Соболева Ника: другие произведения.

Настоящий папа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.96*48  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ должен был стать новогодним, но так и не стал. Я не успела его написать к Новому году. Тех, кто сможет продраться сквозь грустные первые страницы, к концу ждёт награда) ВЫЛОЖЕНО ПОЛНОСТЬЮ.


Настоящий папа

М.

Моему маленькому ангелу

Наташе,

лучшему волонтёру на свете

и человеку с большой буквы

... и Харпер Ли

  
   Кир молчал.
   Когда восьмилетний мальчик много молчит, это ненормально, правда же? Вот и я так думаю. Я пыталась его расшевелить, но с Киром не работали все эти уловки, которые применяли другие родители для своих детей. Вкусная еда, походы в кино, новые игрушки... Нет, этим моего сына не пронять и не впечатлить.
   - Как контрольная по математике? - спросила я, выруливая со школьной автостоянки. Кир пожал плечами.
   - Нормально, мам.
   Ну разумеется, я понимала, что всё нормально. Мой сын учился исключительно на одни пятёрки. Я просто не знала, что делать. Нужно было как-то расшевелить Кира, но у меня не имелось ни одной идеи, как именно.
   - Чем хочешь заняться вечером?
   Это был традиционный вопрос. Пятница, впереди выходные, и Кир всегда очень любил именно пятничные вечера. В любые другие дни я могла задержаться на работе, но в пятницу - никогда. Этот день был неприкосновенен.
   Никаких уроков и никакой внештатной работы в этот вечер. Кафе или вкусный ужин дома, кино или кинотеатр. Сколько мы пересмотрели мультфильмов или фильмов вместе!
   Мой самый лучший мужчина. Мой единственный мужчина.
   - Не знаю, - вздохнул Кир, и я тоже вздохнула.
   Последние восемь недель в нашем доме поселилось отчаяние. Необходимо было это прекратить. Я понимала, что дело не в Кире, а в первую очередь во мне. Я не могла справиться с нашей бедой, и сын чувствовал моё состояние. Кир, как любой ребёнок, транслировал то, что показывали ему родители. Точнее, родитель.
   Я остановила машину у обочины, повернулась к Киру и улыбнулась.
   - Может, "Один дома"? Замечательный новогодний фильм. И скоро как раз Новый год.
   - Мам, - сын посмотрел на меня с некоторым скептицизмом. - Сегодня первое декабря. Первый день зимы. Ну какой Новый год?
   - Он всего лишь через месяц, - ответила я, взъерошив сыну волосы. - Пролетит, даже не заметишь.
   На секунду глазки у Кира вспыхнули, почти как раньше, но потом снова погасли.
   - Таська умерла два месяца назад, - сказал он тихо и отвернулся.
   Я сглотнула.
   Надо было, наверное, что-то ответить, но что? Он прав. Таська действительно умерла два месяца назад, и эти два месяца были для нас очень сложными. Пожалуй, мне не было так сложно и больно, даже когда Саша, мой муж и папа Кирилла, уехал в командировку, из которой не вернулся.
   Нет-нет, он жив и совершенно здоров. Просто спустя две недели оказалось, что командировку продляют ещё на две недели. Потом ещё на две. А затем Саша сказал, что нашёл другую женщину и не вернётся к нам с Киром.
   Через месяц Киру исполнялось пять лет, и я до сих пор помню, как тщетно старалась придумать для папы оправдание, почему он не приехал на его день рождения. И на Новый год. И на мой день рождения, и на восьмое марта.
   Тогда было тяжело, но почему-то, когда умерла Таська, это оказалось тяжелее.
   Возможно, это нечестно по отношению к моему бывшему мужу, но в конце концов, Таська никогда нас не предавала, в отличие от него. Она просто умерла.
  
  
   Таська появилась у нас за два месяца до рождения Кирилла. Это было сложное решение - брать котёнка, когда впереди такое событие, как появление в семье ребёнка, и Саша изначально был против, но я его уговорила, и ни разу затем не пожалела об этом.
   Мои мама с папой взяли щенка после того, как родилась я, и я выросла с этой собакой. Джесси умерла, когда мне было восемнадцать - почтенный возраст для собаки. И пусть я очень переживала после её смерти, я всё равно считаю, что ребёнок должен расти рядом с животным. Правила жизни Маленького принца и ответственность за тех, кого мы приручили, надо усваивать с самого детства.
   Сначала я хотела собаку, но одна я бы не справилась, ведь с ней нужно гулять, а Саша не собирался мне помогать. Поэтому я решила взять котёнка.
   Для многих людей взять котёнка - значит, купить его. Но я не из этих сумасшедших. Покупать можно еду, технику, книги, но покупать друзей - это что-то очень странное.
   Вот так у нас и появилась Таська. Рыжий пушистый котёнок, которого моя подруга-волонтёр нашла на улице в день своего рождения с переломанной лапкой.
   У меня никогда не было кошек, поэтому я очень переживала, что не справлюсь. Но с Таськой с самого начала не было никаких проблем. Я, смеясь, называла её золотой кошкой - и из-за цвета шерсти, и из-за прекрасного характера. Она никогда не промахивалась мимо лотка, не драла мебель, не ела дождик с новогодней ёлки, не выпускала когти, играя с Киром или со мной. Таська удивительным образом чувствовала наше настроение или самочувствие и всегда приходила, чтобы утешить и поддержать.
   Она была нашим другом. Настоящим другом. И теперь я понимаю, что за всю мою жизнь у меня не было настолько преданного друга. Не считая, конечно, Джесси.
   Кир очень любил Таську. Даже не знаю, кто кого больше любил - она его или он её. Она всегда спала у него в ногах, ходила за ним, когда он был маленький, ждала его у двери, зная, когда именно он должен прийти из школы. Она всегда была к нам исключительно внимательна. Но получилось так, что мы не были внимательны к ней...
   За две недели до смерти Таська стала больше спать. Одновременно с этим появился странный запах изо рта, но я не думала, что это очень серьёзно. Я понесла её к врачу через неделю, и оказалось, что уже поздно.
   Последняя стадия почечной недостаточности - как мы, любя её, умудрились это пропустить? Ветеринар уверяла, что это легко, ведь кошки терпеливые создания, которые стараются не показывать свою боль.
   Мне самой стало больно и плохо, когда я поняла, что Таська болела, и болела давно, а мы этого не заметили. Я этого не заметила. Я была за неё в ответе, но предала её. Я виновата.
   Я пыталась исправить свою ошибку. Мы пытались вместе с врачом. Три дня я сидела вместе с Тасей на капельницах, плюнув на работу. Но это не помогло. Она угасала. Почечная недостаточность сопровождалась анемией, и спустя три сеанса капельниц показатели по крови не улучшились.
   Тогда была суббота, и Кир поехал со мной в лечебницу. Он молчал и всю дорогу обнимал переноску с Тасей. Он не плакал, но я видела, что его глаза полны слёз.
   А потом нам сказали, что уже ничего нельзя сделать.
   Это было самое тяжёлое решение в моей жизни. И никто не сможет меня понять, если сам никогда не был на моём месте. Решая убить того, кого любишь, просто чтобы не мучить.
   - Можно нам пятнадцать минут... попрощаться...
   Всё расплывалось у меня перед глазами, когда я прошептала это. Я видела только, что у Кира дрожат руки.
   Тася лежала на грелке под одеяльцем, на полотенце, которое мы привезли из дома. Мы обняли её и шептали какие-то глупости. Шептали, что всё будет хорошо. Я просила прощения, Кир целовал её лапки. Тася не мурчала и не открывала глаз, но я знаю, что она всё слышала. Просто у неё не было сил, но если бы она могла, она бы поддержала нас, как делала всегда, всю свою жизнь.
   Такую короткую жизнь.
   А потом пришёл молодой человек в форме цвета морской волны. В руках у него был шприц, и я заметила, как побледнел Кир.
   - Вы хотите уйти или остаться?
   Сначала я не поняла, о чём он спрашивает.
   Уйти или остаться... Проститься и уйти, оставив Таську наедине с этим чужим мужчиной?
   Остаться и быть до конца, но увидеть, как она умрёт?
   Тяжёлый выбор, но для меня он был очевидным.
   Однако выбирать должен был Кир.
   - Что скажешь? - прошептала я, наклоняясь к сыну.
   У него были такие глаза... я никогда не видела таких глаз раньше у Кира. В них будто целый океан слёз плескался.
   Он посмотрел на Таську и сглотнул.
   А затем сказал нечто такое, из-за чего я буду гордиться сыном до конца своей жизни.
   - Мам, я хочу остаться. Можно?
   Господи, Кир, ну конечно... Не просто можно - нужно.
   Нельзя бросать друзей. Нельзя бросать тех, кого любишь, в угоду собственной трусости.
   Теперь я знаю, что Кир намного больше похож на меня, нежели на моего бывшего мужа.
   И мы были вместе с Таськой до самого конца. Мы обняли её своими ладонями и почувствовали, как её маленькое сердечко перестало биться.
   Она ушла.
  
  
   С тех пор я тщетно пыталась склеить себя по частям, но получалось не очень хорошо. Меня мучило чувство вины, мне снились кошмары. По ночам я тихо плакала в подушку. И я знала, что Кир всё это видел и понимал.
   Я пыталась избавиться от тоски, грызущей моё сердце, но получалось не очень.
   Я ни с кем не могла поделиться своим горем - не потому, что не хотела, а потому что знала - практически никто из окружающих людей меня не поймёт. Первый же комментарий был:
   - Ради бога, Анька, это всего лишь кошка!
   Всего лишь кошка?! Ради бога, как можно так говорить о том, кого ты любишь? И неважно, кто это - кошка, собака, черепашка или рыбка. Речь ведь идёт о живом существе, а не о мебели или посуде.
   Мне всегда казалось, что я родом с другой планеты. Наверное, именно поэтому моей лучшей подругой была волонтёр, которой не нужно было объяснять, как мы с Киром переживаем после смерти Таськи.
   Оля уговаривала меня взять котёнка или взрослую кошку. Или собаку. Я склонялась к последнему варианту, но решила подождать до Нового года, потому что мы с Киром были не готовы менять свой образ жизни. Возможно, это помогло бы избавиться от депрессии, но... я просто не могла.
   Впустить в своё сердце новую любовь после того, как потерял того, кого любишь - это нелегко.
   Наверное, именно поэтому я до сих пор не вышла замуж повторно, хоть Саша и исчез из нашей с Киром жизни четыре года назад. Более того, я даже ни с кем не встречалась. Что автоматически означает - не спала. Моим единственным мужчиной был сын. Настоящий и самый лучший мужчина.
   Примерно через месяц после смерти Таськи Кир сказал нечто такое, отчего я впервые в жизни потеряла дар речи. Нелегко лишить этого дара профессионального редактора, но сыну это удалось.
   - Мам, я кое-что понял. - Он начал говорить, когда я была за рулём, и услышав следующую фразу, я едва не выпустила этот самый руль из рук. - Мой папа - не настоящий мой папа.
   Понимаете, да? Услышав подобное, кто угодно потеряет дар речи.
   Но дальше было лучше.
   - Настоящий папа никогда не поступил бы с нами так, как он. Не ушёл бы от нас. Таська помогла мне понять это.
   - Таська? - выдохнула я удивлённо.
   - Да, мам. Она была нашим другом, настоящим другом. И она не бросила нас, не предала. И мы её тоже. Мы были с ней до конца. И если бы наш папа был настоящим, он бы тоже нас не бросил, да?
   Ну и что я должна была ответить?
   Я честный человек. По крайней мере со своими близкими. На работе можно и приврать, если это нужно для дела. Но дома я стараюсь быть честной.
   Однако говорить правду в этом случае - не совсем честно по отношению к Саше. Я всё-таки родила Кирилла именно от него, да и первые четыре года, когда мой муж ещё жил с нами, он неплохо о нас заботился. И любил Кира. Просто он влюбился в другую женщину и решил остаться с ней в другом городе. Он тоже поступил честно, и за это я была ему благодарна. Он помогал мне деньгами, регулярно звонил Кириллу и приезжал к нам в гости пару раз в год - чаще не мог себе позволить. Мы расстались вполне мирно. Было, конечно, тяжело и больно, я ведь любила мужа. Но я понимала его.
   Однако все эти оправдания подходят для взрослых, не для детей. И даже Кир, при всей своей мудрости, не смог бы понять Сашу. Для сына главным был тот факт, что папа исчез из его жизни, оставшись лишь голосом в телефонной трубке и подарками на праздники. И с этим фактом, безусловно, очень трудно спорить.
   Поэтому я и не стала этого делать. Кирилл умный мальчик, он разберётся сам. Для этого, конечно, понадобится время, но это ведь нормально. На самые трудные и правильные решения всегда требуется время.
  
  
   - Таська умерла два месяца назад.
   Когда Кир сказал это, я решила, что лучшим ответом будет, если я просто обниму его. И я сделала это - наклонилась и крепко обняла сына.
   Господи, один ты знаешь, как я люблю своего мальчика. Помоги нам, пожалуйста...
   - Ма-а-ам... - шепнул Кир мне на ухо.
   - М-м-м?
   - Смотри, там Таська...
   Я моментально выпрямилась.
   - Что?..
   - Вон там, смотри!
   Кир указывал куда-то за мою спину. Я обернулась.
   Первое декабря, вечер, за окном автомобиля довольно-таки темно. Мы остановились на обочине, возле цветочного киоска, и там, куда указывал Кир, действительно сидела какая-то кошка.
   Рыжая и пушистая.
   Свет падал сзади, и действительно казалось, что это Таська.
   И чем больше я вглядывалась в эту кошку, тем сильнее было это удивительное сходство.
   Мне несколько раз снилось нечто подобное после её смерти. Снилось, что она ходит по квартире, живая. Сидит у меня на коленках, лежит рядом, урчит от удовольствия, когда я её глажу. Таська ни разу не снилась мне умирающей, я помнила об этом только наяву.
   - Не может быть, - прошептала я, немеющими руками нащупывая дверную ручку.
   Я буквально вывалилась из машины. Следом за мной оттуда вывалился и Кир.
   - Нет-нет, - я не настолько потеряла разум, чтобы оставлять посреди улицы не закрытую машину, - пожалуйста, вернись на место. Я сама.
   - Мам...
   - Кир, я прошу тебя.
   Он послушался. Он всегда слушался.
  
  
   Эта кошка была очень похожа на Таську. От кончиков ушей до кончика хвоста. Не просто похожа - у меня не получалось найти ни одного внешнего признака, по которому можно было понять, что эта кошка всё-таки не Таська.
   Но она ведь не могла быть Таськой. Её сердечко перестало биться под моей рукой. Я видела её остановившиеся глаза.
   А потом я услышала этот звук.
   Кошка... пыхтела. Точно так же, как Таська. Ни одна кошка в мире не способна на такие звуки, кроме нашей.
   - Тася... - прошептала я, делая ещё один шаг вперёд. - Тасенька...
   И в этот момент кошка встала, развернулась и юркнула за палатку.
   Естественно, я побежала за ней. Я должна была убедиться, что это не Таська.
   Думаете, глупо? Но иногда нужно совершать глупости. Я человек сверхразумности, а таким людям свойственны исключительно глупые поступки. Правда, это бывает очень редко.
   Я постоянно видела впереди её рыжий пушистый хвост. Кошка лавировала между машинами, как профессионалка, и в то же время она была слишком чистой. Я видела в своей жизни достаточно много бездомных кошек - чистыми они не бывают. Особенно пушистые. У пушистых шерсть первым делом сваливается, образовываются жуткие колтуны - на улице такие кошки умирают очень быстро.
   Я не слишком часто хожу на каблуках, и это меня спасло, иначе я бы первым делом брякнулась на асфальт - он был покрыт тонким слоем льда, и я с трудом пробиралась вперёд, в отличие от кошки. Та явно была специалистом.
   И в конце концов я потеряла её из виду. Я пробежала автостоянку и детскую площадку и застыла возле подъезда жилого дома. Оглянулась по сторонам и разочарованно вздохнула.
   Чёрт. Это было глупо и предсказуемо. Догнать и поймать бездомную кошку? Надо быть кем-то вроде Оли - это она у нас заклинательница кошек и собак, любого поймает. Но я не такая.
   Я уже собиралась идти назад к машине, когда вдруг услышала характерное пыхтение Таськи за своей спиной.
   Может, я сплю?
   Я медленно обернулась и увидела её. Кошку.
   И это была Таська. Не просто рыжая кошка - именно Таська. Теперь я видела её ясно, потому что стояла буквально в двух шагах, а она сидела возле двери подъезда. И её освещал яркий свет.
   Я бы ни за что в жизни не перепутала Таську с другой кошкой. Как и Кир. И теперь я видела, что это действительно была она. Её ушки с хвостиками на кончиках, как у мейн-куна, её белые усы, розовый нос, зелёные умные глазки. Это была Тася, моя Тася.
   Кажется, у меня в этот момент сердце остановилось.
   - Тася...
   Я протянула к ней руки и сделала шаг вперёд. А Тася вдруг прыгнула в сторону и исчезла.
   Несколько секунд я не понимала, куда она делась, а потом заметила спуск в подвал. Знаете, бывает возле некоторых подъездов такое углубление. Лестница, а внизу дверь в подвал. Вот туда Таська и прыгнула.
   Я подбежала к лестнице и посмотрела вниз. Но Таси нигде не было видно. Более того - если бы она действительно прыгнула так, как мне показалось, то вряд ли осталась бы жива. У Таси всегда было плохо с прыганьем с большой высоты. Она очень любила сидеть на верхней полке шкафа, мы с Киром сажали её туда, но когда Тася хотела спуститься, она просто начинала мяукать, чтобы её сняли. Сама никогда не спрыгивала - боялась.
   И теперь я смотрела туда, в это возлеподвальное углубление, и не видела там Тасю. Да и не могла увидеть. Я вдруг вспомнила, как чудесно переливалась её шёрстка, когда она сидела там, возле подъезда.
   Это была ухоженная, здоровая кошка, а вовсе не больная и умирающая. Такой я видела Таську в своих снах. И возле подъезда сидела кошка из моих снов.
   Тася... ты, наверное, хотела что-то сказать мне? Но что?
   И почему ты пришла именно сюда, к этому подъезду, в этот грязный подвальчик?
   Если бы не ты, мне бы и в голову не пришло спуститься сюда. Но я спустилась и огляделась. И поначалу мне показалось, что здесь ничего нет, кроме мусора и гнилых осенних листьев.
   Но потом я увидела среди этих листьев шерсть. То ли серую, то ли чёрную.
   Затем ухо и усы.
   Кошка!
   Значит, ты хочешь, чтобы я спасла эту кошку? Хорошо, Тася.
   Всё будет хорошо. Я всё сделаю.
  
  
   - Мам?..
   Кир встретил меня на редкость удивлённым взглядом. Я постаралась улыбнуться.
   - Вопрос, чем ты хочешь заняться сегодня вечером, больше не является актуальным. Смотри, кого я нашла.
   Я осторожно передала в руки Киру свою куртку. Он положил её на колени и аккуратно развернул.
   - Кошка?..
   - Нет, это кот. Не поймёшь, какого цвета, такой он грязный. Когда я заворачивала его в куртку, он пришёл в себя, а до этого лежал и притворялся мёртвым.
   Глаза у кота тоже были зелёные. Не такие, как у Таськи, у неё они были поярче.
   - А где та, рыжая?..
   Я ответила честно:
   - Кир, это была наша Таська. Она привела меня к этому коту.
   Сын молчал несколько секунд. А затем кивнул. Кто угодно другой, конечно, сказал бы нечто вроде "ты свихнулась?" - но только не Кир. Он был слишком похож на меня. Меня всегда больше удивляло количество дураков среди автомобилистов или популярность табачных изделий, нежели какие-либо паранормальные явления или чудеса. Встретив инопланетянина, я бы не удивилась. Зато большинство человеческих поступков порой приводило меня в недоумение.
   - Едем в лечебницу? - это было единственным, что решил уточнить Кир.
   Я кивнула.
   - Едем.
  
  
   Оказалось, что всё не так уж и плохо. У кота была повреждена левая задняя лапка, но не настолько, чтобы паниковать. Ещё общее истощение и блохи, но это стандартный набор.
   - Он сравнительно недавно на улице, - сказала ветеринар нам с Киром. - Явно домашний котик. Молодой ещё, около года, кастрированный. Скорее всего, он какое-то время провёл на улице, а затем попал под машину. Возможно, сбивший кота водитель и положил его в этот подвал, подумал, что насмерть сбил.
   Да, наверное, так и было.
   Таська была найдена очень похожим образом и тоже с повреждённой лапкой. Удивительное совпадение.
   Кот оказался пушистым, чёрно-белым. Когда мы его отмыли и обработали от блох, то увидели, насколько он красивый. И будто бы одет в смокинг - спинка чёрная, грудка белая. Усы тоже белые, как у Таси. А носик розовый.
   - Я завтра развешу объявления, и в интернете тоже напишу, где только можно. Может, его не выбросили, а потеряли?
   Кир насыпал коту горсточку лечебного сухого корма и недоверчиво посмотрел на меня.
   - Чего же не нашли?
   - Мало ли, - я пожала плечами. - Разные ситуации в жизни бывают. Как назовём нашего временного жителя?
   Мне ещё никогда не приходилось никого называть (ну, кроме Кирилла), поэтому я немного растерялась. Джесси называли родители, а Таську - Оля.
   И я решила довериться Киру.
   - Мам, - сын встал с корточек и серьёзно посмотрел на меня, а затем на кота, - а можно назвать его Финч? В честь Аттикуса Финча.
   Я улыбнулась.
   Аттикус Финч - любимый герой Кира. Впрочем, разве может быть иначе, учитывая, что сам Кирилл почти полная копия Аттикуса? Я иногда даже дразню его этим именем, когда он начинает слишком уж умничать.
   - Конечно, можно, Кир.
  
  
   Финч освоился довольно-таки быстро. Как будто не мы его с улицы спасли, а он нас в эту квартиру привёл. Кот явно чувствовал себя превосходно, по ночам спал то у меня на кровати, то у Кира в комнате. Пытался драть обои в коридоре, пришлось повесить на это место когтеточку. И с упоением чесал когти о дно нашего старого дивана, чем порой приводил меня в полнейший ужас. Но дивану было безразлично подобное отношение, он был стар и меланхоличен, поэтому я тоже смирилась.
   Я завесила весь район объявлениями о найденном чёрно-белом коте. В интернете тоже повсюду написала, но телефон молчал. Как Кир и думал, Финч оказался никому не нужен.
   Кроме нас.
   Сын оттаял, и я вместе с ним. Мы по-прежнему вспоминали Таську, но смогли выбраться из депрессии благодаря Финчу. И я искренне радовалась, когда он по утрам приходил на колени к Киру и пытался стащить у сына колбасу, сыр или даже яичницу.
   Кирилл смеялся.
   То, что не могла сделать я, сделал Финч. И, конечно, Таська. Это ведь она нам его подарила.
   Но оказалось, что всё не так просто.
  
  
   Шла третья неделя декабря. Вторник - мой самый нелюбимый день недели. В понедельник я ещё полна сил после выходных, в среду уже чувствую приближение пятницы, а во вторник сил уже мало, а до выходных ещё слишком далеко.
   Телефонный звонок раздался, когда я, хмурясь, смотрела присланную корректуру. Там всё было очень печально, поэтому настроение у меня было преотвратное.
   - Алло.
   - Здравствуйте. Вы Анна? Я по объявлению.
   Несколько секунд я молчала, пытаясь понять, по какому такому объявлению. Так и не поняв, спросила:
   - По какому объявлению?
   - Насчёт найденного кота.
   Я глубоко вздохнула.
   - Подождите секунду. - Встала со стула и направилась к выходу из редакции, дабы не беспокоить дальнейшим разговором коллег. Выйдя в коридор, встала у стены, оперлась о неё спиной и продолжила: - Слушаю вас.
   Человек по ту сторону трубки, кажется, немного растерялся. Голос, кстати, был мужской и очень красивый. Глубокий и сочный баритон. С таким голосом ему бы актёром дубляжа работать, озвучивать знойных красавчиков - от одного голоса сомлеть можно.
   Хотя сомлеть от голоса - это точно не про меня...
   - Я, собственно, по объявлению насчёт найденного кота. На улице Космонавтов, дом пять. Чёрно-белый пушистый кот... Я его хозяин.
   Я закусила губу.
   - Прошу прощения... А доказательства у вас есть? Того, что вы его хозяин. Может быть, фотографии...
   - Разумеется, - голос в трубке, к моему удивлению, не проявил ни малейших признаков раздражения. - Я обязательно возьму их с собой, когда приеду за котом. Когда я могу приехать?
   Я уже говорила - я честный человек. Но у меня много других грехов. Один из них - это, пожалуй, излишняя категоричность. Есть вещи, которые я считаю абсолютной истиной, и люди, пытающиеся убедить меня в обратном, вызывают у меня стойкое раздражение. Например, я считаю, что нельзя есть мороженое в метро. Нельзя курить, стоя рядом с детской коляской. Нельзя кормить кошек "вискасом".
   А ещё нельзя терять этих самых кошек.
   Серьёзно, я не понимаю, как можно потерять кошку в городе. Собаку можно, и довольно легко, мы один раз в жизни теряли Джесси - впечатления были незабываемые. Но кошку... Это прям какой-то показатель человеческой безответственности.
   Ответственные и взрослые люди не теряют кошек.
   И отдавать безответственному мужику нашего Финча... Я ещё не сошла с ума.
   - Как так получилось, что вы его потеряли?
   Голос в трубке вздохнул.
   - Я уезжал в командировку на месяц. Отдал на это время Фильку своей сестре. Она хороший человек, просто рассеянный. Забыла закрыть балконную дверь, а балкон у неё не застеклен... Вот он и выпрыгнул. Она мне об этом сказала два дня назад, когда я вернулся, не хотела расстраивать.
   - Почему она мне не позвонила?
   - Потому что это я обнаружил ваше объявление в интернете, - терпеливо продолжал голос. - Десять минут назад. И сразу позвонил.
   Я молчала, раздумывая.
   Даже если эта история чистая правда... Я всё равно не отдам ему Финча.
   - Вы меня простите, - ответила я наконец, когда молчание стало слишком уж тягостным, - надо было удалить все объявления, но я совершенно забыла о них. С другой стороны, так вы хотя бы знаете, что ваш кот жив. Понимаете, дело в том, что я не хочу его отдавать.
   - Но...
   - Мы привязались к нему, - затараторила я. - Мы любим его. А вы один раз уже его потеряли, кто помешает вам потерять его ещё раз?
   - Я... - опять попытался перебить меня голос, но я не дала.
   - Не волнуйтесь, вашему коту будет у нас хорошо. Честное слово, я обещаю. Но извините, я вам его не отдам. Простите. До свидания. С наступающим.
   Кажется, он пытался сказать что-то ещё, но я уже нажала "отбой".
   Вот и всё, Финч.
   Теперь ты наш.
  
  
   На самом деле это было ещё не всё.
   Телефон в тот день звонил целых пятнадцать раз. Трубку я не поднимала, конечно.
   А потом пришло письмо на электронную почту.
  
   Уважаемая Анна, я понимаю Ваше нежелание отдавать мне кота. На Вашем месте я бы поступил точно так же. Но я прошу Вас позволить мне один раз увидеть Фильку. Обещаю, что не буду отговаривать от принятого решения и вообще буду вести себя прилично.
   Очень надеюсь на положительный ответ.
   Алексей
  
   Не зная меня, этот мужчина умудрился написать правильное письмо. Во-первых, оно было абсолютно грамотным, что редко встречается в наше время. Во-вторых, оно было абсолютно вежливым, спокойным и... справедливым.
   Алексей имел полное право потребовать от меня встречи с Финчем, но вместо этого он просил. И тем самым надавил на моё самое слабое место. Я всегда пасую перед спокойствием, вежливостью и холодной логикой. Кир прекрасно знает об этой моей особенности, поэтому вместо капризов давит на мать рассуждениями.
   - Мам, у меня в понедельник диктант по русскому.
   - Хорошо.
   - А ты знаешь, что сахар полезен для мозговой деятельности? Это доказанный факт, между прочим.
   - Ты хочешь сахару?
   - Нет, я хочу шоколадку.
   И смотрит так хитренько.
   - Орехи тоже полезны для мозгов. Давай лучше орешков купим?
   - Орехи менее вкусные, следовательно, я получу меньше удовольствия. Следовательно, пользы для мозга будет меньше, - парирует Кир, и тут же сам предлагает компромисс: - Фундук в шоколадной глазури? И вкусно, и полезно.
   И я всегда соглашалась. Так что Кирилл знал - чтобы мама сделала то, что ему нужно, надо объяснить ей, зачем это ему нужно. И чаще всего у него это прекрасно получалось.
   К письму были прикреплены фотографии. Я тут же узнала Финча. Там он, конечно, был преимущественно помоложе, но в целом не возникало никаких сомнений - действительно, Финч.
   На одной из фотографий Финч был вместе с молодым мужчиной. Я подумала, что это и есть Алексей. На телезвезду он, конечно, не тянул. Обыкновенный такой мужчина, среднестатистический. Карие глаза, темные волосы, выбритое лицо. Лицо приятное, но красавцем его не назовёшь. Если судить по фотографии, Алексей был моего возраста - чуть за тридцать.
  
   Уважаемый Алексей!
   Приезжайте к нам в гости, когда вам удобно. Можно в любой вечер на этой неделе, кроме пятничного.
   Анна
  
   Алексей написал, что приедет завтра к семи часам. Я сообщила адрес и... И рабочий день кончился. Я поспешила в школу за Киром.
  
  
   Обычно я забираю Кирилла в шесть вечера с продлёнки, и в семь мы уже дома. Иногда, когда я задерживаюсь на работе, звоню ему, и он едет домой вместе со своим одноклассником. Нам повезло - они живут в соседнем доме.
   В этот раз я успела вовремя. По пути рассказала Киру об Алексее. Узнав, что тот придёт к нам в гости завтра вечером, сын нисколько не взволновался, только кивнул. А потом, подумав, спросил:
   - Ты же не будешь отдавать ему Финча?
   Я улыбнулась и обещала, что не буду, даже если Алексей принесёт с собой выкуп за кота в виде миллиона долларов.
  
  
   Вечером, когда я погнала Кира спать, он вдруг всучил мне запечатанный конверт.
   - Вот, возьми, мам. Это для Дедушки Мороза.
   Кирилл немного помолчал, а затем добавил:
   - Надеюсь, я не опоздал.
   Я уверила сына, что не опоздал, уложила его спать, а сама пошла в ванную и, заперевшись там, открыла конверт.
   Вы меня осуждаете? Зря. Смог бы Грэй угадать желание Ассоль, если бы не знал точно, что она ждёт корабль с алыми парусами?
   Все мы играем роли. И Дед Мороз - это лишь одна из них. Я каждый год читала письма Кирилла, чтобы знать, чего он хочет. Ведь кроме тех желаний, что сын высказывал мне, в письмах находились желания секретные. И Кир всегда радовался, когда Дед Мороз исполнял их.
   Многие одноклассники Кирилла уже не верили в Деда Мороза, конечно. При современном развитии Интернета... какой Дед Мороз? Им легче верить в Ктулху, мне кажется.
   Но мой сын был необычным мальчиком. Как говорит его бабушка, моя мама: "Он такой же неисправимый фантазёр, как и ты".
   Это было правдой. Я верила в Деда Мороза до пятнадцати лет. Хотя, пожалуй, нет - я до сих пор в него верю. И я сказала Кириллу, когда он впервые спросил меня, правда ли то, что Деда Мороза не существует:
   - Кир, правда - это то, во что ты веришь. Вот Таська - она же самая замечательная кошка в мире, да? Ты в это веришь. Но для других это не так. Однако из-за мнения других людей ты же не перестанешь верить в то, что она самая замечательная?
   Сын кивнул.
   - Что же касается чудес, то вспомни наши с тобой любимые сказки. Чудеса случаются с теми, кто их заслуживает. А ещё они очень часто создаются чьими-то руками. Помнишь Грэя и алые паруса? Вот и Дед Мороз, Кир - это такая игра, в которую играют и взрослые, и дети. И он существует, пока ты играешь в эту игру.
   Кирилл понял. И мы с ним играли в эту игру каждый год. Он писал письма, я читала, он радовался подаркам, оставленным под ёлкой Дедом Морозом, я радовалась вместе с ним.
   Но в этот раз письмо было совершенно другим...
  
   Здравствуй, Дедушка!
   Я долго думал, что тебе написать. А потом вспомнил, что мне однажды сказала мама, когда я спросил, существуешь ли ты.
   Она сказала, что ты - это такая игра, в которую играют взрослые и дети. Она не говорила, но я знаю - у каждой игры есть правила. И по этим правилам подарки должны получать дети, но не взрослые.
   А давай в этом году мы изменим правила, и подарок получит моя мама?
   Я не буду говорить, что она хорошо себя вела, ведь она взрослая. Я просто хочу обменять свой подарок на подарок для мамы.
   Подари ей папу. Только не того, а другого. Настоящего папу.
   Ты же волшебник, ты поймёшь, что я хочу сказать. Настоящий - значит, настоящий, без дураков. Как моя мама. Она - самая настоящая мама в мире.
   С наступающим!
   Кир
  
   Примерно с середины письма я села на пол ванной и дочитывала его уже сидя на холодном кафеле.
   Ох, Кир... Ты думаешь, я не хочу найти такого папу? Конечно, хочу.
   Но в том-то и дело, что настоящих людей в наше время не так много.
   И уж особенно - настоящих пап...
  
  
   На следующий день случился облом. В редакции объявили внеплановое вечернее совещание, это значило, что я должна была задержаться примерно на полтора часа. Позвонила Киру, попросила поехать домой с одноклассником, потом пыталась дозвониться до Алексея, но он не отвечал. Вот зараза!
   Я настрочила ему смс с извинениями - мол, встреча отменяется, не смогу быть дома к семи часам - и отправилась на долгое, нудное и мозговыносительное совещание.
  

***

   Но у Алексея не было возможности ответить на звонок, как и прочитать смс. Выйдя с работы пораньше, чтобы успеть заскочить за тортом и цветами, ведь не дай бог в пробке застрянет, он совершенно по-глупому забыл в офисе телефон.
   Да, хорошенькое он впечатление произведёт на эту женщину с потрясающим голосом. Сначала кота потерял, потом телефон забыл...
   Интересно, а на вид она такая же потрясающая, как на голос?
   Голос у Анны действительно был феноменальный. Глубокий, истинно женский, иногда он звенел и дрожал - видимо, когда она волновалась. Любопытно, кем она работает с таким голосом?
   Хорошо, что адрес Алексей записал на листочке, а не в телефоне. Хотя он и так его запомнил, всё-таки она жила недалеко от его безалаберной сестры, на той же улице.
   Он был возле дома Анны ровно в семь. Захватил из машины цветы и торт, поднялся по лестнице, сверился с номером квартиры и позвонил в звонок.
  
  
   Открыл мальчик.
   Был он, наверное, одного возраста с его крестником - лет девять-десять, не больше. Темноволосый и темноглазый, кожа чуть смуглая - красивый парень будет, когда вырастет.
   Мальчик оглядел Алексея, чуть нахмурился и сказал серьёзно:
   - Здравствуйте. А мама вас разве не предупредила?
   Он вообще был очень серьёзный. Но не важный, а именно серьёзный.
   - Здравствуй, - ответил Алексей, - возможно, предупреждала, но, видишь ли, я забыл на работе телефон. А что-то случилось?
   Мальчик кивнул.
   - У неё совещание. Она приедет домой часа через полтора только.
   Алексей задумался.
   С одной стороны - ему здесь делать нечего, всё понятно - Анна написала, что встреча отменяется. А с другой... ну что он, не подождет полтора часа? А потом посидит полчасика и уедет, чтобы её не стеснять.
   - А можно, я подожду твою маму? - спросил Алексей у мальчика. - Я вот, торт принёс. Давай чай попьём?
   - Нет, - отрезал ребёнок, но потом поправился: - В смысле, подождать можно. Но никаких тортов до ужина.
   Алексей невольно восхитился. Вот это да! Он сам бы в этом возрасте ни за что не отказался от торта до ужина. Или вместо ужина.
   - Проходите, - между тем сказал мальчик, отходя в сторону и впуская мужчину в квартиру.
  
  
   Здесь было очень чисто и уютно. Аккуратно расставленная обувь, вешалка с одеждой, полочка с головными уборами, зеркало. На полу сначала резиновый коврик, потом ковёр с обёрнутой вокруг него тряпкой, а затем уже обычный линолеум.
   Алексей сразу обратил внимание на запах. В каждой квартире по-своему пахнет, и здесь пахло совершенно потрясающе. Что-то такое... на сгущёнку похоже.
   - Раздевайтесь, пожалуйста, - сказал мальчик. - Вот тапочки. - Он поставил перед Алексеем на пол тапочки. - Кстати, меня зовут Кирилл. Можно просто Кир.
   Мужчина только начал снимать с себя пальто и шарф, как вдруг увидел своего кота.
   Филька с важным видом выходил из туалета, но, заметив хозяина, замер и удивлённо мявкнул.
   - А вот и он! - засмеялся Алексей. - Ну, иди сюда, Фил, поздороваемся с тобой.
   - Теперь его зовут Финч, - поправил гостя Кирилл. - Финч, иди к нам.
   Кир похлопал ладонью по сиденью перед зеркалом, и кот, словно поняв мальчика, подошёл и вспрыгнул туда, подставляя свою голову под руку Алексея.
   Выглядел кот хорошо, мужчина не мог этого не признать. Шерсть чистая, колтунов нигде нет, кот явно сыт и доволен жизнью. Фил, конечно, и у него тоже не голодал, но...
   Надо признать: мама и мальчик - это лучше, чем одинокий мужчина. Хм, интересно, а папа у них есть?
   Алексей оглядел вешалку и полочку для головных уборов. Детские шапки, кепки, варежки... Хотя нет, некоторые из шапок были большими, для взрослых, но выглядели детскими. Ничего типично женского - изящных шляпок, беретов, платков...
   - Пойдёмте на кухню? Вы, наверное, хотите есть?
   - Я могу обойтись тортом, - сказал Алексей, заработав укоризненный взгляд от Кирилла.
   - Это вредно. Гастрит будет, - просветил его ребёнок. - Тем более, что мама вчера на сегодня всё приготовила. Там борщ и плов. Она ещё хотела салат сделать овощной. Но салата не будет, салат я не умею.
   "Даже странно", - мысленно улыбнулся Алексей, с интересом наблюдая за мальчиком. Тот указал ему на табурет, а сам занялся ужином, больше похожим на обед.
   Достал из холодильника большую кастрюлю, а из шкафа - поменьше. Налил в ту, которая поменьше, три с половиной половника супа. Включил плиту, поставил на огонь маленькую кастрюльку, большую убрал в холодильник.
   Когда на столе появились две супницы и банка со сметаной, Алексей не выдержал:
   - Может, маму подождём?
   - Нет, - Кирилл покачал головой, накладывая в супницы по ложке сметаны. - Мама сказала - не ждать её. Она же поздно придёт, а она в такое время уже не ужинает плотно. Она кефир пьёт обычно или чай, если на работе задерживается. Поздно есть вредно.
   Алексей слушал эти рассуждения и с удивлением наблюдал за точными движениями мальчика.
   Раньше он как-то думал, что такие дети бывают только в книжках. Правильные до мозга костей.
   Фил-Финч забрался на третий табурет и застыл, с вожделением глядя на банку со сметаной.
   - Хочешь, да? - спросил у кота Кирилл. - Сейчас всё будет.
   Мальчик положил ложку сметаны на маленькое блюдечко, поставил его на пол, а затем принялся разливать по супницам борщ.
   Алексей в этот момент хотел что-то у него спросить, но не смог - забыл, что именно, такой дивный запах был у супа. Просто... божественный.
   - Вы с хлебом едите? - уточнил Кирилл, заливая кастрюльку из-под супа водой и ставя её обратно на плиту. Алексей покачал головой, берясь за ложку и размешивая сметану.
   Запах стал ещё божественнее. Кажется, он сейчас потеряет сознание...
   - А я люблю с белым хлебом, - сказал Кир, вздохнув и садясь на свой стул. - Знаете, взять и накрошить его в суп, а потом есть так. Мне бабушка это показала, она так есть разрешает. А мама не разрешает.
   - Почему? - спросил Алексей, проглатывая первую ложку борща. На вкус он был даже лучше, чем на запах.
   - Дело не в том, почему, - засмеялся Кирилл. - А в том, зачем. - Заметив удивленный взгляд гостя, пояснил: - Мама так говорит. Надо, говорит, объяснять, не почему, а зачем. Почему, понятно - потому что мне это нравится. Но зачем?
   - Действительно, - усмехнулся Алексей. - Твоя мама - учительница?
   - Нет, - теперь уже удивился Кирилл. - Она редактор. В издательстве работает.
   - Знаешь, что, - мужчина отвлёкся от поедания супа, поднял голову и подмигнул мальчику, - если есть у тебя белый хлеб, ты его возьми и покроши в суп. Мама же не узнает, так?
   - Так. Но...
   - Никаких "но", - улыбнулся Алексей. - Иногда нужно нарушать правила, Кир. Иначе для чего они придуманы?
  
  
   На момент, когда раздался дверной звонок, Алексей понял об этой семье всё.
   Первоначально он подумал, что мама Кирилла - чрезвычайно строгая женщина, которая не даёт мальчику спуску. Но, поговорив с ним, мужчина понял, что всё совсем не так. И хотя Кир обладал повышенной серьёзностью и мудростью, не свойственной большинству детей в этом возрасте, в целом он был обычным мальчиком, способным и баловаться, и нарушать правила.
   Дело было в любви. Кирилл очень любил свою маму, осознавал, как ей трудно, и старался помогать.
   Правда, Алексей так и не понял, где их папа. Ушёл или умер? Кир сказал только, что они с мамой вдвоём, ну, ещё Финч.
   И на момент, когда раздался дверной звонок, Алексей твёрдо решил оставить им своего Фильку. Накануне он ещё думал побороться, но теперь не хотел этого делать.
   Мужчина поднялся со своей табуретки, намереваясь только поздороваться с Анной и почти сразу уйти, извинившись за то, что почти два часа без спросу просидел на её кухне - но застыл, увидев женщину, заходящую в квартиру.
   Он почему-то ожидал, что Анна будет сухонькой женщиной в очках. Как его мама-учительница. Но в коридор вошла совершенно другая женщина. Не очень высокая, но и не низкая, с приличной грудью и попой. В отличие от Кира, она была белокожей, с большими синими глазами. На голове - серенькая шапка с забавными ушами и помпоном, из-под которой торчали темные волосы.
   Шапку она сняла сразу - по плечам рассыпались чуть вьющиеся волнистые темно-русые волосы - забросила её на полочку для головных уборов, а потом обняла Кирилла.
   - Привет, - сказала она тем самым потрясающим голосом, улыбаясь и чмокая мальчика в щёку.
   Но улыбка исчезла, как только она заметила стоящего в дверях Алексея.
  

***

   Это был не очень приятный сюрприз.
   Когда в вашу квартиру четыре года не ступала нога человека мужского пола, исключая сына и различных слесарей, обнаружить вдруг в дверях собственного коридора незнакомого мужчину - это не смешно, особенно учитывая степень моего раздражения и усталости.
   Редакционные совещания всегда выматывают, а тут ещё и это...
   Я даже узнала его не сразу.
   - Вы кто?
   Надо отдать ему должное - он продолжал вежливо улыбаться.
   - Алексей, помните? По объявлению насчёт кота. Я забыл телефон на работе, когда поехал к вам, не видел ваших сообщений, поэтому был здесь к семи, как и договаривались. Мы с Киром мило пообщались, и теперь я уже ухожу.
   Я открыла рот, чтобы возразить, но он махнул рукой - опять же не переставая вежливо улыбаться.
   - Всё в порядке, я сыт и доволен. Кирилл меня накормил, Фила - то есть, Финча - я увидел...
   - Мам, он принёс твои любимые цветы, - вдруг сказал сын. - И торт, представляешь?
   - Герберы? - удивлённо выдохнула я. - Тирамису?..
   Кажется, Кирилл не сообщил Алексею об этом странном совпадении, по крайней мере если судить по его округлившимся глазам...
   - Партизан, - пробормотал мужчина, а Кир почему-то широко и безумно хитро улыбнулся.
   Ладно, это потом.
   - Тогда тем более. Я сейчас помою руки и выпьем чаю, хорошо?
   Они кивнули.
  
  
   Надо же. Герберы и тирамису. Это что же за петрушка такая получается?
   Вы можете представить себе подобное сочетание? Герберы вообще многие мужчины не воспринимают, мой бывший муж дарил мне исключительно розы, а герберы называл ромашками.
   А уж тирамису... Его не так-то просто найти в магазинах, да и хороший тирамису - это скорее исключение, нежели правило. Я всегда делала этот торт на свой день рождения, а на день рождения Кира пекла "Прагу" - именно этот торт был у него любимым. Мой сын вообще любил всё шоколадное.
   Я помыла руки, ополоснула лицо, чтобы выглядеть более свежей, прошла на кухню и начала хозяйничать. Включила чайник, поставила перед собой, Киром и гостем чашки, разлила заварку, порезала торт.
   Всё это время я ощущала на себе его взгляд. Взгляд Алексея. Он не был мне неприятен, он... просто был. Я его чувствовала. И даже удивлялась на себя - по идее, он должен был меня раздражать, но почему-то не раздражал. Наверное, я всё-таки слишком устала, уже не способна реагировать на внешние помехи.
   Кир плотоядно косился на торт, и я, положив перед ним небольшой кусочек, строго сказала:
   - Всё, хватит, а то уже поздно.
   Он кивнул, взял ложечку, отломил немного, положил в рот и блаженно прищурился. Я засмеялась, села на своё место и сделала глоток чая.
   Господи! Почему-то именно в тот момент меня захлестнула такая бешеная усталость, что даже в глазах потемнело. Я глубоко вздохнула, привычно заталкивая её в себя подальше, поставила чашку на стол и посмотрела на Алексея.
   И растерялась.
   Кажется, я всерьёз считала, что у него обычная среднестатистическая внешность? Может быть. Но глаза удивительные. Глубокого тёмно-карего оттенка, и как будто... понимающие.
   Он и вправду смотрел на меня так, словно понимал, что я чувствую - поэтому я растерялась.
   Выдавила на лицо привычную улыбку и спросила:
   - Что же вы не пробуете торт?
   - А вы? - он вернул мне точно такую же улыбку.
   - Мне нужно было промочить горло, - ответила я честно. - Я часа четыре уже ничего не пила, просто не проглочу.
   Я опустила глаза, отломила ложкой кусочек торта и отправила в рот, чувствуя при этом на себе по-прежнему его пристальный взгляд.
   Тирамису был очень вкусный. Явно не из магазина, скорее всего, из какой-то хорошей пекарни.
   - Вкусно, да, мам? - донёсся до меня будто бы издалека голос Кирилла.
   - Пожалуй, даже слишком, - я улыбнулась сыну, а затем и нашему гостю. - Спасибо большое, Алексей. Я не ожидала.
   Его взгляд потяжелел. Мне даже захотелось отвернуться. Что такое?..
   - Я тоже, - ответил он вдруг, поднял чашку и сделал глоток. И только я хотела спросить, чего он не ожидал, как Кирилл встал из-за стола.
   - Ладно, мам, я пойду к себе. Я там математику на завтра не доделал.
   Я с беспокойством взглянула на часы над кухонным столом.
   - Кир, уже поздно...
   - Там недолго, - он махнул рукой, - полчаса, потом умываться, и спать.
   - Хорошо, - кивнула я. - Только следи за временем, пожалуйста, а то завтра будет сложно вставать.
   Мне вообще-то не очень хотелось, чтобы сын уходил с кухни. Глупо, но я в эти недолгие минуты, что мы сидели, мирно пили чай и ели торт, чувствовала Кира своим живым щитом. Словно он защищал меня от этого мужчины, от его пронзительного взгляда, от... меня самой.
   Чем дольше Алексей смотрел на меня, тем сильнее его взгляд проникал мне под кожу. Она начинала зудеть.
   - Вы сказали, что тоже не ожидали. Не ожидали чего?
   - Всего, - ответил, наклонив голову, ложкой подцепил кусочек торта и отправил его в рот. - Кир накормил меня вкусным ужином, Филька... Финч здесь вполне счастлив и доволен...
   Он на миг запнулся, будто бы хотел сказать что-то ещё, но потом улыбнулся и просто спросил:
   - Можно мне ещё чаю? Совсем немного. И я пойду.
   Я кивнула.
  

***

   Анна была очень уставшей. Смертельно уставшей. Усталость прослеживалась в каждом её движении, в её дыхании, во взгляде. И, вероятно, если бы на месте Алексея был какой-то другой человек, он бы ничего не заметил, но...
   Просто он слишком часто видел подобное в собственном детстве. Женщина-камень. Несгибаемая и не сдающаяся. Женщина, для которой показать собственную слабость значит почти то же самое, чем для древнего самурая была потеря своего вассала. Позор и харакири.
   Как же она была похожа на его мать. Умру, но не признаюсь, что устала, что тяжело, что мечтаю только об отдыхе. Нет, близким людям она могла признаться, но точно не чужому мужчине.
   - Как вы всё-таки умудрились его потерять? - спросила Анна тихо, наливая Алексею вторую чашку чая. Вообще-то он уже давно не хотел ни есть, ни петь... но уходить он тоже пока не хотел.
   Нечестно, да. Но ещё несколько минут...
   - Я рассказывал... Я Фильку... Финча не терял, - он усмехнулся. - Мне по долгу службы иногда приходится ездить в командировки, и если раньше я жил один, то с этого года вот пришлось озаботиться вопросом - с кем оставить кота. У меня не очень много знакомых, кому я мог бы доверить...
   - Не сказала бы, что ваш выбор был удачным, - хмыкнула Анна, вновь усаживаясь за стол.
   - Он был единственно возможным для меня на тот момент, - мягко возразил Алексей. - Кристина - моя сестра, самый близкий мне человек. Ей всего восемнадцать, она, конечно, несколько безответственная... Но я уверен, что со временем это пройдёт. Она очень расстроилась, когда Финч потерялся, искала его. Мне не сказала - как она выразилась, "чтобы ты не переживал в командировке".
   Она просто забыла закрыть балконную дверь. А балкон не застеклен, вот Финч оттуда и вывалился. Упал, заорал и побежал куда-то. Она сама, говорит, за ним чуть вниз не сиганула.
   Алексей невольно вспомнил, как сестра винилась, что потеряла его кота, как плакала и переживала. Он тоже на неё очень рассердился поначалу, но простил. Кристина была ответственнее многих своих сверстников, и это стечение обстоятельств многому её научит.
   - У вас большая разница в возрасте.
   - Пятнадцать лет. Даже почти шестнадцать. Когда я был уже большой бугай, мама второй раз вышла замуж. И родила... Хотя ей тогда было за сорок. Так что да, в то время как мой возраст уже оставляет желать лучшего, Кристинка всё ещё девчонка.
   - Она живёт одна? Из вашего рассказа мне показалось, что да.
   - Одна, - кивнул Алексей. - Так получилось. Несколько лет назад умерла наша мама, а затем и Тинкин отец, мой отчим. Рак.
   Анна не сказала ни "сочувствую", ни "соболезную", но взгляд её наполнился горечью. Алексей привычно сглотнул накатившую вдруг боль, улыбнулся и продолжил:
   - Год назад я купил Тинке отдельную квартиру. Решил - пусть попробует. Не захочет, всегда может обратно перебраться. Квартира рядом с моей, пешком двадцать минут. Первое время я правда думал - не справится. А потом ничего, втянулась... Даже посуду стала мыть регулярно, а не раз в неделю и по великим праздникам.
   Анна смешно фыркнула, и ему после этого стало немного легче. Главное - не вспоминать, что было до, и всё будет нормально.
   - Она на самом деле не такая плохая, как вы могли подумать.
   - Да я и не думаю.

***

   Я и правда не думала. Более того - если до этого момента где-то внутри меня колола обида на эту неизвестную девушку за то, что она потеряла Финча, то теперь... Восемнадцать лет, а ни отца, ни матери, только брат. Кошмар какой.
   Мои родители были живы. Конечно, не совсем здоровы, особенно папа, но всё же живы. И я много раз благодарила Бога за это, ведь если бы я потеряла ещё их, удержаться на плаву мне было бы нелегко. Никто не знал - кроме, пожалуй, мамы и Таськи - сколь тяжело мне пришлось после ухода Саши. И эмоционально, и физически.
   Я отношусь к редкой породе людей-однолюбов. Я совершенно искренне считала, что проживу со своим мужем всю жизнь и, что называется, только смерть разлучит нас. Но разлучила нас совсем не смерть...
   Я не ненавидела эту женщину. И Сашу тоже. Я даже не осуждала его. Просто мне было очень тяжело убить свою искреннюю любовь к мужу, пусть даже к бывшему. Иногда ночью я просыпалась от тягучих, вязких снов, в которых Саша приходил ко мне, как прежде, целовал и ласкал моё тело. Нет, я не скучала по сексу, я не хотела видеть рядом с собой другого мужчину - я скучала именно по Саше.
   И вот это было самым сложным. Я человек созидания, а не разрушения. А тут мне нужно было разрушить часть своей личности, часть самой себя. Убить любовь и малейшую привязанность.
   Но я всё-таки это сделала. Я поняла это в самый последний приезд Саши - увидев его, моё сердце не дрогнуло, мне не хотелось его обнять, прижать к себе и не отпускать. Я вообще ничего не почувствовала.
   Наверное, я должна была радоваться, но вместо этого я полночи проплакала, обнимая Таську - тогда она ещё была жива. Нет ничего хуже понимания, что твоя любовь умерла, потому что ты сам её убил.
   Видит Бог, я не хотела, чтобы так случилось.
   - Я рад, что вы не вините мою сестру, - голос Алексея прогнал образ Саши из моих мыслей. - И на самом деле ведь всё к лучшему... Я, конечно, очень люблю Фильку, но у вас ему будет лучше. Объективная реальность.
   Хм. Объективная реальность. Не зная этого точно, Алексей употребил одну из моих любимых фраз.
   - Почему? - не могла не уточнить я.
   - Что - почему?
   - Ну, почему вы так думаете. Что это объективная реальность.
   - Фильке будет лучше в компании женщины и ребёнка, нежели в компании одинокого мужчины. Кстати... а папа у вас есть?
  

***

   Она напряглась. Это было почти незаметно. Кому угодно, только не Алексею. Он увидел, как её вежливая улыбка стала слегка деревянной, пальцы чуть дрогнули, сильнее сжав чашку, а глаза... глаза она отвела.
   - Вы имеете в виду папу Кирилла? Он есть, только не рядом с нами. Мы в разводе.
   Почему-то он так и думал. Ну и дурак же этот неведомый мужик.
   - Я тоже развелся. Почти шесть лет назад. Вот только детей мы не нажили, но оно, наверное, к лучшему. Света вряд ли была бы хорошей матерью, как вы.
   - Когда-то я тоже думала, что буду плохой матерью, - усмехнулась Анна. - Но вот...
   - Это естественный страх, - покачал головой Алексей. - Он присущ всем будущим родителям. Но моя бывшая жена ничего подобного не испытывала. Просто материнство - так же, как отцовство - это в какой-то мере и степени самопожертвование. Вы не можете делать то, что хочется, потому что у вас есть ребёнок. Впрочем, кому я рассказываю... Света была не готова на подобные жертвы, она слишком сильно любила себя саму.
   Анна кивнула, и он вдруг понял - пора. Увидел по её глазам. В них вновь отразилась та бесконечная усталость, которую Алексей часто замечал в глазах мамы.
   Поэтому он быстро допил оставшийся чай, погладил по голове Фильку, простился с высунувшимся из своей комнаты Киром, кивнул Анне - и вышел из гостеприимной квартиры на улицу.
   На часах было почти десять. Алексей подошёл к своей машине, залез внутрь, включил зажигание.
   Нестерпимо хотелось курить. Хотя он бросил эту бесполезную и вредную привычку в тот день, когда наконец развёлся со Светланой, которая ела его мозг все три года брака.
   А сейчас вот хотелось засмолить. С чего бы это?
   "Надо разложить всё по полочкам", - так говорила мама Алексея, и эта фраза прекрасно ложилась в уста Анны. Они действительно были очень похожи, очень. Хотя Алексей уже давно считал, что таких женщин не существует...
   - Хорошо, мам, сделаем так, как ты говорила. - Он усмехнулся, залез в бардачок, отрыл там древнюю зажигалку и не менее древнюю пачку сигарет - завалялась со времён развода. Прикурил и закашлялся с непривычки. - Полочка первая. Анна красивая. Она мне понравилась. Так, как может понравиться женщина мужчине. Полочка вторая. Она слишком сильно похожа на тебя. А я, ты знаешь, всегда мечтал встретить женщину, которая была бы похожа на тебя. Полочка третья... Я не представляю, что делать дальше.
   Сигаретный дым заполнил машину, Алексею стало неприятно, в горле запершило, во рту появилась горечь. Он открыл окно, выбросил сигарету, вдохнул холодного зимнего воздуха, и наконец принял решение.
  

***

   Почему-то этим разговором Алексей что-то во мне растревожил. Даже кофе захотелось. Хотя я вообще-то почти не пью кофе. В основном только когда голова болит или сильно нервничаю.
   Но сейчас голова не болела. И я не нервничала. Я просто устала до такой степени, что мечтала даже не уснуть - отрубиться на пару-тройку суток. Но кто же мне даст?
   Я налила себе ещё одну чашку чая и подошла к окну, успев заметить, как с автостоянки выезжает большой тёмный автомобиль. Машина Алексея, наверное. Чёрт бы побрал этого мужика.
   Я к нему, конечно, несправедлива. Он имел право приехать поведать Финча, но зачем при этом было тревожить мою душу?
   - Мам.
   Я обернулась, чуть не расплескав чай.
   - Да, Кир?
   - Я сделал уроки и ложусь спать.
   Сын подошёл ближе, я наклонилась и чмокнула его в щёку.
   - Хорошо, конечно. Ты молодец.
   - Не засиживайся, - ответил мне Кирилл строго. - Завтра рано вставать, ты же знаешь.
   Я знала.
   - Да. Не волнуйся. Сейчас допью чай, приму душ и пойду.
   Он обнял меня напоследок крепко-крепко и ушёл в свою комнату. А я вновь повернулась к окну, поставила чашку на подоконник и застыла.
   Кажется, начинался снег. Интересно, каким будет этот декабрь? Холодным... или тёплым, как в прошлом году? Терпеть не могу тёплую зиму.
   Господи, о чём я думаю? Я усмехнулась и прислонилась лбом к оконному стеклу. Всё, Аня, приходи в себя. Он ушёл. Он оставил нам Финча. Ты больше никогда его не увидишь. И так надо, так правильно.
   Я обхватила себя руками, будто бы обнимая. Я делала это с самого детства, когда мне было плохо. "Самообъятие". Нечто вроде самовнушения.
   Конечно, я могла сколько угодно притворяться, что мне не хочется быть любимой и желанной, что мне достаточно Кира, но... Господи, я же живая. И мне действительно понравился Алексей. Чем? Наверное, своей спокойной манерой отвечать. Наверное, тем, что он принёс мои любимые цветы и мой любимый торт. Наверное, тем, как смотрел на меня, с какой любовью говорил о своей младшей сестре.
   И было очень горько осознавать, что это - всего лишь маленький эпизод, который не может стать чем-то большим. И дело даже не в наличии Кира, хотя это, безусловно, важный факт. И даже не в моей внешности, которая далека от внешности женщины, сражающей мужчин наповал одним взглядом. Нет...
   Я почему-то вдруг вспомнила нашу последнюю встречу с Сашей. Нашу последнюю настоящую встречу - когда он ещё был моим мужем. "Ночь перед разводом" - так я называла её.
   Мы тогда долго, до самого рассвета, сидели в кафе и разговаривали. Саша приехал из Санкт-Петербурга специально, чтобы поговорить со мной. Только со мной, к Киру он не пошёл - сказал, что не может. Стыдно было, наверное. Я не знаю.
   Но в любом случае Саша приехал совсем поздно вечером, а утром у него уже был поезд.
   Он тогда много говорил. Гораздо больше, чем я. Рассказывал про знакомство со своей Оксаной, просил прощения, объяснял. И пил.
   Я тоже пила, но не напивалась, и помню каждое его слово.
   - Ты пойми, Анют, ты хорошая, замечательная... Но скучная просто до невозможности. Ты же сама знаешь, что не способна на безрассудный поступок, у тебя мозг главный орган...
   Очень хотелось плакать, но я не плакала.
   - Находиться с тобой рядом... эмоционально очень тяжело, Анют. Ты же идеальная, у тебя нет недостатков...
   Я не обиделась на Сашу. Он, наверное, считал это комплиментом. Но следующие его слова ранили меня гораздо глубже, чем он думал.
   - И сына ты себе такого же родила...
   Я тогда извинилась, пошла в туалет и там сидела минут пятнадцать, пытаясь успокоиться. Всё остальное показалось мне сущей ерундой по сравнению с этими словами.
   Мне даже захотелось ударить Сашу, чего со мной до этого момента не случалось.
   Оказывается, сына я родила себе. И надо же - такого же, как я. Правильного и скучного. Кирилл действительно унаследовал мой характер, только вот внешне в Сашу был - смуглый и темноглазый.
   Я помнила эти слова до сих пор. Наверное, сам Саша их уже забыл, а я помнила. Именно с них началась моя борьба с любовью к бывшему мужу. С вытравливанием этой любви из собственного сердца и души.
   Но Бог с ним, с Сашей. Алексей, с его немного лукавой улыбкой и мягкими тёмными глазами, был не похож на человека, которому может понравиться такая скучная женщина, как я.
   Я и в юности не умела отдыхать и развлекаться, а теперь уж особенно. Я не любила шумные компании, у меня было мало друзей. В свободное время я либо работала сверхурочно, либо занималась с Киром. Я почти не носила красивую одежду, только удобную, я не красилась. Я не умела флиртовать.
   Говоря откровенно, что во мне может привлечь взрослого мужчину? Умение готовить? Ха-ха.
   И почему я вообще думаю об этом? Это малодушно и неправильно. Но как же хочется...
   Сашка... какой же ты дурачок. Большой мальчик, сильный, красивый, но дурачок. Дожил до тридцати с лишним лет, а так и не понял - наши достоинства одновременно и наши недостатки. И то, что является нашей силой, если посмотреть с другой стороны, будет казаться слабостью.
   Как Кир. Он - моя сила. Но и моя самая большая слабость.
  

***

   Квартира встретила Алексея удушающей тишиной. Когда-то именно из-за этой тишины он завёл Фильку. После отъезда Кристины всё казалось каким-то мёртвым, и Фил пришёлся кстати - не так тошно было возвращаться в пустое помещение.
   Иногда Алексей жалел, что Тинка переехала в подаренную ей квартиру. Нет, он прекрасно её понимал - тридцатичетырёхлетний брат, даже самый любимый - не очень удачная компания для молодой девчонки. Ей очень хотелось уединяться со своим молодым человеком, с которым Кристина встречалась последние два года, а Алексею совесть не позволяла не обращать внимания, что они закрываются в комнате. Он понимал, дело молодое, да и Макс ему нравился, надежный парень с вполне серьёзными намерениями, этим летом они и пожениться хотели. Но срабатывал рефлекс старшего брата.
   Тинкой он гордился. Она училась на журфаке МГУ, писала статьи в женский журнал, ходила на занятия фотографией, пару раз в месяц снимала чужие свадьбы. И старалась не унывать, хотя иногда и на неё накатывало. Потерять маму в пятнадцать и отца в семнадцать - нелегкое испытание.
   Алексей переоделся и рухнул в кресло. И вроде обычный день, а он чувствовал себя так, будто целый день таскал на спине мешки с песком. И ведь накормили, напоили, и вкусно было очень, а на душе как-то погано.
   Маму Алексея звали Татьяной, и отец ушёл от них, когда ему было пять. Мама была учительницей - маленькая, тоненькая серьёзная девушка в очках. Внешне на Анну не похожа, но суть та же. Отец нашёл себе полную противоположность - высокую блондинку-художницу с большой грудью и огромными глупыми глазами, похожую на ангела до тех пор, пока она не открывала рот.
   Мама сражалась с чужими детьми на двух работах, чтобы прокормить Алексея. Сам он никогда не был похож на спокойного рассудительного Кира, с ним было много проблем. Он дрался, учился на тройки, задирался... до тех пор, пока однажды, после очередной драки с одноклассником, мама не расплакалась в его присутствии.
   Женщина-камень, Татьяна никогда не плакала. И эти слёзы, и последовавшие за ними слова - "Господи, как я устала!" - так поразили Алексея, что у него в одночасье мозги встали на место.
   А через несколько лет в их жизни появился дядя Толя. Человек-шкаф, здоровенный, широкий в плечах разнорабочий, которому почему-то вдруг понравилась маленькая худенькая учительница в очках с толстыми стеклами и нагрузкой в виде четырнадцатилетнего пацана. И Алексей не понимал, почему дядя Толя вообще заметил маму, до тех пор, пока отчим не сказал:
   - Знаешь, я в детстве историей очень увлекался. И больше всего мне нравилось читать про декабристов. И их жён. Твоя мама, Лёшка, если бы она жила в то время, точно бы декабристкой стала... Есть такое качество человеческое, оно в людях редко встречается, а в твоей маме его хоть отбавляй. Называется оно "верность".
   Верность...
   С того разговора уж почти два десятка лет минуло, а Алексей помнил каждое слово, выражение лица дяди Толи, когда он о маме говорил. И своё изумление после этих откровений.
   Второе имя женщины, чей борщ Алексей ел в этот вечер, было именно таким. Верность...
  

***

   На следующее утро я с трудом встала с кровати. Подняла себя, используя свой излюбленный способ - мысленно повторяя "завтра пятница, завтра пятница, завтра пятница".
   "Сегодня пятница" обычно действует ещё лучше, но увы - сегодня был четверг.
   Работа, как обычно, выгнала из моей головы все лишние мысли. Попробуй сохрани их там, общаясь с коллегами и авторами. И в этом, конечно, есть свои плюсы и минусы.
   А вечером, сидя за столом вместе с Кириллом, я дала себе слово больше не думать об Алексее. Хватит. Он же обо мне не думает, так чего я вдруг буду?
   И, поднимаясь на работу в пятницу утром, я была уверена, что больше никогда не увижу этого человека.
   Но я ошиблась.
  
   - Ну что? "Один дома"? - спросила я у Кирилла, когда мы отъезжали от школьной автостоянки. Сын благосклонно кивнул и с восторгом покосился на пакет чипсов, лежавший у него на коленях.
   Примерно раз в две недели я устраивала Киру "день гадостей". Он, правда, называл его "днём гадостей для радости", но это уже детали. В подобный день я разрешала ему купить и съесть то, что никогда бы не разрешила в любой другой день. Но только что-то одно. Обычно Кир выбирал чипсы, иногда - мармеладки в виде чьих-то зубов или глаз. Изредка просил порадовать его продукцией Макдональдса.
   Я тоже обычно покупала себе что-нибудь вредное, но не всегда. Сегодня вот ничего не купила - не хотелось.
   - Можно, - ответил Кир на моё предложение о просмотре фильма. - Мам, а дядя Лёша не рассказывал тебе, как он завёл Финча?
   - Кто?..
   - Дядя Лёша.
   Поди же ты... Два часа знакомства - и уже "дядя Лёша". Нет, может, для кого-то это обычное дело, чужого мужика дядей Лёшей называть, но точно не для Кира.
   - Он меня попросил так его называть сразу после того как разрешил покрошить в борщ белый хлеб, - невозмутимо продолжил сын.
   - Кир!
   - Ну а что, мам? - улыбнулся мой маленький нахал. - Он сказал, что иногда можно нарушать правила, иначе для чего они придуманы? Ты же сама так говоришь. Я поэтому и решил, что можно.
   Ох уж этот дядя Лёша...
   - Ладно, - вздохнула я, признав очевидное - рассуждения Кира логичны, возразить толком нечего. - Но только не увлекайся, пожалуйста, этими нарушениями. Систематическое нарушение правил, сам знаешь...
   - ... ведёт к нехорошим последствиям, - закончил за меня сын. - Я помню, мам. Хотя мне кажется, иногда это говорит скорее о том, что правила следует смягчить...
   - Кир! - я фыркнула, и его улыбка растянулась от уха до уха. - Иногда - может быть. Но не в случае с белым хлебом и борщом. Белый хлеб - это лишнее, а лишнюю деталь...
   - Выкинуть не жаль, - кивнул Кирилл. - Но ты не ответила, мам. Рассказывал тебе дядя Лёша, как он завёл Финча?
   Я чуть сильнее сжала руки на руле.
   - Нет, Кир. Не рассказывал.
   - Жаль. Я хотел спросить его об этом, но забыл. Подумал, может, ты...
   - Нет, я не спрашивала.
   Несколько секунд сын молчал, а потом вдруг неожиданно предложил:
   - А давай позовём его в гости, а? Заодно спросим про Финча.
   Я неловко кашлянула.
   Мне почему-то стало жарко, когда я представила, как буду звонить Алексею, говорить что-то вроде "Приходите в гости, попьём чай... расскажете нам про Финча", а он - отвечать что-то вроде "Извините, но мне некогда"...
   Какого... я вообще об этом думаю?!
   - Нет, Кир, - ответила я как можно мягче, - у дяди Лёши своя жизнь, мы, скорее всего, больше его не увидим.
   Я в этот момент сворачивала к нашему дому, выискивая глазами место для парковки, а Кирилл... он вдруг застыл, как-то странно улыбнулся и спросил:
   - Ты уверена, мам?
   И я уже хотела кивнуть, как вдруг увидела... его.
  

***

   Из того кухонного разговора с Кириллом Алексей очень хорошо запомнил многое, в том числе одну вещь - пятничные вечера для Анны и её сына неприкосновенны, они проводят их вместе. И поэтому приехал к их подъезду примерно полшестого, поставил машину, вышел наружу и застыл, гипнотизируя взглядом дорогу к дому.
   Пожалуй, это - самый глупый его поступок за последние десять лет жизни. Если не считать женитьбы на Светлане, конечно.
   Может, они поехали куда-нибудь? Может, Кир вообще сегодня не учится, мало ли, что могло случиться? Вдруг они отправились в кино? В гости? Да куда угодно!
   У него же есть телефон Анны, можно позвонить и спросить. Но... тогда не будет никакого сюрприза. А ещё по телефону проще отказаться, отшутиться, а он не хотел давать Анне ни малейшей возможности сделать это. Алексей был уверен - позвони он заранее, и женщина непременно откажется.
   Так что, когда на дорогу быстро, но аккуратно вырулила тёмная машина отечественного производства, Алексей вздохнул спокойно. Едут!
   Нет, он, конечно, не знал в лицо машину Анны, но почему-то чувствовал, что это она и есть.
   И точно.
   Дверца открылась, Анна выпрыгнула из салона и уставилась на него круглыми от удивления глазами.
   - Что-то случилось? - выдохнула, а потом, словно спохватившись, добавила: - Здравствуйте, Алексей.
   - Добрый вечер, - он кивнул и улыбнулся вылезшему вслед за матерью мальчику. - Привет, Кир.
   - Привет, дядь Лёш, - ответил ребёнок весело. Он явно был гораздо больше рад видеть Алексея, нежели Анна.
   - Ничего не случилось, - сказал мужчина, глядя ей в глаза. - Оставьте свою машину, на сегодняшний вечер я вас похищаю.
   Она только рот успела открыть, а он уже продолжал:
   - У меня билеты, - достал из кармана эти самые билеты и помахал ими в воздухе. - В театр. На трёх человек. РАМТ. Спектакль "Эраст Фандорин".
   - Ух, - вздохнул Кир.
   Анна удивлённо моргнула.
   - Но... - попыталась возразить, однако Алексей не дал ей такой возможности:
   - Нам нужно поторапливаться, начало через час. Спектакль, говорят, прекрасный.
   - Мам?.. - умоляюще протянул Кирилл, молитвенно сложив ручки. - Поехали?..
   Она закусила губу, недовольно вздохнула, но всё-таки кивнула.
  

***

   В театр мы поехали на машине Алексея. Она у него, кстати, была совсем ни чета моей. Дорогущий внедорожник. БМВ. Даже если продать нашу с сыном квартиру, денег всё равно наверняка не хватит на такое чудо расчудесное.
   Вот зачем я ему сдалась?
   Я невольно покосилась на себя. Синие джинсы, тёмно-зелёный простой свитер. Обычная повседневная одежда. На ногах - детские сапоги (для мальчиков!) большого размера. Вот сапоги, кстати, были самой дорогой деталью моего гардероба. Целых пять тысяч рублей! Потратить такие деньги на обувь значило для меня носить её потом несколько лет. Что я и делала с успехом второй год.
   Плотные колготки, которые были надеты у меня под джинсами, я тоже носила второй год. Только штопала их постоянно (рваное надевать я не могу даже под джинсы) и стирала. Штопала и стирала - и так без конца.
   Дело было не в нехватке денег. Просто мне хотелось хотя бы раз в год вывозить Кирилла на море и самой отдыхать. Поэтому я старалась экономить на том, на чём было возможно экономить. Некоторые мои знакомые считали, что я должна просить деньги на отпуск у Саши, но я так не думала. Он присылал мне довольно приличную сумму каждый месяц. Вот только эти деньги я сразу же клала в банк под проценты - Кириллу на будущее. А жили мы на мою зарплату.
   В общем, БМВ от меня так же далеко, как солнце далеко от нашей планеты. Вроде и видно, а не достать.
   И салон кожей обит. Охренеть!
   Вот и зачем я ему сдалась? Бабенка тридцать плюс, стандартной внешности, скучная до зубовного скрежета. Может, он любитель экзотики? Может, он, как в "Пятидесяти оттенках", миллионер-извращенец, обожает шлепать и связывать скромных девственниц?
   Я чуть не рассмеялась в голос. В такое я поверю если только после бутылки водки. Да и до скромной девственницы мне далеко. Особенно учитывая наличие Кирилла под боком.
   И всё-таки - что может двигать Алексеем?
   Задумавшись, я какое-то время не осознавала, что пялюсь на его руки, которыми он ловко управлялся с рулём машины. По мужским рукам можно сказать если не всё, то очень многое.
   У Алексея они были... большие. С аккуратными чистыми ногтями. Из-под тонкого шерстяного свитера серого цвета, надетого поверх рубашки, выглядывали тёмные волосы. Никаких колец или следов от них. Длинные подвижные пальцы.
   Он заметил мой взгляд, посмотрел удивлённо - и я брякнула, чтобы скрыть смущение:
   - Почему именно "Эраст Фандорин"?
   Ага, а ещё - почему именно мы с Киром? Неужели более подходящей компании не нашлось?
   - Давно хотел посмотреть, - пожал плечами Алексей. - Вы не любите Акунина?
   - Люблю. Правда, давно его не читала - "переела" его книг лет десять назад, пачками их тогда глотала. Этот спектакль, кажется, по "Азазелю"?
   Алексей кивнул, и тут с заднего сиденья подал голос Кир:
   - "Азазель"? Мам, что это?
   - Вот и узнаешь, - улыбнулась я. И невольно посмотрела на свои собственные руки - маленькие, белые, с коротко стриженными ногтями. Это были руки скорее девочки, но не женщины.
   Почему-то я вдруг вспомнила, как долго сходил с моего безымянного пальца след от обручального кольца. Тонкая, почти не заметная полоска... Целый год прошёл прежде, чем её стало совсем не видно.
   А само кольцо... Стыдно сказать, что я с ним сделала.
   А раз стыдно, то и не буду говорить.
  
  
   Я расслабилась только после того как мы подъехали к театру. Подумала, что пусть всё идёт к чёртовой матери. Я уже тысячу лет не была в театре, и неважно, что там задумал Алексей - я просто посмотрю спектакль, поблагодарю его и... достаточно.
   А уж когда началось само действие, я тем более отодвинула всё на задний план. Сидела, затаив дыхание, и следила за событиями. И вроде помню сюжет, а как увлекательно! Господи, я почти забыла, как это увлекательно - смотреть спектакль. Я почти забыла, что это такое - расслабиться и не думать ни о чём, кроме того, что происходит на сцене.
   Тяжелее всего мне пришлось в антракте. Я совершенно по-глупому оставила в машине кошелек, а Кир захотел есть. Он, правда, не клянчил, но глядел на выложенный бутербродный ассортимент такими голодными глазами, что у меня сердце разрывалось.
   Поэтому я не сопротивлялась, когда Алексей принёс всем по бутерброду и по пакетику с соком. Съела свой бутерброд, выпила сок, не взирая на позднее время, и задумалась - когда же за меня последний раз платил мужчина? Посторонний мужчина, не муж.
   Ой, давно.
   Вторую половину действия Кир сидел, вцепившись в мою руку. Он охал, ахал, вздрагивал и прижимался ко мне, когда было страшно. А в конце даже чуть всплакнул.
   - Ну не расстраивайся, - шепнула я сыну на ухо, когда актёры стали выходить на сцену и кланяться. - Видишь, все живы. Это выдуманная история, Кирюш.
   Алексей с беспокойством поглядывал на расстроенного мальчика и, кажется, начинал жалеть о выборе спектакля. Пришлось успокаивать и его:
   - Не волнуйтесь. Он просто впечатлительный. Это пройдёт. На самом деле я тоже впечатлительная, Кир в меня... и мне тоже хочется расплакаться. Но я ведь уже большая девочка, - неловко пошутила я и почему-то застыла, когда он улыбнулся.
   - Большие девочки разве не плачут?
   Что-то такое было в этом вопросе... Какой-то намёк. И мне почему-то стало страшно. Страшно, что Алексей поймёт про меня то, что я стараюсь никому не показывать.
   Страшно, что он уже это понял.
   Я не ответила на его вопрос - мне помешал гул, поднявшийся в зале. Музыка основной темы спектакля, свист, крики "браво", оглушительные аплодисменты. А в мои уши будто бы ваты набили, и тело словно оцепенело.
   Кир сидел слева, и я чувствовала, что он тоже хлопает в ладоши. Но сама я сидела, вцепившись в подлокотники кресла, и смотрела на Алексея. А он - на меня. И странно... Никогда раньше, глядя людям в глаза, я не ощущала себя так, будто я вливаюсь в человека напротив. Будто я - не тело, я - пространство, дрожащее от напряжения и желания прикоснуться к тому, кто владел моим взглядом.
   Я забыла, как дышать. Забыла своё имя, забыла, где я нахожусь. У меня не было ни одной мысли в голове, я просто... чувствовала.
   А потом рядом кто-то громко закричал "Браво!" - и я очнулась.
   Господи... Что это было?..
  

***

   Когда Анна вздрогнула и отвела взгляд, Алексей ещё несколько секунд сидел и смотрел на её профиль.
   Странное ощущение... Один раз, когда он был ещё подростком, они с мамой лежали в лесу на стареньком пледе, глядели в небо и разговаривали. Мама тогда уснула, а Алексей какое-то время смотрел в небо, и у него появилось чувство, будто он постепенно растворяется в этом небе, отделяется от тела и улетает.
   Вот и те недолгие секунды, пока Анна смотрела на него, Алексею казалось, что её глаза - часть того самого неба. Синие, бесконечные, только немного испуганные, они утягивали его в свою манящую глубину.
   А потом, когда Алексей всё же отвернулся и тоже начал аплодировать, он вдруг вспомнил. Вспомнил, что говорила мама.
   "Глаза - это зеркало души. Только там её и можно увидеть. А если повезёт, даже коснуться..."
   Может, именно это с ними и произошло? Души коснулись друг друга?
   Алексей вновь посмотрел на Анну. Если бы речь шла о любой другой женщине, он бы подумал - ерунда, так не бывает. Но, глядя на Анну, он понимал - бывает.
   Всё бывает.
  

***

   На обратном пути Кир быстро задремал. Сначала всё восхищался: "Мам, помнишь, как они классно бежали? На одном месте, а как будто правда бежали!", "Мам, а помнишь, как...", "Мам, а помнишь, что..." - а потом вдруг затих, прислонился к моему плечу (на этот раз мы сидели с ним на заднем сиденье вдвоем) и засопел. И так сладко, что мне тоже захотелось закрыть глаза и погрузиться в объятия Морфея. Тем более что время уже подваливало к полуночи.
   - Вам понравилось? - тихо спросил Алексей.
   Я кивнула и улыбнулась его глазам в зеркале заднего вида.
   - Значит, не зря согласились. Я рад.
   - Не зря, - я осторожно дотронулась ладонью до лба Кирилла - температура в норме, просто устал. - А всё-таки, Алексей... я не понимаю - зачем?
   - Что - зачем?
   - Зачем вы нас пригласили?
   Он негромко засмеялся.
   - Когда мы ехали туда, мне всё время казалось, что я вижу, как у вас в голове крутятся, вертятся и щёлкают какие-то механизмы.
   - Механизмы?..
   - Ну да. Механизмы рассуждений. Вы же именно об этом думали - зачем я вас пригласил? Верно?
   Мне стало неловко.
   - Верно, Алексей. Понимаете...
   - Понимаю, - он кивнул. - Одинокая женщина с ребёнком, а тут незнакомый мужик на БМВ с билетами в театр. Странно и подозрительно. И к каким выводам вы пришли?
   - Ни к каким, - почему-то сердце кольнула иголочка обиды, - я решила об этом не думать и просто посмотреть спектакль. Поэтому спрашиваю сейчас.
   Он фыркнул.
   - Аня, совсем не обязательно искать в каждом поступке скрытые смыслы и подводные камни. Вы хороший человек, вы спасли моего кота, мне хотелось вас отблагодарить. Удачно подвернулись эти билеты...
   - Подвернулись? - в моём голосе слышалась горькая ирония. - Вы же прекрасно знаете, что это очень популярный спектакль. Обычно билеты на него надо покупать за несколько месяцев до.
   - Из любых правил бывают исключения, - мягко возразил мне Алексей, и я вдруг почему-то вспомнила про борщ и белый хлеб.
   Стало смешно. И я подумала - чёрт с ними, с билетами, и с его мотивами тоже. Ну почему я не могу просто расслабиться?
   Саша часто упрекал меня этим. "Почему ты не можешь расслабиться?.." Этот вопрос он нередко задавал в постели, тщетно пытаясь возбудить меня после тяжёлого рабочего дня. Для него это, наверное, было почти оскорблением. А я не специально...
   Я просто не умею отключать голову.
   - Кем вы работаете, Алексей?
   Я и не надеялась, что он ответит. Не моё это дело, по большому счёту. Но он ответил:
   - Я коммерческий директор одной компании... международной компании, которая занимается производством и продажей автомобилей.
   Понятно. Не нефтяник, но тоже ничего. С машиной теперь ясно, но зато неясно с Финчем. Деньги есть, мог бы себе породистого кота купить, а Финч вполне себе дворовой внешности.
   - А как вы завели себе Финча?
   - В смысле? - глаза в зеркале заднего вида наполнились удивлением.
   - Ну откуда вы его взяли. Купили?
   - Купил? - Алексей хмыкнул. - Это извращение какое-то - животных покупать, когда их такое количество в приютах и у волонтёров. Всё равно что платить за проститутку, тогда как можно найти девушку, согласную на точно такие же разовые отношения совершенно бесплатно.
   - Алексей! - возмутилась я, покосившись на Кира.
   - Простите. Неудачный пример. Нет, я не покупал его. Нашёл в соцсетях группу, где котят бесплатно раздают, выбрал, приехал познакомиться... и не смог уехать без Фильки. Вот и вся история. Он у меня около восьми месяцев прожил, а потом я отправился в командировку и Тинка его потеряла. Так что теперь он ваш.
   Я вздохнула.
   - Извините...
   - Ерунда. Он у вас расцвел просто. Я же вижу - у вас Фильке лучше. Кстати, а почему - Финч?
   Я рассмеялась и принялась рассказывать про любимого героя Кира, поглаживая сына по мягким волосам. И приятно удивилась, когда оказалось, что Алексей читал "Убить пересмешника..."
   Впрочем, почему бы и нет? Не одна же я тут умная и с высшим образованием...
  
  
   - Давайте я помогу вам отнести Кирилла, - сказал Алексей, выруливая к заполненной машинами стоянке возле нашего подъезда. - А то он уже большой мальчик, надорвётесь.
   - Да нет, не нужно...
   - Не спорьте, Аня.
   Он это произнёс очень мягко, как обычно, но так... безапелляционно. Сразу стало ясно - что спорь, что не спорь - всё равно по-своему сделает. Решил уже.
   Так что я действительно не стала спорить.
   Мы подъехали, припарковались, вышли из машины, Алексей подхватил Кира на руки, захлопнул дверцу и направился к подъезду. А я поспешила за ним, чувствуя себя как-то странно.
   Войдя в квартиру, Алексей застыл.
   - Аня, я вам наслежу.
   - Ничего страшного, - шепнула я. - Я вытру. Отнесите его в маленькую комнату и положите на кровать, пожалуйста.
   Пока он относил Кирилла в его комнату, я переобулась, сняла куртку, приготовила тапочки для гостя и взяла половую тряпку, чтобы вытереть следы от ботинок Алексея. И когда он вернулся и тоже переобулся, я затерла все мокрые пятна на полу, положила тряпку обратно в ведро, помыла руки и прошла на кухню вслед за Алексеем.
   И только когда я увидела его сидящим за нашим столом - точнее, я видела только его силуэт, так как верхний свет он не включил - мне пришла в голову неловкая мысль: а зачем он вообще прошёл на кухню?.. Помог мне перенести сына - и ладно, и до свидания... А я ведь сама ему тапочки приготовила!
   Я сделала шаг назад, буркнула "Сейчас вернусь" и пошла к Кириллу.
   Сын спал так сладко, что я решила его не будить. Ну и ладно, подумаешь, зубы не почистил... Один раз в жизни можно.
   Я осторожно раздела Кира, сняла с кровати покрывало, подсунула ребёнка под одеяло, подоткнула его со всех сторон, поцеловала в лоб и уже собиралась уходить, как вдруг...
   - Мам, - сказал сын тихим, сонным голосом, - я тебя люблю.
   В груди стало горячо.
   - И я тебя люблю, малыш.
   Я прикрыла дверь в комнату, несколько секунд постояла в коридоре, неуверенно переминаясь с ноги на ногу... а потом всё-таки пошла обратно на кухню.
   Алексей всё сидел на той же самой табуретке.
   - Почему вы не зажгли свет? Темно же, не видно ничего.
   - Я вообще люблю в темноте сидеть, - сказал он, и я вдруг подумала: в чём-то это даже плюс, ведь я не вижу его удивительных глаз, которые столь странно на меня подействовали в театре. - С детства. В темноте или полумраке. Но если хотите, включайте, хозяйка здесь вы.
   Я вздохнула, прошла в кухню, встала рядом со столом и проговорила:
   - Если честно, я очень устала, Алексей. Вы меня простите...
   Даже в темноте я увидела, что он улыбнулся.
   - Конечно. Это вы меня простите, я совершенно забыл о времени...
   Он поднялся с табуретки, сделал шаг вперёд и застыл рядом со мной, так и не закончив фразу. А я почему-то очень резко почувствовала его тело. Его жар, запах, и странную вибрацию самого воздуха между нами. Вздохнула... и удивилась, потому что получился не вздох - всхлип.
   - К чёрту, - вдруг сказал Алексей, а в следующую секунду я уже стояла, крепко прижатая к стене его сильным телом, а сам он целовал меня.
   Впервые в жизни у меня помутился разум. Впервые в жизни я ни о чём не думала. Совсем ни о чём! Схватилась за его плечи, как утопающая, послушно раскрыла рот, поддаваясь напору мужчины, вжалась в его тело, словно хотела раствориться в нём.
   Жарко. Жадно. Жизненно... необходимо...
   Мой старенький свитер куда-то улетел, следом отправился бюстгальтер, и я почувствовала на своей груди сначала горячие руки Алексея, затем - его губы. Не менее горячие.
   Охнула, запустила пальцы в его волосы, прижала к себе сильнее, погладила твёрдые, будто каменные плечи, пока он целовал и покусывал мою шею, грудь, живот.
   Расстегнутая пуговица джинсов, затем - молния. Я пошевелила бёдрами и вынула правую ногу из джинсов, всхлипнула, когда одной рукой он перехватил её, а другой прикоснулся...
   Боже! В глазах помутилось, и я чуть не упала. Четыре года... четыре года у меня не было мужчины, и сейчас каждое движение руки Алексея, его ласковых пальцев, проникнувших внутрь меня - всё это было невероятно ярко, сильно и... мозговыносительно.
   Он ничего не говорил, просто ласкал меня там почти так же жадно, как до этого целовал грудь.
   А когда я почувствовала, что взрываюсь - мышцы вокруг пальцев Алексея сжались, а потом разжались - он отстранился, и не успела я открыть глаза и спросить, в чём дело, как он вновь приник ко мне, только на этот раз проникая в меня совсем не пальцами.
   Я тихонько взвизгнула - тесно... и больно даже!
   - Б... - выругался он, и я бы непременно возмутилась этим фактом, если бы соображала хоть что-то. Но я не соображала.
   Такие резкие, глубокие движения. С каждым из них я тёрлась о кухонную стену - вверх-вниз, вверх-вниз... Почти больно.
   Я распахнула глаза, когда Алексей чуть замедлился и задышал тяжелее - не понимала, в чём дело.
   Он смотрел на меня, сверкая глазами даже в темноте, пристально, будто прожигая взглядом...
   - Аня, - сказал очень тихо, совсем остановившись. Я чувствовала себя бабочкой, которую булавкой прикололи к стене. И нога затекла... обе ноги. - Я... чёрт, я ни хрена не соображаю... защиты нет на мне никакой, ты...
   - Неподходящий день цикла, - шепнула я, не представляя - правда это или нет. В ту секунду я бы не вспомнила даже, какой сегодня день недели, не то что день цикла.
   И Алексей как с цепи сорвался. Я еле удерживала себя от криков, дабы не разбудить Кирилла, пришлось даже укусить мужчину за плечо, чтобы чем-то занять рот.
   Никогда в жизни я не испытывала ничего подобного, никогда...
   Мы задрожали одновременно. Одновременно едва слышно застонали, одновременно потянулись к губам друг друга и почти упали на пол, перед этим, кажется, увидев все звезды Вселенной.
  
  
   Осознание случившегося накатило на меня позже, минут через пять. Именно тогда я поняла, что лежу на полу кухни. Точнее, это Алексей лежит на полу, а я на нём. Без свитера, со спущенными штанами. Между ног сильно влажно... очень сильно.
   И Алексей... одетый. Почти. Стратегически важный орган был не одет, но вся остальная одежда на месте.
   На одной из табуреток сидел Финч и укоризненно сверкал на нас глазами.
   Я попыталась подняться, но Алексей не дал. Подхватил меня, усадил себе на колени, сам опёрся спиной о стенку - о господи, я отныне всегда буду краснеть, глядя на эту стенку! - сказал, приподнимая мою голову одной рукой и заглядывая в глаза:
   - Аня, послушай... У меня самолет через пять часов, я должен ехать сейчас домой, за вещами, а потом в аэропорт. Я знаю, это всё звучит странно, но пожалуйста, я тебя прошу - не придумывай себе ничего, пока я не вернусь. Ладно?
   - Что я могу придумать? - улыбнулась я.
   Действительно, что? Сводил бабу в театр и трахнул. Чего тут ещё-то придумывать? Всё же понятно.
   - Вот, я вижу, что уже придумываешь, - сказал он мягко, но настойчиво. - Всё не так, как ты себе представляешь. И мы с тобой поговорим нормально, когда я вернусь, ладно?
   - Ладно, - пожала я плечами. Самолёт-аэропорт... ерунда. Тоже мне, нашёл отговорку. Сказал бы просто: спасибо, было классно, я пошёл. Клянусь, я бы не обиделась. Ну, почти.
   - Аня...
   И голос ещё такой - как будто он о чём-то жалеет. Интересно, о чём?
   Может, не понравилось? Нет, в это я не поверю. Ему тоже крышу снесло, как и мне.
   - Лёш, - я на секунду запнулась, но потом мысленно махнула рукой - после секса смешно "выкать", - нормально всё. Я понимаю, самолёт. Командировка опять?
   - Она самая, - он кивнул. - Ты... правда, нормально?
   - Отлично, - я усмехнулась.
   Получила хорошую такую дозу половых гормонов. Ещё на четыре года вперёд хватит. Надеюсь только, что я не забеременею, а то брякнула сдуру про неподходящий день цикла...
   Впрочем, вряд ли. Я как-то умудрилась угадать - день действительно был неподходящий.
   Алексей встал и начал одеваться. Ему это, конечно, было проще и быстрее, чем мне. Но я не стала натягивать на себя одежду, повалявшуюся в разных углах кухни - заглянула в ванную и просто накинула халат.
   Когда я вернулась из ванной, Алексей уже стоял в коридоре, обутый и одетый, и неуверенно смотрел на меня. Я улыбнулась, подошла к нему, хотела сказать какую-то дежурную фразу, как вдруг он наклонился и обнял меня.
   Да так крепко, что ребра затрещали.
   - Задушишь, - пискнула я из-под мышки.
   Алексей чуть ослабил хватку.
   - Я просто вижу, что ты уже придумываешь себе какие-то глупости, Аня. А у меня совсем нет времени... Клянусь, я вернусь очень скоро. И мы поговорим.
   - Хорошо, - согласилась я. - Иди, Лёш. На самолёт опоздаешь.
   Он чуть отстранился, но затем вновь наклонился, только теперь для того, чтобы поцеловать меня. А ещё полапать за попу и грудь.
   Ну понятно, напоследок поиграться...
   А я, дура, всё равно растаяла.
   - До встречи, - шепнул мне в губы Алексей, а потом открыл дверь и вышел. А я задвинула щеколду, поправила сбившийся халат и пошла в ванную.
   Смывать с себя следы страсти.
  
  
   "Всё равно что платить за проститутку, тогда как можно найти девушку, согласную на точно такие же разовые отношения совершенно бесплатно".
   Я почему-то очень остро вспомнила эту фразу, когда скинула халат и посмотрела на себя в зеркале ванной комнаты. Грудь вся в красных пятнах... Да, кожа у меня всегда была нежной. Но Саша ни разу в жизни не целовал меня так, чтобы пятна оставались.
   Н-да... Вот Алексей и нашёл такую девушку. Понятно теперь, зачем он меня в театр позвал. Очень удобно - я ведь никаких претензий точно предъявлять не буду, не тот у меня характер.
   Может, это была месть за кота? А, ладно. Неважно. Переживу.
   Я зачерпнула ладонью горсть ледяной воды и ожесточенно потерла лицо и глаза. Хорошо, что завтра суббота, на работу не надо идти...
   Я переключила воду с крана на душ, залезла в ванну, задвинула шторку и погрузила своё измученное, местами влажное и липкое тело под струи воды. Смывай всё, смывай... Чтобы ни следа не осталось.
   Как же это странно. Я всегда считала, что Саша был и будет моим единственным мужчиной. Честно говоря, я продолжала так считать даже после развода. Не думала я ни о ком другом... И даже когда перестала думать о Саше, другие мужчины меня не привлекали.
   И вот. На собственной кухне, с человеком, которого я видела второй раз в жизни. Это что было хоть? Это вообще нормально?
   Я всегда считала, что отдаваться мужчине на первом свидании - это надо себя не уважать. Вот я и... не уважаю. Совсем мозги потеряла. И ведь вроде не так, чтобы я каждый день о сексе мечтала. Я даже самоудовлетворением никогда не занималась. Не потому что стыдно - потому что не чувствую я ничего, когда сама к себе прикасаюсь. А морковки в себя засовывать или, не дай бог, какие-то жужжащие аппараты - это не по мне.
   Так что же я? Почему я позволила Алексею просто и грубо поиметь себя у кухонной стенки?!
   Чёрт. В глаза попала водопроводная вода. Да, именно поэтому я плачу. Именно поэтому, а вовсе не потому что... влюбилась.
   Как девочка.
   В эти его глаза, в улыбку, в голос.
   Я всегда считала, что это невозможно, что... я всю жизнь буду любить Сашу. Я ведь любила только его, он был моей первой и единственной любовью, и я думала, что это навсегда, навечно. Я думала, что настоящая любовь бывает в жизни только одна. И у меня она уже была.
   А теперь я стояла под душем, обхватив себя руками и понимая - не была. Ничего у меня не было. Ничего!
   Может быть, настоящая любовь в жизни и одна, вот только Саша ею не был.
   А Алексей... Дело не в поехавших мозгах, нет. В этой моей влюблённости. Поэтому и целовала, поэтому и отдалась...
   Ну и дура ты, Анька. Нашла в кого влюбляться. Нужна ты ему больно. Где он с его БМВ - и где ты?
   - Сашу забыла, и тебя забуду, - прошептала я, стирая с лица то ли слёзы, то ли капли воды. - Умирать во второй раз не так сложно, как в первый.
  

***

   Он не выдержал - опять закурил.
   Чёрт. Трижды чёрт. Сорвался. Ведь не хотел же так. Думал просто посидеть десять минут, поговорить, рассказать про командировку и уйти. Ага, ушёл... Так ушёл, что до сих пор ниже пояса онемение какое-то чувствуется.
   Алексей посмотрел на себя в зеркало заднего вида и усмехнулся.
   - И вроде взрослый мужик, Лёх, да? Чего же тебе тогда так крышу-то снесло? Тьфу ты... - он поморщился, открыл окно и выбросил прогорклую сигарету в снег. Достал бутылку с водой из бардачка, сделал глоток, убрал бутылку обратно и завёл машину. - Когда последний раз подобное вообще случалось, ты сам-то хоть помнишь?
   Алексей помнил. Давно-давно, когда он встретил Светлану, свою бывшую жену. От неё у него тоже сносило крышу. Но как-то... не так.
   А в чём, собственно, разница? О-о-о, разница была огромная. Светлана, которую сам он называл Светой, а все прочие - Ланой, была моделью. И она не сексом занималась - она позировала.
   Он это и понял-то не сразу. Сначала просто наслаждался ощущениями, красивой девушкой под собой и на себе, женился на этой красоте, а после свадьбы заметил, что Света не любит никого, кроме себя. По этой причине она так хотела, чтобы в их спальне на потолке было зеркало. И по стенам тоже.
   - Правда же, я классная? - спрашивала она то ли у зеркала, то ли у Алексея. - Смотри, какая у меня попка... Тебе нравится?
   Первое время эта привычка пялиться на себя в зеркало его смешила, потом стала раздражать, ещё чуть позже - бесить.
   Что же касается Ани... Она совершенно точно не думала о том, как выглядела тогда, на кухне. Растворилась в ощущениях. Теперь он, кажется, понял значение слова "отдалась". Действительно - отдалась. Полностью. Ничего себе не оставила.
   А теперь она думает, что он просто её трахнул. И ушёл. И в командировку Аня не поверила - по глазам было видно.
   Что делать? Позвонить ей из Америки, объяснить... что объяснить? Нет, это не телефонный разговор. Он должен видеть её глаза.
   Написать письмо на электронную почту? Она ведь у него сохранилась. Что ж, это лучше, чем телефонный разговор, у неё будет время подумать.
   Осталось только подобрать слова.
  

***

  
   Той ночью мне снилась Таська.
   Снилось, что я беременна, хожу по квартире с большим животом. А Таська сидит на подоконнике - красивая рыжая кошка - и шерсть её переливается.
   Я подхожу к ней, беру на руки, чувствуя, как тепло родной души окутывает моё сердце, утыкаюсь носом в её щёчку, слышу, как она пыхтит...
   Я знаю, что она умерла. И что это сон - тоже знаю. Я всегда это знаю...
   Но во сне это знание не причиняет мне боли. Словно не имеет значения.
   И я обнимаю Таську, сажусь с ней на диван и молчу. Глажу её по голове и молчу.
   - Всё будет хорошо, да, Тась?
   Она пыхтит и смотрит на меня довольными, всё понимающими зелёными глазами...
  
  
   Проснулась я оттого, что Кир залез ко мне под одеяло. Он любит так делать в субботу, когда мне и ему не нужно никуда идти. Ни на работу, ни в школу.
   Пройдёт ещё пара лет, и он перестанет залезать ко мне в кровать. Застесняется, мальчик всё-таки. А жаль... Обнимать его так чудесно.
   - Мам, - шепнул Кир где-то возле моей лопатки.
   - Угу.
   - А дядя Лёша где?
   Я вздохнула, повернулась на другой бок, лицом к Киру, обняла его и ответила:
   - В данный момент, я думаю, где-то в небе. В самолёте летит.
   - Куда?
   Хм. А вот куда - он мне вчера так и не сказал. Впрочем, какая разница? Я сама, что ли, не могу придумать?
   - В Америку.
   - Круто! - восхитился Кир. Чуть помолчал, а потом спросил: - А он к нам придёт на Новый год?
   Я с трудом разлепила один глаз и посмотрела на сына с укоризной.
   - Дай поспать матери.
   - Ну мам! Уже почти десять! Если ты легла в двенадцать, значит, ты спишь уже около десяти часов! Ты же сама говорила - это вредно!
   Язык мой - враг мой, это точно.
   Легла я, конечно, не в двенадцать. После приключения на кухне я ещё долго мылась, расстраивалась, потом не могла уснуть. Сомкнула глаза в лучшем случае в три часа ночи.
   - Изверг.
   - Я есть хочу, - вздохнул Кир и посмотрел на меня такими несчастными глазами, что я сдалась.
   - Ладно. Встаём.
   Я надеялась, что Кирилл уже забыл свой недавний вопрос, но нет...
   - Так что насчёт дяди Лёши? Он придёт к нам на Новый год?
   Ёлки. Зелёные. С шишками...
   - Вряд ли, Кир. Что хочешь на завтрак? Кашу, яичницу, блинчики, сырники, омлет, оладушки?
   - Блинчики! - сын радостно подпрыгнул. - С шоколадным соусом! Можно?
   В другой день я бы сказала - нельзя. Ну какой ещё шоколадный соус с утра пораньше?
   Но не сегодня, нет-нет. Мне самой нужен этот шоколадный соус. И побольше.
   - Можно, Кир.
   - Ура!
  

***

   Девять часов в самолёте - это пытка. Медленная и очень извращённая.
   Девять часов на работе почему-то такой пыткой не кажутся. А вот в самолёте - да.
   Примерно на середине полёта почти всех пассажиров сморило, но Алексею почему-то не спалось. И хоть глаза закрывались, недавние события будоражили кровь.
   А ещё он вспоминал Светлану. И с чего вдруг? Столько времени о ней не думал, а тут на тебе - накатило. Наверное, слишком резкий контраст между этими двумя женщинами. Между Аней и его бывшей женой.
   Ему было... двадцать четыре? Да, кажется. Надо же, десять лет прошло. С ума сойти можно. Всё как один день.
   Тогда карьера Алексея как раз пошла в гору. После окончания института он устроился в филиал международной компании по производству и продаже автомобилей, начинал, естественно, с низов. Но талантливого менеджера быстро заметили, сделали сначала главным менеджером, потом начальником отдела по работе с клиентами, затем - начальником отдела продаж, директором по продажам, а пять лет назад Алексей стал коммерческим директором.
   И это был какой-то корпоратив. Десятилетие существования компании на российском рынке? Да, именно.
   Светлана пришла туда вместе со своим братом-менеджером. Алексей тогда не понимал - глупый был ещё, горячий - что она просто искала себе мужа. И нашла. Его.
   Отличный вариант, между прочим. Относительно красивый и не старый Алексей наверняка казался Свете золотой рыбкой. И она с удовольствием забросила свой невод и поймала эту рыбку.
   Светлана была обладательницей длинных высветленных волосы ниже попы, прямых и блестящих, больших зелёных - благодаря линзам - глазок, хорошенького маленького носика и чувственных губок, которыми она прекрасно делала минет. Что и продемонстрировала Алексею несколько дней спустя в салоне его машины.
   Ему понадобилось прожить с ней в браке три года для того, чтобы целиком и полностью разобраться в подобных Свете девочках. Теперь он узнавал их в любой толпе - по улыбкам, по призывно блестящим глазам, по облизывающимся губкам.
   Поначалу он Светлане всё прощал. И её вечные капризы - хочу то, не хочу это - и постоянные съемки непонятно где по ночам, после которых она приходила в изрядном подпитии, и её нарциссизм - Алексея по первости лишь смешила её странная привычка вечно глядеться на себя в зеркало, особенно во время секса. Теперь он себя не оправдывал - дураком был. Сейчас он вспоминал свою бывшую жену, качая головой и усмехаясь. По большому счёту, у них не было ничего общего, кроме постели. Почему это его устраивало? Да потому что Алексей почти не бывал тогда дома. Он работал пять дней в неделю с утра до поздней ночи, а в выходные, пока Света бегала по салонам красоты, отсыпался. И ездил в гости к родителям.
   В конечном итоге именно мама - точнее, отношение Алексея к ней - сгубило их брак со Светланой. Хотя губить там на самом деле было нечего, но он упрямо не хотел этого видеть.
   Тогда, в тот период жизни, Света была для него удобной. Если не вдумываться, конечно. Как только Алексей задумывался или, не дай бог, анализировал её поведение, у него начинала болеть голова. Проще было исполнять капризы жены, нежели пытаться понять их смысл.
   А потом заболела мама. И Алексею стало не до Светланы. Совсем. Работа-больница-работа-больница... Он чувствовал себя заводной куклой, у которой никак не кончится завод.
   Света упрекала мужа в равнодушии к своей персоне. Алексей отмахивался - у него не было сил ни отвечать ей, ни раздражаться. Слишком много этих самых сил уходило на борьбу с болезнью матери.
   И в одно прекрасное утро Светлана сказала:
   - Ты свою мать любишь больше, чем меня! Может, ты её и трахаешь вместо меня?!
   Кажется, она испугалась собственных слов. Побледнела слегка, попыталась что-то проблеять, но Алексей не слушал. Схватил за шкирку, как нашкодившего котёнка, вытащил из-за кухонного стола, за которым они завтракали, и потащил в коридор. Открыл входную дверь и вышвырнул жену на лестницу. Благо было лето.
   Она потом звонила, устроила истерику по телефону, но у Алексея будто бы мозги вдруг встали на место. Как в детстве, когда мама однажды заплакала после его драки с одноклассником.
   Он отвалил Светлане кучу денег - лишь бы отвязалась. Его до сих пор передёргивало, когда он вспоминал те её злые и глупые слова.
   Что с бывшей женой сейчас и где она, Алексей не знал. Предполагал, что Света нашла себе очередного мужа и живёт не хуже, чем раньше, а может, и лучше. У таких девочек всё в жизни складывается по единому сценарию.
   Он улыбнулся, вспомнив Аню. Совсем другая. И сценарий её жизни гораздо сложнее и запутаннее... потому что она сама - сложнее и запутаннее.
   И Алексей теперь был рад, что Кристина потеряла Финча. Может быть, кошки гораздо мудрее нас, и он специально потерялся для того, чтобы его нашла именно Аня?
   И чтобы саму Аню нашёл Алексей.
  

***

   До Нового года оставалось меньше недели, и я решила - хватит филонить, пора покупать подарки.
   Это был мой способ избавиться от ненужных мыслей. Прекрасный способ, кстати, очень советую. Если не можешь думать о чём-то одном, подумай о другом. Я всегда так делала.
   Так что Алексей и всё случившееся стало для меня табу. Хватит нюни распускать.
   Людей, которых нужно одарить на Новый год, у меня было немного. Родители, Кир и две подруги. С коллегами по работе мы просто скидывались на общую пьянку-гулянку, чтобы не заморачиваться кучей ненужных мелочей. Да и не было у меня на работе друзей, которых хотелось бы поздравить отдельно.
   Кириллу четыре книжки, целую кучу шоколада и большой пазл на две тысячи деталей. Развлечемся с ним в каникулы. У сына, так же, как и у меня, была просто патологическая любовь к пазлам. В детстве я их постоянно собирала. Теперь, конечно, гораздо реже - только в зимние каникулы.
   Я страшно любила эти наши с Киром посиделки с пазлами. Мы подбирали детали и разговаривали обо всём на свете. Саша никогда этого не понимал, он как раз терпеть не мог пазлы. Но у него вообще вызывало раздражение всё то, что требовало определённой усидчивости, в отличие от меня.
   И наверное, если бы ему не удалось взять меня быстро, нахрапом, ничего бы у нас не получилось. Но я была слишком влюблена в него. И не смогла сопротивляться.
   Мы встретились на последнем курсе института, когда я с дневного отделения перевелась на вечернее. Я устроилась на работу и не могла ходить на занятия днём, поэтому похлопотала о переводе.
   Сашу я заметила сразу - его было невозможно не заметить. Высокий, смуглый, темноглазый, он искрометно шутил на занятиях и был королем курса. Не писаный красавец, но настолько обаятельный, что на него хотелось смотреть, его хотелось слушать.
   По какой причине он сам обратил на меня внимание... Что ж, я просто была новенькой, а потому интересной. Как он позже мне признался: "Было любопытно, какое бельё носит такая скромная девочка".
   Бельё моё он изучил во всех деталях спустя месяц после того, как мы начали встречаться. Сейчас мне кажется, что и этот месяц дался Саше с большим трудом. Он, наверное, никого так долго не окучивал. А меня вот пришлось обрабатывать, да и то - если бы я в тот вечер не выпила лишнего, может, продержалась бы подольше. Впрочем, может быть, и нет. Я действительно очень сильно любила Сашу.
   Очень.
   Мы тогда всей группой отмечали его день рождения. У него дома. Я засиделась допоздна, и когда уходили последние одногруппники, собиралась уйти с ними, но Саша схватил меня за руку и сказал:
   - Ты никуда не пойдёшь.
   И так посмотрел, что я не смогла перечить. Осталась.
   Те выходные безумными получились. Наверное, самыми безумными за всю мою жизнь. Хотя чего тут особенного - провести два дня, не вылезая из постели, спариваясь, как кролики? Для Саши, наверное, в этом не было никакого безумства. Но только не для меня.
   Он сделал мне предложение ещё спустя два месяца, на Новый год. Нет, не потому, что я залетела. Он тогда сказал...
   - Никто не забирался ко мне в голову так глубоко, как ты. Хочу, чтобы ты носила моё кольцо. Будешь моей женой?
   Саша всегда был страшным собственником. Наверное, поэтому и захотел жениться на такой скучной мне. Наверное, тогда я не казалась ему настолько скучной. Не знаю.
   Впрочем, всё это уже давно отболело и перегорело во мне. Та наивная девочка, которая любила своего мужа и единственного мужчину больше жизни, умерла в тот вечер, когда Саша прошептал в телефонную трубку:
   - Прости... я встретил другую женщину.
   Я сама убила ту девочку. Если бы я её не убила, я не смогла бы жить дальше. А это было необходимо. Ради Кирилла.
  
  
   - Мам?
   Я вынырнула из своих мыслей и уставилась на Кира. Он стоял возле дивана, на котором я валялась, пялясь в потолок.
   Завтра на работу. Не хочу. Ничего не хочу.
   - Тебе плохо? - спросил сын, серьёзно глядя на меня.
   Дожили.
   - Нет, малыш, - я приподнялась и улыбнулась. - Так, немножко голова болит. Ничего серьёзного. Я таблетку выпила, сейчас пройдёт.
   - Мам, - взгляд Кира стал укоризненным, - ты же сама говоришь, что врать нехорошо. Когда у тебя болит голова, ты всегда мочишь полотенце и кладешь на лоб, а сейчас не положила, значит, она у тебя не болит.
   Вот же... И в кого он такой? Хотя глупый вопрос.
   - Лень было, Кирюш, - упорствовала я. - Намочу и положу. Иди-ка сюда.
   Кирилл подошёл ближе, я обняла его, погладила по волосам, уткнулась носом в ухо.
   - Это из-за папы, да?
   - Нет, не из-за папы.
   - Тогда... из-за дяди Лёши? - осторожно спросил сын, и я улыбнулась. Что же ты у меня умный-то такой?
   - А других вариантов нет? Может, из-за тебя. У кого скоро оценки за четверть выставлять будут?
   - Но мам! - возмутился Кир, отодвинулся и заглянул в мои смеющиеся глаза. - Ты же знаешь, там одни пятёрки!
   - Вот именно! Нельзя таким умным быть.
   - Но мам!
   Я засмеялась и вновь обняла его.
   - "Один дома"? - шепнула я. - Теперь-то уж нам точно никто не помешает. И Новый год совсем скоро.
   Кир вздохнул и обнял меня крепче. Я знала, о чём он подумал. О своём письме Деду Морозу и о настоящем папе.
   А я ни о чём не думала. Иногда думать, пожалуй, слишком больно.
  

***

   Хорошо, что времени на сон оказалось достаточно - впереди были выходные. И сразу после того как Алексея привезли в гостиницу, он завалился спать - в самолёте это сделать так и не получилось.
   Проснулся он от телефонного звонка. Сел на постели, схватил трубку, продрал глаза и принял вызов.
   - Алло?
   - Алло? Дядь Лёш?
   Несколько секунд Алексей переваривал сам факт услышанного в трубке голоса.
   - Дядь Лёш, это Кир. Помните?
   Ещё бы он не помнил.
   - Конечно, помню. Что-то... случилось?
   Мальчик немного помолчал.
   - Нет, дядь Лёш. Просто... понимаете, я у мамы - защитник. Она так говорит. Говорит, что я её защитник. Мужчина в доме. Это значит, я должен заботиться о ней. Понимаете?
   Алексей не знал, плакать ему или смеяться.
   - Понимаю.
   - Вам нравится моя мама? Пожалуйста, скажите мне, как мужчина мужчине... Вам она нравится?
   Он встал с постели, подошёл к окну и чуть отодвинул штору. Темно. Значит, в России сейчас светло, наверное. Интересно, как Кирилл достал его номер? И как скрыл от матери этот звонок?
   - Нравится, Кир. Очень нравится.
   Алексей и сам почувствовал, с какой теплотой он сказал это.
   Почувствовал и Кир.
   - Тогда... не обижайте её, пожалуйста. Понимаете, она только кажется такой... строгой, сильной. А на самом деле мама очень ранимая. Когда папа ушёл, я боялся, что она умрёт.
   Алексей вздрогнул.
   - Пожалуйста, не обижайте её.
   - Кирилл...
   Он отошёл обратно к кровати, сел на краешек и продолжил:
   - Если уж действительно говорить, как мужчина с мужчиной... Тогда я должен попросить у тебя разрешения, Кирилл. Ты же её защитник. Разрешишь мне ухаживать за своей мамой?
   - Разрешаю, - важно ответил мальчик, и Алексей улыбнулся. - Обижать не будете?
   - Не буду. И ещё кое-что, Кир... Может так статься, что в один прекрасный день я стану твоим папой. Ты как... не против?
   Ребёнок по ту сторону океана немного помолчал, посопел в трубку.
   - А вы этого хотите? - спросил тихим, дрожащим голосом.
   - Хочу, Кир.
   - Тогда я не против.
   Алексей беззвучно рассмеялся, чтобы не обидеть Кирилла, и подумал, что в Америке кроме работы у него будет ещё несколько важных дел.
   Очень-очень важных.
  

***

   Утро понедельника я честно хотела посвятить работе. Но не получилось.
   На почте я обнаружила письмо от Алексея. И зависла.
  
   Заранее прошу у тебя прощения за краткость. Но мне здесь толком даже поспать не дают, не то, что письмо написать. Да и сам я далёк от мастера эпистолярного жанра.
   Я слышу твои мысли даже через океан, Аня. Ты решила, что я просто развлёкся с тобой, правда? Решила, что именно затем я и повёл вас с Киром в театр - потому что это был единственный способ усыпить твою бдительность?
   Позволь мне переубедить тебя, когда я вернусь из командировки. Пожалуйста. Я слишком долго искал тебя и теперь не хочу потерять только из-за одной маленькой ошибки. Я поторопился, но это единственная моя вина, Аня.
   Я приеду тридцатого, ближе к ночи, отосплюсь как следует - и жди меня тридцать первого к вечеру. С подарками. И не нужно писать мне категоричное "нет" - Кирилл меня уже пригласил в гости, а он всё-таки мужчина, и значит - хозяин дома.
   Борщ я твой уже ел, теперь хочу попробовать винегрет и салат "оливье".
   Только никакой заливной рыбы! Я её не люблю.
  
   Минут пятнадцать я сидела, глядя в монитор и даже не шевелясь. Вчитывалась в слова и фразы, пыталась понять, в чём подвох... но не находила его.
   Что же это получается?.. Он хочет... но зачем?..
   Когда я смогла двигаться, напечатала ответ.
  
   Лёша! Ты нахал. Тебе кто-нибудь говорил это?
   Хорошо, приезжай. С Кириллом я сегодня разберусь. Когда это он успел тебя пригласить, что-то я такого не помню.
   Я одного не понимаю. Зачем? Зачем, Лёша? Можешь мне объяснить, зачем тебе обычная, не слишком красивая женщина с восьмилетним мальчиком в довесок?
   Кстати. Заливную рыбу я и сама не люблю.
  
   Ответ, как ни странно, пришёл почти сразу.
  
   Во-первых, да - мне говорили. Мне и похуже говорили :)
   Во-вторых, ты красивая. И не смей спорить. Сочту за кокетство.
   В-третьих, не надо называть Кира довеском. Он прекрасный мальчик, чем-то напоминает Маленького принца. Вот только я не Экзюпери, я не отпущу его ни к каким розам на другие планеты, оставлю нам с тобой.
   Ну и в-четвёртых... Зачем? А разве это можно объяснить вот так, в двух словах, по переписке, когда мы знаем друг друга настолько мало?
   Разве ты поверишь мне, если я скажу, что ты мне нравишься?
  
   После этого письма я сидела в ступоре ещё минут двадцать.
   Маленький принц... так Кира в шутку называла одна из моих подруг. Да и Саша сам проходился несколько раз по этому "прозвищу". Только у него это получалось намного более зло, нежели у Алексея.
   В словах Лёши я почему-то чувствовала... нежность?
   Оставлю нам с тобой...
   Нам с тобой...
   И я решилась.
  
   Ты прав - не поверю.
   Потому что мы действительно знаем друг друга очень мало. И в связи с этим я хочу рассказать тебе о себе кое-что. Чтобы ты понимал, с кем хочешь связаться...
  
   Я писала своё письмо почти три часа, плюнув на работу. У меня разрывалась рабочая почта, кто-то писал в скайп, звонил по телефону, что-то говорил - и я даже отвечала. Но вся была в этом письме Алексею.
   Я должна была объяснить ему, что я за человек. Пока он не понял это сам, как Саша. И не сказал мне: "Ты скучная".
   И я писала Лёше про себя всё, что приходило в голову. Писала, что ненавижу шумные компании, что у меня мало друзей, что я не умею кокетничать и не люблю выступать на публике. Рассказывала про нашу встречу с Сашей, про наш брак и про развод. И даже про те самые слова...
   А отправив это письмо, я ужасно разнервничалась. Наверное, глупо вот так сразу выкладывать всю подноготную, но... я просто не выдержу очередного бросившего меня мужчину.
   Некоторое время я провела в туалете, умываясь холодной водой и обгрызая ногти. А когда вернулась...
  
   Аня! Хорошо, что твой бывший муж теперь живёт в Питере. Я там бываю редко и недолго, и есть шанс, что я его просто не успею найти. Знаешь, иногда я бываю кровожаден.
   Ты очень похожа на мою маму, Аня. Она тоже была готова прощать другим людям всё и при этом себе не прощала ничего, корила себя за малейшую слабость. Ты делаешь то же самое. Ты ни капли не осуждаешь своего бывшего мужа, хотя он предал вас с Кириллом. Вместо этого ты пишешь мне длинное письмо, весь смысл которого сводится к одному - показать, какая ты скучная. Мол, даже муж не выдержал - сбежал.
   Я тоже могу сбежать. На время и только для того, чтобы хорошенько набить кое-кому физиономию.
   Знаешь, что сделал твой Саша? Он оправдал собственную слабость твоей силой. Перевернул всё с ног на голову. По сути, он сказал тебе, что это не он плохой, а ты слишком хорошая.
   Аня, ты же умная девушка, неужели ты сама не понимаешь - это полный бред! Я и прокомментировать это толком не могу, сразу начинаю злиться, на меня уже тут американцы косятся.
   Давай договоримся оставить за бортом всё то, что нам говорили наши бывшие. Пусть их слова останутся им, а с нами будут другие слова.
   Ты - сильная и прекрасная. Помни это, Аня.
  
   Я прятала от коллег свою странную полубезумную улыбку и резко повлажневшие глаза. Я была не готова показывать чужим людям свои чувства, которые вдруг накатили на меня, накрыв с головой и укутав удивительным теплом...
   И я поняла.
   Нет, я совсем даже не влюбилась, нет.
   Я люблю.
  

***

   Тридцать первого с самого утра шёл снег. Прекрасная погода для того, чтобы встретить Новый год - пушистые, как кусочки ваты, снежинки, проблески по-зимнему холодного солнышка, светло-голубое небо, искрящийся снег - словно присыпанный маленькими брильянтами.
   Алексей волновался. Несмотря на недельную переписку, несмотря на несколько разговоров по телефону - удивительно тёплых разговоров - несмотря на подарки и прекрасную погоду... Он волновался, как мальчишка перед первым свиданием.
   И улыбался - наверное, глупо - выруливая к знакомому подъезду, вынимая сумки из машины и мчась по лестнице наверх, забыв про лифт.
   Мелодичная трель звонка, за дверью чей-то взвизг - неужели Кирилл умеет визжать?! - щелчок замка...
   И синие глаза, так похожие на небо. И ласковые руки, и поцелуй в щёку, и запах... чудесный запах Нового года, наполнявший квартиру наряду со сладким запахом сгущенки.
   - Это запах салата "оливье" и мандаринов, дурачок, - прошептала Аня ему на ухо, когда Алексей рассказал о своих ассоциациях.
   - Не буду спорить, - ответил он и поцеловал её, не смущаясь присутствия Кирилла. Впрочем, тот тоже не смутился - смотрел на взрослых, улыбаясь, а когда те обратили внимание на него, сказал:
   - В этом году Дед Мороз исполнил моё желание, не дожидаясь полуночи. Во даёт!
   Алексей удивлённо взглянул на Аню, которая почему-то слегка покраснела и, шепнув "Потом", жестом пригласила его в квартиру.
  

***

  
   Странный, очень странный Новый год...
   Кирилл, светящийся от счастья.
   Алексей, казавшийся таким родным, хотя он был здесь всего лишь третий раз в жизни.
   Финч, увлечённо уплетающий свой новогодний подарок - миску варёного мяса без соли.
   Наша старая пластиковая ёлка, которая после полуночи, когда Кир пошёл спать, просто ломилась от подарков.
   И я. Как какая-то принцесса - в платье цвета неба.
   И поцелуй Алексея - первый сильный, глубокий поцелуй за вечер, ведь при Кирилле было нельзя.
   Это пьянило не хуже шампанского...
   На сей раз всё было по-другому. Тягуче-нежно, медленно и настолько чувственно...
   Не взрыв, но полёт.
   - Сегодня подходящий день цикла, - улыбнулась я, не прекращая целовать Лёшу. И он ответил, не прекращая двигаться во мне:
   - Тебя это смущает?
   - Нет...
   Меня это действительно совершенно не смущало. Я очень хотела ребёнка, как и Алексей. Ведь Дед Мороз - хотя мне кажется, это всё-таки был Бог - исполнил желание Кирилла.
   В своём новогоднем бокале шампанского я нашла тонкое серебряное колечко с маленьким брильянтом в центре. Судя по лукавым лицам моих мужчин, они бросили его в бокал сообща.
   А в бокале Алексея нашлось второе кольцо. Но уже - на его палец и без брильянта.
   - А что ты всё-таки сделала с тем кольцом, Аня? Ты так и не рассказала... - спросил Лёша, когда Кир отлучился на минутку в туалет.
   - С Сашиным? Ничего особенного. Выбросила в Балтийское море, когда мы с Кириллом ездили в Светлогорск в первое лето после развода. Жестокая женщина, да?
   Он засмеялся.
   - Жестокая. Но я люблю эту женщину.
  
  
   Той ночью мне опять снилась Таська.
   Я лежала на постели, рядом спал Алексей. А Таська забралась по одеялу ко мне на грудь, легла и запыхтела. Она часто делала так, когда была жива.
   Мне всегда казалось, что она боль мою забирает...
   Но сейчас боли не было. Совсем.
   - Всё хорошо, Тасенька. Всё-всё. Спасибо тебе.
   Она переползла поближе и потёрлась о мою щёку своей.
   Спасибо тебе, Тасенька. Друг мой. Девочка моя.
  
  
   Проснулась я поздно. Впрочем, для первого января это нормально. Проснулась - и подскочила от неожиданности. Алексея рядом не было, а с кухни доносились какие-то странные звуки.
   Очень странные звуки!
   Я подскочила, накинула халат на голое тело, хорошенько завязала пояс, чтобы не дай бог не разоблачиться при сыне, и побежала на кухню.
   А там...
   - Это... что?..
   Возле плиты стоял полностью одетый Алексей, держа на руках маленького беленького котёнка. А Кирилл в одних трусах сидел на табуретке, и вокруг него прыгало, бегало и лаяло нечто маленькое, чёрненькое и ушастое.
   - Знакомься, Аня! - засмеялся Лёша, заметив меня. - Я, понимаешь, решил, что раз у нас есть Финч, то не хватает ещё кое-кого для того, чтобы семейство было полным. Вот это, - он махнул рукой на щенка, который теперь под оглушительный смех Кира начал носиться вокруг меня, - это Джим. А это, - беленький котёнок был поднят под потолок, - это Джин-Луиза. Но можно просто Глазастик.
   О Боже. Джим и Глазастик.
   И Финч тут как тут - с офигевшим видом обнюхивает виляющего чёрным хвостом Джима.
   - Дурдом, - заключила я и засмеялась. Подошла к Алексею, обняла его и осторожно погладила Глазастика между крошечных розовых ушек. - Но мне нравится.
   - Ура! - закричал Кирилл, подхватывая на руки Джима и кидаясь обнимать нас с Лёшей. - Мама не против!
   Разве я могла быть против?
   Разве можно быть против любви?
   Разве можно быть против счастья?
   Или против... чуда?
   Ведь именно чудом мне казалось всё случившееся с нами в этот последний месяц года.
   Когда-то я сказала Киру, что чудеса случаются только с теми, кто их заслуживает. И теперь мне было радостно осознавать, что мы, видимо, их заслуживали.
  

Оценка: 8.96*48  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Жизнь после смерти" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Сказки на ночь" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"