Силаева Ольга Дмитриевна: другие произведения.

Ученица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  Лошадь бы ей точно не помешала, мрачно подумала Стаська, подходя к деревне. Или хороший меч в ножнах с гравировкой, а то и с шелковыми кистями на рукояти. Вместо этого в наличии имелся овчинный полушубок, обвалянный не то в опилках, не то в соломе, а скорее, и в том, и в другом сразу, короткий меч в деревянных ножнах, штопаные валенки, зачаровывать которые - себе дороже, и собственная опухшая после рваного сна физиономия. Может, и симпатичная, но в таком виде ее хозяйку никто всерьез не воспримет, будь та хоть трижды начинающей магичкой.
  Стаська до крови закусила губу. Да нет, она не начинающая, куда там. Скорее, закончившая, а по-простому - вылетевшая с треском посреди учебного года. И если след колдуна-отступника не найдется и здесь, всем надеждам конец.
  Как и следовало ожидать, староста даже не соизволил к ней выйти. Зато юркая девчурка возле колодца, раздухарившись от нежданной возможности себя показать, живо изобразила сценку с поганым колдуном и "не поверите, с вот такенным волком, правда-правда, зуб даю! Гнались куда-то прям чрез кусты, как очумевшие!"
  Изучив же помятый и изрядно заляпанный жиром свиток, который Стаська, поморщившись, достала из кармана, девчурка так энергично закивала, что грубо намалеванное в позапрошлой деревне лицо чуть не оказалось на снегу.
  Стаська вздохнула с облегчением. Наконец-то.
  Еще в двух селах колдуна видели проездом, хотя Стаська, очень правдоподобно шмыгавшая, расспрашивая про "дядьку", не словом не упомянула о том, кто он, дабы всполошившиеся деревенские бабы не сожгли и "племяшку" за компанию.
  А в шестой деревне она нашла, что искала.
  Хижина колдуна обнаружилась на отшибе, за еловым леском, до которого пришлось добираться еще часа полтора. Тропинка хитро петляла, то выворачивая к роднику, то уходя к проторенному тракту, и Стаська лишь с третьего раза нашла нужный поворот. Осталось лишь понять, дома ли хозяин - или вернется позже, уже наверняка предупрежденный, что его искали, а то и заметивший свежие следы.
  Хотя если то, что знала о нем Стаська, было правдой, за него все равно никто не вступится.
  К хижине она подходила крадучись, почти на четвереньках. Штаны мигом вымокли в снегу до колен, но первую ловушку она нашла сразу - невесомая белая нить, натянутая туго, как тетива. Что будет, если она порвется, Стаська проверять не стала, и, беззвучно перешагнув ее, двинулась к домику.
  И тут же попала во вторую ловушку.
  Железный капкан, припорошенный снегом, оставлен был куда как умело. Левую ногу огненной хваткой сдавили тиски, отдавшись до бедра такой дикой болью, что потемнело в глазах. Раздался треск, и бревно, разом свистнувшее вниз между двух крепких лиственниц, рухнуло в снег мимо Стаськи, едва не задев висок.
  Обомлев, Стаська взглянула вниз. В окровавленный валенок вгрызлись два ряда мертвых стальных зубов. Спасибо, капкан был не на медведя - кость бы расплющило.
  Она помнила, что кричать ни в коем случае было нельзя. Самым обидным было то, что Стаська думала, что умеет терпеть боль. На тренировках, на уроках боевых заклинаний... в неугасающих стычках с сокурсниками. Вывихнутая рука, разбитые коленки, сожженный рукав и ожоги на запястье, сломанный коренной зуб после смачного, с оттяжкой, удара в челюсть - ей почти всегда удавалось сдержать первый крик. Почти. Но тут протяжное, а потом и дикое: "Аааа!!" само вырвалось из горла, не желая утихать.
  Сейчас, подумалось ей. Сейчас боль хоть чуть-чуть утихнет, и тогда она, Стаська... А, кстати, что она сделает?
  Целительных заклинаний она не знала никаких. В заплечном мешке были травы, чтобы унять боль, но доставать их, разводить костер и кипятить воду, еле держась на одной ноге... Легче было представить, что колдун сам явится, вытащит Стаськину ногу из капкана и засунет свою следом. Лучше сразу обе.
  Расцепить железные челюсти Стаська попробовала сразу, едва ей удалось наклониться. Что в теплых перчатках, что без них - руки лишь бессильно скользили по металлу. Она, конечно, могла показать припрыгавшей на шум белке свои выдающиеся способности и засандалить в проклятую железяку огненным шаром, но раскаленный капкан - это уж слишком.
  Еще можно было попробовать уползти. Дохромать на одной ноге до деревни, волоча капкан за собой. Потом потратить последние монеты на целителя. И вернуться с позором - если бы ей было куда возвращаться.
  - Я вижу, у меня нежданные гости.
  Уползать было поздно. Зашипев от боли, Стаська с усилием подняла голову.
  Человеку, вышедшему на покрытую снегом поляну, было не больше тридцати пяти. Темные волосы с ранней проседью, подбитый мехом плащ и длинный меч в тех самых вожделенных ножнах из черной кожи с серебряной гравировкой. Настоящий боевой маг. Вот только наколдовать какую-нибудь пакость ему бы удалось не больше, чем той девчурке у колодца: всех магов-отступников, кого сразу не казнили после бунта, лишили магического дара. Кто-то потом погиб на эшафоте, кого-то растерзала падкая до зрелищ толпа, кто-то гнил в тюрьме за преступления куда более тяжкие, чем простая измена...
  Девушка вздрогнула.
  Но, как оказалось, не все.
  - Не подходи, - хрипло сказала Стаська. - Или пожалеешь.
  - Смелые слова. И ты готова подкрепить их делом?
  Не глядя, Стаська взмахнула рукой. Огненный шар заплясал на ее голой ладони: перчатки давно валялись в снегу.
  Выражение лица колдуна не изменилось. Такое же спокойное, даже, пожалуй, ленивое. Словно на печь к сильному, откормленному коту забралась отощавшая мышь, и он никак не решит: съесть ее или оставить на завтра.
  - Опусти руку, - наконец сказал он. - Пережжешь пальцы.
  - Нет.
  - Что ж, дело твое. Минуты полторы у тебя еще есть.
  - А потом?
  - Упадешь от потери крови. Или от болевого шока.
  Колдун, сузив глаза, наблюдал за ней. Стаська, поморщившись, сдержала стон.
  - А если бы это настоящие гости были? - зло сказала она, не опуская руку. - Путник какой попросился переночевать, или из деревни решили проведать, а тут капкан?
  - Обычно я не ставлю капканов возле дома. Но я ждал... кое-кого.
  Стаська вздернула брови:
  - Что, меня так испугались?
  - Не тебя.
  Колдун спокойным шагом пересек поляну. Шар в руке Стаськи мигнул и погас.
  Она и впрямь хотела выстрелить. Но пальцы почему-то не послушались. Испугалась вот так вот сразу убивать человека? Или же она вдруг его пожалела?
  Наверное, нет. Потому что такие, как он, не жалели никого.
  Остановившись в шаге от Стаськи, колдун присел на корточки и воткнул узкий кинжал между зубчатыми пластинами капкана. И легко, почти без усилий, их разжал. Стаська с воплем свалилась на снег, тут же торопливо прикусив язык. Но дело было сделано: слабость перед проклятым отступником и убийцей она уже выказала.
  - Вставай. - Колдун протянул ей руку. - Ногу надо перевязать.
  Левую ступню согласно пронзило раскаленными иглами. Стаська попыталась было попятиться на руках, но кроваво-красные пятна на снегу и измочаленный вконец валенок ясно говорили, что колдун прав. Но варги ее побери, если она сдастся и примет помощь от этого... этого...
  - Интересно, - издевательски протянула Стаська, - а когда вы той ночью жгли столицу, башни магов, школу с учениками - тоже, охая, раны им перевязывали? Я, помнится, видела совсем другую картину.
  - Из колыбели, наверное, - сухо ответил мужчина.
  - Мне уже пятнадцать! - Стаськины глаза вспыхнули огнем. - А во время восстания было семь! И я все видела! Как... как ваши дружки заводили толпу, как по башням валил дым, да так, что нечем было дышать, как сонных магов вытаскивали на улицу, к клещам и жаровням, как женщин раздевали и тащили волоком, как они заходились криком... Они вам доверяли! Как вы могли - собственных друзей!
  В тишине было слышно, как шелестит в ветвях ветер. Стаська шмыгнула носом, дрожащей рукой убрала с лица слипшиеся от пота пряди. В животе у нее урчало, и все сильнее кружилась голова.
  Колдун медленно скрестил руки на груди.
  - А вот я видел кое-что еще, - сказал он. - Как то же самое происходило, когда восстание подавляли. Только с обратным знаком: это моих товарищей тащили на пытки, и это от наших женщин оставалось окровавленное месиво. И если где-то и пощадили детей отступников, так это лишь потому, что мы вовремя сдались.
  Вот тут он попал в яблочко. В наливное.
  Стаську передернуло, словно она была мокрой простыней, которую выжимают на морозе. Разом вспомнились все - от мусора и немудрящих яблочных огрызков, вечно каким-то образом оказывающихся по утрам в ее волосах, до постоянных уколов и грязной брани, не отличавшейся, впрочем, особой оригинальностью. "Отродье, варгова сыть, отступница, отлученное семя..." Только потому, что ее мать погибла во время восстания, спасая дочь из горящей башни, а отец... отец сражался не на той стороне.
  Девушка сжала зубы, удерживая очередной стон. Она даже в мыслях не хотела называть его отцом, но приходилось. Убийца, из тех, кто сбрасывал пленников с вершины башни, пока те на коленях умоляли его сохранить им жизнь. Ему еще повезло, что он погиб в бою - в последнем перед трусливой торопливой сдачей. Если бы он только догадывался, на какую жизнь обрекает собственную дочь, если бы они все знали, что будет с их детьми... Один из соучеников Стаськи, кудрявый парень всего на три года старше ее, не выдержал издевательств и повесился перед самым выпуском.
  Но неужели союзники тоже шли на пытки и насилие? Стаська мотнула головой. Не может быть. Это просто колдун оправдывается. Они всегда так говорят.
  Колдун внимательно смотрел на нее.
  - Меня зовут Ян, - негромко сказал он. - Можешь мне не верить, но с твоей ногой и впрямь лучше разобраться прямо сейчас. Потом уйдешь своей дорогой. Только сперва поможешь мне кое в чем.
  Стаська вскинулась.
  - В чем?
  - Узнаешь.
  Ногу она перебинтовывала самостоятельно, кое-как добравшись до крыльца. Колдун словно бы невзначай брел рядом, но помощи больше не предлагал. Только вынес из хижины ворох чистых тряпиц, глиняный кувшин с горячей водой, и... жутко дорогую на вид баночку с целебной мазью.
  Стаська решительно ее отодвинула. Колдун как ни в чем ни бывало передвинул баночку обратно к ней носком дорогого сапога с узким, по ноге, голенищем:
  - Считай это авансом за твою помощь. С гноящейся ногой много не начаруешь.
  - Лучше бы новые валенки дали вместо извинения, - буркнула Стаська. - А то понаставили капканов и хоть бы хны, как будто так и надо.
  - Ничего, тебе пока и эти сгодятся, - в тон ей ответил Ян.
  Осторожно натянув поверх пары чистых шерстяных носков поврежденный валенок, Стаська сделала пробный шаг, потом еще один. Мазь и вправду подействовала быстро: наступать на раненую ногу было уже и вполовину не так больно.
  - Как ты вообще меня нашла, мстительница? - поинтересовался колдун.
  Стаська пожала плечами, садясь обратно на крыльцо.
  - Сами же знаете. Когда колдун-отступник сбегает из темницы сразу после зимнего солнцеворота, об этом даже волки в лесу воют.
  - Волки, - усмехнулся Ян. - Тут ты в точку попала. И что, сразу отправилась на охоту?
  Попробуй не отправься, подумала Стаська. Высиди себе спокойно на уроках, выдержи новую порцию издевок. "Что, ублюдочная, скучать по колдуну будешь? Слышала, ты сама ему решетку и отомкнула. Совесть небось заела, что не навещала папкиного товарища столько лет? Может, он твой настоящий папка и был?"
  И она, как идиотка, вспылила и при всех ясным голосом поклялась его найти и приволочь обратно. А на новый вихрь шуточек и ком засохшего навоза в лицо ответила таким смерчем, после которого трое юных магов оказались в лазарете.
  Приказа об исключении она дожидаться не стала. Враз собралась, стащила на кухне залежалый окорок, после которого еще шесть часов мучилась животом в придорожной канаве, и была такова.
  - Не сразу, - неохотно ответила Стаська. - И искала долго. Пока не узнала, что тебя... вас видели неподалеку. С варгом.
  А каждый деревенский дурачок знает, что именно троица варгов первой ворвалась в ту ночь в беззащитную школу, оставляя за собой след из клоков выдранного мяса, подумала Стаська. Двоих варгов-оборотней в получеловечьих, полуволчьих телах предали огню сразу, как поймали. Куда делся третий, никто так никогда и не узнал.
  Она с вызовом уставилась на колдуна. Тот с невозмутимым видом кивнул.
  - Все верно. Только вот из тюрьмы сбежал не я.
  Стаська моргнула.
  - Ч-что? А кто тогда?
  - Тебя учили магии. Знаешь, что происходит на зимний солнцеворот?
  - Варги входят в пик силы, - послушно сказала Стаська. - Повышенная ловкость, немыслимая мощь, в эту ночь они даже металл могут зубами гнуть... ох, нет!
  Она приоткрыла рот. Байке, что решетка в камере сбежавшего колдуна была не отомкнута, а вырвана с мясом, Стаська не поверила. А зря, как выяснилась.
  - Так все это время варг... был человеком?
  - Кто-то из своих наложил на него сдерживающее заклятие. Говорить оно варга не научило, но его наверняка сочли за безумного. А к последнему солнцевороту магия развеялась. - Ян, прищурившись, вдруг сделал несколько быстрых хищных шагов к углу дома. - И не найди я его и не уведи за собой, от тех деревень остались бы лишь остовы.
  Стаська вгляделась в густое переплетение елей и лиственниц за хижиной. Ни души, ни шороха, ни треска: право, слишком уж тихо. Даже давешняя белка сбежала, едва завидев огненный шар. Куда же вглядывается бывший колдун?
  Над дверью хижины вдруг ласково, призывно зазвенел колокольчик. Ян потянул меч из ножен.
  И вот тогда Стаська его увидела.
  Варг оказался еще больше, чем на школьных гравюрах - добрых семь локтей в холке, если бы он встал на задние ноги. Впрочем, двуногое существование его, похоже, привлекало мало: огромный темно-серый с подпалинами зверь прекрасно чувствовал себя на четырех мощных лапах. На задней правой, очертаниями напоминающей мужскую ногу, болтался обрывок белой нитки. Ловушка все-таки предупредила их, дав лишние секунды.
  И только. Потому что Стаська совершенно не представляла, что делать.
  А колдун, похоже, прекрасно представлял. Потому что, чуть побледнев, он твердым шагом направился к зверю, поудобнее перехватив обнаженный меч. И остановился лишь чуть поодаль, на расстоянии прыжка.
  Стаська наконец сосредоточилась. Вихрь не годится: слишком большой вес, варга даже не качнет; иллюзия - без запаха, зверь тут же ее раскусит; холод - слишком сложно, если бы она только проучилась еще хоть полгода!..
  На ладони у девушки снова затеплился давешний огонек. Не последний, но еще пять-шесть, и силы кончатся.
  - Не... - Ян дернулся. - Не вздумай!
  Огненный шар угодил варгу прямо промеж глаз. Целиться Стаська умела всегда, еще с первого дня, когда Данька с Резедой загнали ее на дерево, а она обстреливала их незрелыми желудями. Затрещина, которая ей досталась потом, оказалась куда больнее.
  Варг заскулил, припав мордой к снегу. Шерсть опалило, но пламя не достигло красных с изжельтью глаз - растаявший снег, шипя, залил звериную морду не хуже ледяной воды из ведра. Ян успел сделать лишь шаг, когда варг, словно бы не шевелясь, плавно перетек в боевую стойку и совсем по-человечьи ухмыльнулся. Огненный шар не причинил ему особого вреда: зверь был бодр, свеж и вполне готов к бою.
  И они его очень сильно разозлили.
  Стаська торопливо потянула из ножен короткий меч. Острый, но бесполезный: ее сил не хватило даже на то, чтобы разжать капкан, значит, хребет варгу она точно не перерубит. Но она не могла не попытаться. Если уж даже Ян, отступник и лишенный дара колдун... кстати, если он и впрямь таков, что он-то делает на свободе?
  Но времени не было ни на вопрос, ни на ответ. Человек и зверь кружили по поляне, не отрывая взгляда друг от друга. По отполированному до блеска лезвию бежали солнечные искры, сапоги колдуна бесшумно скользили по снегу, а уши варга все плотнее прижимались к голове, и тело его вытянулось, как струна, как железное коромысло. Стаська сделала нерешительный шаг в их сторону - и остановилась, когда ей показалось, что в шаге от Яна сверкнул снег. Еще один капкан? Или два?
  Первыми нервы не выдержали у варга. Зверь бросился на Яна, обманным движением кидаясь налево и вынуждая противника изменить позу, но в последний миг развернулся. И едва не вцепился в незащищенный бок колдуна.
  Меч Яна со скрежетом скользнул по желтым челюстям, словно выкованным из стали, и варг отскочил. Противники снова медленно закружили друг против друга в боевом танце. Только теперь Ян тяжело дышал, и по его лицу катился пот. А варг уже готовился к следующей атаке.
  У Стаськи заныло сердце. Слишком близко, слишком высоко! Колдун заманивал зверя в капкан, но расстояние между ними чересчур сократилось. Следующим прыжком варг оторвет колдуну полголовы, и тот даже не успеет отскочить.
  А следующей будет она.
  Стаська бросилась вперед. Ноги подкашивались от страха, но три огненных шара она выпустила по безупречной прямой, безукоризненно предугадав траекторию прыжка: на испытаниях ей бы поставили высший балл.
  Варг завизжал, как боров на скотобойне, но Стаська добилась своей цели - его челюсти клацнули в мизинце от лба колдуна. Три огненных шара мягко толкнули огромное темно-серое брюхо влево - и на правой задней лапе, на той самой, на которой все еще трепетал обрывок нити, от души захлопнулся капкан.
  Стаська перевела дыхание. Колдун осторожно отступал, перебросив меч в другую руку. В его дыхании появился подозрительный присвист, словно каждый выдох перемежался судорогой.
  Варг встряхнулся, сбрасывая с себя горящую шерсть, как лось - старые рога. На секунду Стаська поймала взгляд зверя, а потом, развернувшись, он двумя прыжками исчез в роще. Капкан противно дребезжал на задней ноге, но варг словно этого не замечал. Некоторое время Стаська еще слышала, как он ломится сквозь лес, увлекая за собой железную глыбу. Потом все стихло.
  - А к этому капкану бревна не полагалось? - неуклюже пошутила Стаська, пытаясь разрядить обстановку. - С бревном вышло бы сподручнее.
  Колдун повернулся к ней, и Стаська обмерла, разом поняв, почему он теперь держит меч в левой руке.
  До лица варг, может, и не достал. Но когтями по правой руке прошелся знатно.
  Кольчуга, поблескивающая под разорванным рукавом плаща, наверняка смягчила удар. Но на правой кисти колдуна алела рваная рана, а по пальцам струилась кровь. Если задето сухожилие, нечего и думать, чтобы сражаться этой рукой. Целебная мазь, может, и поможет... да только варг вернется куда раньше.
  - Ну и зачем ты полезла в драку? - простым будничным тоном спросил колдун.
  Стаська задохнулась.
  - Что?! Я вашу же шкуру спасала, между прочим! Сами же и сказали, что вам нужна моя помощь, помните? И зачем я тут вообще, раз уж в него даже огненным шаром швыряться нельзя?!
  - Затем, что ты была нужна мне для другого, - спокойно сказал колдун, осторожно споласкивая руку теплой водой, отставляя кувшин, промакивая раны чистой тряпицей и налагая мазь. Его левая рука справлялась превосходно. - Против варгов идеально действует чистое оледенение: оно схватывает кость почти мгновенно. Но, видимо, тебя этому еще не учили. Я должен был догадаться.
  - А спросить могли?
  - Уже спросил. И увидел. Результат тот же.
  Он закончил бинтовать рану. Поморщившись, заново натянул перчатки. Подобрал меч раненой рукой - и тут же его выпустил. Клинок с глухим звоном рухнул на крыльцо.
  - Если бы меня тут не было, кто-то остался бы без головы, - угрюмо заметила Стаська.
  Ян нагнулся за клинком. Подобрал, обтер, бережно вложил в ножны.
  - Если бы тебя тут не было, бревно раздробило бы ему череп. А так мы остались без капканов, без защиты и почти без магических сил. Через час-другой его раны затянутся, и он выбьет дверь хижины на раз.
  - А... а если мы направимся в деревню?
  - Он уничтожит и ее.
  Стаська бессильно опустилась на крыльцо. Приплыли.
  - Почему вы вообще здесь? - глядя в пустоту, спросила она. - Не в темнице?
  - Потому что меня туда не сажали.
  - Совсем?
  - Думаешь, отступники сдались просто так? Восстание погасло, потому что кто-то днями и ночами уговаривал их отступиться и выторговать себе жизнь, знаешь ли.
  - Но способностей вас все-таки лишили.
  - Как и всех остальных. Даже к самой светлой и благородной цели подходишь по локоть в крови, девочка.
  Стаська взглянула на колдуна. Он стоял, опершись здоровой рукой о резные балясины крыльца, и смотрел вдаль. На высоком лбу появилась морщинка, не имеющая никакой связи с возрастом.
  - И варг вас ненавидит, да? Думает, вы предали их дважды? Поэтому он за вами и увязался?
  - Уж лучше за мной, чем за тобой. Тебе-то он зачем понадобился?
  Какая теперь разница, подумала Стаська. Пусть знает.
  - Мой отец... участвовал в восстании. Я слышала, он и напустил варгов на школу.
  - Куда потом поступила ты, - еле слышно сказал колдун. - Право, какая ирония...
  - Что?
  - Ничего. Должно быть, твои сокурсники были ему благодарны. И что, твой учитель так легко отпустил тебя охотиться на варга в одиночку?
  - У нас в школе больше не так. - Стаська запнулась. - Ученики теперь все общие. Говорят, так легче избежать новой смуты.
  - Ну да, если разорвать священную связь между учителем и учеником, последний, конечно, не побежит за первым, как собачонка, - с внезапной горечью в голосе сказал колдун. - Чего бы учитель ни попросил...
  Стаська кашлянула.
  - И вы тоже... мучали и пытали? Убивали сонных, тащили их за волосы?
  - Какая разница? Допустим, я стоял в стороне.
  - И ничего не сделали?
  - Потому что все равно не смог бы им помешать. - Он по-волчьи оскалил зубы. - Попробовал бы кто встать той ночью на пути у толпы, когда вот они, ненавистные маги, свежие, тепленькие, и так сладко и бессвязно молят о пощаде! Меня просто выволокли бы к жаровне вместе с остальными. На друзей и врагов там рассчитывались быстро.
  Он замолчал. Стаська хотела сказать что-нибудь умное в ответ, но вместо этого у нее в очередной раз за день заурчало в животе.
  Ян вздохнул.
  - Пошли в дом, накормлю. Как тебя хотя бы зовут?
  - Анастасия, - с легким удивлением, что вспомнила, сообщила Стаська. Так ее никто не называл уже лет восемь. Собственно, и по имени-то ее называли... редко. - Стася.
  Бывший маг лишь кивнул, пропуская ее внутрь. В обычную бревенчатую клеть: грубо сколоченный стол возле узкого окошка, простая кровать под шерстяным одеялом, за дубовым комодом - едва теплая печь, в углу на скамье - кувшин и таз для омовения, на стене - еще один меч в простых кожаных ножнах, даже рукоять без оплетки. Уж к чему, к чему, а к уюту хозяин этой хижины явно не стремился.
  Стаська сбросила полушубок, вытащила из-под стола трехногий табурет и без лишних церемоний на него уселась, оглядывая комнату. В качестве крепости для защиты от варга домик и впрямь подходил мало. Хотя ту тварь не остановил бы даже крепкий люк в подвал.
  Тем временем Ян, не снимая ни плаща, ни пояса с мечом, достал из печи горшок с голубцами, нарезал хлеба - для разнообразия не кинжалом, а простым кухонным ножом. И уселся напротив, раскладывая еду по тарелкам. Со стороны это выглядело нелепо: одет, как благородный господин, аристократическая седина в волосах, дорогой меч, да и руки не то, чтобы приученные к кухонной работе, и на тебе - прислуживает последней оборванке. Стаська критически оглядела свои штаны. Ну, предпоследней.
  - Откуда у колдуна, лишенного магии, вообще деньги на еду? - спросила Стаська вслух.
  - Наемники неплохо зарабатывают. Кроме варгов, в болотах полно нечисти, а рядом живут люди. Безопасность стоит дорого.
  Голубцы, кстати, оказались что надо. Стаська вычистила с тарелки остатки подливы куском хлеба и голодным взглядом покосилась на колдуна через стол. Тот без слов положил ей добавки.
  - Из-за чего на самом деле случилось восстание? - спросила девушка. - Маги, разъяренная толпа, крестьяне... они же не просто захотели сжечь столицу в одну ночь, верно?
  - Налоги, - коротко ответил маг. - Деньги. Как всегда.
  - И власть?
  - Разумеется. Кстати сказать, крестьянская беднота от нового порядка только выиграла. Они бы и так рано или поздно взбунтовались: с магами это всего лишь случилось на порядок быстрее.
  - И кровавее.
  - Жертв все равно вышло меньше, - покачал головой он. - Но я понимаю, что голая арифметика тебя не порадует. Варги и впрямь постарались знатно.
  Девушка сглотнула. "Варгова сыть..."
  - Варг скоро вернется...
  - И это тоже само собой разумеется. Ты ешь.
  Стаська не заставила упрашивать себя дважды. Вторая порция голубцов быстро последовала за первой. Подогреть бы их немного... жаль, огня осталось на два шара.
  А холода? Если бы она умела его нагнетать, хватило бы ей сил?
  - Ян... - нерешительно начала Стаська, впервые обратившись к колдуну по имени. - Вы же умели раньше накладывать оледенение, верно? Магию холода? Может, научите меня?
  Его брови взметнулись.
  - Боюсь, варг прервет нас на самом интересном месте. Впрочем, попробовать можно. Дело в другом.
  - В чем?
  - Тебе не хватит сил на цельное заклинание. Ты уже выложилась. Придется делать пассы с половинного расстояния.
  То есть прямо у варга перед носом, похолодев, поняла Стаська. Где возможностей остаться в живых у нее, и вполовину так хорошо не владеющей мечом, как ее сокурсники, немногим больше, чем у Яна - сотворить оледенение самому.
  - Я его отвлеку. - Бывший маг встал. - Тогда у тебя будет шанс. Идем.
  Через минуту Стаська уже стояла посреди поляны, концентрируя остатки сил в руках и отчаянно пытаясь их случайно не израсходовать. Нога то и дело отдавалась тупой болью, но теперь на нее хотя бы можно было наступать.
  - Впереди сложная задача, - размеренно говорил ее нечаянный учитель, стоя в нескольких шагах от нее. - Сил у тебя осталось лишь на одну попытку, и ее-то провалить никак нельзя. Так что сосредоточимся на теории: энергетический компонент добавишь потом, сейчас просто чувствуй стихию.
  Деревья опасно зашумели. Начинало смеркаться, и Стаська дернулась: в каждом звуке ей слышались варговы шаги. Когти, разрывающие рукав... скрежет капкана, застрявшего в мощной лапе... взгляд изжелта-красных глаз, устремленный в лицо.
  - Не отвлекайся. - Ян, похоже, уловил сумятицу в ее мыслях. - Помни, это твоя жизнь.
  - И ваша.
  Он слегка пожал плечами, но спорить не стал.
  - Повторяй за мной.
  Темные росчерки его рук взлетели, в замедленном ритме проделывая пассы. У Стаськи вдруг заболела голова.
  Восемь лет. Ян не применял заклинаний, не взывал к навсегда ушедшему дару, не делал пассов - но теперь по-прежнему творит их безошибочно. Отличная память? Старые рефлексы? Или же он тренировался каждый день, воссоздавал знакомые движения, надеялся? И что, если такое случится с ней? За тесное общение с колдуном-отступником, например? Вполне может оказаться, что за такое и лишения магического дара маловато.
  Если, конечно, варгу не удастся сначала ими поужинать. Тогда вопрос быстро станет риторическим.
  Стаська сосредоточилась на ощущениях в собственных ладонях, выписывая пассы. Пару раз все-таки сбилась: в одном месте руки Яна мелькали с такой быстротой, что отдельных движений было не различить.
  Бывший маг наблюдал за ней, но без прежней настороженности. Скорее, как за нерадивой ученицей. Впрочем, в эту минуту она ею и была.
  - Для первого раза хорошо, - наконец сказал он. - Я повторю еще. Дыши ровнее.
  Второй раз оказался немногим лучше первого, хотя размытые движения кистей Яна она все-таки запомнила.
  - Еще раз. Медленнее!
  Стаська едва заметно вздрогнула от его резкого голоса.
  - Не торопись, - повторил колдун мягче. - У нас еще есть время.
  Девушка посмотрела на него в упор.
  - Вы верите, что у меня получится? И я не завоплю и не убегу в ужасе?
  - Ты бросилась в погоню за бежавшим из тюрьмы отступником, зная, что рядом варг. - Ян спокойно, уверенно улыбнулся. - Уж смелости тебе точно не занимать.
  Стаська бросила опасливый взгляд в сторону рощи. Между стволами лиственниц сгущались тени, ощутимые и плотные даже на вид. Наверное, если ткнуть в них двузубой вилкой, они окажутся рыхлыми, как разваренная картошка, мелькнула шальная мысль. Только вот одна из теней почти наверняка - та самая. И миг, когда ты ткнешь в нее, уж точно окажется последним.
  Она прикрыла глаза и снова подняла ладони вверх.
  - Еще раз.
  - Следи за ритмом. Еще!
  - Закрепи ладони на уровне груди. Не опускай рук. Еще раз.
  - Еще раз!
  - Еще...
  Стаська взмокла и заледенела одновременно, пока научилась проделывать цепочку сложных пассов вслед за ним в правильном порядке, с той же длительностью и отдачей - пусть и чисто теоретической.
  Ладони замерзли окончательно. Колдун молча протянул ей перчатки.
  - Все.
  - Что - все? - подозрительно уточнила Стаська.
  - Ты справишься, - спокойно ответил он. - Нам осталось лишь его дождаться.
  Он кивнул в сторону рощи и плотнее сжал рукоять меча. Все время, пока Стаська тренировалась, Ян не просто следил за ней - упражнялся с клинком, не выпуская его из здоровой руки. Правда, до прежнего отточенного блеска ему было далеко.
  Пробьемся, упрямо подумала Стаська. Умирать ей уж точно не хотелось.
  Варг вышел из леса, когда уже стемнело. Колдун и Стаська сидели на крыльце спина к спине, с мечами на коленях. Молчание было бы почти уютным, если бы ей не было так страшно, что пальцы, лежащие на ножнах, и ноющие от холода зубы одновременно начинали выбивать барабанную дробь. Так что какая-то часть Стаськи обрадовалась зверю, как самому настоящему заклятому врагу, с которым была выпита не одна чарка(и съедена не одна тарелка голубцов), и который как-то незаметно успел стать добрым знакомым. Почти как Ян, подсказала память.
  Ну, и ждать ей порядком надоело. Так хотя бы все кончится быстро. Только вот...
  - Эх, капкан забыли, - горестно прошептала Стаська.
  - Второй раз он бы все равно на него не купился, - одними губами ответил Ян. - Тут поможет только прямая сила.
  Варг бесшумным шагом двинулся к ним, отставив в сторону гнусные уловки вроде подкрадывания или огибания хижины ползком. Капкан вместе с обрывком нитки остался в лесу, и раненая нога снова лоснилась темно-серой шерстью.
  Он пришел за законной добычей. Стаська покосилась на Яна. За дважды предателем. Может, варги и соображали хуже людей, но кого ему винить в своем долгом заключении, зверь, похоже, понимал отлично.
  А она ведь могла убежать... ну, уковылять. Идиотка.
  И оставить раненого, беспомощного человека на смерть?
  Хотя не такого уж и беспомощного...
  Стаська вздохнула. Поздно пить квас. Она ведь хотела отомстить погани, которая напала на ее дом, отняла семью и навсегда испортила ей жизнь? Ну, вот и она.
  Если, конечно, забыть про колдуна. Впрочем, он давно уже получил свое.
  Ян мягким движением встал в позицию.
  - Когда я ударю, - услышала Стаська. - Будь готова.
  Они бросились вперед одновременно, зверь и человек. И встретились на середине поля - под свист меча и вой злого ночного ветра.
  Даже от крыльца Стаська видела, что колдун лишь обороняется: левой руке не хватало ни навыков, ни гибкости правой. Удар, еще удар, еще - варг медленно, уверенно теснил Яна обратно к хижине. Полы темного плаща бессильно развевались на ветру, как сбитые паруса в шторм.
  Стаська изо всех сил швырнула своим мечом в зверя. Попала точно между ребер - но короткое лезвие отскочило от шкуры, как от заговоренной кольчуги. Глупо... но что еще она могла сделать со своим оружием? Только зарезаться.
  А следующий удар нанес Ян. Два точных быстрых взмаха, на этот раз раненой рукой - и зверь попятился. По жилистой шее струилась темная кровь.
  Но отступал варг недолго. Ответный удар мощной лапой отбросил колдуна шагов на десять, к стволу лиственницы. Ян ударился затылком и замер.
  Все мысли словно пушечным ядром выбило из головы. Стаська бросилась вперед, срывая перчатки. Перед мысленным взором летели пассы. Заклинание в первые же секунды парализует все четыре лапы. Но вот клыки... и мощные желтые челюсти...
  Уже неважно.
  Сила ледяной стихии хлынула в ладони, словно Стаська уже была архимагом. Пассы она выполняла, как на итоговом зачете: холодно и верно, и лишь крошечная, перепуганная до смерти часть сознания, забившаяся в щелку, дрожащим голосом отсчитывала: до варга еще семь шагов... шесть с половиной... пять...
  Ей не хватало доли секунды. Оледенение должно было вот-вот схватить кость, сковать подушечки лап, добраться до мышц и нервов... но время кончилось, а вот пассы - нет. Отдача толкалась в ладони, и заклинание выходило ровно, как в учебнике, где Стаська его уже никогда не прочитает.
  Потому что варг готовился прыгнуть.
  Но другой возможности у них не было.
  Еще один пасс, не слишком удачный, но все еще в границах нормы. Предпоследний, экономный и отточенный... как колотится сердце, что, варги его побери, совсем некстати! И последний, самый важный и самый главный...
  Интересно, эта четвероногая скотина лишь оглушила Яна, или... или?
  Стаська взглянула прямо в глаза варгу. И провожала его прыжок взглядом все полторы секунды, пока ее обмороженные ладони приводили в равновесие самую суть заклинания... и пока расстояние между его челюстями и кончиком ее носа не сократилось до волоска.
  А потом сильные руки выдернули ее в другой мир, где варга больше не было.
  Или просто оттащили на длину руки или что-то около того, устало сообразила Стаська, обмякая. Раненая нога благодарно подогнулась, прозрачно намекая, что сегодня она уже с места не двинется.
  - Как там это... животное? - хрипло прошептала Стаська. - Стоит?
  - Что ему сделается. - Ян выпустил ее, осторожно перевалив на снег. - Паралич уже дошел до сердца: лапы вот-вот начнут крошиться. Лучше не смотри.
  - Нет уж, я посмотрю. И насладюсь... наслажусь... тьфу ты! - Стаська повернулась к варгу. Точнее, к тому, что от него осталось.
  Заклинание и впрямь сработало идеально. Оскаленная морда замерла, потрясенно глядя на свои получеловечьи лапы, закованные в толщу льда, как диковинные растения в аквариуме. По льду ползли трещины, на глазах расширяясь: первые кусочки начали осыпаться на землю. Наконец с громким треском передние лапы подогнулись, не выдержав нагрузки, и осыпались ледяным крошевом. За ними последовали задние, и то, что осталось от зверя, медленно сползло брюхом на снег. Изжелта-красные глаза медленно закрылись.
  Варг был мертв.
  - Поздравляю, - сообщила Стаська. - Похоже, мы спасены.
  - Долго же до тебя доходит, - не без иронии отозвался колдун. Потом совсем другим, теплым и дружеским тоном добавил: - Ты отлично держалась.
  - Только варг, зараза такая, этого не оценил. - Стаська неуклюже поднялась на ноги. Нашла взглядом свой меч. Клинок колдуна валялся поодаль, и иззубренное лезвие, похоже, восстановлению не подлежало: или легенды гласили правду, и кровь варга и впрямь разъедала сталь, или же о его шкуру тупились даже острейшие кромки.
  А она еще хотела справиться с отступником, сбежавшим из темниц, в одиночку... Стаська поежилась. Но теперь все позади. Может, ее даже примут обратно в школу?
  Колдун тем временем разжал кинжалом челюсти зверя, сомкнувшиеся в упрямой предсмертной гримасе. Провернул изящное острие раз, другой. В подставленный холщовый мешочек упало что-то темное.
  - Держи. - Ян небрежно вручил мешочек Стаське, как отдают нищим стоптанную обувь. - Думаю, после этого проблем с летними испытаниями у тебя не будет.
  - Что?..
  Стаська заглянула внутрь и осеклась. Желтоватые клыки варга, каждый размером с палец, поблескивали на грубой ткани. Всем сувенирам сувенир... и неплохое состояние, кстати. Хватит и на целителя, и на лошадь, и на карету до школы. Впрочем, Стаська и не собиралась их продавать.
  А вот возвращаться в школу - да. Наверное. Не оставаться же здесь, в самом деле.
  Стаська подавила зевок. Впрочем, если выбирать между бесконечным ковылянием по тропинкам в ночи и возможностью прикорнуть вон там, на крылечке...
  - Кажется, я немного устала, - пробормотала она.
  Ян критически оглядел ее шатающуюся фигуру.
  - Иди спать, - решил он. - Ляжешь на кровати, там чистое белье.
  - А вы?
  - Перенесу тело подальше от хижины. Поверь мне, просыпаться от трупного запаха - не лучший способ начать день.
  Стаська принюхалась. Амбре и впрямь... ммм... было. И лучше бы его не было.
  - Завтра надо будет его сжечь, - будничным тоном сказал колдун. - Или закопать.
  - Или отдать в школу на опыты, - поддакнула Стаська. - Ян, а вы сами не хотите туда вернуться? Ведь уже столько лет прошло... да и варга способен убить не каждый.
  Или научить сложнейшему заклинанию за пару часов, чуть не добавила она, но постеснялась.
  - Дар ко мне не вернется, - просто сказал он. - Незачем.
  - Но ведь там другие маги... может, даже ваши старые друзья. Они вас примут.
  - Ага. И простят. Тебя там приняли?
  Стаська беспомощно развела руками.
  - Ну, это же я...
  Ян лишь улыбнулся. Почти без горечи. За его спиной на труп варга, облепленный ледяным крошевом, медленно садился снег.
  - Есть вещи, которые не меняются, - мягко сказал он. - Иди спать, Стася.
  В хижине Стаська размотала тряпицы на поврежденной ноге. Кровь уже свернулась, и там, где без целебной мази могла бы быть страшная рана, темнела пара обычных шрамов в окружении живописных синяков. Не особо и жутких, кстати. Отфыркиваясь и по пути налив изрядную лужу на пол, Стаська сполоснула лицо и руки в тазу, смывая грязь везде, где только могла дотянуться, не снимая рубашку. В итоге под одеялом она устраивалась, ежась от близости мокрых рукавов и подола, но хотя бы не перепачкав чистые простыни.
  Стирка в такой глуши, без магии - вряд ли особо приятное занятие, сонно подумала она. Это тебе не школьные наставники, что рады-радешеньки спихнуть "недостойную истинного мага работу" на провинившихся учеников вроде Даньки с Резедой, а те, по праву силы - на нее. Как хорошо, что хоть тут этих двоих нет...
  И тут же уснула.
  С утра солнечный луч тщетно пытался пробиться сквозь узкое окно. Шансов у него не было: сквозь частый переплет и двойной слой морозных узоров смогло бы протиснуться лишь очень настойчивое светило. Но Стаське хватило и этого.
  Еще не осознав до конца, где находится, она тут же дернулась проверять спутанные волосы на наличие картофельных очистков, шелухи и прочих плодов игры ума особо изобретательных соседей по комнате. Когда таковых не обнаружилось, Стаська удивленно моргнула и открыла глаза.
  Ян наблюдал за ней, прислонившись к печи. На темных волосах таяли снежинки: судя по тому, что он еще не успел снять плащ, колдун только что вошел в дом, а судя по расстеленному в сенях матрасу, из которого торчала солома, он спал там.
  - Я бы точно не хотел возвращаться в вашу школу, - негромко сказал он. - Что-то в новых традициях мне определенно не нравится.
  - Можно подумать, раньше было по-другому, - проворчала Стаська, потянувшись за штанами.
  - Было. Не знаю, правда, куда ушло...
  - Все вы знаете, - с неожиданной силой сказала Стаська, вставая. Теплый жилет не успел просохнуть от пота за ночь, но ей было все равно. - Потому что кому-то очень захотелось взлететь повыше, и открытому бою они предпочли ночную резню и пожары. А когда их казнили, а мертвых оплакали, все шишки достались нам.
  - И сожаления тут бессмысленны, - кивнул Ян. - Я знаю. Но мне жаль, Стася.
  Стаська дернула головой.
  - Не надо. Не называйте меня по имени. Это и из-за вас тоже. Я...
  Она шумно выдохнула.
  - Извините. Я, наверное, пойду. Только наберу воды в дорогу.
  - Источник сразу за развилкой, - сказал Ян. - Налево.
  Стаська угрюмо кивнула. Набросила полушубок, влезла в валенки. Из печи призывно пахло оладьями, но она с мрачным видом отвернулась.
  Снаружи ее встретил морозный воздух, остужая разгоряченное лицо. Стаська похлопала себя по бокам. Меч на месте, перчатки торчат из кармана, пустая фляга болтается на поясе, как и разные мелочи. А о заплечном мешке с чистой рубашкой, котелком и прочими благами цивилизации не стоит и сокрушаться.
  Она вздернула подбородок и твердым шагом направилась вниз по тропинке.
  У родника Стаська поостыла, умывшись ледяной водой. Может, все-таки вернуться, попрощаться? Забрать заплечный мешок, перевязать ногу... ну, и, может, там в печи еще оладьи остались? А?
  Нет. Долгие проводы - лишние слезы. Да и нет Яну дела до других магов, сам же сказал. И она, Стаська, своим присутствием наверняка лишь растравляет старые раны. Так что все, хватит. Варга завалили, в живых остались - и спасибо.
  С этими мыслями она и вышла обратно к развилке. И замерла: от нее в сторону хижины колдуна удалялись две знакомые фигуры. Стаська заморгала, не веря глазам, но они не исчезли. Резеда и Данька, ее всегдашние и главные обидчики. Оба - семнадцатилетние, на голову выше ее и ростом, и умениями в боевой магии.
  И ненавидели они ее тоже от души. Впрочем, Стаська отвечала им полной взаимностью. Обычное дело: захочешь стать настоящей магичкой - будешь жить и с волками. Учиться ей оставалось лишь три года, а уж в том, чтобы сжать зубы и терпеть, Стаське не было равных.
  Но не сейчас. Потому что каждого из этих двоих хватит на полдесятка криво сплетенных, но мощных заклинаний, а у Яна лишь меч и раненая рука. А опознать в нем отступника - задачка для несмышленышей. Он сам же это и подтвердит.
  Придерживая меч и булькающую фляжку, Стаська бросилась вдогонку. Если она успеет застать колдуна в хижине...
  Она опоздала. Голоса раздавались в роще, со стороны родника. Веселые, даже развязные - уж кто-кто, а Данька быстро понял, что тут бояться нечего.
  Стаська быстро вошла в дом. Иззубренный меч Яна лежал на комоде, запасной клинок по-прежнему висел на стене в коричневых ножнах. Самого хозяина в хижине не было. Ян все-таки вышел ей навстречу, с беспощадной ясностью поняла Стаська. Попрощаться. И сейчас он, безоружный, стоит с двумя боевыми магами, которые размажут его по стенке, если захотят. Когда захотят.
  А у нее снова лишь одна-единственная попытка.
  Она обвела взглядом комнату. Минута, может, две. Не успеть. Или?..
  К роще Стаська бежала, волоча за собой тяжелый мешок и не обращая внимания на колотье в боку. Запасной меч колдуна она кое-как приторочила к поясу.
  Колдун стоял у знакомого ствола лиственницы. В спокойной, почти расслабленной позе, словно не обращая внимания на обжигающий кожу огненный шар в полупальце от его щеки.
  - Стаська! - притворно удивилась Резеда, оборачиваясь. - А мы как раз про тебя говорили!
  - Только начали, - многозначительно протянул Данька.
  - Да ладно, не пугай девку, - отмахнулась Резеда. - Ты вообще знаешь, какой в школе после твоих выкрутасов переполох поднялся? Нас с Данькой чуть на горох не поставили!
  Жалко, что не поставили, подумала Стаська. Или на навоз.
  - В итоге сунули полковриги и пинком под зад вышибли из ворот, тебя возвращать, - продолжала Резеда. - Так что в школу поедешь с нами, как только разберемся с этим типом. Ты, говорят, по деревням тут про него расспрашивала?
  - Я ошиблась, - зло и устало сказала Стаська. - Из тюрьмы сбежал не он.
  - Может, и не он, - с философским видом пожал плечами Данька. - Но я его рожу хорошо помню. Восемь лет назад эта сволочь выставила нас из школы на мороз в одном белье. Как мы с Резедкой насмерть не застудились, одни варги знают.
  - Варги и знали, - впервые подал голос колдун. Его голос охрип: пламя у лица сушило гортань. - Потому что в ту ночь в ваших спальнях хозяйничали они.
  Он посмотрел на Стаську в упор. Даже сейчас он объяснялся не с ними - с ней.
  Резеда скривилась.
  - Дань, кончай его уже, а? Он тебе сейчас наплетет... Отрежем голову, девку на аркане притащим, и получим досрочный выпуск. Давай, к дневной почте надо успеть.
  Досрочный выпуск... Стаська невесело усмехнулась. Ее заветная мечта: вернуться в школу, чтобы ее мучителей там уже не было. И если бы Данька с Резедой настигли ее всего лишь сутки назад, с обескровленной ногой в капкане - она бы даже не колебалась.
  Но не сейчас. Потому что после капкана была банка целебной мази, вторая порция голубцов, сложнейшие пассы на пронизывающем ветру, осыпающееся ледяное крошево, клыки в холщовом мешочке, утро без очистков в волосах, запах оладьев в печи и меч, нарочно оставленный в доме, чтобы напоследок пожелать друг другу доброго пути без оружия. И если бы только Яна не лишили магического дара...
  Впрочем, она все равно сделает то, что собиралась.
  Стаська размахнулась и швырнула мешок через всю поляну. Он шмякнулся прямо у ног Даньки.
  - Это еще что? - подозрительно покосился тот. - Избу его, что ль, обшарила?
  - Обшарила, - подтвердила Стаська. - И нашла вот это.
  Данька нагнулся, не отпуская огненный шар. И с воплем вытряхнул из мешка окровавленную голову варга. Та, впрочем, довольно миролюбиво скалилась.
  - Тот самый вожделенный третий варг, - сказала Стаська. - Тот, что восемь лет назад ворвался в школу. Лучше, чем лишенный дара колдун, а? За его голову вам не просто досрочный выпуск дадут - осыплют золотом и еще лет десять будут в пример ставить. Только оставьте нас в покое.
  Данька с Резедой переглянулись. В глазах Резеды зажегся нехороший огонек.
  - Товар хороший, - подтвердила она. - Ну, а если мы и его заберем, и колдуна твоего чуть короче сделаем? И тебя поучим крепче родную школу любить?
  Стаська пожала плечами. И быстро, пока Данька с Резедой не успели опомниться, сплела первый пасс оледенения, "на неживое", на ближайший трухлявый пень.
  Несчастный обломок ели даже не треснул. Он просто взорвался: ледяные осколки брызнули во все стороны, пробарабанив по стволам лиственниц, проталинам, тропинке и корке наста, как первый летний дождь. Любо-дорого посмотреть.
  - Я выбираю досрочный выпуск, - сказала Стаська. - Без диплома.
  - Да ну? - изогнула бровь Резеда.
  - Ну да. К тому же, потащи вы меня с собой, вдруг я не буду подтверждать, что варга убили вы? Нехорошо получится.
  Данька заметно погрустнел. Вдвоем с Резедой они со Стаськой бы справились, пусть и попотев; он-то наверняка был в этом уверен. Но новообретенное заклинание меняло расклад: драться с равной ему вряд ли хотелось. Стаська почти читала его мысли: голова варга в руках лучше колдуна в небе. Да и убивать ему все-таки еще не приходилось.
  В отличие от нее. Те, кого Ян не успел спасти в школе восемь лет назад, могли спать спокойно. Два клыка у нее на поясе это подтверждали. И подтвердят еще раз, если ей вдруг захочется когда-нибудь вернуться.
  Но пока у Стаськи были другие планы.
  Данька вдруг щелкнул пальцами - и огненный шар, зависший над лицом колдуна, врезался в землю, оставляя черный след в снегу. Потом Данька подобрал голову варга, пинком запихнул ее в мешок, взвалил на плечо и зашагал к тропинке. На Стаську он не смотрел. Резеда кинула последний взгляд на колдуна, по-прежнему невозмутимо подпиравшего ствол, и двинулась было за другом, но с полпути обернулась.
  - Эй, - окликнула она. - В школу-то вернешься, отступница?
  В ее устах это прозвучало почти ласково. Стаська покачала головой.
  - У меня теперь новый учитель.
  Ян, все еще одиноко стоящий у лиственницы, вдруг поперхнулся.
  - Ну, бывай, - передернула плечами Резеда. - Спасибо за... подарочек.
  Когда их шаги стихли, Стаська вдруг с новой силой ощутила, как ноет нога. И как морозный воздух гуляет сквозь дыру в валенке.
  - Все-таки не надо было отдавать им варгову голову, - сказала она, приваливаясь к дереву и закрывая глаза. - Новые валенки бы мне не помешали.
  - Чтобы бесславно сгинуть в следующем капкане? Боюсь, такими темпами на тебя не напасешься, ученица.
  Стаська приоткрыла один глаз. Ян улыбался. Очень хорошо улыбался, она даже не ожидала.
  - А... вы правда не против? Честно?
  - Обучать тебя магии? - Маг развел руками. - Я-то думал, это дело решенное.
  - Эй, я серьезно!
  Ян посерьезнел, наконец отрываясь от дерева. И как у него спина не затекла?
  - Я тоже. Я как раз шел к роднику, чтобы тебе это предложить. В школу, как мне кажется, тебе возвращаться все-таки не стоит. Особенно с такими... боевыми товарищами.
  - Да, они такие, - вздохнула Стаська. - Надеюсь, я скоро забуду, как их зовут.
  - Конечно, забудешь. Потому что с сегодняшнего дня у тебя будет много другой работы. Целительные заклинания, например. Которые ты начнешь разучивать сразу после нашего переезда.
  - Кажется, я что-то пропустила. После какого переезда?
  - Думаешь, нас тут оставят в покое? Зная, где я живу?
  - А, ну да... Но позавтракать-то у нас время будет? - Стаська с надеждой посмотрела на своего нового учителя. - Оладьи-то, небось, еще не остыли!
  Ян рассмеялся.
  - Конечно. Посуду мыть, кстати, придется тебе. Похоже, из вчерашнего приключения вышло хоть что-то путное: у меня наконец будет сколько угодно горячей воды.
  - Что за пещерный способ использовать мои таланты! - возмущенно фыркнула Стаська. - Вот возьму и раздумаю у вас обучаться! И что тогда? Пропадете без меня, вот что!
  - С тобой, пожалуй, пропадешь еще быстрее...
  Они двинулись к хижине.
  - А что мы потом будем изучать? Снова стихии? Я хочу молнии!
  - Обязательно. Как только ты сама залечишь ногу. И мою руку заодно.
  - Целительные заклинания? Но они же скууучные! И толку от них чуть!
  - Если будешь тратить силы с королевским размахом, конечно, будет чуть. Пассы "на неживое" должны быть куда экономнее, я покажу тебе после завтрака...
  - Может, лучше огненными шарами займемся? Настоящими, как у боевых магов?
  - Чтобы от моего дома уж точно ничего не осталось?
  - Так мы же все равно переезжаем! Ян, а... вообще магический дар вернуть можно? Ну, если то заклятие над варгом рассеялось, может?..
  - Стася... еще не было мага, которому бы это удалось.
  - Ну, естественно, если их дара-то лишить! Но у меня ведь как раз все на месте! Значит, будет! Так что лет через пять-шесть... А пока, может, все-таки начнем с молний, а?
  Они спорили всю дорогу до хижины. Да и оладьи с повидлом, если честно, остановили их ненадолго.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"