там за этим озером? - полюбопытствовал Сергей.
   -Ну, там вскоре начинаются обжитые земли. Говорят там много городов их там ещё называют как там, на торговом - его собеседник ненадолго задумался, подбирая выражение. - Ничейные земли что ли!. А нет, вспомнил!. Пограничные земли - так будет правильнее. За ними вот и заканчиваются эти Змеиные горы это всем известно!.
   Никитин улыбнулся. Купец воспринял его улыбку как знак недоверия и зачастил:
   -Нет точно говорю!. Там они и заканчиваются!. Эти недомерки, так купец называл низкорослых кочевников, иногда огибают это озеро, проходят мимо этих Пограничных земель, ну и вламываются к нам!. Вон мы в прошлом сезоне с ними, сколько воевали!. Есть там проход!.
   Так разговаривая на ходу со словоохотливым купцом, они впереди каравана тащились на север. Купец рассчитывал закупить у клана Белого Орла, те же самые незамысловатые товары, что и у клана Серых Котов. Правда как выяснилось впоследствии, хитрый купец утаил, что ещё этот клан приторговывает и живым товаром.
   В этом становище, сами себя они называли Людьми Круга, можно было купить молодых девушек. Довольно дёшево надо сказать и с большой выгодой перепродать у себя дома.
   Ближе к вечеру, до них долетел горьковатый запах дыма, а вскоре на них выскочил небольшой разъезд степняков, вместе с конным дозором разведчиков. Кочевники, на скаку, бегло осмотрели караван, перебросились несколькими фразами со знакомым им купцом и успокоенные ускакали обратно.
   Фургоны, не останавливаясь, двигались вперёд, но на всякий случай Никитин, условным жестом, велел всем надеть доспехи. Купец только пожимал плечами, видя такого рода предосторожность.
   С его слов выходило, что эти осёдлые кланы не склонны грабить купцов, и что в набеги в основном ходили кланы, которые жили ближе к озеру и около Приграничных земель.
   -Вот тех да!. Тех стоит опасаться!. Если они увидят что вы слабы - убьют и не станут задумываться над этим!. Там самые гнусных дикари из тех, кто живёт в этих степях. А в глубине степи вообще говорят, живёт большое племя, так там одни бабы говорят, рождаются!. А если родится ребёнок мужского пола так они приносят его в жертву своим демонам.
   Ехавший неподалеку и с интересом прислушивающийся к их разговору сотник, недоверчиво хмыкнул.
   -А баб то там кто пользует?. Это коли они всех мужиков под корень изводят?. - задал он вопрос купцу.
   Тот только неопределённо развёл руками.
   -Ну, говорят они, когда воюют, то берут мужиков в плен. Ну, попользуются, а потом под нож на алтарь!. - произнеся эти слова, купец смачно сплюнул на землю, выражая, таким образом, своё отношение к таким обычаям.
   -Ну, если там бабы силу взяли, то от них любой дурости можно ожидать! - вынес свой вердикт сотник. - Бабы они должны детьми заниматься, да мужа ублажать!. А если она в керы пролезет, то точно говорю быть беде!.
   Слушавшие это разглагольствование, мужчины всех рас, с важным видом закивали головами, соглашаясь с говорившим.
   -Видел бы ты наших бизнес леди! - с усмешкой подумал Сергея, глядя на вошедшего в раж сотника. - Они бы тебе показали кто в семье главный!.
   Так осуждая извечные и никого не оставляющее равнодушным гендерные проблемы, они подъехали к стойбищу кочевников, над которым к небу возносились вверх многочисленные колонны дымов.
   Юрты здесь, ничем не отличались от тех, что они уже видели у другого клана. Такие же и богатые, и бедные, из войлока и шкур, вот только на каждой из них снаружи красной краской было нарисовано один или несколько кругов.
   Хижины становища вольготно, тянулись до горизонта, вдалеке вдруг мелькнуло голубой вспышкой зеркало небольшого озера. На самой окраине поселения, их каравану приказали остановиться и пригласили командира к родовому вождю.
   Здесь Никитина уже приготовившего неизбежные дары-подношения заставили подождать. Первым в странное сооружение запустили купца, вскоре оттуда начали доноситься резкие, азартные крики. Судя по отдельным репликам, там энергично торговались.
   Сергей от скуки вместе с переводчиком-теро несущего в мешке подарки принялись неторопливо обходить не круглую как большинство юрт, а длинную вытянутую метров на пятьдесят строение. Которое в отдельных своих сегментах то вдруг резко сужалось, то резко расширялось.
   Никитин только крутил головой при виде этого архитектурного изыска. Ему всё это напоминало низкий сарай для скота, в котором по какому-то недоразумению проживают люди.
   Вдоль хижины через каждые десять метров, стояли часовые настороженно следившие за ними.
   Землянин вместе с переводчиком обогнули начало этого сооружение, попутно выяснив что вход в него только с одной стороны, и уже возвращались было к месту с которого они начали обход как вдруг сразу несколько воинов сорвались со своих мест и преградили им путь, угрожающе наставив на них копья.
   Один из них одетый побогаче, видимо десятник, стал, что то им резко и зло выговаривать. Никитин разобрал только два слова на торговом - "нельзя и обратно" и вопросительно посмотрел на теро.
   Тот неопределённо пожал плечами.
   -Они требуют, что бы мы вернулись обратно, тем же путём что и пришли сюда.
   Землянин удивлённо посмотрел на стоящих наперевес с копьями низкорослых воинов.
   Охранники, похоже, явно не были настроены шутить и насторожённо следили за каждым их движением.
   Сергей хмыкнул, повернулся и отправился обратно по своим следам, теро пошёл вслед за ним. Землянин всё никак не мог понять, почему их завернули обратно, ведь до входа в это жилище им оставалось пройти всего метров десять, вместо этого их заставили вернуться по своим следам.
   -Наверное я нарушил какое-нибудь местное табу. - подумал он. - А ведь и точно я пошёл против хода светила!. В той деревне, откуда я начал свой путь в этом мире, была та же проблема - если заходишь, то должен обойти хижину по ходу солнца. Скорее всего, охрана забеспокоилась именно из-за этого, испугались, что чужаки наводят злую порчу на их вождя. Да вполне логично для этого времени, вон морды у охранников какие злые!.
   К этому времени он и его спутник добрались до входа в юрту. Охранники вновь застыли истуканами на своих постах, но бдительно следили за ними.
   Никитин от нечего делать повернулся к нему спиной и принялся оглядывать становищё, игнорирую присутствие охраны. Такого рода противостояние продолжалось недолго, минут через пять, полог резко отлетел в сторону, и из юрты вылез раскрасневшийся и злой купец. Махнув им рукой, он буркнул, что-то непонятное и заспешил в сторону своих фургонов.
   Полог вновь распахнулся, на пороге показался очередной богато одетый кочевник, видимо приближённый к вождю. Охранник, стоявший рядом, тут же подскочил к нему и принялся шептать тому на ухо. Судя по тому, что он время от времени бросал на них свой взгляд, речь шла о них. Никитин терпеливо ждал, приветливо улыбаясь.
   Выслушав охранника, придворный задумчиво покачал головой и на хорошем торговом пригласил их пройти вовнутрь. Часовые посторонились и откинули перед ними полог. Войдя в это сооружение, Сергей с любопытством оглядывался вокруг, двигаясь вслед их провожатому.
   Изнутри все здесь отдалённо напоминало японские домики, с их перегородками из бумаги. Здесь было то же самое, только вместо бумаги, их обитатели использовали белый войлок и плотные белёные ткани.
   Скосив глаза, он заметил, что из незаметной щёлочки в одной из перегородок за ним внимательно наблюдают, чьи-то глаза. За одной из перегородок, мимо которых они проходили, послышались громкие женские голоса они, что-то бурно обсуждали. Только вот что они обсуждали, осталось непонятно, стоило им, только появится в коридоре, как голоса моментально смолкли.
   Следующий переход встретил их слабым запахом благовоний. Они остановились перед очередным пологом, оттуда доносились монотонные глухие удары. Придворный приподнял полог и пригласил их зайти вовнутрь. Эта комната, порядка двадцати квадратных метров, была, похоже, самой большой в этом сооружении.
   На целом ворохе мягких белых шкур сидел на корточках уже довольно пожилой кочевник, его пронзительный взгляд сразу же впился в его глаза. Никитин стойко выдержал его взгляд, потом чтобы не играть в эти детские игры с достоинством поклонился.
   Помимо вождя, справа от него, здесь ещё было пяток разодетых степняков, один из них монотонно продолжал колотить в небольшой обтянутый кожей барабан, издавая при этом низкое горловые звуки. Слева расположился так же щедро усыпанный костяными амулетами, как и его коллега у Серых Котов, шаман.
   Никитин произнёс краткую речь и взмахом руки приказал переводчику передать подарки. Теро на полпути перехватил один из сидящих по левую руку вождя и взяв подарки в свои руки с глубоким поклоном поднёс своему вождю.
   Придворный, который встречал их у порога, тем временем быстро подбежал к шаману и что-то быстро прошептал ему на ухо. Небрежный взмах руки, и тот, пятясь, исчез из комнаты.
   Шаман неспешно поднялся на ноги. Встав, он оказался тощим и высоким, немного уступая в росте Сергею. В его правой руке появилась небольшая костяная погремушка и он треща её стал что то негромко напевать.
   Монотонно напевая, он медленно обошёл вокруг Никитина, при этом он немного приволакивал свою правую ногу и когда он обошёл вокруг него, то Сергей оказался заключённым в небольшой круг.
   Глаза шамана радостно вспыхнули, он с торжеством взглянул на него и сел на своё место. Землянин никак не отреагировал на этот поступок шамана, не совсем понимая, что он значит. Так в молчании прошло несколько минут, все выжидательно смотрели на него, чего-то ожидая.
   Сергей посмотрел на круг, в котором он очутился. Круг был небольшим всего четыре шага в диаметре.
   -Может быть - это тест на магию? - промелькнула у него мысль.
   Он сделал осторожный шаг по направлению к шаману и встретился с ним взглядом. Шаман впился в него своими глазами. Никитин принял поединок и усилил подачу энергии. По смуглому, изборожденному морщинами и ритуальными шрамами лицу шамана потёк пот. Сергея такой поединок не особенно напрягал, он сделал следующий шаг и остановился возле самого круга.
   Пот по лицу шамана потёк гуще, он изо всех сил пытался взглядом загипнотизировать Сергея. Никитин улыбнулся и, не отрывая своего взгляда от своего соперника, спокойно вышел из круга, немного постоял так, потом вновь вернулся назад в круг.
   Шаман резко отвел глаза, бросив на него ненавидящий взгляд. Землянин ласково улыбнулся ему, вызвав в ответ ещё один горящий ненавистью взгляд. Шаман был явно недоволен тем, что поединок окончился не в его пользу, к тому же на глазах предводителя.
   Тишину нарушил хриплый голос вождя. Он медленно подбирая слова на торговом, поблагодарил Сергея за подарки, пообещал, что его люди не будут чинить им препятствий в их походе и что ответные дары ему доставят немного погодя.
   Никитин вежливо поклонился. На этом немного странная аудиенция была закончена.
   Краем глаза он заметил, что сидевшие по левую руку приближённые озабоченно кидают взгляды то на него, то на шамана. Некоторые, судя по оживлённому блеску глаз, откровенно радовались поражению шамана, но тщательно скрывали это.
   Их вновь провели по коридору мимо пристально глядящих, на них в маленькие глазки обитателей потаённых комнат. Ему показалось, что число наблюдателей резко прибавилось. Не исключено что весть о его победе над шаманом степняков, уже успела просочиться и до них.
   Выйдя из строения, он глубоко вздохнул свежий, немного пахнущий костром воздух и зашагал к своему каравану, который как раз, медленно втягивался на территорию становища.
   Следом за ним из шатра выскочил давнишний придворный и вызвался провести их к месту выделенной стоянки. Минут через десять, они достигли площадки щедро расписанной, прямо на вытоптанной траве всевозможными кругами.
   Кочевник кивнул им на это место, мол, устраивайтесь здесь, попутно показав, где они могут взять воду для котла и для скота - как он выразился.
   -Как будем обустраиваться командир?. - спросил его подошедший Бирт.
   -Знаешь, давай по полной программе!. - ответил Никитин.
   Он уже успел запустить среди своих бойцов довольно много словечек из русского лексикона и народ уже вполне понимал его.
   Сотник удивлённо поднял бровь, видимо не ожидая, что им придётся так серьезно обустраивать свой лагерь. Но Никитин остался непреклонен, да и бойцам надо было несколько попрактиковаться в этом деле.
   -Не нравится мне их шаман Бирт! - признался своему помощнику. - Да и предводитель у этих ребят, тоже не подарок!. Так что давай действуй, а то эти орлы могут нас всех ночью того.
   -Понял!.
   Сотник поспешил к фургонам, на ходу отдавая команды всем встреченным им по пути сотникам и десятникам. Началась суматоха, степняки понабежавшие к окраине их лагеря с удивлением смотрели как на их глазах его бойцы, копают ров, вытаскивают из фургонов и тут же вкапывают колья.
   Кольев, как обычно, хватило только на то что бы сделать ограду буквой П и прикрыть возможную атаку со стороны становища. Незащищённую сторону прикрыли сцепленными толстой верёвкой фургонами.
   К вечеру пригнали ответный подарок вождя - три десятка мелких покрытых рыжеватым мехом хрюшек. Сергей немного подивившись -подарок принял и стадо быстро погнали в сторону кухни.
   -Что бы это значило? - озадаченно думал он, наблюдая, как бойцы со смехом загоняли визжащее, норовившее разбежаться стадо, в сторону кухни.- Обычно отдариваются вещами, а здесь непонятно...
   Теро тоже ничего не могли ему сказать по поводу ответного подарка степняков. Оставалось только ждать дальнейшего развитие событий.
  

Глава 8.

   -И чего этот ребёнок так давно сидит в этом круге и всё никак не может покинуть его ?- недоумевал Сергей. Он издали наблюдал и размышлял над тем как плачущий малыш в течение нескольких часов сидел в нарисованном вокруг него круге и не делал никаких попыток выбраться из него.
   Кстати таких сидящих детей в круге, здесь в стойбище было немало. Сергей, когда проезжал через это поселение сперва никак не отреагировал на это, ну сидит мальчик или девочка в круге, ну играет - что в этом особенного. Но позже до Никитина дошло, что они не могут выбраться из круга!. Бред, какой то!. Или что, то магическое?.
   Хотя какое тут магическое, скорее уж психическое!. Никитин совершенно спокойно вышел из круга, который очертил вокруг него тот шаман!. И ничего особенного!. Никакой магии!.
   -Кстати о шамане!, - он скосил глаза правее, где ритмично дёргалась тёмная фигура шамана. - Ишь как выплясывает, под свой тамтам!. Как же надоел этот глухой ритм!. И как это они переносят его?. Всю ночь колотил старая сволочь! И теперь гад, продолжает. Рехнутся можно!. Я бы точно не смог!. Наверняка обкурился чем то!. - подумал про себя Никитин.
   Светило медленно поднималось в зенит и временами проглядывало сквозь плотные, набухшие влагой облака. Хорошо, что ветер быстро уносил их, куда то за Змеиные горы, если бы они пролились здесь, то ....паршиво было бы однозначно!.
   Сергей поплотнее завернулся в свою куртку и накинул капюшон на голову, с востока дул пронизывающий холодный ветер, но это было ещё терпимо, а вот если к нему добавится ещё и дождь...
   -Н-да занесла меня нелёгкая в эти степи да ещё в межсезонье! - в который раз подумал он и зевнул.
   Сегодня ночью, он часто просыпался и поэтому, несмотря на то, что поздно встал, так и не выспался, даже завтракать не хотелось. Он только вытребовал себе котелок кипятка, куда и кинул горсточку всевозможных сушёных трав и цветов.
   В данный момент он сидел на передке своего фургона и, потягивая чай с медом, мрачно наблюдал как возле одинокого шатра, под глухие монотонные ритмы то большого барабана, то под более звонкие ритмы небольшого ручного барабана, тяжело утрамбовывал ногами землю шаман.
   Если судить с того момента как впервые зазвучал барабан, то шаман уже танцевал порядка шести часов. Надоел, зараза и никак его не заставишь заткнуться!.
   Глухой ритм барабана вдруг смолк и резко, пронзительно в наступившую тишину вплёлся звук костяной погремушки. Никитин прищурил глаза - в руках у шамана было два, чьих-то черепа, которыми он сейчас тряс над своей головой.
   Юрта шамана, щедро размалёванная красно-коричневыми кругами, находилась от их лагеря метров за сто, и глухие шумы барабана здесь были слышны достаточно хорошо.
   Шаман вновь застыл на месте, престав трясти своими погремушками. У Никитина сложилось впечатление, что он сейчас неотрывно смотрит именно на него. Он с шутовским жестом вскинул повыше чашку с чаем, приветствуя своего свежеприобретённого недруга.
   Шаман заметил его жест, погремушки в его руках, разразились пронзительным треском, а сам он даже начал невысоко подпрыгивать.
   -Порчу он, что ли наводит, собака страшная!? - добродушно подумал землянин.
   Сергей закрыл глаза и прислушался к своим ощущениям. Действительно этот бесноватый,
   что-то пытался с ним сотворить, но его энергетический уровень был гораздо ниже, чем у Сергея и его жалкие заговоры не могли ему повредить.
   Землянин спокойно допил свой чаи, зевнул и окунулся в никогда не кончающийся круговорот повседневных дел. Камлание шамана его особенно не беспокоило, только время от времени он смутно чувствовал эту тёмную нить, которая их стягивала. Один раз он даже разорвал её, но вскоре эта нить соединила их снова. Особенно эти атаки его не беспокоили, и он махнул на это дело рукой.
   Ближе к вечеру он почувствовал, что эта нить вдруг разорвалась и что шаману худо, очень худо, но Сергей не был склонен проявлять своё сочувствие к адептам чёрной магии. Барабан вскоре затих, а к вечеру становище кочевников охватило сильное возбуждение - умер старый шаман.
   Это известие принес вместе с вязанками сушняка один из многочисленных мальчишек. Получив свою медную монетку, ребёнок на ломанном торговом, сообщил им эту весть и быстро убежал в сторону становища. Вскоре эта весть долетела и до Никитина, который приказал всем на всякий случай одеть доспехи, зарядить арбалеты и вооружится.
   В такой момент всякое может быть. Туземцы вполне могут решить, что это он извёл их шамана и покарать его за это. К счастью ничего страшного не произошло. Кочевники только несколько театрально повыли, принесли в жертву своему богу несколько мохнатых свиней, и вскоре небольшая процессия на лошадях отправилась вглубь степи. На одной из низкорослых лошадей был навьючен завернутый в шкуру, труп шамана.
   У этого племени был давний обычай хоронить в каком-то потайном месте своих вождей и шаманов. Более простых обитателей этого становища хоронили поблизости от становища, считалось, что их души после смерти будут охранять становище от происков врагов. Вскоре после этого события отношение к нему и его отряду резко изменилось... в лучшую сторону.
   Степняки стали на редкость гостеприимны, на Никитина все туземцы теперь смотрели с опасливым уважением, почтительно кланяясь, если вдруг его взор останавливался на ком-нибудь из них.
   Никитин догадывался, откуда ветер дует, но держал свои догадки при себе. Впрочем, вскоре всё и так всплыло наружу. Бирт, который помимо роли его заместителя занимался разведкой и контрразведкой, отчего Никитин был вынужден сквозь пальцы смотреть на его шалости с вином, сообщил следующее.
   Не так давно он хорошо подпоил того самого придворного который приглашал их в юрту вождя. Придворный сносно пронимал и разговаривал на торговом и хитроумный Бирт вытянул из него немало интересных сведений.
   Оказывается шаман, которого Сергей так сильно опозорил тогда в юрте, демонстративно разрушив его якобы магический круг вокруг него, не смог стерпеть подобного рода оскорбление для своего имиджа и начал свершать один интересный обряд который Никитин принял за банальное наведение порчи.
   Обряд заключался в следующем, шаман начинал своё камлание, обращаясь при этом к своему духу-покровителю, что бы тот покарал нечестивца оскорбившего его. Насколько понял Бирт это было одно из самых могущественных чёрных заклинаний применяемых здешними шаманами. Но здесь в отличии от банальной порчи, был один очень неприятный для практикующее подобную гадость нюанс. В живых должен был остаться только один из них или дерзкий пришелец или... сам шаман. Шаман излишне понадеялся на свои силы и в результате отправился к своим богам или демонам, это уж как посмотреть...
   Естественно после подобной весёлой ночки, всем в стойбище стало ясно - что Никитин тоже колдун, причем более могущественный, чем покойный шаман. Многие из туземцев видели его, как во время проведения обряда он спокойно ходил по своему лагерю, а кое-кто даже заметил, как он ухмылялся, когда пил свой чай, ничуть не пугаясь делать это на глазах беснующегося шамана.
   С одной стороны этот трагикомический эпизод позволил им пополнить запасы продовольствия перед очередным броском вдоль Змеиного Хребта, с другой стороны теперь Никитина со всех сторон буквально уламывали туземцы, силясь, в буквальном смысле подложить под него своих дочерей.
   Землянин, конечно, понимал, что подобные немногочисленные племена всегда с радостью готовы были предоставить своих женщин, для вливания свежей крови, но выступать в качестве племенного быка ему как, то претило.
   Да и знать, что твой ребёнок воспитывается в каком-то дикарском племени, ему в отличие от огромного большинства мужчин этого мира, было не безразлично. И так уже один растёт в одном таком затерянном племени.
   Поэтому он к радости своим дружинников, которым за это даже не приходилось платить, отсылал им этот весьма многочисленный поток девиц к ним. Подобное к подобным, ну что делать - это их мир.
   У него эти молодые девочки и женщины как то не вызывали, особого восторга, это он уже отметил ещё в Бартхеше, когда он был вынужден взять под своё покровительство молодую рабыню.
   Если не принимать в расчет специфику низких и высоких уровней и отвлечься от высоких материй, то здешним девицам с их грубыми лицами и коренастыми фигурами, до тех же изящных женщин теро им было далеко.
   У Гины тоже было, как говорится всё при ней, а вот не хочется. И здесь та же картина!. Правда, от этих девочек, к тому же довольно противно пахло потом и каким то прогорклым жиром!. Так что несмотря на то, что ему начали предлагать уже и девственниц, он так и не польстился ни на одну из них.
   Зато Гафт теперь постоянно ходил с бледным не выспавшимся лицом, но держался бодро. Никитин что бы хоть немного отвертеться от почётной роли самца-производителя, шутки ради пустил слух среди туземцев, что, мол, его оруженосец тоже шаманит потихоньку и ходит у него в учениках.
   Так что теперь любвеобильный парень работал можно сказать на износ, судя по его утомлённому лицу. Наконец, к облегчению Сергея, все необходимые припасы были набраны, и отряд вновь тронулся дальше по противно чавкающей от грязи, узкой дороге.
   Нынче им предстоял долгий путь. Из рассказов кочевников следовало что до озера нужно будет добираться дней десять, а там смотреть по обстановке или на больших паромах махнуть через узкую горловину озера или огибать его недели две.
   На этом отрезке пути была ещё одна стоянка клана Ветра, но они не особо привечали чужих и не особенно стремились торговать с окружающими. Это воинственное племя частенько ходило в набеги на соседей, доходя даже до Пограничных Земель, так что нужно было в любой момент быть готовым к нападению этого племени.
   Ну, так они всегда теперь были готовы к возможному нападению и на марше и в местах ночлега, который теперь каждый вечер обустраивался весьма тщательно.
   Никто из стоявших в становище торговцев, не выразил желания, к ним присоединится. В ту сторону редко кто держал путь. Купец, который дошёл с ним до стойбища, тоже закончил все свои дела ещё позавчера и отправился обратно, даже не попрощавшись с ним.
   Путь до озера считался опасным, еле видимая дорога, заросшая низкой бурой травой, лучше всего свидетельствовала о том, что этим маршрутом пользуются очень редко.
   Никитин откинул капюшон и подставил запотевшие волосы холодному, остро пахнущему степными травами ветру.
   -Эх, сейчас бы в баню!. Надоели эта холода, и вымыться толком нельзя! - с тоской подумал он.
   Вскоре пришлось вновь натягивать капюшон, было не так жарко что бы ехать с непокрытой головой. Температура в это время года редко, даже в солнечные дни, подымалась выше десяти градусов по Цельсию.
   По ночам на траву временами ложился иней. Войско старалось укутаться, во что-то тёплое, все, что он тогда получил у теро и купил у кочевников, нашло своих хозяев. Бойцы натянули на себя тёплые плащи а у кого их не было кутались в шкуры или войлок.
   С обувью было ещё хуже. Сапоги выдавались только сотникам и десятникам. Рядовые бойцы носили грубые сандалии и сейчас все старались хоть чем укутать мерзнущие ноги. Но холодная промозглая погода брала своё. Десятка четыре бойцов сильно простыли и сейчас кашляя, лежали в фургонах.
   Землянин распорядился, что бы бойцам на привале кормили, горячим мясным, жирным супом. Одна из полевых кухонь теперь постоянно кипятила воду, и замёрзшие бойцы на остановках всегда могли залить в себя чашку горячего травяного напитка.
   -Дёрнуло же меня, потащится в эту степь в это время! - в очередной раз мрачно подумал Сергей, взглянув на затянутое плотными низкими тучами небо.
   Мокрые сапоги, грязь, чавкающая под ногами, низкие обложные тучи которые могли с равным успехом разродится мелким противным дождём, а то и снегом. Хорошо еще, что им приходилось блуждать в самой степи, а двигаться по самой её окраине. Змеиные горы служили хорошим ориентиром и, нужно было только не терять их из виду.
   -Командир!. Опасность!. - резкий крик кого то из сотников, выбросил его из нерадостных раздумий.
   Он тут же отреагировал на крик и стал лихорадочно оглядываться. Справа от него отчаянно, прямо на ходу, сигналя знак опасности ярко начищенным щитом в их сторону летел один из конных десятков Росо, а за ним..
   За ним, вдалеке, похоже, увязалось не меньше полутысячи всадников, и все они не снижая скорости, мчались прямо на их караван.
   -Сблизить фургоны! - заорал надсаживаясь Сергей. - Зарядить арбалеты!. Щиты вытаскивайте побыстрее!!. Быстрее демоны вас всех забери!.
   Десятники и сотники громко принялись вторить его команде. За те несколько минут, которые были им, отпущены, Никитин успел выстроить в одну линию сотни три бойцов. Остальные спешно строились позади низ. Везде раздавалась заковыристая ругань десятников, собиравших своих бойцов в компактные кучки.
   Бойцы охранения мигом пронеслись сбоку от них, позади всех скакал придерживаемый товарищем боец со стрелой в плече. За ними быстро сокращая расстояние, с громкими криками завывая и размахивая копьями, катилась конная лава.
   Едва их охранение миновало строй, как Никитин скомандовал стрелять. Двести арбалетчиков, за спинами щитоносцев с пятисекундным интервалом разрядили свои арбалеты.
   Монолитный фронт наступающих рассыпался на отряды, которые столпились около вмиг образовавшихся тел животных и воинов. Кочевники заметались, отовсюду слышались дикие ржание лошадей и крики раненых.
   Нападавшие даже ничего не успели понять - тут не было привычного полёта стрелы, короткий арбалетный болт трудно отследить глазом и кочевники растерялись, ещё плохо понимая что произошло.
   Над полем заметались тревожные голоса, нападавшие вновь стали привычно стягиваться в единую цепь, подставляя себя аккурат под залп очередной сотни арбалетчиков, которые к этому времени успели образовать ещё одну шеренгу.
   Никитин заметил, что к ним на левом фланге, добавился отряд лучников-теро, но до кочевников было ещё далеко и они напряжённо ждали с наложенной стрелой, когда нападавшие подойдут поближе.
   Лучникам так и не удалось пострелять, вскоре две сотни арбалетчиков натянули свои стальные луки, и их залп окончательно отбил у степняков охоту связываться с ними. С паническими воплями они развернули коней, и даже не сделав попытку подобрав раненых, шустро умчались обратно.
   Землянин дождался пока в строй встанет ещё сотня арбалетчиков и двинулся в сторону поля боя. Теперь имея четыре сотни арбалетчиков, он мог сражаться с многократно превосходящим его противником, перемалывая их, следующими друг за другом залпами.
   Росо и его отряд вновь были отправлены на разведку. На этот раз он взял всю свою сотню. Когда он во главе разведчиков скакал мимо его фургона, то Никитин махнул рукой привлекая его внимание, и крикнул что бы они не преследовали кочевников, а просто встали на холмах и в случае опасности предупредили бы их что готовится нападение.
   Конники, погоняя лошадей, быстро взобрались на пологий холм и оттуда просигналили, что опасности нет. Сотня бойцов, отложив щиты, начала деловито собирать трофеи, попутно притащив десяток легкораненых.
   Теро попытался было с ними заговорить на одном из степных диалектов, но пленные никак на это не отреагировали, только зло смотрели на них и плевались.
   -И чего мне с ними делать - полюбопытствовал Бирт, поигрывая кинжалом. - Наденем ошейники?.
   Никитин мрачно на него посмотрел.
   -А то ты сам не знаешь, что с ними делать - проворчал он.
   Сотник пожал плечами и быстро добил всех пленных, не высказав при этом никаких эмоций. Здесь с этим было всё просто - или мы или они.
   Бойцы тем временем кончили собирать оружие убитых и вытаскивать из тел арбалетные стрелы, попутно они поймали десятка три низкорослых лошадок, которые не успели ускакать от них. Трофеи были так себе, сотни три медных и бронзовых ножей и кинжалов, луки годились только на растопку. Ещё подобрали с полсотни топоров, немного, но всё равно пара-тройка золотых к солдатскому жалованию никогда не помешает.
   Бойцы шумно обсуждали детали скоротечной схватки, часто и беспричинно смеясь - сбрасывавшая таким образом нервное напряжение. Это нападение как-то удивительно вовремя встряхнуло их отряд, скрасив их монотонные будни.
   У них оказался только один легкораненый из разведки. Стрела, сильно ослабленная меховой одеждой и легким доспехом, проникла в кожу буквально на сантиметр, так что вскоре парень вновь мог встать в строй.
   -Страшное это у вас оружие - ар-ба-лет!. - по слогам выговорил его название Колтоп, незаметно подошедший к его фургону. - Можно узнать сэр, могут ли мои люди потренироваться с этим оружием.
   Никитин задумался, взвешивая варианты.
   -Видите ли сотник, - он лихорадочно искал как бы поделикатней ему ответить, что бы не обидеть отказом. - это оружие я доверяю только тем кто уже давно служит у меня. Они все принесли мне клятву верности, а твой отряд так и не принёс мне клятву верности. Не так ли?.
   Никитин с ласковой улыбкой широко развёл руки .
   -Если ты и твои соплеменники согласны принести мне клятву верности и согласитесь влиться в мой отряд на моих условиях, то я доверю вам это оружие.
   Никитин сделал паузу, что бы теро немного проникся этим и продолжил:
   -Я плачу твоим офицерам и лучникам, те же деньги что и своим дружинникам, но вы пока не входите в мою дружину. Если ты и другие теро согласятся принести мне клятву верности и подчиняться только мне, а не Висс-ано, то вы получите это оружие.
   К такому развитию событий теро оказался не готов, он только пробормотал, что он должен подумать и отстал.
   Сергей специально не стал его неволить, теро очень сильно почитали свою верховную власть, и им тяжело было решиться на такой шаг. С другой стороны Никитин совершенно справедливо не хотелось доверять такое убийственное оружие в руки теро, которым их правитель в любой момент может скомандовать обернуть их оружие против него.
   Всё превосходство его небольшой армии строилось именно на том, что они могли, издали расстреливать своих врагов. Большинство из его дружинников, пока не могли составить конкуренцию крепким профессионалам из Ка-Ато или Висс-ано. Пока.
   Так что у него пока было только два козыря против многочисленных врагов - это способность сражаться строем и арбалеты. Здешние армии ещё не дошли до этого, но их воины уже десятки лет тянули солдатскую лямку, и в битве стенка на стенку у них было гораздо больше шансов на победу, чему у его молодняка.
  

*****

   И опять потянулась еле видимая дорога. Степь так её растак!. Здесь все в вечной вражде друг с другом!. Мирных племён здесь нет по определению, мирный - значит мёртвый!. Живущие ближе к землям теро ещё как то шли на контакт с чужаками, небескорыстно естественно, но чем дальше в степь, тем враждебнее становились племена, или откупайся, или дерись. Вот и сейчас...
   -Сотни монет мало! -одетый в поношенный доспех вождь степняков взвесил в руке мешок с деньгами, его глаза алчно блестели. -За такие деньги моё племя не может позволить тебе и твоим людям пройти по Священной земле!.
   Его такая же пёстро одетая свита, разродилась громкими криками и одобрительно закивала головами в знак согласия со своим вожаком. Предводитель этого мелкого клана иликов требовательно глядел в глаза Сергею.
   -Тысячу монет!. Только тогда я и мои воины позволим твоему каравану пересечь наши Священные земли!.- с пафосом заявил кочевник.
   Один из сидящих рядом с ним оборванцев, наклонился к нему и что-то прошептал ему на ухо.
   -Так вот тысяча монет и десять!. Нет двадцать длинных кинжалов которыми вооружены твои охранники. - подкорректировал свои требования шантажист.
   Никитин устало вздохнул, его уже несколько утомил этот бессмысленный торг. Священные земли подумать только!. Правда видневшаяся впереди гора, была действительно необычная. Двуглавая. Но тысяча монет!.
   -Ну и аппетиты у этих ребят - мысленно подивился про себя Сергей.
   До озера осталось дней три пути, когда им вдруг заступил дорогу какой, то мелкий степной клан во главе с вождём. Клан был так себе - тысячи полторы воинов, но Никитин, не желая зря проливать кровь, согласился на переговоры.
   Договорились, что со стороны каждого на переговоры явятся их предводители и десять воинов, и вот они уже второй час сидели у костра перемирия и определяли размер откупных. Сперва их предводитель потребовал порядка сотни золотых за право прохода и после небольшого торга получил их. Это, по всей видимости, было ошибкой Никитина.
   Увидев, что он согласился так легко расстаться с деньгами, предводитель кочевников стал требовать большего. Кочевники, прикинув, что их раза в два больше чем бойцов Никитина то... и стали наглеть.
   Они ещё не поняли, с кем они связались. Его отряд, степняки приняли за банальных караванщиков с охраной и сильно надеялись отжать у них ещё что то себе и давили на нервы. Никитин резко поднялся на ноги. Его охрана, настороженно глядящая на степняков, тоже резко поднялась, демонстративно держа руки на гладиусах. Охранники вождя тут же оказались на ногах. Все и кочевники и его дружинники , с напряжением ждали его ответа.
   -Я подумаю - как можно небрежнее бросил Никитин - и завтра дам ответ.
   -Хорошо до завтра мы подождём - покладисто согласился вожак.
   Он что-то негромко сказал своим воинам, и все они поспешили в ту сторону, где располагалось их войско.
   Сергей и его люди не торопясь, двинулись, не забывая оглядываться. Такие мелкие разбойные кланы всегда славились своей непредсказуемостью, стрела в спину и жалуйся потом хоть светлому Лосу хоть Куту-сотворителю, без разницы!. Землянин подошёл к вытянувшимся в ряд фургонам, навстречу ему поспешил Бирт.
   -Ну как?. - вопросительно сказал он.
   Никитин неопределённо хмыкнул.
   -Давайте ставьте ограждение, похоже, эти степные шакалы от нас так просто не отстанут.
   Бирт кивнул головой, соглашаясь с ним и вскоре, фургоны начали разворачиваться, съезжая с дороги и становясь в ряд, друг за другом. В обустройстве лагеря принимала участие примерно половина бойцов, другая половина не выпускала из рук арбалеты, зорко посматривая на лагерь кочевников.
   Те к счастью не заинтересовались процедурой обустройством лагеря, а то вздумай они атаковать их сейчас, им бы пришлось довольно трудно, особенно когда фургоны были разрозненны, и было сложно организовать оборону.
   Часа через два лагерь был готов, редкий частокол, неглубокий ров, но для защиты от конницы вполне достаточно. На ночь в дежурство отрядили сотню бойцов с собаками. Сотня дежурила два часа, потом шла отдыхать.
   Ночь прошла очень беспокойно, из-за недостатка топлива пришлось ограничиться небольшими кострами. Собаки всю ночь лаяли в темноту и рвались с привязи. Несколько раз кто-то пытался перелезть через забор, и охрана без предупреждения начинала стрелять из арбалетов.
   Ближе к утру через изгородь попыталось прорваться, не меньше десятка кочевников и охрана подняла тревогу, опасаясь, что за ними последуют ещё. Так что рассвет все встретили с оружием и невыспавшимися.
   Вскоре на давнишнем месте загорелся костёр - их приглашали на переговоры. Перед тем как пойти на переговоры Никитин велел Бирту зарядить все имеющиеся у них арбалеты и быть готовым к атаке, он уже примерно представлял себе, как пройдут сегодняшние переговоры.
   На переговоры пошли, как и вчера десяток бойцов с той и другой стороны, плюс предводители.
   Вождь кочевников уже успел усесться у костра и нагло скалил зубы, наблюдая за ними. Краткие приветствия и вопрос - как удар клинка вопрос - "когда ты отдашь мне деньги и оружие?".
   Никитин неопределённо пожал плечами.
   -Я думаю что никогда. Сотне монет вполне хватит за проход по этой территории.
   Заросшее лицо предводителя кочевников оскалилось в зловещей ухмылке.
   -Ты бабья морда отказываешь мне? - свистящим шёпотом переспросил он хватаясь за кинжал, не веря, что ему вот так просто отказали.
   Среди телохранителей Никитина послышался недовольный ропот. Никитин усмехнулся и, глядя в глаза кочевника, спокойно произнёс:
   -Да заросшая морда, похожая на облезлого козла!. Я отказываю тебе!.
   Его телохранители довольно рассмеялись за его спиной. Степняк резко вскочил на ноги, его рука потянулась было к ножу, но телохранители Никитина быстро встали вокруг него. Кочевник несколько секунд буравил их злым взглядом, потом вдруг резко резанул себя по левой ладони и начал ногами разбрасывать тлеющие поленья и затаптывать костёр. В степи - это означало, что с этого момента они становятся врагами.
   Никитин бросил взгляд назад - вокруг своего вождя столпилась его охрана, они показалось ему, как то странно принюхивались к запаху пролитой крови, напоминая стаю волков учуявших добычу. Они даже не смотрели им вслед, все их взгляды были устремлены на окровавленную руку своего предводителя.
   Никитин и телохранители, часто оглядываясь, быстрой рысью двинулись назад в лагерь. Ради них никто не стал делать проход, и они низко пригнувшись, пролезли через стоящие вплотную фургоны. Здесь уже поджидал их Бирт вместе с другими сотниками. За их спинами на холме вдруг стали раздаваться яростные крики. Землянин окинул своё окружение пристальным взглядом, немного помолчал.
   -Значит так ребята. Я сейчас специально оскорбил их вождя и вскоре они полезут на нас. Наша задача, когда они полезут перебить их как можно больше этих шакалов. Чем больше мы их положим, тем меньше они будут нам досаждать в пути. Раздать все арбалеты, я думаю, после пары залпов из них они больше не будут нам досаждать. И пускай все возьмут щиты. Лично проверьте!. Особенно это относится к теро!. Мне с ранеными здесь возится недосуг!.
   -Понятно!.
   -Понятно командир!.
   -Колтоп! - обратился землянин к желтоглазому теро.- Твои бойцы пусть защищают незащищённый проход. Рассредоточь своих ребят и если кочевники попытаются прорваться с этого направления, то твоя задача задержать их до подхода резерва. Понятно?.
   -Понятно. - кивнул головой теро.
   Он резко опустил голову отдавая, таким образом, честь, как это было принято в армии теро и развернувшись начал что то быстро кричать на нати, созывая своих бойцов. Сергей тем временем быстрым шагом, на ходу раздавая приказы, дошёл до своего фургоны и вытащил оттуда шлем с прозрачным забралом.
   Его телохранители помогли ему завязать наручни с вшитыми стальными пластинами, после чего все повытаскивали из фургонов оставшиеся щиты.
   Никитин подошел к частоколу и, напрягая зрение, стал вглядываться вдаль туда, где перемещались массы кочевников, подымая облако пыли. Минут через пять степняки, хаотично раскинувшие свой лагерь на добрый километр, стали быстро стягиваться в ударный кулак.
   Никитин вместе с телохранителями прошел перед густой цепью бойцов застывших вблизи редкого частокола.
   У всех были прямоугольные тяжёлые щиты, на эти щиты они опирали ложе арбалетов, которые пока смотрели в небо. Пока.
   -Ребята!. -бодрым командным голосом начал землянин.- Сейчас эти степные шакалы полезут на нас. Они ещё не знают, что все они здесь и останутся!. Так поможем им в этом, что бы не один из них не уполз обратно в степь!.
   Никитин к этому времени, волей неволей, заматерел. Строгое лицо отца-командира, сверкающие доспехи, уверенная речь и мощный поток, исходящий от него энергии, что бы вызвать у солдат необходимый для него настрой.
   -Уррра! - в едином порыве взревело войско.
   С холмов долетел ответный хриплый вой степняков набирающих разбег перед атакой. Землянин ещё немного прошёлся перед стоящими бойцами, потом пройдя сквозь расступившийся строй, встал вслед за ними. Поймал глазами Бирта и кивнул ему.
   -Арбалеты !. Готовься! - взревел сотник.
   Все арбалетчики примостили своё оружие на верхний край щита и замерли. Поскольку нападение пока осуществлялось на одном участке то Никитин, недолго думая растянул свои войска в одну линию и сейчас почти шестьсот арбалетов готовы были выпустить свои смертоносные гостинцы.
   Кочевники, что здесь, что там нападали довольно однообразно, сосредоточив все силы на одном участке. Если бы они разделились на несколько отрядов, то у них были бы большие проблемы, а так милости просим. Посадочные билеты на ладью Харона мы вам обеспечим!.
   Вал визжащей конницы на ходу натягивающей луки завораживал. Казалось, в своей ярости она может смести все, что преграждает ей путь. Но это было обманчивое впечатление - рассчитанное на, то что бы запугать противника, вогнать его в ступор, что бы он не смог сопротивляться. Проходили уже!. Да и не так уж и много их было.
   Никитин поднял правую руку, он хотел подпустить нападавших поближе, но так что бы они, не попали под ответные стрелы их луков. Несколько стрел сорвавшихся с тетивы наиболее нетерпеливых стрелков воткнулись в землю далеко от них. Ещё немного..
   -Пли! - резанул слух резкая команда приказа.
   Все воины одномоментно разрядили луки и, опустив арбалет, принялись торопливо заряжать его. Конная лавина, которую казалось, ничем не остановишь, вдруг застыла, как будто она натолкнулась на невидимую стену.
   Перед ними взгромоздился огромный вал из трупов воинов и их лошадей. Раненые лошади вставали на дыбы кусались и били копытами во всех направлениях, скидывая своих всадников.
   К удивлению землянина этот залп, выкосивший едва ли не треть нападавших, не заставил их остановится. С правого фланга огибая взметнувшийся вал трупов к ним, упорно стремились оставшиеся.
   В первых рядах Никитин заметил их предводителя, который яростно потрясал обнажённым кинжалом. К счастью для Никитина, для того что бы преодолеть возникшее препятствие конникам пришлось, затратить около минуты, этого времени арбалетчикам как раз хватило что бы вновь натянуть свои механические луки.
   Никитин кивнул Бирту и приказал разделить силы - теперь кочевники одновременно атаковали их и с правого и с левого фланга.
   Теперь стрелки стреляли поочерёдно - одна сотня, другая, третья, перемалывая живую силу противника. Предводитель и его телохранители первыми угодили под раздачу, теперь в том месте громоздился целый курган тел, но оставшиеся в живых всё равно исступлённо лезли на них.
   -Опять эти "берсеркеры" степного разлива - со злой яростью подумал Сергей.- Ну, давайте сволочи!. Мы вас здесь всех закопаем!.
   Первыё стрелы начали с глухим стуком втыкаться в щиты. Один из бойцов вскрикнул и выругался, одна из прилетевших стрел скользнула по его лицу по касательной, к счастью оставив лишь царапину, обильно заалевшую кровью.
   -Маленькие ублюдки! - с чувством, выругался стоящий неподалёку от него Бирт.
   Сотник вскинул арбалет, поймал в прорезь стрелка, который вновь натягивал свой лук. Арбалет несильно щёлкнул, лучника просто вынесло с лошади. Бирт довольно крякнул и принялся вновь натягивать арбалет.
   Кочевников к этому времени осталось, наверное, не более пятисот воинов. Примерно половина из них сейчас яростно лезла к ним через частокол, а другая стреляла из луков. Отступать эти ребята, похоже, не собирались, несмотря на то, что сейчас они оказались в меньшинстве.
   Точку в этом несколько затянувшемся сражении поставил Колтоп со своими лучниками. Видимо им надоело в очередной раз оставаться в стороне от боя. Десятки стрел густо пошли над головами арбалетчиков, сметая тех, кто лез через частокол. Арбалетчики, вновь схватились за свои механические луки и минуту спустя, всё было кончено.
   В плен никто не сдался, на поле боя осталось только несколько десятков тяжелораненых степняков, ранения которых были несовместимы с жизнью.
   Сергей свистом подозвал ближайшего сотника, им оказался Секо и приказал ему организовать сбор трофеев.
   -Пошарь там за пазухой у их вождя, там должны быть мои сто монет. Коли не захотел нас пропустить придётся у него денежки изъять! - шутливо сказал землянин.
   Стоящие рядом с ним бойцы довольно засмеялись. Сотня бойцов была отправлена мародёрствовать на поле брани. Позже к ним присоединился Росо со своими конниками, он со своими людьми отобрал сотню крепеньких лошадок, остальных просто отогнали в степь, такое количество лошадей им было не нужно.
   Остальные бойцы тем временем принялись разбирать укрепления и грузить столбы в фургоны. Улучшив момент, Сергей заглянул в фургон с красным крестом к знахарю, взглянуть на раненых. К счастью тяжёлых ранений не было - только лёгкие ранения в руку или ногу. А вот без потерь на этот раз не обошлось - сегодня им пришлось копать братскую могилу на четверых. Согласно заведённому ритуалу на могиле поставили крест. Никитин прочёл краткую молитву, войско почтило павших в бою минутой молчания, после чего его караван вновь тронулся на север вдоль Змеиных гор.
   Неожиданно с ближних холмов раздалось ржание, но тревогу никто по этому поводу не поднял - это оказались бесхозные лошади степняков. Небольшой табун этих низкорослых лошадок не захотел видимо переходить на вольные хлеба и неотступно следовал за их отрядом.
   Рядом с Никитиным послышался мягкий топот копыт и Колтоп, с важным видом восседавший на трофейной лошадке поравнялся рядом с его фургоном.
   -Я хочу выразить вам своё восхищение проведённым боем - теро насколько позволяло его положение на лошади, почтительно склонил голову. - Уничтожить такое количество неприятеля и при этом потерять всего несколько бойцов!. Я не помню ни одной такой битвы в нашей истории, где мы могли бы похвастаться чем-нибудь подобным! - польстил он ему.
   Сергей вежливо кивнул, принимая похвалу от теро. Тот ещё минуту рассыпался в похвалах, потом перейдя на деловой тон, попросил, что бы теро пересели на степных лошадок. Никитину это было как то безразлично, пешие они будут или на конях. Немного подумав, он кивнул разрешая.
   -В конце концов, почти двести конных лучников смогут оказать ощутимую помощь, бойцам Росо с их арбалетами.
   Росо только обрадовался такому положению вещей, так что в скором времени порядка трёхсот бойцов постоянно крутились на близлежащих холмах, надёжно охраняя караван на марше. Заканчивался очередной день их пребывания в степи, но впереди ещё было много опасных приключений.
  

*****

  
   Погода тем временем вновь стала ухудшаться. Небо затянули обложные тучи, из которых к вечеру начал сыпаться мелкий, колючий снег. Никитин натянул капюшон и плотно завязал его под подбородком. Встречный ветер бросал снежную крупу, в глаза заставляя, его непрерывно щурится.
   Вскоре его осенила одна идея, и он нахлобучил прямо на капюшон свой шлем и опустил прозрачное забрало. Сразу стало намного комфортнее ехать.
   Неожиданно впереди послышались тревожные крики. Никитин нашарил и быстро взвёл свой арбалет, сунул в паз болт и принялся всматриваться в белую муть - уже за сто шагов ничего нельзя было разглядеть.
   Телохранители тут же сгрудились рядом с фургоном, привычно вытаскивая свои щиты, рядом раздались зычные команды десятников и сотников. Бойцы, сжимая оружие, вглядывались в снежную круговерть и прислушивались, но пока всё было тихо.
   -Если на нас сейчас нападут, то нам придётся действительно туго - недовольно подумал Никитин.
   Караван встал, все ждали сообщения от разведки. Вскоре послышался мягкий конский топот и из снежной круговерти выскочили всадники. Никитин на всякий случай, навел арбалет на ближайшую фигуру, а телохранители встали в ряд, перед фургоном выставив вперёд короткие копья. Узнав скачущего впереди своих бойцов Росо, телохранители раздвинулись, пропуская его к командиру.
   -Ну чего там такое? - спросил землянин у командира конников, опуская арбалет.
   -Да так ерунда!. - сотник махнул рукой. - Там на дороге, дырявый фургон, а там старуха с ребёнком. Бык там у них подох!. Старуха, что то лопочет, ничего не поймёшь!.
   -Ладно поехали вперёд. - решил Сергей .- И кто-нибудь кликните там этого теро-переводчика!.
   Росо кивнул головой и один из его подчинённых помчался в хвост колонны, где находился отряд Колтопа.
   Фургоны вновь тронулась вперёд. Вскоре тёмным пятном на заметаемой снегом дороге проявился небольшая повозка. Никитин остановил свой фургон, откинул прозрачное забрало шлема и, морщась от летевших в глаза снежной крупы пошёл к повозке.
   Подойдя поближе он заметил, что рядом с ней валяется дохлый бык, контуры тела которого уже большей частью скрыл снег. Землянин вместе с неразлучными телохранителями зашли к фургону сзади, один из них откинул дергающийся под ударами ветра полог. Землянин всмотрелся в темноту фургона, там вяло шевелились два тела, одно побольше другое поменьше.
   То, что побольше стала, что то негромко говорить, но никто так ничего и не понял. Понял только отдельные знакомые слова на кепо -"девочка" и "надо".
   Прибежал переводчик. Сергей кивнул ему вглубь фургона. Теро затараторил сперва на одном языке потом на другом.
   -Эта старуха просит, что бы мы спасли её ребёнка. Она, мол, вырастет красивая и будет хорошо согревать вам постель.
   Из фургона вновь послышалась тихая временами заглушаемая ветром речь.
   -Она умоляет, что бы взяли хотя бы её дочь, её можно не брать..- перевёл теро.
   -Ишь ты!. Ладно пускай вылезает! - распорядился Никитин. - Пусть берут свои пожитки и выходят!.
   Переводчик перевёл. Одно маленькое пятно стало пробираться к ним из темноты фургона. Никитин оттеснил одного из телохранителей и подошёл поближе. Пятно, наконец, добралось до выхода и на Никитина из под накинутой шкуры глянули испуганные детские глаза.
   Сергей протянул ребёнку руку и мысленно послал ему ободряющий импульс. Девочка доверчиво протянула ему холодную ладошку и он, поднатужившись, вытащил ребёнка из фургона. Большое пятно внутри фургона не шевелилась.
   -Скажи ей, что бы она вылезала оттуда!.
   Переводчик что-то требовательно прокричал. Женщина зашевелилась и тоже стала ползти к ним.
   -А зачем старуху то брать? - проворчал один из сидящих неподалёку на лошади бойцов Росо.
   -А что лучше оставить здесь подыхать? - мрачно взглянул на него Сергей.
   -Дык я чего! - забормотал парень - Я это конечно пускай живёт. Светлый Лос, нам завсегда завещал помогать... э ..
   -Помощник выискался ! - презрительно процедил землянин - А ну давай все вперёд чего столпились!. Кто за дорогой будет наблюдать мать вашу! - гаркнул он на конных.
   Бойцы с гиканьем пришпорили своих коней и скрылись впереди в белой круговерти.
   -Давай этих веди к знахарю!. Пускай напоит их горячим!.
   Женщина несмело прикоснулась к его руке и стала его о чём-то просить. Никитин вопросительно поглядел на переводчика.
   -Она просит, что бы мы взяли один сундук с её вещами.
   Никитин махнул рукой и ткнул пальцем в теро и двух телохранителей.
   -Возьмите её вещи и помогите её добраться до санитарного фургона.
   -Давай трогай! - громко крикнул он первым фургонам.
   Колёса заскрипели, и фургоны медленно начали движение. Один из телохранителей вскинул девочку себе на руки и пошёл навстречу идущим друг за другом фургонам. Другой телохранитель помогал идти поминутно спотыкавшейся женщине. Шествие замыкал, что-то недовольно ворчащий себе под нос теро, волочивший по земле большой сундук с пожитками женщин.
   Караван упрямо двигался вперёд по еле видной из-за снежных заносов дороге, особых вариантов у них не было - только вперёд. На стоянке они даже не пытались оградить лагерь частоколом, бойцы были слишком сильно измучены, и вкопать колья в уже промерзшую землю - было для них непосильной задачей.
   Фургоны поставили кругом вокруг лагеря, измученные люди и не люди поспешно поставили палатки и, укутавшись во все тёплые вещи, погружались в сон. Палатки стояли плотно задраенные их обитатели старались своим дыханием хоть немного согреться. Тягловые быки недовольно мычали, недовольные происходящим и мотали головами стряхивая снег..
   Хотя кто здесь был доволен всем этим?.
   К счастью на следующий день снег перестал падать, температура воздуха как то сразу ощутимо поднялась. Тяжёлые облака, тянущиеся, откуда-то с востока стали потихоньку светлеть. Между ними начали проявляться голубые проталины, и местное солнышко вновь явило озябшему миру свой лик, весело слепя им глаза.
   Кухонная обслуга собирала чистый снег и кидала его в котлы кухонь, стараясь сэкономить драгоценную воду. Сборщицы уходили всё дальше, теперь они стали приносить снег, приспособив для этого щиты. Бойцы стали им активно помогать, так что минут через тридцать все котлы были забиты под завязку снегом и дым от костров и кухни начал подниматься в небо.
   Ещё через час все потянулись на завтрак.
   Снег вокруг, тем временем, начал быстро таять и вскоре проглянула жухлая зелёная и фиолетовая трава, к которой устремилась измученная дорогой скотина. Никитин после краткого совещания с сотниками решил дать своим воинам день-другой отдыха, что было отмечено с ликованием. Сергей так же разрешил вскрыть несколько ёмкостей с НЗ, что бы посытнее накормить бойцов в обед.
   Отдых был необходим, все слишком измучились в этом походе. Холодная погода принесла с собой множество проблем - ещё десятка два бойцов простудились, а двое, похоже, подхватили воспаление лёгких, и их пришлось серьёзно лечить.
   К удивлению Никитина женщина, которую они подобрали, оказалась травницей не из последних, так что теперь медработников в его полку прибыло, и это было очень хорошо.
   Сундук, который вытащил тогда теро, был большей частью заполнен ценными и дорогими травами, так что травница, её звали Эсэба и её внучка Поно хорошо вписались в их многоязычный и пёстрый лагерь.
  

*****

  
   Сергея, лениво разлегшегося на предке фургона, в очередной раз терзали сомнения. Совсем рядом с ними возвышалась двуглавая гора, которая будила в нем смутные воспоминания. Ему, почему то казалось, что он уже видел эту гору. Вот только где он мог её видеть, коли он в этих степях никогда не был?. Прямо дежа вю, как говорят психиатры!.
   -Из Ка-Ато это горочка не видна - факт - лениво размышлял он над этой проблемой. - А ближе я к этим горам точно не приближался. Что то похожее?. Нет уж очень она приметная. Земные воспоминания тоже отпадали.
   Землянин, уже в который раз задумчиво окинул невысокую гору с её абсолютно симметричными вершинами ярко сверкающими в свете светила.
   -Нет точно не видел!. Может быть на фотографии где-нибудь на Земле?. Нет, не похоже!.
   -Фото, фото... - бормотал он себе под нос - Нет здесь никаких фото и ещё сто лет не будет!. Хотя нет!.
   Он резко сел.
   -Хранитель!. Точно он!. Он ещё тогда мне показывал объёмную запись с этим парнем, который уволок тогда из их запасника Королеву и запустил этот маховик причин и следствий!. Значит здесь есть вход в запасник!.
   Час спустя блаженное спокойствие отдыхавших солдат было нарушено. Сразу три сотни было направлено лазить около этой горы. Спешно вызванная травница Эсэба, ничего конкретного сказать не могла - все, что она знала так это то, что гору называют горой Духов и что земли на протяжении дня пути от неё считаются у местных племён Священными Землями.
   На этих землях, мол, нельзя проливать кровь жителей степи. На его язвительный вопрос, почему тогда на них не так давно напали кочевники, она просто пожала плечами и ответила, что это касается только людей степи, а не чужеземцев.
   Лаз во внутрь горы отыскался часа через три, он находился за массивным камнем и снизу был не виден. Известие об этом мигом всколыхнуло весь лагерь все, почему то решили, что там пещера с сокровищами и все рвались туда попасть. Пришлось остудить некоторые излишне горячие головы.
   А после долгой речи Эсэбы о духах, которые там обитают, многие сразу отказались туда даже соваться. Сергей отобрал двадцать человек, роздал им наспех сделанные факелы пропитанные смолой и бензином и во главе небольшого отряда бодро двинулся навстречу приключениям. Бирту было поручено обустройство лагеря, и солдаты привычно ворча, принялись копать ров и устанавливать колья, благо земля отмёрзла. Сшибки с кочевниками научили их ценить эту немудрёную защиту, спасшую не одну сотню солдатских жизней.
   Никитин и его небольшой отряд начали подниматься по крутому склону горы, по еле видной тропке, цепляясь руками за мелкий кустарник. Туда, где возвышался массивный, метров пять шириной камень, на нём болтая в воздухе ногами, сидел боец, который и обнаружил этот вход.
   Первооткрывателя само собой, было решено взять в их исследовательскую группу. Вход в пещеру находился метрах в двадцати от её подножья.
   Взобравшись на этот уровень, они немного передохнули в просторной пещере, потом зажгли факелы и вошли в просторный тоннель, ведущий вглубь горы. Факелы отражались от высокого полированного свода тоннеля, что возвышался над ними метрах в двух выше поднятых в руке факелов, что позволяло им всё хорошо видеть, что творится вокруг них.
   Впереди Никитина высоко поднимая факелы, шли два его телохранителя, он шёл третьим. Поскольку была возможность того что пещеры обитаемы, все шли в броне, только щиты оставили внизу. Кожаные шлемы с медными накладками кроме того могли защитить голову от падающих сверху камней.
   Каменный тоннель вначале шёл прямо, потом стал потихоньку понижаться, уводя их отряд всё ниже и ниже вглубь горы. Землянин прикоснулся к стенке тоннеля - он был гладкий, пальцы рук не обнаружили никакой шероховатости. Здесь явно не обошлось без технологий высокоразвитой цивилизации. Уже интересно.
   Сперва всё шло хорошо, но когда они уже почти приблизились к святилищу их неожиданно начал терзать беспричинный страх. Отряд резко замедлил своё движение и остановился на самом пороге святилища. При тусклом свете факелов все как то нерешительно поглядывали друг на друга, не решаясь вступить в эту пещеру. Кое-кто вытащили своё оружие и настороженно крутили головами.
   -Духи!. Духи не хотят впускать нас в своё святилище! - начали тихо перешептываться кладоискатели.
   Причём страх как то подозрительно одинаково действовал на всех даже на землянина, который имея боле мощную ауру должен быть, не так сильно подвержен этому явлению. Никитин озабоченно хмыкнул, не понимая, что происходит, в это время он случайно прикоснулся к стене тоннеля.
   Это мимолётное касание заставило его почувствовать мощную вибрацию. Он теперь уже целенаправленно приложил свою ладонь к шероховатому камню и прислушался. Каменный массив явно гудел, причём этот гул был в очень низком диапазоне.
   -Инфразвук!. Он вполне может вызвать такие вот приступы страха! - осенило Никитина.
   -Не бойтесь! - громко и уверенно сказал он. - Это не духи!. Приложите свои ладони на стены - они дрожат, тем самым заставляя нас испытывать страх.
   Никитин, глубоко вздохнул, поднял повыше свой факел и, сделав несколько шагов, двинулся в пещеру. Пещера была метров двести в диаметре, свет неярких факелов не мог достать до его верха.
   Пещера была высока, пещера была мрачна. Её наполняли массы необработанного камня и сотни, если не тысячи черепов, которые валялись везде куда бы, не проникал свет их факелов. Отряд разбился на несколько кучек, поодиночке никто не решился ходить здесь.
   К разочарованию охотников за сокровищами ничего особенного ценного здесь не оказалось несколько горсточек всевозможных монет медных, серебряных и золотых. Блеск факелов гораздо чаще высвечивал черепа и кости всевозможных разумных рас населявших этот мир, чем приглушенно тусклый блеск монет.
   -Паршивое место!. - подумал Никитин и сплюнул на пол.
   Посмертные эманации приносимых в жертву разумных и неразумных созданий, помимо инфразвука, сильно давили на психику, да и кровь, чёрными пятнами покрывавшая всё вокруг тоже не способствовала его душевному равновесию.
   Постепенно все они разбрелись, по этой огромной пещере осматривая всё вокруг. Из разных концов пещеры, на них мрачно глядели какие-то клыкастые грубо высеченные из камня изображения то ли богов, то ли демонов.
   Когда свет факелов освещал очередную клыкастую физиономию, то казалось, что она скалит зубы в ожидании очередной жертвы. Разве что только не рычало. Никитин вновь сплюнул на пол замызганный такими же темными пятнами, что были на губах идолов.
   Неожиданно в пещере стало светлее и как будто легче, один из его телохранителей в испуге даже отпрянул, назад волоча за собой найденную здесь большую медвежью шкуру. Бедняга споткнулся о валявшийся череп и грохнулся на землю. Ощущение страха исчезло, инфразвуковые колебания, поддерживающие этот иррациональный страх, вдруг пропали.
   Все кладоискатели сразу почувствовали себя значительно лучше. Упавший боец поднялся, отбросил в сторону шкуру, и поднял свой факел повыше, стараясь разглядеть свою находку. Никитин и другие кладоискатели немедленно подошли поближе к этому таинственному зеркалу. Зеркало - это было так сказать условное понятие, оно отражало свет, но изображение окружающих предметов оно не давало, оставаясь тусклым.
   Один из разглядывающих это зеркало бойцов осторожно прикоснулся к его поверхности деревяшкой факела. Ничего особенного не произошло. Расхрабрившись, бойцы начали постукивать в это странное зеркало кулаками, потом рукоятями кинжалов, оно немного гулко вибрировало от их ударов, но не разбивалось.
   Кладоискатели попытались было поцарапать зеркало острием кинжала, но тот не оставлял на её поверхности никаких следов. Народ, поколотив ещё немного вновь начал потихоньку разбредаться от этой непонятной игрушки, убедившись, что никакой ценности для них она не представляет. Кладоискатели вновь начали шарить по многочисленным алтарям, там чаще всего лежали монеты-приношения для духов.
   Никитин подошел к этому странному зеркалу и тоже постучал кончиком кинжала по нему. Стекло отозвалось ему тихим певучим звоном, как будто он стучал по металлу. Сергей осторожно протянул свою ладонь к зеркалу и почувствовал, что оно начинает погружаться в него!. Зеркало начало наливаться изнутри синеватым цветом, но стоило Никитину в испуге отдёрнуть свою руку и отступить на шаг от него как оно вновь потускнело.
   Он вновь подошел к этому странному зеркалу и опять постучал кончиком кинжала по нему. Стекло отозвалось ему тихим певучим звоном, как будто он стучал по металлу. Так понятно, теперь рукой.
   Сергей осторожно протянул свою ладонь к зеркалу и почувствовал, что оно начинает погружаться в него!. Рука сходу погрузилось в эту поверхность примерно до запястья. Землянин осторожно потянул свою руку обратно, ладонь начала медленно выходить из зеркала.
   Никаких особых ощущений при этом он не испытывал, только лёгкое покалывание. Наконец его ладонь полностью вышла оттуда. Зеркало тем временем начало наливаться изнутри синеватым цветом, но стоило Никитину отступить на шаг от него как сияние вновь быстро сошло на нет.
   Рядом с ним послышались, судорожные всхлипы, один из его телохранителей с отвисшей челюстью, трясясь крупной дрожью, смотрел на его руку.
   -Всё нормально! - сказал ему Сергей, что бы успокоить.
   К зеркалу сразу поспешило несколько человек. Они сгрудились подле него и попробовали повторить этот фокус с рукой, но, ни у кого это не получилось, зеркало упрямо отказывалось их пропускать.
   -Чудно! - помотал головой сотник Сонхо, убирая свою широкую ладонь от зеркало. - Похоже, хозяин оно подчиняется только тебе!.
   Никитин кивнул головой соглашаясь. Все расступились, пропуская его. Землянин осторожно прижал свою ладонь к зеркалу, и оно вновь послушно поддалась под его рукой. Все, затаив дыхание смотрели, как его рука медленно погружается в это странное зеркало.
   Никитин рискнул засунуть руку по локоть. Это у него получилось без напряжения, но он решив не рисковать начал медленно вытягивать её назад.
   В этот момент Сонхо вдруг протянул свою руку. Всё вскрикнули от изумления - его ладонь тоже стала погружаться вглубь поверхности. Никитин приостановил вытаскивать свою руку и стал с любопытством наблюдать за действиями сотника. Тот горделиво улыбнулся и попытался продавить свою ладонь поглубже.
   Что-то у него после этого не заладилось, он побагровел от натуги пытаясь продавить свою руку вглубь, но это ему не удалось. Никитин попробовал было вновь начать движение своей рукой вглубь зеркала, ему это удалось без труда, но вот у Сонха проникнуть дальше не получилось. Его рука могла погрузиться туда только лишь сантиметров на десять дальше его, таинственная сила не пускала.
   Рассадованный он выдернул свою руку из зеркала. Ещё несколько человек смогли повторить его трюк, но дальше десяти сантиметров вглубь проникнуть никому не удавалось. Все с азартом принялись тыкать свои руки в это зеркало с одним и тем же результатом.
   Никитину пришлось прикрикнуть, что бы все вытащили свои руки из зеркала, он к этому времени был намерен полностью вытащить свою руку, и опасался как бы после этого, с его воинами не случилось нечто фатальное.
   Ну, кто знает вдруг это зеркало, резко вернётся в своё прежнее состояние и отхватит им их конечности. Ему уже было понятно, что это не зеркало, а мембрана или портал. Вот только куда?. И похоже Королеву вытащили явно отсюда. Больше необследованных мест здесь не было.
   Землянин только просил сотника вставить в зеркало кусочек дерева - он хотел посмотреть как поведёт себя портал после того как он окончательно вынет свою руку из него. Ничего особенного не произошло после того как он вытащил свою руку из портала, тот сразу начал тускнеть, а деревяшка оказалась молниеносно вытолкнутой из него.
   -Ну что же - подумал про себя Никитин - не так плохо, по крайней мере, этот портал не схлопнется так сразу и не запечатает его внутри как муху в янтаре.
   Он нашёл чистое местечко и сел на плоский камень, размышляя о случившимся.
   Народ вновь попробовал повторить его трюк с зеркалом, но с тем же результатом. Недовольно ворча, они вновь разбрелись по пещере в поисках новых сокровищ.
   -Значит, что мы имеем. Это, скорее всего портал, который куда-то ведёт. Во-вторых он настроен только на меня, Хранитель перед тем как развоплотится что то говорил об этом. Придётся туда заглянуть вдруг там, что-то интересное найдётся. Хотя нужно будет действовать осмотрительно!. Один парень вот вытащил отсюда нечто. Думал что алмаз, а это оказалось чудовище...
   Его люди уже к этому моменту успели осмотреть всю пещеру и с недовольным видом переговаривались неподалёку от него. В этот момент кто-то из них громко чихнул.
   Громкое эхо пошло гулять по пещере, заставив некоторых из них вздрогнуть. Сергей поднялся с камня.
   -Значит так ребята!. - обратился он к незадачливым кладоискателям- Я сейчас попытаюсь зайти в это зеркало, а вы ждите меня.
   Никитин хотел было скинуть с плеч свой рюкзак, но передумал. Кто знает, что его там ждёт!..
   Он несколько раз глубоко вздохнул насыщая кровь кислородом и вдохнув воздух задержал дыхание, перед переходом.
   Уже готовясь войти в портал, он обернулся и сказал:
   -Если задержусь - ждите меня двое суток, - и не слушая их возражений резко шагнул впёрёд.
   Переход оказался несложным только когда он выходил из него, силовое поле зеркала вдруг попыталось было зажать его рюкзак. Он торопливо ткнул свою ладонь обратно и его рюкзак был спокойно отпущен.
   -Получилось!. - с ликованием подумал он.
   Он оказался в большой пещере раза в три больше чем та в святилище. Никитин хотел было зажечь факел, как вдруг полутьма начала потихоньку рассеиваться. Землянин осторожно выдохнул воздух и вдохнул затхлый воздух помещения, после чего с любопытством огляделся вокруг.
   То, что стояло вокруг него на небольших белых постаментах сильно напоминало скульптуры абстракционистов. Всё это переливалось и сверкало перед ним.
   Сергей остановился перед первым экспонатом. Нечто вроде свёрнутой спирали, линии которой были набраны из плотно прижатых друг к другу гранёных кристаллов. Землянин осторожно прикоснулся к одному из них. Ничего особенного не произошло, и он провёл своей рукой по одной из граней спирали. Руку слегка холодило и покалывало, но больше ничего такого особенного не происходило.
   -И что это такое? - подумал он -Скульптура?. Плитка для разогрева пищи?. Или машина времени?.
   Он попробовал послать этому артефакту мысленный импульс и команды на активацию, но ничего так и не произошло. Никитин пожал плечами и перешёл к следующему экспонату такому же непонятному, как и первый.
   Так за час он обошёл весь этот большой зал, ощупывая экспонаты и прикидывая к чему бы их приспособить. Так и не решил.
   Справа от него было нечто напоминавшее сдвоенную модель ДНК, когда он прикоснулся к ней ладонью по ней забегали красивые разноцветные всполохи. Красиво?. Да не спорю, вот только к чему это всё приспособить? Или всё здесь представленное является предметами искусства и не несёт никакой так сказать полезной материальной нагрузки?.
   -В большинстве своём - представленные здесь предметы - это действительно произведение искусства - неожиданно раздался тихий голос у него в голове.
   Никитин быстро осмотрел окрестности, но ничего живого и материального вокруг он не обнаружил, только в метре от его головы, над ним лениво колебалась туда-сюда маленькая яркая искорка.
   -Это что простите музей? - так же мысленно задал он вопрос.
   -Совершенно верно землянин!. - ответил огонёк. - Задолго до развёртывания проекта Заповедник Рас, здесь были созданы, если пользоваться вашей терминологией, тысяча сто подобных запасников. Потом эти запасники подобно старым детским игрушкам, оказались не нужны. Сейчас на этой планете осталось только два таких запасника. Наверное, несколько тысячелетий мы ещё просуществуем, потом если это никому больше не понадобятся, всё это исчезнет. Все материальные предметы будут переведены в стандартный цифровой код и если они будут востребованы в дальнейшем, то их вновь воссоздадут.
   -Понятно. А что-нибудь отсюда я могу забрать? - полюбопытствовал Никитин.
   -Да конечно, но большинство этих вещей очень много весят, несмотря на их кажущую хрупкость, да и они в большинстве своём не приспособлены для работы с твоей расой. Разве что вот здесь..
   Искорка слитным молниеносным движение перетекла к самому краю стены. Сергей подошёл к ней и обнаружил незамеченный им ранее узкий почти сливающийся со стенами выступ, где располагались лежащие в ряд большие прямоугольные кристаллы розового цвета.
   -Проведи над ними своей ладонью. - попросил его огонёк.
   Никитин послушно провёл рукой по всему ряду этих пластинок. Несколько секунд спустя три из них осветились изнутри, причем один из них горел заметно светлее, чем остальные.
   -Бери тот, который горит ярче - посоветовал ему огонёк.
   Никитин осторожно ногтем подцепил пластинку и положил её себе на ладонь.
   -Немного подержи его и покорми его. Он должен настроиться на тебя, и признать тебя своим хозяином.
   -А что это вообще такое? - полюбопытствовал землянин, разглядывая небольшую, тонкую, всего несколько миллиметров толщиной, пластинку.
   -Это очень древнее изделие одной уже исчезнувшей расы, её название ничего тебе не скажет. Так вот это создание.. - огонёк ненадолго задумался, раскачиваясь туда-сюда- способно предупреждать своего владельца об опасностях, влияя на реальность таким образом что бы резко повысить твои шансы на успех, но как там у вас с ним это получится не знаю. Оно всё-таки было предназначено для взаимодействия с несколько иной расой. Но, по крайней мере, с ним твои шансы на успех, значительно выше!.
   -Спасибо!. - искренне поблагодарил Никитин огонёк. - А как мне за ним ухаживать?
   -Просто держи его поблизости от своего тела - посоветовал ему огонёк.
   -И это всё?.
   -Да всё. - подтвердил огонёк - Он будет заряжаться твоей энергией и служить только тебе. Для остальных представителей твоего вида он будет бесполезен. К сожалению больше ничего особенного здесь нет.
   -Спасибо. - поблагодарил его Никитин за этот подарок - А кстати, где находится второй запасник?.
   Огонёк переместился к одному из экспонатов и ненадолго завис над ним. Неожиданно абсолютно бесшумно, от него начала спускаться широкая лента серебристого материала. Лента дёрнулась в последний раз и мягко легла на пол.
   Землянин подошёл поближе и поднял легкую невесомую материю, после чего всмотрелся в изображение, повертев его так и эдак. Это оказалось детальная голографическая карта местности, сделанная с низкоорбитального спутника.
   Сергей, быстро нашёл двуглавую гору, она была отмечена яркой зелёной точкой, вторая такая точка находилась в степи. Он прикинул что если выдерживать масштаб то это было где, то в паре сот километров от того самого места где Альбинос завел отряды наёмников в ловушку.
   На карте если приглядеться, можно было даже заметить узкую лощину, где они скрывались в засаде. Чёткость изображения была поразительной, если бы у него имелась лупа, то можно было бы различить самые мелкие детали рельефа местности.
   Вторая точка горела, где то внутри огромного холма, возвышавшегося посреди степи. По словам огонька там имелся похожий запасник с такой же мембраной. Но помимо запасника там было нечто...порталы ведущие в иные миры. Причём в миры похожие на миры Хранителя, откуда ранее перемещались в этот мир иные биологические формы жизни. Так что жить там было можно.
   Никитин принялся скатывать карту в рулон, по его просьбе ему изготовили ещё пяток таких карт, на которых была хорошо и детально представлена вся здешняя Ойкумена. Сворачивая последний рулон карт, Сергей обратил внимание на прочность материала.
   Вынув острый кинжал, он попробовал его проколоть, только с большим трудом налегая всем телом, ему удалось это сделать. Землянин хмыкнул, сминая и щупая между пальцами краешек материала. В его голове созрел один план.
   -Простите, а вы можно мне изготовить вот такого материала?. Но только он должен быть примерно раза в три толще и ещё он должен быть полностью прозрачным.
   Огонёк заверил, что это ему по силам. По просьбе Никитина техника создала ему три десятка больших рулонов этого материала, по сотне метров каждый, почти полностью исчерпав ресурс этого агрегата. Больше ничем огонёк ему помочь не мог, его возможности ограничивались только поддержкой в режиме консервации всех этих экспонатов.
   -А как случилось, что через портал смог проникнуть посторонний и унести Королеву?.
   -Сбой генераторов защиты. Они случаются всё чаще, правда, на непродолжительное время. В этот раз сбой продолжался сто пятьдесят часов, потом защита восстановилась. В этот момент этот разумный и проник сюда. Он испугался, когда я попытался заговорить с ним и, схватив, то, что ему приглянулось, он убежал через дезактивированный портал. Я не смог помешать ему.
   -А что теперь будет, когда Хранитель покинул этот мир?.
   -Примерно через тысячу лет всё это схлопнется в особую зону пространства-времени и окончательно исчезнет из этого мира, создав своеобразный "карман".
   -Понятно. Ну что же!. Спасибо вам большое за помощь. Прощайте! - Никитин низко поклонился огоньку и, подхватив несколько тяжёлых рулонов прозрачного материала, направился к зеркалу портала.
   -Ах да - ещё просьба!. Отключи на час инфразвуковую защиту, потом вновь её включи.
   -Один из элементов защиты отключён на заданное время. - принял к исполнению его просьбу огонёк.
   -Благодарю!.
   Каждый рулон весил примерно килограмм по пятнадцать, землянин аккуратно сложил их всех перед порталом, вздохнул, взял один из них в руки, потом подхватил другой и начал протискиваться сквозь портал.
   -И чем только не приходится заниматься!. - посетовал он про себя в этот момент.- Совсем как "челнок" образца девяностых годов.
   Ожидавшие его появления бойцы в страхе вскочили, когда из этого зеркала вдруг начали вылетать и падать какие-то тяжёлые свёртки. Никто сперва ничего так и не понял. Несколько человек с криками рвануло к выходу из пещеры, но большинство к их чести тут же заняло круговую оборону и обнажило мечи.
   Странные свёртки из зеркала продолжали вылетать время от времени, на пол, подымая клубы пыли. Тяжело брякалось нечто невидимое, но кроме удара ничего нельзя было разглядеть. Правда, вскоре под влиянием осевшей на них пыли, на полу стали проглядывать контуры странной, прозрачной материи.
   -Гляди!. Рука! - воскликнул вдруг Сонхо, указав на зеркало кончиком обнажённого меча.
   Только теперь все заметили, что из зеркала все эти свёртки выбрасывает, чья-то рука.
   -Духи ! - зашептались бойцы, свободной рукой теребя охранные амулеты.
   Кое у кого из них от страха застучали зубы.
   -Нет, не духи!. - присмотревшись повнимательней сказал сотник. - Рукава куртки как у нашего командира!. Наверняка это его рук дело!. Это он там колдует!.
   Сотник оказался прав. Несколько минут спустя зеркало особенно сильно вспыхнуло, и в нём начали быстро формироваться контуры фигуры их командира. Сперва из зеркала портала проглянуло его лица, затем проступили другие части тела.
   Под мышкой он держал ещё четыре полупрозрачных свертка, которые он тут же со стоном выпустил из рук. В пещере поднялось особенно большое облако пыли, от которого все принялись яростно чихать и ругаться.
   Никитин, выйдя из портала, только хмыкнул, узрев неподалёку ощетинившийся мечами строй бойцов, которые настороженно его осматривали. А вдруг это не их командир, а нечто принявшее его облик.
   -Ну, я это я! Берите эту ткань, и давайте двигайте обратно!. Больше ничего интересного здесь не будет!.
   К Никитину с опаской, держа в руке, обнажённый гладиус приблизился Сонхо. Протянул к нему левую руку, осторожно ощупал и только когда почувствовал под своей рукой, тепло человеческого тела, он с облегчением убрал меч.
   -Живой он!. Тёплый!. Не мертвяк! - бросил он в направлении по прежнему монолитному и молчаливому строю.
   Около входа пещеры жались не такие храбрые члены экспедиции, с опаской поглядывали на него.
   -Ну, разобрались, кто мертвый, а кто нет?. - обратился к своим воинам землянин.
   Строй сломался бойцы, на ходу засовывая гладиусы, поспешили к своему командиру, радостно шлёпая его по плечам.
   -Ну будет!. Будет!. Берите ткань которую дали мне духи и давайте топать отсюда побыстрее!. Скоро духи вновь сделают так что бы было страшно.
   Сонхо быстро нагрузил рулоны ткани, на трусов, и отряд начал торопливо выбираться на поверхность. Бойцы на ходу щупали прозрачную ткань и удивлённо качали головами. Явно духи постарались, человеческие руки просто не в состоянии сделать такого.
   Пока они пробирались обратно по туннелю Никитин поинтересовался как долго он отсутствовал, оказалось что примерно час. Течение времени здесь соответствовало течению времени в "кармане", он несколько опасался, что может пройти значительно больше времени. Кто знает, какое течение времени там и здесь. Час, проведённый там, мог легко оказаться целым днём здесь, но обошлось.
   Стоило им, появится на карнизе, как весь лагерь разродился приветственными криками, приветствуя отважных исследователей. Правда никто из кладоискателей ничем не мог похвастаться по части чего-нибудь ценного, но эта прочная прозрачная материя превосходила по ценности целые сундуки сокровищ!.
  

Глава 9..

  
   Отряд после недолгой стоянки у двуглавой горы вновь упрямо двигался на север. Никитин, привычно рассевшись на передке фургона, и наслаждаясь тёплыми лучами светила. мысленно прикидывал, как с максимальным эффектом использовать эту драгоценную прозрачную ткань.
   Ткань действительно оказалась, как говорится - дороже жемчуга и злата. Прозрачная, очень прочная, из тяжёлого арбалета болт пробивал её только в упор.
   -Эх, мало конечно заказал я этого материала - мысленно посетовал он. - С другой стороны хорошо хоть что-то получил.
   Материал был действительно хорош, из него запросто можно было делать броню, а вот с его резкой возникли проблемы - даже стальной меч моментально тупился при резке. Никитину пришлось пустить в дело свой знаменитый голубой топор, только он справился с резкой этого уникального материала.
   Сергей пока ещё не придумал, куда его запустить только нарезал небольшими квадратиками сантиметров по сорок этого материала и роздал всем участникам экспедиции в пещеры. Из этих пластинок он велел всем сделать себе пластиковые забрала, которые можно было бы опускать во время боя, так что у кузнеца работы прибавилось.
   У землянина был похожий шлем, который он снял с побеждённого им "мохнача", но этот шлем был слишком здоров для него, только опускающиеся пластиковое забрало компенсировало его большие размеры. Но как бы, то не было - это чудо инопланетной техники уже пару раз спасало его от стрел.
   Сзади вдруг понеслись тревожные крики. Никитин привстал и вгляделся назад, так и есть, на горизонте к ним неспешно приближалось множество точек, издали подавая отряду условные сигналы тревоги Поднялась суматоха, бойцы принялись вытаскивать тяжёлые щиты и деловито натягивать тетивы арбалетов.
   Такие ситуации, когда противник нападал сзади, ими уже отрабатывались. Фургоны принялись притормаживать, становясь вплотную друг другу. Землянин застегнул куртку, нацепил шлем и с взведённым арбалетом полез на крышу, свысока оценивая слаженность действий сотников.
   Вдалеке конная сотня теро, бывшая в арьергарде, вбирала в себя все летучие отряды разведчиков и скакала к фургонам. Сотня Росо, идущая сейчас в авангарде, в случае атаки на его лагерь должна будет тревожить противника с тыла наскоками, стреляя из дальнобойных арбалетов и тут же убегая, не позволяя противнику подойти на расстояние выстрела из лука.
   Никитин остался доволен действиями сотников, только у Бонга народ излишне долго выстраивал цепь щитов. Возле своего фургона крутились низкорослики, потом часть из них резво полезла на крышу фургона и там залегла, другая часть затаилась под днищем фургона. Эти ребята тоже были готовы внести свою лепту в бою.
   -Надо будет сделать сотнику внушение - подумал про себя Сергей - Пускай лишний раз погоняет своих!.
   Его внимание переключилось на приближающийся отряд. Прикинул на глазок численность - примерно тысячи полторы всадников. Кочевники на первый взгляд были настроены довольно миролюбиво. Остановившись на ближайшей возвышенности, они выслали парламентёра и вскоре на полпути загорелся Костёр Мира.
   Одно было хорошо, что это были нуры и полукровки нуров а не илики которых Никитин за время своих скитаний по Великой Степи не очень то жаловал. Уж больно истеричная раса эти илики, они быстро приходили в бешенство по самому невинному поводу и действовали очень жестоко. Если бы не их огромная плодовитость, то они давно бы уже исчезли с этой планеты.
   Травница, которую они спасли во время бурана, много чего рассказала ему о здешних племенах и их тайнах, подтвердив его гипотезу о том, что немалая часть иликов впадают в бешенство от вида и запаха крови.
   Своей или принадлежащего к их расе. Стоит кому-нибудь из них нанести себе рану как их всех начинает трясти от бешенства, и они становились полными отморозками, жестокими даже по здешним меркам.
   Никитин уже имел возможность сравнить поведение иликов до и после, с тем вождём иликов и его охраной у Костра Мира, и как резко изменилось их поведение после того как тот резанул себя по запястью.
   Как он и предполагал, скорее всего, в их крови содержались некие ферромоны, которые заставляли их так сильно возбуждаться.
   Никитин вместе с десятком телохранителей подошел к Костру Мира, положил на землю, предусмотрительно взятую с собой кожаную подушку и сел на неё. Телохранители отступили от него на несколько шагов, окружив его полукольцом. Позади коренастого чистокровного нура тоже неподвижно застыли десяток телохранителей.
   Собеседники, молчали, не начинали разговор первыми только внимательно вглядывались друг другу в лица. Краснолицый первый нарушил молчание:
   -Я Шилон сын Тэха младший вождь из клана Чёрного Камня. - сказал он на хорошем торговом.
   Никитин тоже кратко представился. Он не стал особо рассказывать о себе, сказал только что он предводитель своей дружины и что они занимаются торговлей. Сейчас, мол, они идут с товаром из Висс-Ано в Пограничные земли.
   Выслушав его ответ. краснокожий предложил:
   -Я предлагаю разломать лепёшку в знак того что мы не хотим воевать друг с другом.
   Никитин ответил согласием. Шилон поднял правую руку и прищёлкнул пальцами, один из его телохранителей тут же почтительно протянул ему нечто укрытое кожей. Вождь степняков небрежно откинул кожу. Там оказалась плетёная корзинка с лепёшкой.
   Степняк взял её в руки и, преломив, протянул одну половину Сергею. Тот с лёгким поклонами принял свой кусок. В нос шибанул запах кислого плохо пропеченного теста. Землянин на мгновение задумался потом вытащил кинжал, минуту подержал свой кусок в огне костра, после чего стал аккуратно отщипывать кусок за куском.
   Кушая лепёшку, он одновременно смотрел на степняка, тот тоже неторопливо насыщался. Съев лепёшку до половины, он протянул её кому то из своих телохранителей и те, разделив эту лепёшку, на множество мелких кусков быстро её доели. Землянин тоже не стал доедать свой не особо аппетитный кусок и в свою очередь протянул её своим телохранителям. Те, откусывая по кусочку, пустили лепёшку по кругу.
   Обычай был соблюдён и теперь, на того кто бы рискнул напасть на другого, обрушился бы гнев местных богов. В руке у кочевника появился кожаный кувшин, он отпил из него и через костёр протянул Никитину, тот принял его но, понюхав, отрицательно покачал головой и вернул обратно его хозяину.
   -Единый запрещают мне пить веселящие напитки - с извинением сказал он.
   Брови Шилона удивлённо поползли вверх, но он воздержался от комментариев. Землянин тем временем отстегнул свою прозрачную флягу и запил кислое тесто водой. Высокие договаривающиеся стороны немного помолчали, вглядываясь в стреляющий углями костёр. Нур отхлебнул ещё раз и кувшина и заговорил:
   -В дневном переходе отсюда мы обнаружили множество трупов иликов, с которыми у нас кровная вражда. Это вы их всех убили?.
   -Да. - коротко ответил Сергей - Они слишком много запросили с нас денег, что бы без драки пропустить наш караван через эти земли.
   Степняк громко захохотал, продемонстрировав на редкость белые зубы.
   -Эти шакалы рискнули наброситься на волка и все подохли! Что бы всё их племя так же передохло во всей степи! - прокомментировал он.
   Его люди громкими криками поддержали своего вождя. Сергей согласно кивнул головой, признавая его правоту.
   -Да в степи стало бы более спокойно без них!.
   Дальше пошли неспешные разговоры под мерный танец языков пламени костра. Узнав, что им удалось побывать в Священных Пещерах, племя Шилона называло их Пещерами Ужаса, степняк стал поглядывать на Сергея с ещё большим уважением.
   -Ты видимо сильный колдун? - почтительно спросил его вождь, когда услышал, что он общался с самим хранителем этой горы и даже получил от него подарки.
   Никитин только таинственно улыбнулся. Расстались они через час вполне довольные друг другом, Шилон клятвенно обещал, что теперь племя Черного Камня - навеки их друзья.
   Кочевник подарил Никитину дорогой украшенный рубинами кинжал, тот отдарился небольшим куском прозрачного материала переданного ему духом пещеры. Шилон бережно принял этот материал и с благоговением поцеловал его, заверив, что его племя будет бережно хранить его. В ответ землянин посоветовал ему сделать из него прозрачное забрало к богатому шлему.
   Шиолону идея понравилась, и он долго терся своей колючей щекой, ещё один местный обычай между друзьями, о его щёку. С тем и расстались.
   Кочевники поскакали назад, а караван вновь пополз вперёд.
  

*****

   Из путевых записок Никитина. Лист N7
   Локация Великая Степь.
   После встречи с кланом Чёрного Камня мы добирались два дня до озера. Ничего особенного не произошло только один раз ночью, кто-то попытался проникнуть в лагерь ночью, но собачки учуяли пришельцев и стали громко лаять. Поняв, что они обнаружены те быстро скрылись. Утром на том месте были обнаружены следы двух десятков лошадей - видимо степняки хотели, когда все лягут спать тихо "пощипать" наш караван, но благодаря собакам дело у них не выгорело. Преследовать мы их не стали.
  
   Дорога привела нас прямиком в большую деревню на берегу озера. Уже на подходе резко увеличилась численность попадавшихся нам навстречу людей и не людей. К удивлению Сергея очень многие из них с кислыми физиономиями покидали деревеньку и выбирались на дорогу, ведущую в обход.
   Немного не доходя до деревни, Никитин дал команду обустраивать лагерь, а сам, взяв Бирта и десяток телохранителей, отправился на переправу. Обитатели деревни провожали их равнодушными взглядами.
   Сапоги с чавканьем погружались в бурую глину, телеги, проезжавшие мимо, утопали, чуть ли не до втулки, но это никого не беспокоило. Возчики шагали рядом с телегой и время от времени толкали её, помогая тягловым животным.
   Ветер приносил с озера запахи гнилых водорослей и рыбы. Пройдя через всю деревню, их группа вышла к причалам, которые тянулись метров на сто вдоль озера.
   Землянин с недоумением осмотрелся, не заметив никакой активной деятельности, несмотря на то, что на мелкой волне около берега покачивались пять больших плоских посудин, на них никто не грузился. Наоборот редкие телеги и фургоны, почему то тянулись из этой деревни в обход озера. Это было странно.
   Вступив по пандусам из брёвен на причал, их маленький отряд остановился. На причале сидело десятка два оборванцев, которые никак особо не отреагировали на их появление.
   -Кто хозяин этих посудин?. - осведомился землянин.
   -Нет хозяев!. - невнятно прошмякал один из них. - Пьют уже дней десять!.
   -Как это пью!- удивился Сергей - Нам на тот берег надо!. А они здесь пьют!.
   -А так вы новенькие! - включился в разговор другой оборванец. - Нет, мы уже как малую луну никого не перевозим!.
   -И никто не знает, сколько здесь ещё сидеть придётся! - закончил третий оборванец.
   -А чего так? - полюбопытствовал Никитин.
   -Коли поставишь мех пива то мы тебе всё расскажем! - хитро улыбнулся оборванец. - А то у нас в глотке пересохло, да и светлый Лос завещал помогать ближнему. Сам видишь работы нет!. Грузить нечего.
   Никитин кивнул Бирту и тот в сопровождении услужливо вскочившего грузчика, высказавшего желание его проводить, отправились за пивом. Трактир оказался неподалёку и минут через десять, дурно пахнущее пиво полилось в глотки местных пролетариев.
   Бирт продемонстрировав Сергею, небольшой мех с пивом взглядом попросил у него разрешение пустить его по кругу. Никитин кивком головы разрешил. Напившись, оборванцы повеселели, и стали перебивая друг друга рассказывать о том, что у них здесь произошло.
   Оказалось что здесь всё далеко не так безоблачно. Лет десять назад, километров в десяти от деревни, на небольшом островке обосновалось какое то пришлое племя. Сперва особых проблем у местных с пришельцами не было, те продавали рыбу, торговали малость, но потом пришельцы смекнули, что заниматься пиратством не в пример выгоднее, чем рыболовством.
   Правда новоявленные пираты не нападали на перевозчиков, ограничиваясь набегами и грабежом в восточной части озера. Так до недавнего времени и жили, перевозчики перевозили на своих больших плотах груз, а пираты им в этом не мешали.
   Всё переменилось две недели назад, когда одна из больших вёсельных лодок пиратов под командованием сына вождя этого разбойного племени вдруг неожиданно напало на один из плотов перевозчиков.
   Кто там виноват было не понятно, то ли пираты с перепою, то ли наемники, которые сопровождали десяток купеческих фургонов и спровоцировали пиратов.
   Итогом стало грандиозноё побоище, большая лодка пиратов протаранила плот и там же и застряла. Завязалась драка, в которой начали побеждать пираты, а потом вдруг вспыхнул пожар, видимо купцы везли какие-то масла, которые загорелись, оба судна при этом сгорели.
   Пока спохватились и бросились спасать уцелевших, прошло много времени. Спасли только одного израненного пирата, который вскоре от полученных ранений скончался.
   Потеряв одного из своих сыновей, вождь пиратов по прозвищу Мокрые Усы, поклялся, что будет теперь топить все плоты перевозчиков, один из них не поверил этому и напрасно. Две ладьи пиратов атаковали его в паре километров от берега, они расстреляли гребцов и пассажиров из луков и потом принялись забрасывать плот горящими факелами. Правда добивать не стали и уцелевшим удалось доставить изрядно обгоревший плот обратно к пристани.
   С тех пор плоты больше не рисковали выходить в плавание, а их хозяева беспробудно пили, не зная, что делать.
   -Дела! - только и смог вымолвить Сергей, выслушав эту историю.
   Он ещё немного поспрашивал местных, где и что можно было прикупить, и дружески распростился с ними. Немного побродив по деревне, он договорился с рыбаками о том, что они привезут ему в лагерь рыбу свежую и сушёную. Никаких особых достопримечательностей здесь не было, и они отправились в лагерь.
   После ужина Сергей собрал всех сотников и рассказал им о ситуации. Ситуация конечно была невесёлая - если на плотах их могли перевести на ту сторону озера за четыре-пять часов, то вот путь в обход займёт у них не меньше двух-трёх недель.
   Мнения командиров сильно разделились. Некоторые сотники, даже откровенно радовались тому, что им придётся идти в обход, сама мысль о том, что им придется, куда-то плыть, приводила их в ужас.
   -Уж лучше топать целый месяц пешком, чем день плыть на этих посудинах! - откровенно высказался один из сотников.
   Головы большинства присутствующих одобрительно закивали ему в такт. Никитин вопросительно взглянул на Бирта. Тот задумчиво почесал бороду.
   -Надо попробовать переправится, - наконец задумчиво пробаси он. - слишком много времени потеряем иначе!.
   -А так нас пираты на дно отправят - невесело оппонировал ему Росо -Да и как мы наших лошадей переправим?. От пиратов то мы отобьемся, а вот если шквал налетит, то наши лошади этот плот точно разнесут!.
   -А что будет, если быки взбесятся! - поддержал его Добо.
   Глаза всех присутствующих обратились к своему предводителю. Никитин задумчиво постучал пальцами по низкому складному столику, несколько сотен, которых в исправном состоянии, достались им из разбитого обоза теро. Сейчас землянин был в затруднении - Росо и те кто его поддержал, были правы, следовало всё получше обдумать.
   Он резко поднялся.
   -Ладно, я всё ещё раз обмозгую, и завтра к вечеру решим всё окончательно.
   Никитин вышел из шатра, следом за ним потянулись его офицеры.
  

*****

  
   На следующий день Сергей решил окончательно разобраться с паромщиками. С собой он захватил Бирта и телохранителей. Отряд медленно шел по грязным улицам мимо камышово-бамбуковых хижин.
   Никитин вновь влез на причал, где их веселыми криками, ещё издали, поприветствовали безработные грузчики. Землянин на этот раз начал их расспрашивать о грузоподъемности этих массивных метров по сто каждый плотов.
   -Телег двадцать потянет любой плот! - авторитетно заявил самый старый из оборванцев.
   -Ну, может быть ещё пяток повозок потянет - это если ставить на плот Бешенного Бана - добавил другой - тот малость подлиннее будет.
   -Понятно.
   Никитин, покопавшись в кармане, вытащил несколько медяков и подбросил их на ладони. Пролетарии все как один уставились на эти монеты.
   -Так, ребята где бы мне найти хозяев этих плотов?.
   Народ сразу наперебой начал говорить, тыча пальцем в те дома, где проживали хозяева промысла. Землянин вздохнул, дома были разбросаны довольно далеко друг от друга, но ничего не поделаешь каждого из этих плотовладельцев, нужно было уламывать индивидуально.
   Сергей кинул монеты грузчикам и, увязая в грязи, потащился к первому дому, за ним потопали его телохранители. Там проживал самый богатый из них, имевший звучное прозвище - Бешенный Бан.
   Никитину пришлось потратить полдня, прежде чем он смог собрать их всех вместе и уговорить всех плотогонов взяться за эту перевозку. Первоначально хозяева плотов не соглашались перевести его отряд. Дело сдвинулась с мертвой точки, только тогда когда они узнали что у него большой отряд воинов, который легко отразит нападение пиратов.
   -А где эти пираты располагаются? - поинтересовался Сергей.
   Один из хозяев ткнул пальцем, куда-то вправо, где на горизонте виднелась длинная чёрная полоса, там по его словам располагалось несколько островов, где и проживали пираты. А дальше они, перебивая друг друга стали излагать свою версию произошедших событий.
   С их слов получалось, что обычно это братия грабила побережье ближе к Пограничным землям, но два года назад их шайка не выдержав войны с более крупным разбойничьим кланом, перебралась сюда. Они обложили данью мелких купцов, тем и перебивались.
   Перевозчики с ними до этого времени не ссорились, да и денег хватало и им и пиратам, но одному из купцов, в конце концов, это надоело, и он нанял наёмников и отказался платить откупные пиратам.
   Здесь кстати надо сказать, что пираты имели свою агентуру в посёлке и не грабили большие караваны, где было много охраны, а отщипывали потихонечку с мелких и средней руки купцов и путешественников.
   -Так вот этот купец со своими братьями, - продолжил Бан - нанял наёмников и отказался платить. Гордый был!. Чтоб его и его братьев, на том свете демоны каждый день их в котле варили и ели!. Если хочешь подраться с этими речными крысами, плыви к ним на остров и там дерись. Мы то здесь при чём!. А так начали друг в друга стрелы да копья метать, убили родного брата их вожака. Тут им помощь подошла, купцов и наёмников они всех перебили!. Туда им и дорога!. Да вот они ещё в отместку и плот сожгли!. Только двое из тех десяти кто там греб, выжили, а остальные все на дно пошли...
   Бан замолчал и отхлебнул, местного пойла, который здесь варили из одного болотного растения.
   -Ну и что вы будете дальше делать? - задал ему вопрос Сергей.- Если пираты так и будут топить ваши плоты, чем жить то будете?.
   Бан скривился.
   -Подождём немного. Речным крысам тоже деньги нужны, - буркнул он в ответ - разрешат вскоре, никуда они не денутся. Немного похорохорятся проорут, потом всё опять будет по-прежнему.
   Никитин хмыкнул и ножом отрезал большой кусок копчёной рыбы.
   -А чего вы до сих пор от пиратов этих не избавитесь?. Наняли бы наёмников, они бы с этими вашими речными крысами быстро бы разобрались.
   -Думали мы об этом - ещё тогда в самом начале. Да только здесь всё парень не так просто как на суше. Речные крысы парень, дерутся свирепо, да и немало их там!. Двадцать полных рук!. Где я тебе равный по численности отряд такой найду!. Это целое войско надо собирать!.
   -А если несколько отрядов вместе собрать..
   -Ну, соберёшь ты их - перебил его хозяин - Заплатишь ты им, немало, кстати заплатишь и что дальше - сажай на плот и плыви..
   -Примерно там... - был вынужден согласится Сергей.
   -Ты парень учти, что у них здесь в посёлке, своих людей хватает, да и не будут они воевать с сильным противником. Пока мы до острова доплывём, пираты на своих быстроходных лодках уже успеют оттуда смыться, подождут немного, потом обратно возвратятся и нам отомстят. Понял?.
   -Н-да не так всё здесь всё просто - был вынужден, согласится с ним Сергей.
   -Так что никто не пойдёт парень - жизнь дороже!. Да и ты сам посуди - вот ты мне обещаешь охрану!. Вот довезу я тебя и твоих парней до другого берега, а назад мне как возвращаться?. Или тоже охрану выделишь?
   Никитин в задумчивости стал барабанить по столу, он никак не мог сообразить, как действовать в такой ситуации. Бешенный Бан довольно захохотал и хлопнул его по плечу.
   -Хлебни нашего пойла!. - посоветовал он ему, протягивая глиняный горшок. - Хлебни!. Легче будет!. Придётся вам ребята в обход топать!.
   Сергей отрицательно покачал головой и вновь потянулся к понравившейся ему рыбке. Прожевав ароматный кусочек, он запил его водой из фляги. Неожиданно в его голову пришла одна мысль. Он со стуком поставил флягу на стол.
   -А знаешь я, пожалуй, знаю, как избавить вас от пиратов!.
  

*****

   -Давай!. Давай!
   Бык, недовольно мыча, затаскивал фургон на стоящий рядом с пристанью огромный плот, сзади фургон со стонами и криками подталкивала толпа грузчиков. Наконец плот еле уловимо качнулся и фургон, часто переваливаясь на бревнах, покатился дальше, где уже стоял десяток таких фургонов.
   Там быка быстро распрягли и привязали к длинным перекладинам, которые тянулись в несколько рядов вдоль всего этого неуклюжего сооружения. Всего можно было поставить в три ряда по двенадцать таких фургонов. Итого тридцать шесть штук.
   -Раза три туда и сюда и всё.. Нет, не всё - это только фургоны, а у меня ещё народу, сколько перевозить!. Так, что на пару дней мы здесь застрянем - это точно - подумал Никитин.
   Он стоял на причале, наблюдая за погрузкой первой партии фургонов. Сегодня в поселении было многолюдно, чуть ли не всё население этого посёлка высыпало сегодня из своих домов и толпилось, здесь наблюдая за погрузкой.
   -Да ничем я не рискую.. - донёсся до него зычный голос Бана.
   Никитин лениво отвернул голову вправо и усмехнулся. Народ всё никак не мог понять с чего это он вдруг, вызвался перевезти их отряд, на ту сторону наплевав на угрозы пиратов, которые, как известно, шутить, не любили.
   -Пустят они тебя рыбам на корм.. - не унимался его оппонент.
   -Ну да жди!. У этого парня полно бойцов!. Ему эти крысы на один зуб!.
   -Ха ! А возвращаться как ты будешь?.
   - Мне дадут достаточно бойцов, что бы отбиться от них на обратном пути...
   -Ну а когда они все переправятся на тот берег, - вступил в разговор третий голос - кто тебя будет защищать на обратном пути?.
   -А я там и останусь.. - не растерялся Бан - Сожгут, так новый плот отстрою или на том берегу подожду, когда всё здесь закончится..
   Он громко расхохотался. Чуткий слух землянина уловил в этом смехе некоторую натянутость. Дело, которое они тут затевали, было слишком опасным, несмотря на то, что в нём всё было довольно хорошо продумано, но всего не предусмотришь и что-то могло пойти не так. Очень даже может быть не так..
   Сейчас, по плану, должен быть произойти один интересный случай, который собственно и завязывал всё эту интригу в один узел. Одиннадцатым шёл один из "золотых" фургонов, где в сундуках под надёжной охраной хранилось часть золота из прииска, которое им досталось в сражении со степняками.
   Фургоны пред тем как они переползут с причала на плот сильно разгружали, что бы не поломались колёса фургонов. Из фургона, пыхтя от тяжести, дружинники вынесли двадцать небольших сундучков с намертво приделанными медными ручками. Грузчики тем временем начали осторожно подталкивать, а временами буквально тащить фургон вперёд.
   -Навались! Взяли!. Ставим! - грузчики рывком перенесли фургон и аккуратно поставили на плот.
   Бык, тянущий фургон с удивлением помотал головой, никак не в силах понять, почему фургон вдруг так полегчал, но тут, же привычный вес вернулся, и животное успокоенное двинулось вперёд.
   -Стой!. Куда!. Давай грузи сундуки! - заорали со всех сторон на него.
   Один из грузчиков быстро перехватил поводья и натянул. Бык послушно остановился, задумавшись о чём-то своём. На плот со смачным шлепком упала лепёшка навоза. Грузчики недовольно заорали.
   Один из мальчишек вертевшийся рядом для подобного рода случаев, подхватил навоз деревянной, выструганной из цельного дерева лопатой и коротко размахнувшись, выкинул лепёшку в озеро.
   Никитин потихоньку стал приближаться к сундукам, которые его люди, не доверяя местным, начали грузить обратно в фургон. Сегодня для реализации задуманного им плана в качестве грузчика был привлечён сотник Бирт, именно он вместе с ещё одним шустрым малым должны были разыграть эту сцену.
   Хлипкий сундук изначально был маркирован небольшим, незаметным белым крестом, его специально положили дальше всех от фургона. Вот бойцы, пыхтя и ругаясь, подняли на руках тяжёлый сундук, его перехватили те, что укладывали вещи в фургон. Остался последний.
   Бирт вместе с напарником с натугой подхватили его и потащили к фургону. Неожиданно сотник споткнулся, его напарник, резко вздёрнув верх свой край, попытался было удержать падающий сундук но, увы. Тот с грохотом ударился о настил, крышка сундука слетела и из не завязанного мешка на грязные брёвна высыпалась большая кучка золота.
   Его жирный блеск заставил всех копошившихся вокруг замереть. Бирт с проклятиями кинулся к развязавшемуся мешку и быстро затолкал высыпавшиеся самородки и монеты обратно. Никитин незаметно для окружающих подмигнул Бирту. Дело было сделано.
   -Золото!. Золото! - загомонили все, вокруг напирая на причал.
   -А ну давай назад! - заорал на возбуждённую толпу Бирт.
   Солдаты, скучавшие в оцеплении, враз подобрались и, обнажив мечи, начали осаживать возбуждённо напиравшую толпу. Применять оружие им не пришлось, волнение быстро рассосалось и погрузка дальше пошла своим чередом. Никитин кивнув Бирту и спрыгнув с причал начал незаметно пробираться сквозь толпящуюся возле причала толпу. На ходу он прислушивался к разговорам.
   Слово "золото" там склонялось и так и эдак. Кое-кто клялся, что другие фургоны тоже забиты золотом. Народ удивлённо мотал головами и пытался прикинуть, сколько же его там.. Получалось, что очень много, так много, что многие даже не могли сообразить сколько. Нечто невообразимое. Никитину пока он пробирался, пытались задавать щекотливые вопросы, на что он только вежливо улыбался. Все понимающе качали головами и вновь ахали и перешептывались. Посёлок бурлил, переваривая эту новость. Интрига пошла раскручиваться.
   -Ну, если пираты не заглотнут такой кусок, то я не знаю чем их тогда выманить? - подумал он про себя.
   Никитин выбрался из толпы и переместился с солнцепёка в тень разлапистого дерева. К нему тут же кинулись несколько мальчишек наперебой предлагая дрянное местное пиво и копчёную рыбу.
   Пиво его не заинтересовало, а вот большую копчёную рыбину похожую на леща, только с фиолетовыми плавниками он после небольшого торга купил.
   Землянин прислонился к шершавому стволу и неторопливо стал снимать чешую с рыбины. Мальчишки расположились неподалёку от него. Судя по обрывкам разговора, ребята были очень недовольны тем, что у них никто из его людей не покупал пиво, а только рыбу.
   Они с надеждой поглядывали на Никитина, ожидая, что ему после солёной рыбы ему захочется пить, но тот достал флягу и стал пить воду. Лица малолетних продавцов сразу поскучнели.
   Потекли часы ожидания. Фургоны медленно один за другим заезжали на причал, а оттуда на плот. Грузились неторопливо. грузчики пару раз устраивали перерыв, Никитин их особо не торопил, существовал риск, что до пиратов информация о золоте просто не успеет дойти.
   За это время немало небольших рыбацких лодочек отошли от берега, и разбрелись по всему озеру. В сторону виднеющегося на горизонте пиратского острова за это время поплыло, наверное, десяток.
   Пираты никак не препятствовали рыбакам плавать вблизи их острова. Да и товарообмен все-таки между деревней и пиратами был. Немало владельцев лодок привозило на остров молоко и мясо, платили пираты хорошо, понимая, что с местными не нужно особо ссориться.
   Подкатил его персональный фургон. Разгружать его не стали, ничего особо тяжёлого там не было и грузчики принялись его перетаскивать, разумеется, о том, что в потайном дне фургона было много золота, им никто не сообщал.
   -Ох и тяжёлый!. - ругались они после того как перенесли фургон на плот. - Дерево, наверное тяжёлого в нём много - заметил один из них.
   Другие работяги только криво усмехнулись, мол, понятно, что там такого тяжелого. Тоже, поди золото!.
   Их цепкий взгляд так и норовил посмотреть, что там внутри у этого излишне тяжёлого фургона.
   Грузчики повздыхали и вновь принялись втаскивать очередной фургон. Народ вокруг пристани так и толпился вокруг, не желая, расходится. Оставалось загрузить десяток фургонов, и можно было отплывать.
   Арбалетов, на виду, разумеется, ни у кого не было. Их потихоньку таскали из лагеря в больших сундуках и складировали в один из полупустых фургонов. Сергей старательно демонстрировал, что из вооружения у его людей нет ничего такого особенного. Даже луков нет, только копья и то немного, тем более что все лучники теро остались на берегу. Мечта разбойника!. Ну просто приходи и бери нас голыми руками... Валяйте ребята!. Ждём-с!.
   Наконец оставшиеся десять фургонов были перетащены на плот, животные надёжно привязаны к столбам. Десяток гребцов заняли свои места на маленьких скамейках по бокам плота, и приготовились грести.
   Восемьдесят лучших бойцов деловито прохаживались по плоту, приноравливаясь к нему и к качке. Никитин хлопнул по плечу Бирта, который в его отсутствие оставался за главного и спрыгнул на плот.
   Гребцы разом навалились на вёсла, Бан дождавшись пока они отойдут от причала загнал в специальный паз массивный руль и встал подле него. Гребцы были его родственниками, все они сегодня были одеты в плотные кожаные куртки и у каждого из них под ногами лежал щит и копьё. Сам хозяин натянул на себя какую то броню, где роль металлических пластинок выполняли хорошо подогнанные деревянные.
   С причала им махали руками и кричали им вслед весёлые ругательства провожающие. Бирт вместе с ребятами из его сотни тоже махал им руками.
   -Хорошо, что есть на кого положится!. - тепло подумал он о Бирте - В крайнем случае, доведёт ребят обратно... Но это по слишком пессеместичному сценарию.
   Бойцы столпились было на носу плота, но гневные крики Бана заставили их вновь рассредоточиться по всему плоту. Сергей свистом подозвал двух сотников и велел им пока поставить человек по тридцать бойцов с каждого борта.
   Два десятка должны будут играть роль резерва и стрелков, в случае если пираты пойдут на абордаж и бойцы, стоящие по краям сойдутся в рукопашной.
   Землянин ещё раз объяснил диспозицию всем десятникам и сотникам и распустил их. Он прошел на нос, немного постоял там, наблюдая как тупой небрежно сделанный нос то ли плота, то ли недокорабля рассекал воду, потом пошёл к своему фургону.
   Землянин залез в фургон, открыл, было, сундук, где хранились плотно закрытые кувшины с бензином но, поразмыслив, вновь закрыл его. К сожалению ни порох, ни бензин нельзя было использовать в предстоящей им баталии.
   С бензином понятно, сами могли весьма лихо сгореть!. А вот взрыв мог сильно напугать животных, которые могли смести с плота всё живоё, даже, несмотря на то, что быкам пред отплытием давали пить какое то пойло, от которого они становились вялыми и апатичными.
   Плот медленно, даже медленнее чем пешеход, продолжал двигаться к противоположному берегу. Отойдя километра через два от причала, судно начало несильно покачивать на невысокой волне, но особой качки не было. Правда двум бойцам этого оказалось достаточно и они стали торопливо приносить жертвы местному речному божеству. Им торопливо совали в руки бурдюки с кислым пойлом местной ягоды, что бы помочь бедолагам.
   Жертв "морской болезни" быстро затолкали в закрытый фургон и велели пока не высовываться. Плот тем временем удалился ещё на километр, и Никитин велел раздать всем арбалеты и встал на нос вдыхая свежий воздух водного простора. Десятники и оба сотника не торопясь начали вытаскивать из разных фургонов и раздавать арбалеты.
   Каждый из бойцов получил по арбалету, а группа, которая должна была играть роль резерва, получила ещё и двадцать лёгких арбалетов, которые он отобрал у конников. Их было быстрее и проще заряжать, чем тяжёлые и это было очень важно в предстоящем ближнем бою.
   -Гооо- звук монотонно растекался по палубе синхронизируя ритм гребцов, которые в такт ему резко налегали на вёсла. -Бооо - весла медленно и неторопливо подымались в воздух готовясь к следующему рывку.
   "Гооо-Бооо", "Гооо-Бооо" монотонно повторяемые ритмы действовали на мозг как хорошее снотворное. Светило жарко припекало с голубого неба, его лучи бликовали в темной озёрной воде, утомляя зрения. Никитин поглубже натянул шляпу на голову и приложился к фляге, в которой вода уже булькала на донышке.
   Плот уже прошёл примерно треть пути и на горизонте уже стал отчётливо виден противоположный берег. Пиратов так и не было видно, их остров с небольшой вышкой был ясно виден по правую руку, но никакого движения там не было замечено.
   -Может быть я перемудрил со своей хитрой интеллектуальной игрой и пираты просто не получили информацию о золоте?. В конце концов они могли сегодня отправится грабить в другое место!. А леший с ними!. Нападут хорошо, не нападут ещё лучше!.
   Сергей зевнул, глянул на пустынный остров, и отправился к своему фургону с намерением немного подремать. Только подремать ему не дали. Не успел он улечься на своей мягкой подстилки как с правого борта послышались тревожные крики.
   Землянин быстро нахлобучил на себя шлем, кинул за спину голубой топор, и захватив щит и арбалет выскочил на передок фургона. Позади них огибая остров им на перехват, торопливо двигалась пиратская эскадра.
   Он напрягая зрение принялся их считать. Десять..
   Немного погодя их количество увеличилось ещё на шесть.
   -Шестнадцать. А куда делись ещё четыре?. Или пираты решили, что этого для нас достаточно?. Хотя соотношение один к двум - это не так плохо для них. Если бы не арбалеты, то эти ребята нас вполне могут пустить кормить здешних рыбок.
   -Шестнадцать!- крикнул ему снизу.
   Сергей кивнул головой, подтверждая эту цифру.
   -Зарядить арбалеты!.- громко крикнул он и спрыгнул на палубу.
   Вместе со всеми он поставил свой арбалет и, просунув ногу, в медное кольцо стал, напрягая все силы, стал медленно натягивать руками арбалет. Смазанная маслом тетива сильно резала пальцы даже сквозь толстые перчатки, но он терпел. Наконец сухо щёлкнул стопор, фиксируя тетиву, он протянул руку и вытащил из корзины короткую арбалетную стрелу.
   Положив болт на ложе, он вскинул арбалет на плечо и держа другой рукой щит стал пробираться ближе к краю плота.
   -Ещё!. Ещё плывут! - закричали рядом.
   Так и есть!. К спешащей к ним наперехват флотилии лодок прибавилось ещё четыре. Двадцать!. Вся шайка пиратов выползла из своего логова, теперь ихняя задача была не дать им уйти обратно. К Сергею торопливо подбежал Бешенный Бан, на ходу застёгивая доспех. Его глаза возбуждённо сверкали, на поясе у него болтался большой топор. Хозяин плота вопросительно взглянул на него.
   -Давай собирай своих людей в у руля, если что ...
   -Отобъёмся!. - хрипло зарычал Бан, он резко развернулся и поспешил обратно, особым свистом собирая своих.
   -Эй, ребята дайте мне мой щит! Пустим речным крысам кровь! - вскоре раздался его голос с кормы.
   Никитин переключился на пиратов, отдавая последние приказания. Все торопливо застёгивали доспехи и надевали шлемы. Первые лодки пиратов уже были в пределах достигаемости арбалетов, но Никитин пока не отдавал команды стрелять, ему нужно было подпустить их поближе.
   Сидевшие в лодках пираты потрясали топорами и свирепо по волчьи выли, стараясь нагнать страху, на своих противников. Кое-кто из них, не выдержав, начал было пускать стелы, но все они не долетали пока до плота. Луки у них были, как и у кочевников.. не очень.
   -Опустить забрала!- скомандовал землянин.
   Он заранее позаботился о том, что бы у всех кто сейчас был с ним, были приделаны к шлему прозрачные полосы пластика, получить стрелу в лицо, в таком бою, можно было довольно просто. Среди пиратов было много лучников, и такая предосторожность была не лишней. Никитин тоже опустил прозрачное забрало и стал вглядываться в приближающиеся лодки.
   Пираты сделали очередной залп, на этот раз более удачный. Несколько стрел с силой ударились в щиты и отскочили от плёнки. Его дружинники выстроили сплошной ряд больших щитов, что явилось для пиратов полной неожиданностью, передние лодки стали притормаживать, ожидая, когда подойдут отстающие.
   Пиратский клин распался, лодки подходящие сзади начали огибать плот, по широкой дуге рассчитывая напасть на них сразу с нескольких направлений. Четыре отстающие лодки тем временем нагнали основную массу лодок и стали вместе с ними огибать плот.
   Большинство из них начали двигаться к носу плота. Никитин свистнул, подзывая ближайшего сотника, и указал рукой на нос судна, тот понятливо кивнул головой и вместе с оставшимся резервом быстро перешли на нос, перегородив его щитами.
   Пираты несколько подрастерлись, они, похоже, не ожидая от нас такого манёвра, при котором их лишали возможности, так легко высадится на плот. Часть лодок попыталась было ещё больше забрать, влево рассчитывая без помех, высадится, но резкий свист и крики заставили их вернуться обратно в строй.
   Нападавшие решили попробовать другую тактику и, остановившись метрах в пятидесяти от них стали осыпать их стрелами. Гребцы их судна попрятались, не желая опадать под шальные стрелы, и теперь их корабль медленно начал забирать правее в сторону острова пиратов.
   Никитин стал на нос сразу же за первой линией щитоносцев, те недовольно поглядывали на него, у каждого из них под щитом был наготове взведенный арбалет.
   Стрелы гулко колотили по тяжёлым щитам не в силах их пробить. Рядом с Никитиным громко выругался и отшатнулся один из бойцов, стрела попало ему прямо в прозрачное забрало. Чудесный материал спас его от тяжёлого ранения.
   -Так ребята давайте выбивать стрелков!. - наконец решился Никитин.- Сразу всем не стрелять!. Тщательнее цельтесь! - добавил он, видя, что все вдруг принялись вытаскивать свои арбалеты.
   Надо было подтолкнуть пиратов к более решительным действиям, но так что бы они не удрали.
   Послышались первые резкие арбалетные щелчки, стрелки начали с воплями вываливаться из лодок, это явилось катализатором к атаке. Кто-то повелительно заорал, и гребцы пиратов сразу резко налегли на весла, и расстояние стало быстро сокращаться.
   -Теперь цельтесь по гребцам! -заорал Никитин перекрывая раздающиеся крики -В гребцов стреляйте!.
   Эта торопливая команда несколько запоздала, все уже разрядили свои арбалеты и готовились к рукопашной. Времени на их перезарядку не оставалось, пираты вот-вот уже должный были пристать к плоту.
   Никитин кивнул своему резерву и те из кавалерийских арбалетов начали выбивать гребцов, вызвав новый взрыв проклятий и стонов. Несколько лодок столкнулись между собой на некоторое время, затруднив причаливание к их плоту.
   Землянин взглянул вправо, там была похожая картина, лодки были уже готовы пристать, пираты теперь бросали в них лёгкие копья.
   Мимо него пролетело одно такое копье, попав в бедро арбалетчика, оно пробило доспех, тот со стоном опустился на плот. Землянин вскинул свой ещё не разряженный арбалет и навёл его на громко радующегося по этому поводу пирата.
   Получив болт прямо в грудь, тот неуклюже взмахнул руками и, перевалившись через борт лодки, с громким плеском упал в воду. Пираты яростно завыли, видимо он завалил кого-то из их вождей.
   По плоту громко стукнуло, это пристали первые лодки и сразу металл загремел о металл. Пираты с ходу прыгали на них, пытаясь своей массой проломить стену щитов, но бойцы держались стойко.
   -Строй!. Строй держать! - крикнул землянин.
   Его крик подхватили десятники и сотники. Неожиданно строй щитов около него оказался разорван, человек десять пиратов рванулись было в образовавшуюся брешь, но тут, же все полегли от арбалетных выстрелов в упор.
   Никитин торопливо шагнул, вперёд стараясь заткнуть строй. Времени что бы зарядить арбалет у него уже не осталось и он, выдернул топор, но это как оказалась уже была агония пиратов. Три пиратские лодочки торопливо разворачивались на месте, стараясь отплыть подальше. Неподалеку от борта вдруг вскипела вода, и какой-то ошалевший пират попытался было взобраться на плот, но тут, же получил кусок стали в грудь и с жутким хрипом погрузился в воду.
   -Заряжайте арбалеты!. -громко надсаживаясь, заорал Никитин, стараясь перекричать радостные крики его бойцов. - Не дайте уйти этим лодкам!.
   Оставшиеся лодки пиратов уже метров на сто удалились от их плота, и легкие арбалеты были не в силах причинить им какой-нибудь существенный вред. Наконец стали один за другим раздаваться гулкие щелчки тяжёлых арбалетов. Все арбалетчики принялись с азартом стрелять в уцелевших пиратов.
   Вскоре сперва из одной потом из другой послышались крики, болты начали находить свои жертвы и стремительный бег лодок, сразу резко затормозился. Тем временем осмелевший Бан погнал свих людей в опустевшие лодки. Те быстро покидали тела убитых пиратов в соседнюю лодку и сели на вёсла. Сергей быстро сориентировался и стал в каждую лодку сажать по пять арбалетчиков.
   Четыре такие трофейные лодки быстро развернулись и погнались за убегавшими пиратами. С плота их криками и улюлюканьем подбадривали оставшиеся.
   -Ловите все эти лодки, и грузи в них наших парней! Пусть два десятка останутся здесь на плоту, а остальные высаживаются на остров. - приказал Сергей сотникам. Те кивнули и бросились исполнять приказ.
   Трупы убитых пиратов, после того как с них снималось всё ценное быстро выбрасывались за борт и бойцы наскоро смыв кровь, с шутками и весёлой руганью усаживались за вёсла. Им предстояло увлекательное дело добыча трофеев, поэтому все действовали весьма слаженно и быстро.
   Вдалеке раздались крики, которые тут же смолкли, это его бойцы расправились с уцелевшими пиратами. После чего передние лодки, соревнуясь друг с другом в скорости, наперегонки понеслись к острову. Отстающие лодки изо всех сил пытались нагнать тех, кто отплыл раньше.
   Вскоре все лодки обогнули остров и скрылись из глаз. Никитин пока занялся ранеными, их набралось десяток человек. Они были ранены в основном стрелами, броня позволила им избежать глубоких ран.
   Пришлось повозиться только с бойцом который словил копьё в ногу, но тоже удачно, копьё застряло в бронзовой пластине, лишь на сантиметр углубившись в тело. Пока он накладывал перевязки и обеззараживал раны, дружинники подогнали все оставшиеся бесхозными лодки пиратов и начали деловито сортировать трофеи.
   Правда, трофеи взятые в бою были так себе - кинжалы грубой ковки, топоры, массивные короткие мечи. Приличная куртка с медными бляхами оказалось только на том верзиле, которого подстрелил Сергей, остальные пираты отправились в бой налегке.
   Хотя в этом тоже был определённый смысл - если свалишься за борт, то доспехи тут же утянут тебя на дно, видимо, поэтому пираты, в большинстве своём, не носили броню.
   В центре плота, тем временем выросла уже целая куча оружия. На большом, пробитом по центру, медном блюде лежала небольшая кучка золотых и медных монет, десятники и сотники внимательно следили за тем, что бы никто ничего себе не присвоил.
   Впрочем, следили невнимательно, да и никто не ожидал что пираты, идя на дело, набьют свои карманы золотом. Бойцы шумно и азартно спорили о том, сколько добра можно будет раздобыть на пиратском острове.
   -Там золота должно быть намеренно!- горячился неподалеку один из них. - Они уже, сколько лет грабили здесь всё..
   -Ага, жди! - лениво отвечал ему другой - Посмотри на этих голодранцев, даже нормальных доспехов нет. Если что то они и добыли, то наверняка уже всё пропили!.
   -Да и кого здесь особо грабить! - авторитетно поддержал его другой.- Озеро это тебе не Жёлтое море, где можно пощипать богатых купцов.
   Никитин отошёл от спорщиков подальше и подошёл к краю плота. Задумчиво посмотрел в сторону острова, но лодки призовой команды пока так и не показались. Зато от посёлка к острову резво двигалось, наверное, все, что могло держаться на поверхности воды. Вся это армада явно стремилась урвать свою долю добычи!.
   -Как бы они там все не передрались бы из-за пиратского добра!. - озабоченно подумал Никитин глядя на растянувшийся километра на три и медленно дрейфующий к острову караван судов любителей лёгкой наживы. Будем, надеется, что у моих орлов хватит мозгов выгрести оттуда всё ценное, до прихода деревенских.
   Лёгкий плеск у его ног заставил его быстро взглянуть себе под ноги и одним движением выхватить кинжал из ножен. Снизу, из воды, на него смотрело испуганное лицо, видимо кто-то из пиратов умудрился всё-таки спастись.
   Спасшегося заметили на плоту началась суматоха, один из дружинников подскочил к нему и начал было наводить арбалет. Никитин быстро вскинул руку.
   -Не стрелять! -приказал он -Взять живьём!.
   Пират тем временем быстро ушёл под воду, все рассыпались вдоль края плота, ожидая, когда он всплывёт. Парень видимо был хорошим ныряльщиком и умел надолго задерживать дыхание, его выпученное лицо появилось у борта судно минуты через три, неподалёку от Сергея.
   -Эй ты, вылезай!. - громко крикнул ему землянин - Мы не будем убивать тебя!.
   Пловец несколько мгновений недоверчиво разглядывал их, потом покорно полез на плот. Впрочем, в противном случае у него не было никаких особых шансов выжить. Вода здесь вдалеке от берегов была холодная, и проплыть несколько километров до острова без специального снаряжения, он бы не смог.
   Пират перевалился через небольшое ограждение и так и остался лежать на плоту, не пытаясь подняться, его тело вдруг стала бить крупная дрожь. Их нежданный пленник, принадлежал к земной расе, был довольно молод, навскидку лет восемнадцать.
   Он упрямо старался, стискивал зубы, что бы они, не стучали друг о друга, но физиология брала своё и зубы время от времени предательски стучали друг о друга.
   -Как тебя зовут парень? - обратился к нему землянин.
   -Хиссиб из Мены, господин - с трудом выговорил пленник.
   Никитин задумчиво склонил голову, набок разглядывая парня, он не совсем понимал, что ему с ним делать. Сергей автоматически измерил его уровень, как ни странно у пирата оказался начальный средний - это и решило его судьбу..
   -Дайте ему какую-нибудь одежду!. Потом решим, что с ним делать!. И глаз с него не спускать! - приказал Никитин, обращаясь к ближайшему дружиннику с серебряным значком десятника.
   Сотников в данный момент на плоту не было, они все отправились на пиратский остров.
   -А ты смотри у меня!. - обратился Никитин к пленнику, пристально следившего за ним карими глазами- Я пообещал что оставлю тебе жизнь и я тебе её оставлю!. Моё слово крепкоё!. Но если ты попытаешься бежать, то с тобой будет тоже самое что с твоими приятелями. Понял?.
   -Они мне не приятели!. - угрюмо бросил в ответ пленник.
   -Вот и хорошо. Ты обещаешь, что не будешь пытаться бежать?.
   -Обещаю - выдохнул Хиссиб.
   Предательская дрожь, наконец, перестала его бить и парень уже с любопытством начал оглядываться вокруг. Никитин кивнул десятнику, перепоручая ему пленника и поспешил на нос судна из-за острова, наконец то показались лодки.
   -Эй, малый, а ну скажи много ли там твои дружки закопали сокровищ ?. - не утерпел кто то из бойцов.
   Никитин прислушался к ответу.
   -Не знаю. - как то равнодушно ответил Хиссиб - Я ведь ещё не был в братстве. Это мой первый бой. Сегодня меня должны были повязать кровью и только после этого принять.
   -Понятно. - разочарованно протянул спросивший. - Ну, пошли что ли!.
   Голоса стали удаляться за стоящие неподалеку фургоны.
   -Не повезло. - философски подумал про себя Сергей. - Клад капитана Флинта нам нынче не светит!. Впрочем, мы и так не бедные. Тонны две самородков у нас точно есть, да ещё тысяч десять золотых монет в потайном днище фургона на крайний случай. Там же лежала ещё одна заначка от Белого Трона Небес. Пять тысяч золотых - его доля от заключённого контракта.
   Никитин скривился, он так и не мог простить теро то, что они фактически предали его отряд, решив пожертвовать им, но предательство не помогло им и Экспедиционный Корпус теро был наголову разгромлен.
   Тут его мысли переключились на то что вскоре нужно будет выдавать войску жалование. Никитин со вздохом, стал прикидывать сколько ему будет нужно выложить с учётом того что теперь у него на содержании находится и отряд теро.
   Сумма получалась весьма солидная, к тому же он ещё пока не выдал бойцам причитающуюся им долю добычи трофейного золота.
   Землянин вновь вздохнул:
   -Ну что же будем надеяться что, трофеи несколько помогут мне в этом деле...
   Так рассуждал про себя Никитин, вглядываясь в приближающиеся лодки.
   -Ну чего там?! - сразу посыпались вопросы на прибывших бойцов.
   Все с любопытством глядели на центр лодки, где под кожаными шкурами лежало, что-то громоздкое.
   Сотник, дождавшись пока гребцы, причалят к борту плота, неторопливо принялся перелезать через борт. Множество рук тут же помогли ему перебраться.
   Сотник выпрямился и свистнул своим парням, сидевшим в лодке, те быстро скинули шкуры, под которыми оказалось два деревянных сундука. Вот только для того что бы поднять их борт потребовались усилия ещё пятерых. Наконец тяжёлый сундук втащили на борт плота, едва не сломав их при этом.
   -Давай!. Давай подсобляй!
   Лодка качнулась, те, кто поддерживал сундук сзади, заорали, тот опасно накренился, но его тут, же подхватило множество рук и с натугой поставили на грязные брёвна судна. Сотник Секо растолкав всех, подошёл к сундуку, и деловито перерезав верёвки стягивающие сундук, распахнул его. Солнечные блики заиграли и заискрились на золотой посуде и множеству золотых монет россыпью.
   -Во втором сундуке серебро и так по мелочи!. Больше там ничего особенного не возьмёшь. Это мы всё взяли в капитанской берлоге, где у этих парней был схрон. Нам его там один из пленников показал. Ну, мы естественно его забрали.
   -Молодец Секо! - Никитин хлопнул сотника по плечу.- Славная добыча!. Как только закончим переправу я всем кто дрался с пиратами выделю хорошую долю добычи!.
   Народ вокруг обрадовано завопил. С лодки тем временем передали ещё один сундук. Его тут же торопливо вскрыли. Там была серебряная и медная посуда и несколько небольших мешков денег из материала попроще.
   Сотник развязал завязки у одного из них и сунул руку вовнутрь. На белый свет показались самые разнообразные монеты медной и бронзовой чеканки в основном Бартхешской чеканки. Никитин кивнул головой и взмахом руки велел отнести добычу в его фургон.
   Сундуки вновь тщательно перевязали верёвками с хитрыми узлами и поволокли в фургон. Сергей специально использовал свой фургон как передвижное казнохранилище.
   Войти туда можно было только через дверь, которая запиралась на хитрый замок, тяжёлый ключ от которого Никитин всегда носил с собой. Возле фургона всегда крутились его телохранители так что, даже если вор и примется подбирать ключ, то охрана быстро его поймает.
   Случаев воровства у него в отряде пока, слава Богу, не было, но Сергей старался соблюдать все необходимые меры безопасности, мало ли что. Деньги, а тем более, много денег, всегда во все времена были искушением для нестойких душ.
   -А что там поделывают наши паромщики? - задал вопрос Никитин.
   Секо пожал плечами.
   -Да так носятся по острову как ошпаренные. Гребут все, что нам не понадобилось. Стараются прибрать к рукам все, что только можно и нельзя. Пока их сородичи из деревни не подтянулись. - под весёлый хохот окружающих добавил он.
   -Понятно. А что там наши?. Надолго задержатся?.
   -Да нет. Соберут оружие и отвалят.
   -Понятно. Тогда так ребята! - повысил голос землянин. - Давайте садитесь за вёсла и потихоньку гребите к тому берегу. А то чует моё сердце, мы будем ночевать здесь на озере.
   Бойцы, со смехом, быстро распределились по обоим бортам судна. Минут через десять плот, после непродолжительного кружения на месте, начал уверенно двигаться к виднеющемуся на том берегу причалу. С той стороны лодки так и не появились, видимо их обитатели пока ещё не сообразили, что пиратской шайке настал конец.
  

*****

  
   Час спустя расторопные грузчики закинули на плот канаты и стали медленно подтаскивать его к причалу. Вскоре они как горох посыпались на плот и стали торговаться насчёт разгрузки. Вездесущие мальчишки попытались было прошмыгнуть на плот, но бойцы выстроились цепочкой и завернули их обратно. Правда, вскоре сорванцы попытались, было обогнуть плот плавь, пришлось расставлять людей уже по всему периметру плота.
   Никитин вместе с сотниками, после непродолжительного торга с руганью и криками, ничего не поделаешь - традиция, договорился о цене с грузчиками и те принялись ставить трап для фургонов и вскоре на землю на руках начали перетаскивать первые фургоны.
   Просили здесь, кстати, недорого, то ли сказались простои, то ли аппетиты у здешних обитателей были поумеренней, вся команда грузчиков, обошлась им всего в два золотых монеты. На том берегу им это обошлось в четыре монеты.
   Недорого. К тому же поскольку было не оговорено, какой чеканки монеты, то Никитин расплатился "паучками" в которых золота было меньше всего. Старший артели без звука принял монеты, да ещё и поблагодарил и пожелал, что бы они почаще приезжали к ним. Однако!.
   Пока шел неторопливый процесс выгрузки их имущество, следовало озаботиться обустройством временного лагеря
   -Секо! - обратился он к сотнику-. Бери двух бойцов и посмотри где здесь можно организовать лагерь. Завтра я думаю, мы все фургоны перетащим на эту сторону, так что давай заранее обустраивай лагерь на весь отряд.
   Сотник кивнул головой и тут же пошёл к местным, что бы разузнать что здесь и как. К счастью неподалёку уже была специально для таких дел уже обустроенная стоянки, и фургоны вскоре потянулись туда. Быки капризничали и недовольно ревели, стараясь, время от времени, ухватить клок травы.
   О животных во всей этой суматохе как то подзабыли и сейчас они, недовольным трубным рёвом, напоминали о себе. Их тут же торопливо выпрягали и гнали пастись, пришлось ещё договариваться с местными о дополнительных кормах для них, весь их корм для скота остался на том берегу.
   Но эта проблема довольно быстро и дёшево разрешилась. В селении всех необходимых для путешественников самых разнообразных припасов и товаров оказалось избыточно много, и торговцы поминутно предлагали свои услуги, только плати!.
   Никитин довольно быстро заключил несколько очень выгодных для себя контрактов на поставку продовольствия, часть товара торговцы обещали сегодня доставить в лагерь, а оставшуюся часть завтра к вечеру.
   Все договаривающие стороны расстались довольные собой, Сергей как обычно расплатился "паучками", и опять никто ничего не возразил, принимая в оплату эту паршивого качества монету..
   -А мне здесь начинает нравиться! - с иронией подумал землянин.
   В хлопотах по обустройству прошло много времени. Ближе к вечеру спохватились, что не взяли с собой никого из поварих, и Никитину пришлось вместе с добровольными помощниками заняться приготовлением ужина. Как в старые добрые времена - шутили "старички".
   Быстро нашлись котлы, из деревни привезли пяток бараньих туш, их тут же торопливо освежевали и вскоре оголодавшие бойцы уплетали рис с мясом. Из оставшихся костей он поставил вариться наваристый мясной суп. Местные, в особенности женщины, хихикая с удивлением, наблюдали за тем, как он собственноручно занимается готовкой.
   Впрочем, может быть, женское внимание, как обычно, привлекли его невиданные в этих краях светлые волосы.
   Никитин лично наложил всем голодным дружинникам солидные порции ужина и только после этого наложил порцию себе. На дне котла осталось ещё изрядно пищи, и кто хотел, мог самостоятельно взять себе добавку.
   К тому времени подоспел и суп, так что все желающие смогли получить пару больших половников наваристого бараньего бульона с кореньями и разваренным рисом. Закончив с кухней, Сергей устало присел неподалёку от своего воинства и принялся ужинать.
   Сегодня он не пожалел своих лично подобранных приправ, поэтому ужин вышел очень вкусным и необычным для многих рядовых бойцов, не избалованных подобными изысками.
   -Куда же подевались эти паромщики? - думал Никитин, пережёвывая пищу. - Уж на трофейных лодках можно было за два-три часа пересечь всё озеро. Придётся завтра отправлять часть людей, что бы они перегнали паром обратно.
   Под зубами неприятно захрустела косточка, Никитин выплюнул её, вертевшаяся рядом с ними мелкая собачонка бешено крутящая хвостом, тут же накинулась на угощение. В одно мгновение, проглотив кусок, она уставилась в лицо Сергея молящими взглядом и энергично заработала хвостом-пропеллером, вымаливая новую подачку.
   Никитин, не обращая на неё особого внимания вновь принялся за еду, собака продолжала упорно смотреть на него. Он уже хотел было отогнать её, как кто-то кинул кость, и собачонка резво унеслась за ней. После чего стала вновь разыгрывать свою собачью пантомиму перед другим человеком.
   Дождавшись пока все насытились, он свистом привлёк внимание сотников. Первым, на ходу, утираясь рукавом куртки, пришёл Добо, за ним появился Секо.
   -Значит так ребята. Ставим охрану, двух десятков человек думаю, хватит.
   Оба сотника утвердительно закачали головами.
   -Под утро их сменит другая смена, и утром отберите ещё два десятка человек, пускай перегонят плот на ту сторону. С ними поедешь ты. - он ткнул пальцем в Себо. - А то при таких темпах мы неделю будем переправляться. Я останусь здесь, а ты давай поутру отправляйся на ту сторону и пускай грузятся!. И скажи Бирту пускай поторгуется, а то чего-то тамошние грузчики дорого берут, в случае чего пускай им помогут наши ребята. Всё понятно?.
   -Да сэр. - одновременно ответили оба.
   -Свободны.
   Сотники отправились организовывать дежурство, а землянин отправился в свой фургон, где и завалился спать. Утром волей неволей ему пришлось рано вставать, в лагерь стали проникать вездесущие мальчишки с корзинками снеди и пронзительными голосами начали нахваливать свой товар.
   Часовые гоняли их, но юные торговцы как вода легко поникали в любые щели, так что вскоре двадцатка часовых выбилась из сил, выгоняя их с территории лагеря. Впрочем, они не особо усердствовали в этом, понимая, что с назойливыми малолетками бороться бессмысленно.
   Мальчишки обошли буквально каждый фургон и гулко били ладонями по их бортам, что бы привлечь внимание с их товару.
   -Рыба!. Рыба свежая рыба! Жирная!. Вкусная .. Ух ты!
   В прозрачном окошке фургонам, которое Никитин самолично выложил добытым прозрачным материалом, показалась чумазая смуглая физиономия. Паренек, расплющив свой нос о пластик, принялся с любопытством оглядывать внутренности фургона.
   -А ну пошёл прочь! - гаркнуло неподалёку и парень, резво нырнул под фургон, спасаясь от пинка бдительного телохранителя.
   Землянин потянулся на своём мягком ложе и зевнул. Надо было вставать. Он несколько раз энергично потянулся, потом встал и побрёл к умывальнику. Плеснул себе в лицо прохладной водой и вытеревшись полотенцем распахнул дверь.
   Яркие лучи, светившие прямо в глаза заставили его зажмурится. Небо было чистым, ни одной тучки на горизонте. Потеплело. По его ощущениям было градусов пятнадцать по Цельсию. Благодать!.
   Никитин немного побегал вокруг лагеря, на ходу здороваясь со своими бойцами, после чего начал отжиматься. Увидев своего командира, десятники и сотники начали зычными голосами подымать людей.
   Наскоро умывшись, те тоже принялись заниматься физическими упражнениями, а ночная смена, зевая, полезла в фургоны досыпать своё.
   Сергей проделал комплекс упражнений и отправился к озеру. Ему пришла в голову мысль искупаться, но подойдя поближе, он отказался от этого намерения. По мере приближения к озеру, почва становилась всё более и более болотистой, и идти можно было, только по выложенной гати к причалу.
   Никитин поднялся на причал, спрыгнул на плот. С него уже можно было купаться, но мутная коричневая вода, в которой брюхом кверху плавало несколько тухлых рыбин, похоронила его надежды на купание.
   Землянин перевесился за низкий бортик и набрал в руку немного воды. Вода была мутной с отчётливым запахом тины. Местные с любопытством глядели на него с берега, но не изъявляли особого желания пообщаться.
   Оглядевшись вокруг, он вдруг вспомнил, что ему ещё надо будет готовить и завтрак. После чего градус его настроения резко упал вниз.
   Весь обслуживающий персонал пока оставался на другом берегу, и ему вновь пришлось кашеварить. Правда сегодня он решил обойтись без особых изысков и сделать банальную рисовую кашу, благо целый мешок риса нашёлся у запасливого Добо. Наскоро перебрав рис и промыв его от мусора, Никитин стал горстями кидать его в закипевший котёл.
   Землянин деловито перемешал рис деревянным половником, прикрыл котёл крышкой и огляделся вокруг. Вокруг стало заметно тише, малолетние торговцы, сбившись в кучку, с удивлением наблюдали за ним. Похоже, здесь готовкой занимались исключительно женщины.
   -Эй, парни! - обратился к ним Никитин - у кого молоко есть?.
   -А сколько надо? - ответило ему сразу несколько голосов.
   -Ну, тащите десяток кувшинов..
   -А сколько дашь?.
   Никитин неопределённо пожал плечами.
   -Медяшку за кувшин получите. И смотрите, что бы молоко было свежее и неразбавленное!. Я лично проверю!.
   Кое-кто из малолеток принялись было канючить, что этого мало, но большинство что было сил, припустилось к деревне стараясь успеть первыми. Оставшиеся сразу перестав торговаться, рванули за ним.
   Минут через десять начали возвращаться первые гонцы. Обратно они особо не торопились, с широкогорлым кувшином особо не набегаешься. Никитин аккуратно немного отливал молока на пробу, и если всё было нормально - то сразу расплачивался.
   Вскоре подле него стояло десятка два кувшина. От четырёх Никитин отказался - в двух молоко было уже кислым, а ещё в двух оно было сильно разбавлено и с мусором. Кувшины он обещал вернуть ближе к полудню.
   Откинув крышку котла, он влил туда один за другим два кувшина козьего молока и добавил масла. После чего подумав, он со вздохом отправился к своему фургону и вытащил оттуда большой кувшин с мёдом, половину которого тоже отправил в кашу. Вскоре всё было готово. Никитин помешал кашу и сняв пробу кивнул двум дежурным которые почтительно смотрели за его манипуляциями. Новичкам теперь будет что рассказывать другим!. Не так много из его дружинников могли похвастаться, что их вождь собственноручно готовил им пищу, да ещё такую необычную и вкусную!.
   Он кивком головы указав им на котёл, те специальными ухватками схватили его и поднатужившись сняв тяжёлый котелок с огня, потащили его к импровизированным столам. Сергей с половником последовал за ними раздавать.
   Народ, закончив к тому времени заниматься физкультурой и разбившись на десятки начал выстраиваться в очередь. Никитин наложил себе каши первым и, удобно усевшись на сидение фургона, принялся за еду. Его дружинники один за другим, брали половник, сами накладывали себе кашу и отходили в сторону. После них из фургонов, зевая и потягиваясь, выползла ночная смена и, поев, вновь отправилась досыпать.
   Как и было условлено, два десятка бойцов отправились на плот, перегонять его обратно. Никитину со своего возвышения хорошо было видно, как плот медленно отчалил. Рулевой с натугой стал управлять судном, покрикивая на гребцов, те вяло отругивались от него.
   Плот немного отошёл от причала, тяня на буксире за собой одну из трофейных пиратских лодок, но вместо плавного движения, он начал вдруг потихоньку разворачиваться на месте.
   С берега над незадачливыми гребцами тихо потешались местные, более бурно свои эмоции они проявлять не хотели, видимо опасаясь, попасть под раздачу наёмников.
   Себо как угорелый носился по плоту, размахивая руками и настраивая гребцов на нужный ритм, но у тех получалось пока плохо.
   Стоящий рядом с ним сотник Добо, видя такие маневры, сплюнул и выругался.
   -Надо было местных нанять, командир, а то, как бы наши олухи не потопили этот плот! - высказал он своё мнение.
   Никитин, соглашаясь с ним, покачал головой, мысленно помянув крепким русским словом всех незадачливых владельцев этих посудин и их гребцов, которые видимо, до сих пор, перекапывали по камешку весь пиратский остров.
   -Н-да. Надо было конечно... Хотя мелей здесь нет, так что я думаю не утонут. Ребята сейчас освоятся и нормально погребут, до того берега им ещё долго грести. Научатся...
   Плот между тем, забирая то вправо, то влево продолжал медленно удаляться от них. Наконец кто-то там, на плоту догадался, как задавать ритм и дело вскоре пошло на лад и это неуклюжее судно уже уверенно взяло курс к далёкому противоположному берегу.
   Сергей постоял ещё немного, вглядываясь ему вслед, потом повернулся и отправился обратно в лагерь. Вслед за ним затопал, тяжёлыми сапогами, по брёвнам причала сотник.
   Сегодня общение с местными происходило более живо, народ смекнул, что солдаты не будут чинить безобразий и вскоре к Никитину стали один за другим приходить главы семейств с тем или иным предложением.
   То, что они так поздно спохватилось, объяснялось тем, что они не рассчитывали так быстро на восстановление переправы и множество народа, завязанного в этом промысле, было вынуждено в это время добывать хлеб насущий по-другому. Теперь услышав, что переправа вновь заработала, все спешно возвращались. Поселок, выглядевший вчера полупустым, начал стремительно оживать.
   Отовсюду гнали скот, который местные рассчитывали выгодно продать. На этой стороне озера было множество лугов, на которых в огороженных загонах паслись овцы и неизвестная землянину местная порода животных похожих на покрытых шерстью небольших антилоп.
   Их здесь называли хон. Правда Сергею не очень понравилось их мясо, оно было излишне жилистым на его взгляд и его приходилось варить довольно долго, что бы сделать его мягким.
   Правда за этих "антилоп" просили не так много и Никитин рискнул закупить их побольше с тем, что бы наварить из их мяса тушёнки. Их запасы с того времени как они покинули столицу теро очень сильно оскудели и запасливый землянин использовал любую возможность для пополнения запасов. Тем более что теперь у них на балансе подвязался ещё и отряд теро...
   Ещё здесь можно было купить здоровенных нелетающих уток, но их откармливали рыбой, и их мясо имело специфический привкус.
   -Сэр! - ворвался к нему один из охранников.- Наши плывут!.
   -Молодцы! Скажи, что я сейчас прибуду на причал.
   Солдат кинул сжатую пятерню к голове и, отдав честь, помчался назад. Никитин быстро обговорил условия поставки продуктов с очередным ходоком и вслед за ним вышел из развёрнутого для такого случая шатра.
   Переговоры приходилось проводить чуть ли не с каждым членом семейства. В этом селении, как ни странно не было старосты или соответствовавшего этому званию лица. Здешний народец не был склонен кого-то выбирать, а все вопросы здесь решались на общем сходе и количество выставленных кулачных бойцов всегда были последними аргументами в споре.
   Правда здесь было нескольку тёртых мужиков, которые где то в своё время повоевали, которые и являлись некой подобием местной стражи. Всё это было немного странно, но учитывая, то, что они все здесь были завязаны на перевозе, в котором были кровно заинтересованы и купцы и стригущие с них шерсть разбойники и пираты, то обитателей этой деревни никогда не обижали.
   Время от времени местные шайки, промышляющие в округе, угоняли понемногу скот, это если уж совсем, лихому люду не везло с купцами, но деревню не жгли и людей и не людей, не убивали.
   Разбойники хорошо понимали, что если переправа заглохнет то количество караванов, может существенно сократиться, что будет невыгодно в первую очередь для них. Поэтому и жила деревня в виде эдакого заповедного оазиса в здешних краях.
   Идиллия эта, безусловно, раз в десять-пятнадцать лет нарушалась, то пришлая банда налетит, то кочевники, обойдя озеро, навалятся, но деревня быстро восстанавливалась, и всё опять возвращалось на свои круги.
   Интересная подробность - во всех домах были подземные, тщательно поддерживаемые в хорошем состоянии, схроны и целые системы тоннелей, где обитатели и отсиживались, пережидая лихое время и заново отстраиваясь.
   Да и подобные нашествия не отличались особой свирепостью. Да имущество и скот изымались, но строения не сжигались, к тому же угоны в рабство не были здесь распространенным явлением.
   В полон, захватывались, если не успевали спрятаться, молодые женщины и девочки. Их впоследствии включали в состав племени, прочий "живой товар" здесь игнорировался. Такие вот здесь были дела!.
   Выйдя из шатра, он поспешил на пристань, за ним на ходу предлагая свой товар, сразу поспешило двое торговцев на которых у него не хватило времени. Один был человеком, другой имел красноватый цвет кожи. Оба предлагали овец и баранов, землянин, на ходу к причалу, быстро сбил цены до приемливого уровня и велел вечером пригонять животных к одному из арендованных ограждений, где и должна была состояться передача товара и денег.
   Никитин вбежал на пригорок, за которым находился причал и довольно присвистнул. К этому берегу направлялся, похоже, весь крупнотоннажный флот деревни. Грузчики, оживлённо переговариваясь, уже собрались на пристани.
   Сергея тут же обступили с воплями что, мол, они не сумеют всё сразу разгрузить и то мол людей мало и надо бы повысить цены. Сергей только безразлично пожал плечами.
   -Людей говорите, нет?!. - лениво обронил он. - Найдём... Вон сколько народу сюда плывут. У меня там такие орлы, что вчетвером фургон унесут...
   После такого заявления спор быстро сошёл на нет и о повышении цены на свои услуги грузчики тут же позабыли. Флотилия тем временем. медленно приближалась, впереди огромных плотов с большим отрывом шли с десяток лодок. Землянин слегка сощурил глаза. Некоторые из них сильно напоминали те, которые они не так давно отобрали у пиратов.
   Минут через пятнадцать лодки подошли поближе. В одной из лодок сидел нахохлившийся Бан, вместе в десятком своих гребцов. Лодки быстро подошли к причалу, с него скинули сходни, и пассажиры начали торопливо перебираться на причал.
   Некоторые пассажиры изрядно шатались, чувствовалось, что поездка по озеру им явно не понравилась.
   Несколько мальчишек вытащили привязанный к носу канат и торопливо поволокли лодку вдоль берега. Вот они спрыгнули с настила причала и по колено и, утопая в вязком иле босыми ногами, потащили её туда, где уже стояло десятка два привязанных к вкопанным столбам лодок.
   С лодкой, где сидел сотник, поступили так же, иначе они помешали бы швартовке плотов. Бан едва выскочив из лодки, тут же подбежал к нему с жалобными причитаниями. Из его назойливых причитаний Никитин понял только одно - что ему, что-то недодали.
   Сергей удивлённо поднял правую бровь.
   -Я что то не могу понять уважаемый Бан, в чём проблема?. Сейчас мы разгрузим твой плот и расплатимся с тобой..
   -Так я должен был совершить пять ходок!. А теперь что получается, что только с двух ходок!. Твой человек велел грузиться и на другие плоты и я лишился таких денег!.
   Бирт тем временем подошёл к Сергею и пожал ему руку. Этот земной обычай уже повсеместно вошёл в обычай, потихоньку вытеснив, такие обычаи как похлопывание по плечам или прикладывание к щёкам друг друга.
   -Ну и чего.. - с ходу ввязался его заместитель в их диалог - что мне два дня ждать пока ты нас перевезёшь на этот берег. А так - он широко махнул рукой назад - вот погляди все наши люди там и сегодня все будут здесь..
   -А деньги!. - вновь заныл паромщик.
   -Ладно Бан. - резко прервал его причитания Сергей -Мы с тобой договорились и ты получишь всё сумму. Моё слово крепкое..
   Бан бросился обнимать и целовать Сергея. Тот позволил ему пару раз поцеловать себя, потом мягко отстранил от себя обрадованного Бана. Бирт недовольно скривился, услышав ответ своего господина.
   Взгляд, искоса брошенный им на перевозчика, поведал Сергею о том, что его заместитель гораздо охотнее расплатился бы с ним нечто иным. В лучшем случае тумаками..
   -Значит так - сейчас разгрузимся, и ты получишь оговоренную сумму.
   Паромщик, обрадованный своей победой, попытался закрепить свой успех и вновь начал ныть, теперь уже о том, что ему и его людям на пиратском острове досталось так мало трофеев и что всё наиболее ценное уволокли с собой его люди.
   -Ах ты, гнида!.. - взревел Бирт - А лодки!. А бабы и пленники, которые там были. А утварь!. Таких кровососов, как ты нужно топить в этом поганом озере.. Чтоб тебя..
   Никитин поднял руку, останавливая поток брани.
   -Значит так Бан, твои люди не принимали участие в битве..
   Бан попытался, что-то сказать, но Никитин поднял ладонь и, добавив металла в свою речь, продолжил:
   -Так вот не суй свой нос в нашу добычу. Что взял с острова то твоё, и что бы я больше не слышал об этом. Иначе мы можем тебе заплатить и кое-чем другим. Ты улавливаешь чем?.
   Никитин выразительно потрогал висящий на боку кинжал.
   -Я это .. - забормотал паромщик, его коренастая фигура как то сжалась - Да нет это я просто так.. Всё в порядке друзья..
   -Вот и хорошо.
   Бан отвешивая поклоны, быстро нырнул в толпящуюся неподалеку толпу и там исчез. Неподалеку от них с грохотом упал, взметнув в воздух, кучу брызг, массивный щит, грузчики, готовившиеся к приходу плотов стали свирепо орать друг на друга на местном диалекте. Начался рабочий процесс и без ругани никак не получалось его организовать. Впрочем, им самим было виднее.
   Никитин и Бирт, что бы не мешать грузчикам отступили в сторону освобождая им проход. Вскоре щит был поднят и его с бодрыми криками потащили к краю причала. Причал вновь вздрогнул. Сотник сплюнул на причал и выругался.
   -Скорей бы в дорогу. - вздохнул он - Надоело это вонючее озеро!.
   -Ничего - одобряюще хлопнул землянин ему по плечу - Сегодня выгрузимся! А завтра можно будет трогаться в дорогу.
   -Дай то Бог!.
  
  

Глава 10.

  
   Так уж видимо звёзды сошлись, что на следующий день им так и не удалось пуститься в путь. Сразу у двух фургонов треснули оси, а когда стали более внимательно осматривать и остальные, то под ремонт попало ещё два фургона, так что пришлось потратить целый день на их починку.
   Впрочем никто особо не жалел о задержке, немало народу в этот день чувствовало себя прескверно, особенно досталось отряду теро. Они, почему то хуже всех переносили качку.
   В лагере противно пахло. В любой момент бедолагу теро могло вывернуть наизнанку где-нибудь в людном месте. Никитин слишком поздно спохватился варить закрепляющие питьё для подобного рода больных и в результате получил вот такой аромат в лагере.
   К счастью больные поправлялись довольно быстро, фургоны починили и, потеряв один день, отряд, наконец, выступил вперёд.
   Местность, по мере продвижения вперёд, по сравнению со степью изменилась довольно значительно. Везде куда не глянь, виднелись небольшие холмы и причудливо петляющие между ними дороги.
   Сергей посильнее натянул на лоб шляпу, которую налетевший весёлый ветерок едва не сорвал у него с головы и, привстав на передке фургона, огляделся вокруг. Погода разгулялась, лишь только редкие облака на несколько минут ненадолго прикрывали светило.
   Отряд шел по не особенно оживлённой местности, судя по карте которую он получил в Пещере Духов, селений здесь на протяжении трёх дней пути не было. Причина была стара и банальна - вода. Последний колодец, с водой со слабым привкусом соли, попался им в середине первого перехода от озера и всё.
   Дальше встречались только колодцы где на дне плескалась мутная жижа, от которой воротили морды даже неприхотливые быки.
   Высохшие колодцы и развалины домов. По рассказам местных два поколения назад в здешних краях было не особо сильное землетрясение, но после этого окрестных колодцы стали вдруг очень быстро иссыхать и обитатели деревень волей неволей были вынуждены покинуть эти края.
   Кинув поводья, бык не обратил на это никакого внимания, продолжая монотонно перебирать копытами, Сергей отворил низкую дверь фургона и, покопавшись в одном из многочисленных сундуков, вытащил оттуда карту местности. После чего землянин вновь уселся на мягкое сидение и развернул карту у себя на коленях.
   -Так, где мы теперь?.
   Он провёл пальцем по узкой извилистой линии дороги. Крупномасштабная карта была очень хороша и подробна, к тому же она была явно сделана с применением голографических технологий и по ней, можно было даже приблизительно оценить высоту близлежащих гор и холмов.
   -Судя по всему, мы должны быть, где то примерно здесь - раздумывал над картой Сергей.
   Он огляделся вокруг и тут же обнаружил пологий холм, который их колонна как раз огибала.
   -Эх, жалко лупы нет!. - посетовал он про себя. - С её помощью можно было бы разглядеть и заброшенные колодцы в округе, вдруг там появилась вода.
   Воспоминание о воде, пробудило в нём жажду. Никитин, вытащив пробку из фляги, сделал пару небольших глотков теплой немного солоноватой воды. Вновь вгляделся в карту.
   -Значит, получается, нам придётся тащиться ещё километров сто, прежде чем мы вступим в обитаемые края, вот и вроде бы колодец виден или нет? - он вновь задумчиво уставился на карту.
   Налетевший шаловливый ветерок, попытался вырвать карту из его рук, но Сергей успел её прижать посильнее.
   -Да ещё два перехода и мы выберемся из этой полупустынной местности. - вновь подумал он.
   Правда местность эта не была безлюдной. За их движением наблюдали и наблюдали весьма пристально. Многочисленныё тёмные точки на горизонте однозначно говорили, что эти места не такие уж необитаемые.
   Правда обитала здесь публика далеко не миролюбивая. Время от времени на горизонте поднимались клубы дыма причем, дым поднимался с определёнными интервалами. Разбойники видимо передавали друг другу, какие-то сигналы.
   Разведчикам, которые охраняли колонну на марше и частым гребнем прочёсывали местность, время от времени сгоняли многочисленные шайки душегубов.
   Обычно застигнутые врасплох разбойники быстро скрывались, не принимая боя, но вчера одна шайка, уповая на своё численное преимущество, попыталась напасть на отряд разведчиков.
   Разбойников было порядка сорока человек. Они издали обстреляли отряд стрелами, легко ранив трёх его бойцов и посчитав, что противник уже не способен сопротивляться, ринулись на них.
   Итог вышел очень печальным для рыцарей с большой дороги, пара залпов из лёгких арбалетов быстро сравняла численность отрядов, а ещё пара залпов в упор заставила бандитов резво отступать.
   Конные разведчики, разозлённые нападением, организовали погоню. К ним вскоре подключился ещё один отряд, поднятый по тревоге и их совместными усилиями, банда была полностью уничтожена.
   -Так что тишина здесь очень обманчива - подумал Сергей, в очередной раз оглядывая окрестности.
   Далеко впереди около дороги, что-то белело. Десяток конников неотлучно крутившихся рядом с головными фургонами, резво перешли в галоп и, взведя арбалеты, поскакали в ту сторону. Обоз продолжил движение, как ни в чём не бывало.
   Вскоре можно было разглядеть кучу жмущихся друг к другу овец и баранов их надрывное блеяние было слышно издалека.
   Один из конных кружившихся вокруг отары подскакал к нему.
   -Может продать десятка три баранов! - выпалил он, резко остановившись около
   его фургона.
   -И сколько просит? - поинтересовался Сергей.
   -Три золотых за всё.
   -Годится - кивнул головой Сергей. - Скачи назад к Секо, пускай подготовится и заберёт с собой барашков. Скажи еще, что деньги пастуху я отдам!.
   Парень кивнул и, стегнув лошадку по крупу, поскакал вдоль колонны.
   Сверху на невысоком холме сгрудилась группа конных, которые ожидали дальнейшего развития событий, что бы в случае чего прийти на помощь товарищам. Никитин громко свистнул, привлекая их внимание и, сделал рукой понятный им жест.
   Всадники развернули коней и неторопливой трусцой, отправилась вперед, продолжая разведку местности.
   Никитин остановил фургон и спрыгнул на землю, возле пронзительно блеющей отары. На небольшом отдалении от стада стояло охранение, внимательно наблюдая за пастухом и его тремя помощниками.
   Землянин и пастух быстро и остро взглянули в глаза друг другу. Загорелое лицо. Глубокие мимические морщины на лбу и вокруг глаз. Широкая улыбка пастуха почти совершенно потерялась в густой чёрной бороде.
   -К какой же ты расе принадлежишь? - мельком подумал Никитин, подымая в качестве приветствия широко открытые ладони - понятный всем в этой местности символ дружелюбных намерений.
   Расовая принадлежность пастуха так и осталось тайной. Он мог в равной степени быть и потомком землян, а мог и полукровкой, в котором перемешались гены пары-тройки здешних рас.
   -Мои воины сказали мне, что ты хочешь нам продать три полные руки баранов?. - спросил он на торговом.
   -Да твои воины правильно донесли до тебя мои слова.
   Далее пастух принялся нахваливать свой товар, время от времени хватая толпящихся вокруг него животных и вздергивая их вверх, демонстрируя, что они хорошо упитанные.
   К Никитину тем временем подбежал, тяжело дыша Секо, и с ходу включился в торг.
   -Где это упитаны! - затараторил он - А вот эти!.
   Он рывком поднял, какого-то барана, тот засучил ногами и забелел дурным голосом. Мелкие собачки, кружившиеся вокруг стада, принялись облаивать сотника. Со стороны хвоста остановившейся колонны, послышался ответный лай и вскоре две собачьи стаи принялись с азартом облаивать друг друга, выясняя кто из них круче.
   -Да возьмите же их на поводок!. - заорал Сергей, указывая на собак.
   Бойцы быстро привязали собак к фургонам, откуда они, невзирая на грозные окрики и сыпавшиеся на них удары хворостиной от набежавших псарей, продолжали яростно облаивать хвостатых конкурентов те не оставались в долгу.
   Секо и пастух, тем временем, продолжали с азартом торговаться. Никитин махнул на это дело рукой и, отдав завхозу три золотых "паучка", тронул свой фургон дальше, скомандовав метров через триста привал. Пастух, продолжая торговаться, проводил его долгим взглядом.
   -Н-да морда у этого типа. То ли пастух, то ли разбойник. А может быть и то и другое одновременно. - подумал про себя Никитин и хлестнул прутом по спине быка.
   Фургона со скрипом двинулся вперёд. Землянин немного погодя незаметно скосил глаза, цепкие вороватые глаза пастуха внимательно осматривали фургоны и амуницию проходящих бойцов.
   -Ладно, пускай глядит, такая добыча ему не по зубам...
   К сожалению это оказалось не совсем точно, день спустя разбойники числом до двух сотен попытались было атаковать их.
   Справа вдруг по склону невысокого холма вниз заскользили и стали с грохотом, валится увесистые глыбы, увлекающие за собой кучи более мелких камней.
   -Неужели землетрясение ? - с испугом подумал Сергей, резко притормаживая быка.
   Земля дрожала. Его взгляд заметался по склону, стараясь понять, куда понесутся наиболее крупные глыбы. Склон затянуло густое облако пыли. Позади Сергея раздавались тревожные крики и протяжный бычий рёв. Неожиданно сверху послышались крики.
   -Разбойники!. К оружию!.
   Никитин быстро взвёл лёгкий арбалет, после чего вытащил из чехла свой голубой топор. Возле фургона появились плохо видимые в пыли, чьи-то тени, Никитин навел было на них арбалет, но тут одна из них окликнула его голосом Рисо.
   Шестеро телохранителей выстроилась перед ним, сдвинув свои щиты и обнажив гладиусы. Всё вокруг по-прежнему было скрыто густой пеленой пыли, от которой все чихали и кашляли. Неожиданно борт фургона гулко завибрировал, потом ещё раз по нему пробежала сильная дрожь.
   -Капитан!. Прикройся щитом!. Они сверху стреляют! - заорал кто то из телохранителей снизу..
   Землянин, не стал искушать судьбу, рванул на себя дверцу фургона и быстро ввалился вовнутрь. Первым делом он надел наручни и взял свой облегчённый щит, проложенный в несколько слоёв прочной прозрачной тканью. В заключении он одел на голову, шлем и опустил забрало. В этот момент в многострадальный борт фургона угодила очередная стрела.
   С той стороны, где были разбойники, стал нарастать многоголосый крик. Никитин выскочил на передок, прикрываясь щитом, и схватил лежащий там же арбалет. Пыль к этому времени немного осела, и стало видно, что на гребне скал идёт ожесточённый бой.
   Конные разведчики и разбойники осыпали друг друга стрелами. Пока часть разбойников соревновалась в меткости с арбалетчиками Росо, основная масса "вольных парней" потрясая оружием, быстро мчалась вниз.
   -Чобо!. Чобо! - громко вопили они на бегу.
   Из фургонов часто захлопали арбалеты, сразу несколько разбойников покатилось вниз. Никитин спохватился и, прицелившись в нападавших тоже спустил курок. Высокий детина, в которого он целился, взмахнул руками и покатился прямо под ноги своим товарищам. Сергей быстро взвёл арбалет и вновь выстрелил. Мимо.
   -А разбойников то не так уж и много - механически отметил он, перезаряжая арбалет.
   -Наверное, человек двести будет не больше.
   Сплюнув противно скрипевшую на губах пыль он, набрав побольше воздуха громко закричал:
   -Их меньше чем нас!. Бейте их...
   Окончить он не успел, сразу несколько стрел с грохотом ударилось об его щит, но не смогли пробить его покрытие и бессильно упали вниз. Никитин на секунду выглянул из-за щита, вновь разрядил арбалет в приближающуюся цепь разбойников и, отбросив арбалет, выхватил топор.
   В этот момент справа появились, чьи-то тени, телохранители быстро развернулись в ту сторону, но это оказались потерявшиеся в пыли ребята из его охраны. Один из них сильно прихрамывал, но тоже занял своё место в жидкой цепочке.
   Землянин скосил взгляд влево. Оттуда к голове колонны быстрым шагом пробиралась сотня бойцов, им нужно было только продержаться несколько минут.
   -Тьфу ты! - выругался про себя Никитин - Я же совсем забыл про порох!.
   Но времени уже не оставалось, пока он будет вытаскивать его из фургона и потом искать огонь их уже всех успеют по нескольку раз проткнуть. Против них, сейчас выступало человек тридцать разбойников. Громко и страшно крича, эта масса с разбегу ударилась о выставленные щиты.
   Несколько телохранителей оказалось отброшенными к борту, но они тут, же вновь поднявшись, и прихрамывая, заняли свои места в строю. Человек шесть разбойников с ходу напоролись на мечи его телохранителей.
   Истошно завопили раненые, стараясь отползти в сторону. У большинства разбойников были только кинжалы, у пятерых были копья, которыми они издали, тыкали, пытались ранить его бойцов в лицо.
   Сергей мысленно похвалил себя за то, что он выдал, своей дружине эти прозрачные полоски пластика. Похоже, сегодня они спасли от верной смерти и тяжёлых увечий немало его людей.
   Неожиданно несколько разбойников принялись резво кидаться маленькими топориками. Пару таких топориков он, без всяких вредных последствий, принял на свой щит, а вот его охранникам пришлось туго. У двух из них оказались сбиты с голов шлемы.
   Увидев это, Никитин сверху прыгнул в поредевший строй и стал резво махать топором. Трое сунувшихся было в это место разбойников, со стонами отпрянули назад. Голубой топор с легкостью прорубал их кожаные щиты и бригантины с редкими медными пластинами.
   Телохранители сделали было попытку задвинуть его вовнутрь строя, но он приказал им отстать. Сейчас он со своим чудо-оружием очень эффективно сдерживал нападение противника, сильно ослабляя давление на своих бойцов.
   Широкий голубой веер стали, не позволял никому из разбойников приблизиться к нему. Какой-то бородач попытался было перехватить полёт топора, обитым тусклой бронзой щитом, и тут же лишился руки.
   Телохранитель справа тут же вонзил калеке в бок свой гладиус. Разбойники заколебались, ожесточённая рубка тем временем приблизилась к командирскому фургону почти вплотную. Наверху конники Росо, тем временем, уже закончили разбираться с лучниками и теперь принялись, сверху палили из арбалетов в спины разбойникам.
   Нападавшие под частым ливнем стрел заметались, часть из них резво начала отступать к выходу из ущелья, но большинство стало прорываться обратно наверх. Никитин не совсем понимал их тактику, им проще было перебраться на другой скат холма и там попытаться скрыться, но у разбойников были веские причины для этого.
   Они оттеснили немногочисленную конную разведку и как то вдруг быстро исчезли за гребнем холма. Бросившиеся за ними в погоню бойцы, обнаружили, что все разбойники, воспользовавшись скрытыми лазами, исчезли, где то внутри холма.
   -Теперь понятно, почему они так рвались наверх. Там внутри у них была видимо потайная пещера, откуда они делали набеги и скрывались, если видели, что им грозит опасность. -
   Расталкивая бойцов к нему, вплотную приблизился Бирт, его глаза тревожно расширились когда он заметил что одежда Сергея покрыта запёкшейся кровью..
   -Ну как капитан?. Цел?.
   -Цел. Всё нормально.
   -А я уже забеспокоился..- в голосе сотника послышались виноватые нотки.
   -Всё нормально - Никитин хлопнул Бирта по плечу - Это не моя кровь..
   -Понятно.
   В этот момент, откуда-то сверху раздались, заковыристая брань и яростные крики. Никитин и его телохранители поспешно начали подниматься туда, стараясь не поскользнуться на каменном крошеве.
   Сергей, тяжело дыша, перевалил через гребень. Здесь лежало множество трупов разбойников в основном лучники, с которыми перестреливался отряд разведчиков Росси. Сам сотник и несколько его людей стояло около небольшого отверстия, и бросали туда камни. Временами они резво отпрыгивали от отверстия. Землянин заметил, что в этот момент снизу вылетали стрелы.
   -Ну чего там у вас?.
   -Да вот уцелевшие попрыгали туда.. Вот пытаемся их оттуда выкурить.. - голос Росо звучал непривычно глухо из-за опущенного прозрачного забрала.
   -Ну и как? - поинтересовался Никитин.
   Вместо ответа сотник, чуть сдвинул прозрачное забрало и смачно сплюнул в чернеющее перед ним отверстие. Секунду спустя оттуда вылетела стрела. Один из бойцов стоящих поблизости, поднатужившись, кинул в дыру большой камень. Еле слышное эхо донесло до них, что камень долетел до дна пещеры. Снизу издевательски захохотали.
   -Спускайтесь к нам .. Мы вас... - начал вещать грубый пропитой бас.
   Дальше понеслась заковыристая ругань.
   -Глубоко там?.
   -Метров пятнадцать, наверное, будет.
   Бравый сотник быстро заглянул вниз и тут же отпрянул. Там где мгновением назад была его голова, с лёгким шелестом просвистела стрела.
   -Хорошо, что ты выпросил эту волшебную ткань у духов!. - сотник откинул забрало и протёр его рукавом куртки. - Если бы не она, то мне бы сегодня точно глаз вышибли бы!.
   Его мозолистая рука ласково прошлась по прозрачному забралу.
   -Дров что ли горящих покидать туда? - Росо кивнул головой к темнеющему отверстию.
   -Много дров придётся перевести - проворчал кто-то из разведчиков. - Да и где их взять, куда ни глянь нигде ни деревьев ни кустарников. Голо как на лысой голове!.
   Разведчик яростно содрал с себя шлем и с силой хлопнул по нему ладонью. Все стоящие вокруг невольно засмеялись. У бойца на голове была уже заметная лысина.
   -А может быть травы набрать и поджечь?!. - предложил другой.
   Но и высохшей травы в округе не наблюдалось.
   -Ну что тогда отступаем?. - Росо выжидательно уставился на своего командира.
   -Проваливайте побыстрее вы... - вновь зашёлся в ругани хриплый бас из отверстия.
   Сразу несколько бойцов принялось метать туда крупные булыжники, но голос не унимался. Никитин уже совсем было хотел дать команду отступать, но тут в его голову пришла одна идея. Он поманил рукой столпившихся вокруг него командиров, и они отступили на значительное отдаление от разбойничьего лаза.
   -Бирт найди мне пару вёртких ребят, что бы спокойно могли пролезть в отверстие..
   -А как же..
   Никитин остановил его возражение взмахом руки.
   -Увидишь. Пусть с собой возьмут по легкому арбалету, и найди мне два толстых каната, метров по двадцать каждый. Понял?.
   Сотник, молча, кивнул головой и заспешил вниз. Никитин тоже принялся спускаться вслед за ним к фургонам. Землянин торопливо спустился по осыпающейся каменной тропе и забрался к себе в фургон. Из одного сундука он вытащил четыре больших кувшина с бензином, потом покопался в соседнем и вытащил из него ещё один кувшин. В этом сундуке у него хранился порох
   Немного подумав, он вскрыл третий сундук и достал ещё один оплетенный лозой кувшин. Здесь тоже был порох, но в отличие от первого кувшина, в него был напихан всякий ненужный металлический хлам.
   Все кувшины были в оплётке из лозы с надёжными плетёными ручками, и Никитин аккуратно по одному передал их своим телохранителям. Гафт как обычно был отправлен за огнём на кухню.
   Слух о том, что он будут выкуривать разбойников из их норы, уже разнёсся по лагерю, и вслед за ними двинулось, наверное, сотня бойцов, бросающих любопытные взгляды на кувшины. Кое-кто смотрел на эти кувшины с весёлой ухмылкой, народ видимо думал, что там вино и весело интересовался у тех, кто тащил кувшины, когда будут наливать. Те добродушно огрызались.
   Вся процессия забралась наверх и стала с любопытством ожидать дальнейших действий. Всем было интересно - с чего это их капитану понадобилось так много вина. Неужели для разбойников. Душегубы по-прежнему выкрикивали из отверстия угрозы и оскорбления. Время от времени оттуда вылетала очередная стрела, поэтому все были настороже и готовы были в любой момент прикрыться щитом.
   -Разойдись олухи!. - закричал начальственный бас снизу и, расталкивая толпу к Никитину пробрался Бирт, ведя за собой трёх полностью экипированных бойцов. Сергей внимательно оглядел их и удовлетворённо кивнул.
   Это были те ребята, которые, тренировались в восхождении на горы. Он хотел создать из них группу разведки, что-то типа горных егерей его мира, но с появление конницы это дело как-то заглохло, но два десятка бойцов они тогда смогли немного натаскать.
   -Значит так ребята. Я сейчас попытаюсь уничтожить тех, кто остался там под землёй. Ваша задача - быстро спустится вниз, и добить тех, кто уцелеет там. Если их уцелело много, в бой особо не рвитесь. Продержитесь хотя бы пару минут, что бы ваши товарищи успели спуститься вниз. Понятно?.
   -Понятно сэр! - ответил за всех один из них с бронзовым значком десятника.
   -Да и арбалеты прикрепите к спине, так что бы можно было их быстро снять и по десять стел оставьте себе.
   Штурмовая группа начала делать последние приготовления перед боем им со всех сторон протягивали верёвку и помогли закрепить арбалеты на спине. Ещё сотники быстро отобрали ещё два десятка бойцов, которые должны были последовать вслед за штурмовой группой. Можно было приступать.
   Разбойники, видимо чувствуя, что-то нехорошее для себя вдруг замолчали, но стрелы время от времени всё-таки вылетали из отверстия.
   -Где огонь? - спросил у толпы Никитин.
   Вперёд выдвинулся двое один с плетёнкой, щедро обмазанной глиной, где тускло, пылал небольшой язычок пламени, а у Гафта в руке был небольшой зажженный факел, который потрескивал разбрасывая искры. Кроме того его адъютант предусмотрительно взял с собой ещё три маленьких смоляных факела.
   Сергей знаками показал своим телохранителям, что бы они сняли с трёх кувшинов где был бензин, защитную оплётку.
   Никитин надвинул прозрачное забрало и знаками приказал всем отойти подальше от отверстия, после чего подойдя поближе, аккуратно отправил в дыру, один за другим, три кувшина. В наступившей тишине было хорошо слышно, как внизу они разбились. Внизу вновь принялись грязно ругаться на нескольких языках.
   Никитин знаком подозвал Гафта и, взяв у него факел, поджёг фитиль у кувшина с порохом. Дождавшись пока он догорит почти до горлышка и легким движением руки отправил бомбу в отверстие. Пару секунд спустя внизу глухо рвануло и тут же, взорвался бензин.
   Из отверстия вымахал мощный язык пламени, вместе с ним вверх полетело каменное крошево, заставив всех быстро прикрыться щитами. Никитин секунду спустя отправил в полёт ещё один кувшин с бензином.
   Внизу вновь рвануло. Немного погодя он велел приготовиться штурмовой группе и, запалив фитиль, отправил в полёт последний кувшин уже с порохом. Глухо рвануло, сверху вновь посыпались камешки, звонко заколотив по щитам и шлемам.
   Почва под их ногами немного вздрогнула, вниз посыпался мелкий мусор. Никитин кивнул головой в сторону отверстия, туда быстро полетели два длинных каната. Возле каждого застыло по трое бойцов. Бойцы штурмовой группы стали быстро спускаться вниз.
   Снизу глухо и тревожно забубнили, скрадываемые расстоянием чьи-то голоса, потом послышался резкий щелчок арбалета и слабые крики. Никитин махнул рукой и вслед за штурмовой группой в лаз полезли остальные бойцы со сдвинутыми на спинах щитами. Минуту спустя оттуда заорали, требуя факелы.
   Последний боец, засунув за пояс связку факелов и кинув вниз горящий, стал быстро спускаться вниз. Никитин присел на корточки около отверстия и стал всматриваться в темноту. Там зажглись огни, но было слишком пыльно, что бы разглядеть что-нибудь. Никитин вытащил платок и протёр запылившиеся забрало.
   -Ну чего там?. - громко крикнул он, вниз сложив руки рупором.
   -Счас.. - ответили снизу и тут же говоривший зашёлся в кашле.
   Прошло несколько минут. Внизу пока молчали, лишь однажды до них дошли сильно ослабленные крики и звон оружия.
   -Бегут!. Бегут!. Вон они! - громко заорал вдруг, один из тех бойцов, которые толпились наверху.
   Все задвигались. Руки привычно потянулись к оружию. Никитин посмотрел в том направлении, куда показывал боец. Десятка полтора маленьких фигурок, резво бежала, старательно прячась в теневых "карманах".
   Росо громко свистнул, подзывая своих разведчиков. Два десятка бойцов поскакали вверх по гребню холма, на ходу натягивая арбалеты. К ним присоединилась десятка два низкоросликов, которые со своими лёгкими арбалетами тоже решили поиграть в эту игру.
   Видимо там, у бандитов был ещё один потайной лаз, откуда они выбрались в минуту опасности. Минут через пять на том же месте где были замечены разбойники, показались дружинники, они, что-то крикнули на бегу и помчались в погоню.
   -Эй! - наконец донеслось снизу.
   -Ну что там?.
   -Здесь только мёртвые, те, кто выжил, мы добили. Ну и десятка полтора сбежало!. Там у них лаз хитрый не сразу найдёшь...
   -Ну а с барахлом как там? - встрял в разговор Бирт.
   -Одежда есть. Меха, оружие есть. Посуда там..
   -Ладно, я сейчас спущусь, посмотрю что там, наверняка схроны есть! - заволновался сотник и, ухватившись за канат, деловито полез вниз.
   Никитин хмыкнул и немного постояв начал спускаться обратно к фургонам, здесь разберутся и без него. Большая часть воинов последовала за ним. Сергей аккуратно спускался, вниз стараясь поднимать как можно меньше пыли, одновременно прикидывая размер ущерба который нанес их каравану, эта внезапная вылазка разбойников.
   Сверху было хорошо видно, что скинутые сверху камни сильно подпортили четыре фургона. Ещё рядом с двумя внешне целыми фургонами, валялось двое быков. Один из них был ещё жив и жалобно мычал, откинувшись на спину. Одно из его передних конечностей было сломано.
   Сергей зло сплюнул. Запасных животных у него к этому времени уже не осталось. Степной поход существенно сократил поголовье тягловой силы, правда, можно было попробовать запрячь пару лошадей, которых у них было в избытке.
   Если фургон разгрузить то низкорослые лошадки, вполне могли тащить фургон, а завтра, если ничего не случится, они вполне могли выйти к довольно крупному городу, где можно будет подкупить быков.
   Рядом с колесом одного фургона лежал, головой в пыли, труп разбойника. Двое бойцов ухватили тело за руки и потащили на обочину. Что-то в этом разбойнике показалось ему знакомым. Бойцы, повинуясь его команде, перевернули убитого на спину. Никитин покачал головой - это оказался тот самый тип, который не так давно продавал ему баранов. Сергей сплюнул и пошёл обратно к своему фургону, за его спиной бойцы стали деловито осматривать труп роясь в его одежде.
   -И чего это они на нас попёрли?! - недоумевал один из бойцов, прыгая с одного уступа на другой.
   -Так это же люди Чобо! - ответил ему кто-то сверху.
   -А кто это такой Чобо? - поинтересовался на ходу Никитин.
   -Да это известный всем Чёрный Чобо. Он здесь давно уже всех грабит!. - деловито отозвался теро-переводчик подскочивший к нему. - Здесь все его боялись. Если купцы после того как его парни выкрикнут его имя станут сопротивляться то их всех убивали. Ну а если сразу сдадутся то таких Чобо щадил и даже давал денег на дорогу, что бы, мол, почаще мимо него ходили.
   -А ты откуда это знаешь об этом?. - поинтересовался у теро землянин.
   -Узнал у местных. Тогда у озера, когда мы стояли лагерем. Здесь три крупные банды орудуют. Вот Чобо главарь одиой из них.
   -Плевать!. Мы били противника, и похлещи этого Чобо!. - повысив голос, сказал Сергей. - Был Чобо и нет Чобо!. Весь вышел!..
   Вокруг него довольно захохотали. Пленных разбойников пока они отсутствовали, согнали в кучу и связали верёвками. Проходя мимо их плотно сбитой кучки, Никитин заглянул одному такому заросшему разбойнику в глаза. Теперь в них не горел огонь, это был взгляд существа, который уже заранее смирился со своей участью.
   Разбойников нигде понятное дело не любили. По Закону Караванов всякого кто попытался напасть на караванщиков и ограбить их, можно было без излишних юридических тонкостей и рассуждений о правах человека убить на месте или содрать с живого шкуру и набить эту шкуру травой. И точка.
   Никитин наконец добрался до своему фургону и обошёл его вокруг. Всё было цело. Сергей похлопал быка по загривку, тот лениво на него взглянул и недовольно всхрапнул.
   -Чего будем делать с этими рожами? - сунулся к нему с вопросам сотник Секо.
   Никитин пожал плечами.
   -Может быть в рабство продадим в ближайшем городе ? - предложил Никитин.
   Сотник громко заржал, приняв это за шутку.
   -Дык кому эта мразь нужна!. Работать они не будут!. Они и умеют только глотки резать!. Если бы умели что-нибудь путноё!. Да и какие из них рабы, того гляди нож в спину засунут. Не прибить их, так....
   -Ладно, ладно действуй!. Только не у дороги!. Где-нибудь в стороне...
   Сотник понятливо кивнул и зычным голосом выкрикнул команду. Вскоре неровная, поминутно спотыкающаяся колонна пленных отправилась в свой последний путь.
   -Карма!.
   Никитин взглянул вверх на беззаботно синее небо, где неторопливо в предчувствии поживы уже нарезали бесконечные круги падальщики.
   -А вот если бы мне предложили, для проверки на вшивость отправить этих душегубов на тот свет. Смог ли я это сделать?.
   Никитин прислушался к себе. Разве что только в бою, когда приходилось защищать свою жизнь, и жизнь его людей, которые принесли ему присягу, а так нет. Однозначно нет. Он уже слишком далеко ушел от этих людей. Большинство, из них не видело особой разницы между перерезкой горла барана и человека. Такие вот дела.
   На дороге между тем деловито оттаскивали в сторону сломанный фургон и вынимали из него поклажу. Тяжёлый камень разворотил ему всё днище, фургон тут же поставили на бок и принялись заколачивать досками дыру.
   Убитого быка заменили двумя низкорослыми трофейными лошадками, сотню которых, наиболее рослых и откормленных, они вели с собой из степей. Кое-где на них навьючивали корзины по бокам и привязывали позади фургона. Наскоро залатанный фургон вновь поставили на колёса и принялись запрягать двух отобранных лошадей, весь груз из него, пришлось разбросать по другим фургонам. Бойцы ругались, переделывая упряжь под них, но все понимали, что лишних быков у них нет.
   Со стороны выхода из ущелья показалось несколько спешащих всадников - разведчиков, один из них резко остановился возле него, подняв облако пыли. На лихача обрушился поток брани, но он не обратил на это никакого внимания, лишь весело улыбнулся. Белые зубы ярко сверкнули на его запыленном лице.
   -Сэр!. Там в паре километров -хорошее место для ночлега и в колодце есть немного воды что бы напоить скотину. Вода мутная, но лошади пьют.
   -Хорошо!. Скачи обратно скажи, что мы вскоре будем, и пускай там всё прочешут на предмет схронов. Мне не хочется, что бы среди ночи посреди лагеря вылез бы какой-нибудь очередной Чёрный Чобо.
   Всадник отдал честь и вновь, подняв пыль, поскакал назад.
   -По моему эти степные лошадки порезвее, чем те, которые попадались мне в Москве - задумчиво подумал Сергей, глядя на набирающего скорость разведчика. - А то мне встречались такие лошадки, что бегущий человек догонит и обгонит.
   Заскрипели сочленения фургонов, и колонна стала двигаться вперёд. Увидев, что стоящий впереди них фургон начал двигаться, бык без понукания, тоже начал движение. Только скосил взгляд на своего хозяина, как бы говоря - " я и сам знаю, что мне делать".
  

*****

  
   Вечером Никитин подсчитывал потери. Дерзкая атака разбойников обошлась им в десять погибших бойцов, ещё два десятка получили ранения к счастью лёгкие. Был сильно повреждён один фургон и убито двое быков. Разбойники, были вырезаны начисто - только в пещеру было скинуто сотни две трупов, да ещё три десятка душегубов перебили в самой пещере.
   Вообще по здравому размышлению - это нападение было совершенно бессмысленно. Отряд Сергея был раза в три больше разбойничьего и на что они надеялись, было непонятно. Народ до хрипоты спорил об этом у костров сожалея, что спросить не у кого, всех пленных душегубов, не церемонясь, пустили в расход.
   Сошлись на том, что разбойники слишком понадеялись на свою громкую славу в этих краях, на которую его бойцам было наплевать. В результате разбойники напоролись на организованное сопротивление, а арбалеты и стрелы теро очень быстро проредили ряды нападавших, после чего им ничего не оставалось, как удирать восвояси.
   К тому же разбойникам не повезло вдвойне Никитин и его люди рискнули спуститься в лаз пещеры и провести окончательную зачистку бандитского схрона, в результате которого вся банда была уничтожена.
   С одной стороны вроде бы и сделали доброе дело - избавили здешний народ от душегубов, с другой стороны Сергея бесили эти бессмысленные потери его людей. И во всём это он винил самого себя. Народ несколько расслабился, многие из погибших не успели вовремя выхватить из фургона свой щит, что и привело к таким большим для его отряда потерям.
   -И где мне теперь найти новых бойцов? - продолжал мрачно размышлять Никитин во время торжественной церемонии прощания с погибшими.
   Землянин - это уже вошло в традицию, лично прочёл молитву и первым бросил в могилу горсть земли, за ним потянулись все остальные, включая теро.
   Бойцов схоронили в общей могиле и, завалив её камнями, поставили на ней деревянный крест. После чего Сергей как отец-командир кратко восхвалил доблесть погибших, устроив, правда чуть попозже разнос десятникам и сотникам, за то, что распустили своих людей.
   -На одного нашего погибшего бойца - пришлось больше двадцати вражеских, так что погибли наши ребята не напрасно.. - с пафосом в голосе закончил свою речь землянин.-
   Их души ушли на небо со славою. Почтим их память минутой молчания.
   Все замерли.
   -Вольно. Разойдись!
   -Н-да!. Многовато мы всё таки потеряли за время этого похода!. - его по-прежнему терзали мрачные мысли.
   Получив свою порцию похлёбки Сергей, мерно черпая серебряной ложкой еду, вновь принялся обдумывать ситуацию.
   -Хотя по здешним меркам это просто ничтожно мало!. Вспомнить, как нас тогда атаковали эти кочевники и мы держались под ливнем стрел, так это вот действительно чудо, что мы там все не полегли!. Правда и потеряли мы тогда ... Хорошо, что кочевники позволили разбить их по частям. Если бы они навалились на нас сразу, всей массой, то мы бы там точно остались!.
   Никитин задумчиво прихлёбывал варево, размышляя про себя. С другой стороны, ситуация была не тай уж и мрачной - Бирт обследовавший потайную пещеру разбойников умудрился откапать там несколько тайников. Один из тайников раскопали сами разбойники, которые поспешно выбирались из пещеры. Другие обнаружил сам Бирт, имевший за плечами весёлое воровское прошлое.
   Правда как он эти тайники обнаружил, осталось непонятно, скорее всего, сотник допрашивал с пристрастием кого то из пленных, а Никитину зная, что он недолюбливает пытки, просто наплёл что, мол, повезло, справедливо полагая, что тот не станет допытываться. Правильно думал, свою участь такая публика однозначно заслужила.
   Из разбойничьих тайников они извлекли почти десять тысяч золота хорошей монетой, половина пошла Сергею, а остальную вечером разделили между бойцами. Никитин дополнительно выделил из своей доли премии отличившимся бойцам и особо наградил Бирта, выделив тому сотню золотых. Заслужил!.
   Такую традицию он поддерживал неукоснительно, хорошо зная, что это прибавляло его бойцам энтузиазма и веру в их вождя. Кроме того, всё это резко снижало воровство трофеев, всё было прозрачно, и каждый знал, что его не обманут при дележе добычи, а особо отличившимся ещё и дополнительно наградят.
   Помимо золота разбойники схоронили здесь большое количество медного и бронзового оружия, которое тоже можно было хорошо продать и разделить полученные деньги, так что всем рядовым получалось потом выделить ещё не меньше десяти золотых.
   Ещё в схронах нашли много разной одежды и утвари - часть добра попроще пошла на обновку всему войску, особенно теро которые сильно поизносились к этому времени. Другую часть, из дорогой ткани отложили на продажу.
   На следующие утро, наскоро подлатав фургоны, они двинулись вперёд. До ближайшего города - Силантаро , судя по карте им нужно было пройти ещё километров пятьдесят, но это по карте. Ближе к Силантаро, местность стала более гористая, дороги начали петлять что удлиняло им путь.
   Пологие холмы, остались позади, потянулись невысокие, метров триста-четыреста горы. Они, то сходились почти вплотную, оставляя только узкий проход, в котором с трудом разошлись бы два встречных фургона, то разбегаясь чуть ли не на километр. В узких местах Никитин, приказывал растянуться более редкой цепочкой, опасаясь схода каменной лавины.
   Частый стук копыт, быстро приближавшийся к головным фургонам, заставил Сергея, находившегося в состоянии полудрёмы, резко вскинуть голову. Он поглубже натянул на лоб шляпу, прикрывая глаза от солнца и стал вглядываться вдаль. Минуту спустя десятка разведчиков Росси, остановилась возле его фургона. Десятник, держа в левой руке короткую стрелу, торопливо выпалил:
   -Там впереди засада!. Горцы.
   -Они что стреляли в вас из луков?. - Никитин кивнул на стрелу с ярко-красным оперением.
   -Нет, не стреляли сэр. Там наверху засело не меньше сотни лучников. Это стрела предупреждение..
   -Они видимо хотят вести переговоры с нами... - вмешался другой десятник.
   -И чего им надо ? - лениво поинтересовался Сергей.
   Десятник сплюнул на землю.
   -Известно чего денег потребуют за проход.. Знаю я эту сволочь!. От них любой пакости можно ожидать и ..
   -Ладно поехали!. - перебил разошедшегося десятника Никитин и тронул своего быка. -Разберёмся.
   Пока они ехали землянин, щуря глаза осматривал местность и недовольно хмурился. Пользуясь тем, что бык не особо нуждался в понукании, он скользнул в фургон и вытащил из сундука карту местности. Вновь усевшись на скамейке, он принялся её разглядывать, сверяясь с местностью.
   Горцы не даром уселись на этом месте. Длинный и узкий каньон, длиной, судя по карте, примерно в километр и никаких объездных дорог. Его палец заскользил по тонкой ниточке петляющей дороги.
   -До города отсюда осталось километров сорок.. - мысленно прикинул он - А если они нам не дадут пройти то...
   А вот это оказалось очень неприятным. Если эти горцы их не пропустят, то им придется вернуться аж на две стоянки назад, потеряв, таким образом, дня два. Только там вилась почти неразличимая. тонкая нитка обходной дороги.
   -Да было такое - прикинул Никитин. - Километра за три до того как на нас навалились эти обкуренные идиоты-разбойники.
   Он вспомнил узкую, разбитую дорогу, которая петляла среди низких холмов. Естественно он выбрал наиболее короткий маршрут, и получил на свою голову эти дорожные приключения в придачу.
   Хотя не факт что если бы они избрали другой маршрут, то обошлись бы без приключений. Здешние шайки, были многочисленны и славились своей жестокостью и дерзостью. Здешние аборигены недаром называли эту местность Горами Призраков. Немало караванов и путников исчезало в этих горах и холмах, Никитину теперь было понятно почему.
   Разбойники имели хорошие, самой природой, сделанные схроны, куда они могли в любой момент скрыться и спрятать свою добычу. Этому Чёрному Чобо просто не повезло, если бы они навалились бы на них чуть попозже, когда стемнеет, а лавина накрыла бы не голову колонны, а допустим середину, то ещё неизвестно как там всё обернулось бы.
   Вход в каньон медленно приближался, одновременно с этим два параллельных горных склона сближались всё ближе и ближе друг к другу.
   -Плохо!.. Это вам не пологие холмы, как тогда при нападении банды Чобо. - прикинул про себя Сергей, на глаз заценив высоту каньона - Метров тридцать будет точно. Если они начнут оттуда кидать камни, то мы здесь все и останемся. Никакие щиты не помогут.
   Его фургон подъехал вплотную к спешенным всадникам. Вперёд выступил Росо. Никитин вопрошающе приподнял брови.
   -Хотят видеть хозяина каравана. Только с ним и будут говорить - он кивнул головой кверху где на скале неподвижно застыло десяток фигурок с луками.
   -Ну что же поговорим. - спокойно ответил Сергей. - Подготовьте мне десяток арбалетчиков, тех, кто пометче стреляет и пускай все возьмут щиты.
   Минут через пять маленький отряд выстроился перед ним. Бойцы с грязными от дорожной пыли лицами, переступали с ноги на ногу и, облизывая пересохшие губы, смотрели на своего командира.
   -Значит так ребята. Сейчас вы со мной пойдёте на переговоры. Без моей команды не стрелять. Щиты держите наготове. Понятно!.
   -Понятно сэр! - хрипло грянуло из пересохших глоток.
   Никитин залез в фургон вытащил оттуда шлем и щит и, нахлобучив его на голову, пошёл вперёд.
   -Пошли! - коротко бросил он и направился к входу в каньон.
   Солнце ярко светило ему в глаза, но приходилось выбирать или шлем или шляпа. Естественно был выбран шлем. Когда до входа осталось метров тридцать, сверху приказали им остановиться и ждать. Никитин и его небольшой отряд остановились.
   Потянулись минуты ожидания, по лицам его бойцов потекли, смывая грязь, узкие ручейки пота. От нагревшихся скал на них накатывались потоки обжигающего воздуха. К счастью время от времени налетавший ветерок, охлаждал их тела, иначе они просто спеклись бы в этой душегубке.
   Прошло минут двадцать, но с ними так никто и не изволил заговорить. Землянин хмуро посмотрел вверх, там стояло десятка два горцев с луками наготове. Они о чём-то тихо переговаривались между собой.
   Никитину, наконец надоело париться на солнцепёке и он решительно зашагал вправо, где под нависающей скалой расплывалась спасительная тень.
   Как только ни двинулись, сверху издевательски заорали, требуя, что бы они остановились, но Никитин проигнорировал этот приказ и вскоре они укрылись в тени. Сверху на них по- прежнему орали и наводили на них луки, делая вид, что они сейчас выстрелят, но как и рассчитывал Сергей стрелять они не стали.
   Вновь потянулись минуты ожидания. Вождь этих разбойников не особо торопился на переговоры. Появился он только минут через сорок, когда у Сергея уже стало истощаться терпение, и он уже хотел было дать команду отходить.
   Наверху вдруг громко зазвучали, резонируя и усиливаясь, приветственные крики.
   -Приполз сволочь! - выругался кто-то из арбалетчиков.
   -Чтоб он свалился с этой скалы - поддержал своего товарища другой.
   Землянин сплюнул и достал свою фляжку. Встряхнул, вода уже булькала на донышке. За время, проведённое на солнцепёке, он успел её почти всю опорожнить. Раздвигая ряды толпящихся наверху воинов, вперёд выступил рослый воин в ярко сверкающих доспехах.
   Несколько мгновений он смотрел на них, потом презрительно сплюнул вниз и на ломаном торговом потребовал, что бы купец подошёл поближе.
   Сергей, молча, ткнул пальцем в двух ближайших арбалетчиков и вместе с ними вновь вышел на солнцепёк. Остальные остались в тени. Наверху тем временем появилось ещё несколько богато одетых воинов, у одного из них с пышного головного убора спадал целый шлейф белых перьев. Вождь.
   Воины в доспехах почтительно расступились, давая ему дорогу. Сверху посыпались мелкие камешки. Никитин подошёл на то место, где они стояли раньше и остановился. Потом поднял голову и посмотрел вверх. Минуту они разглядывали друг друга. Горец первым нарушил тишину:
   -Купец ты идёшь по моей земле!. - громким голосом начал он речь на плохом торговом.- По землям наших предков, которым великий бог Шануш, отдал нам всё это, во владения пока горят звёзды на небе. Мы гордое и могучее племя!.
   Его соплеменники поддержали своего вождя, громкими воплями. Эхо то, ослабляясь, то усиливаясь, заметалось между скалами. Никитин, облокотившись на щит и щуря глаза, молча, продолжал наблюдать, за местным царьком, тот продолжал заливаться.
   Землянин опустил лицо и незаметно зевнул, спокойно пропуская весь этот высокопарный бред. Минут через десять устав перечислять свои победы и деяния своих славных предков, царек вынес вердикт по десять золотых с каждого фургона и по одному золотому с каждого сопровождающего обоз. Со стороны его людей сидящих в тени, послышался глухой ропот.
   Сумма, которую запрашивал этот горец, была несусветно высокой. Время от времени были такие правители, которые заламывали за проезд в города с чужих купцов по золотой монете, но это было обставлено как таможенная пошлина, а здесь просто за проезд!. За право проезда по мостам обычно платили медной монетой.
   Землянин призадумался. Было ясно, что этот горец попытается выжать из них как можно больше, вот только, сколько ему заплатить откупных, что бы с одной стороны царёк не "потерял лицо" с другой стороны.. С другой стороны и так всё понятно, деньги за право топтания пойдут из его кармана, меньше отдашь - больше останется.
   -Я готов заплатить тебе по одной золотой монете с каждого фургона! - громко крикнул Сергей.
   -Ты хочешь спорить со мной!. Сын земляного червяка!.
   -Так я же купец!.
   -Я гляжу, вы небогатые купчишки!. Ну ладно - восемь монет, с фургона!.- смилостивился над ним горец.
   -Это очень дорого для меня!. Нигде не берут таких денег за проход... - запротестовал Сергей.
   -Я здесь хозяин и сам устанавливаю плату за проезд по моим землям. Если ты не можешь мне заплатить то проваливай отсюда!.
   Горец пару минут выкрикивал ругательства и оскорбления. Наконец когда Никитину стал надоедать этот крикливый концерт, прозвучали очередные слова:
   -Семь!.
   Никитин развел руками.
   -Я могу предложить только один золотой с каждого фургона за проезд!.
   В ответ со скалы на него обрушилась многоголосая ругань. Не долетев до них пару метров в дорожную пыль, сверху упала пара увесистых булыжников. Никитин терпеливо ждал и был искренне уверен, что царёк согласится на его условия, но он ошибся.
   Видимо у горца взыграло самолюбие или вел себя Никитин не особо почтительно, только вывалив на них очередной поток ругани, царёк приказал им убираться отсюда и никогда больше не проезжать мимо.
   Довольно орущие рядом со своим вождём горцы быстро натянули короткие луки и выпустили в них стрелы. Никитин еле успел вскинуть свой щит. Одна из летящих в них стрел скользнула по плёнке щита и вонзилась в землю.
   Никитин, немного выждав, выглянул из-под щита. Горцы тыкали в них пальцами и громко ржали. Один из них, играясь, натягивал свой короткий лук, делал вид, что вот-вот выпустит в них стрелу. Царёк наверху горделиво посмотрел на них и резко развернувшись, исчез со смотровой площадки. Вслед за ним ушла большая часть его свиты.
   Остались только лучники и четверо воинов в раззолоченных доспехах. Они сверху продолжали на своем наречии издеваться над ними.
   Наконец ругательства у них иссякло и один из этих раззолоченных воинов, решил, высказать, своё пренебрежение к ним, весьма наглядным способом. Он, недолго думая скинул свои штаны и начал мочиться на них сверху. Никитин скосил глаза на своих двух спутников. У них обоих напряглись скулы, такого рода оскорбления считались смертельными, но они, молча ждали его команды.
   -Видишь эту сволочь?- тихо спросил Сергей ближнего арбалетчика.
   -Вижу сэр!.
   -Попадёшь в него?.
   -Попаду!.
   -Действуй!.
   Парень резко опустил тяжёлый щит на землю, одновременно вскидывая арбалет. Громко гогочущие от такой выдумки соплеменника, горцы не усмотрели в этом движении ничего для себя страшного. Видимо арбалеты у них не ассоциировались с луками. Резкий щелчок и шутника отбросило на его товарищей.
   -Отходим!- громко сказал Никитин, и они начали медленно пятиться назад.
   Наверху сперва не поняли, что случилось с их товарищем, потом раздались яростные вопли и в поднятые щиты часто забарабанили стрелы. Во всей этой суматохе Никитин подзабыл о том, что ещё восемь арбалетчиков скрываются в тени.
   Частые щелчки арбалетов показали, что и они не прочь поучаствовать в этой заварушке. Наверху вновь раздались крики, потом один короткий вопль и около скалы с высоты вдруг рухнуло тело излишне ретивого горца.
   -Все отходим!. - крикнул землянин, немного приподняв щит.
   Оставшиеся члены его маленького отряда, высоко подняв над собой щиты, начали быстро отступать от скалы. А там уже разыгралось целое светопреставление. Никитин на секунду высунулся из-за щита и через забрало взглянул на скалу, там метались десятки фигурок, а к ним из глубины спешили ещё больше. Вскоре вокруг них стали десятками падать стрелы и камни, которые кидали им вслед обозлённые горцы.
   К счастью тяжёлые щиты, были большими и прикрывали их достаточно надёжно, поэтому минуту спустя все благополучно вышли из зоны обстрела. Пользуясь тем, что их оружие било значительно дальше горских луков, арбалетчики тут же поставили на землю щиты и начали взводить своё оружие.
   -Стрелять сэр?. - обратился к нему один из арбалетчиков.
   -Стреляй! - махнул рукой Никитин. -Чего уж тут сделаешь!.
   Арбалетчики тут же стали с азартом палить в стоящих на скале горцев, вызвав новые крики. Правда у горцев как, оказалось, нашлись и более дальнобойные луки и несколько стрел, всё-таки долетело до них, но почти все они отскочили от поднятых щитов, и только одна, на излёте, попало в прозрачное забрало, заставив бойца забористо выругаться.
   -Да Кебо, вовремя ты натянул это на свою морду! - заметил его сосед. - Сейчас бы ты точно окривел на один глаз!.
   -Точно!. - поддержал шутника другой - Был бы ты сейчас Кривым Кебо, коли не сдох от горского подарка.
   Кебо нагнулся и, подобрав чуть не убившую его стрелу, с хрустом переломил её. Потом несколько раз притопнул сандалетами, затаптывая её в землю.
   Позади них постепенно приближаясь, послышался гулкий топот. Сергей, приподняв щит над собой, и обернулся. К ним быстрым шагом спешила сотня арбалетчиков во главе с Биртом.
   Растянувшись возле их группы, длинной цепочкой, они все принялись стрелять по беснующимся на скалах горцев. Пары залпов оказалось достаточно, что бы там все попрятались.
   К Никитину отдуваясь, подошёл Бирт, по его лицу из-под прозрачного забрала густо лил пот, стекая на чёрную испачканную бороду..
   -Ну и чего будем делать командир? - озабоченно сказал он. - Теперь нам эти отродья демонов точно не дадут пройти!.
   -Это точно! - с интонацией товарища Сухова сказал Сергей.
   -Обратно будем возвращаться?.
   -Подумаем! - неопределённо ответил ему землянин. - Давай обустраивай лагерь, вкапывай палисад и копай ров поглубже.
   -Правильно!.- встрял в разговор сотник Сонхо. - Ставлю золотой, что они пожалуют к нам в гости сегодня ночью!..
   Бравый сотник щелчком отправил золотую монету в полёт, но никто не поддержал его, и так было ясно, что горцы постараются им отомстить.
   -Дураков нет! - насмешливо произнёс кто-то из рядовых бойцов.
   Сотник преувеличенно глубоко вздохнул и опустил монету в нагрудный карман.
   -Всё!. Кончай переводить стрелы! - остановил Никитин арбалетчиков. - А эти куда прутся!.
   Бирт громко засвистел и замахал руками, приказывая, остановится. К ним в полном составе во главе со своим командиром, топали лучники-теро.
   -Их ещё здесь не хватало - проворчал кто-то из арбалетчиков.
   -Разговорчики! - прикрикнул на него Бирт.- Всё топаем обратно!- громко заорал он. Подняв щиты, и настороженно глядя на каньон, все двинулись обратно.
  

*****

   До заката светила, бойцы с ожесточением вгрызались в каменистую землю на небольшом холме. Никого даже не пришлось подгонять, все хорошо понимали, что пощады после такого оскорбления, от горцев ждать не следует.
   Конечно, холм не был идеальным для обороны, но ничего лучше они не обнаружили. Было, правда, несколько весьма удобных участков, там даже были следы от костров, примыкавших к каньонам, но горцы могли залезть наверх и обстреливать их сверху. Поэтому пришлось выбрать этот вариант. Не лучший.
   Время от времени, бойцы оглядывались на север. Там на вершине гор ярко горели костры, и чёрные клубы дыма поднимались высоко в небеса.
   -Сколько же их пожалует к нам?. Вот в чём вопрос?.
   Землянин выбросил несколько лопат каменистого грунта ближе к кольям палисада и стал утрамбовывать его. Сотня арбалетчиков, с оружием рассыпавшись частой цепочкой вокруг холма, напряжённо всматривалась в наступающие сумерки.
   Никитин выпрямился, посмотрел на продолжавших копать людей и недовольно цокнул языком. Земля была каменистая, и им пришлось приложить много сил, что бы выкопать ров хотя бы до половины человеческого роста.
   Метрах в пятидесяти от него трое ресов, напрягая все силы, с помощью лома выворачивали из-под земли здоровенный камень. Минуту спустя они дружно вытащили его из земли и, поднатужившись, стали медленно катить его по склону вниз.
   Арбалетчики стоящие внизу с опаской глядели за этими манипуляциями, валун мог запросто загреметь вниз, но здоровяки вскоре бросили камень и отправились обратно, поигрывая мускулами.
   Сергей, закончив укреплять палисад, вскинув лопату на плечо, и отправился смотреть полосу обороны. В трёх местах он велел углубить ров, прислав в помощь здоровяков ресов с ломами.
   Несмотря на то, что они пользовались малейшей возможностью что бы раздобыть где-нибудь небольшой кол, их запас медленно таял. С лесом в этой местности было плохо, и конным разведчики был дан специальный приказ, собирать любую древесину, все, что могло послужить топливом для походных кухонь и костров.
   Часть драгоценных кольев им пришлось тогда пустить на растопку во время бурана в степи. Никитин поежился, вспомнив те события, продлись эта снежная свистопляска ещё неделю и большая часть его отряда осталась бы там.
   Несколько раз Сергей во время своей инспекции подходил к палисаду и тряс колья, проверяя, как их закрепили, но всё колья были хорошо и глубоко вкопаны. Недостаток древесины, заставлял их вместо сплошного частокола, с некоторых пор, делать промежутки между кольями, сантиметров пятнадцать-двадцать.
   Землянин обошёл весь холм, где они собирались держать оборону. Позади холма разрыв между крайними кольями составлял, наверное, метров сто. Там суетился Бирт. Фургоны на руках подтаскивали вплотную друг к другу и крепили между собой толстой верёвкой. Вроде бы всё шло обычным порядком, но у него сегодня было впечатление, что они что то упустили из виду. Землянин подозвал Бирта и дал ему несколько приказов, от которых он схватился за голову, но послушно принялся выполнять.
   Сотник уже привык что Сергей ничего напрасно не приказывает, кроме того он верил в интуицию своего вожака, которая не раз их спасала из очень тяжёлых ситуаций. Бойцы с проклятиями стали передвигать фургоны подальше ото рва. Между рвом и фургонами землянин велел разместить все имеющиеся у них запасы колючей и обычной проволоки. Дружинники вытащили несколько больших мотков такой проволоки и стали аккуратно разматывать. Никитин сам ходил между ними, указывая, в каких местах крепить колючую проволоку к земле.
   Во рву, тем временем, резко прибавилось количество работников, сюда согнали всех ресо с ломами и всех свободных дружинников и часа через два, ров в этом месте углубился ещё на метр. Измученные бойцы быстро доели свой ужин, запили его скудной порцией воды и, не раздеваясь с оружием в руках, торопливо засыпали, стараясь урвать немного часов сна. В том, что им предстоит ночной бой, никто из них не сомневался.
   С заходом светила лагерь потихоньку затихал. Патрули, рассыпавшиеся вокруг холма, были отозваны в лагерь. Никитин отрядил на охрану целую сотню бойцов с собаками, которые должны будут предупредить их о приближении врагов.
   Спать не хотелось. Нервное напряжение, никак не давало уснуть, несмотря на все ухищрения. Помаявшись так часа два, Сергей вышел из фургона и уселся на мягкой лавочке впереди фургона. Неподалёку негромко переговариваясь, проходил вдоль отведённого им маршрута, десяток бойцов с собакой.
   -Полезут.. Ближе к утру как все разоспятся, так и полезут - донеслось до него обрывки разговора. - Как только туман появится, так они под его прикрытием и полезут!.
   Голоса удалились. Сторожа в полном вооружении и с заряженными арбалетами на плечах, прошли мимо него дальше. В каждом из проходивших мимо него патрулей присутствовали низкорослики, которые хорошо видели в темноте. Сергей учёл печальный опыт полученный им тогда в Висс-ано.
   -Да, если полезет туман то нам придётся несладко. - подумал он и осмотрел окрестности. --Хорошо ещё что ночь звёздная..
   Он закинул голову и посмотрел вверх на это звездное великолепие раскинувшиеся над его головой.
   -Господи! И чего я здесь делаю?!. Чего я здесь забыл в этом мире?. Зачем я здесь, утяжеляю свою карму!. И ничего нельзя с этим поделать!. Здесь всё просто, или ты или тебя.
   -Интересно, а как это быть звездой? - мелькнула вдруг у него неожиданная мысль.
   Из книг контактёров, как он узнал, что и у людей и у звёзд базовая организация Души были примерно одинаковы. После того как человек завершал свою эволюцию на Земле или в другом мире он мог попробовать себя в теле, так сказать звезды. На Душу умощняя ее, надстраиваются несколько дополнительных оболочек, для увеличения мощности.... и свети - дари энергию Мирозданию.
   Никитин покрутил головой, представляя себя в виде звезды, без таких привычных атрибутов человеческого тела как руки.
   -Или их руки - это протуберанцы? - подумал он. - А ладно!. Чего гадать, вот после смерти и буду решать, куда мне идти...
   Громкий лай собаки прервал его размышления. Мысль с высот бытия упала на грешную землю. Горизонт потихоньку светлел. Никитин вгляделся в ту сторону, куда лаяла собака, но ничего не увидел.
   Тут землянин спохватился, что он не совсем готов к бою. Он осторожно зашёл в фургон, порадовавшись, что сквозь прозрачное окно в фургон попадает достаточно света, что вкупе с разгоревшимися фонариками-растениями давало возможность нормально разглядеть, что либо, в сундуках.
   Сперва он подошёл к сундуку, в котором хранил кувшины с порохом. Вытащил пару кувшинов с порохом и задумчиво покачал их в руках, прикидывая, хватит ли?. Потом достал ещё два кувшина - этого по его расчётам должно было хватить для отражения вражеской атаки.
   Сергей вытащил своё секретное оружие из фургона и, позевывая, стал осматривать окрестности. Всё вокруг заволокло лёгкой дымкой утреннего тумана, который час от часу становился всё более густым.
   Никитин насторожился - уже ставшие привычными завывания горцев и рокот их барабанов в горах неожиданно смолкли, уступив место тишине и резким крикам ночных птиц.
   -Скорей бы начинали что ли!. - подумал он зевая. - Ничего нет хуже ожидания!. Вздремнуть что ли?.
   Но вздремнуть ему не дали. Все собаки вдруг насторожились и стали лаять в подступающий к холму туман. Никитин спрыгнул на землю и поспешил к крайней палатке, из которой шёл мощный храп.
   -Бирт! - громко позвал он, выждав момент, когда храп ненадолго прекратился. - Давай просыпайся!.
   -Что уже? - резко вскинулся Бирт.
   Из палатки показалась его всклокоченная шевелюра.
   -Пока ещё нет, но они уже окружили лагерь.- Подымай тихонечко первую и вторую сотню пока!. Первая пускай отправляется к фургонам, а вторая пускай выстраивается около частокола с арбалетами. Остальные пускай пока спят. Как только увидим горцев, давай труби тревогу.
   -Понял!. Поспишь тут!.
   Бирт поправил сбившийся за время сна доспех, зевнул и тенью метнулся к палаткам. Минуты не прошло как десятки бойцов, одна за другой стали разбегаться по ещё пока спящему лагерю. Естественно лагерь пробудился, отовсюду понеслись тревожные возгласы солдат, но пока вокруг всё было относительно спокойно и они быстро замолчали. Бойцы вполголоса ругались и заряжали арбалеты, десятники поспешно разводили бойцов на заранее определённые места.
   Никитин окликнул пробегавшего мимо него Бирта:
   -Где Гафт не знаешь?.
   Тот оскалился, сверкнув на мгновение белыми зубами.
   -У баб, наверное, в их фургоне!.
   Землянин, забросив за спину щит и держа в руке взведённый арбалет, поспешил к четырём отдельно стоящим фургонам, где размещался женский контингент. Подойдя к фургонам, он в задумчивости остановился, не зная, куда сегодня забрался его любвеобильный адъютант.
   -Гафт, где ты! - громко позвал он.
   В одном из фургонов, одна из поварих громко было заругалась на него, но на неё шикнули и она, испуганно ойкнув, замолчала.
   -Гафт!. Ты где демоны тебя забери! - вновь громко позвал он не услышав ответа. Наконец в одном из фургонов кто-то шумно завозился, скрипнула дверь фургона, в воздухе отчётливо повеяло ароматами приправ и из него вылез, застёгивая на себе штаны, его полуголый адъютант.
   -А Саж! Чего... - свистящим шёпотом начал, было, он.
   Никитин сурово сдвинул брови при виде столь вопиющего нарушения дисциплины. Всем было приказано в эту ночь спать в броне, а здесь его оруженосец подаёт такой пример. Он уже набрал, было, воздуха, что бы высказать этому ловеласу все, что он о нем думает, но передумал. Гафт официально не входит в его дружину.
   -Давай быстро одевайся в броню и раздобудь мне плетёнку с огнём!
   -Ага, понял командир!. Я это... сейчас!.
   Оруженосец метнулся обратно в фургон, что-то при этом уронив и с кем-то тихо переругиваясь. Женщины в других фургонах затаились, прислушиваясь к их разговору. Никитин усмехнулся, они всё никак не могли понять, почему он не жалует их своим вниманием, в ответ на их достаточно недвусмысленные предложения и только усмехается.
   Женщины затаив дыхание, ждали, а к кому это он сегодня направится?. Даже горцы и их месть были для них были не столь важны, а вот кого из них предпочтёт их командир.., это было действительно важно.
   Гарт минуту спустя, на ходу застёгивая броню, спрыгнул с фургона.
   -А где плетёнка с огнём? - спросил его Никитин.
   Парень выругался, хлопнул себя, но лбу и резво зашагал к другому фургону. Там уже видимо слышали их разговор, поэтому не успел он войти в фургон как тут же выскочил обратно с плетёнкой обмазанной глиной, внутри которой, потрескивая горел небольшой огонёк.
   -Так. Давай надень шлем и бери щит. Потом бегом ко мне!. - коротко приказал парню Сергей и взял у него из рук плетёнку.
   -Понял, Саж!.
   Адъютант метнулся к другому фургону, где он хранил своё оружие. Никитин, немного постояв, отправился к себе. Из фургонов вслед ему полетел тихий женский смех. В другое время он бы поболтал бы немного с женщинами, но сейчас ему было не до этого.
   Собаки уже непрерывно рычали и выли в густой туман. Из палаток осторожно глядели разбуженные их лаем бойцы, в руках у многих из них тускло блестели гладиусы или арбалеты.
   Не успел он дойти до своего фургона, как к нему бросился встревоженный Бирт с молчаливым вопросом в глазах. Всё было и так ясно.
   -Давай буди всех и расставляй!.
   -Там это командир!. Смотри собаки лают в три стороны, две у нас хорошо защищены, а вот третья не очень. Может быть, туда послать сотню из резерва.
   Никитин внимательно посмотрел в указанном Биртом направлении. Действительно собаки рвались с поводков и лаяли только в трёх направлениях. С четвёртой стороны было пока тихо.
   -Хорошо!. Бери сотню арбалетчиков, из резерва пускай выстраиваются там. Ресов тоже давай поделим на две части. Половина пускай встанет перед частоколом, а вторая пускай стоит за фургонами на случай прорыва.
   Бирт коротко кивнул головой и, придерживая рукой гладиус, понёсся к дальним палаткам. Вскоре оттуда быстро и слаженно потекли десятки бойцов, которые останавливались на местах указанных сотниками.
   Две сотни теро с наложенными на тетиву стрелами застыли позади арбалетчиков перед частоколом. Никитин свистом подозвал их командира и когда тот подбежал, велел ему
   рассредоточить своих стрелков, что бы между ними был промежуток в один метр.
   Колтоп удивлённо на него взглянул, но как кадровый военный он не привык задавать лишних вопросов, и коротко приложив кулак к груди, отбыл.
   Время медленно тянулось, дружинники в полном вооружении переминались с ноги на ногу в ожидании нападения и, тихо переговариваясь между собой. Горцы пока никак себя не проявляли, но непрекращающийся, ни на секунду собачий лай, показывал, что их там собралось достаточно.
   Никитину вскоре это ожидание надоело, и он отдал короткий приказ. Теро с силой натянули свои разнокалиберные луки, и максимально подняв их, сделали залп наугад в туман. Провокация удалась, из пелены тумана до них донеслись крики и проклятия.
   Вскоре разрывая клочья тумана, оттуда на них потрясая своими короткими топорами, потекли, как выходцы из преисподней, сотни вопящих фигур. Кое-кто из них сжимал в руках короткие луки, но в этой толпе им было непросто им воспользоваться.
   Бирт громко выкрикнул команду и секунду спустя повторил её ещё раз. Множество бегущих фигурок с разбегу упало прямо под ноги своим соплеменникам. Арбалетный залп - страшная штука, особенно когда он идёт по толпе слабо вооружённой. Одна стрела частенько пробивала сразу несколько незащищённой никакой бронёй тел, а на тех, кто уцелел, сверху сплошным потоком лились стрелы лучников-теро. Вскоре небольшое поле перед частоколом было усыпано телами этих бедолаг.
   Атакующий порыв горцев с этой стороны резко ослаб. Арбалетчики успели к этому времени перезарядить свои механические луки и дали залп по тем, кто толпился на самой кромке тумана не решаясь, напасть. После этого залпа оставшиеся в живых поспешно скрылись в тумане.
   Землянин быстро перегруппировал, свои силы и приказал лучникам теро сменить позицию и отправил их на другой фланг. Всех тяжеловооружённых ресов он отправил защищать фургоны. Несогласованность горцев им дорого обошлась, видимо их первоначальный план был напасть с трёх, а то и с четырёх сторон одномоментно.
   Захваченные в плен горцы позже подтвердили это, а так отразив нападение с одной стороны, Никитин получил возможность разгромить их наступающие колонны поодиночке.
   Горцы впрочем, опомнились и вскоре пошли на приступ с двух сторон, но их там тоже ждал жаркий приём. Самый сильный натиск им пришлось выдержать с тыла, на них из тумана рванулось, наверное, сотен семь горцев, во главе с самыми умелыми и хорошо вооружёнными. Арбалетные стрелы взяли щедрый урожай жизней, но половине из них удалось добежать до фургонов.
   Закинув арбалет на плечо, стрелки быстро отошли от фургонов под защиту пехотинцев.
   -Сомкнуть ряды!. Стоять твёрдо!- вдоль выстроившихся бойцов забегали десятники.
   Горцы ловко перекатами, пролезали под фургонами и с яростными криками набрасывались на выстроившуюся перед ними в два ряда шеренгу бойцов. Некоторые смельчаки взбирались на крыши фургонов, но арбалетчики моментально ссаживали таких на землю.
   Шеренги бойцов, сохраняя строй, отодвинулись от фургонов метров на десять. Никитин спешно велел Бирту перебросить сотню бойцов дополнительно к ним в тыл, но их помощь не понадобилась. Ресы с левого фланга с жутким рёвом вломилась в толпу горцев, которые успели пролезть под фургонами.
   Вооружённые палицами гиганты в течение пары минут буквально растерзали своих противников. Горцы закидывали их метательными топориками и копьями, но тяжёлые шлем и броня легко выдерживала их удары, и ресы двигались всё дальше, оставляя за собой только искалеченные трупы.
   Каждый удар палицей был смертелен. Бойцы в шеренгах не отставали от них и их быстрые гладиусы и плотный строй щитов, быстро перемалывал неорганизованную массу противника.
   Наконец горцы не выдержав огромных потерь и с тоскливыми криками начали подаваться, обратно. Вот только мало кому из них удалось скрыться в спасительном тумане. Бирт грамотно оценив обстановку, перебросил сюда сотню своих лучников-теро и они принялись стрелять в спину убегавшим.
   Кое-кто из бойцов собрался было преследовать бегущих, но грозные окрики десятников заставили их вернуться в строй.
   Часа два они стояли и ждали, Наконец поднявшийся ветер разогнал "туман войны" и Никитин отобрав сотни три бойцов с арбалетами, пошел вместе с ними к входу в каньон. Сергей рассчитывал что горцы после такого поражения, не будут им препятствовать, но он ошибся. Наверху засело, по крайней мере, сотни три озлобленных горцев, которые кидали камни и бросали стрелы, если они подходили достаточно близко.
   Одно радовало, вся их спесь исчезла -теперь они не стояли наверху горделиво побоченясь, а прятались, используя многочисленные укрытия.
   Бирт стоящий рядом с ним со щитом в руке, выругался и хмуро посмотрел на него.
   -Что бы демону утащили всю эту сволочь в свой ад!. Похоже, нам здесь не пройти командир. Даже если там останется в живых десяток этих ублюдков, то они всё равно не дадут нам пройти с фургонами. Что делать будем?.
   Никитин окинул взглядом вздымающуюся перед ними горный склон и ничего не сказал.
   -Пойдём пока позавтракаем и посоветуемся с народом. А там видно будет - неопределённо сказал он.
   Землянин и в самом деле пока не представлял, что им делать дальше. Была у него одна мысль, что горцы могут позволить им пройти сквозь ущелье, если они отдадут им трупы их сородичей.
   Но боец, посланный на переговоры, вернулся, ни с чем, этих ребят абсолютно не интересовали такая вещь как трупы. С мертвыми как рассказал ему многоопытный теро-переводчик, здесь поступали просто сбрасывали в пропасть, так что с точки зрения торга тела павших не представляли для их сородичей никакой ценности.
   Трофейные команды тем временем обшаривала трупы, снимая с них всё более или менее ценное, попутно вытаскивая арбалетные стрелы. Хотя такая малоприятная и кровавая процедура заставляла всех морщиться, дружинники понимали, что их путь ещё далеко не закончен. Им ещё придётся стрелять и стрелять и арбалеты их единственный шанс отделаться в будущем незначительными потерями.
   Землянин, проходя мимо, остановился возле одного небольшого тела. Измазанное в пыли лицо не могло скрыть весьма юного возраста убитого. Пареньку было, наверное, лет двенадцать или чуть больше, на его лице навечно застыло удивление, он видимо так и не смог до конца понять что умирает. Что впереди у него не будет десятилетий полнокровной жизни, женщин, детей, семьи... Ничего.
   Что всё закончится здесь и сейчас в братской могиле, в которой легли все и многоопытные воины, и ...эти ещё дети, по меркам его мира, но уже воины, вполне созревшие для убийства в этом мире.
   Сергей сглотнул и пошел дальше, машинально отмечая небольшие тела подростков. Жестокий мир, они должны были пролить кровь своих врагов, что бы доказать своим сородичам что они настоящие воины, но так и не успели ничего никому доказать. Доказав только одно - бессмысленности этой войны.
   Горцы понесли огромные потери, даже не сумев причинить им какой-нибудь существенный вред, потери у них, в этот раз, были действительно небольшими. Трое тяжелораненых, двое из которых вскоре умерли и десятка два легкораненых.
   Трупов горцев, насчитали больше восьмисот, их торопливо стаскивали в обнаруженную неподалёку расщелину и наскоро засыпали камнями и землёй. Сверху на всё это угрюмо глядели их уцелевшие сородичи.
   -Классическая патовая ситуация!. - думал Никитин лениво грызя вяленую рыбку. -Вломили мы им конечно крепко, только вот что делать дальше?.
   Множество голов горцев по-прежнему торчало наверху, они были полны решимости, не пропустить их дальше. Никитин послал сотню арбалетчиков, что бы они сбили их с высоты, но те ловко укрывались за каменными укрытиями, и в свою очередь, обстреливая их из луков. Вскоре Сергей, видя неэффективность этой вялой перестрелки, дал команду к отходу. Сотня арбалетчиков укрылась в тени и стала ждать дальнейших распоряжений.
   Никитин со вздохом напялил свою амуницию и в сопровождении телохранителей отправился осматривать местность. Наскоро собранное совещание ничего не решило.
   Рваться вперёд под стрелами и булыжниками горцев было глупо - это все хорошо понимали, но и возвращаться назад и идти кружным путём тоже не хотелось. Спорщики так и не смогли, ни до чего договорится и землянин устав от криков вскоре распустил совет, дав всем время подумать до вечера.
   Светило припекало и они, приближаясь к проходу, старательно ныряли в тень. Неровности местности, создавали причудливые комбинации света, полутени и погружённых во мрак небольших пещер.
   Туда впрочем, несмотря на веявшую прохладу никто, не хотел соваться. В этой местности хватало ядовитых змей и насекомых, которые во множестве обитали в таких вот прохладных пещерах. Уже с десяток бойцов обратились за медицинской помощью, благо у травницы оказались мази и настои для такого рода случаев.
   Они прошли мимо отряда арбалетчиков отдыхающих на камнях в тени, и пошли дальше. Метров за сто от входа в ущелье они остановились и Никитин, натянув поглубже шляпу начал разглядывать местность.
   Минут через десять у него возникла одна идея. Он вернулся в лагерь и отдал распоряжения Бирту. Все с любопытством принялись гадать, что на этот раз придумает их хитроумный командир.
   План Никитина был очень прост. Параллельно одной из гряд, где засели горцы, метрах в пятидесяти от неё тянулась еще одна гряда. Вот её то и хотел использовать землянин. Он собрал десяток бойцов, которые так хорошо себя зарекомендовали в сражении с разбойниками, и поставил перед ними задачу.
   -Нужно будет забраться туда и скинуть вниз несколько канатов, что бы поднять наверх арбалетчиков.- Никитин ходил вдоль выстроившегося строя бойцов. - Тогда мы сможем вышибить горцев оттуда и выбраться из этой ловушки.
   Бойцы, столпившиеся вокруг, радостно зашумели, на все лады, обсуждая план их командира. Неожиданно вперёд выбрался командир теро.
   -Возьмите с собой моего парня, он хорошо лазает, но горам.
   Никитин, чуть подумав, согласился. Теро были более ловкими и лёгкими, чем большинство рас на этой планете, так что они вполне могли дать фору в скалолазании его людям.
   Кузнец отыскал им несколько небольших молотков. В захваченном снаряжении обнаружилось с полсотни металлических колышков с кольцами, так что кое, что из альпинистского снаряжения у них имелось.
   Но снаряжение им так и не понадобилось, теро показал, на что он способен. Он разделся, снял обувь и быстро как паук, отказавшись от страховки, полез наверх. Минут через десять он уже был наверху и скинул тонкий канат.
   Горцы переполошились, с той стороны каньона, послышались резкие гортанные крики и в сторону смельчака полетели стрелы, но он не стал их ждать и ловко сложившись, укрылся за большим камнем.
   Арбалетчики не дожидаясь команды, шустро высыпали из тени и принялись стрелять вверх, с ходу поразив пяток лучников, заставив остальных скрыться за камнями. Пока они перестреливались, теро втащил наверх и закрепил наверху один из канатов, по которому вскоре начали быстро взбираться бойцы. У всех у них на спине, прикрывая их от стрел, висели тяжёлые щиты и тянулись мотки верёвки.
   Первый боец, быстро перебирая руками по канату, поднялся к самому верху гряды. Теро протянул ему руку и втащил наверх. Разведчик тут же отбежал немного вбок и в свою очередь скинул вниз канат, к которому тут же привязали тяжёлый кожаный мешок с инструментом.
   Вытащив из мешка молоток и клинья, он быстро и надёжно закрепил свой канат вверху. Вскоре по нему перебирая руками и цепляясь за выступы, полез другой боец. Рядом с ним тяжело дыша, взбирался со щитом на спине ещё один.
   Горцы переполошились, там тревожно застучали барабаны, их лучники попробовали было вновь высунутся, но арбалетчики чутко стерегли их. Трое лучников успели выстрелить в поднимающихся бойцов, но получили в свою очередь по болту в грудь.
   Сверху раздались крепкие проклятия. Одна из выпущенных стрел ударила в прикрывавший бойца щит и застряла в нём. Скалолаз начал было раскачиваться на верёвке, но упершись ногами в расщелину, быстро погасил амплитуду колебаний и стал вновь карабкаться наверх. Теро под защитой камней, часто оглядываясь на гряду с горцами, тут же протянул ему руку и вытащил к себе.
   Теперь наверху помимо теро оказалось трое. Двое из них, сумели взять с собой щиты и поставив их в ряд оградили площадку от стрел. Наверх вновь полезли два щитоносца, после чего настал черёд арбалетчиков.
   Перебежав за другой большой камень, арбалетчики закрылись щитами и стали отстреливать метавшихся неподалёку горцев. Те отвечали частыми стрелами, но арбалет бил точнее и мощнее и вскоре, оставшиеся в живых, лучники попрятались кто куда.
   Тем временем поднявшиеся бойцы следуя приказам Никитина укрепили наверху ещё два каната и после того как все егеря очутились наверху, туда стали переправлять других арбалетчиков.
   Два последних каната они закрепили с тем расчетом, что бы лучники горцев не могли их поразить сверху. От возможного обстрела их защищал громадный камень, нависавший над дорогой.
   Арбалетчики, один за другим, закинув за плечи арбалет и без тяжёлых щитов, поднимались наверх и накапливались за камнем. Как только наверх поднималась очередная десятка, то следом начинали поднимать тяжёлые щиты, после чего десятка уже со щитами и арбалетами шла дальше по гряде, занимала там позицию и начинала отстреливать горцев.
   Часа через три вся сотня арбалетчиков равномерно рассыпалась по каньону, и обменивались редкими стрелами с горцами. Те не в силах противостоять их убийственным стрелам попрятались, где только можно.
   На помощь горцам, прибежали потрясая копьями, их сородичи, но арбалетчики, пользуясь дальнобойностью своего оружия быстро охладили их пыл, и оставшиеся в живых куда то исчезли.
   Сергей, пользуясь наступившим затишьем, вместе с Биртом тоже быстро залезли наверх. Перепачканный в пыли боец торопливо схватил его за руку и втащил рядом с собой. Немного передохнув, он вновь скинул вниз свой канат, там торопливо привязывали к нему большой мешок с арбалетными стрелами. Снизу свистнули и он, аккуратно принялся втягивать мешок наверх, следя, что бы тот не застрял между камнями.
   -Командир возьмешь их? - кивнул на мешок, втащивший его боец утирая пот. - А то там, у ребят стрел уже не осталось.
   -Давай. - согласился землянин и не чинясь закинул мешок за плечо.
   Бирту тоже достался мешок с болтами, они дождались когда им наверх закинут их щиты и под их прикрытием, стали пробираться среди копошившихся наверху бойцов. Вдвоём прикрываясь щитами, под редкими вражескими стрелами, они пробрались примерно до середины каньона. Здесь Никитин передал арбалетчикам стрелы и стал оглядываться вокруг.
   Узкий каньон тянулся примерно километра на два, и отсюда было хорошо видно, как вдалеке расстилается плоская равнина вся покрытая, как причудливая мозаика вкраплениями бурых и зелёных пятен.
   Выход. Такой близкий и далёкий. Землянин вздохнул и перевёл взгляд на противоположную гряду каньона. Тот находился примерно на одном с ним уровне. Отсюда было хорошо видно как время от времени небольшие фигурки горцев, вскакивали из-за камней и, натянув лук, быстро посылали в их сторону стрелы, после чего вновь быстро прятались за камнями. Вот только соревноваться с арбалетчиками они явно не успевали.
   Время от времени незадачливый стрелок только успевал выпустить стрелу из своего лука, но скрыться уже не успевал и получал болт в грудь. Вскоре всякая активность со стороны горцев прекратилась, и они неподвижно застыли за камнями, время от времени быстро перебегая из одного укрытия в другое.
   Сергей прикинул шансы каравана проскочить из каньона, и убедился что они не особо высокие. Даже если они будут держать под огнём арбалетов весь противоположный склон, то груды камней, наваленные в кучи на всём протяжении каньона, сводили на нет их преимущество.
   Много ли нужно времени, что бы толкнуть одну из этих груд камней вниз и таких груд камней Никитин на всём протяжении каньона насчитал десятка четыре. А уж горцы постараются даже ценой собственной жизни отомстить им.
   Получалось, что им придётся штурмовать противоположный склон и выбивать горцев оттуда и это всё надо будет сделать сегодня. Кто знает вдруг к ним завтра подойдёт помощь.
   Сергей посмотрел туда, где глубоко в глубине каменного клина находилось горское селение, и поднимались частые клубы дыма. Придётся рисковать. Никитин хлопнул по плечу Бирта который, приложив арбалет на камень, азартно выслеживал неприятельских воинов, которые время от времени мелькали между отбрасывающими густую тень укреплениями.
   -Ладно, хорош, переводить стрелы!. Пойдём!.
   Тот с готовностью поднялся и низко пригнувшись пошёл за ним.
   -Чего-нибудь придумал Саж?.
   -Да чего здесь придумывать!. Надо будет выбивать их с того края!. Иначе мы так здесь и застрянем и надо это делать сейчас, иначе к ним могут подойти подкрепления!.
   Бирт согласно качал головой в такт его речи, но в её конце печально вздохнул:
   -Наших много можем положить!. Может всё таки лучше вернуться и двигаться в обход.
   -Много дней потеряем. Да и ты сам знаешь - у нас уже почти закончилась вода и корм для быков и лошадей. Придётся рисковать.
   Его заместитель неопределённо покачал головой, но от комментариев отказался, до сих пор все планы их командир успешно реализовывал. Они, молча, проследовали в самое начало каньона, горцы уже не стреляли.
   Никитин подошёл к скалолазу-теро с помощью которого они смогли так быстро захватить этот склон. При их приближении он быстро вскочил и застыл на месте, весело глядя на них своими жёлтыми глазами.
   -Сиди!. Сиди, а то стрелу получишь!.
   -Нет не получу - усмехнулся тот. - Сюда они не долетят!.
   Действительно высокий и длинный естественный выступ в этом месте хорошо закрывал их от вражеских стрел.
   -Ты у нас молодец! - Никитин одобрительно похлопал парня по плечу. - Вечером получишь награду - десять золотых!. Нет сейчас получишь!.
   Никитин, покопавшись в одном из боковых карманов, нашел небольшой мешочек с золотом и отсчитав десять полновесных "домиков" передал герою.
   Теро довольно улыбнулся, показав белые зубы. Правда, пара передних зубов, у него отсутствовала, из за чего говорил он немного шепелявя. Получив деньги, он быстро спрятал золото в нашейный мешочек.
   -Как звать?.
   -Кедо господин высокорожденный!.
   -Так вот Кедо!. - Никитин не обратил внимание на титул принятый в армии теро.- Нам нужно будет захватить теперь тот гребень. Как ты думаешь. нам лучше это сделать?.
   Теро развернулся и, сощурив глаза, долго осматривал противоположную сторону.
   -Тяжело будет! - наконец выговорил он. -Долезть туда я долезу, вот только как там удержаться?. Сметут они нас быстро!.
   -Я вот как думаю сделать - Никитин показал рукой на начало гряды.- Видишь, отсюда этот участок хорошо простреливается.
   Теро пригляделся и кивнул головой в знак согласия, его две длинные свитые пряди волос качнулись в такт.
   -Я поставлю здесь пятьдесят стрелков, что бы они никого не подпускали. Они будут отстреливать всех, кто сможет к тебе приблизиться. Ты должен будешь незаметно подобраться к краю и забить поочерёдно четыре крюка с верёвкой. Пока ты будешь их забивать, мы будем шуметь, что бы горцы раньше времени не услышали твой стук. После чего тебе остаётся только помочь нашим воинам забраться наверх. Ну как?.
   Теро неопределённо пожал плечами.
   -Там засело много стрелков, и они будут стрелять по нам. Не знаю, успею ли я увернуться от их стрел вовремя.
   Кедо сунул в рот сорванную былинку и принялся её задумчиво покусывать.
   -Я выдам тебе защитный доспех он лёгкий, но сможет тебя защитить от стрел, а когда наверх взберутся бойцы у них будут тяжёлые щиты и они сумеют прикрыть тебя от стрел. Тем временем другие бойцы успеют взобраться наверх и вскоре, мы сможем захватить этот участок и отбросить горцев. Если они попытаются вас атаковать, то мои арбалетчики сумеют не подпустить их к вам. Их уже мало осталось - десятка три-четыре не больше. Сделаешь это - получишь ещё двадцать золотых!.
   -Ты хороший командир бика, и хорошо заботишься о своих подчинённых. Я рад что, боги свели меня с тобой, и я могу служить тебе.
   Теро церемонно поклонился, прижимая правой рукой к груди свои пряди волос.
   -Благодарю тебя Кедо за то что ты так высоко оцениваешь мои полководческие способности.
   Никитин в свою очередь легко поклонился теро.
   -Только я бы на твоём месте командир вперёд послал бы наших парней, они полегче, чем бика. Первыми пусть идут они, а за ним пускай лезут твои стрелки. Мы закроемся твоими тяжёлыми щитами от стрел и поможем твоим воинам взбираться наверх.
   Никитин вопросительно взглянул на Бирта, тот пожал плечами и согласно кивнул.
   -Хорошо мы принимаем твоё предложение. Тогда спускайся и скажи своему командиру, что бы отобрали бойцов тебе в помощь.
   Теро кивнул головой и стал спускаться вниз, быстро перебирая руками и ловко отталкиваясь от камней. Следом за ним заторопился и Никитин с Биртом.
   Часа спустя всё было подготовлено. На занятом склоне ближе к месту прорыва, было поставлено пятьдесят арбалетчиков, их было вполне достаточно, что бы поддержать наступление. Остальные равномерно рассыпались вдоль каньона на протяжении сотни метров от своих товарищей.
   Никитин уже готов был готов дать команду к штурму, как в дело вмешались другие силы.
   Хорошо видимая на горизонте деревня горцев стала вдруг ареной ожесточённой схватки. Сразу в нескольких местах к небесам вдруг начали подниматься сначала легкие, а потом всё более густые клубы дыма.
   Горцы, сидевшие за камнями и время от времени стрелявшие в них вдруг заволновались и стали быстро покидать свои позиции, стараясь побыстрее добраться до своего селения.
   -Боги сегодня явно за нас!. - прошептал ему на ухо Бирт.
   -Это точно! - согласился с ним Сергей.
   Подождав ещё немного и убедившись, что больше никто из горцев не уйдёт Никитин махнул рукой и теро, которому землянин отдал свой облегчённый комплект доспехов из плёнки, быстро пополз вверх.
   Добравшись почти до самого верха, он помахал рукой. Сергей помахал рукой в ответ. Начался второй этап операции. Бирт, коротко рявкнул команду, и часть арбалетчиков стали методично ударять в щиты.
   -Оле-Оле-Оля!. - знаменитый земной клич, который запал в душу его воинам, громко разнёсся вокруг, надёжно заглушив частые удары молотка по металлическому костылю.
   Минут за десять теро успел вколотить три костыля вместе с надёжными верёвками. По одной ему наверх быстро подняли щит. Три стоявшие наготове теро быстро залезли наверх и стали рядом с Кедо.
   -Оле-Оле-Оля! - продолжали мощно извергали уже немного охрипшие солдатские глотки.
   Горцы изредка выглядывали из-за камней и тут же прятались что бы не получить арбалетный болт в голову, стрелять из луков они уже не осмеливались, видимо поняв что с арбалетами противника им лучше не связываться.
   Теро помахал рукой, означая, что он готов. Никитин махнул рукой в ответ и трое теро быстро вытолкнули своего соплеменника наверх. На животе тот прополз несколько метров, потом осторожно снял тяжёлый щит с плеч.
   Горцы утомлённые всей этой суетой, которая разворачивалась прямо перед ними, пока его не замечали. Пользуясь этим временным затишьем, он втащил наверх ещё двоих теро вместе со щитами.
   Наконец, кто-то из их противников заметил смельчаков и поднял крик. Двое теро продвинулись на пару метров вглубь от пропасти, встали и сомкнули щиты, защищая от стрел тех, кто карабкался наверх. Пару минут горцы яростно обстреливали смельчаков стрелами, но тяжёлые щиты, оказались им не по зубам. Стрелы попросту отскакивали от щитов не в силах пробить прозрачную плёнку.
   За это время рядом с ними успело встать в строй ещё три щитоносца. Отчаявшись, горцы, обнажив топоры и кинжалы, с яростными криками кинулись на них, надеясь своей массой сбросить храбрый авангард со скалы. Сразу два топора, гулко ударились в щиты, заставив теро покачнуться, но арбалетчики были начеку и три десятка нападавших полегли под градом арбалетных стрел.
   Вскоре вся десятка теро оказалась наверху, и пока половина из них прикрывала их от стрел, другая пятёрка принялась быстро втаскивать наверх арбалетчиков. Как только первые из них показались наверху, то песенка горцев была спета.
   Вскоре пяток уцелевших горцев изо всех сил, прыгая как козы, петляя, бежали по направлению к селению, где до сих пор кипела ожесточённая схватка. Правда, незадолго до этого один из горцев сумел ценой своей гибели, обрушить на дорогу, приготовленную пирамиду камней, но здоровяки ресы быстро решили ее, просто перенося и откатывая камни в сторону, освобождая проход.
   Пользуясь тем, что теперь их никто не обстреливал, бойцы наверху торопливо забили ещё несколько клиньев и поток бойцов наверх резко ускорился.
   Внизу тоже кипела суматоха, оставшиеся там бойцы и отряд теро выкапывали колья и наскоро закапывали участки рва. Фургоны тем временем, один за другим огибали лагерь и торопливо втягивались в каньон.
   Бойцы сверху, по обеим сторонам каньона, радостным рёвом приветствовали их проход. Теро тем временем закопали часть рва, и поток фургонов начал нарастать. Бойцы тем временем расшатывали и выдёргивали колья палисадника и деловито складывали их в фургоны.
   Никто даже и помыслить не мог, что бы их оставить на месте, их исключительная везучливость в этом походе базировалась на двух китах - палисаднике и арбалетах. Ну, и конечно на третьем ките - верой его людей в своего вождя и его хитроумную голову.
   До сих пор, что бы он ни задумывал - у него получалось. Народ твёрдо верил, что их предводитель маг и запросто общается с демонами и наколдовывает себе удачу.
   Землянин только таинственно улыбался, когда его вояки прямо спрашивали его об этом, но и не отрицал, прекрасно понимая, что всё это поддерживает очень высокий моральный дух его войска. А это было самое главное, а уж маг он или инженер - для этого времени было всё едино!.
   Бойцы наверху взяли под плотный контроль противоположный участок ущелья и сотни две арбалетчиков и пятьдесят стрелков теро, которые как то в суматохе тоже переправились наверх, равномерно растянулась вдоль ущелья.
   Никитину это несколько не поправилось и он, крикнул сотнику Бирту, что бы те несколько перестроились. Бойцы быстро сдвинулись плотнее друг, к другу образовав две группы с плотно примкнутыми щитами.
   Никитин взглянул в сторону их лагеря. Большая часть кольев к этому времени уже была выдернута и фургоны неторопливо один за другим двигались к входу в ущелье. Вот только двигались они очень медленно, но здесь уж ничего нельзя было поделать.
   Сергей взглянул в конец ущелья, отсюда было хорошо видно, что пяток фургонов уже миновал горловину ущелья, и остановились на равнине. Тем временем в горском поселении явно намечалась, какая-то суета, там начала накапливаться людская масса и куда эта масса рванёт было непонятно.
   -Как ты думаешь, сколько их там?- спросил он у Бирта, неподвижно стоящего рядом с ним.
   -Тысяча не больше! - уверенно заявил он вглядываясь в даль. -Чем больше эти дикари вырежут друг друга тем легче нам, под шумок убраться незаметными.
   -Я думаю все-таки под шумок, нам не удастся уйти так просто.
   -Пускай сунутся! - зло оскалился его помощник. - Всех их здесь и положим. Пока до первых рядов эти ублюдки доберутся, мы их выкосим наполовину, ну и отсюда ребята поддержат стрелами. Отобьемся командир!.
   -Это точно! .
   Толпа горцев тем временем потекла в их сторону, обнадёживало то, что они шли неторопливо. Воинственных выкриков тоже не было слышно, кем бы они ни были, нападать они явно не торопились. Арбалетчика начали деловито пристраивать своё оружие на щиты.
   Лучники-теро, выстроившиеся вторым рядом за арбалетчиками, уже давно стояли с наложенными на лук стрелами, ожидая только команды стрелять.
   Толпа остановилась, когда до них осталось метров триста. Остановилась и замерла на месте. Оба отряда насторожённо следили друг за другом, наконец, со стороны прибывших в их сторону направилось троё, держа перед собой раскрытые руки - символ миролюбивых намерений.
   Никитин вздохнул и поглядел вниз. Большая часть фургонов пока ещё находилось по эту сторону ущелья. От переговоров им, похоже, не отвертеться.
   -Пошли!. - бросил он Бирту и они, цепляясь за канаты и упираясь ногами в каменный массив заскользили вниз.
   Скользя по канатам и отталкиваясь ногами от скалы, они быстро спустились вниз и немного отдохнув, принялись карабкаться на другой склон. Никитин взобрался наверх первым, как только его голова показалась наверху как его тут же быстро и цепко ухватили за руки и втащили наверх.
   Следом за ним кряхтя от натуги, бойцы втащили тяжело дышащего Бирта. Едва успев подняться на ноги его заместитель тут же жадно припал к своей фляжки. Никитин мельком принюхался, но винного духа не почувствовал.
   Вдалеке по-прежнему терпеливо дожидаясь их, стояли три фигурки. Никитин несколько мгновений раздумывал, кого бы ещё взять с собой. Его взгляд, упал на довольное лицо Кедо который в его прозрачных доспехах стоял неподалёку в шеренге теро. Никитин кивнул ему головой и приказал:
   -Собирайся!. Пойдёшь с нами!.
   Желтоглазый с удивлением посмотрел на него, но послушно вышел из строя и присоединился к ним. Втроём не торопясь они, двинулись вперёд. Заметив их чужие переговорщики, тоже двинулись им навстречу.
   Не доходя друг до друга, метров пять обе группы как по команде, остановились, разглядывая друг друга. Как и предполагал Сергей это были горцы, видимо другого племени.
   Двое были молодыми мужчинами лет двадцати пяти, третьему который был одет в богатый доспех, было, где то за сорок, он первым нарушил молчание.
   -Я Харубил сын Ха, вождь клана Облаков. А это мои сыновья Анс и Топис. Кто вы пришельцы?.
   Никитин представился, нимало не смутясь добавив к своему имени титул кера, и представил своих спутников, добавив, что они идут в Идуа-Гоам. Горский вождь покачал головой.
   -Далёк твой путь. - медленно цедя каждое слово изрёк вождь.
   -Далёк!.- согласился с ним Никитин.
   Несколько мгновений они смотрели друг другу глаза, потом землянин, демонстративно первым отвёл глаза, не желая играть в такие игры, но и не признавая себя побеждённым.
   Налетевший шквал ветра колыхнул их одежду. Молодые воины резко собрались и кинули, было, руки на висячие на боку кинжалы, но тут, же расслабились, продолжая внимательно следить за ними.
   -Мы не соримся с Людьми Равнин. Племя Лисы - глупое племя!. - вождь взмахом руки указал на медленно исходившие негустым дымом дома за его спиной. - Они слишком долго жирели здесь, став глупыми и ленивыми и перестав чтить веру предков. Теперь их нет.
   - Вы их всех уничтожили?. Никого не оставили?.
   -Нет. Нам не нужны рабы и не нужны те, кто жил здесь раньше. Если мы оставим их в живых, то вскоре будет пролито много крови. Мы вырезали всех, так что мы не можем тебе никого продать для ошейника. - добавил он, по своему поняв его слова как завуалированную просьбу продать ему пленников для рабских рыков.
   Подобного рода жестокость не вызвала у спутников Никитин никаких особых чувств, только Бирт с одобрением покачал головой, да и теро эти слова не очень удивили. В здешних степях такое частенько происходило, так что враждующие кланы или убивали всех взрослых мужчин и ассимилировали детей и молодых женщин, или вырубали всех под корень. Иначе через поколение-другое всё начиналось заново с густым замесом на крови и мести.
   -Я хочу, что бы ты сказал всем купцам, что мы не будем брать много за проезд через наши земли. Пусть едут. Мы не тронем их. Теперь эти земли - земли клана Облаков.
   -Я передам. - пообещал ему Никитин и стащил с головы изрядно пропотевший шлем.
   Трое горцев потрясённо уставились на его светлые волосы.
   -Трото могуто... - негромко прошептал один из молодых воинов, но вождь наотмашь ударил его по лицу.
   Лицо парня на мгновение исказила гримаса ненависти, но тут, же его лицо вновь приняло бесстрастное выражение.
   -Счастливой дороги путники. Пусть бог пути Харуп бережёт вас.
   -Пусть и твои боги будут благосклонны ко всем твоим начинаниям вождь. - вернул комплимент Никитин.
   Сурово сжатый рот вождя растянулся в довольной улыбке. Он коротко поклонился и резко развернувшись, отправился прочь. Его сыновья тут же пристроились по бокам с ним, изредка кивая косые взгляды в их сторону.
   Никитин и его спутники тоже развернулись и пошли назад. Налетевший тёплый ветерок растрепал его волосы, он на мгновение остановился и приложив руку ко лбу осмотрелся. Фургоны непрерывной чередой шли и шли по узкому проходу вперёд. Заканчивался ещё один день их похода, но до конца пути было ещё далеко.
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) F.(Анна "(не)возможная невеста"(Любовное фэнтези) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"