Снежков Максим Александрович: другие произведения.

Замок радости и печали (ч.3)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:







***

 

Часть третья

 

 

   Тронная зала была погружена в полумрак, свет источал лишь громадный адамантовый трон, на котором неуклюже восседал вовсе не герцог Имм ар Карифф...

 Это было нечто сверхъестественное и ужасающее.

   Громоздкая фигура какого-то демона раскачивалась на троне из стороны в сторону, при этом размахивая чем-то вроде жезла, который существо крепко держало в левой руке. Из лысой головы, уродливо вырастали три кривых рога.

 Садифф не мог сказать наверняка, но в высоту тварь достигала футов эдак двенадцать, а так как она была еще и очень толстой, то по обе стороны от подлокотников трона, свисали огромные, заплывшие жиром складки кожи. Вид твари был отвратителен.

   Существо не замечало Садиффа, его горящие глаза были прикованы к какому-то другому зрелищу, которое из-за приоткрытой двери, инкрийцу было не разглядеть.

  Внезапно длиннющая лапа демона, которая удерживала какой-то жезл, взмыла вверх и раздался противный раздражающий хохот.

 Что-то громыхнуло, лязгнуло и с шумом упало. Снова раздался смех.

  Садифф попытался унять свой страх и просунулся в приоткрытую дверь так, что ему стало видно всю залу, по которой плясали зловещие отблески светящегося трона.

  Рядом с троном, шагах в десяти, стоял какой-то высокий человек в длинном балахоне. Садифф присмотрелся повнимательней и увидел посреди залы, где еще недавно стояли столы и стулья - какую-то пляшущую фигуру... Она то подпрыгивала, то падала на пол, при этом не издавая ни звука. Движения ее были резкими и неловкими.

  Садифф только сейчас заметил, что в тронной зале ужасно воняет разлагающейся плотью и человеческими экскрементами. Он невольно поднес ладонь ко рту и негромко кашлянул.

  Этого оказалось достаточно, чтобы обратить на себя внимание человека, стоящего рядом с троном.      

   -  Так ты не обращен! - крайне удивленно вскрикнул он.

Садифф вздрогнул, не зная что ему делать. Бежать было поздно.

 Демон, который казалось сросся с троном,  встрепенулся и впялил свой горящий взгляд в дверной проем.

  -   Этого не может быть! - не успокаивался таинственный  человек. - Он не мог...

 Демон направил на него свой жезл и крикнул:

  -   Заткнись червь, знай свое место!

  Человек будто был удивлен и оскорблен подобным обращением. В нерешительности шагнув навстречу к двери, за которой стоял Садифф, он взглянул на демона.

 -  Но...владыка, он...

 -  Заткнись, пока я не запаял тебе рот твоей же плотью! ЗАТКНИСЬ!!!

Человек от услышанного весь съежился и попятился назад спиной, словно провинившийся пес, который ожидает наказания.

 -  Эй ты! - спокойным голосом крикнуло существо Садиффу, - Выйди, чтобы я тебя смог разглядеть! - Не бойся! - почти ласково добавил он.

 Садифф смирился с мыслью, что отступать ему бесполезно и, если он войдет в тронную залу, то скорее всего умрет. Инкриец с силой сжал эфес своего меча, глянул на левый наруч (который мертвой хваткой сковывал его запястье и не проявлял сейчас никаких сверхъестественных сил) и неуверенно шагнул вперед.

  -  Ха! - надменно сказал демон. - Всего лишь смертный. Хотя видок у него еще тот!

 -  Но владыка, он смог избежать твоих чар! - подобострастно пробормотал человек.

 Демон улыбнулся во весь свой громадный рот, показав череду гнилых зубов.

  -  Что скажешь червь? - обратился он к Садиффу, - Ты колдун?

 Садифф словно не услышал вопроса, он разглядывал ту подпрыгивающую фигуру, которая еще недавно так веселила  это существо. Присмотревшись к ней повнимательней, молодого воина чуть не вытошнило.

  Это было пятилапое чучело, собранное из рук, ног, туловища и головы, при жизни принадлежавшие различным людям. Женщинам и мужчинам.

  Конечности были пришиты к окровавленному торсу грубыми нитками. У чучела было две руки справой и три с левой стороны.

  Кукла вдруг снова стала подпрыгивать, шевелить руками и ногами, словно живая.

- Вижу тебе понравилась моя игрушка? - весело сказал демон, - Тебе случайно не знакомы некоторые ее части?

 -  Это ужасно, я... - прошептал Садифф и тут же к его горлу подкатил ком, он не поверил своим глазам. Левая верхняя конечность куклы была хорошо ему знакома, эта была рука той молодой служанки, с которой он придавался любовным утехам прошлым утром. Он узнал ее по золотому браслету, с инкрустированным рубиновым сердцем посредине.

  Желудочные спазмы согнули воина пополам и его стошнило. Демон истерично рассмеялся, а потом вздохнув, участливо произнес:

 -  Эх, смертные, смертные...

 Сделав замысловатый взмах своим жезлом, демон заставил куклу исполнять другой жуткий танец, нежели секунду назад. Слуга демона стоял в углу залы, достаточно осмелевший, с нахальной улыбкой на губах. Он иногда поглядывал куда-то наверх и чуть заметно хлопал в ладоши.

  Садифф тоже взглянул под потолок тронной залы и к своему удивлению обнаружил там здоровенную крестовину, которую держала огромная рука, несоразмерная рука демона...

  Только сейчас Садифф заметил, что кисть правой руки сидящего на троне существа, отсутствует, а из обрубка исходит странное темное свечение. Кукла была марионеткой, прикованная невидимыми нитями к деревянной крестовине.

 -  Кто ты? - наконец вымолвил Садифф, содрогаясь от ужаса, который казалось пропитал собой все вокруг.

 -  Я - Эннук-Иньйор-Сатт! - повелительно произнесло существо.

 -  Что в переводе на наш примитивный язык, - нетерпеливо встрял его слуга, - означает - "Царь Алмазного Трона"!   

 -  Умолкни Уль! - снова рявкнул демон на своего слугу.

 Садифф сделал еще шаг по направлению к алмазному трону, не спуская глаз с демона.

 -  Признаюсь, я немного озадачен... - задумчиво произнесло существо на троне. - Как тебе удалось выбраться из своих покоев живым и не обращенным? - он сделал непонятный жест рукой и безразличным тоном заговорил:

 - А, хотя это не так важно - ты все равно умрешь, или не умрешь...какая разница, из этого замка тебе все равно не выбраться!

 -  Этот чужестранец обладает какой-то силой, я это чувствую! - опасаясь негодования своего владыки, снова встрял в разговор влюбленный колдун, - Его надо уничтожить! Немедленно!

Царь Алмазного Трона задумчиво хмыкнул.

-  Что ты скажешь на это, смертный? Убить тебя сразу, или позволить ненадолго насладиться моей компанией?

Садифф решил потянуть время, пока не найдется  какого-нибудь способа спастись бегством.

-  Тебе нечего опасаться, моя сила всего лишь в моем клинке. Не больше, ни меньше.

-   Он лжет! - взвизгнул Уль.

Демон раздумывал, издавая глоткой какие-то странные звуки.

-   Что вы сделали с герцогом Иммом и его дочерью? - с надеждой в голосе спросил Садифф, хотя почти наверняка знал, что их уже нет в живых.

-   Ах, Фавиллия...- с грустью выдохнул Уль.

У  Садиффа внутри все сжалось, ему показалось, он услышал подтверждение своим опасениям.

-   Что с ней!? - выкрикнул он, рефлекторно сжимая эфес своего клинка. - Клянусь, если с ней что-нибудь случилось...

-   То что? - оборвал его демон, зло сверкнув глазами. Он рассмеялся, видя обреченное выражение инкрийского воина.

 Потом существо еле заметно махнуло своим жезлом и, словно из воздуха перед его ногами возник бочонок, в котором по-видимому плескалось вино. Висевшая под потолком громадная кисть демона, отпустила крестовину... Она с грохотом упала, придавив жуткую куклу.

  Кисть медленно уменьшилась до обычных размеров и вернулась на свое место (соединилась с обрубком правой руки демона).

  Неуклюже наклонившись на своем троне и, издав при этом неприличный звук, Эннук-Иньйор-Сатт схватил бочонок, стоявший у его ног, и держа его в одной руке словно кубок, не спеша осушил. После чего залу сотрясла громкая отрыжка.

 -   Эта самка, о которой ты так волнуешься, - расслабленно начал демон, - и этот дряхлый самец - живы. Пока живы. - с ухмылкой добавил он.

-   Я тебе не верю! Где же они?

-   О, ты мне не веришь? Ха! Да мне наплевать. - демон подпер свою голову ладонью, - как ты не поймешь, вы - смертные, для меня лишь жалкие черви! Вы созданы каким-то богом - насмешником, или извращенцем, лишь для того, чтобы прислуживать таким как я! Послушные псы! - с грустью добавил он и перевел взгляд на Уля.

 -  Посмотри хотя бы на этого. Он дрожит при каждом моем слове, хотя считает себя великим колдуном.

 Уль жалобно посмотрел на своего владыку, который только что втер его в грязь, унизил в очередной раз.

 -  Каким-то жалким руническим заклятьем, это никчемное животное вернуло меня в этот мир, на этот трон, который  когда-то принадлежал мне! Теперь он думает, что я у него в долгу! - Эннук-Иньйор-Сатт метнул на колдуна безжалостный взгляд, от чего тот забился в угол, в страхе что-то лепеча.

-   Но эта тварь, - со злобой продолжал демон, - произнесла заклятье неверно, приковав меня к этому проклятому трону навеки! Теперь я должен в определенный промежуток времени перемещаться из моего измерения в это, на этот самый трон и сидеть на нем в ожидании рассвета! - существо закричало в бессильной злобе.  

-   Покажи мне Фавиллию! - настойчиво потребовал Садифф, не обращая внимание на причитания демона.

-  Ты в этом уверен? Ты правда  хочешь увидеть, какой она стала?

Садифф содрогнулся.

-   Покажи мне ее.

-   Тогда смотри, но потом не говори, что я тебя не предупреждал!

Эннук-Иньйор-Сатт взмахнул жезлом, тут же что-то запищало, загудело и в самом дальнем углу тронной залы, появились две высоких фигуры.  Тьма скрывала их и, Садиффу было не разглядеть кто там стоял. Но вот они медленно вышли на свет, излучаемый адамантовым троном, и инкриец чуть было не закричал от отчаянья.

  Перед ним стояли два высоких чудища, в точности напоминающие тех, с которыми он сражался в своих покоях. На уродливой голове одного, что был повыше, красовалась рубиновая диадема, с легким вкраплением аквамаринов. Сейчас она была сдвинута набок и висела чуть не падая.

  Садифф сразу узнал ее.

Он признал во второй твари и свою возлюбленную, горящие глаза которой не потеряли былой красоты кэльмской красавицы. Садифф издал неопределенный звук глоткой и в ярости стиснул зубы.

 -  Ну как? - ехидно поинтересовался  демон, улыбаясь во весь рот. -  Разве ты ее не поцелуешь? Ха-ха-ха...

-   Ах, Фавиллия... - снова донесся жалобный голос Уля, откуда-то из темноты. - Что я натворил...

 Демон вдруг оживился, словно придумал какую-то забаву, чтобы развеять скуку.

-   Не надо лезть в твой мозг, чтобы понять что у тебя на уме! Ты ведь хочешь убить меня? Верно?

-   О, как ты прав! - тихо ответил Садифф, со слезами в глазах смотря на Фавиллию.

Демон рассмеялся.

-   Увы, это не возможно, для тебе я бессмертен. - Эннук-Иньйор-Сатт почесал заплывшее жиром пузо и прихлопнув какого-то паразита на нем, отправил  себе в рот, - Но если ты думаешь, что уже испытал достаточно душевных мук, то ты ошибаешься. Все еще впереди!

-   Зачем ты делаешь это? - сквозь зубы процедил Садифф, уронив голову на грудь.

Демон непонимающим взглядом посмотрел на воина.

-   Смертный, мне скучно на этом троне! Когда-то он был символом моей власти, сейчас он обернулся для меня тюрьмой. Что мне еще делать, как не искать себе развлечение?

  Эннук-Иньйор-Сатт зевнул, причмокнул и уставился на испуганного и униженного Уля.  

-   Этот пес еще жив, покуда он развлекает меня своей болтовней и дурацкими фокусами, которые он называет магией.

  Потом он взглянул на Садиффа.

-   И ты червь, пока развлекаешь меня своей наивностью и нелепой смелостью, можешь рассчитывать на бессмертие. 

-  Я тебе не шут!

-   Все смертные - шуты и клоуны, а все боги - благодарные зрители, которые иногда поощряют смертных за удачную шутку!

-  Ты - не бог! Таких уродливых богов не бывает!

Из темного угла донесся жалобный голос Уля:

-  Владыка, этот невежда смеется над тобой...ты всесильный бог...   

-  Замолкни! - почти в два голоса крикнули Садифф и Эннук-Иньйор-Сатт.

Уль безнадежно вздохнул и умолк.

Демон на троне, почесал длинным когтистым пальцем, жирный подбородок и  взмахнул своим жезлом. Два чудища, что стояли рядом с Садиффом, внезапно оживились, яростно захрипели и зарычали.

 -  Что ты делаешь с ними, ты - порождение нечистотной ямы!? - взволновано прорычал инкриец, глядя как обращенные герцог Имм и его дочь, медленно двигаются на него.

 Демон лишь расхохотался.

 Садифф медленно пятился назад, держа свой меч перед собой. Он знал, что чудища неизбежно накинуться на него, если он не атакует их первым, но и вонзить клинок в свою возлюбленную - он тоже не мог. Садифф оказался  перед лицом ужасной дилеммы; умереть самому, либо убить того, кто ему так дорог. Он почти не надеялся на это, но вдруг был какой-нибудь способ обратить герцога и Фавиллию обратно в людей. 

  Чудища неумолимо приближались, захлебываясь в собственных слюнях, демон хохотал на своем троне, выкрикивая что-то на незнакомом языке. Садифф все пятился назад, зная что бежать из тронной залы ему врядли позволят.

-  Мне интересно смертный, - в приступе смеха, вдруг разразился Эннук-Иньйор-Сатт, - что возьмет над тобой верх; инстинкт самосохранения или низменные чувства к этой самке!  Клянусь Ямой Богов - это интригует!

 Садифф сделал еще шаг назад и его спина уперлась в каменную стену тронной залы. Все. Отступать было некуда.

Инкриец вздохнул и уже решил было принять смерть от лап чудовищных монстров, как наруч его левой руки ослепительно вспыхнул...

  Смех демона на троне сразу же прекратился.

 Приятная дрожь пробежала по телу Садиффа, мысли  будто прояснились, сейчас его снова захлестывали те же чувства, что и в первый раз, когда он сражался с ужасными монстрами в своих покоях, вместе с загадочным рыцарем в сверкающих доспехах. Инкрийцу вновь безудержно захотелось искоренять любое порождение зла, он словно слышал мысли окружающих его существ, и эти мысли питали его ярость.

  Его левая рука, обремененная клинком, высоко поднялась словно сама по себе, хладнокровный взгляд пронзил надвигающуюся на него тварь, кулак до бела сжался на эфесе и клинок со свистом опустился на уродливое чело существа.

  Сталь расколола рубиновую диадему, что болталась на  голове твари, прошла через весь череп и остановилась на середине грудной клетки. Кровь хлынула фонтаном во все стороны, но это лишь породило необъяснимый восторг в душе воина.

  Существо не издав ни звука повалилось на пол.

Демон удивленно хмыкнул и захлопал в ладоши.  

  Перед Садиффом теперь стояла обращенная Фавиллия, но инкриец сейчас видел в ней лишь бездушного монстра, который олицетворял собой зло и носил в своей голове темные мысли.

  Рука воина снова поднялась чтобы нанести смертельный удар, но вдруг чудище заговорило знакомым голосом, голосом, некогда принадлежавшим возлюбленной Садиффа:

 -  Любимый..., я  справлюсь - не убивай... Я осталась прежней..., клянусь! - голос ее дрожал, он казался искренним.

  Взгляд Садиффа стал другим, рука его заколебалась в нерешительности, он медленно стал опускать свой меч...  Но внезапно,  глотка инкрийского воина издала оглушительный, до боли знакомый хохот, хохот рыцаря в сверкающих доспехах. Левая рука Садиффа взметнулась помимо его воли и молниеносно описала перед собой полукруг...

 - Нееет! - закричал Садифф, глядя на закатывающуюся назад голову существа. - Я не хотел!

 Голова отделилась от тела и упала на окровавленный пол, следом и тело предалось ему.

 Инкриец, не до конца осознавший что натворил, смотрел на всю эту картину с каким-то странным выражением на лице. Он хотел закричать, но что-то мешало ему, он хотел зарыдать, но слезы не капали из глаз. Он просто смотрел на окровавленные тела.

-  Увидь же их настоящий облик! -  вкрадчиво произнес Эннук-Иньйор-Сатт и взмахнул своим жезлом.

Тела чудищ, что лежали перед взглядом Садиффа, стали постепенно приобретать человеческие очертания, и спустя несколько секунд на полу уже лежали; обезглавленная Фавиллия и разрубленный надвое - герцог Имм"ар"Карифф.

  Вот теперь, инкрийский воин закричал и зарыдал, в бессильной злобе опускаясь перед мертвыми телами на колени. Наруч на его левой руке неуверенно светился белыми рунами, словно ждал своего часа, снова вспыхнуть с прежней силой. 

  Демон, удовлетворенный представшим перед его взором развлечением, откинулся на спинку своего трона и снова достал из ниоткуда бочонок с вином. Видя душевные страдания Садиффа, он отпивал из него и омерзительно посмеивался. На какое-то время Эннук-Иньйор-Сатт забыл про инкрийца, как забывают про наскучившую игрушку, он вновь принялся играть со своим ужасным чучелом, собранном из человеческих частей тела. 

  Воспользовавшись моментом, Садифф стиснул зубы и быстро вскочил на ноги. Всего несколько футов разделяли его с его заклятым врагом.

  Но не успел он сделать и двух шагов, как огромная кисть демона, что ловко обращалась с марионеточной крестовиной под потолком тронной залы, мгновенно отпустила ее и схватила Садиффа. Она сжала его так крепко, что воин с трудом смог сделать вздох.

 -  И что же ты собирался сделать? - насмешливо спросил демон, - Уколоть меня своей булавкой?

 Садифф кривился от боли, причиняемой ему огромной кистью демона, он задыхался.

-   Отпусти...меня, узна...ешь что я хотел...сделать...

-   Хм, интересно!

Огромная кисть разжалась и Садифф упал на пол. Отдышавшись, воин поднялся на ноги.

-   Ну? - уставился на него Эннук-Иньйор-Сатт, - Смелее смертный, покажи на что ты был способен! Да и закончим с тобой на этом, ты мне наскучил.

 Садифф сделал пару шагов по направлению к трону, левый наруч неуверенно разгорался, будто чувствовал приближение огромного зла.

-   Вот на что был способен шут этой ночью! - сквозь зубы рявкнул Садифф и что было силы швырнул свой меч в жезл демона, который он открыто держал в своей левой руке.      

  Клинок, направленный силой светлого наруча, разбил странный предмет на тысячи осколков и упал где-то позади алмазного трона. Лицо демона внезапно исказилось.

 Он с ужасом взирал на инкрийского воина, он не верил собственным глазам.

  -  Этой ночью, шут стал богом! - громко крикнул Садифф.

Эннук-Иньйор-Сатт в страхе заерзал на троне, кисть его правой руки упала на пол, словно лишилась силы.

  -   Что ты наделал! - закричал он, - Ты лишил меня власти!

Демон закрутил головой.

 -   Уль! Помоги мне! Уль, где же ты! - жалобно кричал он.

Из темного угла неуверенно выполз колдун, он словно только сейчас понял, что здесь произошло.

-   Любовь моя! - вскрикнул он, увидев обезглавленное тело Фавиллии, - Что я натворил! Что я наделал...

 -   Уль, навозный червь! Повинуйся мне! - кричал демон, - Верни мне мою власть! Верни мой "Крон"!

 Но колдун не обращал внимание на угрозы своего владыки, он с жалобными стонами смотрел на тело Фавиллии.  Садифф тоже стоял и смотрел,  не зная что делать  дальше.

-  Клянусь Ямой Богов, они уже знают! - в первобытном ужасе закричал Эннук-Иньйор-Сатт, - Теперь они низвергнут мое тело в океан нечистот! О мой Крон!

-  Теперь тебе не весело? - без злобы в голосе произнес Садифф.

-   Ты! - завизжал демон, - Ты! Кто ты такой?!

-  Я - Садифф Аль Кон!

Демон опасливо закрутил головой, будто услышал или увидел что-то ужасное.

 - О, нет. Это слуги Ямы Богов! Они пришли за мной! Нет...

Садифф насторожился, ему показалось что кто-то тихо плачет в темных углах тронной залы, и плачь как ни странно принадлежал ребенку.

 Уль же ничего не замечал вокруг, он стоял на коленях и что-то бормотал себе под нос, склонившись над обезглавленным телом.

 Вдруг что-то заскрежетало, плачь превратился в стон.

 Эннук-Иньйор-Сатт захлебывался собственным страхом.

Садифф на всякий случай отошел к дверям, что вели прочь из тронной залы.

  Внезапно в углах кто-то зашевелился, словно темнота сгустилась и приняла человеческий образ. Но человеческим он показался лишь на первый взгляд. Садифф увидел, как к трону подкрадываются  какие-то змееподобные тени с человеческими руками и звериными мордами, они жутко шелестели и плакали, плакали детским голосом.

  Повеяло холодом и смертью.

Эннук-Иньйор-Сатт  замахал руками, видимо в надежде отбиться от ужасных теней, но сам он понимал, что обречен. 

  Раздался леденящий душу крик, плач странных существ усилился и стал невыносимым. У Садиффа все сжалось внутри, руки его стали холодными, а из глаз закапали слезы.

  Он увидел, как тени сдирают с демона кожу, рвут плоть и ломают кости. Заплывшее жиром пузо Эннука-Иньйор-Сатта лопнуло, во все стороны хлынули экскременты и жир, словно у демона не было внутренних органов. Потом одно существо стало слизывать с пола все, что вытекло из тела демона, а остальные поглощали остатки плоти.

  Садиффа стало тошнить.

Спустя несколько минут, ужасная трапеза теней была закончена, о ней напоминали только затихающий детский плач, да невыносимая вонь экскрементов и крови.

Адамантовый трон, на глазах Садиффа стал трескаться, а  излучаемый им свет, гаснуть.

  Символ могущества тщеславного демона, уничтожил сам себя, ибо его хозяин лишился оного. Садифф содрогнулся от посетившей его мысли; какая еще более худшая участь могла ожидать Эннука-Иньйор-Сатта, чем та, которая постигла его только что!

  Но инкриец не испытывал жалость, он так же не испытывал скорбь, связанную со смертью Фавиллии и герцога, которых лишила жизни его собственная рука. Он давно смирился с судьбой, которую посулили ему боги и которую он не в силах был изменить.

  До сих пор, он боялся пробуждения темного наруча, но сейчас ему следовало опасаться и светлого, так как именно по его вине он обменял бессмертие своей души на смерть двух других.

  Тех других, за которых он не думая отдал бы свою жизнь.

 Садифф не спеша прошел за разрушенный адамантовый трон и в темноте отыскал свой верный меч, который после того как разбил жезл демона, упал куда-то в дальний угол залы.

  Потом он подошел к неподвижному Улю, он также оставался стоять на коленях, что-то еле слышно бормоча.  

-  Эй, колдун! - крикнул ему Садифф.

Уль умолк и медленно повернул голову. Лицо колдуна вдруг исказилось в приступе ярости, он вскочил на ноги и вцепился в горло инкрийцу.

-  Ты убил ее! - кричал он сквозь зубы, - Убийца! Ты не любил ее так, как любил я! Мясник!

Меч Садиффа был у него в правой руке и давно бы уже впился в живот колдуна, но убивать его он не стал. Бросив оружие на пол, инкриец с легкостью отцепил от себя тонкие, немощные руки Уля и с силой толкнул его.

 -  Ты ничего не знаешь, колдун! Я не хотел убивать их.

-   Ты врешь! - завизжал Уль, с трудом поднимаясь с пола. - Ты соврал моему владыке и теперь его нет! Твоя ложь дорого стоит!

 -  Я не хочу убивать тебя, здесь и так пролито много крови.

 -   Тогда я убью тебя! - с этими словами колдун снова бросился на Садиффа и снова оказался на полу.

-  Если кто и виноват во всем, так это ты! - спокойно сказал Садифф, - Ты, призвал демона в этот мир! Ты, прочел неправильно заклятье!

 Уль зарыдал, распластавшись на полу. Он что-то бормотал, какие-то проклятья и угрозы в адрес Садиффа, но инкриец этого уже не слышал, он шел прочь из тронной залы. Остановившись у дверей, он крикнул:

 -  Похорони их, как требует обычай вашей расы!

Прежде чем покинуть этот ужасный замок, Садифф решил забрать доспехи из своих покоев, которые оставались лежать там на столике. Ему стало не по себе от мысли, что он снова  увидит сцену кровавой бойни, которую они учинили вместе с рыцарем в сверкающих доспехах.

  Поднявшись по винтовой лестнице и пройдя вдоль длинного коридора, Садифф вошел в настежь открытую дверь своих покоев. Теперь, когда проклятье замка исчерпало себя, вместо окровавленных тел ужасных монстров, на полу здесь и там, лежали  искромсанные  тела слуг и служанок, придворных музыкантов и стражников...

  Садифф испытал отчаянье.

Стараясь не смотреть под ноги, он быстро достиг резного столика, что стоял рядом с залитой кровью кроватью, взял нагрудник с наплечниками, ножны, и молнией выскочил в открытую дверь.  

  Пройдя по коридору и спустившись вниз, он вдруг почувствовал, что происходит что-то странное. В окнах нижней галереи Садифф увидел зарождающийся рассвет, первые его лучи играли где-то за макушками  бормочущих лесов. Галерея замка наполнилась какими-то голосами, все засверкало в прежнем сиянии, которое Садиффу довелось видеть прошлым утром, когда он только очутился в этом замке.

  Инкриец почувствовал как на него наваливается усталость, как слипаются  веки, подкашиваются ноги и последнее что он услышал, перед тем как провалиться в сон, был звук падающего нагрудника на мраморный пол.

 

***

 

  Садифф Аль Кон проснулся  на мокром от утренней росы лугу, его нагрудник лежал рядом, равно как и его верный меч. Тут же пасся его прыткий чалый жеребец, он пощипывал травку, ожидая своего часа вновь понестись неудержимым галопом.

  Первые лучи солнца играли в росинках полевых цветов, и казалось все они  были усыпаны россыпью сверкающих  алмазов. Дул легкий, летний ветерок.

  Инкрийский воин приподнялся на локтях и огляделся, пытаясь вспомнить что с ним произошло в последние дни. Он вспомнил варваров из Вальгора, вспомнил как спасался от них бегством, вспомнил как засыпал на этом самом лугу, но дальше; какие-то бессвязные обрывки...

  Воспоминания снова ускользали от него, словно песок  сквозь пальцы. Садифф поглядел на запястья своих рук, там по прежнему красовались два наруча неземной красоты. Он иронично вздохнул, смеясь над пригрезившейся ему надеждой, что все что с ним произошло - было всего лишь кошмарным сном.

Отдохнувший, Садифф поднялся на ноги, пристегнул к левому бедру свой верный меч, надел нагрудник с наплечниками, и взяв своего жеребца под уздцы, не спеша зашагал по искрящемуся на солнце лугу.

 

ЭПИЛОГ

 

Так заканчивается  странствие печального воина и так ложиться начало следующему.

  Садиффа Аль Кона ждут впереди невероятные приключения, безрассудные поступки, из-за которых его назовут детоубийцей и убийцей женщин, неожиданные повороты судьбы, виной которым будут служить его загадочные наручи, путешествия в другие измерения, в которых он повстречает множество друзей и врагов. И среди них он снова найдет и потеряет свою любовь.

 И снова его душу будет разрывать на части противостояние добра и зла!

 

 


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"