Лямина Софья: другие произведения.

Я смогу предотвратить твою гибель

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

       Ознакомительный фрагмент.
      Полную версию книги можно купить по ссылкам, указанным ниже.
      https://www.litres.ru/sofya-lyamina/ya-smogu-predotvratit-tvou-gibel/ (ЛитРесс)
       http://www.ozon.ru/context/detail/id/138697918/ (Ozon)
       https://andronum.com/avtory/lyamina-sofya/ (Andronum)
       Они убивают без лишних слов. Одним движением руки лишают жизни, права на существование или возможность быть. Прекрасные, жестокие, отстраненные от проблем этой жизни, безупречные. Они те, кто ни минуты не сомневаются в своих действиях. Они знают свою задачу и выполняют ее, не взирая на горы трупов и полные крики боли за спиной. Они не слышат мольбы своих жертв. Жестокие, беспринципные и опасные. Каратели. Сотни веков они строили и плели свои интриги, постепенно захватывая власть. Они подчинили себе весь мир, став его беспрецедентными владельцами. Но даже абсолютной власти когда-нибудь приходит конец. Игроки на поле жизни начинают меняться, кровь в жилах тянуться тугими ручьями, а атмосфера накаляться. И в этой смертельной игре карателей оказываются слишком высокие ставки. Готовы ли они поднять их? Любовь столкнется с ненавистью, смерть с жизнью, достоинство с бесчестием, благородство с подлостью. История о боли в прошлом и жажде к будущему. История, которая расставит приоритеты. История, которая изменит взгляды на мир. И в этой непрерывной гонке, так актуальны слова: "Я смогу предотвратить твою гибель". Только каратели смогут доказать, что действительно важно в этой жизни. Алекса - гордость и жестокость. Дениел - благородство и преданность. Элисс - страх и долг. Кэтрин - обязанность и честь. Отсчет пошел.

  Софья Лямина
  Я смогу предотвратить твою гибель
  
  
  
  Хочется выразить благоданость тем, кто поддерживал меня все это время. Тем, кто верил в меня даже тогда, когда в себя не верила я. Большое спасибо вам, моим самым дорогим людям.
  
  
  "ПРИЧИНА"
  
  
  В душе горел могучий пламень
  Всепобеждающей любви,
  Но сердце стало, словно камень,
  Прошло волнение в крови.
  А раньше кровь была горячей
  И сердца стук, как в барабан,
  Кровь холодна, и сердце плачет,
  Кровоточит от тяжких ран.
  Жизнь круто изменила что-то,
  Увяла у любви краса,
  Сломались крылья для полёта,
  Нельзя подняться в небеса...
  ...И вспомню юности порывы,
  Жару в крови и стук сердец,
  Жизнь может быть ещё счастливой,
  Найду причину, наконец.
  
  
  Анатолий Болутенко
  
  
  
  
  "Мне жизнь дала лишь несколько секунд.
  Впервые вздох, испуг и боль впервые".
  
  
  Татьяна Нустрова
  
  
  
  
  
  Часть 1
  
  
  
  Глава 1. Введение
  
  Блеск в глазах.
  Она бежала. Бежала из последних сил, выбиваясь из ритма леса, из привычных и спокойных миров и восприятий. Она бежала, невзирая на дикую боль в боках, не обращая внимания на тяжесть ног. Крутя в голове единственную мысль, которая казалась возможной в непрерывной гонке.
  Встречный мир сплелся в размазанные пятна зелени и проблесков света, на которых обращать внимание она не успевала, ведь они там, сзади нее. Они бегут, она чувствует их взгляды, их сигналы и требования остановиться.
  Рано останавливаться, рано сдаваться, она еще поборется за право быть свободной.
  
  Сейчас, самое время, они достаточно отдалились от границ. Резкая и дикая боль пронзила все тело, в глазах потемнело. Она не помнила, когда вскрикнула, не запомнила, когда в глазах заплясала тьма... Минута, и она снова бежит с удвоенной скоростью.
  Прыжок. Она перепрыгнула поросшее мхом дерево. Злобно усмехнувшись, она резко свернула вправо, делая петлю, и выворачивая на ту же дорогу. Раздался треск дерева. Кажется, на одного стало меньше... А скоро их не останется совсем. Каратели будут в ярости.
  Со спины раздался утробный рык. Они рядом.
  Ее улыбка напомнила бы им, их место. Зря, ох зря, они решили ей мешать.
  * * *
  - Ты должна была догадаться о возможном нападении. - сообщил Дениел, отправляя в рот последний кусочек из порции тако.
  Светловолосый молодой человек слегка покачал головой, смотря на нее выразительным взглядом, цвета крепкого кофе. И вновь, за всю их беседу укоризненно наклонил голову, и чуть сдвинул нахмуренные брови.
  - Ага, а еще о том, что Наполеон не сможет захватить Россию! - злобно вставила она.
  - Наполеон был не в твои времена. - меланхолично ответила белокурая девушка, сидящая напротив.
  - Ну так и нападение произошло в момент ее отсутствия. - ехидно прокомментировал и пожал плечами Майк.
  - Это ее задание, с которым она должна была справиться. - глухо сообщил Дениел.
  - Ты ведь не знаешь, что это значит, Майк? - вопросила Алекса, - Собачки вообще на редкость малосообразительны.
  Сидя пятничным вечером в уютно обставленном кафе, вы бы и не обратили внимания на группу подростков, собравшихся в самом углу за круглым столом, и уж точно бы не стали вслушиваться в их разговор, полагая, что речь ведется о новой захватывающей игрушке, выпущенной на прошлой неделе. И уж точно бы не подумали, что они часть темного, неизведанного мира истребителей нежити, как они ласково называли всех тех, кто был им не по душе.
  - Кэт, этого пункта не было в договоре, но все же... - сухо сообщил Дениел, - Все случилось во время твоего патрулирования. Не думаю, что Ковен станет придираться к подобным мелочам, но узнать, что за придурок влез на территорию, охраняемую карателем, все же стоит.
  - Это должно быть увлекательно. - хищно улыбнулась Алекса, - Не думала, что подобные самоубийцы еще остались.
  - Да, знаю, это действительно мой прокол. - тяжело вздохнула она, - На защите границ была стража, я не понимаю, как они пробрались сквозь нее. - закончила девушка опустив голову на руки. - Но утешает мысль, что это далось им нелегко.
  - Тебе повезло, что их нападение не было включено в твое задание. - усмехнулась Алекса.
  - Если бы это было частью задания, то я бы не допустила подобного промаха. - сообщила Кэтрин. - В конце концов, приближенные к Ковену, пользуются их безоговорочным доверием, а так, их подвести - смертельно.
  - Они гнались до самого города, дальше было нельзя. - сообщил Майк, стараясь не уделять внимания, порой неясным репликам карателей.
  "У всех могущественных и опасных свои сдвиги по фазе". Успокоив себя этим выводом, он приготовился слушать.
  - Нельзя было бросать нам вызов. - сухо проговорила Алекса. - Последний раз, когда кто-то решил рискнуть, нам пришлось вырезать весь клан.
  - Не понимаю! Как она могли обратиться в городе?
  - Старейшины считают, что у них были пособники среди людей, - Дениел пожал плечами. - те провели их через свою частную территорию, и на улицы города они уже вышли людьми.
  - Поклеп! Ни один из людей не стал бы связываться с отбросом! - заявила Алекса.
  - Они не одни из нас, и стая оборотней их привлекает, - качнул светловолосой головой Дениел. - я бы сказал, что наши вообще не слышали об этом, иначе слежка была бы и в городе. Сама подумай, зачем нам и стае что-то менять, учитывая, что они только начали вести полноценный образ жизни, после последнего полнолуния?
  - Возможно новообращённые? - внес предположение Майк.
  - Вряд ли... - Алекса взметнула рукой прядь белоснежных шелковистых волос. - Слишком много проблем для глав семейств. Ведь убили то оборотней, кровных братьев. Вы слишком высоко цените подобные мелочи.
  - Дело даже не в этом, - усмехнулась Кэтрин - пособника найти и наказать не наша проблема, пусть этим занимается стая. Там было слишком много странностей, даже для меня. - качнула головой она.
  - Что именно?
  - Следов слишком мало. Судя по ущербу, их было около десяти, следов же как от трех, максимум до пяти лап. - девушка вздохнула - Я облазила всю округу, ничего...
  - Ты уверена? - потрясенно выдохнула Алекса - Такой ущерб не могли нанести только три волка...
  - К сожалению, я более чем уверена в этом.
  - Но почему обвинили тебя? - поинтересовался Майк, - Как будто твоя вина в том, что они устроили там резню.
  - Это было на отведенной мне территории. - спокойно заявила девушка.
  - А как же стража?
  - Их задача не впускать и не выпускать без моего разрешения, вот тут главная странность, у них было письменное разрешение на вход. - вздохнула Кэтрин.
  - Но ведь это не ты... - начал говорить Майк, но карательница его перебила.
  - А ты попробуй, докажи! - усмехнулась Кэти. - Разрешение было, а значит вся вина на мне, я пропустила чужаков.
  - Что произошло дальше? - заинтересованность Алексы проявлялась лишь в нетерпеливом тоне, в остальном же она вела себя спокойно и обворожительно, успевая улыбаться проходящим мимо официантам и отвечать на приходящие ей сообщения.
  - Стая пропустила ее. Разумеется, догадавшись, что что-то не так, когда она уже успела прикончить практически половину стаи и одного из пособников. - Кэти слегка пожала плечами.
  - Считаешь, что охота ведется за стаями?
  - Охота ведётся за хранителями. - возразила она. - Зачем кому-то оборотни, если можно получить одного хранителя с кладезем знаний в голове? Вероятно, именно из-за этого.
  - Они давно и обезумели. - Алекса усмехнулась.
  - Они действуют по закону и в своих интересах. - пожала плечами Кэти.
  - Именно поэтому они не смогли предотвратить нападение? - иронично вскинула бровь Алекса.
  - Сигнал... - замялась Кэтрин.
  - Поступил не сразу, только спустя пятнадцать минут после того как они пересекли равнину и были уже около города - задумчиво добавил Дениел.
  - Что ты хочешь этим сказать? - нахмурил брови Майк.
  - Лишь то, что возможно Кэт не виновата... - пожал плечами каратель. - Посудите сами, к ней на территорию врывается уверенная женщина со свитком и подписью Кэтрин, стражи купились на ее уверенность, ослабили свое внимание, читают документ не вчитываясь, в поисках подлянки, если вообще читают его. - он обвел взглядом собравшихся. - Женщина спокойно пересекает границу и убивает пособника, который мог бы тебе доложить о подозрительной персоне, ведь он приближенный друг, следовательно, убив его, она бежит в сторону города, точно зная, что охоту в городе они продолжать не будут. По какой-то странной причине, когда она пересекла четвертый сектор, сигнал не сработал, и что еще более странно - на этой территории не было стражи, хотя четвёртый сектор граничит с территорией, главой которой является Джим. Здесь она беспрепятственно прошла, а уже около равнины привлекла внимание, когда до города осталось каких-то восемь километров. Там за ней погнались стражи и она, обратившись, успела забежать в город. Переключив внимание на нее, мы забыли о границах и твоя территория, территория Джима, Майка и Стефы подверглись нападению. Верно?
  - Да, - Майк кивнул - мы насчитали десять жертв.
  - У меня двадцать... - тяжело вздохнула Кэтрин. - Но, самое ужасное, что они были замечены по всей территории Канады.
  - Наши усиленные меры безопасности не помогли...
  - Более того, я уверена, что нападают одни и те же. - Алекса вскинула бровь.
  - Они не могли так быстро пересечь несколько городов, там слишком много стай, они между собой грызутся за территорию, а тут...
  - Но приметы совпадают: черные глаза, высокий рост, брюнетка. - Майк взглянул в глаза Алексе - Кстати, у них у всех есть нечто общее - татуировка в виде знака бесконечности. Смахивает на какую-то секту.
  - А самое главное отличие - "фанатичный блеск в черных как ночь глазах". - срывающимся голосом закончила Кэти. - Так заявил один из выживших.
  - Выживших? - вскинула бровь Алекса. - Я думала, что погибли все.
  - Не-а - пожала плечами Кэтрин - Того прикончила я. С такими травмами не выживают. Я избавила бедолагу, от мучений, сразу после того, как он мне рассказал все, что знает. И фанатичный блеск был главным его аргументом.
  - Значит, очередные психи, на нашу голову? - непринужденно поинтересовался Дениел.
  - Скорее всего задание не поручат нам, мы же не ищейки. - фыркнула Алекса.
  - Ну, знаешь ли, - обиженно произнес Майк. - между прочим, отличное обоняние - это даже плюс.
  - Только если ты сторожевая собака, - Алекса разгладила белоснежное платье. - а вообще, я есть хочу, пошли отсюда...
  - Тебя чем-то не устраивает тако и пицца? - вопросил Майк, пытаясь вести себя непринужденно.
  Он не понимал, как можно быть настолько беспечными? Разве люди действительно не понимают сути происходящего, или специально закрывают на все глаза. Ему, карателю, было трудно это понять.
  - Это...не еда. - презрительно фыркнула Алекса.
  - Новая диета?
  - Жизненный принцип... - раздраженно бросила девушка. Телефон завибрировал, и она, вытащив его из розового чехла, улыбнулась. - Кроме того, у меня появились дела.
  - Более важные, чем нападения на стаи? - Майк вопросительно глянул на собирающуюся девушку.
  - Это проблемы стаи, а не меня. И вообще, я им в надзор не набиралась. - и она гордо вскинув голову, круто развернулась на каблуках, направляясь в сторону выхода.
  - Я тоже сваливаю, - сообщил Майк, наблюдая за исчезнувшей Лекси - сегодня собрание стаи. Я обязан на нем присутствовать.
  И оборотень растворился в толпе, вслед за карательницей.
  - С ней все также сложно иметь дело? - усмехнулась Кэти, взъерошивая волосы Дениела на голове.
  Она помнила Алексу еще с момента, когда та была человеком. Кэтрин была одной из тех, кто нашёл ее на небоскребе.
  Белокурая карательница вызывала в ней противоречивые чувства, но одно Кэтрин поняла точно. В ситуации с Алексой трудно быть в чем-то уверенной. Лекс всегда может в чем-то убедить, а затем развернувшись на своих каблуках, доказать полностью обратное. Она высокомерная стерва, но благородство в ней все же осталось.
  - Она не менялась. - пожал плечами Дениел. - А теперь давай честно. - пробормотал он, наклоняясь через стол к девушке. - Что действительно произошло там?
  - Я все сказала. - спокойно ответила Кэти.
  Молодой человек снисходительно улыбнулся. - Я слишком хорошо тебя знаю, Кэтрин Элизобет Марион, ты всегда, что-то недоговариваешь.
  - И когда ты стал таким наблюдательным? - усмехнулась Кэти.
  - Так было всегда.
  - И что же изменилось?
  - Мало времени Кэт, - серьезно кивнул он - вожаки стай бьют тревогу. По всей планете около ста нападений. Двадцать из двухсот стай полностью разорены.
  - Насколько я знаю, в прошлую пятницу произошло сразу несколько нападений в южном и западном округах... - попыталась перевести тему Кэтрин, но наткнувшись на укоризненный взгляд пронзительных черных глаз, передумала - Ладно, все хуже, чем мы думаем.
  - Поясни. - Дениел скривил бровь.
  - Это что-то другое. Не оборотни и не вампиры, охотники здесь тоже не причем. - тяжело вздохнув, подтвердила она его худшие опасения. - Следы всего нескольких людей.
  - Кэтрин, несколько людей не смогли бы убить охрану в виде оборотней. - он качнул головой - Слишком много стражей, и мало их сил.
  - Ой да брось, я не могла ошибиться, их было мало. И это были люди, просто люди.
  - Слишком сильные для людей, учитывая их выносливость, они бы выдохлись на первой стометровке... - усмехнулся Дениел.
  - Ты мне не веришь? - Кэтрин сощурила глаза.
  - Нет, не верю. - ответил парень.
  - Как грубо. - возмутилась карательница.
  - Зато искренне. - пожал плечами Дениел. - Ты сама подумай, оборотни и люди, даже рядом не стоят, а ты говоришь о том, чтобы человек оборотня уничтожил. Тут если человек и сможет убить оборотня, то спустя минуту и сами коньки отбросит, а тут двадцать только твоих стражей. Это бессмысленно. - уверенно продолжил Дениел.
  Его начинало утомлять то, что он должен изображать присущие людям чувства и жесты. Они казались ему слишком пустыми и бессмысленными.
  - Я проверяла лично - настойчиво сообщила Кэтрин.
  - Значит, плохо проверила. - вздохнул Каратель, пытаясь замять, ставший скучным разговор.
  - Раз такой умный, иди и проверь сам. - бросила Кэт.
  - Обязательно, Кэтрин.
  - Послушай, Дени, - неприязненно промолвила рыжеволосая карательница - я облазила каждую ель, каждый кедр, каждый клен, каждую яму и закоулочку, и не нашла следов оборотней. Ближе к городу появился один след, и только один, скорее всего это маньячка обернулась. И все, больше ни одного.
  - Допустим, что я верю. Возможно, ты и права, но, тогда как они убили стольких?
  - Я не знаю. - она накрыла глаза руками. - Знаешь, я уже устала обсуждать эту тему, подумаешь на пару собак меньше...
  - Ты действительно устала. - усмехнулся Дени. - Я в первый раз из твоих уст слышу такое непочтительное отношение к оборотням.
  - Да, что-то я переборщила.
  - Вполне естественное заявление. Мне самому в тягость работать с этим, как выразилась Алекса, "отбросом". Оборотни не наши друзья, они наши враги. И помогать им не наша обязанность. Глупо это отрицать.
  - Именно. - усмехнулась Кэтрин. - Наша обязанность их уничтожать.
  - Как думаешь, они сильно расстроятся, узнав что мы больше не намерены с ними сотрудничать?
  - Вожаки будут в ярости. - скучающим тоном добавила Кэтрин.
  * * *
  Луна отражалась в серой непроглядной озерной воде, освещая мир, в бликах своего существа, поглощая и возрождая живущее сейчас, и когда-то давно в прошлом.
  Прикрываясь тучами и небом, Луна жила. Ради смены жизней в опустившихся сумерках, оживляя все мертвое, и даруя свободу. Повинуясь воле ночной царицы, существа восставали из под земли. Они кричали и молили оставить их в мире мертвых, но она, неумолимо вырывала их из оков смерти, и убивала недостойных вновь, не прощая ошибок. Они шли, повинуясь ее зову, то взлетая, то падая вниз, навстречу ледяному отражению царицы в воде. Их слезы и крики оглушали всех и вся, но не давали шанса услышать, разрывая словами и муками изнутри, моля о пощаде.
  Ее неприступность и холод, добивали умирающих. Она мучила их, вкушая их страдания, и светясь от этого сильнее, чтобы поднять еще больше новых и старых своих жертв.
  Смерть. Луна жила ей, она питалась ужасом и муками, увеличивая свою власть в тысячи раз. Заставляя чувствовать свою ничтожность. Она не пыталась поощрить, она жестоко наказывала.
  Девушка шла среди деревьев, огибая их и прижимаясь телом к каждому, пытаясь защититься, ведь она слышала голоса и крики мертвых. Их муки и крики, она боялась. Безграничным, парализующим страхом, который вызывал дрожь, но подгонял своими щупальцами изнури, обволакивая и поглощая. Бойся. В ее глазах отразилась царица минувших ночей, царица мертвой жизни, царица смерти. Карие глаза распахнулись от увиденной картины, смешавшей в себя и боль, и прекрасное. Она замерла, не зная что делать, забыв как дышать, забыв как жить, как чувствовать. Она смотрела на нее, серебристую и зловещую, окруженную на синеве неба, яркой аурой света. Ее взгляд упал на поляну перед озером, в непроглядных сумерках трудно было что-то заметить кроме тумана и призрачного сияния. Девушка перевела дух, должно быть показалось. Плавно оторвавшись от ствола дерева, она двинулась вперед, к глади зеркальной чистой воды, обходя поляну по середине, она все больше попадала под чары ее величества. Она забыла об опасности, повинуясь минутной слабости, не думая о последствиях. Казалось, её легкий шаг отдавался гулким басом где-то глубоко в земле, в самых затаенных глубинах небытия. Она наслаждалась прохладой воздуха, нежными прикосновениями ветра, темноте вокруг. Ей хотелось не думать, просто идти и слушать, забываясь. Окруживший ее ореол спокойствия - убаюкивал.
  Шаг... Второй... Третий.
  Со злобным рыком, из земли высунулась обглоданная рука с потрескавшейся кожей, местами виднелась кость, и смердело зловонным запахом. Девушка закричала, прорывая из души уже забытый ужас. Рука, вцепившись ледяной конечностью в землю, пыталась выбраться, что бы вновь почувствовать себя живой, вдохнуть воздуха мира, и умереть. Она хотела возродиться, что бы вновь умереть в ужасных муках, раздирающих все ее существо на части.
  Девушка упала, от содрогнувшейся земли, оседая на землю, она думала лишь о неминуемой гибели, и ее будущей жизни, ожидающей судьбе среди этих же проклятых бедолаг.
  Тонкая рука обхватила ее ногу. Появившиеся из ниоткуда вторая конечность, обхватила предплечье девушки, утаскивая ее в недра земли. Она набрала в легкие воздуха, и приготовилась к смерти. Воздух уже начал покидать ее легкие, а туловище было наполовину в земле, когда она услышала шаги.
  Медленно накатившая темная занавеса покачнулась от насмешливого высказывания:
  - Очередная кисельная барышня?
  - Нее, жертва падшей любви, ну или просто дура, - голос задумчиво затих - второй вариант наиболее вероятен. Жесткий металлический звон потряс тишину леса. Удар. Полный боли вопль.
  Она медленно открыла глаза, приходя в себя, чтобы увидеть открывающиеся сражение.
  Девушка, окруженная в ярко - рыжем ореоле волос, взлетела в воздух, выписывая сальто, и ударяя невидимого противника железным кнутом, вновь приземлялась, и развернувшись снова ударяла жестким ударом война, побывавшем во многих сражениях. Она взлетала вверх и вновь приземлялась, казалось, для девушки нет понятий о земном притяжении. Она летела, изредка непринужденно опускаясь. Рядом боролась другая, но не менее удивительная особа, уверенность чувствовалась в каждом движении, в легком взмахе руки, отправляющей в мертвецов стрелы. Она оборачивалась, пригибалась, выворачивая руки, и безупречно попадая в цель. Она танцевала со смертью так же легко, как взлетали белоснежные локоны ее прически. Поворот, скрипнула как струна умелого скрипача - тетива, изящные руки опустили, натянутую до предела стрелу. Секунда, стрела, повинуясь обворожительной хозяйке, попала прямо в цель, прострелив насквозь сердце. Брызнула кровь, пачкая белое платье соперницы яркими пятнами, означающими ее безграничную победу. Сделав сальто с ветки одного из деревьев, спрыгнул парень, разрезав туман вокруг, он приземлился на землю рядом, со стрелком, ударяя другого монстра ударом клинка. Взмах руки, и на землю падает некогда живая плоть. Злобно усмехнувшись, парень бросается в бой, принимая на себя сразу трех противников. Огибая одного, он нанес удар другому, перерезав ему шею, он крутанулся вокруг собственной оси, и взмыв вверх, ударил второго, оттолкнувшись от начинающего падать тела мертвого, он ударил следующего, попадая, в некогда живые и осмысленные глаза. Он не просто убивал, он делал это красиво, рассекая привычные понятия о бое, и снова, развернувшись, перехватил второй клинок удобнее, и бросился на только восстающего из земли мертвеца.
  Пораженная боем, девушка не сразу заметила, что рядом с ней сидит другой парень. Он не отбивался и не нападал, он перевязывал ей ногу. Заметив ее взгляд, парень криво усмехнулся. Темные волосы в свете луны, казалось, отливались серебром, светло-зеленые глаза улыбались не взирая на обстоятельства, а нос смешно подрагивал. Он не внушал опасности, и не был бойцом, он был как она. Зверем.
  - Еще чуть-чуть и будет готово. Потерпи.
  Она откинулась на руки, пытаясь приподняться. Ее взгляд сам непроизвольно потянулся к зрелищу боя, но его больше не было. В воздухе стоял отвратительный запах металла, мертвой плоти, тошнотворный запах гноя и вкус ванили, который, казалось, больше всего вызывал неприятные ощущения у нее. Вокруг, на поляне валялись куски некогда живых существ, обрывки ткани, желтая слизь и головы. Головы одних из мертвецов. Светловолосый парень, очищая свой клинок, пнул одну из них. Она откатилась, повернувшись оторванной от тела стороной к ней. Зрелище кровавого мяса с зеленой прожилкой и капающей кровью окончательно приказало ей расстаться с ужином. Переворачиваясь на живот, она отползла к кустам, где ее стошнило.
  - И спасай после этого им жизнь - констатировала рыжеволосая девушка. Парень усмехнулся.
  - Черт! Ненавижу зомби! Чтоб их... - блондинка оттянула подол платья, демонстрируя кровавое пятно - вряд ли это отстирается.
  - Зато домой трофей привезешь.
  - Кровь мертвеца - это не то, чем должна хвастаться девушка... - покачала головой блондинка.
  - Она там живая еще? - парень глянул в сторону кустов, где скрылась девушка.
  - Мне интересно, откуда она здесь взялась? - задумчиво пробормотала рыжеволосая девушка.
  - У нее и спросим, - пожала плечами блондинка - хоть бы она сдохла уже. Псина, иди проверь.
  - Раскомандывались - буркнул зверь, медленно разворачиваясь и плетясь в сторону кустов.
  - Можно и вежливее - укоризненно сообщила рыжеволосая девушка.
  Парень пожал плечами. Вскоре появились силуэты двоих оборотней. Один более хрупкий и тонкий, второй широкоплечий и высокий. Девушка была не высокого роста, с темно-коричневыми вьющимися волосами ниже плеч. На смуглой, загорелой коже ярко выделялись серые, почти белые глаза, запуганной девушки. Кожаные черные штаны были в грязи, и местами порваны, коричневая майка, по верх которой был наброшен вельветовый пиджак, была в кровавых пятнах.
  - Стремно выглядишь. - беспечно заявила блондинка. - Такое ощущение, что тебя стая оголодавших собак гоняли. - наткнувшись на уже два укоризненных взгляда она пожала плечами - Зато правда.
  - Неоспоримый плюс, конечно, - усмехнулась рыжеволосая девушка. - Ты как?
  - Порядок, - хриплым голосом ответила брюнетка. - Только, что это было?
  - Это усыпщики... - беспечно сообщил парень. - Наподобие зомби, только живет недолго и возрождается часто. В основном ночью, когда свет луны попадает на их останки, они восстают из земли. Луна питается силой их чувств...мучение, боль, безысходность, страх, отчаянье... За одну ночь они возрождаются от одного, до шестидесяти раз. Опасные ребята.
  - Бедняги, - печально проговорила она, заслужив удивленные взгляды.
  - Они тебя чуть в царство мертвых не утащили! - заметила блондинка.
  - Они мучаются каждую ночь, умирая заново, их... - мысль прервала блондинка.
  - Отлично, если подвернётся возможность, мы тебя оставим им на растерзанье, в следующий раз обязательно, - злобно подытожила блондинка.
  - Прекрати, Алекса, - холодно прервал ее парень.
  - Я тороплюсь, так что хватайте эту жертву обстоятельств и...
  - Что ты здесь делала? - перебил Алексу парень.
  - Я... - смущенно пробормотала девушка.
  - По порядку. Кто ты? Что здесь делаешь? И к какой стае относишься? - требовательно вопросил он.
  - Так важно, кто я?
  - Нам нужно решить, что с тобой делать.
  - Если не заткнешься, и не ответишь - бросим тут, - заявила Алекса.
  - Это Элисс, - сообщил зверь - дочь одного из стражей границ, твоей территории Кэтрин - обратился он к рыжеволосой девушке. Кэти побледнела, но лица не потеряла, так же стоя и гордо вскинув подбородок, она продолжила слушать.
  - Я искала отца, он не пришел домой, и я подумала, что он должен быть здесь, он часто задерживался на ночь, но его нет второй день, и я волнуюсь. - грустно улыбнулась она. Они перевели взгляд на Кэтрин.
  - Ты еще не сообщила о том, что случилось? - уточнила светловолосая девушка.
  - Я, - Кэти запнулась, - я сообщила, всем женам и старейшинам, не понимаю.
  - Что случилось?! - она впилась взглядом в Кэтрин - Что с ним?!
  - Элисс, успокойся. Что тебе сказали родственники? - вопросил парень.
  - Дениел... - начала Кэти.
  - Ничего, у меня кроме него никого не было. - прервала ее девушка четкой, как давно заученную фразой.
  - Он - мертв - дрогнувшим голосом ответила Кэти.
  * * *
  Машина свернула влево по мокрому асфальту, двигаясь слишком быстро, и превышая скорость в десятки раз. В салоне машины это совершенно не чувствовалось, напротив, в опустившейся тишине не были даже слышны звуки движущихся колес по дороге. В полумраке едва различимо виднелись два силуэта. Устремляя взгляд на дорогу, освещенную первыми восходящими лучами солнца, Кэтрин старательно избегала взгляда Элисс. Но все же, гнетущее молчание не придавало ей уверенности.
  - Молчание, это даже хорошо - сухо пробормотала Элисс. Кэти напряглась, вцепившись руками в руль, она сжимала его до тех пор, пока костяшки пальцев не побелели.
  - Ты о чем? - нейтральный голос дался ей труднее, чем уничтожение усыпщиков.
  - Ой да брось, ты чувствуешь себя виноватой, из-за смерти моего отца - Элисс прошлась взглядом по фигуре Кэти.
  - Вовсе нет, - холодно ответила девушка - не моя вина в том, что он не смог защититься.
  Молчание вновь воцарилось в салоне, теперь уже нарушать его не стремился никто. Элисс молча думала о следующем вопросе, а Кэтрин проклинала всех богов, и одновременно молила, что бы она больше не задавала ей вопросов.
  Мелькавшие за окном деревья, постепенно начали сменяться одноэтажными коттеджами, кусты - фонарями, а недавние сумерки - солнечными лучами, жизненно необходимыми летними рассветами.
  - Кто ты?
  - Не смешно - грубо ответила Кэтрин.
  - А никто и не шутит. - Элисс сложила руки на коленях - Кто ты? Обо мне вы знаете все.
  - И что же о тебе мы знаем? - насмешливо вопросила Кэтрин.
  - Вы знаете, что я оборотень, что я осталась одна, что меня зовут Элисс, а что знаю о вас я? Что тебя зовут Кэтрин, и все. Поэтому, вопрос весьма уместен. Кто ты?
  - Логичные выводы. Но я отвечу на три твоих вопроса, так что хорошенько подумай.
  - Это не честно - возмутилась Элисс.
  - Зато поможет избежать глупых вопросов. - пожала плечами Кэтрин.
  - Ты хочешь казаться злой, - заметила девушка. - но это не так. Ты сейчас играешь.
  - С чего ты взяла? - нахмурила брови Кэти.
  - Ты минут двадцать сжимаешь руль с такой силой, что он сейчас трещинами пойдет. - она прислонила голову к холодному стеклу машины.
  Кэтрин резко вырулила вправо, нажимая на педаль газа до упора. Понимание, что она ведет себя не правильно, жалобно билось об эмоциональную стену, которую она выставила, чтобы не терять лицо и не выдавать своих чувств.
  - Почему ты молчишь?
  - А ты готова задать вопрос? Учти, если он мне не понравится, я не отвечу.
  - Да, я готова задать вопрос. Хочешь ты этого или нет.
  - Слушаю.
  - Кто вы такие?! Ваши персоны интересуют меня пока больше всего. - нетерпеливо заявила она и начала егозить в обтянутом кожей сиденье.
  - А ты готова узнать правду? - иронично приподняла она бровь.
  - Естественно.
  - Мы - каратели. - четко произнесла Кэтрин. Элисс подскочила на месте, вонзив в нее удивлённый взгляд. - Территория, на которую напали, была распределена под полную зачистку. Вызвали нас, естественно для помощи в очищении местности. Вот только они наивно предполагали, что мы не узнаем их истинных намерений. Мы нужны были для того, чтобы остановить нападающих.
  - Вы этого не сделали.
  - Нет.
  - Почему?!
  - Нас вызвали для очищения, в договоре не было написано о том, что мы должны защищать. Обманывать карателей - опасно. Мы были готовы к тому, что нас решат использовать, но собаки слишком самоуверенны.
  - Это ваша вина! Напали оборотни, та же нечисть, от которой вы избавляетесь! Вас не обманули. - ей тяжело дались эти слова, назвать собратьев нечистью, было особенно трудно.
  - Напали, не оборони. Напали другие существа, - уклончиво ответила Кэтрин. - они не в ходили в задание "зачистка нечисти". Так что, хранители сами виноваты, это их самоуверенность и наивность.
  - Хранители...
  - Давно обезумели, раз решили, что смогут оставить нас во лжи.
  - Кто напал? Кто это были?!
  - Это будет твой третий вопрос. Готова ли ты его потратить на подобную мелочь?
  - Это будет второй! - возмутилась Элисс.
  - Вторым был вопрос: "почему?" - бросила Кэтрин. - Готова ли ты его потратить?
  - Это не честно. Нет, не готова.
  - Очень зря, иногда в подобных мелочах скрываются многие ответы на вопросы. - задумчиво ответила Кэтрин - Но я тебя обрадую, ты пока поживешь у меня.
  - Отличная новость, - ехидно прокомментировала Элисс - но, пожалуй, я откажусь от столь сомнительной перспективы, быть обманутой.
  - Обманутой? Откуда такая уверенность, что тебя обманут? - спросила Кэтрин, выкручивая руль влево.
  Машина ехала около не высоких двухэтажных домов, престижного вида. В этом районе жили те, кто мог позволить себе ездить на Феррари, каждый год отдыхать в разных столицах мира, питаться в лучших ресторанах и смотреть на других с верху вниз. Элисс совершенно не удивилась, увидев, что они поворачивают на эту улицу. Вместо удивления она лишь испытала огорчение, от того, что вновь имеет дело с кем-то выше ее по статусу.
  - Ты - каратель. - ответила она лишь одной фразой, как будто она могла заменить долгий монолог. И была права.
  - Это все предрассудки, - покачала головой Кэтрин. - на самом деле ты не будешь обманута, пока сама не захочешь этого, или пока это не станет выгодно нам.
  - Какая честность.
  - Дело в том, что каратели не врут, мы всегда говорим правду. Если задать вопрос напрямую, мы умалчиваем, скрываем, не даем понять всю суть, ограничиваем, недоговариваем, но всегда говорим правду.
  - Зачем ты сейчас мне это сказала? - недоумение отразилось на лице Элисс.
  - Ты должна знать, с кем имеешь дело, должна знать некоторые тонкости в общении с нами. Было бы не честно оставлять тебя в неведении.
  - Ты не даешь мне задавать вопросы, но рассказываешь о себе сама и говоришь, что держать меня в неизвестности не честно, - задумчиво ответила Элисс - но вот только...
  - Если бы у тебя была возможность задавать мне вопросы, то ты бы их не обдумывала, а так, можно избежать твоих глупых и неприятных для меня вопросов. - Кэтрин посмотрела на сидящую рядом девушку. - Тебе стоит лишь понять, что мы не поддаемся логике, мы просто не такие как все.
  - Это странно.
  - А что такое странность, по-твоему? То, что мы другие, это скорее особенность или эксклюзивность, а не недостаток. Стала бы ты называть творческую личность странной?
  - Нет, но это другое.
  - А в чем разница? Художники, музыканты, поэты, писатели - они все странные и неординарные. Они всегда другие, живущие в своем собственном мире, со своими странностями, правилами и задачами.
  - Но вы другие...
  - Откуда тебе знать? Ты с нами знакома час, не больше, и уже считаешь, что знаешь о нас все? Слишком торопишься детка.
  - Вы жестокие, - заметила Элисс - это не только мое мнение, это мнение складывалось веками и звучит в легендах.
  - С этим трудно спорить, но со временем ты и сама все узнаешь, просто подожди.
  - Слишком долго ждать придется. - вздохнула Элисс.
  Кэтрин усмехнулась. Запах автомобильного ароматизатора полностью заполнял собой салон машины, создавая впечатление, что вы находитесь на летнем лугу, в окружени трав и цветов, цветущих в это время. Обтянутые кожей сиденья создавали комфорт и уют в салоне. А изредка мигающая лампа на панели управления давала мягкий свет, которого не хватало в едва пробуждающемся мире. Наступившая тишина, через которую не пробивались даже звуки дороги. Создавался эффект полного отстранения от мира. Легкий щелчок вывернутого руля, казалось, был оглушительный, и через чур громкий, вырывающий из своего мира, чужой и неожиданный.
  
  Быстро метнувшаяся тень через дорогу, заставила Кэтрин резко нажать на педаль тормоза. Элисс, не ожидавшая такого поворота событий, ударилась головой об стекло и выругалась, потирая ушибленное место. Она перевела взгляд на Кэти. Кэтрин резко подскочила, отстегнув ремень безопасности, дрожащими руками и, с широко распахнутыми глазами, выбралась из машины. Холодный, осенний порыв ветра обжег ледяную от страха кожу лица. Она, на ходу застегивая черную куртку, проследила глазами путь недавно перебежавшей эту дорогу тени. Звук её платформы, ударяющейся об асфальт, был единственным самым громким из всех. Кэтрин, крутанувшись на месте, огляделась по сторонам. Вокруг был лес. Высокие деревья штилями уходили в темное предрассветное небо. Негромко вибрировал мотор заведенной машины. Окружающее пространство было застелено густым туманом, сквозь который трудно было что-то заметить. Меж стволов деревьев были черные промежутки, придающие особый мрак ситуации. В воздухе витал запах хвои. Темно-синее небо, с едва появившимися лучами солнца, сталкивалось на горизонте с асфальтированной дорогой, которая свидетельствовала, что рядом стояли жилые дома. Многочисленные улицы Кэтрин специально объехала стороной, что бы быстрее попасть к собственному дому, расположенному в конце квартала. Но сейчас девушка искала лишь угрозу, во всем. В каждом дереве ей мерещились черные провалы глаз, в лесу шаги, а сквозь ветер доносился злобный смех. Жестокая насмешка судьбы. В машине, сквозь лобовое стекло, было заметно перепуганное лицо Элисс. В светлых глазах застыл ужас.
  Недолго думая, Кэтрин побежала в лес за тенью. Пробегая между стволов деревьев, она яростно оглядывалась по сторонам, пытаясь заметить свою жертву, но кроме темноты в глаза ей ничего не бросалось. Она бежала быстро. Бежала так, как не бегала уже долгие годы, она бежала и ускоряла свой темп до тех пор, пока окружающий мир не сплылся в размытое пятно мелькающих мимо деревьев, она видела лишь цель, не чувствуя ни боли, ни усталости. Казалось, она могла бежать и еще быстрее, обгоняя движения Земли, опережая секунды, играя с собственным миром в догонялки, пытаясь опередить саму себя.
  Она бежала вперед, до самой границы и дальше, поворачивая, сворачивая, следуя на ее свежий запах. И вновь поворачивая, направо, затем налево, уходя в беспамятство погони. Она не помнила как бежала, не помнила где она, как здесь очутилась. Она жила чувством движения. Забыв обо всем, кроме задачи. Начиная понимать, и приходить в себя, замедляя темп лишь тогда, когда окружающий пейзаж начал сменяться. Деревья начали превращаться в небольшие засохшие кусты, сырая коричневая земля в крупный гравий, темно-синее небо стало окрашиваться в розово-оранжевый рассвет. Перед глазами возник мрачный, из старого, влажного, серого большого камня мост. Она поняла, что находится на въезде в город, из которого убежала. Кэтрин огляделась. Никого. Привычный мир. Пустота и неизвестность вновь взбудоражили ее, заставляя испытывать ярость, которая только что отступила. Кэтрин сузила карие глаза, вновь готовясь бежать. Она догонит ее.
  
  Элисс медленно повернула голову в сторону, где скрылась Кэтрин. Ее не было уже минут двадцать, за это время успело посветлеть и стало видно окружающую обстановку. Многочисленные высокие деревья, были главным атрибутом. Помимо этого, в глаза выразительно бросалась бесконечная дорога, уходящая в даль горизонта, в рассветное небо, скрываясь за грядущим холмом, завораживая и поглощая целиком. Элисс была не понятна недавняя выходка Кэтрин, но она не представляла, чего стоит ожидать от карателей, поэтому, махнув рукой на эту странность поведения, она устроилась в кресле, закинув ноги на панель и включив радио, она приготовилась ждать. Закрыв глаза, она никак не могла избавиться от вида глаз Кэти, казалось, она обезумела. Выразительные, темно-карие глаза, в обрамлении густых черных ресниц смотрели испуганно, но в то же время гневно. Расширенные зрачки придавали ее глазам более черный цвет. Казалось, ничего особенного, но забыть она не могла. Снова и снова видя, сквозь образовавшуюся пелену желанного сна, как наваждение, как страх, как завораживающую мечту. Вот только Кэтрин не была мечтой, и даже более того, не интересовала Элисс. Что больше всего раздражало ее. Открыв глаза, она раздраженно огляделась снова. Нежно-розовое, вперемешку с оранжевым, небо, и летящие воздушные белые облака, окруженные золотистым ореолом. Удаляющаяся полоса шоссе, казалось, шла прямо в небеса, соблазняя мыслью о поездке в небо. Зеленовато-голубые ели шли ровной шеренгой, вдоль тянувшейся серой ленты дороги. Внезапно пролетела птица, казавшаяся слишком неугомонной и черной, на небесном спокойном фоне рассвета.
  Вибрация током прошлась по телу. Элисс вздрогнула, выныривая из мира мечты и радости, с едкой злостью возвращаясь в мир раздражения и вечного хаоса.
  Гудок повторился, вновь требуя внимания. Девушка руками прошлась по телу. Ничего. Звонил не ее телефон. Переводя взгляд на небольшое углубление в панели, служащем, как держатель для телефона. Телефон Кэтрин.
  На экране светился номер входящего вызова. Элисс потянула руку к мобильному устройству, и не долго думая ответила на вызов. Правила приличия не особо ее волновали, в конце концов она здесь единственная кто может ответить на входящий звонок, Кэтрин сама убежала, забыв его, а для нее сейчас это единственное развлечение.
  - Да? - вопросила Элисс, откидываясь на спинку сиденья.
  - Кэтрин? Это Дениел. Ты где? - голос был очень знаком, его обладатель всегда умел запомниться и остаться в мыслях, и голове.
  - Не знаю, как насчет Кэтрин, а лично я тут. - фальшиво весело заявила Элисс.
  - Элисс? - скорее утвердительно, чем удивленно ответил Дениел - А где это тут?
  - В машине, где же еще? - буркнула Элисс - Вы мне выбора не оставили, насколько я помню.
  - Только не говори мне, что ты угнала машину и вышвырнула Кэтрин посредине шоссе.
  - Не скажу, - пообещала Элисс - тем более, что выгонять ее не пришлось, она сама с этим успешно справилась.
  - Что ты имеешь в виду?
  - А? Ничего особенного. Наверно. - неуверенно протянула Элис, специально растягивая время. - Просто вдруг, многоуважаемая Кэтрин, почувствовала тягу к легкой атлетике.
  - Короче.
  - Мы ехали, а она вдруг затормозила, психанула и убежала, бросив меня одну. - сухо рассказала Элисс. - Я конечно понимаю, что у каждого свои странности, но все же, раз она решила меня увезти к себе, то могла бы и не бросать посередине дороги.
  - Ничего не понимаю. - пробормотал Дениел, явно имея соображения на этот счет - Алекса? Кэтрин пропала - крикнул он на задний план.
  - Эй, ребят, а что насчет меня? - недовольно пробормотала Элисс - Мне вечно сидеть в этой чертовой машине? Мне вообще-то и есть периодически надо! Я уже молчу про прочие потребности своего, еще, между прочим, растущего организма!
  - Да? - ехидно протянул звонкий голос из телефона - И что же так требует твой организм, что уж прям не в терпеж? Ты между прочим оборотень, а рядом лес, иди и съешь белку.
  - А почему именно белку? - в тон Алексе вопросила Элисс - У тебя, видимо, опыт имеется в этой области?
  - Ты даже не представляешь, насколько обширный. Дело в том, что мне уже посчастливилось пойти в поход со стаей оборотней, они помимо белок еще и лося съесть пытались. Знаешь, не вышло, пришлось их и от стада оленей спасть. Поесть не поели. Зато повеселились. - задумчиво протянула девушка - так что ты в принципе можешь и на оленей поохотиться. Только на видео сними, или оставь скайп включённым. Говорят, смех способствует продолжительной жизни.
  - Непременно воспользуюсь твоим ценнейшим советом. - зло пообещала Элисс.
  - Воспользуйся. - милостиво разрешила Алекса.
  - Элисс? - вновь спокойный голос Дениела, сменил ехидный голос Алексы. - Ты можешь назвать адрес твоего местонахождения?
  - Не думаю, - она огляделась вокруг - здесь один лес и дорога.
  - Кэтрин, должна была примерно сообщить где вы. - ответил Дениел, как всегда уверенный в себе.
  - Она ничего не сообщила, - уверенно ответила Элисс - сказала, лишь что везет к себе, затем мы въехали в квартал, обогнули его и выехали на шоссе...
  - Ясно, вокруг оглянись. Видишь на западе дома? - Элисс вскинула голову.
  - Да, но далеко, почти на горизонте.
  - Отлично, вы объехали большинство улиц, чтобы въехать с другой стороны, прямо к дому Кэти - сообщил Дениел. - Есть два варианта развития дальнейших событий. Первый: ты берешь вещи из машины и идешь к дому, именно идешь, потому что обращаться в городах запрещено. Я скажу тебе номер и улицу, ты возьмешь ключи из ее сумочки и попадаешь в дом, это самый долгий вариант. Второй: ты сидишь и ждешь, пока мы тебя заберем. Это час или два, так как у нас появились дела. Какой выбираешь?
  - Третий. - сообщила Элисс. - Обращаюсь в лесу в волка, и бегу к себе. Слышишь? К себе домой!
  - Нет, домой ты идешь либо к Кэтрин, либо ждешь нас. Пробовать убежать бесполезно, потому что найдем, догоним и... лучше тебе не знать подробности. Ясно?
  - Да - ворчливо ответила Элисс.
  - Отлично, твой выбор? - его голос вновь лучился доброжелательностью, по сравнению с недавно угрожающим и обещающим множество проблем шепотом, продирающим до костей.
  - Вас подожду, - задумчиво отозвалась Элисс - при встрече, пакостить удобнее.
  * * *
  Мир спасет вовсе не любовь, а сами люди, если конечно, захотят.
  Дениел восседал во главе стола, держа в руках фарфоровую чашку с кофе, и, предаваясь воспоминаниям, наблюдал за птицами в поредевших деревьях за окном. Еще недавно, он бы взобрался к ним на самую верхушку и улегся, легко балансируя на тонких ветках. Ему бы не помешали ни птицы, ни солнце, ни ветер, слегка качающий кроны опустошенных деревьев. И там, среди бесконечного серого неба и голых веток, было светлое пятно его мраморной кожи, на фоне которого так ярко выделяются его темные, как крепкий свежезаваренный кофе - глаза. Дениел был довольно хорош собой, но что касалось характера, всегда было его минусом. Нет, он не страдал излишней вспыльчивостью, или слезливыми историями, он не жаловался на жизнь, да и сам не терпел жалоб, не пытался набиваться в друзья, точно акцентируя внимание на то, кем вы являетесь друг для друга. Он всегда был прямолинейным и излишне спокойным, не терпящим при этом возражений. В холодной задумчивости, он поставил чашку на деревянный, тяжелый, лакированный стол.
  - О чем задумался? - весело прощебетала Алекса, присаживаясь за стол напротив него. Как всегда, она, была безупречна и легка, подобно белокурому ангелу, который воскрес из пепла, своих умерших врагов.
  - О своем характере и недостатках - спокойно ответил тот.
  - Хм, предлагаешь подумать вместе? - в глазах Алексы зажегся фанатичный блеск. - Стой, ничего не говори. Я сама все скажу.
  - Мне уже страшно, - вскинул брови Дениел - что касается критики, ты всегда на первом месте. Верно?
  - Ты преувеличиваешь.
  - Неужели?
  - Мы о твоих недостатках говорим. - бросила девушка - Ну, во-первых, ты излишне самоуверен. Вчера взял на себя через чур много зомби, бедным девушкам развлечься не дал.
  - Это были не зомби, а усыпщики. - отозвался Дениел - И да, это не единственное твое развлечение - девушка наморщила лобик, и неловко дернула веснушчатым носиком.
  - Второй: занудность. Тебе кто-нибудь говорил, что ты заануудаа?
  - Ты вчера - насмешливо бросил он. Та же бросила на него недовольный взгляд.
  - Ну и третий: ты совершенно не терпишь возражений, даже не знаю, как это назвать... эгоизм? Идеализм по собственным мыслям и идеям?
  - Скорее, уверенность в своих убеждениях - гордо заявил Дениел, вновь отпивая из чашки.
  - Поговорим о твоих недостатках? - поднял одну бровь он.
  - Давай, их все равно будет меньше чем у тебя - заявила Алекса, удобнее устраиваясь на стуле.
  - Первое: излишняя озлобленность на весь мир, второе: самовлюблённость, и третье: жестокость. - он кивнул головой в сторону окна.
  - Ладно, я согласна с первым и со вторым в принципе тоже, - она согласно склонила голову. - но жестокая? Нет, не замечала.
  - Ты, убиваешь без излишних слов, одним движением руки лишаешь жизни, права на существование или возможность быть. Ты делаешь это холодно, отстраненно, но, должен признать, красиво. Ни минуты не сомневаясь в своих действиях, ты знаешь свою задачу и выполняешь ее, несмотря на горы трупов, и полные боли крики, ты не смотришь в молящие глаза жертвы, ты не слышишь их криков, ты жестокая, беспринципная и кровожадная.
  - Но это наша суть, Дени - мы - каратели, а не монахи. - она замолчала, обдумывая услышанное.
  - Это так, порой я жалею о такой судьбе. - он вздохнул, сглатывая горечь.
  - Да, за славу, за гордость, за право и могущество носить имя карателей, мы должны были заплатить, заплатить нашей человечностью, нашей свободой выбора, исполнения целей и приоритетов, нашей простотой и искренностью.
  - Взамен, мы получили многое, почти все. Но лишились всего, что было схоже между людьми и нами. - покачал головой Дениел.
  - Но мы и не люди, - возмутилась Алекса - не смей сравнивать нас и этих убогих, они не достойны этого.
  - А чем они хуже нас? - с болью вопросил он.
  - Мы могущественные, мы лучшие, мы на вершине правительства. С нами считаются, нас бояться, нас уважают. К тому же, мы не страдаем вспыльчивостью и юношеским максимализмом. Это так, хочешь ты этого или нет.
  - Но нас решили свободы. Зачем нам все, если мы сами принадлежим кому-то?
  - Это не так, все намного лучше. Ты сгущаешь краски. Мы принадлежим, так же, как оборотни - главе стаи, как вампиры - главе клана, как ангелы - Богу, как демоны - дьяволу, как люди - президенту. Они имеют право отдать приказ, но не имеют право решить нас свободы.
  - Мы безвольны. Когда ты это уже поймешь? От нас не зависит ничего, а мы зависим от многого. - он прикрыл глаза, глядя из-под опущенных черных, пушистых ресниц.
  - Ты вновь сгущаешь краски, мы слишком всесильны, могущественны, что бы от нас ничего не зависело, - она раздраженно сдвинула брови. - мы создаем часть этого мира, причем самую безопасную. И знаешь, именно мы и Ковен стоим во главе. Мы - сила, Ковен - правительство, Люди - помеха, Нежить - расходный материал, прочие, лишь население нашего мира. И именно сила, которая есть в нас делает этот мир нашим.
  - То что от нас зависит мир - это лишь иллюзия. Они хотят, чтобы мы так думали, считай, что это мгновенное поощрение, если они захотят, то мы лишимся всего, что у нас есть. Это касается наших жизней, нас самих, нашего сознания и восприятия.
  - Это если мы провалимся с заданиями. Они жестоко наказывают непокорность, но и щедро поощряют послушание. Нас мало, но мы единственные и неповторимые, с закалённым характером и стальными нервами. Из-за этого мы лучшие, особенные и более скрытные. - Алекса сжала кулаки, стреляя злыми глазами в его сторону.
  - Об этом я тебе и пытаюсь сказать, они делают из нас машин-убийц, дрессируя нас как собак, решая жить нам или нет. Быть карателем интереснее, но и опаснее. Мы не люди, в этом ты права, но это не плюс. Смысл жизни не в том, чтобы быть лучшими, смысл в том, чтобы остаться самим собой, на всем протяжении жизни. Это наше главное задание, задание всех живых существ, а мы это задание провалили, благодаря им. - он вскинул голову, ожидая возражений, но Алекса лишь покачала головой.
  - Ты прав и не прав одновременно. - нейтральным голосом сообщила она. - Но твоя неправота в том, что ты начинаешь сравнивать себя с людьми, при этом являясь лучше, чем оборотни, вампиры. Ты намного лучше всей нежити, лучше посланников дьявола или служителей ангела. Прекрати сравнивать себя с кем-то. - горько пробормотала она. - Бери пример с Кэтрин, она давно смерилась с этой участью, а другие каратели получают лишь удовольствие от гордости называть себя этим именем. Почему же ты не можешь успокоиться и перестать вспоминать свою человеческую жизнь?
  - Я давно поделил свое существование на человеческую сущность и жизнь в облике карателя. Я не говорю, что это плохо, я просто соскучился по таким простым и важным человеческим качествам, я давно испытываю почти физическую потребность осознавать сочувствие, сострадание и любить. Я хочу чувствовать себя живым, хочу понять, что такое жизнь, что такое импульсивность. Хочу испробовать все ее яркие краски, чувства и эмоции. Пойми, для меня важно понять каково это - ощущать себя тем, кто распоряжается собственной судьбой.
  - А чем твое существование отличается сейчас, от того что ты хочешь?
  - Я отбираю жизнь и право на существование, я отбираю то, что даровано богом и то что отобрано за грехи у меня.
  - Но тебе дали что-то большее, тебе дали все! - уверенно сообщила Алекса.
  - Но забрали еще больше.
  - Прекращай себя жалеть - устало сообщила Алекса.
  - Я и не жалел, я просто решил подумать о своих недостатках. - насмешливо бросил Дениел приподняв бровь.
  - И я тебе их сообщила, причем сразу несколько, - напомнила Алекса - но главный из них, то что ты заанууда. Причем редкостная.
  - Кто бы сомневался, - лениво ответил он, проведя взглядом по ее лицу. - у тебя тушь потекла. - девушка дернулась доставать зеркальце в синей, тяжелой оправе. Переведя испуганный взгляд на зеркало, она уже доставала из той же сумочки тюбик с тушью.
  - Ты так волнуешься за свою внешность, за непоколебимость быть идеалом красоты, борешься за шанс быть эталоном. Хочешь ли ты этого сама, или тебе дали задание играть такую роль? - он подался вперед ближе к ней - Видишь, нам не дают даже быть самими собой, нам дают задание какими надо быть на людях, а позже это въедается в наш характер. Все это лицемерие и иллюзия, отражения нас самих, но не настоящих, а мы сами сидим и наблюдаем за этим сквозь прозрачное стекло. Это не мы. Это обман и ложь. Заставляющая нас со временем забыть какие же мы на самом деле, какие мы были раньше.
  - Дурацкая шутка! - зло прервала она.
  - Какая ты была раньше? - спросил он. - Ты помнишь? А я помню. Ты была совершенно другая. Не гналась за идеалами, не боролась за красоту, верила в людей и ждала, когда мир спасет любовь.
  - И что это дало? - едко поинтересовалась она - Что дало? Мир спасла любовь? А может быть принц, на белом коне прискакал? Принц оказался лицемерной сволочью, а мир слишком жесток. Да, я была самой обычной. Боролась за добро и естественность. Итог. Какой итог? Что-то изменилось? Кроме меня. - усмешка скользнула на красиво очерченные губы. - Нет. Все как обычно.
  - А ты?
  - А я теперь уверенна в себе, я знаю, что смогу защитить сама себя. Пусть, за эту победу пришлось заплатить старой мной, но я ничуть не жалею. Даже рада. Серьезно. Я красивая, сильная, уверенная. Это победа. Полная и безоговорочная.
  - Именно в этом и отличие. Раньше ты бы стала бороться за этот мир, за свет, за счастье, за радость, за других, а не за саму себя. Ты потеряла самое важное - себя. Все это досталось другой девушке, которая выгнала настоящую Алексу и заняла ее место. Ты уже не та. Ты проиграла. Но хуже всего, что ты не желаешь принять свой проигрыш, пытаясь верить, что ты чемпион.
  - Но это так! - почти в истерике ответила девушка.
  - Они изменили тебя, подчинив себе твою свободу, волю и даже твою личность. Разум и индивидуальность. Победа досталась не тебе, а им.
  - Но ты тоже, тогда проиграл. Ты ведь не настоящий, а то, что ты осознал этот факт, тебя победителем не делает. Ты был сильной личностью. Но что тебе это дало? Ты ведь тоже здесь, рядом со мной, и ты тоже каратель. Тебе, от того, что помнишь себя прежнего, не стало легче.
  - Да, не стало. Но я рад, что ты поняла мою точку зрения. Ведь быть карателем это не вознаграждение, а проклятье.
  - Чертовски соблазнительное, весьма дорогостоящее, опасное, но проклятье. - мрачно кивнула она головой. - И меня это устраивает.
  * * *
  Элисс вышла из машины, громко хлопнув дверью.
  - Ну и какого черта здесь происходит?! - темноволосая девушка тряхнула головой оглядываясь. Она металась взглядом от одного дерева к другому. Осматривая каждый ствол, она все больше злилась. Эта пустота, сквозь которую не пробирался ни один звук, была лишь тишина. До боли осточертевшая и вызывающая приступ нового, уже более сильного гнева. Хотя казалось уже больше некуда. Так куда же ведет эта игра? Она чувствовала их, тех, кто охотился за ней вот уже год. Ужасный, вечно длящийся в неудержимых погонях. Ее побега и их безграничным превосходством. Она утробно зарычала, опуская взгляд на ствол одного из многочисленных деревьев. Он там, она чувствует. Серо - коричневая кора, казалась, пыталась скрыть все происходящие внутри леса, что бы она, стоя на дороге, не могла видеть то, что не предназначено для нее. Листва на кусте рядом, шевельнулась от его дыхания. Хрустнула ветка, сломанная под весом внушительного волка.
  Элисс сгорбилась, готовясь к атаке. Утробный рык раздался за деревом.
  Она вскинула голову, готовясь к сражению, расправив плечи и подняв подбородок, она гордо ожидала его первого шага. Она медленно сжала кулаки...
  - Боевая собааачка - раздался насмешливый голос.
  Элисс резко развернулась, ища взглядом - ее. Она оказалась сидящей на одной из веток дерева, весело махая ногами и ожидая дальнейших событий. - Чего же ты добиваешься? Он же порвет тебя на кусочки, геройствовать не нужно, достаточно сообщить, что ты под защитой карателей, и дело с концом. - Элисс пыталась рассмотреть ее лицо, но на него опускалась тень от деревьев не позволяя уловить хоть малейшую черту, благодаря которой можно было бы понять кто она. - Может, ты не хочешь соглашаться на их защиту? Может ты хочешь быть свободной? А ведь если ты признаешь за собой их право защищать, это будет значить, что ты полностью переходишь под их влияние, а значит, они в праве либо приказать тебе, либо в чем-то отказать. Замкнутый круг. Верно?
  - Нет, не верно. - грубо отозвалась она - Кто ты?
  - А псинка то злится, - насмешливо бросила девушка, приподнимаясь на ветке. - а я давно хотела, тебе сообщить, хотя знаешь, может не стоит тебе рассказывать, а? Нет, ну действительно, я тебе помочь хочу, а ты рычишь на меня. Неблагодарная. - в нежном, чуть хрипловатом голосе послышались нотки обиды. Она уже стояла на другой ветке, расположенной чуть выше. Оперевшись на ствол, она вскинула голову вверх, рассматривая небо, которое уже заливалось своей первозданной глубиной цвета.
  - А на что ты рассчитывала? - усмехнулась девушка.
  - Как минимум, на твой интерес, к моей скромной персоне, - невозмутимо ответила та. - но, видимо глупо было вмешиваться, пусть бы он порвал тебя на части. - Элисс, стараясь не делать лишних движений, прислушалась к звукам. Сильный ритм биения сердца Элисс, порывы ветра, слегка покачивающие листья, где-то вдалеке слышится смех. Его не было, он ушел. Ничего, что могло бы излучать опасность - она не чувствовала. Разумеется, кроме ее собеседницы. Но та, казалась, действительно не понимала, настороженности Элисс в ее адрес.
  - Ты думаешь, что я должна кидаться тебе на шею, только потому, что ты пришла? Да и вообще, кто ты?
  - Я спасла тебе жизнь, - негромко отозвалась та - это должно что-то значить. И значит, это то, что ты - моя должница.
  - А тебя вообще кто просил мне жизнь спасать? - возмутилась Элисс - Я бы и сама прекрасно справилась!
  - Ты же знаешь, что нет - она вскинула руки, зацепляясь за ветку, расположенную над той, на которой она стояла. Легко потянувшись, она вскарабкалась на нее. И замерла, прислушиваясь.
  - Слушай, я много чего знаю! - бросила Элисс - Но ты то, кто такая?!
  - Какая ты неугомонная. - насмешливо отозвалась она. - Узнаешь со временем. Можешь меня не бояться, это уж точно. Я не кусаюсь. Сегодня же не полнолуние.
  - Назови свой вид.
  - Ты итак знаешь, кто я. - громко засмеялась девушка, тихим, мелодичным голоском, который казалось, звенел над миром тысячами колокольчиков. - Где мало слов, там вес они имеют. - горько процитировала она вскинув руки и вцепляясь пальцами в очередную ветку.
  - Ты убегаешь? - недоуменно уточнила Элисс. - Но, куда ты?! - она бросилась к дереву, в прыжке оборачиваясь в оборотня. Легкий, изящный ровно по дуге выполненный прыжок, потрясал своей изящностью, по сравнению с приземлившимся существом, которое казалось грубым и совершенно ничего не имеющим общего с прежней девушкой. Серая шерсть блестела на свету, она казалась одновременно мягкой и жесткой, меняя блик за бликом своих волосинках, она отражала свет, и казалось, что это сама луна спустилась на землю во время своего дневного перерыва, чтобы отдохнуть и найти себе новых жертв, для своего призрачного, ледяного сияния. Белые, прочти прозрачные глаза - засияли внутренней силой, таящейся в глубине ее души, замирая, когда она была человеком и возрождаясь, когда она была оборотнем. И сейчас, ее глаза сияли, сияли ярким светом тысячи звезд, выделяли ее среди всего вокруг, погружая в мир ее существа выдуманным именно ей самой. И вдруг, вспышка! Она распахнула глаза, грозно, рассматривая смазанный вид в затянувшемся прыжке. Боль! Она стала оборотнем. Свидетельствовала об этом невероятная боль, ломающая кости, и позволяющая терять сознание лишь на минуту, она затмила все! Гнев, безысходность, слезы, утраты, лишь на секунду. Но этого было достаточно, чтобы она вновь ощутила тягу к жизни, и захотела жить, невзирая на все происходящее вокруг. Жить! Ради себя, ради своего будущего, ради всего, что могло и уже произошло! Это была именно та боль, которая отрезвляла, и заставляла почувствовать, что душевную боль можно, и нужно переживать, а телесную порой просто невозможно терпеть, но, тем не менее, именно боль закаляет характер. Особенность оборотней - каждый раз, перевоплощаясь из человека в волка, или же обратно из волка в человека, они ломали себе абсолютно все кости, их скелет и конструкция тела менялась, что бы дать силу, выносливость, свободу, безудержность волка, или чувственность, легкость, стойкость и невероятную мощь, что заключалась в каждом человеке, его душе и характере.
  Лапы коснулись, холодной, мокрой почвы и Элисс, недолго думая, вскарабкалась на дерево, цепляясь когтями за ствол, она рвала кору, царапала, кромсала в клочья, и все равно продолжала свой путь, за ней, на самую верхушку почти к облакам, казалось, дерево - это лестница в небеса, которая кончалась, как и все в этом мире слишком быстро и неожиданно.
  И вот она на самой выршине, слишком тонкой для могучих лап оборотня, и слишком неустойчивой - для тяжелого тела, опасного существа. На кроне соседнего дерева, вольготно расположилась - она.
  Элисс, обдуваемая ветром, крепче вцепилась когтями в дерево. Жесткий холодный ветер, ударил по морде, заставляя глотать ледяной воздух. Она заурчала, шевеля хвостом из стороны в строну. Она нервно цеплялась за хвою, боясь вот-вот упасть, но рождая в душе ассоциацию с диким животным и их повадками.
  Здесь, на верху, среди небес и деревьев, было светло. Слишком светло, слишком ярко, слишком ослепительно, слишком громко и слишком пугающе. Возможно, тьма опаснее, но свет - несет в себе открытие тайн, которые порой намного легче прятать в потемках вездесущей ночи, чем показать под первыми лучами восходящего солнца. Элисс вскочила, балансируя на узкой и острой ели, она стояла спиной к той, которую преследовала, возможно, она ожидала удара в спину, но его не последовало, что еще больше вызывало подозрений и опасения. Миг. И немного подумав, она резко обернулась, чтобы взвизгнуть. Яростный, скулящий, жалостный, испуганный и слезливый, она не ожидала от себя такого, но именно сейчас она по-настоящему испугалась. Заметив ее. Ее ухмылку на кровавых губах. Ее длинные ресницы. Ее черные, почти безжизненные глаза. И неестественный блеск. Блеск, давно сошедшего с ума человека, который знал, что он не такой как все, который порой боялся сам себя, но знающий, что он мертв. Мертв в другом смысле. Мертв душой и сознанием. Она была такой. Именно такой. Устремив свой взгляд в небо, она пыталась задушить несуществующие слезы.
  Элисс не знала, что ее так напугало, но она вздрогнула сильнее, чем когда узнала о смерти отца. Потрясенная ужасным зрелищем, она опустила лапы. Но когда осознала, что она натворила, было слишком поздно. Она падала вниз, с непреодолимой скоростью расставив лапы в разные стороны и сжав глаза до ярких вспышек. Свист в ушах, был единственным доказательством, что осталось несколько мгновений легкости. Тьма накатила незамедлительно.
  И лишь через некоторое время, показавшееся для нее целыми часами, а на деле же оказавшись лишь несколькими секундами, она почувствовала боль. Казалось, она насквозь вырвала ребра, сломав все возможные кости, разорвав себе легкие, хоть она и не кричала, но боль оказалась сильнее. Вспышка! И издав наполненный невыразимой болью хрип, который окончательно выбил из нее воздух, и на части разорвав сознание, она перестала издавать признаки жизни.
  * * *
  Дениел хлопнул дверцей машины, звучно и проникновенно ругаясь на латыни - Prius exuitur diaboli! Ad hoc quod infernum! - его прекрасное лицо исказила гримаса немыслимой ярости, вперемешку с болью и беззвучными терзаниями его души. - Что она устроила!? Ей просто нужно было подождать! Просто подождать! - он нервно оглянулся осматриваясь вокруг. Было слишком тихо. Обманчиво тихо. И это он прекрасно знал. Его злило, злило то, что он не мог нечем помочь, не мог это прекратить, не мог остановить эту интригу. Его злило. Злило бездействие.
  - Прекрати. - резко остановила его Алекса. - Ей и без тебя плохо! Поэтому, черт возьми Дени заткнись и помоги мне! Помоги мне ее поднять! - она еще раз нервно опустилась рядом с Элисс. Вьющиеся волосы разметались по плечам, и придавали ей болезненное очарование, закрытые глаза в обрамлении густых и черных ресниц - были ярким пятном на мертвенно-белом лице, плотно сжатые белые губы, с кровавым следом от того, что она закусила губу в полете - были слишком ужасающие. Одежда испачкана в крови и пыли, мешала визуальному осмотру на травмы, но даже сейчас, когда она была при смерти, трудно было отвести от нее взгляд. Элисс была прекрасна, той темной, волевой и холодной красотой, что придавало уверенность многим женщинам воительницам. Превосходное лицо, такое яркое и одновременно бледное, такая сильная и такая слабая, такая уверенная и такая пугливая. Противоречивая даже сейчас, когда лежала на влажной, грязной земле, в крови и неестественной позе. От нее трудно было отвести взгляд и решиться ее спасать, ведь казалось, что она атрибут этого места, украшение этой части мира. Дениел отрывисто вздохнул, наклоняясь к ней, его пальцы коснулись холодной, практически ледяной кожи, а взгляд заскользил по волосам, опускаясь все ниже, на глаза, на бледную кожу, на тонкий нос, на синие губы. Ледяная кожа отрезвила его в мгновение. Он отпрянул, сопровождаемый взглядом сестры.
  - Ее нельзя поднимать.
  - Предлагаешь ее тут бросить!? - ехидно воскликнула Алекса - Признаюсь, у меня тоже возникало такое желание, но сейчас я подумала, ей нужна все же помощь.
  - Я в том смысле, что мы не знаем о ее травмах, возможно у нее сломан позвоночник, это уже и так будет означать о ее будущей инвалидности, а так вот, просто подняв ее, мы можем убить! Хотя, ее и сейчас живой назвать трудно.
  - В больницу? - напряженно спросила девушка. Но дождавшись его неуверенного кивка, лишь покачала головой. - Там рентген. Строение оборотней отличается от строения скелета человека, это будет их первый вопрос, второй: как она выжила? Дени, она упала с высоты двадцати шести, а возможно и даже тридцати метров! Возможно, человек бы и выжил упав на землю, но умер, лежа здесь, без помощи в течение десяти минут! Неизвестно сколько она здесь, и мы уже минут пять с ней возимся! Ты раза три в машину возвращался, а так и не придумал чем помочь! И их третий вопрос: почему травмы зарастают на глазах!? А у оборотней быстрая, невероятно быстрая регенерация! Наверняка уже и сейчас она сама себя лечит. И я уже не говорю о незначительных вопросах, которые стандартно задаются в больницах. И если на первые два мы бы ответили, то на третий мы ответить не сможем! - она посмотрела на бледного, напряженного парня и прикрыла глаза. - Я понимаю, что ситуация непредвиденная и даже экстренная! Но твою мать! Соберись! Ей нужна помощь, а мы сидим и разговариваем!
  - Я...я... - он рухнул на колени, схватившись за голову и напряженно думая - Отвезем ее к себе. Сделаем все что сможем...спрячем. Вылечим. Поможем.
  - Хороший вариант, - кивнула девушка - она сама себя вылечит, в этом даже не сомневайся! Как ее поднять?
  - Кто ее столкнул? - напряженно уточнил он.
  - Не знаю. Но некоторые доводы на этот вопрос есть, давай вот об этом позже?!
  - Поднимаем ее. Ты придержи за спину, выравнивая и держа ровную линию. Ясно!?
  - Да. - ответила девушка следя за его действиями.
  Он аккуратно просунул руку ей под голову, аккуратно придерживая волосы. Второй рукой он придержал ее под сгибом коленей. Переведя взгляд в глаза своей сестры, он произнес:
  - На счет три, - легкий шепот коснулся волос Элисс - раз.
  - Два - подхватила сестра.
  - Три - медленно произнес он поднимая девушку на руках. Линия его поднятия была ровной и легкой. Алекса же, напротив, резко подхватила ее за спину, не давая прогнуться.
  - У нас получится, - уверенно произнесла Алекса. - я верю. И тебе и себе.
  * * *
  Она неуверенно открыла глаза, всматриваясь в потолок. Ее собственное зрение казалось сыграло с ней злую шутку. Перед глазами все расплывалось, не давая четкую картинку, лишь показывая нечеткий ореол. Что бы собраться с силами и увидеть хоть что-то, ей пришлось сощурится, вновь закрыть глаза и распахнуть их. Лишь после этих действий, она смогла хоть что-то увидеть. Белый потолок был с фреской, казалось, что ты находишься в Нью-Йорке. Ночной город раскрывался перед глазами темным ореолом с яркими пятнами фонарей и подсветок. Темная гладь воды расплывалась перед высокими зданиями, шпилями, уходящими в небо. Картина передавала красивый вид, вызывающий внутри, что-то колющее и неспокойное. Хотя девушка была так же склона считать это последствием долгого перерыва в еде. Тяжело вздохнув, и поморщившись, при попытке повернуть голову, она все же сжала зубы и повернула голову, в попытке осмотреть комнату. Ничего не вышло. Боль была сильнее. Преодолев себя, она вновь попыталась. Жалобный стон вырвал ее из пелены спокойствия, но она смогла. Она увидела.
  Комната была довольно просторная. Рядом с кроватью стоял столик с включенным белым ажурным абажуром стоящим на нем. Напротив, кровати в другом конце комнаты, стоял зеркальный столик, который отображал лежащую на кровати Элисс, на столике стояло бесконечное множество различных баночек, скляночек и тюбиков, наталкивая на мысли проживающей здесь девушки. Слева, у окна, стоял мягкий, даже на вид - диван, покрытый белой пушистой накидкой, рядом с ним стоял журнальный столик со стопкой журналов. В правой стороне стоял большой шкаф, уходящий вверх, почти под самый потолок. В целом, комната была выполнена в основном в ярких, малиновых тонах, переплетающихся с черным и белым. Так, сам диван был ярко малиновым, журнальный столик был выполнен из стекла с белой лакированной ножкой. Шкаф был черный, как и сама кровать. Разбавлял мрачное зрелище вновь малиновый цвет. Потолок же и пол завершали интерьер, потолок был белый, но с черной фреской. Стены выкрашены в ярко-малиновый, а пол был черный. Лакированный, как и стены.
  После осмотра комнаты, у Элисс не осталось сомнений. Комната принадлежала девушке.
  Девушка обессиленно упала обратно на подушку, откуда то из глубины вырвался легкий вскрик, когда ее голова встретилась с подушкой. Тут же раздались шаги. Сначала более тихие, затем все громче и громче, девушка посмотрела на дверь. Шаги оборвались у ее двери. Около минуты было тихо, оглушающе тихо. Но вот раздался легкий стук в дверь и все вновь затихло.
  - Да? - позволила войти в комнату Элисс и не узнала свой собственный голос. Тихий, хриплый и сухой. У нее невольно возникло ощущение, что голос долго лежал, где-то на полках, и вот настало время им воспользоваться, таким залежавшимся он казался.
  Дверь открылась, совершенно без скрипа. И в комнату вошел он...
  Дениел неловко помялся на пороге. В опустившихся сумерках казалось, что в его волосах разлилось серебро, по светлым волосам. В темных глазах, отражалась ночная королева мира - луна. Мраморная кожа светилась изнутри подсвечиваемая призрачным сиянием. Он неуверенно улыбнулся.
  - Ты как? - красивый, ровный голос как-то слишком уютно прозвучал в этой чужой комнате...
  - Честно? - с болью в голосе вопросила Элисс. Дождавшись его утвердительного кивка, она продолжила - Стремно. - поразившись собственной откровенности, она отвернулась, чтобы не показывать собственное удивление в глазах.
  - Верю, - отстраненно произнес Дениел, - но так будет ближайшие дня два, - поймав ее удивленный взгляд, пояснил - ты упала с верхушки ели, с самой высокой. Не знаю, зачем ты туда полезла! Так может хоть ты объяснишь!? Почему ты не сидела в машине, я приказал ждать там! - гнев начал подниматься из глубины его существа, заполняя радужку глаз, но он осекся, увидев ее вмиг заледеневший взгляд - Ты упала спиной на валун, слишком острый, поэтому у тебя, - он тяжело сглотнул - множество переломов и большая потеря крови. Мы сделали, что смогли. Пришлось вызвать доктора из вашей стаи. Он вколол тебе обезболивающее, но это не помогло, ты все равно чувствовала боль. Ему пришлось делать переливание и магией исправлять искривления. Он закончил три часа назад, сказав не тревожить тебя. - он вновь посмотрел на нее. Но было поздно, она вновь закрылась, смотря на него холодным, чуть отстраненным взглядом.
  - Это меньше чем пара дней. На полное восстановление уйдет около суток. С помощью доктора уходит даже меньше времени. - невозмутимо произнесла девушка.
  - Тем не менее. Пока ты поживешь здесь.
  - Может, вы для начала меня спросите, где я буду!? Как же задолбало ваше стремление командовать всем и вся на своем пути! - злобно ответила девушка. Взгляд Дени потемнел. - Я не ваша домашняя собачка! Я оборотень, свободный оборотень!
  - Прекрати. Для тебя сейчас слишком опасно нервничать, ты и так чуть не погибла.
  - Я бы и не умерла, даже упав с Эйфилевой башни! Оборотни выживают всегда! Для нас любая травма лишь вопрос времени ее заживления, но не вопрос жизни и смерти! - он устало покачал головой.
  - С тобой бессмысленно спорить. Ты как маленький ребенок, и доказывать тебе хоть что-то просто глупо. Я поговорю с тобой, когда ты выздоровеешь. А до этого момента ты будешь тут. Понятно? - он говорил спокойно, даже шепотом, но в глазах все потемнело. Потемнело от вовремя сдержанной ярости.
  - Нет! - закричала она. Дениел вскинул бровь. - Заткнись! - она подскочила на ноги, игнорируя невероятную боль, пронзившую все тело. На миг в глазах потемнело, но остановиться она уже не могла. Злость уже была не контролируемая. - Прекрати мне указывать! Просто прекрати! Я не маленький ребенок! - Элисс спрыгнула с кровати, точно приземляясь около него. Но она переоценила на этот раз свои возможности, ноги подкосились, и она упала бы, не подхватив ее за талию Дениел. Но девушка лишь оттолкнула, его гневно смотря в его глаза. Слишком темные, слишком опасные и слишком ужасающие с отражающейся луной. Но опасность, исходящая от него ее волновала в последнею очередь. - Ты просто бесишь меня, со своими приказами! Я не твоя подчинённая! Я не каратель! Я еще живая, настоящая, своя! Я не стану выполнять твои приказы. Хочешь, злись, хочешь, будь в ярости, но я не твоя миссия. Я не стану действовать по твоему сценарию, я напишу свой! - он замер, пораженное внимая ее словам. Не понимая, почему эти крики так въелись в его сознание. Почему они отдаются такой болью в районе груди? Что же так бьет в самое нутро, пробираясь сквозь все препятствия и укрепления которые выставил он сам? Она содрогнулась и остановилась, глядя прямо в его глаза, она произнесла то, что, пожалуй, никто не говорил ему в этой жизни. Ее голос прозвучал ровно, тихо и спокойно, так как будто она давно это знала, и сообщила лишь как данность. - Хватит притворяться сильным. В то время как сам ты являешься слабым. Это делает тебя монстром, который чуть позже убивает руками без содрогания и без сожаления. Ты считаешь себя победителем? Но это не так, Ден. Мне жалко тебя. Жалко, потому что ты лишь притворствуешь и лицемерничаешь, а ночью умираешь от боли, от омерзения от бездействия по отношению к самому себе. Ты жалок. И самое горькое, что ты сам этого не понимаешь.
  Она пристально смотрела в его глаза, долго и тщательно ища отклик на свои слова. А он же стоял и боролся, боролся с порывом обнять и высказать всю боль. Боль от собственного отчуждения. Она смотрела не туда, чтобы заметить, как дрогнули его руки. Впервые за всю жизнь. И дрогнули не на смертных пытках, а от ее слов, которые ранили намного глубже, чем сотни наточенных до блеска ножей. Он злился, злился сам на себя от того, что она посмела такое ему такое сказать, а он позволил, понял, осознал и полностью согласился с ее словами. Злился из-за того, что она так быстро его поняла, нарушив всю его конспирацию, но прежде всего, от самого себя. Ведь чаще всего мы прячем все именно от самих себя, а не от других людей, он злился, что она жалеет его, злился из-за того, что это правда, злился из-за того, что позволяет ей такое говорить, злился что эти слова задели. Злился из-за того, что сейчас он стоит и прячет эмоции, вызванные этими словами. Он злился. Сам на себя. Но вслух лишь произнес:
  - Ляг спать, ты сама не понимаешь, что говоришь, это действие антибиотиков. - в первые в жизни ему так трудно дались слова. Слова, о которых он потом будет жалеть. Она лишь покачала головой, медленно отстраняясь.
  - Ты сам знаешь, что это правда, - пробормотала она опуская взгляд в пол. - жаль лишь то, что ты лжешь, и лжёшь не мне, а сам себе. Это ужасно, Дениел. - она вновь подняла глаза, смотря в его расширенные зрачки.
  Дверь резко открылась, впуская девушку. Блондинка огляделась вокруг, а затем тряхнув своими волосами подошла ближе. Ее появление окончательно разрушило и так уже не уютную обстановку. Элисс перевела взгляд на Алексу. Та вздернула безупречную бровь. Девушка значительно выделялась из общей атмосферы напряженности и задумчивости, она была похожа на ангела, готового спасти мир, так невинно и спокойна она казалась. Но присмотревшись, можно было понять, насколько она опасна, вы бы не заметили в ней черту жестокости, безупречно плавные и на первый взгляд безопасные жесты, не имеющие никаких подтекстов. Но заглянув в ее глаза, можно увидеть злость, агрессивность и недоумение. Она не демонстрировала этого, предпочитая скрывать, а в любой подходящий момент, воспользоваться эффектом неожиданности, как тайным оружием, и нанести смертоносный удар, хорошо натренированного война. Кому-то кажется это лицемерием, но она же воспринимала это как свой секрет, свою тайну. И тайной это было опасная, острая, убийственная мощь. Мощь война, о которой никто, никогда не узнает, свои секреты она умела хранить. Переведя свой взгляд на глаза Элисс, блондинка, совершенно не соответствующая образу обладательниц этого цвета волос, выпрямилась, сверкая во мраке карими глазами. Глазами, обещающими муку, если сейчас сделают, что-то без ее ведома.
  - Почему ты не в кровати? - холодно уточнила Алекса. Но, осмотрев стоящего рядом Дениела приподняла бровь. - А ты что здесь делаешь? Я ясно сказала не приходить сюда. - в тоненьком, певучем голоске прозвучала сталь, обдав Элисс холодом и заставив замереть. Девушка не ожидала такого тона от безобидной, до этого момента, девушки. Она поморщилась, вспомнив ехидные реплики блондинки, в которых она не заметила изучающего и настораживающего подтекста, хорошо замаскированным насмешливым тоном. А это значило лишь одно. Элисс недооценивала Алексу, стерев подозрение с ее личности, наивно предположив, что опасности она не представляет. И сейчас, стоя в этой темной комнате, в окружении напряженного Дениела, она пыталась понять, почему же она убрала с девушки все подозрения? И вновь оглядев ее, она подумала, что она не так проста, как хочет казаться. А люди видят лишь то, что позволяет видеть Алекса. Блондинка, высокая, красивая, хрупкая, кажется наивной. Такие как она, обычно достаются успешным бизнесменам, киноактерам, спортсменам. Но сейчас она четко видела скрытую в каждом движении угрозу. Угрозу, о которой никто не узнает, пока Алекса сама не захочет ее показать. Она не излучала опасность, она была ее воплощением, Алекса слишком умна, чтобы показывать все свои козыри разом, предпочитая затаиться и наблюдать из далека. И вот, весь налет безупречной красоты исчез с девушки, избавляя ее от маскировки, оставив лишь уверенную в себе охотницу. Сильную, волевую, не прогибаемую под обстоятельства львицу. И вот, именно сейчас она вызывала страх.
  - Я задала вопрос. - ледяным тоном напомнила девушка. Удостоив Алексу пристальным взглядом Элисс ответила:
  - Выясняем почему я здесь не останусь. - процедила она сквозь зубы.
  - И почему же? - вновь сухим тоном вопросила девушка.
  - Потому что я, не нуждаюсь в вашей опеке.
  - Сегодня ты доказала обратное, и доказала весьма емко. - Алекса прошлась по комнате, чтобы закончить свое шествие на диване. Удобно устроившись на краешке она сцепила руки на колене. - Я готова выслушать твои претензии, - не меняя тона сообщила она. - ну, а ты Дени можешь идти. - с намеком протянула девушка. Немного подумав и посмотрев на девушек он пожал плечами.
  - Я хотел проверить как она. - ответил он на предыдущий вопрос. - А произошла непредвиденная ситуация.
  - Закончившаяся тем, что девочка подскочила с кровати, игнорируя боль во всем теле, а боль присутствует, по ней видно, - насмешливо протянула Алекса. - а ты стоишь с убитым лицом и напряжённостью человека, приговоренного к смертной казни? - сурово вопросила она. - Дени ты меня поражаешь. Иди отдохни, ты сам не свой. - Дениел приподнял бровь, и отстраненно смотря на Элисс все же вышел, спокойно закрыв за собой дверь. В это же мгновение Алекса посмотрела на Элисс. Вмиг, за считанные секунды, с лица девушки исчез весь налет насмешки, оставив лишь ледяную решимость.
  - Если вдруг ты еще не поняла, то сообщаю: ты лезешь не в свою игру. - голос был спокоен, но все же было отчетливо понятно, любая ошибка ли же резкий жест со стороны Элисс, и та будет трупом. Хладным и без шанса вернуться в мир уже измененной нежитью. Девушка при тоне блондинки поморщилась.
  - Я никуда не лезу, напротив, пытаюсь всеми силами вылезти из этой ситуации... - Алекса лишь покачала головой.
  - Уйдёшь от нас, и не протянешь и десяти дней. - она откинулась на спинку дивана. - Теперь ты с нами, временно, но с нами.
  - Что? - Элисс отчаянно не хотела верить в услышанное. - Ты сейчас понимаешь, что ты сказала!?
  - Я прекрасно понимаю все. Все что происходит вокруг, Элисс, - продолжила Алекса. - а вот ты этого отчаянно не понимаешь. Совершенно. Ты ведь даже не понимаешь, с кем связалась, верно? - она кивнула. Дождавшись ее реакции, блондинка поправила волосы, продолжая смотреть на собеседницу. - Кэтрин не рассказала даже приблизительно?
  - Знаешь, она не особо разговорчивый собеседник. Она абсолютно ничего не сказала, а затем исчезла? - уточнила девушка. - Похоже на нее конечно.
  - Не так, - нехотя призналась Элисс - мы свернули на очередном повороте, разговор велся как раз о карателях, именно в тот момент что-то и произошло. Не успела рассмотреть. - призналась девушка - Кэтрин затормозила и выскочила из машины. Казалось, она обезумела. Глаза, налитые чернотой и резкие движения. В тот момент я действительно начала бояться, но она просто убежала.
  - Кого она увидела? - спросила Алекса.
  - Не знаю, я не видела. Как не больно это признавать, но зрение у нее лучше, - немного подумав она добавила - возможно, мне показалось, но я слышала смех. Хотя нет, не так. Мне не показалось. Я действительно слышала чей то смех.
  - А ты осталась ждать нас на том же месте, верно? - насмешливо скривила губы девушка. Внутренне она была напряжена, догадка, казалось, ослепила, но демонстрировать это, девушка не стала. - Ты не отогнала машину, и не ушла от того места дальше? - Элисс качнула головой, давая отрицательный ответ.
  - Я осталась стоять на месте. - начала лгать Элисс, делая это уверенно, точно зная куда нужно давить и, что говорить. - Появилась девушка, точнее ее силуэт. Сама не помню всех слов произнесенных в тот момент, даже не помню, как так получилось, что я гонюсь за ней. Но очнулась я уже на самой верхушке, крепко обхватив лапами ствол. Было как-то слишком светло, но перед глазами ее не было, я повернулась. Помню, что был крик, но не помню чей, возможно мой. Но стало страшно. - чистейшая правда прозвучавшая после этих слов задела девушку. - Я испугалась. Не помню, чего. Она была обычной, простой, как все мы, даже симпатичной. Но глаза, как и что в них увидела, не понимаю. Но меня это поразило, и вместе с тем напугало. До ужаса. А дальше, - нервный глоток воздуха, и она продолжает свой рассказ - я уже летела вниз, чувствовала спиной воздух, помню, закусила губу, чтобы не кричать, а дальше была боль, такая как когда превращаешься в оборотня, казалось, что кости ломаются, и я не запомнила, что случилось дальше. - она опустила глаза на свои уже здоровые руки с красивыми ровными, отросшими ногтями, а затем вспомнила как ползла по коре вверх ломая и обдирая их до крови с мясом.
  - Это странно. - эта была та фраза, на которую в данный момент она была способна. Алекса сама не понимала, зачем это сказала, и к чему, но ей было непривычно разговаривать с кем-то вот так, о боли, о странностях, о непонятном. Лучшие подруги, как и просто подруги не приняты среди тех, кто умирает каждый день. Слишком много потерь и утрат тогда было бы. Каратели никогда не разговаривали о чем-то вот так просто, разве что Дениел с ней мог просто поговорить, как раньше, когда она была человеком. Как же давно это было, но Дени являлся ее братом, и она любила его, любила, как могла, странным чувством карателей, раньше она даже не знала, как это называется, но он ей помог однажды, сказав, что любит ее, а на ее вопрос: "почему?", ответил, что она его сестра. Он сказал это так просто, как должное, но она поверила и именно тогда решила, как это называется. Да, Дени, Дениел, Ден. Ее вечная опора и подмога в любой ситуации, не смотря на все, что происходило, что происходит и что произойдет, он всегда будет рядом. Она в этом не сомневалась, если бы он ей закрыл глаза своими руками стоя у моста, под которым течет глубокая, быстрая несущаяся вперед река, утопившая и погубившая миллионы, пусть даже с опасными существами и водоворотами и сказал прыгать, Алекса бы прыгнула. Прыгнула бы не раздумывая в логичности своего поступка, прыгнула бы с закрытыми глазами, не умея плавать, но она бы прыгнула даже на эту верную смерть. Потому что со спины стоял бы он. Он, который был всегда. Всегда, сколько она себя помнила. С младенчества. Дени, который старше ее, прикрывал ее на кухне от мамы, когда она съела все конфеты. Дениел, который защищал в школе и во дворе, от прозорливых, вредных одноклассников. Дениел, который защищал ее на школьном вечере. Дениел, который вновь спрятал ее в своей комнате от мамы, после этого же школьного вечера. Дениел который отсрочил свой колледж на несколько лет, что бы дождаться Алексу, когда она закончит школу. Дениел, который сопровождал ее на школьный выпускной, а затем забирал ее оттуда. Дениел, который поступил в тот же колледж, Ден, который даже в колледже был рядом. Дениел, который однажды пропал, и не вернулся, он стал таким взрослым, больше не было того улыбчивого паренька в бежевой куртке, который встречал ее после школы с вечной сладостью в руках, теперь он другой, отныне у него непроницаемое лицо, эмоции которого выдают только глаза, вечная форма карателя. Глубокий, грозный характер и вечные наточенные до блеска мечи в руках. Возможно он прав, и быть карателем это значит изменить самому себе, стать другим, но он навсегда останется Дени, ее заботливым братом, который ворвался в комнату к незнакомой девушке, чтобы узнать, как она, вызвав этим невероятный приступ ярости в душе у Алексы. Брата она любила, даже больше чем саму себя, а делить его с неадекватной, гордой девушкой, которая не ценит ее брата, предпочитая выговаривать ему своей мнение, нет. Она была против этой пары. Дениел, просто зашел к Элисс, именно на эту мысль пыталась вернуть себя девушка. Так было проще. Для нее.
  Её мысли прервал вопрос любопытной девушки.
  - Ты расскажешь мне о карателях? - Элисс пыталась прервать неловкую паузу которую. Но в это время Алекса смотрела на Элисс, и ее эмоции сменялись одна за другой, на безупречном лице. Сначала промелькнуло горькое сожаление, затем некая растерянность, а позже они начали сменяться, одна за другой, оставляя при этом беспристрастное лицо, но не глаза. Глаза всегда говорят больше. Грусть, любовь, боль, холодная решимость, ненависть, попытка успокоить саму себя и, наконец грусть. Чуть склонив голову к левому плечу, Алекса улыбнулась, коварной улыбкой. Показавшейся после всех тех эмоций слишком жесткой и отрезвляющей. Элисс привыкла к этой блондинке, сидящей напротив, с некоторым удивлением она и сама заметила, что сидит уже на кровати. Теперь после всех тех эмоций, которые показали, что Алекса тоже может быть простой и открытой, эта ее улыбка, задела Элисс. Ведь ее можно было понять только как открытый отказ на их хоть чуть-чуть более тесное общение. Ведь с Элисс она продолжала вести себя как гордая, неприступная особа. Впрочем, - подумала Элисс - глупо было на что-то другое рассчитывать.
  - А ты уверена, что хочешь, что-то знать о нас. - насмешливо бросила девушка - Это тебя расстроит, ведь мы не добрые, крутые войны. Мы опасные, Элисс. От таких как мы, надо просто бежать.
  - Я пытаюсь. Не получается. - зло протянула девушка.
  - Конечно нет. Ты теперь наша. Можешь, считать себя трофеем. - девушка подняла потрясенные глаза. - Но я так думаю, узнать кто мы, тебе все-таки стоит. И не обольщайся, я не для тебя стараюсь. - холодно протянула она, отходя к туалетному столику, и начав перебирать баночки. Затем, опустившись на мягкий пуф, она открыла маленький ящичек, в этом самом столике, и извлекла из него толстый блокнот, перехваченный резинкой. Взяв его, она села на диван, и опустив взгляд, на темно-коричневый переплет, задумчиво протянула о том, что все, что не делается - все к лучшему. - Начну с самого определения о том, кто же такие каратели. Каратели - это один из самых древних видов, можешь считать нас охотниками за нечистью, можешь считать нас истребителями. Ошибешься в любом случае. Мы не являемся ни теми, ни другими, напротив, являемся их противоположностью. Они убивают нечисть, чтобы избавить мир от монстров, и вообще, в целом, борются за безопасность людей. Мы же тоже убиваем нечисть, но по другим причинам. Карателями не рождаются - это в принципе не возможно, ведь карателями становятся находясь в тяжелом душевном состоянии. Если точнее, то становятся ими, когда сходят с ума. - поймав удивленный взгляд, она лишь снисходительно улыбнулась. - Ты не понимаешь, человек когда находиться на грани, человек который уже готов на все, готов покончить жизнь самоубийством, просто умереть, потому что не может терпеть эту боль дальше, боль душевную - она убивает его изнутри, терзая сотнями ножей, награждая ударами плети, жестоко карая недостойного человека, это может быть неразделенная любовь, утрата близкого человека с которой ты не смог смериться, это может быть другое событие, например, война, на которой человек готов на все, лишь бы прекратить, отомстить, убить, но страдает от бездействия. Эта боль может быть вызванная всем, не смотря на обстоятельства, способы получения этой боли и способ ее решения. Но факт, остаётся фактом, человек должен сходить с ума от этой боли, желая это прекратить на столько сильно, что даже готов умереть, лишь бы получить спокойствие и безмятежность. И вот тогда появляется одни из нас. - злость проскользнула в ее голосе - Они обещают что угодно, абсолютно все что пожелаешь, и не врут, когда говорят что могут все. Одно время меня волновал вопрос, откуда они узнают о таких людях по всему миру, ведь не будут же они следить за каждым человеком. - призналась девушка листая страницы. - Глупая ситуация, но вразумительного ответа мне никто не дал. А солгать не посмели. - жесткая ухмылка на губах Алексы. - Знаешь, но тогда человек соглашается на все. Естественно, ведь терять ему нечего, и ищут они именно таких людей, что бы те соглашались не раздумывая. Забавно, что в таких ситуациях никто не отказывается, и когда я говорю никто, это значит, что действительно никто. Ни один, вот тогда человека забирают. И начинается все самое интересное. Его приводят в один из замков, тех что вы привыкли называть достопримечательностями, такие места есть как минимум по одному в каждой стране, насколько бы та была незначительна. Человек подписывает контракт. И первый же свой день он проводит в центре. Его готовят к новой жизни, не самая приятная процедура. Все зависит от того, с кем они имеют дело. Девушек облачают в белые, старинные платья, длинные, украшенные кружевом и простые в фасоне. Звучит прекрасно, но слишком схоже со свадебным обрядам прошлого века. В главном зале, где когда-то проходили баллы и проходят до сих пор, но в высшем свете, там куда людей не пустят никогда девушка должна окропить платье кровью. Становясь на колени перед последним вечерним светом, она произносит клятву. После последнего слова, когда к ее губам подносят кубок с красным вином, она делает надрезы на запястьях кинжалом. Тем кинжалом, что испил крови сотни девушек, трансформация происходит мгновенно.
  - Я понимаю. - кивнула Элисс ее словам.
  - На следующее же утро, тот человек умирает навсегда. Теперь на его месте появляется другое существо. Опасное, гордое, мощное, неукротимое, великое. В бывшем человеке меняется все. От характера, до походки. Полное преображение. Он изменяется, меняется взгляд, цвет кожи, цвет волос, цвет глаз, характер, восприятие. Мировоззрение, интересы, вкусы, движения, пластика. Первое время существо не имеет названия, даже имени, ведут они себя заторможено, не помня прошлого, не зная настоящего и будущего. Просыпаешься ты уже в одной из комнат замка. Не контролируешь свое тело, чувствуешь себя слишком беспомощным. Меняется все за секунды. Вот ты лежишь и не можешь понять, что происходит, но уже через минуту встаешь и не узнаешь себя. Слишком быстрая, неуловимая, опасная. Привыкаешь быстро. И к тому моменту как к тебе отправляют провожатого, ты уже полностью осознаешь свою новую сущность. - поймав еще один удивленный взгляд, молчавшей все это время девушки, Алекса пожала плечами - Но в этом и вся проблема, осознавая новую себя, ты забываешь о себе старой. Не помнить ничего из прежней жизни: своего имени, года рождения, матери, отца, города прежней жизни - это ужасно, после того, как ты просыпаешься, тебя провожают до другого помещения. И вот тут, начинается твое существование карателей. Не удивляйся ты так. - усмехнулась девушка. - Здесь тебе все объясняют, как ты здесь оказалась, зачем и почему. Рассказывают, как тебя зовут, сколько лет и где выросла, пока тебе этой информации достаточно. Говорят, что ты хотела покончить жизнь самоубийством, и обещают все. Абсолютно все, что пожелаешь. Заново начиная обрабатывать. Говорят, что ты больше не человек, а промежуточное существо. Здесь же тебе объясняют все, что тебя волнует. Дают новые документы, паспорт, права, сертификаты на дом, дачу, машину. И передают все это тому, кто будет наблюдать за тобой. Это оказывается один каратель из всех присутствующих. И с тех пор он отвечает за тебя.
  - Ритуал... - прошептала она - вы меняетесь благодаря ритуалу?
  - Да, Элисс. Это только первый этап. Зарождение силы. На самом деле, людям проще поверить в эксперименты ученых, чем в то, что в мире существует неожиданная и неизученная сила, против которой они ничего не смогут сделать. Это расстраивает, но и смешит. Быть настолько гордыми, что специально не замечать дальше своего носа. Людишки. Не думала, что ты одна из тех, кто не верят в магию предков. Но это именно так.
  - Что? - Элисс пораженно замерла. Казалось, она перестала даже дышать.
  - Да, каратели - это существа, появившиеся при закате солнца и рассвете луны, произнесшие клятву и закрепившие свое создание кровью.
  - Похоже на нас или усыпщиков, они тоже являются детьми луны.
  - И да, и нет. Мы не ликантропы - презрительно скривила губы Алекса - и к усыпщикам мы дела не имеем.
  - Дальнейшие ваше пребывание связанно с тем карателем?
  - Именно так. После всего этого, нас отправляют к тому карателю. С тех пор примерно год мы живем с ним. Затем если хотим, можем уйти или остаться, но зависит это от приглашения самого карателя. Он обучает магии, силе, тренирует, наставляет, помогает, присматривает. Затем, по истечению одного года, нас вновь приглашают в центр, который же на самом деле называют Эрион, а тех, кто нас создал, четырех сильнейших магов мира Джордан, Моника, Александр, Ванесса. Чувствуешь связь? Четыре стихии, четыре мага? Именно их и называют верховным Ковеном магов. Каждый из них представлял отдельную стихию. Джордан был воздухом, тем ветром, щекотавшим твои волосы на улицах, тем ураганом, внушающим и страх, и трепет, тем яростным борцом холода с теплом. Моника была водой, успокаивающей и очищающей твои мысли все те дни, что ты была жива, тем дождиком, вселяющим улыбку, тем бушующим ливнем, что мог затопить весь мир. Александр, был землей, несущей тебя все эти годы, землей, что перетерпела столько войн и страха, землей, что до сих пор с тобой, готовой наказать за непокорность. И Ванесса, магистр, в чьих жилах все еще пылает огонь. Живая, яркая, непобедимая. Она была тем пламенем, что обогреет и растопит лед в сердце и душе, тем пламенем, что спасет от замерзания, и тем же жаром, что испепелит за непослушание. Они были прекрасны и правят до сих пор, сильнейшие из сильнейших, великие из великих. Дающие все и требующие лишь послушания взамен, я восхищаюсь ими. И вот, придя в Эрион, тебя встречают они, сильные, гордые, непоколебимые маги. Показывающие пример всем карателям, они дают абсолютно все, но взамен ты уже произнесла клятву вечной покорности. И с этого дня, ты становишься карателем. Они смотрят на силу, силу духа, силу характера, силу война. Выбирая подходящую стихию. И вот тогда открывается главная тайна. Тайна о том, кто же на самом деле каратели? Каратели потомки магов, в чьих жилах течет свет луны, обладатели четырех стихий, и монстры. Безжалостные убийцы. Сильнее оборотней, опаснее вампиров, прекраснее эльфов, лучше Фейри и могущественнее самих магов, они дают тебе все, еще до того, как расскажут о всех тонкостях, предотвращая тем самым отказ, который в принципе невозможен. С тех пор нам дают роль, то какими мы будем в обычном мире, не среди карателей, и мы выполняем эту роль неукоснительно, эта роль подразумевает под собой характер, поведение, повадки, и это правильно, ведь иначе люди все поймут, а наш мир, скрывают именно от людей. Мы притворяемся теми, кем не являемся. Нам дают право жить по всему миру, но не позволяют быть свободными. И сотни таких мелочей, которые позволяют понять, мир зависит все же не от нас, какими бы мы сильными не были, мир зависит от тех, кому мы принадлежим. - Алекса не смогла скрыть горечь.
  - Вас обманывают с самого начала... - покачала головой Элисс.
  - Они ни в чем нас не обманули. Все сделали, как обещали, а просить то маленькое обещание в вечной верности - это их право.
  - Но они обещали дать свободу. А сами принуждают служить кому-то.
  - Но мы свободны! Мы можем уехать в любое место планеты, мы можем поехать в любую страну, у нас есть все: деньги, слава, внешность, красота, уважение, роль, тайна. У нас все, что бы мы не пожелали, но в чем-то ты права, мы в их власти, потому что вся планета принадлежит им. Они главные игроки на этой карте. - минутная пауза настигла их слишком неожиданно - Но я не закончила рассказ. Что касается того чем мы занимаемся, мы занимаемся хоть чем. К верховным магам четырех стихий приходят заказы, сотни просьб, которые помогают им совершенствовать власть. Именно они и решают, какое именно из писем отправить нам. Затем нам приходят письма с нашими заданиями, и мы их выполняем, но вот тут главная трудность, выполнив их мы получаем вознаграждение, маги почет и уважение. Многие их выполнить не могут и умирают. Не справились с нечистью, она убила карателя, бывало и такое, маги не переживают и просто предают это задание другому карателю. Каратель не справился, но остался жив? Его убивают. Те же маги, что нас и создали. Все просто. Справился - живи и радуйся, не справился - смерть, в любом случае. Слабые умирают, сильные выживают. Ковену не нужны немощные войны, им нужна опасная армия, которая будет им безоговорочно поклоняться, тем самым давая им власть. - горечь, прозвучавшая в этих словах поразила Элисс. Но волнующие вопросы не дали обратить на это слишком много внимания. - А вот с пропавшей памятью все намного проще, она возвращается со временем.
  - А родители? Что с ними, Элисс?
  - Сначала про них забывают. - задумчиво ответила Алекса. Именно сейчас она задумалась над этим вопросом в полной мере - Про них забывают, но никто больше не стремиться назад к ним. О них не вспоминают и стараются вычеркнуть из своей жизни, ведь для них мы умерли.
  - Это чудовищно, - пробормотала Элисс. - вот так просто забывать о родных людях, это ужасно, эгоистично, бессердечно. Ведь они помнят о вас. И навряд ли забудут об исчезновении сына или дочери.
  - Ты не понимаешь, - в который раз покачала головой блондинка. - человеческая жизнь короче. Она может быть всего около ста лет, а век карателей бесконечен, к сожалению, или же радости мы переняли и это качество.
  - Знать, что вы живы и вообще...
  - Элисс, - оборвала подступающую тираду девушка - возможно проще, но мы не стареем, не умираем по естественным для человека причинам, таким как старость, и представь иметь не стареющего ребенка. А ведь они когда-нибудь тоже умирают, Элисс.
  - И все же можно рассказать о карателях близким людям.
  - Элисс, ты меня слышишь? Им нельзя знать о нашем мире. Просто нельзя. Опасно слишком. Как и для них так и для нас.
  - А что же ваша любовь, да хоть бы привязанность, куда все это делось? - девушка пыталась достучаться до Алексы. Заметив, как та вздрогнула от ее слов, Элисс напряглась сраженная догадкой. - У вас нет чувств...
  - Нет... - негромко ответила девушка после минутной паузы. - эмоции, как и чувства есть, но мы их забываем. Не знаю, как объяснить, мы понимаем, как это выглядит, как проявляется, можем испытывать сами. Но, забываем, как называется.
  - Но ты же любишь Дениела. - возразила Элисс. Алекса почувствовала медленно закипающую ярость, она поднималась из глубины, от самого сердца, заставляя чувствовать, как кровь в венах становиться паляще жаркой и невыносимо вязкой, тягучей настолько, что чувствовалось как она медленно тянется по венам.
  - Люблю. Он же мой брат. Я желаю ему счастья, - глядя прямо в глаза Элисс, пробормотала Алекса, сквозь стиснутые зубы. - но это другое, он сам сказал, как это называется, мы испытываем некое чувство, но не понимаем, как оно называется. Считай это парадоксом.
  - Это не парадокс, а обычное состояние каждого человека. Мы все в чем-то путаемся. И не знаем правильное название многих вещей.
  - Не смей сравнивать карателей с людьми - жестко приказала Алекса поднимаясь с дивана. - хватит, больше я ничего не скажу. Слишком много ты узнала.
  - Много? - удивленно вопросила Элисс, наблюдая за плавной походкой девушки. Легкое колыхание белого шелка на тонкой фигурке, придавало девушке изящный вид, но в то же время пугая своей невинностью, казалось, что в этом идеальном образе, слишком много чистого и светлого. Перед глазами вспыхнула картина: тонкие пальчики натягивают тетиву, мгновение...и белоснежное платье опаляют капли крови. Немедленно впитывающиеся, в податливую материю.
  - Везде сказано лишь, то что мы опасны и связываться с нами опасно. А ты узнала почему. Кто мы и как появляемся.
  - Но у меня остались вопросы, и ты так и не рассказала некоторых тонкостей.
  - Например? - она обернулась, у самой двери взявшись за ручку и приподняв бровь.
  - Чем же особенным вы обладаете, почему именно четыре стихии и как колдуете? - азартно уточнила девушка.
  - Этого ты никогда не узнаешь. Разве, что сам каратель тебе о чем-то расскажет. Я не имею права разглашать тайну.
  - Но к какой стихии принадлежишь ты?
  - Вода. Водные просторы. - ответила девушка.
  - Какие преимущества это дает?
  - Дождь - не помеха, не утону никогда, страха перед водой не будет, - пожала плечами блондинка, - иметь принадлежность к стихии - не значит уметь колдовать, Элисс. Мы потомки магов, но мы не маги. Это лишь некоторые особенности.
  - А Дени, его стихия? - она вздрогнула услышав имя брата, так только самые близкие называли его, ярость вновь потянулась по венам, опаляя все ее существо.
  - Не твое дело. - на этот раз дверь громко стукнула, оставляя за этим шумом звенящую тишину.
  Элисс усмехнулась. Думая, о том, что все-таки скрыла эта светловолосая бестия.
  * * *
  - Что все это значит? - Алекса ворвалась в комнату Дениела, громко хлопнув дверью. Парень, сидящий в черном кожаном кресле, с изящной ленью пролистывал страницы в книге, поднял взгляд на ворвавшуюся сестру. Сдержанным характером Алекса не отличалась, даже когда была просто человеком, но сейчас, получив власть, славу, свое сознание, все стало на много хуже, стала чаще мелькать резкость, злость, неконтролируемая агрессия, но Ден наблюдал за всем с высокого полета, не обращая на поведение сестры особого внимания, понимая, что подобная черта присуща всем карателям, в особенности юным и наивным. Поэтому сейчас, приподняв бровь, с легкой полуулыбкой наблюдал за Алексой. Девушка кинула взгляд на книгу в его руках, и замерла.
  - Так какого черта я нахожу это - она приподняла блокнот в руках - в комнате Кэтрин? - Дениел нахмурил брови, убирая книгу в сторону.
  - Что это? - Алекса усмехнулась, проходя в глубь комнаты. Здесь все было оформлено в светлых, скромных тонах и всегда поражало сдержанность и чистотой. В целом побеждали оттенки серебристо - серого и оливкового цвета, девушка обвела взглядом комнату. Квадратная, больших размеров с тремя серыми, и одной оливковой стенами, она нагоняла на тусклые, серые мысли. Белый потолок и деревянный лакированный пол из темного дерева, тоже оптимизма не добавляли. На взгляд, Алексы все было слишком просто, скучно, но гармонично. Слева, у оливковой стены, стояла большая, из темного дерева, просторная кровать, идеально застеленная серебристым покрывалом. Рядом с ней стояли резные прикроватные столики из того же дерева. На одном из них, стоял небольшой светильник и лежала книга, на втором стояла фоторамка...
  У стены справа, стоял небольшой письменный стол, на котором не было абсолютно ничего, за исключением трех клинков, зачехлённых в ножны. У той же стены, чуть левее, стоял книжный шкаф, на котором каждая полка была заставлена книгами. А справа, у самой двери, стоял высокий из того же, что и вся мебель, материала, шкаф. На огромных окнах весели шторы цвета серого, предрассветного неба. На стенах висели картины, изображающие старинные храмы и глухие леса. Многие из них они выбирали вместе в каталоге, саму идею подала Алекса, надеясь на яркие, жизнеутверждающие картины, но Дениел решил по-другому, предпочитая внести сухие леса, прекрасные своей мертвой особенностью и древние храмы, поражающие своей возвышенностью и царственностью, немного отрешенностью и великолепием, пронесенным сквозь века. Посередине этой комнаты там, где оставалось слишком много пустого пространства стояло два черный кожаных кресла, и небольшой кофейный столик, все из того же дерева. Обычно в этой комнате всегда светло, а в воздухе витает аромат цитрусовых и пряный запах корицы. Он, окутывая входящих, как плотное облако струящегося пара преследует весь день, даруя память о том человеке, что живет здесь.
  Сквозь окна обычно пробивается яркий свет солнца, ослепляющий своим сиянием, находя отражение в стеклянных вещах, и вновь возрождаясь в потоках нового луча...
  В этой картине так спокойно, чуть отрешенно смотрелся, сидящий в кресле Дени. Алекса не могла понять, от чего так болезненно сжалось сердце. Но мысль делить брата с кем-то еще давила своей ношей на хрупкие плечи.
  - Кажется это ее дневник, Алекса, - покачал головой он - копаться в чужих вещах. Как минимум не вежливо. - девушка раздраженно поморщилась.
  - О, нет, Дениел, это не просто дневник, - Алекса усмехнулась. - это - настоящая бомба замедленного действия. Здесь написано все, повторяю, все, что касается нас.
  - Ее личное впечатление от нас? О да, ты права, давай его сожжем, может тебе полегчает. - насмешливо ответил Дени.
  - Хуже, намного хуже. Здесь тайны, Ден, тайны за которые убивали, убивают и будут убивать. - Алекса качнула белокурой головой. - Но в чем-то ты прав. Здесь еще и ее собственные мысли о нас.
  - Я слушаю тебя. У тебя есть ровно пол часа, а потом я ухожу.
  - Куда на этот раз? - Алекса прошла по комнате, присаживаясь в кресло. Дениел перевел взгляд в окно. Блик от ярко горящего торшера, нашел отражение в его глазах, даря ощущение бушующего пламени внутри его существа.
  - Далеко, Кэтрин ушла слишком далеко, Алекса. Пора ее искать.
  - Мы вольны делать все, что пожелаем - мягко возразила девушка - возможно, она отправилась искать свое место. - Алекса опустила взор на блокнот в своих руках, понять, что Кэтрин не стала бы уходить не предупредив об этом свою нынешнюю семью, а Алекса и Дениел сейчас заменяли именно ее, было не сложно, в особенности для тех, кто знал девушку.
  - Мне хотелось бы в это верить.
  - В этом случае, мы не должны будем ей мешать, Дени.
  - В этом надо убедиться. Просто убедиться. - вновь взглянув на сестру, он нежно улыбнулся. - что тебя смущает в этом блокноте?
  - Его наличие. - ответила она раскрывая его, Дениел вскинул бровь принимая ответ девушки. - Она слишком хорошо описывает происходящее, Ден. Ее слова о приметах девушки врезаются в память и история Элисс. Много сходства. Это была она. Вновь.
  - Хочешь прочесть мысли Кэтрин на эту тему?
  - Хочу понять насколько все плохо, заметь это мое право. - она нервно листала исписанные страницы.
  - Что сказала Элисс? - лениво поинтересовался Дениел.
  - Забавно, мне показалось вы с ней разговаривали именно на эту тему - едко ответила блондинка. - впрочем не важно. Она лгала, в некоторых моментах, это чувствовалось особенно. Недосказанность так и вертелась на языке.
  - Девочка что-то скрывает, - заметил Дениел. - и это что-то нам не понравится.
  - Она мне вообще не нравится - усмехнулась Алекса.
  - Твое право ее недолюбливать. - спокойно ответил Дениел.
  - Хочешь поговорить о моих правах? - раздраженно поинтересовалась девушка, вновь начиная листать тонкие, светлые листы. Дени, посмотрел на сидящую рядом сестру. Настороженность в его взгляде сменилась неуверенностью.
  - Алекса...
  - Не важно, - прервала его девушка. - я нашла. - тонкий пальчик указал на страницу в дневнике. - "сегодня вновь произошло, что-то странное... с тех пор как я стала карателем меня не покидало это извечное чувство неправильности ситуации...казалось пора действовать, что-то изменить, помочь тем, кто действительно в этом нуждался. Но вот передо мной очередное задание Ковена магов, как печально, они убеждены в своих целях и идут за ними с нудной фанатичностью, готовые лечь замертво ради своей идеи сверх существ. глупо на мой взгляд. Но эффективно. Должна признать за ними это право, ведь они смогли, и я обязана им своим нынешнем существованием... в их работе хороши способы, а не сама цель. И меньшее, что требуется от меня - это просто продолжать убивать. Каратели. Одно слово, а столько смысла. Они путали называя нас великими, мы не благородны, и наша цель не есть наше желание. Начинаю понимать, вечную иронию Дениела. Его убеждения в том, что мы лишь пешки четырех магов. Истинные властелины они...а мы? Мы их создания, их сила, их мощь, их власть, их оружие..."
  - Кэтрин поняла, все то что так усердно пытаемся донести мы до новосозданных карателей. Она достаточно выросла до этого. - сообщил Дениел.
  - Вас много? Тех, кто верит в это...
  - Нет, только Древние каратели - пожал плечами Дени.
  - Ты не относишься к Древним - произнесла Алекса откидываясь на спинку стула.
  - Знаю, - спокойно ответил он - но, ты забываешь, ведь меня тоже кто-то вырастил...
  - Он был Древним? - вопросила девушка.
  - Он был могуществен, но был ли он Древним? Нет, скорее просто познавший всю боль бытья и тем, кто смог справится с этой болью. - отозвался он, переводя взгляд на пол. Девушка долго всматривалась в его глаза, ища ответ на тот вопрос, который не был озвучен. Но был упомянут ей про себя, взгляд, полный тоски и сожаления стал ей, тем ответом, который она бы побоялась озвучить сама.
  - Ты никогда не рассказывал о воем прошлом, Дени. - мягко напомнила Алекса.
  - Не вижу смысла вспоминать то, что было когда-то, мы живем здесь и сейчас, Алекса. Пора научиться забывать прошлое, но научиться самим, корректировать свое будущее.
  - В прошлом Дениел, обычно скрываются все ответы, на сомнения, которые гложут в настоящем или будут в будущем. Наше настоящее, напрямую зависит от того, что было. Забыть не выйдет, никогда.
  - Можно не вспоминать. Просто закрыться.
  - Но хочешь ли ты не вспоминать? В прошлом было больно, но эта боль создала тебя, Дени, она является частью тебя, частью твоего создания. Можно ли избавится от самого себя?
  - Можно, если этого очень хочешь. Если захочешь, можно сделать абсолютно все, Алекса. - грустно усмехнувшись, он напомнил - Что там дальше?
  - Бежать от проблемы, не значит ее решить. - возразила девушка возвращаясь к прочитанному - "но быть оружием в чьих то руках...не мое желание и не предел моих мечтаний. Последнее задание... было в нем, что-то странное сразу. Наша задача была уничтожить нежить с территории оборотней. Забавно, ведь по сути ликантропы сами по себе являются нежитью. Ковен долго усмехался над наивностью данных оборотней, по сути подвох был заметен сразу. Навряд ли усыпщики являлись проблемой для оборотней, а вот те опасные существа, замеченные по территории всего мира, а именно на местах скопления стай ликантропов вполне являлись проблемой. Оборотни закономерно решили, что они следующие, и оказались правы, но по сути их надежды, что мы защитим их от этих монстров, наивны. Они не являются нежитью...это стало ясно сразу. Умны, хитры, быстры, убийственно опасные. Способные уничтожить не уставая. Они действительно вызывают опасения, и слухи о них пошли по всем мирам, и затаились среди нежити и охотников. Но... они не нежить. Не демоны, не ликантропы, не маги и даже не вампиры... слишком разные критерии...но то, что выяснила я поразило своей простотой и в то же время невозможностью. Возможно это только моя догадка. Но, а что если нет? В лесах их было замечено четыре, это я выяснила сразу и это же стало первым тревожным звонком - слишком мало. Следующие поразило больше, они использовали клинки, кнуты и кинжалы. Напоминает наш выбор в оружии...найдя изломанную стрелу, я лишь убедилась в этом. Оружие у них то, же что и у нас. Скорость...умение... Сила. И я бы вздрогнула. Но их описание...той девушки. Фанатичный блеск в глазах и кривая ухмылка на губах. Это не было бы страшным, не будь это описание сумасшедшего человека. Наверное, пора начать бояться, но она лишь всего еще одна жертва обстоятельств. По сути, мы все были такими в конце пути человека и в начале жизни карателей. И страх здесь неуместен. Но она посмела дать тень на нашу репутацию... и прощение здесь всего одно... Её полная, и безоговорочная...Смерть."
  - Смерть... - пробормотал Дениел.
  - Правда, - Алекса кивнула своим мыслям - она посмела бросить нам вызов.
  - Не нам, - свет луны попал в комнату, отразившись от стеклянной поверхности и найдя отражение в глазах Дениела. - она бросила вызов Кэтрин.
  - Это плохо, Кэтрин всегда добивается своей цели, любыми путями. - повернувшись в сторону Дениела, она повторила свои недавние слова - это очень плохо.
  - Хуже другое... - его голос похолодел, став каменным - хуже то, что она приняла этот вызов.
  - Но значит ли это, что будет много крови?
  - Ты знаешь Кэт, и ее методы борьбы. - кивнул он - Крови будет много, а также трупов, боли и слез. Она теперь не остановится.
  - Мы не успеем вмешаться.
  - Считаешь, она вышла на след? - вопросил Дениел.
  - Считаю, что там на трассе, Кэтрин увидела ее. И если тогда она ее отпустила, то сейчас бросилась следом. А это значит, слишком поздно. Инстинкты охотников взяли верх над ее разумом. Сейчас она истинный каратель, который видит свою цель.
  - Главное, чтобы Кэтрин не стала целью, - кивнул он, своей белокурой сестре. - меня волнуют те ее догадки. Уж слишком они похожи на нас, на карателей.
  - Ловушка? - уточнила девушка - Я не уверенна в этом, ведь навряд ли ее цель поймать себе карателя, который уничтожит ее через пару минут.
  - Ты переоцениваешь нас.
  - Брось, ты знаешь, что я говорю правду, скорее всего девушка сама не понимает, что заполучила смерть на свой след.
  - Странно это. - холодно заметил Дениел - Зачем ей было возвращаться и пытаться избавится от Элисс?
  - Не так, Элисс уверяла, что она сама кинулась за девушкой, и взобравшись на дерево она испугалась чего-то, что не помнит сама.
  - Хочешь сказать...она не пыталась ее убить?
  - Покалечить, - задумчиво ответила блондинка - она знала, что смерть ей не грозит, Дениел, ликантропы не умрут из-за падения, пусть и с высокого дерева. Переломы, ушибы, вывихи - это да, но уже завтра она будет жива и здорова.
  - Значит в чем-то мы просчитались. - ответил Дениел - но, что тогда ей потребовалось от оборотня?
  - Что-то, что скрывает Элисс, скрывает тщательно. - немного задумавшись девушка вставила - Но если она хотела донести это до нас.
  - Считаешь, что старые враги начали отправлять свои весточки?
  - Печально. Мне казалось, что в живых их больше не осталось.
  - С Элисс стоит поговорить еще раз. Она не понимает, что делает.
  - Дени, напротив, это интересно. Значит, ей есть ради чего лгать, а это означает, что не такая она уж и наивная, как хочет казаться.
  * * *
  Элисс прислушалась к затихающим шагам девушки. Медленно и так тягуче накатывала тишина, она волнами взрывала сознание, затопляя своей отчужденностью.
  Сцепив пальцы рук, она смотрела в пол, пытаясь справится с нахлынувшими эмоциями.
  - Придет время и все изменится! - воскликнула женщина. - Я обещаю, Элли! Я клянусь, солнышко! Все изменится, все будет так, как положено! - ее темно-шоколадные, вьющиеся пряди волос, подчиняясь порыву ветра ударили ее по лицу, но женщина не обращая внимания на это, лишь громко рассмеялась. - Смерть, Элли, ходит за нами по пятам, она везде! Оглянись! Она за темным переулком, она там, в парке, она в ресторане, она караулит в ванной, на дороге, в магазине! Смерть повсюду, девочка моя! Но я не сдамся, нет! - женщина вцепилась ледяными пальцами в плечи девушки. - Я смогу! Я не сдамся! Я смогу... - глядя прямо ей в глаза, наблюдая за ее злым, отчаявшимся взглядом, за блеском и расширенными зрачками, она сделала все, что могла, всё, что бы спастись, всё, чтобы выжить. Сжав зубы и зажмурив глаза, маленькая девочка, с темными кудряшками, бледной кожей и трясущимися руками, сделала все, что могла.
  Предательские слезы потекли по щекам, тёплыми ручейками сбегая вниз и падая на кровать. Обхватив себя дрожащими руками, Элисс, опустилась лицом на подушку, она задрожала сглатывая безмолвные рыдания. Боль, захватившая ее целиком, ледяными щупальцами вцепилась в сердце, яростно сжимая его, терзая и рвя на части. Судорожный вздох дался слишком тяжело, и не выдержав, девушка окончательно отдалась под власть эмоций.
  Слезы падали на так быстро и легко, ведь наконец она дала им волю. Тогда, когда умер последний родной человек, она сдержалась, не давая даже повода для слабости, она рыдала и убивалась в душе, истерика охватила все сознание, каких трудов ей стоило стоять, вцепившись окаменелыми руками в дерево, качаясь от порывов ветра, не подавая вида, что где-то внутри, словно что-то умирает. Она смогла, сдержалась, но сейчас?
  Сейчас она была одна, давая волю слезам и избавляясь от своего прошлого, оно осталось там за спиной, больше прошлого не будет, переживая эту боль, она освобождала место для новых событий, Элисс становилась сильнее, и с каждой новой слезинкой было легче и проще. Отец, она больше не увидит его, не услышит "Держись, Элли, держись...". Он умер, но взамен, зародилось, что-то новое в ней самой. И это заменит вкус горькой утраты. Элисс не забудет его, но он остался в беспамятном прошлом, она переживёт свои эмоции и чувства, а он останется с ней навсегда.
  Тихий всхлип, и снова слезы потекли по щекам, падая на сырую подушку. Поджав колени и закрыв лицо руками, она думала о боли, из-за которой, казалось, она умрет, которая парализовала ее, и не давая освободиться от себя, убивала. Больнее чем ощутить полет, свой последний полет, где чувство эйфории заменяет, горечь и отчаянье.
  Потеряв все, что имела, она больше не боялась сражаться.
  * * *
  Кэтрин вскинула руку, пытаясь защитится от внезапно напавшего на нее света. Схватив высокую ель за ствол, она аккуратно вышла из-под ее тени. Свет не заставил себя ждать. Он вцепился в нее, пытаясь одарить теплом. Но он просчитался, она слишком сильна, чтобы просить помощи. Девушка громко выдохнула, оглядываясь.
  Перед ее взором расстилалась пропасть, в глубине которой был свой закоулок леса. Привычный и обыденный. Где высокие ели переплетались с ягодными кустарниками, тропинки там были протоптаны и окружены с двух сторон зеленой сочной травой, а мелкие зверюшки прятались в недрах этого лесного закоулка. Казалось, что земля в этих местах осела, когда-то давно повинуясь желанию своего господина.
  Со спины Кэтрин был лес, и он же ждал ее впереди. Могучий, сильный, неподвластный, он притягивал взгляд.
  Сквозь густо-зеленые ветви хвои пробивался чистый, солнечный свет, который заполнял собой пространство леса. Где-то на верхушках деревьев, шумел неторопливый ветерок, разгоняя запах хвои. Под ногами сырая земля изредка хлюпала, или же хрустела, когда Кэтрин наступала на обломившуюся ветку. Картина была банальной, и такой привычной, что девушка немного расслабилась. Вот, над головой пронеслась птица, сделав круг над головой Кэтрин, она опустилась на ближайшую ветку, наблюдая своими крошечными глазками-бусинками за девушкой.
  Кэтрин нахмурила брови. Рыжие волосы взметнулись за спиной - девушка продолжила свою погоню. Ведь это ее предназначение. Ее судьба. Часть ее игры. И она принимает ее условия.
  * * *
  Элисс потянулась в кровати, ощущая себя полностью здоровой и полной сил. Распахнув глаза, она огляделась. Одеяло полностью накрывало ее, от ног до головы, девушка не помнила, когда укрылась им, но сейчас она не стала обращать внимание на подобную мелочь. Прикоснувшись к подушке, Элисс тяжело вздохнула, та была влажной. Перевернув ее, она скрыла следы своих слез. Встав с кровати, она гордо расправила плечи. Это начало. Начало новой игры. Ее игры.
  * * *
  Алекса, застегнула последнею пуговицу на белоснежной ткани. Ее пальцы ловко скользили над тонкой материей рубашки, обтягивающей грудь брата. Стоя перед зеркалом, он встретился взглядом со своим отражением. На волевом, точеном лице, проскользнула высокомерная улыбка, которая тут же нашла отражение в его взгляде. Темно-коричневые глаза хищно сверкнули. Минута, вокруг него взметнулись белесые кудри сестры. Стоя рядом с ним, она бросила уверенную улыбку в свое отражение. Когда их взгляды пересеклись в зазеркалье, казалось прозвучала их общая фраза. Синие, тонкое платье футляр, обтягивающее тоненькую фигурку девушки, идеально подходило под костюм, в который был облачен Дениел. Сейчас они олицетворяли семью. Брата и сестру, которые стали легендой, в другом, более опасном и древнем мире потусторонних существ.
  - Мы одни из главных игроков. Это наши правила и наши пешки. - сообщила девушка.
  - Так было долго, пожалуй, слишком долго - промолвил Дениел в ответ. - Все изменилось слишком быстро. Молниеносно.
  - Если бы не эти события, мы бы и не поняли, что главные лица сменились в игре.
  - Это началось раньше. Гораздо раньше. - его взгляд устремился в окно.
  - Кого-то убили? - равнодушно уточнила девушка.
  - Да, чтобы стать главным действующим лицом, надо было от кого-то избавиться, дабы занять его место.
  - Игроки выросли? - насмешливо изогнула она бровь.
  - Игроки повысили ставки.
  - Что-то изменится?
  - Уже изменилось. Раньше на главном поле были известные нам лица. Они не трогали нас, мы не трогали их. Нежить, маги, вампиры, оборотни, Фейри, демоны, ангелы, каратели. Теперь среди нас появились новые игроки. И в этом их преимущество, ведь они неизведанные.
  - Пора понять, что изменилось?
  - Именно. - спокойно ответил он.
  - Новая игра требует новых действий. Они умеют стимулировать на победу. Но это наша игра.
  - Будь готова к новому, что-то грядет. Воздух пахнет напряжением. Я чувствую изменения.
  - Я готова. - сообщила девушка. - Нам придется поднять ставки вместе со всеми.
  - Мы уезжаем.
  - Элисс?
  - Она едет с нами, - ответил Дениел - теперь и она в этой интриге.
  - Но это наша битва. - голос эхом раздался по комнате, заполнив ее и вылетев в распахнутое окно, скрылся. Уносясь в рассвет.
  * * *
  Черный силуэт мелькнул за деревом. Когда тонкая, бледная рука опустилась на ствол, обхватывая его, силуэт приблизился. Мгновение, и он окрасился в восходящие лучи.
  Блеск в глазах, сменился жестокой улыбкой на губах.
  - Наивные, глупые существа. - сообщила она мелодичным голоском. - Это моя победа, моя очередь выигрывать. - ее голос звоном рассыпался по роще. - Вам не догнать, не понять, не уйти от меня. Я слишком, слишком сильна. Вы ошиблись, все и каждый. Это моя битва.
  
  
  
  Глава 2. Встреча с прежней историей
  
  Холодный, чуть сахарный воздух Антверпена встретил их еще у самого аэропорта. Но стоя в комнате их дома, Алекса подумала о том, как давно она здесь не была. Казалось с тех самых пор как она стала карателем и покинула свой истинный дом. Но вот только сейчас, так ненавязчиво в ее голове мелькали картинки ее прошлого визита, который длился меньше суток. Но тем не менее, именно сейчас она чувствовала, что именно этот визит навсегда отпечатается в ее памяти. Почему так? Она не могла ответить на этот вопрос. В прошлый раз было солнце. Тепло, но визит прошел в легкой дымке беспамятства. Сейчас она стояла в своей комнате, в доме, который принадлежал Дениелу, держа в руках бордовую розу, лепестки которой казались бархатными и чувствительно-нежными. Как и всегда, она была великолепна собой, и безмятежна, наблюдая за людьми на площади, с легкой долей превосходства и безразличия. О чем она думала в тот момент, было известно только ей. Но она не могла понять сути своих мыслей. Какое-то предчувствие беды, жалобно трепыхалось в ее груди, закрытое наглухо сдержанной девушкой.
  - Где мы? - вопросила входящая в комнату девушка. Элисс полностью оправилась от своих травм, и сейчас ходила по дому, не зная, чем себя занять. Ее темные волосы оказались затянуты в высокий хвост, немного нахмуренные брови выражали легкое негодование, а губы были сомкнуты в тонкую линию. Одета девушка была в светло-голубые джинсы и белую рубашку, свободного кроя, что так подчеркивала ее светлые глаза. Скользнув скучающим взглядом по Элисс, Алекса все же ответила - Антверпен.
  - Что? - пораженно, но тихо переспросила оборотень.
  - Антверпен - город расположенный во фламандском регионе Бельгии, на обоих берегах реки Шельды. Второй город страны, самый большой город Фландрии. - равнодушно повторила девушка.
  - Зачем мы здесь? - Элисс закрыла белую входную дверь и прошла в центр комнаты, скрестив руки на груди.
  - Антверпен - место, где зародились каратели. Это наша родина и наш дом. - ответила Алекса.
  - Вы вернулись сюда, потому что пропала Кэтрин?
  - Не только. - призналась девушка, нехотя отворачиваясь от окна. - Цель визита другая.
  - Вот как... - задумчиво произнесла Элисс.
  - Ковен магов ежегодно устраивает бал, - Алекса присела в глубокое белоснежное кресло. - на этот бал нас пригласили еще коло месяца назад. И мы приняли приглашение.
  - Приняли?
  - Да, приглашения рассылают не всем, лишь более успешным карателям. Тем, кто является лучшими. И не принять его, значит нанести смертельное оскорбление.
  - Бал только для карателей? - уточнила девушка поудобнее присаживаясь на диван.
  - Нет, бал так же для ведущих представителей. - ответила блондинка - От каждого вида приглашены только лучшие, самые сильные, опасные и те, с кем можно поторговаться.
  - Торг. - задумчиво протянула девушка. - Ковен считает бал способом достичь своей цели?
  - Да, бал - как бы показатель нашего достоинства, богатства и в целом, является лишь демонстрацией для привлечения союзников. - спокойно ответила Алекса.
  - Разве вам нужны союзники? Насколько я знаю, клан карателей является сильным сам по себе - Элисс взглянула в глаза девушки. Пристально ища ответ. - Так зачем вам союзники?
  - Ковен давно лелеет идею о создании договора, во главе которого встанут они, как самые сильные из воинов.
  - Они хотят власти над всеми нами? - казалось, Элисс не была удивлена, только холодная ярость начала растекаться по позвоночнику.
  - Скорее хотят вернуть времена Монархии, - Алекса задумчиво нахмурила брови - как-то, Ванесса сообщила о идеи создать союз, среди которого окажутся представители сильнейших видов.
  - А правлением этим союзом занялись бы они сами, верно? - усмехнувшись, поинтересовалась лакантропка.
  - Да, - отозвалась та в ответ. - этот бал дает нам шанс понять, что же изменилось.
  - Ты о смене ведущих игроков?
  - Именно, - кивнула Алекса - ты должна была заметить о некоторых изменениях, произошедших в правлении.
  - Верно, - усмехнулся, вошедший Дениел - но Алекса упускает одну немаловажную деталь.
  - И какую же? - недовольно нахмурила брови девушка.
  - Само удовольствие пребывания на балу - весело отозвался тот. Алекса, недовольно сморщив нос, пожала плечами.
  - Если ты любитель затянуться в корсет, весь день проходить с тонной косметики на лице, и целый вечер провести в компании самоуверенных карателей и этикета восемнадцатого века, а также сомнительных музыкальных композиций.
  - Да? - насмешливо отозвался Дениел, проходя в комнату и присаживаясь на белый диван, накинутый теплым, белоснежным пледом. - Мне казалось, тебе нравится посещать этот бал.
  - Естественно, - пожала плечами и откинулась на спинку кресла девушка. - невзирая на эту скуку, я все равно ежегодно посещаю его. Все дело в трех вещах.
  - И каких же?
  - Посвящение карателей. - ответила она - Перед балом всегда проводят несколько ритуалов, вводя в свет их на этом же приеме. Несколько потерянные и испуганные, они привлекают внимание. - Дениел вскинул бровь. - Второе, это собственно сами каратели. Бал - это средство всегда быть в курсе новостей, кто кого взял на попечение, кто добился успеха, кто умер.
  - А еще средство привлечь внимание Риэйма - нейтрально вставил Дениел. Элисс вскинула бровь.
  - Риэйм?
  - Именно, - поймав недовольный взгляд Алексы, он пожал плечами. - Риэйм Дэвин Уильямс. Прямой потомок одного из самых древних карателей, известная личность в нашем кругу. Его родственник участвовал в создании первых карателей, собственно он и был первым из нас. - поймав удивленный взгляд Элисс, он продолжил - В своей жизни его пра пра пра пра и так далее дед, был ученый, посвящённый в тайну наших миров, но это вполне объяснимо, он был женат на магистре. Имя ее так и осталось неизвестным. Но значения не имеет. Риэйм унаследовал знание о нашем мире, собственно, как и благословление стать карателем.
  - Его обращали так же? - уточнила Элисс.
  - Да, - задумчиво ответил Дениел - отличие было лишь в том, что он готовился заранее и без желания умереть.
  - Такое возможно?
  - По сути, это та же безысходность, - Алекса кивнула своим мыслям. - выбора ему не оставляли, его решений не слушали.
  - До тех пор, пока он не стал карателем, так что не жалей его - насмешливо сообщил Дениел. - После обращения, он выбился в ведущих среди нас, отыгрался он сполна, став осознавать свою сущность, он бросил вызов Ковену и победил. - Дениел напряженно одернул рукава. - Никто не знает, как это произошло, но он сделал это, добившись славы, уважения Ковена, став почти легендой.
  - Вы знакомы? - уточнила девушка.
  - Он был моим наставником, по некоторым искусствам смерти, - нехотя ответил Дениел. - собственно в тот день они и познакомились. С тех пор Алексу не покидает мысль о нем.
  - Мм... - весело отозвалась Элисс. - Должно быть он весьма достойный, каратель, раз Алекса обратила на него внимание.
  - Несомненно, иначе бы я просто не подпустил мою дорогую сестру к нему. - серьезно кивнут тот.
  - Но какова третья причина посещения тобой этого бала? - вопросила Элисс, сменяя щекотливую тему.
  - Наблюдение за интригами Ковена. - встряхнув рукой белокурые локоны, ответила девушка. - Они выплетают такие изящные интриги, запутанные и необычные. Наблюдать за этим со стороны невероятное удовольствие.
  - Серьезно?
  - Да, но к сожалению, это уже не столь интересно, так как мы тоже вошли в эту интригу. - пожала плечами Алекса.
  - Намечается весьма необычный прием. - сообщил Дениел. - Мне пришло письмо от Эрика.
  - Кто такой Эрик? - уточнила Элисс.
  - Тот, с кем я провел первый год своего существования, - отозвался блондин. - он сообщил о том, что на этом балу будет принято мирное соглашение между кланами.
  - То есть Ковен добился своего? - приподняла бровь Алекса. - Не знала, что нежить все-таки согласна на господство магов над ними.
  - Мы и не согласны, - пожала плечами Элисс - первый раз об этом я услышала сейчас, от вас. - обведя тяжёлым взглядом собравшихся, она продолжила - Ни один оборотень, в здравом уме не согласиться на подчинённость магам. Не поймите неправильно, но это...
  - Самоубийство - подсказал входящий Майк. - Для магов мы - расходный материал, подопытные.
  - Именно, - кивнула Элисс - как-то глава стаи сказал, что если нам предложат выбор между смертью и магами, выбирать смерть. Потому как во втором случае это лишь вопрос времени.
  - Настолько плохи отношения? - склонила голову к плечу Алекса.
  - Даже хуже, чем ты можешь себе представить. - кивнул Майк. - Маги несколько раз пытались подчинить оборотней. Не вышло.
  - Мы превосходим их численностью и силой, они же имением холодной расчетливости и владением магии. - сообщила Элисс - Собственно, это и есть предмет ссоры.
  - Ваша численность? - уточнил Дениел.
  - Нет, - усмехнулся Майк - дело в нескольких причинах. Территории, на которые хотят претендовать маги, наши истинные ипостасьи и просто пренебрежение к нам.
  - Маги пытаются получить возможность перевоплощаться в иное существо? - вскинул бровь Дениел. - Насколько я знаю, это вполне возможно и магам.
  - Не совсем, - уклончиво ответил Майк. - дело в наших знаниях, у каждого вида есть свои тайны и возможности.
  - Лично я считаю, что дело не в этом, - пожала плечами Элисс - просто к нежити в целом относятся с презрением, это шло из древности, вместе с людьми, не имеющими отношения к тайному миру. Они считали нас грязными убийцами, всех нас, невзирая на разность характеров и воспитания. А как нам всем известно - злобная усмешка появилась на ее губах - стереотипы сложно рушить. Маги же слишком похожи на людей, в этом выводе. Времена изменились, а неприязнь осталась до сих пор. - она вновь пожала плечами - Еще, мне кажется, дело в нашем различии. Оборотни импульсивны и эмоциональны, маги же предпочитают во всем контролировать эмоции и иметь холодный рассудок, оставаясь неприступными. - бросив взгляд на карателей, она добавила - В этом вы пошли в своих предков.
  - Сочту это за комплимент - усмехнулась девушка.
  - Эрик не может лгать, - сообщил Дениел. - возможно, Ковен нашел точку воздействия на оборотней.
  - Тогда им пришлось бы найти управу и на прочих - сомневаясь, ответила Алекса.
  - Слабые места есть у всех, - согласился Дениел. - Но запугивать все кланы, было глупо. Ополчится и напасть могли, и они.
  - А что, если они нашли массовую управу, - предположил Майк. - Проклятье, общую угрозу, бомбу в конце концов.
  - Интриги выплетались годами. - ответил Дениел. - Можно предположить, что начали они раньше и свергали всех постепенно, и вскоре получили согласие всех, кроме ликантропов - он бросил взгляд на Элисс - Тогда ясна их ненависть.
  - Нет, не ненависть, а именно неприязнь. - ответила Элисс.
  - Возможно, вам не стоит идти на прием. - сообщил Дениел. Заметив округлившиеся глаза Элисс, приподнятую бровь Алексы и сморщенный нос Майка, то неуверенно кивнул.
  - Нас приглашали на бал? - вздернув тонкие брови, удивленно спросила Элисс.
  - Да, - ответила блондинка - на наших приглашениях есть число разрешенных сопровождающих нас лиц. Каждый из нас может привести по человеку в качестве пары на этот бал.
  - Необходимо иметь пару?
  - Ага, - весело кивнула та - все в лучших стилях восемнадцатого века. Платья, музыка, этикет, осанка и естественно сопровождающие. - заметив печальный взгляд девушки, Алекса согласно улыбнулась. - Полный мрак.
  - Так, говоришь нам там быть не обязательно? - переспросила девушка - Вот и чудненько.
  - Элисс, - неуверенно начал Майк - возможно стоит посетить этот бал. - поймав многозначительный взгляд девушки, он попытался объяснить. - Сама посуди, Ковен строит какую-то казнь, и судя по всему, весьма неприятную абсолютно для всех, так может, стоит узнать, что же за фигня нас ждет?
  - Считаешь, мы сможем чем-то помочь? - усмехнулась девушка.
  - Нас не тронут, - уверенно сообщил Майк. - хотя бы потому, что ты под защитой карателей.
  - Что? - жестко спросила Элисс.
  - Не злись, - попросил парень - но это неоспоримый факт. Защита карателей может помешать тебя уничтожить Ковену, если те пожелают, они многое позволяют карателям. Ну а если ты их очередная игрушка, то пожалуйста. Они дадут наиграться им, тем более, что для них ты особой проблемы не составляешь.
  - Майк, глупо лезть в самую гущу событий, - дернула оборотень плечами - на балу. Как сказал Эрик, уже свершится заключение договора. Смысла действовать уже не будет.
  - Попытаться то стоит, - улыбнулся он. - тем более, что не стоит отказывать себе в удовольствии развлечься в вывшем свете общества.
  - Хорошо, - согласилась девушка. - но...
  - Почему всегда есть "но"? - усмехнувшись, спросил молчавший Дениел. - Ты же уже согласна, - сообщил блондин. - но так и быть, мне нужна девушка на этот вечер и мне бы хотелось взять кого-то из тех, ко мне симпатичен, так что ты подходишь на эту роль. Ну а тебе нужно узнать о той, что убила твоего отца. Ведь так?
  - Да - сухо ответила девушка.
  - Так в чем же дело? - вмешалась Алекса. - Знаешь, Элисс, иногда нужно забывать о своих принципах, страхах и убеждениях, и просто развлекаться, жизнь должна приносить удовольствие.
  - Это звучит нелепо, - усмехнулась девушка - особенно когда тебя зовут на прием, где возможно решиться твоя судьба и не в лучшую сторону.
  - Лучше один раз рискнуть, чем всю жизнь бояться и трястись дальше. - весело отозвалась та. - тебе не о чем волноваться, всему необходимому я научу тебя сама.
  - Этикет? - нервно сглотнула та.
  - И о платье тоже позабочусь, - кивнула Алекса. - твой ответ?
  Элисс не прельщало оставаться в обществе этой девушки, точно так же, как и учиться манерам восемнадцатого века. Но, что-то внутри кричало о том, что Алекса права. Пора рискнуть, ну а дальше будь что будет. Ее отец всегда руководствовался правилом, о том, что цель оправдывает средства. Эта фраза принесла ему славу, уважение и гибель. Но что же это принесет девушке? Смерть, заслуги, почет? Хватит вечно чего-то бояться. В ее жизни многое изменилось, но пора ли меняться ей самой? Может стоит притвориться сильной и смелой, хотя бы для того, чтобы хоть немного побыть такой, какой она всегда мечтала быть? Побыть немного кумиром для самой себя.
  - Да. - сказала девушка.
  * * *
  - А где проходит бал? - спросила Элисс, вертя в руках небольшой конверт из желтой, старинной бумаги. На листочке были изображены три розы изящными завитушками, шедшими по уголкам приглашения, с небольшими вкраплениями. Там же, курсивом значилось имя и полный титул приглашенного, и указано время и дресс-код одежды.
  - Собор Антверпеновской Богоматери. - отозвалась Алекса из недров гардеробной. Комната девушки поразила Элисс своей непосредственностью и нежностью, она скорее походила на комнату шестнадцатилетней девушки, чем на комнату древнего вида карателей, чье призвание убивать.
  Три стены, выкрашенные в бежевые тона и одна нежно-розовая, перед которой стоял письменный стол из светлого дерева, заваленный всеми возможными книгами и цветами. Светлый паркет, казалось светился, ловя и тут же отпуская первые попавшие лучи весеннего солнца в комнату. Белоснежный потолок с большой стеклянной люстрой, лишь позволяли убедиться в том, что девушка любит находиться под лучами света. По середине квадратной комнаты стояла большая кровать, из того же светлого дерева, заправленная светлым покрывалом, поверх которого были разбросаны подушки в различных нежных оттенках, от кремового до розового. Рядом с кроватью находился такой же светлый ковер, с длинным ворсом, на котором сейчас уютно расположились кремовые туфли, на высоком каблуке. С противоположной стороны от стола, находилась дверь, которая вела в гардеробную. Так же, с той стороны стоял столик с зеркалом, на котором, как не странно царил идеальный порядок, лишь несколько флакончиков духов стояли на лакированной поверхности. В комнате находился книжный шкаф, где все полки были заставлены книгами. В комнате царил небольшой беспорядок, появившийся ровно тогда, когда Алекса направилась в свою гардеробную, прежде усадив Элисс на небольшой белоснежный диван, расположенный у большого окна, заваленный подушками той же гаммы, что на кровати. Сейчас же Элисс недоуменно рассматривала покои Алексы, светлые тона, обилие деревянной мебели, розовые подушки и всюду расставленные цветы вызывали у девушки неоднозначные эмоции.
  Из окна в комнату поступал весенний свет, нежный, но, тем не менее яркий. Элисс с замиранием сердца наблюдала из окна на площадь, где, казалось, все трепетало, цвело и пахло. Неясные светлые гаммы, только-только распустившееся бутоны, и мощеные улочки и скверы. Девушка, что так не любила осень в ее городке, сейчас попала в настоящую весну и как никогда была рада разнице климата и времени года.
  Казалось, запах орхидей пропитал ее насквозь и тот, запах корицы, что витал в комнате Дениела, не казался ей уже таким чарующим. Скорее, слишком навязчивым и вызывающим, мужской запах, но не для девушек.
  - Разве это не общественное место? - удивленно вопросила девушка.
  - Общественное, - согласилась Алекса. - но дело не в этом, тут скорее дело в восприятии.
  - То есть?
  - Ну, иллюзия, обман...черт! - резкий, громкий звук и очередное ругательство девушки - Они нас не видят, мы их видим. Так яснее?
  - Не совсем, - покачала головой Элисс. Алекса вернулась в комнату, неся в руках две большие черные коробки, перевязанные кремовой лентой.
  - Еще Первый Ковен наложил иллюзию, которая, держится по наш день защищая нас от людей, нас и наш мир. - объяснила Алекса. - И приходя в замок, мы их видим, а они нас нет. Одностороннее виденье.
  - Для чего такие сложности?
  - Ты представь их удивление, когда сотни людей в старинных платьях и смокингах, которые растворяются в толпе точно таких же, но уже колдующих, обращающихся и проводящих ритуалы. - насмешливо ответила блондинка. - Это ставит под сомнение всю нашу конспирацию.
  - Можно же просто снять здание. - пожала плечами Элисс.
  - Можно, - согласно кивнула девушка - но это тоже привлечет ненужное внимание, журналистов, например.
  - Журналисты, проблема двадцать первого века, - усмехнулась Элисс. - так что там, насчет Риэйма? - Алекса поморщилась, проклиная ненужную разговорчивость Дениела.
  - Что насчет Риэйма? - переспросила Алекса, садясь на ковер рядом со своими туфлями.
  - Да, именно это я и спросила - кивнула Элисс. Блондинка лишь еще раз поморщилась, но на этот раз проклиная обещание Дениелу вести себя сдержано.
  - Ничего - выдохнула Алекса, раскрывая коробки.
  - Ничего? - вскинула бровь Элисс. - Дениел сказал, что...
  - Ну да, - раздраженно кивнула она. - но об этом не знает сам Риэйм, впрочем, никогда не узнает.
  - Почему это? - уточнила девушка, садясь поближе к Алексе. - Мне казалось, ты всегда добиваешься, того чего ты хочешь.
  - Да, именно так, - согласилась девушка. - но я никогда не стану бегать за парнем, это глупо и унизительно. - открыв обе коробки, она передала одну Элисс. Взглянув во внутрь, девушка увидела край белоснежных кружев, и тонкие атласные ленты. Переведя взгляд на Алексу, Элисс успела заметить хищную ухмылку ту. - Но, в моих силах сделать так, чтобы Риэйм сам решил добиться меня.
  - Девушка-вамп? - усмехнулась Алекса. - Мне казалось, у тебя было достаточно времени, чтобы изобразить из себя девушку-опасность.
  - Два года, - кивнула та - но, он не так прост, как кажется.
  - Насколько я поняла, он доверенное, но независимое лицо Ковена. - сообщила Элисс.
  - Да, он один из лучших, - Алекса опустила глаза. - но и я не последняя.
  - Это будет интересно? - спросила Элисс.
  - Несомненно. - жестокая ухмылка посетила губы Алексы. - У нас есть семь часов, перед балом и за это время я должна сделать из тебя и себя конфеток. Как у тебя с осанкой?
  - Эээ... - неопределенно ответила Элисс. - это обязательно?
  - Естественно, - кивнула Алекса. - без этого корсет тебя раздавит просто...
  - Что еще? - с ужасом вопросила девушка.
  - Много чего...будем разбираться со всем постепенно.
  - Делай, - сдалась девушка. - все равно вся жизнь в бездну несется. - Алекса невесело хмыкнула.
  - Элисс, никто и никогда не выбирался из бездны. - сообщила Алекса. - Но почему? Возможно, никто и не пытался, предпочитая оставаться в безупречной бездне, чем в этом жестоком мире.
  * * *
  Тени проносились перед занавешенными окнами, которые прятали их от мира, здесь внутри комнаты, в свету, где скрыться было невозможно, они открыли бы все свои тайны, оставаясь беззащитными бликами от фар проезжающей мимо машины, но не теми загадочными силуэтами, что пугали спящих.
  Ярко горящая люстра, освещала каждый уголок комнаты, не давая мраку шанса. Алекса, затянутая в бардовое платье, ловко наносила макияж, закрывшей глаза Элисс. Былого порядка не осталось нигде, везде где возможно, располагались пустые коробки, шкатулки с украшениями, платья, туфли, средства для макияжа и прочие вещи, которые, казалось, захватили пространство, устраивая хаос.
  Элисс тяжело было сконцентрироваться на балу, казалось, мысли разбегались и убегали в разные направления. Дениел, отец, Ковен, Алекса, Антверпен, весна. Она не могла сконцентрироваться на чем-либо, только переживать о несуществующих проблемах, которые она воздвигла сама для себя. Страх, который бушевал внутри, раздирая ее на кусочки и парализуя. Она боялась. Но чего? Самой себя или их? Боялась понять, что происходит вокруг, или боялась осознать, что у нее нет цели? Чего же бояться оборотни?
  Сейчас, когда она запуталась, она вдруг осознала, как глупа была ее жизнь тогда. Сплошная гордость, стереотипы, не дающие ей жить, так как хотела она и ее сердце. Элисс желала быть сильной, зачастую не давая эмоциям выплеснуться. Она обманывала сама себя и не давала себе шанса на раскрытие сущности. Путая, скрывая, парализуя саму себя.
  Но почему это она поняла здесь, рядом с карателями, которых не понимала? Именно рядом с ними она чувствовала себя живой, настоящей, чего-то стоящей. Личностью. Казалось, здесь она могла показать свой характер, раскрыться для самой себя и обрести цель. Цель, которая поведет ее вперед.
  Там, дома, она не жила полной жизнью. Постоянно чего-то опасалась и пряталась от самой себя. И сколько раз ночью она просыпалась от собственных криков?
  - Не бойся - неожиданно сказала Алекса.
  - Что? - открывая глаза, вопросила Элисс.
  - Мы будем рядом, Элисс. - девушка заглянула в ее глаза. Карие, с золотистыми всполохами они поглощали внимание Элисс, казалось, она видела в них прекрасную девушку. Но кто она? Сердце пропустило удар. Завораживающая красота карательницы могла покорить любого. Самое неприступное сердце, самую гордую душу, самую сильную сущность...Алекса была прекрасна, она знала это и использовала. Нет. Не для войны или как свое оружие, она использовала свою красоту для защиты, что бы смотрели на нее, но не в душу девушки. Она бы не позволила взглянуть так глубоко в свое сердце, предпочитая казаться неприступной красавицей, чем ранимой простой девушкой. Так глубоко заглянуть в себя и открыться, Алекса не позволяла никому. Внешний блеск и шарм, и внутреннее изящество, уже никого не волнует.
  Правильно ли это? Алекса не знала, но и другого способа защиты искать не хотела, ведь так больно кого-то впускать в свою настоящую сущность, а потом терять. Того, кто стал так близок. Неправильно и глупо. Намного легче спрятаться.
  Что же видела Элисс? Она видела сильную, смелую и великолепную саму по себе девушку, которая была так непонятна и в то же время так проста. Девушка могла запутать и успешно с этим справлялась. Оборотень видела несмелую девочку, которая шла вперед, прямиком в пламя, оставляя за собой разрушения и смерть, оставшись при этом улыбающейся и неотразимой.
  - Я знаю. - согласилась Элисс.
  - Так чего же ты опасаешься? - девушка склонила голову к плечу.
  - Самой себя. - предельно честные слова, казалось рассекли воздух пополам. Слишком сложно в этой пустой на эмоции комнате было сказать это. Опустив плечи и спрятав лицо в ладонях, Элисс продолжила. - Еще недавно я была дома, с отцом, маленькая, скромная, но при этом отчаянно сражавшаяся за себя. Так длилось бесконечное количество лет. Но потом появились вы. - горькая усмешка на нежно-розовых губах и долгое молчание выварившее в комнате стали наградой на ее слова. Алекса не перебивала, готовая слушать и находить в ней себя, себя ту, которая пряталась внутри. Как же они были похожи. Такие разные, но гордые и свободолюбивые. Алекса беспомощно опустилась на пуф. Со стороны казалось, что она грациозно присела, но тот, кто видел ее лицо, сдвинутые брови, застывшие слезы и опущенные уголки губ, убедился бы в ее, беспомощности. - Появились вы, и вся моя жизнь сломалась пополам. Умер тот, что удерживал меня в том городе, и я сама не успела понять, кажется, я даже немного рада этому, ведь теперь я могла убежать, но вы тут же начали претендовать на мою свободу. Свободу, которую я отстаивала всю свою жизнь. Но черт, кажется, я не против, даже сейчас! - Элисс вздохнула. - Я запуталась в себе, наверно, я должна возмутиться, но я не сопротивляюсь. Почему? Вы лишили меня цели, но даете выбрать другую. Вы забрали отца, но отдали себя! Вы вычеркнули все из моей обыденной жизни, но предоставили ей замену полностью. Что происходит вокруг? Я запуталась, Алекса. Не знаю, что будет завтра, сегодня, что через год.
  - Ты боишься, что однажды мы уйдем и заберем с собой все что дали, оставив лишь темную пустоту?
  - Именно так. - кивнула Элисс. - Именно так о вас говорят, пустота - то что вы оставляете за собой.
  - У всего есть обратный эффект, - грустно улыбнулась Алекса. - все заканчивается, но всегда взамен начинается что-то новое, - осторожно сказала девушка. - мы не уйдем без тебя, Элисс.
  - Ты сказала это с такой уверенностью, - усмехнулась девушка. - но при этом Дениел утверждал, что жить нужно этим днем, не задумываясь о последующем. Не гадая и не загадывая, что будет в будущем, чтобы не расстраиваться, когда загаданное не сбудется.
  - Дениел и я, разные существа, с разными характерами. Абсолютно и точно разными. - она вздохнула. - Но я хорошо знаю его, а он меня. Настолько, что могу понять, что же он имел ввиду, говоря этой фразой. Незаконченной фразой, - горькая усмешка. - знаешь, у Дениела есть плохая привычка, играть роль загадочного обольстителя. Он не заканчивает фразы, что бы потом их дополнить, он оканчивает разговор в самом неподходящем месте, чтобы вызвать жгучий интерес, он рассказывает легенды, когда не знает, что сказать, он может молчать, но при этом рассказать целую историю, Дениел особенный, и полон тайн, рассказать которые я не имею права... - посмотрев в глаза Элисс, она продолжила. - И у этой фразы есть продолжение. Он никогда не загадывает, он точно знает, что это произойдет. Он живет этим днем, потому что точно знает, что завтра он сможет повернуть любую ситуацию в свою пользу. Он не расстраивается, он просто остается спокойным и да, то что он задумывает никогда не сбывается, потому что он не мечтает. Его жизнь ему подвластна, он делает так, как хочет. - Алекса тепло улыбнулась, обескуражив Элисс. - Дениел идеален в своем, особенном смысле. - встав с пуфа, девушка достала из внутреннего ящичка стола очередную баночку, для которой приготовила пушистую кисть. - Я хочу предупредить тебя. Дениел не так прост.
  - Даже сомнений не возникало. - сообщила Элисс.
  - Он один из лучших воинов, приближенных к Ковену, - продолжила Алекса. - сильный, мужественный, неприступный, красивый. Такие всегда привлекают внимание девушек, и вызывают ажиотаж и нехватку. На балу, таких будет много.
  - Мне предстоит быть лучшей и оправдать его приглашение сопровождать его?
  - Верно. - кивнула Алекса. - Ты неплохая девушка, Элисс, - невольно произнесла Алекса. - мои слова многого стоят, и не каждый дождется комплиментов в свой адрес. Докажи миру, а главное себе, что ты стала другой.
  - Я докажу, - улыбнулась Элисс. - спасибо.
  - Посмотри на себя. - попросила карательница, она медленно отошла от стола оглядывая Элисс. Взяв ее за руку она заставила ее подняться. Алекса прошла в гардеробную, и подведя Элисс к зеркалу, которое показывало ее в полный рост, плавно отошла, давая насладиться моментом.
  В зеркале отражалась среднего роста девушка. Легкие изящные кудри, обрамляли невероятное по красоте лицо. Недавно ставшая светлой, почти мраморная кожа была чиста и свежа, лишь легкие розовые штрихи добавляли ей жизни. Казалось, девушка смущена, но это лишь придавало ей обворожительности. Пышные черные ресницы обрамляли серые глаза, которые сейчас не имели болезненно белый цвет, а напротив были яркими и привлекали внимание. Алекса их подвела от чего, казалось, изменился разрез глаз, сделавший их больше и выразительнее. Слегка очерченные губы, покрытые светло-розовым оттенком привлекали внимание. Элисс выглядела очаровательно-пленительной, нежно-сладкой, упоительно-дурманящей. Казалось, она олицетворение невинности и тайны. Тайны, которой так не хватало в этих звериных глазах, где плескалась сила, разбавляющая трогательный облик оборотня.
  Элисс почувствовала свою яркую звериную сущность, которая так вырывалась сквозь этот облик. Он не скрывал ее привлекательности, он подчеркивал ее внешность, а характер был так выразителен, на фоне окружающего ее ореола нежности.
  Длинное светлое платье в пол, цвета лепестков Сакуры, подчеркивало ее фигуру. Изящный, дугообразный, слегка открывающий декольте вырез, делал образ более женственным. Первый слой рукавов обтягивал руки, поверх него шел второй слой из кружева, более объемный, он заканчивался на запястье, чтобы открыть кисть. Кружева обтягивали грудь и талию, чтобы дальше разойтись, делая юбку пышной и объемной. Юбка, состоящая из нескольких слоев, была прямым воспоминаем из того века, когда девушки идя на бал, затягивались в корсет и трепетно вздыхали, ожидая своих кавалеров. Элисс не могла поверить в то, что кажется, она понимает тех девушек, что жили в те века.
  Но как правильно на нее село это платье, обхватив все что выше талии, и как правильно оно разошлось и стало пышным к низу. Кружево шло девушке, оно делало ее более хрупкой и летящей. Такой нежной она видела себя впервые, и не зная, что сказать она продолжила себя рассматривать.
  Ногти были выкрашены в тон к платью, пошевелив ноготками Элисс улыбнулась. Колье из светлых камней в обрамлении серебра, изображало капли, и так шло девушке, придавая ее образу законченность. Даже высокие туфли на каблуках, не менее десяти сантиметров, не испортили девушке настроение. Она была прекрасна и восхитительна.
  - Серебро - ужаснулась девушка.
  - Белое золото, - усмехнулась Алекса. - если бы это было серебро, ты бы уже была мертва.
  - Я не знаю, что сказать... - Элисс оглянулась на Алексу.
  - Я тоже не знала, что сказать, когда увидела тебя, - вздохнула Алекса. - ты хорошо выглядишь в этом платье. Вот только, - девушка задумалась. - здесь не хватает высокой прически. Дай мне минуту. - подхватив подол платья Алекса скрылась в спальной комнате, чтобы через минуту уже быть здесь. В руках девушки были шпильки и лак. Ловко подцепив локоны Элисс, та подняла их на затылок, зацепив шпильками, и вновь брызнув лаком, она отошла. Теперь шея Элисс была открыта. А пряди в легком, но правильном беспорядке были подняты. - Вот теперь все. - Элисс молчала, выражая свое восхищение.
  - Тебе идет этот цвет, - сообщила Алекса. - ну а теперь моя очередь становиться красивой. - усмехнулась девушка. Элисс оглядела ее. Длинное платье, цвета красного вина, невероятно шло девушке. Оно не было украшено кружевом, оно было целиком выполнено из тонкого бархата.
  Закрытый вырез не открывал декольте, а скрывал его, тем самым открывая простор для фантазии. Платье позволяло себе обтягивать руки девушки, от плеча до запястья, подчеркивая ее хрупкость. Оно продолжало нежно обнимать грудь и талию девушки, изящной линией показывая тонкую стать карательницы. Платье Элисс было похоже, но оно не расходилось вниз делая юбку объемной и летящей. От талии вниз, оно шло легкой свободной юбкой, с небольшими складочками на самой юбке, чтобы внизу разойтись шлейфом из алого огня. Спина девушки была открыта, чем указывала на умение карательницы подать себя и умело подчеркнуть свои достоинства, балансируя облик закрытого платья. Алекса казалась умопомрачительно хрупкой и изящной, но при этом в каждом ее жесте чувствовалась гордость и сила. Алекса была карательницей, уверенной в себе, особенной. Она выделялась сквозь толпу. И даже это платье рассказывало о ей, характере. Опасно-притягательная, вызывающе-сладкая, ярко-поглощающая. Алекса как всегда была безупречна.
  - По-моему все хорошо - сообщила Элисс.
  - Да, - согласилась девушка. - осталось сделать прическу, макияж и подобрать украшения. А так, да, все прекрасно.
  - Тебе нужна помощь? - вопросила Элисс, продолжая смотреть в глаза Алексе. Хотела ли она быть как Алекса? Наверное, да. Любая девушка хотела бы быть как она, привлекать внимание, быть превосходной, скрывать свои тайны и показывать себя с лучшей стороны. Казалось ей это не доставляет, особого труда, а напротив получается непринужденно и помимо воли.
  - Сама справлюсь - сообщила Алекса.
  - Хорошо. - кивнула Элисс. - Поищу Майка.
  * * *
  С удовольствием спускаясь по лестнице, Элисс чувствовала себя изящной и обворожительной. Наверное, так чувствует себя Алекса. Походка девушки менялась на глазах, она соответствовала своему виду. Она держала спину прямо, а шла прямо, упрямо смотря перед собой. Шаг и легкий стук каблуков, стали ее новым сопровождающим. Улыбнувшись, девушка сделала еще один шаг.
  - Прекрасно выглядишь. - сделал комплимент Дениел. Оказавшись стоявшим прямо перед ней.
  - Спасибо, - нервно ответила девушка. - я искала Майка, он должен рассказать о...
  - Майк занят. - спокойно ответил Дениел. И только сейчас девушка заметила, то что он был в смокинге, который невероятно ему шёл, белоснежная рубашка оттеняла его светлую, мраморную кожу. Черный костюм идеально подчеркивал в меру мускулистую фигуру. Глаза, цвета крепкого кофе блестели, и привлекали внимание. Такие темные, полные тайн и загадок, поглощающие и отрешенные. Он разговаривал с ней, но в то же время ей казалось, что он не понимал суть разговора, витая где-то далеко своих мыслях.
  - Я лишь хотела спросить, что нового произошло в стае. - сообщила девушка.
  - Я этого не знаю, - пожал плечами Дениел. - но могу узнать.
  - Как?
  - Достаточно моего звонка, - насмешливо сообщил он. - но я думаю, сделать это после бала. Или это срочно?
  - Нет. - пожала плечами девушка. Пауза появилась как-то неожиданно.
  - Что ты знаешь о Соборе? - спросил Дениел, разбавляя тишину.
  - Ничего, - улыбнулась девушка. - лишь то, что это место обитания карателей. - Дениел улыбнулся. Трогательная, легкая улыбка коснулась его губ, растопив тот лед недопонимания Элисс.
  - Я покажу тебе, - пообещал Дени. - пойдем. - и он повел ее наверх, туда откуда она только что пришла. По коридору, стены которого были в светлых тонах, а пол выполнен из темного дерева. Здесь на стенах висели картины неизвестных художников, а на полу был длинный золотистый ковер, по углам стояли цветы. Они прошли мимо комнаты Алексы, и мимо комнаты которая была отдана Элисс, они шли все дальше, мимо множества дверей, пока не дошли до самого конца коридора. И тут он остановился, открывая дверь перед Элисс.
  - Входи.
  Медленно войдя в помещение, Элисс вдохнула сказочный воздух. Сухой, чуть сладковатый он напоминал о старинных книгах, которые веками томились на полках. Распахнув глаза, она осмотрела помещение, в предназначении которого сомнений не было.
  Высокие стеллажи уходили вверх, под потолок. Они, полностью заставленные книгами, вызывали в Элисс смешанное чувство восторга и детского трепета. Различных размеров, на самых разных языках, книги являлись хранителями не только знаний, но и прикосновений людей, их тайн, их ощущений. Горящие лампы, стоящие на письменных столах разливали по помещению желтый, слегка рассеянный свет. На одном из столов лежали летописи. Казалось будто их недавно писали, выводили пером тонкие буквы, аккуратно чертили каждую строчку и задумчиво смотрели в окно, пытаясь заглушить рвущиеся наружу воспоминания. Здесь была лестница, ведущая наверх, ко второму этажу с хранителями знаний, где таились неизведанные легенды и придания. Определенно волшебное место.
  Темные стены, покрытые деревянными панелями гармонировали с паркетным полом из того же темного дерева. Деревянная, резная лестница казалась настоящими вратами в небеса. А полки, что окружали все стены библиотеки, были идеально чисты. Ни пыли, ни грязи, лишь блеск лакированного дерева. Воцарение идеального порядка говорило о том, как хозяева любят и ценят эту комнату.
  - Когда-то здесь жил поэт - голос Дениела эхом разнеся по библиотеки и найдя отражение от мебели поспешил к Элисс. - Девятнадцатый век, стал его жизнью и смертью.
  - Его убили? - Элисс пальчиками пробежалась по корешкам книг, кончики пальцев отдались покалыванием.
  - Он сам убил себя, - ответил Дениел. - легенда гласила, что жизнь ему была в тягость. Он не любил ее, предпочитая жизни смерть. Поэт лелеял мечту о вечной жизни в мертвом теле, он не хотел чувствовать или испытывать эмоции, он хотел писать о них.
  - Как можно сохранить вечную жизнь в мертвом теле? - Элисс удивленно приподняла бровь, обернувшись.
  - Вампиризм, - сообщил истину Дениел.
  - Жизнь вампиров нельзя назвать сказкой, это не вечная жизнь, а скорее вечная смерть.
  - Этого он и хотел, - вздохнул Дениел. - его любовь умерла, от неизвестного тогда вируса, диагноз которого сейчас звучал бы как рак крови. Боль была слишком сильна. В своем письме другу он писал о том, что смерть была бы ему благословением Бога, так ужасна жизнь без его любимой. Он писал, что медленно сходит с ума, ему мерещится ее голос, сквозь толпу людей он видел ее силуэт, а иногда, когда опускаются сумерки, он слышит ее шаги. Смерть была ему милее жизни, но дар, подаренный ему вселенной, удерживал его. Он считал, что это его предназначение, и обязанность. Поэт говорил, что судьба предвидела его вирус и даровала антидот. Но он продолжал чувствовать, жить в уже давно мертвом теле и боль с каждым днем казалась нестерпимее. Пока однажды он не узнал о детях ночи, которые не могли чувствовать, жили вечно, и не могли любить. Десять лет он потратил, чтобы найти одного из них. За это время были написаны сотни стихов, десятки поэм и единицы преданий. Это принесло ему славу, любовь публики и еще большее желание умереть, ведь все это ему было не с кем разделить. Всегда, какой бы ты не был, нужна та, которой можно посвятить свои победы и с кем разделить свои падения. Для него существовала лишь одна такая, которой больше не было. И вот однажды он нашел того, кто мог бы помочь. Один вампир, что прожил несколько веков и искал новых развлечений, согласился его обратить. И в ближайшее полнолуние, поэт стал вампиров. Но он не учел того, что писать без чувств равносильно миру, без красок. Несколько лет, и поэт навсегда перестал творить и, продав дом, он уехал. Уехал в Британию, где встретил ту, другую. Спустя двадцать лет, он нашел себе прекрасную леди, которая полюбила его. Но его новая сущность не хотела оставаться с ней одной, и вскоре вслед за Изабеллой, появилась Сильдия, потом Виктория, следом Мария. Он нигде не задерживался надолго, но Мария стала последней. Девушка, была не просто влюблена, она любила. Искренне и всем сердцем, она смогла затронуть его отныне неприступное сердце и даровала ему пропавшую душу, поделив свою на две равные части. Она пробудила в нем все, что могла. Но человеческий век короток, а ее продлился лишь тридцать лет. Мария смогла сделать за эти года больше, чем кто-то делал за всю свою жизнь. Поэт был безутешен и смерь ее, вернула ему горе в его теперь бьющееся сердце и чувствующую душу. Он был обречен на вечную жизнь со своими чувствами. Он знал, к чему это приведет, но медленно сходил с ума. Пока однажды не натравил на свой след охотников, которые убили его. Поэта любили, считали его своим божеством который смог вернуть себе жизнь, вырвав себя из рук смерти. Они не понимали...Вампиры восстали против людей, люди против вампиров. И началась война. Война, в которой пролилось слишком много человеческой крови.
  - Человеческой? - нервный вздох вырвался из ее груди.
  - Вампиры сильны, - пояснил Дениел. - намного сильнее людей. - грустный смешок, и его рука взъерошила светлые волосы. - Тогда они поняли три истины.
  - Войну пора прекращать, - кивнула Элисс. - но последние две?
  - Они не могут убить людей, люди их еда. - сообщил он. - И людей нужно оградить от тайны существования вампиров. Медленно, год за годом они забирали у людей эти вспоминания. Тех, кого не находили вампиры, уносила старость, а вместе с ними и их тайны. Прошли сотни лет и о вампирах, не вспоминают иначе как о сумеречных рыцарях, глупо. Ведь они забыли об истинной сущности этого вида. Сейчас, они лишь выдумка, фантазия людей. Те, в свою очередь ограждены плотной стеклянной стеной, хрупкой, но надежной. Тогда вампиры пришли к выводу, что люди опасны, они как наркотик. Стоит попробовать один раз, и не можешь остановиться. Мир с ними кажется ярким, волнующим, разнообразным, но стоит к ним привязаться, как они уходят, а они медленно гибнут, не имея права умереть. - он пристально вгляделся в глаза Элисс, здесь в рассеянном свете ей казалось, что в его глазах пляшет пламя. Хотя, кто знает о карателях и их тайнах. - В след за вампирами, такому примеру последовали и все остальные, слишком много жертв принесли в этот мир люди. Так отличающиеся от нас, живые, эмоциональные, они способны жить так, как хочется им. Они свободны и упиваются этой свободой, даруя ее и тем, кто рядом с ними. Полюбить таких просто. Разлюбить - нет. Стену воздвигли все, и теперь люди должны чувствовать себя обделенными, ведь мы унесли от них магию, иной мир. Но вместо этого, они ликуют и создают себе такой мир, который хотят. Маги, которые были уверены в том, что огонек в душах людей угаснет вместе с нашим уходом, но тот лишь сильнее разгорается, возненавидели их за это, да и не только маги. С каждым годом, он становится все сильнее, все заразительнее. Мы держимся на расстоянии от них, живя даже в их мире. И это привело к проблемам. На огонь их сердец пришли другие, из недр земли и с небес. Ангелы и демоны, чьи сердца искали разного. Одни хотели забрать себе этот огонь, чтобы упиваться им в своем мире, а другие хотели заполучить огонь в другой их жизни. И началась война. Очередная, и снова из-за людей. Нами, иными, было принято соглашение, по которому мы должны беречь их, наблюдая за стеной, как за любимыми зверюшками. С ангелами договориться было не трудно. И настал черед нового соглашения. По законам которого, ангелы получат огонь людей после их смерти, а демоны огни тех, кто больше не хочет жить. После этой войны, мир наладился. Но маги не смогли успокоиться, и они нашли способ обойти соглашение. Они начали отыскивать людей, что хотели закончить жизнь самоубийством и забирали. Так рождались каратели с огнем в душе, но прислужники магов. Все равно что мотыльки в банке...
  - Это так печально - Элисс подошла ближе.
  - Нас уважают и нас боятся. Здесь нет места для печали. - опустив глаза, он пообещал. - Когда-нибудь я расскажу тебе эту историю до конца. Когда - нибудь, но не сейчас.
  - Почему? - она заставила себя перевести взгляд на окно, но тот все равно вернулся к его лицу. Он с силой сжал зубы, так что челюсть побелела, а глаза действительно налились огнем. Внутри бушевало самое настоящее, неукротимое пламя, которое не могло вырваться наружу.
  - У нас мало времени, - он заставил себя улыбнуться. - смотри. - он направился к тому окну, за которым была пустота и звездное, бесконечное небо, на горизонте которого была видна луна. Он прикоснулся ладонью к прохладному стеклу и то, поддавшись, открылось. В комнату хлынул холодный воздух со вкусом соли, который Элисс не задумываясь, вздохнула полные легкие. Морской воздух. А Дениел ждал ее с легкой улыбкой на губах, и огнем в глазах цвета крепкого кофе. Элисс медленно подошла, недоверчиво взглянув в пустоту за окном.
  - Закрой глаза. - легкий порыв воздуха, и он стоит за ее спиной. Шеей, ощущая его дыхание, она подалась вперед, закрыв глаза. - Мир карателей отличается от мира людей, но еще больше он отличается от мира оборотней.
  - Почему? - шепотом, боясь спугнуть момент, вопросила она.
  - Вы привыкли к магии, обычной магии, поэтому знаете, что ожидать от нее. Но вы не можете представить, какая она бывает за стенами обыденности. Какая она среди нас, карателей. А люди, которые любят мечтать, хоть на долю секунды верят в волшебные и сказочные свойства магии.
  - Магия - это зло. - сообщила Элисс. - Это не фея Крестная, и не волшебные палочки. Магия - оружие, массового поражения. Магия - смерть.
  - Я согласен. - голос его становился все тише, пока не смолк окончательно. Он мягко подтолкнул ее в сторону пустоты. И когда холодный воздух хлынул ей в лицо, подобно воде, сломившей плотину, она почувствовала под ногами пустоту. Дернувшись и попытавшись вырваться из кольца его рук, она вдруг подумала, что доверять карателям, подобно добровольной смерти. И ее сердце, которое до этого замирало и пропускало удары, забилось с удвоенной силой, оказавшись загнанной птицей. - О нас слагают легенды, говорят о том, что мы зло. Точно так же, как говорят о магии. Но так ли это? - равнодушный, к ее попыткам освободиться вопросил Дениел. Лишь крепче прижав к себе девушку, он попросил. - Доверься мне. Позволь показать тебе. Показать тебе мир моей магии. - и он шагнул в пропасть, в пустоту под ногами. Безмятежно и спокойно. Она чувствовала, как бьется его сердце, размерено, уверено. Ее же сейчас просто выпрыгнет из груди, выпрыгнет и унесется, туда, где нет карателей и пустоты, туда где есть звезды и отец. Как же страшно, как же хочется жить. Но что происходит? Она не чувствует падения, она чувствует твердую площадку и сильные руки, лежащие на ее плечах, а еще она чувствует его улыбку, спрятанную в своих волосах. - Открой глаза, трусишка.
  - Сам такой. - в тон ему ответила девушка, но послушно распахнула глаза, не веря увиденному. - Что? - перед глазами все так же расстилалась площадь, и небо, и звезды. Все было как прежде. Но вот белоснежные перила, возникшие из ниоткуда заставали ее присмотреться внимательней. Кажется, она что-то увидела. Что-то белоснежное, сконцентрировавшись, она посмотрела еще раз. Да. Это балкон, но его образ ускользает. Она стоит на нем, но не видит. Иллюзия? Нет...
  - Мы видим мир несколько иным, не таким, каким видите его. Но если точно знать, куда смотреть, то можно увидеть нечто иное.
  - Балкон? - вопросила девушка - Здесь есть балкон, но я не смогла его увидеть?
  - Здесь у каждого дома или квартиры есть он, - кивнул Дениел. - на площади есть фонтаны, а в магазинах продают оружие. В кафе есть особое меню. А по улицам передвигаются кареты.
  - Что? - девушка развернулась к нему лицом. - Кареты? А Золушки здесь по улицам не ходят?
  - И даже говорящих котов нет. - усмехнулся Дениел.
  - Какая печаль. - саркастично ответила девушка. - Но почему этого не видим мы?
  - Это магия Элисс, магия магов и карателей. - он вздохнул. - И только те видят все это, кому мы рассказали. Только посвященные.
  - Я не вижу, только ощущаю. - ответила она.
  - Что бы увидеть, нужно почувствовать. Я просил закрыть глаза. - он мягко ей улыбнулся. - Давай попробуем еще раз. - она кивнула, и закрыв глаза повернулась к площади. Ветер вновь играл с ее волосами, и эта давящая тишина казалась оглушительной. - Ты слышишь?
  - Нет... - выдохнула она приоткрытыми губами.
  - Это звуки шагов, слова разговоров, пыхтение лошадей, это скрытый мир, Элисс. Послушай, его. - и мир наполнился тысячью голосов.
  Мгновение!
  Она слышала! Слышала топот копыт по мощёным улочкам, она слышала чей-то тихий разговор, слышала слова, слышала голоса. Кто-то совсем рядом. Кто-то кто стоял под...она распахнула глаза. Нет. Никого нет, ей показалось. Или...
  - Рано. - усмехнулся он. - Потерпи немного, всего секунду. - и она вновь, послушно закрыла глаза. Что бы вновь услышать голоса, разобраться в них, она слышала слова.
  - Что это? - не размыкая век, спросила она.
  - Мир, который вижу я. - ответил он.
  - Его видят таким лишь каратели и маги?
  - Нет, посвященные в нашу тайну тоже могут видеть, Элисс, - сообщил он. - но его надо скрывать. Скрывать от всех, кто не поймет и не оценит. Мы прячем его от тех, ко может его разрушить. От тех, кто принесет в него боль. Это не другой мир, он все тот же, но в нем больше вещей и тайн, которые делают его, более прекрасным. Поэтому мы бережем его. А ты сможешь?
  - Я обещаю беречь эту тайну. - улыбнулась она. - Но какой он?
  - Увидишь, ты все увидишь, - пообещал он. - на балу все будут посвящены.
  - Почему?
  - Трудно быть на приеме, которого не видишь, - улыбнулся он. - ты чувствуешь? Сладкий запах, с немного горьковатым привкусом?
  - Да. - она действительно уловила этот тонкий шлейф, который казался ей сладким запахом мечты, именно таким, который она хотела вдыхать весь день с утра до вечера. Тонкий, изящный совершенный до бегающих мурашек.
  Но где-то она уже ощущала этот запах, недавно совсем.
  Комната Дениела! Ей показалось, что это запах кофе и корицы с нотами цитрусовых.
  - Что ты хотела бы видеть, когда распахнешь глаза? - он мягко отступил от нее, оставаясь позади. Но как только отступил он, отступило и тепло его тела. И этот легкий ветерок уже не казался приятным, скорее колющим и отвлекающим. Но обняв себя, своими руками она ответила:
  - Счастливых людей.
  - Счастливых? - удивленной спросил он.
  - Да. - улыбнулась она. - Что бы они искренне улыбались, искренне желали доброго дня и искренне хотели жить. Я хочу увидеть счастье в потаенном мире. Я желаю его видеть, идя по улицам, там, где идут все те, кто не видят его. Хочу видеть контраст, между обычным и твоим мирами, чтобы точно знать, что нужно беречь и к какому миру нужно стремиться. Хочу просто поверить в умение людей быть счастливыми. - И она распахнула глаза.
  Мир, который открылся ей, заставил ее приоткрыть рот. Везде, там, где было лишь пустое звездное небо, которое казалось раньше ей таким ярким, светились новые неизведанные звезды. Затмившие яркость прежних, такие чистые, кристальные, искрящиеся они светили на площадь. На которой, не было пустоты, там возвышался фонтан, высокий, наполненный водой и отражающий яркий свет небес. Там, в фонтане возвышалась статуя высокой девушки, облаченной в плащ. В одной руке она держала меч, а второй младенца, закутанного, в одеяльце с вышитой буквой В.Л. Шлейф ее платья развивал ветер, высоко поднимая вверх над водой. Статуя настолько искусно выполненная, что казалось сделанной не из камня, а настоящей девушкой. Около фонтана ходили люди, закутанные в плащи. Они расходились в разные стороны целыми, бурными потоками. Они шли в совершенно разные направления, и растворялись в стенах домов, проходя сквозь них и скрываясь из вида. На площади промчалась карета. Старинная, и самая обычная, такая, каких тысячами Элисс видела в книгах. Высокая, четырехколесная, с окнами, закрытыми шторочками, с золотистой отделкой, и небольшой дверцей. Ей умело управлял кучер, а везли эту карету тройка белоснежных лошадей. Вот они подошли к каменистой стене и та, рассыпалась на тысячу камешков. По этим камешкам прошлись лошади, везя карету, и вот за ними стена вновь собралась в гладкую, каменную стену. Там же, внизу, была небольшая лавочка с цветами. Самыми разными, розами, лилиями, орхидеями, ромашками. Над лавочкой был тканевый купол из светло-розовой материи, а сама она представляла собой деревянную карету, только с прорезями, в которых стояли вазочки с этими цветами. И вот, к лавочке подошел светловолосый мужчина и купив алые розы, направился к девушке, ожидавшей его у фонтана. Она опустив руки в воду наблюдала за звездами. Мужчина подошел к ней, и на ее губах расцвела улыбка.
  Внизу шумела и играла жизнь, такая насыщенная, по сравнению с самой обычной, к которой привыкла Элисс. Потому что там было ощущение волшебства сказочной ночи, сладкий вкус цветов, и чего-то удивительного, Элисс лишь замерла, боясь пошевелиться.
  - Посмотри за стену. - предложил Дениел, который с грустной улыбкой следил за Элисс. Она же переведя взгляд туда, куда он попросил, удивленно приоткрыла рот. Ведь там, возвышался Собор Антверпеновской Богоматери. Он был прежним, немного мрачным, выполненным в разным стилях, впитавшем в себя тысячи душ и талантов архитекторов, таким же величественным, продержавшимся сквозь века. Но только сейчас он казался другим, более привлекательным и очаровательным, поглощающим внимание. В нем изменилось, что-то неуловимое, точно так же, как и в самом Антверпене. Все осталось таким же притягательным, мрачноватым немного пасмурным, великолепным, но уже более искрящимся. своей природной красотой. Неуловимое чувство счастья зародилось в ее груди.
  - Дениел, но как?
  - Ковен состоит не просто так из сильнейших магов, да онb жестоки, но все же являются лучшими. Некоторые идеи кажутся безумными, а некоторые напротив. заслуживают уважения, - усмехнулся он. - эта сторона мира была спрятана века назад, тогда, когда случилась последняя война.
  - Воюющие стали претендовать на эти земли? - вопросила Элисс, старательно смотря на открывающеюся картину.
  - Нет, - прохладно отозвался он. - глупо пытаться заставить карателей отдать то, с чем они еще не наигрались.
  - Так что же произошло?
  - Нам нужно было увидеть воочию, что мы должны защищать.
  - Для чего? - вскинула она бровь. - вы не верите на слово?
  - Трудно однозначно сказать, - пожал он плечами. - мы все такие же разные, как и люди. Есть схожие черты и только.
  - Алекса говорила, среди вас найдется много желающих свергнуть правительство Ковена. - припомнила Элисс.
  - У любых правителей есть те, кто встанет за них, есть те, кто встанут против них и есть те, кто останется в тени. В этом нет ничего странного.
  - У вас такое неоднозначное отношение к ним, дайте достойный повод для вас, и вы их свергнете без сожаления, попытается кто-то другой, и вы даже не пошевелитесь против Ковена, напротив убьете тех, кто посмел восстать против них.
  - Простое деление на "своих" и "чужих". - пояснил он, подходя к резному подлокотнику балкона. - Звучит странно, но зато, ты точно знаешь кто есть кто. Не последует удара в спину, предательства. Люди так не могут. Все по тому же: они импульсивны, эмоциональны, несдержанны. - неожиданно опустилась тишина. Мягкая, дурманящая, поглощающая, она не злила, и не заставляла чувствовать неловкость. Она даровала спокойствие и понимание. Элисс вновь опустила взор на площадь. Там, среди всех тайн и мистики она видела свое будущее, свою страсть, свою цель, о которой не узнает никто. Мягко улыбнувшись, она чувствовала себя словно в сказке. И с кем? Рядом с карателями. С теми, чье призвание убивать.
  * * *
  Алекса плавно проскользнула в библиотеку. Аккуратно прикрыв за собой дверь, она двинулась в сторону балконной двери. Сквозь прозрачное стекло пробивались два силуэта. Ее недавно благополучное настроение, даровавшие ей сил улыбаться и с надеждой ожидать очередной прием Ковена испарилось. Миг. И девушка стояла мрачно усмехаясь. Она предупреждала его, и она предупреждала Элисс. Казалось оба вняли ее словам, но порой, когда чувства побеждают над разумом, происходят необратимые вещи. Алекса презирала подобные проблески эмоций у карателей, ненавидела и искренне считала это слабостью. Сейчас же, ее родной брат стоит на грани ошибки, ошибки к которой приведет его она - Элисс. Сжав кулаки, девушка поморщилась.
  - Я предупреждала, Дениел. - громко напомнила девушка. Силуэт освещаемый лунным сиянием, резко обернулся.
  - Я помню о твоих словах - мягко сообщил Дениел.
  - Но осознаешь ли? - насмешливо вопросила девушка.
  - Мы поговорим об этом позже.
  - Мы обсудили все, что могли Дениел, - возразила Алекса. - не думала, что ты начал страдать юношеским максимализмом, казалось, ты уже вырос из подросткового возраста.
  - Она должна была видеть, - напомнил он. - на приеме может произойти слишком много.
  - Человеческие замашки тебя не красят, - жестко усмехнулась девушка. - можешь сразу отправлять в их средневековое общество. Прекращай это. - резко приказала девушка.
  - Ты забываешься. - в его глазах сменялись эмоции, одна за другой. От нежности до злости, от боли до жестокости, от любви до ненависти. Но, он лишь прикрыл глаза ожидая, когда буря утихнет, когда кровь престанет казаться вязкой и вновь потечет по венам бурным потоком. Дениел не позволял им выбраться за пределы своего разума, то качество, отличавшее его от человека.
  - Возможно, - кивнула она, - по-другому ты не прислушивайся.
  - Я слышал тебя.
  - Но не услышал. - выделила она второе слово. - Смерть.
  - Что? - вопросила, молчавшая до сих пор Элисс. Та развернувшись лицом к девушке ожидала развития событий.
  - Каждый раз подобное заканчивалось смертью. Гибелью смертной и безысходностью бессмертного, что приводило к суициду с его стороны.
  - Даже если и так, то Элисс не человек.
  - Она близка к этому, - наклонила она голову. - ты можешь увидеть в ней те качества. Не стоит забывать, что она гибрид.
  - Спасибо, Алекса, - вздохнула Элисс. - ты так мила. - та послала ей обворожительную улыбку.
  - Именно этого и пытается избежать Ковен - вздохнула Алекса.
  - Ты сама человек. - напомнила Элисс.
  - Мы каратели, - промолвил Дениел в упор глядя на свою сестру. - перестаем быть людьми, как только перерождаемся. После ритуала мы уже не люди. Мы полу-маги. Маги по своей природе не люди, они имеют лишь их облик.
  - Вампиры людьми тоже не являются... - задумчиво пробормотала девушка.
  - Люди-зло.
  - Вы их оберегаете. - усмехнулась Элисс.
  - Мы их держим под присмотром - возразила девушка.
  - Как домашних собачек. - возмутилась оборотень.
  - Именно. Дениел, клянусь бездной, если с тобой из-за нее, что-то случиться я убью ее. Плевать на договор.
  - Он еще не подписан. - сухо ответила девушка. Эти перемены в карательнице, которая, казалось, еще час назад была добра к ней, вела себя открыто и внушала доверие, теперь вновь даровала страх и непонимание. Это отталкивало Элисс, сшибало с толку. Сейчас она клялась в том, что убьет ее и была серьезна. Серьезна настолько, что внешний глянец потускнел от проблесков ее темной насквозь души. Она была зла. Стало отчетливо ясно и это.
  - Это вопрос времени. - пожала плечами Алекса. - Ковен сильнее, у вас нет выбора.
  - Кажется, еще недавно ты уверяла меня в обратном. - вскинула подбородок девушка.
  - Мы... - начал Дениел.
  - Не важно, - отмахнулась девушка. - я уже поняла, что постоянство, не свойственно вашему виду. Печально, но хоть в этом Кэтрин не обманула. Вы не врете. Мы умалчиваете, скрываете, недоговариваете, меняете мнение. - она саркастично вскинула руки и неожиданно улыбнулась, пряча слезы. - Но знаете, я все же пойду, найду Майка.
  - Элисс, ты...
  - Да не важно, Дениел, - кинула она, плавно обходя его и проходя мимо Алексы. - как вы сказали мы всего лишь оборотни. Гибриды. К чему объясняться с тем, чьих дальних сородичей вы держите в собачках. Спасибо, Дениел, но я не уверена, что хочу видеть ваш мир.
  - Тогда чего ты хочешь? - мрачно вопросил он, не предпринимая попыток остановить ее.
  - Я? Сжечь ваш Ковен к чертовой матери, переехать в Голландию и вырастить свой сад с розами. - сообщила она скрываясь за дверью. Та осторожно закрылась, пряча за собой недавнюю собеседницу. Вскоре, шаги, которые, раздавались так близко, стали стихать и только после этого Дениел заговорил.
  - Алекса, - сквозь зубы сказал он глядя прямо в глаза своей сестре. - это, моя жизнь, и не смей в нее лезть!
  - Я не собираюсь наблюдать за тем, как она разрушит ее. Элисс слишком неконтролируема, она убьет тебя, как раньше это делали люди со всеми нами. Как они медленно отравляли вампиров, нежно ломали магов, ласково перекрывали дыхание иным. - ровным тоном сообщила она, смотря с вызовом. Так словно она присутствовала каждый раз, когда люди и их дальние родственники влюбляли в себя всех тех, кто так старательно прячется. Так словно она уже убивала его, так словно она знает, чем это закончится. Но Алекса была права, права ровно настолько на сколько правы были Элисс и Дениел. - Я убью ее, Дени. Я предупредила, - и смягчив тон она добавила, пытаясь уговорить, пытаясь заставить, пытаясь утешить. Голос звучал, как голос того, кто точно знает, что случится, но не может этого прекратить. Как голос того, кто не может спасти и все, что остается - это безысходность. Безысходность и слезы, сквозь которые прорываются слова с просьбой спастись, так быстро, словно это молитва. - Она не стоит тебя. Услышь меня, я прошу. Прекрати. Пожалуйста. Не заставляй меня жалеть, что я позволила принять ее. Ты все, что осталось у меня. Ты и только ты. Не делай этого.
  - Заткнись! - он повысил тон, от чего Алекса дернулась, как от пощёчины.
  - Ты стал импульсивным, как гибриды. - выплюнула она. Но вновь глядя на него с невольной мольбой, продолжила. - Посмотри на себя, она разрушает тебя.
  - Она открывает истинного меня, не пряча настоящего в глубине, как это делаешь ты. Не заставляет врать.
  - Дени...
  - Хватит, Алекса. Ты сказала, я услышал. Между нами ничего не могло быть. Твои выводы ошибочны.
  - Как же...
  - Прекрати. - процедил он скрываясь за дверью. Она стояла заворожённая его словами, его взглядами. Медленно, но все менялось. Многолетняя выдержка начала таять, и вскоре от нее осталась лишь тонкая, как лед корочка, все начало меняться давно, но они были, слишком слепы, чтобы заметить, многолетняя интрига начала умирать, а вместе с ней умирал и привычный мир. Мир карателей. Мир магов. Мир тайн.
  - Как же ты не замечаешь, мир трещит по швам? - ее шепот эхом разнесся по библиотеке, отскакивая от корешков книг и вылетая в распахнутую дверь балкона.
  * * *
  - Элисс, постой. - окликнул Дениел, спускающуюся по лестнице девушку. Та обернувшись, скривила лицо.
  - Ты разве еще не все сказал? - иронично уточнила она. Но послушно остановившись, подождала. Тот, подойдя к ней, попытался заглянуть в ее глаза. Элисс лишь усмехнулась, борясь с окутавшим ее ароматом пряного запаха корицы и цитруса. Такой дурманящий и располагающий, сладкий и пленящий. Притягательный...
  - Если вспомнить разговор, я в основном молчал. - пожал он плечами. - Моя сестра всегда говорит, что хочет. Разве что существует определенная грань через которую нельзя переступать даже ей.
  - Даже? - приподняла она бровь.
  - Другие бы уже были мертвы, - равнодушно отозвался тот. - но не Алекса. Она моя сестра и ей позволено практически все.
  - Разве ее претензии не раздражают?
  - Да, но они справедливы, - улыбнулся он. - понимаешь, Алекса непредсказуема. Даже мне трудно понять, что от нее ожидать. Мысли в ее голове путаются, переплетаются и выявляют самые неординарные версии. Но это вполне естественно.
  - Почему? - они медленно двинулись вниз, по лестнице.
  - Когда-то она была самой обычной, просто человеком. - замялся он. - Это трудно рассказывать. Но после этого, она стала прятаться. Прятать себя за внешней красотой, она стала жестокой, ей проще для посторонних казаться обворожительной стервой. Но для близких, для меня, она прямолинейна, но она желает добра.
  - Что с ней случилось?
  - Это было давно, - пожал плечами Дениел. - я не уверен, что тебе стоит знать.
  - Но мне интересно, - возразила девушка. - расскажи...пожалуйста.
  - Раньше ее звали Виктория, Викки. Алекса ее второе имя. - вздохнув ответил Дениел. - Она была одной из самых скромных девушек школы. Отличница, добрая и отзывчивая, сливалась с серой массой остальных людей.
  - Но в какой-то миг все изменилось. - продолжила за него Элисс. Ее злость, тот гнев который бушевал внутри еще несколько секунд назад, отступил. Плавно отходя и оставляя в сердце место для понимания и страха. Страха услышать продолжение узнать, как что-то так изменило ее. Сломало. Насильно создало перемены в ней.
  - Верно - подтвердил он, плавно ведя девушку вперед.
  - Кто он?
  - Что? - приподнял бровь Дениел.
  - Как его звали? - пожала плечами та. - Ведь все это произошло из-за парня.
  - Кевин - сквозь зубы ответил он. - Он был одним из самых популярных парней в школе, член команды по футболу, не плох на лицо и умел красиво ухаживать. Каждая девушка которую он пожелал, становилась его. В какой-то момент ему захотелось чего-то особенного.
  - И этим "чем-то" стала Алекса. - понятливо вставила девушка.
  - Стремительный роман, обещания вечной любви, отношения, которые удивляли всех. - покачал головой он.
  - Ты видел, что что-то не в порядке? - спросила девушка и дождавшись утвердительного кивка, продолжила. - Почему ты не вмешался?
  - Алекса не была глупа и прекрасно понимала, что это не надолго. Тогда, она с криками просила не вмешиваться. И я послушал. - судорожный вздох вырвался из его груди. - Я был на два года старше и жил своей жизнью. Кевин казался мне неплохим парнем, хоть каждую неделю у него была новая девушка. Я был капитаном команды и мог видеть жизнь своих напарников как на ладони. В раздевалке тогда рассказывали все. Это и поставило меня в тупик. Уже второй месяц Алекса была его единственной девушкой, сыграло ли роль то, что она была моей сестрой, и он опасался меня, как капитана? Мне хотелось верить в лучшее. Я был удивлен и только тогда заметил в ней перемены.
  - Ты был капитаном команды? - удивленно переспросила она. - Разве ты из той категории парней, что и Кевин?
  - С одной поправкой. - усмехнулся Дениел. - Я был круче.
  Элисс улыбнулась его словам.
  - Я серьезно. Между нами была существенная разница - я был один. У меня не было новых девушек каждую неделю, что заставляло слабый пол еще сильнее пытаться привлечь мое внимание.
  - Слабый пол - это гнилые доски. - усмехнулась Элисс, поймав его веселый взгляд. - Так что случилось с Алексой?
  - Она стала одной из тех, кем восхищаются. - пожал плечами каратель. - Она стала Алексой, которую мы знаем.
  - Я думала, она стала такой, когда превратилась в карательницу. - недоверчиво посмотрела на него Элисс.
  - Стиль, независимость, гордость, ее внешний облик. Все это осталось со времен ее обучения в школе.
  Элисс заглянула в его глаза, окончательно убедившись в своей версии. Дениел считает себя виноватым, в итоге ее жизни.
  Разве можно винить себя за то, что позволил своей сестре взять все?
  - Алекса пришла к выводу, что нужно удержать его любой ценой. - он поморщился. - Тогда появилась Алекса. Великолепная блондинка, красивая и уверенная в себе. Это была ее оглушительная победа из серой мышки, она стала королевой школьного бала.
  - Она стала такой же, как и он. - кивнула Элисс. - Но почему ты говоришь об этом таким тоном?
  - Кевин был забыт через неделю.
  - Оу, - оборотень усмехнулась. - Появилось желание оторваться?
  - Через месяц был новый, через некоторое время я сбился со счета. Мои предупреждения и попытки ее образумить она пресекала на корню. Ей нравилась новая она, точно также, как и всем. - Дениел ласково перехватил ладонь Элисс, нежно прикоснулся к ней губами. - На мои доводы были предоставлены слова о том, что она лишь соответствует статусу семьи. И вскоре мы стали известными братом и сестрой. - каратель усмехнулся. - Парни из команды старательно привлекали ее внимание, она же, продолжала как раньше, посещать все мои тренировки. Вскоре я свыкся с нашей новой жизнью. С ее новой жизнью. И не смог сразу заметить - Кевин не свыкся с тем, что она не его.
  - Что он сделал? - охрипшим голосом спросила Элисс.
  - Алекса захлебнулась в своей славе, в своей красоте, в самой себе. - он пожал плечами, словно это был очевидный исход.
  - И вконец погрязла в том мирке. - кивнула Элисс.
  Ласково перехватив ее другую руку, он подвел ее к окну, занявшему всю стену на втором этаже. Там, за стеклом, она могла видеть тот мир, мир Дениела.
  Яркий, вкусный, пленительный. Мир, который теперь и ее, мир в который принял оборотня, приняли помимо воли Алексы. Мир, который придется скрывать от всех, порой даже от самой себя.
  Но зачем ей это? Еще некоторое время назад она была счастлива, она ждала, что сможет защитить себя и других оборотней, она ждала своей победы в обманчивой надежде. Надежде, которую подарили ей каратели.
  Но, вспышка. И девушка окружена. Пустотой? А пустотой ли? Она запуталась.
  Запуталась. Какое правильное слово.
  Неужели Дениел проявляет к ней интерес? Проявляет. Она отвечает взаимностью? Да...тогда почему, почему у нее такое ощущение, что она стоит в тупике. В тупике напротив стены, очередным препятствием.
  - Она связалась с наркодиллерами. Стоит ли говорить, что вскоре ее перестали волновать такие вещи, как учеба, школьная жизнь? Очередной день, очередное мини, очередные восхищённые взгляды. Так скучно, как говорила она. Но ночью, новая тонированная машина, все такое же мини и возвращение только под утро.
  - Но что говорили родители? - пытаясь смять свои мысли, вопросила Элисс.
  - Они жили отдельно. - пожал плечами Дениел. - Мама была светской личностью, и наша жизнь перестала ее интересовать, когда нам было по двенадцать. Главное, что я был звездой школы, ну а теперь и Алекса была популярна. Мать была счастлива. Красивая, уверенная дочь, спортивный, умный сын. Этого было достаточно для гордости и хвастовства перед такими же как она, подругами. Ну а отцу было достаточно, что мы учились в престижной частной школе на отлично и того, что нами восхищались все. От преподавателей до учащихся. В той школе учились дети таких же родителей, такие же как мы. Знаешь у тех, у кого есть власть, деньги, и имя так же есть только одно правило, вы можете делать, что хотите, когда хотите и как хотите, но не должны позорить семью и ее репутацию. Родителей не интересовало состояние Алексы, ведь при все этом она продолжала отлично учиться и никогда не получала косых взглядов, ходило конечно же много сплетен, но они есть всегда. Она смогла вклиниться в компанию таких же стервозных красоток, вызывала на всех встречах и приемах лишь восторг. Так что родители и публика были полностью ей очарованы.
  - Но только не ты. - пробормотала Элисс.
  - Верно, - кивнул он - Прошел год, я окончил школу и уехал в колледж. Знаешь, переживания за сестру уходят, когда перед тобой открывается перспектива обучения в Лондоне. - он вздохнул. - Но я вернулся на каникулы. Алекса осталась отличницей и возобновила свои отношения с Кевином. Но что меня удивило, так это то, что наши родители знали об их отношениях. Его же родители с любовью приняли Алексу, наши с удовлетворением смотрели на Кевина. Я был рад и подумал, что она одумалась. Пока однажды она не пришла еле держась на ногах, я думал, что Алекса пьяна. Удивление это не вызвало, лишь легкое снисхождение. Школьное заведение было хоть и престижным, но это никогда нас не останавливало, чем богаче родители, тем более взрослые развлечения предпочитают дети. Ученики никогда не брезговали алкоголем и вечеринками. Чем больше дают детям, тем испорченнее они становятся. - он усмехнулся своим мыслям, вызвав печальный вздох Элисс.
  - Поэтому подумав, что она перебрала, я отнес ее в комнату. Через некоторое время приехал Кевин, спросить, что случилось с Алексой. Как оказалось, Алекса не пошла на вечеринку. На следующее утро, кажется, была суббота, - он сдвинул брови, отчаянно пытаясь вспомнить тот период времени.
  Элисс с жалостью взглянула на него. Карателям трудно помнить свою человеческую жизнь, а тем более, временные рамки событий.
  - Алекса вновь ушла. Кевин, который стал приглядывать за ней сразу же после того, как я уехал в университет сообщил, что обычно она ходит с подругами в ресторан. Он же потом сказал, что Алексы нет, и ее подруг собственно тоже. Этой же ночью, когда мы с ним обыскали все места где она обычно бывает, она пришла в таком же состоянии. Вслед за ней пришла ее, как выяснилось лучшая подруга - Мелисса. Она же нам и поведала, где они были. - Дениел нахмурился, мягко взял Элисс за обе ладони, и ласково водя по ним большим пальцем, продолжил.
  - Та, в отличие от Алексы, была довольно разговорчивая, но насторожило не это. Алекса же в это время отсыпалась, но Мелис... - не успел договорить мысль, как Элисс прервала его.
  - Наркотики? - недоверчиво вопросила Элисс.
  - Наркотики. - согласно кивнул Дениел. - Она была под наркотой, точно так же, как и Алекса. Но та, принимала меньшую дозу, поэтому и отпускало быстро, Мелис же была под большей. Она нам рассказала, что теперь эти наркотики новая фишка старших классов, удивительно, но их принимали все девушки. Последствий от них никаких, когда отпускает, кажется, что просто перебрала, зато в то время пока они действуют, мир является прекрасным. Она так же сказала, что об этом хорошо известно девчонкам из группы поддержки, они были первыми, кто их купил.
  - Все всегда начинается с них.
  - На следующее утро, когда Алекса пошатываясь спустилась в гостиную, ее ждали мы с Кевином, тот, как оказалось, был не в курсе новой фишки, собственно, как и все остальные парни. Мелис спустилась следом, и судя по всему уже предупредила Алексу, что все рассказала. - он горько усмехнулся. - Алекса рассказала все. Где, у кого, когда и зачем она их покупала. Причина их покупки поразила всех, даже саму Мелис. Дело было в Кевине, которому она не нужна была прежней, спокойной и тихой, который изменял ей тогда, который смешивал ее с грязью, которому нужна была не она, а причина для родителей по которой он не пришел на очередной прием. Причина была в нем, который заинтересовался ей только когда каблуки стали выше двенадцати сантиметров, ноги стали лишь слегка прикрыты шортами, а талию подчеркивал топ который не доставал до пупка. Только когда ее походку стали сопровождать тысячи взглядов. Но вот беда, тогда уже он не стал ей нужен. Но Кевин не смог привыкнуть к тому, что его посмела бросить девушка. И когда на все последующие ухаживания она отвечала категорическим "нет", он изнасиловал ее. Еще в том году, когда я учился в школе. И вот тут, она улыбнулась, улыбкой полной безумия и горечи. Улыбкой, от которой пробежались мурашки. Родному брату, которому она доверяла все, было плевать. Его гораздо больше интересовало, почему она каждый день меняет парней, и ему было все равно на причину поиска тепла в другом человеке. Ему был более интересен ее нынешней имидж, а не то что она пытается спрятать свою боль сердца, за оголенными частями тела, чтобы никто не смог понять состояние ее души. Так она тогда сказала. Ее бывшему, Кевину, из-за которого все и произошло, хватило одного, прости, ведь он был уверен, что ей понравилось. После чего он решил, что она окончательно принадлежит ему и стал относиться к ней как к своей собственности. Кевину было плевать, что после всего случившегося она чувствует себя грязной, отвратительной неудачницей. И только Мелис, которая была в такой же ситуации, поняла ее. Они вместе нашли дилера, того, кто продавал им наркотики. Ведь только под ними она могла наслаждаться жизнью, только под их действием она чувствовала себя счастливой и свободной, и только благодаря им она могла терпеть все, что происходило вокруг. Она смирилась с Кевином, приняла мой отъезд и простила родителей. Под наркотиками ей было легче. Тогда Алекса не осознавала, что это не решение проблем, это попытка спрятаться от них. На тот момент она так погрязла во всем этом, что не осталось ничего, что бы удержало ее в этом мире. Она ушла, и я позволил ей это. Она больше не хотела жить, а я ее слишком любил, но точно знал, чем это закончится, поэтому решил, что жизнь Алексы-карательницы будет лучше, чем Алексы-человека. И знал, что будет впереди. Позже, Кевин рассказал, как это произошло. Типичная схема. Алкоголь. Боль, безумие. И вот он просыпается, прижимая ее к себе и ничего не помня. Только горечь, и захватывающие сердце сожаление. Он рассказал, как ненавидел себя за это. Ненавидел себя за то, что все произошло с ней только из-за него. Из-за него она стала другой, из-за него она решила измениться, из-за него...все из-за него.
  - Как на это отреагировал ты? - с замиранием вопросила она.
  - На тот момент, прошло чуть больше года, и я стал карателем. Мне трудно было вспомнить свои чувства. Знаешь, но тогда я вспоминал и осознавал, как далек я был от правды от того настоящего, что происходило тогда. Но со всем этим я осознал, что Алекса пополнит наши ряды. Это я понял в тот миг, когда она ушла.
  - Она прошла посвящение? - удивленно вскинула бровь Элисс.
  - Ее нашли на крыше небоскреба, мне сообщили о том, что она пройдет посвящение здесь. С этим письмом мне пришло приглашение на прием, отказать я не смог. Тогда я ушел из университета, чтобы быть с ней. Старался помогать ей и ждал, пока она окончит школу, после мы вместе поступили в университет. После мы окончили его и стали полноценными карателями.
  - Алекса говорила, что каратели первый год живут с наставником, а после, как хотят. - пробормотала девушка. - Я думала, что этого достаточно чтобы войти в полную силу.
  - Не совсем. - поморщился тот. - Быть нами, слишком тяжело, Элисс. Сила, новые способности, новые таланты и возможности. Но на то, чтобы привыкнуть к этому, как раз хватает года. Все дело в других атрибутах. Власть, могущество, вседозволенность. Это все сводит с ума, но бороться нам с этим приходится самим. Наставники могут дать совет, не более. И каратели становятся совершенно разными, есть несколько черт, что объединяют нас воедино, вот и всего. Многие точно такие же, как Алекса, но есть те, кто слабее, а есть те, кто сильнее. И те, кто приближен к Ковену отличаются характерами от остальных, они более мудрые и понимают, что все это скорее проклятье, чем дар с небес. Многие из нас осознают это после пяти лет жизни в карателях. Постоянные задания, постоянная опасность, постоянная смерть, которая крадется за спиной. Ковен считает, что деньги и фактическая власть над миром, решают эту проблему. И возможно это так. Среди нас есть масса других, тех, кто считают именно так, и Алекса одна из них, вот только она сильнее и это создает много проблем. Именно из-за этого я не дам ей стать приближенной.
  - В рядах карателей она не намного меньше тебя?
  - Чуть больше года, только вот за этот год я успел добиться много, поэтому к ней относятся лучше, чем к остальным. Можешь считать это связями. - он улыбнулся сверкнув белоснежными зубами. - С тех пор прошло много времени, но она продолжает скрывать себя, за своей внешностью, продолжает играть в обаятельную стерву, и со временем она становится жестче, беспринципнее и опаснее. И сейчас, она может конкурировать с любым из приближенных к Ковену. Я один из них, и никогда не позволю ей стать ближе к этим магам. Сейчас она еще не вошла в полную силу, и я боюсь представить, что будет с ней, когда она пройдёт полное посвящение. Не зли ее, Элисс. Не делай этого. До тех пор, пока она не примет тебя или, как минимум не проникнется симпатией, ты для нее чужая. Враг, который может уничтожить меня, враг который вызывает опасение.
  - Я не опасна, - покачала головой Элисс - не понимаю, чем вызвала ее неприязнь.
  - Все просто: она ревнива. Для нее, я единственный дорогой, не совсем человек и потеряв меня она станет безумной. Знаешь, что Ковен делает с теми, кто становится сумасшедшим? Истребляют. - он поморщился. - Я смогу защитить тебя от нее, но я не хочу ругаться с Алексой. Она моя сестра и этим все сказано.
  "Почему она так ревнует тебя ко мне? Неужели есть повод?" этот вопрос так хотел сорваться с губ Элисс, но она не позволила. Стерпев, как и всегда.
  - Я попытаюсь, Дениел. Попытаюсь найти с ней общий язык. - тихо подошедший со спины Майк негромко кашлянул привлекая внимание. Если бы она не отвлеклась на него, если бы она помедлила хотя бы минуту, если бы она задержала взгляд на нем, то увидела бы алчную улыбку, исказившую, его губы. Она бы увидела тот огненный блеск в его глазах. Если бы она не выдернула ладонь из его рук, то она бы почувствовала, как потеплела его ладонь, как пламя вновь разлилось по венам, делая кровь вязкой и тянущейся. Да, он вновь пытался контролировать, наступающую ярость. Алекса. Впервые этот огонь истиной злости был вызван Алексой. Она была права. Элисс меняет его, постепенно и не спеша, сводя с ума. Проявлялось ли это в ее глазах? Нет. Он молчал не позволяя себе подставлять ее под угрозу, даже сейчас, когда Алекса бросается обвинениями, он точно знал - никто не тронет ее. Элисс стала его новым развлечением за все время скучной жизни карателя? Это, что-то большее - уверял он себя. Ведь кровь, медленно сворачивающаяся, в его венах, не могла позволить считать ее новой игрушкой, она стала чем-то недоступным, немыслимым, недостижимым. Но запретный плод сладок и сможет ли он сделать первый шаг, сможет ли убедить ее? Удержать? Эти вопросы крутятся в его голове долгое время, но каждый раз он понимает. Нет. Не сможет. Элисс была той, которую не интересовал его статус, внешность и возможно именно это и заставляло думать о ней, когда он заспал и просыпался. Была ли это влюбленность? Ответа он не знал, слишком забытое чувство.
  * * *
  - Сегодня вынесут лишь предупреждение, что нельзя считать переломным моментом. - вновь рассказывал Дениел. - Сегодня вас скорее всего только припугнут, выдвинут требование, поэтому сегодня можно не опасаться. Вот только, нужно быть наготове, не выказывая при этом напряжения. Не привлекайте внимание и не забивайтесь в угол, то и другое вызовет подозрение и все-таки вас возьмут под наблюдение. Это понятно?
  - Да, - кивнул Майк. - так чего ожидать от Ковена?
  - Верховные маги не станут уделять вам много внимания, вы наши сопровождающие это вызовет интерес, но не более. Помимо вас там будут и другие оборотни, их навряд ли будет много, для вас устроят другое собрание. Собрание, вот на котором нужно будет бояться. Соответственно сейчас будут только предупреждения, не переходящие черту угроз, она не скататься на публике до банальных "не подпишите - подохните". Будет моральная порка. Вас она правда не коснется.
  - Кроме этого, не стоит расслабляться, - вставила Алекса. - вы гости, наши гости. Следовательно, вы выше, чем прочие приглашенные, и чем вы ближе к нам, тем больше у вас прав. - усмехнувшись, девушка продолжила. - Дискриминация вам не страшна. Но к вам будут проявлять интерес все приглашенные, не опозорьте нас и видите себя естественно.
  - О, да. - кивнул Майк. - Это очень легко в окружении, для которых мы тараканы и микробы под микроскопом. Ты права, это для меня обычное дело.
  - Вы теперь "видящие" - продолжил Дениел, разминая затекшие пальцы. Алекса бросила красноречивый взгляд на Майка. Тот, усмехнувшись, пожал плечами. - Этого не демонстрируйте, опять же привлечет лишнее внимание. Те, кто хотят понять, что вы можете, увидят и осознают это и без демонстраций. Кто спросит напрямую, отвечать так, что бы не было точного "да" или "нет". Привыкайте скрывать, не обманывая при этом.
  - Как понять, что мы видим то, что не видят остальные? - вопросила Элисс, наблюдая, как Алекса поправила выбившуюся прядь из высокой прически, полностью открывающую хрупкую шею девушки, придавая изящества и тонкости силуэту. Майк, который сидел рядом с Элисс на небольшом светло-голубом диване с высокой спинкой, был посвящен во второй мир именно ей, Алексой. Девушка показала свой мир, совершенно под другим углом зрения, она показала его со своей точки зрения, которую Майк понял и поддержал. Сейчас он сидел, крайне задумчив, обдумывая то, над чем Элисс размышляла еще там, дома в небольшом городке в Канаде. Судя по его глазам его устраивало существование карателей и даже больше. Элисс отметила, что все же стоит с ним поговорить, прежде чем они отправятся на бал. Рядом с диванчиком стоял стеклянный стол, на котором сейчас лежали несколько металлических браслетов, кинжалов и множество других предметов, названия которых девушка не знала. Так же, на этом столе стояла фарфоровая белая ваза, в которой стояли такие же трогательно-белые орхидеи. Через него стоял точно такой же диван, как тот, на котором сидели Элисс с Майком. Двухместный, довольно жесткий, с высокой резной спинкой. На нем в углах лежали небольшие, гармонирующие с цветом вазочки, подушки. Сама комната была довольно небольшого размера. Большую ее часть занимала композиция из диванчиков и стола. Справа от нее был камин с живым огнем. Обои в нежных тонах голубого цвета, с небольшим, белоснежным принтом, неизвестного Элисс, герба. В воздухе витал запах цветов и огня, такого приятного и уютного. Да, комната определенно располагала к долгим и душещипательным беседам. Вот только серьезное выражение лиц собравшихся, вмиг отрезвляло пространство. Несмотря на внешний свой облик, дам и лордов девятнадцатых веков они вели отнюдь не светские беседы.
  - У вас будет ощущение двойного зрения, чувство более яркого и менее яркого мира. Между ними есть существенная, если не разительная разница, тот мир сохранил в себе очарование старинной Европы, впитал в себя стили, которые пронес сквозь века, он имеет свою собственную невообразимую окраску. Сейчас же, наш мир лишь жалкая пародия на тот. Разница будет видна сразу. Вы увидите тех, кто казалось, затерялся в веках. Фейри, Ведьм, Горгулий... последние являются стражниками самого Собора, незримыми хранителями потайного мира, недоступного для многих и тем более недоступного для людей. Проще будет продемонстрировать на месте.
  - Следующим, интересующим лично меня вопросом, является ваш уровень этикета. - поморщилась Алекса. - Как у вас с вальсом?
  - Что? - переспросил Майк.
  - Какой красноречивый ответ, - усмехнулась девушка. - неважно, Элисс будет под присмотром Дени, а ты Майки, - Алекса плотоядно усмехнулась - будешь рядом со мной, так что танцевать тебе не придется.
  - Не нужно, - холодно остановил ее Дениел. - ты не должна отходить от него.
  - Я никому и ничего не должна, - все так же улыбаясь ответил она. - но в чем-то ты прав.
  - Следующее, основная масса там будут маги и каратели - продолжил, Дениел, смотря прямо в глаза Элисс, - у магов будет оружие - магия, у картелей оружие тоже всегда с собой, приглашенные тоже никогда бы не пришли на прием без элементарного кастета.
  - Мы оборотни и в наших силах обернутся. - сообщила Элисс.
  - Обернись, - пожала плечами Алекса - и испортишь мне кайф убить тебя первой.
  - Алекса права, - кинув на нее предупреждающий взгляд, но согласился Дениел. - вас убьют через пару минут, и убьет никто иной как Риэйм - на этом молодой человек усмехнулся, в его глазах поселились искорки безумия. - поэтому вам необходимо оружие, впредь вам не стоит ходить без него.
  - Для Элисс мы подобрали несколько видов украшений - дополнила Алекса. - браслеты, эти ножные, - кивнула она на пару утонченных браслетов, с необычной гравировкой со внутренней стороны. - При необходимости, их можно переделать в небольшие Бо-сюрикэны. Тогда ты можешь защитить себя сама. Даже если перед тобой будет маг из Ковена.
  - Разве они поддаются на оружие? - завороженно разглядывая метательные оружие в виде клинка. Этот экземпляр был заточен с обеих сторон и был не больше пятнадцати сантиметров. Выполненный из неопознанного Элисс металла и имел тонкий, едва заметный узор, витиеватого двуручного меча, по которому расползался стебель ветки сакуры. А сакуры ли? Элисс, что так давно разбиралась в оружиеи, сейчас путалась и не могла точно сказать, где она видела подобный рисунок. Кажется, когда-то раньше в один день, когда отец учил ее и еще нескольких оборотней обращаться с оружием, она видела нечто подобное. Нечто такое же изящное и смертоносное. Нечто...она слегка сдвинула брови и между ними залегла складка, но она думала. Думала и пыталась вспомнить, где и когда. Почему-то ей это казалось важным, важным настолько, что вспомнить необходимо было прямо сейчас. Кажется, это...определенно. "вы станете сильнейшими оборотнями" - увещевал отец: "нужно только научиться пользоваться..." "оружием?" - вставил мальчик. Он был ровесником Элисс, вот только в отличие от молчаливой девушки имел довольно пылкий и разговорчивый характер. "нет." - удивленно ответил тогда отец Элисс. "оружие - это лишь оружие, оно просто металл, пока за него не возьмется войн. Вы должны научиться контролировать себя, контролировать свой разум, контролировать свои действия и поступки. Вы должны уметь анализировать, а бездумно махаться саблей и люди могут" в тот момент он взял в руки один из кинжалов, как раньше считала Элис, но теперь стало ясно. В его руках был Бо-сюрикэн, близнец того, что сейчас лежал перед ней. Ее отец так умело управлялся с ним, так красиво сражался, так пронизывал своими уверенными действиями. Именно тогда, в тот момент Элисс поняла, что значит сражаться, сражаться как войн, действовать как войн, быть воином. В той битве не было проигравших и не было победителей, тогда все они открыли в себе новые черты, быстрота, скорость реакции и холодный разум. В тот момент они лишились остатка детства, и вместо него им даровали возможность защищать себя. Что значит трезвость мысли для пылающего характера дитя? Тот урок отрезвил их всех и каждого в отдельности. И сейчас, смотря на лежащее перед ней оружие, та лишь убеждалась в том, что способна выиграть.
  - Маги тоже могут умереть от кровопотери, правда это весьма проблематично - пожала плечам Алекса. - Они предпочитают магию, но никогда не откажутся от того, чтобы помахать клинками.
  - А вы?
  - А мы воины, - усмехнулся Дениел. - воины Ковена, и мы предпочитаем оружие и владеем им в совершенстве. - переведя взгляд на Майка, он продолжил - У вас не должно возникнуть проблем, вы оборотни, ваша реакция превосходит многих, вы сильны и выносливы. К тому же, вы явно обучены подобному виду оружий. Верно, Элисс? - посмотрев в ее глаза, тяжелым немигающим взором, он пытался найти ответ на интересующий его вопрос, на загадку. Очередную тайну этой девушки. Та отвела взгляд.
  - Это Хира-сюрикэн. - независимо продолжила Алекса. Хира имела вид четырех конечной звезды, вырезанной из металла, в середине которой было небольшое отверстие. По контуру, которой шел все тот же рисунок с двуручным мечом, украшенным неизвестным растение. Элисс назвала подобные "звёздочками ниндзя". И вправду это было воистину трудное, но опасное оружие. Из ее окружения им пользовались единицы. Слишком непросто было заставить Хиру раскрутиться, слишком сложно было отправить ее в полетом и слишком трудно было ее поймать. Но это не мешало восторгаться этим оружием, такое стремительное, изящное, тонкое, острое. Многие необученные, пытались воспользоваться этим оружием, но лишь лишались пальцев об острые лучи Сюрикэн. Полностью овладеть Хирой было невероятно, непосильно, но те, кто смог, могут считать себя великими воинами. - Не потеряй их, Майк. Они дороги мне как память. - парень неровно кивнул, разглядывая необычайное по своей красоте и редкости, по своей жестокости и трудности изготовления Хиру-сюрикэн.
  - Сякэны - произнес Дениел. - разновидность Сюрикэнов. Такие же сложные в обладании, как и Сюрикэны. Единственное их отличие, это разнообразие форм и размеров. Здесь лишь некоторые из них, те которые можно спрятать. - на столе лежали несколько Сякэнов, один из них был выполнен в форме восьмиконечного солнца, лучи которого изящно развивались к низу. Сякэн тоже имел отверстие в середине, вот только размером он был меньше, чем ранее предложенный Сюрикэн. Так же был еще один вид Сякэнов четырех угольный ромб с вытянутыми лучами, у того имелся все тот рисунок вдоль острых лепестков, а в середине был лунный камень. Так же там был восьми лучевой Сякэн со знаком Инь-Янь посередине, он тоже отличался в размерах от Сюрикэнов.
  - Рапира. Тонкая и длинная, тоже для тебя, Майк, - продолжила Алекса. - довольно изящная по своему созданию. Ее можно спрятать в одежде и урон настенный ей будет равен мечу. - переведя взгляд на Элисс, она продолжила. - Все представленное вам здесь оружие имеет свою невыразимую красоту. А толк в нем мы знаем - усмехнулась Алекса.
  - Вам не стоит бояться. - взгляд Дениела переместился на Алексу и подарив ей очередной настороженный взгляд, повернулся лицом к Элисс. - Они не тронут вас.
  - Это ваше единственное мнение, или есть еще? - уточнила Элисс.
  - С каким удовольствием я бы отдала тебя им - склонив голову к плечу, сообщила Алекса.
  - Есть еще одна вещь, - повысив голос сообщил Дениел. - это кольца. - на стол легли серебряные, увесистые кольца с гравировкой ветвистой буквы "К". С боку, по ободкам шла изящная линия, на которой распускались тонкие цветы, состоящие из легких резных лепестков. Изделия выглядели дорогими и старинными, казалось это фамильная драгоценность, которая передавалась вот уже несколько поколений и неожиданно была отдана Элисс и Майку. Одно из них было более тонким и миниатюрным, что наталкивало на мысли о том, что это женская модель. - фамильные кольца. "К" означает наш род, род Кэринтелл. Они долго хранились у нас, но сейчас настало время использовать их по назначению. Они зачарованы старинным плетением, одного из магов Ковена. Давняя история, произошедшая несколько веков назад. Один из наших предков тоже был карателем и за верную службу получил этот дар одного из четверых магов, тот зачаровал его от всего, что только возможно, а вместе с тем кольцо защищает и хозяина, что одел его. Оно спасёт вас от всего. Это на крайний случай.
  - Помимо этого, оно будет знаком для всех остальных, что вы связанны с нами. - сообщила Алекса. - На нас тоже есть такие кольца. Вам повезло, что их четыре. Раньше отец передавал нечто подобное своему сыну, чтобы тот одел его своей невесте, а тот после смерти отца отдавал один комплект сыну, тот в свою очередь передавал комплект умершего отца своему и так до бесконечности. Наш отец был верен традициям и отдал один комплект Дениелу, как только тому исполнилось восемнадцать. Но как только они скончались, у нас оказалось два, поэтому одно кольцо одела я, а они - она кивком указала на те, что лежали на столе. - Оказались без владельцев. А вообще наш род довольно запутан и так получалось, что каждый второй был карателем, но наши родители не были ими и считали это лишь сказками. Да вот только продолжали хранить реликвии в тайне надеясь, что вскоре они узнают о том, что это все правда. - последнее предложение она произнесла саркастично ухмыляясь. - Глупцы. Они жили надеждой и это их погубило. Когда-нибудь мы расскажем вам всю историю. Конечно, если вы выживете.
  - Я рад, что ты считаешь, будто нам нечего опасаться. - ответил Майк в тон девушке.
  - Они из серебра, - напомнила Элисс - мы не сможем их надеть. Я не хочу сгореть заживо, Майк думаю тоже.
  - Это зачарованное серебро, - напомнил Дениел. - оно не опасно. - глядящая с опаской на кольца Элисс, скептически хмыкнула.
  - Поверь, Эл, если бы Дениел все же захотел тебя убить, то мы бы сделали это более болезненно. - сообщила девушка и ласково улыбнулась, незначительно намекнув на то, что расправа с ее стороны не была просто фразой, а предупреждением.
  - Ты так добра.
  - Не стоит проверять мою доброту на деле - жестоко усмехнулась Алекса.
  - Как скажешь, Викки. - глаза Алексы резко сузились. Переведя его с девушки на Дениела, та в ярости сжала кулаки. Элисс только сейчас осознавшая воцарившееся молчание со стороны представителей мужского пола, и заметив это саркастично усмехнулась и наигранно извинилась, еще большее распаляя гнев Алексы. Плавно, словно хищница, девушка поднялась с дивана, и делая легкий шаг вперед, начала распутывать опутавший ее запястье тонкий кнут. Дениел, наблюдавший картину, молча поднялся следом за ней. Майк, неожиданно оказавшийся перед Элисс, плавно задвинул девушку за свою спину. Блондинка же сухо усмехнувшись, резко оказалась напротив оборотня и вскинув руку, оттолкнула его. Одно плавное движение, и Элисс в ужасе наблюдает за тем, как превосходящий в размерах девушку парень, рассекая пространство спиной летит к противоположной стене и ударившись об нее скатывается на пол. И пытаясь вернуть выбитый из легких воздух переворачивается на спину. Девушка же с самой очаровательной улыбкой продолжала свое наступление, но была остановлена схватившим ее за локоть Дениелом.
  - Стой, - жестко приказал он. - головой подумай. - но миг. И он тоже рассекал воздух спиной, вот только в отличие от недавно ударившегося Майка, тот плавно оттолкнулся от стены и приземлился на ноги. - Зря.
  - Вот только заткнись. - девушка боролась с медленной яростью, растекающейся по крови. Постепенно и верно опутывающей ее полностью, глотая ее, вплетаясь в сознание. Становясь единым целым с той безотчётной злостью. Ярость владела ей, она управляла. Вытравив всю сущность, оставляя лишь себя. Горячую, тягучую, приторно сладкую, как дешевый шоколад. Алекса задыхалась, веденная ею. Задыхалась и горела, теряя остатки рассудка, полностью отдаваясь ей. Позволяя манипулировать собой. Больше не было блондинки-карательницы, была сила, совершенная в своем понятии. Была ненависть, была злость, была жестокость. Была опасность, которая нескрываемыми волнами исходила из нее. Отравляя себя, давая усомниться в своей сдержанности, усомниться в самой себе. Но девушка боролась сама с собой, не давая себя убить, не давая опуститься. Две ее стороны сражались внутри, пытаясь, одержать победу друг над другом. Ей хотелось убивать, но другой ей хотелось лишь отступить. Одна молилась о том, чтобы усмирить мерзавку, но та, другая, просила остановиться, не поддаться минутному порыву. Первая хотела поднять униженное самолюбие, вторая же говорила, о том, что Элисс сама не понимала, о чем говорила. Она, что была милосердна и другая, что жила с ней вот уже бесчисленное количество времени, когда та стала карателем и просилась выйти наружу, но дать слабину значило потерять себя. А ярость все тянулась по венам, убивая, пытая, завоевывая, сводя с ума. Это было безумие в чистом его создании. Противоречие в душе и неразличимые, раздражающие факторы. Все сплелось в единое. Но вот рука Алексы летит к горлу Элисс с неуловимой скоростью, и охладевшими пальцами она чувствует сейчас слишком обжигающую кожу оборотня. Кровь. Она струиться по ее венам. Спокойная, чистая, наполненная жизнью. В то время как ее собственная казалось стала шоколадной пастой. И ненавидя себя за это, девушка толкнула ее к стене. Перед глазами застыл образ испуганных глаз девушки. Кажется, та была в панике и искала способ защиты. Но Алекса уже чувствовала ее жизнь на своих пальцах. А это значило лишь одно. Смерть.
  Карие глаза карательницы сильнее распахнулись в мгновение ока. Она чуть не поддалась. Чуть. Но сейчас она держала Элисс в метре от пола, и та задыхалась в ее руках. От ее спины по стене пробежала паутина трещинок, выделяя силуэт девушки. Слишком сильный удар для человека, но умеренный для оборотня. Алексе повезло, что она Элисс не была человеком, поэтому сейчас та пыталась лишь вернуть дыхание, а не билась в предсмертных конвульсиях. Майк лежал на полу у другой стены, и, казалось, задыхался. Его руки непроизвольно были сжаты в кулаки, а из горла вырывался удушливый хрип. Заледеневшим взором тот смотрел в потолок, но он не был мертвым. Скорее пред самой смертью. Оглянувшись за спину, Алекса увидела ожидаемую картину. Но тем не менее сердце от увиденного сжалось словно от боли. Дениел оказался прикованным к стене несколькими из тех Сюрикэнов. Слишком ловко и крепко, чтобы усомниться в том, что это сделала не она. Его лицо, сохранившее все то же ледяное выражение, выдавало лишь одну эмоцию - предупреждение. Он угрожал ей. Зная, чем это закончится, и что это значит, но он продолжал смотреть. Выразительно и спокойно.
  Ярость заструилась с удвоенным рвением. Но девушка лишь сильнее сжала пальцы на ее горле, из-за чего Элисс жалобно захрипела и сцепила свои ладони на ее, пытаясь отодрать их.
  - Ты ничего не знаешь обо мне. - спокойно заявила Алекса. Слишком спокойно. Таким тоном она разговаривала лишь с теми, кого ненавидела и с тем, кого собиралась убить. Дениел вытащил Сюрикэн, осознавая степень возникшей проблемы. Впрочем, он понял и раньше. Не зря он бросил ей вызов одним лишь взглядом, это означало только одно - будущий конфликт. Конфликт, которого не удастся избежать. - и не смей вспоминать прошлое. Я живу настоящим. Чего и тебе советую. Если ты останешься живой. - Элисс жалобно всхлипнув, попыталась вырваться. - советую тебе быть сегодня аккуратной. В случае твоего провала я буду первой, кто убьет тебя.
  - Прекрати этот цирк, Алекса - приказал Дениел и подойдя к ней со спины, попытался подвинуть девушку. Но в ответ Алекса, которая пыталась заглушить рвущуюся наружу ярость, оттолкнула его, и он, пролетев ровную дугу, ударился об дверь, оказавшись за дверью. После чего Алекса не спеша закрыла и ее. Послышался характерный звук поворачивающегося ключа, после чего она начала сотрясаться, словно от ударов - Дениел рвался в помещение.
  - Я, Элисс, единственная кого тебе стоит опасаться. Я и только я. - снизив голос до негромкого шепота она подалась вперед, касаясь губами ее щеки. - помни об этом. Если бы я захотела убить тебя сейчас, ты была бы уже трупом, тебе не помог ни Дениел, ни тот жалкий волк, пытающий порвать мои сети. Я сильнее и опаснее Дениела, и будь моя воля, тебя было бы не вернуть. - красиво очертанные губы коснулась жестокая усмешка. - Но вот незадача я не стану портить отношения с моим братиком, ведь ты очередное его увлечение, о котором он вскоре забудет. И вот тогда, Элисс, ты вспомнишь обо мне. - и жестко оттолкнувшись от нее, Алекса легкой, изящной походкой продефилировала к двери и распахнув ее, медленно удалилась. Ее слова прозвучали жестоко, как удар колющего, морозного ветра по распаленным щекам. Обессилено опустившись на пол, Элисс проверила на предмет повреждения свою шею. И кинув настороженный взгляд в сторону закрытой двери, она поспешила настороженно позвать Дениела.
  - Все в порядке. - совсем близко прозвучали его слова, и теплое дыхание коснулось ее шеи. - не дергайся. Я лечу. - шепотом попросил он.
  * * *
  - Алекса не такая жестокая с теми, кого считает своей семьей. - оповестил каратель. - Для нее семья - это Кэтрин и я, порой это звучит странно. Но только нас она готова терпеть и поддерживать. Остальные же делятся на тех, кого она уважает, кого она боится и кого она ненавидит. Эти категории она считает достойными поэтому и отношение к ним у нее довольно неплохое. - жестокая усмешка коснулась его губ - А вот остальные, знакомые, приятели, или же просто общая масса - это те, кого она призирает.
  - Интересно, к какой категории она относит нас? - подался вперед уже полностью излеченный Майк. - Судя по всему, к нам она относится, как к общей массе. Но силы в ней немерено. - усмехнулся он, поглаживая шею. Элисс лишь неопределенно хмыкнула.
  - Если бы вы относились к категории общей массы, то отношение было бы другое. Вы были бы мертвы. - мягко улыбнулся Дениел.
  - Моя смерть - вопрос времени - ухмыльнулась девушка. - Элисс сама установила стандарты.
  - Что? - удивленно вопросил, казалось совсем не злящийся Майк. Парень сидел и слегка растерянно улыбаясь, осматривал себя на внешние повреждения. В ответ на вопрос оборотень лишь пожала плечами.
  - Это вызов. - пояснила она. С каждым словом Дениел все больше мрачнел, а Майк казалось был искренне возмущен.
  - Она тебя чуть на месте не удавила. - сообщил оборотень. - Меня, если ты помнишь, в стену кинули и перекрыли доступ к кислороду. Дениела на улицу вышвырнуло. А ты обратиться не смогла. Это Алекса, Элисс. Я знаком с ней намного меньше тебя, но уже понял, что связываться с ней не стоит.
  - Испугался? - спросила Элисс, приподняв бровь.
  - Просто нравиться политика Алексы в отношение разных категорий людей. - пояснил Майк - Та, что усмирила двух оборотней и карателя достойна, хотя бы уважения.
  - Не важно, - пожала плечами та. - даже у нее есть слабые места.
  - Не делай этого, - попросил Дениел. - ты не понимаешь. Сейчас ее остановило то, что рядом был я. А в следующий раз ее никто не остановит.
  - Это не я устанавливала правила, Дениел., - поморщилась она. - а Алекса, и я принимаю их. - за Элисс мягко хлопнула дверь и вскоре ее шаги стихли в тишине этого дома.
  - Какие правила? - удивленно приподнял бровь Майк. - Сомневаюсь, что Элисс правильно поняла ее стандарты. Кстати, каковы они?
  - Никаких правил. Никаких стандартов. Никаких запретных методов. Только чистая игра.
  - Это может стать проблемой? - нервно сглатывая, уточнил оборотень.
  - Исключительно для нее. - хмыкнула внезапно появившаяся Алекса. - Не бойся. - ласково улыбнулась она, вздрогнувшему Майку. И подойдя к нему вплотную, от чего у оборотня пробежали колющие мурашки, положила узкие кисти художника, но не карателя, ему на шею. - Я лечу. - шепнула она.
  - К чему был все представление? - холодно уточнил Дениел.
  - А ты понял? - лукаво улыбнулась она.
  - Я тебя хорошо знаю, - пожал плечами тот. - и мне интересно послушать, что за интригу ты сплела на этот раз.
  - Не интригу, а игру для твоей Элисс, - усмехнулась та. - девочку необходимо чем-то занять. Иначе она сунет свой носик слишком глубоко, и там найдется множество существ, которые ей этот носик с удовольствием сломают. Каратели, приближенные к Ковену будут первыми, кто это сделают. Для тебя это печально, а я не люблю, когда ты в печали. Становишься похожим на унылое...кхм...
  - Для чего тебе это?
  - Не мне. - улыбнулась она. - Тебе. Я уже все объяснила. Никаких чувств, только холодный расчет.
  - Все это, была актерская игра? - усмехнулся Майк.
  - Дениел ошибся. Все-таки вы серая масса. - ушла от ответа девушка.
  - Приятно слышать. Это так мило с твоей стороны.
  - Мне ничего не стоит перекрыть тебе доступ к кислороду, Майк. - жестко ответила она. - Не испытывай мое терпение.
  - Мне нравятся твои правила. - наклонившись к ней и почти касаясь губами ее губ, прошептал Майк. Алекса растерявшись, не смогла ответить, но определенно задумалась над тем, что представляет из себя этот парень.
  - Кажется я тебя недооценила. - включаясь в игру, негромко ответила она. - попытайся. Я даю тебе шанс доказать, что ты чего-то стоишь.
  - Какая щедрость с вашей стороны, миледи.
  - Да, я очень щедрая. Пользуйся этим, пока я позволяю.
  * * *
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"