Снежная Рика: другие произведения.

Немножко ведьма (прода 16.03.2017)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.42*31  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моя работа - это чужая боль, отчаяние и ужас. Каждый раз, переживая их, есть шанс не вернуться назад в здравом уме. В тот день, я и не подозревала, чем обернется для меня простая просьба Стражей о помощи. Интересно, если бы знала, отказала? Скорее всего, нет.
    Самая обычная история, каких много на СИ, со штампами и роялями. Хэппи-энд обязательно будет. Черновик. Хочу предупредить, что текста полностью на СИ не будет.
    Обновление 16.03.2017 - в общем файле
    топ
    contador de visitas счетчик посещений


Рика Снежная. Немножко ведьма

Ве?дьма - ст.-слав. в?дьма - "та, что обладает ведовством, знанием"

от ст.-слав. в?дати -- "знать, ведать"

   Пролог
  
   Честно говоря, вещие сны снятся мне редко. Я совсем по другому специализируюсь.
  
   В основном приходят посетители, приносят какую-либо вещь. Беру ее в руки и ... вижу, кто хозяин, что с ним произошло или происходит в данный момент, если еще жив. Как правило, то, что попадает в мои руки принадлежат покойникам. Если обратиться к статистике, которую я пыталась вести еще пару лет назад, то распределение шестьдесят на сорок. Плохо, больно, неприятно. А что делать? Обещала ведь помогать, если попросят. Себе пообещала, как только поняла, каким даром обладаю и ведь по идее сама дала слово, сама его и забрать могу. Но, к сожаленью не в этой ситуации. И да, этим я зарабатываю на жизнь. Цинично? Возможно, не буду спорить. Вот только кто бы знал как мне плохо после очередного вот такого сеанса. Порой такую мерзость вижу, спать потом не могу. Но приходится, сцепив зубы, мысленно уговаривать себя, что именно сегодня и именно эта расческа, к примеру, принадлежит самой обычной девочке. И эта девочка просто решила убежать из дома, потому что поругалась с родителями из-за того, что те не захотели покупать ей новенький планшет, а не покончила жизнь самоубийством из-за ссоры с преподавателем. Был у меня такой случай. Но к сожаленью, я ошиблась. С причиной.
  
   Как только расческа перекочевала из дрожащей руки матери этой девочки в мои, перед глазами сразу же мелькнуло лицо этой самой женщины, которая орала на подростка. Затем следующая сцена - девчушка рыдает. И да, ей на самом деле очень сильно хотелось планшет и она угрожала родителям, что покончит с собой. Странно. Почему произошло именно так? Девочка - одна из лучших учениц школы, практически гордость своего классного руководителя. И такие капризы. Причем семья благополучная, папа работает и неплохо зарабатывает, мама сидит дома и занимается домашним хозяйством, воспитанием младшего сына. Почему не захотели купить этот несчастный девайс? Я не могу ответить на этот вопрос. Да никто и не просит меня ответить на него. Посиневшее лицо девочки так и стоит перед глазами, она повесилась на бельевой веревке в сарае, в своем же дворе. От меня хотят, чтоб назвала причину. Я говорю. Мать рыдает, у нее истерика. Протягиваю коробку с салфетками, вытягивает одну и шумно высмаркивается. А потом она говорит, у меня же волосы чуть ли не дыбом становятся. Они все-таки купили ей планшет, но хотели подарить его через два дня на день рожденье девочки. Не понимаю. Я не понимаю логики этой женщины, но этого от меня никто, слава богу, и не требует. Смотрю на отца девочки, а затем встаю и протягиваю руку. Он не понимает что хочу от него, наверное думает, что я прощаюсь таким образом с ними, но подает руку в ответ. Аккуратно касаюсь пальцами и вижу, что это именно он настоял на покупке планшета, в то время, как его жена была против. Хотела новую куртку. Да, по цене, почти идентично. По факту - это цена жизни их ребенка. Не мне их судить. Хочется вернуть им деньги за сеанс, еле сдерживаю этот порыв, понимая, что не они первые, да и не они последние, если честно. В комнату, являющуюся моим кабинетом, входит Ирина, мой ангел-хранитель. Теперь можно выйти отсюда, она разберется. И проводит и окажет психологическую помощь, если возникнет такая необходимость. Из меня хреновый психолог, плохо разбираюсь в людях. Наивная, жуть. Надо бы выпить. Но не могу, рабочий день еще не окончен, потому только кофе. Пятая чашка или четвертая? Не помню. Девочку жалко. Прихожу в себя рыдая в нашей маленькой кухоньке. И знаю, что это плата, откат после сеанса. Я столько выплакала слез, что можно наполнить маленькое озеро. Бессонница сегодня обеспечена. Нет, пожалуй, никогда не пойму родителей, которые даже не додумались намекнуть ребенку, что купят ему долгожданную вещь, позволяя ему заявлять, что она покончит с собой. Пусть дальше разбираются органы правопорядка. Не моя епархия.
  
   - Как вы, Алиса?
  
   В кухоньку вошла Ирина и, подойдя ко мне, погладила по голове. Чувствую себя с ней маленьким ребенком. Подняла голову, впрочем, не отталкивая руку, реально успокаивает.
  
   - Ничего, жить буду.
  
   Ирина тяжело вздохнула и, отказавшись мне сделать кофе, пошла заваривать зеленый чай. Она свято верит, что именно чай, а не пустырник помогает успокоиться, а я не могу просто вылить его, совесть не позволяет. Когда о тебе так искренне заботятся, не хочется быть неблагодарной. Дождавшись когда остынет, выпила в три глотка и, помыв за собой чашку, вернулась в кабинет. Посидела в кресле. Вытянула ручку из подставки, бездумно ею пощелкала и засунула обратно. Дел особо не было, а сидеть просто так не хотелось.
  
   На самом деле, такие как я, не редкость. Только в нашем городе пятеро, по одной на каждый из секторов. Работаем там же, где и живем, не влезая на территории других. Не скажу, что это наказуемо, скорее не принято. Иногда мы встречаемся, не чаще, чем раз в год. Обычно договариваемся заранее, снимаем себе за городом номера в экопарке "Седьмое Небо" собираемся в зимнем саду и обмениваемся, так сказать опытом. Ну, это официальная версия, на самом деле, просто делимся, что произошло интересного за год, сплетничаем, обсуждаем новости нашего города. Конечно, при необходимости мы созваниваемся, если нужен совет более опытной видящей. Я из них самая молоденькая в плане опыта, не скажу, что самая слабая, но и великой видящей в ближайшие пять лет мне не быть. Вот лет через десять, все может быть, если с ума не сойду, как моя предшественница Светлана. Она продержалась долго, целых пятнадцать лет, а потом психика не выдержала. Покончила с собой, а может и помог кто. К сожаленью, с того времени так и не получилось выяснить точно, что именно произошло. По официальной версии психолог проглядел нервный срыв, сама Светлана никому ничего не сказала, на свое состояние никому не жаловалась. Просто в один летний вечер, шагнула из окна своей квартиры на десятом этаже. Мы не были подругами, скорее шапочными знакомыми. Я училась на дому у своей бабушки, она же была ученицей видящей из нашей столицы. Разный возраст, разный круг общения. Когда вошла, так сказать в свою должность, попыталась выяснить, что же произошло, но меня вежливо попросили не лезть не в свое дело. И когда тебя культурно и спокойно просит симпатичный мужчина, вот вроде не сильно страшно, если бы не одно но, на встречу меня вывезли за город, предварительно отловив на улице и запихнув в автомобиль с тонированными стеклами, сквозь которые не то, что окружающей обстановки, света белого не видно. А напоследок настоятельно рекомендовали не обсуждать данную встречу и просьбу ни с кем. И я послушалась. Люблю вежливых людей, что тут скажешь.
  
   Каждая из нас закреплена за Управляющим сектора. Не подчиняемся, но сотрудничаем. Лилия из Западного, Мария из Восточного и Леся из Северного, досотрудничались до того, что в прошлом году одна за другой выскочили замуж за Управляющих своих секторов. Незамужними оставались двое, я и Карина из Центрального. Причем я не хотела, да если бы и захотела, чисто технически к этому пришлось бы приложить определенные усилия, потому как Управляющий моего сектора был женат. Не скажу, что долго и счастливо, но разводиться не собирался. Да я и не настаивала, если честно. Быть любовницей не в пример проще, чем женой. Нет необходимости заморачиваться, чтоб мужик был накормлен минимум три раза в день, одет, обут и в хорошем настроении. И что самое главное, я практически абсолютно была лишена общения с его родственниками, в особенности с матушкой. А это самый большой плюс в моем положении. Насчет Карины, там вообще все покрыто тайной. По слухам, она вроде бы любовница Иерената города. Есть у нас и такой человек, который управляет городом и областью, и вот раньше, еще с десяток лет назад, таких как он, называли мэром или губернатором. Потом что-то там поменялось, если честно, не очень сильно интересуюсь политикой и не в курсе, почему именно и кому пришла в голову мысль вернуть титулы, но как итог, теперь в каждой области была своя мини-столица, в ней жил Иеренат, который правил нашей областью железной рукой? Как правило, в области не один город. У нас их три больших, один почти миллионник, два, приблизительно по полмиллиона жителей. Два городка, которые, по сути, являются поселками городского типа, ну и кучка сел и деревень. Все города развиты в той или иной степени, ну и конечно, у каждого вот такого поселения и города есть Управляющий, который подчиняется непосредственно Иеренату. С двумя соседними областями у нас дружественные отношения, с остальными вроде как нейтралитет. Ну, это, насколько мне известно. Внутри страны войн нет, правда, периодически происходит передел зон влияния. Кому-то как всегда кажется, что у него мало власти и денег и надо бы добавить. Так вот, почти три года назад у нас сменился Иеренат. Я с ним не знакома, хоть и в курсе как зовут, возраст и мельком видела фотографию в каком-то журнале, но вот лично не встречала. И, слава богу! А вот Валерик периодически ездит на встречи, да с женой появляется на каких-то официальных приемах. У меня же не тот уровень, чему несказанно радуюсь. Меньше знаешь, что в моем случае практически нереально, но я к этому стремлюсь, лучше спишь и главное, дольше живешь.
  
   В общем, как-то Леся обмолвилась, что Карина вроде бы стала официальной любовницей Иерената. Ну, мне на самом деле все равно, тут хоть бы со своей личной жизнью разобраться. Я согласно поугукала в телефонную трубку, но, кажется, Леся на меня обиделась. Ничего, переживу.
  
   Уже окончательно решившись уехать домой, поднялась из-за стола, и в этот момент в кабинет вошла Ирина.
  
   - Алиса, - обратилась она, не закрывая за собой дверь. Все равно кроме нас больше в нашем, так называемом офисе, никого не было, - я хотела бы сегодня уйти чуть раньше.
  
   - Отлично, - кивнула я, - вызывайте и мне такси.
  
   После сегодняшней встречи, очень сильно хотелось забраться под одеяло и уснуть на пару месяцев хотя бы. Но никто не позволит этого сделать, уже завтра с утра ждут меня в нашем местном отделении стражей. Два дня назад обещала быть, надо помочь с некоторыми вещами разобраться. Приятного мало, но обязанности мои никто не отменял.
  
   Ирина прямо из кабинета вызвала две машины. Мы, забрав каждая свою сумку, вышли на улицу и, поставив офис на сигнализацию, разъехались. К дому добралась, собрав по пути почти все автомобильные пробки, из-за дождя, многие резко разучились водить и аварии были практически через каждые три перекрестка. Выглядывая из окна, наблюдала за машинами и людьми. Скорая стояла только одна. Темная ауди, буквально сложив столб пополам, влетела в бетонный забор возле завода на набережной. Меня передернуло. Ужас какой! Непонятно, правда, каким образом это произошло, но я однозначно не хочу этого знать, потому не буду просить останавливаться.
  
   Рассчитавшись с таксистом возле дома, прошлепала по лужам и, набрав код на двери, зашла внутрь. Поднявшись на второй этаж, всунула ключ в замочную скважину и попыталась его провернуть. Не вышло. Все понятно, его Величество Управляющй пожаловали.
  
   Валерик сидел в зале на диване и пил какую-то крепкоалкогольную бурду. Судя по тому, что в бутылке было жидкости чуть меньше половины, сидит давно.
  
   - Привет, - вежливо поздоровалась, хотя на самом деле до жути хотелось выгнать его и побыть в одиночестве. Вместе мы были всего месяц, а мне казалось, что уже несколько лет. Честно говоря, до сих пор не очень понимаю, почему начала с ним встречаться, если можно так назвать. Валерик, точнее Валерий Алексеевич, однозначно не был моим идеалом. Нет, он симпатичный, чуть выше меня ростом. Цепкий, проницательный, а другого бы и не назначили Управляющим. Но вот было в нем нечто такое, что вызывало у меня неприятие. Скорее всего, тот факт, что я была для него не на первом месте в жизни. Центром была его мать, затем жена, а где-то после них и я. Подозреваю, что в постель он меня решил затащить, для того, чтоб было проще контролировать и манипулировать. Знаю, о его честолюбивых планах занять место Иерената, но по моему скромному разумению кишка у него тонковата. Сил не хватит. Ни сместить действующего, ни, даже если ему это каким-то чудом удастся, править нашей областью. Естественно об этом ему не говорила. Зачем? Он не спрашивал, а я не люблю лезть на рожон со своими советами. Ухаживал он красиво, наличие жены не скрывал, мое место возле него обозначил достаточно четко. А мне было одиноко, и я поддалась. О чем, если честно, сейчас, спустя почти месяц, начала искренне жалеть.
  
   - О, привет, - пьяненько протянул Валерик, - иди ко мне.
  
   Я отлепилась от косяка двери, что подпирала, наблюдая за пьющим в одиночестве мужчиной и подошла к дивану, впрочем пока не присаживаясь.
  
   - Что празднуем? - стараясь скрыть брезгливость в голосе, ну, не люблю я пьяных, спросила.
  
   - Олька беременна! - выдал он и залпом допил, судя по запаху, коньяк из стакана.
  
   Не знала, какую реакцию он от меня ожидает. Радовалась ли я за него? Да, наверное. Было ли мне обидно? Скорее нет, чем да. Рано или поздно, это должно было случиться.
  
   - Поздравляю! - наконец, выдала я, - а ко мне зачем пришел? Отмечать?
  
   - А ты не рада! - констатировал мужчина, довольно, как показалось, улыбаясь.
  
   - Почему? - удивилась я, - Рада, конечно. Насколько помню, твоя мать давно мечтает о внуках. Думаю, ты уже обрадовал ее. Верно?
  
   - Да! - мечтательно протянул мужчина.
  
   А до меня дошло, что вот он предлог быстренько расстаться с ним. Чем не повод?
  
   - Ты есть хочешь? - все так же стоя рядом, решила озаботиться его комфортом.
  
   - Очень, - подтвердил он, и, плеснув себе в стакан еще коньяка, продолжил, - но у тебя нет ничего в холодильнике, - сделал глоток, - Пусто!
  
   Едва сдержала смех. Пусто у меня. Ага, конечно. Просто кое-кто не привык себя обслуживать. Все ему подай, принеси. Выстави на стол и салфетку не забудь.
  
   - Котлеты будешь?
  
   - Буду! - подтвердил он.
  
   Перед тем, как уйти на кухню, решила уточнить все же вопрос, который не давал покоя.
  
   - Валерик, а почему ты с собой ничего не принес? Конфеты там, к примеру? Цветы?
  
   Нет, ну вот же гад, пришел к любовнице, пусть и временной, с пустыми руками. Хоть бы цветочек какой притянул, что ли.
  
   - Зачем? - явно не понял он.
  
   Вот после этого ответа, поняла, что терпеть его больше не буду в своей квартире. Работать вместе будем, спать - нет. Молча развернулась и ушла на кухню, греть котлеты. Вернувшись, подвинула в сторону бутылку и выставила на стол салат, котлеты и сыр. Странное сочетание, но готовить лениво, а больше как бы и нет ничего.
  
   - Ты будешь? - решил проявить внимание Валерик, и качнул стаканом с коньяком.
  
   - Нет, спасибо, - надо быть вежливой, мне еще его вычеркивать из своей личной жизни предстоит, а потом еще и работать вместе. Надо быть корректной.
  
   Снова вышла на кухню и, заварив чай, вернулась с кружкой в комнату. Присела на кресло, рядом с диваном и молча уставилась в телевизор. Показывали местные новости, но я, честно говоря, не особо вслушивалась. Валерик с аппетитом ел, нахваливая мое кулинарное искусство.
  
   - Поел? - уточнила очевидное я.
  
   - Да, - сыто улыбнулся мужчина.
  
   - Тогда иди домой, Валера. Мне пора отдыхать, завтра куча дел.
  
   - Не понял? - опешил он.
  
   - Что именно ты не понял? - отставила пустую чашку на столик.
  
   - Ты меня выгоняешь?
  
   Поморщилась. Черт, не люблю скандалы, разборки и выяснения отношений. А как ни крути сейчас, по-видимому, придется заняться именно этим.
  
   - Валера, тебя наверняка дома ждет беременная жена, а ты сейчас сидишь со мной.
  
   Мужчина попытался отмахнуться, и перевести разговор в шутку, но я не позволила.
  
   - Иди домой, - попросила я.
  
   С размаху опустил стакан на столик, чуть не разбив его. Глянул зло на меня. На какое-то мгновение испугалась, думала, кинется. Но нет, взял себя в руки.
  
   - Ты меня выгоняешь, - резюмировал он.
  
   - Нам лучше расстаться.
  
   - Нет, - отрезал он.
  
   Я удивилась. Ну, ничего себе заявочки.
  
   - И как ты себе это представляешь? Будешь ко мне бегать, пока жена воспитывает вашего, заметь, общего ребенка? - он скривился.
  
   - Я не смогу так жить, Валера. Извини, но это не для меня - поднялась с кресла и на выходе из комнаты остановилась и, повернувшись к нему, махнула на выход, - Иди домой.
  
   Он тяжело поднялся с дивана и приблизился ко мне. Одним едва уловимым движением за шею, притянул к себе. И глядя в мои перепуганные глаза, буквально прошипел:
  
   - У тебя не выйдет, так все просто закончить, Алиса. Я не готов расстаться с тем, что считаю своим.
  
   Меня же буквально заклинило. "Своим?" То есть я для него вещь, неодушевленный предмет, не имеющий своей воли, права действий и желаний?
  
   - Пусти, - почти крикнула я, вцепилась в его руку, пытаясь убрать ее от своего горла.
  
   Он продолжал пристально вглядываться в мои глаза, а затем, не говоря ни слова, впился в мои губы, жадным, грубым поцелуем. Попыталась отпихнуть его от себя, перехватил руки и, поднял их над моей головой, сдерживая, не позволяя даже дернуться. Больно! Черт! Пах. Точно! Согнула ногу, собираясь врезать коленкой между ног. Валера, сделал шаг назад, дождался, когда моя нога опуститься вниз для опоры и, раздвинув мои ноги коленом, вклинился между ними. Прижался пахом ко мне, вдавливая спиной в стену, навалился на меня. Второй рукой, поверх домашней кофты больно стиснул грудь. Прикусила его язык. Он дернулся, зло глянул и я поняла. Сейчас меня изнасилуют. Счет шел на секунды. Мне нужен один единственный шанс, и он будет, обязательно.
  
   - Валера, - тихо позвала я, едва сдерживаясь, чтоб не разрыдаться и не скатиться в истерику, - пусти меня.
  
   Мотнул головой, наверное, все плывет перед глазами.
  
   - Валера, - протянула, сосредоточившись. Блин, не люблю манипуляций голосом, потом голова дико болит.
  
   Он уставился на меня, как кролик на змею, завороженно наблюдая за движением моих губ.
  
   - Отпусти руки.
  
   Послушался. И в то же мгновенье коснулась двумя руками его лица и приказала:
  
   - Спи!
  
   Он весь обмяк и кулем свалился на пол, я же выдохнув, опустилась рядом, вытянув ноги. Черт! Откинула голову назад, больно ударяясь затылком о стену. Как же хреново! Жаль, долго так нельзя сидеть. Во-первых, надо избавляться от "тела", во-вторых надо себя привести в порядок. Заварить сбор трав, дать ему настояться, затем выпить обезболивающее, и попытаться уснуть. Я не обманула Валерия, завтра действительно надо было многое сделать. И самое неприятное поход в отдел к стражам, обидно, что отложить нельзя хотя бы на пару дней. Но, дала слово, да и в пятницу должна была "выгулять" своего горячо любимого племянника. Опять же, обещала сестре. Если в очередной раз сошлюсь на неотложные дела, обидится. Шмыгнула носом, смахнула не прошенные слезы, встала на колени и подползла чуть ближе к Валерию. Главное, чтоб он телефон не оставил в своем пиджаке, в зал прямо сейчас не доползу. Прохлопала по карманам брюк, вытащила его смарт и, разблокировав, так и осталась сидеть с рядом с ним на коленях, размышляя кому звонить. В этот момент его телефон завибрировал, я же уставилась на экран, рассматривая фотографию Ольги.
  
   Сны
  
   На часах половина второго ночи, а я играю. Рядом тихо сопит мой ребенок, изредка переворачиваясь и неизменно вписываясь при этом головой в стенку. Каждый раз отодвигаю его в сторону и опускаю по подушке вниз, заботливо укрывая теплым одеялом. Не смотря на температуру плюс тридцать днем, по ночам почему-то очень холодно. Правда, спится при этом замечательно и даже не приходит в голову подняться и закрыть окно. Нежно целую своего любимого котенка в бархатную щечку и с тяжелым вздохом возвращаюсь к прерванной игре. На экране ноутбука идет ожесточенное сражение. Волосатый в татуировках мужик, по имени Готай, верхом на быке с кручеными рогами, хотя может это и не бык вовсе, а як какой-нибудь, например, ведет борьбу с красным игроком, рыцарем в латах сидящем на закованном в броню коне и размахивающим при этом мечом. Мой же Готайчик скромненько помахивает палашом и в некоторые, особенно трудные для его армии моменты, начинает орать. Кажется, это называется "Крик Ярости". И тогда выражение его лица очень напоминает мне моего мужа. Как вспомню вопль "Встань из-за компьютера, твой муж голодным ходит!", сразу же хочется оказаться на месте трусливых гоблинов из желтой армии. Громко позвенеть цепями и тут же убежать с поля боя в ближайшие кусты.
  
   Проверила время, прошло еще десять минут. "Сходить, что ли чая выпить?" Оставив своих любимых орков сражаться теперь уже с самым главным некромантом, еще раз поправила одеяло на сынульке, а сама тихо вышла из спальни на кухню. В соседней комнате не было слышно ни звука, свекровь видать спит. Вчера у нее была бессонница, поэтому мы решили устроить себе маленький полуночный междусобойчик с домашним полусладким вином. Вот за что я люблю отдых на Азовском море, так это за красное вино и вяленых бычков. Странное сочетание, но очень вкусное.
  
   Заварив чай и подхватив пачку сигарет с зажигалкой, устроилась в кресле на веранде, натянув черную футболку, едва прикрывающую мои трусики, на колени. Тихо... Боже, как же хорошо! Обычно после полуночи по трассе прекращается движение автомобилей и отдыхающих, и только изредка какая-нибудь компания, возвращающаяся на турбазу переругиваясь или громко распевая песни, идет по трассе мимо нашей базы. Но сейчас даже для них слишком поздно и можно посидеть вот так как я, удобно устроившись в кресле и с кружкой в руках. В пепельнице медленно тлеет сигарета и от нее вверх поднимается едва заметный в лунном свете дымок, а в голову лезут разные мысли. Почему сейчас, после четырех лет брака, я задумываюсь о разводе? Ведь любила же его. Что сейчас произошло? Нас задавил быт? Ну да, я бросила свою любимую работу во благо семье. Именно после этого забеременела, и Валерик радовался этому вместе со мной. С какой любовью он помогал выбирать все эти распашоночки, пеленочки, кроватку, коляску. И сынка родился здоровеньким на радость родителям и многочисленным родственникам. Муж в последнее время зарабатывает прилично, грех жаловаться. И сексуальные отношения у нас есть, редко, но все же. Отношение его ко мне изменилось, это факт. Да, я немного поправилась после родов, но и это вроде как нормально и по словам Валеры, ему моя грудь и наличие попы нравится. Так почему он считает меня недалекой? То, что мозги атрофировались немножко за время сидения дома, ну, так бывает. И изредка подтормаживаю слегка, но и это нормально. Особенно если учитывать, что сынулька по ночам иногда плохо спит, а я, соответственно "голливудю" вместе с ним. "Папу трогать нельзя, папе утром на работу". Вроде как муж и предлагает будить его ночами, чтоб вместе с сынкой гулять... Ага, я попробовала пару раз, наутро Валера был крайне недовольным, ведь мы остаемся дома, значит, можем в любое время лечь и выспаться, а ему сейчас садится за руль и работу работать. Несколько раз ему объясняла, что не сплю днем, просто не могу себя заставить. Опять же потому, что дел много, да и Валерик, вроде бы в шутку, но не забывает заметить: "Ты же выспалась днем, а я - нет и потому, милая, не могу тебя сейчас никуда отвезти, садись в маршрутку и поезжай, куда там тебе нужно". Но при этом и с ребенком не хочет оставаться, говорит, что Макс слишком шумный, а он устал, всю ночь не спал. Замкнутый круг какой-то получается. В садик мы пойдем только с сентября, еще пару месяцев сынка будет привыкать к коллективу и только потом, можно будет искать себе работу. А я даже не представляю, как будет вести себя Валерик, он ведь даже чай не может сам себе сделать, меня просит. Когда отказываюсь и предлагаю ему собственноручно этим заняться и мне заодно чайка сделать, обижается. И снова, ты же дома сидишь, все равно ничего не делаешь, а я - работаю. Объяснять в сотый раз, что не сижу без дела - бесполезно. С нами в одной квартире свекровь живет, значит, помощь есть. Только ребенку нужна мама, а не бабуля, да и муж отказывается есть, то, что приготовила его мать, кроме, пожалуй, первых блюд. И свободно может, встав из-за стола, поблагодарить и оставив грязную посуду, уйти в комнату, улечься на кровать под телевизор. Пыталась с этим бороться, но это тяжело изменить, если к такому их с сестрой, приучила с детства мать. Она и приготовит, и подаст, и уберет, и слова лишнего не скажет, если ей расскажут, что она недостаточно быстро это делает. Как-то пыталась изменить их отношение к родной матери, но это бесполезно, Валентину Петровну все устраивает. Ее, еще муж, до того как умер несколько лет назад, держал в "ежовых рукавицах" и дети, видя вот такое его отношение к жене - "знай свое место", привыкли и не хотели ничего менять. Так что же будет, когда я выйду на работу? Готовить - не факт, что буду успевать. Муж будет психовать из-за моей работы и, скорее всего, потребует, чтобы снова сидела дома. Знаю, что для многих это не кажется большой проблемой, но в моей семье это почти трагедия. А как он любит в присутствии других друзей опустить меня ниже плинтуса.... И вроде бы объясняла, может не очень доступно - мне это не нравится. Если я сижу дома, это абсолютно не означает, что резко поглупела. Высшее образование, полученное на дневном обучении - "не пропьешь", а политической обстановкой в стране и нашем городе никогда не интересовалась. Еще у него любимая фраза одна есть, которая меня просто бесит. Когда пытаюсь ему объяснить свою точку зрения, не совпадающую с его, и при этом повышаю голос, ну, не умею я ругаться тихо, Валерик холодным тоном говорит: "Со своими друзьями на форуме так общаться будешь". Не понимаю, причем здесь это.... Спрашивала у него, ответ один - "Посиди, подумай, а когда поймешь, мы поговорим". Бред! И обидно, если честно, до слез. А как же было хорошо в самом начале наших отношений. Прогулки по набережной, походы в кино и рестораны, поездки в лес за грибами. Где это все сейчас? И куда оно делось?
  
   Мне как-то в голову пришла мысль, что у мужа есть любовница. Но я быстро отмела эту идею. Во-первых, Валерик никогда не был сексуально активным, и для него вполне нормально не предаваться любви, и месяц и два. Да и в этом занятии он больше берет, чем дает. Я, честно говоря, уже и забыла, что такое оргазм. Вибратор не купишь, сынка найдет, да и мужу это как-то надо объяснить. Осталось только заниматься самоудовлетворением, но это надоедает. Во-вторых, у него элементарно не хватило бы на нее времени, ведь после работы он едет к нам домой. А я так радуюсь, когда он уезжает в командировки. Честно. Дома тишина и благодать. Никто не командует, не рычит, не ругается, что сижу в интернете, вместо того, чтобы смотреть с ним телевизор. Слава Богу, смогла откреститься от совместного просмотра исторических и военных кинофильмов. Пару раз прокомментировала, задала несколько наводящих вопросов, в самые напряженные моменты и... вуаля, больше их не смотрю.
  
   Особых причин для развода как бы нет. Муж сейчас ругается, а на следующий день улыбается. Я ему как-то даже предлагала пропить курс успокоительных таблеточек, чтоб он поменьше рычал. То, что произошло после моего предложения, лучше не рассказывать. Обижался Валерик на меня целых два дня. Зато теперь, как только повышаю голос или воспитываю Макса, предлагает самой употребить антидепрессант. А я уже устала каждый день начинать с валерьянки, тем более на меня она как-то странно действует. Становлюсь заторможенной и пофигистически настроенной. Эх, вот если бы мне мужа слегка изменить, была б не жизнь, а сказка.
  
   О чем конкретно я мечтаю? Чего хочу от жизни? Ведь у меня все есть...
  
   Иногда мне кажется, что сексуальные взаимоотношения между супругами, это немаловажный аспект в их совместной жизни. Если добавить моему мужу чуть больше раскрепощенности и готовности экспериментировать с позами, а то надоело постоянно лежать на спине, возможно, все было по-другому. Ведь в девятнадцать лет для меня было нормальным заниматься сексом возле стены, и в большом удобном кресле, и на заднем сидении автомобиля. А тут даже цветы дарят по большим праздникам и стабильно раз в три месяца одну розу, как знак неугасающей любви. Ррромантика, черт возьми! Хочу нормального секса, с криками, множественными оргазмами (и по фигу, что в свои почти тридцать, я не знаю что это такое) и разнообразными позами, а лучше с двумя мужчинами одновременно. Хочу! Никогда об этом не задумывалась, но сейчас, сидя на веранде, освещаемой лишь луной, в компании с бокалом вина и тлеющей сигареты, поняла, как же я хочу перемен.
  
   Между пальцев вертела белый округлой формы камушек с дырочкой посередине, который мой сынка нашел сегодня утром на берегу моря. Кажется, вот такие штучки называют "Куриный Бог" или "Куриный Король", не знаю как правильно. Надо завтра наведаться на местный рынок и купить ребенку шнурок с замочком, пусть носит свое украшение. И снова мысли скакнули в другом направлении... Интересно, вот если бы у меня была реальная возможность изменить свою жизнь. Сказали бы мне: "Алиса, у тебя есть шанс загадать одно желание. Любое". Чтобы я захотела? Ну, кроме выигрыша в один миллион долларов и нового мужа. Так, а больше ничего и не хочется, правда.
  
   Внезапно тишину нарушил шум двигателя и на территорию нашей турбазы въехал автомобиль. Яркие фары осветили сидящую в одиночестве меня, и машина остановилась напротив нашей веранды. Прикрыла глаза рукой с зажатым в ней камешком и мысленно предложила водителю провалиться в ад. Свет, как будто повинуясь моему мысленному приказу погас, мотор заглушили и из машины вышел мужчина, судя по очертанию фигуры. Я поморгала, стараясь привыкнуть к внезапной темноте, но перед глазами почему-то кружились разноцветные пятна, по форме напоминающие звезды, квадраты и как ни странно, треугольники, а зрение отказывалось восстанавливаться.
  
   - Привет, родная!
  
   Валерик? Странно, ведь он сегодня мне звонил и сообщил, что уезжает в командировку на несколько дней в столицу нашей родины. Неужели что-то произошло, и муж решил нас забрать домой? Не хочу! Мне еще два дня положено отдыхать. Да и Макс бушевать будет, если сегодня не будет его любимого батута.
  
   С тяжелым вздохом поднялась с нагретого попой сиденья, и старательно натянув улыбку на лицо, шагнула к нему:
  
   - Привет, любимый. Как добрался?
  
   - Спасибо, хорошо, - какие-то странные нотки в его голосе заставили меня насторожиться.
  
   Потрясла головой, в надежде, что это поможет восстановить зрение. Не помогло. Зато почувствовала, как сильные руки обняли меня за плечи и прижали к мужской груди.
  
   - Не напрягайся. Ты пока не будешь меня видеть.
  
   И тут я поняла, что голос просто очень сильно похож на мужнин, но это не он. Да и не может быть у офисного работника такого тела. Мощного, упругого, с развитыми грудными мышцами. И таких мускулистых ног, да и ... провела руками по спине вниз, такой классной попы у моего Валерика никогда не было.
  
   - Простите, пожалуйста, - я отдернула руки от пятой точки опоры мужчины и одновременно с этим попыталась отодвинуться.
  
   Меня не отпустили и прижали к себе еще сильнее.
  
   - Не дергайся. Через несколько минут зрение восстановится.
  
   - Вы не мой муж, - возмутилась я.
  
   - Естественно, - с едва скрытой иронией в голосе согласился мужчина.
  
   - Отпустите меня! - потребовала, упираясь кулаками в его грудь, еле сдерживая желание, провести пальцами по ней.
  
   - Ты не хочешь этого, - безапелляционно заявил мужчина.
  
   - Хочу! - возразила я.
  
   - Конечно, хочешь. Вот только меня, а не свободы.
  
   - Не хочу! - снова возмутилась я, - ни тебя, ни свободы не хочу!
  
   - Ты сама себе противоречишь, - он наклонился и потерся носом о мою щеку.
  
   - Молодой человек, может, хватит? - решила сыграть на его жалости, - я уже поняла, что вы не мой муж. Простите-извините, ошиблась. Вы, кстати, тоже. - Тут я вспомнила, что через два номера от нас живет белокурая дива с пятым размером груди, к которой мужчина, судя по всему и приехал. - Ваша родная, живет через два номера от нас, - и махнула рукой в сторону, указывая направление.
  
   Он рассмеялся в ответ и у меня пронесся табун мурашек по спине, от того места где находились его руки, до пяток.
  
   - Что смешного? - не поняла я.
  
   - Ты. И ты ошибаешься. Она мне не нужна.
  
   - А в не хотите меня отпустить?
  
   - Нет.
  
   - Что так и будем стоять?
  
   - Ну, почему же? Мы можем заняться и более интересными вещами.
  
   В голове почему-то возник образ наших обнаженных тел сплетенных в жарких объятиях, и по телу пронеслась волна жара. Но, отбросив эту мысль как нечто нереальное, на всякий случай решила уточнить:
  
   - Чем именно?
  
   - Сексом - спокойно ответил он, а вдруг испугалась того, каким тоном это было произнесено и внезапно зрение ко мне вернулось.
  
   Села на кровати, настороженно оглядываясь по сторонам. В комнате было темно, судя по темному окну, ночь еще не завершилась и до утра достаточно далеко. Протянув руку к тумбочке возле кровати, взяла в руки телефон и проверила время. Половина второго ночи, самое то для того чтоб выпить еще одну порцию успокоительного отвара. Заставила себя встать с кровати и не подумав, даже закутаться в теплый халат, в квартире было достаточно тепло, не смотря на то, что отопление, я еще не включала, вышла в коридор. Странный сон какой-то. На самом деле вещие сны мне не снились. Но этот был какой-то непонятный, тревожащий, хоть и не кошмар. К чему он, интересно? Скорее всего, вчерашняя встреча и расставание с Валериком, привели к тому, что мои неупорядоченные мысли преобразовались в вот такую фантасмагорию.
  
   Подогрев в микроволновке приготовленный с вечера напиток, опустилась в кресло возле открытого окна, придвинула ближе к себе пепельницу и сигареты, честно отобранные у бессознательного Валерика. Вчера, в тот момент, когда зазвонил его телефон, еще не знала, как поступить и избавиться от "тела" в своей прихожей. Но как только увидела фотографию Ольги, поняла, как буду действовать. Сбросила ее звонок и найдя в телефонной книге Валерия номер телефона начальника его службы безопасности, позвонила ему.
  
   - Борис? - уточнила я.
  
   - Слушаю! - на том конце трубки воцарилось напряженное молчание, не надо было быть видящей, чтобы знать, мужчина как бы понял, кто это, но не понимает, что произошло.
  
   - Это Алиса. Вы не сильно заняты?
  
   - Нет, - последовал ответ и мужчина снова замолчал.
  
   - Борис, вас не затруднит подъехать ко мне и забрать Валерия Алексеевича?
  
   - Что с ним? - и судя по звукам, он в машине и прямо сейчас завел двигатель, собираясь выехать туда, куда я ему скажу.
  
   - С ним все хорошо, - так, главное не нервничать, - мы у меня дома, он..., - я замялась, не зная как правильно подать информацию.
  
   Говорить, что усыпила Валерика, ни в коем случае нельзя. Если эта информация дойдет до кого-то кому нельзя было этого знать, а это практически все, кто не относился к моей семье. Все же подобная способность была очень редкой у Видящих. В общем, если кто узнает, даже не представляю, как могут придумать использовать ее, а то, что это произойдет, не сомневаюсь. Вопрос в другом, смогу ли я после этого долго жить, еще и по возможности счастливо или хотя бы просто жить.
  
   - Он уснул, - решила говорить правду, по крайней мере в моем понимании.
  
   - В смысле? - не понял Борис.
  
   - Валерий Алексеевич слегка перепил, - постаралась произнести фразу с улыбкой в голосе, - он очень обрадовался тому, что его жена наконец-то забеременела. Пришел ко мне с приятной новостью и вот... как-то так, - надеюсь, все звучит правдоподобно.
  
   - Как? - переспросил Борис, затем уточнил, - Как-то так это как?
  
   - Напился он, - почему-то этот непонятливый мужчина начал меня раздражать, - а затем, организм не выдержал такого количества алкоголя и он вырубился, на секунду задумалась и добавила, - прямо в коридоре.
  
   Ну, мне же надо было как-то объяснять потом Борису, почему Валерий Алексеевич не возлежит на диване к верху пузом, умиротворенно посапывая, а тихо-мирно спит на полу коридора в неудобной позе. Потому ничего более умного в голову не пришло, только это.
  
   - И сколько он выпил? - вновь озадачил меня вопросом этот монстр безопасности.
  
   - Бутылку коньяка, - главное не сорваться, держать себя в руках и не начать орать в трубку, чтоб он поскорее уже приехал и забрал "тело", а не задавал неудобные вопросы.
  
   - Так мало? - удивился Борис.
  
   Господи, ну что ж он вредный то такой? Много-мало? Да откуда я знаю, сколько Валерику надо выпить, чтоб вырубиться? Мы-то с ним никогда и не "гуляли" подобным образом.
  
   - Я не знаю, - растерянно протянула, старательно разыгрывая из себя непонимающую девицу, - может он до этого тоже того...
  
   - Чего того? - на удивление спокойно уточнил мужчина.
  
   - Пил, - и поспешила пояснить свою мысль, - я домой пришла, а он уже сидел с бутылкой в обнимку. У нас, честно говоря, разговор не особо получился. Так что вполне возможно, он где-то и до этого пил. На столе только одна бутылка есть.
  
   А сама вспомнила, что, кажется, Валерик так до конца ее и не опустошил. Так что надо заканчивать бессмысленный разговор и идти уничтожать улики, в смысле выливать в унитаз остатки алкоголя.
  
   - Борис, вы мне лучше скажите, вы уже выехали?
  
   - Да, - услышала ответ и выдохнула с облегчением. Как бы надеялась, что он не откажется приехать, но мало ли.
  
   - Через сколько вас ждать?
  
   - Минут через двадцать буду.
  
   - Двадцать, - протянула я, - двадцать это мало.
  
   - Мне приехать позже?
  
   Интересно, вот сейчас послышалось, что он рассмеялся или нет? Как-то тихо это было.
  
   - Нет-нет, - поторопилась откреститься от своих слов, - в самый раз, это я просто задумалась о своем. Жду! - и отключила смарт.
  
   Времени реально мало, надо сначала подняться и, кстати, озадачиться вопросом, куда дел свои сигареты Валерий. А то у него жена беременная, а он курит - непорядок. В зал я шла, придерживаясь за стеночку, сигареты лежали в кармане пиджака у столика. На самом деле курила редко, но сегодня, похоже как раз тот случай, когда это необходимо. Сначала эта супружеская пара с расческой своей дочери, потом пьяный Валерик. Нет, долго не выдержу без допинга. Пора выпить уже заварившиеся успокоительные травы, потом покурить, а завтра с утра добить свой организм йогой и можно будет продолжать жить дальше. По-хорошему надо бы напиться, но мой организм очень странно реагирует на алкоголь, потому не буду рисковать.
  
   В оставшееся время до приезда Бориса успела вылить алкоголь, выбросить бутылку в мусорное ведро. Вытряхнуть пепельницу и убрать со стола. Услышав звонок в дверь, все также придерживаясь за стенку, пошла открывать. Кстати, с терпением у начальника охраны проблемы. Пока я шла по коридору, звонок тренькал не переставая.
  
   - И зачем так долго трезвонить? - возмутилась, открывая дверь.
  
   В следующий раз буду смотреть в дверной глазок, перед тем как открывать, кому бы то ни было.
  
   - Алиса, вы в порядке? - и хорошо, что это не жена Валерия. Нет, она, как бы не в курсе о наличии меня, как любовницы в его жизни, но мало ли. Точнее, не дай бог!
  
   - Да, - через силу улыбнулась Борису.
  
   И вот где только таких берут? Нет, он не был каким-то уж чересчур большим, среднего роста, выше меня на голову. Приятные черты лица и какая жалость, женат. Тут можно было бы сказать "Алиска, так для тебя это не помеха, верно?" Но об отношениях с Валерием я искреннее сожалею, да и вообще не знаю, зачем была с ним. Хотя объяснение есть, у каждой женщины бывает вот такое затмение и хорошо, что мое длилось не долго. Так вот, я бы хотела, чтоб у меня был мужчина такой же, как и Борис. Искренне любящий свою жену, заботящийся о ней и об их маленькой дочке. Сильный духом, настоящий боец. Но, видно не судьба.
  
   - Где он? - мужчина шагнул в квартиру и повернулся, захлопывая за собой дверь.
  
   - Эм, - протянула я, наблюдая за его действиями, - вы слегка поторопились захлопывать дверь.
  
   - Почему? - Борис обошел меня и прошел по коридору, дошел до лежащего на полу Валерия и остановился рядом с ним, рассматривая.
  
   - Да-да, проходите, - раздраженно проговорила ему в след, - чувствуйте себя как дома.
  
   - Простите, - он даже не глянул в мою сторону, сосредоточив все свое внимание на Валерике.
  
   - Ничего, - так, главное, не нервничать, а то сигаретами и отваром не обойдусь, - вы его заберете?
  
   И снова по стеночке, только теперь уже в их сторону.
  
   - Конечно, - согласился он, и, оторвавшись от созерцания лежащего перед его ногами начальника, развернулся ко мне. В то же мгновение, оказался рядом, подхватывая и удерживая на ногах падающую меня.
  
   - Что с вами? - и вот это беспокойство в голосе действительно приятно. Неожиданно и от того приятнее вдвойне.
  
   - Устала, - честно призналась ему, - сегодня был тяжелый день.
  
   - Куда вас отнести? - улыбнулся мне этот симпатичный мужчина и на мгновение представила, что все же и в моей жизни когда-нибудь появится человек, которому небезразлична, и буду нужна не потому, что видящая, а просто... потому что я, это я.
  
   - Сама дойду, спасибо.
  
   Борис с сомнением глянул на меня, но молча отпустил. Правильное решение, одобряю.
  
   - Вы заберете его?
  
   Мне б еще по-хорошему на Валерика так вот пальчиком жеманно указать, глазками хлопнуть, губки бантиком сложить, но это из другой оперы, сегодня не тот случай. С Борисом мы знакомы давно и с ним этот номер не прокатит, друзьями не были, но периодически пересекались.
  
   - Да, конечно, - согласно кивнул он, - и Алиса, с вами, правда, все в порядке?
  
   - Ну, да, - дернула плечом, недоумевая, - К чему вопрос?
  
   - Валерий Алексеевич он, когда выпьет, буйным становится.
  
   Ага, слегка. Вот прямо совсем чуть-чуть. Очень смешно.
  
   - Все в порядке, Борис. И забирайте вы его уже, мне спать пора.
  
   Минут через пятнадцать мужчины покинули мою квартиру. Правда, начальник охраны слишком долго ходил за пиджаком Валерика, а потом еще и попросил водички попить. Понимая, что идти и наливать буду долго, предложила сходить ему самостоятельно на кухню. Подозреваю, что он успел заглянуть в каждый угол и всунуть свой нос даже в мусорное ведро, в котором лежала бутылка из-под коньяка. В любом случае, ничего не нашел, потому как попрощавшись, поднял Валерика и закинув его руку себе на плечо покинул мой дом. Наконец-то!
  
   Выпив отвар и докурив экспроприированную сигарету Валерика, решила лечь спать, надеюсь, усну. На часах два ночи, осталось каких-то несчастных пять часов и пора будет подниматься, и начинать новый день, а старый все никак не завершиться. Все же это форменное издевательство над психикой. "Спать!" - мысленно приказала себе и, потушив ночник, завернулась с головой в одеяло и попыталась уснуть. Жаль, на меня мои способности не действуют.
  
   Проснувшись на следующее утро, долго не могла понять, как же оказалась в своей кровати. То есть я помнила, что ночью вышла покурить на веранду, захватив с собой бутылку вина. Затем вроде бы приехала машина,... и оттуда вышел какой-то незнакомый мне мужик с воплем "Привет, родная!" Но, судя по тому, что его видела как бы в первый раз, он явно ошибся. Перевернувшись на бок, приоткрыла один глаз, чтобы проверить наличие на месте сына. "Угу, дитенка нет, ушел к бабуле пить чай". И тут меня озарило. "Мамочки, я ведь вчера мужу изменила! Причем с совершенно незнакомым мужчиной, причем возле стены и в машине, и кажется, еще на берегу пляжа.... Помню, звезды над головой были.... Или луна была, а звезд не было? Снова закрыла глаза и откинулась на спину. Странно, и чего это нас туда в принципе понесло? Неужели мне было мало стены?"
  
   В этот момент распахнулась дверь, ударяясь об стену, по полу прошлепали босые ноги, затем ко мне запрыгнули на кровать и, придвинувшись поближе, попытались открыть пальцами глаза.
  
   - Доблое утло, мамоська!
  
   Промычала в ответ что-то нечленораздельное, наотрез отказываясь просыпаться. "Да, я знаю, что должна не филонить, а подскочить, быстренько одеться, почистить зубы, собрать волосы в хвост и подхватив одной рукой кошелек, а второй солнцезащитные очки, порысить за завтраком для дитенка, но... Но ведь у нас есть бабушка!"
  
   Сынка же не догадываясь о том, какие пакостные мысли бродят в моей голове, обнял меня двумя ручонками и уточнил громким шепотом, почему-то напоминающем крик:
  
   - Мам, ты уже плоснулась?
  
   - Нет, - честно ответила я и демонстративно засопела, имитируя легкий храп.
  
   Макс довольно захихикал и, усевшись на меня сверху, подпрыгнул пару раз.
  
   - Ой, больно же! - возмутилась и открыла глаза, с легким недовольством уставившись на перемазанные шоколадом щечки моего ребенка.
  
   "Все понятно, завтрак отменяется. Сынка нашел в холодильнике заначку с молочным шоколадом и теперь фигушки будет есть омлет с сосисками или блины с мясом. Спасибо нашей безотказной бабуле!"
  
   - Папа приехал! - тем временем, радостно улыбаясь, обрадовал меня дитенок.
  
   Я буквально подскочила на кровати вверх, удерживая Максима одной рукой, чтоб не свалился с меня, и принялась судорожно соображать. "Интересно, а с чего это мой муж приехал раньше времени? Почему не позвонил? И, Господибожештымой, а вдруг он все поймет? Что же мне тогда делать? А может он и не поймет ничего? Тюфяком его, конечно, сложно назвать, разве что ласково - валенком, но даже и у него бывают озарения. В такие моменты муж меня радует своей проницательностью и умением разбираться в людях, что, слава богу, происходит достаточно редко" Повернула голову, на звук открывающейся двери и в буквальном смысле потеряла дар речи. Нет, что-то типа: "Эээ и Уееей", я бы еще, конечно, могла из себя выдавить, но не сейчас. А вот минут через десять, пожалуйста. Молча уставилась на вчерашнего мужчину, в смысле на ночного, в том смысле, что не понятно, почему он вообще сюда пришел... Мой сынка не обращая внимания на мое замешательство, протянул к вошедшему руки и потребовал:
  
   - Пошли купаться!
  
   Тот согласно кивнул моему ребенку и двинулся ко мне с едва заметной улыбкой на лице. И вот он идет, а я медленно отползаю от него к стене. Не понимаю! Что он здесь делает? Почему мой ребенок на него так спокойно реагирует? И где, черт возьми, мой муж? Протянув руку, блондин подтащил меня к себе и легонько чмокнул в нос:
  
   - Доброе утро.
  
   Я только смогла молча кивнуть, думая о том, что же сейчас произойдет, когда сюда войдет мой Валерик.
  
   - Пап, ну мы идем? - заныл мой сын.
  
   "Папа? Папа?! Какого черта? Почему мой ребенок называет какого-то левого мужика своим отцом? И где, его маму за ногу, (хоть я нежно люблю свою свекровь, но все же), ходит Валерик?"
  
   - Макс, иди, сходи к бабушке. Мы с твоей мамой придем через минуту.
  
   Лично я думала, что удивляться уже больше нечему и как же была не права! Мой сын не говоря ни слова, против того, что им командует какой-то незнакомый дядька, спокойно сполз с кровати и выбежал из комнаты.
  
   - Я соскучился, - прошептал блондин, толкая меня на кровать и нависая сверху на вытянутых руках.
  
   Сбежать не получилось и через минуту мы уже целовались, вжимаясь друг в друга. А в моей голове метались мысли: "Ладно, возможно вчера перепила, и мне приснился странный сон, в котором моего мужа зовут Валера и ночью я ему изменила, занявшись безудержным, не побоюсь этого слова, сексом. Все может быть, вино попалось паленое или в сигареты сейчас чего-нибудь начали добавлять, что-то типа легкого наркотика, вызывающего галлюцинации. Допустим...
  
   Вот только почему я не знаю, черт возьми, как его зовут?!"
  
   С этой мыслью проснулась во второй раз и еще минуты три возмущалась, почему не помню, как зовут... Кого? С силой растерла щеки, прогоняя остатки сна, размяла шею. Черт! Совершенно не выспалась. Поднялась с кровати, потянулась и накинув халат на плечи ушла на кухню. Стоя у плиты наблюдала за тем, как в турке медленно поднимается вверх ароматная шапка кофе и пыталась анализировать свои сны. Они мне снятся редко, и говорить с уверенностью о том, что это был вещий, не могу.
  
   Мужчину подобному тому, что был в моем сне, не знаю, однозначно. Скорее всего, это выверт моего подсознания, попытка уйти от действительности. Своеобразно, конечно, но тут уже просто накопилась усталость, плюс неудовлетворенность из-за отношений с Валерием, плюс стресс, после общения с ним же. Добавить сюда же его попытку, нет, не изнасиловать, скорее запугать. Затем мое желание быть любимой и любить, отсутствие нормального полноценного отдыха где-нибудь в теплых краях и вот, получился такой себе почти кошмар. Зашипел кофе, переливаясь через верх посудины и попадая на огонь. Я зашипела в ответ, неплохой дуэт получается. Схватилась за горячую ручку турки, обожглась конечно, и снова чертыхнувшись засунула пальцы под холодную воду. По-хорошему надо бы за мочку уха подержаться, но об этом вспоминаю тогда, когда становится уже не так больно. Стряхнула с руки капли воды, обтерла об кухонное полотенце и смастерив себе нехитрый бутерброд с сыром, через ситечко перелила кофе в чашку. Сыпанув щедро целую ложку сахара, размешала и устроилась возле окна на диванчике. Из окна второго этажа был виден кусочек неба, все остальное было скрыто зданием высокоэтажного дома. Давно подумываю над тем, чтоб сменить место жительства. Хотелось больше пространства, чтоб можно было утром выйти на балкон и видеть в обозримом пространстве лес. И больше ничего. Я очень любила гулять по осеннему лесу, вдыхать чуть влажный воздух. Наблюдать за тем, как с веток слетают желтые листья и слышать как птицы перекликаются вверху, а где-то в корнях дерева шуршит какой-нибудь мелкий грызун или, к примеру, ежик. Хотелось наблюдать за белками, быстро взбирающимися по стволу дерева. Чтоб была возможность в любой момент выйти на грибную охоту. Но. Пока это нереально. Дом за городом не по карману, да и оттуда дольше добираться в офис, а время я ценила. Ездила медленно и по возможности аккуратно, так что у кого-нибудь дорога заняла бы минут двадцать, мне бы вложиться в сорок.
  
   Задумчиво пережевывая бутерброд и запивая почти обжигающим кофе, одним глазом поглядывала на часы, пыталась дальше разложить на составляющие свои сны.
  
   Ребенок. Не скажу, что до жути хочу детей, когда-нибудь лет через пять, а лучше десять, обязательно задумаюсь об этом. Отношение же к нему в моем сне, очень похоже на то, как веду себя с племянником, потому его звали Макс. Логично. А вот наличие свекрови в моем сне было непонятным, тем более наши явно хорошие взаимоотношения, это вообще из области фантастики. С матушкой Валерия не любила общаться, хоть и неоднократно имела подобную честь, хорошо, редко. Так что эта часть моего сна, вообще не поддавалась никакому анализу.
  
   Закончив анализировать, даже легче вздохнулось. Не факт, что я действительно все верно поняла, вполне возможно - это обычный набор ситуаций, который мой больной мозг просто переработал и трансформировал в сновиденье. На самом же деле, просто нужно спать чаще и дольше, волноваться меньше. И вообще, хочу в отпуск. Да только кто ж меня отпустит? На повестке дня посещение отдела стражей, так что, хочешь не хочешь, пора собираться.
  
   Допив кофе, ополоснула чашку и оставив ее сушиться, ушла в комнату собираться на встречу. В спальне, распахнув створку шкафа, на мгновение задумалась над тем, что же лучше одеть. Думала не долго, минут через двадцать я была готова. Оставалось лишь нанести легкий макияж, необходимый для того, чтоб скрыть синяки под глазами. Еще спустя семь минут, покрутилась возле зеркала. Оправила на себе тонкий свитерок, утянула волосы в хвост и, улыбнулась своей неземной красе. Понятное дело, сама себя не похвалишь... Естественно, до современных эталонов красоты мне было слегка далековато. Невысокого роста, худощавого телосложения. Попа, грудь второго размера, талия тоже была на месте. Волосы рыжие, наследство от бабули. Папа у меня был брюнет, мама шатенка. А вот цвет глаз - темно-зеленые, это благодаря линзам. На самом деле они серые, но с недавнего времени решила хоть как-то измениться и решила начать с глаз. Волосы было жалко перекрашивать, долго это и муторно. Конечный результат мне нравился, хоть и носила линзы не постоянно, глаза начинали болеть. Обула ботильоны, накинула легкий светлый плащик, подхватила сумочку и вышла из квартиры на площадку, запирая дверь. Позвякивая ключами от автомобиля, спустилась вниз. Остановилась на крыльце, понимая, что вот как-то пропустила начало мелкого осеннего дождя, но возвращаться за зонтом не имело смысла. Не то, чтобы верила в приметы, но все же.
  
   К зданию стражей добралась без приключений, объехав все возможные пробки, что были, припарковала машину на стоянке для гостей и тяжело вздохнув, выбралась наружу. Монументально серое пятиэтажное здание, расположенное буквой "П" на одной из главных улиц нашего города, навевало тоску, хотя по великой задумке архитектора должно было внушать трепет. Не хотелось туда идти совершенно. Жаль, что перчатки забыла дома, сейчас они бы пригодились, не то, чтобы мое видение было бесконтрольным, но я боялась, что смогу не сдержаться, переволноваться и тогда будет плохо. Мне в первую очередь. Еще ни разу сюда не приходила просто в гости, просто поболтать, да это было и нереально. Здесь вершили правосудие, расследовали преступления и выносили приговор.
  
   Поднялась по ступенькам вверх и, замерев на секунду, все же потянула дверь на себя. Она легко и бесшумно открылась, а я с тоской вспомнила свой кабинет в офисе и Ирину. С ней было легко работать, здесь же меня откровенно недолюбливали и не понимали. Не все, но приходилось периодически сталкиваться с недовольством в отношении моей помощи. Кражи, обычные семейные разборки, аварии и еще по мелочи, стражи расследовали сами. Маньяки, самоубийцы, намеренные убийства - вот то немногое, в чем я периодически помогала. Естественно, будь у них штатный видящий, было бы намного проще. Но нас было катастрофически мало, всего пять человек на город и каждая из девочек, пару раз в месяц наведывались сюда. Сегодня была моя очередь и хоть оттягивала неизбежное, но понимала, что по-другому нельзя. Без особой необходимости нас не просили приехать. Надеюсь, если будет совсем плохо, как пару месяцев назад, меня кто-нибудь довезет домой. Можно было бы пожаловаться Управляющему и даже дойти до Иерената и возможно, они бы и могли как-то помочь, но я понимала, что если видящие откажут в помощи, то будут изгнаны из города. Каждый гражданин должен приносить пользу, вот только уровень этой пользы у всех разный. Со своей стороны могла лишь ограничить количество рассматриваемых дел, по степени тяжести в первую очередь, тем самым помогая себе пережить последствия визита. В тот раз, два месяца назад был серийный убийца-педофил, надеюсь, в этот раз все будет немного проще. "Пожалуйста, - мысленно взмолилась я, - пусть сегодня будет спокойно".
  
   Подошла к дежурному, сидящему в стеклянной тумбе, возле металлоискателя и поздоровавшись назвала свое имя. В этот раз ожидание затянулось. Мужчина в шатском долго кому-то звонил, с кем-то что-то обсуждал, а я бродила по холлу и рассматривала плакаты и картины, украшающие стены. Было нудно, хотелось домой, а еще и кофе. Здесь он был неплох, но все зависело от того, с кем придется работать. Если с Ильей, это хорошо, но вдруг будет Александр - проще сразу застрелиться. Один с понимание относился к моим просьбам и старался не перегружать рассматриваемыми делами, второй же считал, раз пришла, должна отработать по максимуму. Было у меня стойкое ощущение, что где-то я перешла ему дорогу или крепко насолила.
  
   Остановившись у одного из плакатов, несколько раз прочитала написанное:
  
   Мы людям всю жизнь отдаем без остатка -- на страже закона, на страже порядка.
  
   Слова в полной мере отражали то, что олицетворяли собой стражи. Закон и порядок. Да и жизнью, они платили изредка за спокойствие людей на улицах нашего города.
  
   Мою задумчивость прервало покашливание за спиной, и я с удивлением обнаружила рядом с собой Александра. М-да, не будет сегодня тихо и спокойно. Однозначно. Вежливо поздоровалась с мужчиной в чине капитана, он несколько секунд недовольно рассматривал меня. В ответ изучала его, хотя, что я там не видела? Практически одного со мной роста, в темно-серой форме. Можно было бы назвать его симпатичным, но он не в моем вкусе. Не люблю самовлюбленных болванов, самоуверенных кретинов и беспардонных хамов. Глянул вниз на мои ноги, скептически хмыкнул и предложил подняться к ним на этаж. А поздороваться забыл. Сволочь невоспитанная!
  
   Поднимаясь по лестнице вслед за мужчиной, кивком приветствовала спешащих мимо меня служащих. И пусть с ними не знакома, но вежливость наше все. Мы дошли до третьего этажа, свернул по коридору направо, прошли еще немного и, распахнув дверь своего кабинета, Александр вошел внутрь, за ним зашла и я.
  
   - Присаживайся! - он кивком указал на кресло стоящее рядом у стола, сам устроился напротив, не дожидаясь меня.
  
   Мысленно хмыкнув, расстегнула пуговки плаща, повесила его на вешалку возле входа. Вернулась к столу и уселась в кресло, закинув ногу на ногу.
  
   - Что будет сегодня? - честно говоря мне не хотелось быть с ним наедине в кабинете.
  
   - Чай, кофе? - тем временем спросил мужчина, зачем-то заглядывая в ящик своего стола, разыскивая там что-то и попутно шурша бумагами.
  
   - Пожалуй, воздержусь, - отстраненно наблюдала за его действиями, не совсем понимая, что же сегодня буду здесь делать.
  
   - Как хочешь, - резко ответил он, и, поднявшись из-за стола, прошел к стене, слева от меня. Где, как я помнила, за картиной находился сейф.
  
   Отодвинув в сторону пейзаж, изображавший одинокую рыбацкую лодку в бушующем море, мужчина ввел код, прозвучавший щелчками в тишине кабинета, открыл дверцу и вытащил оттуда какой-то сверток. Заперев сейф, поправил картину и вернулся к столу, бросая на него сверток.
  
   Я удивленно проследила за его действиями. Как-то странно он обращается с вещдоками, если, конечно, это они и есть.
  
   - Прошу, - он указал рукой на стол.
  
   Так, мне кажется, кто-то здесь чего-то не понимает.
  
   - Александр, простите пожалуйста, а вам не кажется, что это перебор? - кивнула в сторону свертка.
  
   - В смысле? - удивился он, плюхаясь в кресло напротив.
  
   Уселся поудобнее и, скрестив на груди руки, уточнил, глядя мне в глаза, и я, даже не прикасаясь к нему, понимала, что он совершенно не хочет, чтоб видящая в моем лице сейчас была здесь. В его кабинете. И кое-кто решил сделать вид, что не помнит, как именно надо со мной работать.
  
   - Ты не собираешься заняться делом?
  
   Главное держать себя в руках и не переходить на личности, - мысленно напомнила себе и вслух ответила.
  
   - Александр, вы понимаете, что я вправе отказать в помощи?
  
   - Причина?
  
   Жаль, личное неприятие отдельного индивидуума не подходит в качестве причины. А я бы с удовольствием озвучила ее и полюбовалась бы выражением его лица на это.
  
   - Причина, в том, что вы не собираетесь соблюдать хотя бы минимальные правила сотрудничества. Вы понимаете, что до меня этого пакета, - кивнула на стол, где все также лежал сверток, - его касались и другие люди? Соответственно, мне будет тяжело добраться до сути того, что происходило с владельцем той вещи, что лежит внутри. Будь у меня с собой перчатки, - пошевелила пальцами правой руки, привлекая его внимание, - я бы без лишних разговоров открыла и принялась за работу. Это во-первых. Во-вторых, в связи с событиями, что произошли в этом кабинете чуть больше двух месяцев назад, хочу уточнить, что именно буду смотреть. Не хотелось бы, знаете ли, повторять предыдущий опыт. Жалко.
  
   - Кого жалко? - вдруг заинтересовался он и чуть подался вперед, впрочем, не опуская руки.
  
   Какой же ты гад! - мысленно взвыла я, но все же ответила:
  
   - Детей в первую очередь, тех, что пострадали от насильника. Себя жалко тоже. В тот раз у меня не было возможности хотя бы морально подготовиться к тому, что видела. Теперь я умнее. Хочу знать, что там, - и снова кивнула в сторону стола.
  
   Потом подумав, решила подкрепить свои слова угрозой:
  
   - Не скажете, буду в своем праве отказать вам в помощи.
  
   - Причина? - процедил слова сквозь зубы.
  
   - Она проста, вы не соблюдаете элементарные правила осторожности. Вы понимаете, что своими действиями ставите под угрозу мое здоровье?
  
   - Ты, - он практически заорал и подскочил с кресла, - быстро откроешь этот пакет и ответишь на все мои вопросы. Поняла?
  
   Откинулась на кресле, вжимаясь в спинку, не особо понимая, с чего это вдруг он начал на меня орать. Отрицательно качнула головой и поднялась, судорожно сжимая в руках свою сумочку. Страшно не было, просто противно, от того, что он со мной себя ведет неадекватно.
  
   - Всего хорошего! - церемонно склонила голову и сделала шаг от стола, собираясь покинуть это место как можно быстрее. Плевать, что не сделала ничего, сами справятся. Не маленькие.
  
   - Стоять! - снова заорал он, и опрокинув кресло бросился ко мне. Я не успела даже сделать шаг к спасительной двери, как он схватив меня за локоть, дернул на себя.
  
   - Да что вы себя позволяете? - возмутилась, с силой дергая рукой, в надежде избежать прикосновения к нему.
  
   В этот момент дверь кабинета распахнулась и внутрь зашел начальник управления отдела Стражей.
  
   - Что здесь происходит? - грозно вопросил Олег Матвеевич, прозванный за глаза "Медведеевич" или попросту "Медведь". Мужчина чуть за пятьдесят, высокий и воистину в полной мере соответствующий своему прозвищу. Его мощную фигуру не скрывал форменный костюм, скорее подчеркивая ее. Резко очерченные черты лица, карие, практически черные глаза, глядящие на нас сурово, как на нашкодивших детей. Не самое приятное ощущение, если честно. Знакомы мы были давно, с того момента как я вступила в свою должность и была ему представлена практически через пару дней. Именно у него пыталась узнать, что произошло с предыдущей видящей. Но вот как-то не верилось, что Олег Матвеевич, поспособствовал вывозу за город и именно благодаря ему, меня решили запугать и запретили вмешиваться в не свое дело. Знала, что он честен, прежде всего с самим собой. Мужчина свято верил в справедливость закона, и заподозрить его в противоправных действиях было сложно.
  
   Воспользовавшись моментом, еще раз дернула рукой, и у меня наконец-то получилось. Потерла локоть, на котором скорее всего уже через несколько часов появятся синяки и повернувшись к Олегу Матвеевичу, тихо ответила:
  
   - Уже ничего. Я ухожу.
  
   - Ты никуда не пойдешь, пока не посмотришь вещи, - едва сдерживаясь, чтобы снова не перейти на крик, отрезал Александр.
  
   - Здравствуйте, Алиса, - тем временем поздоровался со мной начальник.
  
   - Здравствуйте, Олег Матвеевич, - ответила я.
  
   - Что тут у вас? Почему орешь на весь этаж, Александр?
  
   Пожала плечами, не испытывая никакого желания отвечать на его вопросы. За меня это сделал подчиненный Олега Матвеевича.
  
   - Она отказывается нам помогать! - еще бы пальцем ткнул в меня, детский сад какой-то.
  
   - Это правда?
  
   Округлила глаза, он что, не верит Александру? Странно как-то. Но понимая, что вот сейчас будет лучше, если отвечу ничего не скрывая, сказала:
  
   - Я отказываюсь помогать, если не будут соблюдаться хотя бы минимальные правила моей безопасности. Вы же помните, что произошло два месяца назад?
  
   Олег Матвеевич кивнул в ответ.
  
   - Вот, - протянула я, - сегодня же мне мало того, что отказали в праве знать, в чем суть того, что надо увидеть. Так еще и предложили самостоятельно открыть пакет, - взглядом указала на стол, но там ничего не было.
  
   Удивленно уставилась на пустое место. Потом сделала пару шагов и обнаружила сверток, лежащий на полу. Озадаченно смотрела на него, не понимая, как он туда попал. Потом дошло, что когда Александр вскакивал со своего кресла, по-видимому, спихнул его вниз.
  
   - Подними и подай сюда, - удивленно обернулась на Олега Матвеевича. Это он мне, что ли говорит в таком приказном тоне?
  
   Ошиблась. Александр подошел к столу и поднял сверток, положил его наверх и ,вытащив из письменного набора канцелярский нож, вскрыл пакет.
  
   - Алиса, вы сможете нам помочь? - уточнил "Медведь"
  
   - Конечно, - согласилась я, - если вы объясните что надо смотреть.
  
   - Александр? - позвал мужчина подчиненного.
  
   Тот со вздохом занял свое место за столом, я уселась напротив, а Олег Матвеевич, переставил стул от стены и присел рядом со мной. Оценивающим взглядом окинул разложенные на столе предметы. Какая-то бурая тряпка в прозрачном пакете, нож с чистым лезвием, приблизительно пятнадцать сантиметров в длину не считая ручки. И телефон. Самый простой, кнопочный мобильный аппарат, с маленьким экраном, возможно даже черно-белым. Даже и не вспомню, когда в последний раз видела такой. Сейчас практически у всех навороченные гаджеты с большими экранами, позволяющими видеть собеседника при совершении видеозвонка. В них было все. Это тебе и звонилка и записная книжка, и фотоаппарат и читалка. Тот же, что лежал передо мной на чуть сероватой казенной бумаге, обычно использующейся для распечатки служебных документов внутреннего пользования отдела, не представлял собой ничего особенного.
  
   Внимательно рассматривала лежащие передо мной вещи, не торопилась брать их в руки, хоть и понимала, быстрее начну, быстрее уйду отсюда.
  
   - Ну, что же вы, Алиса? - ухмыльнулся Александр, - Начинайте, мы ждем.
  
   Олег Матвеевич покосился на него, но ничего не сказал. А я разозлилась.
  
   - Мне не понятен ваш сарказм, Александр. Такое впечатление, что мы находимся в цирке, а я примерила маску клоуна, чтобы развлечь вас.
  
   И тут Олег Матвеевич, вмешался в монолог, наверное, все же жаль меня стало. Хоть и маловероятно, нас, видящих, вообще мало кто любит. Тяжело поддается осознанию тот факт, что существует человек, который может одним касанием руки узнать всю твою подноготную. Многие считали нас шарлатанами, и только малая часть населения понимала кто мы такие. Мы были сродни провидицам, гадалкам и экстрасенсам в одном флаконе. Различие лишь одно - видящие могли увидеть прошлое предметов или существ, и никогда будущее. Ах да, еще мы реально "видели", в то время как остальные просто занимались мистификаций и подтасовкой данных на основе психологических характеристик клиентов.
  
   - Я не пойму, Александр, чем вас только учили в Академии? Позвольте мне напомнить, если вы забыли. Прежде всего, для видящей, это очень большая психологическая и эмоциональная нагрузка, Алиса должна быть готова к тому, что может увидеть, просматривая прошлое. Любых предметов. Понятное дело, что ко всему готовыми быть нельзя, но вы, как минимум, должны выполнить ее требования, - кивнул в мою сторону, а затем продолжил, - по окончанию сеанса помощи отправитесь к психологу, пусть он проверит еще раз соответствие к занимаемой должности. Мне не нравится ваш настрой и меня не устраивает то, как вы пытаетесь командовать Видящей. Она не ваша подчиненная!
  
   Под конец его тирады, даже меня проняло. С одной стороны хоть кто-то встал на защиту, с другой стороны, он что, не в курсе как здесь относятся к Видящим? Или это только мне повезло? Надо будет по возможности разузнать у девочек, есть ли у них проблемы со Стражами.
  
   Александр опустил голову, затем вскинулся и, глянув на меня, произнес:
  
   - Прошу меня простить.
  
   Молча кивнула ему и снова попросила:
  
   - Расскажите мне, что я буду смотреть.
  
   Мужчина посмотрел в упор на меня и начал говорить, не отводя взгляда:
  
   - В течение последнего месяца в нашем городе найдены три трупа девушек в возрасте от двадцати до двадцати пяти лет. На теле каждой колотые раны, в общей сложности от десяти до двадцати порезов, также следы от прижигания сигаретой. Прядь волос с правой стороны у каждой из них срезана близко к черепу, предположительно тем же ножом, которым были нанесены и раны, - он кивнул на стол и продолжил, - все трое со следами изнасилования.
  
   Сглотнув, хриплым голосом уточнила:
  
   - До или после?
  
   Олег Матвеевич покосился на меня, но промолчал, давая возможность ответить на мои вопросы Александру. Тот чуть замялся, а затем сказал:
  
   - После.
  
   А у меня мороз по коже прошелся, обхватила себя руками, уже понимая, что могу увидеть.
  
   - Мне продолжать?
  
   - Не надо, - мотнула головой, - я так понимаю, раз обратились за помощью, у вас нет никаких зацепок. Верно?
  
   - Абсолютно никаких, - ответил вместо Александра "Медведь".
  
   - Но времени прошло так мало, - попыталась откреститься от помощи Стражам.
  
   - Одна из них была племянницей лучшей подруги моей жены.
  
   Я покосилась на него, осознавая услышанное и пытаясь определить степень родства Медведя и одной из жертв. По всему выходило, что он, скорее всего, даже ее не знал, но теперь становилась понятна личная заинтересованность. Нет, конечно, они бы и так расследовали это дело, но с моей помощью, вполне возможно найдут его раньше. Не занимаясь при этом ловлей на живца и не давая возможность маньяку, если только это он, совершать новые убийства.
  
   Перед тем как взять в руки первый предмет, вытянула из своей сумочки ключи от автомобиля и положила их на стол перед Медведем.
  
   - Хочу попросить, если буду в неадеквате - прикажите кому-нибудь отвезти меня домой. Ладно?
  
   - Я сам отвезу тебя, - серьезно кивнул начальник отдела и положил ключи к себе в карман.
  
   Первым, выбранным мною предметом, был телефон.
  
   - Кому принадлежит? - задала вопрос одновременно двоим.
  
   Ответил Александр:
  
   - Предположительно убийце, нашли рядом с последней жертвой, - мужчина расслаблено откинулся на спинку кресла. Однозначно, настраивается на бесплатный цирк. В такие моменты я особенно уязвима, и хорошо, что кроме него в кабинете присутствует Олег.
  
   - Не слишком ли очевидно? - пробормотала под нос и взяла в руки телефон.
  
   С чем можно сравнить то, что мы видим? Это как просмотр в кинотеатре 4D фильма. Звук, запах, картинка и функция присутствия меня - зрителя. Изменить ничего не могу, помочь тем более, только видеть. Вот все, что доступно мне, но порой и этого много.
  
   Телефон принадлежал девушке, не мужчине. Озвучила ее внешний вид, где училась, с кем разговаривала по телефону в последние несколько раз. Когда закончила, откинулась на спинку своего кресла, отзеркаливая позу Александра и закрыла глаза, переводя дыхание.
  
   - Ты как, Алиса? - обеспокоенно спросил Медведь, наклоняясь ко мне и заглядывая в лицо.
  
   - Да что с ней станет-то? - зло усмехаясь спросил Александр.
  
   - Пошел вон! - прикрикнул Олег Матвеевич.
  
   - Пусть останется, - возразила я и открыла глаза, - записывать за мной кому-то ведь надо. Не будете же вы заниматься подобными мелочами.
  
   - Останься, - приказал Медведь, поднявшемуся было мужчине, и снова наклонившись ко мне, доверительно добавил, - вообще-то у меня идеальная память.
  
   - Не сомневаюсь, - тихо усмехнулась я, - пусть пишет, хоть какая-то польза от него.
  
   Затем вспомнив об еще одном предмете в прозрачном пакете, попросила:
  
   - Откройте, - кивнула в сторону стола.
  
   Распечатали последний предмет, с внутренней дрожью посмотрела на него. Трусики женские. Когда-то были розового цвета, с разорванной кружевной вставкой впереди, теперь перемазанные предположительно кровью жертвы. Вопрос. Что хочу увидеть? Смерть или Изнасилование? Ножом скорей всего убили, но не факт, что перед этим сняли с жертвы белье. Так что сто против одного, возьму в руки трусики, будет мне комплексный видеообзор. Готова ли я? Нет. Хочу ли? Ответ такой же. А вот правильный вопрос - буду брать их в руки? Так проще и быстрее. Хорошо, хоть домой отвезут и с этой мыслью взяла в руки деталь туалета.
  
   - Девушка, вас подвезти? - обернулась на голос, окликнувший меня.
  
   А он ничего так, симпатичный! Примерно метр семьдесят, русоволосый, карие глаза. Люблю таких няшек. Кокетливо улыбнулась и кивнула в ответ. Он вышел из автомобиля и распахнул передо мной дверцу. Я легко впорхнула внутрь радуясь этому дню, симпатичному парню и тому, что однозначно, утру нос Оксанке. Еще посмотрим у кого кавалер круче.
  
   "Черт! Номеров не видно! Ну, почему, эта девушка, сидящая в машине рядом со своим предполагаемым убийцей такая глупая и доверчивая? Была..."
  
   Наблюдала за их поездкой молча. Они доехали к выезду из города. Девушка что-то спросила у водителя и рассмеялась. К сожаленью, я не уловила смысла, но зато заметила, укол в шею и проговорила вслух:
  
   - Он сделал ей укол. С левой стороны.
  
   Смотрела дальше, как девушка обмякла на сиденье и мужчина, точнее молодой парень, выехав за город и не встретив по дороге ни одного автомобиля Стражей, съехал по едва заметной тропинке сразу же за мостом прямо в лес. Петлял между деревьев, углубляясь все дальше и дальше. Наблюдая за движением, понимала, что либо он уже был здесь, либо профессионал. Возможно экстремальное вождение, но не факт. Остановился и вытянул за шиворот девушку. Прошла за ним, наблюдая за его довольным выражением лица, он тащил ее за собой, волоча по земле. Эх, была бы возможность, проверила бы его права.
  
   Первый удар пропустила, оглядываясь по сторонам и пытаясь найти хоть какие-то ориентиры. Второй удар, неожиданно для себя почувствовала. Легкая боль в районе груди. Затем еще один и еще. С каждым разом боль становилась все сильнее. Живот, грудь, пах. Живот и снова живот. Схватилась за него, застонав, упала на колени, с удивлением наблюдая, как между пальцев начинает течь призрачная кровь. Мать твою! Полное погружение! Господи, вытащите меня отсюда, кто-нибудь! Не хочу снова умирать!
  
   Пока маньяк рассматривал лежащую у его ног девушку и раскуривал сигарету, судорожно искала что-то, что можно было бы использовать в качестве якоря. В прошлый раз, два месяца назад, вернулась благодаря Максу. Надо пробовать еще раз, все равно ничего другого использовать нет возможности. Это моя единственная радость. Отключилась от происходящего и вспоминала-вспоминала... Детский смех, прикосновение пухленькой ладошки к своей щеке, он разворачивает меня к себе, отвлекая от ноутбука.
  
   - А ты мне купишь динозавра, того самого, Ти-Рекса? - громкий голос племянника, ворвался в мысли, и мой ответ:
  
   - Ну, если ты обещаешь быть хорошим мальчиком.
  
   И снова звонкий смех. Объятия, такие уютные и запах дома. Безопасность. Мой якорь, моя возможность вернуться из этого кошмара.
  
   Мимо воли посмотрела в сторону убийцы и его жертвы. Он стряхнул пепел и приложил кончик тлеющей сигареты к оголенному животу девушки, меня выгнуло дугой от боли. Совсем не призрачной. Черт! Надо быстрее выбираться отсюда. Пока мужчина методично прижигал кожу, судорожно вспоминала Макса. Первый поход в Цирк. Ребенок внимательно смотрит представление, а потом встает со своего места, протягивает руку в сторону выступающих акробатов и просит:
  
   - А можно мне их переключить?
  
   Начинаю смеяться и рывком возвращаюсь в реальность, судорожно хватая воздух, так необходимый сейчас. Все еще не верю, что у меня получилось. Оглядываюсь по сторонам и замечаю постороннего в кабинете. Не понимаю кто это, мужчину вижу в первый раз. Откинулась на спинку сиденья, переводя дыхание.
  
   - Ты как? - надо мной склоняется Олег Матвеевич, руками опираясь на ручки кресла и обеспокоенно заглядывает в мое лицо.
  
   Киваю головой, на большее пока нет сил. Еще минуту сижу с закрытыми глазами, пытаясь восстановить дыхание, потом прошу:
  
   - Можно мне стакан воды?
  
   Воду наливает тот мужчина, которого не знаю, в чашку, что подал Александр. Сам приносит к моему креслу и протягивает ее мне, причем так, чтоб случайно не коснуться ничем не защищенных пальцев. Какой умный мальчик! Правильно решение на самом деле. Он уже начинает нравиться. Надо будет потом попросить Медведя, чтоб в следующий раз я работала именно с ним. Что-то есть знакомое в его лице. Где-то уже видела, но сейчас не смогу вспомнить. Да что там вспомнить, даже оценить внешность не получается. Не вызывает отторжения на интуитивном уровне, как Александр и то ладно. Беру предложенную воду и, не успевая сделать глоток, погружаюсь в новое видение. Черт!
  
   Вижу этот же кабинет, в котором нахожусь сейчас. Одна лишь разница, он почти пустой и за окном темно. На столе включена настольная лампа, мягким светом освещая стол и часть окружающей обстановки. В этот светлый круг попадает и кресло, в котором сидит Александр и что-то пишет в темно-зеленом блокноте. Подхожу к нему, пытаясь понять, зачем мне нужно знать, что он сейчас делает. Пока дошла, он захлопывает блокнот, и из стопки бумаги лежащей справа от него вытягивает несколько листов, скрепленных между собой. Становлюсь за его спиной и читаю напечатанное на них. Поначалу не понимаю, что это, потом доходит. Эта информация касается меня. Там все. Кто я. Где родилась, информация про родителей, учебу, бабушку. В каком возрасте стала видящей. И все равно не понимаю, это не является тайной. Кому надо и у кого есть доступ, тот всегда может ознакомиться с этими данными. Вопрос - зачем? Как вариант, это происходит сейчас потому, что ослабла после полного погружения в предыдущее видение.
  
   Отошла от стола и прошлась по кабинету, рассматривая его более внимательно, как-то в предыдущие разы не было возможности этого сделать. Ничего интересного. Развернулась к Александру и снова принялась изучать внешность мужчины. Блин, все равно раздражает, даже когда молчит.
  
   Тем временем он отложил досье на меня и что-то начал искать в ящике стола. Нашел и положил перед собой лист какой-то бумаги, по размеру напоминающий снимок. Вернулась к его столу и заглянула через плечо. Так и есть, моя фотография. Он сейчас что, будет заниматься вуду? Прокалывать, к примеру, мое изображение иголками, или просто на просто дорисует мне рога, тем самым теша свое самолюбие? И уже через минуту я поняла, что он собирается делать. Положил снимок перед собой, одной рукой принялся поглаживать свой пах рукой. Фу! Вот только не надо делать то, о чем я сейчас подумала. Не надо! - я сказала.
  
   Александр расстегнул ширинку и вытянул из нее полувозбужденный член. Ой, нет! Ну, не надо же! Естественно, меня никто не слышал. Он поглаживал обнаженную плоть рукой, увеличивая свое возбуждение. Все это было молча, чему я радовалась, но продолжала наблюдать. Ведь должен же быть какой-то сакральный смысл во всем происходящем? Самоудовлетворялся мужчина не долго. В какой-то момент, схватил фото со стола и, придвинув к своему члену, выгнулся дугой изливаясь прямо на снимок.
  
   Меня чуть не стошнило. Зажала рот рукой, закрывая глаза, не желая больше видеть этого. Когда решила открыть глаза, обнаружила, что видение закончилось и я уже в реале. Нашла глазами Александра и прошептала:
  
   - Какой же ты мудак!
  
   Затем вскочила с кресла, пошатнулась. Тот незнакомый мужчина, оказывается все это время стоял рядом и попытался меня подхватить, чтоб не упала. Зло глянула на него и процедила:
  
   - Не трогай!
  
   Сделала шаг по направлению к Александру и все же остановилась, хоть и хотела вмазать ему от души. Понимала, что еще одного видения мой организм не выдержит.
  
   - Ты - урод, какого хрена ты это сделал?
  
   - А что он сделал? - вдруг заинтересовался мужчина, имени которого я не знала.
  
   - Не ваше дело, - не оборачиваясь на него, процедила я, - вас это вообще никоим образом не касается.
  
   - Алиса, прекрати! - вдруг решил меня одернуть почему-то Олег Матвеевич.
  
   - Прекратить? - практически прошипела я, переводя свой взгляд с явно ничего непонимающего Александра, на Медведя, - А вы знаете, что он сделал?
  
   - Что? Рассказывай, как есть, - приказал начальник Стражей.
  
   - Я ничего не сделал! - возмутился Александр
  
   Замолчала на мгновение, почему-то было стыдно, признаваться в том, что видела, но отвечать надо было хоть что-то.
  
   - Скажите, - повернулась к все еще не представленному мне мужчине, - вы первый раз общаетесь с видящими?
  
   - Нет, - и как-то он напрягся после моего вопроса и своего ответа.
  
   - Вот и Александр, не в первый раз общается. Но почему-то решил мне отдать в руки свою чашку. Понимаете?
  
   - Пока не очень, - дернул он плечом.
  
   - Чашка была его личная, - со вздохом пояснила я, - не пластиковый стаканчик, а личная. После предыдущего видения, когда взяла ее в руки внепланово погрузилась в новое видение. Теперь понятно?
  
   Он кивнул, но все еще не понимал, пришлось пояснять. Блин, скоро придется озадачиться написанием инструкции о том, как необходимо работать с Видящими. Бред какой-то! Прижала руки к вискам, растирая их. Голова начинала не просто болеть, раскалываться. Но все еще стояла на ногах, не разрешая себе присесть и показать им свою слабость.
  
   - Такое быстрое погружение в новое видение, как правило, провоцирует головную боль, переходящую в мигрень, с возможностью инсульта. Оно мне надо? - и снова растерла виски. Хочу спать.
  
   - Олег Матвеевич, я еще нужна здесь? - надо быстро уходить отсюда и домой, ложиться отдыхать, - Вы все успели записать?
  
   - Да, мы все успели и вы можете быть свободны. Вас отвезти домой?
  
   Покосилась на мужчину, стоящего рядом, отчего глазам стало больно, но упрямо ответила:
  
   - Спасибо, нет, - и развернувшись к креслу за своей сумочкой, поняла, что ноги подогнулись и я сейчас упаду.
  
   Меня таки подхватили чуть выше локтей, не позволяя рухнуть вниз.
  
   - Спасибо, - шепнула ему.
  
   - Кирилл Сергеевич, я отвезу ее. Подождешь?
  
   - Нет,- гулко прозвучало над головой и меня усадили опять в кресло и сунули в руки сумочку, - сейчас вызову водителя, он отвезет ее домой, а мы с тобой и с твоим Александром пообщаемся втроем.
  
   Послышался какой-то возглас, но я не старалась прислушиваться. Потом кто-то тронул меня за плечо, подняла голову вверх, сталкиваясь взглядом с самыми черными глазами из всех, что только видела за всю свою жизнь.
  
   - Алиса, вам нужен доктор?
  
   - Нет, - побоялась шевелить головой, боялась, просто не выдержу и расплачусь, и в тот же момент поняла, что слеза уже скатилась по щеке. Черт! Судорожно стерла ее. Надеюсь, никто не заметил.
  
   - Олег, вызови, своих специалистов, пусть они осмотрят ее, - он проговорил это отвернувшись и снова вернув все свое внимание ко мне, спросил, - Так что вы все-таки увидели, Алиса?
  
   Решилась рассказать. Подумаешь, один раз опозорюсь? Тем более не факт, что я еще раз пересекусь с этим... Как там его? Кирилл Сергеевич, кажется.
  
   Поманила мужчину пальцем, он наклонился чуть ближе, но не подставил ухо, как я думала. Просто продолжал смотреть в лицо. Извращенец какой-то! Наверное, нравится, когда девушка рыдает, ну или когда ей плохо? И чего на меня смотреть так пристально, а?
  
   - Я увидела, как он занимается самоудовлетотворением, - сказала тихо так, чтоб никто кроме меня и его ничего не услышал.
  
   Кирилл Сергеевич, если правильно запомнила его имя, весело хмыкнул, но промолчал. А я продолжила, прикрыв глаза:
  
   - На мою фотографию, - затем открыла их и добавила, - и это было мерзко!
  
   - Я понял вас, Алиса! Отдыхайте, я с ним разберусь.
  
   Тяжело вздохнула. Ага, разберется. Ну, что он ему сделает? Хотя, даже если просто в морду даст, все равно приятно будет.
  
   - Если не трудно, сломайте ему нос, - потом подумала и добавила, - ну, или челюсть.
  
   - А вы кровожадная девушка, - заметил мужчина, явно веселясь.
  
   - Не то слово, - ответила ему и меня окончательно вырубило.
  
   Новые встречи
  
   Все начиналось достаточно банально, я выгуливала своего племянника в развлекательном центре "Арена" и ничто не предвещало встречу именно сегодня с моим новым знакомым.
  
   На самом деле Макс выгуливался самостоятельно, скатываясь с пластиковых горок и визжал от удовольствия, время от времени находил меня взглядом и улыбаясь, махал рукой. Я же усиленно фотографировала, чтоб потом можно было предъявить своей сестре доказательства того, что держу слово. И если сказала "Развлекаться", значит, так оно и будет, невзирая на мое настроение и желание остаться дома и отдохнуть.
  
   С моего похода в отдел Стражей прошло два дня. Тогда пришла в себя минут через пятнадцать, судя по часам, что висели на стене в кабинете Александра, кроме меня и все же тех действующих лиц, появился еще один мужчина, на это раз знакомый. Арсений был патологоанатомом. Интересно, а что, обычного врача позвать не могли? Хотя у меня вообще не было желанием общаться ни с кем из медперсонала, а для визита к патологоанатомам, как бы рановато. Нет, мне и с ними приходилось иметь дело, но очень редко, что, несомненно, радовало, ибо их чувство юмора понимала не всегда. Оно было довольно необычным, резким и зачастую окрашено в черные тона.
  
   - Очнулась, - констатировал Арсений, присаживаясь на корточки рядом с креслом, - могу я осмотреть тебя?
  
   - Арсений, мы сейчас уйдем, - раздался голос Кирилла Сергеевича, - когда закончишь, доложишь нам.
  
   - Хорошо, Кирилл Сергеевич, - спокойно отозвался мужчина и, снова повернулся ко мне, ожидая ответа.
  
   - Со мной все хорошо, правда - тихо шепнула ему.
  
   Голова не переставала болеть, но не хотелось, чтоб ко мне прикасались лишний раз.
  
   - Алиса, - позвал меня Кирилл Сергеевич.
  
   Я выглянула из-за плеча Арсения, всем своим видом демонстрируя вопрос "Ну, что еще вам от меня нужно?"
  
   - Позвольте Арсению обследовать вас. Хорошо?
  
   Скривилась, но что-то было в его полуулыбке такое, что заставило меня согласно кивнуть.
  
   - Вот и ладно, - и он покинул кабинет в сопровождении Олега Матвеевича и Александра.
  
   - А кто это был? Не в курсе? - спросила у Арсения, после того как ответила на кучу его вопросов о своем самочувствии и разрешив ему померить мне давление, неизвестно откуда взявшимся аппаратом. Нет, на самом деле странно. Зачем патологоанатому тонометр?
  
   - Ты не знаешь? - удивился Арсений, складывая аппарат в маленькую синюю сумку.
  
   - Понятия не имею, - отозвалась я, прикрывая глаза. "Черт, когда же перестанет болеть голова?"
  
   - Иеренат.
  
   - Где? - от удивления даже голова на мгновение перестала болеть, и я уставилась квадратными глазами на Арсения.
  
   - Только что вышел отсюда, - весело хмыкнул мужчина.
  
   - Да ладно? - не поверила ему.
  
   С другой стороны, мне ведь показался знакомым этот Кирилл Сергеевич, так почему бы ему не быть нашим местным Господом Богом. Верно? Тем более, я хоть и видела фотографию в каком-то журнале, но там, такие иногда снимки появляются, что никогда не догадаешься, кто это может быть пока не увидишь подпись. Теперь припоминаю, что было дело с полгода назад, точно листала журнал в один из перерывов в офисе, пока пила кофе. Да что уж там. Ну, не узнала его. Он тоже, кстати, лично не представлен мне и думаю, простит отсутствие пиетета к его скромной персоне. Я надеюсь.
  
   Домой меня привез водитель Кирилла Сергеевича, так и не запомнила. как его зовут, но вежливо поблагодарила. Дошла на свой этаж и, открыв дверь, устало села на пол прямо в коридоре прислонившись спиной к стене и с силой ударяясь головой о твердую поверхность. Черт, как больно! Что там говорил Арсения? Покой, здоровый сон и как можно больше положительных эмоций. Выполнимо, но на все необходимо время. Собрав остатки сил, поднялась и пошла в спальню, там, разувшись завалилась на кровать как есть, не раздеваясь. Все потом. Уборка, еда и положительные эмоции. Сейчас только сон. Хоть бы без кошмаров. Наверное, кому-то там, наверху, все же стало меня жаль и ночь была спокойной.
  
   Утром созвонилась с Ириной и, удостоверившись, что на ближайшие день-два нет никаких важных встреч, осталась дома, предупредив - "Буду на телефоне". Сделала генеральную уборку в квартире, приготовила большую пиццу и даже, умудрилась съездить в магазин, после того, как ко мне в дверь позвонил курьер и передал в конверте ключи от моего автомобиля. Вот это сервис! Но удивилась как-то слабо, было лень думать и раскладывать по полочкам все то, что просиходило в кабинете Александра. Одно я знала точно, больше никогда не буду с ним работать. Пошел к черту, придурок!
  
   Максим визжал, пищал и радовался жизни, а мне вскоре надоело делать однотипные радостные фотографии и я, спрятав телефон в карман, поставила колено на низкий диванчик при входе в игровой лабиринт и уставилась в экран на стене напротив, пыталась вникнуть в сюжет мультика. И тут почувствовала ЕГО. Именно так, спиной. Не знаю, что привлекло меня, может быть запах, может быть, это было ощущение предопределенности. В общем, я повернула голову налево и... не могла понять, откуда же взялось такое чудо. Хотя, пожалуй, его трудно назвать - такое. Он выглядел мужиком на все 350%. Самое смешное, первое, на что обратила внимание, была его рука - одна рука в обхвате как мое бедро. В белой футболке, а на предплечье, четко под рукавом кельтский браслет - тату с какой-то змеюкой. Подняла голову выше, успела заметить, что он темноволосый и короткостриженый и в этот момент мужчина повернулся. Мне показалось, что он заглянул в мою душу и понял абсолютно все. И то, что таких как он, не видела никогда вживую, и то, что малость прифигела от его рук и даже то, что сейчас мысленно истекаю слюной, ибо хочется. Очень. Его губы не скривила понимающая усмешка, в глазах, к сожаленью, не было никакого дьявольского огонька, он даже не скосил глаза на мою грудь. Обычный взгляд не заинтересовавшегося и все. Отвернулся. Медленно выдохнула и тут наконец-то заметила, что он не один, а с двумя маленькими девочками, лет семи и одиннадцати. Ну, и хорошо. Вот так и надо. Со всего разбега лицом в кирпичную стену. А то мое воображение уже начало рисовать картины того, как мужчина поворачивается обратно и с воплем "Ты - моя единственная", падает на колени, протягивая одной рукой букет, другой - коробочку с кольцом и следом предлагает бежать с ЗАГС и регистрировать наш брак. Забавно и неосуществимо.
  
   Нашла взглядом Макса, махнула ему рукой и невольно прислушалась к разговору, происходящему рядом. Ничего не поняла. Мужчина явно за что-то отчитывал девчушек, стоявших без обуви на ковре за входом в лабиринт и, переминаясь с ноги на ногу, что-то пытавшихся ему объяснить. На каком же языке он говорит? Не поняла ни слова.
  
   А и не важно. Не прислушиваясь более, старательно делала вид, что его здесь нет. Девчонки были хороши, такие себе маленькие принцессы, несмотря на отсутствие длинных пышных платьев в кружевах. И они в чем-то оправдывались перед мужчиной, а может, и убеждали в чем-то. Махнула рукой Максу, подзывая его. Он вприпрыжку подбежал ко мне.
  
   - Что, все? Мы уже уходим? - огорчился ребенок.
  
   - А пойдем-ка сходим в ресторан? Съедим по мороженому. Как тебе мой план? - погладила его по вихрастой голове и улыбнулась, глядя на его восторженные глаза и радостную улыбку. Но тут же он скривился, и ответил:
  
   - Мама не разрешает мороженое, горло болеть будет.
  
   Можно было ему сказать, что мы не расскажем маме, но ребенок еще не раз в своей жизни столкнется с ложью и обманом и потому, предложила альтернативу:
  
   - Тогда молочный коктейль?
  
   - И картошку фри и соус барбекю, а еще чиз без огурца и лука, - хитрющая мордашка уставилась на меня, в ожидании решения.
  
   - Хорошо, - кивнула ему, - теперь я знаю точно, куда мы с тобой пойдем. Да, Макс?
  
   - Ура! - запрыгал мой малыш на месте, хлопая в ладоши, а я, отправив его за обувью с тоской думала, как мало ему надо для счастья.
  
   После ресторана, уже на выходе из него я снова столкнулась с тем мужчиной татуированным. Правда, был он уже без девчушек и явно чем-то обеспокоенным. Разговаривал по телефону снова на непонятном языке, не знаю почему, но остановилась рядом, старательно поправляя курточку на Максе.
  
   - А мы пойдем в кино? - спросил племянник и в этот момент мужчина повернулся в нашу сторону и торопливо направился к нам. Прижала малыша к себе, с опаской наблюдая за приближающимся громилой, тот едва дойдя до нас, спросил на чисто русском языке без малейшего акцента:
  
   - Извините, вы случайно не видели здесь двух девочек?
  
   Удивленно приподняла бровь, ну, ничего себе папаша. А он мне еще и понравился. Не смог проконтролировать передвижения своих дочерей.
  
   - Нет, - резко сказала в ответ и уже Максу, - Поехали домой?
  
   - Алиса! - проныл мой мальчик, - я хочу в кино!
  
   - Хорошо, - показательно тяжело вздохнула я, - пойдем теперь смотреть мультфильмы.
  
   Но вспомнив о мужчине, что все еще стоял рядом с нами, какой-то весь растерянный:
  
   - Обратитесь к администрации торгового центра, пусть объявят по громкой связи, что потерялись ваши девочки.
  
   - Шеф меня убьет, - простонал мужчина, и вот как-то после этого совершенно перестал мне нравиться.
  
   Мужик должен быть мужиком, не только внешне, но и своими поступками. А этот, вместо того, чтобы что-то делать, стоит и ноет. Дернула плечом, но что-то меня заставило не язвить в ответ на эту реплику, и вместо этого, спросила:
  
   - У вас есть какая-то вещь девочек с собой?
  
   - А вам зачем? - подозрительно уточнил мужчина.
  
   Вздохнула и призналась ему:
  
   - Меня зовут Алиса, я Видящая Южного сектора.
  
   - Вот как, - протянул мужчина и тут же развил бурную деятельность, - посидите вот здесь, на диванчике, - указал в сторону кофейни, что была недалеко от нас, - я сейчас принесу вещи, - и быстро нас покинул.
  
   - Ну, что Максим, пойдем присядем?
  
   - Я хочу мультик! - напомнил мне ребенок.
  
   - Помню, Солнышко, - отозвалась я, и, взяв его за руку, пообещала, - вот посидим чуток, поможем дяде и сразу же в кино. Договорились?
  
   - Он потерял девочек? - уточнило дите, покорно идя рядом со мной к кофейне.
  
   - Да, немножко, - завела его в помещение и, сняв с него курточку, усадила на диванчик так, чтоб мне был виден вход, - но мы ему обязательно поможем.
  
   - И я? - уточнил ребенок, ерзая на сиденье.
  
   - Если захочешь и ты, конечно, - присела напротив него и взяла в руки меню.
  
   - А как? - он тоже взял в руки бумажку со списком блюд и принялся делать вид, что читает, подражая мне.
  
   - Будешь смотреть, что я делаю и контролировать, - улыбнулась ему.
  
   - Кратолировать? Это хорошо! - уверенно кивнул Макс, а я рассмеялась. Вот же растет маленький начальник.
  
   В кофейне мы просидели минут десять, чтобы избавиться от назойливого внимания официанта, пришлось заказать племяннику сладкую газированную воду. Естественно, как и любой другой ребенок его возраста, он мог пить ее в неограниченных количествах, что всегда меня веселило. Ведь видно, что уже не лезет и все равно набирает в рот, раздувая щеки, держит долго и только потом через силу глотает. Главное, в этот момент, его не рассмешить, иначе сладкое и липкое будет все вокруг и стол, и я, и сам Макс. В последний раз это произошло пару недель назад, рядом с нами за соседним столиком сидела семейная пара с дочкой и было, честно говоря, не очень удобно перед ними. Особенно после того, как девочка расплакалась, обнаружив, что волосы у нее стали липкие. Мы, конечно же, повинились-извинились, но были награждены нелицеприятными эпитетами, которые, я считаю, ребенку не стоит знать. О чем и заявила мамаше. После очередной тирады, пришлось послать ее к черту и, спешно собравшись, покинуть заведение. И уже на улице, успокаивала Макса и объясняла, что мы ничего плохого не сделали, а тетя... ну, просто недовоспитанная в детстве.
  
   - Вот, - засмотревшись на Макса, пропустила момент появление татуированного мужчины, который потерял своих подопечных. И когда передо мной на стол плюхнулась мягкая игрушка, чуть не подскочила от неожиданности. Все же нервы ни к черту, пора переходить от отваров, к успокоительным таблеткам, - не знаю, правда, поможет ли она вам, Алина оставила ее в машине.
  
   Предложила мужчине присесть рядом и, взяв в руки медведя, попросила его не дергать меня. Улыбнувшись Максу, прикрыла глаза и сделав глубокий вдох, погрузилась в виденье. Главное, не смотреть слишком глубоко, не хватало еще увидеть, как эту игрушку шили на фабрике или как ее дарили девочке.
  
   Судя по картинке, это белоснежное пушистое чудо принадлежало младшей из девочек. Как и думала, они сестры и достаточно дружны между собой. Ссоры, конечно же, случались, но в основном из-за игрушек. Не важно. Так и это не важно. И это. Вот. Момент когда девочки ушли в игровой лабиринт, а их телохранитель, теперь я знала это абсолютно точно, отошел к кафетерию выпить кофе. Там его внимание привлекла симпатичная блондинка посетительница, и он отвлекся от наблюдения за сестричками. О, вот оно. Девочки захотели в туалет и надев обувь, взявшись за руки ушли в сторону технического коридора. Почему ничего не сказали сопровождающему их мужчине? Не совсем поняла, кажется, они были недовольны тем, что вместо родителей или в крайнем случае их горячо любимого дяди с ними отправился телохранитель. И решили таким образом подушить над ним. Дошутились. Все то время, пока они развлекались на аттракционе, за девочками наблюдали двое. Мужчина и женщина. Она зашла за ними следом в туалет, и через минуту к ней присоединился ее спутник. Вдвоем они ввели девочкам какую-то гадость, шприцом прямо в руку, чуть повыше локтя и принялись их переодевать. В мальчиков. Странно. Зачем им это? Похищение? Очень может быть. Зачем? Пока не поняла, но очень надеюсь, что это не то, о чем я подумала.
  
   Открыла глаза. Не смотря на то, что голова вес еще побаливала периодически после недавнего полного погружения, пришла в себя достаточно безболезненно. Голова не в счет, ибо почти привыкла.
  
   - Их, скорее всего, похитили, предварительно переодев в мальчиков, - сказала мужчине, имени которого так и не узнала, протягивая ему мягкую игрушку.
  
   - Вы видели кто? - уточнил мужчина, хватаясь за телефон.
  
   Я как смогла описала внешность предполагаемых похитителей. Жаль, что не узнала, на чем они передвигаются. Но, чего нет, того нет.
  
   - Как много времени прошло, с того момента как они пропали? - уточнила я.
  
   - Алиса, мультик! - протянул неугомонный племянник и я его вполне понимала. Ребенку необходимы развлечения, а то, что происходит сейчас ну, никак на развлечения не тянет. Тем более тетя обещала, что и он примет участие в помощи дяде, а по сути ничего такого не произошло.
  
   - Сейчас, Макс, две минутки и мы пойдем, - клятвенно заверила племянника и наполнила его стакан снова газированной водой. Пододвинула ему и, снова повернувшись к мужчине, с кем-то разговаривающим по телефону, опять на незнакомом языке.
  
   - Вы знаете, - дождавшись, пока он закончит разговор, - если времени прошло не более двадцати минут, то есть шанс, что ваши подопечные все еще в торговом центре. Все же переодевать ребенка в бессознательном состоянии та еще морока.
  
   Он согласно кивнул, буркнул спасибо и попытался было уйти, а я его остановила. И дело тут не в том, что мне было мало его благодарности, просто хотела сказать ему еще одну вещь.
  
   - Мужчина! - позвала его, не надеясь, что он меня услышит в том шуме, что заполнил собой все пространство кофейни.
  
   Он затормозил, как будто вписался в стену, но быстро вернулся к нашему столику и нависнув надо мной, спросил:
  
   - Еще что-то?
  
   В этот момент Макс со всей своей силы, долбанул его в бок кулаком и заорал:
  
   - Не пугай Алису!
  
   Еле сдержалась, чтоб не расхохотаться, наблюдая за удивленным лицом мужчины, и сквозь смех, попросила:
  
   - Извините, пожалуйста. Он думал, что вы на меня кричать сейчас будете. Макс не любит, когда в его присутствии ругаются.
  
   Тот с пониманием кивнул, что прибавило в моих глазах ему балов, все же не каждый стерпит подобное и не начнет, как минимум читать морали о том, как надо воспитывать детей, пусть он и племянник мне, а не сын. И снова спросил:
  
   - Вы хотели что-то еще сказать?
  
   - Да, - я понимала, что он торопится и в двух словах пояснила, - та девочка, ну помните? Посетительница-блондинка, что отвлекла вас разговором.
  
   Татуированный медленно кивнул, видимо вспоминая кого именно имею ввиду.
  
   - Она была в сговоре с теми двумя, что переодевали девочек в туалете.
  
   - Я вас понял, Алиса. И спасибо, - он склонил голову, затем повернулся к Максу, схватил его за руку и, не сильно пожав, сказал ему - мужик, уважаю!
  
   Практически бегом покинул нашу компанию. Впрочем, мы не расстроились совершенно. Минут через десять, рассчитавшись, ушли смотреть обещанный Максиму мультфильм. Обещания надо выполнять, тем более помогая в воспитании настоящего мужчины.
  
   Спустя пару-тройку часов, я отвозила Макса к сестре. Мы посмотрели с ним мультфильм про очень веселых желтых существ, которые занимались поиском хозяина, и обязательным для них условием было то, что он должен был быть непременно злодеем. В общем, я не очень веселилась, хоть мультфильм и была рассчитан скорей на взрослую аудиторию, чем на детей. А вот Макс хохотал и смотрел на большой экран с интересом. Оно и понятно, мы с ним всего третий раз ходили в кино, и, несмотря на то, что были в ресторане, перед сеансом он затребовал законный попкорн. Все мои мысли почему-то крутились вокруг последнего видения, жалела о том, что не передала разговор похитителей телохранителю девочек. Честно говоря, вообще не представляла, как это сделать в присутствии Максима. Отойти в сторону и объяснить, в чем дело, просто не додумалась и сейчас жалела, что у меня нет его телефона. Нет, я бы никогда не позвонила бы ему только для того, чтоб поболтать. Вот еще! Но смс-кой можно было бы переслать разговор, хоть это было и долго. А выйти в туалет, оставив Макса в кинотеатре, просто побоялась. У него здесь только я, у девочек - телохранитель и его команда, а так же какой-то очень значимый дядя. Правда не поняла кто он, но судя по тому, что девочек охранял не один мужчина, все остальные почему-то не пошли с ними в торговый центр, этот их дядя какой важный человек. Надеюсь, все обойдется, и девочки найдутся. Не хотелось бы читать про них в новостях, с пометкой - преступление.
  
   - Привет, - поздоровалась со мной сестра, открывая нам дверь после того, как я, подняв Макса вверх разрешила ему нажать на кнопку звонка.
  
   - Привет, - улыбнулась я и с удовольствием пронаблюдала, как сестра ловит Макса, бросившегося к ней с тем, чтоб она подхватила его на руки.
  
   Сестренка охнула, но поймала сына и чмокнув в нос, спросила у меня:
  
   - Зайдешь?
  
   - В другой раз, - качнула головой, - хочу домой, устала очень.
  
   Ольга опустила Макса на пол и, стянув с его головы шапку, отправила в квартиру разуваться.
  
   - Без приключений? - уточнила она, облокотившись плечом о дверной косяк.
  
   - Почти, - устало улыбнулась я, - все нормально, все живы и здоровы.
  
   Мысленно же добавила "Надеюсь". Пообещала на днях зайти к ним в гости на чай с тортиком, попрощалась и ушла.
  
   На улице, с удовольствием вдохнув влажный запах осени, отправилась к припаркованному возле тротуара автомобилю. Доехала к своей парковке недалеко от дома и, оставив там машину, кутаясь в легкий плащик и морщась, когда капли дождя попадали в лицо, быстрым шагом отправилась к своему дому. "Вот так всегда, выходишь из дома - нет дождя, возвращаешься - льет как из ведра, а зонтик не взяла. Это карма"
  
   Уже практически на подходе к подъезду, меня накрыло ощущение того, что что-то вот сейчас должно произойти. Нет, будущее видящим не доступно, это аксиома, но вот такие моменты присутствовали в моей жизни, когда я знала четко - что-то будет. Жаль не понятно, хорошее или плохое. И судя по тому, что из джипа припаркованного чуть впереди, практически у моего подъезда, вышел какой-то мужчин и направился в мою сторону, именно сейчас мне и предстоит узнать какой оттенок будет носить встреча с ним.
  
   - Алиса? - уточнил он, подходя ближе.
  
   Я задрала голову вверх, пытаясь рассмотреть кто же это. "А пусть понадобилась кому-то, именно потому, что нужна моя помощь, а не потому, что снова хотят о чем-то предупредить. А? Ну, пожалуйста!" Кивнула, соглашаясь, и решила спросить:
  
   - А вы?
  
   Вместо ответа на мой вопрос, мужчина снова задал свой. И как-то он неправильно стоял, лица мне не было видно, уличный фонарь как раз светил мне в глаза. Видела только что он гораздо выше меня ростом, а я на каблуках, что на секундочку почти сто семьдесят сантиметров роста. А он выше. Обидно, в самом деле. Ну, почему со мной всегда хотят поговорить о чем-то серьезном, вот такие как он - большие, а просто пообщаться мелкие какие-то подходят? Воистину вселенская несправедливость.
  
   - Вы видящая Южного сектора?
  
   - Позвольте, с кем имею честь общаться? - иронично уточнила, стирая с лица капли дождя, что попадали под капюшон.
  
   - Не важно, вас хотят видеть.
  
   - Серьезно? - ухмыльнулась в ответ, уже делая шаг к нему.
  
   В свете последних событий, вот как-то вообще не хотелось садиться в чужую машину, тем более с незнакомым мужчиной.
  
   - Серьезно пообщаться, - уточнил он и, сделав шаг от меня, чем искренне удивил, попросил, - давайте только обойдемся без глупостей. У меня приказ.
  
   - Ну, раз вы не хотите мне представиться, озвучьте хоть приказ, - переступила с ноги на ногу.
  
   - Доставить к месту назначения с комфортом и по возможности быстро, не причинив вреда, - такое впечатление, что он повторил приказ слово в слово.
  
   - А потом?
  
   - В смысле?
  
   - Потом вы также доставите меня обратно? Или у вас есть еще один приказ?
  
   - Нет, - мужчина как-то замялся, - только этот.
  
   - Что ж вы зонтик-то не захватили? Где обещанный комфорт? - я откровенно издевалась, пытаясь скрыть свой страх.
  
   "Господи! Надеюсь, что все же домой сегодня попаду в здравии и, по возможности, целой и невредимой"
  
   - Простите, не подумал, - повинился мужчина, - пройдемте, - он указал рукой в сторону автомобиля.
  
   - С кем хоть встреча-то будет? - решилась на еще один вопрос, впрочем, не двигаясь с места.
  
   А что? Я мокну? Пусть и он тоже мокнет, в следующий раз озаботиться зонтом, когда его пошлют еще за кем-то.
  
   - Не велено говорить, - отчеканил мужчина и снова указал в сторону машины, - вас отнести? - видя, что я не двигаюсь с места, решил ускорить процесс моего перемещения в автомобиль и подошел чуть ближе.
  
   - А давайте договоримся?
  
   - Не велено!
  
   - Очень надо? - сделала еще одну попытку отговориться и сбежать и снова маленький шажок в его сторону.
  
   И снова, будто бы предвидя мои действия, отошел в сторону и ответил:
  
   - Очень. Вопрос жизни и смерти.
  
   - Интересно, чьей именно смерти? Надеюсь не моей?
  
   - Вы идете или мне вас отнести?
  
   "И не надо вот так нависать надо мной, ведь могу уйти не попрощавшись". Но любопытство - мой порок и потому, вздохнув, согласилась сесть в машину. Покинуть неприятное общество, всегда успею. Я надеюсь.
  
   Передо мной открыли дверцу, неожиданно вспомнив, что кто-то обещался выполнять приказ и довезти с комфортом.
  
   - Спасибо, - очень вежливо поблагодарила, и с трудом взобравшись на подножку автомобиля, плюхнулась на сиденье.
  
   Мужчина, обойдя машину, сел за руль, двигатель, кстати, работал впрочем, как и печка и потому было ощутимо жарко. А мне этот переход от холода к теплу, дался нелегко, начало немилосердно трясти. Чтоб скрыть это, обхватила себя руками, стремясь быстрей согреться.
  
   - Можете снять свою одежду.
  
   Предложение было неожиданное и я гулко сглотнула, представив на мгновенье, что будет, если не послушаюсь. Воображение радовало своей реалистичностью, но отогнав нелепые мысли, решила уточнить:
  
   - В смысле?
  
   Мужчина обернулся, упираясь рукой в кресло пассажира и пояснил, включая освещение в салоне:
  
   - Вы замерзли, рядом с вами плед лежит. Снимите куртку...
  
   Перебила его пояснения:
  
   - Плащ.
  
   - Хорошо, - покорно согласился с моим уточнением, - плащ. Снимите его и укутывайтесь, можете на сиденье с ногами забраться, буду ехать аккуратно. Только разуйтесь, пожалуйста.
  
   Хмыкнула, но послушалась достаточно здравого предложения. По возможности быстро стянула с себя мокрую верхнюю одежду и, разувшись, забралась на сиденье, укутываясь в теплый плед. Пушистый. Здорово! Сразу же захотелось к открытому огню, желательно к камину и погреть еще и руки.
  
   Мужчина наблюдал за моими действиями молча. Увидев, что я уселась, прислонившись головой к стеклу дверцы, наклонился вниз под бардачок и чем-то пошуршав, протянул мне термос. Однако, он прямо-таки начинает радовать своим здравомыслием, хотя, спасибо надо сказать, скорее всего тому, кто отправил его за мной.
  
   - Возьмите, - он дождался пока возьму в руки металлический тубус в чехле, - Вы наливайте прямо в крышку, и пейте. Я подожду.
  
   - Что это?
  
   - Просто отвар, - мужчина как-то демонстративно вздохнул, наверное, удивляясь моей настороженности.
  
   "Ха, посмотрела бы я на его реакцию, будь он в подобной ситуации"
  
   - С чем? - все так же опасаясь пить то, что мне предложили.
  
   - Просто отвар, с успокоительными травами. Да вы попробуйте! - попытался убедить мне мужчина, - точнее, хотя бы понюхайте.
  
   Отвинтив крышку термоса, отжала клапан и аккуратно принюхалась, стараясь не обжечься горячим паром. Интересный аромат. Однозначно похоже на то, что я пью, когда мне надо успокоиться после очередного нервного сеанса. Но были еще какие-то нотки, которые вот так сходу не смогла определить.
  
   - У вас имеет смысл спрашивать, что за травы там? - надо же попытать счастья, вдруг повезет и мне сейчас назовут все ингредиенты.
  
   - Понятия не имею, - весело отозвался он, а я попыталась рассмотреть его внешность.
  
   Было плохо видно и потому, сделала то единственное, что могла в этой ситуации. Быстро протянула руку и коснулась его пальцем. Он сразу же отдернул ладонь и спросил:
  
   - Зачем вы это сделали?
  
   - Вы не представились, Иван. А мне неудобно общаться с незнакомым человеком.
  
   Он удивленно присвистнул и уточнил:
  
   - То есть это - правда?
  
   - Что именно? - спросила спокойно и налила в крышку от термоса отвар. Принюхалась. О, теперь понятно! Малинка! Малину я люблю, а тут явно кроме ягод еще и листья от нее, ну или веточки заварены. Очень приятный запах! Аккуратно подула в своеобразную чашку, стараясь не расплескать отвар по машине.
  
   - Вы видящая?
  
   - А разве у вас были сомнения? Я же уже ответила и неужели никогда не общались ранее с нами?
  
   - Ну, почему, общался. Правда, те, с которыми имел быть честь знакомым, не могли подобно вам считать информацию с человека так быстро. А вы ведь именно это и сделали, верно?
  
   - С чего такие выводы? - напряглась я, правда, внешне оставаясь спокойной. Нельзя чтобы он понял - попал прямо в точку. Хотя, то, что успела считать с него, говорит прямым текстом - юлить бесполезно. Этот Иван был начальником охраны очень важного человечка, жаль не успела посмотреть, на кого именно он работал. Будь у меня чуть больше времени, может и смогла бы увидеть.
  
   - Не отпирайтесь, я уже все понял. Но все же неверно сформулировал свой вопрос - вы точно видящая?
  
   - Вот сейчас вы меня еще больше запутали, - призналась откровенно, делая крохотный глоток из крышки.
  
   - Ладно, вы уже допили?
  
   - Еще нет, - качнула чашкой из стороны в сторону, надеясь, что так быстрей остынет. И соответственно быстрей допью, а там глядишь поедем наконец-то, и разговоров будет меньше, как и неудобных вопросов. Впрочем, я ошибалась.
  
   - Хорошо, подождем.
  
   - Могу вылить обратно, - предложила тут же ему.
  
   - Не стоит, говорят - это поможет вам успокоиться.
  
   - Правду говорят, - отпила еще чуток, осталось чуть больше половины, но я почему-то старательно растягивала удовольствие от напитка. Он приятно согревал, а мягкое послевкусие почему-то повышало настроение. Верилось, что все не так уж и плохо и в конечном итоге, все со мною будет в порядке.
  
   - Кто говорит? - тут же вцепилась во фразу, надеясь получить хоть какие-нибудь ответы.
  
   - Не важно. И вы не ответили на мой вопрос.
  
   - Точно, - медленно кивнула и пояснила ответ, - я точно видящая.
  
   - Хорошо, - вот как-то быстро он согласился. И что, вопросов больше не будет?
  
   - Вы согрелись?
  
   Ну, да, это я как-то поторопилась. Будут, еще как будут, главное плавно съезжать с темы разговора, если не хочу, чтоб он узнал правду. Нет, убивать не будут, использовать могут. К сожаленью, у них есть рычаг воздействия на меня, надеюсь, до этого все же не дойдет.
  
   - Да, вполне, - постаралась залпом допить оставшийся отвар, и ожидаемо закашлялась, даже слезы брызнули из глаз.
  
   Мне протянули платок, мой-то лежал где-то в сумочке, а сумочка валялась в ногах рядом с обувью. Потому быстренько выхватила его из рук и, утерев слезы, поблагодарила.
  
   - Не за что. Вы поторопились.
  
   - Есть чуток, - отдышавшись ответила ему и завинтив крышку обратно, спросила:
  
   - Ну, что мы едем? А то, как бы поздно уже, хотелось бы и домой сегодня вернуться.
  
   Мужчина отвернулся от меня, погасил освещение в салоне и вырулил от тротуара. Положила термос рядом с собой на сиденье и снова замотавшись в плед откинула голову на спинку, рассматривая знакомый пейзаж за окном.
  
   - Нам, кстати, долго ехать? - решила озвучить мучавший давно вопрос. Если не хочет говорить к кому меня везет, может, ответит хотя бы на это.
  
   - Прилично, - прозвучал спокойный голос Ивана, - можете поспать, если не хотите разговаривать.
  
   Честно говоря, с ним вести беседу не хотелось, чревато новыми вопросами, на которые не факт, что смогла бы ответить. И я, прикрыв глаза, погрузилась в дрему. Уже проваливаясь в сон, подумала: "Хорошо, с собой есть наличные деньги, если что, вызову такси обратно". Обещанный комфорт на данном этапе меня устраивал, но не уверена, что он будет распространяться и на дорогу домой. Честно говоря, с ним вести беседу не хотелось, чревато новыми вопросами, на которые не факт, что смогла бы ответить. И я, прикрыв глаза, погрузилась в дрему. Уже проваливаясь в сон, подумала: "Хорошо, с собой есть наличные деньги, если что, вызову такси обратно". Обещанный комфорт на данном этапе меня устраивал, но не уверена, что он будет распространяться и на дорогу домой.
  
   Проснулась самостоятельно и как-то быстро. Вот я еще сплю и в следующее мгновение открыла глаза. По ощущениям, выспалась замечательно, голова не болит и это главное.
  
   - Нам еще долго ехать?
  
   - Минут пять, и будем на месте, - отозвался Иван быстро оглянувшись на меня и, снова вернул свое внимание дороге.
  
   - Понятно, - протянула зевая. М-да, а думала, выспалась. Слишком тепло в салоне, даже можно сказать - жарко. Стащила плед с плеч, но ноги все равно оставила укутанными. Хорошая, однако, машинка, моя крохотуля по гравию так мягко не едет. Надо будет отвезти, кстати, ее на СТО, пусть глянут подвески. Стоп! Какой гравий в городе? У нас все дороги асфальтированные! Расплющив нос об стекло в двери, с удивлением поняла, что, мы явно не в городе. Какие-то елки или сосны, вдоль дороги и почему-то ни одного фонаря. Странно.
  
   - А мы точно туда едем? - с опаской спросила у водителя, - Вы дорогой не ошиблись?
  
   - Точно-точно, - рассмеялся в ответ Иван, - скоро приедем.
  
   Действительно, через несколько минут мы прибыли, но этого времени как раз хватило, чтоб накрутить себя. Мысленно меня уже отвезли в лес, там расчленили, избили, изнасиловали, самостоятельно заставили себе рыть могилу, потом еще раз изнасиловали и заживо закопали. Фантазия, мать ее, бурная! Успокоительное надо пить ведрами, а не так, как я - маленькими глоточками из крохотной чашечки.
  
   Наша машина свернула с гравийной дорожки на асфальтированную, ярко освещенную уличными фонарями. Я перебралась на середину диванчика и, упираясь руками в спинку сидений, смотрела через лобовое стекло на приближающуюся громаду воистину замка. Мать моя женщина! Куда, хотя нет, главный вопрос - к кому меня привезли?
  
   - Мы на месте, - я и не заметила, что Иван разговаривает по телефону, честно говоря, сразу подумала - это он мне. И хорошо, не успела отреагировать вслух, умнее буду выглядеть.
  
   Металлические ворота при нашем приближении открылись и водитель, чуть сбросив скорость, въехал внутрь. Пока заезжали на территорию, ну, пусть будет усадьбы. Познакомлюсь с хозяином и, если все будет хорошо, то есть останусь живой и по возможности здоровой, обязательно спрошу у него, как именно это здание называется. Хотя как вариант, вопрос можно задать вместо своего последнего желания. Тогда точно отказать не посмеют. Так вот, пока машина въезжала, вертела по сторонам головой, стараясь понять - это все же чей-то дом, или какой-то элитный пансионат?
  
   Двор был огромным. Похоже, здешний хозяин страдает гигантоманией. Отсыпанные гравием дорожки, несколько альпийских горок. Газоны, до сих пор покрыты зеленой травой. И хоть на территории были лиственные деревья, чье время пришло именно осенью сбрасывать листья, я не увидела на всем обозримом пространстве ни единого листика упавшего вниз. Нет, ну если они листья на клей посадили, тогда это все объясняет. По центру двора двухэтажное здание из какого-то светло-коричневого, похожего на жженую карамель кирпича. Окна светились мягким теплым светом, по-моему, полностью все. Да и вообще, у меня сложилось такое впечатление, что сейчас к высокому крыльцу подъедет карета и из нее выпорхнет Золушка, торопясь на бал.
  
   - Алиса, - мужчина заглушил двигатель припарковавшись на отведенной под автомобили стоянке, прямо напротив одноэтажного здания, тоже из какого-то светлого камня. Почему-то решила - это гараж. Интересно, на какой автопарк он рассчитан? Явно не на две машинки, даже не на три. Иван повернулся ко мне и продолжил свою мысль, - ничего не бойтесь. Я вам обещаю, что ничего с вами плохого не произойдет.
  
   - А раньше вы этого сказать не могли? - ворчливо отозвалась я, продолжая рассматривать здание через боковое окно, где жил тот человек, который почему-то не смог найти время, чтобы приехать ко мне на встречу собственной персоной. И прозевала тот момент, когда водитель покинул автомобиль, громко хлопнув дверцей, что и заставило меня отвлечься.
  
   Нагнулась, натягивая на себя до сих пор не просохшие туфли и едва застегнув змейку на правой ноге, подняла голову, как открылась дверца с моей стороны. Замерла перепуганным зайцем и вдруг рука чуть не дернулась поправлять мокрые волосы, которые однозначно, стали курчавыми от дождя. И на фига, спрашивается, утром выравнивала? А еще вспомнила, ресницы были накрашены, да и... В общем, ой, был полный. Потому, что мужчина мне понравился. Сильно. Он протянул руку, помогая выбраться из автомобиля, я, не раздумывая приняла ее. Оказавшись на дорожке прямо перед ним, вздрогнула, осознав сразу две вещи. Первая - на улице как бы не май месяц, а плед и куртка, впрочем, как и сумка осталась в машине. И вторая - едва взяла его за ладонь, сразу же захотела считать информацию и ничего. То есть абсолютный ноль. Но так не бывает? Я всегда все про всех могу узнать хоть что-то, а тут...
  
   - Вы кто? - не удержавшись, спросила у него.
  
   А он, усмехнувшись, стянул с себя куртку и накинул на меня. Сразу же стало тепло-тепло, а еще от нее пахло чем-то таким древесно-пряным, но без кислинки, что постоянно раздражало в мужских парфюмах. Машинально укуталась в нее, кивком поблагодарив.
  
   - А вы меня не помните, Алиса? - он снова протянул руку и, когда схватилась за горячую ладонь, потянул за собой к главному двухэтажному зданию.
  
   - Нет, - заторможено ответила я, едва поспевая за ним на каблуках, - а должна?
  
   Резко остановившись, развернулся ко мне, еле успела затормозить, чтоб не столкнуться с ним. И пока он что-то там вещал, зависла, рассматривая его. Нет, где-то я его видела. Но вот где? Не помню. Не скажу, что писаный красавец, отнюдь. Было что-то в нем такое хищное, кажется, это называется харизма. Вот у Валерика ее точно не было, а у этого - хоть отбавляй. Выше меня на голову, ну, тут уже даже и не удивляюсь. В последнее время, все как сговорились. Фигура крупная, но не грузная, скорее всего, занимается спортом, или занимался раньше. А может и просто ходит железо потягать. Темные, почти черные волосы. Даже не прикасаясь видно, что жесткие. Нос был сломан, не скажу сколько раз, но видно, что выправили, хоть и не захотел делать пластику. Почему? Желание быть не таким как все? Или наоборот подчеркивает, что ничто человеческое ему не чуждо? Жесткий рот явно привыкший отдавать приказы, прикус правильный. И в тот момент, когда поймала себя на том, что рассматриваю мужчину стоящего передо мной как патологоанатом на вскрытии, подняла взгляд выше и попыталась рассмотреть его глаза. Синие. Хотя... Они же должны были быть черными. Кажется. А у кого я видела в последний раз подобные?
  
   - И зачем Иеренату понадобилась Видящая южного сектора? - было почему-то обидно. Хотя почему "почему-то"? Я только сейчас четко осознала, что обиделась на Кирилла Сергеевича из-за того, что он именно Иеренат. Был бы кто попроще, мне было бы легче. А так... Нет, ну обидно, честное слово. То, он вдруг оказался не Стражем, то теперь вообще Иеренат. Ужас. Блин...
  
   - Вы меня что, вообще не слышали? - откровенно изумился он, но моей руки так и не выпустил.
  
   Махнула свободной рукой в воздухе, показывая: "Мол, слышала, но не до конца и не все".
  
   - Понятно, - он вздохнул и, развернувшись, опять быстро зашагал в сторону освещенного крыльца, - у нас сейчас мало времени, но я вам еще раз объясню.
  
   - Спасибо, - я старалась быть вежливой, но все же не удержалась, - а что нельзя было припарковаться как-то вот чуть поближе к крыльцу?
  
   - Зачем? - похоже, меня не поняли или не хотят понимать.
  
   - Кирилл Сергеевич, - нас догнал Иван и, пристроившись по правую руку от мужчины, спросил, - у вас все в порядке?
  
   - Да, - быстро отозвался он и снова мне, - так зачем надо было парковаться ближе?
  
   - Да потому, что я - на каблуках, а вы бежите так, как будто мы уже везде опоздали.
  
   - Почти, - задумчиво пробормотал Кирилл Сергеевич, потом снова резко затормозил и, развернувшись ко мне, подхватил на руки и снова практически побежал к дому.
  
   -Эм, Кирилл Сергеевич, а может я сама? Своими ногами?
  
   - Ага, на своих каблуках, Алиса. Да? Молчите лучше и можете уже называть меня по имени.
  
   - А в честь чего, простите, мне такая честь?
  
   - Да после всего, что у нас с вами было, - он почти донес меня к крыльцу, оставалось всего каких-то метра полтора.
  
   - Было? Кирилл Сергеевич, а вы ничего не путаете?
  
   - Правду говорю. Вы меня просили сломать челюсть Александру? - он начал подниматься по ступенькам.
  
   - Ну, - неуверенно протянула в ответ.
  
   - Вот я и сломал, как вы и просили. Так, что мы в полной мере имеем право переходить к общению по именам, без отчеств. Тем более я к вам именно так и обращаюсь.
  
   - Я не могу, так быстро, - постаралась откреститься от предложения, - после часового знакомства, это слишком личное.
  
   - Считайте это приказом.
  
   - А они, как известно, не обсуждаются. Понятно, - тяжело вздохнула я, - здорово, наверное, быть Иеренатом.
  
   - Не жалуюсь, - усмехнулся он и, наконец-то поднявшись вверх, подошел к двери, которую услужливо распахнул перед ним Иван одной рукой, в другой у него была моя куртка, сумочка и плед. Иеренат внес меня внутрь, поставил на ноги, придерживая, чтоб точно стояла ровно.
  
   Нас встречали. Молодая симпатичная девушка, брюнетка с темными глазами. Невысокого роста, худощавого телосложения, длинные волосы заплетены в косу. Обслуживающий персонал? Как бы на любовницу не тянет, у Иерената есть Карина, гораздо более интересная, чем эта девушка. Хотя сердцу не прикажешь. Или, может быть это родственница его, какая-нибудь очень дальняя? Я заметила, что девушка чем-то взволнована. Интересно почему? Недовольной нашим появлением не выглядела, скорее при виде нас, на ее лице проступило облегчение и она нервно улыбнувшись, подошла к нам.
  
   - Вы приехали, - вздохнула и протянула руку мне.
  
   Я уже хотела было протянуть свою в ответ, но тут вмешался Иеренат, придерживая меня, не давая поздороваться с девушкой.
  
   - Алиса, подожди. Не время. Потом поговорите.
  
   Не успела даже отреагировать, на его реплику, вместо меня это сделала брюнеточка:
  
   - Как скажете, Кирилл Сергеевич, - вздохнула она и отошла на шаг.
  
   - Григорий, - вдруг крикнул Кирилл Сергеевич.
  
   Блин, прямо на ухо. Интересно, тот, кого он звал - глухой на оба уха? И хорошо, что снова не задал вслух неудобный вопрос. В прихожую вошел мужчина преклонных лет и, как мне показалось, это местный мажордом. Нет, на самом деле, может его должность как-то по-другому называется, но судя по окружающей обстановке, никем меньшим он быть не может. Не дожидаясь, когда он подойдет, хотела отойти к нервничающей брюнетке. Иеренат снова придержал меня, не позволяя сдвинуться с места.
  
   - Пустите, - шикнула на него.
  
   Да, что он себя позволяет, в конце концов? Мне надо к ней. Сам не понимала, почему так была уверена в этом знании, одно знала точно - хочу с ней поговорить, что-то с девушкой не так. Чересчур сильно нервничает и, похоже, как раз потому, что приехала я.
  
   - Одну минуту. Алиса, - отозвался Кирилл Сергеевич и обратился к наконец-то подошедшему мужчине, - Григорий, комнаты готовы?
  
   - Да, Кирилл Сергеевич, - степенно отозвался он, - и я бы рекомендовал, ослабить вашу хватку, еще чуть-чуть и у девушки будут синяки.
  
   Как ни странно, Иеренат послушался его. С облегчением растерла правую руку. Синяки - это не страшно, чья-то смерть гораздо большее несчастье.
  
   - Так чем я вам могу помочь? - обратилась к Кириллу Сергеевичу.
  
   - Вы помните сегодняшнюю встречу в торговом центре?
  
   - Да, - отозвалась я, чувствуя странное беспокойство, продолжая растирать руку, все же чересчур сильно схватил меня.
  
   - Их так и не нашли, - мужчина сам взялся за мою руку, приподнял рукав, глянул на покрасневшую кожу и нахмурился.
  
   - И? - поторопила его, отдернув свою конечность от его горячей ладони.
  
   - И нам, нужна ваша помощь. Кстати, знакомьтесь, Григорий - душа этого дома. Без него мы бы никогда не знали, что и где находиться, и главное, где это все можно найти.
  
   - Приятно познакомиться, - отозвалась я, но все еще не понимала, какое отношение Кирилл Сергеевич имеет к двум девочкам.
  
   - Я бы рекомендовал, - похоже, это любимая фраза Григория, - девушке переодеться, согреться, поесть и отдохнуть.
  
   - Все потом, - Иеренат наконец-то сдвинулся с места, потянув меня за собой куда-то в сторону, - все идем в гостиную. Григорий, распорядись подать горячий чай и кофе, дальше на свое усмотрение.
  
   - Девушка, будет пить отвар? - решил озадачить Григорий, почему-то Кирилла Сергеевича.
  
   - Меня зовут Алиса, - отозвалась я.
  
   - Я в курсе, - невозмутимо ответил Григорий.
  
   Удивилась вполне современной фразе прозвучавшей от него, лично мне казалось, что он вполне себе раритет, впрочем, как и вся обстановка вокруг. Округлила глаза, рассматривая Григория, а этот "раритет", вдруг подмигнул мне. М-да... Развернувшись покинул комнату, а мы ушли в другую дверь, по-видимому, ведущую в гостинцу. За нами следом отправились и Иван, с пока еще не определенной девушкой.
  
   - А какое вы имеете отношение, к тем двум девочкам? И что это за девушка, - головой указала в сторону брюнетки, - Где тот мужчина, который был с детьми?
  
   Мы подошли к открытым дверям и Кирилл Сергеевич, пропустил меня вперед. Едва подошла к нему, стараясь проскользнуть так, чтоб не задеть, сказал:
  
   - Присаживайтесь.
  
   Странно, что прозвучало так интимно. Казалось, что в этом слове такого? "Хотя, Алиска, даже не начинай! Не стоит искать подвох там, где его нет".
  
   - Куда именно? - спросила вслух, остановившись в дверях, рассматривая обстановку. Большая комната в светло-коричневых и медовых цветах. Похоже, это излюбленный цвет хозяина этого дома. Справа от двери пара бежевых диванчиков с подушками цвета горького шоколада, напротив них стоит журнальный столик с какими-то бумагами. Торшер между диванчиками кованный, идеально вписывающийся в обстановку. Слева от входа камин. Как ни странно действующий. У них тут, что? Проблемы с отоплением? Хотя не спорю, смотрится очень уютно. Недалеко от камина три кресла стоят полукругом и рядом с ним еще один столик. На каминной полке какие-то статуэтки, по центру ее большие круглые часы. На стене, над камином висят два пейзажа, осенний лес. Мне нравится вкус того, кто оформлял эту комнату.
  
   - К камину, Алиса. Кресло выбирайте любое, - мужчина стоял за моей спиной, и я, казалось, кожей ощущала его присутствие позади, - Плед вам сейчас принесут, впрочем, думаю, хватит и жара от камина.
  
   - Мне все же хотелось бы получить ответы на свои вопросы, - заявила я, отходя от мужчины, и присела в кресло справа, так, чтоб можно было видеть лицо собеседника.
  
   Рядом со мной уселся Кирилл Сергеевич, Иван же чуть замявшись, принес стул и сел на него, кивком показывая, чтоб свободное место заняла брюнетка.
  
   - Девочки, мои племянницы. Марина, - он взглядом указал на девушку, - их няня. Сегодня они ходили в игровой центр со своим охранником Ставром.
  
   - Какое странное имя, - удивилась я.
  
   - Самое нормальное греческое имя, какое только может быть, - усмехнулся Иеренат, - полное его имя Ставрос.
  
   - Ладно, поняла. А где их родители? И почему вы не пригласили кого-то другого? Почему именно я? - происходящее мне решительно не нравилось. То, что я оказалась в именно этом торговом центре, простая случайность. На самом деле, он далеко не единственный развлекательный комплекс в нашем городе. Сегодня же мы собирались гулять не очень долго, и этот был ближе всего к дому, в котором жил Макс с родителями.
  
   - Очень много вопросов, - снова улыбнулся Кирилл Сергеевич, - но главное, почти все, прямо в точку.
  
   Иван с Мариной сидели молча, слушая наш разговор и не вмешивались. Мужчина держал в руке смарт и, похоже, с кем-то переписывался, но я была уверена, что он не пропустил ни единого слова из разговора. Девушка смотрела прямо перед собой, практически не двигаясь. У меня вообще сложилось впечатление, что она или сильно огорчена или по жизни инфантильна. А может, ее задавил своей авторитарностью Иеренат? Лично я не смогла бы работать вместе с ним. Просто нельзя в таком количестве пить успокоительное, будь то отвар или таблетки. Нервы дороже. Хотя, если он будет настаивать, мне не хватит наглости отказать.
  
   - Вы мне ответите на них?
  
   - Конечно, - он кивнул.
  
   В этот момент в комнату вошел Григорий, толкая перед собой тележку, но я сразу же отвлеклась, потому как Иеренат, наконец-то начал отвечать.
  
   - Родителей девочек сейчас нет в стране. Отдыхают за границей, у них очередной медовый отпуск. Детей, Алину и Наталью оставили со мной. Алина - старшая из них, Наталья - младшая. Но, так как времени свободного у меня не много, с ними осталась и Марина. Сегодня ей нездоровилось, и она осталась в доме. Ставр отвел девочек в развлекательный центр. А там их похитили. У меня на самом деле очень много к вам вопросов, Алиса.
  
   - Ко мне? - перебила его, - А причем здесь я? Мы гуляли с племянником в том же центре, и видела я их всего ничего.
  
   - Я знаю, и знаю так же и то, что вы попытались найти детей.
  
   - Все верно, - уверенно ответила ему, - Ставр вам рассказал, как было дело?
  
   - Конечно, - заверил меня Иеранат.
  
   - Кстати, а где он сам?
  
   Вместо Кирилла Сергеевича, ответил Иван, отвлекшись наконец-то от мобильного:
  
   - В данный момент, он, скажем так, не сможет присутствовать при нашей встрече.
  
   - Почему? - удивилась я, - С ним что-то произошло? Он жив?
  
   Иван поморщился, Кирилл Сергеевич отвел взгляд, но, тем не менее, ответил:
  
   - Жив, конечно. Что ему сделается? Посидит пару часиков в одиночестве, подумает о смысле жизни.
  
   И я вдруг поняла, что вот как-то вообще не стоит мне знать, что именно произошло с телохранителем девочек. Спокойней будет.
  
   - Итак, что вы хотите от меня? Я должна еще раз просмотреть прошлое? - в этот момент Григорий, составив с тележки на журнальный столик чашки и тарелочки под крышкой, глянул в мою сторону.
  
   Наконец-то начала разбираться в людях! Потому как ей-богу, он смотрел на меня одобрительно. Знать бы еще, что именно мажордом одобрял? Мой уверенный тон или то, что беспрекословно взяла в руки чашку с теплым отваром и отпила? Хотя изначально не собиралась этого делать. Манипулятор хренов! И ведь что-то сделал такое, что я смотрю на него и ищу молчаливого одобрения своим действиям.
  
   - Нам надо, - Кирилл Сергеевич сделал паузу, - чтобы вы посмотрели настоящее.
  
   - Что? - возмутилась я, - А будущее вам узнать не надо? Нет? Или может вам нагадать чего-нибудь? Ну, там жену верную, детей маленьких и дом - полную чашу.
  
   - Спасибо, - было видно, что последней своей фразой я или обидела или что-то там задела у него мужского, потому, как ответили мне сквозь зубы, - с этим я и сам в состоянии разобраться, без всяких там шарлатанских штучек.
  
   - То есть, вы признаете, что смотреть в будущее - это нонсенс? Никто и никогда не сможет этого сделать! Нет, попытаться то можно, но все это будет пшик. Фикция! В том числе и попытки увидеть настоящее. Мы не провидицы - мы видящие. Но видящие лишь прошлое. Вы понимаете?
  
   Я злилась все сильнее и сама не заметила как начала нервничать. Глотнула еще успокоительного отвара, снова увидела, как улыбнулся Григорий. Черт, да я бы все отдала за возможность видеть настоящее, не говоря уже о будущем. Но это нереально! Невозможно. Невообразимо даже. И как же задолбали те, кто приходят к нам и говорят - "А посмотри, что там меня ждет через недельку? ". Ерунда это все и гадание на картах Таро и на кофейной гуще. Проверили неоднократно - е-р-у-н-д-а! И прошлое смотрели этих самых гадалок. А сколько книг написано на эту тему... Нет, не всякие там любовные романчики в мягком переплете с томными красавицами на обложке и мачо на гнедом скакуне. А вполне себе научные труды достаточно известных, правда, в узких кругах ученых. Все они, и был их не один десяток, все до единого пытались сделать хоть что-то, чтобы хоть краем глаза заглянуть в будущее. И что? Да ничего. Просто это нереально. Вот и все дела.
  
   - Я вижу будущее, - просто ответил Иеренат.
  
   Ну, нельзя так шутить, особенно когда люди пьют. Естественно я закашлялась и даже не удивилась, когда Григорий, протянул мне белоснежный носовой платок с монограммой. Молча вытерла слезы, губы. Всунула платок ему обратно в руку и ответила на эту вопиющую ложь:
  
   - Этого не может быть.
  
   - И, тем не менее, это так.
  
   - Этого просто не может быть, и я вам это докажу.
  
   - Вот как? - похоже, смогла развеселить Иерената. Он откинулся на спинку кресла и, кивнув Григорию, когда тот поднял прозрачный чайничек с кофе и показал ему, задал вопрос:
  
   - Каким образом?
  
   - Да легко - уверенно заявила ему, - не бывает мужчин - Видящих.
  
   - Бывает. И я не один такой, - кивком поблагодарил Григория и, взяв маленькую чашечку с кофе, которая нелепо смотрелась в его крупных руках, сделал глоток.
  
   - Двое? - чуть подалась вперед, подавив в себе желание коснуться его пальцев, чтоб попытаться еще раз считать с него информацию, - Трое? Больше?
  
   - Семья. В нашей семье все мужчины Видящие, - невозмутимо ответил на мой вопрос Кирилл Сергеевич.
  
   - А женщины?
  
   В то время пока я забрасывала вопросами Иерената, Иван невозмутимо пил чай из большой "сиротской" кружки, а Марина сидела все так же молча, уставившись в стену.
  
   - Увы, - развел руками мужчина, - наши женщины не обладают подобным умением.
  
   - Жаль, - вздохнула я, подумав на мгновение, что если бы в их семье были еще и женщины-видящие, это был бы воистину переворот в мировосприятии наших верховных. Но, тут до меня дошло. "Чему я радуюсь? Разве это повод так реагировать, Алиска? Ты вспомни себя после некоторых сеансов. Отличное состояние, правда? Особенно когда людей пристрелить хочется, причем не из жалости, а во избежание. Разве это радость? Это ноша, тяжелая, необходимая. Но необходимость эта обусловлена, не лично твоим желанием помочь, а обязанностью помогать".
  
   - Подождите, - я чуть не подпрыгнула в кресле, озаренная мыслью, - а зачем тогда вам нужна моя помощь? Вы ведь видите будущее, значит и сами можете просмотреть все, что вас интересует. Верно?
  
   - Видите ли, Алиса, все не так просто. Будущее туманно.
  
   Я скептически хмыкнула. Ну, да. Где-то подобное уже слышала. Если не изменяет память в салоне ясновидящей, как она себя называла, мадам Глории. Глупая отмазка на самом деле для тех, кто хоть что-то понимает в умении видеть.
  
   - Не смейтесь, Алиса. Лучше ответьте на один вопрос - всегда ли вы видите то, что вам необходимо?
  
   - Нет, - пожала плечом, - но в основном, я знаю принципы работы с предметами. Знаю, что мне необходимо взять в руки, для получения той или иной информации.
  
   - Вот, - довольно протянул он, - а мне для того, чтобы увидеть, необходим предмет, который и в будущем будет с этим человеком. Понимаете? Зачастую, для этого приходится долго искать. В случае с девочками, у меня нет возможности пересмотреть, к примеру, все их игрушки. Из вещей они вырастут, как вы понимаете. Драгоценностей у них нет. Серьги вот и все. Но они с девочками, да и то, не факт, что получилось бы.
  
   - Ладно, допустим.
  
   Кирилл Сергеевич, как мне показалось, довольно улыбнулся, и я решила чуть подпортить ему настроение, чисто из вредности.
  
   - Допустим, я вам поверила. Допустим, вы, действительно видите будущее. Тогда у меня еще один вопрос. Почему именно я? И почему вы не попросили никого из других видящих.
  
   - Это больше чем один вопрос, Алиса.
  
   Важно кивнула. А вот хочу знать ответы на все свои вопросы. Имею право. Да даже если и не имею, любопытно просто. Очень.
  
   - Кстати, у меня еще один вопрос. Почему вы не торопитесь?
  
   - Потому что знаю, что вы нам поможете.
  
   - И все будет хорошо?
  
   - Посмотрим, Алиса. И раз вы упрекнули меня в том, что мы не торопимся...
  
   - Это был вопрос, - возмутилась в ответ.
  
   - Тем более, - ухмыльнулся Иеренат, - давайте уж приступим к тому, для чего я собственно вас и пригласил.
  
   - И как вы себе это представляете? - и снова не понимала, что он хочет сделать.
  
   - Все просто, - Кирилл Сергеевич поднялся с кресла и начал стягивать с себя пиджак, - Григорий, где игрушка?
  
   - Вот, - мужчина протянул хозяину уже видимую мной сегодня белую пушистость. "Интересно, откуда он ее вытащил? Факир, мать его!"
  
   Иеренат взял игрушку из рук Григория и отдал ее мне, а сам, закатав рукава своей рубашки, уселся на пол у моих ног. Ошарашенно уставилась на него. И? Что дальше-то делать? Может, кто еще и вводную расскажет, к примеру? Потому как я вообще не представляла, что и как будет происходить. А еще почему-то не могла поверить тому, что он на самом деле верит в то, что говорит. Бред какой-то. Рассказал бы мне кто на днях, что буду сидеть с Иеренатом в одном помещении и не то, что пить чай, а он будет сидеть на полу у моих ног, послала бы придурка к черту.
  
   - Что мне надо делать? - глядя на его серьезное выражение лица, почему-то хотелось смеяться, но понимала - не время.
  
   - Дай мне свою правую руку, - ответил Кирилл Сергеевич, - в левую возьми игрушку и думай о том, что сейчас происходит с девочками.
  
   - Но..., - хотела объяснить ему, что это не поможет.
  
   - Просто доверься мне. Сможешь? - шепнул он, заглядывая в глаза.
  
   И я, сделав глубокий вдох, сделала то, о чем мужчина меня просил. Ощущения были непривычными, постоянно чувствовала его присутствие. Нет, так дело не пойдет. Закрыла глаза и погрузилась в уже знакомое пространство, в котором должно было прийти видение. Но вместо прошлого, поняла, что вижу настоящее.
  
   - Я боюсь, - повернулась на голос и увидела девочку, лежащую на кровати, в помещении, очень сильно напоминавшее палату в больнице.
  
   - Я тоже, - прошептала вторая девочка, чуть старше.
  
   Не сказать, что сразу вспомнила их, видела-то всего ничего. Но судя по тому, что игрушка была в моей руке, это все же те дети, которые были нам нужны.
  
   - Алиса, - казалось, Кирилл Сергеевич говорил прямо в ухо, но его здесь не было. Вообще нигде. В комнате кроме меня и девочек, вообще больше никого не было, - не волнуйся, нам надо понять, где они. Иди в коридор.
  
   "А это реально?" - хотела просить у него, но, как и всегда в видении, могла только смотреть. Решилась пройти к двери и, толкнув ее, вышла в коридор. Было тихо. Подозрительно тихо. Повинуясь голосу Иерената, быстрым шагом прошла по пустому помещению, по обеим сторонам которого было множество дверей. Толкнув одну из них, вошла внутрь. Это был кабинет врача, он сам сидел за столом и разговаривал с кем-то по телефону. Естественно меня не заметили. Рассматривала его, но понимала, что вижу первый раз.
  
   - Они уже у меня, - тем временем доктор, судя по белому халату, продолжал свой разговор, - да, обе. Да, все, как и договаривались. Здоровые. Возраст подходящий. Мы все проверили. Да-да, - похоже, мужчина начал нервничать, он постоянно щелкал кнопкой ручки, заставляя стержень выщелкиваться наружу, - у одной почки возьмем. Вторая будет донором сердца.
  
   Он нервно хихикнул в трубку и, отбросив ручку на лежащие перед ним бумаги, пригладил чуть торчащие волосы на голове, продолжил:
  
   - Нет, оставшееся найдем кому продать. Спишем потом как беспризорников. Не первый раз, схема отработана.
  
   - Алиса, смотри на столе. Нужен адрес, - голос Кирилла Сергеевича был встревоженным, но жестким.
  
   Подошла к столу и начала внимательно рассматривать лежащие на нем бумаги. Так, журнал не нужен. Отчеты от вскрытии кого-то там - в топку. Мне надо что-то, что поможет определить местонахождение девочек.
  
   - Да, они будут готовы завтра с утра. Ваш человек пусть будет к девяти утра, контейнер передам ему лично в руки.
  
   Вот тварь! Я начала злиться и краем глаза зацепилась за какую стопочку маленьких прямоугольничков. Наклонилась, рассматривая. Есть!
  
   - Алиса, возвращайся! - приказал Иеренат, и я тут же вынырнула обратно.
  
   - Вы знаете, где это? - вслух продиктовала адрес ему.
  
   - Да, - он одним слитным движением поднялся с пола и был в этот момент, похож на карающего своим огненным мечом архангела.
  
   - Спасибо, Алиса!
  
   - Пожалуйста, - вздохнула в ответ и положила игрушку на столик.
  
   - Иван, едем! - начал раздавать приказы Иеренат, - Григорий, покажи Алисе выделенные ей комнаты. Марину отведешь в ее спальню. Никуда не выпускать, - это снова Ивану, - Вернемся, надо будет окончательно разобраться, какую она сыграла роль во все этом.
  
   - Я могу посмотреть, - предложила тихо, стараясь не попасть под горячую руку, что-то мне сейчас подсказывало, что мужчину лучше не трогать, но промолчать не смогла.
  
   - Алиса, - голос Кирилла Сергеевича на пару тонов стал теплее, - не стоит. Отдыхайте. Посмотрите позже.
  
   И они вместе с Иваном покинули комнату.
  
   - Пройдемте, - обратился ко мне Григорий, - я покажу вам вашу комнату.
  
   Поднялась с кресла, но вместо того, чтобы последовать за мужчиной, подошла к Марине и взяла ее за руку. Черт! Боль! Ей было плохо, но не физически - морально. А эта заторможенность, следствие принятия большого количества седативных препаратов. Она понимала, что не жилец. После того, что совершила, Иеренат не простит. И я была практически уверена, он знает.
  
   - Зачем? - спросила я, - Зачем вы это сделали? Они ведь дети. Понимаете? Маленькие девочки, они же даже не жили толком. Ничего не видели в этой жизни. Зачем, Марина?! - сорвалась на крик, хотелось крушить все вокруг, а больше всего хотелось ее ударить. Еле сдержала себя, честное слово. Понимала, что не имею права. А она? Она имела это право, отправлять двух девочек на верную смерть? Неужели не знала о последствиях? Не может быть! Снова протянула руку к ней, но вместо того, чтобы погрузиться в видение, задрала рукав ее кофты. Чисто. Странно, думала наркоманки колют в вену. Правда, встречала и таких, что используют паховую вену, но проверять, естественно не буду. Хотя, может она их пьет?
  
   - Алиса, - ко мне снова обратился Григорий, - не надо. С ней разберутся. Позже.
  
   Марина сидела в кресле, обхватив себя руками, тихонечко раскачиваясь из стороны в сторону, и никак не реагировала на мои слова. Бесполезно. Она меня не слышит. Вышла из комнаты и, дождавшись, когда мужчина проследует за мной закрывая дверь в гостиную, попросила:
  
   - Вызовите мне такси. Пожалуйста!
  
   Он чуть замялся, отведя глаза, и в этот момент раздалась трель мобильного. Вытянув телефон из кармана, мужчина принял вызов. Выслушав говорившего, протянул аппарат мне:
  
   - Это вас.
  
   И кто это интересно? Взяла протянутый смартфон почему-то с опаской, но покорно приложила к уху.
  
   - Алиса, я вас прошу, останьтесь в доме.
  
   - Я хочу уехать, - твердо сообщила о своем решении Иеренату, удивляясь, откуда он узнал о том, что просила вызвать мне такси, - думаю, в моих услугах вы больше не нуждаетесь. Если возникнут еще какие-то вопросы, знаете, где меня найти.
  
   - Пожалуйста, - вдруг попросил Кирилл Сергеевич, - я приеду, и мы обо всем поговорим. Не переживайте, по всем вопросам обращайтесь к Григорию, он поможет вам во всем.
  
   - И покинуть ваш дом, тоже? - не удержалась от сарказма.
  
   - Алиса! - возмутился Иеренат.
  
   - Это приказ? - и ведь понимала, что не время и не место, но казалось, что-то намеренно внутри меня толкало к тому, чтобы оказать ему сопротивление. Вредность моя, что ли проснулась?
  
   - Это просьба, - сухо ответил Кирилл Сергеевич.
  
   - Хорошо, - вздохнула в ответ, - я останусь.
  
   - Спасибо, - и он отключился.
  
   Протянула телефон его хозяину и, отвечая на вопрос в его глазах, ответила:
  
   - Я остаюсь.
  
   - Вот и хорошо, - улыбнулся мне Григорий, - пройдемте, покажу вам ваши комнаты. Кстати, ужинать будете?
  
   - Буду, - все же это вредность, однозначно. Обычно так поздно я не ем.
  
   - Позволите составить вам компанию?
  
   "А у меня есть выбор?" - поморщилась я, но просто молча кивнула в ответ, понимая, что веду себя как истеричка.
  
   Решение проблем
  
   "Шикарная ночь". Он запрокинул голову и уставился в ночное небо. Тысячи, миллиарды звезд были настолько близко, что казалось, достаточно протянуть руку и можно коснуться любой из них. Мужчина сделал глубокий вдох, буквально наполняя свои легкие влажным ароматом осени. Пахло мокрой хвоей, шишками и почему-то немножко землей. Взлохматив волосы, оглянулся за секунду до того, как его позвали. Видеть будущее, конечно, неплохо, но хотелось бы чуть больше спонтанности и непредсказуемости. И что-то ему подсказывало, его новая знакомая сможет это обеспечить в полной мере. Хотя не эфемерное "что-то", а вполне обоснованное, хорошо видимое им в будущем и от этого, пусть и ожидаемое, но, тем не менее, Кирилл уже хотел, чтоб все произошло и не приходилось устраивать глупых танцев с бубнами. С одной стороны, Алиса права, "здорово быть Иеренатом", и Видящим будущее еще лучше. С другой стороны это накладывало свой отпечаток и на его характер и на отношение к происходящему здесь и сейчас. Честно говоря, он и сам иногда не мог определиться, что же лучше - знать все обо всем, что произойдет с тобой и твоими близкими в будущем или оставаться в неведении. Нет, свой дар он бы не променял ни на что в этом мире, но иногда, лучше все же не знать. Потому, он старался не злоупотреблять, оставляя процентов десять из происходящего на откуп неожиданности.
  
   - Кирилл, мы готовы, - к нему подошел практически вплотную Иван и следующую фразу, прокричал на ухо, - можем взлетать!
  
   Иеренат, кивнул, показывая, что услышал его и, запахнув полы пальто, придерживая, чтоб не разлетались в разные стороны, пошел за своим другом, и по совместительству начальником личной службы безопасности к вертолету. Взобрался наверх и, усевшись в кресло, пристегнулся. Надев наушник, переключил его в режим разговора и спросил в микрофон:
  
   - Все нормально? Твои уже на месте?
  
   - Да, - Иван сидел впереди рядом с пилотом и, разговаривая с Кириллом, параллельно списывался со своей группой захвата, - четыре с половиной минуты и можем начинать.
  
   - Рано, - ответил ему Кирилл, - взлетим, и соединишь меня с командиром, хочу сказать ему пару слов, - и уже пилоту, - Когда?
  
   - Прямо сейчас, - усмехнулся в микрофон тот, и вертолет, поднявшись на несколько метров над землей, завис в воздухе на пару мгновений, от чего близлежащие деревца буквально пригнулись к земле. И на бреющем стальная машина полетела в сторону города.
  
   - Сомневаешься? - Иван даже полуобернулся назад, пытаясь в темноте увидеть выражение лица Кирилла Сергеевича.
  
   - Не задавай глупые вопросы, - чуть скривился мужчина, - если бы это было так, уволил бы к черту. Хочу предупредить.
  
   - На связи, - в этот момент, в "ухе" раздался голос командующего группой захвата.
  
   - Двое на крыше. Снайпера над входом и обязательно, одного на рядом стоящее здание.
  
   - Была команда, - начал было возражать командир, а Кириллу в этот момент захотелось ругаться. "Все же субординация, мать ее".
  
   - Иван, - обратился он к начальнику СБ.
  
   - Понял, - отозвался тот, и уже своему подчиненному, - плюс один на крышу и бойца напротив. Командир?
  
   - Есть, - и связь прервалась.
  
   - Что будет? - решил поинтересоваться Иван у Иерената.
  
   - Будет все, - улыбнулся Кирилл другу, - и все будет хорошо. Я видел.
  
   - Вот и чудненько, - в ответ ухмыльнулся Иван, - думаю, что можно начинать, как раз успеют к тому моменту, как мы приземлимся. Их, кстати, куда?
  
   - Давай как всегда, - отрешенно ответил мужчина, о чем-то задумавшись глядя в окно.
  
   А Ивану как никогда стало интересно, чему улыбается его друг. Что за мысли бродят в его голове и не связаны ли, скажем так, совершенно случайно с девушкой, которую он сегодня привез в дом Кирилла. Что, конечно, маловероятно, но все может быть.
  
   Минут через двадцать вертолет уже был в черте города, еще через пару минут, сел на площадку крыши двадцатиэтажного здания. Кирилл спустился по трапу следом за начальником СБ, чуть морщась от порывов ветра и мелких противных капель дождя.
  
   - И ты здесь? - Кирилл повысил голос, но собеседник ожидаемо его не услышал.
  
   Дождавшись пока Иеренат спустится, поднял над его головой зонт, закрывая от дождя, Андрей на всякий случай кивнул.
  
   Группа из трех мужчин спустилась с крыши на последний этаж здания и уже там смогли наконец-то поговорить в более-менее спокойной обстановке, стоя возле лифта.
  
   - Ты как здесь оказался? - задал вопрос Иеренат своему помощнику Андрею.
  
   Мужчина в этот момент аккуратно сложил зонт и стряхнул капли с него на пол. Поправив свободной рукой галстук, он наконец-то поднял голову и ответил:
  
   - Меня уведомил Иван Николаевич, - парень кивнул в сторону начальника СБ, - и мы, посоветовавшись, решили, что возможно, вам понадобится моя помощь.
  
   - Ну, что за самоуправство? - нахмурился Иеренат.
  
   В это время подъехал лифт и все трое прошли внутрь. Иван нажал на кнопку пятнадцатого этажа и одновременно с этим, усмехнувшись, ответил:
  
   - А чем ты недоволен? Было бы хуже, если б он тебе понадобился, и пришлось бы ждать.
  
   - Иван Николаевич, - попытался влезть в разговор Андрей, помощник хозяина города, хотя по факту его должность подразумевала собой не только это, но и выполнение многих, очень многих деликатных поручений.
  
   - Андрей, все нормально. Твоя помощь, действительно будет необходима. Заберешь девочек и отвезешь их ко мне домой.
  
   - Хорошо, - кивнул парень и решил уточнить, - мне оставить их с няней или остаться самому?
  
   - С няней? - усмехнулся Иван, - с няней не стоит.
  
   - Марина пока не сможет выполнять свои обязанности по отношению к девочкам.
  
   - Она все еще плохо себя чувствует? - с долей сочувствия спросил Андрей у Кирилла Сергеевича.
  
   Двери лифта открылись и мужчины вышли в коридор, повернули налево и, пройдя в конец его, вошли в рабочий кабинет Иерената.
  
   - Присаживайтесь, - свет в кабинете зажегся автоматически, едва он шагнул в комнату. Кирилл сразу же направился к своему креслу, попутно снимая с себя чуть влажное пальто. Небрежно бросив его на диван возле стола, уселся и ответил на ранее заданный вопрос, - Марина наша оказалась наркозависимой. И кстати, Иван, - он обратил свой взгляд на начальника СБ, - не забудь объяснить, почему мы об этом узнали только сегодня.
  
   - Ответ на этот вопрос, у меня будет, - Иван Николаевич взглянул на планшет, что лежал перед ним на столе, - через час, максимум полтора. Ребята уже работают с тем, кто проводил проверку девушки.
  
  
   - Андрей, - обратился к помощнику Кирилл Сергеевич, - тебе надо быть готовым к приему девочек и договорись на завтра, вторую половину дня, о встрече с детским психологом.
  
   - А я готов, - улыбнулся Андрей, - мы уже все обсудили с Иваном Николаевичем, пока вы летели сюда. И с психологом договорился, завтра к трем часам дня он будет у вас.
  
   - Отлично, - он кивнул помощнику и, откинувшись на спинку кресла, снова обратился к Ивану, - скоро?
  
   Тот же, пока мужчины общались между собой, перегнулся через стол, утянул к себе ноутбук Кирилла и, откинув крышку, ввел известную лишь двум людям комбинацию из нескольких символов, позволяющих включить ноут. Подключил к нему свой планшет и синхронизировав устройства, развернул монитором к Иеренату.
  
   - К просмотру фильма - готов! - бодро отрапортовал он и, поднявшись, со своего места подошел к креслу, за которым сидел Кирилл, следом подтянулся и Андрей.
  
   Все трое очень внимательно следили за происходящим на экране. Двухэтажное здание, возле которой находилась группа захвата было хорошо освещено. По периметру трехметрового забора висели прожектора, не оставляя ни одного темного участка на территории. По верху забора Иереанат увидел натянутую проволоку, Иван, стоящий позади, тихо прокомментировал "под напряжением". Кирилл чуть сжал пальцами перьевую ручку, и это было единственное, чем он выдал свое отношение к происходящему.
  
   - Вы волнуетесь? - Андрей и сам не знал, зачем спрашивает столь очевидные вещи. Наверное, просто потому, что было страшно вот так стоять и просто наблюдать, не в силах помочь. Но он прекрасно отдавал себе отчет, что не с его подготовкой, точнее с ее полным отсутствием, участвовать в подобных операциях. У него другая квалификация и его помощь еще понадобится. Пусть он не может бегать с оружием наперевес, изображая героя какого-нибудь шутера, но его умения пригодятся в скором будущем, не зря из более чем сотни претендентов, отобрали именно Андрея резюме. И потому, дав себе мысленную команду не париться больше по поводу не способности сейчас помочь девочкам начальника, просто наблюдал за происходящим.
  
   - Нет, - резко сказал Кирилл Сергеевич, - и вам не советую, все будет хорошо.
  
   - Готовность, - прозвучал над ухом Иереаната голос Ивана, - свет!
  
   В это же мгновение, вся территория, видимая на экране ноутбука и до этого, освещенная прожекторами, погрузилась в темноту. А через пару мгновений обесточили и само здание. Кирилл подался вперед, пытаясь рассмотреть происходящее, затем, так ничего и не увидев, обернулся на Ивана, тот пожал плечом и ответил:
  
   - Технические неполадки, бывает.
  
   Поняв по выражению лица Кира, что еще чуть-чуть и тот зарядит ему в нос, Иван снова склонился над планшетом, что-то там пошаманил, и на мониторе появилась картинка. Судя по ней, было очевидно, подсоединился к кому-то из бойцов, и камера встроена в очки ночного видения или же сама снимала в инфракрасном излучении.
  
   - Спасибо, - сухо поблагодарил Иеренат, не поворачиваясь к своему начальнику СБ, все свое внимание сосредоточив на происходящем.
  
   - Начинаем, - скомандовал в смарт Иван и послушные его приказу пять человек, что со стороны, скорее всего, казались смазанными тенями, так быстро они передвигались, перемахнули через забор. Пробежав достаточно внушительную территорию, прилегающую к больнице, остановились возле здания. А дальше они действовали согласно плану проработанному ранее. По двое обогнули здание, направляясь к боковым входам. Судя по отсутствию звука, камера могла передавать лишь картинку, и о переговорах между бойцами можно было лишь догадываться. Вот один перекинул за плечо винтовку и присев возле двери, что-то начал там делать. Андрей, с интересом наблюдавший эту картину, решил, что работает с отмычкой. Через пару мгновений замок поддался и боец вошел внутрь здания.
  
   - Можешь показать, что происходит внутри? - спросил Иеренат.
  
   - Сейчас, - отозвался Иван и снова склонился над планшетом.
  
   В следующую секунду картинка сменилась и вместо входа в здание, мужчины увидели как человек, к голове которого была прикреплена камера, быстро пробегает по коридору. Первая, вторая, пятая дверь распахнулась, появившаяся в дверях фигура еще не поняла, что происходит в темноте, потому как комната, из которой он вышел, освещалась фонарем, но на всякий случай решил шагнуть обратно. Боец тут же, сделав практически неуловимое глазом движение, уложил его на пол. Затем перетащив в комнату из которой появилась фигура, и, выключив фонарь, занялся осмотром. Вышел из помещения, закрыл за собой дверь и, связавшись с кем-то по рации, быстрым шагом снова двинулся по коридору вперед.
  
   - Откуда они знают, куда им идти? - спросил Андрей, тронув Ивана за рукав.
  
   - Их ведут, - охотно пояснил он, - у нас есть план здания и несколько предполагаемых точек, в которых могут находиться девочки.
  
   - Я не понимаю, - снова решил нарушить тишину парень, - почему все же похитили Алю с Натой? Неужели они не знают, кто их родители?
  
   - Почему же не знают? - удивился Иван, - Знают, конечно. Правда, Марина, промолчала о том, кто их дядя. Но они это узнают, буквально сегодня. Верно, Кирилл?
  
   - Абсолютно точно, - кивнул Иеренат, продолжая наблюдать за тем, как боец движется по зданию в поисках девочек.
  
   - Марина? - не сумел скрыть удивления Андрей.
  
   - Она самая, - скривил губы в подобии улыбки Иван.
  
   - А зачем? - снова спросил Андрей.
  
   - Что именно? - не поворачивая головы, уточнил Кирилл.
  
   - Ну, зачем все это и почему.
  
   - А все очень просто. Марина - наркоманка, не скажу, что конченная, но где-то рядом. Присадил ее, теперь уже бывший, парень, она с ним рассталась, правда, так просто спрыгнуть ей не дали. Слишком быстро придумали, как можно ее использовать. Как ты знаешь, с девочками она относительно не долго, всего пару месяцев. Кто подготовил похищение, точнее, кто именно во всем этом кроме нее участвовал, мы узнаем сегодня, а вот зачем, - Кирилл так повернулся в сторону Андрея, - я могу сказать прямо сейчас. Интересно?
  
   - Очень, - подтвердил тот.
  
   - Есть в моем городе, - Кирилл Сергеевич кивнул в сторону монитора, - больница. Занимается ни много ни мало, а пластической хирургией. Но это официально. Неофициальный и скажем так, составляющий около восьмидесяти процентов дохода, источник - это поставка доноров. Точнее определенных частей тела для пересадки. Как ты, наверное, догадываешься, самые проблемные в этом плане и, следовательно, самые дорогие это детские органы. Вот и решили подзаработать врачи, кто именно не скажу, ибо имена не помню, да это и не главное. Поначалу обходились беспризорниками и бомжами, находили необходимых детей в приютах и детских домах, но они были проблемными в прямом смысле этого слова. Сам понимаешь, плохое питание, отсутствие витаминов, частое перемерзание и как итог, проблемы со здоровьем. А доноры нужны здоровые, кто ж заплатит, к примеру, за больные почки? Или за сердце с пороком? Верно? Вот собрались как-то великие умы, работающие в этой больнице, естественно это не весь персонал, а буквально два-три человека. Один находил детей и проверял их, второй оперировал и доставал необходимые органы, а третий, соответственно занимался доставкой и общей организаторской деятельностью. Короче говоря, заведовал финансовой стороной дела. Так вот решили они, что на так называемых, "домашних" детях можно больше заработать, распродавая их практически на запчасти. И, недолго думая, нашли первого ребенка. Мальчика...
  
   Андрей очень внимательно слушал Иерената и потому, вопль Ивана "Нашли!", заставил его дернуться. Все тут же пришли в движение. Кирилл Сергеевич, подхватив пальто, практически бегом направился к выходу из кабинета, следом за Иваном. Но, осознав, что верхняя одежда еще мокрая, бросил ее на стол и вышел в коридор. Андрей недолго думая зачем-то захлопнул крышку ноутбука и выбежал за ними. Остановившись за дверью, прикрыл ее, потом прохлопав карманы своих брюк нашел ключи и на всякий случай, воспользовался. А затем бросился догонять мужчин, которые решили не дожидаться лифта и воспользовались лестницей. Добравшись до коридорчика, вышел на лестничную площадку. Прислушался к топоту, и, дернув плечом, вернулся обратно к лифту. Вниз он приехал на две минуты раньше. Успел позвонить водителю, с просьбой подогнать машину к центральному выходу из здания, так что когда Иеренат с Иваном спустились, обнаружили Андрея, спокойно дожидающегося их на крыльце. За что тот собственно и получил. Благодарность от обоих.
  
   С бойцами они встретились на полпути. Всю дорогу Иван поддерживал с ними телефонную связь и когда три машины подъехали к указанному месту, Иеренат уже стоял возле автомобиля, ожидая встречи с девочками. Хлопнули дверцы припаркованных джипов, и из первого выбежали две маленькие фигурки. Он остался на месте, хотя очень сильно хотелось рвануть к ним. Присел на корточки поймал обеих в объятия, едва удержавшись от падения на спину. К нему тут же подошел Андрей с пледами в руках. Накинул на них сверху. Кирилл укутал сначала Алю, потом Наташу.
  
   - Ну, не плачьте. Все хорошо, - он попытался успокоить их, но видимо, что-то делал не так, потому что девочки все никак не успокаивались, рыдая взахлеб. "Маленькие, перепуганные и замерзшие воробышки", - мысленно отметил Иеренат, поглаживая их по спине.
  
   - Девочки, у меня к вам предложение, - деловито начал мужчина, надеясь, что сейчас именно такой тон, позволит достучаться и они обратят внимание на него, - я разрешу вам сегодня не спать до утра. И мороженое.
  
   - Му-му-мультики? - уточнила Аля, шмыгая носом. Слезы все никак не хотели заканчиваться, хоть предложение о мороженом было достаточно заманчивым. Она потерла кулачками глаза, но это мало помогло.
  
   Иеренат потянулся в карман за платком, потом вспомнил, что оставил его в пальто и, обхватив Алю за затылок, прижал к себе, за что тут же получил кулачком по плечу.
  
   - Переговоры! - напомнила девочка и, обтерев нос о рубашку Иерената, шмыгнула, доверчиво заглянув ему в глаза. Рядом тут же встала Ната и заявила:
  
   - Мороженое, не спать до утра, мультики и Андрея, - тыкнула пальцем в молодого человека.
  
   Услышав требования, Иван присвистнул, Андрей закашлялся, а Иеренат ответил:
  
   - Хорошо. Андрей, доставишь их домой и останешься до утра. Завтра решим, где взять новую няню.
  
   - Я хочу к маме! - вдруг опомнилась Аля и заревела, к ней тут же наклонился Андрей.
  
   - Пойдем, маленькая. Мы с тобой сейчас позвоним, и ты поговоришь с мамой по телефону, - он подхватил плачущую девочку на руки и направился к автомобилю, в котором приехал вместе с Иваном и Иеренатом. Ната, тут же забыла о переговорах, видя как ее сестренку уносит "объект воздыхания" и заорав: "Я тоже хочу!", бросилась за ними.
  
   - Андрей! - окликнул парня Кирилл, - Как доберетесь, позвоните мне.
  
   Тот кивнул уже возле машины, показывая, что услышал. Иван распахнул дверцу и помог ему устроиться на заднем сиденье вместе с Алей, за ними следом уселась и Ната. Через пару минут автомобиль с детьми и помощником Иереаната, а также с двумя машинами сопровождения отправился обратно к офисному зданию.
  
   - Что дальше? - спросил Иван, вытащив из кармана пачку сигарет. Покосился на Иерената и, достав одну, протянул ему. Иван, сделав первую затяжку, задал еще один вопрос - Ты уже решил?
  
   - Конечно, - уверенно кивнул Кирилл, выдыхая струйку дыма и поднимая вслед за ней голову вверх, наблюдая за тем, как он медленно растворяется в воздухе. "То дождь, то ясное небо над головой. Дурацкая погода", - подумал он. И снова обратив свой взгляд на начальника СБ, спросил:
  
   - Сколько надо времени, чтоб собрались управляющие и их заместители?
  
   - Ты думаешь, кто-то из них причастен?
  
   - Конечно, - дернул плечом, - они не могли все это проворачивать самостоятельно на моей территории, да еще и без моего ведома. А если я не в курсе и моя служба безопасности не в курсе, значит, будем искать среди особ приближенных. Думаю, что их может быть больше чем один и надо вычислить, кто именно замешан.
  
   Кирилл сбил пепел и продолжил:
  
   - Пока твои ребята будут искать подтверждения моим мыслям, мы с тобой лично постараемся вычислить среди своих. Но кроме этого, хочу наказать тех, кто виновен в похищении моих девочек. И сделать это показательно.
  
   Иван не стал уточнять что именно, тот собирается делать. Знал, что все увидит в скором времени. Сделав еще одну затяжку и продолжил разговор:
  
   - Если ты хочешь их собрать в одном месте, то лучше будет это сделать за городом. Склад подойдет?
  
   - Тот, что возле мебельного комбината? - уточнил Иеренат.
  
   Иван кивнул, стряхивая пепел.
  
   - Отлично. И сколько нам понадобится времени?
  
   - Пары часов думаю хватит, - задумчиво проговорил Иван, мысленно прикидывая, успеет ли. Как вариант, можно будет отправить свою команду за всеми, тогда точно уложаться.
  
   - И знаешь, еще что..., - нарушил его размышления Кирилл, - давай-ка, наверное, и Видящих соберем.
  
   - Хорошо, - снова кивнул Иван и, вытянув свой смарт, начал быстро набирать сообщения, затем, очевидно вспомнив про девушку, что находилась сейчас в доме Иерената, уточнил, - Алису тоже?
  
   - И ее, - кивнул Кирилл.
  
   - Отправить за ней машину? Или пусть летит вертолетом?
  
   - Машина, - после недолго раздумья выбрал Кирилл, - так у нее будет возможность поспать в дороге.
  
   - Заботишься? - ухмыльнулся Иван.
  
   - Она мне нужна, - просто ответил Кирилл, не уточняя, правда, в каком именно качестве.
  
   И Иван, глянув на друга, понял, что дальнейшие расспросы не имеют смысла. Кирилл все равно не ответит. Ну, ничего, он наблюдательный и сам сможет сделать правильные выводы. Сейчас не о том голова должна болеть. И едва сделал первую рассылку сообщений, как у него сразу же затрезвонил телефон, после чего Иван и думать забыл о предполагаемых взаимоотношениях Иерената и Видящей.
  
   Кирилл же в этот момент как раз задумался об Алисе. Понимал, что девушка не будет в восторге от его действий, свидетельницей которых ей предстоит быть. Но также и знал, что осуждать не станет. Все же хорошо быть Видящим. Будущее.
  
   Спустя пару минут, уточнив у Ивана, дал ли тот команду привезти Алису, позвонил девушке. И пребывал в недоумении из-за того, что его звонок сбросили. Тогда он позвонил еще раз и еще, но абонент был занят, разговаривая с кем-то по телефону. Мельком отметив который сейчас час, удивился тому, кто мог звонить ей так поздно и, недолго думая набрал Григория. Тот, честно говоря, не пролил свет на происходящее, потому как девушка не поставила его в известность о звонке. Отключив телефон, Кирилл понял - раздражен происходящим, и непредсказуемость Алисы, это не так уж и хорошо. Затем, вспомнив, что вообще-то она не обязана перед ним отчитываться, снова набрал ее номер. В этот раз девушка ответила и, честно говоря, ее недовольное "Да!" в телефонный динамик, абсолютно не улучшило его настроения.
  
   Алиса, Видящая Южного сектора
  
   К сожаленью поужинать у меня не вышло. Едва успела зайти в комнату, предназначенную мне, осмотреться по сторонам и сделать вывод, что ночевать здесь не хочу, как зазвонил телефон. Обнаружив на кресле свою сумочку, поторопилась вытянуть смарт. Увидев фотографию звонящего, решительно сбросила звонок. Разговаривать с Валериком не хотелось, но он был настойчив. После пятого звонка, поняла - нервы ни к черту и приняла вызов:
  
   - Я вас внимательно слушаю, - пропела в трубку, стараясь казаться жизнерадостной.
  
   - Привет, - и он замолчал.
  
   И я молчала, не собираясь начинать разговор первой, да даже здороваться с ним не было никакого желания.
  
   - Ты спишь? - удивленно скосила глаза на телефон. Как бы никогда его подобные вещи не волновали. Надо было, звонил и в три часа ночи, если возникала необходимость в моей помощи или хотелось кому-то излить душу. А я была в роли штатного слушателя. Советовать что-либо смысла не имело, он - мужчина, в конце концов, пусть сам решает свои проблемы с женой, потому что у него хватало наглости звонить мне, чтобы обсудить проблемы с ней. Идиот.
  
   - Не сплю, - коротко ответила и снова стала ждать, когда пояснит суть звонка. Ведь зачем-то я понадобилась ему в столь поздний час.
  
   - Тебя нет дома, - вдруг заявил Валерик, а я в первый момент даже растерялась как-то.
  
   - Нет, - а потом дошло, что вообще это был не вопрос, а констатация факта.
  
   - Ты где?
  
   - За городом, - честно ответила ему и вдруг задумалась. "Да какого черта? Как он смеет задавать подобные вопросы? Кто он мне? Да никто! Но все равно духу не хватило наорать на некогда близкого мужчину. Может ему хватит такта? Не хватило..."
  
   - С кем ты?
  
   - Знаете что, Валерий Алексеевич, вас это абсолютно никаким боком не касается, - я честно говорила, не повышая голоса. Как оказалось зря, надо было орать, визжать и закатывать истерику. И по фигу, что повода нет. Мы, женщины такие, нам и повода не надо, главное чтоб желание было. А оно у меня было, но вот какие-то остатки хорошего воспитания, которые в последнее время уверенно пыталась затоптать непонятно откуда взявшаяся вредность, все же возобладали и не дали начать безобразный ор. Только видно у Валерика не было ни такта, ни воспитания, в чем я убедилась ровно через пару секунд. Боже, кем он меня только не называл!
  
   Снова растерялась, как-то в голове не укладывалось, что мужчина, с которым был секс, пусть не крышесносный, а так... на троечку, может позволить себе такие выражения. После фразы "шалава подзаборная", отключила звонок и отбросила на кровать телефон. Фу, как противно! Что-то я расклеиваюсь в последнее время. Вытерла слезы и, оставив смарт в комнате, вышла в коридор искать уборную, в надежде, что там и умывальник окажется, желательно с зеркалом. Ну, на худой конец, ванна какая-нибудь.
  
   И зачем, спрашивается, его слушала? Ведь должна была сообразить, что после попытки изнасилования, не будет он серенады под окнами петь. Да мне это и не нужно. Хотелось элементарного уважения к себе. "Черт! Не надо было с ним спать!" У Валерика видать совсем тормоза отказали, раз нес подобную чушь.
  
   Прошлась по коридору, но, так и не обнаружив ничего, что подходило бы к описанию "ванная комната", (некоторые двери были закрыты, а те, что были открыты, не представляли для меня интереса), повернула обратно, но растерянно замерла посреди коридора, потому что совершенно не запомнила, откуда вышла. Дверь закрыла, не подумав оставить ее хотя бы приоткрытой. Спас меня Григорий. Появился в противоположном конце коридора и еще издали заметил:
  
   - Похоже, вы потерялись, Алиса.
  
   Даже с места не двинулась, наблюдая за тем, как он идет ко мне, и вдруг ни с того ни с сего, решила спросить:
  
   - А вы всегда вовремя появляетесь?
  
   - Работа такая, - усмехнулся он.
  
   - И все же, - вот откуда взялась эта вредность, а? Ну, ведь не было ее. И почему она не "проснулась" в разговоре с Валериком? Да какого черта называю его Валериком? Все, буду теперь называть исключительно по имени-отчеству.
  
   - У нас здесь есть камеры слежения, - вдруг ответил мне Григорий, хотя я, в принципе, сомневалась, что соизволит, - мне наша служба безопасности сообщила, что вы вышли из своей комнаты и, по-видимому, не можете вернуться обратно.
  
   Стало стыдно. Блин, ну, почему, так часто стала чувствовать себя идиоткой? Надо брать себя в руки, честное слово.
  
   - Камеры где? - постаралась невозмутимо задать вопрос, надеюсь, получилось.
  
   Григорий указал рукой прямо над моей головой.
  
   - Звук есть? - снова уточнила я.
  
   - Есть, - усмехнулся он.
  
   Развернулась лицом к камере и прежде чем что-то сделать, решилась на последний вопрос:
  
   - Охрана мужского пола?
  
   - Да, - прозвучал ответ.
  
   - Спасибо, мальчики, - сказала в камеру задрав голову и мило улыбнулась.
  
   В тот же момент, Григорий как-то странно зазвонил и только когда вытянул рацию из кармана брюк, поняла, что это не он.
  
   - Мальчики, ответили - не за что.
  
   Улыбнулась еще раз в камеру и попросила Григория:
  
   - Отведите меня, пожалуйста, в ванную комнату.
  
   - А вы ее не нашли? - спросил мужчина, ловко подцепив меня под локоток, уводя от камеры, в сторону, - она же у вас в комнате есть.
  
   Я растерянно молчала и покорно шла за Григорием.
  
   - Кстати, Алиса, а где ваш телефон?
  
   - В комнате, - послушно ответила ему и тут же спохватившись, уточнила, - а что?
  
   - Вам Кирилл Сергеевич не может дозвониться.
  
   - Девочек нашли? - перехватила его под локоть, теперь получилось, что не он меня ведет, а мы как бы прогуливаемся по коридору. Мило.
  
   - Да.
  
   - С ними все в порядке? - чуть притормозила, заглядывая ему в лицо, в надежде увидеть реакцию на свой вопрос прежде, чем прозвучит ответ. Вот как-то не хочется мне больше в этом доме "читать людей" без особой надобности. Мне Марины хватило и еще, наверное, надолго хватит, если только не возникнет крайняя необходимость.
  
   - Абсолютно, - подтвердил догадку мужчина и распахнул передо мной дверь.
  
   "Как он здесь ориентируется? Однозначно у него есть карта. Или вот охранники его "ведут" с помощью рации. А что? Я бы здесь долго еще ходила, если бы не они"
  
   - Их скоро привезут, - продолжил отвечать Григорий.
  
   - Тогда не понимаю, зачем понадобилась Иеренату?
  
   - Их привезет Андрей, помощник Кирилла Сергеевича, - он сказал это, пропуская меня в комнату, сам же зашел следом и в этот момент зазвонил мой телефон.
  
   Взяв его в руки, увидела неопределимый номер. Но, вспомнив, что это мог быть кто угодно, начиная от Валерия Алексеевича и Иерената и заканчивая... да кем угодно, приняла вызов, на всякий случай добавив строгости в голос.
  
   - Да?
  
   - Алиса, это Кирилл. Собирайтесь, вы выезжаете через пять минут.
  
   - Куда? - не поняла я. Нормально, только приехала, и сейчас снова куда-то собираются отвезти.
  
   - На месте все узнаете, - мужчина оказался неразговорчив и не захотел объяснять, куда меня везут, - это касается сегодняшних событий.
  
   Уже хотела отключиться, но вдруг поняла, что он мне что-то еще говорит.
  
   - Извините, Кирилл Сергеевич, - повинилась ему, - не услышала, что вы еще сказали.
  
   Послышался тяжелый вздох. Ну, очень занятой мужчина этот Иеренат, видимо. А тут еще и я, не дослушала.
  
   - Алиса, - повторил он, а я поняла, что снова "отключилась" и не отреагировала должным образом, - Что там у вас произошло?
  
   - Ничего, - нагло соврала ему, - все хорошо.
  
   - Ладно, приедете - разберемся с этим вашим "ничего", - и поспешил добавить, очевидно понял, еще чуть-чуть и снова не буду его слушать, - Вас привезут в одно место, советую не нервничать, не переживать. Все будет хорошо.
  
   - Вот вы меня сейчас успокоили, ага, - съязвила в трубку.
  
   - Вы сможете мне поверить еще раз, Алиса?
  
   И тут вспомнила, как его горячая ладонь касалась моей, после чего я погрузилась в видение "настоящего". И ведь не обманул меня тогда. Верно? Может, и в этот раз обойдется?
  
   - Я вам верю, Кирилл Сергеевич, - чуть пафосно заверила мужчину.
  
   На что Григорий, все еще находящийся в комнате, чуть слышно фыркнул. Обернулась на него и, округлив глаза, спросила одними губами "Что?"
  
   - Спасибо, - поблагодарил меня Иеренат, - и передайте Григорию, пусть соберет вам в дорогу что-нибудь перекусить, вы так и не успели поужинать.
  
   - Обязательно, - клятвенно пообещала, впрочем, абсолютно не собираясь напрягать по сути постороннего мужчину. С какой радости его вообще должно волновать, голодна ли я?
  
   И с чистой совестью отключила телефон. Надеюсь, он сказал все, что хотел. Ну, а если и нет, мой номер знает. Перезвонит. Повернулась к Григорию, все еще сжимая в пальцах смарт и сообщила:
  
   - Я сейчас уезжаю.
  
   Он кивнул, по-видимому, Иеренат ему уже сообщил о моем отъезде.
  
   - Давайте, провожу вас.
  
   Вздохнула и, взяв во вторую руку сумочку, снова повернулась к нему:
  
   - Я готова.
  
   - Идемте, Алиса.
  
   Григорий снова провел по коридору, вывел вниз на первый этаж, помог надеть плащ, уже высушенный. А жаль, мне понравился запах куртки Кирилла Сергеевича. Но кто ж даст в ней ходить? Попытался всучить какой-то пакет с едой, но я так жалобно на него посмотрела и он отстал. Нет, ну, в самом деле, я буду есть, а водитель на переднем сиденье слюной давиться? Мысль о том, чтобы поделиться, даже не пришла в голову почему-то. Меня познакомили с водителем очередного джипа, представилась в ответ, и, едва выехали за пределы усадьбы, уточнила:
  
   - Максим, а мы обратно в город?
  
   Мужчина кивнул, не поворачиваясь.
  
   - А мы можем по дороге заехать в какой-нибудь ресторанчик быстрого питания?
  
   Он стразу же отрицательно качнул головой и ответил:
  
   - Не велено.
  
   - Блиииин, - простонала вслух, - а так есть хочется! Ну, можно, хотя бы кофе купить?
  
   Вместо ответа, Максим принялся кому-то звонить. Объяснил неведомому собеседнику, что я хочу, а затем передал трубку мне.
  
   - Да, - промямлила в трубку, уже догадываясь, что это либо Иван, либо Кирилл Сергеевич. Хоть была надежда, что мне повезет и это будет Иван, с ним, как мне казалось, было бы легче договориться.
  
   - Алиса, почему вы не взяли пакет с едой? - осведомился Иеренат.
  
   Вдруг как-то снова стало стыдно, обо мне тут заботятся, а я нехорошая такая еще и нос ворочу. Но потом моя, так некстати проснувшаяся вредность, вспомнила обо мне.
  
   - Кирилл, ну, что за детский сад? Я взрослый человек и сама в состоянии позаботиться о себе, - и тут же прикусила язык. Кому ты это говоришь, Алиска? И главное, в каком тоне?
  
   - Я понял, Алиса, - сухо ответил Кирилл Сергеевич, - полчаса вам хватит?
  
   - Да, - пискнула в трубку, уже десять раз пожалев о том, что сказала.
  
   - Вот и хорошо, - и тут мне показалось, что он улыбнулся, но скорее всего, просто показалось, - Тем более вы все равно будете самыми первыми.
  
   - Где? - сразу же озадачилась я.
  
   - На одной встрече, - уклончиво ответил мужчина, - И я вас еще раз прошу, не придумывайте себе лишнего.
  
   - Да, я..., - попыталась возмутиться в ответ. Вот не собиралась даже, честное слово, ничего надумывать, а тут он, как специально, повторяет одно и то же. "Не волнуйтесь и не накручивайте". Да любой нормальный человек, точнее женщина в этой ситуации обязательно, что-то себе придумает, да разрисует, а потом еще и поверит в свою выдумку.
  
   - Приедете, и мы обязательно с вами обо всем поговорим.
  
   - Обещаете? - требовательно уточнила у него.
  
   - Обещаю, - ответил он и попросил передать телефон водителю.
  
   Дождавшись от водителя согласия отвезти в какой-нибудь ресторанчик, вытянула из сумки зеркальце и попыталась вглядеться в него, без особого успеха впрочем.
  
   - Остановиться? - вдруг спросил Максим, судя по всему, увидев в зеркало заднего вида мое копошение.
  
   - Да, пожалуйста, - согласилась я.
  
   Через несколько минут, после того, как смогла разглядеть себя и пальцами "поправила" макияж, снова тронулись.
  
   Смотрела в окно и старалась не уснуть, думать ни о чем не хотелось. Анализировать происходящие события было лень. Через час с небольшим, как-то ехали не очень быстро, въехав в черту города, водитель уточнил, чего бы мне хотелось и, отказавшись выпустить из автомобиля, сам пошел заказывать еду. Оставив машину на стоянке и меня в ней закрытую, я так понимаю на всякий случай, внутри. Капец какой-то.
  
   Вернулся и, вручив пакет с едой и стаканчик с кофе, сам принялся за бутерброд. Я от него не отставала. Жутко хотелось спросить у Максима, куда именно он меня везет, но что-то подсказывало, вопрос останется без ответа. Дожевав бутерброд чисто механически, и запив его теплым кофе, сложила бумажки, салфетки и стаканчик в пакет. Мужчина молча протянул руку отобрав его у меня, пошел выбрасывать. И снова двинулись в путь. А потом, еще минут через тридцать, оказалось, что мы прибыли к месту назначения.
  
   Странно как-то, а еще жутко. Сразу же вспомнилась просьба "Не волнуйтесь и не накручивайте". Ага. Хорошая просьба. Да. И главное такая правильная.
  
   Мы находились за городом, только с западной стороны, на территории каких-то складских помещений. Их было много. Очень. Насчитала около десятка зданий. Наша машина остановилась напротив самого большого. Одноэтажного, но протяженностью, наверное метров пятьдесят. Честно говоря, выходить из теплого автомобиля не было никакого желания, очевидно же что там очень холодно. Сквозь окна видела, как мелко моросящий дождь собирается в небольшие лужи. Судя по порывам ветра, был шанс, что скоро он может превратиться в ливень. Главное, чтоб не прихватил мороз иначе, по такой дороге будет нереально передвигаться. По периметру кирпичного забора, что возвышался на добрых пять метров, размещались кое-где прожектора, освещая своим неровным светом окружающее пространство. Жутко. Но, что-то мне подсказывало, не дадут отсидеться в тепле. Раз меня сюда привезли, значит, как ни крути, а придется выбираться наружу и идти. Куда-то. Вот если бы мне кто еще сказал куда именно.
  
   Водитель уже минут пять, как вышел на улицу и разговаривал по телефону, а я все еще не решалась. Но за меня, снова решили. Разглядела силуэт мужчины, двигающегося в нашу сторону решительным шагом. Жаль лица не видно, фонарь как назло светил ему в спину. Сжав руки в кулаки, сидела и ждала его приближения. Понимала, что это за мной. Надеялась, что меня сюда как привезли в здравии и тепле, так и же и отвезут, хотя бы в город. Там дальше разберусь, как добраться домой. Дверца распахнулась, в салоне включился свет и, я выдохнула, когда поняла, что это Иван.
  
   - Долго добирались, - усмехнулся он, подавая мне руку и помогая выбраться наружу. Заботливо придержал, чтоб я не поскользнулась на мокрой земле на своих каблуках.
  
   - Так получилось, - моя улыбка вышла чуть кривоватой.
  
   - В любом случае, придется ждать остальных, - зачем-то пояснил он, ведя меня в сторону самого большого здания.
  
   - Радует, что не на улице, - съязвила я.
  
   - Иеренат заботиться о своих сотрудниках, - пояснил Иван, - мы будем здесь, - открыл передо мной даже на вид тяжеленную металлическую дверь, пропуская меня вперед.
  
   - У него очень интересные понятия о заботе, - снова не удержалась я.
  
   Честно говоря, была до чертиков напуганной, а еще и замерзшей. И плевать на то, кто и что обо мне подумает.
  
   Мы вошли в огромный склад, в котором было светло, сухо и относительно тепло. В смысле ветра нет и это радовало. Больше поводов для радости не находилось. Здесь было многолюдно. Насчитала порядка десяти мужчин в военном камуфляже, рассредоточенных вдоль стен, на стражей не похожи, у них форма другая. Значит, это охрана. Не понятно, правда, чья. Ибо тут же были и четыре управляющих со своими Видящими. Личная охрана стояла рядом с каждой группкой и подозрительно поглядывала на противостоящие группы людей. Иеренат находился практически по центру так называемого зала, наблюдая за беспокойными людьми отстраненно, они же перешептывались напротив него и все чего-то ожидали. Меня подвели к Кириллу Сергеевичу и поставили по левую руку. Справа от него встал Иван.
  
   - Здравствуйте, - шепотом поздоровалась с Иеренатом, на всякий случай. Хотя больше всего хотелось понять, что происходит, почему мы собрались все здесь и кого именно ждем?
  
   - Здравствуйте, еще раз, Алиса, - он повернул ко мне голову, вгляделся в лицо и ухватил своей рукой мою правую, чуть сжимая.
  
   - Что вы де..., - хотела возмутиться, впрочем, не пытаясь выдернуть руку из захвата. Не здесь, не при всех же закатывать истерику?
  
   - Пытаюсь вас согреть, большее пока не доступно, - он улыбнулся, а я, чтоб не расслаблялся ногтями сжала его руку.
  
   - Тише, Алиса, - усмехнулся снова он, - у меня будут синяки.
  
   - Отпустите руку! - потребовала я.
  
   - Тише, - еще раз шикнул он, - на нас все смотрят.
  
   - Вот именно, - возмутилась я и непоследовательно уточнила, - а кого мы ждем? И что здесь вообще происходит?
  
   - Сейчас прибудут остальные, - ответил в полголоса мужчина, так, чтоб слышали его только я и Иван, - и мы начнем. Обещаю, вы получите ответы на все свои вопросы.
  
   - Что-то сильно много обещаний за сегодня, - непонятно зачем пожаловалась, хоть и понимала, что бесполезно.
  
   Мужчина мне на это ничего не ответил, лишь чуть сильнее сжал руку, призывая к молчанию. А я что? Могу и помолчать, если просят вежливо. Чуть руку не сломал, гад такой! Ожидание не затянулось надолго, минут через пять в помещение вошел Валерий Алексеевич вместе с Борисом и еще тремя мальчиками в форме, тоже видать свою охрану захватил. Группа вновь прибывших встала почти напротив. Валерий прожигал меня взглядом, не сказать, что меня очень сильно это волновала, но приятного мало. Приветственно кивнула Борису, но получилось, что и ему. И что ж они такие невежливые то? Иеренат, по-видимому, вообще не заморачивался по вопросам вежливости, встретил их с ледяным спокойствием и, дождавшись, когда взгляды всех устремятся на него, начал говорить. О том, что сегодня произошло, о том, где нашли девочек и звучал его голос страшно. Хотелось спрятаться куда-нибудь, забиться в темный угол и никогда, ни при каких обстоятельствах не становиться у него на пути. Жизнь она одна. В его голосе было обещание скорой расправы над виновными, и что-то мне подсказывало, это однозначно не вызовет восхищения. Он приказал привести задержанных сегодня, при захвате здания больницы. Их вывели перед ним и оставили стоять со связанными за спиной руками. Оглядел их и озвучил вслух свое решение.
  
   - Алиса, я хочу чтобы ты просмотрела их.
  
   Откуда-то сбоку послышался голос. Женский.
  
   - Почему она? Это может сделать любая из нас, - и был голос этот полон сладких обещаний и легкого кокетства, что в данной ситуации звучало нелепо.
  
   Повернула голову на звук и увидела Карину. Кстати, странно, почему Иеренат не попросил ее это сделать? Они же любовники как бы. Близкие люди. Или нет?
  
   - Алиса - моя Видящая.
  
   И не было пустозвонных заявлений, типа - "Я ей верю, она лучшая!" Простая констатация факта. И мне это не понравилось. Абсолютно. Да какого черта, за меня решили, что буду делать!? Не хочу быть личной Видящей Иерената! И смотреть их тоже не хочу. Пока размышляла, как бы отказаться, (мне девочек жалко и наказать этих мерзавцев хотелось, но вот видеть их прошлое - нет), Кирилл повернул ко мне голову и одними губами попросил:
  
   - Пожалуйста!
  
   "Черт! Ну, за что ты так со мной? А?" Вздохнув, высвободила руку и подошла к стоящим впереди мужчинам.
  
   - С кого начать? - обернувшись, решила уточнить у Иерената.
  
   - С кого хочешь, - ответил он.
  
   "Да ни с кого не хочу!" Хотелось возмутиться, но снова придержала свой язык, понимая, что сейчас не место показывать свой характер. Правильнее будет промолчать и сделать то, о чем просят. Глядишь, целее буду. И домой меня сегодня вернут. А может даже и на машине отвезут, не заставляя размышлять на тему как добираться по такой погоде.
  
   Молча осмотрела двух, стоящих напротив меня. Выбор, однако, был небольшой. Справа, слева, слева, справа. Шаг вперед и коснулась рукой щеки того, что слева. Плохой выбор. Очень плохой. Я начала говорить, погружаясь в его прошлое, стараясь не "уходить" вглубь воспоминаний. Жажда легкой наживы, совершенствование навыков хирургического мастерства. Дети. Много детей. Больше двадцати человек. Возраст от четырех и до десяти. Присутствовала при операциях. Сердце, почки, печень и снова сердце. Смерть первого ребенка и скептический взгляд мужчины на него, с размышлением на тему: "Может получится еще что-то взять? Пока прошло всего пару мгновений с его смерти? "
  
   Я плакала, как мне казалось беззвучно, потом уже, выйдя из видения, поняла - ошиблась. Рыдала навзрыд, а позади был Кирилл и обнимал за плечи, прижимая спиной к своей груди. Мужчина же, стоял передо мной на коленях, а моя рука все так же касалась его щеки. Отдернула пальцы и попыталась стереть это прикосновение о свой плащ. Понятное дело не получилось. Подобное не сотрешь так быстро, буду помнить еще долго. Кошмары обеспечены и дай бог, чтоб справились мои успокоительные таблетки.
  
   - Виновен, - озвучил Иеренат вердикт, громким голосом, буквально взрывая этими словами тишину царящую в помещении.
  
   Тут же все пришли в движение, начались шепотки, перерастающие в гомон, с каждым мгновением становящийся все громче. Охрана вдоль стен стояла неподвижно, лишь некоторые из них чуть переместились, подходя ближе к группкам людей. И сразу стало тихо, едва Кирилл Сергеевич вскинул руку вверх, призывая к молчанию.
  
   - Кто-нибудь из присутствующих здесь, сомневается в моем решении?
  
   И я, и все, кто сейчас находился рядом, понимали - вопрос был риторическим. Но почему-то этого не поняла Карина.
  
   - Могу ли я удостовериться в правдивости сказанных ею слов? - она кивнула в мою сторону.
  
   Чуть не поперхнулась воздухом. Да что с ней такое? Ведь знает, мы никогда не обманываем. Зачем ей это? Ответа на свой вопрос я не получила, а вот Иеренат, наверное, понимал, к чему это девушке и потому сказал:
  
   - Прошу, - и указал рукой на второго мужчину, все еще стоящего на ногах и испуганно озиравшегося по сторонам. Тот же, что был на коленях, находился как в трансе, смотрел прямо перед собой и не реагировал на происходящее.
  
   Карина, походкой от бедра, подошла к нам и зачем-то скинув с себя парку, прямо на пол, призывно улыбнулась Иеренату и прикоснулась рукой к щеке мужчины. Я как-то отстраненно наблюдала за ее действиями, не совсем понимая к чему было раздеваться. Утерла слезы, подозревая, что снова тушь поплыла. Такие уж мы - женщины. В любой ситуации беспокоимся о своем внешнем виде.
  
   Ожидала, когда же она начнет говорить, но вместо слов, услышала лишь вскрик и Карина кулем свалилась на пол. Люди ахнули. И никто, ни один человек не поспешил ей на помощь.
  
   - Приведите ее в чувство, - распорядился Иеренат, с силой сжимая мои плечи и дождавшись, когда один их охранников, до этого стоящий у стены унесет девушку, добавил весомо, - виновен.
  
   Хирург тут же опустился на колени рядом с уже стоявшим подельником и склонил голову вниз, по-видимому, ожидая быстрой смерти. Но у Кирилла, стоявшего позади меня, было другое решение возникшей проблемы.
  
   - У вас с ним есть всего один шанс остаться в живых.
  
   По помещению разнесся удивленный гул голосов. Многие, как и я не понимали, что за шанс может быть. Нет, видеть еще одну смерть не было никакого желания, и не хотела, чтоб у меня на глазах их убили. Но моего мнения никто не спрашивал и скорее всего, даже и не собирались интересоваться. Зачем? Иеренат в своем праве. Но надежда была, что разрешат, по крайней мере, не смотреть. Чувствовала, присутствовать придется.
  
   Кирилл отпустил мои плечи и, снова встав по правую руку от меня, взял за ледяные пальцы, но я едва ли обратила на это внимание, видя, с какой ненавистью смотрит в мою сторону Валерий. И было жутко. Почему-то подумалось, что после того как все закончится, захочет поговорить со мной. Защиты нет. Слова Иерената о том, что я его Видящая - фикция и значит, снова практически нет шансов, чтоб избежать с ним разговора. До этого успешно пряталась, сейчас же... В общем, опять плохо будет.
  
   Тем временем мужчина стоящий рядом продолжил говорить:
  
   - Поднимитесь.
  
   Те, что стояли на коленях, встали на ноги и в ожидании уставились на нас. Хоть понимала - виновны, так же и знала, им не жить. Один или оба, но сегодня они умрут.
  
   - Иван, подай ножи.
  
   Через минуту подошел Иван, в руках у которого было два не очень длинных ножа с черными, как мне показалось, резиновыми ручками. Зашел им за спину, я сделала судорожный вдох, боясь, что вот сейчас одним неуловимым движением он перережет горло сначала одному, потом другому. В городе есть Стражи и есть Закон. Иеренат - это Правосудие. Его право казнить или помиловать. Оспаривать его решения бесполезно, просить о милости тоже. Нет, беззакония не будет на улицах нашего города, и он не будет в своей вотчине проливать реки крови. Это понимали все. И знали, что стоять у него на пути, когда он творит Правосудие, чревато. Может стоить жизни.
  
   Вопреки моим опасениям, все было не так страшно. Иван просто перерезал веревки сдерживающие руки мужчин. И подняв с пола куртку Карины, отошел в сторону, внимательно наблюдая за ними. Едва это произошло, те сразу же принялись растирать затекшие запястья.
  
   - Возьмите ножи, - те непонимающе переглянулись, а я поняла, однозначно не хочу смотреть на это.
  
   - Иван! - потребовал Иеренат, тот сразу же передал каждому из хирургов ножи, рукоятями вперед. Лезвие блеснуло в ярком освещении, и сразу же вспомнился последний поход к Стражам. Меня передернуло, но только мысленно, внешне оставалась спокойной, ожидая что еще скажет Кирилл.
  
   - Я не понимаю, - подал голос тот, что был слева.
  
   Странно, что же это с ним было такое? Почему такая заторможенность? Не могла ведь я его утянуть за собой в видение? Правда? Естественно мои мысли остались не озвученными, внимание всех присутствующих было приковано к происходящему прямо на их глазах.
  
   - Вы будете драться на ножах. На смерть. Оставшийся в живых, будет отпущен на свободу. Без претензий с моей стороны. Вас даже доставят на границу территории, - Иеренат усмехнулся и махнул рукой, призывая их начинать.
  
   Но они не торопились начать бой. Правда, какой там может быть бой? Они же не умеют драться!
  
   - А если мы откажемся? - спросил тот, что справа.
  
   - Естественно, вы в праве это сделать, - кивнул Кирилл, - в этом случае вам отрубят кисти обеих рук. Можно, конечно, и голову, если придерживаться древнего закона, но я милостив. У вас есть выбор.
  
   Меня начало подташнивать после его слов. Всеобщее молчаливое ожидание угнетало. Мужчины стояли друг напротив и просто смотрели. Я не выдержала и, дернув Иерената за руку, сказала шепотом:
  
   - Какие-то у вас странные понятия о милости.
  
   Кирилл внимательно посмотрел на меня и в этот момент, поняла, сморозила глупость. Повезет, если не прибьют прямо здесь, не сходя с места. Так и не дождавшись от него ответа, перевела взгляд на шум.
  
   В центре помещения все же приняли решение, и начался бой. Хотя это даже дракой нельзя было назвать. Те, кого еще несколько часов назад можно было назвать если не друзьями, то очень хорошими знакомыми, отвоевывали свою жизнь друг у друга. Ножами они пользоваться не умели, но скальпелями владели в совершенстве. Техника - резать и колоть была знакома, вот только драться их не учили. Махали беспорядочно руками, с зажатыми в них ножами. Не доставали друг друга и длится, это могло бесконечно долго, пока к нам не подошел Иван.
  
   - Кирилл, - тихо сказал он, - ты понимаешь, что этот цирк может продолжаться долго? Очень.
  
   - Что ты предлагаешь? - спросил Иеренат у своего начальника службы безопасности так же тихо, - Нарушить данное слово и грохнуть их самому? Как пострадавшая сторона, буду иметь полное право это сделать, между прочим.
  
   Иван покосился на меня и ответил:
  
   - Ну, зачем самому? Для этого у тебя есть мы.
  
   - Нет. Ни ты, ни я, не будем опускаться до убийства. Скажи кому-то из своих бойцов, пусть принесут воды и выльют на пол им под ноги. Там не бетон, железо, будет скользко и процесс ускорится.
  
   Иван кивнул и быстрым шагом отошел куда-то нам за спину. Я не хотела смотреть на происходящее и отвернувшись, столкнулась взглядом с Иеренатом.
  
   - Можно я уйду? - прошептала, глядя на него.
  
   - Нет, - чуть помолчав, добавил, - Сожалею.
  
   Прикрыла глаза и вздохнула, почувствовал прикосновение к руке, снова посмотрела на Кирилла.
  
   - Ты нужна мне здесь, - все так же тихо ответил он, несмотря на то, что творилось совсем рядом с нами, чувствовала здесь и сейчас какую-то незримую связь с ним, потому спросила:
  
   - Зачем?
  
   Он молча смотрел мне в глаза. Надеется, что я сама догадаюсь? Если бы не была такой уставшей, возможно и смогла бы как-то проанализировать каким-то образом его действия и просчитать то, что хочет от меня. Но я устала. Очень.
  
   - Зачем тебе чтоб я была здесь?
  
   - Ты моя Видящая, - ответил он, - мне надо, чтобы ты была здесь, рядом. Они все должны видеть и понимать - мы вместе, заодно.
  
   - Оно мне надо? - зачем-то задала вслух риторический вопрос.
  
   - Это надо мне, - последовал ответ.
  
   Нечего было ответить на это. Оставалась там, где стояла, стараясь совершать минимум необходимых телодвижений. Не привлекать внимания, не привлекать. Но Валерий напротив, внимательно наблюдал за мной.
  
   - Ты с ним рассталась? - вдруг требовательно уточнил Иеренат, склонившись к моему уху.
  
   - Что? - не поняла я.
  
   Продолжить разговор не дал Иван, вернувшийся обратно, с ним двое, несущие в руках где-то найденные ржавые ведра. Выплеснули под ноги хирургам воду почти одновременно с разных сторон. Кто-то взвизгнул, похоже на нее попала вода, кто-то матюгнулся, и на него, похоже, тоже. Пытающиеся драться остановились и недоуменно посмотрели в нашу сторону.
  
   - У вас есть три минуты, - Иеренат кивнул им на пол, по которому растекалась вода, - не справитесь, вас лишат рук. Время пошло.
  
   Я закрыла глаза, как только он начал говорить. Чувствовала, устала безмерно. От всего. Сегодня какой-то бесконечный день. Слишком много событий, слишком много информации. Страшной, в чем-то ненужной информации. Хочу стереть из моей памяти эти сутки. Лишь два события были хорошими сегодня. Мой поход с Максом в центр развлечений и то, что девочек по итогу нашли. Живыми и невредимыми.
  
   Раздался чей-то хрип, сильнее зажмурилась, тут же почувствовав, как чужие руки прижали к себе. Распахнула глаза и поняла, что стою, уткнувшись носом в пиджак Кирилла.
  
   - Что там? - решила уточнить.
  
   - Все закончилось, - ответил мне в макушку, отчего волосы чуть не стали дыбом.
  
   - Они... , - запнулась не желая задавать вопрос, но таки решилась, - оба?
  
   - Нет, один, - и тут же продолжил говорить, но не мне, - Иван, забери ее отсюда и передай Максу. Пусть везет домой.
  
   Я не поверила своим ушам. Домой? Неужели? Наконец-то меня отпускают к себе домой! Приеду, закинусь успокоительными и спать целые сутки, или даже двое. Выключу телефон, и не буду реагировать на звонки в дверь. А если повезет, то смогу избежать сегодня общения с Валерием. Может, не осмелится подойти ко мне пока я с Иваном, а там глядишь, успеем уехать с Максимом.
  
   На подходе к автомобилю меня окликнули, даже не стала оборачиваться. Верила, если успею сесть в машину, оттуда уже никто не достанет.
  
   - Алиса, вас зовут, - указал на очевидное Максим, чуть притормаживая, остановился и оглянулся назад прищурившись.
  
   - Я в курсе, - процедила сквозь зубы, останавливаясь рядом. В отличие от него, голос был мне знаком, - может, все же мы пойдем? Не хочу сейчас ни с кем разговаривать.
  
   - Да, конечно, - не дожидаясь, пока звавший меня подойдет ближе, он развернулся и, подхватив под локоток, повел к машине.
  
   Удивилась, что мы передвигаемся подобным образом, но ничего не успела спросить. Возле автомобиля нас уже ждали. Их было четверо, и как-то сразу стало понятно, что это чья-то охрана.
  
   - Забавно, - казалось, мужчина разговаривает сам с собой, - но, как-то маловато их. Подождете в сторонке? - это он уже мне.
  
   - Зачем? - не поняла я, - Думаете, это по нашу душу?
  
   - Ну, лично я никого не убивал в последнее время, - без улыбки заметил Максим, - а вот насчет вас, история умалчивает. Тем более меня бы так не ждали. Стойте здесь, - приказал он, едва до группы ожидающих товарищей осталось шагов десять.
  
   Послушно остановилась на месте, возле какого-то полуразрушенного здания не двигаясь. Лишь чуть переступила с ноги на ногу, а затем до меня дошло. Позади же был Валерик! Вот, дура! С опаской оглянулась назад, но там никого не было. Странно это. Зачем тогда нас ждали возле джипа? Сбоку послышался какой-то шум, а я даже не успела отреагировать на происходящее. Мне зажали рот рукой, противно пахнувшей крепким табаком, и потянули в сторону. Попыталась ногтями расцарапать чужую конечность, но это мало помогло, лишь привело к тому, что мои руки перехватили и чуть приподняв над мокрым асфальтом, потянули в сторону. "Ну, вот и все!", - мелькнула в голове мысль, - "Сейчас или тихонько грохнут где-то за углом, благо территория большая, пока найдут тело, весна наступит, ну или изнасилуют". Если бы не закрытый рот, могла бы попытаться воздействовать голосом, а так... "Блин, да где же все?!" - снова мелькнула паническая мысль, - "Почему рядом постоянно никого нет? Где хоть какая-нибудь охрана? Неужели Иеренат приехал как есть? Хреново же у него Иван работает, если честно. Я на его месте, окружила бы охраняемое лицо в три круга, даже если тот и против. А тут... Приходи кто хочешь, хватай видящую за что хочешь и тяни... тоже куда хочешь. А он еще обещал комфорт и безопасность! Козел такой! Оба! И Иеренат и Валерий!"
  
   Мы остановились, едва меня занесли за очередное полуразвалившееся здание. Валерий толкнул к стене и только хотела открыть рот, прошипел:
  
   - Молчи!
  
   "Еще чего! Умный какой!" И я завизжала. Просто на одной ноте, вопила, что есть сил. Понимала, он не в себе и не факт, что получится его успокоить, но есть шанс, что мой вопль услышат. За что тут же и получила, со всего размаху пощечину, да так сильно, что голова мотнулась в сторону. "Черт! Губу разбил, тварь такая!" В тот же момент, вскинула руку вверх, ощупывая лицо. Посмотрела на пальцы и, увидев на ней кровь, тут же захотела банально свалиться в обморок. Чужую кровь как-то спокойнее воспринимаю и жаль, что не умею играть, иначе изобразила бы тут "умирающего лебедя". Валерий дернул мою руку вниз и, склонившись ко мне, практически выплюнул в лицо:
  
   - Ты мне ответишь! За все!
  
   - За что? - не поняла я, скривившись от боли в губе, языком слизала, выступившую кровь и снова поморщилась.
  
   - Меня отстранили от должности управляющего!
  
   - А я здесь причем? - возмутилась в ответ, - Можно подумать, что это я сделала! Если что-то не нравится, иди к Иеренату и разбирайся с ним.
  
   Он усмехнулся и, едва я решилась попытаться воздействовать на него, стянул с себя галстук.
  
   - Валерий! - позвала, чуть понижая в конце фразы голос, привлекая его внимание.
  
   Дернул головой, стряхивая с себя навязанную мною сонливость, и не раздумывая более, снова ударил по лицу. Хорошо, хоть не кулаком, а рука у него тяжелая. Придурок! Тут, же не дожидаясь, пока снова попытаюсь что-то сказать, завязал мне рот своим галстуком. Следом вытянул из кармана наручники. "Основательно подготовился, гад!" И взяв за руки, не обращая внимания на мои попытки вывернутся, застегнул на мне наручники, да еще и за спиной. Сволочь!
  
   - Вот теперь можно и поговорить, - ухмыльнулся он, - Правда, тебе придется чуток потерпеть, Кисонька-Алисонька. Разговаривать мы будем не здесь. Ты же будешь хорошей девочкой, правда? - погладил меня по щеке, по той, что ударил.
  
   Схватил меня за плечо и, развернув, подтолкнул в сторону, намекая на то, что надо двигаться за угол здания. Уперлась ногами, и мотнула головой, отказываясь идти. Он снова приподнял за подмышки и потащил. Недалеко, буквально несколько метров, а там нас уже ждали.
  
   - Грузи в машину, - обратился он к смутно знакомому мне парню.
  
   - В багажник? - Решил тот уточнить.
  
   - А влезет? - задумался Валерий, подталкивая меня ближе к автомобилю, снова не обращая внимания на мое сопротивление.
  
   - Утрамбуем, - заверил Валерия парень, а я вспомнила, что это один из его телохранителей.
  
   И стало страшно. А еще и непонятно, что происходит. Нет, то, что меня похищают вот сейчас - понятно. Почему? Вот вопрос. Неужели из-за того, что я Валерия усыпила? Или из-за того, что рассталась с ним? А еще интересно, куда делся Борис, начальник службы безопасности Валерия? Да, в конце концов, где все? Меня спасать сегодня будут вообще, или как?
  
   Наверное, все же есть в нашем мире какая-то высшая сила. Потому что чем-то другим, кроме как ее действием, объяснить дальнейшие происходящие события не смогла.
  
   Кирилл, Иеренат
  
   Он посмотрел вслед закрывающейся двери, за которой скрылся Валерий и поморщился. Ну, надо же, не удержался. На самом деле, надо было еще чуть-чуть подождать, буквально пару недель и проблема бы решилась самостоятельно и практически без его участия. Но Кирилл не сдержался. В какой-то момент, глянув на испуганную Алису, которая затравленно смотрела на стоящего напротив нее Валерия, понял. Если хочет, хоть какого-то подобия иллюзии порядка среди подчиненных и веры в непогрешимость своей власти, надо его убирать сейчас. Иначе попросту не сдержится и вмажет ему со всей дури, стирая с лица ухмылку, которой тот одарил Алису. И не сказать, что Кирилл чувствовал себя безумно влюбленным в Видящую, скорее присутствовало чувство принадлежности. Она принадлежит ему. Пусть пока об этом не знает, пусть где-то там, в будущем, между ними будут чувства. Сейчас всего этого не было, лишь легкая симпатия, заинтересованность в девушке как в сексуальном объекте. А еще безумное желание убрать раздражающего субъекта с глаз долой. Причем личному ему было плевать на Валерия, но вот реакция Алисы вызывала какое-то зудящее беспокойство, требующее решить эту проблему как можно быстрее и по возможности радикально. Единственное, что пришло в голову, одним махом убрать Валерия с должности Управляющего.
  
   И едва начал разговор с новым Управляющим, которого поставил на место Валерия, как отвлек Иван. Извинившись, отошел с ним в сторону.
  
   - Ну, что там? - нетерпеливо спросил у друга, - Давай быстрее, хочу уже закончить эту канитель и вернуться домой.
  
   Иван, не став долго тянуть, ответил:
  
   - Мне доложили, что Максима возле машины ждали охранники Валерия.
  
   - И? - поторопил Кирилл Ивана, - В чем проблема? Их много было?
  
   - Нет, не очень. Но пока он разбирался, увели Алису.
  
   - Куда увели? - не понял Кирилл.
  
   - Я не знаю, - пожал плечами Иван.
  
   - Так узнай, мать твою! - начал злиться Кирилл Сергеевич.
  
   И Иван, дернув нервно головой, включил рацию и отдал новое распоряжение. Получив ответ, повернулся к ожидающему его Кириллу.
  
   - Они на территории, никуда не выезжали.
  
   - А поточнее можно? - и не обращая внимания на ожидающих разговора с ним, стремительно покинул складское помещение.
  
   - Постой, Кирилл!
  
   Иван остановился, лишь вышли они за двери.
  
   - Я знаю где они, за ними наблюдают. Ты мне скажи, может стоит дать им возможность увести Алису?
  
   - Кому - им? - спокойно уточнил Кирилл, - Что ты ходишь кругами, давай конкретно.
  
   - Ее увел Валерий. Вместе со своим охранником, собираются увезти Алису...
  
   - Как ты думаешь, - спросил Кирилл, перебивая Ивана, - будет ли мужик, явно неадекват разводить долгие церемонии с Видящей, по вине которой, скорее всего, его убрали с должности? Ты знаешь, что он из себя представляет, Иван. Я тоже это знаю и держал его возле себя только из-за необходимости.
  
   - Какой? - не понял Иван.
  
   - Я знал, что рано или поздно он приведет ко мне Алису, - усмехнулся Кирилл, - но так же знаю, что им нельзя быть наедине. Кто-то из них погибнет. Должен был он, через пару недель, но я изменил события и убрал его от Алисы раньше. Судьба же все равно решила их свести. Теперь вопрос, а изменится ли что-то еще? Знаешь, не хочу проверять. Она нужна мне.
  
   - Понял, - ответил Иван, и тут же отдал в рацию распоряжение, - Уводите оттуда Видящую. Управляющего? - глянул на Кирилла, ожидающего окончания разговора, - При необходимости в расход. Он отработал свое на благо Иерената.
  
   Алиса, Видящая Южного сектора
  
   Честно говоря, когда за нашими спинами раздался приказ "Всем оставаться на своих местах. Аккуратно отошли от Видящей", я сначала не поверила своим ушам, но затем вздохнула с облегчением. Ну, наконец-то хоть кто-то вспомнил обо мне и пришел спасать. Валерий с силой оттолкнул меня в сторону, и, не удержавшись на ногах, упала на подмерзшую землю, больно ударившись плечом и бедром. В глазах тут же потемнело и захотелось разрыдаться. Не знаю от чего больше, от боли или от облегчения. Сдержалась, шмыгнув носом и, попыталась подняться, перекатившись на живот. Меня тут же подхватили за пояс плаща, ставя на ноги. Очень сильно хотелось ругаться, желательно матом, чтоб хоть как-то выразить свое негодование и страх. Но очень сильно мешал галстук, закрывающий рот. Едва его сняли, сделала судорожный вздох, и плакать передумала. Передо мной стоял очередной высокий мужчина в военной форме. Поддавшись резко ко мне, от чего я непроизвольно вздрогнула, столь стремительны были его движения и как-то слишком быстро освободил мои руки. Наверно, у него с собой был какой-то универсальный ключ, раз получилось без заминки снять наручники.
  
   - Как вы? - прогудел басом он.
  
   - Хорошо, - слегка запнувшись, ответила ему и, вспомнив о вежливости, поблагодарила, - спасибо.
  
   - Не за что, - пожал плечом он и тут же спросил, - Идти можете?
  
   - Куда? - испугалась я, ведь пока еще было непонятно, кто это и что ему от меня нужно.
  
   - Для начала - вперед, - ухмыльнулся он.
  
   - Далеко? - задала очередной глупый вопрос.
  
   - Нет, не очень, - прозвучал ответ и чуть подумав, мужчина добавил, - но, если что, могу отнести.
  
   - Не надо, - открестилась от помощи я, - сама дойду. А куда мы пойдем? - договорив фразу, выглянула из-за его плеча, что столь удачно закрывал мне весь обзор. Там было многолюдно или многовоенно, ну или многомужничество. Нет, что-то я не то думаю. В общем, возле автомобиля, в багажник которого меня чуть было не запихнул Валерий со своим охранником, находилось шесть мужчин, не считая собственно хозяина машины и телохранителя. Они стояли на коленях, а парни в военной форме стояли полукругом рядом. В руках почти у каждого из них было оружие, направленное на коленопреклоненных.
  
   - Алиса, - позвал меня тот, кто помог подняться и освободил от притязаний Валерия. Хотя бы временно, но я была благодарна и за эту малость, Не знаю, что ждет дальше, главное, подальше от своего бывшего.
  
   - Да? - я снова вернула все внимание к мужчине стоящему передо мной.
  
   - Идемте, - он протянул руку.
  
   А я посмотрела на его лапищу, потом заглянула в лицо. Странно, на душевнобольного не похож. Неужели не страшно, что сейчас, буквально в течение пары мгновений буду знать о нем даже больше, чем он сам. Мужчина, наверное, что-то понял, потому что полез в карман камуфляжа и, вытащив оттуда перчатки, натянул их на руки и снова протянул свою лапищу ко мне.
  
   - Куда мы пойдем? - решила еще раз уточнить у него. Ну, да. Не мытьем так катаньем возьмем.
  
   - Я отведу вас к машине.
  
   - Опять? - возмутилась я. Да что ж такое-то?! Почему меня все время хотят отвести к каким-то машинам. Это уже начинает надоедать, честно слово.
  
   - Вас отвезут домой, - спокойно пояснил он, а мне стало стыдно. Похоже, это все-таки "наши". Потому как не "наши", прям закономерность уже, хватают и пытаются куда-нибудь запихнуть. Сейчас в багажник, в предыдущий раз - в машину. Какая-то странная тенденция. А в следующий раз, интересно, куда пихать будут? Понимая, что еще чуть-чуть и у меня начнется истерика, попыталась успокоиться и сделать дыхательную гимнастику. Вот только здоровяку надоело ждать и он, ухватив меня за руку, потащил за собой. Куда-то. Снова. Не помогает, что-то мне дыхательная гимнастика.
  
   - А что будет с Валерием Алексеевичем? - решила задать вопрос, пока мы продирались сквозь какой-то кустарник.
  
   - Не знаю, - ответил он, и прозвучало это как-то не очень обнадеживающе.
  
   - Его убьют? - что-то в последнее время я стала чересчур кровожадной.
  
   - Не знаю.
  
   - А вы хоть что-нибудь знаете? - попытка съязвить оказалась не особо успешной, хотя бы потому, что меня просто проигнорировали. Нет, однозначно, хорошо быть Иеренатом. Была бы я им, фиг бы кто не ответил на вопросы. С другой стороны, а хочу ли знать?
  
   Мы подошли к машине, на которой привез меня сюда Максим. Сам мужчина преспокойно дожидался нас возле нее. У меня даже на мгновение возникло ощущение, что я отошла подышать свежим воздухом, а он стоит и терпеливо ждет гуляющую Видящую.
  
   - Все хорошо? - спросил водитель, едва мы оказались на достаточном расстоянии, чтобы услышать вопрос.
  
   Не успела ответить, вместо меня это сделал здоровяк, так и не представившийся.
  
   - Да, - он подошел ближе и пожав руку Максиму, усмехнулся, - забирай пропажу.
  
   - Алиса, как вы?
  
   - Нормально, - говорила с трудом, разом навалилось облегчение от того, что все завершилось хорошо и сегодня я наконец-то попаду домой.
  
   - Садитесь в машину, - Максим распахнул передо мной заднюю дверцу и помог забраться внутрь.
  
   - Спасибо, - поблагодарила одновременно обоих мужчин и, откинувшись на спинку сиденья, закрыла глаза. Дверцу захлопнули и через несколько минут, водитель занял свое место и завел двигатель. Я же воспользовавшись тем, что никто не трогает и не задает никаких вопросов, задремала.
  
   Проснулась от того, что кто-то тряс за плечо. Больное, между прочим. Зашипев сквозь зубы от боли, отпихнула руку. Мне вняли и трясти перестали, но глаза не хотелось открывать абсолютно.
  
   - Алиса, мы приехали.
  
   Открыла один глаз и, увидев склоненного надо мной Максима, осознала, что действительно, пора просыпаться.
  
   - Что с плечом? - спросил мужчина, продолжая нависать и заглядывать мне в лицо.
  
   - Ударилась слегка.
  
   - Больно?
  
   После этого вопроса открыла и второй глаз. Потянулась на сиденье, снова зашипев от боли. Как-то не рассчитала, что при этом движении участвует ушибленное плечо.
  
   - Жить буду. Надеюсь, что долго и счастливо.
  
   - Конечно, будете, - подтвердил Максим, - Вы выйдете самостоятельно или вам помочь?
  
   Хоть и было лениво, но напрягать лишний раз его не хотелось.
  
   - Сама. Сейчас, - прикрыв рот рукой сладко зевнула.
  
   Максим поднялся за мной на этаж и дождавшись, когда я проверну в замочной скважине несколько раз ключ, толкнул дверь и вошел первым.
  
   - Свет, справа включается, - предупредила его и, подтолкнув мужчину в спину, вошла следом.
  
   Он, быстро избавившись от обуви, прошелся по моей квартире, попутно включая везде свет. Постоя немного в коридоре, аккуратно поставила на тумбу сумку, вытянула из нее телефон и, удостоверившись, что меня никто не разыскивал, разулась и пошла искать мужчину. Тот нашелся на кухне, стоял посередине и внимательно рассматривал обстановку. Лично я, ничего сверхъестественного на ней не заметила и потому спросила:
  
   - Что ищете?
  
   - Угостите кофе? - задал он неожиданный вопрос.
  
   - Варить его умеете?
  
   - Да, - кивнул он, повернувшись ко мне.
  
   - Насиловать, убивать будете? - вырвалось у меня.
  
   - Это просьба? - со смехом в голосе уточнил он.
  
   - Это вопрос, - поправила его.
  
   - Нет.
  
   - Тогда варите сами, дверь захлопнете, как будете уходить. Я спать, - и, не дожидаясь ответа, ушла в спальню. Судя потому, что он так ничего не ответил и не побежал за мной с воплем "Алиса, сварите кофе", моя помощь ему не нужна. Хороший мальчик.
  
   Проснулась я... В общем, проснулась, не рано и не поздно, а от того, что в дверь бессовестным образом звонили, почти безостановочно. Помянув незлым тихим словом того, кто меня пытается домогаться так нагло, накинув на ночную сорочку халат, пошла открывать. Остановилась в коридоре перед зеркалом, всматриваясь в отражение. Красавица. Губа разбита и чуть припухшая, попыталась потрогать пальцем, но одумавшись, решила не рисковать. Ничего, несколько дней и даже следа не останется, хоть приятного и мало. Косметику с лица вчера смыла, умничка какая, из последних сил "доползала" к ванной.
  
   Тем временем звонок тренькал не переставая. Чертыхнувшись. Отвернулась и поплелась к дверям. Нет, со своей привычкой распахивать дверь, не озаботившись заглянуть в глазок, надо что-то делать. На пороге стояла мама Валерия. Едва справившись с желанием, захлопнуть перед ее носом дверь, спросила:
  
   - Что?
  
   - Добрый день, Алиса, - чопорно ответила Валентина Ильинична.
  
   - Кому как, - отозвалась и, посторонившись, предложила войти. Женщина зашла внутрь и теперь стояла, рассматривая меня. Как будто видит в первый раз. Потом я вспомнила, о своей красе неземной, следом тут же заныло плечо и бедро. Подавив в себе желание, сию же минуту взглянуть на синяки, что, скорее всего, уже образовались, решила начать разговор, потому как она не торопилась этого сделать.
  
   - Вы по какому вопросу пришли?
  
   - Где мой сын?
  
   - Понятия не имею, - честно ответила ей, упираясь неповрежденным плечом в стенку и складывая руки на груди.
  
   - Его нет дома.
  
   Хотелось съязвить, что ее сын у любовницы, потом вспомнила, что вообще-то до недавнего времени ею была я, загрустила.
  
   - Я не знаю где он, Валентина Ильинична. Вы поэтому ко мне пришли? Думали, что он у меня?
  
   - Я знаю, что ты знаешь, где он.
  
   Во, загнула. Подивилась выверту ее мысли и дернула плечом, мысленно зашипев от боли.
  
   - Понятия не имею о чем вы. У меня его точно нет. Можете проверить, - и указала в сторону двери в зал.
  
   Она повернулась и, кажется подвисла. Заподозрив неладное, тоже обернулась. А там была картина маслом. В дверях стоял сонный, с взъерошенными от сна волосами, одетый в одни лишь брюки Максим. Подавила смешок, а затем все-так не удержавшись, рассмеялась. Ну, да, теперь и не докажешь ей, что это абсолютно ничего не значит.
  
   - Шалава! - неожиданно прошипела она, - Проститутка!
  
   - Пошла вон! - вдруг активизировался Максим и быстро приблизившись, выпихнул орущую мама Валерия за дверь, захлопнув ее за ней.
  
   - Мда, - протянула я, отсмеявшись, потом опомнившись, спросила, - а что вы тут делаете?
  
   - Сплю, - последовал лаконичный ответ, - точнее спал, пока не пришла эта. Кстати, а кто это?
  
   - Это была мама Валерия Алексеевича, - пояснила я, все еще веселясь и спросила, - кофе будете?
  
   - Опять самому варить? - обиженно спросил Максим.
  
   - Нет, сегодня моя очередь, - и, обойдя, мужчину, отправилась на кухню, - в благодарность за избавление от ведьмы, брызгающей ядом.
  
   - Это правильно, - прозвучал за спиной ответ, - спасителей надо ценить.
  
   - Ага, - поддакнула ему не оборачиваясь, - обязательно.
  
   Валентина Ильинична, мать Валерия Алексеевича - бывшего управляющего Южного региона.
  
   Оглянувшись на захлопнувшуюся дверь, подавила в себе желание садануть по ней кулаком. Вот еще! Гордо отвернувшись от квартиры паразитки Алисы, оправила на себе пиджак, смахнула с плеча несуществующую пылинку и, закинув на плечо, съехавшую было сумочку, аккуратно начала спускаться по ступеням вниз.
  
   "Ну, надо же!" Нет, она, конечно, была недовольна тем, что ее мальчик связался с этой... не приведи господи, еще раз с ней встретиться. Но, честно говоря и не ожидала, что та так быстро сменит покровителя. Причем было бы там на что смотреть? Валентина Ильинична, недовольно поджала губы и качнула головой. Хотя, себе то можно не врать, посмотреть у молодого человека было на что, но однозначно, у него не было ни денег Валерия, ни его власти.
  
   Спускалась по лестнице воистину по-царски, гордо расправив плечи и приподняв подбородок. Ее рука плавно скользила по перилам, и никто, увидевший со стороны в этот момент не заподозрил бы женщину в черных мыслях, что мелькали сейчас в ее голове.
  
   "Прибить, эту тварь мало! Нет, ну как она могла! Валерик пропал непонятно где и с кем, а эта сучка уже запрыгнула в кровать к новому кавалеру! Ни тебе переживаний по этому поводу, ничего. Стоит, нос задрала. У! Шалава! Да если бы не ее Валерик, еще бы и непонятно, что было бы с этой Алисой". Тут женщина вспомнила, о разбитой губе девушки и, послав мысленную благодарность ее новому сожителю, что так удачно взялся за воспитание Видящей, Валентина Ильинична вышла на улицу из подъезда. Недолго постояв на улице, решительно направилась к стоянке такси, что находилась буквально в нескольких метрах от дома.
  
   Усевшись в автомобиль и назвав адрес приемной Иерената женщина откинулась на спинку сиденья. Если ни жена, ни любовница, не в курсе, где находится ее сын, то, по крайней мере, она знает, к кому можно обратиться за информацией.
  
   Спустя три часа, Валентина Ильинична, выходя из приемной Иерената, уже не была похожа на ту уверенную в себе женщину, что выходила из подъезда Алисы. Едва сдерживая слезы, прошла несколько метров и буквально рухнула на первую же скамейку. Сумка соскользнула с руки на землю, а она даже не обратила на это внимания. Закрыв ладонями лицо, всхлипнула. "Нет! Только не сейчас! Нельзя, чтобы они увидели ее такой..." Она подняла с грязного асфальта свою сумочку, отряхнула ее и закинув на плечо, поднялась со скамейки. И снова гордо поднятый подбородок и глаза сверкают едва сдерживаемой злостью. Остановив попутную машину, назвала свой домашний адрес и продолжая психовать, мысленно расчленяла на десятки маленьких кусочков помощника Иерената, что промариновал ее в коридоре вместе с другими ожидающими битых два часа. И когда она попала наконец-то в кабинет, там никого не оказалось. А все тот же помощник, с наигранно кислой рожей сообщил, что ее Валерик, ее маленький солнечный мальчик находится в камере предварительного задержания по обвинению в угрозе безопасности Иеренату. "Твари! Все! Да как они могли поверить кому-то, а не ему? Он же никогда, никогда... Хотя..." Валентина Ильинична вдруг вспомнила один из недавних разговоров своего сына с помощником, подслушанный ею. "Хотя... Да! Между прочим, она всегда знала, что ее мальчик достоин большего и был бы лучшим Иеренатом, чем нынешний. Заметно повеселев, она принялась рассматривать в окно, проносящиеся мимо здания, попутно мысленно выстраивая план по смене власти в городе. "Эх, знать бы еще к кому обратится за помощью!" Женщина с легкой улыбкой откинулась на спинку сиденья, и обратила свой взгляд на дорогу, по которой на встречу мчался неуправляемый автомобиль. Она успела лишь удивленно распахнуть глаза и сделать маленький короткий вздох и, в этот момент машину такси тряхнуло от лобового удара. Перед глазами мелькнуло что-то и осколки стекла взрезали кожу на ее лице. Попыталась заорать, но катастрофически не хватало воздуха, легкие жгло от отсутствия кислорода. Последней её мыслью, перед тем как померк свет, было "Не успела!"
  
   Алиса, Видящая Южного сектора
  
   Вы когда-нибудь задумывались над тем, что больнее всего бьют те, кого ты любишь? Я знаю это, прочувствовала на себе и потому, стараюсь никого не подпускать настолько близко, чтобы у него появилась возможность снова причинить мне боль. Исключение одно - Макс. Все остальные находятся за стеной. Я их вижу, но добраться ко мне у них нет шансов, слишком слабы они и слишком толстой стеной окружила себя. Не люблю людей на самом деле, мне проще и безопаснее быть одной. Но далеко не все могут себе позволить подобную роскошь. В этом убеждаюсь ежедневно.
  
   Выпив кофе с водителем, отправилась провожать его к двери. Обувшись, он поблагодарил меня, кивнула ему в ответ и, открыв замки на двери, распахнула ее. Замерла, не понимая, что происходит, по лестнице мимо квартиры, двое, в белых халатах медиков несли что-то длинное, завернутое в какую-то тряпку. А сверху было слышно как голосит какая-то женщина. Непрерывно на одной ноте. Максим, протиснувшись между мной и дверью, вышел на площадку и, поздоровавшись, предъявил парням какую-то корочку. Все это почему-то прошло мимо, я завороженно смотрела на то, что они тащили. Точнее на безвольную мужскую руку, видневшуюся из тряпки.
  
   И что-то толкнуло, заставляя прикоснуться к ней. В моей голове в этот момент явно отсутствовал здравый смысл, а может его у меня и не было никогда. Маленький едва заметный шаг, легко касание той руки и перед глазами мелькают картинки. В этот раз "ухожу" неглубоко, просто вижу картинки перед собой, что проносятся на предельной скорости. По времени это занимает один вздох. Мой. Не его. Он уже не может дышать.
  
   Если бы кто сказал тогда, почти пятнадцать лет назад, что тот, кого он любил так сильно, убьет его сегодня, просто бы разбил ему лицо. Двадцатилетний парень, которому он старался дать все, что было в его силах. Пусть жили они небогато, но дружно. Вполне обычная рабочая семья. Работали как все и жили как все. Пока его сын не связался с наркотиками. Сколько плакала его жена? Сколько он просил, умолял, разве что не становился перед сыном на колени, но все было тщетно. Ни уговоры, ни слезы матери, не повлияли на желание в очередной раз "закинуться" и погрузиться в выдуманный мир иллюзий. Тем вечером, мужчина был на кухне, заваривал чай, когда его сын зашел в квартиру со своими друзьями. Жалкие деньги были по сути, но они, как оказалось, стоили жизни их владельцу. Шестнадцать ударов ножом нанес его сын, его кровиночка, плоть от плоти его. Еще успела увидеть удивленное лицо отца, когда он осознал, кто его убивает.
  
   В следующий момент отдергиваю руку и встречаюсь с ошарашенным взглядом Максима и двух стражей. Растягиваю губы в улыбке, хочу сказать "все в порядке, я знаю, что произошло и кто виноват", но не успеваю. Падаю. Бесконечно долго, наверное, проходит тысяча лет, прежде, чем опускаюсь на грязный пол, но возле него меня подхватывает Максим. И это все, что успеваю осознать. Дальше пусто, темно и почему-то холодно.
  
   - Дура! - голос, прозвучавший возле уха, был скорее уставший, не злой.
  
   Захотелось возмутиться "Кто? Я?" Но получилось лишь просипеть что-то малоразборчивое.
  
   - Молчи! Просто молчи! - вот теперь понятно, что голос мужской, но пока еще не очень понятно, кому он принадлежит.
  
   - Нет, ну это ж надо было. Не успела выйти за дверь и тут же снова вляпалась.
  
   А вот это было уже обидным. Я что ли виновата, что у меня вся неделя какая-та прибабахнутая. То литрами успокоительное пью, то в обмороки падаю.
  
   - Алиса, мать твою! Да сколько можно-то? Ты когда-нибудь остановишься?
  
   - Зачем? - смогла просипеть и попыталась открыть глаза. Было больно, такое впечатление, что меня били-били, не добили.
  
   - Как ты? - обеспокоенно спросил все тот же не опознаваемый голос, и рядом со мной прогнулась кровать под чьим-то нехилым весом. Поморщилась от того, что из-за этого движения чуть скатилась в сторону к кому-то очень теплому. Пальцем ткнула в это теплое и, судя по твердости - попала. Блин, больно вообще-то. Хотела выругаться, но снова получилось лишь сипение.
  
   - И что ты сейчас делаешь? - "удивился" голос, а мою руку поймали и прижали к кровати.
  
   - Ругаюсь. А что не похоже?
  
   - А глаза ты открыть не хочешь? - снова удивился голос.
  
   - Я спать хочу. И надеюсь к тому, моменту, когда проснусь, все это будет одним большим глюком, а лучше просто сном.
  
   - Алиса, - протянул голос укоризненно.
  
   Я наконец-то сделала над собой колоссальное усилие и открыла глаза. Уж лучше бы это был глюк, потому как на моей кровати сидел ни много ни мало, а Иеренат собственной персоной. Капец какой-то. Похоже, меня даже во сне не "отпускает" последствия общения с ним, вот и видится черт знает что. Нет, ну реально, что ему делать здесь? В моей кровати? Да еще и в полутьме. Нет, освещение было, но, слава богу, не яркое. Иначе мои глаза просто не выдержали бы такого напряжения.
  
   - А что это вы здесь делаете? Как вообще оказались в моей квартире? - попытка возмутиться была так себе, где-то на троечку.
  
   - Сижу и вошел, - невозмутимо отозвался Иеренат, умудрившись одновременно ответить на оба мои вопроса. Не сказать, что мне понравился ответ, но, по-видимому, никто не собирался развернуто пояснять свои действия.
  
   - Понятно, - буркнула недовольно я и попыталась сесть на кровати.
  
   Неожиданно мужчина протянул ко мне руки, наверное, хотел помочь, но мой затуманенный разум воспринял его действия как угрозу. Дернулась в сторону и снова упала на подушку. Глянула вниз. Кто-то оказался заботливым, меня закутали в одеяло, но все равно не очень понятно, почему так холодно. Начало трясти, стиснула зубы, чтобы не стучать ими. Так погрузилась в свое состояние "отходняка", что сразу не обратила внимания на действия мужчины находящегося рядом. Он чуть отодвинул меня в сторону и улегся рядом на бок, вытянувшись во весь своей немаленький рост, отчего начало трясти сильнее. Горячие руки прижали к каменному телу, и Иеренат принялся разминать мышцы моей спины. Непроизвольно, спрятала лицо на его груди, уткнулась в мягкую ткань одежды и старалась делать глубокий вдох, с не менее глубоким выдохом. Движения мужчины замедлились, теперь он просто поглаживал мою спину, а я поняла, что меня "отпускает" Казалось, он окутал меня собой, своим теплом. Его дыхание было размеренным, неосознанно начала прислушиваться к стуку чужого сердца. Мне нравилось лежать вот так и молчать, мне нравился запах этого мужчины, еще тогда, когда надела его куртку, хотелось присвоить ее себе и кутаться в нее, когда станет холодно. Он не сказал ни слова, но почему-то знала, что и ему сейчас спокойно со мной. Его движения замедлялись и меня начало клонить в сон. Подняла голову, чтобы поблагодарить и в этот момент его губы коснулись моих. Легкое почти мимолетное движение, от чего губы враз "закололо" маленькими иголочками. Затаила дыхание, не зная как реагировать. Вот прямо сейчас не была готова к продолжению, да и, честно говоря, не верилось, что будет приставать. Мужчина он, в конце концов, или малолетка гормонозависимый?
  
   Я не ошиблась в своих предположениях. Меня просто чуть сильнее прижали к себе, опустив на голову подбородок. Тяжело вздохнула. М-да, что дальше делать ума не приложу. Спать хочу, но прогонять из своей кровати не правильно как-то. Завозилась в его объятиях, он не отпустил, прижимая еще сильнее. А я поняла, что сейчас банально дышать нечем будет.
  
   - Лежи тихо! - приказал мне мужчина, - Набегалась уже на сегодня, а лучше спи.
  
   - Дышать нечем, - просипела я.
  
   В тот же миг объятия стали не такими удушающими. Подняла голову и снова задала вопрос, озвученный ранее:
  
   - Что ты здесь делаешь, Кирилл?
  
   Он хмыкнул в ответ, а я буквально почувствовала, что сейчас мне ответят, потому поторопилась закрыть пути отступления.
  
   - Знаю, что лежишь. Лучше скажи, как вообще оказался у меня, - попыталась чуть отодвинуться от него, в этот раз мне не препятствовали.
  
   Кирилл приподнялся на локте наблюдая за мной, и очень кстати для него, мое лицо было освещено, в то время, как я могла лишь догадываться о том, что он думает или что хочет сказать.
  
   - Я был почти у твоего дома, когда мне позвонил Максим, собирался зайти проверить как ты.
  
   - А позвонить? - сыронизировала я.
  
   Пожал плечом, что в данной позе было не очень удобно делать, но смысл я уловила и поняла, что никто не собирается объяснять своих действий.
  
   - Понятно, - вздохнула и перевернувшись на спину, улеглась на подушку, - а я, как видишь, отдыхаю.
  
   - Вижу, - сарказм в его голосе, мог не заметить только глухой, - а еще я вижу, что ты давно не отдыхала, и не успев прийти в себя, снова "смотришь".
  
   - Ты понимаешь, - вдруг решила поделиться наболевшим, - меня как черт за руку дернул подойти и не смогла удержаться.
  
   - Не понимаю, - вдруг выдал он и, нависнув надо мной продолжил, - я не понимаю, почему ты себя не бережешь?
  
   - Зачем? - снова не поняла я, судорожно сглотнув от его близости ко мне - Кирилл, ты же знаешь, кто такие видящие и чем мы занимаемся, - слабо улыбнулась, понадеявшись, что он почувствует мою улыбку, - наша помощь очень важна...
  
   - Тогда когда о ней просят, - безапелляционно заявил он.
  
   А мне стало обидно. Да, меня никто не просил о помощи.
  
   - Ты знаешь, Кир, - сама не поняла, с какого перепугу вдруг сократила его имя, но близость мужчины ко мне и мало освещенная комната, создала иллюзию какой-то общности, показалось, что ругать за это не будут, - а ведь тогда, в торговом центре, меня тоже не просили о помощи, я сама предложила ее.
  
   Он, как-то обреченно застонав, прижался своим лбом к моему.
  
   - Я не могу по-другому, понимаешь?
  
   - Нет, не понимаю, - его теплое дыхание с ароматом кофе, коснулось моего лица, - не понимаю, Алис. И не могу принять. Мне надо чтобы ты была здравомыслящей, здоровой и дееспособной.
  
   Оттолкнула его от себя, но у меня ничего не получилось, он как нависал надо мной так и не сдвинулся с места.
  
   - Ты меня, что разводить собрался?
  
   - В смысле? - явно не понял он полета моей мысли.
  
   - Вот ты сейчас сказал, а мне почудилось, что я кобыла и меня разводить для здорового потомства собрались.
  
   "Ну, все", думаю, "посмотрим, как выкручиваться будешь". Иеренат завис на мгновение, наверное, осмысливал сказанное мною, а затем тихо рассмеялся. Снова перекатился на бок, отчего сразу же дышать легче стало и ответил, успокоившись:
  
   - Ты не правильно поняла.
  
   - Возможно, - не стала отрицать я, - но мне так показалось.
  
   - Нет, Алис, - он взял меня за руку и поднеся к своим губам, коснулся легким поцелуем, - хочу, чтоб с тобой все было в порядке. Может, не очень корректно выразился, но все же.
  
   - А зачем? - снова решила его озадачить.
  
   - Ты задаешь слишком много вопросов.
  
   - Все ясно, - кивнула с умным видом, но не факт, что увидел, - ты просто сам еще не знаешь.
  
   - Знаю, Алиса, - и вновь рассмеялся, - я много чего знаю. Но сейчас могу сказать одно, не хочу, чтоб у тебя как у моей..., - он вдруг замялся, а потом продолжил, - Видящей, - были проблемы. Любые. У тебя их в принципе быть не должно.
  
   - Жаль, проблемы об этом не знают - вздохнула я, - но идея мне нравится.
  
   - Ты спать будешь? - вдруг задал вопрос он.
  
   Спать? Пока он здесь, в моей кровати? Однозначно - нет. Сейчас вот только придумаю, как его удалить из нее и потом, возможно, лягу отдыхать.
  
   - Не хочу. А вы здесь надолго? - конечно же имела ввиду свою квартиру в целом, а не мою постель в частности.
  
   - Мы только что были на "ты", - заметил он.
  
   - Бывает, - зевнула, не сдержавшись, - но это частности, они бывают редко.
  
   - Тебе надо отдохнуть и выспаться, - его голос звучал непреклонно.
  
   "Можно подумать, что буду сейчас возражать", - мысленно хмыкнула я.
  
   - Надо, - согласилась с ним, - поэтому, когда будете уходить, дверь захлопните, пожалуйста.
  
   - Алиса, - и снова возмущенный голос, но не даю ему продолжить фразу.
  
   - Дежавю, - замечаю вслух, - где-то я это уже слышала. В общем, так, Кирилл Сергеевич, спасибо, что зашли, но время позднее, спать пора. И да, кстати, как там девочки?
  
   - Спасибо, хорошо.
  
   Ой-ой, похоже, кто-то разозлился. Надеюсь, он умеет себя держать в руках, иначе быть твоей попе битой, Алиска. Совсем ты, со всеми этими событиями потеряла ориентиры по жизни.
  
   - Вы меня простите, Кирилл Сергеевич, возможно веду себя сейчас не очень вежливо, но я очень устала.
  
   - Хватит!
  
   - Что? - пискнула, садясь на кровати, отчего сразу же закружилась голова и попыталась отползти подальше вот от этого, что лежит рядом и рычит как разъяренный раненый медведь.
  
   Меня потянули за руку на себя, а я, испугавшись его, такого большого и страшного, от страха зажмурилась, даже не вспомнив о своей маленькой особенности. Мотнула головой, не зная как уклониться от его злости. Каким-то образом вдруг оказалась прижатой к мужской груди. Горячие руки обняли, и я поняла, что, кажется, бить сейчас не будут.
  
   - Ты устала и мысли у тебя неправильные.
  
   - Почему? - набравшись смелости задать вопрос, но глаза на всякий случай не открывала.
  
   - Устала, потому что много на себя берешь, но я это проконтролирую в будущем. Насчет мыслей не уверен, но думаю, что это все же от усталости. Алиса, я никогда не подниму на тебя руку, не понимаю, чего ты испугалась.
  
   - Это вы себя со стороны не видели, - пожаловалась ему, - страшно, вообще-то.
  
   - Понятно, - хмыкнул мне в затылок, отчего волосы чуть дыбом не поднялись, - над доверием придется поработать, но это все завтра. Сейчас, мне надо, что бы ты выспалась.
  
   - Я не могу, - замялась, не зная как сказать, чтоб снова не разозлился, - когда вы рядом.
  
   - Привыкнешь, - снова заявил мне он.
  
   А мне вдруг захотелось стукнуть его чем-нибудь хорошенько, но разница в весовых категориях и различия в ступенях иерархии, накладывали свой отпечаток, и потому осталась сидеть на месте, не двигаясь. Лишь вздохнула тяжело. Тем времени Иеранат продолжил:
  
   - Завтра, когда проснешься, все будет не таким печальным, не надо так вздыхать, а то мне станет тебя жалко. А жалость плохое чувство, Алиса, жалеют слабых, ты не из их числа.
  
   Мугукнула что-то неопределенное. В ответ, меня погладили по предплечьям. А я вдруг вспомнила. Он мужчина, он сильнее и если захочет чего-нибудь не смогу ничего ему противопоставить. Напряглась в его руках, понимая, что вот сейчас, говорит приятности, казалось бы, но в следующие мгновение все может очень быстро изменится.
  
   - Что случилось? - озадачился мужчина и, нагнувшись, заглянул мне в лицо.
  
   - Я боюсь, - шепотом призналась ему.
  
   - Чего?
  
   - Вас, боюсь. До дрожи, - и вытянула руку вперед, показывая как она трясется.
  
   - О боже, Алиса! Ты меня с ума сведешь, - простонал он, - неужели ты думаешь, что... А кстати, что ты подумала?
  
   - Ничего, хорошего, - заверила его.
  
   - Это я уже понял, - задумчиво проговорил он, - а еще понимаю, что сейчас разговора не будет, пока ты в таком состоянии.
  
   Хотелось многое сказать ему и многое сделать. Ну, кроме, того, что огреть чем-то тяжелым, потом вызвать его охрану и сказать, что все так и было, а я вообще не при чем. А еще хотелось ругаться, визжать и драться, но страшно, если честно. В голове мелькнула паническая мысль, все же сделать хоть что-то из списка, но в этот момент руки, до этого поглаживающие мои пальцы, вдруг переместились на мою голову, чуть сжали ее и прозвучал приказ, которого я не смогла ослушаться при всем желании.
  
   - Спи!
  
   Тут же отключилась, обмякнув в его крепких объятиях.
  
   Мне казалось, что я сплю и во сне наблюдаю занимательную картину. Стою, значит возле своей квартиры и вижу как открывается дверь, из нее появляюсь... тоже я. Какая-то растрепанная, в халате. За спиной маячит Максим, тот водитель, что довез домой, после встречи на складах с Иеренатом и Валериком. Мы вышли на площадку и я же наблюдала за происходящим со стороны. В этот момент на лестнице появились двое, несущие что-то длинное, завернутое в какую-то тряпку. Спустились и остановились возле меня и Максима. Я, со стороны, подошла к ним ближе и заглянула в ту тряпку, аккуратно отвернув край полотнища, оттуда показалась безвольная рука. Судя по размерам, мужская. Крупные пальцы с аккуратно остриженными ногтями. В этот момент, я, стоящая рядом с Максимом, дернулась вперед и в одно мгновение взялась за эту руку. Хотелось заорать "Не трогай!" Но кто-то выключил звук и не смогла произнести даже слова.
  
   Смотрела со стороны, как вхожу в видение, хмурюсь и тут же отпускаю руку, широко распахивая глаза. Смотрю на Максима и медленно падаю на пол, тот двигался молниеносно. Подхватил меня, не давая осесть на пол и опустился на колени, больно ударяясь, но удерживая голову от удара об пол. Молодые люди, переглянувшись, продолжают движение и спускаются на пролет ниже. В это же время, снизу кто-то быстро поднимается вверх. Иеренат. Отступаю к стене, чтоб не задел. Мазнув по мне взглядом, но, по-видимому, не увидев, рванул ко мне лежащей на руках у Максима. Поднял на руки. Я, со стороны, только подивилась такой силище. Это ж надо так! Практически без усилий. Сказав, что-то Максиму, после чего тот поднялся и придерживая одной рукой дверь, полез в карман куртки за телефоном.
  
   Иеренат со мной на руках зашел в мою квартиру. Подошла ближе и не успела. Максим захлопнул перед моим носом дверь. М-да, задачка. Я одновременно и там и тут. Вот только как попасть в квартиру? Ручка никак не реагировала на мое прикосновение, рука проходила сквозь нее, как у какого-то чертового привидения. Немножко подумав, что же делать, попыталась ткнуться лбом в дверь. И ничего. А я то уже подумала, что могу как призрак проходить сквозь преграды, но явно какой-то неправильный из меня призрак получился. Постояла на лестничной площадке еще немного. И еще чуть-чуть. Потом походила туда-сюда, но так ничего толкового и не придумала. В этот момент, дверь снова распахнулась, но проскользнуть внутрь не получилось. Максим стоял в дверном проеме, а я ну никак не могла пройти мимо. Бред какой-то! Интересно, а кого он ждет? Оглянулась и поняла, что вот тот, молодой человек, что сейчас поднимается по лестнице, отчего-то мне знаком. Вот только не могу вспомнить откуда. Максим посторонился, попуская его внутрь, в этот раз у меня получилось зайти в свою собственную квартиру. Блин, кому рассказать - не поверят. Я не могу зайти к себе домой. Дурдом, в самом деле!
  
   Пошла проверять, куда меня понес Иеренат. Вдруг что интересное увижу? Может он там возле моего обморочного тела слезы льет? Нет, ну мало ли?
  
   В зале ожидаемо никого не было, и потому направилась в спальню. Так и есть. Я лежу на кровати, он сидит рядом, на стуле. Откуда только его притащил? Подошла ближе, присмотрелась. Точно, с кухни уже притянули. Иеренат поднял голову и посмотрел прямо на меня и, судя по кивку головы, поздоровался. Стало жутко, но потом додумалась обернуться и увидела, что в спальню входят Максим с тем вторым. У незнакомого парня, в руках был какой-то чемоданчик. Он его раскрыл и положил рядом со мной на кровать. Стало интересно, что там. Подошла ближе. Ага, значит медик. Это хорошо!
  
   Мне, лежащей на кровати, измерили температуру, проверили давление. Заглянули в глаза оттянув веко и посветили в него фонариком. Поморщилась недовольно. Еще и в глаза светит! Блин! Они втроем о чем-то переговорили. Сначала, пока медик проверял мое состояние, рассказывал Максим, потом начал говорить парень. Иеренат все это время сидел молча, о чем-то думал, но явно их слушал. Подошла к нему вплотную, разглядывая. Нет, ну интересный же мужчина! Еще б понять, что от меня надо! Иеренат моргнул, когда я, дурачась, подула ему в лицо и, перестав наконец-то пялиться на лежащую меня, начал что-то говорить. Блин, ну кто выключил звук в этом дурацком кино, а?
  
   Пока я мысленно возмущалась, они уже закончили свой разговор, и двое из троих покинули спальню. М-да, никогда еще в моем доме, не было одновременно столько симпатичных мужчин. Выбирай - не хочу.
  
   Иеренат, тем временем стянул с меня халат и вытянув одеяло из-под меня, укрыл сверху, а сам снова уселся на стул. Достал телефон и начал кому-то звонить. Эх, жалко, не успела подсмотреть, с кем именно он разговаривает.
  
   Потом он вдруг поднялся и вышел из спальни. Побежала за ним. Не дай бог, что интересное пропущу!
  
   Медик уже ушел, и теперь в квартире появилось еще несколько новых лиц. Уже знакомый мне Иван и два человека, незнакомых мне. Все, пятеро, включая Максима отправились на кухню. Там переговариваясь, начали методично обыскивать помещение. Иван с Иеренатом уселись на угловой диванчик, Максим на стул. А я стояла в дверях и медленно закипала. Да что они себе позволяют в самом деле? В моем доме, на моей кухне, что-то ищут. Эх, если бы могла, взяла самую большую сковороду и как накостыляла бы. Всем. Вскоре поиски тех двух увенчались успехом, один заварил кофе, второй вытянул из моего холодильника кастрюлю с пловом. Только и успела его приготовить, не было времени даже попробовать перед походом в торговый центр. Жалость то какая! Через некоторое время, кофе был готов, плов разогрет и мужчины принялись дружно ужинать. Капец! Мой плов! Мой кофе! Хоть бы спросили, можно ли?
  
   Допив кофе, Иеренат что-то сказал остальным и вышел из кухни. Я зло глянув на оставшихся, порысила за ним в спальню. Спустя еще какое-то время, поняла, что вот я, лежащая на кровати, прихожу в себя. С интересом посмотрела, на то, как Иеренат пересаживается на кровать, потом плюнула и вернулась на кухню. Все равно ничего интересного я уже не увижу, а вот те, что допивали мой кофе, могли найти мою заначку с конфетами, а это реально обидно. Пришла. Смотрю на них так укоризненно. Вот гады! Едят мои конфеты! Нет, ну это, уже вообще ни в какие ворота не лезет! А им хоть бы что. Пьют и едят, едят и пьют. Убила бы! Походила по комнате, размышляя, чем бы в них кинуть, как бы напугать, но ничего не получалась. Тяжело быть призраком, честное слово!
  
   Прошло минут двадцать. Те, что находились на кухне, открыли окно, но это не спасало от сигаретного дыма, облаком висящим в помещении. Вернулся Иеренат, а я поскакала смотреть, что я делаю в спальне. Так и есть, дрыхну без задних ног! У, гад! Усыпил! Ну, ничего, вот как проснусь, как расскажу им всем, что о них думаю. И главное, я сплю на кровати и я же метаюсь по комнате. На лицо явное раздвоение личности!
  
   Вконец разозлившись, вернулась на кухню и тут поняла, что не могу туда зайти, но зато появился звук.
  
   - Как она? - спросил у Иерената Иван.
  
   - Нормально, - вздохнул он и, попросив одного из мужчин, сварить ему кофе (Блин, они же его сейчас весь выпьют, а он практически эксклюзивный! Пока нашла, самый вкусный, задолбалась пробовать!), сказал - утром проснется, и будем переезжать.
  
   Заскрипела зубами от злости. Никуда с ним не поеду! Вот еще!
  
   А на кухне тем временем продолжался разговор, но я практически не прислушивалась раз за разом пытаясь войти туда, каждый раз как будто натыкаясь на плотную стену. Да что ж такое то?
  
   Попыталась успокоиться, что честно говоря, удалось с трудом и, прислушалась к разговору. А там уже полным ходом обсуждали, куда именно мы, ну это они так думают, переезжаем. Сколько человек надо охраны, чтоб охватить всю территорию. На миг почувствовала себя важной птицей, но затем вспомнила про конфетки и сразу же погрустнела. Жалко, вкусные они. Мужиков много, а их мало. Было.
  
   Нахмурилась, не понимая, почему в мою голову лезут подобные мысли. Детский сад, честное слово. Неужели не смогу купить себе еще сладостей? Слава Богу, зарабатываю не плохо. Но потом снова посмотрела на кухню, увидела активно жующих мужчин, причем не так то и много было там конфет в коробке, вспомнила, какие они были вкусные. Как редко я себе позволяла съесть хотя бы одну и поняла, что не смогу простить. И не то, что они их все схомячили, а ту легкость, с которой это сделали. Мужики, одним словом. К чему им думать о калориях?
  
   Подняла руки, прикасаясь к голове, которая почему-то начала немилосердно гудеть. Зажмурилась от боли, понимая, что, скорее всего, сейчас что-то произойдет... И мне это не понравится. Растерла виски, в надежде, что противный звон смолкнет. Открыла глаза... И поняла, что лежу на своей кровати, в одиночестве. А на тумбе рядом звонит мой мобильный, который, кто-то очень добрый поставил на подзарядку и забыл отключить звук. Какие-то бредовые сны снятся...
  
   Черт! Интересно, я вообще спала или как? Протянула руку к телефону и едва смогла его удержать. Странное какое-то ощущение беспомощности. Надо взять себя в руки и собраться с силами. Пальцем провела по экрану, отключая звонок. Потом посмотрю, кто это был. И бросив смарт на кровать рядом с собой, перевернулась на бок, собираясь уснуть. Но, не тут то было! Сон, как назло "убежал". Причем я четко понимала, что устала и мне реально надо поспать. Очень надо. Следующая идея, пришедшая в мою голову, показалась разумной и, сползая с кровати, порадовалась, что все еще в халате. План был прост и гениален, всего лишь надо было доползти до кухни и выпить снотворное. Как раз пятнадцати-двадцати минут должно хватить, чтоб вернуться обратно в спальню. Уже в коридоре, поняла, что у меня в квартире кто-то есть и испугалась. Была уверена, что дома одна, гостей быть не должно. Максим ушел давно, а больше никто не приходил. Ключи есть только у Валерика, но он не мог сюда прийти. Попыталась вспомнить, почему я так уверена в этом и не смогла. Головная боль пульсировала внутри, не давая сосредоточиться. Казалось, чем больше начинаю думать, тем больше голова болит. Но страху это не мешало. Меня начало потряхивать. "Сейчас зайду на кухню, где горел свет и кто-то чем-то шуршал и увижу... нечто или некта. В общем, это все...." Чье-то возмущенное:
  
   - Алиса!, - не дало мне додумать до конца мысль. И, несмотря на то, что вроде бы держалась за стеночку, попыталась сползти на пол от страха. Еще мелькнула мысль: "Лежачего ведь не бьют", а потом додумалась посмотреть на того, кто так возмутился, перед тем, как я окончательно рухнула вниз. Иеренат. Мать его! Что он здесь делает, интересно?
  
   - Что вы здесь делаете? - шепотом, но от этого не менее яростно получилось у меня задать вопрос.
  
   Тот хмыкнул, впрочем, даже не потрудившись ответить на мой вопрос и подойдя ближе, наклонился, подхватывая меня на руки. "И что теперь делать?" Мелькнула очередная мысль. "Возмутиться? Так уронит ее невзначай. Больно будет". Потому молчала, позволяя себя нести обратно в спальню.
  
   - Почему ты не спишь? - задал странный вопрос Иеренат, после того как уложил на кровать и укрыл одеялом. У меня появилось стойкое чувство дежавю. Однозначно, подобная ситуация уже была. Приснилось мне что ли?
  
   - Не знаю, - дернула плечом, - а вы, почему здесь?
  
   - Ты не помнишь? - и вот этот тон, как-то не понравился.
  
   - А должна? - удивилась в ответ.
  
   - Да, - уверено ответили мне и зачем-то присел на кровать.
  
   Вот это мне категорически не понравилось. Мало того, что вломился в мой дом, непонятно с какими намерениями, так еще и расселся здесь, как будто, так и надо. Или у него право есть на это. А может....
  
   - Вы давно здесь? - решила уточнить у Иерената.
  
   - У тебя голова болит? - ответил вопросом на вопрос, внимательно наблюдая за тем, как я растираю виски пальцами.
  
   - Да, - призналась, не видя смысла скрывать этот факт.
  
   - Подожди меня здесь, - бросил Иеренат поднимаясь, и вышел из моей спальни, а я с недоумением посмотрела ему вслед.
  
   Интересно, что это было? Он, думал, что я сбегу? Вот только куда? С тяжелым вздохом откинулась на подушку и, положив пальцы на виски, с силой сжала их.
  
   Не знаю, сколько вот так пролежала. Мне казалось, что плыву в каком-то киселе. Боль отчетливо пульсировала в моей голове, я вздыхала и понимала, что еще чуть-чуть просто расплачусь от невозможности как-то ее прекратить.
  
   - Пей, - мою руку отняли от головы и всунули в нее стакан с чем-то шипучим и мутноватым.
  
   - Что это? - проскрипела в ответ.
  
   - Обезболивающее. Пей!
  
   Поморщилась и попыталась одним глотком прикончить вот это... Бе... Какая же гадость!
  
   - Легче? - из моих вмиг ослабевших пальцев забрали стакан.
  
   - Да, - с удивлением констатировала я, - только спать хочется, - зачем-то пояснила.
  
   - Вот и хорошо, - улыбнулся мне Иеренат, после того как поставил стакан на тумбу возле кровати, - Хотя бы так.
  
   - Что так? - неприлично зевая, спросила у него.
  
   - Спи, Алиса, - моего лба коснулись прохладные губы мужчины, а рука его бережно погладила мою голову, - Спи.
  
   - Я не хочу, - снова попыталась возмутиться.
  
   - А чего ты хочешь? - похоже, теперь со мной разговаривали как с душевнобольной и это не нравилось.
  
   - Не знаю, - еще раз зевнув ответила ему.
  
   - Когда, придумаешь, расскажешь. Я буду здесь. Обещаю.
  
   - Зачем? - на грани сна успела спросить у него.
  
   - Отдыхай, - ответил он мне и снова невесомо погладил по голове. И я уснула. В этот раз без сновидений.
  
   В следующий раз, когда проснулась, чувствовала себя на удивление отдохнувшей, голова не болела. А еще я вспомнила. И то, что случилось, когда провожала Максима, и то, что произошло потом, когда проснулась и потом, когда уснула. В общем, запуталась я окончательно. Кто бы мне рассказал, что из этого было сном, а что явью. Сладко потянувшись, случайно глянула в сторону и чуть не заорала от шока. Рядом со мной на кровати спал Иеренат. Мать твою... Нет, вот эта фраза уже была, однозначно. М-да, и что теперь делать? Будить его или нет? Ткнула пальцем в плечо мужчины, тот моментально открыл глаза и спросил:
  
   - Как ты себя чувствуешь?
  
   - Хорошо, - осторожно ответила ему. Честно говоря, тот факт, что мы сейчас в одной постели, как-то напрягал.
  
   - Голова болит?- мужчина беззастенчиво потянулся, а я поняла, что подвисла, рассматривая его. В отличие от одетой меня, он подобной скромностью не страдал и, как оказалось, лежал под одеялом в одних трусах. Откинув одеяло, абсолютно не смущаясь встал с кровати и огляделся по сторонам в поисках одежды. Я нервно сглотнула. Ну, конечно, ему смущаться нечего. Это стопроцентно. Облизнула внезапно пересохшие губы. Мужиков раздетых видела, чего скрывать, но он вызывал во мне нестерпимое желание коснуться, чтобы проверить, настоящий ли. Он, явно следил за своим телом. Любил его, холил и лелеял. Поглаживал.... Эм, нет, это я не о том думаю. Отвернулась от него и уставилась в стену.
  
   Буквально через пару мгновения он появился в поле моего и, наклонившись, поцеловал меня. В лоб! А я, не удержавшись, протянула руку и погладила его по груди. Кончики пальцев сразу же закололо сотней иголочек. Посмотрела на мужчину и, отметив чуть потемневший взгляд, несмело улыбнулась и провела от груди вниз. К животу и ...
  
   - Давай, собирайся, времени у нас немного. Скоро за нами должна приехать машина, - и отстранившись, поднялся... с кровати, в смысле.
  
   - А что, мы куда-то едем? - "и почему, скажите на милость, возникло стойкое ощущение, что меня только что кинули?"
  
   - Конечно, - уверенно ответил он, - ко мне.
  
   Немножко подумав и решив не делать поспешных выводов, а еще не коситься на его задницу, когда он наклонился за своими брюками, уточнила:
  
   - Зачем?
  
   - Теперь ты будешь жить там, - мужчина, даже не повернулся ко мне, а меня это разозлило. Сильно. Жить я там буду. Как же! Не раздумывая над смыслом дальнейших действий, схватила подушку и запустила в него. Жалко, конечно..., что не попала. Потому что в этот момент он развернулся ко мне и успел поймать ее, а потом, недолго думая запустил подушку обратно. И что самое обидное, попал. Сволочь! Вот после этого, поняла - это война!
  
   - Не делай этого! - предупредил меня Иеренат, нахмурившись.
  
   Усмехнулась в ответ и опустила подушку на кровать. В войне с ним, однозначно проиграю.
  
   - Одевайся, быстрее, - он взял со спинки кресла свою рубашку и, накинув на плечи, продолжил, - есть очень хочется. И кстати, - Кирилл остановился в дверях в пол-оборота ко мне, - вещи сможешь собрать после завтрака. Необходимый минимум, - и вышел из спальни, застегивая на ходу пуговицы.
  
  
   А я осталась сидеть на кровати. Хотелось завыть от безысходности, но это ничего не решит. Пока не пойму, что значит быть личной Видящей Иерената, не стоит предпринимать что-либо. У него есть право приказывать, но он только просит, правда, просьба действительно похоже на приказ, но хотя бы завуалирована вежливостью. Мое бездействие в данном случае не поможет. Остается только подняться с кровати и действительно собираться, хоть и не хочется. Натянув на себя теплые спортивные брюки и тунику, открыла дверь в коридор и... Открыла глаза...
  
   Я находилась в гостиной Иерената в кресле, а он держал меня за руку, так и не поднявшись с пола.
  
   - ... возвращайся, - договорил в этот момент Кирилл Сергеевич, а я в первое мгновение не поняла, что происходит и молча смотрела на его сомкнутые губы, на свою руку в его и вообще не понимала, что происходит.
  
   Перевела взгляд на игрушку, находящуюся в левой руке и, разжав пальцы, отпустила ее, позволяя упасть на пол.
  
   - Вы знаете, где это?
  
   "Где - что?" Хотела спросить, но так и не смогла задать вопрос вслух. Обвела взглядом гостиную, нашла Ивана, сидящего на стуле и вертевшего в руках смарт. Рядом со мной в кресле устроилась Марина, напоминая обиженного воробья.
  
   Мотнула головой, пытаясь сообразить, что вообще здесь происходит и не смогла дать адекватной оценки происходящему.
  
   - Алиса, вы запомнили адрес? - снова задал вопрос Кирилл Сергеевич.
  
   - Какой адрес? - задала я, по-видимому, глупый вопрос, потому как после моих слов, Иеренат нахмурился.
  
   - Что вы видели, Алиса?
  
   Замялась, не зная, что ответить. Сказать - сошла с ума? Однозначно запрут в доме для душевнобольных. Но я не понимаю, что это было. Кажется, видела свое будущее... и, наверное, настоящее. А поверят ли? Так не бывает, мы, видим только прошлое. Хотя, вот мужчина, сидящий напротив меня, не так давно утверждал, что и знание будущего ему доступно. Но вдруг это какие-то игры разума, и все происходит лишь в моем больном воображении? "Надо проверить!" Повинуясь, этой мысли, протянула свободную руку к Иеренату и аккуратно коснулась его щеки. Он вздрогнул от неожиданности, зрачки расширились, заполняя собой радужку, я же потерла теплую, чуть шершавую кожу от проступившей щетины, большим пальцем. Сглотнула, понимая, что, кажется, вот сейчас это реально и происходит здесь, в настоящем, потому как мою руку перехватили и опустили вниз, не позволяя больше прикасаться к себе. Выдохнула, как оказалось, практически и не дышала, пока трогала лицо мужчины. Все равно боялась поверить себе, своим ощущениям и тому факту, что видела будущее.
  
   - Алиса! - поторопили меня, а я, перед тем как решить, что сказать, почему-то снова глянула на Ивана и зачем-то спросила:
  
   - Какое сегодня число, - тот посмотрел на меня недоуменно, потом на Иерената и ответил.
  
   М-да, значит, все же видела. Полное погружение и таким бывает, оказывается.
  
   - Кирилл Сергеевич, - снова сглотнула, неприятно вязкую слюну, - мне кажется, я видела будущее.
  
   - Вам кажется, Алиса? - хороший вопрос на самом деле. Как бы проверить мою догадку?
  
   - У вас есть помощник по имени Андрей?
  
   - Да.
  
   - Тогда я видела будущее.
  
   - Все может быть - серьезно кивнул мне Кирилл Сергеевич, - и в этом случае, должен вас предупредить - будущее легко изменить, Алиса, и не факт, что в лучшую сторону, потому не стоит рассказывать о том, что видели. Вы понимаете?
  
   Кивнула ему и задалась вопросом - "А как бы теперь определить из увиденного, что можно рассказывать?"
  
   - Просто отвечайте на мои вопросы, хорошо?
  
   Дождавшись моего утвердительного кивка, снова спросил:
  
   - Вы помните адрес, по которому находятся девочки?
  
   Ну, это легко! Вздохнула с облегчением и назвала ему адрес.
  
   - Вы знаете, где это?- зачем-то спросила я.
  
   - Да, - он одним слитным движением поднялся с пола и был в этот момент, похож... впрочем, чувство дежавю еще долго не будет меня покидать.
  
   - Спасибо, Алиса!
  
   - Пожалуйста, - кивнула ему и, наклонившись, подняла игрушку с пола, с тем, чтобы вернуть ее на столик. Кажется так, было в моем видении. Черт! Как же страшно и глупо. Боязно сделать что-то не так и глупо пытаться не вспоминать, что было. Теперь любое мое действие, будет сопровождаться мыслями - "а правильно ли я делаю? Так ли увидела в своем видении?" Опасение изменить будущее сложно игнорировать. Вдруг из-за какой-то фразы или не сделанного движения, что-то изменится, и девочек не спасут?
  
   - Алиса, - к моему плечу дотронулся Кирилл Сергеевич, обращая внимание на себя, - не переживайте. Не стоит. Я ведь тоже видел будущее и могу с уверенностью сказать, что с ними все будет хорошо.
  
   - Вы знаете, - почему-то пришла мысль довериться ему, как единственному в данный момент человеку, который понимает, что происходит, - Я боюсь, что не смогу повторить все то, что видела. Могу ошибиться, понимаете?
  
   Он легко улыбнулся и ответил:
  
   - Никто от вас этого и не требует, расслабьтесь. Пусть все будет так, как должно. Если вам что-то не нравится, вы можете этого не делать и не говорить.
  
   "Ага, а если наоборот нравится?" Но, естественно, спросить не решилась.
  
   - Спасибо, - тихо поблагодарила его.
  
   - Это вам спасибо, Алиса.
  
   - Иван, едем! - начал раздавать приказы Иеренат, - Григорий, покажи Алисе выделенные комнаты. Марину отведешь в ее спальню. Никуда не выпускать, - это снова Ивану, - Вернемся, надо будет окончательно разобраться, какую она сыграла роль во всем этом.
  
   Поняла, что Григорий, все так же был в комнате, просто сразу и не обратила на него внимания, настолько была поглощена своими переживаниями по поводу происходящего.
  
   - Я могу посмотреть, - предложила тихо, хоть до сих пор помнила свои ощущения от просмотра ее прошлого.
  
   - Алиса, - голос Кирилла Сергеевича на пару тонов стал теплее, - не стоит. Отдыхайте. Посмотрите позже.
  
   И они вместе с Иваном покинули комнату.
  
   - Пройдемте, - обратился ко мне Григорий, - я покажу вам вашу комнату.
  
   Глянув на сидящую в кресле девушку, молча прошла за мужчиной на выход, так к ней и не прикоснувшись, до последнего сомневалась, правильно ли поступила. Но мне же вроде бы ясно сказали - не нравится, не делай, так что совесть моя чиста. И все же, почему я смогла увидеть будущее? Почему настолько реально было происходящее? И неужели все это будет происходить на самом деле? Ответы на свои вопросы, у меня появилась возможность получить очень скоро.
  
   Спустя несколько часов, мне позвонил Иеренат.
  
   - Вы сможете мне поверить еще раз, Алиса?
  
   Я тут же вспомнила, как горячая ладонь Кирилла Сергеевича касалась моей, после чего погрузилась в видение "настоящего" или "будущего". Запуталась совершенно. И ведь не обманул меня тогда. Верно? Может, и в этот раз обойдется?
  
   - Я вам верю, Кирилл Сергеевич, - заверила его.
  
   На что Григорий, все еще находящийся в комнате, чуть слышно фыркнул. Обернулась на него и, округлив глаза, спросила одними губами "Что?" Сама не замечая, что с точностью повторяю свои действия из видения.
  
   - Спасибо, - поблагодарил меня Иеренат, - и передайте Григорию, пусть соберет вам в дорогу что-нибудь перекусить, вы так и не успели поужинать.
  
   - Обязательно, - со смешком поблагодарила, отмечая, что все же его забота отдает легкой маниакальностью. Интересно, а что сам Иеренат видел в будущем? Спросить или не стоит? С другой стороны, это однозначно, не телефонный разговор, ему сейчас не до меня и моих переживаний. Потому, отключила телефон и, повернувшись к Григорию, сообщила:
  
   - Я сейчас уезжаю.
  
   Он кивнул и продолжил вслух:
  
   - Давайте, провожу вас.
  
   Вздохнула и, взяв во вторую руку сумочку, снова повернулась к нему:
  
   - Я готова.
  
   - Идемте, Алиса, - и мы вышли в коридор.
  
   ***
  
   Мы находились на том же складе, компания все та же. И страшно не было, лишь легкое недоумение.
  
   - Алиса, я хочу, чтобы ты просмотрела их, - мое внимание тут же обратилось на стоящих в центре неровного круга мужчин. Вот черт! Снова смотреть! Не хочу! Но, по-видимому, это не тот случай, когда у меня есть право отказаться.
  
   Откуда-то сбоку ожидаемо послышался женский голос:
  
   - Почему она? Это может сделать любая из нас, - к нам вышла Карина, одетая так же как и видела.
  
   - Алиса - моя Видящая.
  
   А я, услышав это, даже не вздрогнула, когда властным движением, мне на плечи легли горячие руки Иерената.
  
   - С кого хочешь, - ответил Кирилл Сергеевич на заданный мною ранее вопрос.
  
   "Вообще не хочу!" Но снова промолчала и шагнула вперед, попутно едва уловимым движением стряхивая с плеч мужские руки. "Так, в тот раз это был тот, кто слева, теперь посмотрю мужчину стоящего справа от меня". Сделав выбор, положила руку ему на лоб.
  
   Тяжело, когда ты знаешь, чтобы не выбрала, все ведет к одному и тому же итогу. Нет, мне не стало легче от того, что выбрала другого мужчину, я плакала точно так же, навзрыд. И точно так же позади стоял Кирилл, обнимая за плечи, заставляя спиной прижиматься к своей груди.
  
   - Виновен, - гулко прозвучало над моей головой, я же, вытерев тыльной стороной ладони щеки, попыталась успокоиться.
  
   "Так, теперь мне надо решать очень быстро. Иначе, снова испытаю всю гамму ощущений, когда будут бить по лицу. Вопрос, а надо ли менять что-то?" На самом деле, было не так уж и страшно, ведь помнила, что спасут". И пока Иеренат, говорил, я думала, что делать. Как поступить? И пропустила все на свете, включилась в происходящее, только когда к нам подошел Иван.
  
   - Кирилл, - тихо сказал он, - ты понимаешь, что этот цирк может продолжаться долго? Очень.
  
   "Ой, не надо!" Хотелось крикнуть, как-то их остановить. Заставить замолчать и не говорить ничего, но сдержала себя. Не поймут и времени для длительных объяснений нет. Тем более мое мнение в данной ситуации, никого волновать не будет. И что могу сказать? Как подобрать слова, чтобы остановить происходящее? Имею ли на это право? Нет. Морального права у меня на это нет, нельзя оспаривать действия Иерената. Чревато. Потому остается лишь стоять и терпеть.
  
   - Ты с ним рассталась? - вдруг требовательно уточнил Иеренат, склонившись к моему уху.
  
   - Да, - уверенно ответила ему. После всего того, что сделал Валерий и всего того, что он собирался сделать, я не собиралась давать ни малейшего намека на то, что между нами что-то есть, - расстались.
  
   - Хорошо, - и снова все его внимание вернулось к происходящему перед нами.
  
   Алиса, Видящая Южного сектора. Настоящее.
  
   Судя по тому, что помнила, оставалось около десяти минут, чтобы решиться и, или принять происходящее как есть, или попытаться изменить дальнейшие события. Не хотелось выходить с Максимом на улицу и покидать безопасное, на мой взгляд, помещение. Там, ничего хорошего не ожидало, ведь предстояла встреча с Валерием, после которой, он, скорее всего, пострадает от рук людей Иерената. И я не знала, как много во мне человеколюбия и всепрощения. Готова ли? Зная, что ждет его, пойти на это? Подумать на эту тему, не дал Максим, выходя из относительно теплого помещения на улицу. Ничего не оставалось делать, как последовать за ним. Дальнейшие события напоминали дурной сон, и мне не хватило смелости сделать что либо. Да, сейчас решалась не моя судьба. Да, возможно, могла что-то изменить, но в голову как назло не приходили идеи о том, как надо поступить. Остановить Максима и не давать ему приблизиться к той группе, что сейчас стоит возле автомобиля? Нет. Он справится самостоятельно.
  
   Наблюдая за тем, как молодой человек, движется в сторону машины, принялась рыться в сумке, в надежде найти хоть что-то, что помогло бы противостоять Валерию. Хотя! Я же могу вернуться назад, к Иеренату. Молча развернулась и быстрым шагом направилась обратно к складскому помещению. Шаг, еще один. До входа оставалось буквально метров пять, когда меня обхватили чужие руки, приподнимая над землей. Собираясь завизжать, открыла рот и ... замолчала. Возможно, получится договориться и тогда, Валерий не пострадает. Меня, несопротивляющуюся доволокли до ближайшего здания. Остановился и развернул лицом к себе. Оперлась спиной на холодную каменную стену, наблюдая за Валерием.
  
   - Что даже кричать не будешь? - чуть удивленно уточнил он.
  
   - А смысл? - обняла себя за плечи, в попытке согреться.
  
   - И то верно! - ухмыльнулся он, - Идем! - Валерий, схватил меня за руку и попытался потянуть дальше в темноту.
  
   - Постой! - дернулась назад, стараясь остановить его, - Давай поговорим!
  
   - О чем? - он послушно замер, но в противовес его действиям, выражение лица у него было крайне недовольным.
  
   - Отпусти меня, - попросила его, - Ну, зачем я тебе? Отпусти, Валера, и все будет хорошо, обещаю. Я вернусь назад...
  
   - К нему? - буквально выплюнул он вопрос.
  
   - Да. Поверь, так будет лучше и для него и для тебя.
  
   - Не выйдет, - он качнул головой, - Я уже все решил.
  
   - Что ты решил? - так, главное, постараться не нервничать, все будет хорошо. Смогу его уговорить. Эх, жалко я не психолог, так бы точно знала, на что стоит надавить, чтоб он отпустил меня.
  
   Валерий шагнул ко мне, нависая и тихо ответил, а у меня от понимания того, что он верит в то, что говорит, волосы на затылке встали дыбом.
  
   - Все просто, Алисонька, мне надо убрать тебя из зоны его внимания и тогда, все будет так, как раньше.
  
   - Как раньше уже не будет, Валера, - понизила голос, старательно интонируя на последних двух звуках его имени. И тут же заработала пощечину. Черт! Как больно!
  
   - Еще раз попробуешь провернуть что-либо, дорогуша, и я сверну тебе шею, прямо здесь.
  
   Только открыла рот, собираясь успокоить его и заверить, что буду молчать, как мою щеку обожгла вторая пощечина. Блин! Собака бешеная ты, Валерик! Аккуратно коснулась пальцами разбитой губы, стирая кровь. Черт!
  
   - Вот и молодец! Люблю молчаливых!, - он снова потянул меня за собой, продолжая рассуждать, - Ты слишком много говоришь, Алиска, тебе бы молчать почаще, цены бы не было. И вообще, сама виновата!
  
   Я еще и виновата? О боже, кто-нибудь говорил, этому придурку, что он мудак? Нет? Так буду первой! С силой дернула левую руку на себя, одновременно, замахиваясь правой, с зажатой в ней сумочкой. Удар пришелся по касательной, в плечо, не причиняя ему ощутимого дискомфорта. Одновременно с этим заорала, уже понимая, что шанс ему не нужен. Он сам выбрал свою судьбу. Впрочем, так же как и я. Удар, еще один. Падаю на колени, прямо в грязь. Валерий пинает меня ногой. Успеваю подумать: "Как хорошо, что не по лицу". Пытаюсь отползти от него. За шкирку поднимает вверх. Нет, ему не хватает силы вздернуть меня так, чтоб ноги не касались земли, но и эта поза крайне неудобна. Хватаю ртом воздух, что вдруг покинул мои легкие от удара, куда-то в солнечное сплетение. Не получается согнуться, хотя очень хочется, а еще хочется, просто уже начать дышать. И вдруг... получается! Вздохнуть получилось, а еще меня никто не бьет. Подняла голову, стараясь заглянуть ему в лицо.
  
   - Красавица, - он сплюнул на землю, продолжая удерживать за ворот плаща.
  
   Молча согласилась с ним. "Действительно. А еще дура! Была бы умной, придумала, как избежать происходящего со мной здесь и сейчас. Но, к сожаленью, бог меня видать обделил умом, раз позволила вот этому всему случиться".
  
   Меня опустили, позволяя грохнуться на далеко не мягкую землю, и даже грязь не смягчила падения. Обидно! Как же мне обидно! И с этого мужчину, я пустила в свою жизнь. Ублюдок!
  
   Валерий сковал мои руки наручниками и дальше, происходило все то же, что я видела недавно в своем видении. Доволок к машине, возле которой нас уже ожидал его водитель. Открылся багажник и я с тоской глянула по сторонам, ожидая, когда же примчатся на помощь. Кажется, вот сейчас это должно произойти. Но пока было тихо. Меня подпихнули к машине, наклоняя вперед, и попытались всунуть внутрь. Всхлипнула и закрыла глаза, понимая, что, кажется, сильно повлияла на будущее, и никто не будет спасать бедную Видящую. Но все же, есть Бог в этом мире. Точнее, Иеренат. Потому, что раздался ожидаемый мною возглас:
  
   - Всем оставаться на своих местах. Аккуратно отошли от Видящей.
  
   Ну, Слава Богу! Ай! И снова толкнули на землю. Да, когда же это кончится?
  
   - Как вы? - мужчина в военной форме помог подняться и освободил мои руки.
  
   - Нормально, - выдавила из себя, - Идти смогу.
  
   - Вот и ладненько, - улыбнулся он и мы пошли.
  
   - Спасибо вам, - вспомнила о вежливости я, ковыляя рядом с таки и не представившимся мужчиной.
  
   - Не за что, - коротко отозвался он, убирая с нашего пути ветки и подавая руку, чтоб смогла перелезть через бревно.
  
   Замолчала, не зная, что говорить дальше. До сих пор не верилось, что все уже закончилось. Пусть и в очередной раз плачевно. Жалела ли о произошедшем? Безумно! Но видит бог, я старалась хоть как-то изменить будущее, но, наверное, не стоит лезть в то, о чем не имеешь ни малейшего представления. Как оказалось, все равно все должно произойти так, как должно.
  
   - Забирай пропажу, - прогудел басом сопровождающий, когда мы подошли к Максиму.
  
   - Со мной все хорошо, - отозвалась я, не давая возможности задать Максиму вопрос о моем самочувствии.
  
   - Я вижу, - криво ухмыльнулся он и распахнул заднюю дверцу автомобиля, помогая мне забраться внутрь.
  
   Дверцу он так и не захлопнул. Зашел за машину и, открыв багажник, что-то достал оттуда и вернулся ко мне.
  
   - Держите, - мне протянули бутылку воды и что-то еще, напоминавшее тряпку, в другой руке у него была какая-то сумка.
  
   - Что это? - кивнула на тряпку, забирая из его рук бутылку.
  
   - Футболка, вытритесь ею.
  
   Мне всунули в руки и футболку, а сам Максим, открыл сумку, что оказалась аптечкой скорой помощи, и извлек из нее бинты и бутылку, по-видимому, с перекисью. Помог мне вымыть руки, отчистить же одежду не представлялось возможным. Для себя решила, как только доберусь домой, даже не буду пытаться постирать, сразу выброшу к черту. Аккуратно, по мере возможности, конечно, протер перекисью ссадины на руках и уже собирался приступить к лицу, как наше уединение нарушило появление нового человека.
  
   - Как ты? - с удивлением выглянула из-за плеча Максима, уже понимая, кто подошел к нам.
  
   - Хорошо, - осторожно кивнула Иеренату.
  
   Тот тронул за плечо Максима, чтоб он отошел и, встав на его место, отобрав у него бинт с бутылкой перекиси, начал аккуратно, оттирать мое лицо. Зашипела от боли, а потом, неожиданно всхлипнув, разревелась. Все. Адреналин закончился. Захотелось домой, в тепло и безопасность. Кирилл Сергеевич осторожно прижал меня к себе. Уткнулась лбом в его плечо, стараясь не коснуться губами и щекой, что все еще болели, и продолжила рыдать в свое удовольствие. Закончились слезы быстро, возможно этому факту поспособствовало то, что меня обнимали, гладили по спине и тихо приговаривали, что вот сейчас все будет хорошо, все закончилось и больше никогда и никому меня не позволят больше обидеть. Очень сильно хотелось верить, но я сомневалась, что это осуществимо.
  
   - Успокоилась? - спросили у меня над головой.
  
   - Да, - я некрасиво шмыгнула носом.
  
   - Дай, гляну, - Иеренат, приподнял пальцами мой подбородок, заглядывая в глаза, и неожиданно чмокнул в нос, - хватит плакать, а то нос покраснеет, и станешь некрасивой.
  
   - Максим, дай из аптечки обезболивающее, - попросил Кирилл Сергеевич и следующий вопрос уже мне, - ты головой не ударилась? К врачу надо?
  
   Помотала отрицательно головой и с благодарностью приняла из его рук и блистер с лекарством, и бутылку с водой. Запив горькую гадость, вернула воду обратно. Иеренат закрыв крышку отдал ее обратно мужчине.
  
   Хотелось снова разреветься, но понимание, что он, как и все мужчины, скорее всего не любит женские слезы, заставило сдержать очередную волну потопа. Хватит, Алиска! Соберись!
  
   - Вот и умничка, - мужчина улыбнулся мне и аккуратно, насколько это было возможно, протер мое лицо бинтом, - до свадьбы заживет.
  
   Скептически хмыкнула. Лично я вообще, замуж не собираюсь, если что.
  
   Отбросив в сторону использованный бинт и вручив бутылку с перекисью ожидаемому тут же Максиму, подвинул меня по сиденью и захлопнул дверцу. Сам же обошел автомобиль и устроился рядом со мной. Удивленно наблюдала за его действиями, как бы помнила, что он не должен был бы быть здесь. Меня должны были отвезти к себе домой, кажется. Или снова что-то изменилось? Задать интересующий вопрос не успела, на место водителя уселся Максим и, включив двигатель, и одновременно с ним и печку, спросил:
  
   - Куда?
  
   - Домой, - ответил ему Иеренат, обнимая меня одной рукой, снова передвигая по сиденью, заставляя прижаться к нему боком.
  
   - Все хорошо? - это уже мне.
  
   - Нормально, - ответила ему и уточнила, - а к кому домой мы едем?
  
   - Ко мне, - невозмутимо отозвался Иеренат, - неужели ты подумала, что после всего, что произошло, я позволю тебе вернуться к себе домой.
  
   - Вообще именно так я и подумала, - медленно ответила и попыталась на сиденье развернуться лицом к нему.
  
   - Сиди, - меня чуть сильнее прижали к горячему, даже через слой одежды, я почувствовала, насколько у него горячее тело, - а лучше спи. Я разбужу, когда приедем.
  
   - Я не хочу! - попыталась возмутиться.
  
   - А я спрашиваю? - с долей скептицизма в голосе отозвался Иеренат, - считай это приказом.
  
   - Крепостное право цветет махровым цветом, - вот почему не могу удержаться в его присутствии и постоянно говорю непонятно что?
  
   - Хуже, - я почувствовала улыбку в его голосе, - право сильнейшего. Так что я бы на твоем месте расслабился и постарался отдохнуть.
  
   - Вы не на моем месте, - обиженно возразила ему.
  
   - И то верно. Все, Алиса, хватит. Спи.
  
   Машина выехала за забор, покидая негостеприимное для меня сооружение. Спустя несколько минут, достигнув трассы, Максим утопил педаль газа в пол, позволяя машине набрать скорость. Мелькал свет от фонарей вдоль дороги, раскрашивая полосами салон автомобиля, а я, даже не пытаясь рассмотреть, что же там интересного за окном, размышляла, уставившись прямо перед собой. Покосилась на Иерената. "Легко ему! Пораздавал приказы и ждет, пока все бросятся их исполнять. А я может, личность свободномыслящая и вольно думающая. Не могу так!"
  
   - А может, обсудим? - попыталась найти компромисс, повернув голову в его сторону.
  
   - Вот дома и обсудим.
  
   - И... - хотела продолжить, но кто ж мне даст?
  
   - И поговорим, - отрезал Иеренат, не позволяя даже вставить слово, но это он так думал.
  
   - Ну, хоть на вопросы вы ответить сможете?
  
   - Много?
  
   - Что - много?
  
   - Вопросов, говорю, много у тебя?
  
   - Очень, - почему-то нестерпимо захотелось улыбнуться, но вспомнив, о разбитой губе, что все еще болела, решила не рисковать.
  
   - Тогда предлагаю деловое соглашение.
  
   - Какое? - поддалась на провокацию я.
  
   - Отвечаю на твои вопросы, и мы переходим на "ты". Устраивает?
  
   "Всего то?" Хотелось удивиться вслух, но вовремя себя одернула. Не с тем человеком, ты ерничаешь, Алиска. Нельзя забывать с кем разговариваешь.
  
   - Договорились, - и протянула ему руку, левую, рассчитывая на рукопожатие.
  
   Вместо этого мою руку подняли вверх и аккуратно коснулись губами тыльной стороны.
  
   - Спрашивай, - разрешили мне, а я вдруг растерялась, не зная, с чего начать. Прежде чем озвучить любой из них, следовало принять во внимание наличие сторонних слушателей в лице водителя. Не знала, можно ли при нем быть откровенной. До какой степени ему доверяет Иеренат? Знает ли он об одной маленькой особенности своего хозяина, той, что, по сути, не является возможной. И в которую я, до последнего времени, не верила. Да что там... Считала чем-то из области невероятного и нереального.
  
   Иеренату, наверное, надоело ждать, потому как решил меня поторопить:
  
   - Передумала?
  
   - Нет, - и добавила еле слышно, в надежде, что Максим нас не услышит, - я могу при нем? - кивнула в сторону водителя.
  
   - Можешь, - уверили меня.
  
   Помолчав еще чуть-чуть, собираясь с мыслями, смогла озвучить первый вопрос:
  
   - Что будет с Валерием?
  
   - Ты ведь уже знаешь ответ, - безапелляционно заявил Кирилл.
  
   - Откуда вы...ты знаешь? - удивилась я.
  
   - Сама сказала - видела будущее. Кстати, что именно ты увидела?
  
   - Мне казалось, что вопросы буду задавать я, - чуть сморщила нос, недовольная тем, что он пытается контролировать разговор и направляет в том русле, что интересует его в первую очередь.
  
   - Мы можем не играть с тобой в "вопросы-ответы", а просто поговорить. Обменяться так сказать информацией.
  
   Покосилась на Иерената уже понимая, что все же будет у нас беседа по его правилам. Эх, а так хотелось, просто задать свои вопросы, не отвечая на чужие. Но, видно не судьба.
  
   - Можем, - нехотя согласилась я, чуть отодвинулась на сиденье и развернулась лицом к мужчине сидящему рядом. Видя его лицо, будет легче отслеживать реакцию и, возможно, я увижу, что-то из того, что не хочет обсуждать и значит, буду знать, когда стоит додавить.
  
   - Итак, что ты видела?
  
   - Мне кажется, - неуверенно начала я, - это было ближайшее будущее.
  
   - Возможный, - поправили меня, - альтернативный вариант.
  
   - То есть все, что я видела, не будет происходить в реальности?
  
   - Отчего же, будет. Просто не факт, что именно так, как ты это видела. Ты разве все сделала из того, что увидела?
  
   - Нет, - уверенно ответила ему.
  
   - И потому, все будет приблизительно. Ключевые моменты произойдут, незначительные, не влияющие в конечном итоге на твою судьбу, возможно изменятся.
  
   - Как-то слишком много допущений.
  
   - Это всегда так работает, - заверили меня, и не оставалось ничего другого, кроме как довериться в этом вопросе профессионалу.
  
   - Знаешь, я ведь пыталась изменить будущее, - смотря в его глаза проговорила вслух.
  
   - И как результат? - заинтересованно спросил Кирилл.
  
   - Пока не очень, - поморщилась я.
  
   - Что ты хотела изменить?
  
   - Я точно не знаю, - пожала плечами и уставилась прямо перед собой, нервно сцепив руки в замок.
  
   - Ну, тогда расскажи мне, что ты видела и чего не сделала.
  
   Как бы мне не хотелось с ним это обсуждать, но выхода на самом деле не было. Для того чтобы разобраться в происходящем, у меня было только Кирилл Сергеевич. Я начала свой рассказ, сначала сбивчиво, слегка путаясь, пока не смогла подобрать правильного определения своим чувствам. В какой-то момент, Иеренат взял меня за руку, расцепляя судорожно сжатые пальцы и поняла, что можно не бояться. Ну, не верилось, что тот, что в моем видении так переживал о моем здоровье, обидит специально. Ему это не нужно.
  
   - ... а потом, я решила дать ему шанс, - запнулась, услышав смешок Максима и недовольно уставилась на его затылок, подавляя в себе желание отвесить ему подзатыльник. Блин, такой порыв быть откровенной испортил!
  
   - Максим! - призвал к порядку водителя Кирилл и снова мне, - продолжай, он больше не будет тебя отвлекать.
  
   Еще раз покосилась на мужчину за рулем, не испытывая никакого желания быть и дальше откровенной. Да кто ж мне даст?
  
   - Алиса, - поторопил меня Иеренат. И вроде бы сказал спокойно, но понимала, что придется подчиниться.
  
   - Я попыталась с ним поговорить и... в общем, ничего из моей затеи не вышло хорошего.
  
   - Не надо винить себя в его гнилости, - весомо ответил Кирилл, внимательно смотря мне в глаза.
  
   Отвернулась, не в силах выдержать этот пристальный взгляд. Конечно, вот только не могу я так.
  
   - Мне казалось, что я смогу его остановить. Переубедить.
  
   - Он не стоил твоих усилий по его спасению.
  
   - Возможно, - дернула плечом, - но я хотела как лучше.
  
   - Послушай меня, - Кирилл потянул за руку, заставляя обратить внимание на себя, - я уже говорил и повторюсь - ключевые моменты не изменить. Ты можешь, конечно, попытаться, никто не запрещает. Но то, что должно случится, в любом случае произойдет, хочешь ты того или нет. Понимаешь?
  
   - Понимаю, - вздохнула тяжело, - теперь понимаю.
  
   - Но что-то ведь было и хорошее в том, что ты видела? - снова задал он неудобный вопрос.
  
   - Хорошее? - задумалась над его вопросом, - Наверное, вы правы, было там и хорошее.
  
   - Алиса, мы ведь договаривались, - поморщился Иеренат и добавил заинтересованно, - И что это было?
  
   Вот если сейчас думает, что смогу ему рассказать о той части видения, в котором он был ко мне слишком близко, то глубоко заблуждается. Об этом в любом случае надо умолчать. Зачем подталкивать его в этом, возможном, направлении развития наших отношений, когда все так зыбко? Тем более я и сама не знаю, будет ли это ключевым фактором в моей жизни.
  
   - По крайней мере, я видела, что смогла отдохнуть и выспаться - с кривой улыбкой ответила ему.
  
   - Ну, это однозначно произойдет в любом случае, - заверили меня и поняла, что допрос решили отложить.
  
   - Надеюсь, - с готовностью отозвалась и решила задать свой вопрос, - а куда мы едем?
  
   - Пока ко мне, - и видя, что я пытаюсь возразить, добавил, - тебе действительно нужно отдохнуть, да и мне не помешает выспаться. А дальше будет видно.
  
   - Мне надо домой.
  
   - Зачем? - не понял он.
  
   Действительно, зачем мне домой, когда рядом такой мужчина, способный решить любые проблемы, практически моментально и не напрягаясь. Три "ха-ха".
  
   - Там мои вещи и там мой дом с любимой кроватью.
  
   - Не думаю, что кровать в моем доме хуже, чем у тебя.
  
   - И вещи женские тоже имеются в наличии? - не удержалась от подколки я.
  
   - Чего нет, того нет, - с полуулыбкой ответил мне, - в любом случае, возвращаться к себе небезопасно. Выспишься, а завтра съездишь за вещами. Считай, что это отпуск и..., - видя мое недовольство, добавил, - думай, что тебя просто пригласили в гости. Погостить.
  
   - Пару дней? - снова съязвила я.
  
   - Боюсь, что дольше. Скорее пару недель.
  
   - Зачем так долго?
  
   - Мне надо решить все проблемы, возникшие в связи с похищением девочек.
  
   - А разве это не конец истории? - удивилась я, имея в ввиду то, что происходило сегодня на складах.
  
   - К сожалению, нет. Еще не помешает окончательно разобраться с тем, кто заменит Валерия на его должности.
  
   - Разве ты не решил, кто это будет? - недоверчиво просила я
  
   - Ты знаешь, да?
  
   - Знаю, - ответила ему, - но разве надо говорить об этом вслух? Вдруг это повлияет на решение?
  
   - Не стоит, - усмехнулся Кирилл, - сначала я назначу, потом расскажешь, кого ты увидела.
  
   - Хорошо, - согласилась с ним.
  
   - Еще вопросы есть? - меня снова подтянули к себе и обняли одной рукой.
  
   - Нет, - от неожиданности из головы вылетело все, что хотела еще у него спросить.
  
   - Вот и хорошо. Можешь подремать, пока доедем.
  
   - А..., - вспомнила еще один вопрос, что забыла озвучить.
  
   - Давай потом? - попросили меня, - у нас еще будет время с тобой поговорить.
  
   - Вдруг завтра ты передумаешь? - забеспокоилась я, в противовес своему беспокойству, постаралась усесться поудобнее.
  
   - Не передумаю. Я помню все и выполню все обещанья.
  
   На самом деле прозвучало это как-то двусмысленно, но у меня уже не было сил сопротивляться, язвить и возмущаться.
  
   - Договорились, - ответила ему и, прикрыв глаза, постаралась уснуть. Еще какое-то время пыталась размышлять, выстраивая в уме логические вопросы, которые не задала, но в ближайшем будущем планировала озвучить Иеренату, в надежде услышать ответы. И сама не заметила, как провались в сон, без сновидений.
  
   Выспаться не удалось, и когда разбудил Кирилл, двигалась на автомате. Открылась дверь, меня вытянули из машины и, закутав во что-то теплое, подняли на руки и понесли. Приоткрыв глаз, лениво наблюдала за мужчиной. Он шел сосредоточенно, глядя прямо перед собой. Рядом с нами шли еще несколько человек, но я даже не пыталась рассмотреть их, было не сильно-то и интересно. Поднялись по ступеням и меня внесли внутрь.
  
   - Спасибо, - хрипло сказала я, - дальше могу сама дойти.
  
   Он аккуратно поставил на ноги, придерживая, чтоб не упала. Огляделась по сторонам. Мы были в каком-то новом доме. Не знаю где именно, но здесь однозначно впервые. Прошли по коридору. Чуть впереди шел Кирилл, не отпуская мою руку, я за ним. Свет почему-то нигде так и не включили, да он и не нужен был, все было и так видно.
  
   - Закрой глаза, - попросил мужчина, остановившись перед какой-то дверью
  
   Послушалась его. Открылась дверь и следом раздался щелчок включателя.
  
   - Можешь открывать.
  
   С осторожностью открыла глаза, но можно было не бояться. Комнату освещал мягкий свет, делая ее какой-то очень уютной.
  
   - Устраивайся здесь, ванна там, - мне показали рукой направление и тут же развернулся, на месте, собираясь оставить меня в одиночестве.
  
   - А ты? - не сдержала любопытство я.
  
   Кирилл глянул на меня с улыбкой, которая мне показалась чересчур довольной:
  
   - Я буду в соседней комнате. Отдыхай.
  
   И прежде чем успела задать еще какой-нибудь нелепый вопрос, вернулся и быстро коснулся губами моих губ. Это был не поцелуй, лишь бледное подобие его, но мне хватило и этого, что почувствовать... нет, не смущение, неловкость.
  
   - Спокойной ночи.
  
   - Спокойной, - отозвалась эхом я и отвернулась, стараясь скрыть его внимательных глаз свои чувства. Все. Хватит. Буду разбираться завтра, что именно я чувствую к нему. Услышала, как закрылась дверь. Оглянулась назад, чтобы убедиться - в комнате я осталась одна и, сделав несколько шагов, буквально рухнула на кровать. Затем, чуть повалявшись, поняла, что надо бы разуться. Сделав задуманное, сбросила с плеч теплый плед, что так и оставался на плечах, лишь сползал периодически с меня, и ушла в ванную. Вернувшись, потушила свет и устроилась в кровати, накрывшись с головой одеялом.
  
   Спала без сновидений и когда проснулась на следующий день, поняла, что отдохнула более-менее. Прежде чем в мою голову снова полезли мысли о произошедшем вчера, пошла в ванную помыть голову. Вернувшись, обнаружила, что у меня в комнате были гости. На кресле лежал темный халат, скорее всего мужской. Решила не проявлять характер и, натянув белье, надела его. Однозначно, мне нужны мои вещи. Как-то тяжко обходиться одной сменой трусиков и одежды. Вышла в коридор и закрыв дверь за собой, замерла, не понимая куда же мне идти. Решила довериться интуиции, которая меня не подвела. Пришла прямиком на кухню, на который хозяйничала женщина лет сорока, в синем форменном платье и белом переднике.
  
   - Здравствуйте, - вежливо поздоровалась я.
  
   - Здравствуйте, - с улыбкой обернулась на мое приветствие она, - меня зовут Наталья.
  
   - Очень приятно, - рукой стянула на груди ворот халата, что все пытался распахнуться, - меня зовут Алиса.
  
   - Присаживайтесь, - она махнула рукой на стол, который стоял чуть в стороне от рабочих поверхностей кухни, - я вас сейчас накормлю.
  
   - Завтраком? - улыбнулась я, сама не заметила, как мое настроение поползло вверх.
  
   - Скорее обедом, - улыбнулась Наталья в ответ и принялась споро накрывать на стол.
  
   Не скажу, что чувство голода меня одолевало, но когда передо мной поставили тарелку с салатом, пару тарелок с мясной и сырной нарезкой и чашку с чаем, поняла - хочу есть. Правда, была странность в том, что она предложила мне все то, что ем обычно с утра. Никакой тяжелой пищи. А еще и чай. Хочу кофе! Озвучила вслух просьбу. И прежде чем мне ответили, в комнату вошел Максим.
  
   - Привет, - поздоровался он.
  
   - Привет. Присоединишься?
  
   - С удовольствием, - он кивнул Наталье и та, поставила еще один прибор и тарелку со стейком прямо перед ним.
  
   Затем добавила еще какие-то соусы в плошечках и хлеб в плетеной корзинке. Поблагодарив женщину, мужчина буквально набросился на еду. Я, в противовес, ему ела неторопливо, прислушиваясь к своему организму - как бы не объестся. Наталья начала замешивать какое-то тесто, но мне не захотелось с ней заводить разговор. А вот мужчина, сидящий напротив в качестве собеседника устраивал более чем.
  
   - Что это за дом? - спросила у него, накалывая на вилку кусочек сыра.
  
   - Иерената, - пожал плечом Максим.
  
   - Понятно, - кивнула я и продолжила допрос, - а где он сам?
  
   - Уехал - и снова лишь ответ на заданный вопрос ни слова больше, чем необходимо.
  
   - Понятно - повторилась я и снова уставилась в тарелку, пока не представляя как разговорить его.
  
   - Алиса, после того как поедите, я отвезу вас к вам домой.
  
   И не успела я обрадоваться том, что кое-кто, кажется, передумал и ни о каком длительном проживании с Иеренатом не может быть и речи, как он добавил:
  
   - Соберете вещи, потом вернемся сюда. Да, кстати, - он вытянул из кармана смарт и положил его на стол, - ваш телефон. Пока вы отдыхали, он зарядился.
  
   - Спасибо, - поблагодарила мужчину и, потянувшись через стол, забрала его. Тут же проверила включен ли и, разблокировав, просмотрела количество пропущенных звонков и сообщений. Увидев время, весело хмыкнула - два часа дня. Ну, это еще не сильно поздно. Звонила мне только сестра, в одиннадцать. Сразу же перезвонила ей и, выяснив, как дела у Макса, спросила, что она хотела. Как оказалось, ничего серьезного. Ее знакомая просила у нее разрешения мне позвонить, чтоб я помогла решить какую-то проблему. Согласилась встретиться с этой ее знакомой сегодня, ближе к семи часам вечера в одной из кафешек в центре города. Тепло попрощавшись, отключила телефон и вопросительно посмотрела на Максима, который все то время, пока я разговаривала, не сводил с меня взгляда.
  
   - Я вас отвезу - заявил он мне.
  
   - Замечательно, - отозвалась я и добавила, обратившись к Наталье, - вас не затруднит сварить мне кофе?
  
   Через несколько минут передо мной стояла чашка с ароматным напитком, а мне вдруг захотелось к ней сигарету. Уточнив у Максима, где можно покурить, пошла за ним по коридору. В итоге мы с ним вышли в гостиную из которой имелся выход на застекленную лоджию. Там, приоткрыв окошко, устроилась в кресле, а Максим составил мне компанию.
  
   Спустя несколько часов входила в маленький ресторанчик в центре города, в котором у меня была назначена встреча. К тому моменту уже побывала дома и собрала кое-какие вещи, что еле вместились в чемодан. Я, наверное как и любая девушка, собиралась основательно. Пусть и не задержусь у него в гостях надолго, но все необходимые мелочи должны быть при мне. Все это время Максим ждал на кухне в компании с кофе и туркой. Сколько он выпил, не считала, но зато от щедрой души пожертвовала ему свои конфеты, предварительно угостившись одной.
  
   Перед тем как выехала на встречу, позвонил Иеренат.
  
   - Как дела? Что делаешь?
  
   Не став язвить на тему, что ему уже скорее всего уже доложился Максим на тему чем я занимаюсь, ответила:
  
   - Собираю вещи.
  
   - Какие потом планы?
  
   - Собираюсь встретиться в центре с одной знакомой сестры, - отстраненно ответила ему, пытаясь в этот момент впихнуть теплый кардиган в чемодан, который упорно не хотел влезать.
  
   - Поужинаешь со мной?
  
   - В смысле? - не поняла я, оторвавшись от проблемы большого количества вещей и маленького чемодана, которые почему-то не хотели приходить к общему знаменателю.
  
   - Закончишь встречу и дождешься меня, я подъеду - поужинаем вместе.
  
   - Хорошо, - согласилась я, - если тебе так хочется.
  
   - Тогда до встречи, - подозрительно быстро закончил разговор Кирилл.
  
   Наверное, побоялся, что передумаю. Даже на пару мгновений почувствовала себя роковой женщиной. Как же, сам Иеренат жаждет встречи и боится, что могу отменить ее. Впору сдвинуть корону набок и полюбоваться красотой неземной в зеркале. Сейчас же я не вспоминала, практически не думала о предстоящей новой встрече с Кириллом. Кивнув Максиму, который открыл дверь в ресторан, пропустил меня вперед и зашел следом.
  
   - Ты куда? - удивилась я.
  
   - Пойду поем, - невозмутимо ответил он и, развернувшись, ушел на второй этаж.
  
   И что тут скажешь? Ну, не выгонять же мне его, в самом деле. Пожав плечами, осмотрелась по сторонам, не представляя где искать знакомую сестры. В этом ресторанчике я была пару раз, кухня здесь была достаточно приличная, десерты вкусные, а кофе горячий. Так что, выбрав столик возле окна, устроилась за ним. Ко мне тут же подошла девушка официант, приняла заказ на чашку капучино и оставила меня в одиночестве, которое в скором времени было нарушено.
  
   - Вы - Алиса?
  
   Повернула голову и, обнаружив незнакомую девушку, стоящую рядом с моим столиком, кивнула.
  
   - Да. А вы?
  
   - Даша. Можно? - девушка кивнула на стул напротив меня.
  
   - Конечно, - подбадривающе улыбнулась. По телефону сестра не смогла мне внятно описать проблему, что возникла у ее знакомой. Из разговора я поняла одно - познакомились они, когда их дети играли вместе во дворе. А что конкретно надо, девушка Даша должна была рассказать лично.
  
   - Вам что-нибудь заказать? - спросила у нее.
  
   - Просто воды, если можно, - неуверенно отозвалась Даша, а я нажала на кнопку вызова официанта.
  
   Пока нам несли заказ, внимательно рассматривала девушку. Самая обычная, ничем не примечательная. Среднего роста, серые глаза, русые волосы, фигуру не видно за бесформенной одеждой, на вид до тридцати лет, а там кто знает? Перед ней поставили воду. Сделав глоток, Даша посмотрела на меня. А я поняла, что почему-то не верю вот этому ее взгляду обиженного ребенка.
  
   - Рассказывайте, - потребовала я, все больше ощущая дискомфорт от нахождения с ней за одним столом. Нет, она не была отталкивающей, но что-то в ней мне не давало покоя. И чем больше я ее рассматривала, тем больше мне казалось, что это все ненастоящее. Наносное. Что на самом деле она не такая, более яркая, что ли.
  
   С другой стороны, могу ведь и отказаться. По крайней мере, попытаться. Все зависит от того, какая у нее проблема, если что, отправлю к Стражам и все дела.
  
   Когда она начала рассказ, я не вслушивалась в смысл слов. Поймала себя на том, что пыталась разобрать на составляющие ее интонации. Хотя никогда за собой не замечала подобного умения, знаю же, что в людях не разбираюсь.
  
   И когда от нее прозвучал вопрос:
  
   - Скажите, а, правда, что вы встречаетесь с Иеренатом? - в моей голове, казалось, прозвучал набатом церковный колокол.
  
   - С какой целью интересуетесь? - сухо спросила у нее.
  
   - Привет, - поздоровался Кирилл, присаживаясь к нам за столик.
  
   Странно, я так была поглощена разглядыванием этой девушки, что даже не заметила, как появился Иеренат. Даша испуганно сжалась, широко распахнув глаза, рассматривая мужчину, что сел справа от меня.
  
   - Привет, - отозвалась я и тут же пожаловалась ему, - тут, девушка интересуется, правда ли, что я с тобой встречаюсь?
  
   - Правда, - подтвердил Кирилл, аккуратно расправил салфетку и бросил себе ее на колени. Махнув рукой, подозвал кого-то. Проследив за жестом, увидела смутно знакомого мужчину, который встал из-за стола и направился к нам.
  
   - Выведи ее отсюда.
  
   - Подожди, - положила свою руку на ладонь Кирилла, сжимая его пальцы, - она пришла за помощью.
  
   - Нет, - повернул голову ко мне он, - не за помощью.
  
   - А зачем? - задала тупой вопрос я, все еще не понимая, что сейчас здесь происходит.
  
   - Девушка... кстати, как она тебе представилась?
  
   - Даша, - снова покосилась на нее и мужчину, что замер возле нашего столика.
  
   - Пусть будет Даша, - согласился со мной Иеренат, - так вот девушка Даша, с сегодняшнего дня уже не работает репортером одного, достаточно известного журнала.
  
   - Я все еще ничего не понимаю, - пожаловалась Кириллу.
  
   - Им в редакцию сообщили, что о том, что этой ночью тебя видели со мной и руководство, теперь уже бывшее, приняло решение накропать сенсационную статейку. Для этого Даша созвонилась с твоей сестрой и договорилась с ней о встрече.
  
   - Она не знала, - уверенно заявила я, - если бы знала, ни за что бы не позвонила мне.
  
   - Знала, - отрезал Кирилл, - знала и согласилась, и позвонила.
  
   - Она не могла, - непослушными губами проговорила я.
  
   - Как видишь - смогла и получила за это круглую сумму. Убери ее отсюда, - я дернулась было в сторону от Кирилла, но быстро поняла, что это он не про меня.
  
   Мужчина поднял несопротивляющуюся девушку со стула и молча повел на выход.
  
   - Зачем? - выдавила из себя, сама не понимая, для чего задала этот вопрос ему. Не уверена, что хочу слышать правду.
  
   - Зачем, что? Рассказал? Никому не позволю лезть в мою личную жизнь.
  
   - Понятно, - кивнула ему, - что будет с моей сестрой? - рискнула и все же посмотрела на него.
  
   Иеренат, казалось, задумался о чем-то своем, машинально прокручивая в руках нож, но все же ответил:
  
   - Ничего.
  
   - Спасибо, - сухо поблагодарила его.
  
   - Ей ничего не будет, а вот ее мужа, я все же отправлю в клинику на лечение.
  
   - Что? - ошарашенно выдала я.
  
   - Ну, что ты так на меня смотришь, а? - поморщился Кирилл, - Ты же знаешь, что он пьяница, и что бьет твою сестру. И я не понимаю, почему ты до сих пор не обратилась к Стражам.
  
   - Хотела, сестра не разрешила.
  
   - Я так и подумал, - согласно кивнул он мне, - ты есть, кстати, будешь?
  
   - Что-то не хочется, - пробормотала я, все еще под впечатлением от его слов, поднимаясь из-за стола.
  
   Блин! Одним махом он решил проблему, которую вот уже несколько лет я была не в состоянии решить. Конечно, знала, что из себя представляет отец Макса, но Ольга запретила вмешиваться под угрозой запрета видеться с племянником. Ее все устраивало. Честно, не понимаю вот такой любви. Когда он пьет и бьет, она терпит побои и любит. Макса жалко, но мне его бы не отдали. Никто не даст возможности лишить родительских прав ту мать, что работает и занимается воспитанием ребенка, даже при наличии запойного отца.
  
   - Останься, - попросил Кирилл, поймав меня за руку.
  
   - Я пойду, припудрю носик, - ответила ему, и все же задала вопрос, который, несомненно, мучал меня, - Почему ты мне помогаешь?
  
   - Просто потому что могу, - он внимательно смотрел на меня снизу вверх, а я поняла... в этого мужчину можно влюбиться.
  
   - Сейчас вернусь, - высвободила пальцы из его руки и уже собиралась уйти, как следующий вопрос, заставил остановиться.
  
   - Что тебе заказать? - снова глянула на него, и замерла на мгновение. Почему-то, показалось на секунду, что он хотел спросить о чем-то другом.
  
   - Удиви меня, - улыбнулась ему.
  
   Его ответная улыбка стала неожиданностью для меня.
  
   - Это не то место, в котором кухня может удивить.
  
   - Тогда я буду мясо, - и все-таки ушла в дамскую комнату, благо знала, где она здесь находится.
  
   Закрыв за собой дверь, оперлась руками об умывальник и, уставилась на свое отражение. Происходящее в последнее время не радовало. Сначала Валерий, потом предательство сестры, но позволила себе неуверенно улыбнуться, глядя на себя. Ничего, прорвемся! Главное верить в то, что все будет хорошо и это обязательно случиться. Проведя некоторое время в туалетной комнате, и вымыв руки, вернулась обратно за столик к Кириллу. С удивлением поняла, что нас уже обслужили. Напротив моего стула на столе находилась тарелка со стейком и салат. Рядом был бокал, как мне показалось с красным вином. Сделав глоток, снова удивилась. Я вообще не люблю сухие вина, но это было почему-то вкусным.
  
   - Как вино? - уточнил Иеренат, внимательно наблюдая за тем, с какой осторожностью я пью вино.
  
   - Вкусное, - улыбнувшись краешком губ, призналась ему, - не ожидала.
  
   - Значит, все же получилось тебя удивить, - удовлетворенно отметил он и пожелал мне приятного аппетита.
  
   - Спасибо, - отозвалась я, и сосредоточила все свое внимание на еде, не собираясь не прилично пялиться на мужчину рядом.
  
   Кирилл подозвал официанта и, рассчитавшись за ужин, подал мне руку, помогая встать из-за стола. Поднялась, поблагодарив девушку, что нас обслуживала и пошла с Иеренатом к выходу. Зазвонил мой телефон, вытянув его из сумочки, замерла, не зная, стоит ли отвечать на звонок. Затем решительно отклонив вызов, снова глянула на ожидающего меня Кирилла. Он открыл передо мной дверь, я вышла на улицу, он следом за мной. И снова зазвонил телефон. "Надо было отключить", - раздраженно подумала, не собираясь разговаривать с сестрой, но, по-видимому, этого разговора не избежать.
  
   - Да? - отозвалась я, уже выйдя на улицу и делая несколько шагов в сторону от входа в кафе и от Иерената, чтоб не было сильно слышно о чем, и главное, с кем я разговариваю.
  
   Раздавшийся вопль, заставил меня убрать руку со смартом от уха. Удивленно уставилась на телефон, не понимая, что происходит. Затем снова прислонила аппарат к уху и спросила:
  
   - Оль, ты чего? Что случилось?
  
   - Это ты! Ты во всем виновата! Они забрали его и мне никто не сказал куда!
  
   - Подожди, - постаралась прервать истерику сестры, но меня никто не хотел слышать, - Оля, да помолчи ты! - в трубке воцарилась тишина, лишь редкие всхлипы сестры нарушали ее, - А теперь толком объясни мне, что произошло? Кто, кого и куда забрал?
  
   - Пашку забрали! - снова начала буквально выть сестра.
  
   - Кто забрал? - не поняла я.
  
   Ко мне подошел Кирилл и, отобрав телефон, начал разговор с сестрой.
  
   - Ольга? - похоже, она наконец-то замолчала, удивившись тому, что вместо меня с ней начал говорить какой-то посторонний мужчина, - это Вольский Кирилл Сергеевич. Павла забрали по моему приказу, сейчас его отвезут в клинику, после прохождение лечения, он обязательно вернется. Вы меня слышите? Прекратите истерику! - и так он это сказал, что я на всякий случай отошла от него на шаг, - Максим где? У бабушки? Вот и замечательно! Успокаивайтесь и запомните, что если вы еще раз сделаете что-то подобное тому, что вы провернули сегодня, наш с вами разговор будет другим, - он сделал паузу, слушая то, что говорила ему моя сестра, а затем продолжил, - вас лишат родительских прав. Причина? За жестокое обращение с ребенком.
  
   Иеренат вернул мне телефон, и прежде чем отошел, успела проартикулировать тихое "спасибо". Он кивнул и отвернулся, засунув руки в карманы брюк. Я же выдохнув, спросила:
  
   - Оль?
  
   Сестра молчала, только было слышно, как она всхлипывает в трубку.
  
   - Мы потом с тобой поговорим, - завершила разговор и отключила телефон, честно говоря, не понимая, что делать дальше.
  
   Хотелось полностью исключить из своей жизни общение с сестрой. Не хотелось ни слышать, ни тем более видеть ее. Останавливало одно - Макс живет с ней, не видеться с ним не смогу. Я привыкла к нему, в какой-то мере считала его и своим ребенком. Старалась баловать по мере возможности и проводить с ним все свободное время. Как быть дальше, вообще не представляла.
  
   - Поехали? - Кирилл повернулся и внимательно посмотрел на меня, странный какой-то изучающий взгляд был у него в этот момент. Неосознанно поежилась, но согласно кивнула. Что теперь делать не представляла, но и размышлять об этом на улице смысла не видела. Меня как бы пригласили в гости, вот и будем придерживаться этой версии, не думая на тему "что будет дальше". Все равно узнаю в свое время.
  
   ***
  
   Сегодня ровно пять дней, как живу в доме Иерената, в том самом, куда меня привезли после событий связанных с Валерием и похищением девочек. Было очень скучно, потому как не привыкла столько времени отдыхать. Если в первые два дня я отсыпалась, отъедалась, сама себе периодически напоминая медведя в спячке, то потом стало скучно. В этом доме, моими единственными собеседниками были Наталья, с которой не очень то и поговоришь, потому как женщина все свое свободное время была занята домашними хлопотами. Несколько раз предлагала ей свою помощь. И если в первый раз она на меня глянула так, что я решила, женщина подумала, что претендую на ее место. Пришлось объяснять свое стремление помочь хоть чем-то. Меня вежливо поблагодарили и предложили чай. Пришлось пить, хоть больше люблю кофе. Вторым собеседником был Максим - водитель, а теперь еще и по совместительству мой телохранитель. На кой черт мне охранник в доме Иерената, толком он не смог ответить. А задавать вопрос самому Иеренату не решилась. Все же мы с ним не в тех отношениях, когда можно выдвигать какие-либо условия или задавать подобные вопросы. Максим не мешал, слава богу, но и собеседник из него был аховый.
  
   Кирилла видела редко, он бывал у себя дома наездами. В те периоды, когда приезжал, обязательно приглашал меня на совместный ужин, интересовался как дела, чем занимаюсь. И если поначалу не знала о чем с ним разговаривать, теряясь под его внимательным взглядом, то с течением времени, начала понимать - надо что-то менять. Если бы еще знать что именно.
  
   - Кирилл мне скучно, - наконец-то решила озвучить свою главную, на данный момент проблему, сидя напротив его, усиленно подавляя зевок. Как-то привыкла, что здесь могу спать в любое время, что мне не нужно никуда бежать, что-то "видеть" и тем более озвучивать вслух то, что увидела. За время проведенное здесь, произошло всего лишь одно событие, которое заставило понервничать. Кирилл мне сказал, какой приговор вынесли Валерию и на днях его должны были привести в исполнение. Не скажу, что радовалась этому, но и простить бывшего, не смогла. Понимала - он бы меня не пожалел, в стремлении добиться своего любым путем, пусть даже и моей смерти. А в последнюю с ним встречу была четко уверена - он бы пошел на это.
  
   - Тебя развеселит тот факт, что завтра я устраиваю прием? - ворвался в мои мысли голос Иерената.
  
   - Нет, - сразу же отозвалась я, а потом на всякий случай уточнила, - а я здесь причем?
  
   - Ты приглашена, - с полуулыбкой ответил он, аккуратно вытирая губы салфеткой, и, положив ее рядом с тарелкой, обратился к Наталье, - спасибо, было очень вкусно.
  
   - Это Алиса готовила, - отозвалась женщина, убирая пустую тарелку.
  
   - Правда? - удивился Кирилл, - Очень вкусно, не ожидал, что ты умеешь готовить.
  
   - Я же говорю, - чуть раздраженно отозвалась, чувствуя, как моим щекам стало жарко, - мне скучно.
  
   - Я так и понял, - улыбнулся мужчина и, встав из-за стола, подошел ко мне. Наклонился, и едва дотронувшись губами к моей щеке, шепнул, - спасибо.
  
   - Все равно не хочу завтра никуда идти, - непреклонно заявила ему.
  
   Еще на вечеринках элиты нашего города я не была. Велика честь!
  
   - У тебя нет платья? - удивился Кирилл, усаживаясь на свое место и кивком поблагодарил Наталью, которая в этот момент поставила перед ним большую дымящуюся чашку с чаем.
  
   - Конечно, есть! - возмутилась в ответ.
  
   - Тогда не вижу адекватной причины, по которой ты не можешь завтра присутствовать, - невозмутимо ответил Кирилл, аккуратно размешивая сахар ложкой.
  
   - Я просто не хочу! - снова попыталась избавиться от сомнительной чести быть на данном мероприятии.
  
   - А чего ты хочешь Алиса? - и вот если бы не знала, что этого просто не может быть, подумала, что вопрос его прозвучал с подтекстом.
  
   - Я не знаю, - вдруг растерялась, сама точно не понимая, чего хочу.
  
   Да мне было нудно, но, тем не менее, не скажу, что скучала по своей работе. Понятно, что должна заниматься тем, что получается в данный момент лучше всего. Но, похоже, за эти две недели банально разленилась. Да и книги в библиотеке Иерената в большинстве своем были мало интересны. Историей и политикой не увлекалась. Раритетные доставать с полок побоялась, они одним своим видом казалось, говорили, - не трогай! Приключенческие прочла все, что нашла, а любовных романов там не было и близко. Я ж говорю - скука смертная! Хоть Наталья, в конце концов, сжалилась надо мной и пустила в свою святая святых - кухню. Но ненадолго, да и то, каждый раз приходилось ее уговаривать. Женщина была почему-то категорически против того, чтоб я много и часто готовила, и даже кофе варила для меня сама.
  
   - Ну, раз не знаешь, - чуть разочарованно, как мне показалось, ответил Кирилл, снова нарушая мои мысли, - тогда завтра ты идешь со мной.
  
   И заметив, что сейчас снова буду возражать, я на самом деле уже и рот открыла, заявил:
  
   - Не обсуждается.
  
   Пришлось закрыть рот. Обиженно посмотрела на него, и вдруг он меня удивил следующим предложением:
  
   - Посидишь со мной в гостиной?
  
   - Ты не устал? - осторожно поинтересовалась у него, не зная как правильно реагировать на его слова.
  
   - Немного, - согласился он, - но это не мешает провести чуть больше времени с тобой. Пойдем?
  
   Покосилась на салат, что стоял не тронутый передо мной в тарелке. Подумала о том, что кушать не хочется, а поговорить с ним, хоть какое-то развлечение - согласилась.
  
   - Идем! - встала со стола и только собралась убрать тарелку, как подошла Наталья:
  
   - Идите, Алиса, я сама все уберу.
  
   - Спасибо, - поблагодарила ее и отправилась следом за Иеренатом в гостиную.
  
   Мы уселись в кресла, Кирилл в руках держал чашку с чаем, а у меня в отличие от него руки девать было некуда и потому, сложив их на колени, просто уставилась в стену, толком не зная о чем разговаривать. Вот когда происходили какие-то события, так или иначе связанные с ним, не приходилось задумываться, но сейчас...
  
   - О чем поговорим? - перевела взгляд на него в ожидании ответа.
  
   Иеренат, похоже, вообще не заморачивался о том, что надо меня как-то развлекать. Ему явно было хорошо и спокойно вот так сидеть с чашкой горячего чай в руках, смотреть на картину на стене и ни о чем не думать. Я же не могла себе найти места. Не вытерпев молчания, поднялась и подошла к окну, рассматривая улицу за ним. Снова повернувшись к нему, уперлась попой в подоконник и повторила вопрос:
  
   - О чем ты хотел поговорить?
  
   - Просто хотелось немного с тобой помолчать.
  
   - Я много говорю, что ли? - непонятно откуда взявшееся возмущение, заставило меня чуть притормозить. "Чего это я? Почему с ним так говорю? Точно - скука виновата".
  
   Отставив чашку на столик рядом с креслом, мужчина поднялся и подойдя ко мне, остановился, засунув руки в карманы брюк.
  
   - Иногда - очень много.
  
   Вот что он сейчас говорит? Хотелось возмутиться, но вместо этого ответила:
  
   - Ну, так давай я вернусь к себе домой и тебе не придется меня... - окончание фразы потерялось где-то между нашими губами. Сделав еще один шаг, его руки поймали меня в ловушку между ним и подоконником, не позволяя сдвинуться и на миллиметр. Горячие губы коснулись моих. Глаза мои по размеру, наверное, сравнялись с блюдцами и мне бы, оттолкнуть его, возмутиться, в конце концов. Но его губы были настойчивы и ласковые, руки бережно притянули меня к нему, сцепляясь за моей спиной капканом и, непонятно почему, я позволила себя поцеловать. Это было необычно. Ни на минуту меня не покидало ощущение неправильности. Да, целоваться он мастер, однозначно. Но вот что делать мне? Ответить? А стоит ли? Пока я размышляла на высокие темы, Кирилл одной рукой погладил меня по волосам, стянул резинку с них, позволяя рассыпаться им по плечам, второй же, все так же уверенно удерживал за спину.
  
   - Ты слишком много думаешь, - шепнул он и едва я собралась ответить ему что-нибудь язвительное, углубил поцелуй, проскальзывая языком в мой рот.
  
   Закрыла глаза, позволяя себе окунуться в этот водоворот нежности. Один раз ведь можно, правда? Это ведь еще ничего не значит!
  
   И нет, за этим поцелуем не последовало раздевание меня, его руки так и не сдвинулись ни на миллиметр. Никто меня не начал избавлять от одежды и, естественно, никто не разложил прямо здесь на ковре. Коснувшись в последний раз губ легким поцелуем, заглянул в мои глаза, из-за чего ему пришлось наклониться и спросил:
  
   - Будешь моей?
  
   - Видящей? - судорожно сделав вдох, уточнила у него, посмотрев в сторону. Не могу смотреть почему-то ему в глаза. Было не то чтобы неуютно, просто непонятно, что говорить и как действовать и потому приходилось тянуть время, пока смогу сообразить, как ответить, чтоб не обидеть.
  
   - И это тоже, - улыбнулся он, несильно ухватив за пряди волос, заставляя откинуть голову назад.
  
   - Нет, - посмотрев ему в глаза ответила я.
  
   - Почему?
  
   Простой вопрос, но я растерялась. Как мужчина - он мне был небезразличен. Но, вот так быстро, после Валерия... Не смогу.
  
   - Я подожду, - наверное, увидев тень сомнения в моих глазах, сказал он, и снова склонившись надо мной, добавил, - но не долго.
  
   - Ты давишь, Кирилл, - не давая себя снова целовать, обвинила его.
  
   - Конечно, - легко согласился он, - иначе мы будем долго ходить кругами. А это скучно. Тебе ведь скучно, Алиса?
  
   - Да, но и быть с тобой из-за того, что мне скучно, я не буду.
  
   - И не надо, - улыбнулся Кирилл, отпустил мои волосы и легко помассировал голову, как будто извиняясь за то, что причинил боль, - это не повод.
  
   - Согласна, - ответила ему.
  
   - Вот и замечательно, - снова улыбнулся Иеренат, и, кажется, что вот сейчас меня неправильно поняли.
  
   - Подожди, я не то хотела сказать.
  
   - Конечно. Я подожду, сказал же, - притянул к себе и обнял, упираясь подбородком в мою макушку.
  
   - Как-то ты неправильно ждешь, - пожаловалась ему, уткнувшись носом в его грудь.
  
   - А ты знаешь, как это правильно надо делать? - удивился он.
  
   - Я не знаю. Но не так.
  
   - Давай, когда будешь точно знать - расскажешь, а пока... мне нравится тебя обнимать. Хочу видеть тебя рядом. Слышишь?
  
   - Слышу, - отозвалась я.
  
   - Главное, чтоб еще и понимала, - не удержался от язвительность Иеренат.
  
   - Я не дура, если что, - обиженно протянула я.
  
   - Знаю, но долго думать не дам. И вообще, ты ведь уже знаешь ответ.
  
   - Откуда ты...? Подожди, ты же видишь будущее. Да?
  
   - Да, - с тихим смешком согласился Иеренат.
  
   - И что ты видел?
  
   - Очень многое, Алиса. Но рассказывать не буду. Говорил же, помнишь? Хочу, чтоб ключевые моменты произошли.
  
   - А мы с тобой там вместе, что ли?
  
   - Решать тебе, сказал же. Мое дело лишь подтолкнуть тебя к правильному решению.
  
   - Значит вместе, - уверенно заявила.
  
   - Это твой ответ?
  
   - Нет.
  
   - Не слышу уверенности в голосе, - поддразнил меня Кирилл, покачиваясь со мной из стороны в сторону, так и не выпуская из объятий.
  
   - Я подумаю, - дипломатично попыталась свернуть разговор.
  
   - Подумай, - великодушно согласился он, - вот завтра и ответишь.
  
   - Очень смешно, я же говорила - ты давишь.
  
   - Алис, - он чуть отстранил меня, снова заглядывая в глаза, - мне очень хотелось бы знать каков будет твой положительный ответ. Но я подожду до завтра. Переспи с этой мыслью. А завтра, перед приемом, ответишь.
  
   - Это как-то поможет не пойти на завтрашнюю встречу? - жалобно уточнила я.
  
   - Нет. Сожалею. Это действительно необходимо.
  
   Поджала скорбно губы и отвернулась. Посмотрим, может получится манипулировать Иеренатом. Мне же надо понимать, где границы его терпения.
  
   - Не в этот раз, - со смешком, меня притянули обратно в объятия.
  
   А я и не возмущалась, но уточнила:
  
   - Когда?
  
   - Боюсь, что никогда.
  
   "Хорошо быть видящим будущее", - подумалось мне. Вслух же... ничего я не сказала. Просто поняла, что, наверное, нет границ тому, что он видит, и знать все и обо всем, тяжело. Я вижу смерть людей в прошлом, а он, скорее всего, в будущем. Но пока не могу его об этом спросить. Пусть все будет так, как будет.
  
   - Не думай об этом, - попросил меня он.
  
   - Скажи еще, что мысли читаешь! - возмутилась в ответ.
  
   - Нет, - рассмеялся он, - только этого мне и не хватало для полного счастья. Но мы с тобой обязательно поговорим на тему сотрудничества и того, что вижу я, что ты и что мы сможем видеть вместе.
  
   - Знаешь, я до сих пор не понимаю, как так получилось, что смогла увидеть и настоящее и будущее.
  
   - Это потому что мы вместе смотрели. По отдельности все будет как всегда. У каждого своя направленность. Вдвоем же, мы сможем многое.
  
   - Понятно, - разочарованно протянула я, не то чтобы сейчас готова дать ему положительный ответ, но вот, что он сказал, однозначно не нравится.
  
   - Ты не правильно поняла меня, - спокойно отозвался он, чуть сильнее сжимая руки.
  
   - Задушишь, - возмутилась я.
  
   - Вот еще, - фыркнул он, - тебя задушишь, как же.
  
   - Как-то напрягает твоя уверенность. Такое впечатление, что ты знаешь обо мне очень многое, в то время как я...
  
   - У тебя будет возможность узнать меня лучше, - перебил Кирилл.
  
   М-да, вот что тут скажешь. Самомнение у него как... да, как у Иерената. Он может позволить себе быть самоуверенным. Главное сейчас не заниматься самоуничижением на тему "кто он и кто я". Взрослый уже, раз предложил быть вместе, значит понимает, чего хочет. Но вот то, что знает мой ответ еще до того, как сама пойму чего хочу... Вот это напрягает, если честно.
  
   В тот вечер мы долго с ним еще целовались. Сначала опять в гостиной, потом у дверей моей спальни. К чести Кирилла, он не настаивал на продолжении. Пожелав спокойной ночи, оставил меня одну, одарив на прощание таким горячим взглядом, что будь я более несведущая в отношениях между мужчиной и женщиной, смутилась бы. А так, понятно, надо решать быстро - или да, или нет. Потому что, судя по напору, он ждет только положительного ответа, а мне бы не хотелось торопить события и с разбегу прыгать в кровать к Иеренату.
  
   ***
  
   Проснувшись следующим утром, долго вспоминала очередной сон, который точно был кошмаром, что-то про повешенных парней и еще какую-то абракадабру. Растерла ладонями лицо в попытке прийти в себя и, чертыхнувшись, поняла, что без кофе дело плохо. Потянулась на кровати и решительно поднялась с нее.
  
   В свете вчерашних событий, не хотелось долго разлеживаться и вспоминать в деталях сон, тем более. А еще поняла, что мы, а точнее Кирилл поторопился. Не хочу быть с ним. Точнее хочу, но не так. Утро, однозначно мудрее вечера и сейчас четко понимала - он со мной только потому, что видел меня, нас в будущем. Но быть с мужчиной из-за какой-то там предопределенности не стоит, ни к чему хорошему это не приведет. Неправильно это жить, опираясь на то, что кто-то за нас решил. Тем более будущее свое видит только он, я же не уверена, соврал мне или нет. Кроме того, что Кирилл Сергеевич очень симпатичный мужчина, он еще и Иеренат, а это значит, точно знает где и в чем его выгода. Сейчас же, судя по моим ощущениям, ему в большой степени удобнее держать меня под боком, по возможности контролируя. Тут я впала в легкое состояние прострации, пытаясь решить каким тайным умыслом руководствовался Кирилл и зачем все-таки на самом деле приблизил меня к себе. В любовь с первого взгляда не верила, не девочка уже, хоть и мечталось о том единственном и неповторимом, что придет за мной однажды теплым вечером, признается в искренней привязанности, а лучше любви, и, закинув на плечо, унесет в закат. Значит расчет. Холодный и беспощадный. Жаль я не сильно внимательна к деталям, во всем, что касается обычных взаимоотношений, было бы по-другому, не вляпалась бы в Валерия.
  
   Потому умываемся-одеваемся и идем на кухню пить кофе. Главное не забыть выглядеть холодной и неприступной. Ах да, и никуда сегодня вечером не поеду с Кириллом Сергеевичем. Обойдется. И вообще, хватит мной манипулировать, погостила, пора и честь знать. Нет, спасибо ему конечно, за помощь с мужем сестры. Но и я со своей стороны помогла ему найти девочек, будем считать, что в расчете. С этими мыслями, рефреном звучащими в моей голове, оделась, покидала свои вещи в чемодан, что привезла с собой из дома, в сумочку отправились телефон и косметичка, а затем вышла из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.
  
   Не успела сделать и пару шагов, держа чемодан за ручку, придерживая на плече сумочку, как дверь напротив моей распахнулась, явив мне сонного и взъерошенного Иерената. Мужчина был одет весьма условно. Низко сидящие на бедрах домашние штаны, босоногий и с голым торсом. Выглядел милым как плюшевый мишка, едва подавила в себе желание, бросить чемодан на пол и кинуться к нему с утренним поцелуем. Как-то это неправильно то, что он такой... блин, милый.
  
   - Куда-то собралась? - на последних словах он зевнул, прикрывая рот рукой и облокотившись плечом о дверной косяк, сложил руки на груди, отчего мышцы чуть напряглись, с любопытством уставился на меня в ожидании ответа.
  
   Не скажу, что это выглядело позерством с его стороны, казалось, что это последнее о чем он мог думать. И вообще, Кирилл в своем доме, в отличие от меня.
  
   - Да, - решила рассказать ему часть своего плана, об остальном чуть позже, хотя только дурак бы не понял, что значат вещи в моих руках, - хочу кофе выпить.
  
   - Подожди минутку, кажется, я не проснулся, - Кирилл вернулся в комнату и вышел оттуда уже в футболке и тапках, прикрыв дверь, уточнил у меня настороженно, - правильно ли я понимаю, что ты собрала чемодан и сумку для того, чтоб пойти на кухню выпить кофе? Это какой-то непонятный мне ритуал Видящих, о котором я ничего не знаю? Да?
  
   Раздраженно повела плечом и, выпустив ручку чемодана, зло уставилась на "непонятливого".
  
   - Нет, это не ритуал. Я ухожу.
  
   - Куда? - явно не понимал происходящее Кирилл, оставаясь на месте.
  
   А мне совершенно нелогично, вдруг захотелось, чтоб он обнял меня и попросил не оставлять его.
  
   - Домой, - буркнула я и наклонилась, чтобы поднять ручку чемодана, а когда распрямилась, обнаружила его в опасной близости от себя.
  
   - Зачем, Алис? - спросил он, отбирая чемодан и откатывая его в сторону, чуть не дернулась за ним, но вовремя сообразила, что сделав шаг, окажусь прямо в объятиях. Не скажу, что не хотела бы этого, но бронь моя крепка и намерений на полпути я не меняю.
  
   - Потому что, - не в тему ответила я, но осознав, что если он до этого не понял очевидного, то и мой ответ останется не понятым, - Спасибо большое за гостеприимство, Кирилл Сергеевич, но для нашего с вами сотрудничества жить с вами в одном доме крайне нецелесообразно. Делами можно заниматься и на расстоянии. И вообще, возникнет необходимость - вызовете меня к себе в кабинет или где вы там решаете свои дела? - чуть более капризно, чем того требовала ситуация выдала я. "Кто бы мне сказал, с чего взялась вредничать, а?"
  
   - Так, - протянул угрожающе Иеренат, в один миг проснувшись, - что-то я не понял. Ты уходишь? Вещи собрала, да? А как же наш вчерашний разговор и до этого, - он неопределенно махнул рукой.
  
   - Для того чтоб люди встречались, не обязательно жить вместе, - потом, когда дошло, какую глупость сморозила, поправилась, - в одном доме.
  
   Не давая мне вставить и словечка, Кирилл отбросил ручку чемодана, которую до этого сжимал в руке так, что кажется, еще чуть-чуть и пластик начнет трещать, шагнул ко мне, заставляя испуганно вжаться в стенку, но сумочку из рук я так и не выпустила.
  
   - Как-то мне не нравится, дорогая, то, что ты говоришь. И что, скажи, на милость, за ерунда пришла тебе в голову? Что ты придумала, поверила и забыла рассказать мне?
  
   - Ничего, - сглотнув от неожиданной близости, а попробуй тут оставаться спокойной, когда над тобой в буквальном смысле слова нависает такое... такой... в общем, злой мужик. На всякий случай зажмурилась, понимая, что если ударит, ответить ничем не смогу, что-то подсказывало, не подействует на него моя сила, вообще. А вот расплакаться, это запросто.
  
   - А раз ничего, тогда почему собралась уходить? - и затем без перехода, спросил - Ты что, меня боишься?
  
   - Нет, - мотнула головой и еще сильнее зажмурилась.
  
   - Алиска, - меня притянули к себе, заставляя уткнуться куда-то в плечо, - ты такая дурочка.
  
   - Я не дурочка, - всхлипнула, сдерживая себя, чтоб не вцепиться в его футболку обеими руками и не зареветь.
  
   - Очень сомневаюсь, - буркнули мне в макушку, - я тут понимаешь, проснулся, собрался идти к тебе, будить.
  
   - Голый? - заинтересовалась я, не поднимая головы.
  
   - Вообще-то я был одет.
  
   - Угу, почти.
  
   - Не успел просто, услышал шум в коридоре, а тут ты. Надумала себе что-то. Кстати, что именно?
  
   Немного подумав, решилась ответить, тем более лица моего не видно, значит не так стыдно будет. Как только он меня обнял, все мои нелепые мысли по поводу ухода от него, показались сущей глупостью. Ну, не будет мужчина, который вот так интересуется и злиться от того, что девушка уходит, держать ее возле себя из-за какого-то там расчета. С другой стороны, вдруг он актер еще тот и сейчас просто притворяется?
  
   - Не хочу говорить об этом, - качнула головой, понимая, что вообще-то плакать не сильно-то и хотелось. В больше степени хотелось, оказывается, чтоб он меня вот так прижал к себе и спросил "что происходит?"
  
   - А придется. Иначе как я пойму, что твориться в твоей голове?
  
   - А ты посмотри, - посоветовала ему я, вновь начиная злиться.
  
   - Вот в чем дело, - обрадовался Кирилл, - ты что-то увидела, да?
  
   - Не я, а ты.
  
   - Я? - казалось, удивился он вполне искренне, - а что я увидел?
  
   - То, что мы вместе.
  
   - И что? - все еще не понимал Кирилл.
  
   - Не хочу быть с тобой только потому, что тебе что-то там привиделось, - сдалась со вздохом я, - это неправильно. И вообще, вдруг ты предложил вот это все, только поэтому? А на самом деле, тебе нужна только Видящая, а не я сама?
  
   - Ого, - протянул он, - нет, я конечно подозревал что у женщин бывают свои тараканы... И главное, с чего ты такие выводы-то сделала? Я разве давал повод? Подойти и спросить у меня лично, наверное, даже в голову не пришло?
  
   - И ты бы ответил? - не поверила я, - Честно бы ответил?
  
   - Ответил, конечно, - пожал плечами он, - отчего же нет? Мне скрывать нечего. А если бы кое-кто дал себе возможность еще и подумать, прежде чем придумывать, тоже бы сама все поняла.
  
   - Пока я вообще ничего не понимаю. Но не покидает меня ощущение, что права.
  
   - В чем? - все еще терпеливо спросил Кирилл, а затем добавил, - может, перейдем в комнату?
  
   - Не хочу, - отрицательно мотнула головой.
  
   - Ладно, - покладисто ответил он, - ты права, надо решить все сейчас, а потом мы наконец-то сможем пойти позавтракать и выпить кофе. Итак, что мы решили?
  
   - Отпусти меня, - попросила его, смутно надеясь, что он поймет правильно.
  
   - Нет, - отрезал Кирилл, - пока мы все не выясним, не отпущу, и не проси. Так в чем ты считаешь, что права?
  
   - Я нужна тебе только как Видящая, а это все, - дернула рукой, стараясь показать, что именно имею в виду, но попытка оказалась неуспешной. Кирилл продолжал держать мои руки, прижимая их своими. Может, боялся, что начну драться? - часть чего-то... какого-то твоего хитроумного плана.
  
   - Мне, конечно приятно, что ты обо мне столь высокого мнения. Только придется тебе уяснить и запомнить, лучше навсегда, потому, что больше повторять не буду. Ты мне нужна. Ты. Не ты - Видящая, а именно ты. Тем более с моими возможностями, я могу обратиться к любой из вас, не находишь?
  
   Подумав немного, пришлось признать очевидное - он точно мог. Причем к любой и никто ему отказать не сможет. Но поверить в то, что ему нужна именно я, почему-то оказалось очень сложно.
  
   - У меня к тебе просьба, - снова начал говорить Кирилл.
  
   - Какая? - настороженно спросила у него, боясь услышать просьбу и в то же время понимая, что сейчас может просто пошутить, в то время, как буду надеяться на что-то, действительно важное.
  
   - Просто дай нам шанс, Алис. Хорошо?
  
   Чуть отодвинулась от него и подняла голову вверх, чтоб увидеть выражение его глаз. Может получиться определить, врет сейчас или нет? Черт, никогда не была сильна в чтении эмоций по выражению лица! Так хотелось верить и одновременно с этим, было банально страшно. Он терпеливо ждал моего ответа, не подгоняя, просто ждал. Терпеливо. И не давил авторитетом. А еще он мне нравится, очень. И целуется восхитительно. После этой мысли, что возникла в моей голове, просто встала на носочки потянувшись к нему и коснулась губами его рта. Один легкий поцелуй, второй чуть в стороне от предыдущего. Он стоял, не двигаясь, не участвуя, просто позволяя мне себя целовать. Опустилась обратно, не понимая, что делаю не так.
  
   - Это твой ответ? - чуть приглушенно спросил он.
  
   Кивнула, но ему этого оказалась мало.
  
   - Вслух, Алиса. Только вслух, иначе потом скажешь, что неправильно тебя понял.
  
   - Да, - потом кашлянула, чтоб говорить нормально, и уверенно ответила, - да, я дам нам шанс.
  
   - Хорошо, - ответил он и в следующее мгновение поцеловал.
  
   "Ни тебе спасибо, ни тебе - Алиса, ты сделала мне этот день". Н-да, все коротко и по существу. И целуется он все-таки восхитительно. Но, похоже, еще и понял, что мои мысли "не здесь и сейчас", потому что вход пошли его руки, что скользнули по предплечьям вниз, стягивая ремень сумочки вниз. Послышался легкий стук, когда она упала на пол. Коснулся моих ладоней и уверенно поднял их вверх, заставляя обнять его за шею. Прижал спиной к стене, оставляя свои руки между мной и твердой поверхностью, придерживая голову, чтоб не ударилась и поцеловал.
  
   - Ой! - раздавшийся голос Натальи, заставил меня вздрогнуть и попытаться отпихнуть от себя мужчину. Было чуть стыдно, как будто застукали за чем-то крайне неприличным, почувствовала, как щекам стало жарко, наверняка ведь покраснела. Черт!
  
   Кирилл, не убирая руку с моей попы, повернулся к женщине и спросил:
  
   - Что-то случилось?
  
   - Нет, - похоже, не одной мне было неудобно, Наталья опустила взгляд, стараясь не смотреть в нашу сторону, - ничего не случилось. Хотела уточнить, вы завтракать будете?
  
   - Конечно, - он улыбнулся мне, глядя голодными глазами и я поняла, что если не поторопимся, есть будут, кажется, меня, - можете накрывать, - затем чуть помолчав, добавил, - минут через десять подойдем.
  
   Едва Наталья завернула за угол, он уточнил:
  
   - На чем мы остановились?
  
   - Как-то есть очень хочется, - протянула я, погладив его по предплечью и пытаясь спрятать улыбку, опустила голову вниз.
  
   Но не тут то было. Кирилл обхватил пальцами мой подбородок, приподнимая его и поймав мой взгляд, спросил:
  
   - Очень хочется?
  
   - Очень, - кивнула я и сама потянулась к нему за поцелуем.
  
   Целовались мы долго, а потом, когда мне в очередной раз перестало хватать воздуха, я откинулась головой назад и если бы не рука Кирилла, с силой бы стукнулась о стенку.
  
   - Завтракать? - спросил он.
  
   - Точно! - подтвердила я, и уже было собралась наклониться за сумкой, что лежала рядом на полу и чемоданом, но Кирилл меня опередил.
  
   - Я отнесу в твою комнату.
  
   Мысленно хмыкнула "Хорошо, хоть не в свою", едва удержавшись от того, чтоб не озвучить вслух, но промолчала, не желая провоцировать его на более активные действия. Мы и так движемся вперед слишком быстро. Если бы кто поинтересовался моим мнением, я бы ответила "Не надо торопиться", но у Кирилла явно свое видение развития наших отношений, а мне остается лишь пытаться его корректировать по мере возможности. Надеюсь, получится.
  
   После завтрака, который прошел в дружелюбной обстановке и в компании еще и Максима, Кирилл снова "включил Иерената" и я подавив желание разбить чашку с кофе о его голову, предпочла озвучить свои претензии вслух.
  
   - Я уже говорила, у меня есть платье. Спасибо. Не переживай, стыдно за меня не будет. Если это возможно, мне бы хотелось съездить в салон и привести себя в порядок.
  
   - Хорошо, - ответил он, - Максим тебя отвезет, куда скажешь.
  
   Хоть и понимала, что Кириллу не очень понравился мой выпад, но и одежду покупать себе не позволю. Вот еще чего не хватало, садиться мужику на шею и заставлять его оплачивать все свои покупки. Не нищенствуем, вроде бы.
  
   - Спасибо, - улыбкой попыталась смягчить только что сказанное.
  
   - Так, ладно, - Кирилл поднялся из-за стола, - Наталья, спасибо, все очень вкусно, как и всегда. Алиса, - он подошел ко мне, я поставила пустую чашку на стол, что до этого момента просто крутила в руках, отодвинул стул, помогая выйти, - я тебя очень прошу, не задерживайся с наведением красоты, - наклонился ко мне и добавил так, чтоб слышала я одна, - ты и так красивая.
  
   Благодарно ему улыбнулась, а он продолжил:
  
   - Нам надо быть там в семь вечера. Надеюсь, к шести ты уже вернешься. И пожалуйста, давай без приключений. Мы сегодня отдыхаем.
  
   - Конечно, - согласилась я, - к шести буду готова.
  
   Мысленно же простонала "Ага, как же, отдыхать идем. Я даже в это верю. Может и не самая умная, но и не дура. Работать он там будет, а я так, для красоты, рядом постою. Чувствую, будет нудно. Но деваться некуда, придется идти. Кстати, а где это мероприятие вообще проводится?" Озвучив вопрос Кириллу, сразу же получила ответ, что для этого его команда использует приемный зал в одном из особняков в центре города, который перешел в право собственности Иерената пару лет назад.
  
   Кирилл уехал, не задержалась и я в доме, минут через пятнадцать после него мы с Максимом поехали ко мне за платьем, а затем в салон красоты. Там уже была назначена встреча со своим парикмахером и визажистом, а так как до встречи оставалось чуть больше двух часов, решила съездить пообедать. Завтрак хоть и был плотным, но это когда было, теперь организм проснулся и настоятельно требовал мяса, ну, в крайнем случае, рыбы. Максим от обеда в моей компании отказался, лишь заверил, что вернется за мной через полтора часа и отвезет дальше по адресу, я же осталась наконец-то одна и пока дожидалась заказ в ресторанчике недалеко от моего дома, размышляла на тему отношений с Иеренатом. Получалось так себе, но я, по крайней мере, старалась.
  
   - Алиса?
  
   Подняла голову, пытаясь понять "кого принесла нелегкая" и мысленно недовольно проворчала, "ага, посидела в одиночестве, как же". Своим присутствием меня решила обрадовать мать Валерика, что, безусловно, не добавило аппетита, но так как девочкой я была вежливой, почти всегда, пригласила ее за свой столик.
  
  
   Дальнейший разговор так и не вспомнился мне во всех подробностях. Я старалась, честно старалась припомнить хоть что-то, но видно не судьба. Кирилл, кстати, тоже предлагал потом уже, по окончанию всех событий свою помощь, но я отказалась. Пережить подобное еще раз? Нет, спасибо. Обойдусь.
  
   Единственное что помнила, это темнота и боль. Они были повсюду, самой моей сутью, моей плотью и кровью. Я была болью, я дышала ею, жила и существовала тоже благодаря ей. И находилась в темноте. В полной кромешной темноте, из которой не было выхода. Я пыталась искать его из этого темного ничто, хотела, чтобы боль прекратилась, но ничего не происходило. Абсолютно ничего. И противопоставить этой боли и темноте мне было нечего. Сколько я находилась в этом состоянии? Казалось дни, недели, месяцы, а может даже годы и века. Потом уже мне рассказали, что мое состояние длилось ровно сутки. Я же считала, что эта была вечность, мой личный ад, из которого не было ни выхода, ни входа. В какой-то момент темнота и боль отступили, и тогда получилось открыть глаза.
  
   Первым что увидела - потолок, когда-то вероятно у него был другой цвет, сейчас же это серое шершавое нечто было над моей головой. Странно, мне казалось, что совершенно ничего не помню, оказалось, что понятия слов "цвет и текстура" знакомы. Кто я? И почему оказалась здесь? В этой комнатке с серым, давно не беленым потолком, кроватью, на которой лежала я, почему-то заботливо прикрытая старой тряпкой, когда-то, по-видимому, бывшей пледом. На этот вопрос у меня не было ответа. Как зовут? Как здесь очутилась? Почему одна?
  
   Чуть напрягшись, у меня получилось сесть на кровати, отбросив тряпку в сторону, с удивлением принялась рассматривать свою одежду. Почему на мне такая странные вещи? Что это за помещение? Я здесь живу? С кем-то? Аккуратно, стараясь не делать резких движений, поднялась с кровати и осторожно ступая босыми ногами по деревянному полу, прошла к окну. Отдернув очередную тряпку, что, вероятно, должна была заменить штору, выглянула через грязное стекло наружу. Видно ничего не было. Похоже, я отвратительная хозяйка, раз живу здесь, в подобной грязи. Возле окна в углу была паутина. Завороженно смотрела, как она переливается на свету, что еле-еле пробивался сквозь грязь на стекле. Протянув руку, потерла пальцами окно, с неким удовлетворением отметила, что пыль стирается и значит, еще не все потеряно. Надо просто собраться с силами и навести здесь порядок. Так же аккуратно, пытаясь не наступать на битое стекло, мусор и какие-то доски, что валялись на полу, постаралась обойти все помещение в попытке найти хоть что-то. Мне надо было знать кто я. Как меня зовут, сколько мне лет? Чем занимаюсь? От беспорядочных мыслей, мелькающих в голове, она у меня жутко разболелась и, понимая, что еще чуть-чуть и просто упаду, опустилась на пол, прямо там где и стояла. Итак, комната. Небольшая. Возле стены кровать, с которой встала, напротив окно. Сижу возле какого-то старого шкафа, судя по всему, использовался он для хранения всякого хлама. Напротив выход, точнее дверь. Заперта. Выход ли это наружу или в еще какую-то комнату, пока не ясно. Надо встать и пойти проверить, но сил у меня для этого нет совершенно. Почему-то стало себя до жути жалко и я разревелась.
  
   Долго ли плакала, не знаю, но когда закончились слезы, поняла, что появились силы встать и осматривать дальше помещение. Надо было найти какие-то вещи, документы, хоть что-то, что помогло бы получить ответы на основные вопросы. Упираясь рукой в грязный пыльный пол, оттолкнулась, пытаясь встать и поняла, что переоценила свои силы. Что мысленно уже готова, а физически, просто не могу подняться. Ладно. Тогда встану на колени и поползу, хоть это-то могу сделать? Оказалось да, могу. И в какой-то момент ехидно пожалела, что в руках нет мокрой тряпки, тогда бы заодно и полы помыла бы. Снова остановилась, упираясь руками в пол и задумалась, а почему я так странно думаю? Или это нормально? И вообще, нормальна ли я сама? Может это все ненастоящее? Иллюзия? Как проверить? Как вариант, взять вон тот гвоздь и долбануть себя по ноге, ладони как-то жалко, и проверить. Если больно, значит все происходящее со мной не сон, а настоящее. "Ага, что же тогда было раньше? Когда у меня болело все, не только голова и когда я находилась в темноте? Тоже реальность? Моя личная гадская реальность, мать ее!" Я хихикнула, а потом, не удержавшись, расхохоталась. Смеялась недолго, зато качественно, до слез. Сидя на полу, размазывая грязными руками слезы по лицу, пыталась понять "что со мной?" Почему сначала рыдаю, а потом смеюсь? И в какой-то момент, в голове чуть прояснилось, и смогла вспомнить значение вот этого состояния - истерика. У меня самая настоящая истерика. "Так. Ладно. Похоже, за неимением ничего другого, придется принять, что происходящее со мной здесь и сейчас - настоящее. То есть сейчас я нахожусь здесь. Правда, не понятно где именно. Дышу, живу, думаю и сижу на полу. Вот только думаю как-то странно. Сначала вроде бы правильно, потом неправильно, а потом и по существу. Черт! Вот вообще не понятно ничего!"
  
   В конечном итоге, у меня получилось поднять на ноги и даже выйти за дверь. За ней был коридор. По правую руку небольшая кухонька, такая же запущенная и грязная как и комната, в которой очнулась. Чуть дальше, ближе к выходу из помещения, а я таки проверила, это было маленькая однокомнатная квартирка в пятиэтажном здании на самом верхнем этаже. Но это было потом. Сначала я зашла в санузел, что находился как раз возле выхода, и даже смогла умыться. Кран был исправен, правда, только с холодной водой. Но мне хватило и этого. Слив в унитазе также работал, хоть и подтекало чуток на пол, да и вода была жуткого рыжего цвета. Но это было неважно на самом деле. Холодная вода помогла мне прийти в себя, подняв глаза уставилась в грязное маленькое зеркальце, что висело над умывальником. Видно было плохо, но, кажется, получилось стереть грязь с лица. Дело оставалось за малым, понять - есть ли у меня еда и деньги. И, конечно же документы. До дрожи в пальцах хотелось узнать свое имя. Это почему-то казалось очень важным. Верила, что как только пойму как зовут, сразу же вспомню и все остальное. С последним возникла проблема. Документов у меня не оказалось, абсолютно никаких. Еды в квартире также не нашлось. Точнее она была. Засохшим, вонючим нечто, украшала собой грязную посуду, беспорядочно сваленную в такой же грязную мойку в кухоньке. И все. Никаких круп, макарон и тем более овощей не было. Была соль и чуть-чуть сахара на самом донышке неожиданно чистой банки. В чайнике на плите, кстати, нашла воду. Мысленно скривившись, решилась попробовать. Ничего, пить можно. Нашлась зажигалка и у меня даже получилось вскипятить. Никакого моющего не было, но зато смогла оттереть под холодной водой одну из кружек, наименее грязную из всех. И, налив в нее кипятка, всыпала в него весь сахар. С ложками также возникла проблема, она просто не отмывалась под холодной водой, но получилось размешать сахар самим держаком. В холодильнике было ожидаемо пусто и темно. По-видимому, им давно не пользовались. Отставив чашку на край кухонного и такого же грязного, как и все остальное, стола, открыла форточку, впустив немного воздуха с улицы. Там шел дождь и, высунув наружу голову, вздохнула влажный аромат. Где-то рядом сверкнула молния и раздавшийся следом гром, заставил отшатнуться обратно. Странно все. Я не знаю, кто я и почему нахожусь здесь. Да и вообще, много чего не знаю и не понимаю, но зато в голове появляются странные и интересные мысли. Однозначно, становится лучше, но все равно ничего не ясно.
  
   Взяв чашку в руки, прошлепала обратно в спальню, в которой проснулась. Уже там, ощутимо ударившись пальцами ноги о доску, валявшуюся на полу, чуть не выронила кружку и выругалась. Замерла, понимая, что мне нравятся такие резкие слова. Интересно все же, чем занимаюсь? Поставив чашку на подоконник, принялась методично обыскивать комнату, в попытке найти хоть какие-то документы. И здесь меня постигла неудача. Их попросту не было. Ничего не было, ни единой бумажки, что могла бы пролить свет на мою личность. Знала точно, я - девушка. И этот факт радовал безмерно. Знать хоть что-то это - хорошо. Допив чуть сладкую воду, решилась снова лечь на кровать и, закутавшись в тряпку, заменявшую мне одеяло, провалилась в сон без сновидений.
  
   Обновление от 13.01.2017
  
  
   В следующий раз, когда я проснулась, чувствовала себя на удивление отдохнувшей. Сладко потянувшись, поднялась с кровати, хоть и язык не поворачивался ее так называть. Кое-как умывшись холодной водой, поняла, что хочу есть. Очень. Но с этим вполне ожидаемо возникла проблема. Еды не было от слова "совсем" и денег не было, чтоб ее купить. В какой-то момент я снова подвисла. Итак, что имею на сегодняшний день? Все еще не помню, кто я, как меня зовут и почему нахожусь здесь. Но зато, знаю, где надо брать еду. Или в холодильнике, пустом и грязном на данный момент, или в магазине. Но денег у меня нет. А где можно взять денег? В голове сразу же возникло несколько вариантов - попросить, пойти и забрать самой или заработать. Просить - явно не мое, забрать не смогу, потому как за это ждет наказание. Какое именно не помнила, но было стойкое ощущение, что мне это не понравится. А вот заработать денег, можно попробовать. Еще раз умылась ледяной водой и поняла, что стало легче. Голова была кристально чистой, в том смысле, что мыслей толковых в ней так и не появилось.
  
   Пройдясь еще раз по квартире так и не нашла ничего интересного. Кроме старых и грязных кед, натянула их на босу ногу и покинула квартиру, даже не озаботившись поиском ключей. Сомневаюсь, что сюда кто-нибудь наведается в мое отсутствие. Но даже если это и произойдет, брать здесь нечего. И даже если и найдут, пусть выносят, мне не жалко.
  
   На улице было холодно. Я моментально замерзла и застучала зубами. Обхватила себя руками, пытаясь согреться, но это не помогло абсолютно. Стоя на месте, попыталась вспомнить, где нахожусь, но местность была незнакомая. На улице царила промозглая осень. Из-за прошедшего ночью дождя, мокрым было все вокруг и лавочки у подъезда и детская площадка, что находилась напротив дома, из которого я вышла. Рядом с площадкой стояло несколько автомобилей, но из-за потери памяти, не смогла опознать ни одну из них. Мимо прошмыгнула мокрая драная кошка. Которая очень напоминала меня саму, такую же грязную и замерзшую. Через пару мгновений она вернулась обратно и попыталась потереться о брючину моих штанов, но быстро поняв, что ничего этим не добьется, убежала по своим кошачьим делам. Сверху начал накрапывать мелкий дождь.
  
   В какой-то момент подумалось, что сейчас надо бы не по улице лындать, а сидеть в тепле, в мягком кресле, закутавшись в плед и смотреть на живой огонь в камине. В идеале не помешало бы и чаю выпить. А еще мне показалось, что кто-то тронул меня за плечо и позвал. Вот только на улице никого не было, да и не уверена я, что Алиса - это мое имя. Показалось. Пройдясь вдоль дома, пересчитав подъезды, которых оказалось ровно четыре, не считая того, из которого я вышла, завернула за угол дома и как будто перенеслась в другой мир. Оказалось что здесь достаточно оживленно. По дороге ездили автомобили, а мимо проходили люди. Много людей с зонтами. Одернула себя, когда поняла, что начинаю заглядывать в лица мимопроходящих, от чего те шарахались в сторону, а кое-кто даже начал тыкать в меня пальцем. Повернула налево и пошла вместе с толпой, стараясь слиться с нею. В голове в этот момент было пусто. Я просто шла с потоком людей и звук моих шагов, как мне казалось, отзывался перестуком в моей голове. Шаг, еще один шаг. Двигаясь в одном темпе с окружающими, начала потихоньку согреваться и в какой-то момент очутилась на перекрестке. Ступила с тротуара вниз. Но в этот момент меня дернули за руку и рывком поставили обратно на тротуар. Какой-то паренек, казалось орал, но гул в ушах, мешал расслышать слова, произносимые им.
  
   - Алиса!
  
   - Что? - произнесла вслух, и гул в ушах стал тише на пару мгновений. А парнишка посмотрел на меня как-то странно, развернул лицом снова к дороге и, взяв за руку, перевел через дорогу. Я шла, автоматически переставляя ноги, не совсем понимая, что происходит. Гул в голове пульсировал, набирая обороты. То тише, то громче. И кто-то снова позвал: - Алиса!
  
   Снова замерла на месте. Выдернула руку из руки того паренька и оглянулась, пытаясь понять, кто же зовет кого-то. Раздался противный сигнал, от чего я поморщилась, а стоящий рядом паренек, снова схватив меня, но уже чуть повыше локтя, впихнул на тротуар и ушел, оставив одну.
  
   Я стояла деревом, которое огибала река людей с двух сторон. Кто-то проходил молча, кто-то толкал локтем или задевал сумкой, а кто-то ругался. Длился мой ступор не долго, в какой-то момент, когда стало понятно, что оставаясь здесь, ничего не дождусь, снова двинулась вперед. Завернула за угол и услышала, как кто-то шепнул: - Стой. Завертела по сторонам головой, но никому до меня не было дела. И голос ведь в голове. Никто не звал. Он направлял лишь. "Вперед. Налево и снова прямо. Зайти в арку и повернуть направо. Пройти к двери, толкнуть ее и по ступеням вверх. К лифту". А там... на самый верхний этаж. Подняться еще по одной лесенке, снова открыть незапертую дверь и выйти на крышу. В голове появилась мысль какая-то и тут же пропала, оставляя за собой лишь гул. Шаг, еще один. Голос настойчиво подталкивал к краю крыши. Я не сопротивлялась, сил не было даже на это. Подошла к краю. Колени уперлись в поребрик. Нет. Не то. Забралась на него с ощутимым усилием и замерла, раскинув в сторону руки. Закрыла глаза, но повинуясь голосу, тут же их открыла. "Бог мой! Как же тут высоко!". И холодно. Набирающий силу ветер, казалось, еще чуть-чуть и швырнет меня с крыши вниз. Опоры не было и в помине. Носки старых кед чуть выступали за край и я, балансируя, стояла на месте. Честно говоря, в какой-то момент, захотелось сделать шаг вперед, но голос приказал оставаться на месте и посмотреть прямо перед собой. И я смотрела, долго. До выступивших слез на глазах и боялась их стереть со своих щек. А потом голос пропал и меня качнуло назад. Упала на задницу, больно ударившись головой об пол. Или все же крышу? Полежала еще чуть-чуть, подумалось, что встать не смогу и потеряла сознание.
  
   Когда открыла глаза, поняла, что сижу прислонившись спиной к стене какого-то здания. На улице стремительно темнело, вся спина была влажной от промокших волос. А еще, я не понимала, как очутилась здесь. Была ведь на крыше. Или показалось? Привиделось, померещилось? Сижу-то ведь давно здесь, судя по затекшим ногам, что пытаюсь разогнуть, и ничего у меня не получается. Рядом хлопнула дверь, выпуская наружу вкусный запах выпечки, желудок предательски пробурчал, напоминая, что еды в нем не было достаточно давно. Я снова прикрыла глаза, собираясь оставаться здесь и дальше. Внезапно, мои ноги толкнули и выругались. Не открывая глаза, продолжила сидеть дальше, не шелохнувшись. Рядом выругались еще раз и толкнули меня, теперь уже в бедро.
  
   - Эй, ты!
  
   Нехотя открыла глаза и обнаружила перед собой невысокого мужчину. В темноте, было не понятно, как выглядит, сколько ему лет и чего он от меня хочет. Зажегся огонек зажигалки, на мгновение освещая его лицо. Он прикурил и выдохнул в мою сторону, я, ожидаемо, закашлялась. А потом попросила:
  
   - Угости... те, сигаретой, пожалуйста.
  
   Мне протянули пачку сигарет вместе с зажигалкой и я, неловко подхватила их, практически упавшие на мои колени. Дрожащими пальцами вытянула одну, подкурила и вернула мужчине обратно. После первой же затяжки, мой желудок решил снова напомнить о себе.
  
   - Бродяжка? - спросили у меня.
  
   - Кажется, нет, - неуверенно протянула я.
  
   - А кто? - снова озадачился субъект напротив.
  
   - Я не помню, - призналась ему, - совсем ничего не помню.
  
   Мужчина хмыкнул, как мне показалось, с удивлением.
  
   - А зовут тебя как?
  
   - И этого я не помню, - покаялась в ответ.
  
   - Понятно, - и снова тишина.
  
   Непогода вокруг набирала обороты. Меня начало ощутимо потряхивать, но я упорно делала одну затяжку за другой, чуть торопливо и сбивала пепел на землю, неловкими движениями.
  
   - Есть хочешь? - вдруг снова подал голос он.
  
   - Хочу! - без заминки ответила, но тут же добавила, - только у меня денег нет.
  
   - Я так и понял, - мне показалось, что он усмехнулся, но в темноте вообще ничего не было видно, - Посуду мыть умеешь?
  
   - Наверное, - неуверенно протянула я.
  
   Ну, откуда знаю, умею или нет? Имени своего не помню, не знаю, кто и что здесь делаю. Как могу с точностью ответить на этот вопрос? А?
  
   - Значит так, - мужчина затушил сигарету рядом с моим плечом, о каменную стену, - помоешь посуду, накормлю. Идет?
  
   - Да, - ответила еще более неуверенно ему, - наверное, пойдет.
  
   - Идем, - скомандовал мужчина и, протянув руку, вздернул меня вверх, чтоб я встала на ноги. Окурок полетел в сторону, прямо в лужу.
  
   Обретя равновесие, осознала, что он чуть ниже меня. Удивилась, откуда у него такая силища? Хотела спросить, но вовремя прикусила язык. Мужчина потянул за собой чуть вправо, помог подняться по ступенькам и, открыв дверь, впихнул меня за нее, а сам зашел следом.
  
   Сделала вдох и поняла, что в раю. Тепло, очень тепло, практически жарко и однозначно здесь делают что-то вкусное. Подвинув меня в сторону, мужчина переобулся в какие-то тапки, протянув руку, снял с вешалки белую штуку и, надев на себя, как-то укрепил. Я же молча рассматривала его. Что-то с ним было не так, но что именно, пока не поняла. Заметив, что смотрю с недоумением, ответил:
  
   - Это фартук, если что.
  
   Кивнула в ответ, и принялась за разглядывание комнатки. Это была кухня. На стенах куча открытых полок с посудой. Слева огромный, под потолок холодильник. Микроволновка, чайник рядом на столе, несметное количество ножей и еще чего-то, е совсем понятного. Долго, правда, мне на дали стоять на одном месте. Всунули в руки два пакета, велели, надеть поверх обуви. Непослушные руки не хотели слушаться и завязывать пакет на ногах. Мужчина, недолго думая, присел на корточки и помог завязать их.
  
   - Снимай кофту, надевай фартук, - протянул мне еще один, почти белоснежный и подтолкнув в сторону огромной раковины, приказал - твоя работа на сегодня. Мочалка прямо перед тобой, рядом моющее для посуды, с дозатором. Подставляешь мочалку и нажимаешь. Как помоешь руки, принимайся за посуду.
  
   Выдав указания, мужчина и сам вымыл руки, обтер их рядом висящим полотенцем и подошел к длинному столу, на котором что-то жарилось и шкворчало. Пахло, кстати, одуряюще вкусно. Даже голова закружилась от такого количества разных ароматов. Внезапно распахнулась дверь, справа от меня и в комнатку ворвалась девушка почти в таком же переднике как у нас.
  
   - Привет. Ты кто? - обратилась она ко мне.
  
   Пожала плечами и вопросительно уставилась на мужчину.
  
   - Она наша новая посудомойка, - ответил он и продолжил нарезать какие-то овощи.
  
   - Отлично, - просияла она, - а то я прибежала на помощь.
  
   - Иди в зал, болтушка, - улыбнулся краешком губ мужчина и девушка рассмеявшись, выпорхнула из кухни.
  
   Пока я разбиралась с посудой, попутно спрашивая, куда и что расставлять, мужчина продолжал готовить. В какой-то момент завязался разговор. Он сказал, что зовут его Тимур и это заведение принадлежит ему. За дверью находилось два зала, в одном из них стояла барная стойка. Место же это называлось "Сила кельта" и было пабом по сути своей. Приходили сюда в основном одни и те же люди. Выпить пива, съесть ребрышек, что сейчас как раз поджаривались на гриле в печи, а на сковороде Тимур готовил стейк. Готовил он один, подавальщиц было трое, четвертая стояла на разливе алкоголя.
  
   Несколько раз заходили девушки, я насчитала троих, с интересом поглядывали на меня, но вопросов не задавали. Забирали подносы с заказами и возвращались обратно в зал.
  
   Я, молча мыла посуду и с каждой вымытой тарелкой, у меня получалось все лучше. Честно говоря, было страшно брать в руки пузатые бокалы для пива, боялась, что разобью. Но и с этим успешно справилась. В какой-то момент выяснилось, что мыть пока нечего и устало уперлась руками о мойку, голова снова закружилась. Честно говоря, пока была занята делом, не думала ни о чем. Ни о том, что за странность со мной произошла сегодня, ни о том, что есть хочу до умопомрачения. Из задумчивости меня вырвал оклик Тимура, он пытался придумать мне имя, но не на какое из них, не хотелось отзываться. Все чужие были. А сейчас, подойдя, положил руку на плечо и сказал:
  
   - Иди, поешь. Заработала.
  
   Я улыбнулась. Заработала. Это хорошо. Просто замечательно. Развернувшись, взяла из его рук тарелку с печеными овощами и хлебом, и совсем небольшим кусочком мяса. Съела все, что было на тарелке и поняла, что теперь хочу пить. На мой вопрос, мне кивнули в сторону большого бутыля с водой, пояснив при этом как пользоваться помпой и, спустя пару мгновений я выпила огромный стакан воды.
  
   - Чай хочешь?
  
   - Да, - ни капли не сомневаясь в своем желании выпить еще и горячего чего-нибудь, подтвердила я.
  
   Так нас и застали девушки, сидящими на высоких табуретах, рядом со столом, в полнейшей и уютной тишине, ожидающими пока остынет чай. Ну, это я ждала, а Тимур пил его горячим.
  
   - Все, - выдохнула одна из них, - последние ушли. Мы уже и закрылись. Сейчас убираться будем.
  
   - Тимур, она будет нам помогать? - спросила темненькая и очень миловидная девушка, чуток похожая на пампушечку.
  
   - Нет, - отрицательно качнул головой мужчина, - сегодня сами. Завтра буду искать новую уборщицу. Она, - он глазами указал на меня, - будет только посуду мыть.
  
   Девушки налили и себе чай. Присев напротив нас, принялись засыпать меня вопросами, ни на один из которых я не смогла ответить, чем очень сильно их расстроила. Почему-то.
  
   Допив чай, они пошли убираться в зал, а я с тоской подумала, что ночевать мне сегодня негде и где завтра искать себе еду, не знаю. Спросила у Тимура, где находится туалет. Стащила с себя фартук и, натянув на себя еще чуть влажную кофту, прошла в зал. Там с удивлением начала осматриваться по сторонам. Интерьер мне понравился. Сейчас, пока в помещениях полным ходом шла уборка, было понятно с какой вкусом здесь все обставлено. Стены зашиты деревянными панелями, поверх них висят картины с какими-то людьми, а кое-где и пластинки. Каждый из залов разделен на несколько зон, своеобразными полками, на которых стояли старинные, как мне показалось, вещи. Какие-то книги, деревянные пивные кружки и еще куча каких-то инструментов. В углу первого зала расположилась небольшая сцена, на которой стояла стойка микрофона, к нему прислонился какой-то длинный футляр. Стояла барабанная установка, а рядом с ней на треноге гитара. И что интересно, многое из этих вещей нашло название в моей голове. Из чего я сделала вывод, что память потихоньку ко мне возвращается, но как-то избирательно. Обогнув столы и табуретки, прошла дальше. Девушки весело переговаривались, жаль не запомнила ни одного имени, хоть они их и называли, сдвигали вдвоем столы и заметали под ними, еще две вытирали со столов во втором зале, в который я тоже заглянула, не удержавшись. Постояла там немножко и, набравшись смелости, уточнила, где же все-таки туалет.
  
   Там, быстро сделав свои дела, вымыла руки и уставилась на свое отражение. Однозначно, не помню, кто я. Жаль. Тихонечко выйдя, стараясь лишний раз не скрипеть дверью, прошла по коридору и толкнула незапертую входную дверь, на которой висела табличка с надписью "Закрыто". Вышла на крыльцо и поняла, что понятия не имею, где находится квартира, в которой проснулась утром. Дождь на улице и не думал прекращаться, превратив тротуар в реку. Кое-где виднелись островки, выступавшие из воды и я, тяжело вздохнув, шагнула из-под защитного козырька наружу. Проезжавшая мимо машина обрызгала меня с ног до головы. Чертыхнулась и в этот момент мне показалось, что увидела какой-то огонек и быстро вернулась обратно на крыльцо, задрав голову вверх. Странно. Напротив входной двери, на столбе висела какая-то прямоугольная штука, периодически подмигивая красным глазком. Так и не определившись для себя с названием, что же это может быть, снова спустилась по трем ступеням вниз и, крутанулась на месте, разбрызгивая воду. Решилась повернуть налево почему-то и медленно побрела под дождем вдоль зданий, что высились рядом. Шла я долго, по-моему уже целый час. Мимо проезжали автомобили, периодически заливая меня водой. Я не плакала, нет. Это просто идет дождь. Куда идти, не знала. Где живу, не помню. И как меня зовут, тоже не помню. В какой-то момент идти устала и, свернув к ближайшему крыльцу села на пол, рядом с перилами. Возможно, не стоило так безрассудно уходить из паба. Но что мне там могли предложить? Точнее, могли, наверное. Но я считала, что поступила правильно. Работу предложили в обмен на еду. Вкусно, кстати, было безумно... Теперь сижу, как дура, в одиночестве и мерзну. Точно меня Тимур назвал "бродяжкой". Глаза мои закрывались, и когда устала их держать открытыми, позволила себе отключиться, откинув голову назад и уперевшись затылком в металлические прутья. Снилась мне какая-то ерунда и когда заболела ноги, я открыла глаза. Сидела все на том же месте, судя по темному небу, утро даже и не думало начинаться. Непонятно, это хорошо или не очень? Уже собралась подняться, чтобы размять ноги, но снова заметила прямоугольную штуку на столбе напротив, что подмигивала красным огоньком. Внезапно пришло понимание, как она называется - камера наружного наблюдения. А следом - за этим воспоминанием вспомнила и свое имя. Алиса. Меня зовут Алиса. Хорошо! Да что там, это же просто замечательно! Я весело рассмеялась и тут же охнула, когда снова почувствовала, как же болят мои бедные ножки. Предприняла попытку подняться, выбрав опорой все те же металлические прутья перил. И мне почти удалось встать на ноги, как мое внимание привлек шум. Он был слышен даже сквозь звуки дождя. Звук все нарастал по мере приближения ко мне и отчего-то стало жутко. Когда же обнаружился этот загадочный источник гула, выдохнула с облегчением и распрямилась, упираясь рукой в перила. Это были машины. Несколько огромных, темных автомобилей, промчались мимо меня. Пришло понимание того, как они называются. Если не ошибаюсь, внедорожник обыкновенный. Губы мои растянулись в улыбке и тут же нахмурилась, когда они затормозили, и сдав назад приблизились к тому месту где находилась я. Развернулась лицом к ним, все сильнее ощущая желание сбежать. Машины стояли на месте, прямо напротив моего крыльца. Их было целых шесть. Абсолютно одинаковых. Долгую минуту я рассматривала их, затаив дыхание, а из них, судя по всему, рассматривали меня. Хотелось убежать, но было понимание, что сил нет. Да и куда идти или бежать, не знала.
  
   В этот момент двери всех автомобилей открылись и оттуда вышли люди. Мужчины. И встали рядом с машинами, не двигаясь, лишь один из них, шагнул ко мне, а я еле сдержалась, чтобы не заорать.
  
   - Алиса! - позвали меня.
  
   Продолжение от 16.03.2017
  
   На всякий случай отрицательно качнула головой и, не удержавшись на непослушных ногах, опустилась снова на каменный плиты крыльца. Я не знаю кто они и что им надо. Но один из них, по крайнее мере, в курсе как меня зовут. Может, перепутали? Скорее всего, да. Тяжело вздохнув, подняла голову и обнаружила, что рядом со мной, на второй ступени стоит мужчина. Задрав голову выше, почему-то забыла, как надо дышать. А он, сделав еще шаг, склонился ко мне и, протянув руку, одним движением поставил на ноги.
  
   Мы стояли напротив друг друга. Не знаю, что именно он пытался увидеть в моих глазах, я же рассматривала незнакомца, насколько позволял свет от фар автомобилей.
  
   Очень высокий. Темноволосый и даже не касаясь рукой его волос, а мне очень захотелось провести пальцами по ним, поняла, что они отнюдь не мягкие. И глаза у него, скорее всего темные. Мне он почему-то напомнил скалу и тут же возник вопрос - я что, в горах была? Откуда вообще возникло вот это сравнение? Мужчина так и не отпустил мою руку и от прикосновения его руки по моей коже медленно растекалось тепло. Стало почему-то спокойно и в голове мелькнула мысль, что теперь все будет хорошо. Выдохнула, сама не заметила, что задержала дыхание и осторожно вытянув руку из захвата, постаралась уверенно спросить:
  
   - Кто вы?
  
   Мужчина хмыкнул и, как мне показалось, улыбнулся.
  
   - Кирилл, - ответил он.
  
   А мне вот это вообще ни о чем не сказало. Ну, не знаю никаких Кириллов, я вообще только несколько минут назад вспомнила, как меня зовут.
  
   - Понятно, - кивнула ему, - приятно познакомится, Кирилл. Вы здесь проездом?
  
   "Бог мой! Что я несу?" Но о чем говорить с ним вообще не представляла. Не успевала проанализировать свое поведение, лишь пришло понимание, что говорю как-то не так. Казалось, что вместо меня говорит другой человек. Почему-то очень маленький и перепуганный, но не напуганный не этой встречей, а самой ситуаций в целом.
  
   Мужчина неожиданно рассмеялся и соизволил ответить, хотя думала, что развернется и уйдет, сообразив, что обознался. Стоящий напротив, казалось, был абсолютно уверен в том, что знаком со мной.
  
   - Можно сказать и так. Проездом. А ты?
  
   - Что я? - дернула плечом, не совсем улавливая, о чем он.
  
   - Что ты здесь делаешь, Алиса? - он снова коснулся моей руки на мгновение, сразу же ее отпустив. И стянув с себя пальто, накинул на мои плечи, задержав руки поверх него. Неосознанно втянув носом воздух, поняла, что пахнет очень приятно, что-то такое древесное и пряное одновременно. И почему-то очень знакомое, как будто я уже чувствовала этот запах раньше. Но где?
  
   - Ты замерзла, - пояснил он свои действия в ответ на мой так и не заданный вопрос, - Так как ты здесь оказалась?
  
   - А мы знакомы?
  
   - Да, - он качнул головой, соглашаясь.
  
   - Но я вас совершенно не помню.
  
   - Я так и понял, хорошая моя - как-то устало вздохнул он, - Поехали домой?
  
   - Простите, - поторопилась перебить незнакомого мужчину, который почему назвал меня ласково, даже почти интимно - но я никуда с вами не поеду.
  
   - Почему? - снова удивился он.
  
   А я, задрав голову, вдруг пожалела, что не знаю, о чем он думает, глядя на меня. Почему-то это казалось важным.
  
   - Кто вы, Кирилл? - снова невпопад спросила у него.
  
   - Я очень долго искал тебя, Алиса.
  
   "Разве это ответ на вопрос?" Мысленно удивилась, вдруг подумав, что окончательно замерзла и, шмыгнув носом, ухватилась за края пальто, стягивая его на груди в попытке согреться.
  
   - Зачем вы меня искали? Кто вы? Что вам от меня нужно?
  
   - Здесь не самое лучшее место для разговора. Поехали, - скомандовал он, взяв за руку и потянув к автомобилю.
  
   - Я не знаю где живу, - ответила ему, когда спустились по ступенькам вниз. Остановилась, заставляя и его замереть на месте, - с утра я даже не знала, как меня зовут, - шепотом призналась ему - Представляете? И тут вы...
  
   - И тут я, - согласился он, и прижал меня к своей груди, обхватывая руками за плечи.
  
   - Что вы делаете? - снова подняла голову вверх, но в противовес возмущению в голосе, так и не сделала попытки выбраться из крепких объятий.
  
   - Показываю тебе, как сильно я скучал, забывчивая моя - и вдруг поцеловал.
  
   От неожиданности, на меня напал ступор. Стояла столбом, в то время как его губы едва уловимо касались уголка моего рта, согревая дыханием. И в голове мысль мелькнула, что поцелуй должен быть другим, а не то, что делал он. Чуть повернула голову в сторону и его губы скользнули по щеке.
  
   - Я не знаю, кто вы, Кирилл - поторопилась напомнить ему, - и вокруг нас люди.
  
   "Нет, ну мало ли? Вдруг он не заметил, что мы не одни и кроме нас двоих здесь как минимум еще пять зрителей в автомобилях находятся".
  
   - Алиса, в машину! - снова скомандовал, а мне захотелось заорать и ударить его. Сильно. Что за бред, в конце концов, здесь происходит, а?
  
   - Значит так, - просунула свои руки между нами и сложила их на груди, постаравшись отгородиться от него, - Либо вы мне сейчас рассказываете, кто вы такой и откуда вы меня знаете, либо...
  
   - Что? - заинтересовался он.
  
   - Я не знаю, - растерянно призналась ему, - но никуда с вами не поеду, точно. Пока вы мне все не объясните.
  
   Глубоко вдохнула-выдохнула и продолжила, почему-то начав жаловаться:
  
   - Вчера проснулась непонятно где, и не знала даже, как меня зовут. Не понимала, да и сейчас не особо понимаю, что происходит и какого черта делала в той квартире...
  
   Он не перебивал меня, молча слушая мою исповедь. Я... говорила. Говорила долго, кое-где всхлипывая от жалости к себе, и не могла остановиться. Рассказала, как было страшно, и как ударилась пальцем на ноге. И про то, что вот на "что хотите, могу поспорить", но не моя то была квартира, потому как грязно сильно. И чай сильно хотелось выпить, лучше, конечно, кофе. Но там же даже чашки чистой не смогла найти, пила воду. А потом, так и не вспомнив ничего, на следующее утро поняла, что и есть сильно хочется. Там же ничего не было. Даже копеечки, документов никаких тоже. И про то, как я шла под дождем, и меня выдернул парень из-под машины. Не забыла и про голос. Тут правда, запнулась, потому как слишком было непонятно с ним все, еще подумает, что больная на голову. А я точно в своем уме, только не понимала тогда, да и сейчас тоже, что происходит со мной. Про то, как хотела шагнуть вперед с крыши, но потом шлепнулась на задницу, и очень больно вообще-то было, даже сейчас, кажется, что болит. Но на самом деле, уже не очень, потому как несколько часов прошло. И про Тимура ему рассказала. С особенной гордостью. Вот честно, мне есть чем гордиться. Про то, как помыла всю посуду и ни одного из пузатых бокалов не разбила. А еще мне курить хочется...
  
   Он сильно сжал меня в своих объятиях, не дав закончить фразу, а сам выругался. А мне ведь интересно, потому как только "О, мой Бог" и "черт возьми" помнится, но не стала просить повторить. Мужчина, а даже мысленно пока не могла называть его по имени, взял за руку и снова потянул к машине. Обратила внимание, что оказывается, мы не одни находились на улице, возле автомобилей стояли еще какие-то незнакомые парни. Он усадил меня и, подвинув по сиденью дальше, сел рядом.
  
   - Я мокрая! - возмутилась на его действия.
  
   - Куда едем? - вдруг спросили со стороны водителя, а я вздрогнула от неожиданности, не подумала, что тут еще кто-то есть.
  
   - Здравствуйте, - тихо поздоровалась на всякий случай.
  
   - Здравствуйте, Алиса, - отозвались в ответ.
  
   - К Игорю, - скомандовал Кирилл и машина, тихо заурчав мотором, двинулась по дороге. Следом, как успела заметить, выдвинулись еще три машины, а две выехали прямо перед нами.
  
   - Не переживай, сейчас приедем, переоденешься.
  
   Промолчала в ответ. "Чистая и сухая одежда едва ли не предел мечтаний. Где правда, он возьмет одежду? Вот вопрос".
  
   - А кто это? - решилась спросить я через несколько минут, потом подумала и добавила конкретики, - Игорь - это кто?
  
   - Уже бывший Иеренат, - озвучили ответ.
  
   А я снова задумалась. Во вообще ничего не понятно. Абсолютно. И что такое "иеренат"?
  
   - Почему бывший? - снова не удержалась от вопроса.
  
   - Потому что отказал в помощи. Не захотел искать тебя, - Кирилл, смотрел прямо перед собой. Непонятно, что он видел там впереди, темно же, но вдруг взял меня за руку и сжал ее.
  
   - А-а-а, - протянула я в ответ, - а, что должен был? И кто такой вообще, этот "иеренат"?
  
   Спереди послышался смешок, но скорее всего, просто показалось. Развернувшись на сиденье, уставилась на Кирилла, в надежде, что вот сейчас мне все расскажут. Но он даже головы не повернул.
  
   - Я все расскажу тебе, обещаю. Но чуть позже. Потерпишь еще чуток, Алис?
  
   Подумалось, а что у меня выбор есть? Серьезно?
  
   - Вы мне ответите на все вопросы, - поставила условие ему.
  
   - На все, на которые у меня есть ответы, - он глянул на меня и снова уставился прямо перед собой, - на те же, что не смогу ответить сегодня, отвечу в скором времени. Пойдет?
  
   Кивнула, соглашаясь. А потом, подумав, решила уточнить, шепотом:
  
   - Обещаете?
  
   - Да, не отвлекай меня, пожалуйста, я занят.
  
   Хмыкнула. "Подумаешь, занят. Понять бы еще, чем именно?" Протянув руку, постучала кончиками пальцев по сиденью впереди:
  
   - Извините, а как вас зовут?
  
   - Максим, - последовал ответ.
  
   - Спасибо, - зачем-то поблагодарила его я, - Максим, а вы мне расскажете, что происходит?
  
   - Алиса, спи! - скомандовал опять Кирилл, а я возмутилась:
  
   - Да не хочу я спать! - и в этот момент, почувствовала, как веки отяжелели и меня аккуратно уложили к себе на колени. Полежав чуток с закрытыми глазами, решила, что спать все-таки не хочу и, открыв глаза, решительно поднялась и села на попе ровно.
  
   - Алиса! - возмутился Кирилл.
  
   - Что? - не поняла я, - спать не хочу и не буду. Мне интересно, между прочим.
  
   - А есть ты хочешь? - спросил он.
  
   - Очень, - призналась ему, - только денег у меня нет. А еще переодеться. Вы обещали, - напомнила и об этом.
  
   - Все будет, нетерпеливая моя.
  
   - Почему вы так ко мне обращаетесь? - не выдержав тишины, решила прояснить хоть что-то.
  
   - Тебе не нравится? - он, в который раз, взял меня за руку, легонько сжав пальцы.
  
   - Пока не поняла, - откровенно ответила и шепотом спросила, - может, хоть на один вопрос ответите? Кто вы? И кто я?
  
   - Ты - Видящая, я - Иеренат.
  
   - Я все поняла! - заверила его скептически хмыкнув. Ну, конечно! Абсолютно понятные ответы, на мои простые вопросы, - Вот только вспомню, что это значит, раз вы не хотите объяснять.
  
   - Максим, к обочине прижмись, - вдруг скомандовал Кирилл, и продолжил, уже обращаясь ко мне, не дожидаясь пока автомобиль замедлит свой ход, - ты мне должна доверится.
  
   - Вам? Вы шутите? Как я могу доверится абослютно незнакомому человеку!
   - Мы уже знакомы, - напомнил он.
  
   - И что? Это не повод...
  
   - Память вернуть хочешь? - перебил он меня.
  
   - да!
  
   - Тогда иди сюда.
  
   Пришлось подвинуться по сиденью, чуть ближе к нему упираясь коленом в его бедро. Наклонился ко мне, аккуратно обхватывая ладонями лицо. Погладил большими пальцами виски заглядывая в глаза, шепнул:
  
   - Расслабься.
  
   Естественно я напряглась еще больше. Потом опомнившись, попыталась сделать вдох и в этот момент его губы коснулись уголка моего рта. Выдохнула.
  
   - И еще раз глубокий вдох, - скомандовал он, - и выдох. Смотри в глаза и дыши вместе со мной, не думай ни о чем. Смотри, - чуть громче, в тот момент, когда мои глаза мимо воли попытались закрыться и я послушно распахнула их, пристально вглядываясь в его глаза. И дышала с ним в унисон. Вдох и выдох, подстраиваясь под чужое дыхание. В какой-то момент поняла, что перед глазами его лицо расплывется, превращается в размытое пятно. Потемнело, как будто кто-то выключил свет. Сделала судорожный вдох и открыла глаза, которые таки закрылись мимоволи. Внимательно всмотрелась в склонившееся надо мной лицо Кирилла и несмело улыбнулась.
  
   - Привет.
  
   - Привет, - отозвался он задумчиво, - как себя чувствуешь?
  
   - Спасибо, хорошо. Мы уже доехали?
  
   - Куда? - заинтересовался Кирилл пристально всматриваясь в мое лицо, непонятно что пытавшись рассмотреть там.
  
   - К Игорю, - с опаской отозвалась я. Странный он какой-то. Попыталась подняться и тут обнаружила, что находимся мы вообще-то не в машине, а у него дома. Ничего себе я поспать горазда.
  
   Кирилл помог мне, поправив подушку за спиной и дождавшись, когда я устало откинусь на нее, спросил:
  
   - Ты пить или есть хочешь?
  
   - Кофе, хочу, - прислушавшись к своему самочувствию ответила я.
  
   - Хорошо, кофе тебе можно. Сейчас принесут.
  
   Он потянулся к тумбе возле кровати и нажал на кнопку, что отозвалась где-то вдалеке тонким звуком. Через пару мгновений вошел Григорий и, выслушав Кирилла, вышел за дверь. А я уставилась сначала на нее, уже закрывшуюся, потом перевела взяглд на Иерената и спросила:
  
   - Как долго я без сознания?
  
   - Два с половиной часа, - ответил он, глянув на наручные часы.
  
   - Быть не может, - потрясенно выдохнула я, - думала, гораздо больше.
  
   - Нет, Алиса. Только два с половиной часа, тебя не было лишь в этот промежуток времени.
  
   - Что значит "не было"? - попыталась встать с кровати, так велико было желание начать бегать по комнате, заламывая руки.
  
   - Не вставай, тебе надо еще чуть-чуть отдохнуть. И не нервничай, все хорошо, - он взял меня за руку и смотрел прямо, не пряча взгляд. И я ему поверила, что все хорошо, если не сейчас, то обязательно будет.
  
   - Тебя привез Максим сюда. Вы только отъехали от твоей квартиры, и минут через пять ты "ушла". Он сразу же позвонил мне, и я велел ехать сюда. По-хорошему надо бы отменить сегодняшнее мероприятие, но мы готовились слишком долго к нему. Так что я уеду, ты останешься здесь.
  
   - Я поеду с тобой, - уверенно заявила ему, ведь помню, о чем договаривались изначально.
  
   - Давай все же дождемся кофе, а потом решим, ладно? Потерпишь?
  
   А меня снова посетило чувство дежавю. Ведь это уже было. Ну, было ведь. Значит, я снова "видела". Но почему так часто это происходит? И в этот раз, мне показалось, что погружение было более масштабным, чем в прошлый раз. Более ярким по ощущениям, я ведь в действительности была там. В той квартире, в чужом городе.
  
   Вернулся Григорий, вкатив перед собой тележку с чашками и кофейником и осведомившись, не надо ли нам еще чего-нибудь ушел, снова тихо прикрыв дверь. Кирилл поднялся с кровати и передвинув тележку ближе к кровати, снова вернулся на нее. Присел рядом и ухватил за руку, перебирая мои пальцы.
  
   - Ты говорил меня "не было". А где я "была" по-твоему? - заглядывала в лицо, пытаясь поймать взгляд.
  
   - У тебя было "погружение", надеюсь, ты расскажешь, что видела и где была? Сливки добавить?
  
   - Да, пожалуйста, - кивнула ему и наблюдая за тем, как он наливает черную, почти тягучую жидкость в чашку, добавляет в нее сахар и сливки, - Расскажу, но меня очень сильно интересует другое - я вообще могу как-то это контролировать? Или это абсолютно невозможно?
  
   - Конечно, возможно, - протянул мне чашку с кофе, в который добавил сахар и сливки, - Всему можно научиться, Алиса, при желании. Ты помнишь, что я говорил раньше? Будущее можно изменить.
  
   - Вот как-то вообще не хочется такого в будущем, - пожаловалась ему и сделав глоток, вдруг подумала, что он мог меня не найти там. От этой мысли порядочно тряхнуло и я чуть было не вылила кофе прямо на покрывало. Кирилл забрал мою чашку из рук и поставил ее на тумбу, а я схватила его за пиджак, чуть выше локтя и потянула на себя. Без слов. Он понял меня, возможно, иногда понимая гораздо лучше, чем я сама. Наш поцелуй был нежным, в какой-то мере осторожным. Была ли удовлетворена? Вполне. В нем я находила свое успокоение. А потом он первым отстранился и улегся рядом, подтягивая меня ближе к себе, обнял, окутал собой своим теплом. Потерлась носом о шелковистую ткань рубашки и тяжело вздохнула. "Что делать? Ума не приложу". Еще раз вздохнула, а затем повинуясь тихому и уверенному "Рассказывай", начала...
  
  

Оценка: 8.42*31  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Юмор) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Юмор) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"