Соболев Сергей Викторович: другие произведения.

Хрустальная армия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сверхдержава под названием "СССР" прекратила свое существование в 1991 году, но многие тайны и секреты "красного проекта" все еще остаются нераскрытыми... В Уральском федеральном округе произошло ЧП, приведшее к драматическим событиям. Совершившие побег из колонии заключенные нашли укрытие в заброшенных штольнях одной из местных гор. Спасаясь от преследования, они случайно обнаружили проход в некий подземный объект. Один из беглецов по неведению включил рубильник на покрытом слоем пыли электрощите. Далее ситуация приняла неожиданный, странный, драматический оборот... Сначала в районе шахты потерпели крушение два вертолета и пассажирский самолет, затем бесследно исчезло несколько поисковых отрядов. Для поимки и конвоирования преступников привлекли специалистов "Бастиона"...

  
  
  Сергей Соболев
  
  ХРУСТАЛЬНАЯ АРМИЯ
  (Хозяин Медной горы)
  
  В Уральском федеральном округе произошло чрезвычайное происшествие - из колонии строгого режима бежала группа особо опасных преступников. Рецидивисты попытались скрыться в тайге, но не сумели уйти от погони и в отчаянии спустились в заброшенные штольни одной из местных шахт. И тут же в радиусе нескольких километров стала твориться какая-то чертовщина: сначала в районе шахты потерпели крушение два вертолета и пассажирский самолет, затем бесследно исчезло несколько поисковых отрядов. Военные решили не рисковать своими людьми и для поимки и конвоирования преступников наняли специалистов "Бастиона"...
  
   Ознакомительный фрагмент. Полностью текст доступен на платформе Автор Тудей https://author.today/work/168816
  
  
  Глава 5
  
  "Суровые мужчины" стали нервничать. После небольшого затишья послышались гулкие удары в дверь. Помимо этого еще чем то тяжелым - вроде кувалды - стали бить также и в стену рядом с сейфовой дверью.
  Молодая женщина сама переволокла лишившегося чувств айтишника ближе ко входу в рубку. На освободившийся пятачок пола между терминалом и приставным столом поставила сумку и чемоданчик. Надела очки, с виду ничем не отличающиеся от обычных солнцезащитных. Раскрыла сумку, которую в офис принес Павел; из бокового кармашка достала два баллончика. Взяла тот, что меньшего объема, другой поставила на пол. Баллончик ничем внешне не отличается от стандартной упаковки аэрозольной электростатической краски. Второй баллон, вернее, картридж цилиндрической формы, размерами раза в два больше. Если верить наклейке, то внутри емкости содержится силиконовый "герметик".
  У айтишников и охранников наличие этих двух баллончиков вопросов не вызвало. Так же как не вызвало вопросов наличие стандартного пистолета распылителя. "Герметик" и специальная краска могли понадобиться ремонтникам на тот случай, если бы пришлось вскрывать фальшпол и потолок, чтобы получить доступ к кабелям...
  Алиса отщелкнула упоры, придерживавшие столешницу в горизонтальном положении. Опустив "доску", она получила доступ к задней стене серверной.
  Первым делом надела перчатки, обработанные специальным защитным составом. Встряхнула аэрозольный баллончик - раз, второй и третий. Выпустила струю краски, направив ее на другой участок стены. Если бы охранники даже надумали проверить данную емкость, то убедились бы, что в баллончике именно та самая жидкость, которая там должна находиться.
  Струя краски, выпущенная под давлением, впрочем, быстро иссякла. Женщина вновь энергично встряхнула баллончик. Повторив эту нехитрую процедуру не менее десяти раз - чтобы смешались компоненты внутри встроенной капсулы, переместилась к стене. Вставила специальную насадку. Теперь уже нельзя терять времени, действовать надо быстро и точно: она ощущала, как быстро нагревается емкость; как тепловая волна от баллончика передается через ткань перчатки.
  Примерилась, нажала на кнопку пульверизатора. Тонкая струя принялась чертить квадрат на ребристой стене, сторона которого составляет лишь немногим более метра.
  В какой то момент, когда жидкость попала на прижатую к перегородке столешницу, появилось сизое облачко и послышалось тихое шипение... Концентрированная кислота, смешанная с известными лишь Технарю ингредиентами, легко прожгла шпон и древесную основу столешницы.
  Алиса бросила опустевший баллон в левый от себя угол. Несколько секунд она смотрела через специальные линзы на стену задника.
  Ага... процесс пошел!.. На общем темном сером фоне хорошо видна темная, почти черная полоса - казалось, что контур выписан пером, которое обмакнули в тушь. Уже спустя короткое время цвет линии, или разметки, нанесенной на стену, начал меняться. Появились оранжевые искорки; сама черта теперь уже не была такой тонкой, как изначально: она стала набухать, меняя оттенок на алый и багровый - подобно наполняющейся кровью резаной ране. Еще спустя несколько секунд на фоне задней стены рубки появился хорошо различимый через специальную оптику огненный квадрат.
  Рыжеволосая женщина взяла другой баллон - с "герметиком". Несколько раз энергично встряхнула его, как и полагается при работе с такими картриджами. Выпустила в левый от себя угол струю белопенной клейкой субстанции - давила, пока та не закончилась.
  Взяла "пистолет распылитель"; отсоединила от него верхнюю часть - собственно само "дуло". Достала из чемоданчика прибор с корпусом из прочного сплава. Сняла обе заглушки - установленные якобы для измерительных кабелей. В одну вставила "дуло" - специальную насадку. Во вторую, скрутив верхнюю часть картриджа, освобожденного от силикона, ввинтила извлеченный из его внутренностей баллон - в нем сжатый под давлением инертный газ. Сняла заднюю крышку прибора; вставила в паз довольно увесистый, хотя и компактный блок питания.
  Вот и все. Собранный ею портативный плазморез готов к работе.
  
  На тридцать третьем этаже высотки в это время царил переполох. Старший охраны метался между холлом и запертой изнутри рубочной дверью. Мобильный телефон - а он пытался прозвонить начальству - вдруг скис. Нет "соты". Как такое может быть?! В центре Москвы - и нет сотовой связи?!
  У его двух подчиненных, как выяснилось, тоже не работали мобильники. У старшего айтишника, которого теперь скормят крокодилам, не фурычит айфон!.. Городской телефон в офисе - не работает. Вдобавок ко всем свалившимся на его голову бедам где то в районе двадцатого этажа заклинило лифт с двумя вызванными по тревоге охранниками...
  - В гараже что то случилось, - крикнул из рубки дежурный охранник. - Дым валит!..
  Он переключил изображение от другой камеры, установленной в подземной автостоянке третьего уровня. То есть в том секторе гаража, который закреплен за их фирмой.
  Поднявшись рывком из кресла, секьюрити отошел чуть назад, чтобы лучше видеть картинку. На экране одного из плоских мониторов снимаемый установленной на колонне камерой микроавтобус; из его внутренностей валит густой сизый дым...
  - Твою мать!.. - пробормотал дежурный охранник, вглядываясь в картинку. - Это же тачка, на которой приехали эти самые "мастера"!..
  - Где их документы?! - накаленным голосом спросил старший секьюрити. - Водительские права?! И еще мобила этого... "усатого"?
  Охранник открыл ящик, куда обычно охрана кладет телефоны и иные гаджеты посещающих офис сторонних людей. И тут же резко отшатнулся - из ящика повалил дым; причем запах был крайне неприятный, едкий...
  - Черт! - выругался старший. - В мобиле был термопатрон или что то вроде того!
  Дежурный охранник, морща нос от едкого дыма, выдвинул ящик до упора. На дне его, там, где еще несколько минут назад лежали изъятые на время у "мастеров" водительские права и смартфон, теперь видна лишь горстка чадящего, скукоживающегося на глазах серо черного пепла...
  Старший смены охраны метнулся в "пультовую". Открыл один из ящиков стола - там лежали два запасных сотовых телефона и, отдельно, в коробочке, несколько новых сим карт.
  - Когда выдернем из рубки эту парочку, - пробормотал он, набирая на сотовом номер своего непосредственного начальника, главы службы безопасности компании, - я им лично паяльник в одно место вставлю!
  
  На двенадцатой минуте программа взломала аккаунты всех пользователей местной базы. Другая прога с утилитой по адресному списку и поисковым словам доставила в распоряжение "крэкера" два файла. Один запаролен, зашифрован и помещен в собственную пользовательскую папку вице президентом консалтинговой фирмы. Второй изъят из папки местного казначея...
  Оба файла были крякнуты на четырнадцатой минуте. Они оказались идентичными. Реквизиты счетов в двух российских банках, а также счетов в эстонском и латвийском филиалах "Сведбанка"... Набор паролей для удаленного е банкинга... Итак, вся необходимая информация для финального "кряка" у него на руках.
  Павел довольно усмехнулся в накладные усы. Возникло даже желание радостно потереть ручонки - естественная реакция для человека, справившегося с непростой задачей. Но делать этого не следует. Хотя бы потому, что ладони и пальцы обоих "мастеров" обработаны не видимым глазу клейким "молекулярным" раствором, на который приклеена тончайшая пленка с нанесенным на нее папиллярным узором. По сути - вторая кожа...
  На шестнадцатой минуте сеанса Павел открыл на настенном экране заготовленную вкладку. Зашел со всеми необходимыми предосторожностями в зону сумрака Всемирной паутины - на теневую биржу "крэкеров".
  Идентификация по двухканальному пятитысячебайтовому пассворду не заняла много времени. Открыл чат. На бирже в онлайне, судя по всплывшему списку, девять крэкеров. Народ здесь бывалый, серьезный. Павел выставил на продажу три из шести имеющихся у него "лотов" - счета с шестизначными депозитами, которые теперь может раздербанить даже школьник, слегка обученный грамоте. Учитывая обстоятельства, учитывая фактор времени, а также исходя из полученных инструкций, поставил добытый только что товар с серьезным дисконтом...
  Оставшиеся три счета с семизначными депозитами Павел через своих же ботов продал - якобы продал - самому себе. Им двигал при этом простой расчет. Местные "суровые мужчины" непременно возьмутся разматывать клубок. У них найдется к кому обратиться за помощью. Ну вот, попадут в серую зону, а затем и утрутся: прихлопнуть эту крутую - вход только для избранных, многослойная защита, полная анонимность крэкеров и дилеров и прочая прочая - хакерскую биржу не удается ни соответствующим отделам служб безопасности крупнейших банков, ни ФБР, ни еще кому бы то ни было.
  
  Алиса прошлась плазморезкой по прямоугольному "чертежу". Размягченный - вернее, ослабленный структурно - спецсоставом металл толщиной двадцать пять миллиметров вскрывался тонким пучком плазмы так же легко, как легко вскрывает старый добрый "спутник" любую жестяную банку.
  - Ребята, закругляйтесь, - прозвучал в наушнике хрипловатый голос Технаря. - Я поменял коды цифровых замков на всем этаже. Но их старший сейчас вскрывает сейф с "вездеходами"... С нижнего этажа... я вижу это на их камере... тащат оборудование... Да, "болгарку" несут!.. Павел, слышишь меня?
  - Слышу! Заканчиваю скачку... минуту прошу!
  - Я готова, - сказала рыжеволосая женщина, откладывая в сторону портативный плазморез. - Как обстановка снаружи?
  - Транспорт на месте, - отозвался технарь. - На площадке - чисто.
  Женщина достала из сумки две коробки, в которые упакованы запасные блочки питания. Павел закончил скачку местной базы: записал на флешку "брелок", которую запаролил однократным, известным лишь ему кодом. Если эта флешка попадет в чужие руки, то любая попытка открыть ее приведет к уничтожению всего массива записанной информации.
  В помещении вдруг погас свет... Вернее, выключилось верхнее освещение, а дежурное - осталось. Сервер тоже не обесточился; питание, как и говорил "эникейщик", подается через автономный щит.
  - Питание на всем этаже вырубили! - прозвучал в гарнитурах "мастеров" хрипловатый голос Технаря, которому выпало сегодня вести "телерепортаж с места событий". - Старший вскрыл сейф в их рубке!.. Он с кем то говорит по мобиле!.. Двое охранников сидят в лифте... я их там "остановил"... Старший их вышел... Двое гардов прибежали... с тридцать четвертого... У одного "помпа"!
  Пока звучал хрипловатый голос, рыжеволосая вытряхнула содержимое сумки на пол. А саму сумку быстрыми, отточенными движениями, вжикая молниями, разделила на две двойные полосы - они сделаны из весьма прочной материи. Метнулась с ними к вешалке и уже вскоре столь же быстрыми и точными движениями при помощи тех же прочных и надежных молний присоединила эти элементы к подолам обеих "курток".
  - У меня обрезало картинку с центрального пульта башни! - проинформировал тех, кто находился с ним на связи, Технарь. - Полагаю, они догадались, что данные с их следящих камер и датчиков поступают "на сторону"...
  
  Алиса активировала поочередно замаскированные под блочки термопакеты. Павел дважды щелкнул мышью по одной из папок на десктопе принесенного им лэптопа. Желтый квадратик на экране превратился в красный и стал тревожно пульсировать...
  Напарница уже была в прикиде, который благодаря проделанным манипуляциям претерпел некоторые метаморфозы. Придерживая удлинившийся "подол", присела на корточки. Коснулась пальцами сонной артерии лежащего на полу мужчины - жив, курилка... Переступила через вытянувшегося на полу "эникейшика", сместилась к задней стороне сервера, освобождая место напарнику. В ее ладони - уже заготовленные - два пластичных комочка. В другой руке она сжимала замаскированные под батарейки взрыватели... Им еще предстоит высадить окно в соседнем помещении.
  Алиса ударом ноги довершила то, что было проделано плазморезкой, - державшаяся на честном слове квадратная металлическая плита рухнула на пол другого, соседнего помещения. Она же первой, чуть пригнувшись, придерживая ткань, шагнула в образовавшийся проем.
  - Готов! - крикнул напарник, которому потребовалось совсем немного времени, чтобы надеть свой модифицированный в "вингсьют" прикид. - Ну что... поехали!..
  
  Мужчина средних лет, обладающий смуглой наружностью, трудится грузчиком в одном из павильонов Экспоцентра. Около девяти вечера, когда он катил тележку вдоль стены одного из павильонов, послышался какой то сторонний звук. Южанин вскинул голову на шум - это был инстинктивный жест.
  То, что он увидел в следующую секунду, удивило его до крайности. С верхушки соседней башни, добротно подсвеченной, как и большинство высотных зданий "Москва Сити", брызнули осколки стекла вперемешку с остатками оконной рамы! В следующее мгновение из пустого - обнажившегося - оконного проема башни что то вылетело! Это существо поразительно напоминало на светящемся электрическом фоне распластавшуюся в полете белку летягу.
  Изумленный мужчина заморгал.
  Спустя несколько секунд через тот же пустой оконный проем вылетело второе "существо"... Оба эти странных летающих существа, как показалось, планировали - снижаясь по косой траектории - прямо на него!..
  Испуганный мужчина попятился, забыв на время про нагруженную коробками тележку.
  Все произошло очень быстро. На площадке между павильонами кто то из торговцев или рекламщиков еще два дня назад оборудовал надувной аттракцион. Должно быть, чтобы привлечь детишек (и их родителей, конечно же). Вчера и сегодня днем здесь детвора просто кишела - тут им и батуты, и огромный надувной матрас, и воздушная крепость. "Летяга" спланировала точнехонько на занимающую часть площадки довольно большую - со стороной метров в пятнадцать - оранжевую надувную "подушку"! Второе существо, размерами, пожалуй, даже поболее того, что вылетело из башни первым, приземлилось почти там же. Кстати, сама эта надувная штуковина, что тоже интересно, еще и светилась!.. А когда он проходил здесь же, толкая порожнюю тележку от склада каких то минут десять назад, этого странного светового эффекта он не заметил.
  Обе "летяги" поочередно соскользнули по краю "подушки". Послышался тихий рокот автомобильного движка. Мигнули задние фары... Машина - кажется, это был микроавтобус - исчезла за углом соседнего павильона.
  Мужчина от удивления покачал головой. Вскоре он вернулся к оставленной неподалеку тележке с чужим добром. Он решил никому не рассказывать об увиденном этим вечером, об этих летающих существах и прочих странностях. Все равно ведь не поверят.
  
  Глава 6
  
  
  За несколько дней до описываемых событий Медвежья гряда
  
  Медная гора, как прозвали ее пришедшие сюда когда то с запада государевы "работные" люди, издавна пользуется недоброй славой. Почему так, толком никто не может объяснить. Существуют самые разные мнения на этот счет. Одно только перечисление легенд, мифов и озвучиваемых старожилами слухов заняло бы не одну страницу...
  Место действительно странное; однако ни здешние краеведы, ни ученые мужи, вооруженные знаниями и современными приборами, не могут толком объяснить, что здесь не так. Ничто: ни анализы почвы, воды и образцов горной породы, ни любые иные исследования - не подтверждают наличие вредных для живых организмов веществ или примесей. Равно как не указывают и на какую то иную опасность.
  В непосредственной близости от гряды, в радиусе нескольких километров нет никакого жилья. Мало того, что люди не селятся здесь, но уже некоторое время в этом районе не ведется никакая хозяйственная деятельность. Но что люди, если даже птицы по какой то ведомой им причине не вьют гнезда на склонах Медной горы... Да и дикий зверь, от зайцев и огненно рыжих лисиц до лосей и кабанов включительно, тоже обходит ее стороной. И это при том, что по другую сторону Медвежьей гряды, за водоразделами истока Чусовой и местной речки Полевой, зверья этого полным полно - там функционирует заповедник.
  В какой то момент тишину здешних мест нарушил топот шагов и хриплое, с клекотом, надсадное дыхание. По полотну заброшенной узкоколейки бегут - и не столько уже даже бегут, сколько трусят, напрягая последние силы, - четверо мужчин.
  Двое беглых зэков одеты в серые ватники и треухи, еще на двоих форменные куртки сотрудников УФСИН. Малой повесил трофейный автомат на шею и придерживает на бегу ложе рукой. Старший же, наоборот, закинул "калаш" за спину - ему так удобней (хотя "сучка" временами, когда приходилось уклоняться от веток или прыгать через промоины, хряскала по хребту). За плечами у Монаха самодельный матерчатый рюкзак на лямках. Еще прежде они уговорились нести довольно тяжелый сидор по очереди. Первый час побега так и было. Но когда усталость взяла свое, когда пошла гонка на выживание, Степанов не стал передавать берданку Дюбелю или еще кому то. Так и бежал с горбом на спине всю дорогу.
  В рюкзаке собранный этими четырьмя, приобретенный в лавочке или выменянный у других зэков и хранившийся до поры в нычках, запас продуктов. А именно: два десятка банок мясных и рыбных консервов, килограммовый шмат сала, два круга сухой колбасы, а также прорезиненный мешок с заготовленными впрок сухарями. По их прикидкам, этого должно им хватить на срок до десяти дней. Именно столько времени они собираются пересидеть в укрывище до того момента, пока после закономерного кипиша по случаю побега вооруженных зэков не спадет - хотя бы несколько - активность и интенсивность поисково розыскных мероприятий.
  Взгляд вязнет в окружающей их белесой субстанции. Для северных увалов Среднего Урала кисейно молочные завесы в это время года скорее норма, чем диковина. Но надо все же уточнить: таких густых и продолжительных по времени туманов, как в районе именно Медвежьей гряды, больше нигде в этой местности не наблюдается. Такой вот имеется локальный природный феномен - вернее, аномалия, - который не могут объяснить ни местные жители, ни даже ученые мужи. Сейчас, ближе к вечеру, туман уже не такой плотный, как это было в момент побега; но видимость все равно в основном не превышает полусотни шагов.
  Обуты зэки в грубые керзовые ботинки с резиновой подошвой, называемые в простонародье "гадами". Промокшие после прохождения ручья носки они сменили во время привала (в сидоре лежала "запаска", четыре пары полушерстяных носков). Но и эта смена белья уже промокла... Керзачи - не самая удобная обувь для такого рода забегов, однако другой обуви у них нет. А вот что у них имеется, и имеется в изобилии, так это желание как можно дальше убраться от учреждения, где каждый из них провел по нескольку сотен не самых лучших в жизни дней и ночей.
  Пошел четвертый час, как они на свободе. И все это время четверка беглецов находится в движении - за все это время они позволили себе лишь один пятиминутный привал.
  - С той! - хрипло выкрикнул старший. - Все... Пр ривал!..
  Трое тут же повалились наземь; улеглись, обессиленные, хекая, прямо на полотно - кто на бок, кто опрокинулся плашмя, на спину.
  Четвертый, самый старший по возрасту, остался на ногах. Этот смирный немногословный уральский мужичонка, как выяснилось, оказался выносливее и даже проворнее, чем можно было подумать, глядя на его сутуловатую фигуру.
  Развернувшись в ту сторону, откуда они двигались, Монах стал вглядываться в белесую полосу тумана. По его расчетам, они находятся довольно близко к подошве Медной и совсем неподалеку от того места, где берет начало один из двух когда то проложенных внутрь гряды тоннелей. До колонии отсюда километров восемь, если прокладывать линию по прямой.
  Рельсы на этом участке узкоколейки - когда то она проходила через военгородок, в котором нынче расположилась ИТК 55 б, и тянулась до южного портала тоннеля - были частично разобраны еще в восьмидесятых. Само полотно, за которым давно уж не следят, размыто в некоторых местах паводковыми водами. Остатки изогнутых под разными углами ржавых рельсов и шпал кое где топорщатся на манер противотанковых ежей. Это обстоятельство имеет свои плюсы и минусы. Плюс в том, что по полотну не сможет проехать никакой легковой транспорт, даже вездеход. То есть даже если начальство колонии пошлет еще одну поисковую команду к Медведь горе, то на колесах бойцы не смогут проехать. С обеих сторон этой заброшенной узкоколейки лежат давно превратившиеся в болота бывшие заводские пруды. Там и пешком то не пройти, а на машине и подавно не проедешь. Значит, погоня в "северном" направлении будет организована пешая - солдатикам и их командирам, а также четвероногим ищейкам придется пробираться пехом вдоль полотна, рискуя свалиться в промоину или оступиться. Даже если большое начальство прикажет спешно перебросить в окрестности ИТК внутренние войска - к примеру, привезут "вованов" из райцентра, где дислоцируется их часть, - то и им придется совершить в конце пеший марш бросок по пересеченной местности, да еще в условиях ограниченной видимости.
  Что касается минусов, то таковые проистекают из единственного плюса. Почти весь путь к Медвежьей гряде, до южной подошвы которой теперь осталось всего ничего, беглые зэки проделали, двигаясь либо по самому этому полотну, либо вдоль него - параллельно, не удаляясь от этой заброшенной дороги, чтобы не потерять ее из виду, чтобы не заплутать в густом тумане и не забрести в болота. То есть вплоть до момента, пока они не окажутся непосредственно у подошвы гряды, вдоль которой планируют двигаться далее к укрывищу, беглецы тоже лишены маневра, лишены возможности свернуть с этой местной "магистрали".
  Монах медленно вытер взмокшее лицо рукавом ватника. Так же неспешно, перебирая загрубевшими пальцами крючки, расстегнул его на груди. Застыл на какое то время, насторожился, подобрался, подобно пойнтеру, вынюхивающему, высматривающему, караулящему верхним чутьем любое движение, звериный запах или шорох зверья. Степанов вслушивался так около минуты, оставаясь все это время недвижимым. Кроме надсадного хрипа подельщиков, приходящих в себя после затяжного марш броска, да собственного учащенного дыхания, он никаких сторонних звуков пока не уловил. Задрав голову в мокром от пота треухе, поворачиваясь то в одну сторону, то в другую, осмотрел видимую часть небосклона. Каковая, надо отметить, на самом деле особо не отличается от вида земной тверди - та же мутная, как сивушный самогон, белесая субстанция.
  "Повезло с погодой, - отметил Монах про себя. - В пригожий день уже заметили бы... Да и вымахнуть за периметр не дали бы так легко".
  Кое что его все же беспокоило. Примерно полтора часа назад спешащие уйти по полотну старой дороги на север, к горной гряде, зэки услышали приглушенный расстоянием стрекот. Из Полевского, вероятно, подняли вертушку. Степанов вновь прокрутил в голове весь этот эпизод. Звуки, издаваемые винтокрылой машиной, усиливались; по мере этого росла тревога в душах беглецов. Вскоре, гремя винтами - как показалось, над головами, - пронесся вертолет, почти не различимый, впрочем, в молочной взвеси. Зэки моментально залегли среди негустого голого кустарника!.. Все четверо прижались к влажной земле, надеясь, что пилот не сможет увидеть, различить недвижимые человеческие фигурки, сливающиеся с фоном местности. Да и густой туман наверняка мешает обзору. По видимому, их не заметили. Во всяком случае, вертушка, барражировавшая какое то - недолгое - время в районе Медвежьей, звеня винтами, полетела затем на юг, в сторону поселка Леспромхоз Два.
  
  Саныч уже слегка оклемался; взгляд его стал почти осмысленным. Покряхтывая, он поднялся на ноги. Забросил автомат за спину. В горле все еще стоял комок; очень хотелось пить; ноги и руки гудели от усталости. Но все же он чувствовал себя гораздо лучше, чем еще несколько минут назад. "Пока что все ништяк идет... - подумал он. - Поисковая команда, поднятая по тревоге, похоже, пошла по ложному следу..."
  Саныч покосился на Монаха - тот, развернувшись лицом на юг, что то высматривал в белесой мгле.
  Старший присел на корточки у низкого берега, подходящего в этом месте почти к самому полотну озерца. Набирая горстями воду, стал жадно пить. Утолив жажду, выпрямился. Лично он по прежнему расценивает их шансы уйти от погони как довольно высокие. Монах знает эту местность, как собственную ладонь. И не только потому, что он родился в Полевском районе, в северном уголке которого как раз находится Медвежья гряда. До райцентра, кстати, отсюда не так уж далеко - до колонии по старой дороге и сорока верст не наберется, - но многие жители Полевского, даже из числа старожилов, отродясь здесь не бывали.
  Степанов же не только бывал здесь - в свое время, - но и работал несколько месяцев на одном интересном объекте, расположенном как раз в районе Медведь камня. Место это и вправду не совсем обычное. С послевоенного времени и вплоть до середины восьмидесятых Медвежья гряда и ближние к ней окрестности имели статус особой охраняемой зоны. Сюда нельзя было проехать ни по одной из местных дорог - на них были выставлены запретительные знаки, а на старой "медной" дороге, как и на другой дороге, ведущей к бывшим рудникам из поселка Леспромхоз, оборудовали еще и КПП. Кроме этого, местность патрулировали наряды, пешие и мобильные. По слухам, режим в этой зоне был гораздо гораздо строже, чем в дни сегодняшние, когда вместо передислоцированной отсюда военной части в ее бывших казармах расположился контингент ИТК 55 б - осужденные и те, кто их охраняет. Кое что об этих местах Саныч знал и без Монаха (среди зэков на этот счет тоже ходят разные разговоры). Но только от Степанова он узнал о том, что в районе Медвежьей гряды можно найти надежное укрывище на случай побега. И как раз об одном таком месте после долгих разговоров с Монахом наедине, после раздумий и прикидок Саныч написал в засланной из зоны маляве оставшемуся на свободе двоюродному брату. Велев тому в этом послании аккуратно - чтобы не засветиться - посетить это место и заложить там тайник с продуктами, гражданской одеждой и некоторой суммой наличкой...
  - Братва, подымайтеся! - скомандовал старший. - Когда дочикиляем до укрывища, там и покемарим, и поедим!..
  Малой нехотя поднялся. Парень он здоровенный, однако затяжные марш броски, как выяснилось, не его конек.
  Но этот то хоть сам встал, а вот Дюбеля пришлось поднимать пинком ноги по ребрам.
  - Улегся, как шлюха! - сипло выругался Саныч, когда общими усилиями его и Малого удалось поставить этого клювоноса на ноги. - Вытри рожу... облевался весь, йокарный бабай!..
  Парень, получивший погоняло Дюбель за длинный крючковатый нос и еще за то, что иногда совал этот свой нос куда его не просили, вытер дрожащей рукой губы и подбородок - они были в налете пены или в остатках рвотной массы. Шатаясь, подошел к берегу заболоченного водоема, возникшего на месте одного из существовавших здесь некогда карьеров - медных рудников открытого типа. Опустившись на колени, стал черпать воду горстями. Сначала Дюбель жадно лакал воду - от ледяной жидкости стыли зубы, застыли и пальцы, но горевшее нутро требовало влаги. Затем попытался отмыть следы рвоты на рукаве ватника, но был остановлен окриком старшего:
  - Ну, хватит! Встали тут посредь дороги... как шмонькин комитет! Командуй, Монах! Может, спрямим путь? И дальше двинем по краю болота?!
  - Ша! - вдруг сказал Монах. - Тихо всем!..
  Зэки замерли. Они стояли так, недвижимо, подобно статуям, примерно с полминуты. Старший уже хотел было спросить у "проводника", в чем причина задержки и не поблазнилось ли тому что то. Но в следующее мгновение он и сам услышал то, что Монах распознал еще раньше, - собачий лай.
  Звуки погони услышал не только он один. Малой, оскалив зубы, сорвал с плеча трофейный автомат! Дюбель, наоборот, побледнел до синевы. Сжав губы в узкую полоску, он стал пятиться вдоль полотна так, словно собирался порскнуть подобно зайцу, засекшему подбирающуюся к нему лису.
  - Ну че, Монах? - полушепотом спросил старший. - Погоня?
  - У них по меньшей мере два зверя... - почти спокойным тоном сказал Степанов. - И они идут по нашему следу.
  - Йокарный бабай!.. Далеко до них?
  - Около версты примерно... А может, и того меньше.
  Старший дернул щетинистым кадыком - было даже слышно, как он тяжело, с усилием сглотнул. Монах хранил молчание, прислушиваясь к доносящимся откуда то из белесой полумглы звукам, всматриваясь в клубящийся над полотном туман.
  Первым не выдержал Дюбель! Он резко сорвался и, пригнувшись, потрусил по обочине вдоль полотна - в сторону Медной, уходя от приближающейся погони.
  - Сколько у нас времени, Монах? - свистящим шепотом произнес старший. - И куда будем уходить?
  - Собачек покамест одерживают, - сказал Степанов. - Однако еще минут восемь или десять, и они нас заметят. А зверей так то могут спустить в любой момент.
  - Так чего стоим?! - Малой нервно мотнул головой. - Уходить надо!!
  - Так куда уходим, Монах? - повторил вопрос старший. - К горе? Или наискосок через болото ломанем?
  Степанов не успел ответить, поскольку в следующий момент явственно послышался хлопок. Беглецы дружно повернули головы на звук. Завеса тумана в стороне от них - по правую руку - окрасилась сначала в розоватый, а затем в багряный цвет: кто то выпустил сигнальную ракету! Следом - одна за другой - над полотном узкоколейки, довольно близко к ним, а также в стороне, километрах в полутора, но уже на восток от тоннеля, взлетели три сигнальные ракеты; белая, как показалось, и две зеленые.
  - Теперь понятно... - пробормотал Степанов. - Че уж... ясно... не дадут уйти за Медведь камень... Не думал, что по такому туману рискнут поднять машину...
  - Что тебе понятно? - прошипел Малой, глядя не на этого странного мужика, а высматривая приближающихся преследователей вдоль окутанной пока еще спасительной туманной дымкой узкоколейки. - Вот мне ничего не понятно!
  - С вертолета партию высадили, - сказал Степанов. - Не зря, однако, эта стрекоза тут летала...
  Он деловито поправил лямки - примериваясь, проверяя, удобно ли лежит на загривке сидор. Теперь уже вполне отчетливо был слышен лай идущих по следу служебных собак; а иной раз до них уже долетели звуки человеческих голосов - окрики или команды старшего.
  Трое зэков рванули в ту же сторону, куда минуту назад побежал самый нервный из их компании.
  - Один только выход у нас, братцы. - Монах договаривал уже на бегу. - В Медной есть потаенные места... Ну, дык... есть где укрыться... Лишь бы... Лишь бы штольни не затопило.
  Троица беглецов нагнала четвертого у самого тоннеля. Клювонос, у которого с перепуга снесло крышу, затравленным зайцем метался у стесанной отвесно "стены". Вход в тоннель имеет форму квадрата в поперечнике со стороной примерно в два с половиной метра. Сам тоннель, судя по открывшейся взору части, имеет такую же форму. Когда то проход - или проезд - во внутрь горы был закрыт плитами, приводящимися в движение механически либо при помощи гидравлики. Но в свое время эти многотонные плиты сняли и куда то увезли.
  Видимо, поддавшись панике, Дюбель примчался сюда, к зеву тоннеля - прямиком по полотну. А что делать дальше, "куды бечь", вот этого он не знал.
  Увидев вынырнувшие из сизого тумана мужские силуэты, разглядев в них потерянную было компанию, он метнулся к старшему. Саныч хрипнул на ходу:
  - С сука, Дюбель! Уррою!!
  Но разбираться с гаденышем некогда; из белесой мглы - по полотну! - настигая зэков, вынеслась темно серая псина... овчарка! Одновременно из тумана раздался чей то крик - должно быть, кинолога, упустившего натянутый до предела рвущейся изо всех сил ищейкой поводок:
  - Альма?! Альма, к ноге!!!
  Малой, скаля щербатый рот, выпустил очередь по мчащей на него собаке! Свинцовая очередь разнесла псине голову!.. И тут же невдалеке, в кисейной завесе, тонко вскрикнул человеческий голос - кого то из преследователей тоже зацепило!..
  И вновь раздался трескучий грохот, отбиваемый отвесной, вырубленной в скальной породе стеной, усиливаемый вдобавок - как раструбом резонатора - тоннельным проходом! Это старший выпустил автоматную очередь вдоль полотна, в том направлении, откуда они сами только что сюда прибежали!..
  - Быстро за мной! - скомандовал Степанов. - Сюда, братцы!!
  Зэки, пригибаясь, метнулись в темный зев прохода - вслед за "проводником". Вслед им застучали автоматные очереди и одиночные выстрелы; пули с визгом рикошетили от стен тоннеля, плющились о скальные выступы. У беглецов имелось всего несколько секунд в запасе, чтобы найти убежище. По спинам зэков гулял в эти мгновения смертельный холодок. Каждый из них понимал, что обратного хода нет. Хотя бы потому, что настигшие их люди, судя по открытому ими ответному огню, имели четкий однозначный приказ - "в случае оказания сопротивления открывать огонь на поражение".
  Тоннель, как выяснилось, оказался частично затоплен водой. Более того, он упирался в некую перегородку. Только стена эта, преграждающая проход, не из скальной породы, как на входе, а выложена из серых бетонных блоков.
  Сначала Малой, а затем и старший - оба пятились, щерясь, как загнанные за флажки волки, - выпустили еще по одной недлинной очереди. Не столько надеялись зацепить кого то из преследователей, сколько для острастки. Чтобы задержать их у входа и тем самым выиграть еще несколько драгоценных мгновений. В тоннеле сумрачно, стыло, страшно. Вода плещется почти у самого входа. До второй стены расстояние составляет метров тридцать, не более. Дюбель завыл от безысходности, от охватившего его животного ужаса!.. Место, в котором они очутились, казалось западней. Тупиком. Стенкой, у которой их всех и порешат.
  Единственным, кто не потерял окончательно голову в их компании, оказался Степанов. Он безбоязненно вошел в воду; при этом держался левой стены тоннеля. Когда вода достигла полы ватника, он, чуть пригнувшись, свернул в открывшуюся - видимую только с близкого расстояния - штольню.
  - Берегите головы! - предупредил он. - Здесь потолок местами низкий...
  За ним, как нитка за иголкой, в этот же проход потянулись остальные беглецы - Дюбель, потом старший и, наконец, замыкающим, Малой.
  - Хозяин, впусти к себе беглых странников! - хрипло пробормотал под нос Монах. - Дай нам приют... и дай защиту от ворогов наших!..
  
  Из за спины доносились гулкие резкие звуки - снаружи обстреливали вход в гору и сам тоннель. Что то громыхнуло! Похоже, бросили "светошумовую". А может, и боевую гранату швырнули, кто знает? Вновь затараторили короткими очередями "калаши". Ух, разозлились то как охотнички! Но внутрь самого подземного пространства, похоже, пока не заходят; не хотят рисковать, зная, что зэки вооружены и что терять им, по большому счету, нечего.
  Степанов брел в ледяной воде, в сгустившейся темноте. В этой боковой штольне воды было сначала по пояс. Затем - по грудь. И, наконец, не слишком то рослому "проводнику", чьи плечи вдобавок оттягивал "сидор", пришлось задирать голову, потому что вода дошла уже до подбородка. Позади все еще слышались звуки стрельбы, перемежаемые больно бьющими по перепонкам хлопками гранат. Когда беглые зэки, едва переставляя ноги, брели по залитой водой штольне, кто по грудь, а кто и по шею в ледяной воде, уже лишились всякой надежды на спасение, каменная поверхность под ногами стала подниматься, а вода - заметно убывать.
  
  Глава 7
  
  
  Москва. 30 апреля
  
  Без нескольких минут девять утра через арку во двор небольшого "П образной" формы офисного здания на Знаменке вкатил серый внедорожник "Land Rover Discovery 4". Мужчине, выбравшемуся из автомобиля, лет тридцать пять или чуть больше. Одет в легкую плащевую куртку и кепку, чуть выше среднего роста, славянские черты лица. Внешность обыкновенная, таких людей в толпе обычно не замечаешь.
  Прихватив с собой небольшой кожаный портфель, он направился к оборудованному крылечком отдельному входу. На стене рядом с металлической сейфовой дверью, над которой на кронштейне установлена следящая камера, прикреплена табличка. На ней изображен логотип фирмы: синими буквами на серебристом фоне - IGTC, с вписанным в одну из "С" стилизованным изображением земного шара.
  Под логотипом располагается надпись: ООО "Терраконсалт+". Причем выполнена она таким мелким шрифтом, что разглядеть ее можно лишь с близкого расстояния.
  Мужчина, мельком взглянув на эту вывеску, усмехнулся про себя. Даже он, один из ветеранов конторы, затруднился бы назвать хотя бы примерное количество "юрлиц", именем которых, названием и учредительскими документами которых он и его коллеги прикрывали на протяжении довольно длительного времени свою истинную деятельность. Не говоря уже про названия этих в большинстве своем канувших в Лету фирм, компаний, агентств - все они служили лишь маскировкой, дымовой завесой для их компактной структуры.
  Технарь лишь на секунду задержался у входной двери. Видеокамера осталась от прежних арендаторов офиса, ее не стали демонтировать. Комплект записывающей аппаратуры с консолью мониторов, установленный в служебном руме с выходом в вестибюль, тоже не тронули. Охранников в штате их фирмы нет и, надо сказать, никогда не было. Зачем тратить средства, зачем привлекать лишних людей, если есть возможность установить недорогие, эффективные приборы.
  Послышался легкий щелчок. Компактное устройство - транспондер - опознал выполненный по технологии RFID чип, прошитый в обычную с виду кредитную карту, находящуюся в портмоне визитера. Контроллер, получив соответствующую команду, разблокировал электромагнитный замок.
  Сотрудник, пройдя через небольшой вестибюль с открытым турникетом и пустующей конторкой охранника, подошел к внутренней двери - она блокирует проход в левое крыло первого этажа здания. На стене красуется точно такая же табличка с логотипом и названием фирмы, что и у входа. По другую сторону добротного металлического дверного пакета оборудован типовой пульт цифрового замка. В самой двери имеются две замочные скважины - для "локов".
  Набирать код или открывать эту дверь ключами приехавшему в офис по срочному вызову сотруднику не потребовалось. Ровно так, как это произошло несколькими мгновениями ранее, электронный идентификатор опознал визитера по именному чипу и разблокировал электромагнитный запор. Визитер удовлетворенно кивнул. Установленная им здесь собственноручно каких то пару недель назад система опознавания по идентификационным картам с ИК метками работала безотказно.
  Мужчина, которого сотрудники их небольшой структуры чаще всего кличут Технарь, повесил плащ на вешалку и кепку на крючок в шкаф купе, расположенный в коридоре у входной двери. Глянувшись в зеркало, пригладил ладонью чуть редеющие русые волосы, после чего направился по коридору в "залу".
  Их нынешний офис состоит из четырех помещений кабинетного типа, помещения общего назначения - зала и двух туалетных комнат. Двери трех кабинетов открыты настежь, в данную минуту там никого нет. Офис чистенький, аккуратный; владельцем сравнительно недавно был проведен ремонт. Но обставлен его нынешними арендаторами скромно: в кабинетах из мебели только столы и офисные кресла. Поверхности столов свободны от бумаг. В одном из кабинетов на столе сложены гаджеты: два ударопрочных ноута с закрытой крышкой, портативный чемоданчик спутниковой системы, с полдюжины разнокалиберных смартфонов, включенных на подзарядку, и эппловский планшетник. Окна, выходящие во двор, закрыты звукоизолирующими ставнями. В офисе работает генератор "белого шума" - аппаратура включается автоматически в те промежутки времени, когда в этой части здания находятся люди.
  Дверь в зал - она в конце коридора - тоже открыта. Технарь на короткие мгновения застыл у порога. Окажись здесь сторонний человек, он бы наверняка сильно удивился открывшейся взору картинке...
  В центре комнаты, на полу, выложенном паркетом, расположились, держась за руки, двое мужчин довольно крепкого телосложения и молодая женщина. Все трое сняли обувь; мужчины были без пиджаков, в рубашках с закатанными по локоть рукавами. Женщина одета в светло серые облегающие брючки и белую блузку. Она кажется хрупкой на фоне этих двух сотрудников, почти девчонкой... И это при том, что рост ее не менее ста семидесяти сантиметров; да и сама она отнюдь не субтильная особа, но обладает изящными женским формами.
  Темные волосы подстрижены довольно коротко и уложены в "каре". Внешность скорее славянская, но что то в ней есть и восточное. Что именно наводит на такую мысль: чуть удлиненный разрез глаз, или форма губ, или овал лица, или матовый оттенок гладкой кожи, или же все это вместе взятое - так сразу и не скажешь. Никто, кроме разве что Кэпа, не знает ее истинного возраста, а сама она на эту тему не распространяется. Выглядит молодо, лет на двадцать пять; но иногда, особенно когда общаешься с ней на серьезные темы, проскальзывает мысль, что эта дама едва ли не его ровесница.
  Технарь хорошо помнил тот день, когда Кэп привел эту молодую женщину в их временный офис и представил ее остальным сотрудникам: "Светлана Михайловна, наш новый доктор и по совместительству штатный психолог..." Было это почти четыре года назад. И, надо сказать, за эти годы Светлана внешне абсолютно не изменилась - время не оставило на ней, на ее коже никаких следов. Во всяком случае, видимых.
  Трое сотрудников, расположившихся на полу в центре зала, никак не отреагировали на появление коллеги. Как сидели с отстраненными лицами, с полузакрытыми глазами, так и продолжали сидеть. Никто даже не шевельнулся.
  Док проводит дежурный сеанс ментальной коррекции с двумя "тяжелыми", их штатными бойцами. Может, это называется теперь как то иначе, но не суть важно. Все сотрудники их небольшой структуры периодически попадают в нежные, но сильные, цепкие ручки врачихи. Технарю, да еще разве что Хакеру, учитывая их постоянную занятость и то, что они не часто привлекаются в качестве "исполнителей", Док делает определенные поблажки, но и они периодически проходят психотренинги. С остальными же, включая Кэпа, эта женщина работает плотно; обычный день в их конторе, как правило, начинается с четвертьчасовой "энергетической зарядки"...
  - Всем привет! - негромко сказал Технарь, огибая вдоль стены эту компанию. - Можете не отвечать... считайте, что меня здесь нет.
  Он опустился на кожаный диван - это единственный предмет мебели в зале. Прислонив к боковому валику портфель - по сути, тревожный чемоданчик с набором "юный техник", - откинулся на спинку дивана. Их общий начальник - Кэп - чем то занят в данную минуту: дверь кабинета, выходящего в залу, закрыта, а над ней, над косяком, горит красным светом сигнальный плафон.
  Кстати, Технарь не должен был сегодня приезжать в офис. Более того, уже само его появление здесь спустя всего двенадцать часов после завершения акции было событием не типичным для их конторы. Минимальный срок карантина для непосредственных исполнителей составляет минимум сорок восемь часов. Это одно из тех правил, которые у них очень строго соблюдаются. И если даже правило "карантина" для исполнителей нарушается, то бывает это крайне редко и лишь в экстраординарных случаях.
  Прошло несколько минут. В офисе царит мертвая тишина. Троица, устроившаяся на полу, держась за руки - все в расслабленных умиротворенных позах, - продолжает медитировать. Модератор сеанса, Светлана Михайловна, напоминает в эти секунды фарфоровую статуэтку. Абсолютно недвижима; может даже показаться, что она не дышит - задержка дыхания по ее методике после серии дыхательных упражнений может достигать двух и более минут.
  Сотрудники обычно обращаются к ней по имени отчеству, иногда, как их старший, называют Доктор или просто - Док. Есть у нее и прозвище, которое первым пустил в оборот их штатный спец по IT, весельчак и балагур Павел - Шаман. Хотя, надо сказать, на этот раз Пашка не проявил присущих ему находчивости и остроумия: фамилия этой дамы - Шаманова.
  Технарь, чуть прикрыв веки, смотрел в ее сторону. Он не мог отвести от нее глаз, хотя и понимал, что она - хотя и витает где то в тонких мирах - чувствует его взгляд. Интересная все же особа, эта Светлана Михайловна. Умеет найти свои подходы к людям, умеет подобрать ключ к каждому замку. Вот те двое, кого она с такой легкостью ввела в транс, тоже ведь не простые ребята. Оба имеют за плечами солидную подготовку, включая психологические тренинги. Костя Ветров - Ветер - бывший сотрудник спецподразделения "Вымпел" , ему тридцать два года, в составе их группы он появился чуть больше года назад. Антон Силаев - видна его широкая спина и стриженый затылок - служил в ФСО, он спец по "физзащите" (но и не только). Ему тридцать четыре. Оба "тяжелых" в прекрасной физической форме. Надо сказать, что в их конторе работают отборные кадры. Каждый из сотрудников - уникальный спец в своем ремесле. Ну, или один из лучших. У каждого, помимо основной специализации, имеются знания и опыт сразу в нескольких областях. Антон и Костя, если совсем грубо, - "силовики". На них также лежит задача снабжения группы всей необходимой для выполнения заданий номенклатуры оружия, снаряжения, экипировки. На них же, а также частично и на Технаре транспорт.
  У каждого сотрудника группы имеются наработанные связи с нужными людьми и организациями; при этом все снабжение идет не напрямую, а через посредника или звено посредников. В настоящее время группа "Бастион" насчитывает семь сотрудников. Это если брать сложившееся ядро подразделения, главных исполнителей. Они располагают существенными финансовыми ресурсами, формируемыми преимущественно за счет выполнения заказов. Их услуги стоят не просто дорого, а очень дорого. Они не числятся официально ни в одной госструктуре и потому не обязаны действовать в рамках закона. У них нет начальства - кроме господа Бога и его наместника Кэпа. Эти люди, составляющие костяк группы "Бастион", сами решают, с кем они работают, за кого или против кого они играют. Они сами решают, во сколько в звонкой монете или в иной доходной и ликвидной форме оцениваются их услуги в тех или иных случаях. Очень немногие из сильных мира сего знают о существовании этой законспирированной структуры. Чтобы пересчитать тех, кто полностью в теме, хватит пальцев одной руки. Поэтому далеко не всякий, у кого есть большие деньги, высокое положение и обширные связи среди силовиков, может воспользоваться услугами группы "Бастион"...
  В зале прозвучал негромкий женский голос:
  - Ом Намах Шивайя!..
  Светлана Михайловна первой поднялась на ноги, причем без всякого видимого усилия, как будто ей помогла встать невидимая рука.
  - Рада вас видеть, Виктор, - сказала она, с легкой улыбкой глядя на Технаря. - Как дела?
  - Здравствуйте, Док. - У Технаря как то сама собой сложилась широкая улыбка. - Нормально. Если и есть какие то новости, то не у меня.
  Светлана, кивнув, повернулась и, мягко ступая по стерильно чистому полу, направилась в коридор - у нее свой отдельный кабинет. Технарь обменялся рукопожатием с двумя крепкими мужчинами.
  - Что то в этом есть, - сказал Антон, сделав жест рукой в сторону коридора. - Я четко видел, как ты, Виктор, подъехал на своем "Ровере" к офису!..
  - А я только дымчатый силуэт наблюдал, - подал реплику Ветров.
  - Рад, что вы так далеко продвинулись. - Технарь постарался, чтобы в его словах не сквозила ирония. - Ну? Что стряслось?
  - Мы здесь с шести утра, - сказал Антон. - Я по дороге подобрал Светлану, а Костя привез Кэпа...
  Технарь вопросительно посмотрел на бывшего "эфэсошника", состоящего обычно в качестве гарда при начальнике.
  - Не знаю, мужики, что и сказать. - Ветров почесал широкий с ямочкой подбородок. - Кэп сразу прошел к себе... И закрылся там - в режиме "не беспокоить".
  
  Глава 8
  
  Все трое посмотрели на плафон, укрепленный над дверью старшего группы "Бастион". Он перестал пульсировать тревожными красными всполохами. Спустя короткое время из кабинета вышел Кэп. В этот самый момент в залу вернулась и докторша - поверх блузки надет пиджачок, вокруг шеи полупрозрачный легчайший шарфик, на ногах полусапожки.
  Четыре пары глаз уставились на мужчину лет сорока пяти, обладающего крепким телосложением и волевым лицом с крупными, рельефными чертами.
  - Первое... - Кэп пригладил седеющий ежик волос. - Я получил извещение от заказчика, что он удовлетворен проделанной вчера работой. - Посмотрев на технаря, старший чуть усмехнулся. - Дернули пациентов в циничной форме, как и просил наш клиент.
  - Рад это слышать, Кэп.
  - Далее. Павел снял с их счетов кругленькую сумму... Почти две третих "крякнутого" - "заначил". - Кэп сделал небольшую паузу. - В сухом остатке, после "биржи" и отмывки, получилось одиннадцать миллионов в долларовом эквиваленте с небольшой горкой.
  Никто из присутствовавших не проронил ни слова. Более того, на их лицах не отражались какие либо эмоции. Они все спокойно стояли, глядя на старшего. И ждали, что еще интересного он им расскажет.
  - Всю эту сумму клиент оставляет нам - в качестве "бонуса", - продолжил старший. - Таково его решение. - Кэп усмехнулся. - Я, как вы понимаете, спорить особо не стал.
  Улыбка уже спустя секунду сошла с его лица, оно вновь стало серьезным, сосредоточенным.
  - Поступил новый заказ, - сказал Кэп. - В денежном выражении, как меня проинформировали... мы можем называть любую цифру.
  - Что, прямо таки любую? - переспросил Технарь.
  - В пределах разумного, естественно... Клиент сказал, что они могут рассчитаться не только деньгами, но какими нибудь вкусными для нас печеньками. Работа, как я понял, сложная... Уточню, сложная даже для нас. И крайне срочная.
  - Гм. - Технарь принялся чесать затылок. - Хотелось бы знать подробности. А именно: кто этот щедрый заказчик? И что это за дело, за которое сулят гору вкусных печенек?
  - Крупная государственная структура, - сказал старший. - Что касается самого дела, то изложу вкратце... На Урале, в ста пятидесяти километрах от Екатеринбурга, случилось локальное ЧП. В прошлую среду из местной колонии "строгого" режима сбежала группа зэков. Они убили двух сотрудников, завладели их оружием и скрылись, воспользовавшись благоприятной для побега метеообстановкой...
  - То есть? - спросил Антон. - Снег? Буря?
  - Очень густой туман был в тот день. Так вот, эти зэки укрылись в заброшенных штольнях одной из местных гор...
  - А почему спецназ УФСИН не хотят задействовать? - Ветров бросил на босса недоумевающий взгляд. - И внутренние войска? Зачем мы им понадобились?
  - За шесть с небольшим суток, что прошли с момента побега, там много чего произошло. Какая то жуть началась...
  - То есть? - вновь подал реплику Антон. - Что, и жертвы уже имеются?
  - На данный момент, как меня проинформировали, по этой теме есть девять "двухсотых", не считая убитых при побеге сотрудников. Еще примерно двадцать душ числятся "пропавшими без вести"...
  - В прессу просочилось?
  - Пока очень немногое. С твоего позволения, я продолжу, Антон... Известно, что какое то количество народа... и местных, и из числа служивых, находится в полном или частичном "неадеквате". Местные власти докладывают, что в районе Медвежьей гряды, так называется эта местность... образовалось что то вроде "аномальной зоны".
  - Какая то странная история, Кэп, - сказал Технарь. - Мутная...
  - Как раз наш профиль, - впервые с момента появления старшего в зале подала голос Светлана.
  - Ситуация развивается динамично, но нелинейно. - Старший посмотрел на наручные часы. - Степень угрозы сегодня, в восемь по московскому времени, переведена на уровень "тройки".
  - Это серьезно... - сказал Ветров. - Удалось идентифицировать источник опасности?
  - В том то и дело, что нет. Есть несколько версий, разные гипотезы... включая фантастические... - Кэп скупо улыбнулся. - Но разбираться, коллеги, будем уже на месте. Добираться, кстати, придется своим транспортом.
  - Готовить "джет"? - деловито поинтересовался Технарь. - Вылет из Внуково Три?
  - Лучше задействуем нашего старичка "яшу".
  - "Як 40"? Этот борт в Чкаловском...
  - Прекрасно. Звони нашим друзьям в Чкаловский, чтобы в темпе заправили аппарат! Туда же с Антоном привезете оборудование!
  - А наши ребята? - спросила Светлана. - Павел и Алиса?
  - Полетят с нами.
  Спустя четверть часа офис опустел.
  Каждый предварительно протер столешницу на своем рабочем месте. Гаджеты свои тоже разобрали - в офисе ничего нельзя оставлять. Антон помог Технарю погрузить компактные быстросъемные блочки в сумку. Внутреннюю дверь "мультилок" на этот раз закрыли на ключ.
  Последним офис покинул Кэп. Старший группы "Бастион" спустился по ступенькам во двор, где его ожидал массивный "Гелендваген", за рулем которого сидел Костя Ветров. Он не стал оглядываться, этот офис для них уже в прошлом, нужный человек спустя время переоформит документы и сдаст помещение на Знаменке кому нибудь в аренду.
  Технарь брызнул струей из аэрозольного пульверизатора на табличку у входной двери. Синие буквы быстро поблекли; сам фон таблички поменялся с серебристого на серый, слившись с поверхностью стены. Спустя еще минуту двор опустел - как и не было здесь никого.
  
  Глава 9
  
  
  За несколько дней до описываемых событий Медная гора
  
  Миновало уже около часа, как беглецы, ведомые Монахом, спасаясь от почти настигших их преследователей, скрылись в подземном ходе. Все это время четверка уголовников, совершивших накануне дерзкий побег, толкаемая в спину страхом, напрягая последние силы, брела по частично затопленной штольне. Не было ни одного привала. Тревожные, заставляющие невольно ускорять ход звуки в какой то момент стихли: теперь уже не слышно было ни взвизгов ударяющих в стены пуль, ни даже резких, отдающихся протяжным гулом где то в недрах горы звуков взрывов ручных гранат.
  Возможно, они отошли довольно далеко от входа, и эти шумы уже не проникали через каменную толщу горы. Или же их преследователи, забросав вход в тоннель светошумовыми или даже ручными гранатами, уже ворвались в тоннель? То то они удивятся, не обнаружив там беглых уголовников - ни живых, ни мертвых.
  Четверо зэков шли в кромешной темноте, периодически натыкаясь друг на друга. Разговаривали опасливо, полушепотом; двигались на ощупь, пригибая головы, чтобы ненароком не расшибить лоб о какой нибудь выступ.
  Под ногами хлюпает вода, перемешанная с жидкой грязью или илом; но все чаще попадаются более менее сухие участки. Ширина штольни невелика - метра полтора. Она оставалась таковой, кажется, на всем своем протяжении. Эту подземную артерию пересекают другие горизонтальные ходы, похоже, они проложены перпендикулярно той галерее, по которой Монах ведет беглецов. Порой случалось так, что вытянутая в сторону рука как бы проваливалась в пустоту. Но стоило сделать еще шаг другой, и озябшие пальцы вновь ощущали шероховатую поверхность стены галереи. Но даже в такие моменты, когда они проходили некие "перекрестки", совсем не ощущалось движения воздуха. А для продрогших, промокших до нитки людей любой легкий сквознячок был бы весьма ощутим.
  Они уже около получаса находились где то внутри каменной толщи. Каждый из них, кроме разве что топающего впереди уральского мужика с незатейливой русской фамилией Степанов, чувствовал себя живым мертвецом. Саныч периодически даже щипал себя, проверяя, жив ли сам, есть ли у него тело или это какой то глюк, какое то наваждение. Иногда доносятся какие то шорохи, порой чудится странное гудение. При этих звуках замирает, леденеет душа, становится как то не по себе. Могло даже показаться, что они угодили в какой то гигантский улей, поделенный на соты, - странный вибрирующий звук становится все слышнее, все ощутимее.
  Шедший впереди "проводник" вдруг остановился. Вслед за ним, уткнувшись в спины друг дружке, встали и остальные трое зэков. Дышат тяжело, надсадно; слышно, как у кого то звонко лязгают зубы.
  - Че встали, Монах? - спросил старший. - Пришли, что ли?
  - Кажись, мы у нужного поворота, - прозвучал приглушенный голос "проводника". - Надо бы подсветить, братцы!..
  Саныч достал из кармана мокрой, обвисшей на нем куртки реквизированный у одного из охранников фонарик. Нажал на кнопку... эффект нулевой! Встряхнул, после чего повторил попытку. И вновь претерпел неудачу - то ли батарейки отсырели, то ли контакт отошел...
  - Йокарный бабай!..
  - Че случилось, Саныч? - подал в темноте голос Малой.
  - У кого второй фонарь? - хрипло спросил старший. - Дюбель, ты вроде бы забирал у Ворошиловского стрелка его фонарь? Так?
  - Я его в с сидор п положил!
  - Так достань!
  - С счас... Монах, у тебя рюкзак?
  - У меня... У кого же еще.
  - Темно, черт возьми... - просипел Дюбель. - Ну и дубак!.. Счас... Ага, нашел!..
  Спустя несколько секунд послышался общий вздох облегчения. Ярко желтый луч - он казался именно ярким после кромешной темноты - высветил подземную галерею, по которой они так долго брели в потемках, полагаясь лишь на своего проводника.
  Штольня - или галерея - имеет прямоугольное сечение. Высота ее в этой части достигает двух с половиной метров, ширина около полутора. Что касается ее протяженности, то об этом можно лишь гадать - шероховатые, с поблескивающими в свете фонаря крупинками кварцитов и еще каких то минералов стены тянутся вслед за разрезавшей темноту световой дорожкой, теряясь где то в этой же темноте.
  И еще одна любопытная деталь им открылась. В самом верху этого длинного рукотворного коридора, по правую руку, закрепленный полукруглыми скобами, вбитыми в скальное основание через ровные промежутки, проложен толстый - толщиной в руку взрослого мужчины - кабель, забранный в освинцовую оплетку. И он, этот кабель, тянется в обе стороны штольни: в ту, откуда они пришли, и в другую, куда их все это время вел "проводник".
  - Че это за провод, Монах? - спросил Малой, задрав голову вслед за остальными, когда Дюбель осветил "потолок" штольни. - Хрена себе... я такого еще не видел.
  - Не знаю, братцы. Я ведь по другой части... горный мастер, а не электрик.
  Гренадерского роста зэк встал на цыпочки; вытянув руку вверх, потрогал пальцами поверхность "провода"... Затем, тяжело подпрыгнув, зацепившись кончиками пальцев, попробовал повиснуть на нем - надеялся таким образом вырвать ближайшую крепящую скобу. Но озябшие пальцы совсем не держали, соскользнули.
  - Ты че, Малой, головой стукнулся? - хрипло произнес старший. - Че за прыжки?! Сдался он тебе, этот "провод"!
  - Я малолеткой... еще до призыва, с пацанами в военгородке, где до этого стояла часть ПВО, весь кабель ободрал... Мы "цветмет" таскали к цыганам, они держали площадку.
  - И что?
  - А то, что такого кабеля я еще не видел. Хотя там разного кабеля и проводов было до фига и больше.
  Степанов, поправив лямки отяжелевшего, давящего все это время на хребет сидора, негромко, словно адресуясь самому себе, сказал:
  - Я так думаю, братцы... следующий поворот - наш.
  Они свернули в поперечную штольню.
  Этот ход внешне ничем не отличался от того, по которому они брели довольно долгое время. Дюбель по команде старшего или по просьбе Монаха иногда включал фонарь. В эти короткие мгновения луч высвечивал шероховатые стены подземного коридора, пол с засохшей корочкой грязи и потолок, под которым по правую руку к стене прикреплен скобами точно такой же кабель, как тот, что они видели в другой штольне.
  Они прошли по этой галерее шагов примерно двести, когда Монах вдруг остановился.
  - Кажись, братцы, пришли, - сказал он; и спустя короткое время эхо принесло обратно обрывки его слов. - Да, мы на месте, - сказал он уже более уверенно.
  - Дюбель, вруби фазу! - скомандовал старший.
  Когда тот включил фонарь и свет прорезал царившую здесь долгое время, возможно, годы или даже десятилетия тьму, послышался общий вздох.
  - Похоже на станцию метро, - сипло сказал Дюбель. - А я, теперь могу признаться, думал, что Монах пургу гонит.
  - Йокарный бабай! - пробормотал старший. - Освети хорошенько!..
  Дюбель направил луч фонаря на дальнюю от них стену. Пятно света скользнуло влево и уперлось в другую стену - уже не из скальной породы, а выложенную из бетонных блоков вроде тех, какие они видели на входе в тоннель. Затем желтый луч лег на каменный перрон - он здесь устроен на одну сторону. Потом принялся шарить поверху. Потолок здесь неровный, как это было в штольнях, но немного округлый вверху. Высота свода около четырех метров. Определенно, это подземное помещение, в которое их вывел Монах, здорово смахивает на станцию метрополитена - правда, без отделки и ленты эскалатора. Размеры его примерно таковы: длина шагов в шестьдесят или семьдесят, ширина раз в пять меньше. В нескольких местах этой подземной каморы имеются довольно толстые подпорные колонны; их наличие делает вырубленную в скальной породе камору еще более похожей на станцию какой нибудь ветки метро.
  Саныч подошел к краю перрона, вырубленного, как и колонны, в материнской скальной породе и накрытого сверху бетонными армированными плитами. Дюбель тут же направил в нужное место луч фонаря. Пятно света легло на уложенные на бетонные шпалы рельсы. Скользнуло в одну сторону - там отбойник в виде бетонной плиты, маркер машиниста. За ним вертикальная стена - скала. Дюбель посветил в другую сторону; луч света, как это было минуту назад, уперся в другую стену, выложенную из бетонных блоков. По всему видно, что этой веткой "метро" не пользовались уже много лет.
  Саныч с угрюмым видом покачал головой. Благодаря человеку, который когда то работал здесь и который кое что отложил из увиденного в памяти, они смогли спастись. Они смогли укрыться в самой толще этой горы, которую местные называют Медной.
  А вот как отсюда выбраться, не очень понятно. Совсем не понятно, если не врать самому себе. Надежда у них теперь только на Монаха, да еще не факт.
  Они прошли в дальний конец "перрона". Здесь обнаружился какой то проход; он был заколочен досками, выкрашенными под цвет скальной породы.
  И если бы не глазастый - и дотошный - Дюбель, зэки могли бы эту перегородку и не обнаружить...
  - Че это за фальшак? - сипло спросил Саныч. - Зачем перегородили?
  - Что там может быть? - Малой пнул дощатую загородку. - Ты в курсе, Монах?
  - Не знаю, братцы... - тихо произнес Степанов. - Я про этот вот ход ничего не слышал.
  Здоровяк Малой отошел на пару тройку шагов назад. Затем, с разгона, боком, плечом попытался высадить загородку. Послышался треск. Малой повторил попытку. Теперь уже треск был громче... С третьей попытки здоровяк вышиб разом две продольные доски!.. Выбил ногой третью, затем оторвал - уже руками - еще одну, освобождая проход.
  - Дюбель, ну ка посвети! - скомандовал он.
  Зэк, которому доверили источник света, подошел вплотную к открывшемуся лазу. В черный провал легла маслянистая полоса света. Желтый круг высветил находящийся в нескольких метрах какой то предмет - бугорок на каменном полу штольни. И еще один - чуть дальше.
  Дюбель первым шагнул в эту боковую штольню. Фонарь в его руке в какой то момент дрогнул. По правде говоря, он едва его не выронил.
  В свете фонаря теперь отчетливо были видны два трупа. И, судя по всему, этих людей лишили жизни много лет тому назад.
  
  Глава 10
  
  
  Екатеринбург
  
  Мужчина лет сорока, одетый по погоде в плащевую куртку и кепку, припарковал свой бэушный "Опель Кадетт" во внутреннем дворе девятиэтажного жилого дома. Заглушив двигатель, он еще примерно минуту сидел в машине: присматривался, не завернет ли кто вслед за ним в этот двор и нет ли поблизости кого то или чего то подозрительного.
  Серый панельный дом, у дальнего подъезда которого он припарковался, построен еще в советскую эпоху. Находится он на улице Татищева, вытянувшейся вдоль южного берега Верх Исетского пруда. Район ВИЗ - поселок Верх Исетского завода - во все времена считался районом непрестижным, "пролетарским". Ближайшая станция метро почти в пяти километрах. И хотя в последние годы здесь возвели несколько новых микрорайонов, выделяющихся на фоне серых "панелей" и сохранившихся в немалом количестве пятиэтажных "хрущоб" нарядными многоцветными фасадами, ВИЗ, как и прежде, считается одним из захолустных районов Екатеринбурга.
  Владелец "Опеля" посмотрел на наручные часы. Без пяти два пополудни.
  Ничего подозрительного он не заметил; никто за ним в этот двор не свернул, у подъезда ни одной живой души. Будний день: взрослые на работе, дети в школе. Но все равно надо быть внимательным - об этом его просил один давний знакомый, земляк, чьи поручения он исполняет время от времени. О необходимости быть предельно осторожным настоятельно просили и те двое, кого он вчера днем встретил на железнодорожном вокзале, а затем привез сюда, в этот дом, в арендованную квартиру.
  Лифт с изрисованными граффити стенками, скрипя от старости, натужно покряхтывая, вознес визитера на седьмой этаж. Выйдя из кабинки, мужчина подошел к крайней справа двери. Убедившись, что никто не поднимается по лестнице и что никто вслед за ним не вызывает кабину лифта, нажал на кнопку дверного звонка.
  - Кто? - спросил из за "сейфовой" двери мужской голос (хотя в глазок наверняка было видно, кто стоит у двери).
  - Свои, - отозвался визитер. - Это я, Иван... видчыняйте!
  - Ты один?
  - Та один...
  Послышался звук отпираемого замка. На пороге - в проеме - мужчина лет тридцати; выше среднего роста, в спортивном костюме, крепко сбитый, с широкими скулами, развитыми надбровными дугами и настороженным взглядом исподлобья. Он молча пропустил визитера внутрь. Выйдя на лестничную площадку, несколько секунд прислушивался к звукам. Затем вернулся в съемную квартиру и закрыл дверь на замок.
  Визитер поздоровался за руку со вторым мужчиной. Тому на вид лет тридцать пять - сухощавый, жилистый, костистое лицо туго обтянуто кожей. На правой скуле, если присмотреться, проступает коричневатое пятно - то ли дефект кожи, то ли след от ожога.
  - Здорово, Игор! Ну, то як ви тут, хлопцi? Я привiз...
  - Ша, Иван! - оборвал его "пятнистый". - Не забывай, о чем мы договаривались!..
  - Ээ э....
  - Говори по русски, - полушепотом сказал тот, кто впустил визитера в съемную квартиру. - Сказано же было!..
  - А... да... Васыль... выбычаюсь... То есть извиняюсь.
  Иван повесил куртку на крючок в прихожей, рядом с верхней одеждой приехавших в город земляков. Положил на полку кепку; глянув в зеркало, пригладил ладонью редеющие на затылке волосы. На поясе у него закреплена довольно объемистая барсетка. Похлопав по ней, визитер приглушенным голосом сказал:
  - Игор, вам пакет передали...
  - Игорь, - поправил его Пятнистый. - Дружище, будь внимателен, ладно?
  - Хорошо хорошо... - торопливо произнес визитер. - Как скажете, уважаемые Игорь и Василий.
  Они втроем прошли в гостиную двухкомнатной квартиры. Жилье это из разряда "квартира посуточно"; для нынешних гостей его снял Иван. Обстановка довольно скромная, это даже не трехзвездочная гостиница. Но спальные места имеются, есть постельное белье и посуда, имеется даже душевая кабинка. Квартира снята с соблюдением ряда предосторожностей - так распорядился человек, позвонивший двое суток назад Ивану.
  Визитер расстегнул барсетку. Достав из нее плотный конверт из коричневатой крафтовой бумаги, протянул пятнистому.
  - Вот, - сказал он. - Сказано, чтобы я передал вам лично.
  Игорь взял у него пакет. Но лишь для того, чтобы передать своему более молодому товарищу.
  - Василий, глянь ка, все ли в порядке.
  Тот взял конверт. Но вскрывать сразу не встал, а остался стоять с этим конвертом, явно еще чего то дожидаясь.
  - Иван, мобила у тебя с собой? - поинтересовался пятнистый.
  - Да, с собой... В куртке оставил. А шо?
  - Принеси.
  Когда местный товарищ принес свой сотовый, пятнистый протянул руку:
  - Дай ка его сюда.
  - Зачем? - удивленно спросил местный.
  - Так надо.
  - А... - Иван передал ему свой смартфон. - Ну, раз надо... А как я буду без мобилы? - спохватился он. - Мне ж телефон для дел нужен.
  - Не насовсем, - сказал Игорь. - Так необходимо.
  Он передал "Нокию" товарищу, который тут же отправился с пакетом и чужим сотовым на кухню, оставив их наедине.
  Пятнистый жестом пригласил местного товарища присесть. Когда тот опустился на стул, уселся на диван - напротив.
  - Иван, ты деньги все отдал тому человеку, который передал пакет? - спросил он тихим и каким то вкрадчивым голосом. - Конверт с баблом не вскрывал?
  - Та ты шо, Игорь?! - На округлом, с наметившимся двойным подбородком лице визитера появилось обиженное выражение. - Я его даже не открывал!.. Вот как ты вчера дал, я ему сразу и отвез. А сегодня, в час дня, как договаривались, забрал от него "посылку" вам и поехал сразу сюда!
  - Ладно, не обижайся. - пятнистый усмехнулся краешком губ. - Лучше расскажи, что видел интересного сегодня и что люди говорят... Ты на автовокзал ездил?
  - Да, сгонял утром на "Южный", - Иван достал из кармана платок и промокнул влажный лоб. - Сначала к себе в автомастерские съездил, а в начале девятого уже был на автовокзале.
  - Нас интересует то, как ходит сейчас транспорт до райцентра Полевской. То есть курсируют ли автобусы и маршрутки до этого населенного пункта.
  - Счас скажу... - мужчина убрал платок в карман брюк. - Значит, так... Маршрутки все отменены. Имеется в виду те, что ходят до Полевского.
  - Вот как? А почему? Что говорят? Ты спрашивал?
  - Я с одним водилой перебросился на эту тему. Говорит, шо маршрутки с вчерашнего вечера туда не ходят. Только автобусы... Но...
  - Но что?
  - В кассах продают билеты по предъявлению паспорта с пропиской.
  - То есть тем, кто живет в Полевском?
  - И в районе... Ну, а другим, у кого нет прописки, билеты не продают.
  - Продолжай.
  - Водители этих автобусов тоже вроде как предупреждены, чтобы не подсаживали пассажиров.
  - Так так...
  - Скажу больше, Игорь... Там, на "Южном" автовокзале, сейчас много ментов.
  - Они в форме?
  - Ну да... Те, кого я видел, были в форме.
  - А кто они такие? Местная полиция? Или внутренние войска?
  - Дэпээсники, дорожная полиция. Некоторые в бронежилетах и с автоматами. Это те, кого я сам видел, кто дежурит на тех платформах, куда прибывают автобусы.
  - Хм... Что еще видел на автостанции?
  - Менты там очень строго проверяют документы.
  - Что, у всех подряд?
  - У меня тоже проверили, Игорь. Знаешь, подходили раза три, пока я там бродил! Один патруль даже расспрашивал: "Вы едете куда то или ждете кого то?.." Я сказал, что знакомый должен подъехать, но назвал другой райцентр, не Полевской...
  - Проявил сметку и хитрость. Молодец!
  - Ну, я решил, что не стоит там долго отираться, и вскоре уехал.
  - В автобусы люди в форме тоже заходят?
  - Да, перед самым отправлением. Видел своими глазами. И заходят именно в те рейсовые автобусы, которые идут в... Ну, в том самом направлении, что вас интересует.
  - У таксистов спрашивал?
  - Подошел к одному. Спросил, отвезет ли в Полевской. И если да, то за сколько...
  - И что?
  - Сказал, что таксомоторы, как и маршрутки, с вчерашнего вечера туда. Я спросил. "А за двойную таксу отвезешь"? Он сказал. "Нет, не повезу, потому что могут права отобрать..." Да и посты там на трассе выставлены, так просто не проехать.
  - Ну а электричкой можно добраться? Ты узнавал?
  - Та же самая история, Игорь. Туда ходят две электрички, утром и после рабочего дня. Я с автостанции поехал на "Пассажирский", оттуда они курсируют. Успел приехать минут за десять до отбытия поезда на Верхний Уфалей, он идет через Полевской. Ну и вот... Вход на перрон перекрыт полицией.
  - И там, значит, поставили перекрытие?
  - Да, Игорь. Тоже проверяют документы. И я так понял, что тех, кто едет в Полевской, их всех направляли в прицепные - конечные - вагоны. Ну, чтобы не смешивались с остальными пассажирами.
  Пятнистый задумчиво потеребил подбородок.
  - А что в народе говорят? Почему перекрыли Полевской район? С чем это связано?
  - Да всякое разное говорят...
  Иван, поерзав на стуле, уселся поудобнее; после чего продолжил:
  - Говорят, что зэки из колонии "Пятьдесят пятой "бис"" взбунтовались. Вроде как там заключенные разоружили охрану... Есть жерты... Ходят слухи, что много убитых.
  - Массовый побег?
  - Да, типа того. Часть зэков пригнали из зоны в местный поселок, там для них временный лагерь с колючкой сделали. Других все еще ловят. Места там глухие - горы, пещеры, тайга. Есть где спрятаться, короче.
  - А что власти? По "ящику" что говорят?
  - В наших местных новостях по "кабелю" ничего об этом не сообщали, Игорь. По радио... Да, выступал какой то чин... Не знаю, мент или из МЧС...
  - Сам слышал?
  - Жена рассказывала, она от кого то из подруг узнала. Сказал, что идут какие то учения в области. И что, мол, граждан просят относиться к "перекрытиям" с пониманием и проявлять выдержку.
  - Вот, значит, в таком духе информируют, - задумчиво произнес Пятнистый. - Интересно.
  - А! - Иван щелкнул пальцами. - Да, вот еще что вспомнил. У меня парень подрабатывает в мастерских!..
  - Ну, и?
  - Он утром рассказал, что на интернетных форумах... ну, наших, местных, ходит такая сплетня, что где то возле Полевского высадились инопланетяне... И именно поэтому туда, к Медвежьей гряде, значит, никого не пропускают.
  - Инопланетяне, значит?..
  Губы "пятнистого" сложились в скептическую усмешку.
  - Наверняка сами власти такой слух и распускают... - вполголоса сказал он. - Еще вопрос, Иван. - Пятнистый внимательно посмотрел на визитера. - А что за авария случилась в аэропорту? Что ты об этом слышал?
  - В Кольцово?
  - Да.
  - Слышал только то, что передавали по "Авторадио"...
  - Выкладывай.
  - В новостях сказали, что какой то самолет... прослушал откуда... а может, этого не сказали... что он совершил вынужденную посадку в аэропорту. Это было утром, как я понял. По радио сказали, что есть пострадавшие... Но вроде бы никто не убился.
  Они проговорили еще минут пять примерно, когда к ним присоединился третий.
  - Все нормально, Игорь, - сказал он. - Именно то, о чем просили.
  - Так шо, хлопцы, я могу ехать? - спросил визитер. - А то у меня ж еще дела есть. В мастерские мне надо съездить - заказов нынче много.
  - Еще минутку у тебя отниму, - сказал Пятнистый. - Иван, ты кому нибудь о нас рассказывал?
  - Та вы шо?! - визитер округлил глаза. - Та я с самого утра ни с кем даже по мобиле не разговаривал! Вот только с тем человеком, который для вас пакет передал.
  - А на сотовый жене кто звонил? - почти ласково спросил "Василий". - В половине второго дня?
  - А?! - Иван с усилием потер лысеющий лоб. - Ну да... Забыл... Я ей позвонил, шоб сказать, что приеду сегодня домой попозже.
  - И о нас ты, Иван, даже своей жене ничего не рассказывал? Так?
  Натурализовавшийся в Екатеринбурге "западенец" истово перекрестился.
  - Та ни слова! - свистящим шепотом сказал он. - Вы шо? Разве ж я не понимаю?! Клянусь, хлопцы, никому о вас не рассказывал...
  - Вот и хорошо, - сказал Пятнистый. - Василий, наш товарищ свою задачу выполнил, не так ли?
  - Да, Игорь, он свое дело сделал.
  - Вот что значит - "земляк"! - Пятнистый слегка хлопнул сидящего на стуле "земляка" по коленке. - Хороший ты человек, Иван! Из наших... Ты ведь не предашь нас?
  - Как можно, хлопцы?
  - Надо заплатить "земляку", - сказал Пятнистый, глядя на напарника. - Вася, друг, расплатись...
  "Василий" полез в задний карман брюк. Иван тоже сунул руку в карман - за носовым платком. Он облегченно вздохнул. И это был последний вдох полной грудью, который он сделал в своей жизни: "Вася" набросил ему на шею удавку; Пятнистый помог свалить жертву на пол - через полминуты все было кончено.
  У них ушло всего несколько минут на то, чтобы прибраться и собраться. Поверхности в съемной квартире эти двое тщательно протерли еще до того, как здесь появился визитер с переданным для них пакетом. Вещи тоже были собраны заранее.
  Пятнистый поочередно осмотрел оба российских гражданских паспорта - в крафтовом пакете были два комплекта документов. Один паспорт с узнаваемой, его собственной, фотографией. Сергиенко Игорь Валентинович. Год рождения... тот же, но день и месяц другие. Место рождения - город Шахты, Ростовская область. Второй паспорт - для Васыля - на имя Шевчука Василия Петровича. Документы не выглядят "новоделами", и это правильно. Прописаны оба в том же населенном пункте - городе Шахты Ростовской области. В пакете обнаружились также два служебных удостоверения сотрудников МЧС по Свердловской области - на их новые фамилии, с вклеенными фотографиями.
  Пятнистый вытащил из обложки старый паспорт: он тоже поддельный, но уже прошел проверку. Передал его своему напарнику.
  - Страницы с фотками вырежь и уничтожь. Старые паспорта выбросим по дороге в канализацию.
  Пока напарник занимался утилизацией старых документов, Пятнистый тоже не оставался без дела. Взяв смартфон "земляка", стал просматривать сохраненные входящие сообщения. Их оказалось с полдюжины, и все они были от жены владельца этого гаджета.
  Сохранились и две исходящие эсэмэски, датированные вчерашним днем.
  Пятнистый набрал текст сообщения:
  - ЛЮСЯ УЕЗЖАЮ НА ТРИ ДНЯ ТАГИЛ! ЕСЛИ НЕ БУДУ ЗВОНИТЬ НЕ ВОЛНУЙСЯ. СРОЧНЫЕ ДЕЛА. ИВАН
  Отправил эсэмэску на номер жены "земляка". И лишь после этого открыл заднюю крышку чужого смартфона и стал извлекать элемент питания - следует быть внимательным даже в мелочах. Покончив с этим нехитрым занятием, Пятнистый достал из сумки собственный смартфон. Ответили быстро - определенно, звонка этого ждали.
  - Здорово, брат! - послышалось из трубки.
  - Привет, Андрей! - сказал Пятнистый. - Получили бандероль с бумагами.
  - Все в порядке, надеюсь? С этими бумагами?
  - Внешне бумаги выглядят нормально. А остальное покажет первая же экспертиза...
  - Уверен, все будет в порядке... С курьером "расплатились"?
  - Да, конечно.
  - Что нового, Игорь? Можешь говорить открыто - канал кодируется.
  Пятнистый доложил о ситуации куратору. Пересказал и то, что им стало известно от "курьера".
  - Добро, я понял, - сказал тот. - Действуйте, как мы и договаривались, Игорь. Следующий пункт - аэропорт.
  Вскоре эти двое покинули съемную квартиру, оставив в ней труп человека, в чьих услугах они более не нуждались. Своего земляка, которого им было приказано ликвидировать, чтобы убрать лишнее - опасное для предстоящего дела - звено.
  
  Глава 11
  
  
  Окрестности аэропорта Кольцово Между небом и землей
  
  Командир воздушного судна, совершающего рейс Самара - Сургут с промежуточной посадкой в аэропорту Екатеринбурга, на короткое время - так ему показалось - потерял сознание. Когда он очнулся, то первым делом посмотрел на приборную панель. Взгляд почему то не фокусировался; болело горло, голова как будто охвачена огнем. Едва ли КВС понял и воспринял увиденное, потому что в следующую секунду у него вновь потемнело в глазах. Командир воздушного судна - двухмоторного "ATR 72" - на короткое время, как ему вновь почудилось, потерял сознание. Когда он очнулся, то попытался понять, что происходит. В 140 километрах от аэропорта Кольцово он приступил к снижению с эшелона с правым доворотом к четвертому развороту курса посадки 82?, отключив при этом продольный канал автопилота и пилотируя ручкой автопилота по боковому каналу.
  Метеосводку по Кольцово он почему то вспоминал отрывочно, но точно помнил, что видимость составляет не менее шести тысяч метров. Еще он помнил, что в 75 километрах от аэропорта он связался с диспетчером подхода, который дал разрешение снижаться до высоты 1700 метров к четвертому развороту. Чтобы выйти к данному развороту на указанной высоте, самолет должен был снижаться с вертикальной скоростью 15 м/с, однако... Однако что то пошло не так.
  КВС принялся вызывать диспетчера подхода. Но он почему то не слышал собственного голоса. В наушниках звучит странный помеховый фон; временами он походит на змеиное шипение, а порой напоминает низкий, утробный замогильный голос.
  Когда первый пилот "сургутского" борта очнулся - трудно сказать, в какой уже по счету раз, - он повернул голову вправо. Кресло второго пилота оказалось пустым.
  "Где это его носит?.. - Это была первая пришедшая в голову мысль. - Как сажать самолет без второго пилота?" - Это то, что пришло следом.
  КВС посмотрел на свою правую руку; она мелко дрожит и вся испачкана кровью. Глаза превратились в тоненькие щелки - только сейчас он понял истинное значение выражения "налитые свинцом веки".
  Затылок ломит от тупой боли. Он попытался сконцентрировать внимание на приборной панели. Как то странно она выглядит, он решительно ничего не мог понять...
  На экране радара застыло изображение - похоже на засветку от мощной грозы. Но ведь в метеосводке ничего не говорилось о грозовом фронте на подходе к Екатеринбургу? Так откуда он взялся, этот грозовой фронт? Пилот с усилием повернул голову влево. Увиденное изумило его... Самолет, которым он управлял - или думает, что управляет, - завис в одной точке, метрах в пятидесяти от земли.
  
  В следующий раз КВС очнулся уже не в кабине, а в салоне. Каждое движение стоило ему нечеловеческих усилий. В салоне царит хаос... Многие пассажиры в крови. Кого то выворачивает наружу, кто то плачет, кто то сидит в кресле, обхватив голову руками. В иллюминаторах правого борта видна застывшая картинка, которую он уже видел, - "сургутский" борт завис метрах в пятидесяти от земли, на подлете к посадочной полосе номер 26 аэропорта Кольцово. В иллюминаторе левого борта виден застывший клуб черного, с оранжевыми прожилками дыма. Именно - застывший, так, словно не существовало ни встречного воздушного потока, ни новых выбросов огня. КВС, наконец, осознал, что у них большие проблемы: при посадке загорелся левый двигатель, в салоне творится кромешный ад, а тут еще куда то подевался второй пилот.
  Кто то задел первого пилота локтем. КВС медленно обернулся. И увидел в проходе... самого себя. Он изумленно уставился на двойника, на свое точное подобие. КВС "сургутского" борта ? 2 тоже изумленно уставился на двойника, каковой был и его точным подобием.
  "Наверное, я сошел с ума, - подумал первый пилот. - Или умер".
  Командир воздушного судна увидел, как по салону прошла какая то странная волна - от носа к корме. Воздух стал очень сухим, тело покалывали одновременно миллионы крохотных иголочек.
  Очнулся он в кабине, в своем командирском кресле. И в этот момент все вокруг пришло в движение. И тут он понял, осознал каким то шестым чувством, что, хотя судно имеет повреждения, да и сам он не совсем в порядке, он все же управляет им. И уж он то постарается его посадить, он сделает все возможное, чтобы спасти жизни себе, команде и пассажирам.
  Стремительно приближалась посадочная полоса; самолет "ATR 72" совершил аварийную посадку в аэропорту Кольцово.
  
  Глава 12
  
  
  ЮФО. Екатеринбург Аэропорт Кольцово
  
  В шестом часу вечера со стороны улицы Бахчиванджи к комплексу аэропорта проследовала небольшая колонна автотранспорта. Водитель головной машины - выделенной для сопровождения - на подъезде к одноименной площади отключил "крякалку", но оставил включенными "проблески". "Гаишные" транспорты - второй ехал замыкающим - остались на площади перед вокзалом. Четыре микроавтобуса с затененными стеклами, а также автобус "Neoplan" покатили дальше, к VIP терминалу. Небольшая колонна миновала также и это вытянутое здание с колоннами и шпильчатой башней, выстроенное в стиле неоклассицизма с элементами модерна. Завернули за угол; проехав под поднятым шлагбаумом, машины выкатили непосредственно на стоянку самолетов. В этой части комплекса - с тыльной стороны здания VIP терминала - стоянка была совершенно пустынной (хотя в обычные дни здесь "паркуется" до двух десятков бортов, относящихся к классу деловой авиации). Зато стоянки перед терминалами "А" и "Б" заполнены до отказа: воздушные аппараты различных авиакомпаний, преимущественно российских, стоят буквально крыло к крылу.
  Появление небольшой колонны в этой части аэропорта было четко синхронизировано с другим событием. А именно: с посадкой в аэропорту Кольцово военно транспортного самолета "ИЛ 76МФ"...
  На выходе из VIP терминала аэропорта Кольцово стоят трое мужчин. Они располагаются близко друг к другу, как бы составляя одну группу. Но в то же время каждый из них сам по себе. За те несколько минут, что миновали с момента, когда они вышли через сдвижные двери, эти трое не перебросились и единым словом.
  Один из них, лет сорока, одет в форму сотрудника МЧС. Он в немалых чинах: на погонах с просветами три звезды - полковник внутренней службы. Второй, примерно его сверстник или даже чуть старше, в штатском. На нем серая плащевая куртка и такой же неброский костюм. О его звании и служебной принадлежности можно лишь гадать. Но само его присутствие в этой части аэропорта - куда негласно, но жестко перекрыт проход не только пассажирам, но и экипажам воздушных судов и даже большинству служащих самого аэропорта - говорит о том, что у этого товарища есть соответствующие полномочия. Третий - старший менеджер местной сервисной компании - одет в куртку с эмблемой "УралАвиа". Ему приказано обеспечить сервисное обслуживание воздушного судна, которое должно в ближайшие минуты приземлиться здесь, в аэропорту Кольцово.
  Эти трое вышли из здания VIP терминала как раз в тот самый момент, когда исчерченного следами торможений бетонного полотна запасной - левой - полосы коснулись колеса носового шасси "ильюшина".
  Едва "ИЛ 76МФ", вылетевший двумя часами из Чкаловска, "припарковался", к нему, чуть ускорившись, от угла здания терминала покатил движущийся первым в колонне микроавтобус.
  Опустилась рампа; по рифленому металлу рампы на полосу стали споро сбегать крепкие парни. Экипированы они с иголочки, почти все в краповых беретах. На левом нарукавном шевроне изображен сжатый в кулаке автомат; по кругу надпись: "ЦЕНТР СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ "ВИТЯЗЬ". На правом рукаве шеврон с "боевой единицей"; нашивки указывают на принадлежность бойцов к ЦСН ВВУ . У каждого при себе зачехленный ствол. Все без исключения с тяжелыми объемистыми сумками, у некоторых их даже по две.
  В течение короткого времени в поочередно подъезжавшие к приземлившемуся только что транспортнику микроавтобусы была посажена большая часть бойцов базирующегося в подмосковном Балашихинском ЦОСе элитного отряда спецназа ВВ. Последними по рампе на полосу скатились два пятнистых спецавтомобиля марки "Тигр" - штабная машина и внедорожник с модулем огневой поддержки.
  Только успел следовавший замыкающим в колонне "Тигр" скрыться за углом здания терминала, как послышался рев турбореактивных двигателей: на посадку заходил еще один транспортник. Этот борт так же приземлился на "левую" запасную полосу.
  Сотрудник аэропорта сокрушенно покачал головой. Даже он, имея в силу занимаемой должности исчерпывающую служебную информацию по своей части, не мог до конца понять, с чем связан установленный распоряжением из Москвы "особый порядок работы аэропорта Екатеринбург - Кольцово.
  Основная - правая ? 26 - полоса, начиная с девяти утра, собственно, с момента летного происшествия, не используется для посадки и взлета. Аварийный борт - едва не потерпевший крушение самолет "ATR 72" - выполнявший рейс по маршруту Самара - Сургут с промежуточной посадкой в Кольцово, в данную минуту находится в том самом месте, где экипажу удалось его остановить. Или, что больше соответствует действительности, где остановился сам самолет - поскольку на выкате он был уже неуправляем.
  По рассказам знакомых диспетчеров, лайнер заходил на аварийную посадку с одним лишь работающим двигателем. Причем на автопилоте с вертикальной навигацией, поскольку "руками" у пилотов с аппаратом почему то не получалось управляться. Уже над полосой двухвинтовую машину фактически сорвало; посадка внешне здорово походила на падение. Но как то пронесло; самолет еще некоторое время мотало из стороны в сторону; затем он выкатился за пределы "правой" полосы, после чего, наконец, остановился.
  Мужчина, облаченный в служебную куртку, некоторое время смотрел в ту сторону, где стоит винтокрылая машина. До нее отсюда километра полтора. Неподалеку от "ATR 72" на полосе стоят несколько служебных машин, включая пожарную. Непосредственно у самого самолета снуют какие то люди... Спустя часа три после аварии, около полудня, аварийный борт накрыли маскировочной тканью. А вот теперь, сколько он мог судить, этот чехол, смахивающий на маскировочную сетку, снимают, укладывая его, уминая прямо на поле.
  Сотрудник аэропорта с задумчивым видом покивал. Все службы Кольцово нынче утром, во время ЧП, действовали слаженно. Турбовинтовой самолет, у которого отказал левый двигатель и у которого уже на подлете к Кольцово возникли какие то серьезные проблемы в салоне, сажали по "реверсной" схеме, благо основная полоса в то время была свободной. Посадка получилась грубой, с "козлением" и с последующим выкатом за пределы ВПП. Пожарные расчеты, получив заблаговременно команду с "вышки", мигом вынеслись к совершившему аварийную посадку борту. После полной остановки судна шестилопастной пропеллер правого двигателя еще некоторое время продолжал вращаться. Из левого двигателя валил дым; сквозь жирные черные клубы пробивались наружу языки открытого пламени.
  Действуя точно и слаженно, пожарные успели затушить загоревшийся уже при заходе на аварийную посадку левый двигатель. К выкатившемуся за пределы полосы самолету примчалась также дежурная карета "Скорой". И вот тут, как рассказал один из знакомых спасателей, начались странности. Спасатели и медики ожидали, что экипаж сам откроет заднюю дверь (передняя для багажного отделения) и выбросит аварийный надувной трап. После чего будет производиться срочная эвакуация пассажиров и членов экипажа. Но ценные - на вес жизни! - мгновения шли чередой, а дверь изнутри не открывали...
  Командир судна, как и второй пилот, не отвечали на вызовы диспетчера (связь с ними оборвалась еще на реверсной глиссаде, при заходе). В иллюминаторах не было видно ни одного человеческого лица, что тоже показалось спасателям странным. Остекление самих иллюминаторов, а также и кабины были необычного вида - стеклопакеты, хотя и не имели никаких следов механических повреждений, сделались непрозрачными, а местами даже поменяли цвет - на мутно белесый. Оба пилота не отвечали на вызовы с "башни" и никак не реагировали на появление спасателей. Бортпроводники, которых на борту должно быть не менее двух, тоже никак себя не проявляли.
  Выждав минуту другую, спасатели сами стали вскрывать "пассажирский" люк...
  Второй "ильюшин" быстро зарулил на внутреннюю стоянку, замерев неподалеку от своего воздушного собрата. На его хвостовом киле теперь уже хорошо видна эмблема - красный крест, заключенный в белый круг. Это "летающий госпиталь" из состава группировки МЧС, известный также под названием "Скальпель". В его салоне оборудованы три медицинских блока, включая операционную. И то обстоятельство, что этот летающий госпиталь - и находящийся на борту обученный к действиям при форс мажоре медицинский персонал командировали в Екатеринбург - тоже о многом говорило посвященным в некоторые детали происходящего людям...
  Сотрудник аэропорта посмотрел на наручные часы. Пятнадцать минут седьмого... Когда он поднял голову, двое стоящих поблизости мужчин уже что то высматривали на небосводе.
  Спустя короткое время на левую полосу приземлился "ЯК 40"... На поле выехал "лидер"; следуя за сервисной автомашиной, пилот покатил на одну из внутренних стоянок.
  
  Мужчины, не сговариваясь, зашагали по бетонной полосе к "припарковавшемуся" всего в полусотне шагов от них воздушному судну. Через опустившуюся рампу на полосу первым сошел рослый крепкий мужчина в дымчатом камуфляже и кепи. Ему за сорок; возможно, даже - если судить по посеребренным вискам - около пятидесяти. У него волевое лицо, подбородок раздвоен ямочкой, глаза скрывают солнцезащитные очки. К левой ушной раковине прикреплено устройство, напоминающее прибор Handsfree, с тонким гибким прутиком микрофона.
  - Здравствуйте, коллеги! - сказал он хорошо поставленным голосом. - Моя фамилия - Иванов.
  Кэп достал из нагрудного кармана пятнистой куртки удостоверение старшего сотрудника "экологического" департамента Совета безопасности Российской Федерации. Развернув, продемонстрировал его сначала эмчеэснику, затем мужчине в штатском.
  - Я руководитель командированной в Екатеринбург экспертной группы... Которую, как я понимаю, вам поручено встретить в аэропорту.
  
  Глава 13
  
  В юго восточном пригороде облцентра Кольцово, на повороте к ведущей к комплексу аэропорта улицы имени летчика Бахчиванджи, ближе к концу рабочего дня образовалась очередь из легковых машин и микроавтобусов. Где то в середине этой вытянувшейся от съезда с Кольцовской трассы до стелы с макетом истребителя "БИ 1" возле ближней к аэропорту парковки змеи, движущейся со скоростью пешехода, катит таксомотор марки "Шкода Октавио". В салоне серебристого авто, на крыше которого установлен плафон с шашечками, а на бортах красуется эмблема местного таксомоторного предприятия, пахнет дешевым табаком и еще каким то приторным ароматизатором. Таксист, парень лет двадцати восьми, одетый в кожаный пиджак, посигналил едущему впереди "вэну" - чтобы водитель не зевал, чтобы не позволял встроиться в образовавшийся разрыв какому то наглецу, который пытается влезть в очередь поближе к ее голове.
  - Ну, это надолго! - сказал он, адресуясь к пассажирам. - Так и знал, что застрянем на подъезде к аэропорту...
  - Не проблема, - подал реплику один из клиентов.
  - Если торопитесь на рейс, то вам будет быстрее пешком дойти. До терминала не больше километра, а в этой пробке можем еще полчаса проторчать.
  - А мы не торопимся, командир, - сказал мужчина, у которого на правой скуле родимое пятно (или след от ожога). - Вылет нашего рейса задерживают, так что все равно придется ждать в аэропорту.
  Таксист бросил взгляд на внутрисалонное зеркало. Этих двух мужиков он подсадил на паркинге у гостиницы "Атлантик". Внешность у них славянская; особо ничем не выделяются, но почему то сразу, как их увидел, подумалось, что они не местные, не из Ёбурга, а приезжие.
  Один, высокий, сухощавый, с пятнистым лицом, одет в замшевую куртку и кепку, повернутую козырьком назад. Другой, помоложе, в короткой кожаной куртке и без головного убора. При себе у них две дорожные сумки. Тот, что в кожанке, открыв дверь со стороны водителя, сказал: "В аэропорт надо. Отвезешь?"
  Ну, почему бы и не отвезти. Тем более что второй клиент выразительно похлопал по карману: мол, хорошо заплатим.
  - А вы у нас... это... проездом, да? - спросил водитель во время очередной вынужденной остановки.
  - Точно, - сказал тот, что в кепке. - Проездом.
  - Я так и понял, что вы не из Ёбурга...
  - Что, так заметно? Вроде бы не негры... И не черножопые.
  Водитель коротко рассмеялся.
  - Да нет, я не то имел в виду... Там, где вы сели, возле гостиницы, остановка маршрутки в аэропорт. Наш не стал бы брать тачку... ну, если сам не на колесах. А откуда вы, уважаемые, если не секрет?
  - Проездом, - повторил мужчина в кепке.
  - А а... По бизнесу, наверное?
  - Да, типа того... предприниматели.
  - А! Ну это хорошо... Мы, таксисты, любим вашего брата... А что, уже улетаете?
  Клиенты на этот раз промолчали: они или не расслышали, или сделали вид, что не услышали вопроса. Таксист потянулся к бардачку. Достал оттуда пачку сигарет; выковыряв одну, сунул в краешек губ.
  - Можете курить, - сказал он, приспуская стекло со своей стороны. - Еще минут двадцать до выставленного гаишниками поста... как минимум.
  - Спасибо, - сказал мужчина в кожанке. - Не курим... А шо случилось, командир?
  - В смысле?
  Водитель, выпустив струю дыма в открытое окошко, обернулся.
  - Вот это... - парень в кепке показал затянутой в перчатку рукой в лобовое стекло. - Полиция кого то ищет?
  - Вы что, из Хохляндии, мужики? - поинтересовался водитель. - Из Украины то есть?
  - Никогда там не был, - сказал пятнистый. - Хотя хохлов, конечно, видел...
  - Ну, теперь они для нас уже иностранцы, - пробормотал водитель. - Кстати, к нам в последнее время форинов до фига приезжает...
  - Иностранцев?
  - Угу. Слышали, у нас в Ёбурге скоро будет этот... саммит! Ну, такая международная сходка.
  - Нет, не слышали. А что за саммит?
  - Да наши тут будут тереть с гомиками европейскими.
  - Ага... И что, готовитесь их принять?
  - В городе уже поставили щиты с флагами России и этих долбаных еврогеев. "Вэлкам", типа, европейцы, в нашем Ёбурге все вам будут рады!..
  - Какое то большое начальство приедет? И из Евросоюза тоже?
  - Ну да... В начале мая будет, и вроде как на два дня приедут... - Водитель щелчком через щель в двери отправил окурок на обочину. - А уже и сейчас к аэропорту не проедешь нормально.
  Прошло еще несколько минут; очередь из авто хотя и не быстро, но все же двигалась. Теперь уже были видны две припаркованные на обочине "гаишные" машины: "Форд" и микроавтобус. Несколько сотрудников ГИБДД и ППС - эти в жилетках и с автоматами - осматривают транспорт, направляющийся в сторону привокзальной площади, носящей имя того же знаменитого летчика, что и эта улица. Некоторые машины проезжают без осмотра - это либо служебный транспорт, либо тачки крутых випов. Легковушки, "микрики" и автобусы, выезжающие с привокзальной площади и с паркингов внутренней зоны, пропускают по крайней полосе без осмотра.
  - А может, и не из за саммита дороги перекрывают, - продолжил разговор словоохотливый таксист. - У нас тут разные слухи ходят.
  - Слухи?
  - Ну да. Утром в аэропорту, сказали, чуть самолет не разбился. Я с водилой говорил, из наших. Он как раз в Кольцово клиента возил.
  Водитель нажал на газ, сократив до минимума дистанцию до кормы следующего впереди "вэна".
  - Говорит, что много машин "Скорой" из города примчалось! Штук двадцать, не меньше! А потом обратно, с включенными сигналками, понеслись!
  - Есть погибшие?
  - Недавно по радио в новостях передавали, что жертв среди пассажиров и экипажа типа нет...
  - А зачем тогда столько "Скорых" приезжало?
  - А хрен его знает. Может, врут чего начальнички...
  Он посигналил вдогон шальному водителю - микроавтобус, вынесшийся по встречке с площади, лишь чудом не задел правую скулу "Шкоды".
  - Но аэропорт, кстати, еще до сегодняшнего утреннего ЧП изрядно колбасило, - добавил таксист. - Что то часто рейсы стали переносить... Там у них весь график сломался. Бардак, короче.
  - И давно это началось?
  - Дня три назад. Может, четыре.
  - А из за чего?
  - А кто ж его знает?! Вроде и погода стоит нормальная, что называется, летная... Но разве только аэропорт? На вокзалах полно мусоров! На выездах из города, особенно на южном, дежурят усиленные наряды дэпээсников. А пару часов назад сам видел, как через город проехала колонна военных "КамАЗов" с солдатами.
  - И с чем это может быть связано?
  - Поговаривают, что зэки в одной из областных колоний перебили охрану и захватили "оружейку"... И что их много бегает сейчас со стволами по лесам, что еще не всех отловили.
  - Да? Вот этого не слышали.
  - И вообще... - Водитель посигналил очередному наглецу, пытавшемуся вклиниться в очередь. - В нашем Ёбурге и в пригородах в последнее время творится какая то ерунда. И это вам любой из местных скажет.
  Инспектор ДПС на выставленном возле первой парковки аэропорта временном посту потребовал от пассажиров "Шкоды" предъявить паспорта и билетные книжки.
  Пятнистый передал через открытую дверь оба паспорта - свой и "Василия", а также билеты. Прошло несколько томительных секунд. К инспектору подошел еще один патрульный - тоже в бронежилете и тоже вооружен АКСУ.
  Пятнистый внутренне напрягся. Сейчас, в эти самые мгновения, проходят проверку переданные им сегодня документы. И если человек, передавший через Ивана пакет с документами, накосячил, то...
  Еще один постовой подошел к их "Шкоде". Обошел машину, остановился где то у кормы.
  Один из полицейских тем временем вел переговоры с кем то по рации. Закончив их, он подошел к таксомотору. Чуть нагнувшись, чтобы видеть расположившихся на заднем сиденье мужчин, громко скомандовал:
  - Вы двое - прошу на выход!
  
  Глава 14
  
  - Чередниченко, заместитель начальника областного главка МЧС, - представился полковник внутренней службы. - Это я с вами говорил по телефону, товарищ...
  - Иванов.
  - Мне приказано вас встретить, товарищи ученые.
  - Прекрасно, полковник. Спасибо за информацию, которую вы сообщили в разговоре по телефону. Сложная обстановка, но будем разбираться.
  - На самом деле, товарищ Иванов, у нас тут все... - Эмчеэсник пожевал губами, подбирая слова. - У нас в Полевском районе обстановка не просто "сложная", а экстремальная.
  Кэп, поправив дужку микрофона, сказал:
  - Если не возражаете, мы продолжим разговор несколько позже.
  
  Мужчина в штатском - а это был сотрудник ФСБ в чине полковника - предъявил старшему группы экологов свое служебное удостоверение. Кэп перекинулся с ним двумя или тремя фразами, после чего подошел к остановившемуся неподалеку сотруднику местной авиакомпании. Менеджер "УралАвиа", хотя и имел нагрудный бейдж с фото, фамилией и названием должности, тоже полез в карман куртки и показал свой документ.
  Пока старший группы обменивался с встречающими рукопожатиями, по рампе на полосу сошли еще четверо - трое мужчин и молодая женщина. Одеты, как и их командир, в качественный камуфляж; наличие в этой группе женщины можно определить лишь на глазок, да и то если хорошенько присмотреться.
  В отличие от Кэпа, сотрудники группы "Бастион" - а это были Технарь, Ветров, Силаев и Светлана Михайловна - вышли из салона: на них телесного цвета шлем маски с прорезями для глаз и рта. На нагрудных карманах, а также на правом предплечье камуфляжной куртки прикреплены самоклеющиеся полоски с номерами. У Технаря - "2", у Ветрова - "3", у Антона - "4", у докторши - "7". Эти номера предполагается использовать вместо имен или фамилий. И эти же числовые порядковые значения при необходимости могут быть использованы как позывные в ходе обмена - "Второй", "Третий" и так далее. Какие либо эмблемы или иные отличительные знаки, указывающие на принадлежность этих людей к той или иной организации, у вновь прибывших отсутствуют.
  На нагрудном кармане и правом предплечье старшего группы "экологов" красуется шеврон с цифрой 1, вписанной в круг.
  - Не хотелось бы терять времени, - старший группы "экологов" обратился к эмчеэснику. - Полковник, двух наших товарищей следует доставить в Полевской район. Как можно скорее. Конкретно - в район колонии "полста пять", туда, где выставлены крайние посты оцепления.
  - В тот район разрешена доставка исключительно наземным транспортом, - заметил эмчеэсник. - Руководством наложен запрет на работу вертолетчиков...
  - Не будем нарушать запретов, - глядя на него, сказал старший группы "экологов". - Что с транспортом?
  - Зарезервированы две машины... как вы и просили в разговоре по телефону.
  Старший по линии МЧС достал из кармана куртки рацию. Он кого то вызвал; из динамика послышался мужской голос. Спустя всего пару минут из за торца здания, примерно так же, как это происходило всего каких то четверть часа назад, выкатили две машины... Впереди следовал брутального вида внедорожник "Волк" в гражданском исполнении - приспособленный для нужд МЧС. За ним - грузовой микроавтобус "Мercedes Sprinter MAX".
  Двое "тяжелых" и поспешившие на помощь водители выделенных для группы "экологов" транспортов перенесли в багажник "Волка" четыре сумки. Еще три таких же черных баула погрузили в фургон. Туда же - под приглядом Шамановой - определили доставленные этим же рейсом разнокалиберные ящики с аппаратурой. Водитель фургона отдал ключи от спецмашины сотруднику, у которого на шевроне цифра 2, а сам перебрался в салон "волка", усевшись в кресло пассажира.
  По знаку старшего группы Ветров и Силаев тоже забрались в салон "волка". Кэп коротко переговорил с присланным в Кольцово местным штабом по ЧС полковником Чередниченко. Они вновь обменялись рукопожатием, после чего эмчеэсник уселся в салон подъехавшей служебной машины.
  Через несколько секунд оба внедорожника развернулись и покатили в сторону ближнего к ним КПП... А вот фургон с погруженным в него имуществом "экологов" остался на "парковке".
  Менеджер "УралАвиа" все это время с немалым интересом наблюдал за вновь прибывшими. В них ощущается хорошая выучка: каждый действует точно, четко, без лишних слов. Один из прибывших, которому ассистировала женщина с маской на лице, выкатил через рампу небольшую тележку - с укладкой соединительного кабеля и компактным преобразователем. Этот мужчина сам нашел щит, сам присоединил через переходник аэродромный преобразователь. Его помощница, переговорив с кем то, кто находится внутри салона, показала большой палец - питание подано.
  Впечатлило также то, как быстро они выгрузили снабжение и аппаратуру. Внутренностей салона, кстати, разглядеть не удалось, хотя рампа все это время оставалась открытой. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что в кормовом отсеке этого с виду обычного "Як 40" оборудована дополнительная перегородка. Вернее сказать, это даже не перегородка, а нечто летучее, струящееся... В качестве "занавеса" используется какая то легкая, тонкая и, похоже, многослойная ткань серебристого цвета. Когда кто нибудь из этой группы проходил в салон извне, через рампу, или, наоборот, выходил из него, пересекая эту зыбкую текучую полосу, то возникало полное ощущение того, что он проходит через непрерывно струящийся водный поток.
  Такого старшему менеджеру местной авиакомпании, обслуживающей воздушные суда различных классов, от "джетов" до "боингов" и "эрбасов", еще не доводилось видеть. Самолеты такого типа - "Як 40" - считаются сильно устаревшими. Большинство из них давно выработало свой ресурс. Те борта, которые еще остаются в эксплуатации, используются на "коротком плече", на внутренних линиях. Их осталось совсем немного - дряхлеющие старички ветераны, которым давно пора на покой...
  А этот вот самолет, кажущийся скромным серым воробушком на фоне стоящих неподалеку массивных транспортников, если к нему присмотреться, отнюдь не походит на старую воздушную клячу.
  Кэп коснулся руки менеджера, выведя его тем самым из состояния задумчивости.
  - У меня к вам просьба, уважаемый. Вернее, даже две просьбы.
  - Слушаю вас.
  - Во первых, нужно заправить наш борт.
  - Я свяжусь с диспетчером и передам срочную заявку на заправщик и горючку.
  - Благодарю за готовность сотрудничать. Но это можно будет сделать чуть позже.
  Кэп жестом подозвал Технаря.
  - Наш бортинженер, - представил он сотрудника местному товарищу. - Его зовут Виктор. Можно обращаться по "номерному знаку" - Второй. - Кэп в этом месте позволил себе легкую усмешку. - Он сообщит вам все остальное... сугубо по вашей части.
  - Понятно.
  - Будете держать с ним постоянный контакт. Кстати, когда заканчивается ваша смена?
  - Меня предупредили, что работать будем сверхурочно.
  - Вам выделили временный офис?
  - Да. В здании терминала "B". Там сейчас находятся двое моих сотрудников из числа технического персонала. Если понадобятся, я могу их вызвать... Электрик, как я понимаю, вам не нужен?
  - Спасибо, приятель, но пока в этом нет необходимости, - сказал Технарь. - Подключились к фазе своими силами.
  - Вторая просьба?
  Кэп, чуть развернувшись, указал рукой на застывший в конце основной полосы двухвинтовой самолет, с которого уже успели снять "маску".
  - Нужно доставить двух наших сотрудников к аварийному борту. У них будет при себе кое какое оборудование. Найдется машина, чтобы отвезти их к поврежденному самолету?
  - Сейчас вызову транспорт. - Менеджер достал из нагрудного кармана "кенвуд". - Но должен предупредить... - Он покосился на мужчину в штатском. - Предвижу некоторые трудности.
  - Какие, например?
  - К этому аппарату... к "ЭйТиАр" то есть, сейчас не пропускают даже наших сотрудников.
  Кэп усмехнулся кончиком губ.
  - Вызывайте машину, дружище. Все остальное вас не должно беспокоить.
  Сотрудник сервисной компании принялся вызывать по рации диспетчера. Старший коснулся локтя своего сотрудника. Они вдвоем отошли чуть в сторону.
  - Виктор, возьмешь с собой Алису, - сказал Кэп, понизив голос. - Паша пусть остается в самолете... Ему есть чем сейчас заняться. Фургон с аппаратурой останется пока здесь, на стоянке.
  - Понял, шеф.
  - Добро, жду от вас доклада.
  Послышались звуки крякалки. От КПП к стоящему неподалеку самолету "Скальпель" покатили два канареечного цвета микроавтобуса с красной окантовкой - реанимобили. Возле рампы их уже ждали медики передвижного госпиталя...
  - "Трехсотых" из госпиталя перемещают, - сказал фээсбэшник, привычно употребив этот не совсем точный для данного случая термин. - Если ничего не изменилось, в столицу отправят этим бортом партию из двенадцати пострадавших. Пятеро из них ребята из спецотряда УФСИН.
  - Из той группы, которую вчера вечером накрыло возле тоннеля?
  - Вы прекрасно осведомлены, товарищ Иванов...
  - К сожалению, это не так. Но, надеюсь, с вашей помощью мы сложим фрагментированную информацию в единый паззл.
  Кэп, Шаманова и сотрудник областного главка ФСБ направились к зданию VIP терминала. Информация о целом ряде странных ЧП, произошедших в последние дни на территории области, то, что им известно на настоящий момент, содержит в себе крайне противоречивые данные. Если бы копии докладов, которые они успели прочесть по дороге в Чкаловский и уже в воздухе, во время перелета, не были составлены в недрах серьезных структур и ведомств, то можно было бы подумать, что товарищи из Екатеринбурга сильно злоупотребляют по части спиртного. Или все поголовно являются почитателями книг фантастического жанра.
  Подключившуюся к решению возникших проблем группу "Бастион" захлестнул шквал информации. Но среди поступающей инфы не было самого главного - четких характеристик феномена, с которым довелось столкнуться. Никто из ответственных - очень опытных, надо сказать, весьма квалифицированных - товарищей из МЧС, МВД, других структур не смог до настоящего времени ясно и внятно сформулировать главное. А именно: что или кто является источником угрозы; какого рода эта угроза и, самое главное, как быстро и какими средствами ее можно нейтрализовать или хотя бы локализовать.
  С чего то надо было начинать. Кэп решил отправить к предполагаемому источнику флуктуаций для начала двух своих сотрудников, Ветрова и Силаева. Остальным "экологам", коль уж они находятся в аэропорту, логично будет ознакомиться с первыми вещдоками, подтверждающими наличие аномальной зоны в одном из районов Свердловской области.
  
  Глава 15
  
  Постовой, обращаясь к обоим вышедшим из таксомотора мужчинам, сорванным голосом сказал:
  - Десятичасовой "московский" рейс, на который у вас имеются билеты, отложен до утра...
  - Как так? А почему?
  - А вот это не ко мне.
  - А к кому? - спросил мужчина с пятном на скуле.
  - Вот что, граждане... возвращайтесь в город! И сами звоните в справочную аэропорта - там вам дадут более точную информацию.
  - А мы в аэропорту подождем, - сказал "Василий".
  - В здание терминала в связи с временным порядком пропуска допускаются пассажиры рейсов с подтвержденной датой вылета. Ваш рейс в этих списках не значится.
  Инспектор жестом показал водителю таксомотора, чтобы тот разворачивался.
  - Минутку! - торопливо произнес Пятнистый. - Вы не так поняли, инспектор! - Он достал из внутреннего кармана сложенный вчетверть лист.
  - У нас ваучер в гостиницу!.. - Инспектор развернул переданный ему лист. Пятнистый вновь внутренне напрягся. Если служивый свяжется с администрацией и спросит, бронировали ли такие то граждане номер в "Анжело", то могут возникнуть проблемы.
  Полицейский передал распечатанный на принтере дубликат ваучера обратно его владельцу.
  - Сразу бы и сказали, что вы в "Анжело"...
  Сместившись в сторону, он жестом показал водителю "Октавы" с шашечками, что тот может проехать через пост.
  Спустя пару минут водитель уже парковался у входа в четырехзвездочный отель "Анжело Аэропорт Екатеринбург". До пассажирского терминала отсюда всего пара сотен метров; саму гостиницу с терминалом связывает внутренний переход.
  - Да, а чего ж вы не сказали, что вам в отель? - переспросил таксист.
  - В последний момент заказали, - буркнул Пятнистый. - По Интернету. Как знал, что придется задержаться...
  Они выбрались из такси. Водитель сам достал сумки. "Василий" расплатился с шофером. Тот уже хотел сесть в авто, но Пятнистый придержал его за локоть.
  - Слушай, командир... Такой вопрос... А если нам понадобится отсюда выехать?
  - В город, что ли?
  - Ну да... А таксомоторы, сам видишь, сюда не особо пропускают... - Он кивнул в сторону поста, мимо которого они только что проехали. - Как отсюда еще можно выбраться?
  Таксист усмехнулся.
  - Вообще то, как таксер, я вам не должен этого говорить... - Развернувшись на каблуках, он показал на находящуюся невдалеке автобусную остановку. - "Первый" автобус идет до жэдэ вокзала... Маршрутка - туда же идет. - Водитель показал на расположенную чуть дальше платформу. - И еще можно на электричке, если, конечно, ее не отменили.
  
  Глава 16
  
  Двое мужчин и женщина прошли в здание через служебный коридор. Это огромное строение, сохранившее в своем облике первоначальные черты сталинского ампира, напоминающее роскошную декорацию к фильмам той эпохи, казалось теперь совершенно вымершим. Впрочем, некто в гражданском все таки дежурил у входа, но и он расположился так, что казался не живым человеком, а тенью.
  Местный сотрудник безопасности и двое "экологов", обойдя стороной рамку металлоискателя, прошли в главный зал. Кто то, не видимый пока для них, включил верхний свет. Вспыхнули многоцветные люстры; зажглись светильники над стойкой рэсэпшн, мягкий янтарный свет изливался из бра. Они застыли посреди этого великолепного зала. Дизайнеры, работавшие над современным обликом внутренних интерьеров, надо отдать им должное, постарались на славу. Имперский размах, роскошь и надменную помпезность ампира умело смешали с элементами барокко и классицизма, добавив толику ар деко. Впечатляет.
  Светлана Михайловна еще на входе в здание терминала надела гарнитуру - поверх шлем маски. Выглядит она как нимб - кружок из эластичного, прочного материала; она того же цвета, что и "маска", а потому малозаметная. В гнезде гарнитуры, в области лба, закреплена миниатюрная, но высокочувствительная, с хорошим разрешением телекамера. Плоская коробочка приемопередатчика находится в боковом кармане куртки.
  - "Шестой", как слышно меня?
  В микронаушнике прозвучал голос Павла - он находится в салоне самолета, который сам же в шутку называет "Летающий Хакер".
  - "Седьмая", слышимость прекрасная. Картинка в норме.
  - "Пятая" на связи, - послышался женский голос. - Слышу и вижу.
  - "Второй"?
  - За нами прислали машину, - отозвался Технарь. - Сейчас поедем осматривать аварийный борт.
  - Мы пока не знаем, с чем именно имеем дело, - чуть приотстав от мужчин, сказала Шаманова.
  В наушнике послышался голос Технаря.
  - Коллеги из МЧС сделали тестовые замеры... И анализ пока не показал наличия в салоне опасных для жизни веществ.
  - Это хорошая новость. Но все равно будьте предельно осторожны.
  - Корнев, вы где? - громко спросил фээсбэшник.
  - Товарищ полковник? - донесся приглушенный голос из под арки. - Здесь я.
  И тут же показался его обладатель, мужчина лет тридцати в сером неброском костюме с зажатой в правой руке рацией.
  - Ну что, привезли вещдоки ?
  - Так точно.
  - Разложили?
  - Все готово, товарищ полковник.
  Перехватив взгляд сотрудника, направленный на рослого плечистого мужчину в дымчатом камуфляже и его спутницу, чье лицо скрывает шлем маска, полковник сказал:
  - Это товарищи ученые. У них имеется соответствующий допуск.
  - Понял, - проговорил младший по возрасту и званию сотрудник. - Прошу следовать за мной.
  Они прошли через арку в известный еще с советской поры ресторан, название которого сохранили и после реконструкции - "Под шпилем". Заведение в целом выглядит так, словно оно вот вот должно открыться для приема посетителей. Круглые столы заправлены скатертями; разложены приборы, в вазах букетики цветов, стулья аккуратно расставлены.
  Сам VIP терминал закрыли для посетителей еще вчера, во второй половине дня. Это здание предполагалось использовать на случай резкого обострения ситуации; если понадобится перебросить в Екатеринбург дополнительную группировку, здесь можно будет разместить резервный командный пункт, а при необходимости развернуть госпиталь. Такое решение было принято еще до утреннего ЧП в местном аэропорту. Тех нескольких сотрудников из числа местного персонала, которых оставили присматривать за порядком в здании, удалили с данного объекта несколько часов назад - сразу после того, как из развернутого на базе регионального центра ЮФО по ЧС Оперативного штаба пришло соответствующее указание. Здание взяло под контроль местное УФСБ. Подчиненные встречавшего "экологов" полковника ФСБ работали четко, грамотно - их присутствие в этом здании едва угадывалось. Вот и сейчас они особо не светятся; в противоположном от входа углу - возле прохода на кухню - показалась одинокая фигура; этот тоже одет в штатское, и у него тоже в руке портативная рация. Показалась всего на пару тройку мгновений, после чего исчезла - сотрудник переместился, укрывшись за колонной.
  С двух столов - ближних к входу - местные чекисты убрали скатерти и приборы, освободив их поверхности. Стулья тоже унесли, вернее, составили их в стороне, чтобы не мешали осматривать собранную здесь "экспозицию".
  На столешницах разложены предметы из разряда тех, которые принято называть "гаджетами". На правом от входа столе сотовые телефоны разных марок, их примерно с полсотни. Здесь же два айфона и три планшетника. Часть левого от входа стола занимают разложенные аккуратно - как на витрине маркета - часы различных марок. Остальная поверхность выложена ноутбуками: их здесь по меньшей мере полтора десятка.
  - На борту этого самолета, - ровным голосом заговорил Корнев, - совершавшего рейс Самара - Сургут с промежуточной посадкой в Екатеринбурге, было шестьдесят семь пассажиров и четыре члена экипажа.
  - Практически полный салон?
  - Так точно... Сорок девять мужчин, пятнадцать женщин и трое подростков.
  - Тест на наличие взрывчатых веществ производили?
  - Так точно. Наличия таковых в багаже пассажиров и в салоне не обнаружено.
  - Это все предметы, изъятые у пассажиров и экипажа рейса Самара - Сургут? - поинтересовался Кэп, кивнув в сторону столов, на которых разложены гаджеты.
  - Здесь только сотовые телефоны и портативные компьютеры.
  - Цифровые камеры у кого нибудь были?
  - Эм м... Да, их несколько штук, - сказал Корнев. - Фотоаппараты... кажется, три. И две или три видеокамеры... Они остались у оперативно следственной бригады.
  Поймав на себе недовольный взгляд начальника, сотрудник после паузы сказал:
  - Виноват... Я как то не подумал, что надо было и эту аппаратуру сюда привезти.
  - Все в порядке, - Кэп ободряюще улыбнулся. - Я просто уточнил эту деталь. Того, что вы привезли, вполне достаточно.
  Кэп и Светлана подошли к правому столу.
  На руках у них тонкие перчатки телесного цвета. Несколько секунд они выжидали, разглядывая выложенные предметы - подобно тому, как потенциальный покупатель в салоне осматривает выложенный на столе или витрине ассортимент. Потом взяли наугад каждый по сотовому. Сразу же выяснилось, что местные сотрудники правоохранительных органов не теряли времени даром. Под каждым предметом - либо сверху - лежит сложенный лист писчей бумаги формата А4 с краткой информацией. Большинство листов заполнены рукой - шариковой авторучкой, печатными буквами. И лишь некоторые записи набраны на компьютере и распечатаны. В этих листах содержится краткое описание предмета или прибора, указана марка, кому из пассажиров или членов экипажа он принадлежит (если это установлено). Также указано место имярек в салоне самолета "ATR 72", совершившего аварийную посадку в аэропорту Кольцово.
  Кэп попытался включить сотовый - это был смартфон Nokia. Эта попытка, равно как попытки оживить еще несколько сотовых телефонов, ни к чему не привела. Характерно, что все до единого мобильника, которые он пытался включить, не имели никаких видимых следов повреждений. И, тем не менее, они не работали.
  Старший группы "экологов" посмотрел на сотрудника ФСБ.
  - Пробовали включать через подзарядку от сети?
  - Так точно. Ни один из телефонов нам так и не удалось "оживить"...
  - Элементы питания проверяли?
  - Наш эксперт установил, что элементы питания разряжены до "ноля".
  - Во всех телефонах?
  - Проверка была выборочной. Каждый пятый гаджет проверен и осмотрен.
  - Симптомы одинаковы?
  - Так точно. Элементы питания полностью разряжены у всех подвергнутых проверке мобильных телефонов.
  В разговор вступила единственная в компании женщина.
  - Проверку SIM карт производили?
  - Так точно. - Корнев развернулся к женщине. - На тот момент, когда мне было приказано выехать с вещдоками в аэропорт, успели проверить не менее десяти телефонов. Мне доложили, что у всех проверенных мобильников SIM карты оказались нерабочими.
  - Вот как, - под нос произнес Кэп. - Интересный нюанс.
  Планшетники и айфоны тоже оказались неисправными. Двое "экологов", сопровождаемые полковником ФСБ и его подчиненным, перешли к другому столу. Попытки реанимировать какой либо из разложенных на столе лэптопов тоже не принесли положительных результатов. Ноуты не включались ни от сети, ни от собственных батарей, если таковые имелись. При попытках подключить их через сетевой адаптер ни у одного из этих приборов не загоралась сигнальная подсветка. Все они по какой то неизвестной причине превратились в бесполезный хлам. Точно так же как и осмотренные ранее смартфоны и планшетники - на двух столах лежала груда омертвевшего пластика и железа.
  - Что говорят ваши эксперты? - обращаясь все к тому же Корневу, спросил Кэп. - Что они думают по этому вот поводу, - он махнул рукой в сторону стола с неисправными гаджетами. - Какие могут быть объяснения случившемуся? Из за чего вышли из строя приборы? Есть какие нибудь версии?
  Сотрудник вопросительно посмотрел на начальника. Полковник сухо сказал:
  - Отвечайте на вопрос, Корнев.
  - По правде говоря... - Сотрудник перевел взгляд на старшего "эколога". - Ну, не знаю...
  - Нас интересует только правда.
  - В устном разговоре эксперты сказали... - Корнев невольно потер переносицу. - Сказали, что это похоже на мощный электромагнитный импульс, которым сопровождается взрыв атомного оружия.
  
  Глава 17
  
  Двое мужчин, подошедших к стойке отеля, употребили все свое обаяние, чтобы получить отдельный номер. Как и следовало ожидать, в связи с нарушением графика движения воздушных судов - причины этого оставались неизвестными - гостиница оказалась переполненной. Сначала возник вариант с подселением - пришлось бы разделиться. Но обаяние и переместившиеся по ресэпшен от Пятнистого к менеджеру отеля две пятитысячные купюры сделали свое: выяснилось, что один номер таки освобождается, причем "прямо сейчас"...
  Спустя примерно час Пятнистый набрал вбитый в память смартфона номер.
  - Здорово, брат! - послышался из мобильника голос.
  - Привет, Андрей! - сказал Пятнистый. - Прямо на вокзал не удалось попасть...
  - А что так?
  - Да нас чуть не завернули!.. Везде заслоны стоят... И пропускают только тех, кто вылетает, у кого идет уже посадка.
  - Ага.
  - Мы в отеле сейчас. Рядом с вокзалом...
  - Так. Это уже неплохо.
  - Вип терминал закрыт... Терминал "Б", сколько могу судить, тоже не работает.
  - Это интересно... Что еще выяснили?
  - Пробовал пройти через переход в терминал "А", но там стоят какие то специальные люди...
  - В форме?
  - И в форме, и в гражданке.
  - Так.
  - Завернули, короче.
  - В общем, все перекрыто?
  - Такое впечатление, что да. И довольно плотно перекрыто, Андрей.
  На другой стороне беспроводной линии несколько секунд царило молчание.
  - Значит так, Игорь... Слушаешь? Больше не дергайтесь, оставайтесь в номере!
  - Понятно.
  - Из Москвы еще двое наших должны прилететь.
  - Угу... Я их знаю?
  - Одного точно знаешь.
  - Кто?
  - Да Сашко... Ну, тот самый, с которым ты в прошлой поездке был.
  - Ясно.
  - Они должны были еще час назад вылететь. Но вот буквально перед тобой позвонили и сказали, что вылет перенесен пока на восемь вечера.
  - Могут вообще отменить. Тот рейс, на который ты переслал "тикеты" для нас, перенесен пока на утро.
  - Возможно и такое, Игорь.
  - И что тогда нам делать?
  - Оставайтесь пока на месте. Я твой номер дам Сашку. Они, если прилетят, позвонят вам сами. Все инструкции у них, они вам все расскажут.
  - Понятно...
  Пятнистый, продолжая разговор с куратором, перебрался к окну. Отодвинул в сторону штору. Через окно номера, в который они вселились только что, видно новое здание терминала "B". Видны частично также некоторые аэродромные постройки.
  Окно почему то не открывалось; но даже через стеклопакет теперь отчетливо был слышен гул мощных двигателей. Похоже, какой то самолет идет на взлет. В следующую секунду Пятнистый сместился влево, чуть пригнул голову и увидел силуэт оторвавшегося от полосы транспортника. На хвостовом киле которого отчетливо был виден красный крест.
  - Оп па... - негромко сказал он.
  - Что там у тебя, Игорь? - спросил куратор. - Что случилось?
  - Да я вот у окна стою... Ну, кое что увидел.
  - Что именно? Не понял...
  - Только что транспорт взлетел!.. "Семьдесят шестой"!
  - Ну?
  - На киле красный крест. Я его четко рассмотрел.
  - Красный крест? Хм. А это случаем не "Скальпель"?
  - Я не уверен, Андрей... Но, ты знаешь, я подумал...
  - Подумал, что это может быть летающий госпиталь?
  - Ну да.
  
  - Игорь, тема серьезная, - продолжил после паузы разговор куратор. - Ту цифру, о которой договаривались, вам уже перевели. То был аванс, и вы его уже отработали...
  Пятнистый, вспомнив об оставленном в съемной квартире жмуре, криво усмехнулся. Не для того их сюда вдвоем с "Васылем" прислали, чтобы они местного соратника мочканули и этим все ограничилось. Он про себя так и предполагал, что документы потребуются для какого то серьезного дела.
  - Я слушаю тебя, брат, - сказал он в мобильник.
  - По этой вот новой теме будет двойной гонорар.
  - То есть?
  - Вдвое против того, о чем изначально договаривались.
  Пятнистый шумно сглотнул. Им обещали по двадцать пять тысяч евро на брата. Фирма у них серьезная, пустяками не занимается. Они тоже не новички. По деньгам кидалова не должно быть: сколько обещают, столько и выплатят. Если куратор говорит, что деньги уже переведены, значит, на его счет в "Сбербанке" и на счет "Васыля" в известном лишь ему и куратору банке легли по двадцать пять тысяч "ойриков". Неплохо. Настораживает в данном случае другое. Если обещают выплатить такие бабки - дополнительно по полста штук на брата, - то явно не за красивые глаза.
  - Надо сделать эту работу, Игорь, - прозвучал в мобильном голос куратора. - И это вам вполне под силу.
  - Ну а если Сашко и тот второй не прилетят? Что тогда, Андрей?
  Ответ последовал после еще одной паузы.
  - Тогда вам придется самим эту работу сделать...
  - Двоим?
  - Я дам вам контакт еще одного "местного". Мне его рекомендовали надежные люди.
  - А как мы попадем в это... в эту...
  - В эту зону?
  - Да, Андрей. Именно это хотел спросить.
  - Так вот... Этот местный человек доставит вас как можно ближе к тому месту, которое особенно нас интересует.
  - А у него что, есть ходы?
  - Конечно. У него имеются связи и нужные контакты. Еще вопросы?
  - У меня все, Андрей.
  - Ждите подкрепление. Если появится новая инфа, я позвоню.
  
  Глава 18
  
  Но не все из того, что было выложено на двух столах сотрудниками местного УФСБ, оказалось "мертвым железом". Выяснилось, что местные чекисты приберегли самое интересное на десерт. Им оказались часы. Они были сложены в одну сумку; Корнев попросту не успел выложить их до появления "экологов". И вот только сейчас они общими усилиями - Светлана взялась помочь сотруднику ГБ, чтобы сэкономить дефицитное время, - стали выкладывать на стол часы, изъятые в интересах следствия у пассажиров и четверых членов экипажа.
  Кэп, встав у стола, принялся сортировать часы. Электронные - с пустыми подслеповатыми циферблатами - он откладывал на левую половину стола. Механические - на правую.
  Электронные (и кварцевые) наручные часы - часы с батарейками питания - оказались нерабочими. Подобно тому как это случилось с сотовыми телефонами и другими гаджетами, побывавшими на борту совершившего аварийную посадку "ATR 72", замена батареек на новые ничего не дала.
  С правой стороны стола набралось полтора десятка механических наручных часов. Здесь были часы с простым механизмом, которые надо заводить пружинной головкой раз в сутки, и часы с автоподзаводом. Они были разных марок, изготовленные в разных странах, с разными ремешками и браслетами, преимущественно мужские. Все наручные часы из этой партии работали: и еще одно свойство у них оказалось общим: все эти механические часы отставали на несколько минут от эталонного времени.
  - Отставание составляет от семи до восьми минут, - проанализировав показания изъятых у пассажиров механических наручных часов, сказал Кэп. - Это с учетом того, что у одних выставлено московское, а у других уже екатеринбургское время.
  - Одни часы отстают на девять с лишком минут, - уточнил Корнев. - Но, думается, их хозяин просто забыл выставить точное время...
  - У меня получилась такая же цифра, - глядя на старшего, сказала Шаманова. - Ближе к семи минутам и двадцати секундам.
  - Сложно поверить, чтобы такое большое количество взрослых людей одновременно выставили столь неточное время, - задумчиво сказал Кэп.
  - И что это, по вашему, означает, товарищи ученые? - спросил полковник.
  - Можно предположить, - Кэп интонационно выделил слово "предположить", - что эти семь с хвостиком минут самолет, а также все, кто находился на его борту, провели вне привычного нам пространственно временного континуума.
  - То есть? - Корнев удивленно посмотрел на старшего "эколога". - Это как бы... в другом измерении? Я вас правильно понял, товарищ ученый?
  - Давайте не будем торопиться с конечными выводами, - сказал Кэп. - Мы только начали сбор информации - для ее последующего анализа.
  Он посмотрел на старшего фээсбэшника.
  - В этой части мы закончили, - сказал он. - Теперь хотелось бы побеседовать с дежурным авиадиспетчером, работавшим с "сургутским" рейсом... Вы говорили, что его содержат в этом терминале?
  - Да, в этом здании, - сказал полковник. - Следуйте за мной, товарищи ученые.
  Они поднялись на второй этаж, где располагаются "сьюты" - гостиничные номера, а также другие помещения, где небедные люди могут приятно провести время в ожидании вылета. В коридоре, у дверей одного из таких номеров, стоит мужчина в штатском костюме. Увидев начальство, он распахнул дверь номера, пропуская полковника и двух пришедших с ним граждан в сьют.
  В гостиной номера, оформленной в стиле art déco, с подсвеченным секционным потолком, выполненным в виде панелей салона самолета, находятся двое мужчин. Один сидит в кресле, другой на стуле, ближе к столу. Сотрудник местного УФСБ, листавший до их появления какой то журнал, мигом вскочил на ноги. Второй, лет тридцати пяти, в стеганом свитере с нагрудным бейджем, остался сидеть в кресле.
  - Подождите за дверью, - сказал полковник, адресуясь подчиненному.
  Затем подошел к ссутулившемуся мужчине, у которого было осунувшееся бледное лицо.
  - Товарищ диспетчер, тут с вами специалисты хотят поговорить...
  
  Диспетчер вначале отвечал на вопросы неохотно, что неудивительно, потому что это уже четвертая за день серьезная беседа с ним. Его опрашивали не только специалисты из регионального центра. И не только те пятеро спецов из комиссии МАКа , что прилетели из Москвы в половине третьего пополудни и сразу же приступили к расследованию всех обстоятельств ЧП... Но и следственные органы и тот самый полковник госбезопасности, что привел в выделенный для диспетчера номер этих двух людей.
  И все же Кэпу удалось его разговорить... Уже вскоре на настенной панели, включенной старшим "экологом", появилось изображение: Паша, даром что сидел за терминалом в салоне "яши", нашел возможность подключиться к плазме и использовать ее как дисплей.
  - Вот это да... - диспетчер поднялся из кресла. - Это же скрин изображения с моего "планшета"!..
  - "Шестой", наложи скринированное изображение с компьютера зонального авиацентра на карту местности!
  Перехватив удивленный взгляд диспетчера, Кэп сделал успокаивающий жест.
  - Это я не вам, - сказал он. - Поищи карту юго западных районов и пригородов и синхронизируй с ней картинку с радара.
  Спустя короткое время на экране плазмы появилось нужное изображение. Кэп достал из кармана лазерную указку. Включил, после чего протянул ее авиадиспетчеру.
  - Рассказывайте, - властно сказал он. - И показывайте на карте...
  Светлана некоторое время слушала разговор старшего с диспетчером. Оба, углубившись в тему, стали употреблять специальные термины, которые для нее были все равно что китайская грамота. Она, кстати, единственная в группе "Бастион" не имела летной лицензии FAA. Даже у Пашки есть "летные права" (хотя коллеги шутят, что он хакнул сайт этой организации и сам себе нарисовал документ).
  Шаманова, испросив предварительно разрешение у старшего по линии ФСБ, перешла в другое помещение - в спальню. В комнате царит полусумрак. Кровать аккуратно застелена. Свет она включать не стала. Окна сьюта выходят на летное поле, освещенное частично закатным солнцем, частично светом аэродромных прожекторов.
  Подойдя к окну, Светлана подняла жалюзи. Затем переместилась так, чтобы был виден застывший в самом конце полосы - даже за ее пределами - самолет. Она видела теперь сам аварийный борт - он несколько развернут в отношении оси полосы и имеет наклон вперед, к носу, и влево (стойка шасси подломилась). Видела также стоящий на полосе поблизости служебный транспорт тех, кто охраняет сейчас этот борт. Была видна и аэропортовская машина, которая доставила туда двух членов их группы - Технаря и Алису.
  Шаманова сняла гарнитуру и шлем маску, положила их на подоконник. Расстегнула куртку; достав из барсеточной сумки очки с дисплеем, водрузила их на переносицу. Точно такие же очки со встроенным датчиком движения и пятимегапиксельной камерой с возможностью записи и передачи данных надеты сейчас на двух членах группы, которые собираются войти в салон едва не разбившегося при подлете к международному аэропорту Кольцово пассажирскому самолету.
  Светлана переключила канал переговорника на тактическую волну. Одновременно с появившейся картинкой - она выбрала себе камеру Технаря - стал слышен и звук.
  - Дозиметр и анализатор воздуха показывают "норму", - послышался хрипловатый голос. - Захожу в салон с кормы... А тут темновато. - Стекла иллюминатора почти не пропускают свет.
  - Сняла респираторную маску, - донесся приглушенный женский голос. - Оставила марлевую...
  - Я уже перешел, - подал реплику Технарь. - Двигаем дальше.
  Картинка какое то время была смазанная, но потом качество улучшилось: стали видны детали - это Технарь, а затем вошедшая за ним Алиса включили мощные фонари.
  В салоне царит хаос: на полу между креслами разбросаны вещи; в основном это одежда и обувь. Шаманова в эти мгновения видела лишь картинку, подаваемую извне на электрохромное "смарт стекло" ее очков. Но одного этого оказалось достаточно, чтобы подключилось воображение; чтобы возникла некая невидимая связь между нею и теми двумя, кто несколько минут назад вошел в салон этого побывавшего в странной переделке самолета. Да, она вполне ощутила тяжелую, гнетущую атмосферу салона, из которого спасатели этим утром извлекали пассажиров, многие из которых, кстати, были без сознания либо находились в состоянии реактивного психоза...
  - Ну и запашок тут... - вновь подал реплику Виктор.
  - Уточните, что за запах? - спросила Шаманова.
  - Пахнет отходами жизнедеятельности, - после паузы отозвался Виктор. - Тут это... обблевано все...
  - Подтверждаю, - прозвучал женский голос. - У кого что было в желудках, вот это все на полу, на креслах, на панелях... повсюду!
  - А сторонних запахов нет?
  - Ощущается запах гари, - доложил Технарь. - С учетом того что у них загорелся левый движ, это неудивительно... Так... Версию медленной разгерметизации мы больше не рассматриваем?
  - Я в нее изначально не верила, - отозвалась Алиса. - Борт находился на эшелоне "три ноль", когда появились первые проблемы... Даже если герметичность салона была нарушена, на трех тысячах это уже не опасно.
  - Тогда... как тебе вариант резкой разгерметизации? Мгновенной?
  - Ты же слышал, что сказали эмчээсовские эксперты? Салон герметичен, за исключением люковой двери, которую вскрыли спасатели.
  - Да это я так... размышляю вслух.
  - Если бы они шли на высоте семи или восьми тысяч... И у них, к примеру, вылетел бы пакет с иллюминатором...
  - Да, согласен... Пришлось бы несладко... потеря слуха... сильная контузия от перепада давления...
  - Ну, им всем и так несладко пришлось.
  - Симптоматика и последствия в нашем случае кардинально отличаются от тех, что имеют место при недостаточном поступлении кислорода в организм, - подала реплику Шаманова. - Равно как и при резком перепаде давления. Тут что то другое, коллеги...
  Технарь повернул голову; тут же переместилась и картинка, транслируемая встроенной камерой комплекта Smart Glass. Теперь была видна еще одна человеческая фигура; в этом экипированном в защитный костюм и бахилы существе трудно было опознать молодую женщину, да еще и хорошенькую.
  - Осмотри салон внимательно! - сказал напарнице Виктор. - А я наведаюсь в кабину...
  Спустя некороткое время Кэп и Шаманова, сопровождаемые полковником, вышли из терминала. Но не на ту сторону, с которой вошли, а проследовали через главный вход на паркинг.
  В наушнике прозвучал голос Технаря:
  - "Первый", вы спрашивали, исправен ли хронометр в кабине пилота?..
  - И каков ответ, "Второй"?
  - Цифровые часы таймер не работают, как и вся электроника.
  - А дублирующие механические?
  - Работают... но показывают неточное время. Они заметно отстают.
  - На сколько? С точностью секунды.
  - Сейчас.... Отставание от "эталона" составляет семь минут двадцать пять секунд...
  
  Машина с "вездеходом" на лобовом стекле и спецслужбистскими номерами беспрепятственно миновала пост ГИБДД, выставленный на подъезде к комплексу аэропорта. Их путь лежит теперь в тот госпиталь, куда свозили пострадавших во время утреннего ЧП. Он находится на окраине облцентра, так что есть возможность порасспросить в дороге этого местного товарища.
  Кэп - он сидел в кресле пассажира - повернул голову к фээсбэшнику, севшему в кресло водителя.
  - Полковник, нас известили, что мы можем получать у вас и через вас всю необходимую нам информацию.
  - Конечно, товарищи, - сказал тот, глядя на дорогу. - Мне приказано сотрудничать с вами в полном объеме. Что именно вас интересует?
  - Те четверо заключенных, что устроили побег...
  - Что именно вас интересует применительно к этим личностям?
  - Среди этих преступников должен быть некто, кто взял на себя функции, хм... скажем так, проводника. Кто то, кто прежде уже бывал внутри известного нам пока что лишь под литерным наименованием объекта. Иначе как бы они туда забрались?
  - Да, такой человек в этой компании имеется, - выдержав небольшую паузу, сказал местный фээсбэшник. - Теперь то мы знаем это наверняка.
  - Если не затруднит, назовите его фамилию.
  - Некий гражданин Степанов.
  - Он из местных?
  - Уроженец Полевского района Свердловской области.
  - То есть из того же района, где размещается колония "Полста пять"? И сам этот... хм... "проснувшийся" объект?
  - Так точно. Он не только родился в Полевской, но и прожил там почти всю жизнь.
  - А о его работе на "объекте" прежде хоть что то было известно?
  - В имеющихся на него документах об этом ничего не сказано.
  - Вот как? А разве кадровики не должны были делать соответствующие записи? Хотя бы с отсылкой к "ящику"?
  - Записи, сделанные в трудовой книжке Степанова в тот период времен, грешат неточностями, скажем так.
  - Правильно ли я понял, что Степанов в конце восьмидесятых работал в организации, занимавшейся консервацией части оборудования и имущества "объекта"? И что этот факт был установлен не сразу?
  - Нам об этом самим стало известно лишь сутки назад. - Полковник посигналил парочке, которая пыталась перебежать улицу в неположенном месте. - Вчера вечером получили соответствующую справку.
  - Из какого источника была получена информация?
  - Из закрытого архива, в котором хранится документация бывшего "союзного" Спецстроя.
  "Это мощное ведомство привлекалось в эпоху СССР к реализации важнейших проектов в сфере безопасности и укрепления оборонной мощи, включая "атомный", - подумал Кэп. - И уж они то умели хранить свои секреты..."
  
  Глава 19
  
  Дольше всех обнаруженные за загородкой останки человеческих существ разглядывал старший. Мертвецов было двое; их тела почти не подверглись процессу разложения. Возможно, причиной тому особая атмосфера этого места, а также то, что температура и влажность здесь сохраняются постоянными круглый год. Грызунов или иной мелкой гадкой живности здесь, в этом подземелье, похоже, нет. В противном случае эти два мумифицированных трупа давно бы уже превратились в скелеты. Обмундирование, надетое на них, сохранилось также хорошо. На одном одет бушлат; цигейковый воротник, брезентовый верх. Под пальцами ткань слегка шуршала, даже как то странно шуршала, как старинный пергамент... На другом куртка, смахивающая на летную... Кожа или кожзаменитель... У этого на голове что то вроде шлема - летчицкого или танкистского. В карманах одна труха. На обоих жмурах - под верхней одеждой - полевая форма военнослужащих Советской армии. Уцелели ремни с пряжками. Ботинки на них довольно странной формы, смахивают на горные берцы с толстой подошвой. Повседневная или рабочая форма, вот так сразу и не разберешь. Погон или иных знаков отличия не обнаружилось: либо спороли, либо таковых не было в комплекте обмундирования изначально. И, самое главное, оба были убиты выстрелами сзади - один двумя выстрелами в спину, у второго дырка в затылке.
  - Молодые совсем ребята, - пробормотал Саныч. - Но не срочники... Офицеры или прапорщики.
  - Хрен их знает когда кокнули, - сказал Дюбель. - Такую форму давно уже не носят.
  - Пристрелили еще до того, как заколотили вход в эту штольню.
  - Гиблое место. Сюда даже крысы не наведываются!
  Каждый из четверых живо представил себя в эти секунды в образе мумифицированных покойников.
  - Ну че, Монах? - хрипло произнес старший. - Какие мысли? Как нам выбраться наружу? Через какие хода или штольни?
  Саныч кивнул в сторону прохода, который как раз в это время осветил Дюбель.
  - Может, попробуем пройти еще по этому пути? - спросил он у помалкивающего проводника. - Что скажешь?
  Степанов в ответ неопределенно пожал плечами.
  - Все, шандец! - просипел Дюбель. - Конечная... здесь и подохнем, братцы!
  Он шмыгнул похожим на рубильник носом. Его всего трясло; как, впрочем, и всех остальных - от холода, от пережитого, от вновь навалившегося страха.
  - Паршиво... - пробормотал Малой. - Тут можно бродить по этим штольням до скончания века.
  - Выходы наружу из горизонтальных штолен забутованы, - негромко произнес Степанов. - Кажется, я это уже говорил?..
  Дюбель, переложив фонарь в левую руку, правую запустил под набухшую влагой полу ватника.
  - Куда ты нас завел, Сусанин?! - процедил он, направив луч света прямо в лицо Степанову. - Че молчишь, мужик?! Знаешь, что поляки сделали с тем колхозником, который их в трясину завел?
  Старший успел в самый последний момент перехватить руку с заточкой! На помощь ему тут же пришел Малой! Под темными сводами, в подземной каморе, там, где многие годы не ступала нога человека и где они только что обнаружили двух убитых кем то людей, послышался шум возни; зазвучал матерок!..
  Саныч и пришедший ему на подмогу здоровяк общими усилиями обезоружили потерявшего голову бродягу - отобрали у Дюбеля и заточку, и фонарь.
  Некоторое время вся их компания хранила молчание. В опустившейся вновь темноте - батарейки заметно уже подсели, поэтому Саныч выключил фонарь, слышалось лишь натужное дыхание. Дюбель часто хлюпал кровенящим носом; во рту у него тоже было солоно от крови.
  Наконец прозвучал голос "проводника".
  - Братцы, я вас сюда не по своей воле завел...
  - Ну? - угрюмо произнес Саныч. - Это понятно...
  - Кто ж мог подумать, что партию с вертака высадят?! И что так быстро на хвост сядут, что не дадут уйти за Медвежью гряду.
  - Вины твоей тут нет, Монах.
  - Я вот думаю... Ну... Хм...
  Не дождавшись внятного продолжения фразы, Саныч сказал, адресуясь тому же Степанову:
  - Ты, Монах, сейчас думай о том, как нам отсюда выбраться!
  - Вот что, братцы, - сказал Степанов после еще одной затянувшейся паузы. - Тут, сколько знаю, были проложены штольни с выходами на поверхность...
  - Так показывай! - подал реплику Дюбель. - Куда идти, Монах? Выведи нас отсюда, на хрен!..
  - Но их забутовали... Либо взорвали еще в ту пору, когда я здесь юнцом после техникума работал.
  - А откуда про ту штольню, по которой нас сюда провел, узнал? - спросил Малой.
  - От одного земляка. Он со мной работал в одно время, до того как горно шахтное управление закрыли. И еще до того, как частично разобрали рельсы на дороге к Медной.
  - И че? Он здесь бывал, что ли?
  - Это было давненько, в середине девяностых еще... Когда зарплату перестали платить, он ко мне пришел. Выпили, то се... Он рассказал, что бывал здесь, присматривался, что и как. Он ведь еще лучше меня внутренности этой горы знает, потому что я только с полгода всего здесь проработал, а он... лет пять, не меньше. Предлагал мне подключиться к задуманному им делу...
  - Что за дело?
  - Хотел металл отсюда вывозить.
  - Какой металл?
  - Да всякий... Видели кабель?
  - Ну?!
  - Там сердцевина из меди... и еще какого то сплава. Вроде бы как и сам по себе недешево стоит...
  Малой присвистнул.
  - Я ж говорил, что не видел такого раньше!
  - Ну и вот... - продолжил Монах. - Он все мараковал, как бы раскурочить этот брошенный когда то объект. И как вывезти добытый металл... тогда еще можно было дрезину гонять по узкоколейке.
  - Ну и че? Придумал?
  - Сходил я с ним сюда два или три раза... Потом подумал... не, не мое это дело. Да и трудная оказалась задача - как стену разобрать? А если по штольням тащить, то много и не вынесешь... Да и вообще...
  - Че замолчал? - спросил Малой. - Выкладывай давай все!
  - Нехорошие слухи про это место ходили. Вроде как какой то злой дух внутри этой горы обретается. И вроде с той самой поры, когда при царях пришли сюда добытчики, "Хозяин" - так его называют у нас втихомолку - иногда выказывает свой крутой нрав...
  - Бред... пургу гонят.
  Монах хотел еще что то сказать, но вдруг подал голос Дюбель:
  - Саныч, дай фонарь, а?
  - Я тебе по голове сейчас дам! - зло сказал Малой. - Достал ты уже меня, кореш!.. Совсем мозги набекрень съехали?
  - Зачем тебе фонарь, Дюбель? - поинтересовался старший. - У тебя у самого под глазом скоро проявится такой "фонарь", что мы тут без света все будем видеть.
  - Решетка какая то... У начала этой второй штольни. Хотелось рассмотреть получше...
  - Че за решетка? - спросил Саныч. - Монах, о чем он говорит?
  - Да, есть тут такая, - равнодушно произнес Монах. - Не знаю, братцы... воздухозабор, наверное.
  Зэки направились к тому месту, где Дюбель увидел заинтересовавшую его штуковину. Саныч, досадливо крякнув - батарейки уже заметно подсели, - направил луч на стену.
  Да, и правда какая то решетка - круглая, диаметром около метра, сваренная из металлического прута, она закрывает какое то отверстие.
  Должно быть, решетка была сварена и закреплена впопыхах - стоило Малому хорошенько пнуть ее, как она тут же подалась. Малой и Дюбель принялись ее раскачивать; здоровяк вдобавок еще периодически долбил по ней обутой в керзач ногой. Сложно даже сказать, зачем, для чего они это делали; возможно, причинами их поведения были испытываемые ими страхи, отчаяние.
  Наконец решетку выломали. Теперь уже полностью обнажилась дыра - метрового диаметра труба уходит под небольшим наклоном... В свете фонаря видна еще одна решетка - до нее метров десять или немногим более.
  Поскольку Дюбель числится теперь в разряде штрафников и поскольку именно он дал наводку, то именно ему Саныч приказал туда лезть первым.
  - Не все ли равно, братец, где тебе подыхать, - напутствовал он в путь зэка, передавая ему подсевший фонарь.
  Из дыры некоторое время доносилось лишь пыхтение и негромкий матерок. Затем прозвучал громкий и как будто даже радостный голос:
  - Братва?! Я тут интересную нычку нашел!..
  
  Глава 20
  
  
  Полевской район
  
  Внедорожник "Волк", сопровождаемый приданной прибывшим из Москвы "экологам" служебной машиной, чуть не доехав до ворот колонии, свернул к полотну узкоколейки. В этом месте рельсы были уже разобраны; насыпь на протяжении примерно полукилометра очистили от остатков рельс и полусгнивших шпал. Водитель остановился метрах в ста от сгрудившихся в одном месте машин: здесь стоит штабной кунг, два микроавтобуса и два легкобронированных внедорожника "Тигр".
  Силаев и Ветров, предварительно раскатав маски, покинули салон "Волка". К ним подошел выбравшийся из следовавшей за ними от аэропорта машины сопровождения эмчээсник с погонами полковника.
  - Я наведаюсь в кунг! - сказал он негромко. - Доложу старшему о нашем прибытии.
  Двое сотрудников "Бастиона", вооружившись мощными биноклями "Лейка Геовид", стали осматривать местность. Заметно смеркалось, но блики заходящего солнца еще подсвечивали склоны Медной горы. Ее макушка отсюда, с этого ракурса, казалась срезанной. Подошва горы просматривается гораздо хуже - из за опускающейся темноты, а также по причине того, что сами наблюдатели расположились в низине. Ворота колонии открыты, однако поблизости от "периметра" никого не видно. На вышках тоже никто не дежурит: заключенных и весь персонал эвакуировали отсюда еще трое суток назад. Левее, в полутора километрах от того места, где они остановились, обнаружилось еще одно скопление служебного транспорта. Там стоят два массивных грузовика - кунги или какие то служебные модули. Удалось также рассмотреть две бронемашины - кажется, "бэтээры". Компанию им составляют еще около десятка машин; похоже, это армейская техника.
  - Много народу тут собралось, - подал реплику Ветров. - Надо было нам с другой стороны подъехать...
  - Вряд ли там народа будет меньше, - сказал напарник. - На дороге "блоки" через каждый километр!
  - Мда... Плотное колечко вокруг этой горы выставили.
  Правее насыпи узкоколейки, примерно в двух километрах, заметили еще один временный полевой лагерь.
  - Давненько я такой концентрации техники и "спецуры" внутренних войск не видел, - заметил Силаев.
  - Ну и на фиг, спрашивается, было еще и нас привлекать?
  - А вот это, Костя, уже не нашего ума дело.
  - Вертушку видишь? - спросил Ветров. - Останки ее, вернее...
  - Где?
  - Метров триста левее от портала.
  - Левее, говоришь?
  Силаев наконец увидел в десятикратный бинокль нечто, некий бугорок, смутно напоминающий лежащий на боку летательный аппарат.
  - Три верта в этом районе потерпели крушение, если верить нашим источникам, - негромко сказал он. - За одну только неделю. Ну и ну...
  - Многовато.
  - Вряд ли можно говорить про ошибки пилотов, - заметил Антон.
  - Еще один в болоте, но его отсюда не видно.
  - А третий?
  - Ты же видел карту с отметками? Он на противоположном склоне.
  - Это я тебя проверял, дружище, - Силаев чуть приподнял край маски и почесал подбородок. - Тест на внимательность.
  - Верт то первым я заметил... А где четвертый аппарат, умник?
  - Ты про патрульный "Ястреб"? Ну, так он упал примерно в двенадцати километрах отсюда...
  - Костя, надо запустить "дрона", - всматриваясь в очертания горы, сказал Силаев. - С двухканальными камерами, с "инфракрасной" подсветкой.
  - Ты думаешь, мы одни такие тут умные? - подал реплику напарник, тоже прикипевший к окулярам. - "Зеленые человеки" уже запустили беспилотник...
  - Два дрона летают, - уточнил Антон.
  - Один держится неподалеку от портала... кругами ходит!.. А второй где ты видел?
  - Второго я заметил ближе к западному склону. Что то размерами поболее "гранита" или "груши"....
  Из кунга вышел "эмчеэсник" и направился напрямки к оставленным возле внедорожника "экологам".
  - Товарищи ученые, я доложил о вашем прибытии начальнику оперативного штаба... - сообщил полковник. - Он сказал, что в курсе, что должны прибыть ученые. Его об этом уже известили. Но поскольку и он сам, и его зам сейчас заняты, то не смогут, к сожалению, выделить время для разговора с вами... Вот такие дела.
  Ветров и Силаев переглянулись. Вообще то, они не горят желанием общаться с местным начальством. Конечно, было бы неплохо разжиться инфой, но они давно уже привыкли в любом деле полагаться только на себя и на других коллег из "Бастиона".
  - Ну что ж, не будем отвлекать занятых людей, - сказал Ветров. - Пусть каждый занимается своим делом... Мы можем запустить свой "дрон"? Или надо дополнительно согласовывать?
  - Я уже спрашивал. Сказали, пусть ученые работают. Так что, можете запустить свой летательный аппарат...
  - Значит, можем приступать?
  - Можете, но меня просили передать вам, товарищи ученые... - несколько смущенно произнес эмчеэсник, - чтобы вы не мешались у них под ногами. Не отвлекали, значит, их сотрудников от выполнения поставленных перед ними задач...
  
  Сотрудники "Бастиона" извлекли из салона "Волка" сумку, в которой в сложенном виде хранился портативный БЛА.
  - Костя, мы забыли кое что сделать, - сказал Силаев.
  - Не понял?
  - Капли. И контактные линзы. Помнишь, что Шаманиха сказала?
  - По прибытии закапать те капли из того флакончика, что она дала...
  - И вставить комплект линз, который она нам вручила.
  - Давай сначала соберем "летак"?! А потом уже линзы вставим... Хотя лично я в этих линзах работать не люблю.
  Силаев несколько секунд молча смотрел в сторону Медной. Туда же, в том же направлении глядели в эти самые мгновения несколько экипированных уже сотрудников, которые на глазах у них выбрались из стоящих возле "кунга" двух "Тигров". Антон вдруг ощутил нервную дрожь. У него даже - на какой то миг - вдруг потемнело в глазах. В следующую секунду его целиком всего накрыла некая волна. Сама эта темная гора как будто даже приблизилась к нему! Или, наоборот, он сам переместился неведомым способом к тому вырубленному в скале проходу, расстояние до которого отсюда составляет не менее семи километров. Между лопатками повеяло холодком; душа - иначе и не скажешь - обвалилась в пятки. Ощущение было странным и даже пугающим. Никогда в своей жизни ничего подобного он не испытывал. Даже в минуты смертельной опасности.
  - Костя? - Голос Силаева сделался сиплым. - Слышь, Костя?
  - Чего?
  - Ты что нибудь ощущаешь?
  - В смысле?
  Напарник, раскрывавший липучки на сумке, выпрямился и с удивлением посмотрел на товарища.
  - Что именно я должен, по твоему, ощущать?
  Силаев тряхнул головой - морок, окутавший его, исчез так же быстро, как и возник. Какое то наваждение...
  - Нормально, значит, себя ощущаешь? - переспросил Силаев.
  - Я в норме, - сказал Ветров. - Вот только глаза немного чешутся. Как будто пылью припорошило...
  - Давай ка вернемся в салон "Волка"!
  - Зачем? Сумки мы из багажника достали...
  - Закапаем "волшебные капли", - сказал Антон. - Вставим линзы. А уже после этого соберем и запустим наш "Дрон".
  
  Глава 21
  
  Пострадавших из числа пассажиров и экипажа совершившего аварийную посадку в Кольцово самолета доставляли реанимобилями, каретами "Скорой" и даже транспортом спасателей в одно из специализированных медицинских учреждений Екатеринбурга. А именно: в ГБУЗ "Свердловский областной клинический психоневрологический госпиталь для ветеранов войн", расположенный на окраине облцентра, за Окружной, в поселке Широкая Речка. Ни в какое другое медучреждение, к примеру в госпиталь внутренних войск или в военный "окружной" клинический госпиталь, ни один из тех, кто находился на борту "сургутского" рейса, не попал. Хотя эти медучреждения находятся ближе к аэропорту, они располагают современной диагностической аппаратурой, а работающий там персонал вполне квалифицирован.
  Выбор в пользу данного медучреждения был сделан не в области, не городскими властями и даже не региональным оперативным штабом по ЧС, а высоким московским начальством. В десять утра в госпиталь из Кольцово доставили первую партию пострадавших; в четверть двенадцатого эвакуация была завершена. Трое членов экипажа "ATR 72", включая КВС, и примерно четверть пассажиров рейса Самара - Сургут - из числа наиболее пострадавших - сразу же были определены в реабилитационное отделение. Остальных поместили в палаты основного корпуса, выделив для них целиком один этаж стационара (всех находившихся там больных в срочном порядке распределили по другим отделениям).
  Доступ к пассажирам аварийного борта на настоящий момент имели лишь медперсонал госпиталя, а также работающие в здании сотрудники компетентных органов. Больничный комплекс взяли под дополнительную охрану. И уже с полудня дополнительно ввели "временные пропуска", без наличия которых на территорию психоневрологического госпиталя никого не впускали.
  В начале девятого вечера служебный автомобиль заместителя начальника УФСБ по Екатеринбургу и Свердловской области, миновав открывшиеся перед ним как по мановению волшебной палочки ворота, подкатил к главному входу массивного красно белого здания - это главный корпус госпиталя. Двое "экологов" в шлем масках - Кэп на этот раз тоже решил прикрыть лицо - в сопровождении полковника и ожидавшего их в приемном отделении сотрудника поднялись по лестнице на третий этаж.
  На лестничной площадке дежурят двое сотрудников в штатском. Свое начальство они знают в лицо; да и предупреждены, по видимому, о визите. Во всяком случае, никаких вопросов задавать не стали; один из них открыл дверь, пропуская полковника и тех двоих, кого тот привез, на этаж, где находятся административные службы этого медучреждения.
  В коридоре визитеров ожидали двое, мужчина и женщина. Мужчина, одетый в халат и шапочку, в возрасте: ему за шестьдесят. Женщина довольно молода, на вид она ровесница Светланы.
  - Здравствуйте! - сказал мужчина. - Я начальник госпиталя. Моя коллега, - он кивнул в сторону одетой в такой же халат женщины, - заместитель по клинико экспертной работе...
  Он вопросительно посмотрел на полковника.
  - Это товарищи ученые... их командировали из Москвы, - сухо сказал тот. - Они хотят задать вам несколько вопросов.
  - Иван Иванович, - представился старший "эколог". - А это моя коллега... Светлана Ивановна.
  - Прошу прощения... - Начальник госпиталя уставился на женщину в шлем маске. - Эмм...
  - Вас смущает мой вид? - спросила Шаманова. - Теперь уже я прошу меня простить, но такова специфика нашей работы.
  - Что именно вас интересует? - подала голос женщина. - И... простите за вопрос... есть ли среди вас кто то с профильным образованием?
  - Светлана Ивановна - психолог с медицинским образованием, - сказал Кэп.
  - Нас интересует состояние пассажиров и экипажа "сургутского" рейса, - сказала Светлана. - А также симптоматика, характер полученных ими травм, ранений, если таковые имеются, контузий. Каковы результаты обследования? Что удалось диагностировать? С какими трудностями столкнулись? Как менялась клиническая картина в течение прошедшего с момента ЧП времени?..
  - Эм э... - начальник госпиталя посмотрел на старшего по линии ФСБ. - Я могу задать вопрос?
  - Не нужно лишних вопросов, товарищи медики, - сухо произнес полковник. - Наш визит согласован с вашим руководством.
  - Сейчас дорога каждая минута, - сказал Кэп. - Случившееся - экстраординарно, нечто подобное может повториться с другими людьми.
  - Экстраординарно, - эхом повторила женщина врач. - Да, это верное определение.
  - Нам нужно как можно скорее получить необходимую для нас информацию! Очень надеемся на вашу помощь, уважаемые...
  - Мы можем пройти в какое нибудь помещение? - спросила Светлана, глядя на начальника госпиталя. - Не хотелось бы говорить о серьезных вещах посреди коридора.
  Начальник госпиталя, местный врач и женщина в маске вошли в дверь комнаты для отдыха медперсонала. Кэп проследовал за ними, поскольку намеревался присутствовать при этом разговоре. Но не успел он еще присесть на стул, как в микродинамике головной гарнитуры прозвучал голос Технаря:
  - "Первый", вас вызывает "Второй"!
  Старший знаком показал Шамановой, чтобы та самостоятельно вела беседу с местными медиками. А сам вышел в коридор.
  Местные медики предложили гостье чашечку кофе, но та, поблагодарив, отказалась. Начальник госпиталя уселся на стул, женщины опустились на диван.
  - Итак, слушаем вас внимательно, - глядя на эту странную особу в шлем маске, сказал начальник госпиталя.
  - Нам сказали, что все пострадавшие во время экстренной посадки в Кольцово находятся в вашем учреждении. Сколько их всего?
  - Всего к нам было доставлено семьдесят граждан, - ответила женщина.
  - Семьдесят один, - уточнил начальник госпиталя.
  - В данный момент одиннадцать больных находятся в отделе реанимации, - продолжила врач. - Троих потерпевших вывели из состояния комы. У двоих больных диагностирован ишемический инсульт. Состояние тяжелое, но стабильное. Еще один потерпевший в критическом состоянии...
  - Каков диагноз в этом случае? И кто поставил?
  - Геморрагический инсульт. Диагноз поставлен клинически нашими областными нейрохирургами... Они, кстати, все сейчас работают в нашем госпитале.
  - Кого нибудь из пострадавших уже эвакуировали?
  - То есть?
  - В Кольцово сегодня вечером совершил посадку "Скальпель"...
  Местные врачи переглянулись.
  - Нам пока об этом ничего не сообщали.
  - Приказа готовить больных к эвакуации пока не поступало, - уточнил начальник госпиталя. - Ожидаем прибытия бригады врачей из Москвы. Должны прилететь ранним утром, так нас известили.
  - А пока больному откачали кровь из поврежденного "мешочка", - продолжила женщина медик. - Он введен в искусственную кому, при помощи аппарата производится перемежаемая принудительная вентиляция легких. Взяты все необходимые анализы. Решение о проведении операции будет принято после консилиума с участием московских коллег.
  - В вашем учреждении имеется аппаратура для проведения компьютерной томографии?
  - Да, конечно. У нас в прошлом году было смонтировано новое современное оборудование.
  - Какая картина заболевания по остальным потерпевшим? Имею в виду тех, кого вы разместили в общем стационаре.
  - Почти у всех было обильное носовое кровотечение. Переднее, преимущественно, но фиксировалось и заднее, в полость рта... Сотрудники бригад "Скорой помощи", работавшие по этому ЧП, в основном оказывали помощь на месте, по мере извлечения пассажиров из салона. Отмечены факты вытекания крови по носослезному каналу и вытекание наружу через глазницу. Многих из пострадавших рвало кровью...
  - И лишь чудом и хорошей работой спасателей и медиков "Скорой помощи" можно объяснить то, что никто из пострадавших не захлебнулся рвотной массой и кровью... - дополнил доклад своего заместителя начальник госпиталя.
  - У некоторых пострадавших сломаны по одному или два ребра. Имеем больного с переломом голени, у двух пассажиров зафиксированы переломы ключицы со смещением.
  - Вывихи, растяжения, переломы пальцев, ссадины, гематомы... - дополнил начальник. - В первые часы после ЧП отмечались сильные приступы головной боли.
  - Отмечены также случаи краниальной невралгии, - сказала местная докторша. - Собственно, почти все потерпевшие поначалу жаловались на болезненные ощущения в мышечных тканях.
  - Какова длительность прострелов и пароксизмов?
  - От долей секунд до нескольких секунд. Картина, в общем, стереотипная. Наблюдались также спазмы гортани и кишечника. Многие жалуются на то, что болит горло, что им трудно глотать. И еще надо отметить, что у всех без исключения пострадавших наблюдаются определенные проблемы со зрением.
  - В этом месте, пожалуйста, поподробнее.
  - На тот момент, когда к нам стали привозить пострадавших из аэропорта, ко многим из них зрение уже вернулось - частично или даже полностью. Но, вместе с тем, до настоящего времени наблюдается покраснение глазного яблока, припухлость нижних и верхних век, обильное слезотечение и другие неприятные симптомы.
  - Расширение кровеносных сосудов склеры?
  - И это тоже. Многие пострадавшие жалуются также на зуд, жжение...
  - Любой источник света, даже слабый, вызывает у них болезненные ощущения?
  - Сейчас уже реагируют не так болезненно, как в первые часы. Нам пришлось плотно зашторивать окна и даже устанавливать дополнительные экраны. Примерно трети от общего количества пострадавших пришлось наложить повязки. У нас тут сейчас работает целая бригада окулистов.
  - Созвали всех, кого только смогли мобилизовать, - сказал начальник госпиталя.
  - Каково эмоциональное и, если брать шире, психическое состояние пострадавших? Есть что то общее, что можно выделить?
  - Полную соматическую картину по каждому из пострадавших изложить не могу...
  - Я понимаю. Но меня интересует именно то общее, что проявляется в их поведении.
  - Большинство из этих людей находятся в подавленном состоянии. Они пережили мощнейший шок, прошли через состояние паники и крайних форм аффектации. Всем им потребуется помощь квалифицированных специалистов. Потому что забыть то, что с ними произошло и что отложилось у каждого в подкорке, им будет крайне нелегко. В данном случае, полагаю, реабилитационный период может занять не один месяц...
  - О каких переживаниях они говорят чаще всего? Что их более всего беспокоит? И что их так напугало?
  Двое местных медиков переглянулись.
  - Большинство видели себя как бы со стороны, - сказала женщина.
  - То есть?
  - Например, пассажиры, сидевшие в кресле, видели самих себя бродившим или даже бегавшим по салону...
  - С окровавленными лицами, с разорванной одеждой, - уточнил начальник госпиталя. - Одни помогали усаживать других пассажиров в их кресла, а другие тем временем в состоянии паники, находясь в состоянии острого психоза, пытались найти выход из салона. Представляете?
  - Наблюдали также обоих пилотов, которые выходили по очереди или даже вместе из кабины, - подхватила женщина. - Командир судна, а также обе проводницы пытались навести порядок в салоне... Но с ними, то есть с экипажем, тоже что то было не в порядке.
  - Об этом кто то один говорит? Или схожие с этим рассказом показания дают разные люди?
  - В том то и дело, что разные. И многие детали в их рассказах подтверждаются другими пассажирами.
  - А сам момент посадки чем то запомнился? Или к тому времени они уже не способны были адекватно оценивать происходящее? Что говорят об этом сами пассажиры?
  - Вот здесь самое интересное, - женщина легким движением поправила шапочку. - И самое странное... Рассказывают, что в какой то момент время будто остановилось.
  - Так так... Когда именно это произошло? Имеется в виду... назовем это так, когда произошла "остановка времени"? В какой фазе полета?
  - Непосредственно при заходе на посадку.
  - Что еще рассказывают? Важны любые подробности.
  - Самолет как бы завис метрах в пятидесяти от земли. И находился в таком положении некоторое время...
  - Как долго? Несколько секунд? Минуту? Или дольше?
  - Одни говорят, что пауза продлилась "минут пять". Другие утверждают, что в этом странном положении они находились не менее десяти минут.
  - Этот эпизод с "остановкой времени", вероятно, и послужил спусковым крючком для овладевшего многими панического ужаса? - не столько спросила, сколько высказала предположение особа в шлем маске. - Далее запуск реактивного психоза, резкий переход в измененные состояния сознания, с дискретной - нецелостной - моделью восприятия.
  - Именно так все и было, - в голосе местной врачихи явственно прозвучали удивленные нотки. - Но мы пришли к такому выводу буквально накануне вашего приезда... А откуда вы знаете?
  - Я лишь высказала предположение. - Женщина в маске чуть заметно покачала головой. - Пожалуй, выскажу еще одно... А вы, коллеги, подтвердите либо опровергнете мою догадку.
  - Интересно, - сказал начальник. - Слушаем вас.
  - Мы понимаем, что в нашем мире, обладающем определенными и хорошо известными науке параметрами, в трехмерном пространственно временном континууме невозможно существование в двух точках одновременно одного и того же объекта.
  - Это научный факт, - сказал мужчина.
  - Тем не менее, эти люди, эти вот пострадавшие, заявляют, что в какой то момент они видели своих "двойников"?..
  - Да, такие показания имеются.
  - Предположу, что и "двойники" их видели, то есть видели воочию тех, кто оставался в креслах. Они видели также других "оригиналов" и "двойников", находящихся в салоне странным образом зависшего над землей воздушного судна...
  - Об этом рассказывают некоторые из пострадавших, - сказала женщина.
  - Допускаю, что не все... люди не хотят, чтобы их принимали за сумасшедших.
  Оба медика, соглашаясь, покачали головами, но сделали это как то не очень уверенно.
  - В какой то момент в салоне оказалось вдвое больше людей, чем их там должно было быть?
  - То есть два комплекта пассажиров и два экипажа? - переспросил начальник госпиталя.
  - Именно!.. Кто нибудь из тех, кого удалось разговорить, отмечал в своем рассказе этот факт?
  - Да, об этом рассказали некоторые из пассажиров, - сказала женщина врач. - Людей это жутко напугало. Многие в тот момент подумали, что самолет, вероятно, разбился и что сами они умерли.
  - И зависли где то между небом и землей, между этим и тем светом?
  - Вы очень прозорливый человек, - глядя на странную гостью в шлем маске, сказал начальник госпиталя. - Именно такими словами о произошедшем рассказывают некоторые из пассажиров этого рейса.
  - У меня есть просьба, уважаемые коллеги.
  - Слушаем вас, - сказал мужчина. - Нас предупредили, что мы должны сотрудничать с теми, кто приедет в госпиталь. Так что мы целиком к вашим услугам.
  - Нам крайне необходимо побеседовать с командиром воздушного судна. Если только это не повредит его здоровью и если он способен давать показания. Также я хотела бы поговорить с бортпроводницей и с кем то из пассажиров.
  - Прямо сейчас?
  - Чуть позже.
  - Думаю, мы сможем это организовать. Что то еще?
  - Сейчас, если это возможно, я бы хотела поговорить с кем то из бригады ваших врачей, работавших непосредственно с потерпевшими.
  Начальник госпиталя подошел к столу. Прежде чем он снял трубку телефона местной связи и отдал распоряжение кому то из подчиненных, в помещении прозвучал женский голос.
  - И еще один момент, коллеги, - Светлана задумалась на мгновение. - Мне крайне важно знать, отличаются ли симптомы и клиника ваших потерпевших от симптоматики и клиники тех пострадавших, которых поместили в Пятый военный госпиталь внутренних войск МВД, который находится на улице Соболева...
  
  Глава 22
  
  Кэп жестом показал провожатому - тот устроился на одном из стульев, выставленных в коридоре, - чтобы он оставался на месте: мол, все в порядке, товарищ полковник, ваша помощь пока не нужна. Сам прошел чуть дальше по коридору. Здесь был закуток с диваном и фикусами. Он не стал присаживаться, а встал возле окна, через которое был виден внутренний двор госпиталя.
  - "Второй", слушаю вас.
  - Закончили осмотр аварийного борта! - послышался в наушнике голос Технаря. - Хочу доложить предварительные итоги... Или вы сейчас заняты?
  - Мы с "Седьмой" только что приехали в госпиталь, в который доставили пассажиров и экипаж с "сургутского" рейса.
  - Так мне, может, позже выйти на связь?
  - Наша коллега сейчас разговаривает с врачами... Уверен, она и без меня справится. Докладывайте, "Второй". Что интересного для нас обнаружили?
  - Коллеги из комиссии МАКа еще до нашего появления приказали местным привезти к борту аэродромный преобразователь. Мы уже сами подключили кабель питания. Докладываю главное: бортовой компьютер оживить не удалось!
  - Это важный момент, - сказал Кэп. - Но после осмотра "гаджетов", признаюсь, чего то подобного и следовало ожидать.
  - Все электронное оборудование, вернее, то, что я с помощницей смог протестировать, неисправно. Радиолокатор, радионавигационная система, радиооборудование.
  - То есть неисправны те приборы, в составе которых имелись электронные платы?
  - Да, именно так. При этом, хочу уточнить, сами приборы внешне выглядят неповрежденными.
  - А внутренние платы?
  - А вот здесь все намного интереснее. Некоторые платы и узлы имеют видимые даже простым глазом следы замыканий. Но чтобы понять картину повреждений, а также возможную причину, все эти платы, узлы, соединительные кабели и шины надо снимать и тестировать на стенде или в лабораторных условиях.
  - Обнаружили еще что нибудь необычное?
  - Если не считать поврежденного пожаром двигателя, стеклопакетов и тех повреждений, которые были получены уже во время жесткой посадки, более ничего примечательного. Внешняя обшивка в лобовой части и на всем протяжении фюзеляжа, кроме левого крыла, не имеет следов термического воздействия. Установлено также, что фюзеляж машины абсолютно герметичен.
  - О мгновенной разгерметизации, значит, говорить не приходится?
  - Эту версию мы отмели. Да и высота ведь была сравнительно небольшой.
  - Какова ваша версия, "Второй"? Человеческий фактор предлагаю пока не рассматривать. Как думаете, что могло послужить причиной, приведшей к данному летному инциденту? Меня интересует именно "первое впечатление".
  - Шаровая молния?.. - прозвучало в наушнике. - Плазмоид?.. - После небольшой паузы в наушнике вновь раздался хрипловатый голос. - Извините, это я сам с собой разговариваю... По существу заданного вами вопроса пока сказать нечего... Мне не достает объективных данных, чтобы выстраивать версии.
  - Ладно, зайдем с другой стороны.
  - Это можно. С какого только боку?
  - Пока не собраны объективные данные и пока мы не ознакомились с показаниями "черных ящиков", можем позволить себе высказываться в предположительном ключе. Понимаете мою мысль?
  - То есть строить разные догадки?
  - Вы не находите это "летное происшествие" крайне странным?
  - Еще как нахожу, - отозвался Технарь.
  - У меня такой порос... Имеет ли это ЧП, если иметь в виду также состояние тех, кто находился на борту этого воздушного судна, какие либо аналоги? Случалось ли нечто подобное где либо и когда либо? Что скажете, "Второй"?
  - Лично мне не доводилось слышать о чем то подобном.
  - Мне - тоже.
  - "Странное" - это как раз подходящее словцо! Для меня загадка, как пилоты вообще смогли посадить лайнер с "убитой" электроникой и с вышедшим из строя движком?!.. Да еще с полным салоном обезумевших пассажиров!.. Могу я спросить, "Первый"?
  - Спрашивайте.
  В наушнике послышался голос Павла.
  - Прошу прощения, что вмешиваюсь... "Первый", я получил от нашего контрагента несколько файлов!
  - Что именно они переслали, "Шестой"?
  - Результаты расшифровки обоих "черных ящиков": аварийного регистратора и речевого самописца.
  - Оперативно работает комиссия МАКа, - сказал Кэп. - Успели посмотреть?
  - Пока еще не смотрел, потому что материал пришел только что.
  - Ознакомьтесь, а потом доложите самую суть! Особое внимание на хронометраж при подлете борта к Кольцово, а также на переговоры по внутренней сети. "Сжатые" файлы зашифруйте и отправьте мне. Когда появится время, я их тоже просмотрю.
  - Понял.
  - "Второй", вы что то хотели спросить?
  В наушнике послышался хрипловатый голос Технаря.
  - Что интересного для нас рассказал диспетчер?
  - Полную запись моего разговора с дежурным диспетчером получите у "Шестого", - произнес Кэп. - А если коротко, то важнейшим для нас считаю следующее, - продолжил он. - Согласно показаниям диспетчера, борт вошел в зону Уральского регионального центра в восемь часов двадцать одну минуту. Он двигался четко по своему маршруту - это по показаниям Flight Management System, то есть в системе управления полетами. При переходе из "Поволжской" в "Уральскую" зону командир вышел на связь и доложил о курсе воздушного судна. Отметка на радаре соответствовала сообщенным им эшелону и курсу. Полет проходил штатно... В девять ноль пять по местному времени самолет должен был совершить посадку в Кольцово по принятой здесь схеме через коридор "Альфа"...
  - Но почему тогда был принят в аэропорту по реверсной схеме?!
  - В восемь сорок две диспетчер обнаружил на экране локатора множественные засветки, соединившиеся в течение нескольких секунд в обширную область.
  - Вот это уже интересно!
  - Если брать по направлению, то это сектор от двухсот до двухсот тридцати градусов.
  - То есть на юго запад от радара зонального центра.
  - Выглядело на экране как мощная помеха или же как обширная засветка при подходе грозового фронта... "Шестой", вы видели сканы с экранов локаторов зонального центра управления воздушным движением?
  - Подтверждаю, - сказал Павел. - Визуально выглядит как засветка грозового фронта. Сам феномен прошел стадию резких метаморфоз в течение короткого промежутка времени. В целом от зарождения до полного исчезновения он наблюдался в промежутке от сорока до пятидесяти секунд.
  - Такого не может быть, - отреагировал Технарь. - Это вам любой синоптик скажет!..
  - Первые изображения на сканах с радаров Екатеринбурского РЦ в точности напоминают классическую радарную картинку многоячейковой кластерной грозы!.. - продолжил Павел. - А потом... вот смотрю сейчас сканы... в финальной стадии... этот, скажем так, феномен приобрел крайне интересные очертания!
  - Уточните, о чем речь.
  - Я бы сказал, что это выглядит как суперячейковая гроза! И, признаться, такое редко видел даже в учебных пособиях для метеорологов!..
  - Каковы размеры "ячейки"?
  - Размер ячейки таков: диаметр порядка тридцати километров, высота от полутора километров до примерно пятнадцати... Можно сказать, отвесная стена!
  - До нижнего края стратосферы, значит? Хм... Какова форма - визуально, по изображениям на радарах?
  - Ячейка с единой полукруглой "наковальней". В нижней части засветка. Между двумя этими образованиями виден небольшой просвет. В какой то момент эти два образования непонятного происхождения соединились в одно целое.
  - Молот и наковальня.
  - Да, вроде того. Передняя стена выгнута в направлении северо востока! Центр этого природного феномена... я совмещаю как раз изображение с радаров с картой местности... Так... Северная и северо восточная часть Полевского района!.. С эпицентром примерно в ста километрах от Екатеринбурга.
  - То есть это совсем близко от предполагаемого объекта?!
  - Эпицентр в виде вытянутой воронки находится строго над Медвежьей грядой!..
  - Но никакой грозы сегодня в городе и окрестностях не фиксировалось, не так ли?
  - Облачность утром составляла три четыре октанта, - после небольшой паузы сказал находящийся в "штабном салоне" сотрудник. - Прогнозировались небольшие осадки в виде дождя. То есть ничего особенного - переменная облачность, временами мелкий дождь...
  - И никаких значительных атмосферных возмущений в данном регионе метеослужба не прогнозировала?
  - В "фокасте", копию которого я раздобыл, ничего об этом нет.
  
  Кэп, выждав, когда мимо него пройдут двое из числа местного персонала - а за ними хвостом сотрудник в штатском, - продолжил:
  - Диспетчер утверждает, что он сразу же среагировал и дал необходимую команду пилоту "сургутского" борта. То есть сообщил командиру судна новый курс - в обход этого невесть откуда взявшегося "фронта".
  - И что "кавээс"? - переспросил Технарь. - Как он отреагировал?
  - "Сургутский" рейс не ответил... А затем и отметка самолета вдруг пропала с экрана локатора!
  - Еще одна загадка?!
  - Диспетчер продолжил вызывать "сургутский" борт. Спустя некоторое время на радаре вновь появилась отметка. Но возникла совсем не в том месте, где рассчитывал ее увидеть дежурный диспетчер.
  - Пилот, наверное, не расслышал команду с земли, - сказал Технарь. - Или же сам ошибся, переложив штурвал не в ту сторону.
  - Обратите внимание на следующий момент, коллеги... Диспетчер, когда я с ним общался на эту тему, отметил, что отметка с радара исчезла почти одновременно с засветкой от "грозы". И появилась вновь спустя примерно пятьдесят секунд. В тот самый момент, когда экран очистился от этой странной помеховой засветки.
  - То есть самолет исчез с радаров максимум на минуту? - переспросил Технарь. - Но это не стыкуется с другими данными. Например, с тем что часы в кабине отстают на семь с половиной минут.
  - Механические часы, изъятые у пассажиров, показывают примерно такое же отставание - от семи до восьми минут от "эталонного".
  - То есть мы как бы уже не удивляемся тому, что "сургутский" рейс выпал из реальности эдак на шесть с половиной минут? - В наушнике послышался хрипловатый смешок. - Это же просто фантастика!
  - Любая "фантастика" имеет строго научное объяснение, - сказал Кэп. - Вам ли об этом не знать, "Второй"?!
  - Ну... я с таким вот феноменом до сегодняшнего дня не сталкивался.
  - Продолжу, с вашего позволения... Борт обнаружился на высоте девять тысяч футов, но северо восточнее, на другой трассе. Судя по новой отметке на радаре РЦ, самолет отклонился от курса. За это время он пересек наискосок закрытый для полетов район и шел, снижаясь, в сторону аэропорта.
  - И что, больше он не исчезал с экрана радара?
  - Диспетчер уверяет, что отметка "сургутского" борта более не исчезала.
  - Это подтверждается объективными данными, - подал реплику Павел.
  - Пилот сообщил о неполадках с левым двигателем, а также о проблемах в салоне. После чего запросил разрешение на аварийную посадку.
  - А как объяснил изменение курса?
  - Слышимость была неважной... Канал связи основательно забит помехами, диспетчер с трудом разбирал то, что говорил ему по радио "кавээс".
  - Понятно.
  - Ну а далее произошло то, что произошло: аварийная посадка с первого захода, отказ всех или почти всех систем непосредственно в процессе посадки. Ну и прочее. Все то, с чем мы сейчас пытаемся разобраться.
  Какое то время на линии царила тишина.
  - И все же я не могу понять, как летчики посадили фактически "мертвый" борт!.. - сказал Технарь. - По мне, - продолжил он секунду спустя, - пилота да и местного диспетчера надо наградить за то, что они в таких адовых условиях смогли спасти машину и жизни нескольких десятков людей.
  
  Глава 23
  
  Закончив разговор с сотрудниками, Кэп собирался пройти в помещение, где Шаманова опрашивала местных медиков (туда несколько минут назад прошел еще какой то мужчина в медицинской униформе). Но едва он приблизился к двери, как в наушнике вновь послышался голос Павла:
  - "Первый", вас вызывает "Третий"! Переключить канал?
  - Добро, переключите.
  Спустя короткое время в наушнике послышался голос Ветрова.
  - "Первый", мы находимся в передовой линии оцепления. Точка "Чарли"... это в пяти километрах строго на юг от "портала".
  - Принято.
  - Здесь ранее прибывшие коллеги готовят вылазку к тоннелю! Мы их наблюдаем!..
  - Это те, что прибыли в аэропорт до нас?
  - Да, именно это подразделение! Уже сформирована группа. К ним подъехали два вездехода... Что то типа амфибий... Думаю, параллельно узкоколейке через болото двинут...
  Кэп едва удержался от того, чтобы не выругаться в эфире.
  - А что говорит тот товарищ, что вас сопровождал?
  - Сказал, что они ему не подчиняются.
  - Там в кунге располагается местный филиал оперативного штаба.
  - Ну так местный начальник передал через него, чтобы мы не мешали его людям! Правда, разрешил запустить наш "беспилотник". Наш "Дрон" уже в воздухе!
  - Молодцы! Оперативно!..
  - Они тоже запускали аппараты, мы это видели. Наш аппарат сейчас летает над самой макушкой горы.
  - Так... Датчики что показывают?
  - Дозиметрические в норме.
  - Понятно.
  - Картинку получаем от двух камер, включая "инфракрасную"... Все в норме, кроме одного датчика, с которого снимаем в пакете инфу.
  - О каком датчике речь?
  - О детекторе электромагнитного поля. Первоначально на месте в момент запуска "груши" он показывал вдвое повышенное против естественного фона значение.
  - Мы имели соответствующее предупреждение.
  - А вот сейчас показания увеличиваются!
  - Сколько составляет превышение? В данный момент?
  Несколько секунд длилось молчание (Ветров, должно быть, смотрел на экран компьютерного планшета).
  - Ого! - сказал он. - В восемь раз. И тенденция к росту, судя по выстраиваемому графику, сохраняется!
  - Частота излучения электромагнитного поля тоже меняется, - послышался голос Силаева. - В сторону увеличения! На графике также появились короткие и острые пики!
  - По вашему, готовится какая то вылазка к горе?
  - Похоже, так и есть. Несколько бойцов уже забрались в одну из "амфибий"!
  - Продолжайте наблюдение!.. Я свяжусь с вами через несколько минут.
  Кэп достал из кармана куртки другой смартфон. В память вбиты всего два телефонных номера, а сам этот мобильный снабжен дополнительным чипом, обеспечивающим кодировку сигнала. На другом конце беспроводной линии сняли трубку - это был "заказчик", в роли какового выступал высокопоставленный чиновник из аппарата правительства, бывший сотрудник одной из отечественных спецслужб.
  - Алло, Алексей Алексеич?
  - Приветствую, Иван Иваныч! - произнес в трубке голос. - Как продвигается дело?
  - Работаем планово! В данную минуту нахожусь в госпитале, в том учреждении, куда доставили пострадавших во время аварийной посадки в Кольцово.
  - Вы думаете, это поможет решить вопрос по известному объекту?
  - Мы надеемся получить важную информацию, которая, как мы предполагаем, позволит понять, с чем мы имеем дело.
  - Я не могу и не хочу вам указывать, каким способом и каким путем следует решить поставленную задачу... Одно только скажу: времени у нас у всех в обрез!
  - Алексей Алексеич, мои сотрудники уже находятся на месте. Только что доложили, что готовится какая то вылазка.
  - И что вы от меня хотите?
  - Прикажите приостановить выдвижение группы в районе южного портала.
  - С какой стати? Все полномочия, какие вам нужны для выполнения задачи, у вас имеются. Если чего то не достает, скажите, мы быстро решим этот вопрос!..
  - Я о другом говорю! Такие методы, какие применялись ранее, ни к чему хорошему не приведут. Только людей напрасно потеряем...
  - Одному из спецподразделений поручено выполнять ту же задачу, что и вашей группе.
  - Вы мне этого не говорили.
  - Ситуация стремительно меняется... И постепенно выходит из под контроля.
  - Но от принятия поспешных шагов она вряд ли придет в норму.
  - Нам всем нужна дополнительная страховка, Иван Иваныч... Надеюсь, отнесетесь к сказанному мною с пониманием.
  На линии на какое то время воцарилась тишина. Наконец вновь зазвучал голос:
  - Мы обязаны решить задачу до конца следующих суток, - сказал высокопоставленный чиновник, выступающий в роли контрагента, и, если угодно, "заказчика". - Это приказ с самого "верха", и обсуждать его я не имею права.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"