Сокольников Лев Валентинович: другие произведения.

Дороги проклятых. Саркофаг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Сокольников Л. (Lesok)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Дороги проклятых.
  
   Повесть. Трилогия.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Саркофаг"
  
   Песнь о "русской Швейцарии"
   (Южный Урал) и о иных местах
   отечества.
  
  
  
   Книга третья двух томах.
  
  
  
  
   Том первый.
  
  
  
   Оглавление.
  
   Предисловие......................................................................3.
   Поясняющая и дополняющая ............................................5.
   О саркофагах..................................................................23.
   "Сказочная"...................................................................31.
   Мелкие подробности отцовой войны.....................................39.
   "...а жизнь продолжается..."...............................................53.
   Гимн начальной школе.....................................................57.
   Невыплаканные слёзы......................................................73.
   Гимн свету (коптилке).......................................................86.
   Рождение вида спорта......................................................79.
   Дорога в "русскую Швейцарию"............................................85.
   Южный Урал....................................................................93.
   Вторая школа.................................................................103.
   Классный наставник........................................................109.
   Рейнгольд Мартин, "немец"...............................................111.
   Историк............................................................................115.
   Физик. Теория и Практика.............................................. ...121.
   ФЗО "Прощай, школа, привет ФЗО".....................................127.
   "Тронутый".......................................................................137.
   Начало трудового пути.......................................................147.
   20. Машинист Херов..........................................................155.
   21. Поворот судьбы (рабочий).............................................159.
   22. Смерть "вождя"...........................................................163.
   23. Собственная "биохимия"...............................................173.
   24. Не состоявшаяся вербовка в "рай"..................................179.
   25. Поклон курсам киношников ..................................................185.
   26. Мой "Край родной".......................................................187.
   27. "Раб. культ. фр." (работник культурного фронта)..............189.
   28. Первый "полёт".............................................................199.
   29. Продолжение "полёта" Первое "пике".............................207.
   30. "От перемены мест слагаемых..."....................................211.
   31. Гутен Таг, Peter!........................................................................215.
   32. Южноуральская Европа..................................................217.
  
  
  
   Предисловие.
  
  
   "Предисловия" и "после" рамки, в кои автор втискивает описание виденного и прочувствованного,
   Два варианта: делать рамку и заполнять словами - или высказаться вволю, и сказанному делать обрамление?
   Первый вариант ограничивает в словах, не всякое соображение следует вставлять в границы рамки, но "высокодуховные и полезные отечеству", а с набором слов, нуждающимся в раме, общаться проще.
   "Предисловия" и "послесловия" краткое объяснение "что было до того, как случилось это, и чем всё кончилось"? - один в один гадание на картах "что было, что будет, и чем сердце успокоится"
   "Послесловие" родня некрогологу, то есть, "слову о мёртвых": "сегодня, при большом стечении скорбящих родных, скорбящих ( и не очень) друзей по отбывшему раньше времени (безвременно)
   в Параллель, тело усопшего в шикарном саркофаге (указать материал "домовины": орех, морёный дуб, берёза карельская, и верх шика белая акация), во второй половине дня (указывается время), вынесли ногами вперёд из..." - поминается место выноса.
   Выступления на поминках о житии "товарища, коего сегодня нет с нами" во внимание не принимать.
   а) Читатель, не будь строг с автором за повторы, ибо сказано:
   - "Что (кого) любим - то и поминаем", а Склероз, заклятый враг Памяти, не в счёт.
   б) на двух, или чаще, страницах повести, встретишь поминание
   отечественных дорог прошлого времени:
   - Грязь быстро сохнет! - пришло весенние тепло, снег сошёл, и засидевшиеся в хижинах за зиму граждане спешат утоптать грязь до заявления:
   - Пройти можно...
   Мысли, как и времена года, разные, и первые, с апреля по август, "радужные", "цветущие", "полные надежд на приход счастливого летнего времени года до конца дней наших" с ошибкой: ежели дни счастливые - как отличить один от другого?
   На помощь приходит седая отечественная мудрость: "не зная горького - не оценишь сладкого"
   Дорожный слой чёрнозёма, молотый колёсами гужевого транспорта в тонкую пыль, прогретую летним солнцем, принимает босые ноги нежнее лебяжьего пуха... стоп, автор, босые ноги твои помнят нежную тёплую пыль чернозёмную, а лебяжьего пуха не было, помни о рамках!
   Пыльное счастье босым ногам длится до сентября, и первый осенний лождь вчерашнюю тёплую пылевую нежность превращает в цепкую грязь.
   - Вот и до осени дожили, здрасте... - и граждане переходят в режим терпения с названием "куда деваться"
   В одну из ночей непроходимая грязь закрывается снегом, падение снега заканчивается прояснением небес и морозом:
   - Здравствуй, Зимушка! - завершение времён года.
   в) - "Я пришёл дать вам волю"! - никогда и никто из заявителей не указывал сорт и объём воли каждому, с древнейших времён в отечестве воля распределяется по карточкам:
   - Граждане, кто крайний на получение воли?
   - А я пришёл отнять волю, ни к чему тебе воля, блажь и помеха, роскошь, не знаешь, как распорядиться волей себе на пользу.
   Появилось сладкое, неудержимое желание отвесить подруге оплеуху не из серии "милые бранятся - тешатся", и не обман "бьёт - любит" - мечта-оплеуха веская причина основательно подумать о разрыве из семейных уз.
   Главное не оказаться первым в очереди на получение по зубам.
   Читатель, заполни позицию собственным мнением.
  
  
  
  
  
   - Первая сумма в сто рублей
   и четыре вопроса:
   кто в истории народов
   прославился "ящиками усопшим"
   a) древние египтяне, в) москали,
   с) хохлы, d) немцы?
  
   Вопросы телевизионной игры
   "Лёгкое богатство"
  
  
   - "Учёные склонны допустить
   существование жизни в саркофаге,
   но таковая в её полном смысле
   невозможна..."
   Из журнала "Новости природы"
  
   - Движение в неверную сторону
   равно стоянию на месте,
   Собственный опыт.
  
   - Всем и каждому отпущена порция везения, а в какие времена отеческой истории начинать пользоваться порцией, чем кончится везение - как правило везунчики, не знают! - говорил Бес.
  
   1.
  
   О саркофагах.
   (дополнение Предисловию)
  
   Начиная Главу, "торжественно" обещал держаться "рамок приличия", не выпускать на свободу Нецензурщину, держался до седьмой страницы, первого тома, но не к месту вспомнилось отеческое оправдательное и прощающее "с лысиной родился - с лысиной помрёт" и благия намерения рухнули, подняв облако бранной пыли.
   "Благими намерениями выстлана дорога в ад" - до сего времени ни один из повествователей не рассказал, что находится под покрытием, и как выглядит дорога без покрытия.
   Надо выстилать дорогу в ад благими намерениями, если дорога адом кончается, зачем направляемых в ад обманывать? Мало приговора на пребывание в аду неизвестный срок? Всё едино, как утешать барана:
   - Не печалься, останешься в нашей памяти хорошим шашлыком.
   Семь страниц выглядели скромниками, а на восьмой, после просьбы "не введи во искушение", "аки блудный сын", вернулся в объятия ненорМАТивной лексики.
   Ни к месту ("не по делу") привожу не вошедшие в первую книгу замечания Беса:
   - Простому смертному что-нибудь поменять в прошлом не по силам, но иная картина, когда за изменения прошлого берутся опытные "попаданцы" Не скатывайся в длинные повествования хорошими словами о плохих событиях!" - друг и соавтор, где ты!? "Вернись, вернись, я всё прощу!"
   Глава излишне длинная, с повторами неприятного содержания.
  
   Ежели читатель, владея и малыми знаниями о древнем Египте, добавит к прежнему багажу полёт в жаркую, знойную Африку, в ту часть, где согласно учебнику Географии за пятый класс школы находится Египет, и куда граждане северного полушария Земли летают сгорать под африканским солнцем, да потратится на посещение каирского музея древностей (практика) - получит удовольствие от созерцания ящиков, куда древние египтяне (настоящие) помещали усопших владык, то есть, с саркофагом.
   "Знакомство с саркофагом" неправильный оборот, знакомстово с саркофагами начинается после помещения тел наших в ящики "на вечное хранение", а прочие моменты называются иначе.
   Фараоны (древние, не современные выборные) заблуждались о нужности останков тел своих в неизвестном будушем, сопровождая заблуждения массой необъяснимых условностей, среди коих первое место занимал расписанный лучшими мастерами саркофаг, прообраз нынешнего гроба.
   Не было грешников (преступников) осмелившихся испортить окружающую атмосферу вопросом:
   - А на кой хер хранить останки владык египетских, как мумия влияет на дела подданых в обширном государстве?
   Саркофаги остались в древности, нынешние "ебиптяне" ("дети пустыни") совсем не египтяне, саркофагами не пользуются, вера другая. Игра "Как стать богатым" продолжается:
   - Саркофагами прославились москали! - непочтительное название "братского" народа может кончиться удаленем из игры.
   Разбогатеть на телевизионной игре невозможно, телевизионные игры построены с учётом крылатого "жадность фраера губит", и совсем малая часть играющих руководствуясь мудростью "и малый барышок клади в мешок", останавливался на выигранной сумме, зная "настоящие деньги идут изобретателям игрищ, но не игрокам"
   Уяснив и запомнив в далёком безденежном детстве коварство денег и матушкино "что потопаешь - то и полопаешь" - никогда не играл в азартные игры на деньги.
   Да, бывало: чтобы не получить репутацию "человека ни от мира сего" играл в карты с установкой: "проигрываю мелочь, кою могу позволить - и адье, господа шулеры, примите мой проигрыш наградой вашим шулерским способностям (талантам), а с меня хватит, ни гроша более, проигрался, банкрот!"
   Много раз пытался выяснить, что означает "банкрот", но далее толкования "банковский крот" не продвинулся.
   Первая книга трилогии написана в содружестве с сущностью в звании "Бес", ежели принуждения сущности ежедневно набирать пятистраничный текст позволительно называть "содружеством"
   "Дух содружества", или "аромат", отсутствовал, и, тем не менее, первая книга трилогии родилась.
   О качестве первой книги речь не идёт, набранное средствами буквопечатающей техники произведение схоже с построенным домом, требующим внутренней отделки.
   Назвать влияние Беса "грубым нажимом" не могу, всякий нажим без угрожающих понуканий "давай, давай!" и обещанием "урезать прогрессивку" не обходится, но от Беса ничего указанного не исходило, не было грубостей, но и уйти в сторону, или каким-либо иным образом избежать мягкого и вежливого воздействия не получалось. Бесовский нажим бывал настолько изощрённым, что и мысленные попытки уклониться от влияния сущности выглядели наивными, нелепыми, а временами и пугали:
   "Чёрт знает, какой фортель выкинет квартирант, как поступит за нарушение договора, что у него на уме... Нет научной литературы о действиях невидимых сущностей на человеков, а имеющаяся и многочисленная ненаучна, на уровне сказок!"
   Присутствие ума у сущности не подвергалось сомнению, и если пользоваться терминами из любимой игры слабо соображающих граждан (футбол) - это была "игра в одни ворота", где центральным нападающим играл Бес.
   Нажимы, кои терпел от сущности, в большой политике зовутся
   "дружескими", и хорошо известны обласканным "дружбой"
   Но есть и положительные, утешающие аспекты: "равной дружбы не бывает, всегда кто-то один из друзей "давит" ("довлеет"), что один хрен. Дружба непонятна заявлениями:
   - Он мой друг - называется имя, но если упомянутую величину спросить:
   - А знаешь такого-то? И он твой друг? - положительного ответа может и не быть.
   Сушность могла покинуть по причине: в правом ухе, откуда в основе и шли бесовские наветы, к концу первой книги завелась "прогрессирующая атрофия слухового нерва" не поддающаяся лечению и дорогими (швейцарскими) лекарствами, то есть, глухота, кою не в силах вылечить ни один бес, будь трижды велик в медицине.
   Почему "руководящая и направляющая сила в лице парт..." пардон, то есть, Беса, оставила меня наедине с занятиями литературой в первых страницах второй книги "Polska" (Польша) осталось невыясненным, а объяснение разрыва, выданное Бесом (главредом) выглядят неубедительно.
   К концу "Прогулок" подозрения о сидевшей сущности окрепли и выдали заключение: "сущность не бесовского сословия, что-то иное" - поскольку при расставании признательные показания и бурные излияния чувств от Беса не исходили - подозрения далее подозрений не ушли.
   Вторую книгу "Polska" набирал в одиночестве, терзаемый (не очень) сомнениями через две станицы на третьей: "не так повествую...", но ничего не менял и продолжал сидеть на отеческой мудрости "глаза боятся - руки делают", а круглый предмет на плечах, наша надежда и вера, в создании второй книги не участвовало.
   Было и другое: "чего переживать, лучше-то сказать не можешь, шпарь, как умеешь, не забывай бесовские рекомендации выше примитивизма не подниматься"
   Иногда казалось, будто хвост бесовского влияния тянется в настоящем, и подождав в ожидании привычного голоса секунд десять, не услышав бесовского ободрения-укора, продолжал терзать клавиатуру.
   Только в "Саркофаге" окончательно понял: "писец, помощи не жди, заканчивай труд водиночку, как старые авторы творили, Свобода предмет двусмысленный, Бес не раз говаривал:
   - Дозволь всем и враз делать, что взбредёт в похмельные головы ваши - вмиг одуреете от "воздуха свободы", а далее дуреть некуда, приехали, копия железнодорожного тупика, делай "стоп"
   "Воздух свободы" пьянит не слабее самогона-первача, но отчего "воздух свободы" после недолгих вдыхания меняется на первач за время общения с Бесом не выяснил.
   Собственные соображения о самогоне и "воздухе свободы" выглядят так: "всякое опьяняющее средство следует принимать порциями с соблюдением нормы, переборы вредны здоровью"
   Радость от наступившей свободы длилась недолго и подверглась протраве сомнением: "откуда взялся "Саркофаг", почему саркофаг, а не другое?" - попытался заменить название, но "Саркофаг" не хотел исчезать со страниц, требовал ясности, и таковая появилась через пару глав:
   "Какие особые размышления нужны, чем кончилась "эра недоделанного коммунизма"? Техногенной катастрофой сроком на сотню лет, и нет уверенности, что за сотню лет не изобретём новую катастрофу ужаснее сделанной, без катастроф не мыслим "житие свое", любим саркофаги.
   Мало было саркофага на главной площади стольного града, где хранятся вымоченные в глицерине остатки трупа первого и единственного "фараона" страны саветов - вот и устроили другой...
   Древние ящики хранения сиятельных трупов не грозили опасностями живым, но иная картина нынешний саркофаг на земле "братского народа"
   И столичный саркофаг ни идей, ни медленных, а равно и быстрых нейтронов не излучает, и на вопрос "чего тогда место занимает и тоску из прошлого в новые времена несёт!?" напрашивается ответ:
   - Хер его знает... - за ответами на сложные вопросы мы всегда посылаем любопытных к указанному лицу.
   Ежели период полураспада продукта (цезий) техногенного саркофага равен ста годам с копейками - третья книга не могла ждать столько, потому и была названа "Саркофаг"
   Название сомнительное, никаким боком не приклеенное к порции рассказа, кою собираюсь выложить, но почему не меняется на иное - нет ответа, не поднимается рука разрушить "Саркофаг"!
   Пустяковая процедура, слов в прекрасном русском языке океан (Тихий) но избавиться от первого названия, не получалось.
   Было, думал: "или и "Саркофаг" готовится не мною, кто-то другой управляет выстукиванием предложений? Но кто!?" - и память отвечала:
   - Он, он, прежний Бес, кто ещё!? Если в "Прогулках" сидел в правом ухе - сейчас вредит дистанционно, маскируется, а с какой целью непонятно. Мог и сказать:
   - Вернулся, и как совсем недавно, желаю участвовать в... - отказа не получил, "помощник и в Африке помощник", попытки выяснить, почему корни необъяснимых позиций уходят в Африку ничего не дали.
   Научного объяснения причин и целей воздействия сущностей на род людской не существуе, а выставляемые служителями культа страшилки далее названия "детские" не распространяются.
   Ах, как хотелось вернуть друга в моменты, когда память о прошлом давала сбои и упиралась в стену с понятным названием "нихеранепомню"!
   Вера в параллельные миры приходит в моменты максимально близкого приближения к мирам и выражается формулой "вера в существование параллельного мира прямо пропорциональна квадрату расстояния (в годах) души от невидимого мира, и обратно пропорциональна качеству души"
   - Непонятно, но здорово сказано! - ответил редактор губернской газеты на просьбу о помощи "выйти из непонятого"
   Можно находиться рядом с непознанным явлением, пройти совсем близко, не далее сантиметра, и не войти в необъяснимое.
   Сходство с дверями дорогого ресторана при пустых карманах: вот он, рай утробе, но...
   Попытка выяснить маятником источник влияния ничего не дала, платная гадалка-ворожея могла выяснить лучше, но общение с гадалкой задерживалось нежеланием тратиться: "не бог весть, какая важность, обойдусь без знания, гадалке платить надо, во все времена раскрытие тайн оплачивались хорошей деньгой. Гадалке пить-есть надо, да ни тем, что потребляют отечественные пенсионеры, а харчами сортом на пяток ступеней выше. Пищу запить надо, "сухая корка рот дерёт", и не дешёвым казённым квасом промочить горло, а чем-то лучшим. За "спасибо" гадалки не работают, не рискуют авторитетом"
   Грузик на ниточке (маятник) за информацию из будущего ничего не требует, работает без выходных, не капризничает, но бывает, и ошибается. Маятник всего лишь инструмент, индикатор, как и горящая свеча. Общается через маятник Хранитель: иного названия сущности, коя удержала от многих глупостей прошлого - не знаю...
   Почему для выяснения эпизодов прошлой жизни выбрал Хранителя? Не дух отца, или дух любимой тётушки Min,ы?
   Просто: сумма отцовых и тётушкиных знаний известна, основная часть знаний сидит во мне, а какими знаниями обладает дух-покровитель не знаю, но пока на вопросы в двоичном счислении, то есть "да/нет", отвечает без промедления с выполнением предсказанного не выше пятидесяти процентов. В беседе с Хранителем много сходства беседы взрослого с ребёнком, где позиция "ребёнок" пренадлежит мне.
   Устрою перекличку помогавшим в написании "Саркофага":
   - Ангел, Хранитель мой, милый и добрый, скажи, если такое дозволено: Пётр Андреевич, мудрый школьный учитель литературы и русской словесности в мире живых пребывает? - чего задаю глупый вопрос, чего спрашиваю? Учитель во времена обучения пожилой человеком, плюс шесть десятков лет к тому времени, а в итоге получается... человек, прошедший войну от начала до конца, отдавший силы и время обучению недорослей вроде меня, столько не живёт. Кто и когда в "социалистическом" мире столько жил, а учителя тем паче? Учитель обычной школы столько прожить может? Контуженный войной, трёпаный савецкой "щасливой" жизнью учитель "русского языка и литературы"? Почему вру, от кого принял эстафету вранья?
   - Рейнгольд Мартин, учитель немецкого языка, "немец", прости "золотой Рейн", и ты в ином мире, не буду тревожить... Хотя, почему "тревожить"? Тревожат нехорошим поминанием, а добрые слова радут свободные от плоти души. Было, Бес как-то проговорился:
   - Добрые слова не тревожит ушедших, отсутствует "алярм"
   Помню удивление "немца", когда ученик за второй партой среднего ряда, на требование повторить произношение гласного "О" с точками над литерой с первого захода довольно хорошо ответил, а что подумал "золотой Рейн" неизвестно.
   Поклон квартиранту, он обучил искусству влезать в чужие души:
   "еврейский мальчик с русской фамилией знающий идиш? Не похоже: светлые, бесцветные брови и голубые, не еврейские глаза..." - учитель не допускал, что знание оумляута ученик мог получить от представителей своего народа и в другом месте.
   - Геннадий Матвеевич, мудрейший "историк"! - и ты там...вижу, вижу, маятник не хочет останавливаться при упоминании твоего имени! Ты при жизни был быстр и горяч - таким остался и там! Не обстановка меняет человека, но человек обстановку.
   Николай Иванович, "физик "от бога", устроивший встречу с электрофорной машиной, когда два стеклянных вращающихся диска с медными полосками по ободу и щёточками из медных упругих ленточек, выдали маленькую молнию между двумя блестящими шариками!
   Не знал школяр, откуда вышла микромолния, но что синеватая искра смутила разум и определила будущее - так и было.
   Можно через малое время знать, зачем электрофорной машине два стеклянных цилиндра изнутри покрытые фольгой, а можно и не беспокоиться:
   - Ну, и что? - и креститься в грозу.
   Изделие по изготовлению микромолний определила добывание хлеба электричеством с разницей: школьная машина стеклянными дисками с полосками медной фольги выдавала статическое электричество не поддающееся управлению, а хлеб добывал динамическим, управляемым током.
   Не сказала школьная машина, выпустив стеклянными дисками рукотворную молнию в миниатюре "Путь твой прост, понятен, и отныне будешь добывать хлеб насущный знанием простейших законов великой науки "Физика", очаровала душу и разум школяра.
   Титаны педагогики, "сеятели доброго, вечного", на плечах ваших строю россказни! Стойте непоколебимо, твёрдо, не сбрасывайте на земь ученика вашего когда услышите чего не рассказывали.
   Каноны христианской веры, православной особенно, общение с душами дорогих людей строго судимы.
   "Аз грешный" не рискует назвать время перехода с устного осуждения "грешников" на практику, но судя по прыти, кою ныне проявлябт "столпы православной веры", время "реванша" за прошлые гонения не за горами.
   Когда-то церковь анафемствовала в адрес богохульников грешивших общением с интересными душами, а ныне страх быть изгнанным из лона матери-церкви умер и забыт. Прогресс, но и сомнение "а вдруг кто-то другой за "грех связи с потусторонними личностями" готовит наказание в будущем"? - не пропал. Исправят "столпы церкви" прошлые и нынешние недосмотры, или в избытке наделают новых - и этого автор "хулы на веру" сказать не может, конкуренты во все времена были врагами, а посему вольности медиумов, коих с советских времён "экстрасенсами" обзывают, кончатся.
   "За греховные связи с потусторонним миром грешников отлучат от церкви и предадут анафеме"! - вот оно, явное признание церковью существования потустороннего мира. Уже прогресс, а что ожидает "грешников" там - сведений по данной теме нет.
   Но это в будущем, а оно, как всякое будущее, "туманно"
   Мы живём замученные извечным вопросом: "или пить, или работать, или веровать, или..." разнести в пух и прах объекты вчерашних верований, устаём от пустых, не исполняющихся верований, а отсюда наши шатания.
   Завтра испущу дух, видимый мир отойдёт в сторону, а ныне, общаясь с духами, покинувших тела любимых людей, готовлю себя на встречу с ними. Когда-то они были выше меня, а в ином мире мы будем равны, там нет "возраста, авторитета и положения в обществе"
   И сегодня великие души учителей просвещают, но не наоборот. Ангел маятником убеждает, что заблуждение "грех тревожить мёртвых" выдумка, изобретённая умными хитрецами на потребу глупым простакам. Объяснений "почему нельзя тревожить мёртвых?" хитрецы не дают, а если решаются в случаях нажима - объяснения впечатляют детей определённого возраста, и не выше. Нужда, или необходимость держать вольнодумцев в узде, рождает объяснение запрета:
   - Мёртвые могут утащить, кто их беспокоит! - техника утаскивания не объясняется, но что-то похожее на вульгарный привод в полицейский участок подвыпившего гражданина.
   Сам ли уйду в мир иной, по собственному желанию и своими ногами, или кто-то "добрый" рядом поможет в перемещении? Нет ни единого случая, чтобы кто-то из мёртвых явился в мир живых и сказал:
   - За тобой явился, идём... - только живой лишает жизни живого, и нигде не написано, чтобы мёртвые оканчивали чью-то жизнь. Нет у них ни сил, ни желаний лишать кого-либо высшей радости:
   - Куда торопиться, сами помрут... - изменений в способах перемещения туда не ожидается.
   Боящиеся тревожить мёртвых не будут топтать землю до бесконечночти, составят компанию мёртвым?
   Внимательный читатель заметил повторы, когда автор уходит в воспоминания и переносит заблуждения из старых опусов в новые "труды"
   Повторы появляются, когда нет ничего нового. Понаблюдай за событиями - и признаешь правоту сказанного.
  
  
   * * *
  
   В молодости не терпел лиц, терзавших слух рассказами без просьбы "расскажи что-нибудь", а что излишние словоизвержения результат расстройства психики не допускал. За грех гордыни и нетерпимости в молодости наказан в старости "говорильной" болезнью.
   Прожитые годы сравнимы с высокой стеной не выше и не длиннее "Великой Китайской", хотя намерение ровняться с китайской стеной выглядит неприкрытым нахальством.
   Верю в приход аремени, когда "великую китайскую стену" изнутри и снаружи украсят фотографиями граждан, живущих (и живших) в огражденных стеной местах, чего стене пустовать, а моя "стена жизни" уже увешена картинами и картинками различного формата и содержания.
   У стены есть и другое название: "стена благополучия", коей отгораживаемся от житейских неприятностей. Строить "стену жизни" начинаем с первого дня трудовой деятельности и до выхода "на социальную защиту"
   У каждого свои и разные "стены благополучия", лучше, завиднее и "не", а у "без определённого места жительства" вообще нет и плохонькой загородки:
   - Не заработал... - не сподобился защитить старость должным образом, доживает век (срок) с неогороженным двором при доме. "Неогороженный двор" суровая статья обвинения хозяину.
   Своей стеной доволен, а знай, как не платить налоги с заработков чтения проповедей - открыл "Курсы обучения довольству" без чтения лекций, одной демонстрацией картин моего жития.
   Картины разные, хватает и необъяснимых ("абстрактных"), глупых, пустых и позорных, как у всякого человека. Встречаются и красивые картины, в коих присутствуют, разумеется, красивые женщины.
   Мнение о женской красоте таково: с возрастом красота покидает женщин, и только единицы остаются красивыми до конца дней. Тайна сохранения красоты по моим, и только моим соображениям, кроется в избыточном количестве юмора: только юмор делает женщину приятной в любом возрасте, женщина с большими запасами юмора не стареет и остаётся привлекательной последнего дня.
   Кто и когда дал название фотографическому аппарату "третьий глаз" неизвестно, "третьим глазом" обзаводились любители "останавливать миг" когда не надеялись на память. Похоже на:
   - Помню, записывал, а куда сунул запись - убей не помню!
   Фотография родня записи: вижу события на фото, что за события - убей, не помню"! К тому же: если альбом материален и может затеряться - память всегда при мне.
   Сегодня фотографические камеры японского изготовления оставляют на фото время и дату фиксируемых событий, во времена молодости моей любители остовлять собыия на фотоплёнке довольствовались чёрно-белой картиной с пометкой "на спине" о месте и сути запечатлённого события.
   Встречались большие специалисты чёрно-белый мир сделать цветным, получалось, но сквозь старания "расцветить жизнь" просматривалась прежняя чёрно-белая реальность.
   Не люблю фотографии из-за большого минуса: старые снимки показывают молодым, а сегодняшние кадры превращают в старика.
   Фотоны, оставившие след на азотнокислом серебре плёнки, не только физико-жимическая реакция, но что-то больше, чего не видят миллионы ординарных людей, а медиумы по фотографии со стопроцентной вероятностью определяют, жив изображённый на фото объект, или пребывает в мире ином.
   Зачем заводят альбомы? "Чтобы освежить воспоминания" - ответ верный, но не мой, не испытываю почтения альбомам, все альбомы лживые, ни в одном альбоме не выступаю отвратным, везде "красавец, умница, ерой", фотодокументами гнусного поведения никто и никогда не хвалится.
   В старину, по причине несовершенства фотографической техники и долгой возни с последующей фиксации событий на бумаге, меньше фиксировали мерзости жизни.
   Ныне несовершенств фотография не имеет, но появилось иное: число изощренных и зафиксированных мерзостей многократно увеличилось.
   Кому интересны "кадры" хроники моего пребывания в "Ебипте"? Кадры отбивания от морских хищниц: акул? С перевесом в пользу акулы: египетская сука оказалась быстрее и успела порвать икроножные мышцы правой ноги! Оно и понятно: она у себя дома, а я придурок, не знающий кому и за что отдать "кровные заработанные".
   "Что мне Ебипет, и что я Египту"? Как удивлю кадрами пребывания в заморских краях, кто оттуда не вылезает, а сам единый раз побывал в занюханном "ебипетском" раю? Какова цена моря, солнца и прочих красот "ебипетского рая", когда весь "комплект" портится пустяком:
   - Летел-то в море поплескаться, в удовольствие водки попить, а на деле что? В море акулы, сволочи зубастые, водка "палёная", отдать концы в земле чужой, или ограничиться слепотой от метилового хмеля что два пальца обоссать..." Остаётся непобедимая ни одним кондиционером жара... Что море, ежели рядом страх плавает:
   - Акула, сука зубастая, и яйца откусить может! - вмиг оправдал соотечественников, кои при возвращении устраивают пьяные дебоши в самолётах:
   - Кончились пытки в чужом краю, скоро в своём продолжатся... другие... Отсюда и радость.
   Один плюс в "Ебипте": можно выражать мысли родным языком и никто не обвинит в "использовании ненормативной лексики в общественном месте". Весь "Ебипет" можно превратить в "Хуйгарду" и никто в обиде не будет!
   - "Пирамида Хуёпса..." - ага, пирамид не видывали! Да против нашей пирамиды из трёх одинаковых букв пирамида "Хуёпса" - жалкая лачуга, куда Хуёпсу тягаться с нами!?
   А город "Хуйгарда" чем удивит? Хуйгардинцы терпят приезжих с расплавленными "ебипетским" солнцем мозгами за тугой кошелёк и ни за что иное...
   "Ебипетское" солнце, злое и яростное, превратившее в пустыню большую часть Египта, с первых минут общения предупреждает:
   - Не подставляй белую славянскую кожу под чужие лучи без страха заполучить меланому, а по-простому "рак кожи"! - но предупреждение относится ветром в пустыню...
   Если оставить: "прилетел, без задержек отдал принимающей стороне содержимое кошелька и удалился в родные места ближайшим авиарейсом" - лучшего туриста во всей "Хуйгарды" не сыскать, фантастика, но не просто турист!
   Задача по отъёму твоих денег выполнена, можешь отбывать в родные места, ничего дивного в "Ебипте" нет. В Турции - тоже.
   А дома, когда оканчивается процесс избавления от заморского климата, приходит мысль:
   - "Годы работаю раб рабом, а тут наскрёб малость деньжонок и, как настоящий, большой и богатый господин лечу на две недели в сраный и наглый Ебипет... Зачем лечу" знаю, но признаться не могу:
   - "Чтобы в "ебипетском раю" тамошние черти принимали за "двухнедельного хозяина"
   Вот и:
   "Летят перелётные птицы
   в осенней дали голубой,
   летят они в жаркие страны,
   а я остаюся с тобой,
   а я остаюся с тобою,
   навеки моя сторона,
   не нужен мне берег турецкий
   и Африка мне не нужна"!
   врал автор "шедевра", не испытываем любви ненужным вещам, кои хорошо знаем. Дозволено думать "автор прекрасно знал Африку в паре с турецким берегом, потому и заявил о ненужности названных частей света"
   Распевая произведение о турецких берегах и Африке "совецкие люди" врали вслед за автором: хотели на берег турецкий, или какой другой, где сообразно наличию в кошельке "можно хорошо отдохнуть", и где морской воды больше, чем мочи.
   Но родина строго следила за "моральным обликом граждан страны советов", боялась, что разные турки испортят мораль граждан, и не выпускала из-под подола. Родина, пожалуй, ничего против полёта своих граждан на "берег турецкий" не имела, но опасалась:
   - "Ведь могут и не вернуться, шельмы..." - граждане бывшей "страны советов" не перелётные птицы, а потому и рассуждали: "чего возвращаться-то, чего на родине ловить"? - родина платила той же монетой, никогда и нигде не защищала улетевших:
   - Предатели... - обвинение средней тяжести.
   На сегодня о "перелётных птицах в осенней дали голубой" никто не поёт, а турецкий берег стал привычным и почти "родным", не будь в "турецком раю" трезвенников-аборигенов.
   Хуже, чем перелётная птица, лечу сегодня на "берег турецкий" и не спрашиваю себя:
   - Чего у турок забыл, чего ищу? "Высшего счастья": нажраться турецкого пойла и без задержек отбросить лапти? Ну, это лучший вариант, худший - ослепнуть от метила и не знать "кто виноват", турок-отравитель, моя глупость? Хорошо уснуть под турецким солнцем, "сгореть" и без задержек получить рак кожи. Или рак желудка от того же пойла? Годится и отказ почек, есть из чего выбирать - и забывали самогон собственной перегонки.
   Турок, наблюдая, как получаю "удовольствия от отдыха", думает:
   "Вас, дураков неверных, много, если и сдохнет дюжина от неизветного пойла в славной и великой Турции прилетят две дюжины проверить факт гибели соотечественников, ваши деньги мимо моего кармана не проплывут, выложите за милую душу"
   И менять ничего не буду, спрос на турецкий "рай" не падает..."
   "летят перелётные птицы..." - птицам проще: не пьют птицы, с турками не общаются, не позволяют себя грабить. Знают птицы: "терпим трудности перелётов во имя продолжения птичьего народа", а какие инстинкты меня несут "на берег турецкий"
   неизвестно.
   Вру, знаю, но не признаюсь: будучи нищим с рождения, пытаюсь туркам "пустить пыль в глаза широтой моей натуры", а проявления натуры могут начаться после взлёта воздушного судна со столичной полосы.
   А вернусь в "края родные" слепым от турецкого метила, или без правой ягодицы, съеденной акулой на ебипетском курорте - не жалейте меня, турне того стоило.
   В семейном "альбоме" есть "картины", в коих не присутствую, но касаются и близки "внутренним содержанием". "Внутренние" появляются во второй половине жизни, ближе к финалу, а в молодости "внутреннее содержание" ничего не говорит, пустой звук.
   Формула "назови друзей - скажу, кто ты" на сегодня потеряла смысл: древнее определение следует поменять на "покажи свои фото - и скажу, кто ты".
   Картинки из жизни родичей не могут быть в стороне, и всё, что происходило с отцом - касалось и меня. Насколько близко - дело второстепенное, но отцовы переживания были и моими.
   Из всех, оставшихся на сегодня удовольствий, рассматривание "картин прошлого" - наивысшее и основное. Что-то похожее на "кинотеатр повторного фильма". Некоторые картины перевожу в "цифровой формат": описываю словами. "Двоичная система": "да/нет". О качестве "переводов" ничего сказать не могу. Пробелы в "картинах жизни" восполняю записями из "Трудовой книги"
   Приятными воспоминаниями фото возвращают средства, траченные на их создание.
   Как-то видел группу граждан Германии "запятнавших молодость" оккупацией моего города. В прошлом были молодые оккупанты, а сегодня милая, вежливая, культурная и приятная стайка старых людей, не делавших шага в сторону без экскурсовода. Чистенькие, опрятные, ухоженные и культурные... иными мои прошлые враги быть не могут, они всегда постоянны и неизменны. Стоило когда-то устраивать бойню, чтобы в старости вспомнить о ней! Совсем, как у поэта:
   "... бойцы вспоминают минувшие дни
   да битвы, где вместе рубились они..." - смотрел на аккуратных, ухоженных старичков и думал:
   "Что заставило тратиться на путешествие в далёкое прошлое? Сорок лет ужасным событиям, ваши двадцать молодых лет приплюсовать шестьдесят в сумме, конец жития, какие чувства прошлому?" - забывал, что Истории нужны мои длинноты в сорок лет.
   Вы и я помним прошлое и оно, как говорят завистники, "ужасное" Неправда: наше прошлое было прекрасным, чудесным, интересным, а кто этого не понял "мир праху его"! Опять: если прошлое "ужасно" - чего тянет и вызывает интерес? Новая разновидность заболевания психики? Ностальжи" не выбирает картинки из прошлого и не говорит:
   - Это вспомни - а это забудь! - не слушаем указаний тётушки Ностальжи и вспоминаем места жития нашего, кои получается вспомнить.
   Как-то попытался представить, maine Herrn, в какую, по размерам, монету обошлось неуничтожимое, незабываемое, не исчезающее желание ваше навестить места военной молодости - и подсчёты ответили:
   - Крепко потратились господа!
   На прикосновение к прошлому вам, господа туристы Германии, пришлось преодолеть пару тысяч километров и основательно поиздержаться, а мне куда-то ехать нет нужды: мой разгул воспоминаний не нуждается в материальных затратах.
   За удовольствия существовать рассчитываюсь пенсией, но за воспоминания о прошлом, с вашим участием в главной роли, никто и ничего с меня не получит, в этом кроется моё преимущество перед иностранными гражданами. И, второе, не меньшее превосходство: когда сажусь за "клаву" и приступаю к набивке текста, зрением, кое "внутренним" зовётся, вижу места и события, коих когда-то касался зрением, и такие касания в двух третьих были наприятными. Чтобы видимые неприятности не отравляли последующее время жизни - не следует созерцать процессы отрубания голов живым существам, где первыми идут люди.
   Можно обратиться к психиатрам, объяснят, откуда ноги растут, что и как, но поскольку "дар" помех не создаёт, не пугает - визит "душеведам" откладывается. От визита удерживает соображение: "проку от визита не будет, светило психиатрии задарма целить не станет, слупит приличную сумму за рецепт корявой латынью
   бесполезного соединения химических веществ, а гарантий на излечение от "недуга памяти" не даст. Итог? Оставлять всё, как сложилось, не вмешиваться таблетками в процесс тихого помешательства. Ещё никто и никого не сделал здоровым, а "психических" особенно.
   Не дать умереть и позволить продержаться какое-то время в этом мире медицина иногда может, получается, но чтобы сделать пациента здоровым - нет и нет! "Не выгодно"
   Занятие "по вхождению мыслями в глубокое прошлое" интересно мне, не соседу, сосед загружен по ноздри не худшими собственными воспоминаниями.
   Резонен вопрос: "чего хорошего надеешься увидеть в прошлом?" - и вылезает ответ:
   - Высказанная голосом мысль забывается и прекращает тревожить, чем и похожа на исповедь служителю культа.
   Сегодня моя молодость пребывает в старости, а в какие годы началось переползание установить невозможно. Призыв:
   - Граждане, если желаете (без выдумок) рассказать о молодых днях и проделках - держите Молодость за хвост и не позволяйте переползать в старость!
   Не похож памятью на старых немцев, что приезжают в когда-то оккупированную часть Россию с желанием вспомнить прошлое? Полюбоваться и насладиться? Если так - как можно наслаждаться прошлым, если оно "ужасное"? За что следует браться после появления в мир: за плохую молодость, или отличную старость?
   С какого возраста проявляется интерес к содержанию "картин о прошлом", какие внутренние химические совединения организмов
   включают желание созерцать архивы до се наукой не выяснено, а хотелось знать, с чего тридцатилетний племянник, войдя в "возвышенное состояние духа" от порции хмелящей продукции тётушкиного приготовления, дал слово изложить историю её пребывания в Германии с сорок первого по сорок пятый. Рур, Эссен, "стальное сердце Германии", "объединение угля и стали" До перебора хмелящего напитка подробности трёхлетнего пребывания тётушки внутри Германии не трогали.
   Напрягши и пустив в работу нулевые способности в писании повестей, романов и рассказов - понял: "груз не потяну, слаб". На момент принесения легкомысленной клятвы было прожито всего тридцать зим за вычетом семи лет обучения в "старой советской школе", и все предметы были надёжно забыты, кроме "русского языка и литературы". Память о языке сохранилась по причине: пользовался чаще, чем знаниями из других предметов.
   Или память о прошлом кто-то оберегал?
   О старой советской школе следует говорить отдельно: она заслуживает всяческого восхваления, но с оговорками.
   Ни имея абсолютно никаких познаний и способностей в написании хотя бы статьи для газеты областного масштаба, вознамерился сразу написать повесть, и не откладывая задуманное "в долгий ящик", принялся устные рассказы тёти оформлять в удобочитаемую копию.
   Начав труд - понял, куда влез, за что взялся, с чем связался, но отступать было некуда, позади - обещание...
   Писал с остановками на неделю и дольше, и каждая начиналась с вопроса "какая сила, или причина, дёрнула за язык и вынудила дать обещание тётушке написать повесть? Почему не написать, прочесть, поинтересоваться, всё ли правильно изложил и только потом заявлять:
   - Тётушка, имя твоё прославлено в веках"! - когда научимся жить без вранья? - иных слов оценки своего поведения не нашёл, единственное и чтимое слово, произносимое древнерусским манером "блядове" маячило на всех страницах и не хотело исчезать.
   В первом томе "Прогулки с бесом" блядям излишне уделено внимания, а ныне повторяюсь по причине: блядство между первой частью сочинения и последней не умерло, хотя и состарилось до состояния, когда "блядей" обижать грешно. Носители блядства, великие и малые, умирают, но инфекция остаётся бессмертной.
   Как отечественная "блядь" перешла в оскорбление подробно изложено в первом томе "Прогулок"
   Запустить "блядью" в адрес европейской женщины - не зная "во ист блядь?" не обидится, никак не отреагирует.
   Готов многократно поминать "никем непобедимую блядь" везде и всюду без страха привлечения к ответу по статье "Засорение великорусского языка хульными (непотребными) словами", готов рассылать бессмертное слово по многим адресам необъятного отечества нашего без опасения быть привлечённым ещё раз к ответственности по другой статье "Незаконное засорение живого русского языка"
   Если великорусский язык живой всем - почему "мудрейшие из мудрейших" пытаются временами "очистить" русский язык? И добро, если "великий и могучий" подвергся чистке от современной словесной погани с названием "прикол" и "тащусь", нет вам, язык пытаются кастрировать запретами на употребление древних и великих "ненормативных" слов. Имя и звание мудилы, утвердившего нормы русского языка, не оглашаются.
   Никому и никогда не вытравить определение "блядове", ибо оно основное, опорное деяние нашей жизни. Указом, в сопровождении с наказанием, можно запретить упоминать блядей, но приказами и запретами-наказаниями извести суть отечественное блядство не получается, много лет будет висеть блядство в начинаниях наших по причине переизбытка блядей. Как вылечить отечество - об этом знает узкий круг специалистов от медицины особого профиля.
   Наиболее сильно "блядская болезнь" поражает "вершины власти", а вершин власти, как правило, достигают законченные бляди. Круг, "символ вечности и нерушимости" блядства нашего, замкнулся. От особей, достигших "руководящих высот", все остальные, не добравшиеся, и не делавшие попыток подняться вверх, ждут излияния благ без веры, что таковые когда-то прольются, одно из многих необъяснимых свойств наших:
   - Осчастливьте нас! - взываем "верхам" с надеждой получить блага и заблуждаемся: прорвавшиеся к "заоблачным высотам", не затем и рвались, чтобы "ощасливить" тёмные массы ходящих по Земле.
   Второй, не меньший по удивлению феномен - вера "старшим" с одновременным убеждением:
   - Прохвосты и сукины дети поголовно, или "через одного"! - и третий, заключительный:
   - Пора и самому, без "добрых дядь", жизнь устраивать" - вопрос понятный дураку, но почему до сего времени пребывает в неразрешимых одна из тысячи "загадок русской души". "Верхушка" страшно обижается, когда "низы" напоминают, кто они такие и какая цена, но далее обид не уходят, понимают, обижаться проще, а не давать поводов на обиды на порядок труднее. Под всякой обидой находится фундамен Компенсация:
   - Получу денежные извинения от обидчиков.
   Победа над блядством не получится, нет в отечестве стоящих лекарей, нет и отечественных лекарств, а доверять лечение иноземным специалистам не позволяет "национальное достоинство" И зарубежные (швейцаские) препараты дороже болезни обойдутся.
   Как прочно и надёжно сидит в нас блядство, как долго будем проживать инфицированными "блядской" болезнью выяснят будущие поколения, и, установивши причину - излечатся.
   "Блядь" сопровождает нас с древних времён, старослужащая особа, охраняемая и неприкасаемая. Отеческая "блядь" привычнее, ближе и роднее, и не коробит как новые "приколы", "клёво" и "тащусь" Радует слух, будто "сверху" отпущены большие деньги за уничтожение слов-паразитов в родном языке.
   "Блядь" перешла в современный язык с оскорбительной окраской только женщинам, мужчин "блядь" не касается, мужчин волнует похожее по произношению "блуд"
   "Блядь" по природе безобидная, не "матерная", и единицы, кто знает истинное значение слова "блядове", согласятся. Оно всего лишь определяет суть нашу, и ни с какой стороны не касается женщин.
   В слове нет и намёка на женское непостоянство, но отчего прекрасная (лучшая) половина рода людского резко отрицательно отзывается на "блядь" мужчины не выяснили.
   Не всё потеряно: придёт время, и некий головастый филолог выяснит причины, по коим старославянское обидное только в адрес чиновников слово "блядове" перебралось в разряд "оскорбительных" женщинам. Верю: сегодняшняя задача о блядях будет решена, и когда такое произойдёт - тотчас особым указом следует отменить несправедливое звание большей и прекрасной половине рода человеческого в отечестве нашем.
   Через какое-то время пришло понимание, что и я был большой блядью, когда обещал тётушке увековечить имя её знакомыми, правильными и прекрасными русскими словами. Полных сорок лет не забывал позорного момента, когда, не подумав, дал сомнительное обещание что-то написать, и минута выдачи обещания была минутой вступления в великое братство блядей. Память о необдуманных словах, что были сказаны тётушке в тридцатилетнем возрасте, и с того момента периодически, но не чаще одного раза в месяц, отравляла существование тридцать последующих лет жизни. Сказать, какие годы были худшими: те, что были до границы дачи обещания написать повесть, или после - не могу, но попытаюсь выяснить.
   Была уверенность без оснований, что у меня получится такое, как написать повесть о тётке, но, как практически осуществить уверенность - не представлял. Если прошлые желания мои объяснять медицинскими терминами, то полных тридцать лет я был "инфицирован обещанием", и если бы был медработником, назвал бы их "инкубационным периодом". Жил и понимал: "мой, личный "инкубационный период" длиться бесконечно не может, нужно как-то приступать к написанию обещанной повести и, наконец-то исцелиться от блядства. Страх уйти в мир иной "заразным" не должен отравлять существование бесконечно!
   Сегодня не могу сказать, что было худшим: примитивное оформление тётиных воспоминаний, или последствия от занятий по расшифровке записей: путешествуя на её страницах, подцепил заболевание "графоманию" и сподобился исполнения неуничтожимой поговорки: "из огня - да в полымя".
   Был и другой путь: не писать о тётушкином пребывании в военной загранице и оставаться "инфицированным блядством" неопределённое время, или до появления качественного, настоящего маразма, когда вирус "блядства" проживает без наружных признаков и "угрызений совести".
   Люди, давшие однажды невыполнимое обещание, внешне отличаются от тех, кто не даёт невыполнимых обещаний. Правда, таких, кто ни разу в жизни не давал невыполнимых обещаний, мало.
   Лики "обещателей" во всякое время озабоченные, задумчивые, и простаки из народа верят:
   - Есть у мужиков совесть, не поражена блядством, думают о народе...
   "Поражение совести блядством", то есть, пустыми обещаниями, неизлечимо, и как установили в "НИИ мозга", максимальная "площадь сознания" среднего человека не может превышать размеры в пять квадратных сантиметров. Если у индивида мыслительная площадь на две трети формирует выдачу невыполнимых обещаний - явление приравнивается к заболеванию проказой, выбраться из звания "блядей" не получится. Много сходства с гангреной, и, ежели пораженную гангреной конечность удаляют - удаление мыслительной начинки черепной коробки не имеет смысла.
   У таких граждан выпущенное обещание вроде и забыто, но оно живёт, и не думает покидать память.
   Тяжело жилось с грузом невыполненных обещаний, то есть, "блядью", но тяжесть облегчалась утешением:
   - А кто, кроме Minы, слышал мои пьяные клятвы?
   По разным причинам люди делают попытки войти, но смешнее моей, пожалуй, нет: воспитательица детсада обратилась к четырёхлетней дочери "кем работает папа", получила короткое "журналистом", а когда жена пришла за юной обманщицей (обман без умысла) и воспитательница пожелала уточнить род занятия родителя - услышала иное:
   - Да, "журналист", журналы на диване читает...
   Глава семейства трудился слесарем на одном из пяти заводов города, и был обязан разъяснить четырёхлетней разницу слесаря с журналистом, но поскольку не представлял с чего начать - затею отложил в сторону и погрузился в серию размышлений: "как быть, если отец слесарем добывает пропитание на заводе, а смышлёный ребёнок объявил папу журналистом? Отправиться в стольный град, и в переходе метро приобрести диплом института литературы им. пролетарского писателя (факультет журналистики)
   Только так, прочие варианты остаются в звании "диванные журналисты"
   От поездки в столицу сдерживало незнание расценок на документ о способностях в журналистике, не представлял, с какой суммой спускаться в столичное подземелье, чтобы тамошние мастера подделок не осмеяли провинциала. И слесарное поприще не хотело освобождать разум.
   Читатель, даже и приняв излишки хмеля, до предела оставайся стойким и никому и ничего не обещай: обещания легки и исполнимы даже в "состоянии лёгкого алкогольно опьянения", но неподъёмны по прошествии винного духа.
   Купленный диплом обязан "вдохновлять и направлять" на труд по написанию повести о тётушке", а коли не так - чего было тратится? Стану использовать диплом "по полной" и, возможно, он откроет таланты" - мысли об открытии "писательского таланта" с помощью купленного диплома хотелось немедленно придавить!
   Но не окончательно: "приобрету "корочки" за умеренную плату - разбейся в куриный помёт, но докажи читающему народу что можешь писать..."
   Не есть, не пить (особенно!), не спать, не размножаться, а только денно и нощно совершенствоваться в дивном искусстве собирания слов в красивые, оккупирующие разум и душу предложения.
   Продайте по сходной цене диплом об окончании медицинского института (факультет "общая хирургия") - стану хирургом! Каким хирургом - дело десятое, но буду оперировать!
   Сколько доверчивых простаков моими стараниями уйдут в мир иной и упокоятся на персональном "медицинском кладбище" волновать не должно, диплом-то купленный! Главное - прорваться к операционному столу! Оно, конечно, жаль, что без диплома к операционному столу не подпустят, не в Африке живём, и не в первобытнообщинном обществе.
   В какой другой стране мира в подземном переходе метро за умеренную плату можно приобрести "диплом о высшем образовании"? И кто такие дипломы приобретает? И если знают, что дипломы продаются в переходах метро - почему доверяют тела и души "дипломантам"? Изумительная страна "купленных дипломов"!
   Прошло малое время, "образовательная горячка" вернулась в прежнюю температуру и утешила: "средств на "корочки" нет, остаюсь необразованным, но, пожалуй, и образованный не ответит, как купленный диплом поможет написать повесть, если в писании романов, повестей и рассказов "ни в зуб ногой"? Дипломы обман и ничего не приносят, разве искривление рта "я писатель!"
   После осознания безвыходного положения не опустил рук и начал "пробу пера" с себя. О себе можно говорить так, как получится, что и делал. "Отточка пера" длилась десять лет, и только после длительных упражнений с родным языком счёл возможным начать рассказ о любимой тётушке: она достойна рассказа о себе лучшими словами и в правильно составленных предложениях.
   Не меньшее удовольствие испытываю от картинок любимого ОРТ. В любви к каналу признавался не единожды, и любовь, надеюсь, не "иссякнет в сердце моём" до полной остановки "насоса". "Картины прошлого" рассматриваю последовательно, но не всегда получается, какое-нибудь изображение лезет вне очереди. Трудно описывать день за днём и упоминать мелочи.
  
  
   Глава 02.
  
   Немного о саркофагах.
  
   Не случись "экологическая катастрофа планетарного масштаба" в Чернобыле - добрая половина граждан отечества, или более, не знала, что есть "саркофаг", на какую нужду сооружен, из чего следует вывод: "всякая информация ценится нужностью"
   Понятнее: не рвани атомная станция - кто и что знал о саркофагах? Разве историки-египтологи?
   Пользуюсь штампом: "Чернобыль поставил мощную, больше, чем требовалось, жирную точку в повести "Засорение Европы радий активной гадостью"
   Травили Россию в глубине России - дело ваше, можете и далее продолжать череду "производственных недоработок и упущений плюс человеческий фактор", но ввергать Чернобылем в заботы Европу поговорками "в чужом пиру похмелье" не следует.
   По слабым и неверным рассуждениям автора, активный развал "страны советов" начался немедля после взрыва в Чернобыле, но знающим историю отечества возражать дозволено.
   Возражайте, спору нет, годом раньше, тремя позже, но развал не обошёл "братскую семью народов" Много бедствий в прошлом вынесла "страна советов", но Чернобыля, злого символа людского прогресса, не пережила...
   И появился видимый саркофаг над взорвавшейся станцией, а тот, что соорудили после переворота в начале двадцатого века на Руси, носит иное название, не пугающее.
   Единицы из народа, понимавшие смысл жития в саркофаге, и делавшие попытки разъяснить остальным, где находятся, за лекции подвергались гонениям, а так же и лишению живота:
   - Враги народа...
   После Чернобыля, но не всем, стало понятно, что у такого блага, как атомная энергетика, имеется два конца и оба радий активные, опасные. Только единицы знают, за какой "конец" в атомной энергетике нужно держаться двумя руками, а за какой вообще хвататься не следует: дорого обойдётся. До Чернобыля мало кто знал, что атомная электростанция и атомная бомба немного, или почти ничем, не отличаются по силе воздействия на сознание трудящихся. И не только на сознание.
   Рассуждения дилетантов, вроде меня, но авторитеты в атомной энергетике знали о "мирном атоме" всё, даже лишнее знали, но почему пустили внушительное по размерам облако радийактивной пыли на старушку Европу не понятно... Дилетанты моего формата говорят:
   - Полное сходство с сорок первым: о войне знали, маршалов было, "как грязи", но войну в "страну советов" всё же пустили, ценное в русском народе перебили, да так, что и за шесть десятков лет восполнить не могут. Если пушки в сорок пятом умолкли - нынешний Чернобыль грозит нарушить перемирие и открыть огонь радиацией в любой момент.
   Не умирающие истины "один ошибается - миллионы платят", "один гадит - остальные нюхают" останется в силе на время распада Урана: цезия. Время немалое, но и не очень большое: сто тридцать лет. Название изотопа напоминает "цезаря", и этому "цезарю" жители Европы будут приносить онкологические жертвы дольше века.
   За просерание войны "гением" рассчитались жизнями миллионы,
   далёкие от гениальности, а на сегодня "талантами" других "гениев" награждены плохо прикрытой кучей из ста пятидесяти тонн радийактивного материала на поверхности земли.
   По расчётам учёных куча радийактивного дерьма собирается пролежать в неприкосновенности долго, а что может случится с кучей - этого ни один учёный сказать не может.
   Вывод: если уран под номером двести тридцать девять распадается до свинца - "гении" в науке о ядре распадаются до злодеев. Даже и распавшийся до свинца уран остаётся ядовитым.
   Уран не может не распадаться до конечного продукта свинца, доля его такая, Вселенная таким сделала.
   Распадались и "гении" близко общавшиеся с распадающимися элементами, Изобрели бомбу - были записаны в "гении", прошло время и близко познакомились с ураном - гениев вычеркнули из почётного списка и перенсли в "злодеи" Гении покаялись в злодействе, но поздно: приговор человечеству вынесен.
   При разделе нематериальных вещей (суверенитет) во времена краха империи "на одной шестой части суши планеты Земля", грозный саркофаг в Чернобыле отошёл к "братьям по крови и разуму" Опасное приобретение, спору нет.
   Россия, по извечной лопоухости, согласилась с фактом, что и "у белки могут быть права" и отписала "братьям" грозное сооружение.
   Кое-как прикрытая, сомнительным по надёжности саркофагом, атомная ловушка в итоге оказалась прибыльным строением. При первом рассмотрении ужасное наследство кого угодно могло бы огорчить, но это только при первом, ничего не понимающем, взгляде. Осмотревшись по сторонам и задумавшись, "единоверцы наши и братья по крови" поняли:
   - Саркофаг великое благо, "богатое" наследство владельцам, непредсказуемое сооружение, поведение коего на сегодня не может предсказать ни одно "светило" атомной энергетике, можно пугать мнительную Европу полных сто тридцать лет и три года не менее успешно, чем десятком атомных бомб среднего калибра. С разницей: "посылать на людские головы атомные заряды, не посылать" решается переговорами, а чернобыльский саркофаг ни на какие переговоры не пойдёт.
   Почему сто тридцать лет следует с опаской посматривать на мрачное сооружения с чужим названием "саркофаг"? Просто: столько времени распадается на безобидные вещества вредный живым организмам радийактивный цезий, элемент периодической таблицы дедушки Менделеева. И предупреждают:
   - "Это период полураспада, а когда цезий весь, до единого атома развалится и перестанет убивать окружающих - никто не знает. Сто тридцать лет тишины, покоя и никакой деятельности людской на отравленной территории! - в этом что-то кроется, но что - к пониманию не пришли, но надежда остаётся:
   - Тесно нам!
   Нет выступающих с заявлением:
   - Атом цезия, развалившийся в чернобыльском саркофаге, последний, отныне никогда и нигде на Земле бесконтрольный цезий не появится! - старушка-Европа понимает ненадёжность саркофага и отгоняет страх перед чернобыльской бомбой замедленного действия миллионами валюты владельцам сооружения:
   - Получите, не подавитесь, сторожите саркофаг, следите за температурой, не допустите худшего, не прошлёпайте по обычаю своему!
   Обещать и знать, что никогда обещанное не будет выполнено и есть "блядство" в чистом виде, приятное и похвальное занятие, хорошо оплачиваемое, безотказное в действии.
   Автор обещает написать сказку о существах, обитающих в зоне чернобыльского засорения радиацией.
   Смельчаки, или безумцы, суть не в названии, проживающие ныне в местах допустимого показаний датчиков регистрации излучения нейтронов, в мутантов, как ожидалось вначале, не превращаются и образ жизни менять не собираются.
   Чего ждать от радиации, какой результат? Мутацию, но кто и во что силой фантазии превращаться будет - стоящей мысли на ком остановиться, и кого удостоить чести превращения в мутанта, у автора нет.
   Следом появляются сомнения: "во что превращать исходную тварь, кого брать за основу? Из кабана делать зубра? Зубры есть, зубры не новинка... Может, зайца сделать слоном? А чем прокармить зайцев-гигантов, вздумай ушастики превратиться в слоников? Отпадает заяц... лягушка с кошку и с крыльями, радость аистам? А вдруг скорость полёта мутировавшей лягушки окажется выше аистовой и что тогда? Аистам помирать от бескормицы? Может, приделать зайцу пятую лапу и добавить глаз на затылок? Хотя, зачем зайцу добавочный глаз, заяц и нынешними глазами доволен, заячьи глаза на сто восемьдесят градусов кругового обзора настроены.
   Пауков мутировать? Так паукам радиация "до лампочки", пауки пропускают нейтроны через себя без задержек потому и живут.
   Иных заинтересованных в мутации, помимо меня, нет, но и во мне нечего улучшать... разве онкологию?
   Осознав прибыльность чернобыльской "недвижимости" делать защиту надёжной на века владельцы сооружения не собираются: крыша саркофагу избавит Европу от страха, а владельцев от иноземных дотаций? Дураков радиация не трогает, обходит стороной.
   Сегодня владельцам саркофага нет нужды напоминать Европе:
   - Дамен унд герре, не поможете монетой содержать в надлежащем виде наш саркофаг - в одно нехорошее время ваши шикарные столицы превратятся в пустыню... - географические карты радий-активной пустыни составляются.
   - Приезжайте с экскурсией, покажем... - Европа и без экскурсий всё и прекрасно понимает.
   Людские недосмотры, "планетарного свойства" особенно, далее сооружения саркофагов не шли, нет нужды опускаться в "колодезь истории" на выяснения причин невезения.
   . Любопытствующий может приехать в столицу отечества, и, не задумываясь о номере в гостинице, или крышей над головой проще, прямым ходом отправиться на главную площадь, где увидит сооружение, кое вот уже восемь десятков лет вызывает видом "душевный трепет и почтение" у всякого, кто на него неосторожно взглянет.
   Думающий зритель факт сооружения саркофага на площади расценит, как "россияне, не иначе, как с перепоя, тронулись умом и просмотрели-не-доглядели-прозевали сооружение".
   Этот посетитель от созерцания саркофага может пойти далее и вспомнить уроки Истории из раздела "Древний Египет" для старших классов при условии, если не был двоечником и не пропускал уроков Истории.
   Саркофаг "вождю пролетариев мира" вначале соорудили "на скорую руку", эдакую времянку, как издревле заведено в отечестве нашем, а потом, с утерей "всеобщей любви народа к вождю пролетариата" построили прочный "ящик" из гранита цвета... какого именно - автора ни разу не заносило в район саркофага, а посему в определении цвета испытывает трудности. Создатели саркофага не допускали, что сооружение когда-то перейдёт в объекты раздражения для части граждан "советской страны".
   По окончании строительства усыпальницы "вождю пролетариата" - "верха" провозгласили "низам":
   - Отныне и навеки вождю мирового пролетариата саркофаг видимый, а кто не вождь - незримый! Саркофаги - сооружения затратные и ни каждый достоин покоиться в саркофаге".
   В "анналах Истории" должно быть записано имя прохвоста, что первым удумал соорудить "вождю российского пролетариата" наземную гробницу, но там не будет сказано ни единого слова о том, о каком сроке пребывания саркофага с трупом на поверхности земли велась речь:
   - "Хранить вечно"! - но чему равна объявленная "вечность" - не поясняют.
   С началом строительства саркофага "вождю всех трудящихся" и строители ускоренными темпами мумифицировались, но насколько глубоко и основательно произошла "мумификация" - станет ясно позже тем, кто идёт следом за нами. Определить степень собственной "мумификации" нам не дано.
   Недавнее время в отечестве, что протекало перед самым нашим "воскрешением из мёртвых", нижайшую, а посему и ужасную точку бытия, грамотные люди называли "стагнацией", а кто не знал иноземных слов - "стогнацию" принимали за модный мат и пользовались понятным "застоем". Совсем неграмотные люди перебивались "с хлеба на квас" и помалкивали. Им было не до выявления чувств иностранными словами, своих хватало. Правда, слова были не высшего сорта.
   "Советская империя" рухнула без последствий с названием "гражданская война". Редкий случай для граждан, наполнявших империю. Нужно согласиться, что явление развала империи без последствий в виде гражданской войны - редкое. Были неприятности "районного масштаба", но в сравнении с прошлыми бедами, обитатели "советской империи" её развал перенесли не тяжелее, чем ОРЗ. Это вот о чём: если бы такое случилось где-то и с кем-то ещё, то такой обвал немедленно назвали бы "катастрофой планетарного масштаба". Плач и стенания волной, не ниже цунами от девятибалльного землетрясения, пару раз обогнули бы шарик "Земля" - и утихли, а обломки рухнувшей империи намертво придавили строителей. Такое, повторяю, могло случиться в любом ином месте, но не в России: "большой исторический опыт по перенесению тягот и лишений" перенесли с шутками и прибаутками.
   "Верховные" открыли клапан, дозволили крыть "ненормативной лексикой разваливающийся "социалистический колосс", отчего удивлённые граждане спокойно перенесли развал империи:
   - Жили в запретах - и вот вам нате, "говори, что хочешь"! - но остались и грустящие о прошлом:
   - Эх, не дотянула до "кумунизма страна саветов", утомилась, бедняга!
   О созидании империй можно говорить долго и без результата. Двадцатый век, повторяюсь, был весьма богат знатоками и специалистами по созиданию империй. Главные и основные империи уже получили "освещение в Истории", но по моим дилетантским соображениям - не полностью: почему-то о них с необъяснимым, но завидным постоянством говорят и до сего дня. И до сего дня очень осведомлённые и уважаемые люди спорят о том, кто из наших прошлых "вождей" преуспел в строительстве империй, а кто - нет.
   Не смыслящий в строительстве империй и домов, всё же позволю сделать заявление:
   - Правила строительства индивидуальных жилищ (домов), а равно и империй, одинаковы в основе: империи и дома требуют громадных затрат в "людях и средствах"
   То есть, чем больше изведено человеческих тел - тем скорее появится повод заявить "империя создана!", но количество погибших есть основная причина скорого развала империй.
   Империя, как и дом, должна быть удобной, красивой и приятной в проживании, и чтобы после короткой разлуки вызывала слёзы радости от встречи.
   Если империя, по причине скудоумия созидателей и недостатка средств выглядит "халабудой" - срамота и полное позорище, но если построил что-то прекрасное до умопомрачения - тогда распирает законная гордость за детище. Если случится неудача в "грандиозном строительстве" - наготове оправдание:
   - Позорное, убогое жилище сляпал, но оно моё и горжусь им! Повторяю: строительство империй в принципах ни на миллиметр не отходит от строительства рядового дома на одну семью, поэтому качество построенной империи полностью зависит от работоспособности семьи.
   Немного о "сглазах": строили коммунистическую империю, работали "много, ударно и упорно с "удлинением суточного времени". Европейский мозг "удлинения суток" никак не мог понять теорией, а не то, чтобы практически удлинить хотя бы на минуту.
   Всё оказалось просто, но не гениально: если завод планировал в сутки делать сто автомобилей - десять "сверхплановых" как бы и удлиняли сутки. До сего дня ни один математик не может решить задачу:
   - "Куда девался пятый год, если "трудящиеся страны советов" выполняли призыв "выполним пятилетку в четыре год"? в какие календари вписывали пятый год? - о существовании "закона о добавочной стоимости" не знали. Стоимость существовала, но не знали. Экономика чем-то сродни астрономии: если "небозрители" открывают новые небесные тела - экономисты не отстают в создании новых экономических законов, если открытия астрономов приносят славу только им - новые экономические законы дарят неудобства всем.
   Сглазили себя, никто не наводил порчу со стороны "злых и завистливых" извечных врагов наших! Не следовало нам на всех перекрёстках мира горланить "мы будем первой на Земле страной (империей) народного счастья"! Забывать народную мудрость: "Загад не бывает богат" не следует.
  
  
   3.
   "Сказочная",
   или
   "Дополнение к саркофагам".
  
  
   Люблю сказки. Всякие, но по силе воздействия на разум первое место занимают сказки с участием кощеев бессмертных.
   Ни одна сказка не кончилась победой "силы тьмы", но зачем в русских сказках "наводится тень на плетень" ни один сказочник не рассказывае.
   Прелесть сказок в неясности последствий, и если в детстве сказка повествует одно - к концу жизни эта же сказка, ни единой литерой не изменённая, говорит о ином. Первые строки сказки объявляют Кощея "бессмертным", а к концу выясняется, что бессмертных нет и в среде кощеев. Оно и понятно: если с бессмертием не получилось у "сына божьего" - куда лезть Кощею?
   Время понимания "кощеева противоречия" индивидуально; кому-то ясность приходит в тридцать, кому в семьдесят, а иному сказочная ситуация остаётся непонятной до момента, когда кто-то ломает, как и у Кощея, ушко в его "иголке жизни"
   Мои вопросы к сказке о вечности кощеев появились в пятьдесят девять с семью месяцами в такой редакции:
   "хоть тысячу лет провиси сундук с кощеевой смертью, будь дуб и в центре патогенной зоны с радиусом тридцать вёрст - когда-нибудь найдётся "дятел", плюнет на табличку "Опасная зона", влезет на дуб, вскроет сундук, упустит зайца, первым зарядом не подстрелит утку, не поймает яйцо, не разобьёт с одного удара, и не будет знать, как без инструмента германской фирмы "Бош" сломать игольное ушко.
   Сказка нехорошо поминает Кощея в общем, но посадить Кощея в "место перевоспитания" (лагерь) можно только по одной статье: "удержание в неволе", но если к вопросу иначе, ни так, как повествует сказка - Кощей понятен:
   - "Любой мужчина хочет обладать красивой женщиной" - тому есть подтверждение поэта:
   - "... там царь Кощей над златом чахнет..." - как Кощей нажил злато, какими операциями - не главное, но кощеево стяжательство оправдано: не для себя собирал злато, но для безбедного жития любимой женщины. В сказке не говорится, каким способом Кощей нажил злато: то ли тяжким трудом на приисках Колымы, то ли операциями с недвижимостью, или грабежом и разбоем. Сказка о Кощее Бессмертнове - спор двух мужиков за владение женщиной.
   Поскольку Кащей считался "бессмертным" то и борьба с К%ащеем считалсь пустым, безнадёжным занятием, а какой мудрец выяснил смертность Кащея сказка не говорит.
   Молчит сказка и о главном: единственный герой из народа, отправляясь на борьбу с Кащеем, знал о смертности Кощея, или надеялся на "авось"? Не укради Бессмертнов Василису - кто и что о нём знал?
   Добрый молодец выполняет инструкции по ликвидации Кощея, женщину, но поскольку в сказках кроме "жили долго и счастливо" никаких иных послесловий не бывает - остаётся верить сказке.
   Минус старых сказок: не выдерживают современных анализов.
   "Сказка о Кощее" тайный, скрытый призыв расправляться с кощеями реальными, живыми, но почему работа по изводу Кощея не доверяется местным героям - очередная "загадка русской души"
   "Чем дальше в лес - тем злее партизаны", но древняя сказка о "злодее-кощее" показалась забавной с добавлением:
   "Взрослым сказки читать нельзя, у взрослых мозги циничные, ни во что не верующие, непременно какое-нибудь не сказочное, а настоящее, в "духе времени", извращение увидят... или своё придумают:
   Не погиб Кощей от рук богатыря: в другом месте другой дуп не меньшего размера произрастал, но сундук ("кованый") не на цепях висел, а под корнями дуба был зарыт... с золотом и с акциями Газпрома... И вторая жизнь Кощея хранилась не в иголке, а в сосуде Дюара с жидким азотом, Кощей не настолько был глуп, чтобы "держать все яйца в одном сундуке"
   Какие вопросы к сказке, что взять? Сказка и есть сказка, но отчего простая и понятная в детстве - в старости обрастает вопросами, принуждает думать иначе?
   Почему, готовивший набор кощеевой смерти не ликвидировал "саркофаг" вначале, чего было выпускать Кощея? Кто главный злодей в сказке: Кощей, или "конструктор", собравший "взрывное устройство" с названием "сундук"? О своей смерти знал Кощей, но как об этом узнали другие - ни в "Предисловии" к сказке, ни в "после" - ничего не сказано. "Утекла информация" - и конец разговору!
   Сказка о Кощее Бессмертнове напрямую привела к вопросу из "писания": если "создатель" изначально планировал рай - за каким хреном селил "змия"? Или Змий-Искуситель проник в "рай" на манер эмигранта? Или "змию" было задание:
   - Иди в рай и "искуси..."?
   В русских сказках род людской подразумевался русским, в русской сказке не могут присутствовать иноземцы, кои за "спасибо" принялись очищать русских от ненужного "добра"
   Сказка, как положено сказкам, оканчивается хорошо: смертью Кощея от рук "добра молодца" с подробным перечислением этапов избавления от бессмертного злодея.
   Важна идея смерти, кою ни один кощей и никогда не минует.
   Были попытки написать старую сказку в новой редакции, но после пяти сточек понял: "слаб для старой сказки с новыми событиями".
   Понял и другое: "далее терпеть несуразности старой сказки не желаю"! - тебе, читатель, отдаю решение вопроса:
   - "Почему Кощей, объявленный "бессмертным" - конце гибнет"? Когда сказка объявляет Кощея "бессмертным" - понятно:
   - "Кощей - бессмертный, конца кощееву блядству ждать не стоит, надежду на лучшее житие похороните" - следом выясняется, что врёт сказка, смертен Кощей и есть надежда на перемены к лучшему". Главное в борьбе с кощеями - отрицание кощеева бессмертия. И вторая неясность: "где были раньше, почему Кощею волю дали!? Сколько пребывали "во мраке невежества" о бессмертии Кощея?
   Наибольшая тайна кощеева жития - финал: кто составил "инструкцию" по умерщвлению с публикацией в СМИ? Или сам "бессмертный" огласил инструкцию по своему умерщвлению? жить надоело?
   Туман, туман... Или и до Кощея дошло:
   - "Ничего нового в этой жизни ничего не будет, пора тот свет посмотреть? Погулял, изрядно испортил народу, извёл приличное количество умных и светлых голов! Пора и "герою из народа" слово сказать! В самом деле, сколько можно жить!?
   Старая сказка о Кощее не полная: нет ни единого слова, где и как погребён Кощей, упущение не свойственное "русскому менталитету". Сказка не говорит, как не допустить новых кощеев и как избавиться раз и навсегда от страха перед ними.
   По Руси много прошло "кощеев", и только сказочный убит героем из народа, а другие, реальные, поступали наоборот и первыми расправлялись с "героями". Ничего удивительного:
   - "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью"! - орали?
   - "Орали, было...
   - "Сделали сказку"?
   - "Сделали... не ту, что хотели, пролёт случился... Из всей сказки одного Кощея "бессмертным" сделал... в саркофаге лежит, в остальном - "полная жопа..."
   "родной и любимый" кощей, приведший Россию к революции", как и сказочный, оказался на поверку смертным. Непонятной, непостижимой, запредельной мудростью веет от древней сказки: "хотя бессмертный, но не заблуждайся..."
   Когда "любимый и гениальный вождь" умер не от рук добра молодца, а наоборот - не имея представлений, как зрительно "увековечить вождя в сердцах и памяти народной" - делали по наитию и "с заду на перед". Нет бы пойти по сказочной дороге в сторону моря-окияна, найти могучий дуб, повесить сундук с трупом - и вот тебе вполне приличное бессмертие! Ан, нет, забыли сказочные рекомендации, пошли в другую сторону и заблудились настолько, что в стольном граде Руси великой, на главной площади, соорудили "сундук" во много раз больший, чем нужно "вечному пребыванию останков "бессмертного" поверх Земли.
   С первых минут сооружения видимого саркофага "вождю" - в обществе зародилась тайная, подпольная крамола:
   - Не много будет этому?
   - Что вы говорите!? Разве можно "гения" зарывать в землю на съедение червям!? Надо делать разраничения между простыми и великими! - крамола казалась маленькой, незначительной и состояла всего-то из нескольких личностей-"бактерий" на всём "здоровом теле СС" (сокращённо: "страны советов").
   Но если в "организме" есть хотя бы одна "бактерия сомнения", то весь организм здоровым считать нельзя. У медиков такие представления бытуют. У финансистов они другие: "миллион без копейки - не миллион"! Властолюбивые проходимцы о рождении крамолы знали, и всеми имеющимися возможностями её подавляли. Силу и зловредность любой инфекции биологи определяют так: "или она полностью, до последнего микроба, уничтожается в "здоровом теле отечества", или остаётся дремать до поры". Мысль-инфекцию "закопать, к чёртовой матери, беду и позор России" - никакими препаратами не поддавалась лечению.
   До сих пор ждём, как и прежде, "добра молодца", могущего внятно ответить на вопросы:
   а) "за каким хреном столько лет в "сердце родины" покоится новый "кощей"? Какую пользу извлекла Русь от многолетнего хранения трупа?
   б) и когда отмените "многобожие"?
   Обстановка с "сердцами" на сегодняшний день известна и понятна, но никого она не волнует. Издавна "Сердцем Руси" в приказном порядке было велено считать столицу. На сегодня "столичное сердце" очень старое, изношенное, отравленное всеми ядами, какие только есть в природе. Оно всегда было эгоистичным, а временами - подлым, и "в лучшей своей части" плохо перекачивающее по "Руси великой" "финансовую кровь" сердце.
   "Сердце" столицы - главная площадь, а несогласные заявляют:
   - "Сердце" находится там, где удобно обслуживать: в "голове" города, в "груди", в "штанах", в "желудке" и в "пятках". Граждан, прибывающих в столицу на заработки - нахождение "столичного сердца" не волнует, не интересует и не касается. Оно может и вообще отсутствовать и на сегодня такое отсутствие пороком не считается. Не так уж и плохо для "бессердечного".
   Периферийные (вне столицы) граждане до сего дня продолжает заблуждаться в назначении главной площади стольного града, из-за чего наблюдается раскол без особых последствий: одни продолжают ("до сердечной боли") почитать останки "кощея" на главной площади за святыню, другие готовы безвозмездно и голыми руками разнести в пыль и прах сооружение из гранита цвета запекшейся крови. Третьи призывают примириться почитателей содержимого саркофага и с его противниками, но примирение не происходит: не могут согласовать рецепт примирения и создавшаяся ситуация вдохновляет написать сценарий нового фильма со старым названием: "Нет мира под оливами!"
   Но как бы не было, а сундук-мавзолей и до сего дня стоит в "сердце отечества", и разобрать строение в ближайшее время не "представляется возможным по политическим соображениям". В сундуке не по чести лежит, если пользоваться польским языком, "lalka": кукла, "вечный и дорогой" "кощей бессмертный".
   С момента торжественного помещения трупа в мавзолей и началось наше проживание в саркофаге. Усыпальница для трупа виделась создателям символом "вечного и правильного держания руки на пульсе Истории".
   Наиболее "преданные коммунистическому учению" граждане награждались металлическими жетонами с названием "ордена и медали" и с профилем "бессмертного". Обойдённые наградами о "щасливцах" говорили:
   - "Товарищ Питейкин - большевик и "орденоносец"! -враги отечества великие слова о тов. Питейкине заканчивали тайными, "эзотерическими": "трупоносец" ты и сын суки"!
   Сколько было "трупоносцев" и "трупо почитателей" в отечестве - статистическими данными не располагаю.
   А тогда одним сооружением саркофага "вождю мирового пролетариата" умные проходимцы не ограничились и пошли далее: стали изобретать мифы о содержимом саркофага. Понимали, прохвосты: "саркофаг, пусть и с начинкой, но без мифов, "в сознании трудящихся" выше сарая для хлама не поднимется"!
   Мифы о "вожде" сочинялись разные, но в основном - "прекрасные". Также нет у меня данных и по количеству слабоумных в отечестве нашем, кои верили "всем сердцем" в мифы о "вожде". Беда России и до сего времени заключается в том, что она, не задумываясь, позволяет вертеть собой в разные стороны любым проходимцам. Совсем недавно понял, почему такое у нас происходит: проходимцы-то все поголовно "наши" и "свои"! Порядочные люди в России всегда сторонились власти, избегали, и отказывались от неё. Это одна из многих загадок Руси.
   Древние, "первоначальные" проходимцы, зачинатели "всего и вся", понимали: останавливаться, даже и совершении мерзостей, нельзя! Если остановиться "в совершении вразумления", то вразумляемые могут задуматься.... И, задумавшись, могут приступить к каким-либо действиям...могут сделать что-то не совсем нужное им...
   Застой в любых деяниях оканчивается "потерей достигнутого" и "утрату квалификации", и чтобы избежать застоя - проходимцы от власти брались за обработку молодого поколения из расчёта "чем раньше - тем надёжнее".
   От молодых требовали малые деяния, детские и неосознанные, но по возрастанию и в доказательство "любви к вождю" - "полной отдачи всего", вплоть до жизни, "если родина потребует".
   Родина требовала. Нагло и с обидами, если отказывали. "Отдача жизни за учение вождя революции" стояла на первом месте и расценивалась по высшей категории. От всех требовался "сердечный трепет" при упоминании саркофага с куклой, а кто не испытывал такого трепета - тот был явной "контрой" и заслуживал немедленного уничтожения!
   Выявленной контре "по-хорошему" предлагалось поменять плохие заблуждения о "вожде" на хорошие, а если "контра". упорствовала и продолжала "гнуть своё" - подписывала себе смертный приговор и ликвидировалась, "как класс". Высоко ценилось "перевоспитание контры", если "раскаявшийся вчерашний враг" публично признавался в грехе и кланялся трупу:
   - Гляди-ко, покаялся! Вот в чём сокрыта сила учения вождя! - к пению подключалась печать, и "победоносное шествие учения" пёрло во все концы Европы. Вначале, а там, глядишь, народец и в других местах мира одумаестя.
   Ныне "поклонная" страть постарела, потеряла прежнюю оголтелую бодрость, не "стопроцентная", как заявляли прежние пропогандоны, живёт малой рентой в пять процентов, помирать не хочет, а убивать страсти нельзя, "это наша история"
   Потому-то и лежит саркофаг с остатками тела "во'гдя ми'гового п'голета'гиата" на главной площади стольного града, и нет смелых с требованием:
   - Убрать мумию, не срамить стольный град!
   Иногда СМИ (вольные) вбрасывают в умы (тоже вольные) заявления (из серии "мечтательных") о переводе столицы в другое место России.
   Положим, кто-то из высоких правителей сочтёт целесообразной идею перевода и выполнит "пожелания трудящихся", богата Русь прекрасными местами, а саркофаг на новое место потащат? Или саркофаг не позволит осуществить идею о новой столице?
   Чему отдать предпочтение? Идеям, кои в неограниченном количестве генерировал нынешний труп, или ограничиться почитанием законсервированного тела? Осилить две позиции враз нормальному человеку не дано. (Имею в виду гениальный мозг "вождя мирового пролетариата", а ни что-то другое).
   С той поры и повелось: когда заходила речь о содержимом мавзолея - требовалось соблюдать благоговейное молчание, норма для всех, чувства сверх нормы - пожалуйста! Выражением чувств "сверх нормы" могли быть чистые слёзы о "безвременной смерти великого вождя!"
   "Камень - на камень,
   кирпич на кирпич,
   умер наш Ленин,
   Владимир Ильич!"
   Что "умер наш Ленин Владимир Ильич" - понятно, но на момент смерти "вождя мирового пролетариата" никто не подозревал, что в будущем появится оружие, кое устроит смерть всем и враз. Будущее не предсказуемо, а наше - особенно.
   Оставалась во мраке непонимания рифма "камень - на камень, кирпич - на..." - рифма, подходящая для поэмы о "вольных каменщиках", но не "на смерть вождя мирового пролетариата". Воспевать скорбь о смерти "вождя" следовало чем-то великим и неповторимым, запоминающимся, до появления холода меж лопаток, но никак не о камнях и кирпичах! Что-то изначально гнусное содержалось в почитании вождя.
   Скорбели граждане! Если одна половина граждан Руси скорбела о "безвременной кончине вождя" - чем занималась другая половина в это же время - "документальных свидетельств не имеется". Долго "выведением на чистую воду не скорбевших граждан ("врагов"!) занимались спец органы "страны советов".
   Предстоит выяснить, с присвоением "докторской степени" тем, кто установит истину: какая половина граждан отечества "тяжко скорбит" об ушедших в мир иной "вождях"? Худшая, или лучшая? Большая, или меньшая? Только после выяснения количества скорбящих и не скорбящих граждан, можно говорить о "прочности государства"!
   Почему скорбим, когда нас покидают "вожди"? До сумасшествия, до потери жизни? Пожалуй, такое с нами творится от зависти. Глядя на "хладный труп" ушедшего - невольно приходят мысли: "Счастливчик! Устроился, для него всё кончено, а тут полная неясность "что и как"! Плачем, сукины дети, прощаясь с "вождём"! Недавний случай, когда, пребывая в "страшном горе и траурном беспамятстве" - устроили "малую Ходынку". И всего-то из-за малости: скорбящим дозволили "бросить прощальный взгляд" на "чистый", но мёртвый лик "вождя". Этого многим хватило для пролития "чистых" слёзы и "наложение печали на лицо", иного не приносили "совецкие люди к гробу "вождя"!
   Но "совецких" людей можно понять: "как жить-то будем!?" - печаль чисто русская, но вечные и стойкие мысли "все там будем" приходили в моменты наблюдения оказания почёта высокому трупу. Печаль от расставания с "вождём" усугублялась неверием, что встреча может случиться в иных сферах:
   - "До встречи, любимый отец, почитание продолжится и там на многие века! Море счастья нам, сирым и убогим"! - на момент расставания с "вождём" "вся страна, как один", пребывали в атеистах и заблуждения относительно "потустороннего мира" мало кого волновали.
   Занимает мысль: "если, проживая в видимом, по недомыслию открою рот в сторону "власть имущих" шире дозволенного - в два счёта в "бараний рог" свернут и по стене дерьмом размажут, но там никто и ничего не сделает, и понимание предстоящей неуязвимости радует до состояния:
   - "Захочу там здешнему парнокопытному сказать "козёл", или не будет желания - неизвестно, а потому "не откладывай на завтра, что следует сделать сегодня" - немецкое изобретение. И задать детский вопрос:
   - "Скотина, где нахапанное добро, за кое сделал "море-окиян" мерзости"? - только из-за этого вопроса стоит оказаться там раньше срока.
   Немцев, на всей памяти, высмеивали за сентиментальность. За любовь к родным и близким. У каждого немецкого солдата всегда при себе имелась пачка фотографий родни. Близкой и дальней. Они обожали устраивать "вернисажи" фотографий, и не было такого солдата, который не показывал бы фото жены и детей любому аборигену.
   Читатель, если захватчик познакомил с фотографической женой и семейством - по окончании просмотра передёрнет затвор PM38 и выпустить в тебя половину рожка - теряется смысл процедуры: порадовать фотографиями родни и следом - пристрелить? Что лишнее из двух позиций?
   Обожают немцы фотографии живых - мы почитаем трупы без учёта степени родства с ним. Длительное время жизни родных и близких были для нас менее ценными, чем единственный труп инородца.
   С чего и почему не скорбевшая часть населения России оказалась "плохой" - неизвестно, а соображения дилетанта говорят:
   - Пребываю в соплях и скорби по разнарядке, ты - нет, а если хорошо приглядеться - и ухмылка видна! Как понимать? Я дурак, ты - умный!? Не пройдёт, бдительный я, вижу, лишу преимущества и уровняю в скорби:
   - Сообщу в органы, пусть разберутся! - объём не скорбевшей России по усопшему "вождю мирового пролетариата" до сего времени не установлен, а "органы", чтобы не оказаться в графе у "дармоеды" - придерживались "правила царя Ирода":
   - Лучше перебить сотню (тысячи) невиновных, чем пропустить , чем пропустить одного врага! - "очищения от врагов" совершалось "под мудрым руководством" "вождя, отца и друга всего совецкого народа тов....." - наползало время всеобщего очищения:
   "... у Лукоморья дуб спилили,
   кота на мясо изрубили,
   златую цепь в Торгсин стащили,
   русалку в............" -
   с земноводным созданием совершили половой акт извращённой формы.
  
   Глава 4.
   Мелкие подробности
   отцовой войны.
  
   Устроив семейство под крышу в половине одной из уцелевших келий не до основания сгоревшего монастыря - отец тихо и незаметно исчез. Так всегда: делал семейству максимум удобств на текущий исторический момент" - и пропадал в неизвестность.
   Малого росту, не выдающийся ничем, кроткий, послушный всем и всякому, в действительности "гнул своё" никому и ничего не рассказывая. Спросили - ответил, нет вопросов - чего вылезать с рассказами? Отцовы уходы за два года оккупации именовались коротко и непонятно "ушёл на работу"
   Но пришло иное: человека, от юности наполненного заповедью "не убий!", настолько соблюдавшего заповедь, что не мог лишить курицу головы, позвали в военное ведомство, всунули орудие убийства и скомандовали:
   - Стреляй! - в прицеле человек в форме, с коим вчера пил шнапс и совершал меновые операции продуктами натурального хозяйства. Окажись родитель в штрафной команде и воюя без единого выстрела в сторону вчерашних работодателей - командир штрафного воинского соединения не стал бы ждать "героической смерти в бою", но расстрелял отца перед строем за "проявленную трусость при защите союза савецких...".
   Кинематографических сцен прощания главы семейства с женой и чадами не помню по причине: таковые не устраивались. Ушёл человек, исчез, будто отправился в длительную поездку по сопровождению вражеских грузов в недавнее время. Было, щемило сердце, когда отец собирался в поездку, но отчего бывали сердечные ущемления - не понимал, поскольку жил во времени незнаний и заблуждений.
   Тихий, незаметный, отцов уход на войну объясняю поверьем: если, уходя на смертельное дело, долго и тщательно, с сердечными надрывами, прощаться с домочадцами - не вернётся глава семейства с побоища. Зачем возвращаться, если столь тяжко и тщательно простился с роднёй и другами? Ты как бы и не жилец на этом свете, после грандиозных сцен прощания неприлично оставаться в живых. Возможно, по этой причине и не было сцен прощания с женой и детьми с застольем, танцами и бодрыми песнями под гармонику. Чего было шуметь вчерашнему вражескому прислужнику, какие торжества? Ничего особенного, отправляют на фронт выяснять отношения с недавними работодателями, и как происходили выяснения - жалкие крохи сынок всё же додумался вытянуть. О главном - и крохи. Почему? Объяснение простое: страна долго пребывала в звании "страна допросов", потому-то и простаков, вылезавших с рассказами о сомнительном оккупационном времени в стране саветов не было. Задали вопрос - отвечай, а чтобы по доброй воле и сверх плана что-то добавлять - извините, дураков нет, перевелись.
   Задавшие вопросы не ограничивали простор отвечающего, не делали замечаний "ответ полный, понятный, исчерпывающий или уклончивый, неточными, неудовлетворительный". Говори, выкладывай, а мы решать будем что брать на рассмотрение, а на что не обращать внимание. Задача отвечающих дальше желания не обзавестись лишней дыркой в черепе не шла. Оставили жить - и "слава богу"! - кровожадность и вера в бога шли рука в руку. Какова мысль царит в сознании, когда глаза видят, что "добрые товарищи" посылают на дело, из коего вернуться живым выглядит как сто к одному"? Наиточнейшая мысль такая: "возможности вернуться живым нулевые, и все сцены прощания с женой и детьми лишние. Покойник я, пока живой, но покойник".
   По всем раскладкам вчерашнему коллаборационисту выпадала дорога в штрафной батальон, но почему особое (особисты) воинское начальство определило служить в полк тяжёлых гаубиц - об этом сынок (идиот несчастный!) отца не спросил. Хотя, почему идиот? И отцу никто не пояснил, с чего и как свалилась на голову благодать с названием "полк тяжёлых гаубиц", отчего отцова военная дорога пролегла мимо штрафного батальона, и вместо команды смертников оказался в роли младшего телефониста в полку тяжёлых гаубиц.
   Настоящий "двойной агент": вначале пособник врагам - затем сроком девять месяцев борец с врагами.
   О двойных агентах много написано, но ещё больше о работе "двойных" не знают до настоящего времени, то есть о новых двойных и тройных агентах, не взятых контрразведкой. Отец не был двойным агентом, носил звание "дважды изменивший", но почему, согласно раскладам военного времени, отцов затылком не встретился с девятью граммами свинца ни от одной из сторон - не меньшая загадка, чем разоблачение тройного агента.
   Так телефонный аппарат армейского образца с катушкой провода, плюс кавалерийский карабин заменили предметы недавнего работника Германских железных дорог: керосиновый фонарь, и знаки красного цвета, что вешались на амортизаторы (буфера) последнего вагона в эшелоне. Был ещё тяжеленный металлический предмет не позволявший катиться вагону под уклон: "башмак". Холщовая сумка с пропитанием и натуральными продуктами на обмен (соль, махорка).помянутые в "Прогулках с бесом". Что превышало по весу - и это осталось невыясненным. . К переносу тяжестей родителю не привыкать.
   Крохи информации о деятельности отца в Большой войне стали известны через пятьдесят лет после окончания боевых действий, но почему "родимая кровиночка" в моём лице не интересовалась отцовым житием в грозные годы - ответа нет.
   Старый коллаборационист перешёл девяностолетнюю границу и сынок, к тому времени тоже не мог похвалиться молодостью - вдруг вспомнил, что отец принимал посильное участие в войне, засуетился и принялся выяснять подробности отцовой войны.
   Интерес висел на волоске:
   - Девяносто лет не девятнадцать, пружина "часов жизни" своё отработала и готовилась распрямиться, как живое распрямляется
   уходя туда, не даром говорят о умерших "вытянулся". Нового завода человеческим пружинам не придумали, оттого и останов в может случиться в любую минуту. Хватился сынок и возжелал узнать подробности! Где был раньше? - интерес к отцовой войне выглядел синусоидой:
   пребывая на пике знаний - съезжал с "горки", к началу подъёма на следующий пик выяснялось: сидел на вершине и ничего не видел с высоты, а что видел - не понимал и не пытался понять, не волновали отцовы военные деяния, не вызывали "священного трепета", вообще ничего не вызывали.
   Действия напоминали манеру допросов хреновым следователем: опросил, записал, ясно и понятно, но через какое-то время тянет подозреваемого на "предмет выяснений деталей эпизода"
   Удивительная особенность: с точки зрения патриотов не совсем праведные люди, а часто совсем неправедные, почему-то получают от небес долголетие. Затем, чтобы за долгое время осмыслить неправедность своего жития? Новый вопрос: а кому это надо, зачем старику раскаяние за прошлые грехи, если мозг отказывает в анализе?
   Некая еврейская организация и до сего дня ищет всех, кто приложил руки к убийству евреев в ужасные времена взаимного уничтожения. Никакие другие пострадавшие народы не ищут своих обидчиков так упорно и настойчиво, как евреи, и этот факт ярчайшее свидетельство миролюбия евреев! Сегодня преступники прошлого развалины, слабо и плохо соображающее старьё, и судить их нынешними законами за старые грехи грешно по меркам прочих народов, исключая еврейский. Мы пришли во времена, когда стоимость жизни стала необыкновенно высокой, а цена собственно жизни обесценилась до нуля. Как иначе, если сегодня за убийство себе подобного в отечестве можно получить всего-то шесть лет вполне терпимой отсидки, но если потратиться на доку адвоката - отсидка может оказаться условной.
   Прервать жизнь молодому злодею приятно, меня радует его страх перед смертью, а что страх смерти старику возрастом в девяносто прожитых зим и лет? Могу влезть в сознание старика и прочувствовать старым мозгом страх смерти? Какая разница: самому умереть через неделю, или кто-то поможет произвести расчёты с жизнью неделей раньше? Быть убитому, или умершему естественной смертью - выбор девяностолетнего человека не имеет значения. Тем более, что убийство совершается путём введения в вену отличного препарата швейцарского производства с мягким действием, похожим на действие обычного снотворного препарата. Разве не удовольствие уйти из жизни, уснув сном ребёнка? Что протекает в организме сроком девяносто лет жизнь? Может, поэтому не стоит убивать прошлых преступников? Сроки давности по приватизации определили, за военные преступления - нет, хотя разницы между действиями никакой.
   Кто-то и где-то за морем, или ближе, изобрёл "неотвратимость наказания" и рекомендовал применять изобретение ко всем, чья вина будет доказана беспристрастным судом, и чтобы не отставать от "передовых стран Европы" "неотвратимое" пригласили в отечество:
   - Действуй! - если за морем у неотвратимого повязка на глазах из плотной ткани - в отечестве сделали из полупрозрачной: глаза как бы и завязаны, но "кто, что и к чему" если не полный дурак - разглядишь, и тогда "неотвратимое" меняет название на "выборочное".
   Не убивайте переваливших за девяностолетний рубеж преступников, дотянуть до порога в девяносто лет не собственное желание, долголетие даётся свыше , а требующие "отмщение за прошлое" лицемеры без морали:
   - Мы пощадили, мы гуманные, и остальные примите во внимание наш гуманизм, вспоминайте о нём в нужную нам минуту! Наш гуманизм не из серии "просто так", за проявление гуманизма предъявим счёт! - древнего преступника следует держать в жизни как можно дольше, до момента, пока не взмолится небесам с просьбой об эвтаназии:
   - Дайте умереть, тяжко мне... - "жить" не упоминается, и так понятно о чём речь, "жизни" в девяносто не бывает...
   Наказание, худшее, чем смерть - поддерживать жизнь в ветхом теле дорогими лекарствами и удлинять срок пребывания на Земле.
   Отец окончил житие в девяносто один год смертью праведника: в середине ночи разбудил сестру и попросил укрыть теплее:
   - Холодно мне... - сестра укрыла двойной порцией одеял, и это была последняя и единственная услуга старому несостоявшемуся священнику, коллаборационисту и младшему телефонисту в полку тяжёлых гаубиц. Утром отец не проснулся: остановилось сердце, на кое никогда не жаловался.
   Ни агонии, ни кинематографических скорбных сцен умирания, ничего такого, чем кормили зрителя дешёвые совецкие фильмы.
   Молчком уходил служить врагам, молча - на войну с ними, и уходя в мир иной - ничего и никому не сказал. Великое дело - верность привычке. Почему "презренный коллаборационист" перешёл в иное измерение, как не переходят заслуженные и почитаемые люди? Ни единого дня в лечебном учреждении, не считая дней, когда удалялась ненужная в восьмидесятилетнем возрасте предстательная железа.
   Или спокойная смерть награда? - до своей последней минуты не перестану удивляться:
   - Надо так тихо уйти! Или и вправду заговорённым был?
   Вершители судеб постановили укорачивать жизнь предателям, вражеским пособникам и тем, "в отношении кого была допущена судебная ошибка" понятным способом:
   - К стенке его! Пли!
   Если и случались факты ротозейства и мягкотелости в борьбе с врагами и оставляли врагов любоваться видимым миром - просмотренным небеса посылали долгое и безболезненное проживание. От размышлений о долголетии "не савецких" людей остатком выпала мысль: "долголетие не благо, но кара небес, кою начинаем понимать в низкой, околоземной, точке жития, когда одной ногой стоишь в могиле, а жизнь не хочет покидать тело до полной ветхости, превращая пребывание в мучение. Убивая плохих - не идём против воли небес?
   Жалею, что мало расспрашивал отца о войне, а его короткие боевые эпизоды" кои, опомнившись, вытянул вопросами, ничего героического к его войне добавить не могут.
   Отец вернулся с побоища награждённый одной медалью "За отвагу".
   К тридцати годам, основательно порченный "властью советов", но не дотягивающий до звания "советский выкормыш", за год до ухода отца в мир иной снизошёл до расспросов:
   - Каким героическим деянием заслужил почётную солдатскую медаль? Отвоевать девять месяцев в роли младшего телефониста против вчерашних работодателей, превратиться в борца с ненавистными врагами и заслужить в конце драки почётную медаль, когда героизм как бы и обесценился - нужно особое везение.
   Ни ранений, ни контузий с увечьями, ни единой царапины телу, ни совершение явных подвигов, кои могли быть оценены уважаемой солдатской медалью! Как могло быть такое за его малый военный срок, почему война щадила отца? В сотый раз задаюсь вопросом: по всем божеским, а равно и земным законам, отец должен сгинуть в первой поездке при перевозе вражеских грузов! От пули, безымянной бомбы, мины нажимного действия под рельс от партизан - не случилось, обошли отца атрибуты войны.
   И тогда обязан быть убитым, но не старший телефонист,. Как-то снизошёл до расспроса:
   - Чем и как заслужил награду, за какие подвиги отметили?
   - Не было подвигов, не делал... - так и сказал: "не делал". Уже разница: герои подвиги совершают, а остальные, не герои - подвиги делают. Ежедневно, как работу...
   Понимал отец иронию сынка? Понимал: если сынок рождал иронии - неужели отец ниже? Отцы слышат сыновние ноты, какие бы песни сынки не исполняли. Сказано: "ученик не выше учителя" - понял отец издевательство, не обиделся, не отказал в рассказе. Понравилось предисловие старого коллаборациониста:
   - У гаубиц, будь тяжёлые, или лёгкие, одинаковая мораль: мои снаряды кого-то разносит в клочья - хорошо, норма, так должно быть, но когда меня снарядами - плохо!
   Бои шли на территории союзников немцам, где-то в Венгрии, или в Чехии, что для младшего телефониста полка тяжёлых гаубиц не имело значения. Кто тогда оставался верным и надёжным союзником Германии, а кто посматривал на Восток полный вопросов "чем всё кончится", разумеется, отец не знал.
   Как венгры, союзники немцев, выполняли союзнический долг? Честно, мужественно и героически? В монастыре короткое время пробыл "хунгарский" полк, название коего никому и ничего не говорило: вроде, как и немцы, но злее немцев и язык другой.
   - Злая порода... - заявляли обитатели монастыря - чернее немцев и любят лошадей, как цыгане. Кто и что мог знать о венграх в пролетарском монастыре? Никто и ничего. И через полсотни лет после войны, венгры возобновили союз и дружбу с немцами, но не со освободителями. Страна советов лезла Европе в "милые", но чортова Европа не спешила принимать внимание "освободителей от коричневой чумы", выжидала, породив одозрения о измене: кто-то из "своих", страшно гордясь, познакомил европейцев с русским "хрен редьки не слаще" и те согласились?
   Событие, отмеченное медалью, происходило то ли в Венгрии, то ли в Румынии, где-то в Карпатах. Возможно и в Чехии, но место в награде особого значения не имеет.
   Война есть война, особа самостоятельная, никто не управляет войной, война управляет всеми, и славный полк тяжёлых гаубиц, или часть полка, успешно громивший врагов, сам попал под приличную обработку издыхающей вражеской артиллерии, а чьей избиваемым безразлично: немецкой, мадьярской, или какой иной.
   Было избиение батареи последним перед выходом Хунгарии из войны, или вот-вот собиралась окончить союз с одними и перейти в "братские страны народной демократии" неизвестно, но прицельный огонь неизвестной артиллерии по совецким гаубицам и орудийной прислуге походил на извинение. И врагов понять можно: не оставлять, в самом-то деле, снаряды без дела! - вот и лупили без раздумий о последствиях. Бывало, когда издыхающий враг причинял немалые потери уничтожителям. Где враги нашли боеприпасы к орудиям и волю к сопротивлению - знают историки, но не дилетанты, вроде меня. Знают много, но как враги нащупали совецкую батарею тяжёлых гаубиц с родителем в должности младшего телефониста - этого историки сказать не могут. Или могут, но не хотят? И так бывает.
   Как-то писатель-баталист с мировым именем в сердцах заявил:
   - Больше ничего о войне не скажу, ни единого слова"!
   - Чего так? - удивился корреспондент.
   - Вранья много! - был ответ чтимого писателя, но уточнений и дополнений военному вранью от литературной величины не последовало, не захотел человек освещать объёмы вранья. Скоро уходить в мир иной, задумался человек и хочет попасть туда не лгавшей субстанцией. Кто побывал там в краткой командировке не дольше шести минут, говорят, что кроме стыда там ничего нет, поэтому пока жив - избавляйся от лишних слов о войне, кои когда-то в изобилии высыпал на страницы советских изданий. Сегодня правду излагать не к чему, поздно, но и врать далее, как прежде, не хочет. В который раз и неизвестно кого, без надежды получить ответ, спрашиваю:
   - С какой характеристикой явился отец в тот мир, и сколько осуждающих перстов выставилось в его сторону? И что за персты, кому принадлежали в "совецком", видимом мире:
   - Коллаборационист! Прислужник вражеский!
   Батарее гаубиц было безразлично, кто из союзников немцам наносил потери в живой силе и технике, и как страшно бесила "богов войны" неизвестность:
   - Куда поворачивать жерла орудий, под каким углом к линии горизонта посылать снаряды!? - тяжёлые гаубицы серьёзные орудия, специальные, нужные и полезные, но слепые, как любая тяжёлая артиллерия, а потому без корректировки бесполезна, если всего один снаряд рвёт линию связи с корректировщиками...
   Пора пропеть гимн корректировщикам: в любом уважаемом издательстве трудятся люди в совершенстве знающие синтаксис, орфографию и пунктуацию русского языка. "Ловцы запятых, тире и двоеточий". Работа корректоров благородная и нужная, ибо корректоры делают труды писателей внятными. Короче: корректор - исправитель, указатель ошибок.
   Не менее, если не более, важен корректировщик в артиллерии.
   В принципе корректировщик, как и разведчик, смертник: только он
   максимально близко подбирается к позициям противника и начинает работу...
   Автор ничего не знает из терминологии корректировщиков, и потому его вымысел рассмешит когда-то направлявших огонь батарей в нужную цель.
   Горизонт разделён на триста шестьдесят равных частей, и когда корректировщик сообщает командиру батареи:
   - Ось сто тридцать - стволы орудий поворачивают на юго-восток: север принято считать нулевой точкой.
   - Тридцать пять плюс, дайте фугасный репер - поднять ствол вверх и выпустить "шальной" фугасный снаряд. Корректировщик в бинокль видит разрыв и даёт поправку:
   - Два деления в плюс и беглым! - повернуть орудия на два градуса вправо и открыть огонь одиночными снарядами, Скажи "дирижёр" "три деления в минус" - орудия развернут влево.
   Сколько человек обслуживали тяжёлую матушку гаубицу - не догадался сынок расспросить батюшку, потому-то и приходится выдумывать: подносчик снарядов, но каков вес снаряда к тяжёлой гаубице, и по силам одному человеку поднести заряд к пушке - военная тайна.
   С заряжающим та же картина, а вот наводчик один. И командир батареи из трёх орудий. Итог: дюжина обслуги , или более.
   А тогда связи с дирижёром-корректировщиком прервалась и батарея несла потери.
   Не менее опасная работа у связистов, кои обязаны держать надёжную, непрерывную связь с корректировщиками, но насколько опаснее службы в штрафбате - и этого не знаю. Или связисты военная мелочь, что-то вроде штабных писарей? - слабые познания кухни войны не позволяют продолжать речь.
   Мог командир избиваемой батареи достойно ответить врагам, артиллеристы знали дело, но куда палить? В белый свет? - это и был момент, когда отличные артиллеристы ничего не стоили Где батарея врагов, где корректировщики!? Живы ребята?
   А связи нет, хоть умри! - заявлять "в том поединке вражеские корректировщики оказались проворнее" нельзя, преступные, кощунственные слова павшим воинам.
   Ох, как нужна, связь, иначе от батареи ничего не останется, а что останется - немногое, и что скажут оставшимися в живых одному богу и особому отделу известно. Кто учтёт довод командира:
   - Не было связи...
   Старший телефонист батареи отправился выполнять армейский долг - и не вернулся: на войне, рассказывали, случалось, убивали. Подошла очередь отдать воинский долг младшему телефонисту, и командир прокричал "сквозь грохот от разрывов вражеских снарядов (кино):
   - Восстановишь связь - представлю к "Герою"! Ты маленький, проскочишь незаметно! Пошёл! - катушку с проводом за спину, аппарат телефонный, полевой, армейский в руки, карабин имени Мосина образца одна тысяча восемьсот шестьдесят первого дробь тридцатого года за спину - и, вперёд, раб божий, выполняй приказ!
   Малой фантазией пробовал представить отца, стоящим в строю с винтовкой, но ничего, кроме улыбки, фантазия не приносила: трёхлинейка Мосина с примкнутым штыком о четырёх гранях по длине превосходила отца.
   То ли по причине малого роста, то ли из-за тяжести винтовки, или по христианской заповеди "не убий!" кою чтил, но укороченную до кавалерийского карабина винтовку имени Мосина уходя на дело (выполнение приказа) не взял:
   - "Что трёхлинейка против снарядов"? - не любил человек оружия, боялся без объяснения, что именно пугало в личном оружии. Был человек "пацифистом"? Возможно, но "пацифизм" хорош, когда нет войны, а когда идёт взаимное "пускание крови" - "пацифизм" отходит в сторону:
   - "Разбирайтесь без меня"! - но на то время отец носил другое и стойкое звание: "вражеский прислужник".
   - "Да, но если тебя убивают"!?
   - "Если отвечаешь тем - где разница"? Тогда прочитал "Отче наш" - и отправился выполнять задание. Выбрался с позиции и пошёл вдоль линии в полный рост - стрельба вроде бы утихать стала... слабеть...
   - Шёл в полный рост!?
   - "В полный... Гнись, ползи, если достать - гнутого достанут, нет - и в полный рост пройдёшь".
   - Понятно, "фаталист". Может, вчерашние работодатели узнали и не стреляли в "своего"? - издевался сынок.
   - "Может, и узнали" - ничуть не обиделся отец и продолжал:
   - "Добрался до порыва быстро, соединил, позвонил, доложил о выполнении задания и повернул в расположение батареи.
   Связь заработала, батарея ответила и рассчиталась с вражеской, надумавшей тягаться с советскими тяжёлыми гаубицами.
   Или гаубицы сделали свою работу чисто и аккуратно, или у врагов закончились боеприпасы - теперь никто не выяснит, но стрельба прекратилась, и стало тихо до звона в ушах. Ангел вёл: ни контузий, ни ранений не получил от чужих снарядов. Страха не было, командир подивился везучести":
   - "Молодец"! - знал бы командир, каким рискам подвергался отец недавно!
   - "За одно ругал: оружия не брал, когда отправлялся выполнять работу". - не рвался старый вражеский прислужник в герои:
   - "Какой из меня "герой" с таким прошлым"?
   - Понятно: "Не до жиру, быть бы живу"!
   - "Так и было. Никогда не видел себя героем: ни в мирную жизнь, ни в войну. Где я, а где - "герой!?" И в добровольцы не рвался, разумеется, но от порученного дела не уклонялся. Да и как в войну от приказа уклониться? Нельзя от своей работы уклоняться.
   Меня первым следовало посылать, а не старшего телефониста. Убили - посылай старшего, а если гаубичное подразделение осталось без связистов - тогда-то и нужен герой не телефонист. Восстанови связь какой-нибудь подносчик зарядов, или наводчик орудия - "героизм" в чистом виде: человек выполнил не свою работу и за одно деяние "героем" признать нужно. А если свою работу делаешь - какой "героизм".
   - Восстановишь связь - твой "Герой" будет, обещаю! Ты - маленький, незаметный, проскочишь. Действуй"!
   Восстановил связь, смерти мимо прошли. И командир оказался честным, порядочным человеком, не "политработником", не кричал "не за награды воюем!", сдержал слово: написал бумагу о представлении к "Звезде Героя". И минуты не верил, что "сниму звезду с неба", какие "звёзды" после всего! Свои грехи знал, знали в Особом отделе, но почему командир не знал моего прошлого - непонятно. Классный, хороший артиллерист, мой ровесник, часто разговоры о разном вели. Рассказывал всё, кроме службы у врагов - командир слушал. Настоящий артиллерист, хороший человек, но не понимал в наградах:
   - "Ну-ну, хороший ты мужик, но что будет дальше, когда дело до "звезды" дойдёт! Посмотреть на тебя чуть позже"?
   - Увидел?
   - "Увидел: лицо порядочного человека, верящего людям.
   Были, как положено, поданы бумаги о "награждении младшего телефониста вверенного мне" и так далее, "звездою Героя". Когда наградные бумаги пришли в Особый отдел, без Особого "героями" не делали и работники вникли в вопрос "кого героем собираемся делать" - у работников произошло лёгкое помутнение рассудка, но поскольку Особым отделам долго пребывать с затуманенным сознанием не позволяли - в тот час и немедленно вызван представляющий к награде командир. Явился и выслушал лекцию о "потере бдительности в военное время на территории враждебного государства". Товарищи Отдела помянули "плохое знание подчинённых", если вчерашнего, "свежего", вражеского пособника представляет к "высшей награде страны советов"!
   Попытался представить, что бы мог написать командир в бумаге на представление отца на получение звезды "Героя"? Понятно, что в таких бумагах никто и никогда не писал ни единого слова, которое могло бы хоть как-то отдалить претендента от награды:
   "Смел. Исполнителен. Трудолюбив. Хорошо знает порученное дело. Ровен и доброжелателен с товарищами" - если бы фильм о советском герое-разведчике размером в семнадцать серий тогда существовал, то отцово "досье" следовало бы дополнить словами: "безразличен к врагам страны советов. И вообще таковых не имеет" - и это было бы для него непреодолимым препятствием в получении "высшей награды страны советов".
   Твёрдый был командир-артиллерист, не убоялся Особого отдела и сказал отцу:
   - "Не во мне дело, и если бы "звёзды" раздавал - она бы у тебя висела. За "Героя" для тебя, но сам видишь... Могу к медали "За отвагу" представить".
   Сегодня разрешено мыслями забавляться: "да, командир мог и не знать прошлое отца и потому представил к высшей военной награде. А если бы знал? И почему, получив объяснение в Особом отделе на счёт родителя - не отказался от выдачи медали
   вчерашнему коллаборационисту?
   Как командир батареи отстоял награду для отца - останется тайной. Здесь, на этой странице, но когда явлюсь туда - все земные тайны прошлого, настоящего и будущего откроются мне... Особенно тайна награждения вражеского прислужника. Вопрос: а там нужны такие знания?
   Отцу медали вполне хватило:
   - "Узкой оказалась моя грудь для "звезды героя".
   Медаль серебряная, без профиля "вождя и друга всего советского народа", почётная и с танком! Уважительная медаль. Солдатская. Но почему там изображён танк? Думаю потому, что истинная отвага в те времена нужна была только при встрече с танком, а при всех прочих военных коллизиях можно было и не иметь отваги. Встреча с танком, у не имевших отваги военных людей, заканчивалась плохо для повстречавшегося с железной коробкой на гусеничном ходу. Как сказал "армейский" поэт Твардовский:
   " ...вот ты вышел спозаранку,
   глянул - в пот тебя и в дрожь!
   Прут немецких тыща танков..."
   Отцова медаль стала причиной необыкновенного удивления некоторой части женского населения монастыря, когда он вернулся с войны:
   - "Гляди-ко, за немцев воевал, а медаль нашу получил! - действительно, загадка! Отец отвечал:
   - "По блату дали..."
   Маленький вопрос к прошлому, на который никто, и до сего дня, не даст ответа:
   - "Почему, в разгар избиения батареи восстанавливать линию первым послали старшего телефониста, а не тебя"?
   - "Сильный обстрел, а у нас заведено в ответственные моменты посылать квалифицированных, заслуженных людей. Посылать в пекло лучших людей - наше правило".
   - Пошёл бы первым ты - по законам войны убили тебя, а не старшего телефониста?
   - "Кто в войну знал, что не его убьют, а соседа по окопу"? - в самом деле, какое количество солдат во всей советской армии обладали даром предвидеть чью-то смерть? И что мог означать "дар предвиденья" в войну? Хорошо, пусть точно знаю, что не позже, как через три дня, получу пулю, и она остановит дальнейшее проживание моё? Что я должен делать, получив такое предупреждение? Как избежать встречи с пулей? Никак! Делай всё, что делают другие - и ни о чём не думай. Совсем, как в песне:
   "....а коль придётся в землю лечь,
   так это - только раз!" -
   когда в землю уляжется кто-то, но не я - это и есть наилучший вариант войны.
   Позже, когда героизм войны медленно, но неудержимо терял "блеск и славу" по причине жизненной скудости, спрашивал:
   - Воевал, а если так - хотя бы одного немца убил?
   - "Боже сохрани, как можно убивать!? - запомнил испуганные и удивлённые глаза отца - никого не убил, и оружия в руки не брал, за что командир ругал, но наказаниям не подвергал. Зачем брать в руки оружие, если можно обойтись? Зачем телефонисту карабин?
   Хватало телефонных предметов, у телефонистов карабин не главный. Какие наказания, когда войны хватало! Отшучивался:
   - "Товарищ майор, тяжестей без винтовки хватает, одна катушка с проводом прилично весит! И стрелять-то не умел".
   - За девять боевых месяцев не сжёг ни единого патрона!? Не было момента, когда жалел, что в руках нет "винтаря?"
   - "Зачем "винтари" тяжёлым артиллеристам? Тяжелые гаубицы стреляли далеко, близко к передовой не подходили, работа наша особая, всё, что приказывали "смешать с землёй" - мешали...
   А случай встречи с немцами был. Один. Стояли где-то в Венгрии, или в Словакии... в тех краях..." - далее вольным переводом изложу отцову встречу с военным немцем:
   как-то послали в штаб с бумагами: связист всё же! Или по причине секретности звонить по обычной связи нельзя было, или какая иная причина - но разговор "не телефонный".
   Отец "на подъём" всегда был лёгким, а тогда - особенно:
   - "Война идёт, шевелись, раб божий"! - и пошёл, верный заповеди "не убий" и привычке на войне ходить без оружия. Идёт лесочком, дорога вроде бы знакомая, да и тыл какой-никакой всё же. Чужой - но тыл. Осталось дойти до опушки, там по дороге немного пройти - вот он и штаб в селении.
   Вошёл в лес, и тут за время боевых действий в первый раз увидел военного немца! Противника немца! Иного немца! Первый случай, когда встреченный немец - не напарник по работе на железке, с коим и шнапса выпить не в грех, и торговую операцию с солью провернуть, а противник - немец! Немец в другой роли! Не надо смеяться: немцы, с которыми недавно перевозил военные грузы по железным дорогам оккупированной части "страны советов" - одно, а этот немец другого сорта и назначения! Как ни странно, но немцы в той войне имели сортность и назначение. Встретившийся был одного возраста с отцом с настоящим PM38 на плече.
   - Ну, и...!!!?
   - "Ничего. Посмотрели издали друг на друга - и разошлись. Немец - в лес, я - продолжил путь в штаб. Каждый в свою сторону. Он уступил дорогу".
   Мать моя! Война идёт, особенная война, редкая, жестокая, без правил и законов, а если и есть какие законы, то они исполняются так, что "открыть огонь на поражение" кто-то один них был просто обязан! Что же тогда произошло!?
   Отец не стрелял - безоружным был, безоружным был - христианское учение не позволяло лишать жизни "всякое дыхание", христианское учение исповедовал - душа сидела кроткая. Да и зачем убивать, когда можно не делать этого?
   ...почему не стрелял немецкий солдат? Он-то вооружён, передёрнуть затвор автомата и сжечь пару патронов в сторону пожилого советского солдата - секунды, и на одного солдата армии, неудержимо идущей с востока - меньше! Отчего боеспособный солдат не выполнил приказ фюрера и не стрелял в русского пожилого солдата - загадка теперь "немецкой души". Не только одним нам удивлять мир загадками о себе! А вообще-то они оба подлежали суду "военного трибунала" по статье "проявление мягкотелости в борьбе с врагами"! Их спасало "отсутствие свидетелей" встречи в лесу.
   Замечательный у меня язык! Как ещё, какими словами, можно осветить момент встречи двух противников? "Посмотрели ДРУГ на ДРУГА"... Ничего звучит? Думаю: а не отменить ли нам указом, или "нормативным актом" единственное сочетание двух слов: "друг - друга"? Странные мысли и чувства они преподносят: идёт речь о врагах, но стоит помянуть словосочетание "друг друга" - и всё! Нет заклятых врагов, два понятных слова делают их друзьями! В каком ином языке есть подобное превращение "врагов в друзей"? В немецком имеется?
   О встрече в лесу с боеспособным немцем отец ничего не сказал командиру. Промолчал. Зачем говорить? Обошлось? Обошлось! Стрельбы не было? Не было! Чего ещё желать? Да и как бы расценил "Особый отдел" такую встречу, пусть и на расстоянии, советского солдата с противником? Что мог вменить "попустительство" самый паршивый работник "Особого отдела" вчерашнему "вражескому пособнику"? Припомнить прошлое сотрудничество с врагами? сделать выводы? Очень даже легко! Какими могли быть выводы работников Особого отдела? В приказном порядке заставили бы таскать длинную и тяжёлую штуку с названием "карабин"? "Минимум", а каким мог быть "максимум"?
   - После встречи в лесу изменил мнение о личном оружии, стал принимать уроки стрельбы из карабина?
   - Нет - что двумя эпизодами отцовой войны забежал вперёд - думаю, грех невеликий, главное - события были.
  
   5.
   "... а жизнь продолжается"!
  
  
   С применением оружия отец ушёл выяснять отношение со вчерашними работодателями, оставив на мать четверых "мал мала меньше"
   Плохо помню о питании, а потому сравнивать времена оккупации и освобождения от оной не могу, но чтобы не впасть в ересь - наберу так: "после изгнания врагов советские люди никак не могли жить хуже, чем в оккупацию. Пропитание, пропитание, и только оно, проклятое, определяло ценность жизни"!
   В работу грузчицей на почте "впряглась" мать. Разгрузка почтовых вагонов, перевозка тележек с грузом - простая работа. Работала ночами. Рассказывала о "лихих людях" кравших почтовые грузы, но кто были воры - почтовое начальство работникам не объясняло. Война продолжалась и "лихие люди" вышли на свою, личную, "тропу криминальной войны".
   Первое знакомство с бумажками, кои звались "продуктовыми карточками" и были основой жизни - квадратики с надписью "хлеб" с указанием в граммах. Карточки дух сортов: "рабочая" и "иждивенческая". Продуктовые карточки были важнее любого документа. Старшей сестре - тринадцать, мне - девять, а сзади - ещё два рта.
   Хуже прежнего было новое время? - надо быть полным врагом и "верным последователем родителя", чтобы заявить "да". Времена оккупационного жития ушли в прошлое, вернулось прежнее, но насколько иным - мал, чтобы сравнивать. Первая и основная прелесть новой жизни: никто не бомбит и не стреляет, можешь спать сном, какой глубины не будь "объятия Морфея", но получалось у девятилетнего человека отоспаться за прошлые "громкие" ночи, когда с неба на голову могло свалиться что-то ненужное - не знаю...
   В новой жизни мало что изменилось для меня, если не считать паявления мелких обязанностей: сходить в магазин и "отоварить карточки".
   Сегодня, когда сверстники ударяются в воспоминания о днях войны - первым идёт разговор о "трудовой деятельности":
   - "Я начал работать в десять лет"! - следует перечень работ, "свалившихся на слабые детские плечи". Сравниваю труд одногодков и вижу себя паразитом:
   - "Это ж надо: уже работал"! - непосильный детский труд касался сельских жителей, но что полезного для семьи мог совершить малый, проживающий в монастыре? Копать огород? Нет огорода, куда "приложить руки" с результатом от приложения?
   Вопрос о топливе не исчез с освобождением города от врагов. Чем развести огонь и что-то сварить? Ничего, что "соединялось с кислородом воздуха и выделяло тепло" не осталось, всё сгорело в оккупацию, и:
   - "Хоть плачь..." - следом шло "слезами делу не поможешь".
   И познакомился с изумительным видом топлива - кизяком, "отходами жизнедеятельности крупного рогатого скота". Оттуда взялся "крупный рогатый скот" на лужку за монастырём в лето сорок четвёртого - выяснить можно, но не нужно: жители замонастырских улиц с сельскими корнями ухитрились сохранить единицы "крупного рогатого скота" и в оккупацию:
   "... вынесет всё - и широкую, ясную
   грудью проложит дорогу себе...
   Жаль, только жить в эту пору прекрасную
   нам не придётся: ни мне, ни тебе..."
   сказано "крестьянским" поэтом Некрасовым.
   Без пояснений матери на что годится кизяк - сам не додумался, что сухие коровьи "лепёшки" дают тепло и особый аромат, что даёт горящий коровий помёт. Правы индусы: мать-корова заслуживает большего поклонения, чем воздаём. Если взрослые научат детей согреваться тлеющим коровьим помётом - достаточно, чтобы не покинуть этот мир "ногами вперёд". Взрослые нужны детям, чтобы обучить пользоваться кизяком!
   Памятник собаке - есть, а корове - нет! Обманом отнимаем молоко у коровы, но насколько отнятое в пользу людям - вроде бы до сего дня ответа не найдено. Пример: собственная непереносимость лактозы. С чего бы? Природа сказала:
   - "Дети млекопитающиеся да не минуют материнскую грудь и да не изрыгнут проглоченное"! - рыгал...
   Корова даёт молоко, своё мясо, и "топливо" - кизяк. Коровий кизяк не горит пламенем, для кизяка пламя - лишнее, кизяк тлеет, испуская неповторимый аромат!
   Рецепты по копчению продуктов упоминают благородные породы древесины: яблоня, груша, годится и тополь, но нигде, никто и никогда не рекомендовал коптить мясопродукты дымом от кизяка. Напрасно: в кизяке нет смол и дёгтя, кои содержатся в некоторых породах деревьев.
   Приближалась осень, жить не делалась легче, как-то неожиданно заболел братишка и собрался уйти из жизни.
   Масса литературы повествует о детских болезнях, сегодняшняя педиатрия знает о детских болезнях всё, но не допускает мысли, что грудные дети могут решать вопрос ухода из жизни, или продолжать "коптить небо". Или брат, следуя моему примеру в младенчестве, удумал дважды покинуть жестокий мир?
   Как и когда брат перешёл границу между жизнью и смертью - не заметил, хотя и держал умирающего на руках...вроде жив человек, но порция жизни на исходе, умрёт, "не жилец". И если не сейчас - завтра уйдёт обязательно! - понимал, чувствовал, но по скудости словарного запаса ничего сказать не мог. Плакать - то же...
   Кого волновали мои чувства и откровения?
   Описатели народных бедствий тех лет не ошибаются, когда заявляют "в войне каждая советская семья потеряла одну жизнь" - потери жизней происходили или геройски, достойно, или тихо и незаметно, как у брата. Достойные смерти случались в достойных семьях, а мы не тянули на звание "советской семьи". В монастыре знали "кто и что", но никто и никого не упрекал за "недостойное поведение при немцах". Не говорили "в оккупацию", но применяли "при немцах".
   Пришло, сподобились чести потерять члена семьи...
   А братишка хирел на глазах, сопротивлялся, писком посылал сигналы о помощи из пелёнок... и навсегда оставил жуть о невозможности чем-то помочь.
   Смею заверить господ всего мира: видеть медленный уход жизни, и если жизнь никому не причинила вреда - страшнее пытки не придумать.
   Непонятная болезнь свалилась на брата, а обращалась мать к медицине - не знаю... болезнь, вроде бы не лечилась: тощее тельце брата тельце напрягалось и изгибалось дугой...
   - "Младенческая..." - говорила мать и плакала, разрывая на части: "кого больше жалеть - мать, или брата"? - пожалуй, ещё и по этой причине не плакал.
   Глупый малый с оправданием "не знал":
   - "Если не давать брату изгибаться - может, перестанет болеть и не умрёт"? - и удерживал...
   На какой день болезни - не помню, к вечеру, тело братишки напрягшись, выпустило хрип и затихло... В келье был один, мать была на работе и ничего не помню о старшей и меньшей сёстрах.
   А тогда братик два, или три раза превозмог мои удержания при выгибаниях и затих - первый и единственный случай, когда высшее творение расставалось с душой на моих руках. Ничего не произошло, не был "экстрасенсом" и момент ухода души из тела брата не зафиксировал.
   Пришла с работы мать, доложил об убыли наших рядов. Мать не заплакала, но приступила к делу: вымыла тельце брата и завернула в ткань. Куда-то ушла и через малое время вернулась с гробиком размером "по фигуре".
   Слабо помню последовательность действий: в обряде похорон брата запоминающихся действий не было, всё происходило по-военному: умер - уложили в "саркофаг" - отнесли на погост - закопали. Или "предали земле"? "Закопали": не было ничего лишнего.
   На кладбище нашёлся старый могильщик. Поскольку гробик маленький - вырыть могилку труда не представляло. Солнце висело над городом, печальный обряд предания земле свершался
   при минимальном стечении публики: мать, я и могильщик. Всё шло без лишних остановок. Вот и могильный холм брату закончен. Так быстро! Совсем недавно родился, пищал в пелёнках-тряпках - и вот его нет. Это брат настойчивым желанием появиться в польском городе Хелме не дал продвинуться в глубь Рейха. А если бы задержался дня на три с "выходом в свет"? куда бы завезли железные дороги Рейха семейство коллаборациониста? В центр Германии? И могли оказаться в другом лагере, из которого не выбрались?
   Со смертью брата Полония как-то ушла в сторону, забылась. С "младых ногтей" заметил за собой такое: живу тем, что вокруг в данный момент. И тогда прошлого не существовало, а будущее видеть не мог. Помнил прошлое до мельчайших подробностей - и достаточно! Польша, далёкая Польша, отойди в сторонку! Ты не исчезнешь из памяти и не растворишься никогда, но сейчас отойди в сторонку, прошу! Не создавай "фон"! Имея девять прожитых лет, всё же понимал, что часто вспоминать Полонию - себе больнее. Было, что терять в Польше, но не чужой магазин, в котором наше семейство прожило совсем короткое время, а что-то иное. Не тот ли ручей из трубы с чистой водой, большая лягушка-эндемик и милые, мощенные булыжником, без грязи, улочки Люблина?
   Выжил брат, останься семейство в Польше? Выжил, меня-то поляки вытащили из тифозной могилы, и сестре подарили жизнь, а брату, родившемуся в Полонии - не позволили расстаться с миром! Лагерь брат выдержал - на "исторической родине" не захотел жить... Или придерживался "где родился - там и годился"? - нехорошие выводы напрашиваются:
   - "Брата убила родина"? Какая "родина"? Брату "волею Судьбы" (и не только) стала Польша, и приключись неведомая "младенческая" - тамошние медики защитили от смерти?
   И что вписали брату на "исторической родине" в "Свидетельстве о рождении"? Польский Хелм, "печать" на вечные времена "не совсем совецкий"? - если сестра, поступая в ВУЗ, умолчала о клейме оккупации и обманула бдительных "товарищей" - у брата штучки с обманом не прошли бы:
   - "Вы родились в Польше? Расскажите, как, откуда и почему?" - а так умер человек - и обычным манером избавился от неприятных расспросов...
  
   Глава 6.
   Гимн начальной школе.
  
   На горизонте маячила зима, а до зимы был тихий и тёплый сентябрь, и не хотелось верить, что за сентябрём пожалует октябрь и далее по списку... Может случиться чудо и последующие месяцы будут не хуже сентября.
   Кое-как обрядили и привели в школу. Хорошее русское слово "обрядили" используется в случаях:
   а) когда собирают "в последнюю дорогу" умерших и "обряжают",
   б) и когда "выпускают в свет",
   в) школа.
   Малая радость - двухэтажное деревянное здание в паре сотен метров от монастыской стены с воротами без створок с названием "грязные", но без упоминания сорта грязи. "Грязные" - и только, а желаешь выяснить сорт грязи - прогуляися в районе проёма, возможно, и догадаешься.
   Многое стёр подробностей первой учебной зимы стёр Склероз, но не все, остатки выложу в деталях не тая.
   Редко приходили отцовы письма-треугольники, редко.
   Старым понял: "письма с фронта" редчайший вид обмана, отвлекающий маневр, не более. В паузе боёв человек пишет основной текст военного времени "жив, здоров, чего и вам желаю", вручает послание фронтовому почтальону из популярной песни военных лет, а на другой день вражеский снаряд разносит бойца на фрагменты.
   О гибели солдата известят "похоронкой", а пока семья читает письмо главы и радуется:
   - Слава богу, жив!
   Сколько было случаев, когда после "похоронок" приходили письма "жив, здоров, чего и вам желаю" автору неизвестно.
   Зима, зима...Печь в келье топить нужно не менее раза в сутки, иначе жизни нет! Ах, "железка", вечная спасительница от холода и голода, вторая мать!
   И сегодня миллионы людей трудятся на железке не потому, что труд хорошо оплачивается, и не из-за большой любви "стальных магистралей", но потому, что в генах тружеников от укладки первого метра рельса до ныне живёт вера:
   - Железка всех примет и даст заработать кусок хлеба, обогреет и защитит! Будь с нею и служи ей!
   Монастырская зима сорок четыре дробь сорок пять мало отличалась от оккупационных зим. Оккупационная зима понятна, спрос предъявлять некому, кругом враги, а с врагами много не поговоришь, но и предпобедная зима не разрешала широко открывать рот:
   - Война идёт, какие недовольства!? Приказано терпеть! - войны нужны на "обострения чувства локтя и выработки терпения", чтобы только от напоминания "войну забыл" хотелось совершить подвиг свыше сил
   Надёжно забыт кусок времени с первыми морозами и до апрельского тепла, когда Печи-матушки прекратили требования горючих материалов и люди перешли под обогрев дневного светила. Случаев замёрзания в жилищах не было, кругом свои, и вопрос с топливом решался иначе.
   И вечный, многолетний, проклятый вопрос бытия: "чем "накормить" плиту в келье? Тепло в жилье на первом месте, хотя бы какое, шло следом...
   Через годы узнал "уголовное прошлое" сестры и посочувствовал:
   уголь у захватчиков мог взять работавший на них, чем отец и рисковал, и каста "несунов" в послевоенное время идёт из оккупации, мы дети призыва "что-нибудь утащи с родного производства!" Основа нашего воровства нужда, но встречались "идейные воры":
   - Если не ежедневно не причиню вред советской власти на три рубля больным делаюсь! - товарищ не испытал прелестей оккупации, "обработке вражеской идеологией" не подвергался, но отчего с удовольствием вредил "стране советов" трёхрублёвыми кражами остаётся невыясненным.
   Килограммы угля, краденные у савецкой власти, расценивались как уголовное деяние, предусматривали наказание, чем "власть саветов" роднилась с оккупантами.
   Как враги смотрели на растаскивание "стратегического материала" пособниками не знаю, но отца не расстреляли.
   Причины "поставить к стенке" были, родитель воровал уголь, но почему ни разу не "засыпался" (попался) за время службы врагам непонятно. Враги могли расстрелять разгуливающего человека по железнодорожному узлу и без угля в сумке.
   Полученный во времена вражеского владычества опыт в краже угля не умер и после изгнания ненавистных захватчиков, но "поменял вектор" Если раньше "стратегический материал" оккупированные ухитрялись воровать у врагов с риском лишиться жизни - с приходом "свободы" риск быть застреленным при краже прежнего угля заменялся десятью годами "отбывания в исправительно-трудовой колонии" отечества. Как быть, если "радость освобождения от врагов" грела меньше, чем украденный уголь? Краденый уголь грел лучше и надёжнее.
   Со взрослыми ворами власть поступала соответсвенно, и на воровство ходили дети. Ночами. Где уголь? Где паровозы и составы с углём, на станции.
   Детям многое прощалось, дети были шустрее, когда дело касалось "ноги, мои ноги, уносите меня от дядек охранников!"
   В одну из ночей, а хождение на добычу совершалось только по острой необходимости, о каких-либо запасах и речи не было, сестра и ещё одна девочка, ровесница, пошли на добычу. Было начало апреля, снег сошёл, но грязь ещё была в силе. Во мраке добрались до станции и стали высматривать эшелоны с углём. Что могут девчонки в тринадцать лет? Какие девчонки воры и лазальщицы по вагонам? Никакие, Природа выпускает девочек на иные дела, а тут... Дождь начался, куда деваться? Сообразили: мешки на головы, да под вагон от дождя. Сидят на рельсе, ждут. Чего ждут? - не знают, может случится чудо и появится вагон с углём? что-то и удастся добыит...
   ... дал машинист сигнал при отправлении состава, или молчком тронулся с места? Если машинист локомотива не нарушал "правил движения на железнодорожном транспорте" и посигналил о начале движения - могли знать девчонки какой локомотив известил пространство о движении? Состав, под вагонами коего прятались от дождя, или соседний вот-вот тронется?
   ...сестра успела выскочить, из-под начавшего двигаться вагона, а её подружка по воровскому ремеслу, сидела ближе к колёсной паре, и её не стало. Всё это произошло во мраке и страхе. Какой она прибежала в келью - это я помню и до сего дня. Получала в последующей жизни "психологическую реабилитацию"? Хотя бы кто-то и когда-нибудь пытался стереть из памяти момент гибели напарнице по добыче угля, или эпизоды пребывания в лагере? Ответ:
   - Никогда и никого из трёпаных войной, "страна советов" не утешала, а новой власти что-то предъявлять из старины пустое занятие:
   - Мы войну не просерали, претензии не по адресу, обращаетесь в прошлое и требуйте...
   Воруя уголь работодателей отец наносил ущерб Рейху, вредил - сестра, воруя уголь у "совецкой власти" наносила урон "своим"
   Воровать уголь у врагов доблесть, но тот же уголь, взятый у "советской власти" деяние страшнее предательства и "служения врагам" вместе взятые. Непонятные связи в этом мире!
   В ночь, когда товарка сестры по воровскому ремеслу осталась под колёсами вагона умер президент Соединённых Штатов Америки Франклин Делано Рузвельт, и смерть русской девочки под колёсами совецкого вагона с углём была далёкой жертвой первому человеку Штатов.
   Муки родителей, пославших детей на кражу "стратегического материала у родной савецкой власти" не учитываются.
   "Выжила в оккупацию, но погибла под колёсами совецкого вагона" тоже крамола...
   Татуировок "отпрыск вражеского прислужника" на мне не было, был вписан в графу "советских детей" и отправлен в школу получать знания. Школа чем-то напоминает медицину: кто и что ты неважно, обучить письму и счёту школа обязана, а что потом школе безразлично.
   За партами сидели отпрыски коллаборационистов, но какой процент первоклашкам не объяснили.
   Было преимущество перед сестрой: та знакомство с грамотой начинала в школе на оккупированной территории, брат - в "чисто советской" школе, но с опозданием в два года, что явилось и плюсом, и минусом: нужно было начинать учиться, как и сестре, письму и счёту в сорок втором, то есть при врагах. Задержка по времени обучения представлялась пустяком, все учились одинаково. Не могу объяснить одно: почему быстро научился читать? Или чувствовал: "если "переросток" - нужно опережать , "нормальных" одноклассников. Если кто-то тогда сказал, что "нужно больше уделять внимания чтению" - не понял: замечание лишнее, малый глотал книги "запоем".
   Вспыхнувшую любовь к чтению сравню с отбором щенков на продолжение собачьей жизни: слепой выводок кладут на стол, щенячье семейство расползается в стороны - если доползающие до края поворачивает назад - остаются жить, падающих избавляют от жизни...
   Нынешние "дискотеки имени св.- Витта" - стол, где происходит отбор двуногих щенков.
   О, "дискотечные" юноши, вам выкладываю старческие мысли свои, девушек не упоминаю, девушки Природой предназначены следовать за юношами, будь представители "сильного пола" глупыми до предела.
   Всё, что было в жизни после войны принимал за благо, даже и позор, называвшися "построением социализма в отдельно взятой стране". Если ежечасная смерть отступила и оставила жить - благодари и цени причины, они главные, а остальное - мелочь!
   Для тебя, о, милый юноша, что ценно на сегодня? Синтетическая отрава "амфитамин"? Если вкусил "колёс" - ты уже покойник, не жилец в этом мире, тебя можно отчислять без сердечных волнений родственников. На дискотеках происходит, в отличие от естественного, "неестественный" отбор. Для чего в прошлом побеждали, для чего рвались "спасать от уничтожения"? Чтобы ликвидировались самим и без вмешательства "злых сил", надёжнее и быстрее, чем ужасные враги?
   Со мной "естественный отбор" работал мягко, молча:
   - Хорошим чтением наверстаешь упущенные знания! - на уровне слепого щенка понял совет и много времени отдавал чтению. Или что иное, а не "щенячий инстинкт" управлял мною?
   Если тогда не мог объяснить состояние сверстников - сегодня объясняю примитивно:
   "Не было человека, коему война не загнала души в пятки без разрешения от "власти" выбраться оттуда", и если кто-то из сверстников со мной не согласен - пусть сам выберет место в теле, где пребывала его душа во времена "великой отечественной" и много лет спустя после оной.
   Прежде, чем начать обучать чтению, учительница показала, как нужно читать и приступила:
   "Как-то рано, на рассвете,
   когда мирно спали дети
   Гитлер дал войскам приказ
   и послал солдат немецких
   против всех людей советских.
   Это значит - против нас!
   Хочет он людей свободных,
   превратить в рабов голодных,
   а борцов, поднявших меч,
   на колени не упавших
   и служить ему не ставших -
   расстрелять, повесить, сжечь!"
   - стихотворение читалось ученикам из монастыря, те помнили события годичной давности, отличные от прочитанных учителем -и не пугались. Война - далеко, в монастырь, вроде бы, враги не возвратятся - чего бояться? - на вопрос одноклассникам:
   - Страшно от прошлого"? - ума, разумеется, не хватало...
   Первым автором был Пришвина, а потом читал всё, где видел любимые буквы.
   К настоящему времени прочитано столько, что читать ничего не могу, сыт по горло, и нет информации, коя могла "поразить-удивить-восхитить-тронуть-взволновать" Или напугать.
   Не удивляют громкие скандалы "мирового значения", кои с завидным постоянством появляются в "родных" СМИ; страшилки экономического характера проходят без внимания, скука, не ново, было, помним... В "социалистические" времена "средства массовой информации" многое утаивали и напрасно: без них знали и потому интересно было, а ныне:
   - Говорите что угодно, и сколь угодно! - столько и проку от стенаний. Что интересного в деяниях ворующих прайдов? Ничего, кроме размеров взятого в цифрах. И впредь "простой человек", воровать буду, отечество без воровства не отечество, не изобретено лекарство от воровства, и всякий, кто изобретёт снадобье - "враг народа" подлежащий лишению живота без суда и следствия, избавившись от воровства Россия сгинет!
   Когда нет возможности украсть - гневаюсь на тех, кто умеет "присовокуплять".
   К настоящему времени понял, почему полностью пропало желание читать: физиология. В старости извилины выпрямляются, глубина борозд уменьшается, общая поверхность мозга сокращается, и что когда-то было записано на "просторах серого вещества" - исчезает бесследно!
   Другая причина потери любви к чтению: результат воздействий на извилины мозга советскими фильмами, радио и печатью.
   Эстафету по распрямлению извилин в мозгу основной массы граждан отечества сегодня крепко и надёжно держит телевиденье, "главное и основное средство массовой информации". Факт, установленный "светилами" медицины.
   Как становятся образованными? Есть три сорта образования:
   а)образование, полученное желанием, трудом, любопытством и когда "образуемый" постоянно испытывает "жажду знаний",
   б) образование под страхом и лозунгом "жри, сволочь, а иначе всю жизнь на дядю работать будешь!" - "не хочу, отвяжись!"
   в) продукт нового времени: "образование по сходной цене".
   Образование, за которое уплачивается сумма, кою потом никакой работой "образованному" вернуть не получается. "Оплаченный институт - выброшенные на ветер деньги". Диплом - всего лишь "индикатор": он "сигналит" окружающим о том, что его обладатель получил образование, но какое - ещё ни один диплом об этом не сказал.
   Неудержимо тянет играть словом "образование". Корень слова - "образ", что-то сформованное, законченное, завершённое. Если так - определение человеку "безобразный" переводится, как не "имеющий образования".
   Каков из перечисленных сортов образования предпочтителен?
   Ах, какая была учёба в первом классе! Трудности в обучении состояли не в "понимаю - не понимаю" предмет, а в том, что не было чернил, бумаги, перьев, учебников.
   Русского поэта, возводившего в достоинство факт:
   "...босы ноги, грязно тело
   . и едва прикрыта грудь...
   Не стыдись, что за дело -
   это многих славный путь" - следовало вымазать дёгтем и обвалять в перьях за "пропаганду нищенства на период обучения в молодости".
   Процент учеников, что полностью тогда подпадали под слова поэта - неизвестен, но что высокий - судил по себе, и сколько помню - с "процентом бедности" боролись в отечестве постоянно и без успеха: видно, не тот сорт "жестокого и сильного врага", а если и случались "победы" - мизерные и временные.
   Школа учила писать на всём "ровным и белым": на обоях, газетах... Вред школьному образованию причиняла мать языком воспитанницы детского дома, о чём поминал ранее. И сказку о Блате рассказала в первый год обучения в школе, ни мало не думая о последствиях дурного влияния сказки на "литературное образование" сына:
   - В одной "богобоязненной" и "Богом любимой" стране жил Блат. Хорошо жил, лучше всех потому, что его любили и без него жители страны не представляли существование. С небольшой разницей: услугами Блата могли пользоваться только "избранные". Не всем Блат служил, не для всех был "своим", для многих был недосягаем. Почему такое было - это не выяснено и до сего дня..
   Но однажды в стране процветания Блата к власти пришёл особый, "ненормальный" правитель, и, увидев всеобщее поклонение Блату, "возревновал жестоко"! Было от чего: в стране Блат часто был выше любого правителя. И, "зело возревновавши", задумался:
   - Как всё это понимать!? Блат выше меня? Не бывать тому! - как собирался новый правитель начать битву с Блатом "ни на живот, а насмерть", какими методами никто и никогда не узнает.
   Собирался новый повелитель отменить и запретить Блат вообще - об этом в сказке ничего не сказано. И как только правитель сам пришёл к пониманию, что с Блатом нужно что-то делать, и как только показалось, что подданные готовы "свернуть Блату шею" - тотчас был издан указ о захоронении Блата. Раз - и навсегда. Блату приказали:
   - Умри! - и Блат немедля, без возражений, улёгся умирать.
   Лежит, глаза закрыл, "провожающие в последний путь" ждут и последнего дыхания от Блата... Прошло время, окружающие смотрят на Блата, рассуждают:
   - "Вроде бы умер"? Можно приступать к "обряду захоронения". Всё же Блат в стране сделал много полезного, без него шагу ступить невозможно, и похоронить без почестей известную личность - посчитали нехорошим явлением:
   - "Гроб нужен, Блат много и многим добра сделал, как без гроба закапывать? Али нехристи? Не годится"!
   - "Так для гроба доски нужны, где доски? Нет досок..."
   - "Дас-с, ситуация... Придётся Блат оживить, он-то найдёт доски".
   Поднялся Блат, добыл доски на гроб - и улёгся умирать, а по роже блатной ухмылочка слабенькая гуляет, да такая, что не всякому видна. Положили Блата в гроб, хотели, было, крышку забить - а гвоздей-то нет! Члены "похоронной комиссии" переругалась, главного распорядителя похорон отстранили от должности, отдали под суд и поставили к стенке с приговором "сочувствующий Блату". "Меры карательного характера" ни к чему не привели и гвозди не появились. Опять подняли Блата и отправили искать гвозди. Нашёл Блат и гвозди, как не найти?
   В третий раз улёгся Блат умирать с ухмылкой во всю рожу, не прятал.
   Плюнули организаторы похорон Блата, распустили команду "за ненадобностью", а могучий старик продолжил житие. И до сего времени в той "богом любимой" и "богалюбивой" стране Блат живёт без горя и печалей. Не думает о смерти.
   На сегодня Блат крепко состарился, "отошёл от дел", и "жизненный опыт" передал родственнице с заграничным образованием по имени "Коррупция". Дочь Взятки, а Взятка родная сестра Блату. Младшая. . Передача власти от Блата к Взятке проходила "по-родственному", медленно и незаметно, и "смену поколений" могли видеть только умные люди. По мере возрастания Коррупции, Блат медленно, но верно, стал сходить на "нет", и сегодня о Блате мало кто помнит. Не нужен сегодня Блат, вместо него сегодня царит его родственница Коррупция. Сильная, непобедимая и далеко ушедшая особа. На момент её совершеннолетия о Блате совсем забыли. Это и понятно: Блат совсем состарился и на днях собирается помереть. Простоват он в сравнении с Коррупцией, не годился Коррупции и в подмётки... Сознание слабости и ненужности в новых временах может убить Блат.
   С Блатом не был знаком: нищету, как нашего семейства - Блат обходил стороной, не замечал Блат нищих!
   Война продолжалась на западе, а на освобождённой земле о ней рассказывали в школах. Рассказы состояли из описаний "зверства врагов на захваченной советской земле". Голого зверства не было, рядом всегда присутствовал "героизм советских людей".
   Только в семьдесят(так долго!) лет понял простейшую истину: "героизм без зверств не бывает, "папаша" героизма - враг и его зверства". Нет неестественного человеческого жития - нет и героизма. Всякий героизм предусматривает преодоления чего-то ужасного, и чем выше ужас, через который мы перешагиваем - тем выше наш героизм. Из двух величин, героизма и зверства, одна бывает причиной, другая - следствием. К настоящему времени в основном все пришли к выводу, что героизм советских людей был следствием зверств захватчиков. Были и "трудовые подвиги", но они были чем-то менее ценным, чем военный героизм.
   О зверствах захватчиков нам рассказывала учительница в паузах меду обучением письму, чтению и счёту. Как я воспринимал страшные рассказы учительницы? Какие могли быть чувства у наследника коллаборациониста? Никаких. Герои были сами по себе, а я - где-то в стороне на приличном расстоянии от "массового проявления героизма советскими людьми" Почему не проникался ненавистью к врагам, если были основания ненавидеть? Если офицер не отстоял от огня келью в памятную ночь конца июля сорок третьего года? Офицер, отказавшийся взрывать два дома и мягкотелостью, позволивший сгореть семидесяти шести кельям? Столетним кельям, в коих, по мнению "руководителей", "вполне можно жить"
   Бывшие монашеские хижины, уцелевшие в огненной буре в ночь с двадцать пятого на двадцать шестй день июля сорок третьего, семь десятков "сверхсрочных" лет, проживает поколение прежних пролетариев, и вопрос "в каком возрасте, и по каким причинам, в стране советов появлялись "антисоветчики" легчайший ответом. ответе.
   Первый класс моей школы оказался "музыкальным": на уроках пели. Много пели. Учительница любила хоровое пение, но почему пели мы - не понимал тогда, не понимаю сейчас, но сравнение есть:
   - Любишь спорт - люби, любовь высоких материй святое чувство, но меня не тяни в спорт, не навязывай свою любовь, моя любовь не футбольно-хоккейно-на-льду-катаемая и не готовит будущего килера...
   Ты тётенька, коли любишь песни - пой до одури, но не терзай мой слух, не пытайся убогое житие молчащих сдобрить "бодрой песней лживого текста"
   Или учительница имела "установку сверху", или тётеньке казалось, будем петь - от песен уменьшится голод? Хотелось петь на пустые желудки, не хотелось - никто не спрашивал. Так всегда: любящие хоровое пение сами не поют, но "дирижируют".
   На что тратили чистые, почти ангельские голосовые связки, не порченные курением, алкоголем и жирной пищей со специями? Голосовые связки наивысочайшей чистоты и невинности?
   На песенный совецкий бред, хранящийся семь десятков лет:
   "В путь дорогу дальнюю
   я тебя отпра-а-а-а-влю
   Упадёт на яблоню спелый цвет (свет?)
   зари...
   Подари мне со-о-о-о-кол
   на прощанье с-а-а-а-блю,
   вместе с острой саблей пику подари" -
   последние слова музыкальной дури исполнялись языком и голосовыми связками, а мозг говорил:
   "Всё, песня окончена, отдыхай"!
   Вникать в смысл слов, распеваемых в хоре с одноклассниками не мог, от анализа тогдашней музыкальной дури стоял далеко. Сегодня - да, "герой", сегодня задаю в пустоту вопросы любого содержания и не получаю ответы, а что тогда? Когда учительница принуждает петь о "пиках и саблях" - принуждение, понятно, но спросите меня:
   - Добровольно стал бы песенную дурь заучивать? Потому, что она "прекрасна"? - главный вопрос тогдашнего бытия "совецких людей". Сегодня понятно и такое: распад "страны советов", как ни странно, начался сразу после "великой победы". Тогда пел и не подозревал, что стою на первой ступени лестницы с названием "распад СССР".
   И до ныне не понимаю смысла песни, что распевал под взмах руки учительницы: какой "дятел", и у какого "сокола" просит саблю и пику в подарок? Отчего у зари "цвет", или "свет" - "спелый"?
   Распевая песню под управлением учительницы, школяры явно отставали: кругом - танки, самолёты, корабли и пушки, а они чистыми голосами пели о саблях и пиках: видно, "отцы-командиры" больше доверяли "классическим" видам вооружения. Атавизм? Учительница была из казацкого рода, а у казаков основным оружием были сабля и пика? Кто и когда стихами дозволил провозглашать любые глупости, и почему нельзя прозой нести ахинею, почему с поэзии нулевой спрос за одинаковые выверты с прозой?
   Первым "преподавателем" музыки остаётся мать с хорошим слухом и плохим голосом. Случается шутит Природа. И репертуар матушкин не лучше голоса. И всё же скажу первой учительнице:
   - "Ты научила преодолевать "не хочу петь", а слова в мелодию можно вставлять любые, мать познакомила.
   "Полюби песни!" настолько твоей "соображалки" хватит! И до сего времени путаюсь в словах совецких песен, но их мелодии помню до нотки.
   Сегодня стыжусь детства и "торжества совецких песен", не любил савецкую музыку, не насиловал детскую совесть, симулировал и лгал открытым ртом и слабой работой голосовх связок.
   Но это мелочь, главное не поддаваться насилию непонятными песнями. У меня тогда получалось. Многие в отечестве нашем нынешний гимн терпеть не могут, но исполняют его, насилуют себя. Уверен, что всякие насилия над собой, а музыкальные - особенно, рано, или поздно, но заканчиваются предательством отечества. Как иначе? Я по принуждению исполняю государственный гимн, автоматически делаю, а где-то, в особом отделе мозга, презрительно кривит губы мыслишка:
   - Бедные! Доколе вам пробавляться перелицованным гимном!?
   Когда не хотелось петь, то я ссылался на отсутствие голоса и слуха, и когда самые умные из окружающих говорили, что мне "медведь на ухо наступил" - соглашался с улыбкой идиота. Соглашусь на что угодно, готов потерять "музыкальное лицо" и любое другое лицо, но только не заставляйте петь гимн!
   Было: хвалясь знанием иных мелодий, промурлыкал учительнице любимую Lili Марлен, но был не понят с просьбой впредь "этого не делать"! Знала, что пропел?
   - "Достаточно прекрасных советских песен"! - не дано было понимать: то ли сказала, как "настоящий советский педагог", или боялась загреметь на Соловки за "исполнение мелодии вчерашних врагов". Чего и сколько содержалось в первой учительнице - малый моего возраста определить не мог, но Лили не забыл, хотя из репертуара изъял на долгое время. Где учительница слышала "Лили Марлен" - осталось без выяснения.
   Наши песни схожи с людьми: рождаются, выходят в мир, принимаются, живут какое-то время - и умирают... И поминают песни как покойников, и хорошо, если ничего не меняют в "биографии", как у этой:
   "... прежде думай о родине,
   а потом - о себе"! -
   хорошая, правильная мысль и слова, но причины переделки красивого, мужественного, местами и героического призыва в:
   "... прежде думал о родине,
   а теперь - о себе"! -
   причины трансформации музыкального произведения автору неизвестны, а те, что есть сомнительны:
   - "Рыба гниёт с головы..."
   Или "власти предержащие" не заметили подмены слов, но были обязаны замечать, или усмотрели крамолу, но были согласны с новым текстом, или в очередной раз дала сбой великая поговорка: "медленно запрягают, но быстро ездят"?
   Песни тех лет исключительно "героические", иных не пели, все наши героические песни кончаются смертями героев, а чем объяснить нашу любовь музыкальных произведений с грустным финалом объяснить не можем... хотя, если героя оставалять живым героизм получался неполным.
   Муж учительницы погиб в последние дни войны где-то в Пруссии. Или в Литве? В борьбе с "лесными братьями"? Как всегда, в монастыре по данному вопросу были споры в итоге ни к чему не приведшие. Первая учительница прожила дольше своего мужа на год и была убита любовью...
   Пришла моя десятая персональная весна, исчезла грязь, дав ногам свободу, а следом за свободой ногам пришла общая победа. Монастырские счастливицы в разговорах перешли на ожидание мужей, коих пощадила война и оставила на проживание. Ждал отца, пытался представить, как будет выглядеть появление. На короткое время появился американский яичный порошок. В одно время с яичным порошком в монастыре зазвенела неизвестно чья, и кем сочинённая, весёлая, бодрая и живая песня с понятными словами:
   "Зашёл я как-то в кабачок,
   вино там стоит пятачок,
   сижу я там с бутылкой на окне,
   не плачь, милашка, обо мне!"
   И весёлый припев:
   "будь здорова, дорогая,
   я надолго уезжаю,
   а когда вернусь - не знаю,
   а пока - прощай!
   Прощай, и друга не забудь,
   твой друг уходит в дальний путь,
   к тебе я постараюсь завернуть,
   как-нибудь, когда-нибудь, зачем-нибудь"!
   Песня залетела в монастырь, как незнакомая птичка, чужая, весёлая и понятная. Никем не исполняемая американская "птаха" прожила в монастыре малое время, улетела не насовсем, но более половины осталась в памяти...
   Была и ещё одна песня о любимой авиации. В "Прогулках с бесом" каялся, как совершил первую измену с паровозом против авиации. Верно сказано: "первая любовь не умирает" и это утверждение проверил на себе.
   Песне американских лётчиков было отказано в прописке в память из-за слабой музыки и несуразности текста:
   "...бак пробит, хвост горит, но машина летит на "честном слове" и на одном крыле!" - познания авиационной техник говорили:
   - "Не может быть"! - представлял рисунки "воздушных боёв", что изображал в зиму сорок первого-второго года на листочках страшно ценной писчей бумаги - как летел с пробоиной в топливном баке и с горящим хвостом, где рули высоты находятся, как садился, если дотянул до аэродрома на "одном крыле"!? С таким набором "удовольствий" экипажу ничего не остаётся, как покинуть машину, зависнуть на парашютах и вверить жизнь неведомой силе..."
   Много позже в старом журнале "Америка" прочитал статью о машине "Дакота", DC-8. Пилоты звали чудо авиатехники "дурной птицей", но, думаю, летающие таким образом выражали восторг авиационному чуду. О DC говорили: "её можно уничтожить, но не сломать" - так хорошо и надёжно был сделан самолёт.
   Песня влетела в память довеском к американскому яичному порошку с названием "меланж", но что значил "довесок" - помню: кусочек продукта до абсолютно точного показания весов! Недовес продукта военного времени рождал вражду и ненависть худшую, чем к оккупантам:
   - "Что ж ты, сука, своих обираешь"!? - что может быть хуже?
   Внимательный читатель, если в супер-гипер-маркете увидишь пожилую женщину, читающую чек с перечнем купленного товара и ценами - знай: это "совецкий осколок войны", чьё детство прошло в разговорах взрослых о недовесах:
   - "Когда ж, суки, обманывать перестанут"!?
   Американский яичный порошок и песня о бессмертной "Дакоте" пробыли в монастыре одинаковое время и уцдалились.
   "Уроки на дом" не выполнял: физически негде было заниматься уроками, а потому довольствовался тем, что получал в классе: хватало.
   Как сегодня любой родитель представляет занятия чада уроками? Естественно, за письменным столом, на хорошем, выверенном по высоте и удобном сидении, с массой нужных учебников под рукой, и согнувшейся над сыном мамой. Согнувшаяся и дышащая в затылок мама - непременное и обязательное сопровождение всякой начальной учёбы, без мам невозможно постичь азы наук! Надо мной никто не стоял и не исследовал дневник: его не было.... Нет, это всё же было прекрасное время:
   - "Анна Петровна, на чём писать"!?
   - "Твой сосед домашнее задание на обоях написал, а ты нет"?
   - "У нас нет обоев..." - Анна Петровна прощала не написанные на обоях тексты за хороший голос, когда на уроках пения (были и такие) "захлёбывался (заливался) соловьём" песнями "совецких" композиторов.
   Ценность того времени: "двойки" были не в почёте и никого не огорчали, и первые два послевоенных года учёбы назову "эрой милосердия к ленивым".
   Школа от кельи отстояла в ста метрах, и эти метры чернозёма превращались в непреодолимую полосу препятствий после первых осенних дождей. Мнение о чернозёме:
   - "Ведро воды и ложка грязи - летом, ложка воды и ведро грязи - в осень"
   До прихода морозов вёл борьбу с раскисшим чернозёмом за то малое, что было на ногах, платой за проход грязь пыталась оставить у себя мою обувь, чему противился имевшимися силами. Когда силы в борьбе иссякали - приходил мороз!
   Каков процент граждан отечества до сего дня ожидает морозов с нетерпением - вроде никто не проводил "опросов общественного мнения" по теме.
   Весна желаннее осени, у весны перед осенью преимуществ больше: время между исчезновением снега и высыханием грязи на дороге в школу намного короче, чем между началом осенних дождей и первым морозом, и только эти два момента русского календаря спасли от "порабощения навеки"!
   Что сохранила память о зимних вечерах сорок четвёртого-пятого?
   Собирались играть в лото в соседнем доме. Мать брала на игру по причине: понимал цифирь и быстрее всех закрывал "окошки" лотерейных карт. Игра в лото была подспорьем в обучении арифметике: числа на "бочонка" были такие, как и в задачах по арифметике. Спрашиваю прошлое:
   - "Что давала игра в лото"?
   - Как "что"!? Выигрыш"!
   - Грошовый, копеешный? Нищий обыгрывал нищего?
   - "Когда нет радостей - остаётся лотошное копеечное счастье".
   Сегодня пришло понимание: женщины играли, чтобы на время избавиться от тревог за воюющих близких. Война продолжалась далеко от монастыря, но каждый знал:
   - "У войны всего много, у старой бляди руки длинные, хоть кого достанет"!
   Матери везло в игре, и не было вечера, чтобы мы уходили без прибыли, наше лотошное везение было замечено игруньями с единодушным выводом:
   - "Не приводи своего засранца на игру - колдун"! - на что мать возразила:
   - "И вы своих колдунов сраных приводите, посмотрим, кто кого одолеет" - и походы в "игорный дом" кончились.
   Женщины, бездарные в гадании на картах, просили талантливых гадалок "разложить" на воюющих мужчин, но мать никогда и никого не просила "бросить на червонного короля". Почему не была, как все? Приютское воспитание? Не верила в бога и говорила:
   - "Чему быть - того не миновать"! - что заявления такого сорта делают фаталисты - и этого не знал.
  
   7.
   Невыплаканные слёзы.
  
   Школа, помимо назначения учить письму и счёту, много времени уделяла "воспитанию подрастающего поколения в духе любви и преданности делу..." - конечное определение "дела" выглядело зыбким, а потому "дух воспитания" школяров держался на "зверствах оккупантов" в картинах.
   В первый ужас погрузился после рассказа учительницы о гибели "партизанки Тани", комсомолки и героини: девушка, пытавшаяся поджечь сарай с вражескими конями, не думала, что с сараем могла сгореть и советская деревня. Наша, "родная советская деревня" - и зимой! Но что одна деревня в "масштабе страны"? Ничего, мелочь, не привыкать к пожарам, деревни на Руси горели во все исторические времена, а сгореть захваченной врагами - не иначе, как на "героизм" тянет! Дружно и дотла! Всем! А почему всем надо гореть? Да потому, что домишки россиян всегда ставились очень близко один от другого, и делалось такое, "чтобы в случае опасности, или беды какой, сосед быстро мог придти на помощь" - так историки объясняют скученность российских поселений. Самое удивительное свойство "россиян": владеть громадными территориями, но лепиться жилищами до неописуемой тесноты и взаимного смертоубийства из-за клочка земли!
   а) дома мы ставим близко потому, что любим соседей. У нас и поговорка на этот случай есть: "покупают не дом, а соседа",
   б) но за один квадратный метр могу лишить жизни любимого соседа.
   Вернусь к замученной врагами девушке: вознамерилась поджечь сарай с вражескими конями для начала, а основной замысел шёл далеко: сжечь, к чёртовой матери, всю деревню и лишить врагов укрытия от мороза! Всех! И своих, и чужих!
   Вопрос к английскому "Обществу охраны животных", а равно к таковым во Франции, Бельгии, Нидерландах... и прочим подобным организациям Европы. Ими и ограничусь: охрана животных в отечестве никогда и никого не волновала. Итак, вопрос:
   а) как расцениваете намерение хорошей, но глупенькой девочки, о поджоге сарая с вражескими конями?
   б) какова степень вины приговорённых к сожжению заживо, коней? Их нужно сжечь потому, что являлись "тяглом" для врагов? Конской вины достаточно для уничтожения огнём? У животных есть в паспортах "пятый пункт"? "Першерон" выше и лучше "орловского" рысака? А "будёновец"? У животных есть национальность, а если "да" - как и в чём проявляется?
   Девушка, комсомолка, героиня-поджигатель, была схвачена немецкими часовыми в момент извлечения открытого огня советскими спичками. Её подвела проклятая отечественная продукция: спички не хотели загораться! Опять-таки вопросы: то ли спички дерьмовые, то ли не умела пользоваться. Куча мучительных вопросов! Посмотрите, как женщина зажигает спичку! О её пальчиках в момент извлечения огня с помощью спичек следует писать стихи: спичку она держит за самый кончик двумя пальчиками, самыми их концами! Нежно держа за безопасный, не воспламеняющийся конец палочки с названием"спичка", начинает еле-еле возить головкой по запальной стороне коробка! Она явно боится огня, что вот-вот может появиться от её стараний на другом конце короткой деревянной палочки из осины! Она уверена, что вызванный огонь готов спалить в первую очередь её! Потом - всех остальных.
   Наслаждаюсь кадрами родного телевиденья, где оно показывает женщин, исполняющих "воинскую работу". И нет предела моим восторгам, когда вижу, как "наши милые и прекрасные валькирии" с длинными распущенными волосами держат в руках "орудия смерти": автоматы! Разница в картине существенная: мужчины прижимают к груди автоматы-винтовки, а женщины держат их на отлёте, как страшную гадость! Да, правы милые женщины: атоматы-пулемёты - "убивающая гадость", а поскольку вы "дающие жизнь" - железка, изрыгающая смерть, навсегда останется ненавистной! Вам предназначено прижимать к груди ребёнка, мне - автомат, а когда меняемся ролями - смешнее и отвратительнее картины не найти! Не дело, когда на корову одевают седло!
   Попади глупенькая девочка в руки врагов не поджигательницей жилья соотечественников, но снайпером - "о, снайпер!" - проклятые оккупанты устроили бы соревнования по стрельбе с вручением приза победителю, и, пожалуй, не стали бы вешать:
   - "Nain, женщина-солдат, снайпер! Снайпер! О-о-о"! - а так замучили с репутацией "бандитки-поджигательницы" - и всё!
   Какое отношение к пироманам в Европе неизвестно, но на Руси во все времена поджигателей нещадно карали, умышленно поджигающему и сегодня не сносить головы, нет пользы от головы с дефектом.
   Нет ясности в вопросе "чьи претензии разделаться с юной были выше: вражеские, своих? Пройди диверсия удачно - погорельцам смерть на морозе, "свой своего на тот свет"?
   Враги оказались дураками, первым выступал "герр официер", чем и породнился с "савецкими органами дознания":
   - Выжать из партизанки чего и не знает!
   Сколько наций боготворит процесс выбивания сведений, какая "впереди планеты всей" сведения имеются, но, будучи "патриотом свой страны" первое место присуждаю "своим":
   - "Первое место" оставить себе, вторыми пусть будут враги!
   Какие особые тайны могла знать юная поджигательница, с кем связался вояка? Максимум, что заслужила экзальтированная дева - десять ударов солдатским ремнём по голому заду (публично!), и не бляхой, бить бляхой голый зад девицы садизм!
   А далее разъяснить, что игра с огнём приносит беду, выдать пропуск с текстом "Предъявительница пропуска была задержана военнослужащими Вермахта при попытке совершить диверсию (поджог) и причинить ущерб имуществу германской армии.
   Отпущена из-за отсутствия состава преступления" - как мужчина и солдат не хотел связываться с девчонкой - отдай на суд соотечественникам, чьи дома девица собиралась спалить, и суд мог кончиться не десятью встречами голого зада с солдатским ремнём, но чем-то иным и худшим.
   Что теперь? Убив затуманенную пропагандой девочку, ты, боевой офицер германской армии, уважаемый и сильный враг, превратился в палача и потерял лицо.
   С выпоротым задом, с пропуском через линию фронта, "свои" быстро поставили к стенке, не поверили везению,
   Взята при совершении диверсии и отпущена отделавшись поркой!? Расскажи кому-нибудь, но не работникам "смерть шпионам"!
   А сегодня редко вспоминаемая юная диверсантка героиня, и есть подозрение, что вражеский офицер, повесив девущку, работал на савецкую пропаганду, война нуждалась в героях и в ненависти врагам
   О-хо-хо, нужно выливать невыплаканные слёзы сегодня и копаться прошлых глупостях? Пожалуй, нет: случись ныне новая беда, схожая с Большой Войной - прошлые глупости никто не вспомнит, проще наделать новых в необходимом количестве:
   - Какая ни кака, а новинка! - изобрести в большом количестве новую дурь и записать подвигами особый талант нужен. Верю:
   "Таланты в изготовление дури неиссякаемы, и в этом наша сила в борьбе с врагами"!
  
  
   8.
   Гимн свету (коптилке).
  
   Единственную радость в зиму сорок четыре-пять дарили книги. Лежанка за печью, коптилка, книга... Гимн лежанке пропел во второй части повествования с названием Polska, пора пропеть гимн коптилке времён войны. Что такое "коптилка", как устроена?
   "Изобретение военного времени по производству копоти и света, но чего больше из двух позиций зависит от многих фактов, но моя коптилка, пожалуй, первым выполняла план по копоти, а свет стоял на втором месте. И всё же коптилка достойна воспевания:
   Люди, не впадайте в панику, если вас надолго лишат благ цивилизации: электричества! Ага, за неуплату по счетам, или из-за крупномасштабного стихийного бедствия, что одинаково для потребителей. Не отчаивайтесь, не сетуйте, но прямым ходом направляйтесь в ближайшее воинское соединение и просите отцов-командиров соединения подарить стреляную латунную гильзу крупнокалиберного пулемёта отечественной конструкции с названием "Шилка". Годится гильза и от вражеского пулемёта, но только крупного калибра. Не принципиально, чья гильза будет подарена: свет, как от чужой, так и от отечественной гильзы одинаков. Ещё попросите, чтобы в гильзу влили солярового масла на три четвёртых объёма. Если у воинов не будет солярового масла - заливайте любую нефтяную гадость с условием:
   - "Только не бензин и керосин"!
   Затем в гильзу вставьте фитиль из льняной ткани, аккуратно и равномерно расплющьте горло гильзы в том месте, где ранее крепилась пуля. Операция по сплющиванию делается для удержания фитиля на месте - и коптилка готова.
   Мощность источника выработки копоти и света в "единицах светового потока" (люмены), сделанного вашими руками, "прямо пропорциональна количеству и качеству залитого в него нефтепродукта, и обратно пропорциональна ширине и высоте фитиля".
   Формулу, определяющую количество чистого углерода в носу малого возрастом девяти лет, проведшего вечер в обществе источника света в звании "коптилка" - до сего дня не вывели. Будет нужда в формуле в будущем - трудно сказать определённо, но стоит выйти из строя одному-двум трансформаторам на понижающей станции - и "любимый город", как прежде, перейдёт на "коптилки" "Нет", говорите?
   Если в дошкольные, оккупационные годы, зимними днями страдал в четырёх стенах кельи от неимения одежды и обуви - овладев чтением - перестал рваться на улицу, простор за стенами не манил, а расстояния от школы до кельи и обратно хватало "дыханию свежим воздухом"
   Ошибка взрослых: обучи малого чтению три года назад - и стены сгоревшей кельи не услышали скандалов на тему временной эксплуатации валенок сестры!
   Величайшее изобретение людское Книга! Стоит на полке, покрывается пылью, гибнет в челюстях жука, горит, или тонет - и молчит. Молчит о силе и могуществе до момента, пока не берут в руки и открывают:
   - "Здравствуй, подруга, здравствуй, любовь моя"! - что любил до встречи с Книгой забылось без сожалений, а кусачая тётя Совесть не вмешивалась. Самолёты - улетели, паровозы - укатили, и мир сузился до закопченного пространства в шестьдесят сантиметров между бревенчатой стеной кельи, печкой и коптилкой у изголовья. И очередная, третья измена, произошла: влюбился в Книгу. Чего иного ждать от потомка вражеского прислужника?
   Как пришла весна сорок пятого - не заметил, и если кто-то собрал гору книг лучших писателей мира и сказал:
   - "Война тебя не касается, ты читай, читай..." - войну не заметил.
   - "Зачитаешься"! - говорила мать: верила, что читающие люди когда-то "трогаются умом". В чём выражается "трогание умом" - не представляла, но что от излишнего "напряжения ума" с сыночком приключится беда - верила,
  
   9.
   Рождение вида спорта.
  
  
   Возвращались фронтовики. Почему-то думал, что отец вернётся со стороны заката, и были основания: мимо монастыря проходили составы с солдатами. Что могут быть вагоны иного сорта, кроме памятных теплушек - об этом не знал, не видел пассажирских вагон, не проезжали... Или проезжали, когда спал?
   Дорога на станцию - вот она, видна, не заблудишься: колея из двух рельсов и шпал приведёт на станцию. Нужно говорить, как часто наведывался в надежде первым встретить отца? Ходить на станцию каждое раннее утром пешком по шпалам? Зачем ходить ногами, когда поезда ходят? Да, редко, но и удовольствие не малое! - о "железке" рядом с монастырём рассказывал.
   Холмы, холмы, холмы - Среднерусская возвышенность. Меж холмами - река, у реки - город. Центр. Окраины города - на холмах, просто и понятно Монастырь строился в стороне от города на самом высоком из холмов. Никто и никогда не мог подумать, что через триста лет после окончания строительства монастыря холм, на коем возвели обитель, придётся разрезать полотном железной дороги. Разрезали. Проложили колею, и колея выходила на мост через реку. Гимн старинному мосту исполнялся ранее и неоднократно.
   Разрезанный железной дорогой холм длиною два километра километров с подъёмом в сторону станции, удобное для посадки на проходящие составы. Каким бы состав не был по весу и длине - в "ущелье" замедлял ход и "астматические" паровозные "лошадиные силы" отдавали всё на преодоление подъёма.
   Подъём до сего времени называется "семитысячником": перепад полотна дороги по высоте равен семи метрам на длине в один километр. "Семь на тысячу".
   Поступал так: спускался по откосу высотою метров в сто к полотну и ожидал эшелон. Приближение оповещалось подачей звукового сигнала: "вход на мост транспортным средствам без сигнала запрещён"! - но чего локомотив ревел - не знаю до сего дня.
   От моста до места, где обычно поджидал транспорт - не не более километра, и после гудка паровоза, возвещавшего, что входит на мост - начинало учащённо биться сердце, и что юные почки впрыскивали адреналин в кровь - не знал. Чего волновался? Ход эшелона тихий, выбрать вагон с тормозной площадкой, выровнять бег босых ног с ходом эшелона, вцепиться "мёртвой хваткой" в нижнюю ступеньку и вскарабкаться на площадку вагона - проверенное и простое дело, чего волновался!? - причина была: "что, если во всём поезде нет ни одной площадки и желания прокатиться до станции не сбудутся!? Не испытаю удовольствия нижнюю ступеньку, лечь животом, подобрать ноги - и, вот она, езда"!
   После пяти, или шести посадок - опасное занятие отработалось до автоматизма и совершенства с примесью наглости: перестал удовлетворять тихий ход эшелона, хотелось садиться на большей скорости. Восторг, коррида! - неполные десять лет превратился в "наркомана": того не осознавая, хотелось получать адреналин. .
   А прыжки с тормозной площадки!? Скажите, многие знают, как правильно сойти с движущегося транспорта?
   В "трудах "вождя (всего!) советского народа" присутствовало и полезные заявления:
   - "Теория без практики - мертва"! - если бы "вождь" дошёл до заявления:
   - "Всему своё время" - ему бы цены не было. Не уверен, что мудрость "о теории и практике" породил "вождь", скорее всего "позаимствовал", рождать истины не его профиль. Что украл у "ближнего окружения", а обворованного - убил. Но всё едино спасибо "за наше счастливое детство".
   Тогда выработал и практику схода с движущегося транспорта. Изумительную, совершенную практику, которая не позволила переломить ни единой конечности за многие годы общения с подвижным составом. А сколько их было посадок и сходов! При любой скорости... ну, может, и привираю в данном месте насчёт скорости... И мозг мною правильно управлял: автоматически вырабатывал команду на посадку в данный эшелон, или же говорил:
   - "Сейчас не сядешь, не сможешь, не рыпайся"! - слушался голоса. Постарев - понял: команды исходили от Хранителя, часто поминаемого в трудное время. Ослушники, не выполнявшие рекомендаций Хранителей, теряли части тела, а иногда жизни: общение с движущимся транспортом крайне опасное занятие.
   Всё, чему научишься в сопливом детстве, остаётся до смерти, и сейчас, в свои семьдесят, могу сесть и сойти с движущегося транспорта... с разрешения артроза тазобедренных суставов. Пришло время исполнять многое из детства чинно и без спешки. А иногда так хочется прыгнуть под откос! В чём дело, соверши полёт, кто держит, пердун старый?!
   О чём говорят спортивные законы? "Тренировки, тренировки и тренировки!" Итог длительных тренировок - высокий результат. Высокий результат - награды, большие и малые, моральные и материальные, деньги, то есть. Но не понимаю: мне-то какая прибыль от чужих достижений? Если в миллионе дохлых граждан мы найдём одного здорового, и этот здоровый достигнет "спортивных высот" - остальным дохлякам от "рекорда" силы прибавится? Станут крепче? Почему, будучи дохлым, должен умиляться от вида здорового дурака и болеть за него? Почему плачу деньги за любование крепким человеком? Не извращенец случаем? Почему спортсмен не платит мне за переживания о нём? Бегуны - бегают, прыгуны - прыгают, пловцы - плавают, боксёры взаимно чистят физиономии, гимнастки становятся инвалидами - кто-то должен платить хорошие деньги!? Польза от "чемпионата мира игры в мяч" - нулевая. Разве только "слава отечества" должна волновать? "Слава отечества" прописана в "заказных" матчах страны по футболу? Если в стране с дохлым, пропойным населением набирают тысячу спортсменов - дозволено думать, что остальное мужское население не слабее и сутками гоняет шайбу на водоёмах в долгую полярную ночь?
   В посадке на состав и сход перед входным семафором на станцию - среди монастырских сверстников равных не имел. Если и завышаю способности в беге босиком за движущимися вагонами - грех малый: соревнований по новому виду спорта между любителями никто не устраивал, и способности садиться на движущийся железнодорожный транспорт служили только садящемуся. На сегодня и в "большом" спорте происходит так, как и у нас когда-то: твои достижения - твои достижения, а мне от них - "ни холодно, ни жарко" - возможно, потому не могу терпеть ни единого вида спорта. Никто из ребят не прыгал с тормозной площадки вместо меня, каждый управлялся "компьютером" своей черепной коробки. Мой "компьютер" служил без сбоев и "зависаний", а потому тело не знало боли от ссадин и ушибов от опасного занятия.
   От монастыря до станции - пять километров, кои в моих "архивах периода военных действий" зовутся "ошибочными": не случись у "сталинских соколов" бомбардировочной авиации ошибки в последних числах июля сорок третьего, когда вместо разноса станции с "большим скоплением вражеской военной техники и живой силы" - сбросили единую и глупую бомбу на бывший женский монастырь - жизнь моя могла пойти по иной дороге... или прерваться. "Асов" понял и простил: швырянием бомб "куда придётся" зарабатывали "святость" на будущее.
   Проезд пяти "ошибочных" километров на товарняке не был в графе "нужда", но удовольствием и забавой, хотя и не всегда: случалось, что проходило более половины эшелона, а любимая и манящая тормозная площадка не проплывала. И тогда шёл безумие, от которого ныне становится страшно: делал попытки забраться прямо в теплушку к солдатам. Мной руководил страх: сегодня других эшелонов не будет, если не смогу добраться до станции - что тогда?! Солдаты, видя попытки, пугались, ловили за руки и втягивали в вагон. Кто ругал, кто давал лёгкий подзатыльник за опасные занятия, но начинали кормить. Блаженные времена, люблю их, голодными были, но ценными: жила вера, что придёт момент и что-то попадёт в желудок. Вечное ожидание момента, когда в проклятый "мешок"-желудок удавалось что-то спровадить! Десятилетние мальчики и девочки нашего времени, несчастные, вы лишены радости от встречи с пищей, лишены удовольствия от мысли "когда поем"!?
   Сегодня думаю: был тощ и лёгок настолько, что ухитрялся босиком догонять тормозные площадки! Откуда силы для опасных забав? Почему, будучи от природы дохлым, недавно перенёсшим тиф, не получавший "реабилитации" пищевыми калориями - был бодр и лёгок? Или вру о голоде? Если истощён - какой из меня "стайер"? Как играть в "догонялки" с товарными вагонами? Или вид особой йоги? Пожалуй, так: в самом деле, йога не предусматривает обжорства, йога, каждую, отправленную в утробу пищевую калорию, направляет на жизнь и деятельность тела, но ни в унитаз. Что сегодня висит впереди? Нынешнее любимое пузо - результат древних страхов смерти от голода.
   Не меньшее удивление вызывает и такое явление: не раз приходилось встречать людей, переживших блокаду. Всё, ребята, голод для вас окончился, можете навёрстывать упущенное, кушайте, наслаждайтесь пищей и "входите в тело"! Ваше право употребить ныне "лишний" кусок, вы его не съели в своё время. Вы его выстрадали в страшные дни прошлого, ваш сегодняшний аппетит никто не осудит! Так нет же, дистрофики, однажды познакомившись с истощением, впредь никогда не набирают веса. Или я встречал не тот сорт дистрофиков?
   Но всё меняется: если мальчики моего времени мечтали о дополнительном обеде - мечта нынешних выше моих на порядки, мальчики нового времени рвутся (спешат) получить удовольствия иного сорта, не грубая проза,
   Сегодня нет нужды искать удовольствия, удовольствия ищут жертвы, поджидают юных, слабых умишком граждан обеих полов на каждом шагу. Наконец-то в отечестве нашем наступили времена сплошных удовольствий! Прогресс в осуществлении желаний невообразимый.
   Хотелось знать, из чего будет состоять набор желаний и удовольствий мальчиков и девочек, что придут в мир через десять лет? Двадцать? Сорок? Верю, что через десять лет и наркотики перестанут "удовлетворять насущные потребности молодёжи", и моя нехорошая вера рождает уверенность, что только новая война сможет остановить всеобщую погоню за удовольствиями, она, "родимая", способна вогнать душу в пятки любому, и заставить молиться куску подобия хлеба. Не хлебу, подобию хлеба, "изобретённому" на тридцать процентов из отрубей, у коих истекли мыслимые сроки годности. И чтобы мальчики видели, как из этих отрубей мать, с помощью старого сита, изгоняет личинок жука-хрущака, видел процедуру очистки инридиента готовящегося войтив хлеб, видел шевелящиеся личинки, но и они были в силах прогнать голод.
   Знал, из каких "продуктов" делается "военный" хлеб - и с нетерпением ждал, когда примитивная печь выдаст основу жизни "хлеб" Ничто иное, а только война способна открыть глаза на истинные ценности. Это и есть основное и великое свойство любой войны.
   Избавьте Высшие силы от страшных мыслей об эвтаназии, внесите ясность в вопрос "как глубоко были неправы удалявшие из жизни больное и непригодное, нужен планете педераст-наркоман с вирусом иммунодефицита, предаст проклятью "ошибки молодости и встанет на путь исправления"? Допустимо выпускать "на волю" педофила-убийцу с неудалимой программой насильника и убийцы?
   Не встретил отца на станции, велика станция оказалась: как знать, в каком эшелоне, в каком вагоне и когда отца привезут с войны? И прибудет ли? Война кончилась, стрельбы нет, самолёты с бомбами не вернутся... - ничего не знал десятилетний малый о "высокой политике" - столько знает и сейчас.
   Каким-то чужим отец вернулся и с усами, не таким, каким помнил после возвращений из поездок по "захваченным врагами стальным магистралям страны советов". Это был свежий и бодрый и усатый человек: защита отечества и "сведение счётов" с вчерашними работодателями пошла на пользу, пребывание на "театре военных действий" сроком в неполный год в родном гаубичном полку - отдых от семьи, вынужденный - но отдых.
   Возможно такое? Вполне! Думаю о вас ежечасно, милые мои дети и жена, но политрук говорит, что "без родины у каждого в отдельности нет ни жены, ни детей. Главная родина для каждого - это необъятная Россия и "советский союз" без выбора!"
   Отцов "отдых" длился недолго: какие "отдыхи" у главы семьи с кучей иждивенцев? - и опять железная дорога. Всегда железная дорога, везде и кругом железная дорога будет нашей кормилицей. Куда без неё? Что ещё мог делать отец?
   Перевозки грузов отцу не доверили, но поставили главным кондуктором пассажирского поезда западного направления.
   И как-то удумал прокатиться с отцом, насладиться не пятью километрами от монастыря до станции, но дальше! - как два раза влезал на ходу в вагон (рабочее место отца), как два раза отец останавливал поезд стоп-краном и гнал - вспоминаю со стыдом.
   И опять осень, и прежние дожди, и "моя борьба" с грязью на дороге в школу: "героическая дорога проклятых".
   Удивительное и необъяснимое чувство: прекращались дожди, дорожная грязь высыхала, или каменела от мороза - и забывал недавнее поведение ленты из грязи с ненадёжной обувью, прощал грязь по щиколотку на пути в школу. Когда уровень, иначе - "глубина раскисания" грязи превышал "допустимый уровень" -участки дороги с названием "грязь непролазная" - вызывали ненависть и тоску! Дорога до школы имела три стадии:
   1.Сухая с толстым слоем пыли тончайшего "помола", нежной и тёплой пыли - лето!
   Летняя пыль почему-то не становилась грязью даже при сильных ливнях, но воздушная пыль с первыми осенними дождями очень быстро превращалась в непролазную грязь. Не злился на осеннюю грязь, знал: скоро зима "закуёт" грязь до весны. Как ненавидеть мою грязную дорогу за одну осень!? Грязь только осенью, а в остальные времена года дорога прекрасна! Почему бы избитой старушке не простить подлости, кои "не по злобе" учиняла с моей обувью в осенние ненастные дни!?
   Сделал открытие и могу сказать, почему на Руси нет хороших дорог: хорошая дорога всегда одинакова, без перемен, а потому и скучна. Постоянна, неизменна, а и надёжна, без единой малой выбоины, а без перемен мы хиреем! Нам нужна борьба, и если таковая не предвидится - бытие нам "горше смерти".
   Сорок шестой прошёл в "борьбе народа по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства страны советов". Всех касалась "борьба с последствиями войны", а меня призывы обходили стороной. Газеты и репродукторы-тарелки объясняли советским людям, куда и зачем следует двигаться для "их блага".
   Ничего нового: осень одного года плавно и незаметно перетекала в начало зимы. Зима тем хороша, что не было за стенами осенней грязи, но грязь заменялась холодом. Приходила весна, за ней - благословенное лето, что пролетало "песней недопетой" - и снова осень! Унылая, грязная осень с единственной радостью, когда было чем истопить плиту. Зима заполнялась учёбой.
   Первые учебные зимы были полураздетыми и в плохой обуви, но это было лучшее моё положение, чем в оккупацию. Отделить в памяти одну зиму от другой не могу, но хорошо помню день, когда в бедной школьной библиотеки получил сказки американца Джоэля Харриса. Книжку я "съел", нет, пожалуй, "проглотил" и запомнил настолько, что в лицах рассказывал девочке-ровеснице из другого класса нашей школы. Гуляли вечерами в тёмной липовой монастырской аллеи в сопровождении "Сказок дядюшки Римуса", кои пытался рассказывать "в лицах" и сочинял напропалую, но кто не врёт, когда сходит вдохновение? И когда слушает девочка?
   Глава 10
   Отбытие в "русскую Швейцарию"
   (Южный Урал)
  
   Весна сорок седьмого года была жаркой и сухой. Пыльной. Пыль висела в воздухе когда её никто не поднимал. За всё время после схода снега и до "критической точки в земледелии", когда никакой дождь не даст ничему уродиться - не выпало ни единого дождя. Самая мудрая часть населения монастыря вначале редко и тихо, но потом громче и смелее, заговорила о надвигающейся очередной, без номера, "голодухе" - так мать называла нехватки.
   И напрасно: когда вижу "народных избранников" - нехорошо думаю:
   - "До чего упитанные ребята, сверх меры упитанные! Хотелось бы узнать: в думские "общепиты" идут утолять голод, или выполняют указание тяжёлых животов своих: "пора обедать? И с каким диагнозом туда уходят? "Ожирение сердца"?
   "Воспоём, братии, славу матери-Голодухе, ибо она укрепляет, делает выносливыми и продлевает жизнь своим детям"! - лёгкий обман: голодуха сорок седьмого пронеслась над семейство невидимой птицей:
   - "Не привыкать! В оккупацию не пропали, а сейчас тем более не пропадём"! - верно: ни один, кто работал на "железке", не умер голодной смертью. Но крамольные мысли сравнения о засухе сорок седьмого живы:
   "что с нами было, случись засуха в оккупацию? Не секрет, что многие жили огородиками при домах, и добавься к остальным оккупационным бедствиям? Заметили на "военном фоне"? Нет! Одной бедой больше, одной меньше - какая разница? Бедствия - так бедствия, подай полный комплект бедствий с "прологом и эпилогом", мы привычные! Похоже на работу бронебойного снаряда с покрытием "носа" свинцом: когда головка снаряда касается брони, свинец сваливается со стальной основы снаряда, и снаряд как бы оказывается в металле, начал путь... А тут - победа, радость, впереди надежды на лучшее - и нате вам, получайте "подарок" матушки Природы: засуха! Как вас понимать "природу вашу мать"?
   Дозволили кому-то умереть голодной смертью в сорок седьмом голодном - не знаю, но, пожалуй "нет": сорок седьмой - не блокада города "имени вождя мирового пролетариата", сорок седьмой - мирный год...
   С другой стороны: если года всё же далеко стоял от блокады! По малолетнему положению не мог задать вопрос:
   - "Мы победили, но почему пухнем с голоду"!? - должен заявить:
   - Не пух от голода и не знаю, что такое "голодный обморок"!
   Сегодня родное и любимое телевиденье заговорило о голоде сорок седьмого. Везло: встретился с ведущей умницей, коя когда-то задала вопрос о разнице жития победителей и побеждённых в прошлой войне. Как не уважать умницу, редко, но сильно бьющую по официальной благости? Если постоянно добавляет такие вопросы о войне и последующем послевоенном житии - после прямого ответа на последний вопрос о войне жить далее не будет смысла.
   Почему и от чего "родная советская власть", спохватившись, стала выяснять в сорок седьмом году, кто у неё ходил во "врагах в грозные военные годы"? Для чего ей нужны были "ясности"? Ответ простой: "пока эти дураки и самоеды истребляют себя сами, то оглянуться по сторонам у них ума не хватит! Не будет у них времени оглядываться по сторонам, "социализм" строят! А если так - "целеустремить" их на "нужное стране дело" - плёвое дело!
   Отец оставался вписанным в "неблагонадёжные" с интересным дополнением:
   а) - "вражеский пособник" - не оспорить и ни куда не деться,
   б) но эта явно "не совецкая личность" воевала с ненавистными врагами и была награждена почётной солдатской медалью "За отвагу"! Как быть с ним?
   На новом месте отцовы грехи военного времени не забылись и "таскания" в органы "на предмет выяснения враждебной деятельности в период оккупации совецкой территории немецко..." случились раза два. Почему "органы" считали, что на отца заведено мало бумаг - "положено знать только органам".
   "Уточнения", разумеется, ничего хорошего к "портрету" отца не добавляли. Было и утешение: "беседы" не переходили в разряд "допросов с пристрастием", и с таковых "бесед" отец не возвращался с отбитыми почками и лёгкими. Уже "плюс". Бывший "вражеский пособник" не по ошибке награждённый солдатской наградой, испытывал "угнетение духа" после посещения "органов". Но не до инфарктов. На сегодня в моём старческом сознании бродят фантазии следующего содержания:
   "допрос у следователя. Как общение назвать? "Дуэлью": если первым вычислю, какие сведения следователь хочет получить - выиграл подследственный, если не пойму, куда дознаватель "наводящими" вопросами пытается завести - выиграл он.
   У отечественного следователя постоянное преимущество перед допрашиваемым: кулак, а потому на вопросы следователя нужно тщательно и вдумчиво отвечать, и настолько осторожно, насколько позволяет выдержка и спокойствие. В допрос следовало вступать с великой охранной мыслью:
   - "Бог не выдаст - свинья не съест"!
   Вопрос психологам: кто тратил больше психической энергии в прошлых "собеседованиях": отвечающий, или задающий вопросы? Если следователь даёт оплеуху допрашиваемому - не значит ли, что следователь "на пределе"? Выдохся "товарищ" следователь? Оплеуха подследственному - "разрядка", или "товарищ" всего лишь садист?
   Меняются времена: когда-то литература упоминала "садистов", на сегодня забытых, но не полностью: заменили "педерастами". Но отклонение от нормы остаётся.
   Сколько в живых осталось следователей тех времён? И были "отщепенцы" из следователей, кои "недобросовестно выполняли порученную им работу по выявлению скрытых врагов"?
   Ничего не знаю из бесед отца с дознавателями сорок седьмого года. Или отца спасала медаль "За отвагу", кою заслужил в составе полка тяжёлых гаубиц? Нужно молиться командиру, коему "свыше" запретили представлять отца к "герою"? Как узнать? Каким болваном был сынок, когда, имея возможность знать о родном отце - прислушивался к "отчимам"?
   В "Прогулках с бесом" упоминал о том, что профиль лица родителя чем-то напоминал "вождя всего советского народа".
   Сколько было "шутников" из немцев, любивших пальцами изображать "Вальтер", выставлять в сторону отца и пугать:
   - "Stalin"! - и делать губами:
   - Пу-пу! - и совецкие следователи видели в отцовом лице "чеканный профиль отца народа" и были "милостивы"?
   Отец продолжил работу, как и в оккупацию, на "железке", отказа не было. Как отказать солдату савецкой армии, сводившему счёты девять месяцев в полку тяжелых гаубиц второго Украинского фронта и награждённого медалью "за отвагу"? Чего менять привычную работу, что иное мог делать? Чем "хлеб насущный" добыть? Железка всё та же, нового ничего...
   Без малого два года отец пребывал главным в пассажирском поезде сообщением наш город с городом в Латвии, а затем руководство посоветовало отцу отправиться подальше "с глаз долой" в "командировку" на Урал:
   - С кондукторами на Урале трудно - как-то сказал отец.
   Не думаю, что уральские железнодорожники не могли обойтись без помощи "легашей" центра России, работа легашей по всему саюзу была одинаковой, командировка на Южный Урал была маскированной ссылкой.
   Сегодня могу иронизировать на тему о нехватки кондукторов на одном из отделений дороги Южного Урала, а тогда только радовался:
   - Едем! - что отцова работа не могла выполняться жителями Урала - не задумывался, продолжал оставться малым на такие громадные мысли и сказку о незаменимости отца считал правдой. Почему обычным манером родителя не отправили в лагерь на том же Урале, теперь "поляроном" - рискнуть ответом на столь трудный вопрос никто не брался. Тайны, тайны, кругом одни тайны "мадридского двора"!
   Мать не верила в "командировку" и поставила "знаки препинания" на место:
   - Ссылка... - чего взять с женщины и воспитанницы приюта? Привычная к путешествиям, мать ни минуты не раздумывала: "ехать всем семейством, остаться в монастыре? Коли четыре года назад, в военную сумятицу покатила за супругом в неизвестность - почему в мирное время отказаться от поездки на таинственный Южный Урал?
   Не было эвакуации на Урал в сорок первом - получили ссылку в сорок седьмом.
   В своих краях был главным кондуктором пассажирского поезда западного направления, а что предложит новое место работы? Учтут уральские руководители сияние медали "за отвагу", на Урале (южном) живут как по всей стране, или "железные дороги вне политики"?
   Между отцовым объявлением о предстоящем путешествии, и вечером, когда пришла полуторка за нашим, как и прежде, скудным и убогим скарбом, прошло не более трёх суток. Всё совпадало: солнце висело в закате точно на таком же расстоянии от земли, как и тогда, когда мы бежали на запад. И вот она, та самая станция! Здравствуй, милая! Родная и прекрасная! С ароматом горящего угля и мазутной смазки в буксах вагонов. Здравствуйте, вагоны! Видно, мне никогда не расстаться с вами, родные вы мои! - думал и в восторге разглядывал состав из теплушек в две колёсные пары каждая. Но ошибся: нас погрузили в большие "пульмановские" вагоны.
   - Здравствуй, Василь Василич, здравствуй Крайродной! Как без тебя, куда без тебя! Как могло быть, чтобы Урал обошёлся без тебя? Как могло быть, что отца выслали из родного города, а тебя - нет? Милые мои вражеские прислужники, коллаборационисты проклятые, скажите, какая планида щадит вас!?
   Работать на немцев и уцелеть, когда немецких прислужников на оккупированной территории истребляли, удрать с работодателями в Рейх, пробыть малый срок "в логове злейшего врага" и вернуться целыми - фантастика! Вернуться в "край родной" не потеряв головы и не получив ни единой царапины на теле, (о "душевных" царапинах тогда ничего не знали), пройти повторное "очищение" и отделаться высылкой на Урал - "второй том фантастического сочинения", и дать разъяснения причин везения не получилось бы ни у одного начальника районного отдела Министерства Государственной Безопасности!
   Я - берусь: немцы, пугавшие отца "сталин пу-пу" за портретное сходство с "вождём совецкого народа" - были правы и могли позволить "стрелять" в отца, но посмел бы рядовой следователь МГБ копировать шутки врагов, и какие мысли рождались в голове дознавателя от отцова "сталинского" профиля:
   - "Ба, мать твою, вылитый "вождь! Вождя ли допрошу"!?
   Радовался предстоящему путешествию, напрочь забыв о прежних. Вот она, порода неверная! Забыл закуток между печью и стеной кельи в краю родном, где ночами, при коптилке, читал книги до слепоты; забыл монастырь, где вырос; куда-то отодвинул шикарную липовую монастырскую аллею. Отошла в сторону и девочка, которой пересказывал в лицах год тому назад "Сказки дядюшки Римуса". Забыл вмиг родину, сволочь!
   Впереди лежали тысячи километров "стальных магистралей страны, коих не топтал вражеский сапог", но чем отличались топтаные вражескими сапогами шпалы от нетронутых - пожалуй, ни один из тогдашних "патриотов" не смог объяснить.
   Новая дорога на Урал, куда совсем недавно стремились полчища отцовых работодателей.
   Новая поездка была прогрессивней прежней: ехали в большом, просторном "пульмановском" вагоне.
   "Костёр любви к родине" в сердцах мальчиков следует разжигать долгими поездками в пульмановских вагонах с минимальными удобствами плюс многими нехватками всего и вся, а чтобы мальчики видели просторы, по коим проезжают - двери вагонов открывать с первыми лучами восхода и закрывать не ранее, чем солнечный диск свалится за горизонт.
   Девочкам "вагонный" способ прививки "любви к родине" не годится, родина девочек там, где заводят деток, и при выборе "чуркестан" или "родина", повинуясь зову Природы, остаются в "Чуркестане"
   Пульмановский вагон не всякая девочка выдержит, а мальчикам пульмановский вагон в летние дни роскошь. Только в нем, и ни в каком ином вагоне, в сердцах мальчиков рождается восторг от красот отечества. Просьба к тем, кто будет перевозить детей в вагонах:
   - Не показывайте мальчикам мест, где не будет возможности проживания в будущем: Швейцария, Лазурный Берег, остров Капри и Тирольские Альпы в Австрии...
   Позвольте мне, старому, проехать по железнодорожному мосту через Миссисипи, или Дунай - переезд восторга не вызовет: в далёкой юности мальчик, по страшно длинному мосту, проезжал широкую реку. Когда товарняк с переселенцами въехал на первый пролёт моста - в вагон кто-то тихо сказал:
   - Волга...- и немедленно мой ужасный, отвратительны, трёпаный многими событиями мозг - суёт ни к месту чужие слова на родной мелодии:
   "Volga, Volga, Muter Volga
   Volga русишен река!
   Не видала ты подарков
   От донского... мудака!" - последнее слово пропел вслух, не представляя, кто такие "мудаки" и в чём отличие от не мудаков. Так всегда: сначала слова, а спустя время, часто не малое - понимал значение. Как сделать наоборот?
   Поезд тащился через мост долго, и казалось, что мосту не будет конца. Страха в этот раз не было: война-то кончилась! Вспомнил родной мост, что недалеко от монастыря, и тот вечер, когда отец, вражеский пособник с семейством убегал от справедливого возмездия. Родной и любимый мост, по которому четыре года назад наше семейство убегало от справедливого наказания, был намного короче... но любимее, чем этот, длинный и бесконечный.
   На пешеходных настилах моста прогуливались часовые, но от кого они охраняли "важный стратегический объект" спустя два года после внушительной победы - такое знать было мне не дано. Да и не только моим одиннадцати годам не дано было такое знать, на вопрос о необходимости охранять мост в центре России не смог бы ответить и куда более сообразительный человек, чем я. Мал ещё! Но всё же интересно: почему его нужно было охранять? Всех врагов перебили-ликвидировали, откуда взяться врагам в центре победившей страны?! Тишина ночная, никто и никого не бомбит, стрельбы не слышно, а часовые охраняют чудо мостостроения над великой рекой России Волгой? Или в победившей стране остались тайные враги с намерением разрушить мост и прервать связь с востоком "страны саветов"?
   Хорош мост, велик, но первый и любимый, пропустивший по своим фермам в предпоследний день июля сорок третьего года, остался на закате.
   Проезд по мосту в теплушке "пролётная труба" в сорок третьем оставили впечатления, но почему проезд по длинному мосту в пульмановском вагоне в сорок седьмом не впечатлил? Велик мост, слов нет, но второй, не первый, проезд над великой рекой повторение езды через малую реку, впечатляющее, но повторение. И страха "самолёт догонит и бомбу на вагон сбросит, и что тогда будет!?" - не было, тихо катил пульман.
   Двухосная теплушка "пролётная труба" с коллаборационистами в сорок третьем катила в неизвестность, а пульман сорок седьмого вёз уцелевшего в военных действиях и награждённого медалью "За отвагу" недавнего "вражеского пособника" на Южный Урал.
   Тогда-то и услышал, но не понял, сказанное молодым мужчиной из пассажиров пульмана:
   - Северный Кавказ лучше Южного Урала... - а что лучше из двух названных мест "великой страны саветов" предстояло выяснить.
   Время езды в новое место надёжно забыто.
   Вагон двигался по стальным ниткам-рельсам, пассажир пребывал в неподвижности и переживал за потерю опыта в посадке на движущийся транспорт. Оставался ловким, гибким и в меру сильным в свои неполные двенадцати лет. Двенадцать - много!
   На одной из станции производя "гимнастические" упражнения на полозе, по которому ща. Дикий крик способствовал быстрому вытаскиванию, но что потом было, когда состав двинулся в дальнейший путь - могу назвать адом: мать, лекарь моих болезней, посчитала, что сынок "ущемил" мышцу, и твёрдо убеждённая в диагнозе - всего-то перебинтовала сломанную руку... Что говорить о моём дальнейшем продвижении на Урал? Малейшая тряска вагона причиняла нестерпимую боль, боль была бесконечной. Могу гордиться: я был первым человеком, которому сломанную конечность "иммобилизовали" всего-то узкой полоской шерстяной материи. Твёрдо могу заявить следующее: каждому в этой жизни отпущена порция физических и душевных мук, и ещё никто не избежал "своей чаши" Или "участи", это по желанию. Возможно, что у тех, кто идёт сзади нас, не будет повода "испить её". И ещё: моря и океаны, да и не только большие водоёмы, но и простые лужи, каждый год берут дань людскими жизнями. Сломанной правой рукой заплатил железной дороге "дань". "Железка", за блага, кои получил от тебя, рассчитался!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 11.
   Южный Урал.
  
  
   Когда и как закончилась европейская часть советского союза и началась "кузница страны" - прозевал по причине полного незнания "землеописания": "Географии", а если что-то и знал - карты железных дорог советского союза под рукой не было.
   Станции, станции, станции, будки с кипятком. Обгоняли другие эшелоны с людьми, и один запомнил: такой, как наш, "пульман" но добротно оборудованный: видно, люди в эшелоне ехали издалека, долго, успели обжить вагон до состояния родного дома. Есть такой народ: где бы и на какое время не поселился - первым делом обживает новое место на века. Вот такими домовитыми были и пассажиры эшелона. В вагонном пролёте сидел пожилой и бородатый человек в простой одежде из домотканой материи. Обитатели эшелона говорили на языке, что слышал в лагере польского города Люблина. Украинский язык, западный говор, но это ни о чём не говорило: не знал ни "западного", ни того, каким пользовались жители Украины в пятистах километрах от нашего города. Было чему удивляться: "люди в вагона сопровождают меня от самой Polska, ни на шаг не отходят! Всегда рядом"! - обогнали "хохлов" и поехали дальше.
   Обгоняли не только эшелоны с "живой силой", обгоняли и составы из полувагонов, доверху загруженных трофейной военной техникой: на уральские заводы везли переплавлять "металл войны".
   Как-то нас долго с одного перегона не хотела пускать станция Предуралья. Семафор не хотел поднимать в приветствии свои "руки" и эшелон ждал. Что такое езда живых людей в вагоне? Долгая неподвижность, застой всех органов (и членов), потому в моменты остановки эшелона всех тянуло "размяться"
   Разминка давалась мужской половине вагона, женщины панически боялись покидать железнодорожный транспорт (вагон) по причине отстать от поезда и потеряться.
   Пассажиры "литерного" высыпали из вагонов на разминку отправления "малой нужды" на колёса.
   Где-то наш состав догнал груженый ломом военного назначения, видел, как молодой мужик, вышедший из возраста "парень", живо взобрался в вагон с "трофеями", и не менее скоро опустился на землю с винтовкой в руках, а на следующей остановке пилил ножовкой ствол немецкого карабина. Зачем молодому савецкаму человеку обрез немецкого карабина?
   - Отпилишь криво - выбрасывай, пуля в сторону уходить будет - консультировал другой и старший возрастом наблюдатель.
   - Ничего, выровняю... - отзывался пильщик.
   - А патроны? Ствол без патронв палка... - допытывался советчик - на кой хер ствол? Наживёшь беду, за ствол и посадить могут... - чем кончилось вооружение парня не знаю, в другом вагоне ехал. Верно: зачем человеку ствол? Война-то кончилась, в кого стрелять из обрезанного немецкого карабина? Откуда знал годность к употреблению немецкой винтовки? Разбирался в оружии?
   Мимо эшелона проходила девочка старше меня, и пильшик немецкого карабина спросил:
   - Какая станция будет? - на что певучим голосочком ответила:
   - "Чебаркуль - первое слово, услышанное от юной аборигенки.
   Красив Урал, ничего подобного в прошлом не видел, красивы леса Белорусии, помню, любовался ими из окна теплушки, но уральские дивны: такие леса рисуют художники в иллюстрациях волшебным сказкам. Была тайга сроком в три года во времена службы в стройбате, ныне проживаю в средней полосе России, где растёт смешанный лес, но лес Южного Урала, той части, где резко оканчивается, и начинаются казахские степи, прекрасен!
   Вот куда рвались граждане с Запада! Через какие-то километры последующей езды к станции с певучим названием "Чебаркуль",-вспомнились слова песни, что распевал в первом классе:
   "Японцы-самураи
   пытались до Урала,
   пытались до Урала
   границу перейти..."
   -в пении ничего иного о японцах не сообщалось, не было слов о красоте Урала, и, получай, малый, пропущенной первым классом.
   Давнишние устремления врагов захватить Россию по Урал понял, вспоминая Урал, многим помогло и телевиденье, рассказав о становище ариев на Южном Урале: Аркаиме.
   Когда археологи раскопали древнюю стоянку арийцев? В совецкие времена? Совецкие времена не позволяли раскапывать стоянки древних ариев, "антипатриотичностью" попахивали подобные действия, архиологи "знали край и не падали", о древней стоянке ариев на пути в Индию никто и заикнуться не думал.
   Опасно, подобные разговоры протягивали ниточку между ариями с автоматами сорок первого года и теми, кто полторы сотни веков назад прошёл вдоль Уральских гор на пути в Индию из северной страны Арктиды. Быть не в меру любопытным к истории "мифического" народа с названием "арийцы" в "стране советов", было опасным и осудительным занятием. Родное телевиденье всем прекрасно, но в нужные моменты бывает скупым на информацию, и тем самым слабые мозги почитателей "свободы слова" понуждает работать в ненужную сторону. Упомянутая передача о музейном Аркаиме Южного Урала утверждала, что временное становище арийцев кратковременная стоянка, но единственно верное место рождения цивилизации ариев. Конец, открытие свершилось, родина ариев найдена! Хочешь верить - твоё дело, сомневаешься в открытии - опять твои заботы. Если уверен, что южноуральский Аркаим - проходная "станция" ариев на пути в Индию - твоё дело, никто в горло не вцепится с обвинениями: "упорствующий в грехе". Мест длительного проживания ариев после того, как родная и любимая Арктида скрылась под водой, не было. Указания о том, что такими местами могли быть Скандинавия, Британские острова и территория нынешней Германии - заблуждение. Но это всё - потом, через многие годы недозволенного любопытства об арийцах.
   Обитатели эшелона, и отец с семейством, кои по "решению свыше" были "командированы на Урал", по простоте душевной, мечтали работать в областном центре, и мечты имели почву: если вывезли из областного центра - и определить на работу в таком и не меньше! Наивные люди, порченые западной (вражеской) моралью сроком в два года! - "почва", о которой мечтали "командированные" - резко отличалась от "почвы" "отцов-командиров". Удивительно! "Почвы" "отцов" и "детей" в отечестве во все исторические времена были разными, и всё же "дети" и до сего времени продолжают верить и надеяться на "отцов".
   Стоит ли рассказывать о месте на юге Урала, где в казахские степи уходит последний камень уральских гор, отдавая простор степям? Где наш "пульман" "остановил бег свой"?
   "Южный Урал - начало северного Казахстан" - уточнение урока географии было позже. Ошибки нет: мой юг - север соседа. Удивительная наука География!
   Нужно рассказывать, что за "градообразующие предприятия" и как они гибнут?
   Место, где отцепили пульман и загнали в тупик - "посёлок образующая" станция в тридцать два приемоотправочных пути в четырёх направлениях: север, юг, восток и запад.
   Конец путешествиям в никуда, приехали, но можете не выгружаться: некуда вас помещать, нет свободного жилья, это не Европа, проклятый потомок немецкого прислужника!
   Стоит повторяться, кто и как создавал "градообразующие" заводы и "посёлкообразующие" станции?
   Не стоит, ничего нового не открою, а повторы приелись... но не о любимом Южном Урале.
   Красив Средний Урал городами и сёлами, но на сочинения песен о дорогом и любимом Южном Урале не находится слов, а посему Южный Урал, продуваемом зимой со всех сторон неугомонными казахскими ветрами - остаётся прекрасным краем в сердце моём! И пусть у ныне иноземных ветров двадцать пять "минусов" по Цельсию, и на открытом месте никакая одежда не спасает от "продува" - любовь к Южному Уралу за тринадцать лет проживания не выветрилась, хотя и родился в Средней полосе России.
   Зачем Южному Уралу "гидротеплоцентрали", когда хватает энергии ветров? Ветряки просятся тысячами, и получи прописку - благодарные крылатые агрегаты оказывали существенную помощь. Почему нет, и не предвидятся в ближайшее время ветряки - очередная загадка "народного хозяйства современной России"
   Немного фантазии: если на степных просторах нет лесов - может, стоит "засеять" степь ветряками, кои будут сдерживать бесконечные степные ветры с громадной пользой? А если так - и сила бесконечных казахских ветров уменьшится? Будет похожа на "мятый" пар, что вылетает из рабочих цилиндров паровоза? Масса ветряков, используя ветер, может изменить и климат?
   Старческая фантазия, не более.
   Пульман загнали в тупик, помню, родимого, до сего дня: дверь вагона смотрела на дом барачной архитектуры, но из кирпича. Барак, сляпанный из дешёвого материала - "бараком" останется навсегда, но сложите барак из красного кирпича - будет хороший дом.
   Кирпичный дом барачного образца смотрел окнами на пульман. Многие дома железнодорожного посёлка смотрели окнами на свою кормилицу - железную дорогу. Тупиковая ветка, на которую загнали наш пульман, была проложена чуть дальше от основных путей, и в пространстве между тупиковой веткой и основными путями стояло ещё одно строение размером меньше, чем барак из кирпича и с вывеской: "ПТО". В домик входили и выходили люди, там работал какой-то агрегат, и что-то шипело воздухом. Что могли значить эти три буквы на железной дороге - этого я тогда не знал. Совсем недалёко от домика с вывеской "ПТО" возвышалась водонапорная башня также из красного кирпича.
   Посёлок при станции, где окончилось наше движение, строился одновременно с "гигантом чёрной металлургии Южного Урала", и смельчаков из строителей, рискнувших обойти селение железнодорожников домами "сталинской" постройки в четырёх экземплярах - не нашлось.
   Четыре трёхэтажных, в три подъезда каждый, добротно построенных дома, где комнаты с высокими потолками, с туалетами и ванными, с телефонами - враз стали предметом желаний и мечты:
   - "Вот бы в таком доме жить"! - приближалась осень, семейство командированного оставалось в вагоне, и никто не беспокоил предложением:
   - "Пожалуйста, заселяйтесь в нормальное жильё"!
   А пока - тупик и житие в пульмановском вагоне. Близко, днём и ночью, проходят составы с углём: металлургический комбинат, что в полутора сотнях километров от станции, день и ночь требовал коксующийся уголь для домен:
   - "Дадим стране несчитанные миллионы тонн чёрного металла"! -как происходит "восстановление окиси железа в домне" - узнал из учебника по химии за... стоп, в каком году в школах рассказывали что происходит в домне?
   "У каждой местности - своя специфика" - заявление непонятное, а проще сказать так: "в жизни станционного посёлка предстояло многое выяснять" с поправкой:
   - "Какие могут быть тайны в станционном посёлке на десяток, если не меньше, тысяч жителей? Твоя прошлая обстрелянность" ничего не значит, в жизни станционного городка для тебя всё начнётся иначе".
   Станция имела приличный вокзал, больший, чем требовалось станционному посёлку. Совсем, как одежда "на вырост". Ни приезжающих, ни отъезжающих, коим нужен был бы двухэтажный и шикарный вокзал, в посёлке не было. Поезд подходит, пассажир высаживается на шикарный перрон, видит приличное здание вокзала и доволен местом...до того момента, пока не выйдет во мрак ночи и в непролазную грязь, что начинается прямо за вокзалом. Это, конечно, если он надумает приехать сюда в сентябре-октябре месяце. В ноябре его очарование может продолжиться и после вокзального перрона: морозы "южного" Урала делают октябрьскую грязь "твердью".
   Вдоль путей, на расстоянии трех сотен метров от полотна, стоят дома трёх сортов: сорт первый "сталинские", трёхэтажные, кирпичные, в три подъезда - пять штук. Стоят квадратом на приличном расстоянии друг от друга. С канализацией, водопроводом и электричеством. "Центр" посёлка. "Центром" его можно считать только в глухом Урале на границе с безбрежными казахскими степями. Почему так? Да потому, что весь комфорт прекрасных домов портился всё той же непролазной грязью, что приходила в городок два раза в году: весной и осенью. Вечная наша ложка говна в бочке мёда по всей "стране победившего социализма" Но "социализм" имел все основания огрызнуться:
   - Дороги, или их полное отсутствие, извиняюсь, получены от "проклятого прошлого"
   Но я неправ: о каких дорогах вести речь в посёлке железнодорожников, который строился в военное время!? Идёт страшная и жестокая война, нужно очень быстро построить железную дорогу, что связала бы залежи казахстанского угля с домнами, выплавляющими "металл победы"... О каких дорогах может идти речь!? Потом, потом, после победы займёмся дорогами и улучшением жизни! А сейчас - "все силы на бесперебойное перемещение нужных для победы грузов по стальным магистралям тыла"! - никто, разумеется, не задумывался в то время о том, что наше могучее и великое "потом" помечено математическим символом "бесконечности"
   В основе при "казённых" домах посёлка были сараи и многие держали скот. Полусельская идиллия: за посёлком начинались годные для выпаса пространства. Картина: кирпичный дом в три этажа - и во дворе деревянные сарай для кормилиц. Моё знакомство с языком местных жителей началось с точного названия мест пребывания личного крупного рогатого скота: "стайка"
   Были лёгкие конфликты со сверстниками: говор жителя Средней полосы России с нажимом на "А" не хотели принимать, но их "О" принял с интересом и удовольствием. Из всех один был "акающий" и переделать большую часть мальчишечьей компании с "О" на "А" - у меня бы не получилось.
   Сегодня могу сказать такое: тринадцать лет проживания на "окающем" Урале мой "акающий" язык сделали правильным. "Нейтральным"
   Что добавить к первому дню проживания на новом месте? Немного: к концу дня основательно исследовал окраины тупика. Много значил прошлый опыт ориентировки на местности, и блудить по "прозрачному" городку не получилось бы при всём желании заблудиться: паровозы говорили, в какой стороне станции и тупик с пульмановским вагоном.
   После родного монастыря и польского Люблина не поселилась в сердце тоска от увиденной "пейзажной" бедности?
   Нет! До сего времени не понимаю, почему не навалилась "ностальжи" по любимому и родному монастырю! Никак не могу объяснить: почему с любовью и интересом пустил в сознание новое место проживания. Мало того: и до сего времени люблю место неофициальной ссылки семейства. Это была станция на Южном Урале, но мог быть нашему семейству и Полярный Урал, но почему миновали? Не потому ли, что на Поляроном Урале за сорок седьмой не было уложено ни единого километра "стальных магистралей" и провинившимся железнодорожникам там не было работы?
   Почему невзрачный посёлок железнодорожников превратился в райское место? - за оставшееся время жития попытаюсь выяснить.
   На Земле хватает мест с необъяснимыми наукой свойствами, и кои условились называть "аномальными зонами". Зоны разнятся свойствами, и чтобы сравнивать - следует побывать хотя бы в трёх, но кого заносило в аномальную зону единожды - повторно прогуляться за впечатлениями не желают.
   Моя "аномальная зона" оказалась просторной станцией со множеством путей и посёлком, в коем высились и трёхэтажные дома числом четыре, и когда ныне одариваю любовью места проживания - станция первой получает наибольший кусок любви.
   Остатки лета пролетели незаметно и, вот он, мой третий класс
   начального обучения!
   - "Здравствуйте, дети! Меня зовут Мария Ивановна".
   - "Здрасте, Мариванна"! - дружно ответил класс из тридцати стриженых голов. Стрижка "наголо" была основным условием посещения школы в то время. Потом следовали чернильницы-"непроливашки", ручки, перья, карандаши и бумага.
   Образование мы получали раздельно от девочек. Женская школа под следующим порядковым номером после нашей, "мужской", находилась в двухстах метрах от нашей школы. Тогда я не задумывался, почему в железнодорожном посёлке, где имелось всего две школы, у них были номера не "первая" и "вторая", а за десятки? В чём дело? Не мог эту "великую" тайну разгадать по причине: об этом тогда не думал.
   Ничего нового "в новой жизни" не было. Первые осенние дожди "раскиселили" грунтовую дорогу от вагона до школы, как и на "исторической", оставленной не по нашему желанию, родине. Всё повторялось. Непролазную грязь новой родины прощал родине по привычке прощать: в самом-то деле: кто будет асфальтировать дороги, когда страна только-только окончила жестокую войну!? Какой "асфальт"!? Асфальт возможен в твоём "светлом будущем", рассчитывай тогда разгуливать по асфальту, а сейчас укрепляй мышцы ног вытаскиванием обуви из цепкой и новой грязи! На асфальте не укрепишь тело! Думать надо!
   Как-то быстро пришла осень, но переселять нас из пульмана в иное жильё никто не думал. Отец пребывал в поездках денно и нощно, сопровждал кольцевые маршруты с углём домнам "города металлургов", и, о, ужас! - воровал "имущество государства" уголь.
   Не страдал человек клептоманией, забота о потомстве толкала на "противозаконные действия", вагон-пульман не держал тепло печки-"буржуйки", коя как и домна, безпрерывно жрала топливо без остановки, распределяя тепловые калории в соотношении тридцать процентов обитателям вагона, а семьдесят обогревали воздушное пространство за стенами вагона. Истопником работала мать.
   "Да здравствует страна общего... равнодушия!" - хотя, нет, не прав, "руководящие товарищи", а равно и работники охраны железных дорог "страны саветов", закрывали глаза на факты "хищения социалистического имущества" (уголь):
   - Весь уголёк не растащат, и домнам останется! - думали, но не оглашали
   Наше пребывание в вагоне затянулось и оказалось, что уральский ноябрь в пульмановском вагоне и с печкой, всё же злее ноября в лагерном бараке из картона в польском городе Люблине одноименного воеводства.
   Польский январь несерьёзный, шутейный, недоразумение, а не январь! - что климат Южного Урала "резко-континентальным" - проверил на себе в первое лето: если в Средней полосе России после июньского дождя теплынь - в "русской Швейцари" после июньского дождя не грех облачиться в телогрейку.
   Ноябрь Южного Урала восторг с ветром, что прилетал с казахских степей и промораживал до костей. А что было на моих костях? Мало чего: большая голова на тонкой шее, выкаченные, как у больного базедовой болезнью, глаза и оттопыренные уши. Слабенькая одежонка и что-то непонятное из обуви на ногах.
   "Буржуйка" в пульмане топилась непрерывно, но и она не справлялась "с возложенными на неё задачами" Мы не то, чтобы замерзали, как ямщик в любимой нашей песне, но и не чувствовали себя нормально. Сегодня это похоже на проживание в панельных домах при плохом отоплении: прежде чем лечь в постель, я хорошо прогреваюсь в ванне, и раскалённым ныряю под пару тёплых одеял. Грею постель и жену. Только по этой причине сплю с женой в зимние месяцы с декабря по апрель включительно:
   - Всё, хватит, двадцать восьмое апреля, конец "отопительного" сезона!
   - Дорогой, пока в помещении не будет двадцать два градуса по Цельсию..."
   - Тогда и оплата по двойному тарифу"!
   - И за обеды с тебя - тоже..."
   В вагоне делали так: "раскаляли" тела жаром "буржуйки" - и бегом в лежбище, где мать укрывала всем, что имелось - и до утра! - вот оно, преимущество малых тел: калорий тепла на согревание требовалось меньше, мог согреться запасами внутреннего тепла и без честной работы "буржуйки". Конечно, лучше спать, не раздеваясь: утром вставать не холодно.
   И всё же это были прекрасные времена! Видит Провидение, я бы не прочь и сегодня пожить в обнимку с "буржуйкой"! Ведь она, в отличие от матери, ни единым словом не даст понять, что утром нужно умываться, какой бы холод не стоял в "пульмане", и только она, любимая, всё оправдает, и не будет требовать замены постельного белья каждые две недели! Ей глубоко безразлично: умывался я перед школой, или такое делал со своим ликом три дня тому назад? На неё можно было и не такое возложить, и она всё оправдывала!
   Был ли наш пульман "дворцом" в сравнении с жилищами, что имелись в окрестностях "градообразующего" железнодорожного узла? Помимо шикарных домов поблизости от вокзала, на окраинах посёлка, прямо в степи, люди сооружали такие жилища: из степного дёрна нарезали плиты, кои могли поднять два мужика средней крепости и не разорвать её. Из таких плит клали стены жилища, перекрывали потолок всем, что попадалось, а попадалось мало чего. Урал Южный без лесов, кои можно было пускать на строительство. Лесами Южного Урала можно только любоваться, это сказка, а у кого на сказку поднимется рука с топором? Любая древесина в степной зоне Южного Урала в большом почёте. И верх земляной хижины укрывали дёрном, но слоем тоньше, чем стены, разумеется. Дёрна клали столько, сколько могли выдержать жерди перекрытия и одновременно не пропускать атмосферную влагу: дожди.
   "Сопроматом" при таких строительствах не руководствовались, но матом пользовались. Жилища наши без мата не строятся и до сего времени, начиная с проекта, получения земли под застройку, затем идут "согласования с органами", но в месте необъявленной ссылки всё было проще: человек выбирал место в степи и "строился". "Строился" во все времена и везде одинаково, но материалы и масштабы "строительства" - разные: в степной части Южного Урала в сорок седьмом и позже хижины возводили из "самана": смесь глины и соломы, или камыша с маленьких озерков. Солома - "арматура". Саманный "дом" являлся приличным "долгостроем": изготовить нужное количество "кирпичей", высушить и приступать к возведению "хором".
   Летом в печи горел кизяк, зимой обителей глиняной норы обогревал крадены с "родного предприятия" уголь.
   Практика строительства жилищ из степного дёрна завезена на Южный Урал ссыльными из далёких украинских земель.
   Как на сегодня решаются вопросы строительства частных домов из самана (дёрна) - не знаю.
   Где-то в декабре дозволили вселиться в помещение столовой, квадратное одноэтажное здание, неизвестно из чего сооружённое в коем никто и давно не питался. На момент вселения в бывшей столовой неизвестного метража отдыхали кондуктора, а в итоге всё выглядело "коммуналкой".
   В сравнении с пульманом и лагерным бараком в польском Люблине одноимённого воеводства - помещение столовой намного выше!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 12.
   Вторая школа.
  
   Третий класс обучения радовал и огорчал: появились тетради, чернила, ручки-перья, карандаши и прежний "щит лентяя" не защищал от Марии Ивановны:
   - "Писать не на чем, вот и не выполнил домашнее задание..." - пренебрежение "домашними заданиями" не хотело удаляться.
   И пульмановский вагон, прозванный матерью "табором", не располагал к серьёзному освоению "программы для учащихся начальной школы: "Выполнение домашних заданий". Стола не было, света - тоже, и ни о каких "уроках на дом" речь не велась.
   Основная забота матери - не позволить южноуральскому январю заморозить детей - и "буржуйка" работала без останова, излучая тепло не далее пяти метров от круглых боков. О каких "заданиях на дом по арифметике за третий класс начального обучения" разговор!?
   Как-то ухитрялся учиться и не получать двоек. Чем объяснить? Пониманием учителями "вагонного" положения? Способностями? Зачем требовать большего? Ученик хорошо читает, неплохо решает задачки - о каких "двойках" речь!? Не тупица, примерного поведения..." - каюсь, пользовался мягким сердцем второй учительницы. Когда отказ выполнять домашние задания перешёл в правило - "момент падения" назвать не могу, но что пренебрежение обязанностями школяра может войти в правило и сильно навредить в будущем - об этом не догадывался.
   Счастливый возраст, когда понимание "недоучка" абсолютно не волнует, и когда способность соединять знакомые слова в понятные предложения остаются единственным, что оставила во мне школа! Потому-то когда в моём присутствии заходит речь об учителях старой школы - не могу удержаться от похвалы древним мудрецам и героям! Это они и только они "зарядили" меня желанием узнавать что-то новое! Мои учителя назывались "совецкими", могли носить партийные билеты, но продолжали оставаться в звании "от бога".
  
   Глава 13.
   Раздвоение.
  
   Учёба сестры протекала в ином русле. Если мне удавалось упираться "в неустроенность быта" - сестра, в отличие от меня, бытовым "щитом" не укрывалась.
   Каюсь: "неустроенностью быта" прикрывал громадную лень! Сестра была противоположностью мне и таковой осталась на всю жизнь. Она была старше и училась в "женской" школе. У них даже и учителя в основном были женщины. В нашей, мужской школе, "училок" было меньше.
   С первого дня обучения на новом месте с сестрой за одной партой оказалась девочка, её ровесница, но жившая не в пульмановском вагоне, как мы, а в одном из трёхэтажных, "элитных" для железнодорожного посёлка, домов. Старожилка. Они подружились настолько, что соседка предложила сестре переселиться к ней и совместно "грызть гранит науки". Так веселее будет!
   Сестра согласилась: пульмановский вагон в уральский мороз хуже, чем комната в тёплой квартире на третьем этаже со всеми благами: вода, туалет, питание. Что ещё было?
   И сестра исчезла, была рядом - и не было... видели редко: девочки напряжённо учились. В самом деле, зачем идти ночевать в помещение сарайного типа, которое совсем недавно служило столовой железнодорожникам, и в котором всё ещё проживали крысы? Удивительные животные: столовая давно не работает, жрать им нечего, а ведь не уходят!
   В семействе, где приняли сестру, было три девочки. Совсем скоро я познакомился со средней, и это было началом "интриги без завершения".
   Моё обучение было лёгким потому, что оно было "начальное". Сестре необходимы были другие условия жизни: она на Урале пошла в пятый класс. Учиться хорошо и плодотворно в пятом классе и жить в "собачьих" условиях - трудно совместимые "позиции". Для этого нужно родиться хотя бы "вундеркиндом". Была таковым старшая сестра? Нет. Старательная, прилежная, аккуратная, соображающая, обладала даром мыслить абстрактно, что важно при изучении математики, но у брата не было и десятой части математических способностей сестры. В арифметике - соображал, геометрию - пожалуйста, мог доказать теорему и переврать до границы с "тригонометрией" - но стоило появиться на месте цифири буквам, как в алгебре - наступал надёжный и скорый "сбой": откуда буквы в арифметике, что им делать в арифметике"?! В литературе - место, но никак не в математике! Не могу ими оперировать, не вижу их!
   В седьмом классе поставил диагноз "слепой в математике", а до седьмого класса у милых педагогов проходил с характеристикой:
   - "Не лишён способностей, но не всегда старателен. Твёрдый "середняк", а в некоторых предметах свободно, без особых стараний и усилий, переходит границу местами и за "отлично". Упомянутые вспышки происходят временами, и причину вспышек передовая советская педагогика объяснить не может..." Одна еврейская женщина, без Министерства образования, так выразилась в мой адрес:
   - "Умная голова дураку досталась"! - но чтобы могло означать - не мог понять. Было на меня "досьё"? Было, но не письменное, устное.
   Скажу от себя: четырёхклассное начальное образование было основным и главным, но менее интересным, чем последующие три года учёбы. Начальное образование - "фундамент" всякого образования, и всё, что потом возводится на этом "фундаменте", во многом от него и зависит. На плохом фундаменте ничего прочного и грандиозного не возведёшь, это понятно каждому.
   И ещё о "фундаментах": для моих семи классов фундамент - это первые четыре класса, "начальные". К начальным классам добрые педагоги "от щедрот своих" добавили ещё три класса, и таким образом "образовательное здание" моё равно всего "трём этажам". Если "начальное" принять за "нулевой цикл", фундамент. Прежний и далёкий отечественный стандарт образования - "среднее", эдакий "фундамент знаний", равны шести годам обучения и прибавленный к четырём "начальным".
   Кто в "знаниях стремился к высотам" - десять лет учёбы в школе "фундамент", затем возводят шесть лет обучения - и достигают высшего образования. Но и это не предел: после шестнадцати лет непрерывного и настойчивого овладения знаниями - выходят на "высшую орбиту": кандидаты, доктора и "вес в учёном мире".
   Чем дольше учиться - тем интереснее? И все ли науки интересны по мере углубления, или избранные? И какие, например?
   Ценность станционного посёлка: необходимые объекты в сухое время года (зима и лето) располагались близко от жилья, и нужды во внутристанционном общественном транспорте не было, а поставь какой рьяный общественник "вопрос ребром":
   - Когда по улицам посёлка пойдёт общественный транспорт? (любой) - получил ответ:
   - Шибко грамотный, где видишь дороги весной и осенью, назови?
   Недалеко от вокзала "Клуб железнодорожников" с залом на триста посадочных мест, и ни один посёлок, родившийся усилиями (стараниями) "власти саветов", не обходился без "очага культуры"
   Всякому времени свои усилия, когда-то в изобилии возводили православные храмы по возможностям в средствах, начиная от столичных культовых сооружений немыслимой стоимости и кончая бедной церквушкой в глухом селении.
   "Власть саветов" перешли на строительство клубов, и чтобы обойти православную веру по числу "культурных точек" культовые сооружения превратила в "клубы" без особых усилий.
   Убрала кресты, купола, звонницы с колоколами, поставила сцену на месте алтаря и повесила киношный экран.
   Поселковый клуб никак иначе не мог называться, как только "Клубом железнодорожников" Если, пусть и малая российская церквушка, имела имя - "очагам культуры" страны советов личные имена давали в исключительных случаях:
   а) был построен по особому, "штучному", проекту,
   б) был единожды был отмечен посещением "товарища союзного значения" Могли быть и другие пункты, но мне они не известны.
   Ни пунктом "а", ни "б" строение в посёлке железнодорожников на триста мест не было отмечено, и поэтому ничего иного ему не оставалось, как продолжать жить под скромным названием "клуб железнодорожников"
   . У каждого есть поворотные точки в жизни, коих может столько, что всех не упомнить, а моим "камнем на дороге" оказался клуб железнодорожников.
   О, кино, восторг души! Не важно "кто ты, и что ты" будь ты не выше падшей женщины, а лучи, вылетавшие из окошка "кинобудки", видимые в табачном дыму, напущенном работниками желдортранспорта, поднимали тебя выше церковных куполов!
   Верую, "клуб железнодорожников" стоит на прежнем месте, но не уверен, что, как и много лет назад, юные потомки новых железнодорожников, ежевечерне заполняют зал на триста мест и с волнением ждут начала таинств на старом экране. Верю: клуб до сего дня "Безымянный"
   Как подчас могут "совратить" совсем малые и незначительные события - об этом много сказано. Статьи "совращения" у всех разные и часто удивительные.
   Ранее говорил о неустойчивости и влюбчивости своей к материальным предметам, в чём и каялся на многих страницах писания. Были у меня и самолёты, и паровозы, но не было знакомства с удивительной техникой, коя, будучи оживлённой обученным человеком, способна поражать, удивлять, восхищать, заставлять страдать, думать, волноваться и любить! И всё это всего лишь кинопроекционный аппарат старой конструкции, изготовленный ташкентским заводом "Кинап". Великое чудо техники, способное рулоном целлулоидной плёнки, горящей не хуже артиллерийского пороха, перевернуть сознание твоё раз и навсегда!
   Первое моё "развращение" кинематографом случилось в польском городе Люблине в сорок четвёртом году на третий день после освобождения из лагеря. Фильм польский, языка не знал, ничего не понял из звукового сопровождения, суть уловил частично: в польском кинематографе хватает одних кадров для правильного понимания фильма, в польских фильмах звук может и отсутствовать.
   Одно из удивительных свойств кинематографа: есть фильмы, где достаточно внимательного наблюдения за действиями героев - и слова не нужны. Второй фильм отечественного изготовления "Без вины виноватые" - смотрел в кинотеатре на малой родине перед "миграцией" на Урал
   "Кинематографические" пиршества начались в "клубе
   железнодорожников в зиму сорок девятого с чуда европейского кинематографа: трофейных фильмов. Вспоминая виденные "трофеи" - впадаю в "кощунство": "войне стоило случиться, чтобы в разрушенных вражеских городах захватить фильмы". Не случись война - не было и трофеев и знакомство с чудом кинематографии прошло рядом. Кому знаком фильм "Познакомьтесь с императорским двором микадо!"? Много ли людей моего поколения видели этот фильм? О нем могут что-то сказать только очень эрудированные историки кино, а я, малограмотная личность, заявляю:
   - Смотрел фильм! - и промолчу, что ничего не понял, хватало, что фильм цветной и красивый! Зрителей предупреждали: " цветной звуковой художественный фильм" - "цветной" годился пчёлам, но и люди придавали значение цвету.
   Просмотрел тридцать два трофейных фильма. С титрами. И до знакомства с трофеями кино быстро читал, а после фильмов мог претендовать на звание "специалист звукового сопровождения фильмов с титрами". Видно, Природа шутила: видел события в кадре и титры под кадром одновременно. Чудо случилось после второго, или третьего фильма, если не брать в расчёт мелочь: почти все фильмы смотрел по три раза.
   На "десерт" кинематографического пира прокат выдал многосерийное чудо "Тарзан". Чуть ли не двенадцать фильмов! Африка, Африка, джунгли, слоны и обезьяны. "Бум, бум, бум, бум, бум" - бой барабана и "горловое пение" главного героя - и всё "музыкальное сопровождение". Появление главной героини фильма на экране клуба железнодорожников совпало с непонятными волнениями в нижней части тела, в груди - тоже.
   И неповторимый "Тарзан" на пятом, или шестом фильме, где-то в средине черепной коробки, отложил яйцо-вопрос:
   "Чем кончится мотание на лианах выросшего среди обезьян человека?" - и титрованный иноземный фильм без слов сказал:
   - Придёт время и "многостерильные" фильмы тарзаньего качества вызовут отрыжку, полёт на лиане хорош один раз, ну, два, а на третий обязательно появится сомнение "в любом месте джунглей главному герою развешаны лианы"
   Будь "тарзаны" какими угодно сильными и красивыми, но сварганить двенадцать фильмов о житии в джунглях Африки могут только "тарзаны кинематографа"
   Киношным иноземным ядом отравился в детстве, а действие яда сказалось позже и неожиданно.
   Ходил в клуб железнодорожников за порцией иноземного кино и не догадывался, что и клуб надёжно поселился в сознании.
   Савецкий кинояд по содержанию "сладостей" не уступал заграничному, но если "чуждый совецкому человеку заграничный яд" состоял из тридцати двух фильмом добытых трофеями - "савецкому кинореализму" не было конца
   Клуб железнодорожников на большой, но всё же глухой, станции был моей первой "киноакадемией" Благодарен людям, кои завозили в клуб максимально большое количество "трофеев" для показа простым гражданам. Сегодня "трофеи" по международным законам демонстрировать нельзя. Жаль! С удовольствием бы их посмотрел. Просты они и наивны местами, но милы! "Петер", "Маленькая мама" "Башня смерти" - из истории войн "Алой и Белой роз" в Англии, и на этот фильм нам рекомендовал сходить историк.
   Если обычные яды выводятся из организма естественным образом - "вражеский идеологический яд" удалять требовалось удалять каким-то иным образом, но каким - никто не знал.
   Способы избавления от ртути и свинца в костях науке неизвестны но этот факт к зарубежному кинематографу не имеет отношения!
   Ах, моё "музыкальное пластиночное образование"! Оно, только оно сказало:
   - "Слышь, малый, кроме частушек и народных песен в исполнении известных певцов и певиц, живёт другая музыка, "опереточная". У товарки сестры много пластинок, напросись послушать..." - напрашиваться не пришлось, пригласили...
   И однажды к пластинкам прибавилась "Сильва", кою "крутили" в кинотеатре районного посёлка в двух километрах от станции. Туда бегали на просмотр "новинок", но редко: зачем идти в место, где тебя не жалуют? Правда, без стычек с разбитыми носами, но всё же... Терпение, через пару дней "Сильва" явится в клуб железнодорожников и встреча с "царицей оперетты" обязательно состоится!
  
   Глава 13.
   Классный наставник.
  
  
   С пятого класса обучения совецкие школяры отдавались под надзор "классному руководителю", в коем просматривался прежний, "до переворота семнадцатого", прежний наставник. Повезло в жизни: классным наставником Судьба определила преподавателя русского языка и литературы Пётра Андреевич Петушкова.
   Пожилой человек, пожалуй, ровесник отца. В годы защиты страны от вражеского нашествия служил в артиллерии "сорокопяток", но кем - не спросил. Один эпизод военной жизни рассказал классу учитель: как-то на батарею "сорокопяток выскочил вражеский "тигр", враги в танке оказались расторопнее артиллеристов-соропятников и первыми влепили снаряд в орудие "истребителей танков". Обычная военная дуэль, окончившаяся для Петра Андреевича контузией. Ушибов головного мозга без последствий не бывает, и контузий учителя выражалась особенно: если кончик острого носа Петра Андреевича менял окраску от розового до малинового и общая площадь увеличивалась, приобретая густой колер - жди поголовного опроса по пройденному материалу. Свечение носа учителя сходило на "нет", если после очередного диктанта, или сочинения "на вольную тему", класс давал максимальный урожай на хорошие отметки.
   Любил учителя: красивым языком, чётким голосом и понятно рассказывал о русском языке. Плохо, с кучей ошибок, написать диктант, изложение, или сочинение на оценку, меньшую чем "четыре" - считал позором!
   - "Как можете считать себя русскими людьми и писать со страшными ошибками? - правду говорил учитель, благодарен ему:
   - "Даю четыре слова, а вы из этих слов составьте предложения. Можете добавлять другие слова, но четыре - основные. Чем длиннее составите предложение - тем выше будет оценка! Добавляйте любые слова, но чтобы смысл присутствовал.
   Думайте, думайте! - великий призыв: "думайте" слышу до сего дня. Методы обучения родному языку походили на интересную игру: собрав из предложенных слов предложение, всем классом разбирали на составные части: подлежащее, сказуемое, главные члены предложения и не совсем таковые. Бог ты мой! это была самая прекрасная, увлекательная и дорогая игра, в которой не было проигрыша! Игравшие приобретали бесценные знания и свободу в управлении родным языком. И до сего дня с удовольствием играю в старую игру. Мир и покой душе твоей, учитель!
   Нужно говорить, что стал "любимчиком" учителя литературы и русского языка? Что на каждом уроке тянул руку в минуты, когда классу давались трудные вопросы о пройденном? И чтобы не расстраивать милого человека неловким, тяжёлым молчанием класса - лез в "спасатели"? И часто получал в спину:
   - "Выскочка"!
   "Пройденные темы" спрашивать нельзя: "пройденные" могут и забыться, и великое благо, если сегодня ознакомился с "деепричастным оборотом", а назавтра "оборот" напомнил о себе в деле. Или "глагол будущего времени несовершённой формы"... что за "глагол"? А-а-а, вспомнил: "сделаю"! Не "сделал", но готовлюсь к "созиданию", собираюсь "совершить трудовой подвиг"! Прекрасный "будущий и несовершённый", любимый глагол мой!
   Наука о языке - вольная наука, можешь писать, как хочешь, что ныне делается и оправдывается, но основной закон языка - правильная речь и письмо. Задача учителя - до предела моих способностей обучить письму и чтобы наука помнилась всегда. Как хорошо учитель передал науку о языке - не могу судить...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 14.
   Рейнгольд Мартин, "немец"
  
  
   Как было в древних школах - не знаю, но в "совецкой" школе моего обучения преподавателей называли предметами: "физик", , "математик", "немец", "географичка" и "химичка".
   Что-то сказать об "англичанах" для пятых классов в мужской школе посёлка не могу, не было "англичан", хватало "немца".
   Как изменится название "предметников" в будущем - не представляю, но соображения говорят:
   - "Ничего не изменится, не уйдут учителя от "звания" предметом, коим зарабатывают хлеб насущный".
   "Немец" - рослый и симпатичный человек, настоящий, как сейчас говорят, "этнический" немец, но тогда об "этносе" не знали и применяли "настоящий", и, как водится - ошибались:
   "настоящий" немец может отличаться от "этнического", что и понял позже. Учитель представился:
   - "Меня зовут..." - назвал имя, отчество и фамилию, чем привёл в удивление:
   - "Взрослый учитель представляется классу, как взрослым людям! "Рейнгольд", ничего не говорящее имя" - через годы задался расшифровкой имени учителя:
   - "Что значит "Рейнгольд"? Отчество понятное, имя его отца не вызывало вопросов, а что такое "Рейнгольд"? - получил ответ от знающих немецкий:
   - "Рейн" - солдат, "Gold" - "золотой", не вояка солдат, но "золотой солдат" на фронте на фронте обучения иностранному языку ленивых дураков и бездарей... и меня заодно... Правда, не травленного рассказами о недавней войны с немцами. Сколько учащихся, молча задавались вопросом:
   - "На кой хер нужен немецкий язык" - не знаю.
   Выбери Рейнгольд не профессию учителя немецкого языка, но военную - до предела полно оправдал имя "Золотого Солдата"
   Учитель входил в класс и чётко командовал:
   - Aufstegen! - подавалась команда перед началом одного урока, но в следующий приход мог сказать:
   - Stet auf! - что было абсолютно одинаково для него, а мы разнице в немецком языке удивлялись.
   Ничего не могу сказать о чувствах моих товарищей к "немцу", не проводил тогда опросов, но лично мне хотелось перед этим человеком встать на вытяжку! С чего бы это? Не знал, что его имя переводится, как "золотой солдат", считал, что это "золотой Рейн". Воспетая немцами, как и наша Волга, главная река Германии.
   Как учился немецкому языку? Нахально. Первое, что сделал - , согласно немецкому языку правильно величать учителя по отчеству: "Рейнгольд Мартин". В немецком нет русского "вич", немцы поминают родителей без искажений и добавок.
   Не помню, с какого урока между мной и учителем установилось разумеющееся, молчаливое уважение, но помнится, что это был эпизод знакомства с буквой, звучавшей, как "О", но с двумя точками вверху. С небольшой разницей: произнося литеру, нужно было добавлять лёгкое, неуловимое "Ё". Трудно произносимое "ОЁ", еле уловимая середина между литерами, тонкое и самостоятельное! "Умляут"! - имя новому звуку! "Оумляут", и "умляут". Над буковкой, которую нужно произносить особо, ставились две точечки. И только подумать: ведь буквы-то совсем, как и мои родные, а вот всё же отличие есть!
   На следующем, после знакомства с "умляутами" уроке, по приказу Рейнгольда Мартина, произнёс буквенную немецкую трудность с первого захода. Юный подхалим давал повод учителю думать о себе так: "у этого ученика определённые способности к языкам". Рейнгольд удивился, понравилось моё произношение, но ничего не сказал. И не оценил отметкой. Как сильно мы гонялись за отметками, сильнее или слабее, чем сейчас такое делают сегодняшние школяры - и этим вопросом не занимался. Зачем? Почему мы хотим знать цену своим способностью? С какого момента начинают нас оценивать? Со школы, "далее и везде", до остановки с названием "социальная защита".
   Повторяю: не образованный, но заявить, что "об этом жалею" - не могу. С другой стороны: имей образование - не было кучи заблуждений, кои иногда давят.
   Пример: нет возражений заявлению "каждый язык имеет свою "музыку", не знаю немецкого языка, но знаний о немецком языке, полученных от Рейнгольда Мартина - хватает на уверенное заявление:
   - "Люди говорят не на норвежском, шведском, или датском языке, но на немецком" - знал бы немецкий язык - добавил: "беседуют на баварском диалекте, а эти двое - из провинции Каринтия, что в Австрии". Не сказал учителю, что имел короткое, пустяковое общение с его соплеменниками, не в диковинку и не киношные немцы, но натуральные. Чем хвалиться?
   Изо дня в день вокруг разговоры о прошлой войне и "массовом героизме советского народа" - и вдруг какой-то дурачок лезет с рассказами о контактах с врагами! Если большая часть класса видела немцев в лице учителя немецкого языка и фильмецах "про войну" - видел "натуру" и был впереди всех.
   И то: вот он "немец" Рейнгольд, но не такой немец, какого играет советский актёр в "Подвиге разведчика" и десяти других фильмах. В чём дело? Немец в классе ничего, кроме выученного урока и пачки новых слов из ужасного немецкого языка не требует от "совецких" детей, не учит стрелять из автомата и сам не стреляет, но радуется, когда ученики правильно читают стихи о весне и цветах! И язык немецкий не ужасный, понятный, если войти, как в воду, в "музыку" немецкого языка:
   - Die Stunde ist zu Ende! - слова учителя стали понятны после второго урока! Знать хотя бы одно слово из чужого языка - уже радость! Если звонок на перемену прозвенел - ясное дело, урок окончился! "Дие штунде ист цу енде..." - ура, двойка по немецкому на голову не свалилась! "Штунде, штунде, штунде!" Урок! "Штудирен" - учиться, штудировать! Да ведь так говорят многие учителя далёкие от немецкого языка! В чём дело!? Явный сговор!
   Не знаю, были в классе и другие потомки коллаборационистов, вроде меня, из тех, кто "запятнал своё имя пособничеством врагам", не мог я встать и спросить:
   - "Ребята, кто из вас был в оккупации"? - зачем привлекать к себе "нездоровый интерес товарищей", кто преподал уроки осторожности? Почему как-то не дать понять учителю, что совсем недавно общался с его соплеменниками? Глядишь, получил бы поблажки... - но молчал, и не менее старательно, чем классные "хорошисты", учил немецкие стишки:
   "Fruhling, Fruhling komm doch..." - труден немецкий язык, если не занимаешься и уверен, что впредь надобность в немецком пройдёт мимо. Для чего учить немецкий? Или готовится ещё одна война с немцами? Вроде бы нет, разговоры о "трениях" с другим народом...
   Кто-то из учителей однажды сказал:
   - "Культурный человек обязан знать хотя бы один иностранный язык" - примером помянул "вождя мирового пролетариата" у коего "иностранные языки от зубов отскакивали". Кто из класса в будущем собирался стать "культурным человеком" изучив досконально немецкий язык - и такого вопроса
   За всю учёбу был свидетелем единого, до невозможности гнусного эпизода: Рейнгольд Мартин, как всякий преподаватель, мечтал, чтобы обучаемые им хорошо понимали и знали предмет. Из тридцати стриженых голов класса нашлась одна, коя наотрез не желала знакомиться с немецким языком, и однажды за двойки, выставленные Рейнгольдом, выпалила:
   - "Фашист"! - как резануло стыдом тогда - так до сего времени, а минуло шесть десятков лет - стыд за дураков отечества не умирает. Помню лицо учителя: оно, как пишут в романах, "почернело", а его умные и всегда спокойные глаза - выкатились из орбит, и учитель чистейшим русском языке заорал:
   - "Вон"! - Рейнгольд выкинул из класса юного "патриота" русским "вон", но не немецким "Weg".
   Готов отдать пяток лет жизни, не более, за ответ ныне старого дурака, кинувшего в Рейнгольда "фашиста":
   - "Когда-нибудь задумывался, кем был начальник у твоего отца, когда родитель за гроши выполнял тяжёлую работу? Сколько в твоей рабочей жизни было "квашистов"? Чьи лучше? И ведь сравнить не с кем: тех не видел..."
   На немецком языке разговаривали хрестоматийные фашисты, что являлось оправданием лени в изучении немецкого и поводом ненавидеть немца-учителя за требования запоминать немецкие слова. Как бы повели себя, во что упирались, если бы немецкий преподавал этнический славянин? Чтобы сказали русскому преподавателю немецкого языка те, кто в будущем не собирался становиться "культурным человеком" - не знаю, не было в школе русского преподавателя немецкого языка.
   Рейнгольда "брал" чётким произношением слов и чтением. Вспомнил говор недавних врагов-оккупантов и попытался максимально точно подражать. Получалось, радовался малому успеху и не знал, что и попугай обладает даром подражания. Отличие от попугая: читал текст в учебнике так, будто понимал слово в слово оглашаемое.
   Прекрасное было время, и красота его заключалась в том, что многое я не знал. В классе учились все нации "великого советского союза", и, разумеется, были и евреи. Трое. Но кто такие "евреи", чем они отличаются от белорусов, от украинцев или от меня - это я не понимал. И никто тогда не взялся бы делать разъяснений в такой разнице. Нужно сказать: упоминания о евреях сопровождали меня с начала войны, но почему им уделялось столько внимания - не понимал.
   Еврей - так еврей, живёт в "сталинском" доме и папа его - майор МГБ, сила и власть на посёлке, моего отца "таскает на уточнение вопросов", а мы учимся в одном классе. И двоек по немецкому не "хватал", что объяснял большей любовью к немецкому, чем моя.
   Что такое "идиш" - не знал.
   Большие сволочи небольших размеров, полуголодные, полураздетые злые сволочи: нежелание изучать немецкий язык считали подвигом. Рейнгольд ответом ставил в журнал двойки - "шла война мирного времени".
   Во всякой войне есть "герои" и "предатели", и школа - "малый театр военных действий": ненавидишь "немца" за справедливую "двойку" - "герой", тянешь на "троечку" - почти "предатель".
   Во мне текла кровь "коллаборациониста в пределах школы".
   Хорошее у меня сегодня положение: семь десятков прожитых лет. Могу думать что угодно о прошлом, могу ошибаться и заблуждаться без последствий для себя. Вспоминая учителя немецкого языка - думаю:
   - "Ну, положим, враги захватили Россию по Урал, но переходить уральский хребет не стали. Японцам Сибирь отдали... хотя сомнительно, чтобы немцы позволили японцам "границу до Урала перейти". Кем бы стал Рейнгольд? Продолжал учить немецкому языку? Или взлетел с выпячиванием арийского превосходства? Удивительно: немец моим русским языком управлял лучше меня! Два языка в совершенстве! Обучать немецкому языку, держа ученика за горло? Если "да" - зачем? Лишний труд: обучаемые рано, поздно - но будут уничтожены, как "низшая раса"?
   Не думаю, не смог Рейнгольд кого-то убивать. Неутомимо и настойчиво учить немецкому языку - нашёл учитель силы, но убивать - нет! - верил учителю полностью!
  
  
   Глава 15.
   "Историк".
  
  
   Мои учителя с пятого класса и до конца обучения - великие умницы и "педагоги от бога". Различий между "педагогом" и "учителем" не знаю, но примитивные суждения имею
   - "Учитель" обучает предмету, а "педагог" учит любить предмет" - потому-то мои воспитатели могли носить двойное название.
   Как, каким образом полезную, но часто опасную для "рядового совецкого человека" информацию высказать вслух?
   Учитель в общении не оставался в границах "программы обучения", выходил "за", и у какого "предметника" выходы были естественными - зависело от предмета.
   Ученики не глупые, иногда такие вопросы задают, что "хоть стой, хоть падай" и честный ответ может обернуться неприятностями учителю. Каким нужно быть мудрецом, чтобы во времена "поголовного торжества социализма" сказать, что думаешь и подвергнуться "суровому осуждению коллектива педагогов".
   Просто: первым словом ответа любопытному учащемуся пустите "ложь":
   - "Как врут зарубежные издания..." - после вступления можете исполнять что угодно. Оглашая правду полезно применять усмешку ("кривую"), издеваться с применением талантов и способностей - ни одна бдительная сволочь не заподозрит "в симпатиях к врагам".
   Во времена поголовного отеческого атеизма студентам рассказывали о "законе божьем" с поправкой:
   - "Людские заблуждения..." - пришли времена, древние студенты превратились в стариков, забыли о поправках сверху к "закону божьему" и уверовали с разницей: если сельская старушка верила по привычке - учившие знали суть учения.
   Вывод: "говорите правду, но если за правду грозит наказание - добавляйте "Якобы" и вас не тронут:
   - "Сомнения высказал? Высказал! Чего ещё"?
   Пока люди будут получать образование - до тех пор будет и расслоение. Пустяковое - но будет. Суть и содержание: "скорость тела - путь, пройденный телом в одну единицу времени". "Единица времени" - секунда, просто и понятно. Узнать скорость тела - пустяк: пройденный телом путь разделите на время движения в секундах - ничего иного не нужно, точность полная.
   Раздел Физики "Механика" - раз и навсегда выясненные законы, ясность и незыблемость, и "Закон о скорости тел" долгое время будет требовать "деления пути на время".
   И "видимый белый свет разлагается на семь основных цветов...". "На погруженное в жидкость, или газ, тело действует выталкивающая сила равная..." - далее по тексту закона мудреца Архимеда в исполнении нашего физика, строгача и умницы Николая Ивановича.
   "Валентность по кислороду равна шестнадцати!" - многие элементы "Периодической таблицы" соединяются с кислородом. Почти все, кроме золота и других "благородных" металлов. Золото игнорирует кислород, и кислород не соединяется с злотом, и поговорка "друг без друга дышать не могут" - их не касается, твёрдый и вечный договор о не "воссоединении". Нет у пары: "хочу соединиться с тобой, а ты этого не хочешь!" - враги заклятые кислород и золото!
   А мы не можем жить без золота и кислорода, то и другое объединяем в себе до момента, когда кислород подаётся телу после уплаты золотом.
   Призыв:
   - "Люди, живите и помните: ни за какое золото (в тоннах) не купите кислород"! - "химичка" говорила
   - "Основа жизни на планете Земля - углерод"!
   О математике ничего не скажу, математика доконала в школе, и в последующем житии точную и строгую науку обходил стороной. Уважение к математике, но не знание, с малой примесью любви пришло после выхода "на социальную защиту", но с чего такое приключилось - объяснить не могу.
   Законы, нерушимые законы, единые всей Вселенной! "Сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы" - никогда и никому в целой Вселенной сумму квадратов катетов не переделать под себя. Ни при каком правлении и никакому "государственному строю", ни в одном лагере закон не смогут отменить!
   Эталон метра из платины хранится в Париже, это ужасно, но с метром в Париже ничего поделать нельзя... если разве разнести вдрызг настоящий и единственный Париж, а эталон метра, естественно, положить на хранение "в стране победившего социализма"?
   Тяжёлая работа выпала на долю историка Геннадия Матвеевич с ничего не говорящей фамилией. Мы его любили. Если кто-то из нас мог вылететь из класса за несносное поведение во время любого урока, то у историка эпизодов изгнания из класса не припоминаю.
   Ценность и уважение к предмету определялась количеством вызовов родителей "за неуспеваемость", так у историка не было, чтобы он кому-то говори:
   - Чтобы завтра в школе был отец!
   Он входил в класс, и мы дружно вставали. С удовольствием вставали! Всегда бодро, дружно и радостно встречали урок Истории! Его уроки были для меня "фильмами без изображения". Кому из учителей так "везло", как "историку"?
   В зиму седьмого класса как-то всё интересно сложилось: "историк" рассказывал новую тему, а в это время в клубе шёл трофейный фильм о воине "Алой и белой розы": "Башня смерти" Ну, как было не побежать в клуб!?
   Тысяча двести сорок второй: тевтоны, Александр Невский, Чудское озеро. "Кто с мечом на Русь придёт - тот от меча и погибнет" - не говорил чушь, режиссёр вольность позволил, "благой вестью воспользовался":
   - "Взявший меч - мечем погибнет" - и эту тайну открыл историк. Рисковал мужик:
   - "Откуда режиссёр знал, что сказал князь перед битвой? Был рядом?
   Историк, ты "развратил" и научил сверх школьной программы смотреть на события, коими твой предмет гадил в мозги школярам, не говоря лишнего, научил видеть ложь, кою умные чужаки выдавали "своим" дуракам за истину! Ты остановил внимание на эпизоде фильмеца, где старый кузнец, мастер по кольчугам, отправился на битву в короткой кольчужке!
   Интересом твои уроки не уступали фильмам. Обладал гипнозом? Кто знает, может, и было такое?. Есть, хотя бы одна, докторская, или кандидатская диссертация с названием "Применение массового гипноза в преподавании Истории"?
   Историк начинал урок не с въедливых "вопросов по пройденному материалу", но с рассказа нового. Звонко, с каким-то аппетитом бросал классный журнал на учительский стол, и не интересуясь отсутствующими учениками - начинал:
   - "Наши, ныне невысокие и разрушенные уральские горы, миллионы лет тому назад были выше нынешних Гималаев. Если сегодня Гималайские горы называют "крышей мира", то, представьте, какими были Уральские горы? В древности Уральские горы "Рифейскими" назывались - и после вступления уводил в исторические дали, где "растворялся" полностью:
   - А кто в древности Уральские горы называл "Рифейскими"?
   - "Арии. История - такая наука, в которой какое-то отдельное событие не живёт самостоятельно. В Истории всегда присутствует "цепь событий", и главное - уметь вцепляться в конец "цепи".
   А какой у него был язык! В его речи не было нынешних "слов-паразитов" "так сказать" и прочей словесной шелухи! Только сегодня, вдоволь наслушавшись косноязычных "руководящих" тупиц, понял:
   - Лучшего преподавателя истории, чем наш учитель, на то время не было в "стране советов"!
   Был историк членом коммунистической партии, был в "первых рядах строителей социализма/коммунизма" - этого, разумеется, не знал, не спрашивал, принадлежность историка к партии - мелочь, а вот рассказ о наших далёких предках - интересно.
   Забавная складывалась ситуация: под владычеством арийцев прожил три года, был в лагере, построенном арийцами для моего извода из видимой жизни, но что близко подошёл к ариям - не подозревал! Историку ни словом не обмолвился, что воочию видел потомков ариев.
   Рисковал историк, рассказывая об ариях? Пожалуй. Но не сильно: рассказывал с добавлением "якобы":
   - "Хочешь - верь, а нет - твоё дело, принимай за сказку". Говорить об арийцах нужно в насмешливом тоне с добавлением "так называемые арийцы". Под сочетанием этих слов понимались только немцы, проигравшие войну. Иных ариев не существовало. Если немцы считали себя арийцами, если они войну затеяли, да ещё к тому же её и проиграли, то хорошими арийцы никак не могли быть!
   И всё же: кто такие арийцы? Откуда?
   Историк, произнося слово "арии", не ухмылялся и не кривил губы, не говорил защитного слова "якобы", и это удивляло. Преподавая историю, учитель входил в сферу преподавателя изящной словесности и ни в чём не уступал специалисту.
   Подмены литературы историей не происходила, понимал: история - немного в стороне, но кто и когда запрещал излагать события истории красивым языком? У математика получится:
   - "Большое, могучее племя ариев много веков назад говорило на языке, ныне забытом и "мертвее", чем латынь". Имя древнему языку ариев - "санскрит", и в нашем, нынешнем языке, очень много слов из санскрита. Хуже того: и немцы пользуются многими словами из санскрита до сего времени, и расставаться с ними не желают! Почему так - ищите ответы! Но чтобы всё это узнать - вам нужно хорошо учиться. Любить историю "мать всех наук" - звенел звонок, известивший о конце интересного урока истории в моём школьном обучении. Если в гоголевском "Вие" крик петуха спасал бурсака Хому от ведьмы - звонок, прекративший единственный урок истории, когда впервые услышал об арийцах, "погубил" меня: с седьмого класса советской школы и до момента, когда в отечестве разрешили любое знание - помнил опасные рассказы историка.
   Рисковал человек "карьерой" преподавателя истории в школе железнодорожного посёлка? Может быть. Боялся? Пожалуй, нет: куда ссылать, где учитель забыл о древнем народе с названием "арии" - своевременная порция яда была получена от историка! Захватывающая, интересная, но ядовитая информация о древнем народе! Да, проживало могучее племя ариев на территории Урала, а как там оказалось - для этого нужно было углубиться в историю человечества ещё на пятнадцать тысяч лет назад от тогдашней точки моей жизни. Стоит отдаться изучению неизвестного, или пропустить мимо - никого не было рядом, кто мог дать совет, а спрашивать историка не додумался.
   И шёл малому четырнадцатый год, и был обязан соображать лучше всех в классе: прежне время у малого было не простым, но "золотым". И язык у Ариев как у германцев, и походили арии на германцев: рослые, светловолосые и голубоглазые, но в зеркале видел половину из набора настоящего арийца...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 16.
   "Физик" (теория и практика).
  
  
   Не утомлюсь петь хвалу моим педагогам и удивляться: как в школе небольшого железнодорожного посёлка собрали столько талантливых педагогов? По моим дилетантским представлениям такие учителя должны были преподавать предметы в школах областного центра, или выше! Но, нет, они трудились в "глубинке" и не роптали.
   Учитель физики Николай Иванович, среднего роста, скромно и всегда одинаково одетый, не видел на учителе новых костюмов.
   Спустя годы, выправленных людей, как учитель физики, показывало общественное телевиденье в спортивных хрониках.
   Науку в головы "физик" вносил не менее талантливо, чем другие учителя, изучение школьной Физики начинается с механики.
   Механика была была видимой на каждом шагу, Механика не работала в школярах, сидевших за партами сорок пять минут, но включалась в малые и большие промежутки между уроками.
   Механика объяснила моё дошкольное общение с тормозными площадками товарных железнодорожных вагонов: оказывается, когда догонял тормозную площадку вагона - "приводил к нулю разницу в движение тела и площадки", выравнивал! И прыжок с тормозной площадки не выходил из закона об уравнивании скоростей двух физических тел! Просто и понятно, даже формула не пугает, а расчёты, метры и килограммы в цифрах сбивали мышление.
   Вот, оказывается, почему не расшибался, покидая поезд, выполнял закон выравнивания скоростей! Прыгни лицом против хода - движение дохлого, слабого тела и движение состава складывались, и вместо сорока километров при встрече с землёй - получал семьдесят! А это, извините, больно, такая быстрая встреча запросто переломает ноги. Великая наука Физика!
   После Механики был раздел "Линейной оптики" Оказывается, дневной свет неправильно называют "белым", белым солнечный свет кажется белым, а кусочек трёхгранного стекла с названием "призма" исправляет наши заблуждения: луч света состоит из семи цветных полос. Как радуга после дождя.
   Вот почему днём, в солнечную погоду, находясь вне комнаты, не вижу через окно, что творится в доме, а причина проста: уличный свет ярче комнатного, освещённость разная!
   Главное в Физике возможность из призм создать собиратель лучей солнца и собранной точкой в фокусе прожечь брюки.
   За Оптикой открылась бездна размышлений Электричество.
   Электрические законы напоминали Механику изменением величин, и если в Механике "увеличение скорости сократит время движения" - электрические законы не отличались от законов в Механике: добавли напряжение - увелился ток, ввёл в электрическую цепь индуктивно-резистивный элемент - ток уменьшился, и напряжение на выходе источника тока. Учитель новенькое дарит:
   - Эти законы, возможно, царят только в нашей Галактике, а за её пределами может быть что-то другое... - неужели нет предела!? А если есть предел видимому - каков и где?
   - Знания беспредельны. Стремитесь знать и уметь, познавайте мир, и он добром отплатит! - так говорил Николай Иванович, преподаватель физики общеобразовательной школы номер... Ничего подобного не говорил, придумал за учителя? Если и не говорили учителя - делали "по умолчанию", и должен сказать:
   - Прекрасно получалось!
   Любвеобильное сердце жаждало уроков физики, а предложи кто "выбирай уроки по душе, только им отдавай время" - выбор пал на русский язык, историю и физику. И химия хороша, но убивала "валентность по кислороду" и "грамм-атомом"
   Потеря покоя произошла на первом уроке об электричестве, когда Николай Иванович подошёл к выключателю и скомандовал: л:
   - На секунду взглянуть на лампочку и отвернуться! - выполнил требование учителя, а что было в требовании - не представлял.
   Лампочка в комнате, где проживало семейство наше, светилась как и лампочка в классе, но классная была ярче, свету давала больше.
   - Сегодня в каждом доме даёт свет электрическая лампочка, но как происходит рождение света, почему маленькая спиралька светится в колбе лампы - с этого урока будем изучать электричество: оно даёт свет и многое другое.
   Николай Иванович, если неверно воспроизвёл ваше вступление первому уроку по электричеству - простите: годы шутят с памятью вашего прилежного ученика.
   Так и пошло: электрические законы справа, линейная оптика слева, впереди "правильный русский язык без ошибок", память хранила сведения: "призма из стекла разлагает белый свет на семь основных цветов... длина волны в ангстремах... ангстрем - сантиметр со многими нулями в минусе... возьми линзу, собери в точку световые волны - и те прожгут дыру в одежонке... можно поджечь всё, что горит... то есть, "соединяется с кислородом воздуха и даёт окислы, а ежели окислы соединятся с водородом и кислородом, то есть, с водой - получится кислота, а это химия, а в химии плохо разбираюсь, написать "реакцию нейтрализации" не смогу...
   Не знал о "соединении горючих веществ с кислородом воздуха" - знал о горении, Химия познакомила с окислением - прошлые примитивные пожары ушли в небытие, о каком "горении" речь? Сгинуло горение, нет его, прекратилось, пришло время "процессу соединения с кислородом с выделением тепла"
   - Николай Иванович, а что такое "взрыв"? - имел основания интересоваться взрывами:
   - Тот же процесс окисления веществ определенного химического состава, но мгновенный.
   - А как происходит?
   - Об этом узнаете в старших классах - не дотянул до старших классов и явление взрыва усваивал самостоятельно, "своим умом доходил" "Доходил своим умом" неверное, пользовался опытом людей, кои о взрывах знали всё.
   А электричество? В электричестве ничего не видно, если не считать приличной искры после вращения стеклянных колёс "электрофорной машины".
   - Молния - всего лишь статическое электричество, но есть и другие виды движения электронов: в твёрдых телах, в жидкости и в вакууме. - ах, милый и умный Николай Иванович! Дорогой учитель, ты представить не мог, как один твой урок физики с названием "Электричество" определил мою дальнейшую жизнь! Чудо: ничего не видно, торчат из стены два провода - и всё! Соединяли проводки - в классе загорался свет, разрывали - наступал мрак! Почему от выключателя остались торчать из стены всего два проводка, как погиб выключатель, каким образом от него осталось так мало - этого не знал, а так хотелось!
   Выключатель выработал своё и "умер на боевом посту смертью героя", хотя мог погибнуть от любопытства учащегося, вроде меня, на первых уроков физики из раздела "Электричество".
   Способы срыва уроков "изучения Земли" заслуживали порки розгами старинным манером, и вообще нелюбимые предметы следует преподавать сильным мужчинам, кои могли справиться в одиночку с любым школяром, а, какое физическое насили могла совершить учитель-женщина с редкими воющими интонациями в речи?
   Зимние сумерки наступали рано, и со второй смены возвращался домой затемно. Ко времени обучения в седьмом классе отцу дали квартиру в одну комнату на втором этаже "пролетарского" дома.
   Почему "протетарского"? Деревянные стены обитые дранью, замазанные глиной и крашеные известью. С печами каждой комнате, с электричеством, но без воды: разборная колонка отстояла от дома в сотне метров.
   "Удобства", естественно, были во дворе, там находились и сараи с топливом.
   Комсостав, в основе железнодорожный, проживал в трёхэтажных "сталинской" постройки домах с отоплением собственными котельными, а прочий люд согревался древней печью, и в месяцы ветренной южноуральской зимы рядовые работники жел.дор, трансп. на "законном основании" обогревались углём. .
   Урок географии последний, за окном класса полный мрак, сидеть в классе невмоготу, и ловкий в метании предметов "негодяй", близко сидящий к выключателю", в момент, когда учительница отвлекалась на карту, рассказывая, что и где находится на планете, бросал шапку в провода, разрывая электрическую цепь лампочки.
   Наступал мрак и дальнейшее преподавание "науки о Земле" становилось невозможным: моря и континенты на "карте мира" становились неразличимы. Бедная учительница не могла во мраке соединить провода, женщины не созданы на общение с электротоком - говорила кровь отца "предателя", а начальные знания электрики поднимали из-за парты и вели к голым проводам на месте погибшего выключателя
   Света, струившегося из окон дома напротив школы, хватало видеть провода и соединить - высоко под потолком загоралась лампочка рождая торжество:
   - "Включил свет"! - радость дополнялась открытием:
   - "Не бьёт током"! - почему не волновал вопрос "какая часть класса готова поставить к стенке за подхалимаж "географичке" - не знаю. Соединение проводов погибшего выключателя в классе - первые "лабораторные занятия" по физике (раздел - "Электричество")
   Был и ещё способ портить атмосферу в классе перед последним уроком: между проводами на месте выключателя вставлялся сердечник от карандаша - и "выполнялись условия движения тока - замкнутая цепь"!
   Трое в классе составляли электрическую цепь с нарушением "техники безопасности при выполнении электрических работ", но с наибольшим удовольствие делал один:
   - "Все боятся, а я - нет! Какой ни есть - но почёт"!
   - "Далёкая электростанция посылает электроны по проводам в школу, лампочка в потолке, графитовый стержень замыкает цепь... Графит от карандаша проводит ток, но ведёт себя ни так, как металлический проводник" - да, Николай Иванович, верно, проверяли: нагревается, как спираль в электроплитке и выделяет вонь! Закон подтверждался: "электрический ток, проходя по потребителю, выделяет энергию: тепловую, механическую, электромагнитную". Отвратно воняли сердечники от "химических" карандашей: сгорая, выделяли в атмосферу класса чистый газообразный анилин!
   Почему сегодня рвут трубки таксофонов - понять не могу. Если делают из непреодолимого желания знать, как по проводам получается что-то сказать другому человеку - одно, понимаю и прощу, но если вырывают по другим причинам - тогда нам необходимо чьё-то пришествие для очистки от собственной мрази.
   Седьмой класс сказал:
   - "Прекращай обучение, достаточно, математику не понять, не твоя наука, лишён способности понимать математику. И нет твоей вины, таким явился в свет, конструкция мыслительного аппарата не позволяет сносно знать великую и строгую науку Математику"! - что возразить истине?
   Родной речью одну мысль выражу пятью предложениями одно краше другого - Математика, извините, вольности не допускает, Математика требует точности"!
   Все предметы шли на "хорошо" и "отлично", но от встречи с "а"
   в квадрате плюс "б" опять в квадрате - в черепной коробке что-то щёлкало и мыслительный предмет (голова) отказывался что-либо понимать.
   За поражение на уроках математики - брал реванш на любимой литературе, физике, истории, а иногда - и на географии.
   Осознание немощи в математике рождало апатию к учёбе: "парень, у тебя брешь в учёбе, куда пойдёшь после школы с таким знанием математики? Посмотри, какие барьеры ставят техникумы при поступлении: "русский, математика, физика..." Русский преодолеешь легко, физику-теорию - не менее легко, чем русский, химию с её непонятной "валентностью по кислороду" сдашь на тройку, а математика подставит ножку! Даже геометрию сдашь, физика - "сестра родная и любимая" только до вычислений! - и впадал в такую депрессию, кою за всю жизнь не испытывал!
   Причины "математической" тупости на сегодня выяснили: "в породе людей существует два типа: "гуманитарии" и остальные. Можно и наоборот: "математики" и все прочие".
   Сестра делала большие глаза и никак не могла понять, почему не понимаю столь простого, как "два "А" в квадрате, плюс "Б" в квадрате..." - не обвиняю Природу, коя при выпуске с конвейера забыла вставить в черепную коробку деталь, отвечающую за понимание математики.
   И до сего дня математика "терра инкогнито", но иногда что-то накатывает и беру учебник по математике за любой класс и читать, ничего не понимая в формулах. Читать, как сложный, запутанный детектив и никто не спросит, чему будет равен результат от перемножения "а" и "а" в квадрате", никто не спросит после чтения, что понял из учебника, никто не скажет, как прежде:
   - "Да-а-а, математике следует уделить больше времени..."
   Как встретил сентябрь несостоявшегося восьмого класса? Грустно, но не до состояния "продолжу учёбу" Были грустные мысли "кто-то из товарищей уходит "в плавание" до десятого класса, кто-то в техникум, а тут, как неполноценный, думаю о ФЗО..." - сказывалась слабость в знании точных наук...
  
   Глава 17.
  
   ФЗО,
   или
   "Естественное продолжение".
  
   Читатель, каждый человек подобен драгоценному, или "полу", камню, и если ты хороший мастер-огранщик - через годы стараний огранишь себя и покажешь красоту окружающим... если, разумеется, стремления и желания не угаснут в начале огранки.
   Начало угасания начинается спустя неделю после рождения разрушающей мысли "ничего не получится, не драгоценный, и, даже не "полу" драгоценный камень, кирпич..."
   Выпускные экзамены за седьмой класс прошли с оценкой "средние", и усреднение сделали точные науки Алгебра и Геометрия, а живи тогда "гуманитарии" и "математики" - в среде первых носил звание "хорошист на границе с отличником"
   Проверка знаний полученных за семь лет началась с русского языка, кою прошел блестяще: "пять" и "четыре" со удивлением педагогам: письменная работа "пять" (редкость!), а языком ворочал на "четыре", говорил хуже, чем писал.
   Или за "сочинение" получил "четыре", а за разглагольствования о литературе в пределах семи классов получил "пять"?
   "Физика" и "Химия", два точных предмета, где слова нуждались в подтверждении формулами и уравнениями экзаменаторы приняли "хорошо с минусом":
   - Хромает при вычислениях...- было сказано обо мне, не было определения "гуманитарий с уклоном в точные науки..."
   Сестра окончила десятилетку и собиралась поступать в столичное учебное заведение, а в какое не интересовался: если свои науки ушли в небытие - что в науках сестры? Её знания - её продолжение учёбы, а мой процесс получения знаний делает "стоп"
   Столица "страны советов" от Урала далеко, "малая родина" в трехстах километрах от столицы, на "историческую родину" и отправилась сестра, чтобы сделать прыжок в столицу и получить высшее образование.
   Во что хотела "образоваться" сестра не спрашивал, но диплом о высшем образовании говорил о многом:
   - У неё "вышка" -
   Схема выглядела так: сестра возвращается в родной город под крыло тётушки Minы, едет в столицу и пробует поступить в институт.
   По прибытии к тётушке, на семейном совете в "какой столичный институт поступать"? - выполз мрачный и печальный ответ:
   - Оккупированных, будь семипядей во лбу, в высшее образование не пускать! - сказывались пятнадцать месяцев пребывания в Польше "в грозном зареве войны" С таким "диагнозом" ни то, чтобы продолжать образование в столичном вузе, с подобным "грузом прошлого" подходить к вузу ближе ста метров нельзя!
   Любое "безвыходное положение" подчиняется "Закону Заборов" гласящего "в любом заборе есть дыра", кою указала Mina:
   - Не поминай в анкете прошлый "хвост" Где кончила десятилетку? На Урале? Вот и оставайся на Урале, в "стальном сердце страны саветов" далее Урала не растекайся, с войны девять лет прошло, кому нужны твои заграничные приключения? Урал велик и чист перед страной, претензий "бдительная" столица не выставит..." - тётушка, гений, сгусток мудрости!
   Сестра применила совет Minы на практике, успешно сдала экзамены, была зачислена, но не на престижный факультет.
   Нет женщин, желающих знать тайны металлов, не женское занятие, да и мужчин фанатично преданных металлургии доли процента, оттого и до се не популярные факультеты пустуют, мало желающих изучать "технологию литейного производства", пыльная работа. Факультет не капризничал и принимал всех желающих познать секреты булатной, а заодно и дамасской сталей.
   Что "светило" сестре после института, где отрабатывать "бесплатное образование" подаренное государством за народные деньги? На Урале, откуда и прибыла в столицу получать высшее образование. Не захотела жить под оккупацией и пребыванием в лагере польского города Люблина сорок третьего-четвёртого года - получай место технолога пыльного литейного цеха в уральском городе!
   Увидел сестру в первый год работы в роли мастера смены: маленькая, "щуплая", запылённая... Человек ни на своём месте, вот она, цена "высшего и бесплатного" образования.
   Но был и плюс в "стране советов": семь учебных зим вполне хватало, чтобы начать самостоятельный "трудовой путь", семью классами образования мог пойти в техникум, но и техникумы сидели на математических вычислениях, а Математика не пускала в свои владения:
   - Не твоё...
   Формируя сестру и меня, Природа перепутала дары: сестра терпела литературу "по нужде" и "куда деваться", дивилась способностям брата входить в деепричастнве обороты любой длины и выбираться без выпрямления извилин в мозгу, а брат не представлял, как сложить "а" и "б" и получить что-то в итоге.
   Найтись тогда меценат и предложи:
   - Учись до бесконечности, будь "вечным студентом" - ответил доброму человеку:
   - Выше планки "фабрично-заводского обучения" не поднимусь, не дано, "кузница рабочих кадров" предел моего совершенства.
   "Кузницы рабочих кадров" живы до сего времени, но кто и чему обучается в "кузницах", а что получается на выходе из учебного заведения не интересовался. Бытует мнение, что на обучение "кузнечному" делу идут никчемности "отморозки", но насколько верно такое мнение не проверял.
   Во времена моего поступления в "кузницу рабочих кадров" "отмороженных" не было, а если и были - назывались "фэзэушниками" Так всегда в нашей среде: явление существует - названия нет, но отсутствие названия не мешает появляться "пене"
   Какого качества древняя "пена" ныне, чем отличаются новые пэтэушники от прежник неизвестно, но, вроде, качество в сравнении с прежними выше.
   "Умный учится на чужих ошибках - дурак на своих" - знал "формулу", а как пользоваться, какие вводить числовые значения не представлял. Мудрости общего пользования вроде костылей, каждый пользуется привычной и удобной. Это о последующих событиях, кои настигли в "фабрично-заводском образовании"
   В полторы сотни километров от станции, в южно уральской степи, миллионы лет назад у матушки Земли вырос горб из окиси железа.
   Вырос - ну и вырос, случаются наросты на телах живых организмов, почему и матери-Земле не иметь прыщ из окиси железа?
   В двадцатом веке "от рж. Христова" "трудящимся одной шестой части суши поверхности Земли, руководимым..." - шаблон кем и как руководимым, показалось, что чёрного металла, накопленного за многие века, мало, а нужно в разы больше. Получив, как всегда, "директиву сверху":
   - В кратчайшие сроки построить комбинат и приступить к выплавке металла! За работу, товарищи! - дерзким манером, со страшными "перевыполнениями задания партии, правительства и лично тов..." - ринулись убирать "горб" из окиси ("ржавчины") железа.
   К какому году под "горбом" вырос металлургический комбинат и подобие города при нём в соответствующей литературе сказано с точность в неделю, но необходимость в сведении вроде "сегодня, ХХ числа ХХХХ года, домна номер ХХ выдала первые тонны чугуна" отпадает.
   На время, когда вопрос "чем заниматься", город при домнах, но никак "домны при городе", являлся до предела заманчивым на всей территории Южного Урала.
   Станция с тридцатью приёмо-сортирующими путями и четырьмя трёхэтажными домами сталинской постройки на проживание железнодорожной элите, служила городу металлургов, но и город служил станции, коя кормила домницы коксующимся углём из Казахстана.
   Посёлок при станции в пару дюжин двухэтажных деревянных домов "с удобствами во дворе" изредка напоминал о городе военного детства и волновал:
   "Хочу в город, там жизнь иная..." - тяга в города рождается в городах, в пристанционных посёлках она утихает на время, как и зубная боль.
   "Кузниц рабочих кадров" на территории "города металлургов" хватало, и одна из таких привлекла названием профессии: "машинистов паровых турбин". Поминал турбину и вспоминал урок физики за седьмой класс, когда милейший, но строгий Николай Иванович, "физик", рассказывал, как необходима людям машина в звании "паровая турбина":
   - "Без турбины не получить электроэнергию, турбина - это мощь! Сила! Тридцать пять тысяч оборотов в минуту, а вал турбины вращается не в вульгарных шариковых подшипниках, но в атмосфере водорода! Ни один металл не выдержат бешеных оборотов, только газ"! - стоит пожертвовать всем, лишь бы узнать, как устроены узлы турбины! Сколько технической мудрости и гения заключено только в одних подшипниках вала турбины! Всё, еду поступать в училище, буду стараться, но машинистом чудо-машины, с именем "турбина", стану!
   Начало мечты было прекрасным: легко сдал экзамены в училище, был принят, получил общежитие... Если пользоваться штампами советских времён - "молодой человек вступил на трудовой путь".
   Начались теоретические занятия в вперемешку с практикой. Первая моя практическая работа была такая: мастер производственного обучения выдал каждому поковку пятисотграммового молотка. Поковку, применяя напильники, превратить в молоток, "облагородить", как говорил "мастер производственного обучения"
   Учили правильно держать напильник, орудовать зубилом и молотком, пользоваться измерительными инструментами, "и если взялся что-то делать - исполняй работу добротно и до конца"
   Иди к мастерству, за этим пришли в училище не пожелавшие продолжать образование в школе ещё три года.
   И снова "враг": если, высунув язык, стараешься над заготовкой молотка - рядом стоящая сволочь понять не может:
   "Чего малый старается? Больше всех нужно, в "хорошие" лезет"? - одно проползание потной ладони по обрабатываемой поверхности детали - и новый, с острыми зубьями напильник отказывается превращать металл в крошку, скользит и "гальмует"
   Пройди мелом засаленную поверхность - и пили далее, но за мелом нужно отлучиться, и пока ищешь мел - твою, почти готовую деталь, вынут из тисков и спрячут... Добрые, хорошие, озорные сволочи! Нынешние учащиеся технических лицеев другие?
   В группе были "учащиеся", кои вместо заслуженной отсидки за "юношеские шалости" направлялись органами обучаться ремеслу с необоснованной уверенностью:
   - Займётся делом, глядишь, бросит пить-курить-воровать, человеком станет! - сколько благих родительских мечтаний исполнилось статистика отсутствует.
   Нет ответа и на вопрос:
   "Кто, направляя юношей на исправление в ФЗО, верил в доброе продолжение, снимал отеческое "горбатого могила исправит"?
   Нельзя заявлять "ФЗО представляло сборище подрастающего криминала", может оказаться, что нынешний пенсионер, начав трудовой путь в ФЗО, вполне культурный и порядочный человек.
   Где пребывали до поступления в училище "товарищи" по группе, чем занимались - мог спрашивать?
   "Советская воспитательная система", пребывая в дурах, верила в возможность исправить уголовное нутро части подрастающего поколения праведным трудом, а как старая вера переползла в настоящее время - установить невозможно.
   "Юношей, с программой уголовников в мозгах, при ежедневном и настойчивом воспитании в духе уважения к труду, можно сделать честными тружениками", а "проклятые западные человеконенавистники" выяснили иное: "врождённая уголовщина перевоспитанию не поддаётся, и отдавать одну треть суток пять дней в неделю на создание "внутреннего валового продукта" не хочет.
   Любой школяр, имеющий общие представления о науке "Информтика" сказал бы так:
   - "Сбой программы в худший вариант..."
   Время свежее, недавнее, рассказы о "зверствах врагов" помнились до эпизода, и когда компрометирующие моменты (воровство) враги лечили петлёй на шее - аборигены особенно не переживали, не было осуждений "звери проклятые"
   Враги не любили паразитов и не позволяли бесконтрольно размножаться, за что и были "жестоко осуждены мировой (прогрессивной) общественностью"
   Так это понятия врагов, а мы-то не такие! В недавнем прошлом мы "гуманные и добрые советские" люди, а теперь кто трудно установить.
   Сволочь не стремится стать лучшим человеческим образцом, сволочь нивелирует всё и вся до своего уровня. Вечный человеческий принцип: "горбат я - и тебя сделаю горбатым", вор, убийца и насильник - и ты окажешься рядом в упряжке, скучно одному без товарищей...
   Тогда не мог ответить, отчего учёба потеряла интерес, а сейчас могу: "товарищи" были наглее, увереннее, "шпановитее" Других причин не было: учили нужному делу, кормили, одевали, спать укладывали в просторном помещении, а от меня требовали одно:
   - Набирайся знаний и опыта!
   Ни один вечер не проходил спокойно, и мальчики резвились войной подушками. Начало было общим, далёким от меня, но скоро заметил: война "объединением основных сил" переходила на меня с объяснением:
   - Подушка-то мягкая, чего от неё будет? - от пяти "мягких" ударов, следовавших один за другим, в голове появлялся звон...
   Во все времена и у всех народов рождения банды начинается с вожака. И в группе был вожак, явно не "юноша", окончивший семь классов совецкой школы и не пожелавший продолжать питание науками. Укравший форму не знал ни единого закона химии и физики, вожакам банд знания законов химии и физики лишнее, наивные дураки загружаю серое вещество черепных коробок знаниями, а вор осваивает три науки: Где, Чего, Как и без расплаты здоровьем (боками), украсть. Во времена фабрично-заводского обучения вредно было знать больше того, что пытались вложить учителя:
   - Шибко больно грамотный! - почему, сознавая свою дурь, не пытаться ума набраться? Тяжело?
   Добила общественная баня, обычная городская общественная баня, куда водили на помывку. Не могу сказать на какой день после одного из посещения "терм Каракаллы" неожиданно и чувствительно зачесалось "причинное место": лобок.
   Случилось столь обычное дело на уроке практических занятий, учили слесарить ("работа напильником"), и такое почёсывание можно было списать на пот.
   Почесал через ткань брюк. Помогло ненадолго, зуд возобновился на большей площади.
   Уединился в туалете, запустил руку в район зуда... И что-то попалось под отросший и грязный ноготь. Стружка металла? А как и откуда могла металлическая стружка оказаться в штанах? - "стружка" была извлечена, исследована... и следующую секунду после выяснения природы "стружки", мои прошлые ужасы от войны померкли: "стружка" шевелилась! Плоская, серая, отвратительная, непонятная мерзость! Катастрофа! Что делать!? Куда бежать, кому довериться в беде!?
   Был знаком со вшами военного времени, был обучен "охоте" на паразитов, но такой сорт гадости видел впервые, а неизвестный враг страшнее! Откуда явился!? - дождавшись конца учебного времени, полный ужаса и отвращения, примчался на товарный парк "города уральских металлургов", оседлал тормозную площадку товарняка и покатил домой!
   Через четыре часа был в родительском доме, удержался от рассказа матери о постигшем бедствии, тайком чесался и молчал.
   Война снабжала платяными вшами, не скупилась, знакомы "милые", но эти, предпочитавшие пребывать в срамном участке тела, вызывали омерзение. Ждал отца и готовил текст рассказа о постигшем бедствии.
   Отец произвёл обследования "студного" места:
   - Потерпи немного" - и ушёл.
   Через совсем коротко время вернулся, позвал на отдельную от комнаты кухню, подал маленькую стеклянную баночку с серой вонючей мазью:
   - Ртутная, мажь "хозяйство", не жалей мази - рекомендации "лечащего врача" были исполнены под надзором. И, о чудо! - через ещё меньшее время, чем отцов поход в станционную аптеку за исцеляющим снадобьем, жжение и нестерпимый зуд прекратились!
   - Как прошли последние три дня, где былл в городе, чем занимался? - и рассказал о "термах Каракаллы", то есть об общественной городской бане.
   - На лавке сидел?
   - Сидел...
   - Понятно - и отец произнёс народное название насекомым:
   - Мандавошек подцепил...- да простят отца истинные любители, ценители и почитатели русского языка за оглашение народного звания мерзости, коя неизвестным образом "оккупировала" лобок отпрыска! Вспомнились разговоры старших парней о наборе неприятностей, кои могли быть "подарены" женщиной при "тесном" общении с ней. Но у меня не было "тесного" общения с женщиной, у меня вообще никакого "общения" не было! Вспомнились старые разговоры взрослых парней, в коих упоминались существа женского пола с таким названием, но что это такое - пояснений в своё время никто не дал. Что толку, в том, что, как прежде в школе, произвёл "разбор слова" и получил результат: "имя существительное женского рода" живёт на мне и беспокоит нестерпимым зудом!
   - Да-а-а, лихо подцепил "благодать", поискать нужно! Ничего, впредь наука: перед посадкой на лавку общественной бани возьми за правило кипятком ошпарить"! - и рассказал, как просил ртутную мазь в аптеке.
   Фармацевты знали назначение ртутной мази, иных эффективных средств борьбы с лобковой вошью не было.
   Работники аптеки не спрашивали, при каких обстоятельствах проситель подцепил лобковую вошь: то ли при контакте с нечистоплотной женщиной, или каким иным образом обзавёлся "богатством", фармацевты дивились возрасту просителя средства от лобковых вшей и смеялись:
   - Шустрый мужик, в таком возрасте обзавестись "добром"! - работниц аптеки понимаю: отец не выглядел молодым повесой и вопрос "где не повезло"? - в разряд "бестактных" не входил:
   - Сыну "велосипедные колёса" смазать надо, где-то неудачно прокатился... - фармацевты рассмеялись на "колёса" и выдали порцию мази без промедления.
   Сам пошёл к аптекарям искать спасения от лобковых вшей? Нет: мазал "причинное место" любой иной гадостью, "сжёг" лобок, но не сдался, а вот отец за минуты исцелил страдающее чадо!
   Опыт, опыт, Его Величество Опыт! За опыт всегда чем-то платить нужно, всё дело в цене. За двухдневное проживание лобковых вшей заплатил страхом и знанием, что помимо многих радостей женщины могут "подарить" и печаль. "Радостей" на то время от женщин не имел, было, а вот "печаль"... Но причём женщины!? Как лобковые вши к ним попадают, от кого!?
   Так выработалось стойкое отвращение общественным баням, а появилась нужда в помывке - только душ!
   Основная ценность знаний о лобковых вшах: если прежде ососедки ругались страшным манером, и бывало, одна другую в горячке обзывала "мандавошкой" - "звание" ни о чём не говорило, а куда обращаться за разъяснением - не знал. Спрашивать учителя русского языка? А вдруг получу вопрос "в какой литературе познакомился с особами"?
   Не пришлось обращаться к учителю, пришло время - и сам всё выяснил!
   Был потом момент, когда делился знаниями о воздействии ртутной мази на лобковую вошь и "спасал" другого человека. Но это другая история к обучению в ФЗО ничего не имеющая.
   Тарость спрашивает молодость::
   - Чего испугался до беспамятства видевший большие ужасы, чего запаниковал от какой-то лобковой вши! Не стыдно!?
   - Не стыдно, то была не паника, трясся от мерзости и отвращения! Прошлые ужасы были героическими и понятными, это были настоящие ужасы, но не насекомые, ежесекундно грызущие кожу в причинном месте!
   Истинную причину суточного отсутствия в стенах училища объяснять не стал:
   - Домой ездил, родителей проведать - любые действия, в коих присутствуют элементы почитания родителей, оправдываются начальниками и до сего времени.
  
   Глава
  
   За неделю до "ноябрьских торжеств по случаю..." учащимся выдали форму, суконную, чёрную и красивую, "символ принадлежности рабочему классу страны саветов", как говорил наш воспитатель-башкирин.
   Руководство училища готовилось прогнать "стройные ряды трудовой смены" перед ликами "отцов города в день славной победы великой октябрьской" (номер победы забыт), после чего форма переходила в повседневную одежду.
   Форму дали, а где хранить богатство место не указали, храни, малый, где хочешь и как сможешь. Или начальство верило в " человек человеку друг, товарищ и брат" и никто не посмеет покуситься на твою собственность, а "совецкий" особенно, или были какие-то иные соображения, но парадные формы учащиеся держали под подушками.
   Наивный дурак, порченный западной моралью, держал пока ещё парадную одежонку два дня под подушкой, и в этом месте предлагаю кадр философам-художникам-психологам "товарищам от кино": ряд застланных с армейской аккуратностью тридцать "спальных мест" в большой комнате. По комнате перемещаются юноши, кто-то сидит на кроватях, дозволяли. Занятия в классе окончены, предоставлено личное время, скоро и
   Герой запускает руку под подушку в надежде встретить первую ценную собственную вешь... оператор, сделай крупный план глазам героя не дольше сотни кадров, достаточно...
   Актёр, коему реж доверит разыграть кадр "рука под подушкой" потеряет роль, если глазами не сможет выразить радость встречи с парадной формой вчера вначале - и "гамму чувств" (глаза прежние), когда рука встретила пустоту...
   Что было далее? Проявление моей глупости: наполнившись горем и обидой по ноздри (выше ноздрей никогда не наполнялся) - кинулся к воспитателю с воплем
   - "Украли"! - с требованием немедленно выявить вора, на что "воспитатель" резонно заметил:
   - "А может, сам... того...продал форму"!? - нужно говорить, что горе после сомнений "воспитателя" возросло на порядок?
   О "возможностях и способностях уголовных рож", что были рядом, имел слабое представление и никак не мог допустить дикую мысль о том, чтобы у товарища украсть форму и продать её на толкучке. Нет, в школе железнодорожного посёлка о таком даже речи не велось! Не мог прочитать на рожах наполовину готовых уголовников:
   - "Да, мы обчистили, но нас не достанешь! И никто, и ничего с нами не сделает, не подсудные мы" - "наполовину готовые уголовники" не делали ни одной "ходки".
   Эх, немцы, ау, где вы!? Почему плодим паразитов, выращиваем
   двуногих "лобковых вшей" и любим их, а вы - нет? Вопросы, вопросы...
   Есть паразиты в мире животных? Не знаю, но, думаю, что нет: в мире животных родители кормят детёнышей до определённого возраста, а далее - живи, как сможешь.
   Следовало ожидать прихода к вопросу: "насколько широко и глубоко в отечестве нашем заражено паразитизмом новое поколение в сравнении с прежними"? Масса институтов, за высокую плату выпускающее армии дураков - не есть ли рассадники паразитов? Ну, как же: тешусь мыслью о дипломе и не огорчаюсь, что ничего не умею делать? Для чего полные бездари прут косяками в институты, почему не хотят быть честными и не говорят себе
   - Какой из меня экономист, что в экономике понимаю? Талантлиыми экономистами рождаются, а обученные экономисты таковыми не имеют прав называться. Терпеть не могу, страшная нуднятина! И что ждёт после диплома, куда идти, чего и где "экономить"? Не лучше заниматься тем, к чему душа лежит без диплома"?
   Кто и как на сегодня поддерживает "образовательную инфекцию" и не даёт заразе умереть? - ответ есть, но не уверен в его истинности:
   - Мы сами, все и дружно, это мы после Большой Драки родили сопливо-слезливый лозунг "наше поколение страдало от невзгод, лишений и трудностей - пусть дети живут лучше нас!" - старость продолжает выдавать серию новых и ужасных мыслей:
   "как низко падёте, сирые, если враз лишить всего, что имеете сейча, во что превратитесь? Лежите на дне, или есть куда падать в паразитизме"? - никто и никогда не станет писать кандидатскую о паразитизме.
   Вернусь к "западной морали": достаточно подышать малое время одним воздухом с народом, у коего воровство считается страшным грехом - до конца дней будешь соблюдать заповедь "не укради" не зная и части заповедей христианского учения.
   Как немцы передают чадам заповедь "не укради" неизвестно, но думаю, с молоком матери, похоже, кормящие грудью немки принимают препарат, вырабатывающий у младенца отвращение на кражи.
   Немецкое "не укради", возможно, прививается вместе с оспой, но чтобы кто-то из наших светил медицины выяснил и внедрил в отечестве немецкое "не укради" - об этом в СМИ не сообщали.
   В какой раз вскочил на милый, родной и привычный товарняк, улёгся на стальных плитах, не остывших после проката - и покатил в родной дом. Быстро идёт состав, делает две-три остановки на пути в сто сорок километров - и через пять часов от начала движения с грязной рожей предстал перед отцом:
   - В ремеслуху не вернусь! - поставил отца в затруднение. Вымывшись с дороги и успокоившись изложил причину разрыва с учебно-трудовым заведением.
   - Мечтал стать машинистом турбины, а теперь под палкой не вернусь в логово шпаны! - отец ничего не ответил и хлопоты по вызволению документов из училища взял на себя.
  
   Глава 18.
   "Сумасшедший"
  
   По прошествии многих лет разыгралось воображение на тему: "как поступило руководство училища, будь всплошную немецким, из "проклятых квашистов"?
   Воображение выдало кадры военного времени, где на училищном плацу выстроена в один рад группа, и воспитатель, справа налево, начинает отсчёт:
   - Айн, цвей, драй, фиер - комм! - пятый покидает строй, повтор - "...айн, цвей..." - набирается пять обучающихся задниц, прочие, кого миновали "айн, цвей", остаются в строю, на плац приносится скамья... отеческая шпана догадлива, вмиг соображает на какую работу принесена "мебель": "будут вгонять ума в задние ворота..."
   Первому неудачнику предлагается снять штаники и учлечься вдоль лавки, не желавший получить чужую порку упирается:
   - Я не брал форму!
   - Gut, отходи в сторону, следующий! - и следующий отрицает факт кражи, а третий, четвёртый и пятый думают о себе одинаково:
   - "получу порку за чужие грехи? Укравшего форму нет рядом, может, выдать? Нельзя, житья не будет, забьют..." - порка не состится, дознание отменяется, пятёрка возвращается в строй, шпана торжествует.
   Негоже сравнивать закордонные методы воспитания родной шпаны, пахнет статьёй "раболепие и поклонение западной заразе", но в порядке эксперимента можно и сравнить.
   Как бы поступило немецкое руководство училища, случись факт кражи в стенах заведения? Первой шла лекция на тему: "красть - нехорошо", а далее:
   а) "на кражу формы с пропоем ни один немецкий юноша не пошёл по причине отсутствия программы "укради, продай, пропей",
   б) "бесчеловечное, жестокое, враждебное и чуждое совецким реалиям действие", когда группа учащихся, с чистыми и невинными ликами, выстраивается на плацу перед общежитием, и воспитатель, проходя вдоль строя, считает "айн, цвей..."
   - Будут сведения о совершившем кражу - будете освобождены от стояния, нет - будете стоять пока держат ноги, а кто вздумает дать отдых нижним конечностям и присядет - получает стеком по седалищным мозолям. Не сильно, но чтобы запомнилось.
   Предложение прежнее: указать на вора публично! - дали время на раздумье и выяснения, а затем или признание, или дозированная порка. Каждому по десять хороших ударов плетью:
   - Сволочь воровская, воровать, или ремеслу обучаться? - чужие методы воспитания собственной сволочи нам не непригодны... хотя, выдам "друга", но только не секите мой зад!
   А тогда "старшие товарищи" разъяснили, что обворованный и есть первая сволочь:
   - Из-за дешевой формы поднял шум и пытался опозорить всех и наказывать немецким манером! Вор не может не воровать!
   - Если "тряпки" ничего не стоят - выдайте другую форму, а ворьё выбросите из учебного заведения. В каждой профессии есть "профессиональны риск", вор живёт в атмосфере постоянного риска, через край, первыми по риску идут! Ошибись сапёр - разнесёт в клочья, вор попался - становись к стенке, или петля, как ворам-"подпольщикам" в родном городе - серия "несбыточных желаний", простая, но абсолютно фантастическая:
   За тряпки вешать ... человека!? Проще поменять "не укради!" на "укради", но не выдавать своих!
   "И отвратилось сердце юноши от "кузницы рабочих кадров страны саветов", ни на минуту не покидала мысль "да пропади пропадом рассадник ворья и шпаны это ремесленное училище номер..." - начало процесса расставания с учебным заведением в "системе трудовых резервов"
   За время существования учебного заведения, возможно, кто-то и покидал его стены не получив рабочей специальности, никого и не выгоняли, а тут какой-то чужак, обиженный кражей тряпок, пытается открыть счёт и опозорить коллектив педагогоы!
   Не выйдешь из училища, будешь учиться, никуда не денешься, окончишь наше славное учебное заведение! - закусивший удила малый не собирался возвращаться на "покаяние", жил под родительским крылом, переживая исход "тяжбы"
   Чтобы время шло быстрее - ходил на подёнку к путейцам, отработал восемь часов - получи заработанное. Прекрасно! Хочешь - иди на работу, удерживают причины от рихтовки пути и подбивки шпал - не ходи, никто и ничего не спросит. И знания, знания! Как точно и строго путейцы следят за колеёй! За работой неприятности забываются.
   Через месяцы отцовых поездок с целью возврата документов (свидетельство об окончании семилетки и что-то ещё, незначительное) и беседами с тамошним руководством (отец сопровождал составы с углём - туда, а оттуда - прокат и прочий металл) - из одной вернулся с известием:
   - Езжай в училище, пройдёшь медицинскую комиссию, бумаги сделают, вроде ты дохлый, неспособный учиться и отчислят... - директора "ремеслухи" ни разу не видел, но знал:
   - Сволочь дядя! - руководство училища понял позже: избавиться от одного буйного проще признания в "верхах", что в "кузнице рабочих кадров" царит произвол старших над новичками плюс тайное пьянство и кражи.
   Явился в училище, выслушал укоры и перед окончательным "освобождением" предложили провести ночь в психиатрической больнице: двух несуществующих "рубца в правом лёгком" (петрификата) кои медики по договору "увидели" без рентгена не "тянули" на отчисление из училища. Найденные результаты "прошлого воспаления лёгких" означали пустяк:
   - Рубцы в лёгких - два шага до туберкулёза, с такими вещами держать учащегося в среде здоровых преступление! - букет болячек на отчисление показался жиденьким - и, вот оно, небольшое, но главное дополнение:
   - Надо побывать в медицинском учреждении и получить справку о непригодности работать в качестве машиниста турбинной установки.
   Поступал в училище - справку о психихики не требовали, а при расставании - будьте любезны предоставить. Вот она, встреча с законом отечественных урок: "за вход в "закон" - рубль, за выход - два"
   Благодарен училищным "командирам" и шпане, кою собирались сделать "рабочими людьми", иного способа побывать в совецкой психушке не имелось, пребывание в "доме Хихи" "страна саветов" требовала причин, вот и сделали меня "сумасшедшим", чего переживаешь!? Пустяк, пробудешь какое-то время, сделают справку "может ли направленный к вам гражданин продолжать обучение в ..."
   "Психушка" оказалась интереснейшим, приятным местом. Уютным. Сегодня жалею, что пробыл в нужном лечебном заведении меньше суток. Есть такие места, при попадании в кои с первой секунды хочется остаться в них навсегда, и чувствующие люди так о них отзываются:
   - "Обитель скорби" положительной ауры - я "культурный" человек, а посему могу толковать об ауре, не видя её и не имея ни малейшего представления, с чем едят ауру.
   Моя психушка была небольшим одноэтажным обычным строением в саду и ничем не напоминавшем о своём назначении. И внутренности домика напоминали коммунальную квартиру с обычными комнатами, выкрашенными белой краской. Если бы ещё в скорбных палатах кто-то догадался оклеить стены весёленькими, недорогими обойчиками живи до скончания дней! Похоже, что так и было.
   Да будет благословен лагерный опыт! С какими, по объёму, неприятностями мог встретиться в родной, совецкой армии после лагеря в Польше не подозревал.
   А сейчас что? Курорт: обед, сон, приятная компания, нет ударов подушками по голове, "тихие" ударами подушек не развлекались. Сколько продержат в больничке" неизвестно, пребывание в домике с лечебными функциями не пугало, но вызывали интерес.
   Поместили в комнату к спокойным больным. Нужно сказать, что в лечебном учреждении буйных больных вроде совсем не было: кругом стояла мирная тишина, криков и стенаний от усмиряемых "больных на голову" не слышалось.
   До сего дня помню "товарищей по камере": первый, занявший внимание, был полный и пожилой мужчина, спавший белым днём на спине с жутким храпом. Немедленно испытал удивление: спящего полного мужчину никто в палате не будил и не просил "не храпеть". "Контингент" был "не того" и понимал: "запретить храп спящему человеку белым днём - наглость"!
   Храпящий просыпался на короткое время, справлял нужду, потом приходила сестра, что-то давала ему выпить из мензурки - и человек падал на больничное лежбище продолжать сотрясать стены храпом.
   В палате был и другой человек, очень тихий. Он молчал час, два, потом поднимался с койки, спокойно и деловито становился лицом в угол и начинал говорить. Но перед началом "выступления" он какое-то время тратил на то, чтобы проверить позицию лица между сходящимися стенами: одинаковы ли расстояния? Или такими действиями ловил несуществующий микрофон?
   И речь его была с частым упоминанием "измов". Только сегодня понял, что человек читал что-то из "классиков измов", но поскольку до сего времени ничего не знаю из "трудов великих" - ручаться за точность не могу.
   Память не даёт сбоя: со "старта" речь человека шла нормально и понятно, произносимое понимал, но не всё и до конца, какая-то незавершённость проглядывала, хотя слова были обычные и выпускались в "эфир" с нормальной скоростью .
   Но через какое-то время "скорострельность" повышалась, количество выпущенных слов в минуту увеличивалось, голос крепчал, достигал предела, выступающий умолкал, и походил на двигатель, получавший малое количество топлива: "глох"
   Годится и пулемёт с пустым магазином и с перегревшимся стволом.
   А теперь скажи, память моя престарелая, за каким хреном и в какой последней извилине хранишь информацию о человеке с редким психическим заболеванием? Зачем помнишь? И почему ты, обширная и надёжная память, ничего не сказала о причинах, приведших человека читать лекции, обратившись лицом в угол палаты? Почему не знаешь, память моя, число граждан отечества, свихнувшихся на "измах" и сгинувших в лечебных учреждениях понятного профиля? И сколько ходило на свободе "измутых", считавших себя "психически здоровыми"?
   Человек, часами говоривший тихим голосом в угол комнаты непонятные тексты, видно, надорвался разумом, пропагандируя "идеи вождя пролетариата трудящимся массам"
   "Вождь" наварганил двадцать шесть толстенных томов бреда и превзошёл "основоположника научного коммунизма", смертному, без единого процента "гениальности", вздумавшему "постичь гений вождя", запутаться в бесчисленных страницах просто.
   И нужно ли? Что произошло с человеком, обращённого лицом в угол и читавшего тексты со стены, оклеенной весёленькими обойчиками? Редкое заболевание психики?
   "Страна победившего социализма" просилась в сумасшедшие, но вписали меня и на одну ночь. За часы пребывания в лечебном учреждении не слышал, чтобы кто-то из обитателей с чем-то и к кому-то обратился: каждый пребывал в своём мире и не приглашал соседа "в гости".
   Отечественные психушки - интересные учреждения, если у самого нет отклонений в психике. У меня их не было.
   В палате был высокий и худой старик, ничем неприметный для неопытного глаза, вроде моего: с людьми, больными душой, встречался впервые.
   В каком возрасте пришло понимание; "душа болеть не может", но что заболевает и отказывается работать должным образом мозг - момент "озарения" безнадёжно упущен.
   Был и обед из чечевичной похлёбки, и сей бобовый продукт первый раз в жизни отведал в лечебном заведении в компании людей с расстроенной психикой.
   Поскольку нахожусь в психолечебном учреждении - впору задать вопрос:
   - "Как связаны "расшатанное физическое здоровье с не менее разрушенной психикой"? Иначе: кто и кого в паре "сводит в могилу"?
   Окончился "обед", пришла сестра и повела куда-то. Путь оказался коротким, не далее кабинета главного врача, милой и приятной женщине средних лет, напоминавшей Анну Ивановну, лагерного доктора в Люблине. Что-то клацнуло в сознании, навалилось воспоминание с переходом в состояние, кое бывает при встрече с двойниками знакомых людей: смотрел на хозяйку психушки - видел лагерного доктора Анну Ивановну! Или медработники одинаковы, или оттого, что хватило менее суток, чтобы и моя "крыша поехала"? - что крыши могут перемещаться самостоятельно - и этого никто не знал.
   Доктор усадила напротив и тихо сказала:
   - "Рассказывай... - и, как близкому человеку, на уровне чуть ниже матери, выложил без утайки историю формы в паре с комплектом переживаний. Рассказывал доктору - видел Анну Ивановну, и если психиатры сегодня заподозрят в настоящем расстройстве психики - возражать, а тем более лечиться - не стану. Естественно: где, как не в психушке, позволить расстроиться психике!?
   Не могу ручаться, что в кабинете главврача из меня не вышло лишнее, к краже формы не относящееся, но если не было протокола опроса - чего волноваться? Историю приобретения лобковых вшей в общественной бане главврачу психушки не рассказывал, постеснялся, ,умолчал.
   Доктор внимательно слушала, смотрела в глаза и не прерывала печальную повесть пациентая, обворованного "товарищами по группе" Умолчал и о развлечениях учащиеся после сигнала "отбой!"
   Наши "гляделки глаза в глаза" были разными: доктор, обученная определять заболевания по глазам, понимала сидящего малого, видела картину случившегося, а односуточный "пациент" в глазах доктора ничего не видел.
   В игре "гляделки" был не последним.. Искусству смотреть, не моргая, обучился у девчонок из трёхэтажного дома "сталинской" постройки.
   Поставил "точку" в рассказе и умолк. Доктор что-то написала в толстом журнале и сказала:
   - Переночуешь у меня и отправишься к директору, всё будет хорошо" - из психушной эпопеи прекрасными, ободряющими и лечащими лучше любого лекарства - были слова Анны...то есть, главврача:
   - "...всё будет хорошо" - на предложение "переночуешь у меня" не обратил внимания.
   Утром, получив пакет со справкой, отправился в училище. Думаю о прошлом:
   - "Почему не вскрыл пакет и не ознакомился с заключением "психической" медицины? - отвечаю:
   - "Ну, вычитал, а что понял? Пакет-то заклеен".
   - "И что!? Трудно вскрыть"!? - желания узнать тайну о своём "сумасшествии" отсутствовали, а если тот пакет ныне чудом оказался в руках - вскрыл бы с желанием выяснить:
   - "Как "сумасшедший" ухитрился прожить восемь десятков лет без единого рецидива!? Надо понимать, что за сутки, проведённые в медучреждении определённого профиля - получил исцеление? Прошлую советскую психиатрию обвиняют в служении не "гуманным целям помощи страждущим", а власти. Советская психическая наука боролась с инакомыслием. Может и так, но не могу допустить, что больничка, в коей пробыл меньше суток "на излечении" и хозяйка больнички принимала активное участие в подавлении "слабых ростков инакомыслия".
   О каком "инакомыслии" речь!? "Страна социализма", "правая в своей правде", совсем недавно весьма убедительно поразившая страшного врага, никак не могла допустить, что её граждане могли отклоняться в мыслях "от общей линии партии". Больничка была маленькая, неприметная, может, и захудалая, и эти недостатки не позволили ей встать в один ряд с могучими учреждениями подобного профиля тех лет. Если больничка маленькая - стало быть, и больных мало! Логика...
   Может, было всё к лучшему, что я попал в маленькое учреждение "для граждан с нарушенной психикой"? Вроде бы моя психика была в целости, сам никаких неудобств от неё не испытывал... И всё же: для чего и кому нужно было из-за тряпок прятать меня в психушку? Милая страна, милый народ!
   Больничка понравилась. Главврач и больничка на окраине города - незаметные и могли делать с пациентами, что считали правильным. В столичной психушке, окажись волей судьбы и "товарище", милая докторица давать в одиночку заключение о "психическом" здоровье не решилась, но только "консилиум" - тогда-то пребывание сроком в неполные сутки не ограничилось, столица "просветила" основательно, чем скромное лечебное заведении большого уральского города. Естественно, чёрная фзошная форма обошлась дорого не только мне одному.
   В одном не сомневаюсь: любое и каждое лечебное учреждение "страны советов" заводило "Учётную карточку" на посетителей, на какой бы срок те не попадали в "стены лечебного учреждения".
   Доктор, умница и красавица, "односуточный" пациент вверенного вам лечебного учреждения, на то время ничего не знал о субстанции с названием "душа человека", но много раз слышал от простых людей:
   - "Чужая душа - потёмки"! - коли так - позвольте слово молвить? Можно, да? Тогда вопрос:
   - "Всех пациентов и диагнозы помните? А они вас? И если "да" - как поминают? Я - как "ангела-Хранителя", но Вам, милый доктор, помнить ещё одного "освидетельствованного" не нужно...
   Доктор, скажите, утешьте в финале: отметили меня в "журнале посещений" вверенного вам лечебного учреждения, и если "да" - с каким диагнозом? "Шизоидная форма" чего-то там непонятного? "Паранойя"? "Маниакально-депрессивный психоз"? Остановлюсь на нём, красиво звучит:
   - "Маниакально-депрессивный психоз, развившийся на почве утраты казённого имущества"!
   Доктор, помню вас красивой женщиной, а если вы и психиатр - стало быть, и большая умница: посвятить жизнь "Психиатрии", таинственной науке о душе, могут исключительно умные люди.
   Можно с вами напрямую? Можно, да? Вы знаете: "тот не жил полной жизнью, кто не знает голода, любви и войны...". К неоспоримой троице дозволите добавить мнение "сумасшедшего" о подведомственной вам психушке на окраине города, полная стоимость коей, за вычетом персонала, была не выше стоимости "парадной" формы учащегося "фабрично-заводского обучения" пятьдесят второго года".
   Доктор, мир вашей душе: вы когда-то освободили мою душу!
   Окончание "психической атаки" было таким:
   - Уплатить за форму и прощай! - факт, что форменное одеяние украли в стенах учебного заведения - не принимался, как довод "не платить". Когда училищу были возмещены материальные затраты, то и документы немедленно были возвращены. Свобода! Когда-то и где-то вычитал о "сладком чувстве свободы", вспомнил о нём и чужое чувство немедля повесил на свою грудь!
   Что сегодня? Когда-то были популярны "ФЗО", иначе - "фабрично-заводское обучение" и "кузница рабочих кадров". Учебные заведения, что и сегодня, где без лишних слов приобщают к труду, но с другим названием: "ПТУ". Чтобы взаимно не огорчаться фактом с названием "мой балбес учится в ПТУ", нашему древнему учебному изобретению дали новое красивое название: "лицей". Правда, от перемены названия суть "лицея" не поменялась, но вроде бы новое слово не такое страшное, как прежние три буквы "ПТУ". Как древнее "ФЗО", так и нынешние три буквы ничем не отличаются: туда идут не совсем полноценные "юноши и девушки".
   Если не хотел учиться и был уверен, что семь классов советской общеобразовательной школы для работы руками вполне достаточны - за кого принимать? Верно, за слабоумного, но не простого, а вооружённого самодельным выводом:
   - "Учиться следует одарённым людям, в коих любая наука легко и свободно входит полностью, до последней буквы, а войдя - остаётся в индивиде навсегда с пользой другим... вроде меня" - были такие соображения, или родились сейчас - не помню.
   Не желавших "грызть гранит наук" хватало всегда, но неучи старой закалки моего образца не претендовали на житейские блага "по первому разряду", чего нельзя сказать о нынешних юношах. Девушки в оценку не входят: потенциальные производители потомства, не выше.
   Но с другой стороны: если все станут юристами-экономистами - кто пошивом башмаков займётся?
   О, древняя "фабрично-заводская" шпана большого уральского города! Дозвольте вам пропеть гимн? Думаю о вас:
   - "В оккупацию мечтал о хлебе в достатке, но о чём мечтали вы, тыловые сверстники мои? Как получилось, что пришёл в училище полным невеждой в выпивке и кражах, а вы в "благородном" занятии были "мастерами"? Когда и где успели обучиться дивному искусству жрать алкоголь и брать чужое? Кто ваши учителя, помяните их имена "святые"? Мы - ровесники, прошло каких-то семь лет с окончания войны, были в тылу, можете гордиться "достижениями", а я "нет"! Или война меняла нас по-разному? Пожалуй, оккупация и вам пользу принесла, оккупанты с
   ворьём жестко обходились, видел... Почему не думал у кого-то украсть форму, а вы брали крохи? Патриотично настроенные граждане до сего дня твердят "отцы наши трудились во имя победы", а вы... Когда, в какой "кузнице кадров" перековали в шпану и пьянь? По законам и правилам, вы должны быть лучше оккупированных и служивших врагам, но такое вас миновало...
   Эх, нет во мне Беса, бросил, "змей ядовитый и сукин сын"!
   "... два голодных ребёнка смотрят на дядю за столом, а перед дядей лежит хлеб. Долго смотрят, терпят, молчат... Один не выдерживает, хватает кусок и убегает... второй стоит и продолжает смотреть на хлеб и дядю попеременно..."
   - Древняя "фэзэушная" шпана индустриального города Урала!
   Благодарю за воровскую сноровку, а не укради грошовую форму - не имел повод обижаться на весь мир.
   Не укради форму - прилежно и с отличием окончил обучение на звание "помошник машиниста турбинных установок" Рвался к "отличию", и причины были, успел обзавестись "комплексом недоучки" Объясняю: это когда не говорят в глаза "дурак малограмотный", но дают почувствовать иным способом.
   Что ответишь старая воровская сволочь? Испытывали, а испытав рвались к знаниям яростнее дипломированы специалистов?
   Учителя знают, что "нужно дать", а без чего могу обойтись. "Учат", "образуют", "придают форму" в заданном направлении.
   Получил направление работать в теплоэлектроцентраль города в качестве "подай-прими-поди-вон", как долго держали в подмастерьях? Проживал в "общаге", и через десять лет работы в турбинном зале стал большим специалистом? Не уверен. Что первым заработал: профзаболевание машинистов турбин (глухоту) с названием "атрофия слухового нерва", или квартиру от государства? Пожалуй, глухота была первым "приобретением" А тогда кражей казённых тряпок вы, милые мои "лицеисты", сказали без слов:
   - Вали-ка, малый, отсюда, нечего тут делать, не твоё дело за турбиной присматривать!
  
  
  
   Глава 019.
   "Начало трудового пути".
  
   "Трудовой путь" начался подённой работой на ремонте "стальных магистралей" Быть строгим - тогда главу следовало назвать "Первое знакомство с ремонтом железнодорожных путей сообщения" или "ежедневные деньги"
   Утром ранним пришёл, записался, посадили в вагон и повезли на участок полотна нуждающися в исправлении. Отработав положенные восемь часов подёнщики получали заработанное и не проявляли нездоровые интересы о правильной оплате.
   Правка "стальной магистрали" длилась неделю не обогатив и на грош.
   * * *
   Начало трудового пути совецкого человека" начиналось с заведения "трудового досье", иначе - "Трудовой книжки", схожей с "Дневником" школьника. Если школяру до сего времени в "Дневник" вписывают "задания на дом" и отмечают успехи (или "не) в изучении предметов - в "Трудовую книжку" взрослым школярам вписывают прохождение "этапов трудового пути на предприятиях и учреждениях страны" "Трудовая книжка" вела "совецкого человека по пути трудовых подвигов и свершений".
   Читатель, в очередной раз прошу не судить за газетные штампы "времён расцвета социализма", они сидят во мне как... проказа?
   Сравнивать штампы с проказой - много для штампов, штампы не столь опасны, как лепра, но всё же...
   "Жизнь "советских людей" определялась тремя документами: паспортом, "Трудовой книжкой" и "военным билетом". Последний документ выдавался только физически полноценных граждан "страны советов", отслужившими "установленные законом сроки службы в армии и военно-морском флоте". Психические параметры призываемых на "службу родине" советских" граждан в рассмотрение не принимались.
   О третьем документе пока речь не идёт, к третьему документу приближаюсь.
   В паспорта вписывались основные данные: "кто, где, как и зачем родился"? "Крестился" заменялось строкой "национальность". Русский.
   "Трудовая" отображала умение управляться с ремёслами и говорила "командирам", какое применение найдёт "товарищ" на вверенном производстве. Книжка "заводилась" на работника с первого трудового дня, сопровождала до выхода "на социальную защиту", являлась своеобразным гроссбухом, в коем записывались "приходы" и "расходы" в процессе работы "на благо социалистической родины" Расходы превышали доходы, а будь иначе - "трудящиеся страны саветов" "как сыры в масле катались" С книжки начиналась "трудовая жизнь" - на ней и кончалась.
   Отец привёз "реквизиты", отдали "хорошие совецкие люди", и встал вопрос: "не получился из меня машинист турбинного агрегата - будет что-то другое, но без дела сидеть нельзя" - и отправился устраиваться на работу в вагонное депо учеником "токаря шеечного станка".
   Интриговало звание станка "шеечный": "интересно, какие "шеи" станок обрабатывает"? - и ради пустого любопытства пошёл оформлять "трудовые отношения"
   А устрой школа экскурсию в место обработки "шей", да покажи эти "шеи" - гдядишь, и не появилась "Трудовая книжка" с первым "трудовым репером (столбом)" "одна тысяча девятьсот пятьдесят второй год" - и арабской цифирью, "четвёртый месяц (апрель) - латинской. "6-ой вагонный участок ст." - имя станции.
   Вот оно, нашёл дело! - и приступил к освоению дивного искусства обработки шеек колёсных пар вагонов. Нужное дело!
   Наблюдать за работой специалиста интересно до зависти, а самому исполнить хотя бы малый момент чужой работы картина иная.
   Короткая повесть о "шеечном станке": нимало места колёсной паре железнодорожного вагона уделял прежде - повторюсь и сейчас: колёсная пара, труженица, как никакая другая деталь подвижного состава, того стоит. Пара проста и надёжна: два колеса на оси, две "шейки", на которые приходится основная нагрузка. Шейки колёсных пар скользили под подшипниковыми вкладышами, на вкладыши ставилась коробка из чёрного металла, в коробку заливался нефтепродукт "мазут", чтобы свести трение между шейкой пары и вкладышем до минимума. Простейшая техника. Рутина.
   Со временем шейка изнашивалась, обзаводилась полосами выработки, или приобретала овальность. На тихом ходу шейка не говорила, что изношена, но на приличном устраивала вагону ощутимые вибрации:
   - "Товарищи осмотрщики вагонов, всё, больше не могу, вот-вот сломаюсь, и из-за меня одной весь эшелон свалится на бок"!
   "Больные" шейки колёсных пар вагонов "лечили" в нашем сарае, а если у пары выявляли другие дефекты - "больную" колёсную пару отправляли на исправление токарям.
   Весом колёсная пара за сотни килограммов, и чтобы установить на обработку "ноги вагона" - пользовался гидравлическим домкратом. Станок не имел прав называться "станком", это было довольно-таки примитивное устройство из двух мощных "бабок" с центрами.
   Процесс возвращения в работу "больной" колёсной пары начинался так: пара вручную подкатывалась по направляющим рельсам под центра, под средину оси, опять вручную, подгонялся домкрат, изделие поднималось на уровень конических "центров", ось колеса фиксировалась могучим винтом "ленточной" резьбы со штурвалом (могучий винт только штурвалу поддавался), на обод колеса ("бандаж") надевался (вручную, всё и вся - вручную!) плоский ремень привода от двигателя:
   - "Всё, госпожа токарь, приступайте к работе"! - уроки обработки шеек колёсных пар вагонов предстояло получать от женщины. "Участок по обработке шеек колёсных пар" являл собой обычный сарай, где в зиму, до которой не дотянул, работали в верхней одежде. Никаких сложных механизмов, кои как-то облегчали бы труд, простое и понятное, наименьшее количество устройств и приспособлений, и такое "трудолюбие" до сего дня называется "пердячим паром". Работа "пердячим паром" - необходимость, нужда, добывание прокорма, но "не любовь к профессии".
   Главное - во время "поставить на место" любителей критиковать недостатки:
   - Война недавно закончилась, а ему технику подавай, не у немцев живёшь! - учительницу обрабатывать шейки колёсных пар за язык не тянул, сама высказалась, когда уставший до состояния "того и гляди ноги из задницы выпадут!" сидел на лавке и жевал обед. Не рисковала "токарь по обработки шеек колёсных пар вагонов", кому доносить на крамольницу? И зачем? Не хватит ли доносов?
   Восстановление шеек колёсных пар не останавливалось и ночью, режим работы железных дорог круглосуточный, безостановочный "организм", не знала железная дорога ни праздников, ни выходных, жила по армейским законам. Ученикам не было исключений, от молодости привыкай уважать и чтить "стальные магистрали страны"
   - И ты ночью будешь работать, привыкай, "что б служба мёдом не казалась"
   Была нужда работать ночами? Нет: Сделайте запас колёсных пар днём, оставьте одного работника на ночь с "правом сна" и пусть отпускает готовые колёсные пары, если нужда будет. Пусть спит человек! - так это "буржуазный" подход к труду, не совецкий, вражеский, немецкий, совецким людям не годится, совецким людям "жисть не в жисть" без трудовых подвигов, нам "что ни делать - лишь бы умориться и язык на плече лежал"!
   Каюсь в юношеской трусости и физической слабости: через пару недель "трудовых подвигов" сарай по ремонту шеек колёсных пар моим голосом сказал:
   - Не туда тебя, паря, занесло, или до конца дней думаешь обрабатывать шейки колёсных пар, кончишь жизнь токарем шеечного станка? Из обработки шеек колёсных пар вагонов, как из пожизненной каторги, не выйти?
   Впереди была узаконенная "служба в рядах вооруженных сил", она могла освободить от шеечного станка, до освобождения были четыре года и никакой перспективы лучшей работы...
   Вспоминалась голубая искра школьной электрофорной машины и ненависть к примитивному станку возрастала в разы.
   Оно, конечно, "благодаря упорному труду" со временем могли перевести работать в основное здание вагонного депо, на настоящий станок, выполнявший бработку колёсной пары, но с другой стороны, как и пожилая учительница токарному ремеслу мог и не вылезти из примитивного сарая. Грусть - грустью, но работать нужно: кто рвался работать!?
   Через месяц стали появляться мысли о смене "профессии" с оправданием:
   "Не, надо менять занятие, не моё, скука, не интересно.
   Чем жил помимо работы? Без "программы", как и отец: "день прошёл - и слава богу"! - тогда-то и посетили первые сомнения "лучшая жизненная программа её отсутствие" Но такой вариант хорош тогда, когда ты над "житием своим" ставишь силу с названием "Бог". Удобная позиция, она предусматривает полную надежду на что-то, вроде бы существующее, но неизвестное. Мы на такие случаи и поговорку изобрели:
   - "Бог - бог, но не будь и сам плох!" - но что ставить на первое место - этого мы и до сего дня не выяснили. Если бог тобою не признаётся, то в таком случае нужна программа, коя, как и бог, могла бы мною управлять.
   Обработку шеек колёсных пар железнодорожных вагонов освоил за три урока. Или "гениальным и способным", или работа оказывалась настолько примитивной, что и за меньшее время обучения её бы освоил абориген Австралии в паре с жителем Папуа-новая-Гвинея. На выбор.
   Тогда и появилась "забава": чтобы явиться в "производственное помещение (сарай) и приступить к таинству обработки шеек колёсных пар вагонов - следовало пересечь тридцать две приёмоотправочных железнодорожных колеи. Если высчитать в метрах длину "полосы препятствий" из путей - окажется ни так много, какие-то двести метров, или около того, но когда эти метры заполнены вагонами, а на последних пяти-шести ведутся работы с "горки" - препятствие выглядит серьёзнее государственной границы. Способов прохождения упомянутых путей было два:
   а) пролезать под вагонами, или по верху вагонов, в районе сцепки - ниже, а потому проще - первый и основной способ "прохождения дистанции".
   б) или пройти восемьсот метров вдоль путей до переходного моста, подъём на мост, проход, спуск - и ещё восемь сотен метров до "любимого" производства. Станция разрезала селение железнодорожников на две части, или селение разрослось около железнодорожного узла - вопросы не касались перемещения от жилья до места работы. Основная масса работников "железки" по одну сторону и в относительном комфорте, а другие, привычные жить автономно - строили хижины из подсобного материала (плиты дёрна) прямо в степи.
   Вариант "б" предпочтителен, но неприятен: по междупутью ходила редкая, вооружённая карабинами, охрана и ловила всех, кто, вроде меня, не желал миновать железнодорожные колеи "как положено". Мысль "пусть догонит"! необыкновенно, лучше алкоголя, радовала сердца граждан, обожавших вступать в "трения с законом", и потому вариант "А" исполнялся без раздумий. Не зная математики, какое-то "десятое" чувство на подсознании говорило:
   - "Возможности встречи с работником вооруженной охраны (ВОХР) при пересечении железнодорожных путей на данный момент соотносятся как один к тысяче... а, может, и меньше".
   Любил работников "вохра" за вопрос, который не мог задать:
   - "Какого хрена ходите по путям, чего и от кого охраняете, какие "яйца, от каких врагов бережёте станцию на Урале?
   За короткое время работы на "шеечном" участке переходом пользовался редко, но почему тогда решил пройти над путями - не могу сказать. Видно, как всегда, кто-то мной управлял.
   Медленно шёл по переходу с одновременным сканированием поверхности под ногами и обзором, насколько позволял угол обзора - что происходило внизу. Ничего особенного: пути, вагоны, вагоны, пути... Вагоны, вагоны... станция.
   И неожиданно внизу послышался женский крик, а всякий крик - сигнал бедствия и призыв на помощь. Перегнулся через ограждение, увеличил угол обзора, и увидел пожилую пару, переходившую железнодорожные пути с "нарушением правил перехода".
   Причина женских воплей стандартная: крепко выпивший мужик пытался бить дражайшую половину рукой, основательно уставшей от выпитого. Рука пьяного настоящей силы не имеет, и опытный объект агрессии от пьяного свободно минует потерь синяком под глазом, или свёрнутого набок носа. Короче: пьяный мужик - не боец.
   По какой причине "главный" в паре начал боевые действия - не видел, а домыслы говорят:
   - "Сам" не единожды пытался улечься на отдых, непосредственно на любую из тридцати двух приемоотправочных "стальных магистралей", или хотя бы на междупутье, а "евонная баба" чинила препоны намерениям супруга.
   Посочувствовал: "жарко - раз, если горизонтально супруг с трудом переставляет ноги - как на высокий переход взгромоздить тяжелого и пьяного мужика"? - два, три: "если нарушаем правила перехода путей - наше дело, наш риск, и не препятствуй нашим желаниям"! - трезвая половина помогала преодолевать "полосу препятствий" до поры, пока "сам" в перемещении не усмотрел изъян. Первый удар по верной половине пропустил, но последующие атаки наблюдал, и если бы привлекли в качестве свидетеля - сказал бы так:
   - "Товарищ судья, удары, наносимые подсудимым, никак не могли причинить телесные повреждения, от коих пострадавшая могла получить временную нетрудоспособность".
   Совершив "разряд" - супруг продолжил перемещение через полотна, коих оставалось половина, и можно было надеяться, что пара преодолеет препятствие. Концерт окончен и новых номеров не ожидается. Шёл по мосту, посматривал на семейную пару и думал:
   - "Будь кто-то рядом - ввязался в спор: "явится охранник, или нет? Повезёт семейной паре, пройдут шестьдесят четыре нитки рельсов, или..."? - или крепко выпившему мужику оставшаяся половина путей окажется непроходимой, но что мужик мог улечься на рельсы и уснуть - не допускал.
   Хорошие мысли о мужике внизу роились по причине: на то время ни разу не пребывал в состоянии глубокого опьянения и не испытывал неудержимого желания завалиться там, где стоишь.
   Пара передвигалась, как могла, интерес к нарушителям "правил перехода железнодорожных путей" угас, добавил скорость и собирался покинуть переход.
   И опять крики, но теперь в два голоса! Опять посмотрел вниз, и развеселился: откуда-то появившийся охранник, маленький и щуплый мужичонка, размерами меньший вверенного карабина. Страж порядка пытался "наложить руки закона на нарушителя правил" и отконвоировать пьяного в противоположную сторону от цели.
   "Закон суров - но это закон"! - действия охранника пользы не принесли: пьяный улёгся в междупутье.
   Недавняя страдалица, видя поношение половины - немедленно вцепилась в гимнастёрку на охраннике в попытке уложить "стража порядка" рядом с супругом и преуспела: у охранника с плеча свалилось оружие! Пока женщина объясняла охраннику делом, что обижать дражайшую половину никак нельзя - лежавший супруг поднялся и вступил в "борьбу по защите..."
   Финала не было: "противоборствующие стороны" разошлись без последствий. Охранник поднял карабин, отряхнул солдатскую форму, водрузил на место головной убор с названием "фуражка" и медленно пошёл вдоль пути. Кто тогда проиграл "матч", чьи зуботычины оказались эффективнее - не разглядел с высоты моста, а супружеская пара, в борьбе отстоявшая право пересекать железнодорожные пути там, где считает нужным - продолжила путь.
   Последние десять путей принадлежали сортировочной горке. Это такое сложное устройство, где производились формирования составов. Вагон с грузом из города "П" должен попасть в город "С", а для этого нужный вагон требуется выкатить из состава, что пришёл из города "П" и подцепить к составу, что пойдёт в "С" Такими "разборками" и занимались на горке. Паровоз вытягивал разбираемый состав на "горку" и медленно подавал вагоны на скатывание. Оператор горки переводил стрелки на нужную колею и вагоны катились куда нужно. С верхушки горки вагоны катились быстро, но чтобы умерить прыть катившегося вагона, то для этого на "горке" были специальные пневматические тормозные устройства "зажимного действия": обода колёсных пар сбоку прижимались к рельсу, чтобы умерить "прыть" вагонов. Были и специальные люди, кои для полной остановки вагонов под колёса клали предмет с названьем "башмак".
   Наивысшим удовольствием было пролезать под брюхом катящегося вагона: как только первая тележка вагона проходила мимо меня, "нырял" под вагон, и пока накатывалась другая вагонная тележка, я стоял уже перед другой колеёй.
   И только однажды не рассчитав прогиб спины, ударился хребтом о тягу тормозного устройства вагона и сломал дужку позвоночника. Спина болела недолго, молодость не позволяла задерживаться на болезнях. Только в сорок лет, когда терпимая боль в звании "радикулит" переходила в нестерпимую - после визита к медикам получил разъяснение рентгенолога:
   - "Сломана дужка четвёртого позвонка пояснично-спинного отдела позвоночника. Жить можно" - доктор не врал: на "позвоночную грыжу", приобретённую при "выполнении трудовых обязанностей на строительстве коммунизма" - сломанная дужка влияния не оказывала. Восхитительная боль, скрючивавшая многих "совецких людей", называлась ничего не говорящим словом "радикулит". Удивить кого-то в отечестве радикулитом - невозможное дело, никто, никогда и никого не удивлял радикулитом, поэтому старался о нём не вспоминать. "Забыться" помогала жена словами:
   - Или живи, или умирай, а скрюченным жить не получится! - - выступления жены были в разделе "чёрного семейнго юмора медработников", но при очередном нападении "врага" брала венозную кровь супруга и микропорциями, тончайшей иглой, обкалывала кожу по обе стороны хребта:
   - Надо быстро обкалывать пока кровь не остыла и проходит по игле. Игла тонкая, а кровь твоя жирная. Обкалывать нужно в районе грыжи. У тебя она между третьим, и четвёртым позвонком - какая разница, где грыжа поселилась? Главное в позвонковой грыже поза в виде вопросительного знака и боль, а где грыжа расположилась вопрос десятый. Варварский, не признаваемый официальной аллопатией, подпольный способ блокирования боли назывался "аутогемотерапия" и помогал!
   ...ныне, старый дурак, обожаю переходить улицу в неположенном месте. Если, разумеется, как и тогда на железнодорожных путях, меня не видит работник "вооружённой охраны" с карабином. Или милиционер. Наивысшее удовольствие получаю в моменты, когда "транспортное средство" проходит от меня с зазором в пятнадцать сантиметров:
   - Пап, умрёшь под колёсами авто - водителя оправдают, нарушил правила перехода.
   - Мой переходной мост в прошлом, а машина, коя убьёт твоего батюшку не сошла с конвейера. Не переживай!
  
  
  
   Глава 20.
  
   "Машинист Херов"
  
   Начиная главу автор задумался: "фамилия редкая, сколько живу однофамильцев Херову не встречал, фамилия выдающаяся, яркая, не "иванов, петров, сидоров, а Херов!"
   Годы живёт машинист Херов, не меняет отчюю фамилию на красивую и благозвучную, а как поступили другие мужские ветви Херовых сведений не имею.
   Читатель, не ищи "интересной жизни" в больших полисах, интересное живёт в тихом месте...
   Ничего не знаю о "игре слов" в других языках и допустимы ли "игры" вообще, но в играх русского языка кое-что смыслю.
   Замена хорошего времени жизни на плохой принято называть "херовым", и тому есть примеры:
   - Как живёшь?
   - Херово... - "плохо", "нехорошо" язык избранных, а простой народ ухудшение жизни определяет "херово"
   "Херово" универсальное определение многих моментов жития не минует и людей: "херовы работник", "херовы специалист", но машинист Херов знал работу, был на хорошем счету у начальства, но во всём: дразнил деспетчеров.
   Не вписывался "ударник социалистического труда" в определение "херовый работник"
   "Стальные магистрали страны" делятся на "отделения дороги".
   "северо-западное", "юго-восточное", или иное...
   Чтобы в прошлые времена "прославиться на всю страну" нужно совершить "трудовой подвиг", перевезти многие тысячи тонн груза и сэкономить не меньше тонн топлива. Малые, ежедневные подвиги страна не замечала, о них в печати разговоры не вели.
   Как-то прославились две женщины, долго "гремели" по радио и в печати. Прославились тем, что на вверенных им токарных станках наварганили пропасть нужных стране деталей.
   Повторить подвиг женщин и обработать в сарае столько шеек вагонных пар, сколько сделали две слабые женщины за смену длиной в восемь рабочих часов - не смог бы за неделю пребывая на токарном участке безвылазно круглые сутки! Вот что значит квалификация!
   "Учительница", у которой осваивал искусство обработки шеек колёсных пар вагонов - тихо ругалась:
   - Суки драные! Теперь их "трудовой подвиг" нормой сделают! Расценки порежут - что означали слова учительницы о "порезанных расценках" - не представлял.
   Иных способов стать известным не было...или о них просто не знали.
   Рассердившийся соотечественник, и до сего дня объект гнева посылает "на хер", хотя в старину "хером" в алфавите назвался твёрдый знак. В новое время, после переворота семнадцатого, "хер", без возражений от мужчин, поселился на "достоинстве" в тайном желании:
   - "Да будет "нижний хозяин" всегда твёрдым"! - объявили "хер" родственником старого "трёхбуквенного члена", и воссиявшая слава "братьев-близнецов" не собирается угасать многая лета!
   Станция и посёлок могли гордиться человеком по специальности "машинист локомотива" с фамилией "Херов", но как далеко в пространстве отделения дороги залетала звучная фамилия машиниста - не знаю, но, уверен: дежурные станций, по коим машинист Херов проводил составы с "грузами для народного хозяйства страны" - о нём знали.
   О посёлке речь не идёт: как не знать, если диспетчер по станционной громкоговорящей связи в ярости орал над пространством из "тридцати двух приёмоотправочных путей":
   - "Машинист Херов, почему не отправляетесь"!? - чего ждал
   машинист Херов? Маршрут подготовлен, на светофоре - зелёный, поднимай пар в котле, проверяй тормоза - и вперёд, на выполнение планов пятилетки! - но машинист Херов чего-то ждёт и не торопится выполнять требования диспетчера.
   Станционная громкоговорящая связь "диктаторская": стенания диспетчера из горластых "матюгальников" слышит вся станция, но ответ воспитуемого - только диспетчер. "Игра в одни ворота".
   Чем объяснял машинист Херов задержку с оправлением очередного состава с коксующимся углем в ненасытные домны соседнего города - осталось тайной: ответы никто не слышал. Да и объяснялся ли машинист Херов с диспетчером о задержке?
   Знал номер локомотива и однажды имел удовольствие присутствовать на "переговорах" Херова с диспетчером, а если придерживаться точности - говорил диспетчер, а механик не возражал.
   Было так: в солнечный день направлялся в "сарай" во вторую смену добывать хлеб обточкой шеек колёсных пар. Путь до рабочего места пролегал мимо светофора, что стоял на выходе железнодорожного пути в сторону металлургического гиганта на западе. Путь "отправочный". Какой большой не была станция - все колеи на выходе сводятся в два пути: "чётный/нечётный".
   Оставалось обойти пыхтящий локомотив - и, минуя паутину входных и выходных стрелок перейти пути кратчайшим образом.
   И тут по громкоговорящей связи выступил диспетчер с неразрешимым, постоянным вопросом к машинисту Херову:
   - "Почему и отчего..."!? - диспетчер в демократии проигрывал: если машинист Херов мог сказать диспетчеру любыми словами всё, что думает о диспетчере - ответить машинисту Херову аналогичными словами диспетчер не мог.
   Стоял недалеко от пыхтящего "херового" локомотива и ждал, что вот из кабины спустится известный посёлку человек, подойдёт к микрофону на столбе недалеко от паровоза и станет объяснять причину задержки с отправлением...
   Ничего подобного не случилось: человек приятной наружности, лет тридцати, сидевший на месте машиниста, даже не повернул головы, но слегка ухмыльнулся! Думаю сегодня:
   - "Машинист Херов, задерживая отправление состава и нарушая "основной закон железных дорог" - сознательно и умышленно вынуждал диспетчера по громкоговорящей связи ругаться матом! Пусть не совсем "сочным" матом, фамилия твоя в мат не входит, всего-то старинное название твёрдого знака в кириллице, но станционному посёлку хватало и этого.
   Мог диспетчер обойти поминанием редкую фамилию? Мог:
   - "Машинист локомотива номер..." - но диспетчер называл фамилию! Испытывал удовольствие? Не иначе: где, на каком отделении дороги "страны советов", другой диспетчер проявлял интерес к причинам задержки с отправкой состава у другого машиниста херова!
   Не мог задать взрослому человеку:
   - "Машинист Херов, почему не меняешь фамилию и не уезжаешь туда, где не знают? Хочешь, что бы станция знала:
   - "Машинист Херов жив и не сдаётся"!?
   Многое из прошлого забыто, но ты, машинист, запомнился навсегда! Не сердись за упоминание твоей фамилии, ты достоин всяческого уважения: не каждый смог бы жить и работать с херовой фамилией, и всякий, перед отправкой в рейс, вынуждал диспетчера поминать тебя! "Венец славы и внимания" сиял на твоей голове и без планов "по перевозке народно-хозяйственных грузов"! Низкий поклон тебе!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 21.
   "Поворот судьбы"
  
  
   "Клуб железнодорожников" строился в одно время с узлом, а посему позора называться "переделанным из церкви" не испытал.
   Какой процент культовых сооружений в отечестве не избежали позора быть переделанными во "дворцы культуры" - не знаю, но клуб родился "чистым".
   О "клубе железнодорожников" могу говорить без конца и остановки, ибо это был настоящий "очаг культуры" для основной массы жителей, кои хотя бы иногда интересовались культурой. Проводное радио не в счёт. "Клуб железнодорожников" с очередной новинкой кино на экране был иным миром, и его покидали, когда сказка на экране оканчивалась двумя словами: "конец фильма". Миры, кои за время в полтора часа сверкали на экране клуба - никаким боком не соприкасались с посёлком железнодорожников.
   Клуб стоял в стороне от домов, но вписывался в план улицы. Как и всякое учреждение культуры имел парадный незамысловатый вход, фойе с билетной кассой, два входа в зал на три сотни зрителей, сцену с экраном. Всё, как у всех. Когда из области приезжали артисты с концертами экран убирали.
   Не могу назвать количество мест в зрительном зале... Пожалуй, их было больше, чем триста. Проклятая память, когда живёт без дела, а если вежливо по просить - ответит:
   - "Триста мест в зрительном зале клуба железнодорожников Аппаратная, одинаковая для всех "зрелищных учреждений всех времён и народов" прошлого, настоящего и будущего - это специальное помещение оборудованное кинотехнической аппаратурой. Сегодняшние кинопроекторы - чудо техники, но, как и прежде, они отделены от зрителя маленькими окошками аппаратной.
   Клуб давал два сеанса вечером, в выходные - четыре. На большее количество сеансов зрителей не находилось.
   Выходные двери из зрительного зала располагались по правую и левую стороны от полукруглой сцены. Как и положено "по правилам противопожарной безопасности для помещений культурного назначения". Боковые двери были настоящими "воротами рая" для безбилетной мальчишечьей публики: как только начинался фильм, один "платный диверсант" в зале быстро подбегал к двери, сбрасывал могучий крючок и растворялся среди "билетной" публики. Ворвавшиеся безбилетники не менее шустро рассеивались в зале, а некоторые даже забирались между ног зрителей. Те не препятствовали и были полностью солидарны с безденежной, жаждущей культуры" детворой. Контролёры, уверенные, что "граница на замке" в это время стояли у дверей фойе и пропускали опоздавших зрителей.
   Летом сеансы кончались в такое время, когда небо давало хотя бы какой-то свет и зрители могли видеть, куда двигаться. А вот осень...
   ...хорошо промешанная и глубокая грязь в купе с мраком на выходе из зрительного зала, до основания избавляли зрителей от восторга от встречи с прекрасным. Но если бы осенняя грязь была ещё глубже - ей бы не удалось удержать от встречи с очередным фильмом! Любым, пусть и трофейным, с "буквами"!
   Но пришло время, сработало "международное право на запрет демонстрации трофейных фильмов дольше определённого срока" - заграничная киношная прелесть безвозвратно ушла в прошлое, и куда подевались шедевры мирового кино - никто сказать не мог. Даже и киномеханики. Или уничтожили фильмы!? Напрасно старались: память о прекрасном осталась навсегда, есть с чем сравнить, это вам не "Ленин в октябре".
   Итальянская "Дочь полка", опера Доницетти на экране клуба железнодорожников в посёлке с населением пять тысяч, если не менее, душ - разве не чудо? Кто тот злодей и гений в одной упаовке, направивший "Дочь полка" в станционный посёлок сорок девятого года? Или "дочь" заблудилась и ни туда пришла? А трофейная "Флория Тоска"? Чья кинопрокатная голова удумала прислать на показ в "клубе железнодорожников" творения итальянцев, где бы и когда встретился с Доницетти?
   Основная прелесть трофейных фильмов заключалась в титрах: нужно было успевать следить за действием героев и читать перевод диалогов. В какой школе, кто и когда обучал такому?
   С фильма "Дочь полка" зрители "пачками" покидали зал. Строгие контролёры не закрывали боковые двери, и безбилетная юная публика могла свободно проникать на зрелище. Но не проникала.
   Другой фильм-трофей продержался на экране клуба один сеанс, и лишь потому, что название было с интригой: "Любовный напиток". Люди шли смотреть своё, привычное, родное и понятное, а им предлагали оперу! - и половина зала уходила после двух-трёх частей фильма.
   "Клуб железнодорожников" большого транспортного узла и люди, что допустили демонстрацию тридцати двух "трофейных" фильмов на твоём экране, дозвольте признаться в любви и пропеть вечную славу за мудрость: после трофейных - другие фильмы смотрелись с предубеждением:
   - "Сказки..."
   Нужно говорить, что следом за любовью к авиации и паровозу пришла любовь к фильмам? Любовь ко всему, что как-то касалось кино? Не знал, что кино имеет название "фабрика грёз", и грезил? Как делают фильм, и как "готовую продукцию несут в массы"?
   "Несение фильмов в массы" было самой низшей ступенью, и эта низшая ступень основательно мешала "качественно и производительно"
   обрабатывать шейки колёсных пар вагонов.
   Сколько можно жить с такой мукой в сердце?
   И как-то встретился одноклассник, ограничившийся, как и я, всего семью классами. Он поразил: в костюме и при галстуке! Но без шляпы... Быть в таком одеянии в пролетарском посёлке - это... на сегодня нет сравнений с тем, как выглядел тогда одноклассник.
   Встречу начал со смеха над его видом: что взять с глупого? Но одноклассник быстро и основательно поставил место, когда началось обсуждение "кто и чем занят на время встречи":
   - "Пятимесячные курсы киномехаников окончил, работаю на передвижке..." - вот оно что! Пока вёл "войну" с ФЗО в соседнем городе - одноклассник занимался работой по душе! Вот и результат: "несёт культуру в массы", а я - обрабатываю шейки колёсных пар вагонов! У кого "класс" выше!? - и разошлись...
   Что унёс со встречи одноклассник - не знаю, но меня курсы киношников разволновали основательно:
   - "Немедленно и всё узнать о курсах! Где, кто и как туда принимают"?
   "Районный отдел культуры", что находился в трёх километрах от посёлка, всё и обстоятельно рассказал о заведении, где готовили "специалистов низшего культурного слоя": киномехаников. Мне понравилась перспектива "нести культуру в массы" и я тут же возжелал получить специальность киномеханика.
   Расставание с "вагонным участком" было скорым: заявление о том, что я отправляюсь продолжать образование, было веским доводом начальству отпустить меня без "двухнедельной, согласно КЗоТу" отработки "в должности"
   Был выдан основной документ с названием "Трудовая книжка" и расчёт в рублях. Как и прежде, всё произошло за пару дней, быстро, без раздумий. Районный отдел выдал направление, и я отправился в областной центр, где провинциала-любителя нести культуру в массы осматривали критическим оком и определяли пригодность в работе с аппаратурой, а равно чему и сколько обучать.
   Помимо пятимесячных курсов были ещё и девятимесячные.
   На девятимесячных курсах рассказывали о проекционной аппаратуре отечественного производства, коя стояла на вооружении культурного фронта страны советов. Проекционные аппараты делись на стационарные, передвижные широкоплёночные с шириной плёнки в тридцать пять миллиметров и узкоплёночные - шестнадцать.
   Изучавшие "узкую" аппаратуру прозывались "узкокишечными", и разбрасываться презрительными названиями могли позволить те, кто изучал все проекционные аппараты.
   Область набрала группу и отправила в город, где располагалась школа. Городок небольшой, известный медеплавильным заводом и шахтой. Кто, когда и с какого бодуна удумал завести в медедобывающем городке школу киномехаников - так и останется навсегда тайной. Жива ли школа сегодня - трудно сказать: прежняя активная демонстрация фильмов в кинотеатрах на сегодня сошла не совсем на "нет", но очень близко. Кому ныне нужны спецы по демонстрации фильмов? Научить человека, если не полный идиот, правильно заряжать фильму в проектор и запустить в работу - хватит трёх практических уроков, прочие тонкости устройства аппарата знать ни к чему, но никогда не было "школ", кои после недельного обучения в своих стенах выдавали "Свидетельства об окончании" с оценками по "электротехнике", "двигателю внутреннего сгорания", и "слесарному делу".
  
   Глава 22.
   Смерть "вождя".
  
   Мест в общежитии на всех не хватало и школа снимала у частников комнаты. Если подходить с одних позиций - житие в частном доме лучше общежития, но моё проживание с первых трёх дней пошло вкривь и вкось: школа считала, что "проживать одному курсанту в комнате - шикарно, а двоим - в самый раз".
   При заселении "подходят, или не подходят люди характерами", разумеется, никто не выяснял, но делалось просто:
   - Ты и ты отправляйтесь по адресу, с хозяевами договор на проживание составлен - двое уходили "под крышу над головой"
   С первой минуты напарник по проживанию не понравился, что-то было в парне от недавних "товарищей" по училищу ФЗО, где не состоялось моё превращение в специалиста по уходу за паровыми турбинами.
   Велика отеческая мудрость "за битого двух небитых дают", но не имеет объяснения, кто и зачем делит нас на "битых" и "не" Себя не видел "битым", а равно и миновавшим бойла.
   События недавнего военного времени показались не ужасными в сравнении с проживанием в одной комнате с неприятным типом, а спроси кто о причине неприязни - ничего вразумительного не сказал. Сидело ожидание с повтором воровства, но в чём оно могло выразиться - не представлял.
   Лёгкая тоска о грядущем не мешала изучать кинотехнику, а найдись добрый волшебник, да избавь от "товарища" и ожидания грядущей пакости - начало учёбы назвал "райским" А с этим что может произойти? Явиться к училищному начальству и завить "не хочу жить с этим типом, не нравится рожа!" - начальство потребует фактов, а фактов нет, стало быть, порочишь человека!
   Свершилось: на третий день проживания, когда в доме никого не было, "товарищ" в полутёмных сенцах из кулака показал мужские наручные часы:
   - Толкнуть нужно...
   - Твои?
   - Нет...
   - Сам и толкай! - отречение свершилось, "товарищ" ничего не ответил и ушёл.
   Задаться вопросом "почему везёт на ворьё" ума не было, а тот, что нажил на сегодня - говорит:
   - Не укради фзошные "добры молодцы" грошовую "парадную" форму - окончил училище, получил специальность "машинист турбинной установки", через годы пребывания на побегушках у старых машинистов, был допущен к серьёзной работе, а поначалу далее "подай-прими-поди-вон" держали приличное время:
   - А кто ремонтировать будет? Чтобы знать турбину нужно на ремонте поработать - спору нет, любой механизм руками пройти нужно, обласкать, устранить болезни... Ротор турбины вращается тысячами оборотов, надо уметь слушать механизм, жить с ним.
   Машинист турбинной установки каторжанин с малой разницей: если каторжного приковывали к тачке цепью - окончившего за счёт государства ремеслуху превращали в раба без цепей...
   ... почему не удержал вора, не "направил на путь истинный", почему не потребовал "положи, откуда взял, хозяин хватится - что тогда? Кроме нас в доме никого..." - не сказал, но фактически одобрил вора:
   - Ты взял - ты и толкай....
   Второе отречение состоялось вечером, когда хозяин пришёл с работы:
   - Признавайтесь, кто часы взял!? - не громко, но угрожающе вопросил хозяин дома.
   - Извините, не "ел чеснок..." - и надо сказать, дорогой читатель, хозяин не смотрел в мою сторону, жестким взглядом обследовал лик "сокамерника", мог не упоминать чесночный запах, смотрел в лицо хозяина и ждал решения. И тот не разглядывал струсившего
   квартиранта и обратился к любителю чужих хронометров:
   - А, ну-ка, выйдем в сени! - вор повиновался, а меня команда хозяина превратила в подслушивающее устройство.
   Не было обвинительных криков обворованного домовладельца, не было увещиваний "воровать нехорошо", не было и оправданий всех воров "я не брал!", был звук удара и падение тела. Повтора не было.
   Трусил? Трусил, сознаюсь, боялся исключения из школы, не вор, и не укрыватель краденого, а как посмотрит начальство на историю? страшно!
   Прошла ночь, а утром хозяин, не допуская побега любителя чужого, повел квартиранта на общение с директором школы.
   О чём говорили директор и потерпевший хозяин мне не было сказано, и получивший единственную воспитательную затрещину "товарищ" потерпевшим не значился.
   Приговор вору был таким:
   - Сучонок в шахту пойдёт отрабатывать часики, присмотрю... - похоже, "товарищ" успел реализовать часовой механизм, а будь иначе - суд окончился затрещиной.
   Хозяин работал в шахте, медный колчедан добывал. Как крепко надо любить чужое, чтобы сменить изучение киноаппаратуры на толкание в шахте вагонетки с рудой? А, может, человек страдал клептоманией? Хотя, нет: клептоману важен процесс кражи, но не результат, клептоману кража удовольствие.
   Каюсь ныне: струсил, не сказал хозяину прямо и смело:
   - "Этот украла часы"!
   Насколько глубоко воровская зараза сидела в малой части юношах Урала пятьдесят второго года, какому проценту требовалось лечение кулаком - архивы учреждений наказания и воспитания могут рассказать, но и без рассказов понятно: к двадцать первому веку силы воспитателей сошли на "нет". Если когда-то в низах присвоение чужого хронометра именовалось "кражей" - ныне обильные случаи присвоение "верхами" миллиардов народных денег - норма и пора переходить к лечение воровства немецким способом: петлёй.
   Директор школы не возражал против вердикта обворованного хозяина, но как вор перешёл под юрисдикцию шахтёра без решения суда и что отписал директор в районный "Отдел культуры", пославшего вора учиться искусству "проводить передовую советскую культуру в массы" - о том, разумеется, директор не рассказал.
   Через пару часов после визита хозяина к директору последовал приказ покинуть "частный сектор проживания" и поселиться в общежитии:
   - Нашли место...
   При уходе хозяин сказал:
   - Ты-то чего уходишь? Оставайся, к тебе ничего не имею...
   - Спасибо, но как-то стыдно...
   На третьем, или четвёртом месяце учёбы, компанию из группы с моим участием занесло в единственный ресторан городка. Взяли пива, сидим, озираемся на публику и тут к нашему столику подошёл человек. Поздоровался. Обращается ко мне:
   - Здравствуй. Помнишь меня?
   - Помню... Всё помню... Как идёт перевоспитание похитителя часов?
   - Нормально, работает, куда денется? - поговорили немного, и воспитатель вернулся к товарищам за стол.
   Были ко мне претензии, и что могло быть, не заяви хозяину первым о "чесноке? Мог "товарищ" оболгать:
   - И он в деле был?
   "Вопросы по пройденному материалу": хозяйские часики были первым и единственным объектом искушения, или заповедь "не укради" "товарищ" презирал от "младых ногтей" и воровал что "плохо лежало"? И если подвергался телесным наказаниям за кражи - как жестоко? Лечение шахтой оказалось эффективным, или "горбатого могила исправила"? "Производственной травмы не совместимой с жизнью" не было? Ведь это шахта...
  
   * * *
  
   Обучение киношному делу шло легко и свободно до нахальства: хватало лекций, чтобы запомнить положения "кинотехнической науки". Сказывался и возраст: только со школы, "свеженький".
   Сегодня понимаю: тогдашня лёгкость в познании кинотехники полностью стояла на уроках "физика" Николая Ивановича, он заложил прочнейший фундамент и дал начальную, правильную подготовку моим познаниям. Великое дело - хороший учитель, сумевший привить любовь к своему предмету!
   Вёл конспекты лекций не для того, чтобы потом "освежать пройденный материал". По "кинотехнике" знал больше того, рассказывалось на лекциях. Для чего конспектировал? Дикая, игривая мысль обуяла: "сколько успею записать из того, что рассказывает директор"? - он преподавал "Кинотехнику". Забавляла и распирала гордыня: "старшие учащиеся после уроков брали мои конспекты и переписывали, что "ухватывал" во время лекции! Пожалуйста, берите, не жаль, кинотехнику и без конспектов помню"! - быстро и разборчиво записывать лекции получил в "клубе железнодорожников" от трофейных фильмов:
   - "Или смотреть "картинку" и ничего не понимать, или успевай видеть кадр, слушать чужую речь и читать перевод"! - "третьего не дано".
   В комнате общежития проживали вчетвером, молодой - я, трое других - семейные люди, коих районные отделы культуры направили на курсы по соображениям:
   - "Как товарищ может руководить "сельским домом культуры" без "культурного" образования? Хотя бы какого-нибудь!? Пусть и курсы киномехаников"?
   Как объяснить работу радиолампы и "сурьмяно-цезиевого фотоумножителя", кому легче понять процессы в электронике: вчерашнему школьнику с хорошими знаниями по физике, пусть и в пределах школьной программы, или сорокалетнему мужчине?
   Почему неразборчива речь "действующих лиц и исполнителей", как отъюстировать звукочитающую оптику? Виновата оптика, или фонограмма истёрта до предела?
   Киношные технические тонкости предстояло запомнить за время, равное сроку беременности: девять месяцев:
   - "... и училище выпустит на ниву просвещения совецких людей произведениями совецкого кинематографа очередную группу специалистов" - куда девались прежние "работники культурного фронта" - вопрос из отряда "провокационных", почему-то не появлялся...
   Полной веры в нужность народу в качестве "просветителя" не было, а вместо веры сидела необъяснимая и вертевшаяся в сознании издевательская ирония, кою не получалось выразить словами. Что-то похожее на фурункул, готовившийся выскочить на срамном месте тела...
   Кинотехнику преподавал директор училища, и мне, как отличнику - давал книги по кинотехнике из личной библиотеки.
   В марте взял "Кинотехнику" издания довоенных лет наслаждался описанием раскрытия технических тайн кино допоздна.
   На следующий день занятия любимой кинотехникой затягивались, преподаватель не появлялся, причину задержки никто объяснять не брался: начальству виднее, когда и как учить курсантов. Сидели, говорили обо всём и ничего - о "кинотехнике".
   Минут через двадцать в аудиторию вошёл директор, подошёл к столу, положил руку на край и по привычке не предложил сесть. Это было новым в общении с нами. Мы насторожились и не зря:
   - Товарищи! Скончался...- последовало перечисление титулов "отбросившего коньки" "вождя".
   Директор говорил тихо, с редкими нотами артистизма, а если бы сказал:
   - "Умер Сталин, но занятия не отменяются" - возражений от курсантов не услышал. В аудитории стояла густая тишина, коя бывает в моменты, когда люди и дышать прекращают.
   Вопрос к прошлому: почему директор не сказал понятно:
   - "Сталин умер", но занялся пустым и ненужным делом, как перечисление титулов покойного? И почему людей на ноги ставят, когда сообщают о кончине "великих"? Заставляют "приказным порядком" выражать почтение усопшему? Не следует бить стоящих людей по головам печальными известиями, у слабых и впечатлительных могут ноги подломиться от ужасного сообщения! И что тогда!?
   Тогда ничего не понимал, но и сейчас ясности не больше: как мог человек сидеть в кресле директора школы по изготовлению "младших работников советской культуры" и не быть коммунистом!? А если коммунист, то разве он мог сказать полным голосом, рядом с криком:
   - "Товарищи курсанты, Ёська лапти отбросил! Предадимся слезам и скорби"! - коли смог уловить в словах директора фальшивый траур - что думали другие, старше и опытнее меня в два раза? "Горечь утраты" поминать не нужно, и без слов понятна, а если поминаю "горечь утраты" - это фальшивка, но не горечь! - "порнографию" тогда не знали, но "мудовые рыдания" имели хождение. Их и услышал:
   - "Мудовые рыдания..." - тихо, но внятно прошептал сосед по столу с фамилией "Волхонок".
   Первый класс с суммой знаний подарил порцию "разврата": когда учительница требовала объяснений безделью, а те, понятное дело, отсутствовали - допрашиваемый с видом думающего человека переводил взгляд в окно:
   - "Почему не выполнил домашнее задание"? - касалось письма "в косую линейку". Чего спрашивала? Знала, что нет бумаги, не на чем писать, но требовала? - привычка искать ответ за стенами класса закрепилась на весь срок обучения в школе... немного, всего-то на семь лет. Не раз поясняли педагоги:
   - "Не смотри в окно, там нет ответа"! - тогда, после сообщения директора о смерти "вождя", никто не спросил:
   - "Что надеешься увидеть за окном"?
   А за окном цвело уральское мартовское утро, прекрасное, чистое. если забыть о медеплавильном заводе. Чистоту неба дополнял обильный и пушистый иней на всём, на чём считал нужным держаться.
   Красота, и эту красоту кто-то пытается испортить сообщениями о "смерти вождя". Какой ты, к чёрту вождь", если умираешь, как обычный человек, не вождь!? "Вся страна", за исключением "врагов", верила в твою беспредельную прочность и несгибаемость, а ты возьми - и "сыграй в ящик"!
   Стоял "в минуте молчания", смотрел на уральский пейзаж марта и думал об удивительном изобретении киношников-технарей: о кинокамере "цейтрафер". Как успевающему курсанту директор дал почитать книгу "Кинотехника", знакомство с коей начал с средины:
   - "Кинотехника" - не роман, и с какой камерой познакомлюсь первой, а какая следующая - мне и камерам безразлично. Гениальные головы приспособили часовой механизм открывать затвор объектива камеры, делать один снимок - и стоп! - гаснет
   свет, механизм ждёт половину часа, делается очередной кадр - и, о, чудо! - экран показывает, как из пшеничного зерна выходит росток! Или как распускается роза. Кадры делаются два за час, а проецируются двадцать четыре за секунду. Во сколько раз происходит ускорение? Можно вычислить, но не хочется. С помощью камеры "Цейтрафера" и жизнь можно ускорить".
   Эффект ускорения понял быстро, но другой эффект, получаемый от камеры с названием "рапид" - не поддавался осмыслению: - "Каким образом камера делает за секунду тысячу кадров и ухитряется видеть полёт пули"!? - работа кинотехнических устройств сделали лицо до предела задумчивым, и если бы некая столичная штучка со знанием "Физиономистики" залетела в аудиторию - заключение было таким:
   - "Переживает человек..." - что курсанта волнует устройство камер куда больше, чем смерть "вождя" и "как дальше жить-то будем"? - не допускал.
   И то сказать: "вождь" умер в столице, далеко, а мы - на Урале, и как-то весь этот столичный траур вроде нам не нужен, лишний, ни к чему и не волнует. Лезли не месту сравнения из физики, раздел "Электричество" по звучанию схожие с "законом Ома":
   - "Плачь, стенания и скорбь по утрате "вождя" (всего!) "совецкого" народа во всех местах необъятной страны советов" - прямо пропорциональны квадрату расстояния до столицы, и обратно пропорциональны..." - концовка "закона" не приходила, и не было рядом никого, кто мог оказать помощь "физико-математическими выводами":
   "количеству граждан, огороженных колючей проволокой в месте плача" - "концовка" родилась позже.
   Вот оно, проросшее "семя коллаборациониста"! Прозевали, пропустили, позволили созреть до генерации враждебных мыслей! Куда смотрели "совецкие" камеры "цейтраферы"! - разум на опрос товарищей по учёбе:
   - "Какова мера вашей скорби по умершему "товарищу Сталину"?
   Почему не захлёбываетесь горестными соплями, как обитатели столицы"? - отсутствовал, а вместо великого вопроса думал, как все-таки работает съёмочная камера с названием "рапид", как устроена? Не шутка: за секунду пропускать перед объективом тысячи кадров! Мог думать о чём-то другом, мог вообще ничего не думать, но как бы там не было, а "минута траура" была весьма полезной: за время "стояния в траурном молчании" успел подивиться вволю достижениям кинотехнической мысли.
   Пусть лишился "вождя", но в качестве "компенсации" получил приятное удивление от работы рапид камеры! Что "вождь" умер - его дело, для меня "вождь" умер со времён оккупации... Но мог и не умирать, с чего умирать? "Безграничная любовь всего советского народа" была? Была! О пропитании думал? Нет, разумеется, наши вожди впроголодь не жили, ещё чего!? Думал, во что одеть и обуть "великое и святое" тело? Нет! Так с чего, тов. Сталин, обиделся на мир и покинул его?
   Когда минута "траура" окончилась и предложили сесть, сосед по столу, бывший морячок с фамилией Волхонок, улёгся щекой на стол с поворотом в мою сторону. Вопрос по укладке головы, если бы кто-то из группы вздумал задать Волхонку, имел бы понятное объяснение:
   - "Выражение наивысочайшей печали и горя", но было не так. Волхонок смотрел на меня и тихо говорил:
   - "Умер Максим - ну и хуй с ним, положили в гроб - мать его уёб, стали зарывать - в рот его...." - и добавил определение, кое услышал в первый раз:
   - Черножопый - представил зад "вождя" чёрным и засмеялся в полное горло! Удивительно и ново: слова-то знакомые, понятные, но как выстроены! Необыкновенно, смешно и во время! Но и удивился: откуда и почему у вождя "чёрная жопа"!? Вроде белый, не негр, а жопа чёрная? С чего высочайшей жопе быть "чёрной"!? От синяков? Кто мог бить "вождя" по заду до черноты? Странно!
   Петра Андреич, дорогой учитель "русского языка и литературы"! Почему ни разу не продиктовал на уроках ни единого, похожего на высказывание Волхонка, предложения? Предпочёл "немоту языка", но не произнесение "кощунов в адрес вождя"? Что угодно, но не диктование ужасов, вроде волхонковских? Куда нас готовил? В реальную жизнь, кою знал? А если знал - почему об "уроках реальной жизни" ученикам не рассказывал? Не упоминал о "чёрных", высоко взобравшихся, задах?
   Первая встреча с весёлым и умным человеком, правильно, красиво и к месту употреблявшим мат:
   - Обмыть бы покойника не мешало... - через какое-то время добавил Волхонок и ещё раз ввёл в недоумение: "как "обмыть"? Вождь - вон где, а мы - тут? - разъяснение пришло следом:
   - Нажрусь... - начни сокурсник с "нажрусь" - не ввёл молодого курсанта в недоумение.
   Директор, сообщив "печальную" весть, отменил занятия (траур, поди!),ушёл из аудитории, смех на "умер Максим" не коснулся ушей начальства, и "что могло быть со мной, прояви весёлость при директоре" - не могу сказать... Пожалуй, ничего:
   - "Неординарное событие, нервные проявления..." - обращать внимания на смех молодого парня в "ужасную минуту для всей страны" было некому.
   Что кончились пения "сталин наша слава боевая, сталин нашей юности полёт..." не верилось
   "Под занавес" хочу знать: кто установил срок траурного молчания "одну минуту", почему не дольше? Или меньше и "обойдётся без моего траура"? Почему в "законодательном порядке" не ввести правило: умирает "высшее лицо государства" - молчим пять минут, "отбрасывает лапти" лицо стоявшее на ступень ниже - три минуты, ну, а если избавляет прекрасный мир от присутствия вороватая никчемность - двадцать секунд? Или совсем ничего? Где, кто и когда установил "нормы молчания", кто разрабатывал и утверждал? И почему, как правило, молчат не полную минуту, а секунд двадцать?
   Способов обмана зрителей "шедеврами" у киношников много, а поскольку изучал кинотехнику - далее технических способов обмана не заходил. В дни "траура по "вождю всего советского народа" познакомился с простым, до удивления, способом
   обманах зрителей: "рирпроекцией". "Просто до пошлости" - когда узнаешь, а пребываешь в неведении - "замираешь от восторга и удивления".
   Возьмите громадный матовый экран и проецируйте "на просвет" фильм, снятый с движущегося объекта, годится пейзажик какой-нибудь. Проецирует? Отлично. Теперь посадите актёра (меня) в недоделанный автомобиль перед экраном с движущимися лесами-полями, комбинацию из движущегося леса и меня (актёра)
   снимите камерой - "еду" оставаясь на месте. Да, не забудьте покачивать макет авто для убедительности.
   На сегодня "рирпроекция" забыта, у творцов кинообманов появились высокотехничные способы, не такие, как древняя и невинная "рирпроекция". Но и на ней "ехали"!
   "Обратная проекция" - когда фильм пускают "вверх ногами". На уроках по кинотехнике забавлялись пусками, и забавляло, как экранные люди ходят "задом наперёд". Противоестественное устраивали рядовым гражданам - хождение "великими" людьми "вперёд пятками" не устраивалось по причине отсутствия фильмов с участием "больших" людей, для практических занятий не давали.
   К половине срока обучения по предметам, где царила техника, твёрдо стоял на оценке "пять", предмет "советское кино и организация кинопоказа" не входил в разряд "технических знаний" - подниматься выше оценки "хорошо" не считал нужным. Если углубиться в исследования "почему получал "четыре" - ответ будет таков:
   - "Четвёрку" ставили потому, что остальные предметы оценивали в "отлично". Преподаватель "совецкого кино" отступил от меня.
   А потом, как лучшего учащегося, стали посылать в городской кинотеатр помогать киномеханикам. Что значит "помогать"? То и значит: работать в аппаратной вместо них. "Эксплуататоров" и "захребетников" всех видов, сортов и расцветок, как правило, ненавидим, учили ненавидеть, но взрослым "сплотаторам" из кинотеатра благодарен за науку: не пройдя теоретически какой-то раздел в кинотехнике - знал на практике, и таким образом учёба протекала легко и свободно.
   Но не совсем: меня настойчиво "доставал" вполне взрослый и абсолютно тупой в технике татарин из группы:
   - "Ты моя помогай ушить"! - не мог произносить "ч" по причине особенностей родного языка. Он ни на секунду не задумывался о том: "с чего я должен его обучать"? Лекции слушаем одинаково, а если ты не понимаешь профессионального преподавателя, то, что я, такой же ученик, как и ты, могу вложить из "кинотехники" в твои ленивые мозги? Это был настоящий татарин, крепкий и сильный, знавший толк в выпивке и бабах, но не в кинотехнике. Почему и отчего он попал на курсы, кто его направил обучаться "несению света социалистического искусства в массы" - этого я не знал. Это была физически крепкая, наглая и тупая рожа, прекрасно и полностью разделявшая советские лозунги: "товарищ, помоги товарищу в освоении знаний!" Какое великое благо - личный опыт! Дорогая вещь! Видел вас, ворьё, совсем недавно в ФЗО, где вздумал обучиться полезной и нужной профессии "машиниста паровых турбин". Всё повторялось, но теперь был опытным и злым!
   Жили под дюжинами лозунгов, но какому проценту "граждан страны советов" лозунги приносили "бодрость и силу на свершение трудовых подвигов" - не знаю. Лозунги работали так: "знаешь сам - научи товарища!" без дополнений: "если "товарищу" наплевать на учёбу и рассказы профессионалов - что могу вложить в ленивые мозги? "Товарищ" помощи не просил, но нагло требовал "ушить" его! - нужно поминать, как скоро и люто возненавидел "ушеничка"? - спрашивать "в лоб": какой дурак послал ещё большего дурака, дармоеда и паразита, изучать киноаппаратуру? Кто и зачем направил в школу? От него постоянно воняло какой-то "бинарной" гадостью: пОтом и нестиранной одеждой нижней части тела.
   В зрелом возрасте вычитал, что тела наши выделяют через кожу вещества со специфическим запахом с названием: "феромоны". "ФеромЕнальные" женщины запахом тела возбуждают и привлекают мужчин, но для чего Природа наградила женщин способностью выделять возбуждающие ароматы - в литературе объяснений не было.
   В группе обучались и женщины, но феромоны, если кто испускал - не возбуждали, а иногда бывали и неприятны:
   - "Молодой..." - сказала одна, но как оценить замечание - не знал.
   Тогда-то и подумал, что "феромоны" - обычная вонь, коя выходит из тел через кожу. И "химический состав" вони зависит от того, чем питаюсь: употребляй ежедневно чеснок, редьку - и через неделю задохнёшься от вони собственного приготовления.
   Чего и сколько из вонючих продуктов загружал в пищеварочный мешок верзила - неизвестно, но что основательно поражал "феромонами" окружающее пространство в аудитории - точно.
   Ни разу и никто не сказал "вонюч, друг", но покидали "зону поражения газами" без объяснения.
   В иной жизни это был хороший работник, но и в этом сильно сомневаюсь, Отделался от него так: без просьб директора школы "оказать помощь киномеханикам городского кинотеатра" - после занятий стал пропадать у "братьев по профессии", а когда "феромонный" в очередной раз потребовал "уши мой"! - ответил:
   - "Некогда, работаю..." - врал, стыдно, но иных способов избавиться от "ушеника" не знал.
  
  
   Глава 23.
   Собственная "биохимия"
  
  
   Оказывается, в мужских организмах в определённое время жизни начинается выработка особых веществ с названием "гормоны". Но этого мужчины не знают до момента, пока эти самые гормоны не приступают к выполнению "своих прямых обязанностей": причиняют юношам волнения и беспокойства определённого свойства.
   Чтобы мерзко от тебя не воняло - чаще мойся и не употребляй в пищу вонючие продукты. Список продуктов прилагается.
   "Феромоны", "гормоны" - как не называй, а беспокойства, помимо воли, указанные вещества создают приличные. "Когда мужчина вступает в стадию "созревания"? Какие условия "окружающей среды" влияют на "процесс созревания"? Когда у меня начались "волнения ниже пояса"? В шестнадцать лет, что свидетельствовало о задержке в "созревании". На сегодня молодые люди приступают к "усмирению телесных бурь" раньше моего срока, смелее и со знанием дела, а тогда мои телесные волнения далее мыслей "о ней" не уходили. Но мысль тем ценна, что от неё избавиться легче, чем от распирающих тебя гормонов. И опять варианты: одних гормоны распирают до безумия, а другим для "нейтрализации и распада" ненужных на то время в организме веществ достаточно мысли:
   "Как твёрд и неукротим орган, что служит мужчине не только для избавления от мочи! Да, но что с ним делать!? Где те "полицейские" силы, кои усмирят его буйство!?" - старшие парни, "знавшие" не только "теоретическую" суть "волнений тела", но и физическую, рассказывали подросткам в подробностях, что и как нужно делать, случись им встретить и "уговорить" "вторую свою половину". То есть женщину. Желательным возрастом уговариваемой женщины был твой, или равный твоему, а лучше - ниже, чем собственный. Взрослые "парни-наставники" в эротических повествованиях много говорили о "девственности" и таковая могла быть только у девушек. Это были времена, когда девушка, познавшая "радости общения с противоположным полом", теряла звание "девушка", а сегодня и проституток продолжаем называть "девами". Явный прогресс!
   Ещё парни поминали и неприятности, кои иногда сопровождали "любовь ниже пояса":
   - "Подцепил..." - продолжать не обязательно, понятно, что "подцепил". Было и другое определение мужскому бедствию:
   - "Наварил на конец"... - сплошные тайны!
   Что "подцепил", и что "наварил"? Что можно подцепить у женщины? - цеплявшие в подробностях излагали, что и куда "цепляли"
   они "цепляли". Сложно было "подцепить", или нет:
   - Как повезёт! - оказывается, "любовь" может дарить не только одни восторги и радости, в "любви" могут быть и неприятности!
   Как на сегодня громаден "прогресс" в "секс-индустрии"! Ни для кого и ни в чём, что касается "отношения полов", нет секретов, если ты не совсем отсталый или с дефектом в черепной коробке! Что бывало в клубе, когда в трофейных фильмах всего лишь мелькали "вольные" кадры далёкие от эротики! Мужской части зрителей хватало одного поцелуя героев фильма, чтобы дружно и с восторгом реветь один звук "О-о-о-о!" и топать ногами! Сегодня страшно подумать, что могло бы произойти в зрительном зале тогда, появись на экране порно фильм в цвете и без закрывания лиц героев чёрными наклейками!
   Проститутки, проститутки... Нехорошее слово, оскорбляющее лучшую людскую часть: женщин. Зовущих к любви, женщин! Или это мы их тянем в "любовь"?
   Вы богини, царицы, вы чудо и прелесть, вы больше и прекраснее, чем "девы"! Ибо дева, пока она таковая, никому не приносит столько радости, облегчения и пользы, как вы "жертвующие любовь"! Ваша ценность и нужность мужской части человечества неизмерима! Вы нужны мужской половине человечества не меньше, чем медики всех профилей! Разгружая нас от "соков жизни" вы почему-то облегчаете наши души! Вы даёте "уроки жизни" юношам, "обкатываете" их! Мужчины заблуждаются, когда думают, что, входя в вас телом, становятся вашими "оккупантами"! Совсем и всё не так: это они попадают в вашу "тюрьму". Это вы их "обкатываете", "укрощаете" и "загоняете в стойло"!
   Истины превращаются в "прописные" после знакомства с ними, но до знакомства - "тайна сия велика бысть".
   Как "пишется" картина после первого соития с не "падшей" женщиной? Просто и понятно: соития продолжаются. До какого предела? До понятного и ожидаемого: пока женщина не "загрузится". Каково естественное желание "загрузившейся"? Верно: произвести потомство и получить "старателя" в качестве "опоры в жизни". Просто, естественно и понятно. Не судимо. Впредь в схеме ничего нового не ожидается, а вот проститутка говорит без слов:
   - "Мужчина, удовлетвори на мне желания самца и будь свободен"! - мужчины, сволочи, к вам обращаюсь!
   Женщинам, что радуют плоть нашу за плату - пора поставить памятник из чистого золота, или из металла, на какой укажут пальцем, а государство, в столице которого на главной площади поставят памятник проституткам - достойно звания "Честного и справедливого государства мира"!
   В "высокой" литературе не принято употреблять "проститутка". Слово "режет и оскорбляет слух". В высокохудожественных произведениях авторы применяют другие названия платным женщинам: "жрицы любви". Звание употребляется в "высоком обществе", но абсолютно напрасно: "жрица" - "приносящая любовь в жертву", а что есть выше любви?
   Хотелось бы знать: кто, что, кому и когда в "высшем" обществе "жертвовал"? Всякое "высокое общество" изначально настроено только на приём "жертв", но не на отдачу таковых. Продать - "да", это нормально, но "жертвовать" в "высшем обществе", да ещё и любовь - увольте! В "высшем" обществе любовь не живёт, лишняя.
   "Высокая" литература применяет слова "падшие женщины", но такое название придумали мужчины, кои пользуются прелестями "падших" женщин. Проститутка никогда и никуда не "падает", она всегда на высоте. Всё происходит наоборот: это я падаю, платя ей за "услуги сексуального характера". Самцы-"интеллектуалы" презирают и унижают "падших" женщин не потому, что те "падшие", по идее им такое женское падение безразлично, презрение нужно для оправдания моей плотской неустойчивости. Если ложусь рядом с "падшей" - падение оправдывается:
   - "Это она всё"!
   Кто "падшая женщина"? "Объект сексуального удовольствия" позволяющий мужчине думать о себе:
   - "Я ещё ничего"! - наше великое слово "ничего" имеет много значений.
   "Однажды упавшему" - более не подняться"! - пояснение статьи расхода материальных ценностей за удовольствия эротического характера.
   И на курсах заметными стали "взаимоотношения полов". Всё происходило быстро: сегодня - вроде бы посторонние люди, знакомые всего лишь тем, что учатся в одной группе, а назавтра они уже "спарились" и сидят за одной партой. Зачем? Люди взрослые. Интересно! Учился в раздельной школе, некого было "любить глазами и мыслями", и курсы были откровением. Если взрослые разнополые люди показывают помимо воли какие-то особые отношения - как понимать? Нежные, ласковые и внимательные, играют и смеются, и в каждую минуту общения из них прёт радость! - и неопытному, вроде меня видно: "любовь посетила их сердца", а это, ничего, кроме "теории отношения полов" не знающий семнадцатилетний малый - полный дурак в практике! Но ему дано видеть, как через малое время, вчерашняя взаимно ласковая пара меняется: "влюблённые" сидят по разным углам аудитории, на сейчас всё вчерашнее у них куда-то подевалось, лица злые, или обиженные, но отчего такое с ними происходит - непонятно! В чём дело!? Что не поделили!?
   А-а-а! "Теоретики" не говорили подрастающему мужскому поколению о том, что после "усмирения плоти" приходит... что приходит?
   - Безразличие! - те же большие "художники слова" упомянули бы слово "пресыщение". При наступлении "пресыщения законной женщиной" ценность "падшей" становится особенно понятной: "платная" женщина за услуги своим телом эмоций к себе не требует, не ждёт их от меня, мои эмоции она переводит в определённую сумму - и всё! "Можешь быть свободным, после полного расчёта, телом, а душу твою не собираюсь трогать"! "Платные" женщины не требуют моих лживых заверений "о любви и чувствах" когда я желаю соития: она всего лишь только "работает", торгует.
   И как назвать момент, когда женщина проявляет милость ко мне и дозволяет моему бунтующему органу войти в себя? Без оплаты? Тогда это любовь!? И всякой ли женщине я ввёл бы свой беспокойный орган? И в момент "встречи" моего органа с женщиной, по непонятным причинам где-то в глубинах памяти появляется польская, стриженая наголо, девочка в платочке и пропадает желание обучаться "дивному искусству обольщения". Совсем недавно бунтующий орган теряет "твёрдость" и "стойкость", всё забывается... до очередного "сеанса".
   Будь я репортёром, то непременно задал бы вопрос какой-нибудь эстрадной "звезде" мужского пола и средней величины:
   - Скажите, какой процент ваших ненормальных поклонниц, без рассуждений и колебаний, по первому зову, или без такового, согласится забраться к вам в постель? - как репортёр я могу и не получить ответа, да он мне и не нужен.
   Не нужно быть большим специалистом в биохимии, чтобы сделать вывод: "беспокоящие нас гормоны вырабатываются от питания". Так устроена машина с названием "человек": только высокоценные калории идут на выработку "гормонов продолжения рода" и очень редко эти же калории питают мозг. При обильном и качественном корме юноши и девушки приступают к размножению раньше срока, а "заморухи", вроде меня - задерживаются. Гормоны не устраивают своим владельцам "сбоев" в момент любовных занятий, а вот память - сколь угодно!
   Не было у меня "любви" во время обучения. Я так научился управлять своими плотскими желаниями, что мог быть образцом выдержки... если бы кто-то знал о том, чего стоят такие "выдержки". Мысли о "половой противоположности" убивались ещё и потому, что проклятые гормоны высыпались на верхнюю губу прыщами: какие могут быть девушки, когда у меня на роже такое творится! Прыщи высыпали не все враз, что было бы с их стороны милостью и нормой, но действовали по схеме: "один сошёл, "свежий" и рядом - появился"! Волхонок смотрел на "цветение" моё и задумчиво говорил:
   - "Бабу тебе надо"! - не давая пояснений вечным словам: "бабу тебе надо". Догадывался о смысле "бабу тебе надо", а мне проще окунуться в изучение любой кинотехники, чем в доступную и понятную "любовь".
   А было куда "окунаться"! "Окунуться" пользовались старшие курсанты, знавшие суть "окунания". Семейные. "Купелью" для "окунания" была уборщица в общежитии. За сорок. Наше "разбитная" не могу перевести, не знаю смысла, но уборщица говорила:
   - "Буду давать, пока ноги носят и люди просят!" - сосед по парте рекомендовал обратиться к уборщице за "исцелением":
   - А ты с нею "исцеляешься"? - спросил соседа.
   - "Отъисцелялся..." - ответил Волхонок и, как ни странно - понял соседа: мужик не посещал комнату уборщицы, не было за ним "подвигов на любовном фронте". Если товарищ не "лечится" в обществе с уборщицей - чего меня "лечить" предлагает? Нужно терпеть и по другой причине: снизойду до соития - мужчины группы, пусть и не все, будут ухмыляться:
   - "Окунулся"? Поздравляем, новый "однодырочник" появился"! - и "было человеку полных семнадцать лет"!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 24.
   Вербовка в "рай"
  
  
   Срок обучения кончался и в школе появился пожилой человек неприметной наружности. Неприметного человека пару раз видел в коридоре - и всё. Мало ли и для чего появляются люди в школе? Не мог подойти к пожилому человеку и спросить:
   - Вы на киношника учитесь?
   Как-то на уроке по "усилительным устройствам" в аудиторию вошёл директор, огласил мою фамилию и предложил пройти в кабинет. Выполнил указания, и в кабинете увидел человека, недавно свободно ходившего по школе. Директор вышел и человек обратился ко мне:
   - Директор вас назвал "отличником" Вы бы не против после окончания курсов работать у меня"?
   - А как отдел культуры, что отправил на курсы?
   - Уладим. Вы согласны"? - удивился первому в жизни "вы"
   - Согласен - ответил не думая и человек, переспросив два раза ФИО, записал в маленькую книжицу. Собеседование кончилось.
   Вернулся в аудиторию и сосед по парте, комиссованный морячок Волхонок, приступил с расспросами:
   - Ну, что там, очём разговор вели?
   - Особых разговоров не было, мужик спросил, согласен работать у него, записал ФИО, а чего и где работать не сказал.
   - Будут вербовать на работу в "закрытый" город - назвал номер города. Волхонок удивили не вербовкой, но порядковым номером и определением "закрытый". Как город может быть "закрытым" и с номером!? Города, что знал из уроков географии и сверх уроков - носили имена, а этот - номер и большой:
   - Надо столько городов построить! Без имени, но под номерами? Или имён на все не нашли?
   - "Соглашайся, там хорошая житуха, будешь, как сыр в масле кататься! Отличник, тебя возьмут без разговору! Человеком будешь"! - комиссованный морячок с фамилией "Волхонок", видом крепкий, при долгом наблюдении терял силу и переходил в "одутловатые".
   О, благословенное время, когда к незнанию лишён и возможности представить, что могут значить в будущем слова знающих людей "человеком будешь"! А сейчас кто? Не человек вне стен закрытого города? Что такое "закрытый город", от кого и кем "закрыт"? Дожил до семнадцати лет в глухом железнодорожном посёлке и не знал о "закрытых городах" Урала, где создавали "атомный щит родины", и где этим "щитом" самих создателей в последствии придавило? Крепко и на длительное время?
   Думал о житии в закрытом городе? "Нет", и тому была причина: не получалось представить место, у коего нет ни имени, ни места на карте, а потому действия вербовщика с маленькой записной книжкой забылись...
   Или оказался не по возрасту сообразительный и "грамотный", или... не взяли в закрытый город "создавать атомный щит родине", и несостоявшееся "катание сыра в масле" через пять лет оказалось благом: "закрытый город" выбросил приличное количество радийактивной гадости в пейзажную красоту "русской Швейцарии".
   Забавляет иное: с момента, когда серый и незаметный человек внёс мои ФИО в маленькую записную книжку - ни разу не задал директору вопрос "как обстоят дела с предстоящей работой в закрытом городе", как будто не касалось. Чего волноваться о безымянном городе? Закрытом? Буду работать в киноустановке, но как быть, если отец захочет навестить сынка? Пустят? А мне дозволят прокатиться к родителям? Город-то "закрытый..."
   Вот оно, счастье: потомков коллаборационистов и вражеских прислужников "до седьмого колена" никогда не брали на работу в "закрытые города страны советов", и делать исключение для, пусть "грамотного и способного" свежеиспечённого киномеханика - никто не собирался.
   Огорчился отказом? Нет: не было отказов, отказы огорчают, когда произносятся вслух, а если отказать без поясняющих слов - отказ как бы и не совсем он, и, глядя в сторону (честный человек!). директор сказал:
   - Не подходишь им... - кто эти "имы" деректор не уточнил.
   Обиделся курсант? Нет, обиды рождаются на отказы просьбы, курсант не просился на работу в закрытый город Урала на "катание в масле", нет места огорчениям.
   Знал до киношной школы, но не слышал, что кто-то из великих русских композиторов написал оперу "Сказание о граде Китеже и о деве Февронии", а теперь к Китежу добавилось знание о "закрытом" городе.
   От вербовки остались фантазии на тему о "закрытом городе" и однажды, кто-то неведомый, показал сонные "кадры" о нём.
   Не в подробностях, не явь, но очень ясно, с деталями, чем и запомнился навсегда.
   Пригрезился город под утро, когда сон бывает поверхностным. Смею заверить, что первый закрытый город Южного Урала был мрачноват, и если "вещий" сон не обманул - городок небольшой, в лесу и за колючей проволокой.
   Удивила радость в отказе работать в закрытом городе: "как это город за колючей проволокой!? Лагеря заключённых обносят колючкой, а это город! А, может, не город, только название?" - кто, зачем управлял сознанием и показывал картинку "закрытого города"?
   Заканчивал семнадцатый год, имел какой-то жизненный опыт, но если ни газеты, ни фильмы, ни языки граждан не рассказывали о жизни в закрытых городах - цена моего опыта равнялась нулю. Тогдашний "фильм" до кадра сидит в хранилище памяти и выглядит так: ослепительно белая котловина-карьер освещённая солнцем в зените, в котловине город каменных домов, не из кирпича, но белого камня с красивыми фасадами, каких не видел ни в одном фильме. Ни кустика, ни травинки, ни деревца, абсолютно никакой растительности, голый, светлый камень с включениями прожилок цвета ультрафиолета.
   И, как бывает в снах, без переходов, вижу длинное одноэтажное здание красного кирпича, и знаю, что здание построено очень давно, что ему не менее сотни лет! Здание расположено у подошвы горы, гора старая, сглаженная временем, пологая... иду по зданию, вижу людей, они что-то делают у небольших станочков, что расставлены на длинном столе. Людей меньше, чем станков, и в сознании появляется советское слово "многостаночники". Мужчины и женщины, обслуживающие станочки, в резиновых сапогах и фартуках. И кто-то говорит, что фартуки у них из резины со свинцом, и одеты они так потому, что им надо защищаться от радиации. Тяжёлая спецодежда, такую носят работники рентгена в медицинских учреждениях. На полу, перед столами - лужи, и голос невидимого человека, без вопроса от меня - поясняет:
   - "Центрифуги, уран обогащаем" - захотел выйти из помещения, но, как шутят сны - не видел выхода. Ноги налились тяжестью, отказывались подчиняться и пугающая мысль: "радиация, радиация, бежать скорее от стола"! - сердце готовилось к остановке до прихода смерти.
   Кто ответит: "кто и для чего парню, с образованием семь классов, на заре общения "страны советов" с ураном, устроил экскурсию на обогатительную фабрику"?
   Могу с семью классами советской общеобразовательной школы что-то говорить об атомной физике? Об уране двести тридцать девятом и как уран "стреляет" быстрыми и медленными нейтронами куда придётся, без выбора врагов и друзей? Нейтронов "больших" энергий и не совсем таковых? И как "продукты распада ядра расщепляющихся элементов", ударяя в живое - умертвляют, или уродую живое до ужаса? Могу говорить:
   - "Люди, как не осторожничайте при общении с невидимой смертью - она периодически обходит ваши расставленные кордоны и совершает ужасное дело без рассуждений о "добре и зле". Невидимая смерть с названием "радиация" сделала мёртвой "зоной" красивейшие места Урала.
   Первый выброс радийактивной гадости в "закрытом" городе, куда не взяли на "райское" проживание, случился без моего присутствия, и после осмысления, какая беда в очередной раз обошла стороной, сказал (без звука):
   - "Да-а, "нет худа без добра", где бы сейчас лежал мой труп испускающий нейтроны? А, может, и не испускающий нейтроны, но труп? Вот тебе и "сыр в масле", вот тебе "райское житие"!
   Насколько чаще, в сравнении с незапретными, обитатели "закрытых" городов уходили из жизни неизвестно, отеческая Статистика дама сдержанная, и надо быть большой дурой, чтобы выкладывать на всеобщее обозрение, во что обходиласть цена "атомного щита родины" Сатистика умалчивала и о городах, живших с "грудью нараспашку"
   Города Урала, куда гражданин "страны советов" без уголовного и политического прошлого мог явиться и устроить жизнь, счётом укладывалась в пальцы одной руки.
   "Ковавшие атомный щит родины" и нахватавшиеся сверх нормы "быстрых" и с замедлением, нейтронов, уходили из жизни безвестными героями, умирали мучительной смертью с верой в силу пустых лекарств, а не допущенные и "навсегда осуждённые совецкой общественность элементы ("нелюди") умирали в обнимку с девятью десятками безболезненной и нищей жизни.
   Должно было быть иначе, и всё наше семейство с отцом во главе, отправить в закрытый ("фонящий") город на "райское житие", но не убивать лучшие умы отечества радиацией.
   Было, есть и останется: за прогресс сомнительного качества жизнями будут расплачиваться лучшие люди, а вопрос "почему худшие живут дольше лучших" ждёт исследований
   Какое количество граждан отечества "атомный щит родины" придавил раньше срока, и сколько придавит в будущем неизвестно.
   Неописуемым, немыслимым ароматом вислоухости наполняются просторы отечества, когда дельцы в единственных экземплярах излишки урана за гроши продают за океан, когда элемент таблицы дедушки Менделеева за номером "двести тридцать девять" ни за какие деньги не следует продавать.
   Добывали и укрощали уран тысячи граждан "страны советов", а радий активным богатством распоряжается малая кучка высоко взобравшейся во власть сволочи из "наших"
   Плевали торгаши на "щит родины", себе во благо старались.
   Что миллиарды чужой валюты могут изменить в моей жизни? Ничего, не знаю, куда, и на какие высокие нужды пустить миллиарды, а высокосидящие знают, чем и отличаются от меня.
   И когда придут в Параллель, её никто не обошёл стороной, миллионы рядовых "радийактивных старателей" встретят и хором произнесут:
   - Погань! - побывавшие в Параллели утверждали, будто там бесконечное, не угасающее эхо обличительных слов.
   Но, пожалуй, ничего не скажут: если при жизни торгаши избежали выплаты долгов - что и кто сделает с ними в Параллели? Единственный недостаток - невозможность "заткнуть рот" обличителям, если вдруг надумают "вытащить правду на свет божий".
   Чем закончится мука в четвёртом измерении? Спириты утверждают, что их подлые души опять вселятся в чьи-то тела и начнут всё заново: много раз нужно придти на Землю, чтобы стать хорошими человеками...
   Сетования не значат, что не нужно осваивать уран, нужен расщепляющийся материал, нужен сукин сын, но общаться с ним должны добровольцы за очень большие деньги и сознательно. Перед наймом на работу с ураном желающих раньше времени удалиться из видимого мира - сводить на экскурсию в онкологический центр и показать, кто лечится без надежды на излечение:
   - "И вас ждёт это..." - следует предупреждать каждому работнику, оформляющемуся в цех по обогащению урана.
   - "Слышь, мужик, в перспективе ты - смертник, "камикадзе". После пяти лет работы на этом предприятии можешь писать завещание...если будет чего завещать. Ошибки не будет, если напишешь "послание потомкам" и раньше пяти лет. Получать за свой труд ты будешь прилично, но не долго. Думай!
   Отец, коллаборационист несчастный, вражеский прислужник, низкий поклон тебе за грехи перед родиной! Многократно счастлив, что формула "сын за отца не отвечает" оказалась фальшивкой, и как тебе, враг несчастный, везло - так и отпрыска везение стороной не обходит! - внимательный читатель без труда заметит сговор неведомых сил в пользу представителей мужской половины нашего семейства.
   В старости знакомый доктор просветил:
   - "Картинки", кои являются без твоего желания - результат нарушением работы отдела мозга, ведающего снами".
   - По каким причинам происходит сбой?
   - "Причин, как физического, так и эмоционального характера, хватает".
   - Короче!
   - "Что испытал в момент трёпки "родной" бомбой в свои восемь лет"?
   - Неполный набор "удовольствий", кроме ослабления природных "запорных колец", не обделался... подготовка много значила, "запорное" кольцо крепость приобрело, не обделался...атаку родной советской бомбардировочной авиации выдержал с честью и достоинством, из "поединка" вышел с чистыми и сухими штанами из тонкого армейского брезента.
   - "Вот! Это и есть причина твоих ночных блужданий неизвестно где... И неизвестно с кем встречаешься...
   -... и неизвестно за каким хреном, и неизвестно для чего дарится ненужная информация! Не пророк, а посему не могу использовать по назначению открываемые тайны с превращением сонных картин на деньги в яви! А не мешало бы! И что? Кто-то хочет сказать, что бомба отечественного изготовления, что трепанула в августе сорок третьего - большая цена за все "картинки", что потом получал в качестве "компенсации" все шесть десятков прожитых лет? Мелочь!
   Тогда от доктора, кое-что знавшего из психиатрии, получил малые познания о "раздвоении личности" с названием "шизофрения".
   - "Шизофрения бывает как управляемая, так и неуправляемая. Второй вариант хуже - мы пили водку на берегу реки в черте города. Это было самое прекрасное сочетание: беседы о шизофрении с одновременным употреблением её причины.
   - Чем?
   - Ну, как "чем"? Управляемая шиза, как бы и не совсем она, и пребывая в "шизанутых" приобретаешь "изменённое сознание". Как бы "не в себе", а потому не можешь критически оценивать себя. А раз так - по желанию можешь прекратить "валять дурака". Но если навалится неуправляемая "шиза" - тогда дело плохо, пиши "пропал". Объяснять "шизу" одним нарушением работы мозга сегодня не модно.
  
  
  
  
  
   Глава 25.
   Прощайте, курсы!
  
  
   Обожаю сожаления рода "каким был":
   - "Ах, каким был дураком"! - поминается молодость, но старость. И продолжение:
   - "Почему "был"? Не заблуждайся, на сегодня от прошлого не сильно изменился, возраст никого от дури не избавляет. К прошлой дури с названием "молодая", от коей маялся в своё время, старость добавляет "слабоумие возрастное", а в итоге мой "букет" окружающим не приносит удовольствий.
   Жизнь - дорога, по которой идём. Об этом сказано давно и не мною. Хочу добавить к истине немного: одних "везут, ибо многими трудами (воровство казны - тоже труд) заслужили почёт и уважение и превратились в "элиту", другие - везут "первых", но основная масса шагает по обочине ногами. У каждого идущего своя длина шага и скорость движения ногами: кто-то спешит до сваливания в бег, кто-то идёт ровно и спокойно, а кто-то ползёт....
   По своей "дороге жизни" бежал, спешил ежедневно и не задавался вопросом:
   - "Куда стремишься борзый конь и где опустишь ты копыта"? - да простит поэт кражу!
   "Житие мое" представляет интерес до поры, пока оно хотя бы чем-то отличается от жития всех остальных. Пока у моего жития есть какое-то отличие, пусть ничтожное и нелепое, маленькое и смешное, схожее с ношением правого ботинка на левой ноге - буду впереди всех!
   "Картины жизни"... В какую "вперить взгляд свой"?
   В ту, где изображён "банкет"-пьянка на станционных лавочка для ожидания поезда. Повод банкету: "отъезд группы после получения свидетельств об окончании курса киномехаников".
   Отход узкоколеечного поезда приходился на вечер, времени на скромный "банкет" хватало, "в трудовой путь на ниве культуры" провожал преподаватель "электротехники и усилительных устройств", земляк. По расчётам выходило: "человек мог бывать в оккупации" - но не ранее, в паузах между уроками, ни тогда, на станционном "банкете" - прямо спросить не решился, жил и оставался в силе негласный договор, не позволявший далеко заходить в расспросах: никто, ни к чему сверх дозволенного, не проявляет интерес.
   Мешала разница: преподаватель старше - раз, преподавал нужный предмет с названием "Электротехника и усилительные устройства" - два, нахальные вопросы "за гранью" могли повредить, но как - на то время не представлял.
   Счастливый человек: все мои учителя большие! Сегодня думаю: "или есть учителя, кои до любого тупицы доведут суть науки и любое, бесконечно сложное явление, или и от учеников что-то зависит"? Как между учителем и обучаемым распределяются "проценты понимания предмета"? Иначе: сколько процентов способности на освоение предмета заложено в самом учащемся, и каким процентом таланта "вкладывать знания в любую голову" обладает учитель?
   Преподавателю "электротехники и усилительных устройств" Николаю Ивановичу подарил восемьдесят очков, а себе оставил двадцать: вполне хватало, чтобы понимать электронику в его изложении, лекции об электротехнике и о "высшем проявлении" электротехники электронике в его исполнении помню до сего дня.
   Увозил из школы свидетельство об окончании курсов "механиков всех видов проекционной аппаратуры" и "похвальную грамоту" за "отличное знание предметов" нужных в будущей работе. Кроме политзанятий. "Главному и основному предмету идеологических работников нижней ступени" в свидетельстве об окончании курсов стояла "четвёрка" в звании "твёрдая". Ни тогда, ни сейчас понять не могу: для чего нам, сугубым "технарям", "гадили" в мозги "политграмотой"? - на такой глупый вопрос тогда ответа не существовало.
   Тупицы и недоноски (пятисотграммовые) "нового времени", с коими бьются армии замечательных преподавателей в пустой надежде сделать из вас "людей", попытайтесь осмыслить звание "преподаватель", Дошло, нет?
   Преподаватель тот, кто за гроши препарирует, разжёвывает "твёрдый хлеб науки" и кормит нас! Корми преподаватель меня, убогого, неразжёванной наукой - на первом уроке подавлюсь и навсегда откажусь вникать в сложные явления. Часто бывает, что многократно разжеванное проглотить не получается, а что говорить о самостоятельном "познаний тайн природы, науки и техники"? Кто виноват в моём слабоумии?
   - Учитель не смог вложить знания!
   За срок обучения меньше года получил хорошие знания о многом и полезном, что могло пригодиться в жизни, и других предметах. коими мог заработать "хлеб насущный"
   Одноцилиндровый двигатель работал как и шестицилиндровый, а появись нужда в двигателе на двенадцать цилиндров - и двенадцать работали как и один: заглотил смесь углеводорода с воздухом, получил искру, смесь взорвалас., толкнула поршень, поршень выполнил работу, выплюнул сгоревшую порцию смеси, заглотил новую...
   Талантливые преподаватели киношколы расширили знания электротехники, научили читать схемы и очень, очень вежливо общаться с электротоком:
   - Помните, при общении с электричеством ошибаются один раз, право на вторую ошибку электроток не даёт! - предупреждал преподаватель курсов Николай Иванович на занятиях "Техника безопасности при работе в электроустановках", тёзка школьного учителя физики.
   Представлял, как со страшной скоростью электроны, каждый на своей орбите, вращаясь вокруг ядра атома, по недосмотру срываются с орбит и крепко бьют в лоб с последующим отёком мозга, после коего мало кто выживает... электричества не боялся, но уважал в сопровождении мыслей:
   "маленький, невидимый электрон а так крепко лупит! "Шибает"! А раз так - тренируйся рвать связь с источниками электричества, если попал к нему в "объятия".
   Курсы научили уважать точную механику: кинопроекторы к таковой относились. Хочешь знать и уметь больше - изучай и практикуйся далее, основу в тебя вложили, совершенствуйся...
  
  
   Глава 26.
   Мой "край родной".
  
  
   В школе, на уроках географии, согласно "программе обучения" знакомили с хребтом "Уральские горы". Хребет протянулся с севера на юг через всю "страну советов" и плавно сходил на "нет". Там, где было "нет" Уральскому хребту - начинались степи Казахстана.
   Школа рассказала, что Урал делится на, "Северный", "полярный", "Средний" и Южный", а те в свою очередь так же делятся на части с такими же названиями. До сего времени волнует южная часть Южного Урала, его "подол". Начало казахских степей. Дивное сочетание!
   От железнодорожного узла, где проживали, до границы с Казахстаном немного, каких-то двадцать километров по голой и ровной, как стол, ковыльной степи, а к северу от нашего городка, в сотне километров, располагался изумительный, старинный городок с домами, коих в советском союзе в "живую" можно увидеть только там.
   И рядом с эти городом был лес "корабельных" сосен, росший среди невысоких скал торчащих из земли - фантастически красивое место, куда на лето в пионерский лагерь отправляли детей трудящиеся области.
   Не смогу научно объяснить почему, какие-то сто километров к северу от нашего городка разительно меняли природу от голой степи до сказочного леса из кино! Как спросить природу Южного Урала:
   - "Мать, почему так распорядилась красотами, почему одному месту отдала всю красоту, а другому - ничего?
   - Почему "ничего"? Разве не прекрасны степи? А островки степной, искривлённой дикими ветрами, берёзки? Их "колками" называют? - да, права Природа! Красив серебристый ковыль, но в лесу не растёт!
   И ещё один лесной массив лежал к западу от нашего маленького городка. Городок был построен в войну, его и "городком" называть было грех: это были жилища для людей разного сорта, что строили железнодорожный узел. Городок строился ударно и настолько хорошо, что приличный вокзал не уступал по красоте и размерам вокзалам больших городов, четыре трёхэтажных кирпичных дома о трёх подъездах "сталинской" постройки со всеми, фантастическими для моего понимания, удобствами! Это ж надо: даже туалет в квартире есть! Для такого посёлка должен быть и "центр культуры", он и был и назывался "клуб железнодорожников" Была и баня, в кою меня гоняла мать каждую неделю.
   А вокруг степь без края и мысли без разъяснения: "ну почему бы не построить нашу станцию в другом месте!? Рядом с лесом и рекой!?" - эх, малый, глупый ты: да по ровному месту дорогу прокладывать легче! И дешевле! А к северу, или к западу - камни уральские породы твёрдой! Их взрывать нужно, "бить" колею, а это время и затраты на взрывчатку! А взрывчатка и фронту нужна, много взрывчатки, так что проложить железнодорожную колею по ровному месту "сам бог повелел" И проектировщики дороги с богом согласны были! А дорога нужна срочно, война идёт, сталь нужна, танки из чего делать!?
   Большой железнодорожный узел, перекрёсток двух важных железнодорожных линий: с севера на юг, и с запада - на восток. На западе, в ста сорока километрах, находился металлургический гигант, давший стране "металл победы"
   С востока, из Казахстана, через нашу станцию непрерывно шли эшелоны с коксующимся углём для домен металлургического гиганта, а гигант превращал казахстанский уголь в рулоны и толстые плиты стали при виде которых думал: "что из них делают? На что их применяют? Куда они?"
   Увлёкся. Сказал лишнее, не относящееся к окончанию курсов киномехаников.
  
   Глава 27.
   "Раб. культ. фр.".
  
   Ничего сложного: "работник культурного фронта"
  
  
   Добирался из школы домой меньше суток. Пригодилась старая школа перемещений на товарняках без материальных потерь в рублях. Всё же великое дело: опыт! Моя дорога домой была с заездом в областной отдел культуры, поскольку оттуда меня направляли изучать "киношное дело".
   Тайная мечта каждого, кто оканчивал тогда школу "киношников": "работать в стационаре", то есть, в кинотеатре, но не мотаться с киноаппаратурой по какому-нибудь району области. Был молод, "соплив" и мечтал о малом:
   - "Вот пошлют в город, где потерпел неудачу в приобретении специальности "машиниста турбинной установки"! Картина: явился с такой специальностью"! - выше мечтаний не было, но была другая и ниже сортом:
   - "Приезжаю в район и мне, как отличнику, доверят машину с шофёром, новый комплект киноаппаратуры, пяток отличных, на выбор, фильмов и - вперёд на выполнение плана по охвату жителей села культурой"! - но это, повторяю, был верх, предел моих желаний. Счастливчиков, кои могли бы работать в таких условиях, на район приходилось по одному экземпляру.
   Ещё одна мысль, стоявшая на самой нижней ступеньке в моей "лестнице мечтаний": "заткнут меня в самый бедный и дикий район! Получу аппаратуру не первой свежести, моториста, положенного по "штатному расписанию кинопередвижной установки"... эдакий малюсенький начальничек. Моторист ответит за бесперебойное питание киноустановки электроэнергией от станции мощностью в "три лошадиные силы", и в таком "комплекте" будем перемещаться по сёлам и весям доверенного района. Перемещение называлось "маршрутом" и сход с маршрута с заездом в "чужие" сёла нежелателен: другой киношник мог предъявить претензии с рукоприкладством:
   - "Обслуживай своих и не мешай выполнять план по "кассовым сборам"! - "культура" - культурой, но выручка на первом месте.
   Въезжает полный предвкушений "раб.культ. фр." ("работник культурного фронта") в селение "законного" маршрута, а его на въезде аборигены (мальчишки) "радуют":
   - "А у нас вчера кино привозили"! - ранее приятная мысль "давно не был, народ придёт, что-то к плану заработаю"! - гибнет не осуществлённой. Что делать? Будь конь, "винчестер" (Кольт) и ковбойская шляпа - кинулся в погоню, настиг "нарушителя суверенитета" и разделался не хуже, чем на "диком Западе".
   Жаль: не было тогда фильмов о чужом "диком Западе", были свои и "цивилизованные".
   Бывали и конфликты, но если две кинопередвижки встречались в одном селе - "просветители масс" не затевали споров:
   "кому первому выступать "на ниве просвещения сельского населения". При встречах побеждали корпоративные чувства с тратой казённых средств в лавке: отрывать продавщицу от домашних дел поручалось "нарушителю суверенной территории".
   Плохо помню начало "просветительской" работы и то, как привезли с аппаратурой на "отделовской" полуторке в первое село маршрута. Для питания "двигателя внутреннего сгорания", кормившего кинопередвижку электроэнергией - снабдили посудиной из-под пенного огнетушителя ёмкостью в десять литров, в коей на момент передачи было всего шесть литров:
   - Мало, не мешало бы полный залить...
   - "Для начала - хватит"! - "товарищ" из отдела обстановку с бензином на маршруте знал лучше меня и лепет новичка:
   - На маршрут мало! - немедленно отозвался:
   - "У трактористов добывать будешь. Не откажут" - если такое заявлял "товарищ" районного отдела культуры, то, наверное, знал обстановку лучше меня. Это был первый эпизод "на культурном фронте", ясно и понятно объяснивший:
   - Начальство потому и начальство, что оно больше и лучше знает обстановку. Поэтому оно всегда и право!
   Получил пачку кинобилетов под расписку и строгий наказ о "честном обилечивании кинозрителей сельской местности" Как и чем жить самому человеку "несущему советскую культуру в сельские массы" - об этом районные "деятели культуры" обмолвились всего одним словом:
   - Разберёшься, не маленький! - да, всё верно: семнадцать лет - это уже взрослый человек! Сможешь "разобраться", не можешь - твоё дело:
   - "Не дадут помереть"! -второе радостное и обнадёживающее заверение "советских работников культуры".
   Только с годами понял тогдашнюю ошибку: когда прибыл в районный отдел культуры - предъявил документы об окончании курсов киномехаников, свидетельство, кое демонстрировало "пятёрки" по всем техническим предметам, нужным механику в повседневной работе, и только по предмету "советское кино" - четвёрка: получил за сомнение о советском кинематографе и за то, что однажды похвалил на уроке "Советское кино" трофейные фильмы, посетившие "клуб железнодорожников" числом тридцать два.
   Преподаватель "советское кино и организация кинопоказа", "стойкий боец идеологического фронта", смог рассмотреть во мне "несоветскую" сущность, но поскольку предметы с "техническим уклоном" усваивал на "пять" - ставить "тройку" в аттестат за "советское кино" было нельзя:
   - "Парень-то не совсем дурак"! - так докатился до "четвёрки".
   В районном отделе культуры перед моим первым рейсом по "сёлам и весям" никто и ничего в мой адрес не сказал, но "немой монолог" от начальника отдела был понятен и без слов:
   - "Умный, гриш? На "пятёрки" курсы кончил? И не пьёшь!? Ну, это пустяки, освоишь "питейное" дело Чего там непонятного? "Наливай - и пей" - и вся "хитрость" - не говорил таких слов начальник "районного отделана культуры", придумываю, грешу! Никто из "руководства районного отдела культуры" не предлагал мне "сесть на стакан", да и не было тогда таких речевых оборотов, как "подсесть на стакан"... Никто не говорил и такое:
   - "Какой умный! Если так - вот тебе комплект "киножелеза" с названием "передвижка" - и вперёд на выполнение финансового плана! План, план - во что главное, а память о трофейных фильмах оставь при себе.
   По отечественной истории ползли годы повсеместного отсутствия электричества в сёлах, если не считать колхозов-"богатеев" с дизель генератором. Дизель запускали вечером, на определённое время: убрался со скотиной, сделал всё необходимое - хватит, выключаем освещение и всему колхозу - спать! Удобно!
   Поэтому получи "электроустановку" с названием "двигатель внутреннего сгорания", старый, драный-передраный фильм с техническим определением
   "последней категории годности". Не одного отправляем по "диким посёлкам маршрута", но даём в помощники моториста неопределённого возраста и хорошо знающего запах и вкус браги. Его задача - извлекать из двигателя электроэнергию, твоя - перевоспитать его, "сделать человеком". И помни о двух главных вещах: "охват культурой жителей села и выполнение финансового плана!"
   Маршрут нищий и моя предстоящая работа имела много сходства с тем, когда не совсем угодному священнослужителю в старые времена выделяли бедный "приход". Ссылка, но не называлась "ссылкой". "Советская культура", когда посыла на беднейший и дальний маршрут, ничем не отличалась от "духовных" иерархов прошлого, кои ссылали за провинности "служителей божьих". Иначе не могло быть: времена - меняются, но я-то остаюсь прежним! Пусть и повтор, но он-то происходит со мной! В этом и прелесть повторов! Если завтра ничего такого, что видел, не случится с другим - считай, жизнь бедолаги прошла впустую.
   Никогда не подумал, что когда-то могу как-то походить на ссыльного попа!
   Братья киномеханики "передвижек" бывшей "страны советов"! К вам обращаюсь: если по забывчивости что-то скажу не то и не так, то не поправляйте, вы зайдите в свои собственные отделы памяти и восстановите собственную истину: уж она-то у вас обязательно должна быть. Как без неё?
   Братья по профессии: более половины века не мог обратиться со словами, кои ныне выходят, по причине: не было тогда таких слов, но откуда берутся сейчас - и этого не знаю.
   Был наполнен наивностью по уши? Был любителем красивой киношной жизни? Да, было такое со мной, но слов - не было!
   Сегодня пытаюсь рассказать о том, как "нёс культуру советскому крестьянству" и не свалиться в обычное нытьё и жалобы на прошлую жизнь. "Дурой набитой" была советская власть: или не знала, что "крестьянин" идёт от "крест"? Как позволяла существовать "кресту" при "массовом атеизме"? Вот где залежи для исследований!
   А сегодня прошлое в стыд вгоняет: приезжал в сёла и гордился собой: "киношку селянам привёз! Радость доставил! Всё какое-то развлечение! - никто из зрителей тогда подумать не мог обо мне таким образом:
   - "Молодая ты сволочь и глупая! "Верха" врут на каждом шагу, и ты добавляешь! Догадываешься, кто изобретает очередные порции? Стишок слышал:
   "Всю пшеницу - за границу
   и картошку - на вино,
   а колхозникам - мякину
   и бесплатное кино!" -
   четверостишие услышал от мальчишки лет семи и засмеялся, себя вспомнил:
   - "Таких стихов не знали..." - сказать, что испугался "крамолы" сельского мальчишки - не могу, но малая капля раба сказала:
   - "... это ж надо... А бесплатное кино ты привозишь..." - каюсь: четыре строки о неизвестных отправителей "пшеницы заграницу" посеяли вопрос:
   - "Кто "пшеницу за границу" отправляет и кому?
   "бесплатное кино" иначе называлось "целевые сеансы": председатель подписывал бумажку и заработанные пропусканием плёнки через проектор гроши - перечислялись отделу.
   "Блаженны сёла маршрута, ибо никто и никого из обитателей не выдавал "органам" за явные "антисоветские выступления", а если бы и выдал - куда ссылать виновного? Разве тогдашнее житие в селе была раем?
   Спрашиваю себя:
   - "Старый чёрт, сам-то верил в россказни "товарищей сверху" о своём назначении "нести культуру в массы"? Чего лез в кино, что ты для кино, и что оно для тебя? Верил в бодрое пение тёти:
   "... я другой такой страны не знаю,
   где так вольно дышит человек!"
   - догадывался, что тётю заставляли врать с экрана?
   - "Нет... какое там... Добавь кто прозой к четверостишию от сельского мальчишки:
   - "Актёрский цех - сборище преступников, не признающихся во лжи" - разве поверил? Нет вины, не знал, что в старину занятие лицедейством считалось неприличным занятием, а на курсах никто о совецких актёра и ничего худого не рассказывал.
   От "кино" отделяло пространство с названием "образование", персональная степень вины за прошлые деяния на "ниве просвещения тружеников села средствами кино" - "без срока давности" и наказуемая по статье "обман". Интересно: сложись условия иначе - полез бы "делать серьёзное кино"?
   Тогдашние "товарищи, "делавшие большое кино", пребывали в недосягаемости и с высоты гнали низам "плоды мыслей своих о родине и о партии..." или первой поминалась "родина", следом - "партия", а колонну замыкал народ без нарушения "единства".
   Киношники, вроде меня - низший сорт, уборщица в больнице, коя, если наберётся нахальства - может заявить:
   - "Тружусь в медицине..." - и не обманет.
   Армия технических киношников, вроде меня, "несли правдивые советские фильмы в массы", но и этого хватает, чтобы ныне каяться за содеянное в прошлом двадцать четыре часа в сутки без сна и прочих человеческих нужд. Оправдания "чего с меня взять, "мелкая сошка" - отклонит любой суд, если он, разумеется, не продажный. Не тебя ли "кормили" словами "вождя": "из всех искусств, для нас важнейшим является кино"? Глотал? Глотал! Верил!? Признавайся, старый чёрт!
   Бывает, что заболевание человеческое с названием "вера", умирает по невыясненной причине, то есть - диагноза, а заболевание с названием "фильмы советского времени" не все, но многие - тоже трупы. Если фильмы - покойники, то и "отцы-создатели" таковых - там же.
   Речь о "делателях кино" лгавших "в прекрасное совецское время произведениями о жизни рабочих и крестьян", о тех. кто не верил собственным киносочинениям ни в одном кадре, но "создавал"
   Дату улёта веры в савецкие фильмы назвать не могу, это и не важно, важна причина, а причина лежала над следствием, хотя, как правило причины лежат в глубине следствий, не увязывалась жизнь тружеников земли Южного Урала с благодатью на экране.
   Завораживала экранная сказка, а после уасания последнего "художественного" луча из проектора обманутые расходились по жижинам во мраке.
   Ах, этот фильм "Трактористы"! Какие песни с экрана лились!
   "Ой, вы кони, вы, кони стальные,
   боевые друзья-трактора!
   Заводитесь скорее, родные,
   Нам в поход отправляться пора!
   Мы с железным конём,
   все поля обойдём,
   соберём, и посеем, и вспашем.
   Наша поступь тверда,
   и врагу никогда
   не гулять по республикам нашим"!
   - слушал фонограмму, смотрел на игру талантов, а над тем, что присходило на экране, задумался в прошествии половины века: "ежели трактора, мирные земледельческие машины, то почему "боевые"? Потому, что танк тоже трактор, но закрытый бронёй и с пушкой-пулемётом? Трактору без разницы, что тянуть: плуг, или пушку, и тракториста долго учить водить танк не надо, готовый танкист, только гражданску форму поменять на военный комбинезон.
   "Мы с железным конём все поля обойдём, соберём и посеем, и вспашем..." - колхозники поступали иначе: пахали, сеяли, убирали. Много тракторов - тогда и "...врагу никогда не гулять по республикам нашим!" В фильме правдиво и честно отражена борьба советских танкистов с ..." - догадаться не трудно, с кем главный герой фильма вступал в борьбу после вспашки зяби в отечестве своём...
   Тридцать шестой, Испания, "интернациональная помощь испанским трудящимся от савецкого саюза", но сколько "боевых друзей" на гусеничном ходу гуляли по испанским просторам и с каким результатом - фильм не рассказывал, "савецкое кино" не делало "многосТерильных" лент.
   Последующие пять лет "стальные кони" обходили поля без особых успехов и пропустили сорок первый у себя в доме.
   Оно, конечно, грустный и неприятный эпизод можно "вырезать" пропустить, главное в каждом фильме это финал.
   Кем мы были, переезжая из села в село на транспорте, что выделяли нам, как правило, не "по первому требованию" председатели колхозов? "Тягла" и так не хватало, а тут какой-то малый "культуру" привёз... Утром "киношнику" транспорт на переезд к соседям выделять нужно. Вверенные председателю под управление колхозники вполне обошлись бы и без фильма, пусть раньше спать ложатся, на работу рано подниматься, нечего в "клубе" засиживаться!
   Но всё же выделяли транспорт. Не из уважения к "просветителю", а из опасения, что из райкома пальцем погрозят. И "транспорт" бывал соответствующий: вол. Более неспешного "вида транспорта", чем старый колхозный вол, тогда не существовало. Летом "воловий" транспорт был ещё терпим, а иногда - и прекрасен: я успевал до вечера добраться до следующего селения маршрута и приступать к "просвещению советского крестьянства".
   Зимние перемещения между сёлами - отдельная повесть. Нет, "повесть" слишком слабое название, это поэма! Переезды на санях с впряженным волом в единственном экземпляре, не подпадает ни под какие литературные определения.
   Кем мы были? "Культурными" и не совсем таковыми бродягами без дома и семьи. Такой образ жизни меня не тяготил, спасала мысль: "впереди служба в рядах советской армии, а там видно будет..."
   Жалею о "потраченном времени" в школе киномехаников? Нет! Это прекрасная техническая школа, и не утомлюсь повторять хвалу школе на всех перекрёстках моих "проклятых дорог"! Прекрасен первый маршрут в одном отдалённом от области и небогатом районе Южного Урала! Почему так? Бедный, прямой, честный и...любимый?
   ...на окраине одного села, возможно, и до сего дня, осталось место, где были захоронены пленные солдаты Вермахта. Когда в первый раз увидел то место, то тут же для себя "окрестил" его "долиной мёртвых" без уточнения, кто эти мёртвые.
   Местные жители говорили, что ночами над местом захоронения появляются синие огоньки, "души мёртвых", но таковых не видел. Да и не мог увидеть: ни одной ночи, с заката до рассвета, не просидел на месте захоронения, вперив взгляд на долину.
   Сомневался:
   - "Зачем и для чего душе торчать на месте сгнившего тела!?" - вот они, первые "зёрна отрицания суеверий"!
   Ещё местные упоминали пленных немецких солдат, как исключительно талантливых и сообразительных людей: за неимением иголок применяли рыбьи кости, конструкция которых позволяла продевать нитку в отверстие и пользоваться, как иглой. Есть такая рыба в озёрах Южного Урала: благословенный карась.
   Подробностей провала "месячных планов по сбору средств от показа" не помню, и забывчивость объясняю нынешним стыдом: ни за единый месяц работы не выполнил "план по сборам денежных средств".
   И опять сходство с попом, сосланным в далёкий и бедный приход: кто больше принесёт даров "преосвященному" - тому и внимание. Кольцо: нет выручки - отдел не даст богатый маршрут, не будет маршрута - не будет и плана. Страна жила "громадьём планов" и кинопередвижку под моим управлением никто не собирался освобождать от "основного закона социализма": плана.
   Древний "план" сегодня назвали бы "налогом", но тогда о "налогах" мог говорить только большой и сумасшедший пророк. Хотя, как известно, нормальных пророков не было, нет ныне, и не ожидаются в будущем. Пророк обязан быть ненормальным, а если не так - он не пророк, а спившийся забулдыга.
   Были налоги, без налогов "советское крестьянство" никогда не жило, в разные моменты "советской истории" и налоги были разными. Облагали плодовые деревья при домах, но почему не ввёли "налог на воздух" - выяснят будущие умные исторические головы. Прижимаемые налогами не унывали, пили хмельные напитки собственного приготовления, и рассказывали анекдоты, не оглядываясь.
   Выступает председатель колхоза "Путь к разрухе":
   - Товарищи колхозники! Дружно отзовёмся на призыв партии и правительства! Стоит нам взяться за шерсть, надавить на яйца - а молоко само потечёт!
   К чему придраться? Правильный призыв: "страна советов" нуждалась в шерсти, яйцах и в молоке.
   Смеялся над "прозрачными" анекдотами, но смех никак не способствовал "выполнению кассового плана" и выручка от продажи свечек... пардон, билетов за просмотр выглядела скромной до жалости, но без слёз.
   "Основной показатель" работы, то есть "финансовый план" - был крайне низок. Сеансы, если определять стоимость бензином, что кушал старый, изношенным, а потому и прожорливый движок, износом фильма на аппаратуре, как и движок электростанции - просились в графу "убыточные".
   Как "работник советской культуры", евангельских заповедей не знал, а если знал - при таких выручках не стал соблюдать: что проку? но одну выполнял ежедневно:
   "Труждающийся достоин пропитания". Какое пропитание, от кого и каким пропитанием оценивать ежемесячное невыполнение плана - пояснений не было. Жил, как придётся. Вот она, явная польза от прошлого!
   Деньги за просмотр советской киночуши, вроде "Трактористы", или от "Свинарки и пастуха", обязаны могучим потоком литься в сумку из материала с названием "кирза"... если не "потоком", то ручьём хотя бы... но и этого не происходило.
   Верил в то, что творилось на экране? Верили экранным лицедеям сидевшие на лавках сельского клуба трактористы? Нет, конечно, в клуб люди приходили за разнообразием, но не любоваться чужими подвигами. Дешёвым разнообразием, ценою не выше стоимости билетика на бумаге синего цвета. Билетики у входа отпускал собственноручно:
   - "Мотористу продажу билетов не доверяй: пропьёт"! - наставление начальника районного отдела кинофикации.
   Какие билетики трактористам, если тракторист зимой пробивал в снегах трактором дорогу до нужного только тебе селения? Кормил твой "одноцилиндровый четырёхтактный двигатель внутреннего сгорания" (два года, как на пенсии, потому масло и бензин жрёт сверх нормы!) - какие "деньги"? Если председатель определял на постой к кому - как стану требовать деньги с хозяев, кои принимали и кормили, как брать деньги со своих благодетелей? А возница, что помогал грузить страшно тяжёлый "четырёхтактный двигатель внутреннего сгорания"? После того, как отказался от пьяницы-моториста в следующем рейсе:
   - "Буду работать один"! - какие "деньги" и с кого!? Какие деньги у советской сельской ребятни пятьдесят третьего года!? Глубинка, "глыбже" ничего нет, люди живут натуральным хозяйством, сами колхозники называют трудовое объединение "Путь в разруху", не боятся быть смелыми: доносить некому, не водятся в захолустье стукачи, почва бедная на доносы....
   Как не вспомнить прошлые хождения в клуб на премьеры фильмов? железнодорожников" на "премьеры" фильмов? И мать, коя при словах "мам, дай на кино", без единого слова выделяла нужную сумму? И цена билета на кино была мизерная, но "мизер" тогда таковой, когда есть деньги. А если их нет? И фильм после проката в области до нас добирался через пару недель, но от такой задержки не терял звания "премьера"
   Вспомни! Сегодня ты сам включаешь проектор, "стоишь у руля" и "держишь пульс на теле советской культуры", поэтому будь человеком, пропусти сельскую ребятню без мзды! Она клубные лавки не занимает, она располагается прямо на полу, ближе к экрану, и впадает в невыразимое счастье после первых кадров фильма! Им и титров хватало... Самые маленькие засыпали к середине фильма по многим причинам: очень трудно сидеть на полу, задрав головёнку к экрану. Первая причина. Вторая: они привыкли ложиться спать "вместе с курами", после захода солнца. Деревня без электричества, мать - доярка, вставать на дойку засветло... и так всю жизнь. Каким бы интересным и "захватывающим" не бывал фильм, в позиции, когда слабая детская шея держит запрокинутую голову и внимательно следит за "увековеченными деяниями больших советских артистов кино и театра", уснуть мог и взрослый. Но взрослый тем и отличался от ребёнка, что говорил своей "половине":
   - Идём спать - малышня, самая юная часть села, лет по пять до такой решительности не доходила и засыпала на полу перед экраном. Бывали и лужи... Находились и стойкие дети, кои выдерживали киношные муки до конца.
   Братья киномеханики, если спросите:
   - "Много слов "кавычишь", с чего так любишь"? - отвечу:
   - Слова не мои, не придумывал, газетные, поэтому и выделяю. Не хочу сраму за плагиат.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 28.
   Первый "полёт".
  
  
   Детская любовь к военной авиации прошлого проявилась в мирное время неожиданным образом: понравилось менять места работы. Кто первым в отечестве применил благородное звание авиаторов "летуны" к любителям менять места работы - не знаю, но что во мне сидел "летун земляной" - точно!
   Благородное звание "летун", касавшееся только покорителей неба, неплохо прижилось в среде менявших работу на земле - тема докторской диссертации, или, кандидатской. Многие болели "летунизмом", но почему не возражали в минуты "осуждения народом" - ещё одна тема для диссертации.
   Персональная "просветительская" деятельность "на ниве кино" началась в мае пятьдесят второго. Если верить записи в "Трудовой книжке" - ровно через десять дней после окончания учёбы приступил к отдаче "долга" за обучение на курсах.
   Район, куда "молодого специалиста" направили средствами кино
   менять сознание жителям села - отстоял в трёх часа езды товарным поездом до родительского жилья, что по нынешним скоростям и насыщенности транспортными средствами - пустяк... если сто пятьдесят километров лежат на "бетонке", но если степной грунт... Не стану добавлять личных жалоб нашим дорогам из опасения получить замечание:
   - "Издеваешься"!?
   "Культурно-просветительский" маршрута от села к селу в длине не более восьмидесяти километров от райцентра, но почему километры удлинялись осенью и зимой - за два года работы так и не понял.
   Работа начиналась так: отделовской полуторкой (наследство от войны) "воспитателя масс" привозили в первое, от районного центра селение, выгружали у здания клуба (если имелся), давали десять литров бензина на прокорм электростанции, водитель желал удачи, "делал ручкой" - "автономное плавание" началось!
   Прибегали сельские мальчишки, получали написанные чернилами афишки с уверениями "пущу бесплатно" - и переход к заботе:
   - "Где ночевать и чем питаться"?
   Ночевка передавалась от "поколения - поколению":
   - "У меня киномеханик останавливался..." - объясняла хозяйка жилища и автоматом приходило:
   "если ночевать - что-то и в ужин будет..." - не ошибались "культурные бродяги".
   Приходил вечер и просьба зрителей, управившихся по хозяйству раньше всех:
   - "Погоди, не начинай, доярки не пришли..." - выполнялась без споров: как без доярок? Без доярок начинать - преступление, доярки - первые труженицы... Подожду, чего не подождать, куда спешить? Раз в месяц приезжает киношник, ну, два... Кино - в диковинку, "волшебник с аппаратом" - желанный гость, но и гость уважать хозяев обязан...
   Отработал, разошлись зрители, явился на постой... Да, верно, не обманул прежний "просветитель": хозяйка гостя без ужина не укладывала... Спи, утром идти к бригадиру и просить транспорт на переезд в соседнее село... если у бригадира будет пара волов и розвальни...И хорошо, если засветло доберёшься до следующей "точки"... Бригадир для передвижного киношника - "отец, брат, сват и воинский начальник": утром даст транспорт - во второй половине дня, к закату, доберёшься до цели, "протянет резину" бригадир - к ночи явишься...
   А мороз уральский к вечеру не слабее норильского, и твоё счастье, "культурный бродяга", если соседний Казахстан не пригонит ветерок и будет тихо... И описания экспедиций в полярные места вспомнишь, и зимнее правило-заповедь:
   - "... не спи - замёрзнешь..."
   Добирался до конечного пункта маршрута - и возвращался в район другими сёлами, "кружил". В районе отчитывался за "не выполнение плана по сбору (очередной провал), расписывался в ведомости за неполученную зарплату (деньги от продажи билетов растрачены), бросал аппаратуру, и облегчённый душевно - шёл на станцию ловить проходящий товарняк.
   Только не "ловить", но ждать, когда состав в сторону родительского жилья соизволит остановиться на станции, найти не "встречную" тормозную площадку и терпеливо ждать, когда железнодорожная техника двинется далее:
   - "Ночью к родным доберусь, раньше не получится" - о сумасшедших, кои садились на встречную" тормозную площадку товарняка не слышал и ничего не знаю....
   "Образование в стране бесплатное!" до окончания, а далее государство без лишних слов говорило:
   - "Учили, средства тратили? Будь любезен долг отдать там, куда направлю" - отучившимися "работниками культурного фронта" распоряжалась область
   распоряжалась область назначение из области после "постоянных невыполнений планов по сбору денежных средств от продажи билетов" - имел странность: хорошие, новые фильмы получали механики, кто из "экспедиции" привозили хорошую выручку. Учили:
   - "С начальством дружить надо..." - на вопрос "с чего и как начинать дружбу" ухмылялись без верчения пальцем в области своего виска.
   Хорошая выручка от продажи билетов приходила после демонстрации новых фильмов, а новые фильмы получали умевшее "дружить" с начальством "работники культурного фронта", закон "ты - мне, я - тебе" древний и бессмертный.
   Никто и никогда в стране саветов не давал и брал взяток, "взятка позорила лицо савецкого человека" и сурово наказывалась... ну, если разве угостишь... в одиночку не пью, выпьем "по-дружески...по-товарищески. О какой "взятке" речь!? Всего-то "проявление уважения" и "душевное выражение дружеских чувств", на выбор! Я - твой "товарищ", ты меня "уважаешь"!? - задумываться о количестве проглоченной "дружеской" водки пьющие не собирались Но главный пункт во всяком питие - это как часто он будет устраиваться, как часто буду "подтверждать" дружбу с "товарищем", от коего зависим.
   Водку не пил, не переносил, а если приходилось подтверждать и доказывать "дружбу" - тяжко страдал похмельем, и медик низшей квалификации имел основания сказать:
   - Абстинент! - читатель, дозволяю принимать непонятное и мудрёное название в свой адрес, как угодно. Можешь радоваться редкому званию "абстинент" и "расти" в глазах окружающих, можешь печалиться, что "не такой, как все", но внутренние твои механизмы абстинента от этого не изменятся.
   Все механики пьют до последнего рубля от продажи билетов и до потери казённого имущества временами, а ты... явно с парнем что-то не то творится! Не пьёт! Странно! Точно, ненормальный! Ну и оставайся с трезвостью, посмотрим, что принесёт!
   Не мной сделано заключение "веселие Руси есть пити", но как крепко пила "глубинка" Южного Урала - определять не берусь.
   "Питейная продукция" пятьдесят третьего года делилась на "городскую" и "свою" "Городская" - это водка, кою завозили машинами в сельские магазинчики без ограничений. "Сельпо", "Сельское потребительское общество" только и могло этим "товаром" обеспечить жителя "советской деревни". Водка тогда была дешёвой в городе, но не для колхозника. Колхозник какого-нибудь села, далёкого от районного центра, жил "натуральным" хозяйством. Он бы и рад излишки молока, мяса, яиц превратить в деньги и насладиться "городской" продукцией, но как их превратить в деньги? Как добраться до района? Район, почитай, на "краю земли" находится!
   Обвинить "верхушку" тех времён по статье "Умышленное спаивание колхозного крестьянства"? Нет, не следует: колхозное крестьянство само в "пьяный крючок" вцеплялось. Добровольно и с восторгом. Если бы кто-то и когда-то тогда сказал:
   - Всё, мужики, хватит пить! Выродимся мы от дешёвой "городской" водки! - нет, не было таких "пламенных" выступлений на моей памяти.
   Да и то сказать нужно: как я могу допустить и позволить водке свободно и нахально стоять в доме до момента, когда "выпить захочется"? Когда есть - постоянно выпить хочется, свойство у водки такое: "желать её". Больше, чем женщину.. Не позволю водке стоять водке в доме "просто так, на всякий случай". "Всякий случай" - это когда в дом приходит гость. Но и без гостя у меня найдётся масса причин, чтобы опустошить посудину "просто так", или по причине "ломоты в пояснице". Но такое потребление алкоголя моей "половиной" считается "незаконным", вот почему у нас "гость в дом - хозяину радость"!
   Когда работа надоедала - сельские жители устраивали "праздники". В сёлах Южного Урала случилась моя первая встреча с "праздниками". К празднику готовились, и основой "подготовки" в домах большей части села был молочный бидон браги. "Бражка" - нежное называние "веселящего", но очень коварного напитка жителей тех мест.
   Что я абстинент - очень скоро выяснилось на одном из гульбищ. Не пригласить на гуляние любого желающего - святотатство, а не пригласить "работника культуры" двойное и тройное нарушение всех "правил и законов"
   Но я был не "идейным" абстинентом, то есть таким, который не пьёт по соображениям высокой морали: "пить - это отвратительно"!, я не мог пить потому, что "принятый вовнутрь" "напиток богов" в объёме ноль пять литра никак не хотел находиться в утробе и стремился наружу. Такое моё состояние окружающими расценивалось как "перевод добра на говно"
   Моё тогдашнее и нынешнее мнение о "веселящем" напитке "аборигенов": более мерзкого, ядовитого и отвратительного пойла в природе не существует! Наивысшая подлость бражки заключалась в том, что она была сладкая: пьёшь её и не принимаешь всерьёз. Выпить стакан водки за один приём - это много, а стакан бражки - да чего там пить!? Но бражка быстрее водки начинала вредительскую деятельность в утробе и через совсем мало время "потребитель" капитально хмелел. Второй стакан выпивался без всяких вкусовых эмоций пьющего, третий стакан... Мне хватало двух.
   Как я страдал потом! Но от таких моих похмельных страданий была и польза:
   - На кой чёрт пить бражку!? Смесь сахара и дрожжей, настоящая гадость! - бывало, что абсолютно не разбиравшиеся в химии жители села "заводили" "напиток радости" в оцинкованных бидонах. Сколько после такой "радости для души" бывало печали - этим я не интересовался.
   Центр России издревле пьёт самогон, и сей напиток на ступень (две!) выше южноуральской браги пятьдесят третьего года.
   Угасла ныне любовь жителей Южного Урала к браге, изменили аборигены древнему напитку и перешли на "казённую" - по причине отсутствия связей с "третьей родиной" ничего сказать не могу. Хочется верить, что и до них докатилась "цивилизация" и приобщились к процессу превращения браги в "первач".
   Моих рублей и копеек от продажи билетов было как "от козла молока", а куда уходила грошовая выручка от "кинопрсвещения" оставалось неясным.
   Чему в километрах равнялся "просветительский" маршрут не знал, но что особых сборов от "просветительской деятельности" не было оставалось фактом, не могли сельские южноуральцы пятьдесят четвёртого года похвалиться наличием денег, жили как все селяне "страны саветов" отличались, люди жили, "как все".
   Ни один абориген Южного Урала не знал, что фильм "Лето пятьдесят третьего" будет на удивление "холодным": сценарий фильма только созревал.
   Фильмы содержат тьму ценных качеств: заяви какой-нибудь сумасшедший сценарист в паре с режиссером-постановщиком: - "В девяносто таком-то году в страну советов придёт пиздец и всё к ебене матери развалит"! - никто не взялся сказать, что будет с заявителями, у слушателей не хватило бы фантазии на изложение последствий пророкам. "Страна советов" развалилась от излишних сценаристов и режисеров-постановщиков, не имевших дара устно излагать идеи новых фильмов, но усиленно о них думать, а сколько "фантастов-разрушителей" было в пятьдесят четвёртом неизвестно. И органы о таком не знали:
   - "Как узнать, если молчат!? Работают и пьют"!?
   "По всем просторам земли нашей" прокатилось "Холодное лето пятьдесят третьего года", или краху "империи саветов" хватило "столичного региона" - и этого не знаю...
   Новый милый и прекрасный маршрут полюбил с первого прохода, хотя, любить было не за что: всеобщая простота быта, плавно переходившая в бедность, к любви не располагали даже и юнцов, вроде меня.
   О какой "бедности" речь? Кто-нибудь опух от голода и умер? Не было голодных смертей, более того: сахар селяне превращали в брагу и закусывали яичницей, жареной на свином сале. О какой бедности речь? Жаловаться на однообразие питания можно, царило мучное изделие "лапшая" на мясном бульоне, а овощи с огородов в питании не примали участие. Молоко, мясо, яйца - пожалуйста, кушайте на здоровье, овощи с огородов внимание требуют, а времени на капусту, морковь, свеклу, огурцы-помидоры у селянина нет, впору работать от зари до зари "на укрепление первого в мире государства рабочих и крестьян"
   И только старыму явился вопрос:
   - "Чем восполняли недостатки витаминов в организмах"?
   В конечном селении маршрута ночёвка в доме, напоминавшем сказочный терем высоко поднятый над землёй. Пожалуй, высота терема и определяла положение домовладельца в обществе: "высоко живёт", или "низкий" Желание врыться в землю говорит о моей низменности, а это дом явно не уральский, с хоромы с помещением для скотинки на первом "этаже" возводили северяне Руси. Не любил устраивать расспросы, не терпел чужих, но довольствовался тем, что люди считали нужным рассказать о себе.
   Повторяюсь: удивительное природное явление Южного Урала - редкие массивы сосновых лесов на границе с казахскими степями. Один из таких из могучих сосен неизвестного возраста стоял в пяти, или более, километрах от конечного села маршрута... надеюсь, что чудо южноуральской природы стоит до сего дня, его нельзя трогать: не высаживали, сам веками тянулся к небу. Проста Природа пока не влезаем: росток сосны из семечка проклюнулся, выдержал одну зиму, другую, окреп и пошёл в рост т сосенкой! Растёт, набирается сил! Рядом "старик" радуется:
   - "Не погибло семя, растёт, придёт время - свои плоды даст! А моя жизнь на корню бревном кончится и продолжится в жилище человеческом на многие годы... Нет у бревна смерти..." - вот оно, моё отличие от бревна!
   Воровали жители села лес? Да! И правильно делали: они брали те деревья, кои заканчивали своё пребывание в жизни. Зачем ждать, когда дерево упадёт от старости? Не лучше ли его пустить на пользу и построить дом? Вначале - тебе, потом - мне? Или мне первому домишко срубим?
   Ах, эти лесные массивы Южного Урала! Нынешние богатые граждане России! За каким....х... хреном вас несёт за кордоны!? Что вы забыли? Вы там всегда были чужими и таковыми останетесь навсегда! Если вы ради того, чтобы заграница вас признала, с великими муками переродитесь, то тогда это будут уже другие люди, но не вы! Кто из вас бывал в сосновом бору Южного Урала? Дышал воздухом в июльский день? Когда нагретый воздух изымает из высочайших и ровных сосен аромат? Воздух соснового бора Южного Урала и в мороз прекрасен! Ни одна Швейцария за дарма не позволит вам дышать её воздухом, а сосны Южного Урала говорят:
   - пей, сколь угодно! - Швейцария расценила бы каждый литр такого воздуха по высшей категории! Швейцария всегда будет для меня чужой. Там горы, и готов отдать на отсечение мизинец левой руки в том, что швейцарские горы русского человека, если он, разумеется, русский, начинают угнетать после трёх дней пребывания рядом с ними. Должно быть непременное условие для выработки стойкого отвращения к Альпам: русскому нужно быть трезвым!
   Богатые люди России! Постройте санаторий в том бору! Даю на отсечение теперь мизинец правой руки в том, что через пару лет ваш санаторий будет известен всему миру! В нём будут излечиваться неизлечимые психопаты, шизофреники, импотенты,
   астматики-алергики, люди потерявшие смысл жизни... Село рядом с лесом - особое место, такое место, о котором сегодня все дружно говорят как "о месте с особой энергетикой". Не знаю, что такое эта "энергетика", но её действие на себе испытал за пятьдесят лет до её открытия "широким массам".
   Богатые люди России! Не беспокойтесь о суммах, кои вы вложите в строительство санатория: они к вам вернутся в десятикратном размере. Санаторий постройте только из сосновых брёвен и всего лишь на сотню отдыхающих. Не более.
   Не стройте дорогу к санаторию, хорошая дорога к тому бору всё изгадит, много любопытных будет приезжать. Им будут говорить:
   - "Мест нет"! - но "жаждущие" будут идти на любые траты, чтобы попасть в рай!
   Остановись, умолкни, не рассказывай о том месте никому! Не отдавай сказку первому встречному, не разбрасывайся! На сегодня есть всё, кроме сказок! Добро будет, если кто-то добрый очаруется твоей сказкой, а если нет!? Посмотрит на красоту пустыми глазами и ничего в бору сосновом, реликтовом, кроме древесины, не увидит!?
   Не стану выдавать волшебное место расположения моей сказки, не отдам: вдруг, в самом деле, кто-то из богатых купит то место!? И устроит новый "курщавель"!? Любимую Русскую Швейцарию превратит в простую Швейцарию и конец сказке!? Жители станут хорошо кормиться на туристах, а сказка уйдёт, не любят сказки шума. Рвётся сердце...
   С давних пор все, кому не лень, поносят Россию за плохие дороги и дураков, не понимая, что у дураков хороших дорог быть не может. Раз.
   Два: только в России есть сказочные места, куда следует появляться не на комфортном транспорте, а ногами. В лаптях. Или босиком... по прогретой июльским солнцем хвое...
   Дома в селении деревянные, украшены резьбой оконных наличников, и местные говорят, что нет двух одинаковых рисунков. Увидевшие впервые жилищную красоту получают шок (лёгкий) и желание провести остатки дней в сказке.
   "Шоки" случаются не только от ужасов.
  
   Глава 029.
  
   Продолжение "полетов"
   Первое "пике".
  
  
   "Отгремело лето песней недопетой..." и пришла осень.
   Раскисшие грунтовки "русской Швейцарии" не отличались от подобных в центре, не было причин хаять родное и повсеместное бездорожье, не первые, дорожная грязь сопровождает нас от рождения до смерти:
   "Не нужн-а-а печа-а-а-а-лить-ся,
   вся жизнь впереди, надейся и жди..." -
   призывающей и усыпляющей музыкальной пакости тогда не существовало, обходились, понимали без песенных советов: печалься, сколько влезет, но можешь и не печалиться. В этом вопросе у нас была полная "свобода выбора"
   Нужно говорить, что моя, крайне непроизводительная работа на "ниве культуры" вывела районное начальство из равновесия?
   Потеряв остойчивость, командир районного отдела кинофикации отдал "систематически не выполнявшего план по сбору денежных средств товарища (ФИО)" на растерзание ("проработку") комсомольской организации "за плохую работу"
   Ни один "рукой водитель" районных отделов кинофикации не принял участия в поездке по маршруту и не убедился, каково "выполнять план по сбору за кинопоказ" Су-у-ки савецкие!
   А в сикамол (комсомол) был завербован в седьмом классе:
   - Весь класс вступил в комсомол, почему медлишь? Давай, пиши заявление о приёме... - "не порть показатели" бойкая "сикамолка" из райкома ВЛКСМ не помянула.
   В классе было двое "упорствующих в вере: один не вступал по причине веры в бога, но почему меня не тянуло в "передовой отряд молодёжи" объяснить не мог.
   Не только пятьдесят первый год мог гордиться лозунгом "все, как один, вступим....!" - куда и зачем вступать не объясняли, важен "энтузиазм масс", и ежели вступил в одну бан... пардон, "организацию" - почему отказываешься вступать в другую?
   Разнарядки на изготовление "сикамольцев" не спускались в "места лишения свободы" и в "жёлтые дома", а остальное пространство было плотно "засикомолено"
   Это было чудное время, когда "вся страна, как один", без призыва "руководящей и направляющей", самостоятельно и с "верой в светлое будущее", повинуясь внутреннему компасу... ничего не хотели делать. Хотя нет, забыл упомянуть занятие, кое делали с удовольствием: "праздновали" без анализа, что празднуют. Старые люди о савецких праздниках отзывались языком, коего молодёжь не понимала:
   - "Симоновы гулимы, крестный ход по кабакам"
   Настоящие "савецкие" люди пели "трудовые будни - праздники для нас!"
   В школе и попал в "охват комсомолом", совсем, как ловля рыбной молоди бреднем с мелкой ячейкой.
   Так оказался в организации с названием "комсомол". При вступлении никто не "копал до седьмого колена" родословную, не интересовался прошлым. Организаторы "акции", как всегда, спешили с "отчётностью по привлечению", ни до проверок, но если потрудились заглянуть в "досье" у вербовщиков пропал аппетит на привлечение в "ряды помощников партии"! Молчал ни потому, что хотел "пролезть в ряды комсомола", но потому, что оставался верным привычке молчать, если не задают вопросов.
   Вот оно, "сколько верёвочка не вейся..." - после "внушения" от начальства за "невыполнение месячных планов по сбору" был призван "секретуткой" комсомольской организации на предмет выяснения неуплаты уплаты членских взносов!
   Собрание состояло из пяти "судий" и одного "подсудимого" Сборище устами секретутки огласило идею, что "среди нас есть такие товарищи, коим комсомольская организация не нужна!" - в чём немедленно согласился с секретуткой и съязвил:
   - Как это "комсомольская организация не нужна", как соизволите вас понимать!? - секретутка поняла, что "зарапортовалась", струсила и дала "задний ход" очередным ляпом:
   - Вам комсомольская организация безразлична!? - "товарищи" ответа не дождались, и вопрос о пребывании в комсомоле решили отрицательно:
   - Исключить с немедленной выкладкой комсомольского билета на стол!
   - Дать время на исправление"! - голос одного гуманиста ничего не значил, и обвиняемый не согласился, попросил:
   - Исключите, окажите милость! - до сих пор понять не могу членов собрания: почему не было возмущённых криков от "товарищей" "что он говорит"!? Видел: "вершители моей судьбы" и сами были не против каким-либо способом избавиться от комсомола, но молчали о желаниях.
   Исключили. Потребовали сдать "святыню"-билет, но его потерял, чем вызвал дополнительный "гнев" от "секретутки". "Гнев" не натуральный, деланный и не впечатлял. А ещё через неделю сдал аппаратуру, получил грошовый расчёт и был направлен в область за ненадобность в районном отделе культуры. Пусть область решает, в какой район направлять на дальнейшую отработку долгов за учёбу на курсах.
   И тогда появились нехорошие мысли в сторону "товарищей" из районного отдела культуры:
   - "Командирские суки, когда загоняли в нищий "приход" - верили, что выполню хотя бы один "план по сбору"!? На том маршруте был не первым, кто ни копейки не привозил в кассу, на маршруте никто "план по сбору" не выполнял! Знали, что "сделать план" на маршруте - невозможное дело, и всё же "ставили к стенке"! А если знали - чего лицемерили? В сёлах маршрута киношку показывал за прокорм и ночлег! А вы, сучьи советские морды, мечтали получить от сельской нищеты ещё и денег!? Жрали плоды чужих трудов и мечтали за "правдивые советские фильмы" получать "полновесные рубли"!? - тайные мысли потомка коллаборациониста, но вполне пригодные, чтобы "прищемить хвост" потомку вражеского прислужника. Мысли "враждебные социалистическому строю", опасные, но они появились! Удивляло: враждебные мысли никто не "засевал", о вражеской радиостанции с названием "Свобода" и об остальных "голосах", вещавших на меня ничего не знал - оставалось без возражений соглашаться с заявлением неизвестного мне, но "большого политического деятеля": "бытие определяет сознание". Пожалуй, только от этой формулы и рождались "враждебные социалистическому строю" мысли. Иных причин не было.
   Только сегодня понял прошлую неправоту: не могло руководство районного отдела культуры сказать:
   - "Чёрт с тобой! Мы не совсем дураки, как кажется, понимаем, что ждать выручку с твоего маршрута - как от козла молока... Поэтому ползай по маршруту, "неси свет культуры" и живи, как сможешь"!
   Как прощался со сказкой? Легко: не было тех, кому был чем-то обязан, не было в сёлах женщин и девушек, кои могли сказать в глаза:
   - "Поматросил - и бросил!" - вот они, плоды "голой теории без практики"! Было, целовался с дёвчатами, а когда поцелуи подводили к "логическому завершению" - не знал, что делать дальше. И не было рядом никого, кто бы прошептал "инструкцию" по "продолжению действия", не было рядом проститутки, коя, видя неумение парня выполнять нужную "работу" - показала, как это делается.
   Или знал из "теоретического курса любви", что нужно делать? А если знал - почему не делал? Как все? Что удерживало? Вечный вопрос без ответа: "а что после"? Опытные "коллеги", почти в каждом селении своих маршрутов имели "зазноб" и гордились такой мужской нужностью, а мне абсолютно нечем было хвалиться. Чувствовал свою ущербность? Нет. А должен был: вон, по его рассказам, девки ему проходу не дают, виснут, как... и я представляя, как пара-тройка девчат с криками восторга кидаются ему на шею! Вот это жизнь! Зависть!
   Расставался с маршрутом спокойно: эмоции мужчинам дарят женщины, у меня за семь месяцев работы - прочерк, не было "глубинных связей" - откуда взяться эмоциям?
   Чудесный сосновый лес недалеко от конечного селения моего тогдашнего маршрута - да, он оставил память о себе, я его вижу и сейчас, он всё так же прекрасен, а вспомнить кого-то из женщин в селениях - нет, пусто, никто не поселился тогда в моём сердце!
   Парни! Если впереди вам предстоит неизвестная работа на чужбине, то "захлопните створки своего сердца" и никого туда не впускайте: с пустым сердцем жить легче, чем с таким, в котором кто-то побывал. И хорошо, если в вашем сердце побывала стоящая женщина, а если всего лишь...
   - Такую можно и забыть! - э, нет, ничего не забывается, более половины века прошло со дня прощания с Южным Уралом, а память о селениях русской Швейцарии начала шестидесятых годов не стирается. Сёла маршрута полюбил раз и навсегда.
   Много сказано о "первой любви" людей, но почему не поминают первую любовь месту? Людская любовь умирает без любимых мест рождая вопрос: любить красивую женщину в некрасивом месте, или дурнушку в заповедном?
   Рождён в Средней полосе России, пейзажи знакомы, но отчего пейзажи Урала, накладываясь на отеческие, берут верх - пожалуй, и психолог в звании "профессор" ответить не сможет.
  
   30.
  
   "От перемены мест слагаемых..."
  
  
   Бес научил врать, и если, переставляя местами картинки-события пропущу что-то, или добавлю придуманное без опасения "поймают за руку" (не в этом мире) - вину не признаю. "Трудовая книжка" соврать не позволяет.
   Начальство отдела культуры, видя непригодность нового работника собирать с безденежных колхозников плату за просмотр "совецких" фильмецов ничего не решило и направило неспособного выполнять "финансовый план" работника в областной отдел культуры:
   - Решайте, нам такой "раб. культ, фр. не нужен!
   Что решать? "Техника", полученная в эксплуатации, сложностей не представляла, технари киношколы за девять месяцев обучения сделали из меня хорошо знающего аппаратуру знал и управлялся нормально, а если случались "срывы сеансов по техническим причинам" - виновницей выступала передвижная электростанция с двигателем в один цилиндр в паре с генератором. Генератор работал на совесть, "выполнял возложенную задачу по выработке электроэнергии", а двигатель...
   - Товарищи, завтра отремонтирую двигатель, приходите вечером и досмотрите фильм! - мои муки понимали механизаторы и не роптали:
   - Чего ехал с неисправным движком?
   Был в ответе за подлое поведение "одноцилиндрового двигателя внутреннего сгорания"? "Да", и "нет": "да" - не скандалил с начальством за лучшую долю: "первоэкранные" фильмы, рабочую аппаратуру и исправную передвижную электростанцию:
   только в одном селе маршрута стоял "дизель" с дозированной порцией электроэнергии:
   - Как стемнеет - и до десяти по местному времени. Успевайте.
   Плохой работник: не требовал нормальной станции и жил в постоянном страхе "сегодня чёртов движок не откажется работать, сеанс пройдёт без остановок"? - следом появлялась вредительская мысль, за кою на "зоре становления власти рабочих и крестьян" мог получить длительное пребывание в сверхдалёких краях "страны саветов": "ай, угробить подлую кучу металлолома!?" - и появлялось другое:
   "что поделать, изношен старик, сам рад честно отработать и выдать нужное напряжение на проектор, да сил нет, кончились запасы прочности за долгое время "окультуривания жителей села" выработал море электроэнергии, больше чем море, пожалуй, с океан будет, убить тебя рука не поднимается... Корпус нормальный, дело за малым: заменить поршни и кривошипно-шатунную группу, устранить овальность цилиндра плюс свежие кольца - столько сеансов отработаешь, сколько не отработать новому"!
   Мечты всегда расходятся с реальность, и в этом минус мечтаний.
   О каком "несении культуры в сельские массы" речь? - половина ночи проходила в мыслях и заботах "как отремонтировать движок и не опозориться повторно перед народом". Районные командиры прекрасно понимала убогое состояние техники, но "гнули своё":
   - Надо лучше работать!
   - Так двигатель..."
   - На хорошем двигателе и дурак отработает, ты на "отлично" курсы окончил, вот и сделай двигатель! - знала руководящая сволочь, сколько моточасов положено отработать технике и получить ремонт, но гнула своё:
   - Надо работать, а не жаловаться!
   - Кто и где детали даст, чем менять? - в глубинах мозга шевелилась тихая ярость, похожая на... обманываю: ярость ни на кого не походила, имела своё лицо:
   - Суки пьяные"!
   Из западного города области до центра курсировал поезд из сцепки старых вагонов, в коих нынешние киношники показывают "события прошлого" Забавляет до улыбки в полный рот: вагоны в нынешних фильмеца свежее крашеные, а курсировавшие между двумя городами области - не видели свежей краски со дня рождения.
   Поезд прокатывал сто сорок километров с запада на восток, на станции, где проживали родители, поворачивал на север и катил в областной центр.
   Участок пути от места неудачного начала работы и до цента, приходился на ночное время и прошёл в беспокойстве... хотя не совсем: спал со многими пробуждениями, и каждая побудка напоминала о неудаче "на ниве культуры".
   Утром, на подъезде с областному центру, беспричинно появилась первая мысль: "худа без добра не бывает", в чём заключалось "худо" и "добро" в моём положении - не представлял, а перед выходов на перрон пришла поддержка "худу" и "добру":
   - "Бог не выдаст - свинья не съест" - кто представлялся "богом", а кто - "свиньёй" - времени на размышление не было:
   - "Куда сошлют, в какой район"? - перед зданием "Областного отдела кинофикации" все мысли куда-то подевались и в кабинет начальника вошёл "чистым". Область решила мудро:
   - "Та-а-к, не справляешься с финансами - будешь работать мотористом"! - вот оно "понижения в должности". А когда-то по маршруту перемещался одиночкой, без моториста, всё на мне, кроме двойной зарплаты, мотористов давали работниками, "выполнявшим и перевыполнявшим план по сбору денежных средств..." Хорошо, "с начальством спорить - мочиться против ветра", буду отвечать за снабжение кинопередвижки электричеством, "ударнику" дохлый двигатель не дадут, "ударники" в фаворе жили, всё лучшее получали. Новые копии фильмов, относительно богатые сёла... не без корысти, понятное дело... Корысть невелика: попойка с начальников без уточнения "на какие пьём" и без выяснения "кто и кому больший друг".
   Неплохо складывается: моторист - что отпуск: запустил станцию - и свободен до конца сеанса... на два часа максимум. А ты - механик, за всё в ответе, обеспечь движок питанием, то есть бензином... Мотористу (мне) остаётся залить полный бак бензина, запустить станцию и быть при ней неотлучно... или отлучиться по своим делам, как отлучался мой моторист когда-то... в селе приятные занятия находились,
   Удивительное везение, постоянное везение, не преходящее везение всегда и во всём: районный центр, откуда предстояло совершать набеги и "нести культуру в сельские массы" - отстоял от места проживания родителей в сорока километрах по "железке" с курсирующим раз в сутки пассажирским поездом.
   В летнее время ждать пассажирский поезд - куда девать богатый опыт перемещения по железным дорогам товарными составами, что в опыте?
   Прежние перемещения по сёлам другого района ничем не отличались от соседнего, из коего был удалён за неспособность "выполнять план по сбору", но не за "профессиональную непригодность".
   В помощниках пробыл до последнего села маршрута, где "шеф" оставил аппаратуру и в паре отправились в прокат за новыми фильмами. Присутствовал при сдачи выручки "шефом", но зависти "как работают профессионалы" не испытал.
   Читатель, если попадёшь в опалу - не обижайся на командиров, смирись и оставайся в опале, всякая опала - хороший отдых. Будучи опальным - не проявляй способностей, "валяй ваньку", "держи язык за зубами", "будь ниже травы - тише воды".
   Нет вам: чёртов выскочка нарушил "Правила опального" и помогал "шефу" в работе от души и с пониманием:
   - "Главный в ответе - "шеф", в его воле принимать, или отказаться от моей помощи" - шеф принимал помощь и брагу. Любил "змия" и женщин... после "змия" места для женщин не остаётся... если "змий" был большим...
   По прибытии из рейса, в отделе, "командир" в присутствии "высокого" начальства соизволил выразиться в мою сторону "замечанием с улыбкой":
   - "Чё в мотористах ходит? Хорошо устроился, жирно! Зарплата - немного меньше моей, ни за что не отвечает, технику знает"! - вот он, результат "честного отношения к работе"! Нет бы дурачком прикинуться и не лезть не в своё дело - дёрнули черти проявить "гуманизм" и отработать за механика сеанс в третьем селении от района, когда к началу сеанса "шеф не вязал лыка" перебрав "городской" и валялся "отключенным"!
   Ох, какой ты дурак, братец! Чего полез!? Не знал "хорошее дело не остаётся без наказания"? Знал, так почему и отчего из тебя пёрли таланты и способности!? Во имя чего? Спросить:
   - "Имел право начинать сеанс без продажи билетов"!? Нет! Почему полез? Начальство понизило? Понизило, так какого хера полез не в своё дело!? "Спасал товарища"? От чего!?
   Чутьё, чутьё, нюхом собаки объясняю последствия: механик у начальника отдела в "корешах" пребывал, и шалости "нажрался до уссыку и сорвал кинопоказ" в преступления не входили.
   На том сеансе присутствовал "сам" (председатель колхоза) и срывать кинопоказ никак нельзя:
   - "Своих пьющих хватает" - звонок в отдел кинофикации отпадал, доводить жалобу ("кино не показал"!) до ушей начальства в планы председателя не входило, и мои старания были не выше действий по "сохранению лица".
   Последующие действия руководства необъяснимы: аппаратуру вчерашнего "командира" передали мне, а "штрафника" послали
   в "дом культуры" "просвещать массы". О работе в районном доме культуры мечтал после курсов и не знал, что "районные дома" не только "очаги культуры", но "воспитательные учреждения работникам культуры (киномеханикам), где бродяжная братия не имела контакта с выручкой от продажи билетов и не входила во искушение:
   - "Выпей"!
  
   Глава 31.
   Гутен Таг, Peter!
  
  
   Система перемещения передвижных "раб. культ. фр." проста до примитива: порадовал жителей селения фильмецом, отночевал, и утром, а чаще - во второй половине дня по распоряжению "хозяина", бригадир выделял транспорт и работник отбывал до скорой новой встречи. Транспорт - уязвимая точка "воспитания сельского населения средствами кино".
   Из всех селений только одно присылало транспорт: в нём жили сосланные "в грозные годы войны" немцы Поволжья. Те, с времён матушки Екатерины Второй.
   "Верха" не рассказывали "низам", как "вождь и учитель всего совецкого народа" наделал в галифе от страха в начале войны и мирных людей, но немцев - выслал из Поволжья на Южный Урал, и видимо, "для надёжности и разъединения" - в Казахстан, что начинался после Южного Урала. Сколько было сослано немцев - знали только "органы".
   Ничего не знаю о том, как расселили немцев в Казахстане, но на Южном Урале проживали в одном селении. Возможно, что были и другие места, но о них нет сведений. Как сильно "сучий азиатский потрох" боялся поволжских немцев - и об этом сведений нет, но что немцы, живущие вместе, могут что-то сделать - думал. Что значит один раз напугаться!
   Эх, Рейнгольд Мартин! Ответь из своего далека мудрый немец: почему всё происходит ни так, как хотелось!? Почему вначале не побывать в немецком селении, встретить красивую девочку, что приехала за мной, и потом приступить к изучению твоего языка? Почему был дураком, почему вполсилы учил немецкий?
   В доме, где ночевал, девочка не "медхен", как учил Рейнгольд, но "мильти" Мальчишка десяти лет с удовольствием объясняет название вещей и действий своего мира, запоминай, знания язЫков не помеха, мальчишка не спросит за невыученные слова, не поставит "двойку", и ошибку в произношении поправит...
   Хоть навсегда оставайся в селении с девушкой, что привезла на подводе! Ду бист гроссе Думмкопф, герн киномеханик передвижки, Вежливые, тихие, трезвые культурные люди - и вот он, приезжий идиот с фильмецом савецкой синемы, достававший человека старше себя невинными словами:
   - "Петер, ты чурбан"! - человек терпел, не давал по зубам и в ответ позволял заявить единственное:
   - "А ти есть палька дрофф"! - Петер, добрый терпеливый Петер! Каюсь: не хотел обижать, забавляло твоё произношение "палька дрофф" на русском в исполнении этнического немца на чужбине.
   Кланяюсь, Петер: столько лет прожить на чужбине и не забыть родной язык! Русский текст в исполнении этнического немца классика, музыка, прелесть и твоя абсолютная правота: их бин, ja, "палька дрофф", согласен! - уважал тебя, но вынудил покинуть Россию и отправил на историческую родину.
   Петер, прости мою молодую дурь, возвращайся в русскую Швейцарию, прирост населения этническими немцами России предпочтительнее важнее азиатского, мы одной расы. Насколько "русская Швейцария" ныне "азиатская", но не "европейская" оценить можно со стороны.
   Петер, это я был чурбаном, когда обижал тебя, скоро сверх меры плодящиеся "руСкие" азиаты назовут меня "чурбаном"
   Да, друг, за глупость, как и за удовольствие, нужно платить, и, как правило, за глупость цена всегда выше.
   Библии в домах немцев были, а бидонов с "национальным напитком брагой не видел...
   Нынешние "настоящие" немцы, коих никогда не касалась "русская культура", оккупация не в счёт, репатриантов из России и Казахстана называют "потерянными душами" без пояснений кому потеряны. Фатерланду Германия? для кого потеряны"?
   Немцы, прожившие в России триста лет, не утеряли ни веру, ни язык, ни привычки, но получили "закалку", коя ни единому немцу, не покидавшему пределы "страны отцов" не снилась.
   Старики, побывавшие в русском плену после "большой драки" - навсегда делались другими, а что говорить о немцах, родившихся и состарившихся в России?
   Прибывая в немецкое селение с "просветительской миссией" - вспоминал Рейнгольда Мартина.
   Постоем проживал в землянке Петера, ошибки нет: люди жили в хижинах из дёрна: "перебьются" думало "высшее совецкое руководство". Ошибки нет: хижина из дёрна, но ухоженная. Мать Петера, старая женщина, плохо знала русский, и всё, что осталось в памяти о хозяевах - "немотивированное хамство" в адрес хозяев. Поясняю: издевался над Петером за плохое знание русского языка и готов каяться много раз:
   - Петер, ты чурбан... - Петер знал, кто были на то время истинные "чурбаны", иначе со страшным акцентом и без капли зла не парировал:
   - А ти есть палька дрофф! - Петер, к душе твой взываю:
   - Ещё раз прости молодого недоумка, а если в ином мире - покой твоей незлобивой душе! - два русских немца не хотят покидать старческую память: Рейнгольд Мартин и Петер.
   Не расстаётся память с селением поволжских немцев Южного Урала, не даёт покоя вопрос:
   "Все фольксдейче вернулись в Германию, или у кого-то не нашлось сил оставить Русскую Швейцарию? "Потерянные души", как живёте в стране отцов? Вспоминаете житие на Южном Урале, трогает "ностальжи" сердца ваши, и если ja - как крепко и часто? Верно утверждение "плохое быстро забывается", тянет в "русскую Швейцарию"?
   Возвращайтесь, почитатели "сталинградов" смотрят на мир иными глазами, а "медальный звон" исполняют по приказу "сверху" Не трогает и "тело вождя мирового пролетариата" в столичном саркофаге:
   - Нас никто "хранить вечно" не станет, так какого хера его хранят? Соображение выскажу, а ты обдумай не торопясь, сделай вывод и сообщи, как близки к истине соображения:
   а) "когда государством правят чиновники - рано ли, поздно, но в государстве заведётся "мандец", против коего бессильны все лекарства мира и заокеанские вакцины в особенности,
   б) деловые люди России, не господа с двойным гражданством, и реанимируют страну,
   в) чиновники договорятся с деловыми и создадут "союз"
   Впрочем, "голому пожар не страшен..."
  
   Глава 32.
  
   Южноуральская "Европа"
  
   Чем прекрасно отечество? Моментами, когда верхние говорят нижним:
   - Дозволяем дышать полной грудью! - и вчерашние массы с тряпочками во ртах покидают кухни и открывют рты.
   Дозволено судить любые события прошлого, разрешено выступать (устно и на кухне) о чём угодно, но хаять "королей" не следует. Как быть, когда нельзя, но до зуда в зубах хочется пройтись по "королям" без нанесения вреда здоровью своему?
   Вопрос: курсант, получивший грамоту за "успешное освоение кинонауки первой ступени" по логике должен быть направлен в кинотеатр районного значения, но не на "удовлетворение культурных потребностей жителей деревень, где любители "продавать глаза на савецкое реалистичное кино" готовы тратить время (и скудные гроши) на просмотр любой савецкой киноереси. Ответ: во все времена расейское начальство знало, кого, куда и на какой срок загонять, расейское начальство никогда не ошибалось, начальству виднее, что делать и как обращаться с подданными будь они и семи пядей во лбах!
   Не направь в отдалённый, глухой район - где ещё окунулся душой в красоту? Красивые места в отечестве всегда "глухие", сказку красивых мест научились убивать "твёрдыми бытовыми отходами".
   Обуяла фантазия мотаться по районам Южного Урала в поисках редких и красивых мест - мигом записали в "бездельники и тунеядцы", и на какие шиши путешествовать, откуда денежки на лббовование природой? Нет денег...
   А кинопередвижкой "несу культуру в массы (сельские), окультуриваю жителей глухих мест Урала и одновременно получаю редкую красоту! Кто в выигрыше: люди, коим демонстрировал киночушь советского приготовления, или сам, когда природа волновала душу? За пять месяцев "работы" отравил душу неземной красотой настолько, что и до сего времени Южный Урал идёт первым в воспоминаниях.
   "Киномеханическое счастье" на новом месте длилось до знакомства с повесткой военкомата.
   Вернусь во времена, когда, познав радость чтения, зачитывался из бедной школьной библиотеки. Библиотека "лояльная": год, как оккупация кончилась, откуда новым советским книгам взяться? Просвещение происходило на примитивной лежанке из старых досок и подстилки из бросового тряпья, а что служило подушкой - не помню. Светильником моим была коптилка у изголовья, о ней давал показания ранее. Читал лёжа, но что "чтение лёжа вредно для зрения" - выяснилось в пятом классе школы на Урале.
   Какой бы вредной не была позиция при знакомстве с Книгой - она всё едино не смогла бы остановить в "продвижении к знаниям"!
   Мать нагоняла страхи :
   - "Зачитаешься"! - понятное по звучанию, но необъяснимое по результату слово "зачитаешься" дополняла ясным и понятным:
   - "Ослепнешь"! - читатель, если кто-то из родных и близких
   станет удерживать от чтения - не суди: видишь пример проявления заботы о твоём физическом (зрение) и психическом (зачитаешься!) здоровье.
   К пятому классу нацепил очки "минус два" и немедленно получил прозвище: "учёный", но драками на "оскорбления" не отвечал по двум причинам: повод для драки мал, а второе: какой "учёный", если учусь в пятом классе!? Видно, не знаете, кто такие учёные!? Это недосягаемые люди! - "звание", даденное "друзьями" - остаётся навсегда, исчезает вместе с нами, или с теми, кто помнил под таким званием.
   Возрастал, думал о близорукости, стеснялся, но иным, кроме очков, победить близорукость не мог.
   Армия, великое, непобедимое, таинственное и мужественное имя! В армии познакомят с оружием, кое видел в кино и кроме кино, но давно, полных десять лет назад... Были увлечения военной техникой по мелочи. Кто не баловался порохом из больших артиллерийских снарядов? Порох походил на макароны темно-зелёного окраса. Подожженная "макаронина" быстро и агрессивна горела в воде, а брошенная горящей на землю, как живая, шипя огнём, могла двинуться в любую сторону (и по босым ногам любителей забав!)
   Горящий артиллерийский порох - мелочи, а рельс, что лежал на склоне выреза в холме, где проходил путь - забава классом выше! Наклон - градусов сорок пять, рельс лежит на боку и вот он, жёлоб между головкой рельса и "подошвой". Талантливые "дети войны", способные: внизу, у полотна, где кончался рельс, устанавливали всё, что попадалось из рвущего. Кто-то однажды приволок тяжёлую мину к миномёту. Догадались:
   - "Надо, чтобы в дырку ударило..." - в узком заду мины светилось какое-то серое вещество, перекрещенное красными узкими полосками, но как нанести удар по серому веществу - не знали... Вру, знали, но под рукой не было стержня, чтобы вставить в зад мины, уложить внизу рельса и пустить накладку... не получилось с миной, не грохнула...
   Ведь недавно большой грохот прекратился - с чего тянет продолжать, в кого превратились!? Придумал название: "выбитые из мира дети..."? Забавы с опасными предметами продолжались недолго: рельс убрали.
   Прежние забавы с рвущими предметами - пустяки, а предстоящая "служба в рядах вооружённых сил" - серьёзно! В армии обучат всему, что необходимо знать для побед в будущем! Очки на носу... не возьмут служить, что "очкарикам" в советской армии делать?
   Ура! - медкомиссия записала "годен" для "несения воинской повинности в рядах вооружённых сил страны советов", не обратила внимания на очки "минус в... диоптрии". Успокоился: "если пожилой доктор, похожий на профессоров, непонятно для чего заглянул в зад - не так плохо! И всё же интересно: куда направят служить в очках, где, в каких войсках годятся очки"? - глубоко и редко появлялась мысль: "может, в армии встречусь с машинами, кои когда-то сыпали на меня смертоносный груз? Хотя бы посмотреть, как устроены внутри"? - верх мечтаний - подняться в такой машине в небо"! - но выплывали "очки" и опускали на землю. Авиация, ясное дело, не для меня! Где найду применение? - знания электричества и электроники уничтожались одним словом:
   - "Очкарик"! - коллаборационизма отца плюс своё (малолетнее) "пребывание за пределами советского союза в годы войны" почему-то отходили на второй план, и, бывало, доходил в мечтах что кроме войск "на воде" и в "воздухе" - могу отдавать воинский долг родине в иных местах, коих в армейском "организме страны советов" хватало. Мало пересмотрел фильмов, где показывали врагов-очкариков!? Почему не можешь быть очкариком"!? "так это враги, а у нас армия "слепой" быть не должна!
   Призывался я на "защиту социалистического отечества" по месту работы. Второе место моей "просветительской деятельности на ниве кино", районный центр, находился от дома с родителями в часе езды пригородным поездом. После всех процедур с медкомиссией и расчётами в отделе культуры надумал побывать у родителей и сообщить им приятную весть: меня берут служить!
   Ждать пассажирского пригородного поезда из вагонов старой постройки не стал, роскошью для меня такая поездка будет, да и приходил поезд вечером. А тут товарняки призывно снуют! Что там сорок километров!? Сорок минут езды - и я на любимой станции! А чтобы не конфликтовать с работниками вооружённой охраны - так перед входным светофором соверши прыжок! Дело привычное, знакомое, что-то вроде развлечения.
   Ныне есть чему удивляться: "расчёты" всегда исполнялись с максимальной точностью, сознание не занимали посторонние мысли, а сегодня появляются:
   "кто программировал на совершение действий? Почему не дожидался поезда, не приобретал билет, не садился, как все, в вагон и культурно не катил до нужного места? Почему товарняк и пыль от тормозных колодок в глаза, в лёгкие, в лицо? Выигрыш по времени - три, четыре часа, а сколько неудобств"? - голос из прошлого вещал:
   - "Помнишь удовольствие от правильно выполненного, без втыка носом в песок колеи, прыжка? Никто не обучал технике посадки на тормозную площадку вагон, не было учителей, обучавших покидать площадку, автоматизм отделяться от движущегося транспорта выработан одним тобой. Впервые совершив прыжок с парашютом - приземлился лучше обученного парашютиста: сам учился"!
   Девять лет прошло с конца войны, срок большой, "кадрам военной хроники" пора забыться - нет вам, "хвост войны" тащился, и проделки мои имели явно не мирный окрас.
   Лирика всё это, но вопрос остаётся открытым: почему тогдашние выходки исполнялись с максимальной точностью, кто вкладывал в сознание вредные, опасные здоровью, кои могли кончиться летальным исходом, или увечьем, случись сбой при выполнении программы? Или информация о технике посадки и прыжков с движущегося транспорта витала в атмосфере, а мне неизвестным способом удавалось принимать её?
   Связь, связь, взаимная связь живых существ: когда ввалился в убогое жилище родителей из одной комнаты размером "в двадцать квадратных метров полезной площади" - мать жарила карасиков, коих привозили на пристанционный рынок от соседей с казахских озёр "Джаман-олоколь" и "Джаксы-олоколь".
   Озёра только у меня проходят в звании "Великие казахские озёра", а другие могут называть чудеса Природы как угодно. Рядом станция Кушмурун.
   Ах, эти степные озёра! Их множество! Бывал в лесных сказках Южного Урала, но степные озёра Северного Казахстана - не меньшие сказки, дополняющие сосновые леса Урала. Красив сосновый лес, а с водной гладью красив вдвойне.
   Степные озёра площадью водного "зеркала" в сотни гектаров, глубиною в метр, с ровным, песчаным и чистым, без водорослей, дном, можно пройти от берега до берега по диаметру.
   И перемещает степной ветер по водной глади озёр "острова".
   Не оговорился: "острова". У берегов растёт тростник, отмирает, падает в воду и ветер сгоняет отжившие растения в "плоты".
   Степной ветер, работая круглый год без отпусков и выходных, загоняет семена растений на плот - тем ничего не остаётся, как пойти в рост благо, что воды и солнца хватает. Корни молодых растений скрепляют "тела отживших товарищей" - жизнь ни на минуту не останавливается, и вначале маленький, но с каждым годом прирастающий былинками "остров" уверенно захватывает гладь озера.
   Ничто не держит громадный ковёр из растений, и переменчивый степной ветер гоняет "плавательные средства" от берега до берега. "Острова" прочные для лежания на спине, но стояния на ногах не выдерживают: растения - они и есть растения.
   Лежать на спине, смотреть в бездонное казахское небо и ни о чём не думать - сколь угодно, хоть до ночи... можно задремать, проснуться, увидеть себя на середине озера и решать:
   - "Ждать, когда ветер прибьёт "остров" к берегу? Долго, пожалуй, покину "остров" и ногами доберусь до берега" - вокруг мир и тишина, ласка и доброта, чистейшая вода прогревается солнцем до дна, и маленькие, с ладонь, карасики тычут в ноги. Может, остаться с чудом навсегда"? - и никто не гадил в душу:
   - "За рай на берегу озера от многих житейских удовольствий отказаться придётся... Как представляешь жизнь? Хижину из дёрна сделаешь, очаг соорудишь, а как быть с топливом очагу в голой степи? Думал? Как долго ходить на станцию на кражи угля с проходящих составов, как скоро, и представитель какого органа к прервёт "расхищение социалистического имущества"?
   Читатель, открою тайну: ежели, будучи занесённым в какое-то новое место будешь объят непреодолимым желанием остать в "раю" навсегда, но ежели таких желанных мест не одно, а пяток - знай: "любовь родины" чистейшей формы посетила тебя!
   Определить, что, и на кого ныне наступает, не берусь:: то ли казахская степь на Южный Урал, или Урал вторгается в степь?
   Сила степи ветер круглый год, сила Урала - редкие массивы сосновых лесов, а там, где соснам невмоготу подпирать небо - против ковыльной казахской степи Урал выставляет стойкую, непобедимую армию из низкорослых берёзок, не выше полутора метров ввысь с кривыми от степного ветра стволиками толщиною в запястье ребёнка, "колками" их величают.
   Или в "колках" поселиться? Нет в колках водоёмов, а мужественные карлики-берёзки довольствуются редкой небесной влагой, и тем, что оставляет на земле постоянный казахский ветродуй.
   ...горяченькие карасики напомнили сказку великого сатирика "Карась-идеалист", но что в скорости сам окажусь не лучшим "карасём" - не допускал:
   "...карась - рыба мирная, к идеализму склонная, её и монахи любят..." - не слабее монахов выражал любовь карасям и улыбался, представляя скорую встречу с "несокрушимой и легендарной" Не спрашивала мать, чему улыбался сын, но если улыбается - стало быть человек доволен житием, всё хорошо.
   Наслаждался карасиками и рассказывал о призыве на военную службу сроком в три года... если выпадет служить на тверди земной, а если волей командиров на водную стихию направят - служба удлинится до пяти лет: "от звонка - до звонка". Что "звонки" без правки и редакций поминались, как на "срочной службе" - так и "в местах лишения свободы" - не обратил внимания.
   Радовался душевно: "ура медработникам призывной комиссии, и командирам отвечающим за пополнение рядов военнослужащих, это они плюнули в "двояковогнутые стёкла" очков с данными: "левый глаз прикрыт линзой минус две диоптрии, зоркость правого на пол диоптрии лучше", а что левый видит хуже правого - так пусть сосед помогает "правильно оценивать окружающую обстановку"
   Призывающие служить отечеству не учли двухгодичное пребывание на оккупированной врагами территории в годы войны, пропустили пребывание новобранца с августа сорок третьего по октябрь сорок четвёртого в лагере города Люблина одноименного воеводства в Польше, то есть, "свято блюли заповедь "хозяина" "сын за отца не отвечает"
  
  
   Том второй.
  
  
   Оглавление.
  
   Предисловие (именное)...........................................3.
   Глава 1. Предвоенное мирное время.......................................5.
   Глава 2. - Становись! Ра-а-вняйсь! Сми-и-рна!..............................9.
   Глава 3. Второе движение на Запад.......................................13.
   Глава 4. "Курс молодого бойца".............................................21.
   Глава 5. "Взлёт"..................................................................23.
   Глава 6. Ротный командир "нехай"........................................25.
   Глава 7. Опальный...............................................................35.
   Глава 8. Друзья-товарищи.....................................................43.
   Глава 9. "Во глубине сибирских руд..."..................................45.
   Глава 10. "Договор с дьяволом"............................................47.
   Глава 11. Вторая армейская зима...........................................57.
   Глава 12. Эротико-философская............................................63.
   Глава 13. Отпуск на родину...................................................75.
   Глава 14. "...под крышей дома твоего..."................................79.
   Глава 15. Опала номер два....................................................81.
   Глава 16. Взлёт номер три.....................................................93.
   Глава 17. "Здравия желаю, армия"! ......................................101.
   Глава 18. "...всё выше, и выше, и вы-ы-ше-е..."!........................107.
   Глава 19. Привет, батальон!..........................................................113.
   Глава 20. Петька и "нехай"...................................................117.
   Глава 21. Последний "провал".............................................123.
   Глава 22. Васька, сапожник..................................................137.
   Глава 23. Последняя армейская...........................................143.
   Послесловие..........................................................147.
  
  
  
  
  
  
   Добрый читатель!
  
   Глубокое (бездонное) сожаление рассказчика это когда в конце повествования слушатель "радует" утомлённого повествователя
   вопросом:
   - Чего уши развесил, чего время терял"? - моя мечта иная:
   Впереди рассказ о трёх годах пребывания в организации, "коя из юнцов делает мужчин..." Догадался? Да, армия, коя, как и женщина, превращает юношей в мужчин.
   "Комитет мамань" создан не от хорошей солдатской жизни, но это в прошлом, ныне, вроде, "факты неуставных отношений в среде военнослужащих" ("дедовщина") сошла на "нет"
   Свою службу "во благо страны советов" назвал "Удивительные стройбатовские годы службы без мамки" - подзаголовок "Саркофага".
   "Подробности - почтой..."
  
  
   Предисловиям не дают названия, Предисловия выступают безымянными, Предисловия довольствуются "иду впереди", как знаменосец на параде.
   "Парады" - общее название торжественным действиям в виде движения групп военных людей строевым шагом с пояснением каждому отдельному "мероприятию":
   "парад по случаю (в честь)" - следует название случаю и чести.
   Автор счёл нужным отойти от принятого стандарта и посчитал, что Предисловие ко второму тому третьей книги трилогии "Дороги проклятых" "Саркофаг", следует назвать
   "Прощание славянки" и дать пояснение: "на то время не было моды исполнять бодрый марш при расставании на срок в три года, не исполняли марш и при расставании с мёртвыми навсегда.
   Гармоника играла, были и танцы во хмелю, но прощания не было, прощание это уход навсегда, а убывающие на военную службу верили в возвращение в родные места.
   Всякие прощания приводят к нехорошим мыслям вроде "попрощался - можно и не возвращаться"
   Ныне у славянки печальная работа: если древние исполнения "Прощания" музыкантами духового оркестра ("духопёрами") происходили в минуты торжества и высочайшего подъёма духа - ныне "Прощание славянки" выдувают последним музыкальным произведением перед процедурой "предания земле"
   Подобие армия, в коей автор со многими случаями нарушения воинской дисциплины пробыл (служил) три года, не выглядела пансионом благородных девиц, и не кремлёвским полком, но была
   года не выглядел пансионом благородных девиц, но являло собрание людей, из коих одна треть до службы в рядах вооружённых сил преступала черту закона ("сидела"), вторая треть, или менее, пребывала в неблагонадёжных (родители оступились в грозные военные годы), и последняя треть, случись повторение новых военных бедствий, физически не смогла оказать сопротивление врагам: хилой (дохлой) была.
   - "Враг не дремлет"! - когда не получается отогнать врага оружием - остаётся "честный труд во имя процветания и
   укрепления..." - название объектов цветения и укрепления подразумевается.
   В первой и второй книге грешил штампами из областной газеты, но и в третьей обстановка не лучше: попёрли абзацы из "бесед майора, заместителя командира батальона по политико-воспитательной работе с воинами"
   Виды долгов: "родительский", где первым поминается отец
   (производитель, начало всему), мать, ("матрица") "сыновний" (у сынов отечества не принято отдавать долги родителям) "картёжный" (денежный), "супружеский", "женский" (не строгий исполнением), и последний "воинский долг перед родиной"
   Читатель, если первый том "Прогулки" создан на две трети Бесом и моим указательным пальцем правой руки - вторая книга "Polska", или "Польша", делалсь в одиночку, но со многими воспоминаниями бесовских наставлений.
   Третья книга создавалась не совсем в одиночестве, и не перепиской "а, помниш...", но на уровне душ, то есть, "душевной связью" с друзьями по "военно-строительному батальону за номером..." - называть номер воинского соединения не стану, учёный, было, помню, как написал родителям о красотах места службы, разгласил характер работы, и как через недёлю стоял перед выстроенным на плацу батальонном, а "хозяин" (командир батальона) честил и ещё троих "военнослужащих" за длинные языки:
   - Болтуны! - возразить командиру "не находите, уважаемый, что вскрывать письма служащих строительного батальона в мирное время верх бздиловатости (трусости)!" - не решился.
   "Предисловия": не требуют "последовательности изложения событий", разрешают метаться мыслям по различным направлениям. Хотя бы так: люди делятся на:
   а) ищущих события (нар. "приключения на свою жопу"),
   б) и к кому события липнут, втягиваю в действие против желания ни мало не заботясь, что будет со втянутым.
  
  
  
   Глава 1.
   "Предвоенное мирное время".
  
  
   Как понимать "предвоенное" мирное время"? Просто: районный отдел кинофикации выслушивает телефонограмму районного военного комиссара, или бумага от "евонной секретульки":
   - "В трёхдневный срок составьте список военнообязанных работников, коим следует по закону пройти срочную службу в рядах вооружённых сил"" - длинно, военное время от мирного отличается короткими и понятными командами. И тогда военные комиссары выражались просто:
   - Кто от вас пойдёт отдавать родине воинский долг? - ныне с военным ведомством соизволят шутки шутить, но в пятьдесят четвёртом память о прошлой войне не совсем сошла на "нет" и указание от военного ведомства исполнялись без промедлений.
   Вот и тогда, выполняя разнарядку, районный отдел кинофикации направил четверых работников "отдавать долг родине", а какой долг - понятно: "армейский", других не было.
   Тому, что оказался в списке обязанных "отдать долг родине военной службой" - не удивился: достиг призывного возраста, но почему родина потянула возвращать долги далёких от службы возрастом и здоровьем граждан - не задумывался.
   Переростки, возрастом под тридцать, направлялись "охранять страну и народ с оружием в руках".
   Трое старых, не совсем здравых телом киношников "защитников отечества" призывного урожая пятьдесят четвёртого года на одну часть - перебор, излишки, но что призванных киноспецов военное ведомство может раскидать по разным воинским соединениям -
   почему-то не подумал.
   "Очкарик" с порченой биографией - себя в строю вижу первым, следующий - больной "козьей лихорадкой" (бруцеллез), третий - "переросток", не призванный "служить стране" в своё время без объяснения причин - вопрос из разряда "бестактных" и оглашению не подлежал.
   Последние часы перед поездкой в областной военкомат прошли в доме сослуживца по Отделу кинофикации. Страдал заметным косоглазием, и во времена, когда воинству хватало мужчин с прямо поставленными зрительными приборами - службой " рядах вооружённых сил" не беспокоили, но почему в осень пятьдесят четвёртого военное ведомство вспомнило о нём - как спросить ведомство?
   Насколько мои "минусы" в очках хуже косоглазия коллеги - мог судить медработник, что дал "добро" на его служение "в рядах вооружённых сил советского союза".
   Не мной выяснено: "при надвигающейся беде - объединяемся", но как крепко и надёжно происходит объёдинение, какова прочность единства - числовые данные отсутствуют, но домысел позволю: работает некая автоматика:
   - "Чем говнее международная обстановка - тем сплоченнее совецкий народ". Яснее: "большая беда - "плотны и едины совецкие люди", малая - крепость "союзов" такая.
   Определять размер надвигающейся беды было дано не всем, но "избранным". Как ни странно, "и на старуху бывали прорухи": старые суки теряли "нюх" на бедствия и не объединялись для отражения несчастий.
   И тогда произошло похожее "объединение": коллега, коего ни разу не видел за полгода работы, вдруг заметил меня и пригласил к себе в дом ожидать отправки на службу. Сегодня его понял, а тогда - не понимал.
   Ну, если службы не миновать - чего ждать, давайте начнём торжества! - начали "по чуть-чуть" с "белой". Большие и грандиозные попойки всегда начинаются с "по чуть-чуть", никто и никогда не призывал:
   - "По стаканяке хватим - и в "отключку"!?
   Сколько раз за два дня гуляний благодарил судьбу, что выпустила в свет абстинентом - не помню, но много.
   Пили, ели, орали песни, утомившись - спали, пьяный сон как бы отрезвлял, не излечивая от "перебора":
   - "Нужно похмелиться..." - и похмелялись.
   Невинное похмелье плавно и незаметно переходило в "перепой" - и "возвращались к истокам": к бидону с брагой, запасы "белой" иссякли...
   Обычное "хождение по кругу", ничего интересного. Не мог, пребывая "в чужом монастыре", излагать свои уставы:
   - "Может, хватит жрать!? И как только пойло в глотки льётся"!? - на что мог получить ответ:
   - "Пробуй, поймёшь"!
   Пробовал, но негативный опыт общения с подлым напитком ("бражка") нормой потребления не превышал женскую, и если кто-то из потреблявших внимательно пригляделся ко мне - сделал вывод:
   - "Скучно человеку, по ошибке занесло"!
   "Заводилами браги-бражки-бражечки-бражунички" выступали женщины:
   - "Моя затёрла..." - процесс разведения пекарских дрожжей в водном растворе сахара вот уже как шесть десятков лет остаётся в названии "затирание". Веселящее пойло женщины Урала потребляли в ничтожных количествах - тогда, но как обстоит с потреблением сейчас - у автора нет сведений.
   Роль "бражной колонны" выполнял стандартный молочный бак, иногда оцинкованный, и случалось, что "заведённая" брага убивала потребителей соединением цинка с алкоголем.
   Как обстоят дела в русской Швейцарии с производством браги на сегодня - сведений нет.
   Двухдневном "прощальное" гульбище, протекавшее в доме коллеги по работе, окончилось чьим-то трезвым голосом:
   - "Пора, поди, пожалуй, и на поезд идти" - и пьяная компания из провожающих-отъезжающих с шумом и песнями двинулась на станцию. До прихода пассажирского поезда местного сообщения оставался час. Пассажирский должен был доставить нас в военкомат области, а оттуда призванных развозили по местам службы представители частей. Их в моё время называли "покупателями". Поменяли своё название "покупатели" офицеры, что и до сего дня приезжают в военкоматы - не знаю. Пожалуй, "нет": какой смысл менять название? Что нового в замен предложить?
   Пришёл поезд, полупьяная команда призывников ввалилась в один вагон и, не тратя времени напрасно - приступила к усугублению веселья. Ну, как же: "объединение в бедствии" происходит! Служить едем! Радость-то, какая! А всякую "радость" у нас принято фиксировать соответствующим образом, и мы этот образ никогда не забываем! Куда пить, сколько можно, "хороши", хватит! Одурели до предела, теснота вагонная не позволяет применить "разминку", а будь простор - были и разбитые морды.
   Особенность потребления хмеля: и на секунду не позволяет появиться мысли "каким вывалюсь из вагона на перрон областного вокзала"?
   Сколько было "слабаков и хлюпиков" на пути следования в областной военкомат не считал, но признаюсь, был первым.
   Настоящие, крепкие парни, пьют до "отключки", а всякий, кто не согласен враг!
   - Закрой рот, абстинент презренный человек, не познавший радости общения с противоположным полом, комплексуй на здоровье в сторонке, не порть веселья настоящим парням!
   Ты помнишь чужие похмельные муки, ты "опустил флаг борьбы с алкоголем" и сдался! Сиди в сторонке, не мешай, слабак несчастный, настоящим мужчинам предаваться естественным радостям!
   - Хорошие вы ребята, но глупые: катите в неизвестность, а неизвестность ясные головы уважает. Вас провожали женщины (и девы), расставальные слёзы проливали, меня никто не провожал, никто и "ждать" три года не будет, нет "пленниц сердца" А могла быть девушка по имени Марта, из поволжских немцев, сосланных обделавшимся от страха "вождём, отцом и другом всего совецкого народа"! Кроме немцев Поволжья, разумеется. Плохо это, или хорошо? Мне - хорошо: за спиной никаких забот и волнений нет. Ребята, сволочь вы пьяная, но позвольте хотя бы только мысленно с вами поговорить? Пусть я струсил, когда отказался "пройти практику" с уборщицей общежития в школе киношников, пусть! Сейчас не знаю: быть мне довольным, или огорчаться тому, что не "окунулся" в уборщицу? Остался солидарен с Волхонком, соседом по столу, заявившем:
   - "Женщины, как объекты плотских утех, с некоторого времени не волнуют"? - оно, конечно, интересно знать: свершилось, сбылось и уборщица меня "обкатала" - вспомнил польскую девочку Язю и немецкую девушку Марту?
   Духи предков, покровители, ибо к вам обращаюсь! Простите за злые и нехорошие мысли моих прожитых девятнадцати лет:
   "смог бы с рвением и "полной отдачей сил" оказать помощь орущей и бушующей пьяной массе "защитников отечества", случись с ними что-то нехорошее?" - и отвечал:
   - "Не знаю, оскотинились "товарищи" дорвавшись до "городской" сверх меры... Ведь чтобы кинуться спасать чьи-то тела - следует иметь в себе ангельскую душу, а она далека от ангельской. Если и спасти тела - пить прекратят"? - вспомнил войну и пропел очередную похвалу наижесточайшей людской забаве:
   - "Мать-Война, во времена разгула твоего - кто напивался до "поросячьего визга"? иным жили: "чем пропитаться"? Поклон, матушка кровавая за подарок: не переношу алкоголь.
   И поистине нужно иметь ангельскую душу, чтобы забыть скотство перепившихся душ и спасать тела! Одна беда: "спасённые" пить не прекращают...
  
  
  
   Глава 2.
   "Стано-о-вись! Ра-а-вняйсь! Сми-и-р-на!"
  
  
   Поезда всех направлений отечества в стольный град прибывают утром. Поздно понял истинный и глубокий смысл, заложенный в "расписание движения пассажирских поездов": засидевшиеся в тесных вагонах за длинную дорогу "граждане п-сжиры" бодро и в темпе вырываются через вокзалы в город на совершение безумств торгово-покупного характера, на кои нет фантазии в родных местах. Почему провинциалы дарят столице страшно большие суммы трудно заработанных денег - ещё одна тема будущим исследователям "поведения гомо сапиенс в столицах".
   Поезд "областного значения", один вагон которого был заполнен гражданами, "призванными отдавать священный долг родине", не мог отставать от столичного правила и прибыл в областной центр утром. Повторения с отличием: если пассажиры столичных поездов, засидевшиеся за долгий путь до столицы, вылетали из вагонов бодрыми - обитатели вагона, пившие полную ночь до вопросов "куда едем", утром мешками вываливались на перрон вокзала областного центра.
   Мой первый принятый слухом армейский приказ:
   - "Выходить из вагона"! - откуда-то появился офицер с тремя малыми звёздами на погонах, с ним двое других военных, моложе офицера и ниже чином: одеты по-разному. Помощники офицера возрастом не превосходили пивших и оравших подобие песен "призванных на военную службу", и на погонах военнослужащих вместо звёзд поперёк полоски жёлтой ткани и шириною в сантиметр. Сообразил: "сержанты поперечные жёлтые полоски на погонах носят..."
   За время езды в область сержанты не появлялись в вагоне, знали: в пики пьяных угаров благоразумнее находиться в другом месте, подальше от искушения рукоприкладства...
   Откуда явились? И ещё раз сообразил: "в соседнем вагоне находились"
   Утром поезд прибыл в область, и перепившая вечером публика, в замедленной съёмке вываливалсь из вагона.
   Падающих новобранцев на асфальт перрона не было, стояли, не строевой стойкой, а, пока ещё гражданской.
   Описание похмельных мук "двуногих и прямоходящих" не простое занятие, надо самому, и не единожды, побывать в состоянии "после бодуна", чтобы найти нужные слова на описание.
   Читатель, начало военной службы начинается после высадки районных жителей на перроны областных центров, после той же высадки происходит отключение языка, коим ещё вчера, в вагоне, пользовались "призванные на защиту..."
   На языке "служащих срочной службы в рядах вооружённых сил" новобранцы выглядели так, будто ночь провели в заду слона, но поскольку слоны на Южном Урале не записаны в фауну - определить вид можно иными словами,
   Ах, наша савецкая печать! Не слов, чтобы рассказать, какими словами ты врала:
   "в торжественный момент первого построения на перроне вокзала областного центра ("сверка количества голов") радость мелкого превосходства заполнила сердце молодого призывника":
   - Мало вам мук мешки с говном! От какой радости пили "городскую" ночью!? Нормальные люди ночью спят, не жрут отраву без меры! Или в гости ехали, мечтали о похмелье? Так вам и надо! - через минуту шевельнулась жалость: "стоило похмелить придурков, поди, свои..." - - на этом кончилось первое (служебное) злорадство.
   С причиной: был одарён организмом, тяжко страдвшем от единого стакана "городской", представлял, что переживали путешественники в неизвестность после выпитого за ночь.
   Не мучайтесь похмельем - признал ваше превосходство над собой, а если после перепоя выглядите не лучше меня - где разница? Эта: радость от пития короче страданий от перепоя?
   Команда офицера взбодрила медленно приходивший в себя пока не строевой народ:
   - Становись! - основной массе призванных отдавать долг отечеству команда оказалась издевательством: как понимать "становись"? Не лежу, стою, чего нужно? Как выполнять непонятное требование военного человека?
   Сержанты числом двое произвели "выбраковку-сортировку" ослабленных алкоголем тел призванных граждан, и создали "строй по ранжиру" Оказался в средине и подумал:
   "Не последний в строю, поклон тебе, отец, за наследственность!" - Рав-няйсь! - что значит "равняйсь", как равняйсь? Не горбиться, делать "грудь колесом"? прямо стою, чего надо?" - неуставные размышления прерывает командирское требование:
   - Сми-и-рна! - и без команды стоял смирно, не шевелился, а как другими были исполнены команды офицера с тремя малыми звёздами на погонах не видел.
   Труд в построении человеческой массы, вывалившейся из вагона в облачении босяков в фильмах времён послереволюционной разрухи, был недолгим, работали профессионалы, воинские части отправляли в военкоматы за партией "военнослужащих" опытных офицеров и сержантов, знающих, как овладеть "гражданскими" и сбить в подобие строя. Когда офицер решил, что иного строя не увидит - прозвучала команда:
   - На-а-а-пра-а-во! - замедление в команде было длительным и выполнилось не всеми правильно, на что последовало замечание офицера:
   - Сено-солома! - чего офицер помянул гербарий - не понял.
   Комиссариаты областных городов отечества, как правило, расположены близко от железнодорожных узлов, во все времена железндорожный транспорт являлся скорым и объёмным поставщиком "живой силы и техники" в точки военных действий
   Путь до областного военкомата новизны не содержал, если не учитывать прежние катания по чужим и родным стальным магистралям в товарных вагонах.
   Чудо, как были хороши поездки товарняками: тратиться не надо, никто не проявляет интерес "малый, откуда, и куда катишь?", свобода полная! Удовольствие от бесплатного катания на товарняках давалось летом, но зимой проезд пары перегонов мог кончиться основательным промерзанием.
   Хорши были вагоны старой постройки с наружними ступеньками и поручнями, старик-вагон был родным отцом безбилетникам.
   Казарма содержания призванных на военную службу савецких граждан напомнила барак сорок третьего в шталаге польского града Люблина с отличием: в савецком бараке были одноэтажные нары, а в бараках "миста" Люблина в два "этажа"
   Поскольку "отдавать воинский долг" призывали вёснами и осенними днями - в бараке не было отопления, барак был укрытием от сезонной непогоды, не более.
   Читатель, если автор местами скатится до стандартов вроде:
   "на героя повеяло чем-то знакомым и приятным" - не суди строго, будь милостив, автор удержался от выкладывания иноземного "дежа вю"
   Нары, естественно, не были умягчёнными, но и это было благом страдавшим похмельем "защитникам малой родины"
   Незнакомая обстановка, изоляция, казарма обнесена оградой, выйти в свет на поиски "спасительных" граммов невозможно, не к кому обратиться с просьбой "принеси, помираю..."
   Занятно складывалась обстановка: если в начале пути, когда поезд "местного назначения" с одним орущим вагоном из шести, двинулся в областной центр, и временами появлялась мысль: "куда меня, очкарика, определят на "служение родине", в какой род войск направят?" -волнения о военной "карьере" в помещении областной казармы не появились. Казарменный день обещал оказаться бесконечным, но пришёл Опыт и сказал:
   - Найди телу удобную позицию, закрой глаза и усни...
   - Спать на голых нарах?
   - Забываешь прошлое, нехорошо, было время, когда радовался сну на ходу... - подчинился опыту и уснул, включив и дав задание телесной автоматике: "переворачиваться с боку на бок строго через определённое количество минут" - правый "борт" выдерживал длительное лежание, но левый капризничал. Когда бока не выдерживали - ложился на спину и пытался каждым участком спины соприкоснуться с голой дощаной поверхностью нар. Школьный учитель физики когда-то рассказывал:
   - "Танк и по болоту пройти может: площадь соприкосновения гусениц большая, и на каждый квадратный сантиметр поверхности соприкосновения траков приходится совсем малое количество килограммов веса машины - почему в войну танки тонули в болотах - таких вопросов милейшему физику не задавал.
   А пока что нарами областной казармы военкомата я проверяю правильность "законов механики", до которых теоретически не добрался. Практика - вот она, пожалуйста, а теория так и осталась "за кадром". Недосягаемой. Если бы учился после семи классов, то наверняка бы знал, что "если ты своим телом воздействуешь на доски нар в казарме областного военкомата, то доскам нар ничего иного не остаётся делать, как точно так же воздействовать на твои бока"! Поэтому старайся максимально плотно соприкасаться спиной с поверхностью нар, и твои собственные килограммы не так тяжко будут давить на тебя".
   Следом за правильным размещением тела на любой поверхности приходит Его Величество Сон и заменяет фантастическими "кадрами" твои "картинки", после чего приходите к согласию и миру на время, нужно телу для отдыха.
   Никогда не страдал бессонницей, не ведомо "не выспался". А казарменное время шло необыкновенно медленно! Не шло, как обычно, а ползло! Где-то во второй половине дня в казарму вошёл пожилой офицер с двумя молодыми служащими с иными опознавательными знаками на погонах. Кто-то рядом сказал:
   - "Покупатели" прибыли...
   Пожилой офицер с большими звёздами на погонах попросил тишины и сказал:
   - "Чьи фамилии назову - выходите с вещами и становитесь за мной"! - и приступил к чтению. Стало тихо: каждый ждал своего "выклика". Набралась группа названных и под надзором двух других офицеров была уведена из казармы.
   Группа из нашего района была последней. Наш "покупатель" был с четырьмя маленькими звёздочками на погонах и звался "капитан" Почему "капитан"? "Капитан" - как я знаю, морское слово, а наш "капитан" был очень далёк от моря: на его чёрных погонах были изображения танка. Значит - к танкистам нас отвезут!? танкистами мы будем!? Здорово! Как работает двигатель - я знаю, если меня подучить - смогу и танком управлять... если дозволят "очкарику" взяться за рычаги управления столь грозной машины, как танк.
   Дошла очередь и до нас: всех призванных от нашего отдела кинофикации завели в помещение военкомата и усадили на лавки в коридоре. Ждали "решения вышестоящих товарищей" не больше часа и к нам вышел офицер с чёрными погонами, но без значка танка. Офицер помянул наши фамилии и приказал никуда не отлучаться:
   - А в туалет можно? - спросил кто-то из "умников" и получил ответ:
   - "Клади в штаны"! - сколько глоток заржало - не считал, но присутствовал в смехе.
   Что-то вещал репродуктор в одном из кабинетов военкомата, но "говорильня" тех времён не отвлекала внимание. Много чего "нужного народу" говорилось тогда, всё запомнить мог только человек с "феноменальной" памятью. Но когда дошло дело до выхода из коридора военкомата в обществе "покупателя", репродуктор, как по волшебству- велени выдал только мне одному увертюру из фильма "Дети капитана Гранта". Многое забыл из прошлого, но что момент "окончательного вступления на путь служения отечеству" произошёл под звуки увертюры из фильма "Дети капитана Гранта" - помню!
   "И случись быть сему явлению во втором часу пополудни двадцать шестого дня сентября месяца одна тысяча девятьсот пятьдесят четвёртого года от р.Хр."!
  
  
   Глава 3.
   Второе движение на Запад.
  
  
   Дорогой читатель, "Запад" автором поминается не в смысле "заграницы", нет, автору раз и навсегда запрещено думать о
   "заграницах", автору проще обойти любых нынешних
   "попаданцев": видел незначительную, но военную реальность.
  
   Прошло менее суток с момента, когда пьяная компания "защитников родины" начала движение из родного дома - и опять вокзал! Недавно перемещался по сёлам и нёс культуру в массы", имел относительную свободу - и вот вам, получайте: бумажка с названием "повестка о призыве на срочную службу" прекращает существование без спроса:
   - "Желаешь послужить"? - "родине" добавлять не обязательно. Нет меня, есть "призывник", на коего государственная машина с названием "армия" мощно наложила лапу. Всякие попытки как-то выступить против "отдачи священной обязанности" объявлялись "сумасшествием" и могли дорого обойтись вольнодумцу.
   И опять вагон, повторение пьянки: родня, провожавшая "служить отечеству", не отпускала "защитников" без средств на выпивку, в то время, как районные военкоматы предлагали явиться призывникам на сборный пункт с "ложкой, кружкой" и с чем-то ещё. Ни один районный военкомат не рекомендовал "захватить как можно больше денег на увеселения в дороге" и недосмотры "государевых людей" исправляли сами призываемые.
   Матушка родимая, дура старая, скажи, для чего мне, недоноску, деньги суёшь? Что делать деньгами в дороге? С момента выхода с военкомата под надзором офицера, прошлая жизнь исчезает и заботы обо мне берёт армия. Будет заботиться, нет - армию не волнует, армии хватает заявления:
   - "ты - военнослужащий и будь любезен исполнять приказы командиров"! - зачем деньги? Морда самолюбивая, мать-то не от больших сумм суёт гроши, откажись"! - скотина я: заранее знаю, на какие удовольствия пущу материнский дар! Пропью его, иных фантазий траты материнских копеек у меня нет.
   И опять пили! "Лечились". Новая пьянка проходила уныло и без полёта прошлой ночи с объяснением:
   - "Покупатели" видят..." - и поняли: "развинчиваться на виду у возможных будущих командиров не следует, смотрят..."
   Командиры не отказывались от угощений будущих подчинённых и пиршество протекало в почтении. В воздухе вагона висел незримый лозунг:
   - "Товарищи, пьянка с соблюдением приличий - не пьянка, но пошлая обжираловка без смысла"!
   "На запад везут...Опять на запад! Но Запад сегодня другой, путь по советскому союзу длинный, где окончится на западе? В Белоруссии, на границе с Польшей? И в какую часть везут?" - поезд с Урала, следовавший в начале пути на Запад - ночью круто повернул направо и двинулся на северо-запад. Дни стояли осенние, пасмурные, поэтому определить точное движение нашего поезда по солнцу не мог.
   И зачем? Разве удовлетворённое любопытство могло что-то изменить? Нет, поэтому сиди спокойно, как и прежде и ни о чём не думай" - неподтверждаемые и бесконечные мысли о месте предстоящей военной службы не хотели оставлять "поле боя" в сознании:
   - "Какая разница, куда загонят отбывать трёхлетний срок"? - "загонят" просматривалось, как применимое к скотине, но обид не вызывало:
   - "Стало быть, так положено"! - кем и для чего положено "защитника отечества" на три года делать скотиной - и ныне никто ответить не сможет. В сознании прочно окопались другие соображения:
   - "От того, где окажусь - зависит тягость, или лёгкость предстоящей службы" - никто из новобранцев, передвигавшихся а в вагоне, не мог сказать о лёгкости, или трудности предстоящей армейской службы. Слабо догадывался, что об ожидавших нас армейских трудностях знали "покупатели", но те сдержанно принимали угощения и о главном помалкивали.
   Кто-то из новобранцев предпринял попытку получить от офицера "сведения военного характера":
   - "Куда, в какие войска везут"? - но вопрошаемый оказался стойким человеком, не выдал тайну, а любознательному остались анализы:
   - "Знаки танков на чёрных погонах сопровождающего видишь? Будь доволен увиденным, думай и верь, что по прибытию на место службы окажешься в танковых войсках".
   В движении прошла ночь, и утро показало пейзажи, отличные от уральских. Оно и понятно: за двадцать часов езды можно заехать очень далеко. Интерес к месту собственного нахождения не возникал: если за окном вагона началась тайга - стало быть, так нужно".
   Подготовить сознание к событиям, кои могут случиться - малый талант, но иногда полезный, а потому, когда на станции в шесть приемоотправочных путей притихшим новобранцам предложили выбраться из вагона "с личными вещами" и построили на перроне - стало понятно: добрались!
   Время исполнить гимн солдатскому строю.
   Любое количество граждан мужского пола и возраста, движущееся
   в пространстве помимо строя - "стадо". Грубое и оскорбительное название для "нестроевых", но чтобы не обижаться - нужно знать определение: "неорганизованная группа лиц не соблюдающая дистанцию при передвижении" - длинно и не всякому понятно, а проще остаётся "стадо".
   Основное назначение армейских командиров - это из "стада" делать воинов, и такое "изготовление" начинается со строя. С плотного размещения мужских организмов в два ряда и, на как можно, меньшей площади. Поскольку строй запрещает разговоры между единицами, составляющими строй, то сказать соседу "отодвинься от меня, от тебя перегаром несёт, портишь мою ауру"! - я не могу. Стой, "касаясь своим плечом плеча соседа" и внимательно слушай человека в форме, что стоит напротив и разъясняет дальнейшие наши действия:
   - "Не отставать"! - двинулись так, как умели перемещаться на "гражданке". Без понятия о том, что военные люди в строю должны начинать движение с левой ноги. Начало движения с левой ноги в строю - это первый "армейский элемент единомыслия и слаженности действий" Это не я, это всё взято у моих первых армейских учителей.
   Шли недолго и вскорости добрались до места назначения.
   Мать моя - лагерь! С забором! С бараками! И плац есть! Вышек, правда, не видно, но от недостатка в вышках сходство с лагерем известного назначения не исчезало!
   - "Товарищ старший лейтенант, танки будут"?
   - "Будут, будут, обязательно будут! И самолёты, и корабли... для тебя..."
   Был отдельный барак с названием "карантинный", но почему и для чего вновь прибывших следовало держать в изоляции от остальных служащих - кто бы ответил на "дурацкий" вопрос? На "дурацкие" вопросы ищите ответы сами,
   Была баня и стрижка "причёсок" старой, тупой ручной машинкой. Наспех. Стрижка тупым стригущим инструментом руками непрофессионала - пытка, коей избежал, постригшись наголо до отбытии в военкомат. Стрижка - неизбежность, а потому надеться "авось, обойдётся" - ничего глупее в первые минуты службы не сыскать, и наученный знающими кем-то перед началом службы и добровольно расстался с модной тогда причёской под названием "бокс"
   После мытья выдали форму! Опять форма, но на этот раз мог не беспокоиться: форма была на теле - раз, продать и пропить - не реально: вокруг не было любителей менять солдатское обмундирование на водку.
   Наибольшим удивлением и радостью был пустяк: форма оказалась "в самый раз". Ничего не "висело мешком" и ничего не "давило".
   И процесс укутывания ног фланелевой тканью с названием "портянки" освоил после трёх попыток. Пожилой старшина, что занимался бытом, говорил:
   - "Правильно намотанная портянка - половина бойца"! - но что входило во вторую половину "воина советской армии" - старшина или не знал, или не решался сказать.
   После карантина, который сегодня мне думается, не был выполнен по времени, у нас начался "курс молодого бойца". Какое красивое название: "курс молодого бойца"! И я в "курсе"!
   Было много "шагистики" на плацу и она мне почему-то понравилась. В некоторых "позициях" я даже гордился собой: "поворот кру-у-у-гом!" исполнял без заплетания ног и качаний после неудачного исполнения армейского "балетного па".
   Обязательная исполнению команда "запевай" раздражала.
   Кто и как назначался запевалами в других воинских соединениях неизвестно, но основное в "запевалах" любого направления учитывается зычный голос, а в нашем "карантине" запевалой сержант сделал высокого "впередиидущего", напрочь лишённого голоса, солдата:
   "Родилась ты под знаменем алым...."
   - орал запевала - отсутствие голоса заменялось криком и рождало нехорошие мысли о "произведении": "понятно, чего там, когда-то должна была родиться, без даты никто и ничего не появляется в мире живых, ори далее" - запевала не отзывался и терзал слух продоллжением:
   "...в восемнадцатом грозном году,
   всех врагов ты в боях сокруши-и-и-ла,
   сокрушила фашистов орду..." - на то и сокрушила, чтобы граждане "второго сорта", вроде меня, "отдавали долг родине в сапёрном батальоне" погрузкой брёвен вручную на отечественные автомобили марки "ЗИС" пятой модели?
   Вопрос "чем занимались мои сверстники сокрушённых фашистов" ещё не родился, а потому и не мог спросить сержанта-"воспитателя":
   - Потомки "сокрушённых фашистов" тоже вручную грузят брёвна на транспортные средства?
   Следует придерживаться справедливости: командиры хорошо знали "один на погрузке не воин", и на брёвна, как прежде на врагов, кидали нужное количество "военнослужащих"
   Проглядывалось и сходство с занятием физкультурой: если в обычном виде "физическая культура" не нужна - в погрузке брёвен физически тренированные люди необходимы.
   Худые мысли о "несокрушимой и легендарной" появились позже. После восьми часов работы "по поднятию тяжестей" на свежем таёжном воздухе "несокрушимая и легендарная" предлагала "кирзовую" кашу с куском трески на второе, а "первым блюдом" шло что-то жидкое и невразумительное.
   В другой обстановке нутро воинов "несокрушимой и легендарной" отказалось принимать "обед", но тела, отработавшие восемь-десять часов погрузкой древесины вручную были готовы принять и худшее питание, на что военные психологи и рассчитывали.
   Не обходились и без радостных криков:
   "...тебе, любимая, родная армия,
   шлёт наша родина песню-привет!"
   - оказывается, меня кто-то любит, а если любит - беречь будет и всячески заботиться о моём здоровье!
   Песнопение о "несокрушимой и легендарной" длилось недолго и сошло на "нет", а причины потери желания орать остаются невыясненными.
   Можно углубиться в анализ, но поскольку вариантов гибели "музыкального произведения строевого свойства" может оказать не менее пяти - лучший вариант не заниматься выяснением.
   Наложить запрет на мысленные "кощуны" невозможно, они, проклятые, портят "радостную картину военного жития":
   "ежели меня "любят" - чего гробят, почему "несокрушимая и легендарная" за рабочий скот держит, почему в туалет строем водит?" - мысль делала круг и возврашалась к потомкам побеждённых врагов: "молодых немцев тоже в сортиры строем водят?"
   В вопросе вождения в туалет строем просматривались и "недочёты": сержанты, после принятия военнослужащими нужной позы не командовали:
   - Тужиться, быстро отправлять естественные потребности и выходить на построение! - до сего времени лишен понимания: это армейский плюс, минус?
   В девятнадцать лет за плечами, вопрос "на какой хер призванным в лесоповальный батальон проходить "курс молодого бойца" под руководством старшего сержанта-армянина"?
   Два наряда вне очереди надёжно удерживают от высказывания здравых суждений, армия с суждениями рядовых, пусть и тысячекратно здравыми, не армия, но "стадо баранов"
   Как принимать объяснения сержанта о русской трёхлинейке инженера Мосина, когда "ложе" кавказец называет "лЁжа", как не поправить:
   - Сержант, может, стоя?
   Зачем фальшивым "сапёрам" лесоповального батальона марш-броски на десять километров с полной выкладкой (без оружия)?
   Армянская твоя личность, километра не пробежишь и без выкладки, трупом свалишься, и подчинённые останутся без командира, чего гнать молодняк и старьё по болотам северной губернии? В "свежем" контингенте военнослужащих половина возрастом под тридцать, хочешь увидеть прыть в марш-броске?
   "Ах, контингент, ах, контингент..." - да простит автор поэзии о вернисаже пару слов, не мог пройти мимо "контингента", слово модное.
   Рядовые, вроде меня, не понимали, "военную стратегию страны саветов", а того, что понимали, хватало на пение "строевых" песен. Прочие понимания были лишними, ненужными и вредными.
   Было много "призванных" не призывного возраста, коих величали "перестарками", но согласно "мудрому" закону страны саветов и старьё было обязано "отдать воинский долг родине"
   Родина никому и ничего не должна, и только мы и всегда в долгах перед "матерью"
   О существовании "возратсной границы" обитатели сёл и деревень не знали, потому и не возражали, когда власти тащили человека "на службу по охране священных рубежей страны"
   Шестнадцать лет, карманная кража, четыре года отсидки в колонии малолетних нарушителей закона, в двадцать "освобождается досрочно", "на воле" вниманием военкомата (уголовное прошлое, какая служба в доблестных вооруженных силах!?) обойдён, но ближе к тридцати вспомянут военным ведомством и призван на службу, коя обещала быть короче лагерной на двенадцать месяцев. "служить придётся, малый, как медному котелку"!
   Коллега по работе в районном отделе культуры страдал косоглазием и до исторической вехи "пятьдесят третий год" медицинские коммисии считали человека непригодным пользоваться огнестрельным оружием, но годом позже был призван "отдавать долг":
   - Не годен в стрельбе - годишься на лесоповале.
   Был волочащий ноги "солдат" с последствиями от полиомиелита в детстве. Видимые дефекты, а сколько "защитников отечества" служили с неявными недугами знали медики призывных комиссий.
   Что (и кто) принуждал "слуг Гиппократа" нарушать законы и давать заключение немощным гражданам "годен на нестроевую службу"?
   Пятьдесят третий год прославился обширной амнистией, страна попрежнему нуждалась в древесине, а прежние добытчики, вспомнив занятия до посадки, гуляли "на воле"
   Поняли "отцы-команди" сделанную дурь? Поняли и кинулись, как было принято в "стране саветов", одну глупость замещать другой: физически неполноценных переростков, а равно и молодых, коих следовало призвать в крайней необходимости (война и "спасение страны саветов") прислали повестки на явку в призвные пункты. Так физически неполноценные граждане, облачённые в воинсую форму, занялись лесоповалом. Кому, и какие претензии!?
   Наполовину калеку под тридцать маршировать принуждают? Нет, но за три года пребывания "в рядах вооруженных сил" и на плохих харчах субъект принесёт стране пользу.
   Вот такую ущербную телом публику собирали по всем "сёлам и весям Руси великой" и отправляли на "отдачу долга родине"
   Куда бывшего уголовника направлять? Ясный хер, не в кремлёвский полк, не в гвардию... не на службу в "витрину совецкой армии "Отдельная группа войск за рубежом"
   За рубеж "наблюдателями происков мирового империализма" направлялись люди сортом выше, а в стройбат годятся все, даже болевшие полимиэлитом и с трудом передвигающиеся.
   Был и больной "козьей лихорадкой" им. Томаса Бруцела, но поскольку лихорадка явно не проявлялась - индивид считался "годным нести нестроевую службу"
   чем мы. Стройбаты, именуемые "сапёрными частями", были местом для таких, как я и "иже с ним", "порченых духом и телом". Какие претензии к сапёрной части? Соединение воинское? Воинское, важное, дальше некуда, нужное, героическое! Сапёры - это много! Сапёры - это специалисты по установке, а тако и по удалению опасных предметов с названием "мины". Сапёра следует чтить и уважать за то, что он "ошибается всего один раз"... Расскажите красиво молодому солдатику о "сапёрных войсках" и после этого его можно направлять на любую работу, "нужную отечеству".
   Но главное в сапёре - он строит... мосты... дороги...Строит! Ценится в сапёре способность строить, а не талант в общении с устройствами, кои способны разнести на мелкие части его и всё, что он построил.. Что он общается с минами любых конструкций на "ты" - вторично!
   И танки на погонах наших недавних "покупателей" вмиг стали понятны: армия - она "как одна семья", а в "семье - не без...". Часть, в кою я был взят "отдавать долг родине", была чем-то вроде военной тюрьмы, куда вышестоящие военные чины ссылали провинившихся подчинённых. В самом деле, ну почему офицер-танкист оказался среди явных сапёров? Что ему, знатоку грозной техники с названием "танк" делать в тайге? На лесоповале, где с деревьями "призванные выполнять священный долг по защите отечества советские граждане", боролись двуручными пилами и топорами? "Зеки" - понятно, "зеки" - они и есть "зеки", вроде бы люди "порченные", а тут...
   Генералы столичных военных контор пятьдесят четвёртого года, к вам обращаюсь: куда пёрли, "совки" золотопогонные, знали чем занимались подчинённые, в какой начальсивующей черепной коробке рождался вопрос: "камо грядеши"? Придерживались "печален удел думающих"?
   Насколько сильно отбила думающие органы (головы) "отцам-командирам" "кумуническая партия" рядовому знать не к чему, лишнее, "праздный интерес", как сказано в литературе русских классиков, но прошлое дано, чтобы заниматься "раскопками"
   Что мог поделать майор с дефектом речи? Ничего, и коли "масло" произношу как "масВо" - можете ставить к стенке, но мое "масво" никогда не будет "маслом"
   Милостивы мы и жестоки: за майором числился дефект речевого устройства, не вина человека, Природа одаряет дефектами, с Природы "взятки гладки", спросить за каторгу майора следует с тех, кто по максимуму использовал армейский закон "выполнять приказы старших по званию" и продолжать утренние "проповеди"
   Что взять с больших военных чинов, живших в столице? Ничего, а получить - мы всегда с превеликим удовольствием!
   Утренние "политинформации о международном положении" с неизменными "происками империализма" плюс строительство чего-то "грандиозного", и чтобы не промахнуться - майор ставил на две карты: "развитым социализмом" и "коммунизмом", а подпоркой в строительстве оставалась личная, и никакая иная "комуническая партия во главе с..."
   С командира батальона (майор) высокое армейское начальство требовало кубометры древесины - с "политического воспитателя военнослужащих" в том же звании "майор", верха кубометры не
   спрашивали, а как разводили майоры политику и кубометры - автор не выяснил.
   Каков процент рядовых "савецких" воинов понимал ненужность "воспитателя военнослужащих в духе верности служения в рядах вооруженных сил" осталось невыясненным, но что майор мог быть хорошим интендантом, и не выше было понятно.
   Выдача портянок рядовым не сложная работа, а научить правильно пеленать солдатские ноги портяночной байкой надо иметь знания и талант.
   Как занесло человека с дефектом речевого устроиства в военные пропогандисты, кто, и когда поиздевался над майором - в личном майора деле записано, но совать носы рядовым в личные дела офицеров не положено.
   Политика делится на "большая", "средней паршивости" и "никакая", и когда "ежедневными политическими информациями" бредит младший лейтенант - низший уровень, малая политика, несёт ахинею в чине капитана - на ступеньку выше, ну, а когда "майор пиздит" (вещает) - это и будет "большая политика"
   Генералы до "политинформаций" рядовым не опускались.
  
   Глава 4.
  
   "Курс молодого бойца"
  
   - О, царица Проза, удержи на малое время на "прямой линии повествования, не дай сбиться в сторону и вещать о поздних события впереди ранних! То есть, "не забегать врерёд"
   Итак:
   а) "воинское соединение" с места призыва было привезено на относительно большую жел.дор. станцию кировской губернии. Ныне губерния носит звание полученное при "крещении":
   "Вологодская"
   Прибывших разместили в бараках очень похожих на бараки "шталага нумеро зекс" польского миста Люблин одноименного
   воеводства. Не привыкать, чем "родным и близким повеяло от встречи с прошлым" Лирика на военной службе лишняя.
   Армейская притираловка длилась недолго, в казармах на небольшом расстоянии от стации новые служащие пробыли не дольше недели, были погружены в "пульманы" и повезены на запад.
   Катили недолго, и на вторые сутки были на новом месте с видом на тайгу и прежние бараки.
   Начался "курс молодого бойца", а если не пользоваться лживыми красивостями - прибывших стали обучать "правилам несения военной службы"
   Командование привезло новых не затем, чтобы объяснять ненужны при заготовки древесины навыки, двуручная пила и топоры ваше оружие, за работу, товарищи!
   Но кое-что настоящее военное командиры объяснили, что в савецкой армии важное, а чего не следует делать ни в коем случае!
   Кратковременным "воспитателем" был из армян с рассказом (без проверок "усвоенного материала") о главном оружии савецких воинов: "винтовки инженера Мосина образца одна тысяча восемьсот шестьдесят... дробь тридцать..." двадцатого столетия.
   Новый призыв состоял не полностью из девятнадцатилетнего молодняка, не менее одной трети призыва имели возраст под тридцать, а почему молодняк смешался со стариками - выяснил на втором году службы. .
   Нужно сказать, что сапёрная часть, куда вся районная киношная группа была определена нести воинскую повинность, имела только номер. Начинка сапёрного батальона удивляла только меня: на погонах офицеров были значки всех родов войск, а кого не хватало сапёрному батальону оставалось "военной тайной" В части были и "летуны"
   Разъяснение пришло скоро: на то время в армии существовали отдельные батальоны с названием "дисциплинарные", кои Николай называл "тюрьмой в тюрьме"
   Гражданских лиц, преступивших закон, "власть саветов" содержала в лагерях за колючкой с вышками, а провинности военнослужащих исправлялись "дисциплинарными батальонами" мало чем отличавшимися от "лагерей строго режима"
   Отличие было: если солдата приговаривали к отбыванию в дисциплинарном батальоне на три года - после отбытия срока "мсправившийся" не возвращался на "гражданку" "с чистой совестью", а продолжал "дослуживать" "положенное по закону время" Так рассказывали знатоки.
   Сколько "осуждённых военным судом "тянули срок" в других строительных батальонах, сколько служащих отбывали в нашем сапёрном батальоне данными не располагаю.
   В "военную тюрьму" ввергали рядовых и сержантов, а как военное начальство поступало с проштрафившимися офицерами остаётся в неизвестности.
   Но догадки имеются: коли "грешных" служителей культа иерархи ссылали "служить богу и православным" в глухие, малодоходные храмы - почему и офицера, нарушившего воинские уставы не сослать в далёкий гарнизон, до коего "хоть три дня скачи - не доскачешь"?
   За какие провинности направлен сержант-армянин в "сапёры" - ни один из проходивших "курс молодого бойца" не спрашивал, такие вопросы не выпускают излишне любопытных из солдатской поварни мойщиками котлов, чистильщиками картошки и кочегарами. Забота о дровах котлам ложилась на них.
   Мыть пол в казарме после отбоя не лучший вариант, на мытьё "ое-как" уходила половина ночи.
   Ты никто, ты военнослужащий, а ничтожество с "лычками" сержанта твой "царь, бог и воинский начальник", внимай речам сержантов, запоминай рассказ о "прославленной русской трёхлинейке изобретателя Мосина образца одна тысяча восемьсот шестьдесят первого дробь тридцатого года":
   - Стебель, гребень, рукоятка, курок с пуговкой... - перечислял сержант детали затвора отечественной винтовки и показывал.
   Трудностей в понимания основного стрелкового оружия совецкой армии пятьдесят четвёртого года не было: после киноаппаратуры, изученной на совесть, винтовка выглядела примитивом.
   Низкий (земной) поклон вам, преподаватели киношной школы! Наука о кинотехнике сугубо мирная, не содержащя и единой детали военного назначении, но винтовка, и кинопроектор, каждый стреляя своими патронами.
   Если кто-то и когда-то приравнял "перо к штыку" - почему не уровнять кинопроектор с винтовкой? Проектор работает так - затвор винтовки русского оружейника Мосина - иначе, но родство между ними есть: винтовка убивает плоть - кинопроектор гадит в душу.
   Основные части славной русской "трёхлинейки" сержант-армянин называл правильно и понятно, но часть винтовки "ложе" произносил "лёже", чем и рождал у части слушателей желание озвучить вопрос:
   - Может, "стоя"? - нельзя, молчи, растягивай рот улыбкуой до ушей, не поправляй маленького командира, рождённого в "братской кавказской республике"
   Акцент и есть акцент, хоть армянин и проживёт в России всю жизнь. Заодно с сержантом-армянином вспоминался и "вождь всего совецкого народа".
   Если поправить сержанта словом "ложе" - поправка ничего не изменится, а без меры "грамотный" первогодок из нарядов вне очереди не вылезет. Почему-то подумал, что сержанта в прошлом поправляли, но, как видно, без результатов. Учить жителя Кавказа правильно говорить русским языком, без акцента - пустое и ненужное занятие. Улыбайся сержантскому "лёжа" - и будь доволен, хватит с тебя!
   После теоретического знакомства с оружием от молодых военнослужащих поступили вопросы:
   - Товарищ сержант, практика будет? Когда на стрельбище пойдём? - в иных армейских соединениях на законный вопрос о практическом закреплении знаний пользования огнестретьным оружием давались ответы рядовым, но в савецких стройбатах пятьдесят четвёртого года двадцатого столетия сержант ответил так:
   - Порох в патронах старый, прокисший, получим свежие патроны - будем и стрелять - в самом деле, что за удовольствие стрелять по цели патронами с "прокисшим" порохом!? Сержант сам не верил, что будут патроны со свежим порохом после окончания "курса молодого бойца", никого и ни в чём не обманывал!
   Второе стрелковое оружие советского воина, ППШ, "пулемёт-пистолет Шпагина", по устройству оказался до предела простым: затвор-болванка бегает в не совсем закрытом пространстве под действием отдачи от сгорающего пороха в патроне. "Отдача", или "откат", отбрасывает затвор, тот специальным захватом вытаскивает отработавшую гильзу из казённой части ствола, под действием пружины вновь летит к казённой части, по пути из магазина выбивает следующий патрон, загоняет в казённик, разбивает капсюль - выстрел!
   Сержант не устраивал "на скорость разборку и сборку личного оружия" по причине: "трёхлинейка Мосина" в одном экземпляре, но позабавиться открыванием затвора рукояткой и ставить на боевой взвод позволял: магазин пустовал, и военное поверье "и пустое ружьё раз в году стреляет" не оправдывалось.
   И до сего дня не понимаю смысла игры по разборке и сборке личного оружия: Зачем разбирать? Чистить от пороховых газов? Учебная мосинская трёхлинейка не сожла и единого патрона, от какой "грязи" чистить? Хорошо, какой-то солдатик оказался проворным в "сборке-разборке", но скорость ничего не говорит: стрелок автоматическим оружием из меня нулевой, только в "молоко", на кой хер нужна скорость!? В бою автомат заело, чего с ППШа не случалось, я, шустрый, быстро разобрал личное оружие, устраняю причину отказа, глазом моргнуть собираю, смазываю, и поднявшись, криком "уря-а-а"! кидаюсь "в гущу сражения" и "выполняю поставленную боевую задачу"?
   "Курс молодого бойца" включал в себя массу полезных и нужных вещей: стирка подворотничков, чистка бляхи ремня и пуговиц на гимнастёрке гадостью с названием "асидол", чистка сапог и стирка портянок... Портянки, портянки, российское изобретение! Сколько люду пострадало от неправильного обращения с портянками!
   И "шагистика", непрерывная "строевая подготовка"! До одури, до автоматизма... вначале, но когда приходит момент удивляться собственной способности правильно и чётко выполнять команду:
   - Кру-у-у-гом! - становится приятно: "научился"!
  
   Глава 5.
  
   "Взлёт".
  
   Есть норма пребывания молодняка в "каранимне" в днях-часах, но чему равна осталось в беспамятстве. Можно выяснить в любом нынешнем военкомате, но, пожалуй, за половину века срок пребывания новобранцев в карантине не изменился.
   Место службы непривычная видом узкоколейная станция с какими-то игрушечными локомотивами и вагонами. Несерьёзными. По узкоколейке из тайги привозили на платформах лес. Узкоколейные платформы разгружались "сапёрами", и теми же сапёрами загружались на вагоны стандартной отечественной колеи. Руками. Тогда и услышал первый "враждебный стране советов" анекдот: "командир одной воинской части просит у соседа, точно такой части, трактор. И получает ответ:
   - Зачем трактор!? Взвод солдат пришлю"
   "Военнослужащие" нашего "набора" (призыва) возрастом под тридцать, место служения называли "вятлагом", а наивный молодняк, вроде меня, просил пояснений что значит "вятлаг"
   - Дурачок, известные вятские лагеря, здесь до нас зеки тайгу в древесину превращали.
   В тысячу девятьсот пятьдесят третьем "от рж. Христова "отцы-командиры" очистили лагеря от "амнистированного уголовного элемента", но бараки долго не пустовали и были заполнены неполноценными гражданами с названием "военнослужащие сапёрных частей" что впереводе назвалось "стройбатом"
   Тайга кругом, а что делать военнослужащим сапёрных частей в тайге? Валить древесину "чтобы пенёк не превышал высоту десять сантиметров!" и отправлять стволы древовидных растений куда приказывали "большие командиры".
   Совсем скоро большому числу солдат приказали собрать вещмешки, построили, пересчитали и повели строем на станцию. Добирались недолго, пришли, получили команду "вольно" и каждый уселся на отдых, как получилось. Отдых длился недолго, подогнали пульманы, погрузились "поротно и повзводно" - и покатили на северо-запад.
   Главное в тогдашней дислокации: четверо киношников из одного районного отдела кинофикации разделись "два на два": двое остались на старом месте, а двоих - меня и товарища, в доме коего проводы "на службу стране саветов", везли в неизвестность. На улыбку Судьбы и в рядах вооруженных сил не рассчитывал, расставался с "культурно-просветительской работой на три года", конкурентом выглядел коллега, как возрастным цензом - так и членством в партии, шансов стать армейской "элитой" не было. Так казалось, а что думали "высокие" начальники на мой счёт не докладывали.
   Путешествие длилось недолго, Вятская губерния граничит с Архангельской, и вскорости сапёрная часть прибыла в место назначения. Причины задерживать продвижение воинского соединения отсутствовали: "час пути - не доданные кубометры древесины необходимые народному хозяйству", а это почти одинаково с доставкой боеприпасов в военное время", потому и не тормозили новобранцев.
   Прибыли на место и ничего нового не увидели: "зековский" лагерь недавнего прошлого, но без вышек, а вокруг море темно-зеленой тайги с коей, по догадкам, нас и везли бороться. "Покорять"
   Если одни "покоряли моря и океаны" - нас везли вырубать не тропические леса Амазонии, но хилую еловую архангельскую тайгу. На что годна ель? На немецкий "праздник елового дерева" и на шахтную стойку. Если военные "покорители морей и океанов" ничего не производили, но только потребляли, и не мало - покорение тайги обещало прибыль государству, и вчерашние
   зековские бараки были переименованы в "казармы"
  
   Глава 6.
  
   Ротный командир "Нехай"
  
   Рассказ о внутреннем порядке роты строительного батальона шестидесятых годов двадцатого века входит в "разглашение военной тайны"? Думаю, нет, "за давностью событий" не буду наказан.
   Итак: ротой в сто двацать тел командовал офицер не ниже капитанского звания, рота делилась на взводы, коими упраляли сержанты, и под надзором сержантов "рядовые боевые единицы" двуручными пилами и топорами "защищали страну саветов от внешних врагов" ("внутренних" на то время извели напрочь)
   Двуручные пилы и топоры продержались недолго и были заменены электропилами.
   Над ротами возвышался командир батальона в чине "майора"
   Мечтою военнослужащих был "хозвзвод", ротная, а, то и батальонная "элита" со многими поблажками от командиров.
   Как был устроен какой-нибудь штамповочный цех "савецкого" прошлого? Станки, станки, станки, за станками работницы, за исправностью станков следит бригада слесарей, наладчики, контролёры готовой продукции, и все подчиняются начальнику цеха.
   Обслугу электропривода станков штамповочного цеха выполняет электроцех, своих электриков штапмовщики не держат, хлопотно, дорого и опасно... электрика требует специальных знаний и опыта, не всякий сможет бслуживать оборудлвание.
   И начальник электроцеха командует:
   - Петров, тебе управляться в сборочном цехе, Сидорову гальваника выпала, ты, Иванов, управляйся на штамповке.
   Хозяйственный взвод стройбата походил на электроцех завода на "гражданке", и командовал взводом майор-технарь Дымов.
   Какие были отношения майора с главой батальона тоже в чине майора мне, рядовому, было неизвестно, но скажу одно: любое требование Дымова глава батальона исполнял безпрекословно.
   "Элита" проживала в одном бараке с "неэлитой", и сей факт не будил в "неилите" отрицательных эмоций.
   Кто командовал работниками пищеблока невыяснено, но что не майор Дымов наверное.
   "Покорителями тайги", не "элитой", командовал ротный в звании "капитан" с фамилией, именем и отчеством, но поминается на страницах "капитаном Нехаем" или "Распиздяем"
  
  
  
  
  
   Обоснование на новом месте, как и положено военным, длилось часы. Судьба оставалась благосклонной, кто-то неведомый "играл на руку", игра проходила в мою пользу, был зван в штаб, расположенный в обычном бараке. В штабе предстал пред пожилым человеком с майорскими погонами, подвергся опросу "чем занимался на гражданке", и будучи выслушанным - получил указание отправиться в радиоузел и приступить к выполнению прежней работы:
   - Быть правой рукой заместителя командира батальона по политической работе и средствами кино помогать воспитывать военнослужащих в духе..." - "дух" оставлся прежним, не менялся.
   Почему беспартиному молодому солдату было доверено быть "десницей политического воспитателя батальона" остаётся тайной. Тайны делятся на "кои хочется раскрыть", и на "пусть тайной и остаётся"
   Бараки всех народов и времён одинаковы, это здание, кое формой представляет солдатский строй, и оказавшийся впервые в бараке, автоматически подчиняется строю без команды.
   Знакомство с сооружением в звании "барак" произошло в лагере номер шесть польского города Люблина в год сорок три дробь четыре, и таёжный отечественный барак был копией барака в Польше. Бараки архангельской губернии савецкого периода в отличии от польских возводились с учётом климатических условий, и если польская слякотная (европейская) зима не давала замёрзнуть намертво в бараке из деревянных брусков и картона - архангельский дубль был обшит фанерой плюс неизвестный утеплитель. Было и печное отопление.
   Жилой сарай установлен двухъярусными койками вдоль стен и с проходом по центру, а барак для лагерного начальства делили на комнаты с дверями: "кабинет без двери - не кабинет"
   Барак без модернизаций устраивал командование строительного батальона.
   - Будете демонстрировать кинофильмы и управлять радиоузлом - слова офицера "управлять радиоузлом" напрягли: "ай, радиостанцией управлять!?" - нет, всё оказалось проще:
   - Включать радиоузел в шесть часов по московскому времени, и транслировать гимн громкоговорителем установленном на крыше барачного штаба - майор помянул "громкоговоритель", а мои нехорошие мысли перевели техническое устройство в "матюгальник"
   Это был первый и высокий "взлёт": радиорубка находилась в отдельной комнате площадью не более девяти квадратных метров с печью и лежанкой, сказавшей без слов:
   - Позволяю не ночевать в казарме, ты особый, техническими средствами поставлен поднимать военнослужащих. Твоя задача не проспать утром и во время включить приёмник с усилителем - и можешь продолжать разглядывание снов до завтрака, никому, кроме майора, неподвластен. Ротный командир номинальная величина, но это не значит, что можешь пройти мимо и не отдать честь О командирах взводов в чине "сержант" речь не идёт, сержанта можно было и проглядеть... через год службы. Мне "подчинялась" киношная техника.
   Армейская "элита", в коей оказался милостью "заместителя командира батальона по политической части", состояла из прислуги для массы военнослужащих, но почему "хозяйственный взвод" (слуги) жили лучше "господ" - объяснить загадку никто не брался. Отдельная, недоступная "команда": исполнять работу повара труднее, чем валить тайгу.
   Элитный взвод числился в составе роты, но у ротного командира "руки были коротки" на применение "воспитательных мер" к служащим хозвзвода": как отстранить повара от работы?
   "Элита" проживала в казарме, вечерние проверки не трогали и какой-нибудь кладовщик мог спокойно спать, когда остальная полураздетая "военнообязанная" публика унижалась приказом ротного через сержанта:
   - По порядку номеров рассчитайсь! - пересчёт голов походил на перекличку заключённых, понимал, нельзя сравнивать солдат срочной службы с заключённым, если никогда сам "не тянул срок" Если "военнослужащим" даётся "ежедневное задание по заготовке древесины" - какие, на хер, "военнослужащие"!?
   Одетые военно-служащими при погонах "зеки", а когда офицеришка-психопат выстраивает в исподнем - разницы между зеками и "военными" исчезает.
   Утренние подъёмы "играли" сержанты, а на вечернюю поверку являлся ротный командир в чине капитана.
   Служение отечеству на лесоповале не позволяло рождаться вопросам "провокациронного характера", некогда было раздумывать "чего ротный, не молодой человек, только до капитанских погон дослужился? Может, не следовало с армейской службой связываться, а быть "тружеником села? Поди, и войну зацепил?"
   Что делать "сапёрам" в казарме, грузившим светлое время суток кубы древесины на узколейные платфомы? Ждать команды на ужин, проглотить солдатскую пародию на ужин, вернуться в казарму и предаться отдыху перейдя из вертикального положения в "горизонт"
   А это "нарушение внутреннего распорядка военнослужащих", и ты, рабочая скотина, облачённая в подобие обмундирования савецкого воина, обязана ждать двадцати двух вечерних часов, построение в казарме, проверку "все ли дома", и по исполнении ритуала - зычного сержантского гласа "отбой!", командирское одобрение, "благословение на уход в сон" до утренней команды
   "подъём"
   Во что одеть грузчика-солдата в архангельской тайге, когда вокруг, кроме костра, минус сорок цельсиев, а год одна тысяча пятьдесят четвёртый "от рж. Христова"? Через девять лет после окончания войны?
   "Солдат должен быть одет так, чтобы одежда была удобной, не стесняла движений и была тёплой. Желательно, чтобы имелся внутренний подогрев..."
   Подогрев одежды на лесоповале в зимнее время излишества, костром обойдутся и телогрейками военного образца, ватными штанами и незгибаемыми валенками образца времён войны на пару размеров больше:
   - В просторной обуви ноги не мёрзнут...
   Ни одна высокая армейская сволочь не заморачивалась вопросом: "а не тяжело будет солдатику в такой амуниции на валке леса, полный день по яйца в снегу перемещаться?
   Через пару часов работы промокнет до тела, и высокие стремления "как можно больше свалить кубометров древесины любимой родине" заменяются "когда день кончится и в казарму?" Плевать на солдатиков, чёрт с ними, от "испытаний совецкие люди"" крепче делаются! - интересно, какой прОцент "больших" командиров думает так и сегодня?
   Плох русский солдат, думает не исполнении приказов командиров, а как пораньше одежонку в сушилку отнести, а то к утру не просохнет" Сушилка в торце казармы, построена зеками.
   Зеки когда-то сушили одежду, и воины савецкой армии, валящие лес, нуждаются в сухой одежде, ничего нового.
   Забота о сушильном помещении возложена на "элитного" военнослужащего.
   Не дожидается "сапёр" вечерней проверки, ложится в исподнем на отведённое место... и засыпает:
   - Нарушение внутреннего распорядка! - скотине в звании "совецкий офицер" усталость неведома, но "нарушение воинской дисциплины" спит на койках!
   И когда сладостный сон надёжно захватывает сознание "нарушителей распорядка" - срабатывает горло дежурного:
   - На вечернюю проверку становись!
   Как действовал крик дежурного на нервы пробуждённых работников лесоповала остаётся невыясненным, а мои, знакомые с военными ситуациями нервы, вызывали дрожь в теле.
   И, не спеша, недовольные грузчики-вальщики покидают согретые телами лежбища, строятся вдоль казармы в нижнем белье: солдатские кальсоны с бечовками у лодыжек и рубахи.
   Появлялся ротный, начинал проход вдоль строя и "проводил воспитательную работу":
   - Распиздяи, нехай, кто разрешил укладываться без команды "отбой"!? - получив разъяснение на свой счёт выключил слух и ушёл в оправдание ротного: "да-а, кто-то, где-то и когда-то показал молодому военнослужащему образец настоящего распиздяйства, пожалуй, встреча была в боевой обстановке, вот и попортили человека... контузили. Факт, не мог капитан своим разумом придти к столь почётному и уважаемому званию защитников отечества.
   Коли мы распиздяи - тогда и батальон не "сапёрный", но "распиздяйский", штрафной, а как врала савецкая литература в паре с синемой, сапёры люди мужественные и героические, владеющие искусством устранять смерть из-под ног пехоты, а равно и тяжелой техники. Сапёров посылали расчищать дорогу танкам, а не справься сапёры с работой - и танку нечего делать на поле боя, противотанковая мина шутя рвёт гусеницу тяжёлой машине... Так это сапёры, а мы улёгшиеся отдыхать без разрешения командира распиздяи.
   Командирское звуковоспроизведение "распиздяи" имело основание: на неизвестном удалении в километрах от казармы военизированных лесорубов валкой хилой таёжной добывали хлеб насущный гражданские, или, как ещё называли лесодобытчиков без срока службы "вольные" с условиями быта немного лучше стройбатовского.
   Подробности прелестей быта соседей неизвестны, а основное преимущество, как рассказывали "военнослужащие" возрастом за тридцать, "свободные" лесорубы имели свободный доступ к спиртному.
   Двое военнослужащих, не юношей, истосковавшись по выпивке,
   отправились за "лексиром" на территорию, не придавленную воинской дисциплиной, а чем кончился поход в "парадиз" рассказал Николай:
   - Выжрали мужики прилично, "зашумела тайга" в головах при убогом закусоне прилично, и, как водится, сцепились военные с "вольными" добытчиками древесины" Причиной драки было излишнее внимание "гостей" женщинам "вольных" (свободных) лесорубов.
   Два не боеспособных "сапёра" супротив пятерых гражданских очевидный проигрыш с результатом: "интервенты" не очень крепко получили по мордасам, и были "доставлены на место дслокации"
   "... и стояли двое взрослых мужиков в подштанниках армейского образца (кальсоны) вне строя, и ходил командир перед строем , демонстрируя искусственный гнев подчинённым, сотрясая спёртый воздух помещения "распиздяями"
   За три года службы менялись ротные командиры, по службе переходил из одного взвода в другой, но ротный в звании "капитан", когда по возрасту мог быть и майором, запомнился поганым характером и "распиздяями, нехай", не менял капитан программу.
   Война занятие полезное, нужное, но небольшими порциями, она, мать родная, научила отключать слух от ненужных, вредных психике звуков.
   Или мы, сто двадцать "военнослужащих", были "распиздяями", не догадывались о своём распиздяйстве, а ротный открыл строгую военную тайну?
   Изъявляю благодарность "товарищу командиру вооружённых сил страны советов": до момента попадания под твоё "мудрое руководство" не подозревал о наличии в армии категории служащих в звании "распиздяи"
   Во многих званиях разбирался, знал, кто такие "каптернамусы", "макаронноки" "старшины", что в армии есть и распиздяи, и что я один из них - не догадывался.
   Браво, капитан, "просветил", устранил заблуждения, обогатил и без "распиздяев" мою богатую отечественную ненормативную лексику. Скажи, случаем, не освобождал польский город Люблин в сорок четвёртом, и если "да" - зачем? Чтобы через годы объяснить, какой я "распиздяй"? Стоило рисковать жизнью ради мелочи! Не мог сказать ротному, но так хотелось:
   - Господин гауптман, признаюсь в "распиздяйстве", согласен, но ежели поставлен командиром над распиздяями - сам-то разве лучше? "Каков поп - таков и приход" слышал? Распиздяями командует распиздяй, сам-то в возрасте, а погончики капитанские, не майорские. В логике не силён, опираюсь на отеческое речение "по Сеньке шапка", и прихожу к выводу: у роты распиздяев командир не лучше. Хватит, добавить? Те, кто не "распиздяи", в других местах служат..." - ошибочность логики понял позже.
   Перечень преступлений подчинённых от вечера к вечеру в выступлениях ротного перед строем уставших людей не менялся и наводил злую скуку.
   В каждом вечернем посещении "распиздяи, нехай" поминались не более трёх раз, на что Колька заметил:
   - Норму по "распиздяям" выдаст и отбудет.
   Конкретно ротный никому не предъявлял претензии, орал на всю роту. Наверное, потому что рота была "его"
   За время, что был под "управлением" капитана, пару раз дико тянуло выйти из строя и сказать:
   - Товарищ капитан, скажите, пожалуйста, как глубоко каждый из нас сидит в вашем "распиздяйстве"? И как далеко вы отстоите от такового? - пожалуй, сутками "губы" за любопытство не отделался, но всё же сегодня корю себя за прошлую трусость.
   Капитан посеял в сознании дополнительные и опасные мысли: "это и есть армия!? Что, теперь все три года предстоящей службы капитан не менее трёх раз в неделю перед отбоем будет кричать, что мы "распиздяи, нехай"? Есть надежда к концу службы достойно покинуть категорию "распиздяев", или окончу житие в
   "распиздяях"? О "несокрушимой и легендарной", коя на вечерней поверке волей психопата капитана-"распиздяя" в нижнем белье выстраивалась вдоль казармы, мечтал на "гражданке"!?
   На втором, или третьем, выступлении ротного в сухой остаток выпали "распиздяи" и "нехай" родив вопрос:
   - Какое казарменное звание присвоить капитану? - на что Колька, большой дипломат и мудрый "человек из Циндао", сказал:
   - Господа - Колька не пользовался "товарищами", хотя ко времени службы в "рядах савецких вооружённых сил" прожил в "союзе" семь лет, - соблюдая нормы демократии, поступим следующим образом: в очередное выступление капитана часть слушателей учитывает сколько было помянуто "распиздяев", а другая "нехай"
   - Не получится, "распиздяев" и "нехай" ротный выпускает парой, дуплетом стреляет, сука!
   - Это и установим - назревали межпартийные разногласия, одни предлагали называть ротного "Распиздяем", другие "Нехаем"
   Так в бывшем "зековском" бараке, в архангельской тайге, в стройбатовском батальоне, впервые в "стране советов" родились две партии: "распиздяев" и "нехаевцев"
   Партия "распиздяев" брала количеством: многим "распиздяй" был понятнее и ближе, "нехаевцы" гордились "либерализмом и терпимостью к мнениям большинства" Воистину "всё великое и прекрасное рождается в глуши"
   После "завершения формирования партий" выступил Колька:
   - Надо эмблему партиям придумать. Какие будут предложения по символике?
   - Двуручная Пила и Топор, а по ободу архангельские ёлочки.
   - Какие "пила" и "топор"? Электропилами валим, не пойдёт.
   - Хорошо. Что ещё? - иных предложений не было.
   Через малое время после закрепления второго "звания" за ротным, как-то незаметно организовался "тотализатор": грузчики леса, однажды почувствовавшие вкус свободы, приходили с работы, сушили одежду, отдыхали и ждали скудного армейского прокорма с названием "ужин":
   - Заклад порция сахара на: "сегодня черти принесут Нехая на вечернюю проверку"?
   - Ставка принята, моя - "не придёт Нехай"!
   - Спорим и на утренний сахар: придёт? - утренняя порция сахара не больше вечерней: два осыпавшихся кусочка.
   "Военное" воспитание "нехаем" длилось недолго, но оставило "глубокий след в душе"
   Мог проявить неподчинение ротному и продолжать пребывание в горизонтальном положении? По работе подчинялся майору-технарю, "Распиздяй", мог "волею ротного командира" посадить на гауптвахту, но "губы" в двух бараках не было, да и станцию пускать в работу кому? За простой и "Нехая" комбат по головке не погладил, это мог быть случай, когда неподчинение рядового служащего старшему по званию могло окночиться победой подчинённого.
   Что значит "старший", если нет "лычек" на погонах? Читатель, если "отдавал долг родине в рядах вооружённых сил" знаешь о "лычке на погона", а если повезло и не соприкасался с "несокрушимой и легендарной" объясняю:
   - Поперечная единственная ленточка шириною в сантиметр цветом вылупившегося цыплёнка, сигналила: "обладатель лычки ефрейтор" с солдатскими комментариями "порченый солдат и недоделанный сержант. Прибавление "лычки" на погоны превращало ефрейтора в "младшего сержанта", а младший сержант поднимался до командования взводом.
   Ненавидели Нехая? Нет, ненависть ослепляющее чувство, мощное, применимо к врагам, а "нехай" был затурканным службой в глухомани капитаном и ротным по совместительству. Командиров "красной армии" сорта "нехай" можно было уважать, или не делать такого.
   Нынешние юноши, пытающиеся "отмазаться" от службы "в рядах вооружённых сил отечества", вы глубоко неправы в желаниях всеми способами узнать свою цену в жизни, только в "несокрушимой и легендарной" объсяснят, чего стоите и не позволят возразить ни по единому вопросу!
   Не призывают "служить отечеству", но чтобы вытрясти из вас гражданское вольнодумство и заменить "распиздяйством" О первом ротном командире сказано не всё, в другом месте вернусь и помяну "нехая".
  
   * * *
  
   До сего дня не понимаю: почему поставили на место "управителя радиоузлом"? Был другой человек, обученный дурачить род людской показом фильмов, старше и опытнее, к тому и "член партии", а членство - это всё! Так нет, "столь высокий и ответственный пост" начальство доверило мне.
   Не задумывался над вопросом: "почему везёт"? Война пощадила, но могла и не щадить, хотя могла этого и не делать, чужой, заграничный лагерь шутя прошёл, если забыть про тиф, от ФЗО отделался пребыванием в "психушке" меньше суток... "И от бабушки ушёл, и от дедушки...", а вот от майора, замполита стройбата не получилось уйти с "этапа большого пути"
   И опять, по необъяснимым причинам, на тебя свалилась благодать, и ты управляешь железным ящиком с электронной начинкой!
   Никто не сказал:
   - Цени, малый, многие из сослуживцев мечтали о такой "службе", как твоя, но она почему-то упала в твои руки!
   Только сейчас стало понятно, что "абсолютного мёда" в природе не существует: майор-замполит, усмотрев мою "не полную загруженность в основной работе", решил исправить недосмотр тем, что приказал заниматься колкой дров и топкой печи в своем доме, что находился за чертой лагеря, "Русь родная" от древнего стандарта не уклонялась, и большим военным чинам служили денщики. В "стране саветов" дещики называлис иначе.
   Всего один раз исполнил приказ майора: наколол дров и истопил печь. Смущало присутствие супруги майора, пожилой женщины, много и непонятно чего говорившей. Видно, от скуки говорила. На работу по обогреву помещения ушло много времени, и тогда подумал: "и это называется "хлебное место"! Не-е-ет, не пойдёт, надо избавляться от майоровых печей! Держись одного: или ты специалист, пусть и не высокий, или истопник печей в майоровой служебной квартире плюс хреновый, почти никакой, собеседник скучающей майоровой бабы!" - но выступить ("поднять восстание") не решался, трусил:
   - "Армия, как можно"!? - что на поднятие всякого восстания нужен особый дар не знал. Помог сослуживец.
   Судьба долго баловала радостями и удачами, нынешние записи - всего лишь перечень с оценками: "малая", или "большая удача". "Минус" перечня: неспособность предвидеть момент, когда удача собирается пройти мимо.
   Прошла неделя, или менее, "райского" жития в качестве "старшего кино-радио механика", и как-то вечером, перед отбоем, в "радиорубку" заглянул военнослужащий из другой роты.
   Заявить "гостю" "заходить посторонним нельзя" - не посмел, промолчал:
   - "Что в том, если человек зашёл"? - и начался пустяковый, "ознакомительный" разговор, что-то вроде взаимного выяснения знаний электротехники. Заметил, но без пользы себе: мои знания в электричестве существенно отличались от знаний гостя, можно было сказать "преподавателю электротехники" "не гони туфту", но не было тогда Василия рядом, некому было оказать помощь в разоблачении "туфтаря"
   Споров заводить не стал: "он старше меня лет на десять, возможно, учился в учебном заведении классом выше моей школы киношников..." - а почему "плавает" в электротехнических законах не спрашивал из вежливости.
   Читатель, запомни: видишь туфтаря - давай "от ворот поворот", , туфтарь готовит пакость! - мы тогда поговорили о приёмниках и "усилителях электрических сигналов"
   А потом солдатик стал заглядывать чаще, сидел у топящейся печи, смотрел на огонь, делился впечатлениями о лагерной жизни, за что попал на зону, и сколько "мотал срок" в краях магаданских "ни за что": убил инкассатора железнодорожной накладкой, есть такая деталь в железнодорожной колее, познакомился с деталью "стальных магистралей"
   "Товарищи верховные руководители страны саветов", "савецкий человек", убивший железнодорожной рельсовой накладкой другого "савецкого человека", получивший максимальный срок наказания за подобное преступление, обученный лагерем "прелестям" уголовного мира, "призван в ряды защитников отечества саюза савецких" и т. д.? Кто идиот?
   Когда "кающийся грешник" назвал орудие убийства - попробовал представить сцену лишения жизни инкассатора накладкой и не смог: тяжела деталь, одной рукой не поднять массивную пластину с отверстиями, железяка кило на десять тянет. Врал гость?
   Хотя, рассказчик был плотным человеком с мускулистыми руками и крепкой шеей. Богатырь!
   Почему уголовнику, убийце не сказал:
   - Мужик, вали-ка отсюда, майор запретил посторонним заходить в радиузел, меня могут выгнать! - нормально, человек держится за место, не осудимо, а мямля в моём лице и намёка не сделал.
   Удивление пришло, когда в один из вечеров, частый "гость", сидя перед открытой дверцей топящейся печи, вынул из кармана солдатских брюк металлическую коробочку, открыл её, извлёк шприц... Смотрел на манипуляции с медицинскими предметами и не мог понять: что он собирается делать!?
   "Гость" продолжал манипуляции со знакомыми предметами: "наверное, лекарство какое-то колоть себе будет... Но почему не в медсанчасти"? - гость насадил иглу, подержал её малое время в пламени горящих дров, и положил в коробочку. Затем достал ампулу из кармана гимнастёрки, разбил её и через иглу набрал в шприц содержимое ампулы. Вместо жгута скрутил ткань гимнастёрки на могучей мышце левой руки выше локтя, и...
   ... в польском католическом госпитале, в Люблине, где я валялся в обнимку с тифом в сорок четвёртом году, тамошний врач брал кровь из вены, видел я и ощущал эту процедуру. Но там был большой, пожилой и улыбающийся доктор, и если бы кто-то тогда, явно ненормальный, сказал:
   - Наложи примитивный жгут, проткни кожу, попади иглой в вену, да не проткни насквозь, придурок! Если не выполнишь манипуляции - сдохнешь! - предпочёл сдохнуть, но не производить ненужные процедуры над телом.
   А здесь страшно здоровый и крепкий мужик, добровольно и сознательно, не хуже любого медика, управлялся с кровеносными сосудами тела и вгонял какую-то бесцветную гадость!
   Закончив "лечение" гость закрыл глаза и на его лице увидел блаженство. Это был первый человек, лицо которого видел таким довольным:
   - "Попробуешь"? - гость показал глазами на шприц.
   - Нет! - вспомнил уколы в вену в госпитале Люблина и большого доброго доктора, бравшего неизвестно для чего мою кровь. Доктор польского католического госпиталя, да пребудет великая и добрая медицинская душа твоя в вечном покое! Ты делал необходимые, безболезненные уколы в мою вену, но это были уколы. Память о них, добрый поляк, удержала через десять лет от "посадки на иглу" отеческой уголовной сволочи!
   Делаю открытие: многие люди не становятся наркоманами потому, что боятся уколов!
   И совсем не к месту: ныне торговцев "белой смертью" прячут на различные сроки отсидки и правильно делают. Кое-где в мире идут дальше и вообще таких ликвидируют. Но почему нет закона, по которому того, кто "сажает на иглу" так же нужно изолировать от общества? Не подлее он торговца "белой смертью"?
   И всё же я "пал"! Нет, не перед предложением укола в вену неизвестной гадости, а перед двумя таблетками с названием "дианин", кою "друг" дал мне для избавления от навалившегося бронхита со страшным кашлем! Автором кашля была природная "дохлость", а махорка "Прилуцкой табачной фабрики" добавила прочности.
   До службы "в рядах вооружённых сил" не курил, не испытывал интереса к процессу поглощения дыма, запах сжигаемого табака был неприятен. Задал вопрос "другу":
   - Где и как добываешь? - и глазами указал на предметы мира медицины.
   - В медсанчасти, жалуюсь на бессонницу, дают...
   Или пятьдесят пятый год проходил чистейшим из всех наркотических годов в союзе, или таёжные служащие (военные) не знали, что за особый народ наркоманы, но добыть ампулу морфия такому пройдохе, как "друг", труда не составляло.
   Определение "колется" в пятьдесят пятом вызывало удивление в смеси с презрением и приравнивалось к званию "сумасшедший"
   Предложения уколоться отверг, но избежать курения не смог, с чего и началась тридцатилетняя порча дыхательного аппарата. Простуда и махорка устроивали кашель, от коего, казалось, грудная клетка разорвётся на части, или, как вариант - стану плеваться кусками лёгких, ни один "товарищ по оружию" не сказал:
   - Слышь, паря, бросай курить пока не втянулся, не твоё удовольствие.
   "Почему не прекратить курение"? - задуматься не хватило ума. Обращаться в санчасть за медпомощью не хотелось по извечной уверенности:
   - "Пройдёт"! - кашель не проходил и на выручку пришёл "друг":
   - "Заглоти..." - и дал пару маленьких, несерьёзных таблеток. Почему не насторожился на "заглоти"? Заглатывает рыба крючок с наживой, а тут, вроде, человек совсем товарищ, какие "крючки"? Каким дураком надо быть, чтобы глотать неизвестные таблетки неизвестно от кого!? Что знал о "друге"? Мало: "тянул четвертак" за убийство инкассатора не за простое убийство, но особое: орудием преступления выступала железнодорожная тяжеленная накладка, коей соединяют стыки рельс. Помню.
   Страх перед шприцем и содержанием понятен, а чего таблеток бояться? - вот и проглотил, друг давал, друг!
   Результат оказался быстрым и сильным: в полном безразличии к своим действиям, с трудом переставляя ноги, добрался до казармы, забрался на верхний ярус деревянных нар и провалился в глубочайший сон, коему названия в лексиконе не было. Такого сна не было в войну, после войны вообще никогда! Сон стараниями "друга" назвал бы "безразличным".
   Спал трое суток, и что мог сделать с усилиями - с полузакрытыми глазами спуститься верхнего "этажа", и, качаясь, как крепко "набравшийся", добраться до туалета, справить "малую нужду", (на "большую" в утробе ничего не было), выпить воды, с трудом взобраться на место и продолжать сон без снов и без постельных принадлежностей.
   Майор искал подчинённого: ну, как же! Почему "два утрА радио молчит, где радиомеханик, что случилось"! - и обитатели казармы показали майору неподвижное тело, кое показывало признаки жизни дыханием. Ход мыслей у майора оказался простым: "нажрался!" - но от тела не разило понятным "ароматом" и обвинения в пьянстве отпали. Тогда что?
   "Пробуждение" было "ужасным"? Нет, армейская жизнь приобрела иной распорядок со своими плюсами и минусами, а ужасным оставалось савецкое воинское, далёкое от звания "боевое", соединение "дисциплинарный батальон", родной брат штрафного батальона военного времени.
   Ни одно савецкое военное соединение не обходилось без гауптвахт, и "лесоповальный батальон" не был исключением.
   Стройбатовская лесоповальная гауптвахта была райским местом без многих ненужных строгостей военного свойства как кто: на кой хер строить "покорителей тайги" на поход в столовый барак на удалении ста метров от жилого барака? Раз.
   Дневального не было, никто не орал утрами "рота, подъём!", "губари" пробуждались по приказу тела "восстань, и очисть плоть от шлаков!" Два.
   В середине ноября юг Архангельской области температурой за стенами барака отличался от температуры севера Краснодарского края, но, соблюдая армейский распорядок, одетый по-зимнему сержант выстраивал "каре" и требовал строгости от раздетых до гимнастёрок "воинов":
   - Песню! - обожал человек солдатское пение:
   "Родилась ты под знаменем а-а-лым
   в восемнадцатом грозном году,
   всех врагов ты в боях сокру-уши-и-ла,
   сокрушила фашистов орду!
   Несокрушимая, и легендарная,
   в боях познавшая..." - на "познавшая" кончался путь до "пищеблока":
   - Стой! - стоячие армии не поют, исключение "всесоюзный ансамбль песни и пляски имени..." Три.
   "Губари" были избавлены от лекций "заместителя командира батальона по политической работе с военнослужащими", никто не терзал слух нарушителей воинской дисциплины "успехами в построении кумунического общества в стране" Четыре.
   На "губе" воины савецкой армии отдыхали от работы. Пять.
   И как был неправ учитель начальных классов возрастом за тридцать, заявивший во всеуслышанье:
   - Ваша "губа" тюрьма в миниатюре! - учитель на губе не бывал.
   Отсыпались нормальные "нарушители воинской дисциплины", а солдат, беспробудно спящий третьи сутки, нуждался во вмешательстве военной медицины (медсанчасть), но не наказания "губой", спящих и пьяных на Руси не наказывают (не бьют)
   Мой послужной список отмечен пребываниями на "губе" сроком
   тридцать девять суток за три года "службы в рядах вооруженных сил" без упоминания, с каким оружием служил.
   Первое знакомство с губой состоялось милостью взводного сержанта на вечерней проверке ротного командира:
   - Рядовой... - сержант вперил командирские глаза в меня - вам - сержант прошёлся вдоль выстроенных в казарме "сапёров", выбирая напарника - и рядовому - указав кому именно - поручаю чистку туалета от фекалий.
   - Товарищ сержант, разрешите сказать?
   - Что у вас?
   - "Сортирная поЕзия"?
   - Есть и такая?
   - Есть - и продекламировал:
   "Товарищи, друзья,
   на доски срать нельзя,
   для этого есть яма,
   держите жопы прямо!"
   - "Поэт"!
   - Не моё, познакомился в общественном туалете на "малой" родине, с той поры ни разу не нарушил призыв.
   - Хорошо, но чистить надо...
   - Надо... Пусть косожопые выйдут из строя, признаются в привычке срать не в "толчок", а на доски, и... - "речь в сенате" повышенным тоном прервал сержант:
   - Трое суток за пререкания с командиром! Дежурный, проводите рядового на гауптвахту!
  
   Гауптвахта, мать родная,
   губа, милая тюрьма,
   не сидевший в твоих стенах
   знать не знает ни хера! - поЕзия занятие трудное, слов много, а в звучную рифму из тысяч годны единицы.
   Первую "губную" ночь провёл в одиночестве, а на утро в "камеру преступника" явился командующий "губой" в чине лейтенанта:
   - Так, быстро дуй в радиорубку и включай радио, майор серчает.
   - А после включения на место возвращаться?
   - Ты, чо, совсем...
   - Понятно.
   Потом был "друг" с таблетками дионина, сцены со "спяшим красавцем", коего разбудил замполит и отправил за двадцать км. от базы в тайгу рубить сучья с поваленных елей.
  
   Читатель, автор ведёт рассказ о событиях возрастом шесть десятков лет, но за подлинность событий ручается, чего нельзя сказать о последовательности событий.
   Это была первая "ходка", если пользоваться языком "сапёров", имевших в биографиях нарушения законов с последующей "изоляцией от здорового савекава общетсва" в отдалённых местах "страны саветов"
   Будут рассказы и о других посещениях "узилища иродова", за что, на какой срок был подвержен "воспитанию в духе понимания важности воинской службе" с изложением мелких деталей пребывания на "губе"
  
  
   7.
  
   "Опальный"
  
   В уничтожении "лёгких планеты" (тайги) важны два пункта:
   а) свалить дерево (мала частица кубометра древесины),
   б) сваленные кубометры вывезти туда, где в них "остро нуждается народное хозяйство страны",
   в) не забывать чужое "после нас хоть потоп"! - могут быть и другие позиции, но о них ничего не знаю.
   Место моих "взлётов" и "падений" точка с координатами по широте и долготе в архангельской губернии ныне безраздельно принадлежит военным, оттуда производят "успешные запуски ракет" в сторону полигона на Камчатке, и если не считать другую площадку в степных просторах "дружественной страны" граничащей с Россией - архангельская стартовая площадка единственная.
   Позволят "друзья-соседи" при обороне от настоящего врага запустить что-то серьёзное вопрос, но со своей площадки мы вольны запускать в Космос всё, на что хватит средств.
   В двадцати километрах от базового лагеря, где находилась основная масса сапёров и "руководящие товарищи" стояли пять бараков без ограждения и вышек.
   Колючее ограждение и вышки вкруг бараков были убраны после пятьдесят третьего года, а, по заявлению "патриВотов страны саветов" "вышек с вооруженными вертухаями никогда и не ставили" Может, и, так, не в вышках наша сила.
   Между основным лагерем с пятью бараками, за двадцать километров в тайгу, лежала лежнёвая дорога с перерывами. Что такое "лежнёвка"? Настил из досок на песчаной таёжной "земле", коя больше половины года не пропускает колёсный транспорт и зовётся "непроезжей" Лежнёвки прокладывались в местах, где проехать колёсному транспорту невозможно (песок).
   Только гусеничное транспортное средство могло пройти по пескам тех мест, но высокие военные командиры верили в силу военно-стоительного батальона и не ошиблись: "сапёры" настелили двадцать километров лежнёвки и пустили на вывоз древесных кубов прошедшие войну старые, изношенные и битые ЗИС пятой модели. О четырёх предыдущих моделей ЗИС сведений не имею.
   В летнее время лежнёвка вела себя скромно и дозволяла делать до ста двадцати километров, шестьдесят коих был загружен сырой древесиной.
   В зиму "дорога жизни" покрывалась льдом и говорила:
   - Ша (шалите), мальчики, лафа (арго, "удача"), будь вы шоферами авто первых лиц государства, но выше первой передачи катить по себе не позволю!
   И какое терпение на грани с героизмом нужно было иметь, чтобы тащить кубы полудохлой техникой без "блядь, того и гляди, сойду с лежнёвки и буду ждать, когда подойдёт товарищ и поможет..."
   В рейс ходили колонной, не было "прибыл, загрузился, потянул, а тут встречный пустой и не разъехаться..."
   Справедливости ради надо сказать: когда-то лежнёвку настилали заключённые, и бараки строили они, а высокие владыки пятьдесят третьего года, наполненные по уши "гуманизмом", дали свободу зекам. Пустые бараки не давали покоя "высоким товарищам", тогда-то и были призваны "на защиту социалистического отечества" условно годные граждан "страны саветов" Явно непригодных на службу в настоящих воинских частях принимал добрый папаня стройбат.
   И "спящий киномеханик" был отправлен в ссылку на лесоповал в дополнение к уже имевшемуся "контингенту военнослужащих" двести человек.
   Здравствуй, мать-Зима со снегом в пояс и ты, двуручная пила, "основное орудие военнослужащих сапёрного батальона"! Какие претензии? Сапёр не стреляет орудием и трёхлинейкой Мосина, не сгорает в танке, не поднимается под облака, у сапёра райская (военная) житуха, у сапёра иных орудий, кроме пилы, топора и лопаты никогда не было и впредь не ожидается.
   В напарники "штрафнику" поставили маленького, хилого азербайджанца, не желавшего отходить от костра далее трёх метров при максимальном инфракрасном излучении - и на метр при малом. Сержант-надзиратель задавал глупый вопрос "почему не работаете"!? - на что умный напарник теплых районов "страны саветов" делал скорбное лицо и отвечал:
   - Ми савсем бальной! - за "больного" прятался и я: как пилить одному, двурочной пилой?
   Валка тайги двуручными пилами в зиму пятьдесят четыре - тире пять отцам-командирам в столице не казалась широкомасштабной дурью, вот мы и "заготавливали нужные стране кубометры древесины", а простые таёжные мужики, были и такие, открыто говорили:
   - Двуручной пилой много не свалишь, херня, а не работа! -столичных носителей погон с золотым шитьём кубометры архангельской древесины не волновали:
   - Не наш профиль.
   "Болезнь" напарника кончилась разводом по разным работам: мне поручили брубать сучки сваленных стволов, напарнику - собирать обрубленные ветки и кормить костёр.
   Ведущими в атаку на архангельскую (скудную) тайгу выступали вальщики, завалить лесину (дерево) точно в нужное место искусство, лесины можно уложить так, что подобраться к сучьям, ушедшим в снег задача, а можно иначе, и сучки обрубаются без проблем.
   И, вот оно, гордое удовольствие: в первый день труда "во имя процветания сасалисической родины" сучок толщиною в указательный палец удалялся двумя ударами топора, а на третий день, после обучения результативному удалению сучков у сучкоруба-профессионала, плюс показ правильной заточки орудия
   труда(топор) - сучок толщиною в большой палец покидал родной ствол после одного лёгкого касания рубящего инструмента.
   Не совсем дураки командиры лесоповального батальона, устроившие "соревнования по количеству сваленных кубометров с награждением передовиков воинским званием "ефрейтор", и "простые совецкие военнослужащие" заглотили наживу. Не все: сидя у костра и не обращая внимания на сержанта, бригадир Иван, кому был отдан на исправление, антисоветствовал:
   - Пусть себе на погоны "ефрейтора" вешают, а мне жратву хорошую дадут! - в обязанности сержанта-надзирателя входил учёт сваленных кубометров, но не доклады старшим командирам о "антисовецких" разговорах военнослужащих.
   сержанта выше "надсмотрщик" не простиралась:
   - Прекращайте сидеть, приступайте к работе! - бригада смотрела на Ивана, ждала: поднялся бригадир - поднимаются остальные, сидит Иван - требования сержанта поднимаются в небо вместе с дымом:
   - Дурачок, могу так "работать", что первый скажешь "отдохни"! - и объяснили суть: создавать вид работы. Позже узнал название иноземной "работе": "итальянская забастовка"
   - Чего намертво в топорище вцепился? Задушить хочешь? Держи свободно, но чтобы топор из рук не вывалился... И привыкай одной рукой работать" - верно, точность удара в место выроста сучка одной рукой выше, двумя - промахиваюсь...
   Через какое время появились электропилы и кривая графика по кубометрам "дуром попёрла" вверх - не знаю, но от технической оснащённости пострадали сучкорубы, прибавилось работы, не успевали сучкорубы за вальщиками: те навалят хлысты - и к костру на перекур, а сучкоруб стволы очищает и завидует вальщикам... Зависть не прошла мимо:
   "может, на повал пойти? Снег от ствола убирать, впереди вальщика идти"? - раздумье длилось, нерешительность не позволяла сказать бригадиру:
   - Возьми на валку... - а если бригадир откажет? Что тогда?
   Тогда остаётся "повышение квалификации" до звания "сучкоруб- виртуоз". В удалении сучков важен острый топор с удобным топорищем, крепкие мышцы рук, глазомер и понимание, какому сучку, и какой силы удар нужен. Вот оно, тихое и незаметное счастье, кое может продлиться не менее трёх лет! "Мечты, мечты..."
   За технику в батальоне отвечал другой офицер в чине майора. Грамотный человек, "технарь", ничего военного, кроме формы, не содержавший.
   Майор! Мудрый ты мужик, смелый человек, помянул бы имя твоё, но дал слово не поминать имён и фамилий командиров от сержантов и выше, а "речения и деяния" твои помяну.
   С моими рассказами - узнаешь себя, а забыл слова в мой адрес - напомню:
   - Что творится, еби иху мать, а!? Человек прилично знает электротехнику, а его в сучкорубы поставили! Совсем ебанулись! - майор не указывал имён и фамилий, было так понятно, кто ходил в "ёбанутых".
   И немедленно лишённый "орудия труда" (топор) приказом послан осваивать передвижную станцию с "электрической" стороны. Моторную часть, привод, обслуживал другой человек. Сегодня думаю, что и командира батальона по кличке "Сухостой" майор-технарь не признавал: комбат - "общее руководство, поставщик людей, а отвечать за технику - майору. Лес из тайги вывозят старые машины, с военного времени ЗИСы, развалины. За их "жизнеспособность" спрашивают с него, но не с командира батальона! Комбат всего лишь военный, но далеко не "технарь".
   - "Им что - продолжал майор, явно и смело понижая авторитет руководства - они дальше "шагом - марш" не уходят"! - майор, молодой солдат сражён твоей смелостью! Ты первый и единственный "военный диссидент", коего имел удовольствие видеть собственными глазами и служить под твоим руководством! С удовольствием служить! Иметь такую смелость тогда - для этого нужно быть большим человеком!
   - "Дальше тайги не сошлют"! - господин майор, дорогой технарь, брат по духу, настоящий русский человек, смелое выступление твоё помню и до сего дня!
   С опозданием в пятьдесят лет думаю: "почему так в отечестве"? Замполит, полная и абсолютная ненужность в батальоне - в звании "майор", человек, на котором вся жизнь батальона держалась - и тоже "майор"! "Первый" майор - беспросветный, , косноязычный, недалёкий и ненужный балбес - "величина", на другом, без которого "замполиты" всей армии немедля вымрут - "вторым" идёт! Мать вашу"!
   Нет, не так, была разница между майорами: майор-технарь возражал комбату, когда считал нужным возразить, имел свой голос" и комбат его слушался, а замполит против "Сухостоя" рта открывать не смел!
   Разгляди с первых дней службы разницу между майором "политиком" и "технарём"-майором - не стал впадать в сон от таблеток "друга", но придумал что-то лучше для прекращения службы под управлением "замполита".
   Майор, всегда помню тебя: не представляешь, в какой восторг ввёл заявлением "в такое время разбрасываются готовыми специалистами"! и как высоко поднял девятнадцатилетнего парня! "Я - специалист, я - ценность, я - главный на делянке в "творческом и созидательном процессе по заготовке леса"! И пустяк, если кто-то из четверых вальщиков, до предела уставший, рубанёт топором по кабелю подводки напряжения к пиле! Мелочь! Он думает, что совершил страшно большую диверсию, перерубив кабель, но соединить провода, даже не отключая их от генератора, было для меня сущим пустяком! И не нужно было вальщику вполголоса просить меня:
   - Не торопись! - и шёл к костру сушить одежду: бесконечный снег таял на солдатских бушлатах.
   Понимал, ты, вальщик, изо дня в день перевыполняющий "норму", страшно устал! Да и питание у тебя убогое, при такой работе тебе нужны не такие калории, кои отпускает ежедневно интендантская служба батальона.
   Доложить взводному сержанту, что "имелся факт умышленной порчи казённого имущества со стороны... "? Ты, потомок коллаборациониста, такое деяние для тебя сделать просто, порода у тебя предательская! Но как такое можно подумать, а не то, чтобы сделать!? Проклятые работяги за плохую пищу и собачьи "условия труда и проживания родная советская власть" здоровье вынимает! Сука драная, "законом о воинском долге" прикрывается и делает, что вздумает! Поможешь ей?
   Что "я"!? остановить генератор - пустяк, секунды на выполнение, но чем объяснять останов? Профессионал, в тебя верит отличный человек, главный технарь батальона! Ведь частые перерывы "по техническим причинам" можно растолковать:
   - "Ошиблись в ваших знаниях техники. Марш сучки рубить"!
   Так произошёл второй "взлёт" Бензиновым двигателем, что крутил генератор, управлял моторист, и всё повторялось, как при работе киномехаником. Даже легче: о бензине для двигателя я не думал, "план по сбору" выполнять не нужно, меня кормили, и я был свободен. Требовали пустяк: чтобы станция работала без остановок и поломок, чтобы пилы были исправны в электрике, а заточкой режущих цепей руководил другой человек. Кто-то свыше явно благоволил ко мне! но кто!?
   Материально процветал, а моральная сторона "малый, тебя выперли с должности старшего сержанта" не трогала, не было "душевных мук" и сожалений типа "хорошего места лишился". Выгнали - ну, и ладно, стало быть, заслужил!
   Но через какое-то время, а поскольку в тайге такая величина, как "время" отсутствовала - с основной базы к ссыльным прибыл разговор:
   - Новый радиомеханик, то ли с перепоя, то ли ещё от чего, умудрился добыть из оружейной комнаты ППШ, залез на крышу штаба и давай палить по всему, что двигалось! Шуму было - пропасть"! - а мы живём в тишине и ничего не знаем!
   После "опалы" и удаления в тайгу "доходное" место "радиста" майор-замполит пожаловал "другу", что лишний раз говорило о слепоте армейских "политиков"
   Почему мне, молодому простаку, не устроил "допрос с пристрастием":
   - Отчего трое суток без малого валялся на нарах, какой сон сморил? - вам, выгнал в тайгу сучки рубить, и вся недолга!
   И себя "хорошо" помянул: "а-а-а, вот чем когчились разговоры "друга" об усилительных устройствах, вот во что обходится болтунам "выдача военной тайны"! Не просто так старый уголовник выпытывал "секреты" включения и выключения радиоузла! Парень, большой ты балбес, если не сообразил главное: "друг" убил человека за деньги железнодорожной накладкой, а за хорошее место скормить молодому дурачку лошадиную дозу снотворного пустяковая работа!" - ничего не знал об "отморозках" в "савецком обществе", а они были во все времена.
   На рассказы о событиях в основном батальоне не отзывался: стрелял, никого не уложил - и, ладно, может, "майор-замполит" что-нибудь и понял, а не понял - ему жить и продолжать службу.
   Не интересовался концом истории с "переколовшимся другом", ведь, знал, "друг" наркоман, но "почему не поставил в известность командира" - объяснение короткое: привычка молчать сидела с детства. Есть командиры - пусть и вникают в жизнь подчинённых, на то и погоны носят.
   От скуки недолго, в "ссыльной" половине батальона велись разговоры о подробностях случая.
   Очевидцы рассказывали: при первых выстрелах уколотого с крыши штаба, из политического" кабинета вылетел замполит, и, забыв законы войны, покатился в сектор обстрела вразумлять "товарища бойца о прекращении безобразия", а, получив на призыв неприцельную короткую очередь старика ППШ, майор сообразил, что патроны в диске автомата боевые, не кинематографические, после чего "политрук" резво, без учёта возраста и телосложения, переместился в "мёртвую зону" Военные знают, что "мёртвая зона" есть место, в коем, при всём желании атакующих, поразить противника личным огнестрельным оружием не получится.
   Оправившись от страха - майор заорал кому-то:
   - Стреляйте в него! - указывая пальцем цель на крыше штаба, но желавших немедленно выполнить команду майора "открыть огонь на поражение" не находилось. Были и причины не выполнить команду старшего по званию: военнослужащие не имели оружия.
   - Чёрт с ним, дураком, долго не продержится, раздет, мороз в чувства приведёт, и патроны кончатся, без ума палит. Товарищ майор, выстрелы считайте, чтобы знать, когда диск опустеет! - советчик в "наивных" ходил, когда предложил майору считать сгоревшие патроны.
   Эх, не было кинокамер, некому было снимать "бунт савецкого ивоеннослужащего против..." - события происходили в начале марта солнечным днём в одна тысяча девятьсот пятьдесят...
   Какая разница, когда наркоман-уголовник с "тяжёлой" уголовной на гражданке пуганул руководство стройбата стрельбой боевыми патронами?
   Великое чудо, но никто из присутствующих не был ни ранен, ни уложен совсем, видно, доза "марафета" была высокой, не аозволяла вести прицельный огонь.
   Сцена игралась в начале марта солнечным днём, декораций не надо, света море, лучшего на съёмки не найти, кадры чистый документ, но снимать нельзя.
   Забава со стрельбой закончилось судом, а сколько годов отсидки влепили рецидивисту - не интересовался.
   И не злорадствовал; скормив три таблетки дионина простаку "друг" открыл дорогу в неведомое, кое, как показало время, было намного лучше примитивного включения радиоузла в "шесть утра по столичному вренени", и выключение "матюгальника" на плацу в двадцать два по тому же столичному времени.
   Не злорадствовал и по другой причине: новое место нравилось свободой, майор-технарь не требовал топить печи в квартире. уважал команду технически грамотных солдат, и сравнивать замполита с ним совершать страшный грех!
   Эх, не мог девятнадцатилетний солдат срочной службы задать вопрос "старшему по званию товарищу":
   - Чего товарищ майор не стрелял в "обколотого" солдата? Было при себе табельное оружие?
   Возраст событий более полу века, имя и фамилию уголовника-наркомана помню, но, придерживаясь правила "фамилии не упоминать, тормозить на именах" умолчу и сейчас.
   Жив "товарищ с автоматом" сегодня? Вряд ли, какими не будь "ширяльщики" богатырями - "шприцевые" наркоманы долго не живут.
   Есть ещё "правило", нарушение коего считаем неприличным: интерес к размерам пенсии. "Правило" гласит: "о мёртвых или хорошо, или ничего" Два упомянутых правила постоянно нарушаю и никакого греха от нарушений не вижу. Начну с хорошего:
   "Никогда и ни при каких обстоятельства с твоим телом не глотай таблетки от незнакомых людей, а от знакомых - тем более, и если глотаешь - глотай не лошадиными дозами! Помни: "жадность фраера губит", а не фраеров губит "халява"
   Иногда пытаюсь войти в общение с душой наркомана, но что-то плохо получается, "брыкается" душа.
   Сказанное душа "друга" может "опротестовать в кассационном порядке сроком в десять дней":
   "в теле, где обитала, было много физической силы, но денег при теле не было. А что значит сила без денег? Так, один мираж... Кто и когда надоумил тебя, что с помощью даденной силы можешь "обогатиться"? - можно установить, но зачем? И заметь: не трудом сделать жизнь богаче, а инкассаторской сумкой.
   Вывод: в сильном теле никогда не бывает большого ума, в теле всегда присутствует что-то одно из двух упомянутых даров.
   Раскаяний от совершённого преступления не испытывал, потому и рождается вопрос: какая "высокая государственная" тупость выпустила наркомана его из зоны, а другая, трижды тупее, "призвала в ряды защитников страны саветов"?
   И почему майор, "политический руководитель воинского подразделения", не заглянул в личное дело "товарища военнослужащего" перед тем, как вручить ключи от радиоузла?
  
  
   * * *
  
   Красива архангельская тайга зимой!
   Посадкой деревьев в архангельской области (губернии) не занимался, но к противоположному и посильному деянию руку приложил: вырубал "лёгкие планеты", а куда уходила древесина из архангельской тайги, и не только оттуда? - не волнует.
   Заокеанская держава часть территории назвала "парком" и отняла красоту: парк и есть "парк", парк место ограниченное, в парках гуляют, в парке царят "Правила поведения", кои требуется неукоснительно соблюдать. В заокеанских парках сказка отсутствует полностью...
   Пребывая первую зиму в архангельской тайге, поразился природному явлению: в тайге сорок минусов Цельсия при абсолютной неподвижности воздуха не чувствуются так, как половина точно таких же минусов с ветром в казахской степи.
   Три года "службы в рядах вооружённых сил" были для меня отличной "школой выживания". Может, и не совсем "школой выживания", скорее это было что-то очень похожее на "колонию-поселение", но не настоящую. От настоящей колонии "Бог миловал"
   Тогда кое-что понял: малое число изолированных людей становятся необыкновенно дружными. Как одна семья. Никто и никому не мешает, нет споров и распрей, никто и ничего не делит. На все желудки пропитание из одного котла, а если хочешь как-то разнообразить прокорм - думай как. Тайга поможет. Она на первый взгляд суровая и мрачная, а когда к ней приглядишься - что мать родная! Русским людям следует проживать малыми порциями и как можно дальше порция (община) от порции.
   Редкие свидания - лучший способ не докатываться до взаимного отеческого самоедства, и трёх позиций: "свиделись-поговорили-разошлись" - достаточны для взаимной и прочной любви. Всё остальное - "от лукавого". В тайге понял: "теснота делает нас злыми и нетерпимыми".
  
  
  
   Глава 8.
   Друзья-товарищи.
  
  
   Не было, и впредь не случится, чтобы в группах военнослужащих не появлялась дружба, товарищество, или отношения "ты мне - ничего, и я тебе - столько". О нынешней дружбе и "воинском братстве" ничего не знаю, а потому что-то говорить не имею морального права. У меня стройбат, лесоповал в архангельской тайге, где в составе батальона, сочетая полезное с приятным, очищал от тайги место, где ныне находится известная "стартовая площадка".
   О "друге", "исцелившем" от бронхита таблетками сильнейшего снотворного (дионин) рассказал. Пора помянуть других людей, кои были не "дружественны" ко мне и лечили снотворным:
   Николай, жив-здоров? "Язви тя в душу", как поживаешь? Потерял на дороге жизни редкостный и светлый юмор, избавился от свойства видеть мир не таким, каким пытались показать умные, а часто и не совсем, прохиндеи? Привет и поклон, "китаец"! Хочу видеть тебя живым. О здоровье речь не веду.
   Павел! Добрейшей души человек! Кроткий и бескорыстный! Жив? Позволишь рассказать о твоей кротости и незлобивости? Тогда я не спрашивал, а сейчас - прошу разрешения.
   На какие только шутки мы не шли! Какие споры не затевали! И ставкой всегда был сахар. Два маленьких, жалких армейских нормированных кусочка сахара! На них и спорили:
   - "Спорим на вечерний сахар: нассу тебе в карман без смеха"! - в наше время весёлая тема спора. Разумеется, никто и никому не мочился в карман, но "споры" затевались.
   - "Не получится! Заржёшь! Спорим"! - в тёплый летний день отправились на мелкую и крошечную таёжную речонку с отвратной жидкостью вместо воды. Жидкость в берегах изо мха оставалась водой и годилась для "технических нужд": стирать спецовку. За этим и шли. Почему бы не поспорить на тему о мочеиспускании в чужой карман!? Всё равно одежду стирать, так почему бы не помочиться другу в карман!?
   - "Давай, ссы"! - Пашка оттопырил карман...
   Процесс мочеиспускания начался нормально и естественно, как и положено процессу мочеиспускания, к тому и серьёзно: на кону стояли два кусочка сахара.
   Мочился и озирался по сторонам: вдруг кто-то ещё заявится стирать одежонку и увидит, как человек ссыт в карман другому!? - и когда сенсоры мочевого пузыря готовились дать сигнал "ёмкость пуста и выигрыш в два кусочка сахару - твой"! - бросил взгляд на брюки друга, увидел расползающее мокрое пятно, и мысль: "чем занимается взрослый человек"! - взорвала грудь хохотом!
   - Засмеялся, проиграл сахар... Конечно, за такое ржание стоило слупить четыре кусочка, да уж, ладно, прощаю - друг улыбался во весь рот!
   Когда-то "нассать в карман без смеха" считалось невыполнимым, и великая благодарность другу за согласие проверить так ли это? Тысячи и тысячи поминали процесс мочеиспускания в чужой карман словами, и только мы проверили практикой!
   Верно, без смеха помочиться в чужой карман не получается...
   Мой Хранитель может сказать, жив ты, или в ином мире, но сознанием хочу видеть тебя живым и здоровым. О мёртвых писать просто: товарищи и друзья не возразят и не поправят, если вдруг "заеду не туда". Низкий поклон сослуживцам безропотно несших
   "тяготы армейской службы" и не озлоблялись на соседей.
   Последним помяну Петра: не был товарищем, за время службы перекинулись десятком слов, но Пётр стоит упоминания.
   Лишённого водительских прав за какое-то нарушение "Правил вождения" на "гражданке", командование батальона не упустило из вида петькин талант водить транспортное средство и применило по назначению: доверило изношенное "транспортное средство" (ЗИС-5), "ветерана великой отечественной":
   - "Ваша задача - денно и ношно, без пустых и ненужных "соблюдений воинской дисциплины", возить кубометры древесины с делянки до места погрузки на железнодорожный транспорт". Длинное, газетное, а проще было так:
   - "Давай, садись за руль - и пошёл! Кубы нужны..." - кто в тайге пойдёт на риск проверять у водителя удостоверение "на право управления транспортным средством"? Да занеси чудом обычного инспектора в тайгу, да вздумай бедолага потребовать у Петра "водительское удостоверение" - мало что осталось бы от инспектора!
   "Ссылка" угнетала не потерей места "старшего кинорадио...", но разлукой с товарищами, к коим привык за мало время "несения тягот армейской службы".
   Первый случай (и последний) нарушения правила "Свято чтить фамилии сослуживцев и не поминать всуе":
   Тришкин, Пышкин, Залупышки, Щеколдин, Гвоздин, Пиздин Коньков, Пьянков, Басов - а тебе, дорогой читатель, методом "логических умозаключений" остаётся выяснить: "какие из упомянутых фамилии - подлинные, а какие - вольности автора"? Успехов!
  
   Глава 9.
   "Во глубине сибирских руд..."
  
  
   Повторюсь: служил в полном "сапёрном" батальоне из четырёх сот военнослужащих. "Сапёрным" батальон проходил по бумагам Генерального штаба, в реальности оставаясь "стройбатом".
   Какое количество работников в месте "ссылки" занималось заготовкой древесины, какое количество солдатских рук занималось погрузкой добытой древесины в "центре" - для меня оставалось "военной тайной". У всякой "военной тайны" есть большой минус: "тайна" остаётся тайной до поры, пока не появляется нужда в раскрытии. "Тайна о количестве военнослужащих" куда сослан отбывать "каторгу" - не была тайной: что-то около сотни рабочих. Рота. Вальщики, сучкорубы, трелёвщики, разделочники леса на эстакаде.
   Кто работал в "центре", имел выход на железнодорожную станцию - могли называть себя "изолированным обществом", но рота, готовившая "кубометры древесины" за двадцать километров от них - могли с полным правом читать бессмертное:
   "Во глубине сибирских руд..."
   Проживали "ссыльные" в помещении, кое когда-то (недавно, года полтора назад) звалось "бараком". Плюс столовая и что-то ещё. Название жилища менялось от "начинки": если "зеки" именовали помещение "бараком", "военнослужащие" не "зеки", а потому будьте любезны поминать барак "казармой".
   Постороннему зрителю хватило бы одного взгляда, чтобы уверенно заявить:
   - "Настоящий "зековский" лагерь"! - но полного сходства не было: бараки не имели "горожи" из колючей проволоки и не было сторожевых вышек по углам периметра в количестве четырёх штук. Отсутствовали и "главные ворота".
   Какими словами рассказать о том, что испытал в первый раз, когда в октябрьскую чёрную ночь волки подошли, чуть ли не к самому порогу казармы? И когда всего только у одного "военнослужащего", Ивана, настоящего таёжного охотника возрастом за тридцать, есть одностволка шестнадцатого калибра? И он палит из неё во мрак на волчий вой?
   Ерунда, волки в казарму проникнуть не могут, это понял быстро, но как военнослужащий ухитрился пронести одноствольное охотничье оружие в воинскую часть - такое и до сего дня остаётся для меня загадкой. С другой стороны: почему и не иметь старенькую одностволку? Жили вольно, свободно: какие дополнительные требования и спросы "соблюдения воинского устава", если воины "славным трудом укрепляют оборону страны
   за одно пропитание!?
   Номинально, "для порядку", на делянке надзирал "взводный" сержант, и призывы-приказы "прекращайте перекур и приступайте к работе" военнослужащими первого года службы молча, без возражений, игнорировались. Будучи моложе всех в бригаде ничего удивительного в непослушании не находил: в основной массе "призванные" старше сержанта и работа на лесосеке не в диковину.
   Мною, "технарём низшего разряда", управляли двое: ротный, непосредственный командир и майор-технарь, отвечавший за технику в батальоне. За всё время работы в роли наблюдающего за пилами видел майора пару раз:
   - Со станцией нормально?
   - Нормально, товарищ майор! - майор позвол называть себя именем-отчеством, такое обращение не тянуло на "нарушение субординации", но "армия - это армия", какой бы не была и чем бы не занималась. Товарищи валили лес и могли считать себя настоящими "сапёрами", но мне гордиться званием "сапёр" не дозволяла совесть: в валке деревьев ничего не понимал.
   Что после падения с радиотехнческих высот, двуручной пилы в паре с худосочным, маленьким азербайджанцем завалил десяток тощих еловых лесин не давали права называться "сапёром", а удумай кто из высокого начальства сделать из меня настоящего сапёра-подрывника, специалиста по радиоминам - лучшего и прилежного ученика не нашли: ламповую электронику тех лет знал неплохо.
   Иногда на делянке появлялся "гражданский" человек и удивлял: "человек из другого мира! Мать родная! Год прошёл, как сам был "гражданским", и вот те на - удивляюсь! Одичал? Приобрёл иное зрение?
   Гражданский человек разговаривал с бригадиром, бригадир из своих, солдат, а почему не ачальство принимает указания, в каком квадрате и сколько кубов свалить было неясно.
   Бригадир первогодок-переросток за тридцать, получал указания гражданского на вырубку леса, порждая нехорошие мысли в адрес "отцов-командиров": похоже, и без вас валить архангельскую тайгу можно"?
   Читатель, более, или менее интересные события первого года службы, изложенных в подробностях "дневникового" образца автору показались лишними. В самом деле, что интересного в ежедневной валке леса, "что было на обед вчера и сегодня, и чем обрадует интендантская служба завтра"?
  
   "Второй год несения службы"
  
   1. Армейская реальность такова: или ты несёшь службу, или служба несёт тебя, но отчего зависят помянутые позиции - за три года службы не выяснил.
   2. Каждому отводится "полоса везения" и важно не пропустить момент первого шага по ней.
   Никто не скажет в миг вступления на "полосу везения": "Внимание! Будь бдителен, начинается время твоего везения, не пропусти"!
  
   10.
  
   "Договор с дьяволом"
  
   Чем хороши уединения? Возможностью управлять временем с условием: одиночество не должно быть пустым, даже и в одиночестве в тебе должно работать (физиологические процессы в рассмотрение не входят)
   Время "военных" добытчиков древесины "остро необходимой народному хозяйству страны саветов" выражалось в утреннем подъёме, приёме пищи (завтрак), выполнении дневной выработки по валке леса (обеденный перерыв на лоне Природы), возвращение в казарму после короткого светового дня (северная широта, зима), ужин (не царский, не княжеский, не купеческий, на уровне крестьян среднего достатка) "что бог (и военные интенданты) послал"
   Не было лагерного "отслужил день в день три года - будьте любезны выдать освободительные документы, снабдите необходимой суммой в отечественной валюте, крепко пожмите руку честно работавшему добытчику древесины, и пожелайте массу благ в дальнейшей жизни (гражданской)
   Но могут и задержать на пару месяцев "в интересах общего дела"
   Таёжная весна отодвигает "интересы общего дела" в сторону, а будь весенние месяцы бесконечны - в таком раю можно служить вечность.
   Ах, какая прелесть весна в тайге! Помню, как встречал вёсны в любимой Швейцарии (русской) с непроходимой, но короткой по времени грязью (грязь на просторах отечества одинакова), но весна в тайге - на особицу по единственному параметру:
   "Отслужил семь месяцев, пятую часть срока службы, много узнал, многое освоил, твоё положение твёрдое, почётное и независимое! Можешь, если не дурак, разумеется, припеваючи дослужить до "дембеля" без ненужных приключений" - да, всё так. Служит солдат кому-то, служит без нареканий и замечаний, не трогайте его! Не отстраняйте его от занятия нужным делом, он нашёл свою "ячейку и приносит обществу максимальную пользу"!
   Прекрасна тайга весной, но только до того момента, пока не появятся комары. Крупные, фантастически злые архангельские комары, для спасения, от которых нам в изобилии давали жидкую "мазилку" с названием "диметилфтолат". У всякой неприятности обязательно бывает "заместитель" с названием "худшая", и таким "заместителем" архангельским комарам был гнус. Мелкая мошка в громадном количестве появлявшаяся летом. На короткое время - но в изобилии! После неё комары казались эдакими "милашками", способы борьбы с которыми были привычны и понятны.
   А потом пришло таёжное лето вместе с таёжными дарами: ковры черники, голубики и малины. Чернику поглощал вёдрами, но поскольку черника всего лишь ягода, состоящая на девяносто процентов из воды, то и выходила она из меня... "водой" На старых "гарях" встречалась голубика, похожая цветом и вкусом на чернику, но ягоды крупнее, да и само растение выше.
   И совсем пришёл в большое удивление, когда однажды, блуждая по тайге в одиночку, вышел на сосновый лес, росший на ...болоте! И морошка! Место вроде бы ровное, для глаза приятное, идёшь по "ковру", а деревья от твоего хода заметно покачиваются! А, вот оно что: если по озёрной глади в северном Казахстане перемещались "острова" растительности, то почему в архангельской тайге не должно быть болота, полностью заросшего растительностью? С соснами? В школе когда-то об этом географичка рассказывала, а теперь и сам вижу! И что обидно: на такое болото технику для вытаскивания сваленного леса летом не загонишь, утонет она... Остаётся зима. Но почему большие, "спелые" сосны не рубили на том месте - объяснения у меня нет.
   Длительны дни июня в архангельской тайге! Отработают вальщики свои восемь часов, возвратятся в казарму, а солнце высоко висит в небе.
   Что делать? Обследовать таёжное "море". Интересно. И тогда в себе заметил: не боялся заблудиться в тайге! Шёл в любую сторону от казармы, направление выбирал по желанию и не думая "в какую строну двинуться". Длину таких углублений в таёжное "море" я, разумеется, не мерил. Не было нужды уходить далеко: находил обильное "место выпаса", ложился и приступал к поглощению черники пригоршнями. Когда решал, что нужно возвращаться "на базу" - поднимался, "выходил на курс" и включал "автопилот". "Автопилот" имел всего несколько соображений: "иди, как идётся и помни при этом, что двинулся ты от казармы в сторону запада, а возвращаться будешь на восток". Без компаса и без муравьиных "домов", кои милые насекомые строят на южной стороне от дерева. Сколько времени потребуется на поиски муравьиной кучи? И в какой стороне от тебя она может оказаться - вопрос. Есть мох на деревьях, этого ориентира в тайге больше. И не забывай, что правая нога у тебя бодрее, а потому шаг у неё длиннее, большее расстояние она у тебя "загребает". Ага, круги делает" - мимо родной казармы ни разу не "пролетел".
   После черники приходит время малины. О таёжных грибах умолчу, хватает грибов в тайге.
   Так и жили. Работали, и поскольку это был первый год службы "в рядах вооружённых сил страны советов", то дни до демобилизации никто не считал: "служить, как медному котелку"!
   Было одно громадное преимущество в нашей, затерянной в тайге половинке батальона: все были одного призыва, и всем предстояло одинаково "тянуть срок" длиной в три года. Не было "ротаций" и "демобилизаций с новым пополнением", а посему некому и некого было "учить армейской службе"
   Если кто-то удумал отыскать во всей армии соединение, пестрее нашего батальона по национальному составу - потерпел бы неудачу: азербайджанцы, армяне, грузины, башкиры, татары, русские и "три товарища" из Удмуртии. Держались вместе, одни из них был рыжий, добродушный и молчаливый. Ссор на этнической почве не было, а если и заводились - то от скуки и для "разнообразия". Полная адаптация произошла через год: если вначале службы кавказцы обижались на звание "черножопый" - через год терпения общего для всех набора "армейских прелестей" на оскорбление "черножопый" отвечали:
   - "Твой жёп белий, да? Давай сматреть будим"? - резонно, что сказать? - особого хождения "черножопый" не имело, и, думаю, "черножопый" погиб от пули-вопроса:
   - "Твой жёп белий"?
   Служащие востока на звание "чурек" не реагировали, "могучий и великий" не остановился и "чурек" трансформировал в "чурка". Похожее звучание, но суть - разная. Но и "чурка" не доставала "детей Востока".
   И ещё была одна странность: жители Кавказа чаще враждовали меж собой, чем с русскими.
  
   * * *
  
   Рассказы о прошлом хотелось прировнять к исповеди у служителя культа, но с небольшой разницей: если служитель после "доклада-покаяния" выносит "вердикт о помиловании" и "отпускает грехи", то монитор, в каких грехах ему не исповедуйся, ничего не говорит. Не дано ему отпускать грехи. Никому. Положение монитора в этом вопросе более лёгкое, чем положение того, кто "по долгу службы" должен выслушивать "кающихся грешников". Всего один раз представил себя "исповедником" и этого раза вполне хватило на то, чтобы понять, как тяжка роль "исповедника"! Сколько нужно выслушать "покаяний в грехах" и знать, что грехи одинаковы! Мелки и убоги! Что очень редко встречаются грехи, достойные быть увековеченными не менее, чем необыкновенно интересный роман! И нет надежды, что в ближайшее тысячелетие в грехах людских появится "изюминка"!
   Смысл военной службы в стройбате был прост: занимайся тем, что у тебя хорошо получается. Если ты не нужен в батальоне гражданской специальностью - батальон заставит тебя выполнять ту работу, коя ему нужна на данное время.
   А на данный момент ему нужны грузчики. Брёвна вручную на лесовозы вкатывать. Простая работа, но "сплачивающая людей в здоровый коллектив". При погрузке брёвен имитировать усилие не удастся: разоблачат на третьем бревне. Иногда - на первом.
   Не могу сказать с уверенность, кто и когда установил, что разозлившиеся солдаты, будь они настоящие, или "строительные", очень рьяно работают, когда входят в состояние злости. Удивительное явление, испытанное лично: пять-шесть человек с помощью взаимного оскорбления матом, по направляющим "покатам" забрасывают шестиметровое сырое бревно на верх полностью гружёной машины! Без крика и мата такое бревно, как норма, поддаётся отделению солдат. Вот она, сила "русской ненормативной лексики"! При погрузке очередного толстого бревна, кто-нибудь, кто знал лагерные законы не понаслышке, шутливо орал:
   - "Законники", под комель! - это значит, что под самую толстую часть бревна должны становиться "воры в законе"..
   И до сего дня понять не могу: как я после опалы у майора-замполита попал к майору-"технарю"? Видно, майор занимался отслеживанием "родословных" военнослужащих и выбирал на работу в свою "епархию" тех, кто ему был нужен.
   Итак: ротный "Нехай" орал на подчинённых после работы на погрузке; майор, ведавший всей техникой в батальоне ни на кого не орал и срывов работ по его вине не было. Майор-замполит суетился "с политико-воспитательной работой" в батальоне и только командир батальона, непонятно для чего был нужен. За три года службы видел его один раз...при неприятных для меня обстоятельствах. Как-то однажды в "ссыльную" половину батальона явился майор с "культурным десантом": кино привез!
   После падения наркомана, поливавшего с крыши штаба из ППШ ("пулемёт-пистолет Шпагина") всё, что перемещалось по плацу, его место занял товарищ, из дома которого начал дорогу на службу. Чем занимался коллега в батальоне время от начала службы - не знал, не интересовался. Не было у нас телефонов, не было и пустых лицемерных разговоров "как живёшь и что нового". Не испытывал к нему интереса и дружеских чувств.
   Вечерами электроэнергию в казармы подавали на время от "дизеля". "Светлого времени" хватало на посещения столовой, возвращение в казарму, совершения обряда "вечерней проверки" и:
   - "Отбой"! - какое-то время "дизель" стучал, а наслаждающиеся светом "лампочки ильича" знали:
   - "Вот-вот остановят..." - и предчувствия не обманывали: свет желтел и умирал:
   - "Отдыхайте, товарищи военнослужащие"!
   Майоров "десант" прибыл белым днём, летняя архангельская ночь наступала поздно, но могла и вообще не наступить, поэтому "дизель" для единственного сеанса никто не собирался запускать. Ещё чего! Для этой цели, уважаемые киношники, у вас должен быть автономный источник электроэнергии. Что дороже: "гонять" дизель в шесть цилиндров, или ваш киношный движок в один цилиндр и мощностью в "три лошади" - майор понимал, что приказать технарям запустить дизель он не может.
   "Услаждать" фильмом "ссыльных" должен был упомянутый коллега. "Просветительская" экспедиция во главе с замполитом прибыла к "ссыльным" в первой половине дня, и только после обеда коллега признался:
   - "Движок неисправный, "застучал..." Пиздец мне, пропал! Что майору сказать? - на "гражданке" коллега работал в районном доме культуры, в "автономном плавании" по деревням и сёлам района не ходил, а посему не знал, с какой стороны подходить к "четырёхтактному, одноцилиндровому двигателю внутреннего сгорания модели Л-3/2" и что с ним делать.
   На подвиг установить диагноз заболевшему" двигателю с последующим лечением - коллега не пошёл под страхом смерти, и ни под обещанием сделать "героем", и оставалось признаться майору, что в "одноцилиндровых четырёхтактных двигателях внутреннего сгорания" ничего не смыслит и прямым ходом отправиться в тайгу сучкорубом! - комплекцией коллега наводил грустные мыли о слабости человеческой природы.
   - "Что же ты, мудила грешный, молчал, чего ждал!? - почему не сказать о беде сразу по прибытии?
   У коллеги был выход: просить помощи с ремонтом движка у шоферов, но в киношном маленьком двигателе свои особенности, и о них нужно было знать.
   Вот он, второй миг моего "взлёта"! Вот он, момент, когда мог сыграть роль "отрицательного героя" не пошевелив и пальцем! Редкая роль, в коей ничего не нужно делать! Всё само сделается: коллега "сунет голову в петлю", когда доложит майору, что обещанный "ссыльным" военнослужащим фильм не будет продемонстрирован "по техническим причинам". Что далее? Для брата-киномеханика - уже ничего: у замполита иных решений, как "выгнать к чёртовой матери", не бывает! Один в "летаргии" три дня трупом валялся, другой укололся сверх нормы и стрельбу по сослуживцам открыл, третий в своей работе ничего не знает..."
   Что тогда!? тогда...тогда опять тебя позовут!? Нет, не позовут, в армии никто и никого не "зовёт", в армии, пусть и в стройбатовской, приказывают... А если позовут...
   ...снова в денщики к "господину" майору? Не-е-т, увольте, товарищ майор, знаю "от добра - добра не ищут"! Сейчас я уважаемый специалист, от коего зависит количество сваленных кубометров тайги... но и меня могут заменить, если в порученном деле окажусь слабаком.
   Во многих фильмах, что видел сам и показывал другим, мысли, что совсем на краткий миг родились тогда в сознании, определялись как "мерзкие и недостойные порядочного человека". Вот он, миг "выхода на сцену" в роли "отрицательного героя"...без всякого действия! Хочешь уступить своим мыслям? Для этого нужно было совсем немного: отойди от всего в сторону и пусть проблемы коллеги тебя не волнуют! Но ты ел хлеб в его доме и пил "бражку"! как можно!?
   - Так! Вот что: доставай из чемодана весь набор инструментов, а я поищу керосину и посуду. Займёмся "операцией". Будешь "ассистировать".
   - "Что прикажете - всё сделаю, "профессор"! - приятно слышать, пусть и обманное "профессор". После присвоения "степени" тем более нужно доказать, не обмануть веру истинного распиздяя и вернуть к жизни "одноцилиндровый двигатель внутреннего сгорания"!
   "Установление диагноза", разборка и "лечение" двигателя длились два часа. В это время "заместитель командира батальона по политической части" абсолютно ничего не знал и ни о чём не догадывался: техника не была сферой его деятельности.
   После окончания ремонта и пробного пуска говорю собрату по киношному делу:
   - Слушай внимательно: как вернёшься на базу, доложи майору, что двигателю нужен основательный ремонт, далее работать он не сможет. Этот сеанс отработает - и всё! Мудак порядочный: почему не следил за маслом в картере двигателя и дал расплавиться подшипнику!? - коллега старше меня, но выговор выслушал без возражений.
   Испытал гордость, когда техника после "реанимации" бодро заработала и выдала нужные вольты для демонстрации фильма? Немного. Гордости не было: чем гордиться, какой "подвиг"? Разобрать двигатель в один цилиндр, поставить на место расплавившегося подшипника нижней головки шатуна пластинку из алюминия, собрать двигатель "без лишних деталей" и вволю залить масла в картер? Так этому учили девять месяцев!
   "Товарищ майор, наша "техническая епархия" кое-что может! Правда, движок - пустяк, мелочь, но сладкий! - пока шёл фильм - волновался за свою работу:
   - "Господин майор-технарь, возвращённый к жизни на малое движок - в твою честь, ты поверил в меня" - пожалуй, был единственным солдатом в бригаде технарей, мысленно деливший советских офицеров пятьдесят пятого года на "господ" и "товарищей". Деление тянулось с войны, вот она, вражеская, "оккупационная отрыжка"! Сегодня думаю: если бы сдуру тогда назвал полным голосом "зампотеха" батальона "господин майор" - как бы принял, что ответил, или промолчал? понял, не принял за насмешку? не оскорбился? Не стал раздувать губы и пояснять, что "в советской армии нет "господ"?
   Вспомнился начальник отдела культуры, отправившего в первый рейс по деревням самого дальнего, "забытого богом и людьми" района Южного Урала с аппаратурой далеко не первой свежести и с технически изношенным фильмом. В какой раз говорить "спасибо, начальник"!? Мудрый ты мужик! Где бы смело и решительно научился обращаться с техникой? Знал, знал ты что-то такое, великое и сокрытое, о чём я, "желторотый", не догадывался!
   "Операция" по "возврату к жизни" двигателя проводилась на улице. Ротный, к коему был направлен на исправление, тоже в чине капитана, один раз подошёл к "операционному столу", посмотрел на "ход операции" и спросил:
   - "Получится"?
   - Получится! - как ещё отвечать командиру? И если заверил - выложись до дна, но останься хозяином слова!
   Ротный, всегда буду поминать тебя добрым словом! Красивый, стройный человек, но почему ходил в капитанах!? Никто в роте не слышал ни единого плохого слова, ты не выстраивал подчинённых в исподнем перед "отбоем", как "нехай" и не орал глупости, всем распоряжались сержанты, а ты их сдерживал, когда в рвении "помощнички" пытались перейти "границы". Или в тайге отдыхал душой от глупости "больших командиров?
   Начальники, как на "гражданке", или армейские - "хорошими" быть не могут. Градации отечественных "начал": от крайне "плохого", иначе - "говно начальник", и до которыми "работать можно". Подчинённые уверены:
   - "Хороших начальников не бывает" - нарушил правило и наказанием получил ссылку в архангельскую тайгу во главе двух сотен солдат всех "народностей совецкого союза".
   За службу встретил два сорта командиров: "нехай" с замполитом, ненужные армии абсолютно, и майор-технарь со ссыльным ротным в чине капитана.
   Какие офицеры в мою службу преобладали? Хорошие: майор, в сути, был беззлобным человеком, а если судьба затолкала в "замполиты" - вина майора присутствует?
   Везло: в критический момент службы, как по волшебству, появлялся командир из хорошей части офицерства, малое время смотрел на мою физиономию и говорил:
   - Сменить режим службы! - толковые офицеры разнообразили службу рядовым в интересном направлении, после "нехаев" приносили исцеление.
   Пришла таёжная осень. Бригадир, "солдат с ружьём", отработав восемь часов, на законном основании ходил в тайгу и стрелял рябчиков. Как-то напросился:
   - Служить в тайге и не побывать на охоте? Возьми с собой?
   - В чём дело? Ноги твои, айда! - и пошли.
   Охота на рябчика проста: ружьё шестнадцатого калибра, патроны мелкой дроби, манок-свисток, звук коего похож на призыв самочки.
   Будь тогда нынешняя видеотехника - фильм "Охота на рябчика" получил первые премии. Таёжные охотники рябчиков называют "рябок"
   "Ешь ананасы, рябчиков жуй..." списано "савецким поЕтом" с потолка, в тушке рябчика нечего жевать, рябчик ценится особым ароматом, ведро картошки на бульн из пары "рябков" съедался тремя военнослужащими как нечто необыкновенное!
   Много сказано о аромате трюфелей, но архангельские рябчики дадут трюфелю приличную "фору"
   Сравнивать гриб с живностью неправильно, но когда слышу восторги о трюфеле - вспоминаю маленькую, серенькую, окрасом похожую на воробья, птичку рябчика из архангельской тайги.
   Французам - трюфели, нам - рябчики. Грибы, брусника, клюква ждут своей поры: первых морозцев. Сказка!
   И нА тебе - "проза": как-то появился замполит, вызвал в комнату к ротному и начал искушать:
   - Нужно оформить клуб наглядной агитацией... - что нужно было майору сообразил без задержки: на листах настоящего ватмана изложить красивыми, "глазастыми" буквами, желательно и графикой, "донести до военнослужащих батальона намерения (мечты) "коМунической партии совецкого союза" на ближайшую пятилетку.
   По каким-то нарушениям речевого аппарата, а, возможно, и мозговым, но майор не мог правильно произнести стандартное ""коммунистическая партия" а почему никто из "вышестоящих товарищей" не озаботился речью майора - осталось тайной майру и тем, кого "воспитывал в духе любви и преданности "кумуническому" учению" Видно, в исправлении речевого дефекта майор был безнадёжен...
   "Комуническая партия" была причиной майоровой службы в стройбате, но могу и ошибаться: в трудные места партия всегда посылала "стойких, политически грамотных работников"
   Это был редчайший, пожалуй, на всю советскую армию тех лет майор-замполит, неспособный правильно озвучить звание "главной и направляющей силы советского общества"
   Вначале удивился: "с чего майор решил, что рисовать умею!? Кино крутить могу, обучили, а рисовать, извините, иная работа, на выполнение твоих "задач по воспитанию военнослужащих в духе преданности..." нужен дар божий, а такового не чувствую" - что не владею талантом живописца промолчал.
   Киношкола затратила час на обучение писать рекламки о предстоящем кинопоказе в селе, рродемонстрировал способности в каллиграфии и "воспитатель" остался доволен: не умел человек рисовать буквы кириллицы, а того, что умел подчинённый хватало "ленинской комнате" в бывшем бараке заключённых.
   После выражения двухсторонних согласий о проведении работы по украшательству "комнаты политпросвещения" - приступили к торгу:
   - Товарищ майор, второй год службы, не грех в отпуске побывать!
   Вроде нарушений нет...- на что рассчитывал? На забывчивость майора? Как это "не было нарушений"!? А две таблетки дионина и беспамятный сон сроком в трое суток по времени!?
   - "Хорошо! Приступайте к работе. Материалы из журналов пришлю - с тем майор и отбыл на основную базу.
   Вот она, привычка рисовать буквы на уроках "кинотехника" школы киномехаников! Если преподаватель рассказывает о том, что тебе известно, то чтобы не впасть с сонное состояние, я рисовал буквы. Такое даже в фильмах показывали: человек в состоянии наивысшей задумчивости что-то там чертит карандашиком на листе бумаги. Тема рисунка определялась характером задумавшегося героя.
   Кто-то однажды сказал: "чему научился - не потеряешь"!
   Был в батальоне настоящий художник-оформитель. Так, как он писал лозунги и плакаты - мне никогда не научиться даже если бы я два срока отслужил в стройбате и в эти срока только бы писанием плакатов и занимался. Никак понять не мог: почему майор не обязал настоящего художника "оформить наглядную политическую агитацию", а вспомнил обо мне, явном дилетанте?
   Почему бы мне не занять "твёрдую позицию" и не сказать майору, что я, как художник-оформитель, абсолютный нуль? Почему не "отстоял рубеж обороны"? Отступил? Согласившись выполнить то, чего никогда не делал и знал о неспособности - вступал в великую армию блядей, и падение свершилось "в рядах вооружённых сил".
   "Беда не приходит одна": с первым падением в "блядство" пришло исполнение народной мудрости: "мало пропасти - дай погибели"! - торг с майором чем-то походил на "продажу души дьяволу", но кто и какую роль готовился исполнять - выяснилось позже. Заключение договора - редчайший случай в отношениях старшего командира по званию с младшим. Но это в будущем, а предстоящая работа была новой, трудной и чужой.
   Плевать! "Вперёд, без страха и сомнений"!
  
   Глава 11.
   Вторая армейская зима.
  
  
   Есть законы, нарушать которые не решится даже и самый последний армейский "разгильдяй". Обожаю "разгильдяев" потому, что истинный смысл этой "публики" знает очень малое количество граждан. Что такое "гильдии", когда, где и в какое время они были - об этом мы надёжно и основательно забыли. От старины осталось только "разгильдяй".
   Так и жили: армейское начальство, если оно пребывало в состоянии крайнего раздражения и недовольства, могло позволить себе назвать объект раздражения, солдата, то есть, "разгильдяем". Меня такое "звание" ни разу не коснулось, а если бы такое и случилось, то я, будучи от природы ядовитым, как змея, непременно вопросил бы у "товарища" офицера, что означает это слово? Как его понимать? Обижаться на звание "разгильдяй", или гордиться им? Ведь "разгильдяй" - всё же купец вне гильдии, не входящий в объединение купцов, свободный, то есть.
   А плоть временами устраивала бунты и требовала "своё"! Где это "своё", в каком квадрате моря из тайги? Да, где-то есть "леспромхозы", в леспромхозах могли быть и женщины, но... в леспромхозах своих мужчин хватало. Но между нашими казармами и "острова блаженства" с названием "леспромхоз" пролегало неизвестное количество километров глухой, непиленной тайги. Карт у "сапёров" нет, а если и были - читать не умели, оставался нюх взрослых "заёбистых" самцов и он привёл в "парадиз..."
   Советская власть в пятьдесят третьем году многих "падших" выпустила из "узилищ Иродовых", но не всех: в каком-то количестве километров от нашего ненастоящего "лагеря" находился настоящий женский с неизвестным количеством молодых "сиделок", и "ходоки" говорили:
   - "Тыщи две будет... На всех хватит..."
   Нынешняя киношная уверенность "вор должен сидеть в тюрьме!" выполнялась с оговорками и не совсем точно: осуждённые за "растрату народных средств" из советских магазинов кассирши содержались в лагере. Были и бухгалтеры. Из тех, кто не устоял перед женским вечным желанием "красиво одеться", а за чей счёт - обитатели лагеря в своё время не задумывались. Понятное дело, что такие "антиобщественные" желания, как правило, в советское время оканчивались отсидкой в лагере с "привлечением к активному труду". Занимались женщины переделкой тайги в "кубометры древесины" - не знаю. Как-то однажды осенью, военной руководство, строго и неукоснительно подчинявшееся "указаниям партии о помощи сельскому хозяйству", посадило нас на машину и отправило работать на земле. Что мы тогда убирали - не помню, но это были какие-то корнеплоды. То ли турнепс, то ли брюква, или это одно и то же? Да "гори ясным огнём" та помощь, главная помощь от нас, солдат, была другая: мы проезжали мимо поля и увидели работавших на нём женщин! Много одинаково одетых женщин! Не совсем таких женщин, каких мы оставили на "гражданке" вот уже, как год тому...
   Женщины работали под охраной.
   Увидев женщин, солдатики издали дружный рёв изголодавшихся самцов!
   В ответ получили:
   - "Эй, лейтенант, пусти ребят поебаться"! - и одна, повернувшись "фронтом" к транспорту - задрала подол казённой юбки и представила "место блаженства" на обозрение.
   Читатель, приходилось слышать рёв полсотни глоток стоялых самцов человечьей породы? Нет? И не надо: страшные звуки, лоси "на гоне" - дети-дошкольники. Ни ранее, ни позже такого рёва мужчин слышать не приходилось! Позволяют себе мужчины рёв и до сего дня в зрительных залах кинотеатров при виде эротических сцен - не знаю: не хожу в кинотеатр, но думаю, что "боеспособные" мужчины отечества "отревелись"...
   Что оставалось думать мужикам? Из тех, кто знал настоящую лагерную жизнь, но по "Закону о воинской повинности" "отдавал долг родине" в возрасте тридцати лет?
   Так был открыт "парадиз": женский лагерь с тысячей молодых и здоровых женщин..
   Было правило: если "насельница" лагеря каким-то образом беременела - срок отсидки сокращали до нуля и она "выходила на волю". Как, каким путём и от кого залетало мужское "семечко" в чрево - "сиделку" меньше всего заботило...
   Пришла вторая настоящая архангельская зима. Таёжная зима. Зима в городе отличается от таёжной: если в городе тебя достал холод, то ты можешь, хотя бы на малое время, спрятаться в "укрытии", коих в городе достаточно. Магазины, вокзалы - это бесплатные прибежища, а столовые, либо какие иные "забегаловки" - с затратами.
   А тайга говорит:
   - "Шевелись! Думай! Изобретай"!
   Шутейная работа, лёгкая: обслуживать четыре электропилы и кабели питания от передвижной электростанции. Деревянная будка на полозьях с силовой установкой из бензинового двигателя и генератора. Падала тайга в неравной битве с электропилами, приходил трелёвочный трактор, цеплял будку на всепогодных полозьях (зимой - снег, летом - таёжная растительность: ни первый и ни вторая не оказывали сопротивления "наступлению")
   На станцию приходил первым и готовил оборудование к работе.
   Не все лагеря прекратили существование в зиму пятьдесят пять дробь пятьдесят шесть, оставались заключённые:
   - Бывают случаи побегов заключённых, поэтому поодиночке на делянки не ходить"! - предупреждали командиры, но лесорубы страхи командиров не разделяли:
   - Мы поодиночке и не ходим, бригадой... - получалось, что охрана от ненужной встречи нужна одному электрику. Льстило:
   - Товарищ капитан, ничего, с оглядкой хожу... - знающие лагерную психологию говорили:
   - Ага, если мужики рванули - сразу на нас пойдут? Херню начальство гонит...
   Но "отцы-командиры" решили, что мини-электростанцию, единственную ценность, в ночное время следует охранять без объяснений "кому нужна в глухомани малая электростанция в будке на полозьях, и чем транспортировать"? Кто и когда из подчинённых в "совецкой армии" возражал командирам? - никто и никогда. Кому охранять технику? Обслуге, а в итоге, как на военной карте, "стрелы наступления" упёрлись в меня...
   И отправился электрик-охранник на рабочее место (тайга) "беречь народное добро от..." - не получалось представить лицо злоумышленника с претензиями на военное добро, и служба по охране оказалась удовольствием, но не "опасностью для жизни и здоровья" Был выдан тулуп, валенки:
   - А оружие?
   - Какое "оружие"?
   - Любое... стреляющее...
   - Обойдёшься, топором отмахивайся, сучки рубить приходилось? - на сучках и остановились.
   Можно запустить двигатель, поднять температуру в станции и спать под пение техники... стоп, звук работающего ночью двигателя привлечёт внимание беглецов... будка - ограниченное пространство, не пойдёт, сон у костра на еловом лапнике лучше! Справить малую нужду, закрыться тулупом наглухо, повернуть лицо к костру - и в сон!
   Волки? Волк зверь осторожный, волк огня боится - страх полностью не уходит: "волк, он, конечно, зверь осторожный, но в тайге могут быть двуногие "звери", начальство поминало... Положим, беглые вышли на меня, а что далее, как сцена разыграется? Ограбят? А что брать у служащего стройбата? Тулуп? Тулуп вещь тёплая, но в тулупе далеко не уйдёшь, тулуп хорош малоподвижным живым объектам, беглецам тулуп тяжёлая одежонка, ненужная и напрасная, и валенки-"скороходы" из той серии. Бежать (лагерное арго "подрывать") надо весной, ближе к лету и тёплым дням...
   После оформления договора с майором на оформление "комнаты политзанятий" недели две не приступал к работе.
   Страдаю от гнусной привычки: дать согласие что-то сделать и "тянуть резину" с выполнением обещанного, а в переводе на старославянский язык- настоящий, без подделки, "блядове"
   Но превозмог и приступил к созданию "наглядной агитации" Приходил с делянки, шёл в нетопленный клуб и "творил" в холоде, пока онемевшие руки держали ручку с плакатным пером. Тушь не замерзала: на спирту.
   В сути пребывал настоящим аферистом: брался оформлять "наглядную агитацию" без представления, как и что делать. Писать "обещания партии народу" получалось, но когда доходило до изображения тракторов марки "ЧТЗ" на "полях страны", кои приносили "урожай в миллионах тон зерна", а "животноводство" моими руками заливало страну молоком и заваливало мясом "от пуза" - становилось страшно:
   - "Разоблачит майор, ох, разоблачит! Чего доброго высчитает за порченые листы ватмана и за тушь трёх цветов" - и продолжал "выплавлять чугун", "строить гидроэлектростанции и линии электропередач".
   Манеру рисовать увидел в одном из журналов, что прислал майор: без градаций "от чёрного до белого", но только "чёрный/белый". Контрастный. Попробовал отдельно нарисовать "пашущий трактор на мирном советском поле" - и получилось! Ха! Не трусь! - даже тепло стало!
   И пошло! От листа к листу "квалификация" росла, а тут ещё вспомнилось "не боги горшки обжигают". И ещё одна мысль вовремя пришла: "ну, и что со мной сделают, если пару листов ватмана испорчу!? К стенке поставят за лист ватмана"!? - другой голос говорил:
   - "За лист ватмана установа "к стенке" не будет, но если принимают за специалиста - до предела старайся таковым быть"! - и старался до высовывания кончика языка. Как в первом классе!
   Днём высыпался на станции. Кто мог тревожить единственного электрика, если у него всё работает? Бегающий с высунутым языком от агрегата к агрегату и устраняющий неполадки зваться "электриком" не имеет оснований, у хорошего электрика оборудование не останавливается по его профилю. Пусть сидит, спит и всячески "валяет дурака", но чтобы оборудование работало!
   Ретивые советские начальники не любят электриков:
   - Бездельники!
   - Почему?
   - Сидят и ничего не делают!
   - Гони дармоедов к чёртовой матери, пусть в дворники идут! Сократи!
   - Нельзя, а вдруг что случится?
   - Тогда заткнись, придурок!
   - Вот если бы заставить что-то ещё делать...
   - Плати за дополнительную работу, сделают.
   - Не могу, не положено!
   - И ещё раз заткнись! Насовсем.
   Ах, до чего "сообразительные" командиры наши! Ни один иноземец не додумается требовать от профессионала-электрика ухаживать за газонами перед зданием фирмы, а "родные совецкие командиры" требовали.
   В редкие выходные дни не вылезал из "комнаты наглядной агитации", и в начале последней трети малеваний "достижений народного хозяйства страны саветов" появилась радостно-нахальная мысль: "каких трудностей ожидал встретить в возне тушью по ватману, чего боялся"? - таёжники-лесорубы, ваша мудрость "глаза боятся - руки делают" была моим девизом и привела к победе!
   Многое присутствовало на "художественных" листах ватмана, но на листах не было и слова о "кубокилометрах древесины, заготовленных и отправленных потребителям доблестными военнослужащими сапёрного батальона (стройбат) за номером... - далее шла "военная тайна"
   Сегодня знаю: количество спиленных, разделанных и вывезенных кубокилометров архангельской древесины представляли "главную военную тайну" пятьдесят одна тысяча девятьсот пятьдесят шестого года.
  
   Глава 12.
  
   "Эротико-философская"
  
   С разделением по времени: шесть десятков лет назад эротика была голой, и только сейчас мало-мальски приоделась.
  
  
   "...находившись по глубокому снегу с целью устранения неисправностей и выполнив профессиональный долг электрика возвратился в будку, где было тепло от работающего двигателя электростанции, разделся, лёг на верстак животом, закрыл глаза и под гул двигателя предался соображениям, как буду перед отбоем расписывать враньём очередной лист ватмана..."
   ...и увидел раб обстоятельств и "военного ведомства страны советов" уборщицу школы киномехаников, и была уборщица молода и прекрасна! И глаза "на выкате", прозываемые в народе "блядскими", смотрели особенно, и вспомнились подслушанные разговоры монастырских женщин:
   "Приходят в сон виденные люди иными - нет пригрезившихся в грешном мире, упокоились..."
   Недолго дивился несоответствию прекрасной одежды уборщицы и возраста, как-то быстро и без лишних манипуляций, что-то говоря и улыбаясь, взяла за бунтующий орган мой и потянула на ту часть своего тела, куда и следовало, сильно, реально и ощутимо, что показалось, будто вместе с органом вырывала из срединной, главной, части тела нервные окончания...Дёрнулось что-то ниже мочевого пузыря и стало противно мокро... И страшно! До омерзения страшно! - и мысль следом: "не ходил к ней тогда - теперь сама пришла ко мне!"
   Сна как не бывало! Вот оно, о чём много раз подростков "просвещали" взрослые парни! Мужское семя скапливается, как яд змеи, давит на зубы с каналами и требует "укуса"
   Вот оно, пришло, сподобился, не спросил механизм размножения "время делать подобных себе", включился без спроса и не вовремя! Какие "размножения" в тайге? - "устройство в штанах" не отказывалось повиноваться и продолжало "буйствовать"
   "Нужда в исправном состоянии есть, нужно оно сейчас? И в будущем, при "переполнении ёмкости", она из меня будет выходить таким манером!? Ужасно"! - вылетел из будки и удалился в тайгу на приличное расстояние. На такое, кое казалось недоступным для созерцания позора со стороны. Снял "амуницию" и снегом чистил "естество". Чистил и думал:
   "Что толку, разве "снежные ванны" остановят заполнение природных "мешков" ненужной сейчас жидкостью? Как "это" отключить на время?
   После "остывания" пришли мысли:
   "Почему пригрезилась!? Молодая, красивая, никогда такой не видел в яви, откуда пришла!? Неужели... нет в живых"!? - многое на то время знал и видел, но что у переполненной "ёмкости" бывают "переливы" не знал! Позор! Дожить до двадцати лет - и ничего не знать о естестве... Что хотела сказать пожилая в прошлой яви, а в сне молодая уборщица дёргая за член двадцатилетнего парня"? - в таежные сны уборщицы возрастом за сорок приходят самыми красивыми и желанными, и всё готов отдать, чтобы взяла в руку "бунтующий орган" мой и направила в "законное", определённое Природой, место! И "сок" излил ни в солдатские штаны, но куда Природа указала...
   Вот оно! Вспомнились непонятные тогда, и ясные сейчас разговоры уборщицы с взрослыми мужиками:
   - Своё, женское, от мужика всегда возьму! - вот это, что в судорогах вылилось принадлежит ей? И только!?
   Кому интересны твои сонные вытекания семени от рук уборщицы? Ничего, если бы наяву, а то ведь в сонном видении!
   Ах, эти российские долговременные изолированные группы мужчин и женщин с невысказанными словами:
   - Ты недостоин пребывания в нормальном обществе! - понятно, но как изолировать плоть?
   Попутно подумалось о "служителях горнему" мужского пола: "это какая должна быть сила духа, чтобы напрочь изгнать "хотения грешные и не войти в блудодеяние"? Ну, допустим, возвысился на плотью, так плоть работает, не даёт покоя... Добровольные общества с постоянным усмирением плоти (монастыри) смиряют буйство плоти постом и молитвами, а как освобождают "ёмкости" семян изоированные законом мужские и женские особи? Не я один здоров детородным устройством, половина сапёрного батальона, числом в двести человек, "выполнявших военное задание" в глухой архангельской тайге, не исключение...
   А, ты, дорогой мой уголовно-строительный батальон, в какую категорию терпящих буйства плоти был записан?
   После сонного (обманного) "общения" с уборщицей понял вздохи-сожаления старых сослуживцев:
   - Эх, сколько на "гражданке" трусиков мокнет! - и чтобы понять извечную мужскую тоску по женской плоти потребовалось единое извержение семени "не по делу..."
   Как-то утром будит вернувшийся из любовного похода Колька:
   - Посмотри... - поворотом головы показал на койку верхнего яруса справа от меня. Моё лежбище было внизу, спящий не находился в секторе обзора, и что видел Николай не видел я.
   Встал и увидел, как бригадир спал на спине не покрытый одеялом, а из разреза на кальсонах армейского образца, строго вертикально (отвес не нужен) возвышался второй "хозяин" бригадирского тела:
  
   - Часовой... - тихо проговорил Колька, кивнув в сторону спящего бригадира - впору на медведицу выпускать, шутя отдерёт!
   - А чего караулит?
   - Как "чего"? "мешки", крупные м полные... Эх - продолжал товарищ - такую елду на зоне оценили бы по высшему разряду, скольким женщинам радость подарил!
   - А что, не справляешься?
   - Куда мне! "Еды" много, а "аппетит" короткий - и тихо прочёл:
   - Над бараком ночь проходит,
   и под утро, в самый сон,
   сердце бьётся тихо-тихо
   вылезая из кальсон...
   - Лирики следует добавить...
   - Добавляй.
   - Ночь плывёт,
   мерцают звёзды... - а далее твой вариант.
   И тихое обсуждение мужских достоинств прервали бригадирский сон: пробудившися загнал "самовольно отлучившегося" под ткань
   казённых кальсон, ничего не сказал двум охломонам, поменял позицию с лежания на спине на правый бок, и продолжил наслаждение утренним сном... До подъёма оставалось полтора часа.
   От мужиков, оставивших дома семьи, возбуждающих плоть разговоров "эх, сейчас бы какой-нибудь..." не исходило: говори, не говори - от разговоров женщины не материализуются, из дыма костров не появятся, не усмирят плоть, только и всего, что разговорный онанизм, а кто сверх меры дразнил своё и чужое воображение картинами соитий называли "пиздастрадателями"
   Бригадир был настоящий лесовик:
   - Покувыркаешься с бабой всласть - родит, на то и допускает к телу, а как жить и думать о плоти на стороне, о "беотцовщине"? думал?
   Не в одиночестве пребывали в архангельской тайге двести здоровых мужиков: на неизвестном в километрах удалении от воинских бараков, находились другие бараки с проволочным колючим ограждением на столбах и сторожевыми вышками с охраной.
   А в барак женщины, отбывавшие наказание по "приговору савецкого суда", как выяснилось потом в одном фильме "самого гуманного суда в мире"
   Сколько женщин плотью (и духом) томилось "в узилище иродовом" неизвестно, но сделать "счастливыми" половину батальона могли.
   Сколько было лагерниц, согласных забеременить и получить "волю" никто не выяснял, и если "страна саветов" жила по плану абсолютно во всём - плана на рождаемость не существовало, жили "как получится"
   Лихие "пиздастрадатели", имевшие опыт пребывания в лагерях, проникали в "парадиз" без грубого нарушения средств охраны, то есть, не резали проволоку, и не кидали бушлаты поверху, чтобы без повреждения половых органов проникнуть в "рай"
   Задача диверсантов выглядела просто и понятно: "покинуть расположение части, не заблудиться в ночной (осенней) тьме, выйти на точку входа в проволочном ограждении (была такая), проникнуть в запретную (сладостную) территорию, войти в барак, и без игры словами о любви приступить к изготовлению мужских копий. Можно и женских, как получится.
   Случаев отказа в физической близости не было, женщины не жаловались на бесцеремонных соседей-сапёров.
   Случалось, охрана засекала факт нарушения государственной границы и проникновения в зону посторонних лиц, но женщины настолько искусно прятали нарушителей, что охране ничего не оставалось, как плюнуть на "розыскные мероприятия" и не заводиться с заключёнными: женщины и в изоляции оставались женщинами.
   Итак: декорации расставлены, действующие лица знают свои роли, хлопушка!
   Что нужно мужчине в продвижении к получению удовольствия плюс избавление от тревог плоти? Немного: смелость, потенция и сумасшедшая тяга к продолжению рода.
   Если процесс совокупления рассматривается как избавитель от "тревог плоти" и стоит на первом месте - "продолжение рода" отодвинуто в глубины сознания, куда заходит только ничтожно малая часть мужской половины человечества.
   Читатель, если увидишь нетерпимые ошибки автора в вопросе получения полового удовлетворения - немедленно отложи книгу в сторону, не засоряй благородную память вопросом:
   - Каков процент мужчин, до безумия терзаемых желанием совокупления, стонет "бабу хочу"! не может ответить:
   - На кой хер баба? Род продолжать?
   - Мужика хочу... - женщина от совокупления получает...
   - А у нас сумасшедшая любовь! - с оговоркой:
   - Он, сволочь, убил нашу любовь!
   В принципе мужской актив, ("хочу бабу"), обязан пребывать в состоянии "трезвого ума и твёрдой памяти", но как часто в подвигах эротического характера выступает алкоголь - данными автор не располагает.
   Был алкоголь в глухой архангельской тайге, был! Тайга не была чужой территорией, тайга принадлежала стране советов. Когда было такое, чтобы в самом глухом и забытом уголке "страны родной" отсутствовала сорокаградусная!? Многие вещи пребывали в дефиците, но только не она, родимая!
   Военнослужащие об этом прекрасно знали и баловались иногда. Не сильно, не "в усмерть", но в радость и в доказательство, что ещё живые. То ли по молодости, то ли по глупости, или враз по двум причинам, но никак не мог понять, по какой нужде нужно было встряхиваться, что новое придёт после встряски?
   Поставщиками первой мужской радости были шофера возившие древесину на станцию Станция - выход в цивильный мир, а потому имела торговые точки, и это уже много в сравнении с бараками в тайге за два десятка километров.
   Когда жаждущим становилось невтерпёж - ходили в соседний леспромхоз на неизвестном расстоянии от бараков. Уверенно рассуждать о расстояниях в тайге не стану, расстояния в тайге, как и время величины не поддающиеся учёту. Достаточно знать, в какую сторону нужно двигаться, чтобы выйти на торгующую точку с точностью плюс/минус пятьдесят метров.
   Ни один ходок за спиртным не заблудился.
   Не упомню, с чего начался зимний вечер неизвестного месяца пятьдесят шестого года, но помню, что до изжоги осточертело изготовление наглядной агитации во славу майору.
   Наглядная агитация, кою варганил вечерами в не отапливаемом "культурном" бараке нужды военнослужащим не представляла, была до "женского полового органа", понимал, но всё же старался профессионально выполнить порученную работу.
   Работа выглядела профессионально, но далее тайги, в любом другом месте на мои старания "художника-оформителя наглядной агитации" не обратили внимание. Пусть и тайга, но расслабиться, как говорят сегодня продвинутые сосунки не следует. всё должно пребывать в границах прекрасного... можно чуть и выйти.
   Паскудное предложение "расслабиться" взято не совсем умными, или совсем неумными, модными сосунками с экранов иностранных фильмов. Люблю ещё одно модное сосунковское:: "отдых". Где и от чего оустали - неизвестно, но "отдыхают". Бурно. Так, что "отдых" спокойно можно занести в раздел "работа". Нужно думать, что живут в постоянных "напрягах", поэтому "отдыхи" и "расслабления" необходимы дабы не потерять бесценное здоровье. Зачем "расслабляться", если и без "слабины" слабы по всем параметрам? Куда дальше "слабиться"? Временами хочется спросить "расслабленных" полудурков:
   - Призыв "расслабиться" педерастический: один расслабляется - другой в напряг уходит? Педерасты и аферисты предлагают "расслабиться", чтобы "обуть в лапти". Э, да за вами следить нужно!
   А в тот зимний вечер выпили, и если выпитое разложить на килограммы веса - до диагноза "отравление этиловым спиртом" находился далеко. Абстиненция удерживала от ненужных поступков, но не полностью, и на предложения одного из компании:
   - А не пойти ли... - без уточнений маршрута полётного задания всей компании стало понятно:
   - Курс на женский лагерь! - знающие "взаимоотношения полов" мужики навещали женском лагерь в тёмные, ненастные осенние таёжные ночи без страха быть съеденными архангельскими волками...
   Ни один учёный не возьмется объяснить:
   - "Почему мужчины с отравленным алкоголем сознанием, ночью не плутали по тайге и выходили "на цель" плюс-минус пятьдесят метров?
   Делаю попытку сказать языком профессионального писателя:
   "...во Вселенной проплывала тихая морозная ночь в минус сорок градусов по Цельсию,, а "четверо отважных" (признаюсь, отваги в груди в штанах не было) шли производить новые "щасливые судьбы в стране советов".
   Вёл "эскадрилью" тридцатилетний мужик... фамилию помню, имя - забыл, а чем объяснить - не знаю...
   Оно, конешно, помнить имена и фамилии всех служащих "военно-строительного отряда номер..." - трудно и не нужно, достаточно памяти о пяти-семи личностях рядового состава, а среди командиров - на одного меньше.
   Как молодой и неопытный в общении с женщинами - шёл "замыкающим" с указанием:
   - "Не отставай... потеряешься..."
   Как-то скоро и неожиданно появился лагерь, и что выпивший "штурман" точно вывел на "цель" - догадался: ноги не проваливались в снег, и, стало быть, тропа была.
   Лагерь небольшой, но вместительный. Вспомнился лагерь в Польше сорок третьего с разницей: тогда был внутри лагеря, сейчас - снаружи и пытаюсь проникнуть в место пребывания осуждённых по закону женщин с намерением..." - списка намерений не было, не было и представлений, с чего и как начинать размножение... Ах, эти девственники!
   Вот она, конечная цель путешествия! - стояли на опушке и обсуждали "план нападения". Оно и понятно: если ни одна военная операция никогда не обходилась без обсуждений - почему проникновение в женский лагерь следует выполнять "в лоб"? Было что обсуждать: лагерь - квадрат, или прямоугольник, что без разницы, в "геометрии" просматривался минус "диверсантам": на равном сотне метров расстоянии от ограждения (столбы с колючкой), не было ни единого растения таёжной флоры (ёлки), но только искрящийся снег, глубиною не менее, чем "по яйца".
   На государственных границах пространства называются
   "контрольно-следовыми полосами", и та, что открылась взору - ровная, как стол, покрытая чистым, девственным снегом, могла переплюнуть любую КСП ("контрольно-следовая полоса"). Заснеженная полоса, кою собирался "за компанию" пересекать - напомнила полотно экрана, на коем недавно демонстрировал советские фильмы о героях:
   "... и Луна, как зад юной девушки, лила серебряный свет свой с правой руки..." - неудачный вымысел, Луна в морозную ночь не походила на юную девушку, скорее Луна выступала в роли злой и завистливой бабы, обойдено мужским вниманием:
   - Мне ничего - и вам столько!
   Первыми легли в снег и поползли к ограждению двое. "Битые". Колька и я стояли в спасительной темноте опушки, смотрели и ждали результатов:
   - Пройдут, вышки пустые, женщины в бега не ходят, чего вертухаям торчать на морозе? - сделал вывод товарищ о работниках охраны и впервые услышал звание "вертухаи"
   Два сослуживца, чёрных, как навозные жуки-самцы, барахтаясь в снегу, медленно, но упрямо двигаясь "в ночь любви", преодолели половину пути, "счастье было так возможно", но тут с вышки, правой от нас, со стороны луны, в ночной таёжной глуши грохнул выстрел! - не спит охрана, мать вашу!
   "Пластуны" остановили продвижение, и, похоже, задумались о смысле любовных утех в столь необычной обстановке. Замерли. Ждали следующей пули в себя? Да нет, по прошлому опыту знали, что по нарушителям лагерного покоя охрана огонь не вела. Но "залегли"
   И стрелок с вышки ждал. Позиции лежавших в снегу резко отличалась от позиции человек в тулупе, в валенках и в ватных штанах на вышке, охранявшего "священные рубежи" женского лагеря.
   В соревновании "кто первым не выдержит нежности таёжного снега" выигрывал стрелок на вышке, зимние "доспехи" не выпускали телесное тепло наружу, чего нельзя было сказать о лежавших в снегу "пиздастрадателей", как называли любителей ходить в женский лагерь "мужественные и стойкие" лесорубы. Лежать в снегу неизвестное время не могли, не затем шли, чтобы валяться в снегу мишенью, а не в постели с женщиной. И возобновили движение...
   О, сила любви... к размножению! Куда несёт!? - две чёрные шевелящиеся "кочки", являвшие мишени, не продвинулись и двадцати метров "по дороге любви", как с вышки грохнул второй выстрел! - атакующие "цитадель любви" залегли вторично, но ближе к проволоке! Золотые солдаты, и ежели захлебнулась первая атака, и уверовал в победу - будем поднимать "верных и неутомимых воинов" на вторую, третью и все последующие "атаки", мы, как и ты, одного племени!
   - Что-то на любовь перестало тянуть - проговорил Колька - уходим!
   И ушли без промедления прежней дорогой, нарушив основное правило диверсантов: "никогда не возвращаться по дороге прихода" Уходили, потеряв половину личного состава, а поскольку были компанией анархистов - факта "предательства и осталения на поле боя половины личного состава" не было, каждый упралялся своими соображениями. Мучились угрызением совести:
   - Предатели! - начни "пиздастрадатели" отступать перед "превосходящими силами противника" на вышке (первый выстрел) - охранник не стал жечь второй патрон.
   Чего пёрли? Больше меня выпили? Или тяга к размножению выше моей была? Да, так и было. Но почему Колька не полез под пули? Мог охранник влепить в кого-то заряд? Ничего не знаю из "Устава несения караульной службы в лагерях", но, пожалуй, мог, обязан был подстрелить без оправданий и последствий себе, "достойно нёс караульную службу".
   Что было потом? "Высшее проявление твёрдости духа": вторую половину пути к проволочному ограждению "бойцы" проделали в полный рост:
   - Чего прятаться... зашухерились - подошли к проволочному ограждению, преодолели и вошли в "парадиз"
   Надо рассказывать, что героев ждали как лагерная охрана - так и охраняемые? Два выстрела в тиши ночной чего-то значили: это был всё же лагерь.
   Утром "героев" привезли в место, откуда начался "путь любви": к баракам. На сцене передачи "пиздастрадателей" ротному не присутствовал, о чём страшно жалею:
   - "Лица, какие были лица у мужчин"!? - нормальные: лагерная охрана проявила понимание и гуманно обошлась с нарушителями, не "намяла бока". А раз так - чего командиру "репрессировать"? Командир сказал одно слово:
   - "Дураки"! - "губа" в глухомани отсутствовала, всё пространство являло собою одну сплошную "губу", а отсылать мужиков на "отсидку" за двадцать километров за "проявление инстинктов размножения" - глупость: кто работать будет?
   Знал ротный умница батальонное начальство и статью "Воинского устава", гласившую:
   - "Самовольное оставление места расположения соединения военнослужащим" - но статьи устава меркли перед "выполнением плана по заготовке древесины".
   Статьи были, но понятие "неработающая статья закона" отсутствовало, лишней была, и поход в женский лагерь суточным наказанием "губой" не "тянул".
   Хозяин каптёрки в чине сержанта, "переросток из дисбатовцев", был вхож к ротному, и сцена "воспитания" (или "распиздон") в изложении ротного выглядела так:
   - Что, ёбари, аппетит на баб не потеряли? ещё пойдёте? - что хотел выяснить ротный, задавая вопрос "пленникам любви"? "Провокационным" вопросом" проверял стойкость и твёрдость подчинённых "воинов-сапёров" в деле осеменения насельниц лагеря? Что тебя волновало, капитан?
   - Пойдём! - бодро отвечали "ёбари" - дай снег сойдёт и май придёт, да ночи потемнеют! - капитан засмеялся и выгнал мужиков из кабинета. Не было слов в адрес проштрафившихся: "честным трудом искупите вину перед..." - ротный пребывал в числе "нормальных мужиков" и до исполнения перед подчинёнными советской порнографии "об искуплении вины честным трудом" не докатился.
   Ротный, снимаю шляпу и кланяюсь: в разговоре с "погоревшими на костре любви" сослуживцами мог применить оскорбительное "ебачишки", то есть, несерьёзное, слабое и не приносящее телесной радости создание в отличие от "грозный ёбарь"
   Звание "ебачишка", случись в лунную и морозную ночь похода
   единственному "вертухаю" уснуть на посту,
   Вертухай бодрствовал, и парой патронов повернул ход моей любовной истории в другую сторону... Почему не спать "вертухаю", откуда и какой злоумышленник мог появиться в глухой тайге, и с какими целями?
   Луна, небесное тело и спутница Земли, женщина, многие земляне не могут уснуть в лунном свете. Если не спали мы, страстно желающие проникнуть в "рай" почему охранник должен спать? Организаторы "похода по бабам" луну не учли.
   Попадись в руки лагерной охраны с нулевым опытом общения с женщинами - заслуженного звания "ебачишки" от ротного не миновать, понятно, но позволить уловить себя и оказаться в звании "пиздастрадатель" - позор! Вот так: "пошли по шерсть - вернулись стрижеными", хотя не совсем: "пиздастрадателей" привезли на лагерном грузовике.
   - "Всяко бывает"! - философствовал Колька - дело тёмное, непредсказуемое, а что мужики попались - так они не первые и не последние, других ловить будут... Охране чем-то заниматься нужно" - Кольку почитал за эстета: товарищ не применял установившееся в "коллективе военнослужащих" определение "пиздастрадатели", но чем объяснить нелюбовь товарища к простому и понятному слову - не знал. Сегодня думаю, что удерживал от "пиздастрадателей" личный "контрольный пакет акций" - воспитание:
   - "Господа, грубо выражаетесь, будьте любезны не употреблять вульгарное "пиздастрадатели", но применяйте "почитающие", "обожающие", "любящие беспредельно и больше жизни своей женский половой орган"! А посему, господа вальщики деревьев, а так и сучкорубы, чекеровщики, трелёвщики, кряжовщики и грузчики готовой продукции, призываю вас "отныне и до скончания века вашего" не упоминать "пиздастрадателей"! Если не таковая - чего страдать, а если страдаете - тогда она прекрасна"!
   Дорогие читательницы (мужчины вытерпят)! Щадя слух и зрение ваше, обращаюсь с вопросом:
   - "Насколько допустимы элементы фантастики в мемуарной литературе? Не присутствовал на "распиздоне", кое выслушали неудачники похода в "парадиз", а пересказы каптенармуса могут оказать на пятьдесят процентов вымыслом.
   В "отеческой" беседе с мужиками ротный применил тогдашнее, выдержанное в духе времени "ёбари", иные определения жадным до женской плоти отсутствовали. Слово прямое, грубое, мужское, казарменное, иным никогда не станет спустя тысячу лет с момента неудачного похода двух сослуживцев в "рай".
   Слово основное, определяющее мужскую силу сослуживцев, попавшихся в руки охраны женского лагеря. С полным правом лагерная охрана могла намять бока мужикам, но не сделала, в чём усматриваю гуманизм охраны: закон "забеременевшая подлежит немедленному освобождению" выполнялся строго. Вопрос:
   - "Почему бы мужской части охраны лагеря не выступить в роли производителей"?
   - "Потому: в срок не позже года, высокое лагерное начальство задалось вопросом:
   - "Обратите внимание: заключённые исправительно-трудового учреждения номер...беременеют. Или "ветром надувает"? - невиновная в "увеличении народонаселения страны советов" мужская часть охраны лагеря с честными глазами могла заявить:
   - "Не причастны, ищите самцов у соседей... ага, стройбат..."
   Проникавшими в "Валгаллу" руководила вечная и ненасытная мысль:
   - "Когда теперь попаду"!? - не позволяла бездельничать основному "работнику", и лозунг "все, как один, умрём во имя святой любви" - честно исполнялся. Другой лозунг "Никакой пощады врагу"! - без выяснения кто "враг". "Врагом" мужчины "на воле" всегда была женщина, а за колючей проволокой становилась "врагом" вдвойне. Поэтому "пощады" и "снисхождения" ждать ей не приходилось, не "заслуживала"! С ними воины сапёрного батальона и "боролись" не жалея "стратегических запасах" природных "мешков" своих.
   Интеллектуалы и интеллектуалки, мужчины и женщины, не судите автора по статье "употребление "ненормативной лексики в Литературе", примите в рассуждение, пусть и малое, но одичание военнослужащих в "безбрежном море тайги"!
   И люди в тайге простые, рабочие, выражающие мысли понятным языком, не было среди работяг особ с красивым, правильным (литературным) языком, а если и были - помалкивали.
   И какими оборотами речи судить мужиков, неудачно сходивших в "рай"? Не было таких, но должен сказать: люди в тайге без нужды, "по злобе", не применяли "ненормативку"
   Явление, ждущее научного объяснения: в изолированном природными условиями обществе с малым числом человеческих особей, ненормативная лексика не применяется, а сбои, случись таковые, не преобретают затяжной характер и конфликт обходится без разбрасывания мужскими (и женскими) половыми органами.
   В сцене, где командир роты ведёт мужской разговор с двумя подчинёнными, неудачно сходившими "за любовью", вместо старого, понятного старикам "ёбари", следовало набрать современное "трахальщики", но если ротный не пользовался "трахальщиками" - как смею портить речь уважаемого человека? За такое нужно наказывать строже, нежели за употребление "ненормативки"!
   "Трахальщики" - чужой и уродливый "новодел", и если события происходили шестьдесят лет назад - о каком "траханье" речь!? Пусть подменой проверенных и "стойких в действии", надёжных старых "ёбарей" на новых "трахальшиков" занимается кто-то другой, но я никогда не докачусь до такой низости! И не верь, что "от перемены мест слагаемых" результат не меняется! Меняется!
   Напрасно ротный командир при выяснении моментов посещения женского лагеря подчинёнными употребил "ненормативку". Но не в обидном для мужиков значении: как оказалось потом, один из двоих посетителей "парадиза" проникал в лагерь по веской причине: "общался" только с одной, любил "лишённую свободы по приговору советского суда". И так бывало: шёл "утишить плоть" - нашёл любовь, крепкую, единую и верную, такую, о которой ни одна киноплёнка ещё не рассказала!
   Читатель, дозволь в этом месте поделиться "открытием"? "Открытие" старое, основная масса граждан вспомнить не может:
   "не следует людям соединяться во время житейского благополучия: чем оно выше - тем скорее "влюблённые" разойдутся". Образцом любви приняты иноземные Ромео и Джульетта, но, уверяю: поищи любовь рядом - и найдёшь выше.
   И сослуживец, уверен, и до сего дня любит подругу так, как не дано любить людям куда более "высоким", чем он. Почему?
   - "В беде встретились"... - считать стройбатовскую архангельскую тайгу пятьдесят шестого года "бедой" - натяжка.
   Результат активного, горячего, страстного общения сослуживца проявился обычным образом: лагерная подруга "понесла", а как залетело "семечко" в чрево заключённой - лагерное начальство не интересовалось.
   - "Ветром занесло"! - закон нужно соблюдать и отпускать женщину на свободу.
   "Ничто человеческое не было чуждо" товарищу и он открыто радовался отцовству: когда-то сам "тянувший срок" не думал оставлять любимую с ребёнком:
   - "Распишусь" - как бы поступил нынешний "трахальщик"?
   Подруга вышла на свободу, и чтобы не разлучать сложившуюся семью - нашли работу при части. На время, пока любимый человек "отбывал воинскую повинность". Грамотная женщина нашла применение знаниям.
   Ротный, да будет ему вечная слава, замолвил слово перед батальонным командиром и вчерашнего "ходока в зону" перевели в основное место расположения батальона, ближе к жене и сыну. Но это было после, а до рождения ребёнка счастливый отец рассказывал всем, кто не отворачивался от рассказа, как проходило житие подруги "на свободе". Пределом радости было оповещение:
   - "Сына родила"! - на всех фронтах "сапёры" одерживали победы, начиная с расчистки от тайги места для стартовой площадки - до улучшения "демографических показателей" в отечестве! Вот что следует поступить ныне:
   Забеременела сиделица - немедленно выпускать, но если по выходу из "места лишения свободы" избавилась от плода - возвращать на место с удвоением срока отсидки.
   Герои, кои не страшась последствий навещали узниц, "герои-освободители мирного времени, вы делали женщин беременными с последующим избавлением от "греха растраты государственных средств"! И демографию улучшали, ротный понимал обстановку в общегосударственном масштабе лучше всех, а потому двое захваченных "на месте преступления" в женском лагере - абсолютно никакому наказанию не подверглись: хватит тайги. Демобилизовался счастливый отец и муж раньше всех и увёз своё "лагерное" счастье на родину:
   - "Да последует жена за мужем..."
   Колька был лихим ходоком в лагерь, завсегдатаем, и как признавался, "порча женщиной" произошла в китайском Циндао, в семье русских эмигрантов. "Потеря невинности" случилась в пятнадцать лет. После "хмельного" похода за любовью пришёл к выводу:
   - "До схода снега походы отменяются, ... Демаскировка...риск есть..." - если охрана не применяла репрессий к измученным воздержанием "сапёрам" - чего убоялся Колька - не понимал.
  
   Дорогой читатель, "послесловия" к главам - перебор, лишнее, и в твоей воле не брать во внимание набранное курсивом.
   Нет уверенности, что сказанное ниже принесёт пользу, но высказаться считаю нужным:
   1. "Если бы молодость - знала, если бы старость - могла" - первое и основное условие, а проще - так:
   в молодости желание совокупиться не сопровождалось вопросом "что будет после", а если сдуру и появился набор слов "что будет после" - уверен: девяносто девять из ста желающих общения с женской плотью немедленно прогнали интересующегося дурня.
   - "Засадил..." - и женщина, подчиняясь женской природе, родила, назначение у женщин рождать. Итог "насаждения":, ты - папа, а прежний юноша с невинными глазами с надписями в каждом "никому и ничего не должен" - остался во вчерашнем дне...
   2. Женщина не останавливается на одном дитяти:
   - "Один ребёнок - пол ребёнка..." - и без твоего согласия совершает "повтор". Если не знаешь "священного писания", где обещается "и умножу народ твой больше песка морского" - остановишься в расплоде, а если выполнишь указание "писания" - увеличишь число голов для будущего истребления...
  
  
   Глава 13.
   "Отпуск на родину"
  
  
   В начале весны пятьдесят шестого сверхплановый труд по изготовлению "наглядной агитации" окончен производством, и "художественные" изыски отданы майору на "рецензию" (суд). Последовала оценка "хорошо" с добавлением:
   - "Можно было сделать лучше"! - какой "воспитатель" откажется от удовольствия сделать замечание? - неведомые силы надавили на язык, включили голосовые связки и возразили:
   - "Можно и лучше, но холод "ленинской" комнаты сковывал руки и "полёт таланта"! - о холоде в "комнате политпросвещения" неправ: можно было топить печь, но кто бы стал заготавливать дрова? Кого кидать в тайгу на заготовку "сухостоя"? Помещение "политпросвещения" не малое, и сколько нужно сжечь дров, чтобы держать температуру "плюс восемнадцать"? Почему майор не отразил выпад о холоде - не знаю, но "последнее слово", как у подсудимого, осталось за мной.
   Хорошие лесорубы, "честно и добросовестно дававшие кубометры леса родине" поощрялись "лычками" на погоны и отпусками на родину. Отпусками ведали ротные командиры: составляли "наградные" списки и подавали их главному командиру части.
   Правило "хорошо работаешь - получай поощрение" касалось честных, добросовестных и трудолюбивых военнослужащих, но не "распиздяев", вроде меня. "Распиздяям", по определению ротного "нехая" - ни "повышение воинского звания, ни краткосрочного отпуска на родину" не грозили ("светили"). "Счастье" могло разминуться по многим причинам:
   а) "свалился с высшей ступеньки солдатской иерархической лестницы, и такие, как правило, более не поднимались и военным руководством не замечались.
   Но в моём случае "свалившись с верха" - не расшибся, уцелел и продолжал цвести, да так ярко, что заменить некем! Как дать отпуск десять дней? Нужному, на каждый день, незаменимому специалисту в производстве кубометров древесины!? Ни каких "отпусков"! - приятно, факт, но как быть с обещанием замполита батальона о "краткосрочном отпуске на родину"?
   Ничего не известно о том, как договорились два "зама" поступить со мной: "технарь" был против отпуска с доводом:
   - "Кто будет обслуживать станцию"!?
   Замполит приводил довод:
   - "Я обещал..." - в "центре конфликта интересов" торчал "разгильдяй" с моей фамилией.
   Та-а-ак, господа офицеры: споры - ваше дело, а заработанное -отдайте!
   И получил с небольшой задержка:
   - "Пришлю человека, расскажешь-покажешь, новый поработает дня три, освоится - и катись"! - сказал майор-технарь и понял его: "оголять фронт работ", даже "распиздяй", вроде меня - не рискнул.
   - "В отпуске не задерживайся, мне нет резона торчать за тебя десять дней на повале"! - собрат по профессии в месте основного расположения батальона на срок моего отпуска терял блага:
   станция, вольный выход за пределы части, общение с гражданскими лицами женского пола и что-то ещё из набора гражданской жизни.
   Сборы и проводы в "краткосрочный отпуск" приносили больше волнений счастливчику, чем предстоящая встреча с роднёй. Ничем не могу объяснить прошлую поголовную тягу отбывающих в отпуск счастливцев к позументам и галунам, кои они цепляли на одежду верхней части тела: кители солдатского образца. А различные значки? Как без них!? "Лучший из лучших" с указанием, кто именно: "лучший стрелок", "лучший водитель...", кто угодно, но "лучший". Не было "лучший повар" и другие специалисты "хозяйственного взвода". Много женского просматривалось у отбывающих "в краткосрочный отпуск": украшались "чем бог послал" не меньше женщин. Отбывающие в краткосрочный отпуск военнослужащие занимали у сослуживцев одежду получше, ремни новые и сапоги "лучше моих". Но такое было только в нашем стройбате, возможно, что в других воинских соединениях всё было иначе.
   Житель Украины, прибывший в отпуск без "лыка" на погонах, достоин был всяческого осмеяния от родни:
   "Гей, хлопцi, не служите москалям, нэ трэба, шоб який-нибудь москаль тоби лычку на погони повесив", коробил маскарад с переодеванием, и навещать - и навещать родительский дом отправился в скромном одеянии без позументов, галунов и прочих дешёвых солдатских "регалий" тех времён. Различные значки, обманывавшие окружающих "лучший в армии я!" не украшали грудь. Если иные отпускники ехали "отличниками" - на моей физиономии светилось звание "армейский отщепенец в отпуске"
   Оформление документов на поездку, путь на "гражданскую" станцию, цельнометаллический вагон поезда "дальнего следования сообщением..." стучит на стыках до пересадки на другой поезд.
   Когда от юности "железка дом родной" - путешествия на большие расстяния не представляют сложностейи, и прояви военные командиры любопытство вопросом:
   - Рядовой (ФИО), что скажете, если вместо билета выдадим живые савецкие рубли?
   - Столь полезное соображение могло родиться в головах настоящих савецких офицеров, но не в головах проштрафившихся майоров! - не было дружеских (вольных) бесед командиров с рядовыми, не опускались савецкие командиры до подобного.
   Великое дело, когда "железка" от юности "дом родной", отпускник мог прекрасно докатить товарным жел. дор. транспортом, потратившись малыми суммами на проритание.
   Был риск в таком способе перемещения, могла транспортная охрана проявить любопытство в адрес молодого человека в изношенной форме солдата савецкой армии? Могла, но у солдата были документы, а на вопрос "почему перемещаетесь товарным транспортом?" - был заготовлен ответ:
   - Пропил отпускные...
   Волновало другое: "совпадёт ли прибытие поезда в город N с отправлением нужного поезда с разницей хотя бы в час!? А если "нет" - сколько часов потеряю в дороге"?
   Вот он, родной цельнометаллический, редкостный на то время пассажирский вагон поезда! "Цельнометаллические" вагоны шли на смену старым, поезда из таких вагонов вызывали удивление и восторг. Были и минусы в сознании моём:
   "Да-а-а, старые вагоны торчали на "улицу" ступеньками и на них можно было ехать и без билетов! Проводники, женщины всё же, по причине природного страха за детей: "упадут на ходу поезда"!, загоняли "путешественников" в вагоны". Что им и нужно было.
   Хорош вагон и я в нём! Народ в вагоне - сплошь цивильный, штатский. Удивительное явление: зрение за срок службы в полтора года отвыкло от вида гражданского народа! И много девчат! И все такие красивые, одна другой лучше! Влюбляйся и заводи "путевые романы" с перепиской в будущем:
   "лети, лети письмо, извивайся, в руки никому не давайся! Добрый день и добрый час, пишу письмо и жду от вас..." - Колька, большой мастер "эпистолярного жанра", от многих сослуживцев снискал уважение за талант. Одного не понимал:
   - "Чего писать новым языком, если подруга помнит, каким языком общался прежде? Чего пиздить "высоким слогом"?
   Почему не влюбился за двое суток езды домой ни в одну девушку? Мог, имел "моральное право": солдат ведь! Взял "адресок" и писал письма не хуже Кольки! Сколько было прекрасных девушек встречено? Много!
   Почему я не влюбился ни в одну? Потому, что не знал о любви ничего? Или потому, что очень хорошо видел все "фазы обольщения" девушек и они меня коробили? На кой хрен мне знания!? "Теория"!? Не пора ли переходить к "практике"?
   А что "практика"? Физиология сплошная! Безопасная для меня, но "чреватая" для объекта моих домогательств... Или был "ленив в любви", или продукты "желез внутренней секреции", гормоны, тот есть, были невысокого качества и не могли затмить работу мозга на тему о... Да, всё о том...
  
  
  
  
  
  
   Глава 14.
   "...под крышей дома твоего..."
  
  
   Или ошибаюсь, или так и есть, но люди, испытавшие на себе "экстремальные состояния", одно из которых война - не склонны к сентиментам. Приехал сынок на побывку - отдыхай, но особой радости "со слезами на глазах" ни у кого из родни не увидишь. И не удивляйся: сам такой.
   И потекли дни, а если всего шесть - во множественном числе называть неделю - грех на границе с преступлением! Простая арифметика говорила:
   - "Если двое суток добирался до дома - двое суток уйдут на обратную дорогу в часть, и "чистая прибыль" - неполная неделя. Да, не густо..."
   И встретил подругу... Да, девочка, моя неустойчивая "любовь" с пятого по седьмой класс. "Классическая" школьная любовь с единственным содержанием: "записка-вопрос" - "записка-ответ"... Часто и без ответа на твою записку. А чего ждать, если я дурь написал?
   А тут - двадцати лет...девушка... вроде бы та и не совсем она...
   И потянулся губами...
   Что это было? Исполнение мечты школьных лет? Но писать глупые записки в шестом классе с предложением "вечером пойти в кино" - одно, а целоваться - это... это... Места школьным поцелуям и объяснения поцелуям не было , а посему они не входили "в отношения"...
   Зачем поцеловал? Проявление таёжного одичания? После первого поцелуя следует второй, если первый принят? Жарче, понятнее и подробнее, чем первый? Действия, сходные с употреблением первого стакана любимого уральского напитка - "бражки"?
   И полетели дни! Ходил к подруге, но далее поцелуев не продвинулся, а ведь любой из батальона в моей позиции давно перешёл "линию фронта". Пребывал в импотентах? Нет, "механизм" работал, плоть бушевала до безобразия с готовностью пронзить всё и вся во всей вселенной! Плоть имела сходство с могучей армией, способной победить любого врага, но с условием:
   - "Дай команду"!
   В поцелуях и объятиях с подругой вместо отпущенных армейской службой шести дней наслаждался три недели, но как-то неожиданно для себя и родителей быстро собрался и без "семейных торжеств" отбыл "продолжать нести службу в рядах вооружённых сил страны..."
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 015.
  
   Опала "номер два"
  
   Читатель, школа киномехаников расширила знания
   Электротехники, и если средняя школа на уроках физики раздел "Электричество" знакомила с теорией - школа киномехаников дополнила теорию и дала практику:
   - Генератор переменного тока на сто десять вольт, с приводом от ДВС, то есть, "двигателя внутреннего сгорания" в один цилиндр.
   Успех вашей будущей работы, товарищи учащиеся, заложен в хороших знаниях силовой установки, грамотной эксплуатации, и без ожиданий помощи дяди случись неисправность в одной из половин энергетической установки.
   А электроника (ламповая)? Как без неё? Эра немых фильмов кончилась, откажет усилитель - беззвучными открываниями ртов любимых актёров зритель любоваться не станет, и наградит неграмотного механика званием "сапожник"
   Школа киномехаников давала технические знания, а в "святое святых", то есть, как создаётся киношное чудо, не влезала.
   Киномеханики выступали "проповедниками савецкого кино", соучастниками преступления на идеологической почве с лёгкой статьёй наказания, а творцами преступлений были писатели, сценаристы, режиссеры и актёрская упраляемая банда.
   Была "Организация кинопоказа", но глубокая забубённость предмета не позволяла уделять внимания, и как выглядела "организация кинопоказа", суть организации надёжно забыта.
   Ни единым уроком Школа не просвятила, как пишутся сценарии но почему - остаётся гадать, и одна из догадок выглядит так:
   "Электротехника, Электроника, тот же ДВС, живут законами Физики, Электротехника не потерпит лжи и ответит Коротким Замыканием, а в сценариях можно врать сколь угодно, насколько хватит "таланта"
   Глава будет "кинематографической", пора.
   Сцена первая:
   Прибыл в часть, доложил замполиту "прибыл из..." и был прерван "товарищем политруком батальона":
   - "прибыл из краткосрочного отпуска..." - большей наглости и бестыдства не приходилось слышать!
   На секунду появилось желание возразить старшему командиру длинным выступлением "с коих пор стройбаты превратились в пансионы благородных девиц, а не собранием граждан шестнадцати союзных республик всех возрастов и объёмов компромата в прошлом?" - чутьё сказало: "не следует обострять отношения, начальство есть начальство, начальников не выбирают, начальников ставят нам сверху с учётом способностей руководить серой массой работников"
   Вмешалась отеческая покаятельная мудрость "повинную голову и меч не сечёт..." - и погрузился в ожидании .
   Замполит своей властью не определял наказание, приговор гуляке мог вынести комбат, и в сопровождении политрука проследовал в кабинет "сухостоя"
   Сцена вторая:
   Комбат правил службу в звании майора, по армейскому уставу и подчинённые поминали "майор", а сержанты, не имевшие общения с "хозяином", за глаза, величали комбата "сухостоем"
   Получить кликуху командир мог только в тайге, в стольном граде хилые архангельские ёлки не произастали.
   И тогда, кратко взглянув в сторону "злостного нарушителя воинской дисциплины" командир воинского соединения изрёк:
   - Пятнадцать суток... - негрмко оъявил комбат срок пребывания на "губе", а грешный, местами и преступный рядовой, подумал: "правильное звание у майора, "сухостой"
   Выслушав "указ исполнения наказания" гуляка (без конвоя) отправился на гауптвахту.
   Сцена третья:
   Побег исключался, бежать некуда, до "губного" барака, меньшего на две трети казарменного, шёл без "конвоя"
   Явился "хозяину губы", доложил, зачем явился, но мог и не докладывать: не было случая, чтобы кто из военнослужащих явился на "губу" с просьбой посадить на пару недель. . .
   Прошлые, настоящие и будущие командиры воинских соединений отечества, дозвольте спросить: в уставах сказано, какой командир и сколько суток "заключения под стражу", может дать "нарушителю воинской дисциплины"? От какого командира (звание), и чего ждать проштрафившемуся "воину савецкой армии"?
   Помещение местной "тюрьмы" остояло от штабного барака в сотне метров, и путь в "узилище иродово" не уклыдывался в звание "дорога страданий"
   Бодро доложил дежурному офицеру, что "такой-то прибыл на отбывания наказания в размере пятнадцати суток, "и за спиной узника закрылась дверь-решетка арматурной стали с диаметром прутьев десять миллиметров" Дверь-решетка не запиралась на замок, хватало щеколды.
   Сцена четвёртая:
   Помещение, где предстояло отбывать двухнедельное наказание, не тянуло на звание "камеры", ибо классические камеры каменные, или керамические, то есть, сложенные кирпичем.
   Не было в камере ни малого, ни большого оконца на высоте двух метров от пола с наружней решеткой, а в приличных камерах окна имеются, и потолки сводчатые. Что предстало зрению ни единым кадром не походило на камеры в савецких фильмах о временах "царского самодержавия" Явно не "александровский централ", и не камера "петропавловки" с железным лежбищем-кроватью, столом, табуреткой и "отхожим местом"
   "Узилище" простиралось на "двадцать квадратных метров жилой площади", устланных свежей соломой хорошим (толстым) слоем.
   Свежая солома, хорошо прогретое зеркало печи, огороженное металлической решеткой, чтобы "заключённые" не получали контактного тепла, говорили:
   - Товарищи военнослужащие из злостных нарушиелей воинской дисциплины, "губа" не плохое место, "губа" миниатюрный "дом отдыха" - и подумал: "за месячное гуляние "по малой родине" мог схлопотать худшее, пятнадцать суток лежания на соломе с разминкой на заготовке топлива печке лучший вариант"
   Сцена пятая:
   Основная сила батальона распологалась недалеко от станции с узкой железнодорожной колеёй, а насколько схема отправки леса потребителям была затратной определить не берусь.
   Тружениками-зисами пятой модели сырые кубометры древесины привозились с делянок за двадцать километров от станции, грузились руками (крепкими!) "сапёров" на вагончики узкоколейки, доставлялись на станцию с обычной колеёй, перегружались в стандартные полувагоны и отправлялись потребителям.
   Добывала деревянные кубы усиленная рота "сапёров", безвылазно жившая в тайге, не знавшая наказания (удовольствия) отоспаться на "губе", просьба христиан, ежели и были таковые среди "ссыльных" "не введи во искушение" исполнялась от первой буквы до последней.
   Лишним было "воинское исправительное учреждение" в звании "губа", негде было нарушать "воинскую дисциплину", лесорубы успевали валить древообразные растения и отдыхать от трудов "во имя укрепления обороноспособности страны" Разве только статья наказания за "самовольное оставление расположения воинского соединения"? Оставляй, к подъёму будь в казарме, а отлучился - без ошибок находи дорогу в казарму.
   Сцена шестая:
   О, первая губа, микрокопия настоящей тюрьмы, подобие, но и ты наградила узника в бушлате, лежавшего в соломе:
   "губа не "Александровский Централ", и не столичная тюрьма с морским названием, губа в бараке без охраны и одного процента настоящих тюремных строгостей не содержит, но высокие мысли и чувства рождает... Думаю, двух недель хватит на раздумья, как в будущем не оказаться в натуральной "темнице" - а будь служитель культа рядом - покаялся:
   - Грош цена моим страданиям, не надо изображать "страдальца",
   отделаться двумя неделями за месячное прогульное свинство великая милость! Похоже, "хозяин" не такой и "высохший", как втихую величают комбата сержанты"
   Сцена седьмая (ретро)
   В начале отсчёта юных лет Судьба свела с семейством из пяти душ, в коем четыре были женские. Глава семьи заведывал поликлиникой в посёлки при большом железнодорожном узле любимого Южного Урала. Рентгенолог.
   Три дочери, средняя ровесница мне, старшая одногодок сестры, девочки училичь в женской школе в одном классе, сдружились, и "рентеновская" предложила сестре жить у неё:
   - Места много! - квартира в доме "сталиской постройки" по-настоящему была просторной.
   На то время семейство ссыльного впятиром "проживало" в комнате двадцать квадратов в "двухэтажном доме барачного типа с удобствами во дворе", а семейство заведующего поликлиникой в трёх просторных комнатах трёхэтажного "комсоставского" дома
   "сталинской" постройки. Рай!
   Бывает "земной рай", а жилище заведующего поликлиникой было "раем в раю": редкие, дивные книги, пожалуй, единственные на весь посёлок, изданные в "городе имени вождя пролетарской р-революции" ленинграде. Цветные иллюстрации.
   И патефон с незаезжинными пластинками с произведениями известных савецких композиторов, а так же популярные отрывки оперетт иноземных музыкальных светил:
   Ф. Легар с "Весёлой вдовой", И. Штраус с "Летучей мышью", "Сильва" с "Марицей" И.Кальмана. Радовали слух и душу Планкет звоном "Корневельских колоколов" и Оффенбах.
   В оккупационную зиму сорок второго началось моё патефонное "музыкальное образование" и продолжилось в сорок восьмом с братом патефона со своим набором пластинок.
   В начальное время юности следует делать запасы хорошей музыки, хорошая музыка бесценна, неучтожима, и не теряется в обстательствах с определением "хуже некуда"
   Среди массы пластинок "волею Провидения" оказалась одна, где музыка исполнялась не музыкальными инструментами, а свистом! Да, читатель, "свистящая" пластинка и ввергла разум двенадцатилетнего парня в недоумение: "как свист не уступает пению голосом!?" - не знал о мутации, и что у мальчиков, вчера имевших хороший голос, сегодняшие голосовые связки выпускают порченые ноты.
   Не получается пение - перейду на свист, пусть "свистуна" с пластинки не обойду, но пробовать надо.
   Первые уроки "свиста" дала подруга сестры:
   - Сделай губами трубочку и потихоноку дуй... - сделал, дунул, тишина:
   - Нет звука...
   - Ничего, ни у кого с первого раза не получается, дуй, пока не родится звук.
   Звук появился на пятнадцатой, или двадцатой продувке, и был только свистом, не музыкальным. Продемонстрировал "учителю" успехи:
   - А теперь пускай в дутьё ноты... - пустил, получилось!
   Взрослым задумался о природе свиста и выяснил: учительница "свистопения" ошибалась, художественный свист рождается от изменения длины столба воздуха в инструменте, начиная от малышки от флейты "пикколо" и кончая громаднейшим басом-геликоном. Нет у духовых инструменов голосовых связок, не струнные инструменты, нечему колебаться, но музыку рождают.
   Сцена восьмая;
   Солома, лёжка, трёхразовое питание... сколько можно!? Один в камере, "наказание одиночкой" не предусмотрено воинским уставом, протестую! - и засвистел вальс из "Весёлой вдовы" Ф. Легара.
   Кого ныне славить за обучение пению? Патефон, семейство "трёх сестёр", родителей девочек?
   В хорошее время и место вошла моя юность, ныне творения Ференца Легара заменили "попсой", кою насвистеть невозможно, в попсе присутствуют ноты, но музыки нет.
   Что приятнее исполнять: "Весёлую вдову" Ф.Легара, нынешних "композиторов"?
   Вздумай тогда исполнять нынешнюю "попсу" - сто из ста приняли за "тронутого" и отправили в г. Вологду на обследование. Опыт общения с "психами" помнил по времени пребывания в "фабрично-заводском училище"
   Сцена девятая:
   Пояснения политрука на тему моего нахального гуляния "по родине" сложностей в понимании не представляли:
   - Не появись раньше назначенного комбатом срока быть тебе в дисбате с обвинением в дезертирстве!
   Ничего не ответил "политическому" майору, висел над головой меч, а с древних времён под висящим на головой мечом следует "дышать через раз"
   Нюх, нюх собаки вырвал из объятий школьной подруги и отправил продолжать "отдачу воинского долга"! Или все наши, земные разговоры о нюхе пустые и что-то иное управляет нами? Или кто?
   "Губа" не пустовала, "ротация" шла непрерывно. И интерес: "кто и когда окажется в сокамерниках" был главным в жизни обитателей "губы"
   На третий день в "камеру" "подселили" двоих и "отбывание наказания" пошло веселее. Но не мне с отвратительной Памятью: один из новичков, еврей из Одессы, пройдя "курс адаптации", после сытного обеда принялся нудно, с частыми сбоями, рассказывать эпизоды из "Трёх мушкетёров" А. Дюма.
   В первое выступление "актёра разговорного жанра" было совсем приготовился поправлять неточности и возвращать в русло повествования, но воздержался:
   "Надоест путаться в событиях и героях - замолчит, не следует портить человеку роль даровитого сочинителя, люди внимают гласу вещателя, глядишь, по возвращению на гражданку и писать примется, не надо портить аппетит слушателям. Тебе известны места, откуда взяты рассказы? Известны, тебе интересны рассказы "автора"? Нет, вот и помалкивай! Испытываешь удовольствие, когда рассказчик путается в творениях Дюма "отца и сына"? Есть такое! Довольствуйся малым"!
   Первыми пропитание получали "губные страдальцы", и если на "губе" "томились" трое - армейскую посудину по имени "бачок" с вместимостью пропитания на десять солдатских желудков повара отправляли полным с жиром толщиною в палец. И с мясом. Поварское повышенное внимание сидевшим объяснялось просто: нередко случалось, что поварам, пребывавшим на сытой жизни, хотелось побаловать утробы разнообразием. И баловали, у армейских "кормильцев возможностей приложиться к чаше было больше, чем у лесорубов. Таёжники, в отличие от поваров, не сидели на продуктах питания, а кубометры древесины продать было некому....
   Отправку на "губу" "солдатские кормильцы" не принимали наказанием, "губа", какая ни будь, была отдыхом. Знали и другое: - Дольше суток "тюремные муки" не продлятся, выпустят, жратву на двести рыл готовить некому.
   Пятые сутки не состоявшийся дезертир страдал "каторгой", прошение о помиловании, или какая завалящаяся амнистия не светила, впереди маячил срок... десять суток, какую деятельность доверит руководство по "возврашении в дружный коллектив военнослужащих" не представлял, но что прежняя армейская синекура кончилась - факт.
   "И каялся в тиши ночной узник в соломе, служившей умягчением бокам: "подвёл майора-технаря, заработал дурную славу, так тебе и надо, и пусть до конца службы топор сучкоруба из рук не выпадет, не подняться выше сучкоруба! Явись в часть на неделю позже срока - поняли и простили, не велик грех, а то ведь три недели в нетях! Любой командир забеспокоится..."
   Гнусное изобретение гауптвахта в местах, откуда бежать некуда и незачем, очистка лесины от сучков нужная, необходимая работа. Проваляться трое суток в соломе, спать до опухания физиономии, жрать обильное пропитание - разнообразие, но четвёртые сутки переходят в звание "настоящая каторга!"
   О, любовь моя оперетта, о великие мастера опереточного жанра, ибо вы, и никто другой, не позволи "узнику" умереть от скуки!
   - Комбат интересуется, кому так весело живётся на гауптвахте? - сказал владыка "пенитационара" - солируй тише, а лучше будет если выключишь "радиоузел"
   Похоже, комбат сообразил, что орать опереточные арии приятнее обрубки сучков, и на седьмой день, после "прощального" и страшно жирного обеда "узник покинул стены темницы"
   Сцена десятая:
   Зачем нужно было сажать на губу? Чтобы подтвердить армейскую веру "не сидевший на губе - не солдат"? Чтобы исполнился закон "всякое преступление не остаётся безнаказанным"? А разве сама "жизнь" в тайге не была наказанием?
   Выход "из узилища Иродова" был скучным, без торжественных речей, цветов и оркестра, но после обеда, а обеды, повторяюсь, на губе были шикарными, так надо было кормить заготовителей древесины, ползавших в снегу по пояс, но не "злостного нарушителя воинской дисциплины" и большого любителя опереточной музыки И.Штрауса.
   Какой месяц был? Не помню, но приблизительное время года могу оценить: что-то в районе мая. Почему май? Потому, что май в Архангельской губернии не обходится без топки печей, кои зеркалом выходили в камеру и по "гуманным" соображениям печи на двадцать сантиметров от кладки ограждались решёткой из арматурной стали... чтобы "сиделец" не вздумал разобрать кладку и сбежать "через трубу камина"
   Раз в сутки печь топили конвоиры "губы", а забота о дровах лежала на "узниках".
   Печь, огороженная решёткой, не даёт покоя:
   "Ну, почему не позволить единственную радость арестанту: прижаться к матери-печи и не погреться? Нет вам, сукины дети, страдайте по полной программе"!
   "Гневлив - да отходчив"! - командир батальона. Мог "своей властью" по стенке говном размазать за слабоумие? Мог, но не размазал, низкий поклон тебе, Офицер!
   Прости непутёвого подчинённого из близкого мира, но твоего воинского звания не помню! Да и зачем оно нам сегодня, правда?
   После освобождения с "губы" выслушал резолюцию:
   - Отправить до конца службы, откуда в отпуск поехал! - означало, что до конца службы ничего, кроме бараков и тайги, вокруг не увижу.
   Сцена одиннадцатая:
   До места "ссылки" катил в кабине ЗИСа пятой модели, приспособленной на перевоз древесины и ни на что иное
   Рулёвым выступал Пётр, а мне оставалось дивиться искусству (умению) водителя перемещать по лежнёвке и не въехать архангельский бездонный зыбучий песок.
   Ни единую единицу батальонного автопарка архангельские пески не поглотили, но водительского мата наслышались вдоволь.
   Эй, старая шофёрская гвардия, кто помнит ЗИСы, тружеников автомобильного мира, простых и надёжных, несокрушимых, как и вся армия, о коей мы пели "кто в лес, кто по дрова"? Извещали криком на плацу между казармой и бараком-столовой фауну архангельской тайги о "несокрушимости и легендарности"?
   На плацу между казармой-бараком и столовой-бараком пара сотен метров, зачем в холод одетые сержанты водили раздетых военнослужащих по плацу и желали услышать от нас пару куплетов о "несокрушимой"?
   Сцена двенадцатая:
   "Укрепление боеспособности воинского соединения" надрывом голосовых связок военнослужащих совершалось в "центре", а в рабочей глухомани, куда ехал ссыльным, издевательство пением о "несокрушимой и легендарной" не проводилось. Командиры не возражали, не требовали проявления дешёвого "патриВотизма".
   Туда и ехал, а чему радовался - ни один психолог не смог установить.
   Кончились двадцать километров лежнёвки и, вот они, родные и привычные, вечные "несокрушимые и легендарные" бараки, копия бараков сорок третьего дробь сорок четвёртого в Польше, но теперь "родные в доску" советские бараки!
   Доложился ротному:
   - Рядовой такой-то после отбытия наказания... - одни "доклады"!
   Неудачные мои "доклады", недавний кончился "губой" сроком в неделю, интересно, чем кончится доклад ротному?"
   - В курсе твоих похождений, можешь не продолжать...Найди... - ротный назвал фамилию бригадира вальщиков - к нему в сучкорубы пойдёшь. Не хотел быть специалистом - будешь сучки рубить! Свободен...- чётко исполнил команду "кру-гом!" и отправиться на поиски бригадира.
   Май плыл над архангельской тайгой, май в тайге ровня библейскому раю, лесорубы пришли с делянок, а солнце не думает уходить на покой!
   Удивился: "чего так рано мужики с работы пришли!?" - забыл уроки географии, забыл о Севере, о полярной ночи, и, соответственно о долготе дня. Вот она, практика по географии, надо было в своё вреям внимательно слушать святую женщину-географичку, правду излагала, а сейчас эту правду вижу воочию.
   Нашёл бригадира. Чего было искать? Отдыхал человек, но когда доложился о назначении сучкорубом - удивился:
   - Во как! Вчерась электриком был, почитай "царь и бог" на делянке, а сегодня сучкоруб! Ты сучки-то рубил?
   - Никогда - соврал в надежде получить от бригадира сострадание хотя бы в сучках.
   - Топор-то держать не разучился?
   - Да так... Есть немного... Отвёрткой и пассатижами лучше получается - честное признание в неспособности держать топор могло обернуться иной работой в бригаде, но иных работ не было. Нет, была ещё одна работа: "чекеровщик"
   Чекеровка это когда коротким тросом с вплетённым в один конец кольцом, "удавкой" обхватывают конец сваленной лесины и трелёвочный трактор затаскивает длинным тросом ствол на площадку с наклоном, что на "спине" трактора.
   А потом бригадир показывал, как насадить топор на топорище, да так, чтобы "железка" сидела намертво и не собиралась сваливаться с "топорища" после миллиона удалённых сучков.
   И точили топор. Правильное название процесса заострения лезвия топора такое: "правка". Термин, как и для бритвы. Правкой топоров лесорубы занимались на большом, широком, тяжёлом мелкозернистом камне, наполовину сидевшем в деревянном корыте с водой. К камню была приделана большая железная ручка: "привод". Камень крутил я, бригадир - правил лезвия. "Вторая роль". Но и во "вторых ролях" содержится польза: я запоминал, под каким углом к камню нужно "править" лезвие. "Посвящение" в сучкорубы происходило буднично, без торжеств.
   - Ничего, всяко бывает - бригадир с Урала, а уральские мужики последнюю букву во "всякоЕ" не договаривают. До призыва работал в леспромхозе и "лесную" работу знал хорошо.
   - "Дерево промеж ног пропускай, окорячь и работай топором справа-налево, не лупи со всей мочи! Сколько ударов на один малый сучок положил? Три? А нужен один. Смотри" - и бригадир быстро и "аппетитно" избавил ствол ёлки от ненужных ветвей - "На каждый сучок - своя сила должна быть. А так махать - к обеду дух выйдет"! - откуда столько доброжелательности у простого вальщика? На кой ляд нужен? Вчера "наверху", в армейской "элите" - сегодня "свалился" - и живи, как получится! Что с тебя взять, какая от павшего, польза!? Нет, учил мягко и не обидно! Будь здоров, бригадир!
   Правда, потом за участие и доброту с ним рассчитался, всё в этом мире связано...
   Вот оно, прозрение: русские мужики в мирное время с топорами не расставались, а уж ежели приходила "лихая година" - тем более топор незаменим при отражении супостатов! - топор в руках бригадира выглядел игрушкой:
   - "Сколько тысяч стволов очистить нужно, чтобы так красиво работать топором"!?- инструмент и бригадир составляли одно целое.
   Сколько проработал сучкорубом? Вроде месяц ... или меньше? - процесс удаления сучков вступил в стадию "профессиональный сучкоруб" и тут вызвал ротный:
   - "Садись. Ты, смотрю, человек грамотный, видел, как управлялся с движком..." - капитан, низкий поклон тебе: первое упоминание !человек"! Мог применить "парень", была другая форма обращения - "рядовой", но ты выбрал "человек". В твоей власти было никак не выделять:
   - "Ознакомься" - капитан протянул потрёпанную тонкую книжку-инструкцию с названием "Определение объёма леса-кругляка" - хватит с тебя сучков, будешь принимать лес.
   - Товарищ капитан, спасибо за доверие, но замером никогда не занимался!
   - "С завтрашнего дня - будешь. Свободен"! - оставалось сказать армейское "есть" и удалиться из комнаты ротного.
   Мерить кубометры предстояло на "разделочной" эстакаде, куда трелёвочные трактора привозили с делянок "хлысты". То есть, очищенные от лап стволы ёлок.
   Как подсчитывать объём бревна длиною в шесть метров? По идее - цилиндр... не совсем цилиндр...конус...срезанный конус. "Усечённый конус". "Объём конуса равен: диаметр малый сложить с большим, разделить на два, полученный радиус умножить на пи-эр в квадр...". За какой класс геометрия? Восьмой! А у меня семилетка! - "отступать некуда, за нами - ...." Что у меня за спиной? Длительный "прогул по родине", "губа" сроком в неделю, профессия сучкоруба и немного чекеровщика... Эти вспомогательные "специальности" освоил и начал входить во вкус физической работы на свежем воздухе... И вот тебе уверенность капитана, что справлюсь с учётом заготовленной древесины. Если тогда свалилась иная, более сложная работа - о, пожалуй, и её "потянул":
   - "Преступления перед родиной смывается только кровью"! - ерунда! Преступления смываются доверием!
   "...здесь и поприще широко:
   знай, работай, да не трусь!
   Вот за что тебя глубоко
   я люблю родная..."
   Прав поэт! Кого любить? Ротного, позволившего "взлететь" ещё раз? Учётчик "готовой продукции" - величина? Пожалуй! Работа "не пыльная", не трудная, по пояс в снегу перемещаться не нужно... Всего-то маленький минус: когда вальщики заканчивали работу - начиналась моя: подсчитать, сколько и какая бригада наваляла кубов.
   И потекла жизнь! Целый день свободен, "как птица", и могу перемещаться по тайге в любую сторону! На какое угодно расстояние, но с условием возврата на делянку к концу рабочего дня лесорубов.
   "Надолго собаке блин"? - надолго:
   - "Хватит "взлётов" и "падений", тебе доверяют хорошие люди, хватит свинячить! Вроде голова на месте, "руки не под хер заточены", дослужи оставшееся время учётчиком, сиди спокойно, давай сведения по заготовленной древесине! Половина срока пролетела легкомысленно, а вторая, как говорили знающие не по наслышке - пролетала быстрее первой... если не считать последних месяцев перед "дембелем". Бригадир говорил:
   - "Сентяп тяп-тяп - и май"! - нет ошибки, сентябрь так и поминали: "сентяп". Кому было поправлять?
   Когда и как произошло очередное "падение" - не помню, но причина такая: по производительности бригады вальщиков разнились. Свалить лесину - одно, очистить от сучков сваленные кубометры и вывезти на эстакаду на распиловку по длине - другое. Валкой занимались те, кто и на гражданке добывал хлеб насущный удалением леснй растительности Земли, злодеи в сути.
   Не все "сапёры" "верно и преданно" служили за сомнительный солдатский рацион, хватало "военнослужащих" порченных невысказанными мыслями:
   - "Ну, надо, а! Сучня командная за паршивый кошт кубы требует"! - "сучня" адресовалась не командирам батальона, а бери выше! У "лесных" командиров хватало ума не устраивать по образцу и подобию "гражданки" межбригадных соцсоревнований, не было и "досок показаний" сваленных и готовых на отправку кубов хилой архангельской древесины, но спрос с ротных командиров за кубы не отменялся. Не строго.
   Символ власти бригадиров электропилы. Кто получал в руки электропилу - тот становился бригадиром.
   Властвовал над четырьмя над четырьмя электропилами, царил на делянке, и спросить меня:
   - Чего соглашался украшать "ленинскую комнату", хотя бы один "сапёр" нуждался в "ленинской комнате" без "наглядной агитации", а равно с ней"? Ради каких благ, сверх имеющихся, лез в фальшивые "художники", почему не ответил майору:
   - Проэкционную киноаппаратуру знаю на "отлично", справлюсь с любой, киномеханик, но что предлагаете - извините, сделать не смогу, всего-то средний знаток электротехники, мастер по электропилам лучше плохого художника! - не знал тогда могучей отговорки, и майор купил лестью: если старший по званию верит в твои способности - как отказать?
   Не ручаюсь за точность, но суть изложу: как-то однажды бригадир хилой бригады, не мой учитель в борьбе с сучками, говорит:
   - Слышь, как думаешь, могу дневную норму выполнить, если в бригаде пяток полудохлых работников из кавказских республик? Ага, южане? Два азербайджанца, армянин, белорус и чуваш? Белорус с чувашом работают, а остальные от костра не отходят!
   - Понятное дело, южане, что взять!
   - "Не южане, лодыри!
   - Хилые граждане, Посмотри на армянина Степо-джана из Еревана и ответь себе: за какое время сие двуногое и прямоходящие преодолеет полосу препятствия из снега по тестисы и сваленных елок? Граждане солнечного Азербайджана лучше, мощнее соседей-армян? Валка архангельских ёлок и удаление сучков со стволов не их "профиль, и чекеровка лесин их не волнует.
   - Понятно... припиши нам кубиков... - и, пряча глаза, тихо, застенчиво, бригадир толкал приёмщика готовой продукции на "предательство"
   Каюсь, читатель мой, "предавал", приписывал, было, жалел "кавказьки чалавек"
   Бригадир не просил "припиши мне кубиков", но помянул бригаду. Как отказать человеку в малости!?
   Какое изумительное время! Взяток не предлагают, ничего ощутимого, одна душевная благодарность за избавление от командирских замечаний о невыполненной дневной норме по кубам древесины.
   - Говорил ротному, что с этой публикой ни о каком выполнении дневной нормы речи быть не может?
   - "Говорил, да толку ноль. Знаешь, что сказал"?
   - Догадываюсь: "работать не умеешь".
   - "Во-во"!
   Как поступить с просьбой бригадира? Согласно "моральному облику советского человека", а "военнослужащего сапёрного батальона" - особенно - следовало немедленно "доложить по инстанции" о готовящемся преступлении, и не через голову сержанта на делянке: "прыжки через голову" не приветствуются.
   "Пошёл на сделку с совестью, а когда дошло до расплаты - "встал на путь обмана и приписок": отнимал кубы древесины вальщиков-профессионалов, записывал немощным сослуживцам, заброщенным высокими военными чинами на три года в тайгу.
   - "Нет прощения скрытому врагу страны саветов!" - почему не простить? Один занимался приписками? Нет, в стольном граде находились главные вредители, в тайге отбывали "воинскую службу" наполовину военные работники, и если вредил "стране саветов" - моё "вредиельство" невозможно было разглядеть и электронным микроскопом.
   Имел мзду с "противоправных действий"? Ничего и ни от кого, не было и "спасибо", совесть моя может спать без тревог и кусаний (угрызений)
   Можно было и не обманывать ротного, лишними были мои "учётные комбинации", в общей сводке заготовленной древесины не отражались фамилии передовых вальщиков, сводка о выполнении плана по заготовке древесины ежесуточно уходила в "штаб полувоинского соединения" гладкой и благостной.
   Работа звалась "ритмичной", лучших вальщиков определял (выявлял) ротный и направлял данные в "штаб" на "поощрение":
   - Присвоить звание "ефрейтор"!
   "Отзвенело лето песней недопетой..." - не я, это любимый Сергей Лемешев.
   Пришла осень. Если начать отсчёт с неё - оставалось... год с "лишком", а "лишек" мог обернуться парой месяцев задержки. Армейским командирам разрешалось удлинять службу с разъяснением задерживаемому:
   - Военная необходимость... - "производственная" находилась в другом месте, не в стройбате.
   Дни укорачивались, с эстакады приходил затемно... Питался на кухне холодным ужином и шёл спать. Главное - прожить зиму...А там - опять май...какой по счёту? последний армейский май, лето и осень с демобилизацией. Дом... что дома, чем заниматься, какой работой? Опять кино "крутить"? Несерьёзное занятие взрослому мужику, детская, дешёвая забава. Или на привычную "железку" податься, родную, привычную? В каких ролях? Не будь "диоптрий" - пошёл в движенцы... через кочегары, помощники машиниста проходили стадию кочегаров, не иначе... "Дорос до машиниста, глядишь - и меня, как машиниста Херова, диспетчер по громкоговорящей связи умолял не задерживаться с отправкой состава с углём... Прочь мысли о будущем, придёт - буду им заниматься! А сейчас веди тайную "бухгалтерию" и держи язык за зубами! - по этому пункту можно не беспокоиться, такое у меня всегда получалось неплохо, а сели и "разоблачат" - в первый раз "падать"? Не привыкать к падениям: дальше, чем сучкорубом в отстающую бригаду, не сошлют... Спи!
   И в полном мраке казармы (дизель своё отработал) началось движение, тихие разговоры и волнения. Послышались голоса:
   - "Такой-то - к ротному"! - сон ушёл, на его место заявилась тревога:
   - "Не иначе, как вскрылась "двойная бухгалтерия" и главному преступнику-махинатору вот-вот вынесут очередное обвинение!
   Понятно: кого вызывает капитан - дают показания по моей преступной деятельности...хотя зачем рядовой народ опрашивать, если бригадиры есть? Вызвал, получил признания - берись за меня:
   - "А, ну-ка, давай, рассказывай"! - не, что-то другое... А что? Ладно, утром выяснится... Интересно, куда направят после вынесения "приговора"? "Куда, куда"? - в сучкорубы, куда ещё! Везде побывал, нигде не задержался"! - успокоительная мысль прочно осела в мозгу и чей-то голос назвал меня.
   В комнате ротного что-то светилось, но что - не помню: "отшибло память" от надвигающегося разоблачения. Пожалуй, многие разведчики испытали подобное состояние... теперь и у меня есть повод для гордости:
   - "Шёл, не зная куда! Правда, не на "верную смерть"
   - "Фамилия"? - интересно начал ротный! Только что чьим-то голосом выкликал мою фамилию - сейчас хочет услышать от меня? Пожалуйста, понимаю, где нахожусь, армия, не шалман, а в армии на вопросы командира положено отвечать чётким, громким голосом. Ну, это когда "чист" по всем статьям "воинского устава" и за тобой нет "хвоста былых преступлений". За мной тянулся "длинный" хвост приписок, а потому фамилию назвал не так, как следует в армии. Капитан поинтересовался образованием, и ещё раз подумал: "чего спрашивает!? Ведь знает..."
   - "После подъёма соберите личные вещи и будьте готовы к отправке в главное расположение... У "каптёра" получите новую форму..." - ничего себе: перед "расстрелом" новую форму вроде никому не выдавали!? Значит, вызов в помещение к ротному никакого отношения к "махинациям" с кубометрами древесины не имеет!? Уже хорошо!" - радостный, что "был на волосок от провала", но не провалился - добирался в потёмках на двухъярусное солдатское "лежбище" и услышал разговор сослуживцев:
   - "В автошколу посылают, в Советск. На шоферов учиться"!
   Бог ты мой! У многих ребят в роте больше оснований и причин волноваться, чем у меня: им специальность "шофер третьего класса" была на "гражданке" нужнее, чем мне. Вот отчего во мраке казармы стояло густое волнение и не менее десятка сослуживцев успели посетить кабинет ротного с просьбой послать на курсы их. Ротный послал меня:
   - "...и было утро, был подъём" и отбытие в главное расположение батальона: "день первый":
   - "Ну, и что? Прокачусь до базы, командование увидит мой лик, вспомнит, что на носу должны быть очки "минус две с половиной диоптрии", и по "выяснении всех обстоятельств дела" - "завернут оглобли назад"! Ничего, в самом путешествии содержится интерес"! - волнения "разоблачит - не разоблачит" медкомиссия слепоту мою далее не шли. И курсы шоферские в бывшем немецком городе не волновали: "что профессия "шофёр"? Никогда не сгорал от любви к автомобилю, не тянет "дикая сила" вцепиться в "баранку"! Оно, конечно, если командиры хотят превратить в "военного водителя" - пожалуйста, сопротивляться не буду, но чтобы самому проситься на учёбу - нет и нет! Никогда бы не пошёл в кабинет ротного командира с просьбой отправить учиться".
   Сегодня во мне говорят двое: "прокурор" и "защитник". Первый:
   - "Почему честно не признался командирам, что по медицинским показаниям непригоден к обучению на шофёра"!? - на что второй, "адвокат", возражает стороне обвинения:
   - "Разве у командиров батальона не было "Медицинской карты", где чёрным по белому написано, что у "военнослужащего миопия в две с половиной диоптрии"!? По каким законам "подсудимый" должен собирать на себя "состав преступления"? Обвинять себя? Где и когда такое случалось? "Самооговор"?
   И такие вопросы к прошлому:
   "Господин ротный капитан, скажи, по каким "инструкциям и правилам" набирал группу на обучение шоферскому делу? Сам занимался отбором, или выполнял указание вышестоящих командиров из "центра"? Были особые указания "центра" по поводу кандидатов в курсанты автошколы? Какими должны быть претенденты на шестимесячные курсы шоферов в воинской автошколе номер пятьдесят семь бывшего немецкого города Тильзита, а ныне - "Советска"? Какие оценки и характеристики позволяли претендовать служащим на счастье быть обученным в автошколе номер пятьдесят семь? "Трудолюбивый, исполнительный, дисциплинированный, грамотный"? "Передовик сапёрного... производства"? Из пяти указанных основных "статей" мог претендовать на одну: "грамотный", а остальные были не моими. И "грамота" низшая, и по всем "параметрам" никак не вписывался в "трудолюбие", "исполнительность" и "дисциплину". Нельзя было "разгильдяя" посылать в автошколу, вместо него следовало послать другого человека, да такого, коему профессия "водитель" служила до конца дней его!
   А тогда батальонное начальство группой военнослужащих,
   направляемых в школу, хотело показать "лицо части", но какой частью "лица" выступал я - как спросить у начальства?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 16.
   "Взлёт номер три"
  
   Время подготовки проездных документов продолжалось недолго, и все эти часы я думал: "вот-вот командиры опомнятся, исправят ошибку жирным косым крестом в списке претендентов на получение специальности "шофёр"! И резолюцию наложат:: "не достоин обучаться"!
   Время шло, но меня никто не поминал. Уже плюс: впереди будет что-то новенькое!
   Только в вагоне поезда "Архангельск-Москва" понял:
   - Проскочил! - в самом-то деле, теперь никто не станет телеграммой из батальона отзывать "недостойного"!
   Но главный, тайный повод для волнения всё же оставался и никак не хотел покидать сознание:
   "Ну, хорошо, преодолел "первое препятствие" в батальоне, обманул всех, но что скажут в автошколе тамошние медики"? - мысль не реже и не чаще, чем через сотню километров стука вагонных колёс, с завидной настойчивостью возвращалась на место. "Минус две с половиной диоптрии - это минус..."
   У отправляемых на учёбу счастливчиков здоровье проверяла единственная в батальоне докторица, терапевт, не окулист. Окулиста в батальоне не было, окулист нужен слепой армии, а стройбат не был таковым. Отсутствовали и принадлежности, коими проверяют остроту зрения: таблицы с буквами кириллицы для грамотных и "кружочками с разрезами" - для неграмотных. Остроту моего зрения доктор проверила "глазастым" армейским плакатом на тему наворачивания портянок.
   Как управляться с портянками - знал хорошо и "показал положительный результат". Обманул милую женщину-медика, или сама захотела "обмануться" в моём случае - как узнать?
   Доктор, низкий поклон твоей ошибке! Бывают ошибки "ужасные", бывают и прекрасные, а тогда твоя ошибка была бесценной. Хотя, почему "ошибка"? Ты не окулист, какие претензии? Если ошиблась, как терапевт - да, стоило разговор вести, но свою работу выполнила чётко: "нутром" был здоров.
   Благодарю тебя, доктор: позволила прокатиться в неведомые края за счёт "военного ведомства". Кто бы тебя, терапевта, потом обвинил, что ты "проглядела" военнослужащего с близорукостью и дала "добро" на отправку в автошколу? "Зрение - не её профиль"!
   Вопрос прошлому: какого размера сволочью был, когда шёл на обман милой докторицы? По божьим правилам место в училище принадлежало не мне, а кому-то другому, должен отойти в сторону, но оказался "собакой на сене": профессия шофёра не вдохновляла ни на секунду, и поездка была не более, чем развлечение.
   Забегу вперёд: "права водителя третьего класса общесоюзного образца" училище выдало, но за "баранкой" "самоходной быстродвижущейся тележки по сухопутным безрельсовым дорогам" (так называется автомобиль во всех обучающих книгах" - не сидел и часа! Тогда для чего всё нужно было? Даже афоризм родился:
   "Чтобы совесть не мучила в старости - живи с ней в ладах в молодым". Плохо дело: крадеными афоризмами начал говорить. Афоризм не краденый... впрочем, как верить?
   Пришло время быстрой посадки в поезд "Архангельск-Москва" и пять счастливчиков из числа четырёх сот солдатских душ батальона покатили получать специальность "водителей автомобильного транспорта". Вот "славные" имена участников "научной экспедиции", направленных в автошколу номер 57 города Советска, бывшего совсем недавно "Тильзитом":
   Первым, старшим в группе, помяну Петьку. Крепко обиженного, до лишения водительских прав за неизвестное преступление" на "гражданке", Петьку. Отчаянного, смелого и прямого. Только сегодня понял: иным шофёр быть не может. Он автономен, он надеется только на себя, и быть размазнёй ему никак нельзя.
   Пашка, друг и товарищ. Образец кротости и мудрости. "Тихой" мудрости. Есть "буйная" мудрость с переходом в "наглую", а Павла Природа наградила тихой. Никогда не сидевший за рулём человек и не мечтавший упралять никакой техникой на колёсах, считай, случайный человек в группе.
   Это была первая встреча со столицей "страны советов"
   Насколько глубоко ппечатлила песенная столица, прославленная многими сочинениями всех жанров? Ни на сколько, а корми батальонное начальство подчинённых чуть лучше в тайге никогда не согласился жить в столице. Готов признать неправоту по питанию: батальонные командиры не могли ухудшить, или улучшить питание "сапёров", не наживались тогдашние "отцы-командиры" на питании подчинённых, не лепили из хлебного мякиша шикарные дачи.
   Чем служили упитанные и холеные господа савецкие офицеры пачками разъезжавшие по столице? Не знаю, но кто-то из них: распорядился обучить меня шоферскому делу.
   И вот сижу в столичном вокзальном зале ожидания и от безделья тревожусь мыслями: "вдруг какое-нибудь упитанное офицерское тело в звании "генерал", хотя, и полковника хватит, подойдёт к группе плохо одетых военнослужащих и начнёт допрос строгим командирским голосом:
   - Кто такие будете, откуда и куда следуете? - потому-то старший группы, не выбирая слов, предупредил:
   - Быть вместе, не отлучаться! Столичные патрули злые, как черти, и если заберут - плакала ваша учёба, назад вернут - Петька объяснял ситуацию и не раздувался от гордости "я - командир!", не применял командирский голос, петькино спокойствие действовало намного сильнее, чем если бы орал и раздавал зуботычины. Не чувствовался в Петьке командир, но заявить "чего лезешь, чего командуешь, такой, как и все"! - не хотелось по причине: не было у человека шкурных интересов от полученной на время и малой власти.
   В первом пункте "Правил перемещающихся по железным дорогам" сказано:
   . "Сел в вагон - выпей, покатил вагон - повтори" - двое из роты, расположенной в предалах десятиминутного хода, "цивильнее" лесовиков в тайге за двадцать километров, грузчики, обратились к Петру с просьбой ссудить из "подъёмных" на бутылку:
   - Мы немножко...
   - Водка "немножко" не знает, у водки натура широкая, или впервые выпить надумали? Нажрётесь, факт, а московские патрули в "плен" возьмут, губа столичная строгая, не чета таёжной стройбатовской. Едете специальность получать, или водку жрать? Отдам документы, деньги, хоть в ресторан идите, ваши последствия меня не чикают, пальцем не пошевельну! - петровы доводы погасили "водочный путч"
   Чутьё не обмануло в деталях: вид группы, дико озиравшейся по сторонам, привлёк внимание столичного патруля числом в три головы: "старлей" (старший лейтенант) и двое рядовых. Без оружия. Проверили документы и без слов удалились. Что-то щёлкнуло-звякнуло в голове моей неспокойной, обратился к старшему в группе:
   - Командир, сестра в здешних местах в институте обучается, навестить не мешало...
   - Патруль видел?
   - Видел, но мы свою порцию проверок приняли, в одну воронку две бомбы не падают...
   - Откуда про бомбы знаешь?
   - Читал, фронтовики рассказывали, свою оккупацию помню... хочу проверить эпизоды прошлого.
   - Пошёл. К поезду не опоздай. И помни о московских патрулях - сказал Петька, глядя в сторону. Прощался, не верил, что обойду патрулей и окажусь в московской гауптвахте? Нет уж, хрен вам, пройду все препоны!
   - Будь спокоен. Дисциплину знаю - это я-то "дисциплину знаю"?
   Как-то быстро и без расспросов нашёл место обитания сестры. Пожилая вахтёрша на входе в студенческое общежитие, после объяснения причин визита, пропустила без лишних слов: ну, как это солдата не пропустить к сестре!? Встретились.
   Встречных объятий не было, не проявлялись высокие чувства в семействе, и тогда была московская студенческая проза: бутерброды с колбасой и чай.
   В кратковременном московском гостевании впервые вкусил "горчичный" батон, и удивился, почему горчица в хлебо-булочном изделии не атаковала вкусовые рецепторы:
   - Откуда название "горчичный"?
   - Горчичное масло добавляют - вот оно что! Оказывается, помимо ядовитости в горчице есть ещё и масло! Но в обычной горчице оно почему-то не чувствовалось...
   Почему в "стольном" громадном городе, где никогда не бывал, быстро нашёл сестру, какой "навигатор" не позволял "отклоняться от курса?
   И опять поезд на Ригу, привычный "стук колёс...", и прежние опасения: "горю, если в школе станут проверять зрение, забракуют с резолюцией: "впредь очкариков" не присылать" - и подпись начальника школы.
   Внутренний голос - добрый малый! - под стук колёс сказал:
   - Прочь волнения и страхи, тебе всегда и везде везло, повезёт и в школе! - и возражал утешителю:
   - Ага, за время езды зрение в стопроцентное обернётся, чудеса в сказках бывают, медицина города Тильзита ошибётся не слабее батальонной... Как пить дать забракуют, выпишут проездные документы, и покатишь, товарищ военнослужащий, в любимый батальон!
   Сегодня задумался: почему добирались до школы столь сложным маршрутом, почему из Архангельска не двинуться на Ленинград, а оттуда - в Тильзит? Короче и быстрее? Почему на столицу, а потом - на Ригу? Прямо "турне" какое-то!
   Впрочем, начальству виднее, и постигать логику военных (кроме технарей) - пустое занятие.
   Была Рига и визит на рижский базар, но "разгуляться" с суммами, кои выдали в батальоне на дорогу - не получалось: скромность, скромность и ещё раз она! С голоду военнослужащие не падают? Нет, а всё остальное - излишки: "воины расслабляются от роскоши".
   Как добрались до Тильзита в прошлом, а ныне - "Советск" - провал в памяти по причине:
   - "Почему известному прусскому Тильзиту никакой другой замены, кроме "советска", не нашли? "Товарищи" спешили "узаконить" чужую территорию? В городе ничего "советского", если не считать населения с разных концов "необъятной родины моей", не было. Для чего люди с древних времён отнимают "друг у друга" города и жизни? Что пускать первым в будущую собственность: чужой город, или количество жизней в уплату за город? Сколько погибло за Тильзит, чтобы превратить в "Советск"?
   Конечно, города всегда были важнее! Жизнь - проходящая штука, а вот город - стоит на месте.
   И если получил в награду вражеский город - сделай его лучше, чем был прежде! Расшибись "в куриный помёт", но покажи миру, что можешь делать с захваченными городами! "Размечтался..."
   Территория школы небольшая, но со стенами. Похоже, кто-то из проигравших войну больших людей жил в маленьком замке, или в бывшем Тильзите на месте автошколы находился какой-нибудь "пансион благородных девиц". Всё, что требовало ограждать стенами.
   Школа понравилась "матюгальником", из коего лилась музыка австрийца Курта Целлера из оперетты "Продавец птиц": Здравствуй, композитор, тебя, пожалуй, во всех углах земли знают: "Мой любимый старый дед,
   прожил семьдесят пять лет.
   Как-то сидя над ручьём,
   вспоминал он о былом..."
   Коллега, что управлял радиоузлом, порадовал ещё одним куском из оперетты Целлера "Мартин рудокоп":
   "...обо мне ты не-е-е мечтай,
   всё забудь и про-о-очь ступай..." - слова знакомой оперетты трогали, и в них нашёл обиду. Забавно: вроде совсем недавно куски из Целлера горланил на "губе" и не подозревал, что как-то могут коснуться и меня... и вот те раз, "приёхали":
   "...всё забудь и прочь ступай" пугали:
   - "Очки, очки, проклятые очки, на мне исполнятся слова "всё забудь и прочь ступай"! после и не тщательного медицинского освидетельствования в школе. А на проигрывателе вращался эстонец Отс и редкостным голосом рассказывал:
   "Эту лодку строил я ни как-нибудь,
   знаю, как из дуба борт высокий гнуть..."! - ни человеку, ни певцу не верил, что "знает, как из дуба борт высокий
   гнуть...", не мог эстонский певец своими руками лодку построить, не его профиль...хотя, кто его знает...
   Целлер не хотел уходить, стоял впереди отсовской лодки из дуба:
   "...всё забудь и прочь ступай"!
   фокусы с глазными "минусами" удались в батальоне, а в школе "повторение подвига" может не получиться, медики бывшего Тильзита, а ныне "Савецка", подивятся, как таёжная батальонная врач военнослужащего с двумя минусами пропустила обучаться на водителя.
   Ах, наши "внутренние голоса", чтобы мы без вас делали! Это вы строгим голосом предлагаете не "паниковать" и "не умирать без смерти", в каком направлении повернутся предстоящие события неизвестно,ую сторону повернутся. Удовольствие на казённый счёт от путешествия в Прибалтику получил? Получил, а это после дикого таёжного пребывания не так и мало!
   Командир пятьдесят седьмой школы недавнего прусского города Тильзита, тебя благодарит рядовой (фамилия) за прекрасную встречу и знакомство не с лесной и партизанской, а с настоящей армией.
   Вот оно что! Оказывается, в одной стране несколько сортов "армий"? - и до нытья в здоровых зубах захотелось покрыть крепким таёжным "ёбом" неизвестно кого!
   Желание "крыть" погасло после предложения пожилого человека в звании "старшина" умыться и проследовать в столовую.
   Начало радовало, продолжение не уступало началу, когда после питания плоти прибывшие получили места на горизонтальное положение тел. Небо и земля, и вспомнилось тягучее патефонное пение:
   - "... о, если б на веки так было..." - бытом заправлял старшина, украинец. От войны остался, дослуживал. Спокойный, невозмутимый и внимательный человек. Умный.
   Всё, чего опасался на пути следования, началось на утро следующего дня: медицинская проверка прибывших.
   Все параметры позволяли обучаться искусству водить автомобиль, а по зрению рулевое управление доверять было нельзя. В очках пожалуйста, но какая нужда армии в очкастых водителях, когда "безочковых" хватает? - и окулист написал "не годен", забраковал, предоставив малое удовольствие: "знал, что не пройду!"
   Одного из посланцев стройбата (меня) медицина славного города Тильзита забраковала по зрению, а другого руководство школы: человек был неграмотным. Все телесные параметры были идеальны, а грамоту не знал, потому и не мог обучиться "высокому искусству крутить баранку"
   В повседневности человеку хватало грамоты, от юности валил дерева в леспромхозе Урала, грамота не нужна, а изучение техники требовало хотя бы школьных знаний физики.
   "... и сидели двое в ожидании вердикта, и знали, каким будет решение руководства школы:
   - Оформить проездные документы, выдать суточные, проводить до станции, и пожелать езды без приключений"
   Вышло иначе:
   - Вам даётся испытательный срок, а покажете хорошие знания материальной части автомобиля - продолжите обучение.
   Длительность испытания не назвали, а что оставили уже хорошо.
   Занятия начались на другой день. Поместили в класс и выдали писчебумажные принадлежности. И началось!
   Что началось? Как работает "четырёхтактный двигатель внутреннего сгорания" мог рассказать через пять секунд после пробуждения от сладкого (пять часов утра) сна, электротехнику знал не хуже, потому на уроке только слушал молодого преподавателя в чине "лейтенант" и ничего не писал в тетрадь:
   - Курсант, почему не конспетируешь? Или знаешь работу двигателя? - мог лейтенант иронизировать, он учил, остальные внимали, и вдруг один из молодых на контроле позволяет не писать лекции!
   - Извините, товарищ лейтенант, знаю, как работает двигатель внутреннего сгорания, сокращённо ДВС.
   - Мне поручено проследить вашу успеваемость в изучении устройства автомобиля и доложить руководству школы.
   О, вот оно "щастье" контрольное! Проверка способностей в изучении материальной части колёсной техники, правил эксплуатации и передвижение по "сухопутным безрельсовым дорогам" не надзор органов, соблюдавших правопорядок, жить можно!
   Читатель, согласись, приятно чувствовать чьё-то внимание своей персоне от кого угодно.
   И до лекций "Электооборудование автомобиля" можно "валять дурака" (мыслительный вариант в нынешнем определении "не заморачиваться") многие "товарищи курсанты" со страхом ждут "электрических" лекций, а нахал за последни столом убивает время и не учится!
   Молчи, слепец-очкарик! Нуль цена твоим знаниям устройства "самоходной быстродвижущейся тележки по безрельсовым сухопутным дорогам (автомобиль) когда за руль без очков сажать нельзя! При нужде можно доверить управление транспортным средством с дополнением "управление в очках", но это приличная порция неполноценности шофёра.
   "Интересно, когда начнется моё избиение, и в каком месте науки о двигателях внутреннего сгорания? Лейтенант вызовет к доске, как в школе и станет задавать вопросы по "пройденному материалу"? Неделя прошла, пора начинать "битву", ведь могу и привыкнуть к нормальным условиям автошколы. Интересно знать, у доски настоящий двигатель "ЗИСа сто двадцатого", препарированный деревянный муляж, "содранный" в масштабе один к одному с американского двигателя "Студебеккера"? или настоящий, из металла?
   Так и случилось, как "вещало" сердце: в средине второй недели, в начале занятий, лейтенант долго смотрел в список учащихся, а "висящий под наблюдением" неизвестно, каким по счёту чувством, определил: "меня назовёт..." - не прошло и секунды, как сбылось:
   - Курсант... - преподаватель назвал фамилию - к доске! - не коспектировавший лекции курсант встал из-за стола и твёрдым шагом двинулся "на эшафот"
   Смесь чувств, покрывавших лицо преподавателя, определить не мог, но, скорее, оно было ближе к уверенности "сейчас загремишь, голубчик", и отправишь в канцелярию оформлять проездные документы. Не видел, чтобы этот курсант усердно записывал материал, похоже, своё отучился"
   Да, уважаемый Читатель, труд дарящих знания особый, тяжкий, не всякий годен в преподаватели. Повторы лекций из года в год сродни выступлениям актёров, и каким нужно быть крепким, чтобы ни разу не сорваться и не заорать:
   - Когда, тупицы, сами начнёте обучаться, а учителя оставите проверку ваших знаний!?
   Преподаватель гневается, когда его лекции не воспринимаются с должным вниманием" К доске вышел "голым", то есть, в руках не было конспектов:
   - Где ваши конспекты?
   - Зачем, товарищ лейтенант?
   - Как "зачем"? Вы на контроле... Ну, хорошо... Расскажите... - лейтенант, предвкушая поражение, предложил "изложить принцип работы двигателя внутреннего сгорания"
   Не стану рассказывать, как ораторствовал и блистал познаниями устройства и работы двигателя внутреннего сгорания, не дело хвалиться, как изложил лекции преподавателя, и залез в темы, куда курсантов готовились ввести в ближайшие уроки:
   - Друзья, дизель устроен, как и двигатель на бензине с разницей: в дизеле нет системы воспламенения рабочей смеси, в дизеле всосаный в цилинд воздух тмосферы сжимается до температуры вспышки солярового масла, кое впрыскивается форсункой под даслением сто сорок атмосфер...
   - Достаточно, не забегайте вперёд, разбор работы дизеля на следующих уроках! - опережение лекций преподавателя курсантом "на контроле" есть прямое нарушение субординации! Последним "искушением" был вопрос о "назначении кривошипно-шатунного механизма" и ответ "подконтрольного":
   - Преобразовать возвратно-поступательные движения поршня во вращение коленчатого вала"
   Лейтенант удивился, размяк, и попросил не "забегать вперёд", нельзя курсанту на контроле дозволить выступления о антидетонационных присадках в топливе с трудно произносимым названием "тетраэтилсвинец"
   И если контролируемый курсант поясняет группе "тетраэтил свинец отрава организму, и что ни в коем случае нельзя ртом и лёгкими создавать вакуум в шланге при краже бензина из топливного бака чужого авто, что чужой бензин мерзость и отрава, а тетраэлисвинец не позволяет детанировать рабочей смеси в цилиндрах двигателя" - что остаётся преподавателю?
   - Что такое "детонация" в цилиндрах?
   - Взрывной характер сгорания рабочей смеси и, как результат разрушение двигателя... "пошёл в разнос"
   - Садитесь на место... - будь преподавателем тоже не позволил рядовому курсанту забегать вперёд, не опережать программу, не вырывать" куски знаний", о работе "сердца автомобиля" (двигателя) курсанты должны узнать от квлифицированного преподавателя, но не от курсанта.
   После занятий лейтенант задержал на приватную беседу:
   - Откуда знания о двигателях?
   - Девять месяцев школы киномехаников - назвал уральский город, где получил специальность киношника - там изучил двигатель в один цилиндр, но, товарищ лейтенант, согласитесь, что суть двигателей внутреннего сгорания от количеств цилиндров не меняется? Один цилиндр с рубашкой водяного охлаждения, четыре такта, два клапана: впуск рабочей смеси и выпуск отработки, карбюратор, система зажигания рабочей смеси, ничего нового в двигателе из шести цилиндров нет... - и
   - Понятно... - проверка окончилась с результатом командующего школой в звании подполковника:
   - Оставить на обучении.
   Нужно хвалиться, что в изучении материальной части автомобиля шёл первым, а на втором месте находилась отвратная истина "очкарик" и портила радость бытия?
   Знания работы частей автомобиля давались легко, как работа шести цилиндров передавалась на колёса - мог рассказать без запинки.
   Понимал: "это теория, практика вещь иная, практика делается руками... Ничего, "не боги горшки обжигают, дойдёт до практики - буду осваивать практику. Зисовский шестицилиндровый двигатель махина - киношный одноцилиндровый двигатель ребёнок"
   "... и снился будущему близорукому водителю шестицилиндровый двигатель савецкого автомобиля ЗИС пятый, и объяснял кому-то, что "собери в блок шесть цилиндров, да вставь каждому цилиндру по два клапана с названиями "впускной" и "выпускной" - и можешь катить и по грунтовой дороге в осеннюю непролазную грязь, а равно и в весеннюю распутицу.
   А выпускные клапана сделаны из жаропрочной стали, работают в атмосфере раскалённых газов, и упаси вас владыка автопарка (механик) поменять клапана впускной с выпускным - сгорит клапан, разрушится и стоп машине сделает!
   А карбюратор всего лишь "прибор приготовления рабочей смеси из кислорода атмосферного воздуха и бензина с определённым октановым числом" Что такое "октановое число"? А это добавление в бензин "тетраэтилсвинца", чтобы "рабочая смесь в цилиндрах сгорала с определённой скоростью, но не детанировала"
   - Порядок следования зажигания в цилиндрах "зиса"?
   - Первый, пятый, третий, шестой, второй, четвёртый. Запоминай названия деталей двигателя и представляй их "зрительно"! Чему удивляться?
  
   Низкий поклон Силам, увенчавшим плечи Николая Степановича преподавателя "Эдектротехники" и "ДВС" мудрой головой, ибо ты, великий знаток предмета, наставлял ученика на практику и не забывал спрашивать и теорию.
  
   Глава 017.
  
   Здравия желаю, армия!
  
  
   Прибыли в автошколу набираться автомобильных знаний, школа проходила по военному ведомству, школа дышала воинской дисциплиной и порядком. И нас, вчерашних работников пилы и топора, военная служба не миновала!
   На третьем месяце учёбы непонятно откуда появились тайные разговоры о нашем высшем предназначении:
   - Наш выпуск будут обучать по усиленной программе, дадут сержантские "лычки" и отправят в другие части инструкторами по вождению! - радости оказаться в другой части не было.
   Были и сомнения: "какие "инструкторы", когда ты, малограмотный, толком материальную часть ЗИСа не знаешь, что другим скажешь, получив "лычки" на погоны? Нет, ребятки, кончите обучение, пройдёте экзамены, получите права - и катите в родные соединения продолжать службу в ином качестве!"
   Время шло, программа обучения не менялась, с "поднадзорного" сняли наблюдение, и тот разогнулся.
   И сегодня не могу ответить: "испугался сомнительным разговорам о повышении в звании и отправке в другую часть"? - не хотелось "лычек" на погоны, не хотелось никого и ни в чём инструктировать Пугали шёпоты:
   - Как так!? Нет желания командовать, какой из меня "сержант"? Не, родная рота в тайге милее "лычек" на погонах! - паника умерла с той же скорость, как и родиласью
   Низкий поклон тебе, школа, ты показала, что кроме расхристанной "распиздяйской" лесоповальной братии есть иное и ценное! Чистые подворотнички, вычищенная обувь, отглаженная форма и довершение бляха латуни пятьдесят шестой пробы на солдатском ремне. Опрятный внешний вид и отсутствие каши в мозгу:
   - Изучение техники без внешней культуры невозможно!
   Если подъём - так подъём, никаких задержек, пробежка по улице славного немецкого города Тильзита, то есть, Советска, утренний туалет, завтрак, занятия...
   И вот оно, приобщение к армейскому делу: оставшееся от войны оружие пулемёты-пистолеты Шпагина и не отговорки сержанта-армянина в стойбатовском карантине:
   - Нет патрон - нет стрелять...
   В маленьком Тильзите было настоящее, закрытое стрельбище от старых хозяев. Сооружение представляло глубокий и просторный ров с глухой и пологой земляной стеной
   Внизу стены бетонная труба в рост выше среднего с пазом вверху, в паз выставлялся фанерный щит с мишенью. Держишь фанеру ребром к стрелку - за сто метров ребро щита стрелок не видит, повернул на девяносто градусов - вот он, "противник" появился, огонь! - в автоматном магазине круглой формы заложено девять ратронов на три мишени, кои желательно поразить без оговорок, "первый раз в жизни стреляю из автомата"
   А как "поразить" мишень на расстоянии ста метров, когда у тебя минус два с половиной в глазах, никогда не стрелял боевыми патронами из пулемёта-пистолета конструктора Шпагина? Вообще никакими патронами, ни холостыми, ни боевыми?
   Руководитель стрельбища смотрит на тебя, как на обстрелянного бойца, о твоих очковых минусах не знает, будь слепым, как крот, но "завалить" одну мишень обязан, тебе, тайному очкарику (без очков) и одна "убитая" мишень в подвиг впишется!
   Без паники, предстоящий "бой" не будет простым и лёгким, соображай: фон бумажной мишени светлый, "поясная" мишень чёрная, наводи ствол старика ППШ под черноту, твёрдо держи оружие, короткий жим на спусковой крюк - и переводи мушку на следующу цель. Запомнил места появления мишений, когда упражнялись другие курсанты, вот и думай, как тебе, слепому, не опозориться перед зрячими! Как с ребра мишень пойдёт в полный профиль - пали! И не дёргай курок, плавно тяни привод на стрельбу, иначе девять патронов враз улетят! Как у соседа улетели. Готов?
   - Готов! - до чего у ППШ звук от выстрела резкий! Отдача пустяк, приклад плотно приложил к плечу, от выстрела ничего не почувствовал, но звук резкий, до звона в ушах! Но звон мелочь, оставь на потом, звон пройдёт, сейчас идёт "бой", переводи ствол на следующую "фанерку". Готов!?
   - Да!
   - Огонь! - отчего не волновался после первых трёх выпущенных патронов, но необъяснимая дрожь в теле появилась после второй порции? Первые три патрона, выпущенные новобранцами в "молоко" инструкторы прощают:
   - Бывает, всё едино, как первый раз с девкой... - у тебя вышло по-другому: первые три патрона ушли в мишень, , вторая порция в щит! Инстинкт убийцы? По какой нужде стараешься поразить три мишени девятью патронами с прокисшим порохом"?
   Хотя, нет, патроны свежие, хорошие, от "прокисших" в ушах так не звенело! Тебя давно никто не тестирует, чего стараешься!?
   В группе хватает ребят, кто вообще ни одной мишени не поразил, и не умирают от стыда... Стрельба занятие особое, требует упражнений каждый день, тогда что-то получится. Вон, рядом и оружейный мастер пристроился, выверяет установку "мушек"
   Стрельба по мишеням забава, в настоящем бою всё протекало иначе, а сейчас пытаюсь попаданием в бумажную мишень показать офицерам будто зрячий. Зачем?
   - Курсант, - майор оторвался от зрительной трубы и посмотрел в мою сторону - неплохо, две мишени поразил! - ах, взяли бы вас черти, товарищ майор! Ну, кто под руку хвалит!? - так и вышло: последние два патрона ушли в "молоко".
   Поразить две мишени, стрелявшему без очков, много! - только руководство школы знало, что курсант слепой.
   - Кто хочет управлять мишенями?
   - Разрешите? - как это: оказаться на стрельбище и не побывать под огнём?
   - Идите - и троица курсантов отправляется в трубу управлять
   мишенями. Засели. Приготовились. Получили инструкцию:
   - Тридцать секунд держите щит ребром, затем поворачиваете плоскостью к стрелкам и держите на счёт "пять". Не быстро считать, приблизительно раз в секунду! Внимание! Поворот!
   Устроился в трубе с намерением увидеть, как пули дырявят мишень, гадал:
   "Куда войдут кусочки металла, в какую часть мишени? В "десятку"? Огонь ведёт хороший стрелок, или дар убивать себе подобного с первого выстрела отсутствует? в каком месте фанерного щита следующий кусочек металла сделает аккуратную дырочку"? - а в сознании гуляло прошлое: "ни щестилетним, ни позже, не видел, как пули делают дыры... хотя, нет, был человек у монастырской часовни...
   А практические занятия, то есть вождение!?
   Знания "устройство автомобиля" - "отлично", вождение - "дуб дубом"
   Говорили, что в Тильзите, помимо прекрасного стрельбища, был и танкодром. Автодрома не было, и уроки вождения проходили на улицах Тильзита. В пятьдесят шестом Советск не изобиловал частным автотранспортом, пустовали улицы.
   Когда учёба дошла до вождения инструкторы сказали:
   - Каждый, по желанию, может выбрать марку автомобиля на практику - почему потянуло практиковаться на "ЗИС пятьсот восемьдесят пятой" модели объяснить не могу и до сего дня.
   Ошибку в выборе "средства обучения" понял после первого усаживания на водительское место: длинный "нос" машины не позволял видеть происходящего вререди, комбинированный страх шептал:
   - Ни хрена не видишь, а тут ещё автомобильный "нос" такой длинный! Надо было выбирать машину с сидением впереди колёс! - первые метры в качестве "водителя" исполнялись на копии американского "Студера" в пятьдесят седьмой автошколе г. Советска.
   И до сего дня педали "сцепления" и "тормоза" в "учебных" автомобилях продублированы для ног инструктора. Только эти две педали, а "газ" - свободен. Курсант, "газуй", сколько влезет, всё едино на месте стоишь!
   ...в прекрасный старый клён не въехал: реакция инструктора оказалась на порядок выше моей.
   Ах, как трудно точно выполнять манипуляции: "поставить рычаг переключения коробки передач на "нейтраль", повернуть ключ зажигания в замке и нажать кнопку стартера. Проверить по амперметру: "даёт генератор заряд аккумулятору"?
   Прогрев двигатель до восьмидесяти градусов - убедиться в исправности система смазки двигателя, и только потом, отжав педаль сцепления - включить первую передачу, и, отпуская педаль сцепления левой ногой - правой добавить "газу..." Тронулся! Поехал!!
   - "Курсант, долго на "первой пилить" собираешься!? Давай вторую! Да не "газуй"! На "газу" передачу не включишь! Слышишь, как зубья у главного "венца" "рычат"!? - да, да помню устройство сцепления! Вы, товарищ лейтенант - инструктор, вы - водитель-ас, я кто!? У вас совесть есть, чтобы столько с меня требовать в первый день практических занятий!? - такое можно только думать, но говорить учителю подобное - среди нашей группы таких смельчаков не помню. Только Петька и возражал..
   Как нас обучали вождению? Сажали в кузов "Студера" всю группу и выезжали по дороге из Тильзита. Садится курсант за руль - и выполняет указания инструктора.
   Прокатился какие-то метры, только вошёл во "вкус":
   - Следующий! - садится следующий и для инструктора всё повторяется. Это мне первое трогание автомобиля с места - событие, а ему все наши волнения непонятны!
   Вот оно! "Теория без практики - мертва"! - кто сказал? Кто бы ни сказал - прав"!
   Что с проку, если знаю "устройство и работу механизма сцепления автомобиля" до последней детали, а пользоваться сцеплением не могу!? Что с того, если знаю, где в автомобиле применяется "шарнир Гука"? Если могу с полузакрытыми глазами нарисовать и рассказать, как работает электрооборудование автомобиля? И почему "чихает" двигатель?
   Петька, тебя втайне боготворил и завидовал: независимый, свободный, стоявший на труде, вы - основа отечества. Ты разговаривал с преподавателями на равных и водил "самоходную быстродвижущуюся тележку по безрельсовым сухопутным дорогам" не хуже инструктора.
   Второй урок вождения транспортного средства совершался на не лучшей совецкой копии с английского авто "Додж три четверти": ГАЗ-63а. "ГАЗ" облюбовал:
   - "Обзор из кабины хороший, дорогу под носом видно...пожалуй, на этой технике качество вождения выше будет! Хороша техника, "ход" спокойный: давишь на педаль газа - катится, отпустил - останавливается без всякой инерции и тормозить не нужно.
   - "Накат" херовый..." - Петькино мнение.
   На ГАЗ успехи в вождении повысились.
   Мнения преподавателей о знаниях курсантами "материальной части автомобиля":
   - "Плохо знаешь технику автомобиля - вдоволь наебёшься, но если не знаешь "Правил уличного вождения" - могила тебе! Хорошее вождение приходит с практикой" - и особо не журили курсантов.
  
   Глава 18.
  
   "...всё выше, и выше, и выше
   стремим мы полёт..."
  
  
   Вам, командирам батальона, низкий поклон за оказанное доверие "злостному нарушителю воинской дисциплины"!
   Ныне старый солдат-рабочий не может понять, почему он был послан обучаться вождению автомобиля, но не другой и примерный воин?
   И тебе, автошкола, поклон не выше командирам, это ты выпускала курсантов группами в город по выходным дням под надзором "страшего в группе"
   Нужды в надзоре не было, как не было и средств, чтобы выйти из-под надзора и "нарушить воинскую дисциплину путём распития спиртных напитков"
   Организованные выходы курсантов в город опасности не предсталяли и по другой причине: коли батальон послал получить специальность - учись, получай и забудь порочные (хмельные) наклонности.
   Был случай, кто-то из группы, "сорвался", а как и чем "озолотился", где добыл средства на выпивку учителя не рассказали. "Нарушил правила поведения несовместимые с пребыванием в школе" - коротко, по-военному.
   С "преступником" поступили скоро и просто: выдали проездные документы на обратную дорогу в часть.
   Любил гулять по городу, и да буду предан "анафеме" патриотами, но в немецком Тильзите не видел "Савецк"
   Вспоминался польский Люблин и короткое время свободы, кое кончилось словами отца:
   - Мать, собирайся, нас отправляют в союз...
   Полного сходства Тильзита с польским Люблином не было, было что-то другое, но что - не понимал.
   Как-то, гуляя без "руля и ветрил", вышел к реке... Внушительная, быстрая река и вода серая. День стоял солнечный, тёплый, захотелось искупаться по древней привычке "всякая река на то и пртекает, чтобы в ней окунуться"
   Появилась тормозящая мысль: "в чём полезу в воду? В армейских кальсонах? разве голяком окунуться в воды неизвестной "священной" реки? Обойдусь без купаний..." - и пошёл вдоль берега.
   Солнце светило в спину, берег за рекой был выше, вышел к мосту и увидел табличку с названием реки: "Неман"
   Вспомнил крохи из из школьной географии: "пограничная река Неман"... С кем "пограничная"? С Литвой... Где нахожусь? Калинградская область, город Тильзит... Пруссия? А причём
   "всесоюзный староста Калинин", кто и что знает о нём? Похож на козла. Когда "евонную бабу" "вождь" (всего!) савецкого народа упрятал за колючку "староста" занялся омолаживания тела. Сведения о "старосте" шепнул Колька, "тайный враг страны советов"
   Могуч Неман! И мост через него: перейди по мосту на другой берег - и ты... в Литве, не в Литве, в прежнем "союзе", дальше союза не уйдёшь! Почему постоянно куда-то тянет, может, пора остановиться, и не дозволять "ветру странствий" продувать круглый предмет на плечах? "Ветер странствий" коварен, он выдувает остатки "любови к родине"
   И "родина" хороша, на одном месте не стоит, меняет места, оттого и любовь меняется.
   Границы? Переходил в бессознательном состоянии не по своей вине, не следовало рождаться на Среднерусской "платформе" и получать двухгодичную оккупацию. Если только она, "родная" и проклятая, так понесло на год в Польшу, а кругом война! И Урал, прекрасный, сказочный Южный Урал, тронул душу и сознание, оставил неизгладимый след навсегда. Теперь вот Тильзит... И уроки вождения на дороге за Тильзитом. Бывшие немецкие городки с новыми советскими именами и старые яблони с плодами вдоль дороги...
   Срок обучения неудержимо подходил к концу, группа занималась практикой: ночами разъезжала по Тильзиту.
   Как-то вечером одного дня командир сказал, что назавтра начнутся общевойсковые учения, и школа, будучи военной, примет участие, и каждому курсанту поставили задачу.
   Мне доверили быть "связным" и "держать связь между ротным командиром и начальником школы", а при ком из двух командиров следовало находиться, как и чем связывать, не пояснили, а лезть за деталями обязанностей связного не стал. Связной - так связной, какая разница?
   Даже и мнёвры грозно выглядят, когда появляются "русишен панцерн" Откуда взялись в тихом и мирном Тильзите... пардон, Савецке? Почему-то казалось, что "манёвры" далее территории школы не расползутся, и большее, что может случиться - езда по автодрому на окраине Тильзита. Нет, начало учений выглядело внушительно, когда из школьного гаража выкатили десяток единиц колёсной техники и колонной покатили по одной из дорог в неизвестном направлении, но, как бы и на юг... А кто проживал на то время к югу от Тильзита?
   Манёвры длились день, услуги "связного" никому не понадобились, никто, никуда ни с какими донесениями не посылал, и весь день проторчал в кузове машины. Оказывается, и манёвры могут быть скучными.
  
   * * *
  
   Как-то преподаватель "Матчасти автомобиля" говорит:
   - До армии кино крутил?
   - Было такое.
   - Идём к подполковнику.
   Пришли, начальник усадил:
   - Чем до призыва занимались? - это ж, надо так вежливо разговаривать с двадцатилетним курсантом! В стройбате другой язык общения командиров и подчинённых, а этот... принуждает отвечать соответственно:
   - Кинопередвижкой демонстрировал продукцию савецкого кино в деревнях и весях Южного Урала.
   - Наш гражданский киномеханик не хочет далее работать, вы согласитесь занять его место?
   Читатель, фильмы проектируются со скоростью двадцать четыре кадра в секунду, а мои мысли полетели в два раза быстрее:
   "вот он, очередной взлёт, свершилось! Немедля говори "да!", соглашайся!" - и вспомнились старания батальонного майора-технаря по избавлению моих рук от топора сучкоруба.
   Майор не одаривал подчинённых нецензурщиной, но с чего-то пригрезилось, что после известия о моём "дезертирстве" майор скажет "су-у-ка, продался за жирный кусок"
   - Товарищ подполковник, благодарю за честь, но не могу подвести командование батальона. Меня посылали получать специальность водителя, а я в киномеханиках у вас осяду?
   В следующий вечер, когда курсантам "согласно правилам внутреннего распорядка" продемонстрировал свои "таланты" киномеханика.
   Училищная киноаппаратура прекрасная, не изношенная, фильм не третьей категории (рваный-драный), сеанс прошёл шутя и свободно, в удовольствие.
   От чего отказывался? От нормальной, культурной службы в городе? От порядка? Пользовался такой свободой, о коей и мечтать не мог!
   Хорошо, кино отрабатывать вечерами, а чем целыми днями занимается киномеханик? Бездельничает? Не дело, загрузить работой!
   "Э-э-э, господин подполковник, не знаете, кому предлагаете служить при школе! Хотелось посмотреть вам в глаза после бумаги из "Особого отдела" на мой счёт, ваша "вербовка" не первая, могу рассказать, чем закончилось предложение работать в "закрытом" городе Южного Урала! Зачем повторяться? Да и привык к вольнице в тайге. Особенно у тех, кто вступил в третий год службы"
   Вторичного предложения дать согласие на продолжение службы при школе не получал, но фильмы демонстрировал исправно.
   сё проходит, но день, когда группе предложили пройти медицинскую комиссию в городской гражданской поликлинике - казался бесконечным. Медицинские комиссии для водителей "транспортных средств повышенной опасности" во всём союзе были едины и не делились на "воинские" и "гражданские".
   Напомнил ротному о "глазных минусах":
   - Не пройду окулиста, завалюсь! Что делать!?
   - Не знаю. Прояви солдатскую сметку, но отчётность не порть! - понятно: коли предложено "проявить солдатскую смекалку" - проявим, товарищ старший лейтенант, к обманам не привыкать, одним меньше, больше - что изменится?
   Поликлинику Тильзита (Советска) навещали группой из десяти человек: сегодня одна, завтра - следующая и походами групп в медучреждение управлял ротный. Оказался в последней, а потому времени на страхи и терзания хватало:
   - "Провалюсь, как пить дать, провалюсь"!
   Из кабинетов "узких" специалистов выходил с отметкой в карточке "годен", но заключения не радовали:
   - "Что толку в "годен" по статьям, если главная - зрение - в очках"? - оставался последний "барьер"-кабинет с табличкой "Окулист", но делать шаг "в бессмертие" не решился: оказался бы шагом в "преисподнюю".
   Время на раздумье было. Окулиста мог посетить на другой день в другой порции учащихся. И тут как-то незаметно пришла мысль о подмене, и кто был автор - не знаю. Если сказать, что идея была моя - признать себя через шестьдесят лет непорядочным человеком, если Павел предложил отметиться в "глазном" кабинете с моей "медицинской картой" - ещё хуже: как можно друга порочить столь недостойным делом?
   На другой день Пашка в иной группе проверяемых курсантов отправился в поликлинику своими глазами подтверждать моё стопроцентное зрение.
   Нужно говорить, что творилось в со мной за время, когда смотрел на проверочную таблицу Пашкиными глазами и сколько раз подумал: "лучше бы сам провалился, чем дозволил другу так рисковать! А вдруг обман раскроется!? Что тогда? Двоих отправят в часть с пометкой "аферисты"!? - время текло ужасно медленно!
   И вот он появился! И опять рот от уха до уха!
   - "Получай" - обычным, но тогда каким-то ленивым голосом сказал Пашка и протянул карту.
   Прошло! Получилось! Чудо: я - "зрячий" на оба глаза с оценкой "единица"! Всё! Считай, права "Водителя третьего класса" в кармане! - о том, нужны ли мне права, или я и без них мог прожить - в миг обмана милых медиков о таком не думал.
   А потом были экзамены. "Устройство автомобиля" и его трудную часть "электрооборудование" сдал "блестяще". Для многих водителей "электрика" автомобиля - "запретная зона", хотя любой водитель разберёт и соберёт любимицу, устранит "внутренние заболевания" с закрытыми глазами, но электрика, "психика автомобиля" - остаётся "запретной зоной" для восьми десятых водителей.
   Потом пришёл день, когда нас всех посадили в кузов ЗИСа 586... или это была другая модель, и гражданский инспектор в чине капитана приступил к приёму "техники вождения":
   - "Хрен с вами! Если плохо знаешь машину - чикаться будешь больше, чем ездить, а если плохо водишь - другим от тебя беда будет"! - прав был пожилой капитан ГАИ!
   Проехал не более двухсот метров и совершил два водительских "подвига": переключился с первой передачи на вторую, обогнал пожилого мужчину с ручной тележкой нагруженной капустой. Всё! Сдал!
   - "Следующий"!
   А потом капитан взял список курсантов, и против всех фамилий, не отрывая руку, нарисовал "циклоиду", коя могла означать единственную оценку: "тройку".
   Петька смотрел на действия капитана, и когда понял, что его способности управлять автомобилем капитан оценил в "тройку", как и всем курсантам - недовольным голосом сказал:
   - Товарищ капитан, какого хера поставил мне "тройку"!?
   - "А ты, ебёна мать, лучше, чем на тройку, водишь"!? - большего восторга от беседы равных людей никогда ранее не испытывал! Восторгу не было предела! Петька, Петька, для тебя не было авторитетов! Да и капитан ГАИ вызвал восторг: ни обид, ни криков, а была всего лишь обычный разговор с применением слов из лексикона профессионалов.
   На другой день была выдача "корочек". Собрали, поздравили с "успешным окончанием учёбы". Было немного грустно. Возможно, что грусть моя была "гуще", чем у других: из "матюгальника" прекрасный, сильный голос Георга Отса исполнял:
   "...ты забыл Прованс родной,
   где так много светлых дней
   было в юности твоей..."
   - не забыл "Прованс родной", возможно, ради тебя отказался от хорошей жизни!
   Прощай, Тильзит! Не забуду тебя, как и Люблин! Спасибо закордонные, а ныне "советские" города: не всё вытравили из вас, что-то иноземное осталось! Если прежде в "опросных листах" признавался: "был за границей" и поминал Польшу сорок третьего - отныне меняю показания:
   - "Второй раз пробыл шесть месяцев в прусском Тильзите".
   Прибалтика - она и есть Прибалтика. Можно привести данные о том, сколько дней в году солнечных, а сколько пасмурных. И как бывшие жители города использовали редкие солнечные дни: они в серую краску стен домов подмешивали слюду, и когда солнечные лучи пробивали облачность - стены искрились! Что сказать? "Пусть редко - но с блеском"?
   Возвращаюсь в часть! В тайгу! К полянам черники и зарослям малины! К грибам! К ребятам! К картошке, варенной в ведре, но с рябчиками! Прекрасен Тильзит, но не даст он того, что дала тайга! Не растёт в Тильзите морошка, нет брусники и клюквы в Советске!
   ... в первую неделю нахождения в Прибалтике на шее за сутки выскочили пять фурункулов, и ходил, не поворачивая головы, как волк. Училищный медик сказал:
   - "От перемены климата, ничего, пройдёт"! - понимал, что "пройдёт", но как скоро!? Шея болит, так нет вам, ещё и контроль над тобой установлен! Ну, ничего, "контроль" пустяковый, прорвусь"! - так и было...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 19.
   Здравствуй, батальон!
  
  
   Рассказывать о том, как возвращались? Интересного ничего не было, если не считать необыкновенную смелость перед столичными патрулями:
   - Пусть забирают! Теперь бояться нечего, права получены, на столичной "губе" посидеть - почёт и диковинка! - но нами никто не интересовался.
   Что ещё было интересного в пути? Ничего, кроме "корочек", коими счастливцы периодически любовались. По тому, как часто предавались удовольствию, можно было судить о трудностях, кои преодолели, чтобы их получить. Что думали о предстоящей работе по возвращении в батальон - не спрашивал. Посещали пугающие мысли:
   "ну, прибыл в батальон, а что дальше? Дадут машину "ЗИС-5", и давай, раб божий, вывози кубометры из тайги до станции? По лежнёвке? Летом - куда ни шло, а зима? Какой из меня водитель? Нулевой"! - сколько бы не грустил, но легче от приступов грусти не становилось. Если так - тогда чего грустить!? Прибуду в часть - видно будет... Как у мельников говорят: "толкач муку покажет". Может, не следовало отказываться от предложения начальника автошколы остаться? Нет, нет, нет! Рано ли, поздно, но "Особый отдел" сделал разъяснения руководству школы на мой счёт.
   Прибыли. Доложились начальству. Немного помятые за дорогу, но свежее обитателей батальона. И форма новее.
   На другой день получили "роли": Пётр, как и до обучения, но с правами ("законно") получил ЗИС с изношенностью выше половины, но не возразил "чего старьё суёте, дайте лучше!" и продолжил вывоз кубометров таёжной древесины.
   Павел получил технику не лучше, но живую, а меня старший сержант с латышской фамилией, правая рука майора-технаря, привёл в сарай-гараж, и сделал разъяснения моей шоферской участи:
   - Видите шасси автомобиля? - вежливый человек, приятный.
   - Вижу...
   - А, в том углу - и показал подбородком направление - двигатель. Начинайте сборку автомобиля - и удалился.
   Мать твою сержантскую, издеваешься!? Шесть месяцев прилежно изучал автомобиль под руководством знатоков автотехники, а в родном лесоповальном батальоне приказывают водиночку реанимировать автопокойника модели ЗИС пятый! Помню, говорил пеподаатель:
   - Ремонт автомобиля начинается с постановки шасси на "ноги", то есть, на колёса!
   А где "задний мост", где "передний с рулевым управлением, где колёса!? Не вижу!
   Как, сержантская твоя морда, один человек без подъёмного механизма, взгромоздит раму-шасси на передние и задние мосты?
   Представляю, как без подъёмника водрузить шасси на задний и передний мосты, но на это нужен хотя бы даумкрафт (домкрать) и один помошник! Поднимаем зад покойного ЗИСа, подкатываем мост, опускаем, крепим, прежним манером поднимаем перед славной колёсной техники и подкатываем мост с рулевым управлением.
   А двигатель, товарищ сержант, и четверо "воинов строительного батальона" на шасси не установят, тяжелое "сердце автомобиля" Пардон, но ваш приказ (совет) начать сборку авто из имеющегося металлома выглядит издевательством старшего по званию бытовавшее в "рядах вооруженных сил страны саветов"
   По удалению сержанта "молодой специалист" хорошо подумал в адрес командира первой ступени: "за помощью отправился..."
   Найдя заду место - углубился в размышления с чего начать сборку: "нужен прочный верстак, ключи всех размеров, керосину пару канистр... надо всё разобрать, установить годность частей машинного организма... чего стараться и собирать машину из негодных деталей?"
   Ни через десять минут, ни позже, в сарай никто не заглянул, и до "молодого специалиста" дошло: "не услышишь радостного клича помошников "приказывай!", никто не придёт помогать в сборке авто-покойника, издевался сержант!"
   Отправился в казарму и завалился на лежбище: полезные мысли всгшда посещали в горизонтальном положении тела, сказывался дополнительный прилив крови в мозг:
   "есть выход: затеваю скандал технического содержания, сержант, имеющейся властью, отправляет на трое суток в "губу", сижу, насвистываю опереточную музычку, кто-то из командиров, как прежде, возмущается:
   - Это кому на гуптвахте весело живётся!? - проходит выяснение чего и как, пожалуй, и сержант в дураках останется.
   Второй день начался тем, что продолжая под свист любимой оккупантами весёлой полечки "Розе Мундо" выяснять нахождение годных частей автопокойника, не заметил появление сержанта, а заметив - прекратил "сольное выступление художественного свиста"
   - Продолжайте, хорошо исполняете! - вежливы эти латыши, не отнять - где познакомились с полечкой?
   - Оккупация, солдаты Вермахта познакомили - почему-то не было опасений сказать сержанту-латышу откуда в память пожаловала "Розе Мундо".
   Чего провоцировал старшего по званию военнослужащего савецкой армии, чего язык за зубами не держал, чего рисковал? А с другой стороны: какой риск? Думаю, в личном деле, хранившемся в штабе, было вписано кто я таков.
   - Идём к майору... - продолжение выглядело "обешающим", на корткий миг подумал: "майор проявит интерес, где, когда имел случай познакомиться с военнослужащими Вермахта"
   Короткое отступление в ретро:
   "Старший кино-радио механик", проглотив три таблетки дионина, уснул на трое суток, и бодрящие звуки утреннего государственного гимна прекратили оглашать эфир внутри воинского расположения - под руку майору-замполиту подвернулся "друг" и предложил свои знания радиотехники. Майор-политрук не возражал.
   Как майор-технарь узнал о ссыльном знатоке законов, какие доводы привёл командиру батальона о пользе моего обучения водить атомобиль неизвестно, но после обучения в школе штадта Тильзита автоматически переходил во взвод технической службы, и никакая иная власть на меня не распространялась.
   "идём к майору" немного тревожило: "поведёт на распроссы о знакомстве с Вермахтом, тринадцать лет прошло, мог и забыть, а мог и придумать, кино насмотрелся вот и попёрли оккупационные фантазии... Да, но ни в одном фильме совецкого изготовления не звучит "Розе Мундо", а этот исполнял мелодию с вариациями... Какой Вермахт шестилетнему малому?"
   Пришли:
   - Чем до армии занимался? - ну, и манера у командиров! Чего спрашиваешь, когда в конторе вашей все сведения на меня есть? Там должно быть записано: "работник культурного фронта", киношки демонстрировал... или "фронта культуры"?- вчерашняя досада при "сборке автомобиля" не выветрилась за ночь:
   - Киномеханик.
   - Электричество знаешь?
   - Станцию обслуживал без простоев, пилы работали...
   - Помню, помню - ни хрена не помнишь, майор! И не удивительно: нас много, ты один на батальон, плюс два сержанта в помошниках. Ты брат-технарь, у военных технарей "славного советского прошлого" забот хватало, забыть о рядовом не грех.
   - Автомобильную электрику осилишь?
   - Чего "осиливать"? Электрика одинакова, одни законы, что электропила, что автомобиль, род тока разный. В автомобиле царит постоянный ток.
   - Не много на себя берёшь?
   - Не больше, что могу.
   - Проверить?
   - Пожаоуйста! - вспомнилась недавняя Петькина независимость и вольность в разговоре с инспектором ГАИ, но петькино "майор, не устраивай экзамен, давай работу и смотри на результат!".
   - Назови "китов" автомобильного оборудования?
   - "Исправные элементы схемы плюс грамотная эксплуатация" - как автомат, без задержки, ответил майору.
   - Конкретно?
   - В машине всё конкретно, что-то выделить отдельно не могу.
   - Хорошо! Сержант, отведите в аккумуляторную и введите в курс..." - сержант повёл в отдельно стоящее строение неизвестно чем слцжившее в недавние годы.
   "Господа офицеры, а равно и сержантский состав", мать вашу, нужно было шесть месяцев изучать весь автомобиль плюс "правила уличного вождения", чтобы в итоге всех мытарств заниматься ремонтом электрооборудования автомобиля? Майор, если перед отправкой в Балтию шесть месяцев назад сказал:
   - "Нужен автоэлектрик... Потянешь"? - не думая секунды ответил:
   - Почему "нет"? У меня хорошие девятимесячные курсы, дайте познакомиться с упомянутым оборудованием день - нарисую схему и буду устранять неисправности в электрооборудовании автомобиля, не нужны шесть месяцев обучения в ильзите". Можно было послать кого-то вместо меня - эх, мать вашу... что-то от Петьки перешло и ко мне. Ай, "дурное влияние"?
   Помещение мастерской, и заодно местом ремонта аккумуляторов, было не более чем три на три метра... Или чуть больше.
   С верстаком, где "в художественном беспорядке" лежали электровнутренности автомобиля ЗИС пятой модели: генераторы, стартёры, провода и что-то ещё... В помещении стояла крепкая вонь электролита кислотным аккумуляторам, из смеси серной (химически чистой) кислоты и дисцилированной воды.
   Вентиляционная роскошь отсутствовала, что было нарушением е техники безопасности: при работе с кислотными электролитами.. Пары серной кислоты убийственны живым организмам.. На полу, на корточках, сидел человек возрастом за тридцать и отвёрткой ковырял битумную заливку в аккумуляторе:
   - Вот вам напарник - сказал сержант человеку, сидевшему перед аккумулятором на корточках - Распределяйте работу, как вам удобно - так познакомился с Яковом. Выпускник энергетического техникума большого города Южного Урала. Инвалид. В детстве полиомиелит "ударил" по ногам, но почему военное ведомство не отказалось от "служения отечеству в рядах вооружённых сил" и не списало "вчистую" - кого об этом спросить?
   И потекла жизнь! Находился на основной базе, при гараже.
   Называть сарай "гаражом" грешить, в гаражах предусмотрена плюсовая температура, горячая вода в радиаторы и прочие мелочи необходимые в эксплуатации автомобилей.
   Сарай с машинами убивал максимальной простотой: приходили северные холода и начинались трудности с техникой.
   Почему "высокое руководство" считало тёплые боксы лесовозам роскошью - на сложный (провокационный) вопрос в отечестве не отвечают.
   Утренне "оживление коней" начиналсь с заливки пары литров бензина в ведро, спичка и ведерный факел ставил под "брюхо" (картер) двигателя, нагреть масло, провернуть коленвал двигателя в застывшем масле не по силам и двум стартерам, а один губил "накопитель электроэнерргии" аккумулятор.
   И аккумуляторы не новьё, латаные-перелатаные Яковом, мощи в "накопителях электрической энергии было "на три копейки".
   Стройбатовцы прошлого, а ныне "старые черти", кайтесь, кто завидовал житию Яшки-аккумуляторщика и автоэлектрическому моему? Моё занятие в тёплое время года было лёгким, забава, не работа, зима и горения проводки при разогреве колёсной техники морозили руки, не глотал пары серной кислоты, как Яшка, когда "ремонтировал" отработавшие сроки кислотные аккумуляторы, человек "из говна делал котлету"
   Водители продолжали греть "сердца" машин единственным способом: ведро с горящим бензином под картер двигателя. Зазевался - и электропроводка сгорела, но как часто "Книги регистрации вредительств" не было.
   "Благородную" работу по восстановлению проводки отдали мне, а напарник по причине частичной инвалидности, склонялся в работу с минимальным перемещением: возвращал к жизни на малый срок аккумуляторы-покойники.
   Очередная роль "автоэлектрик-спасатель-оперативник"
   Майор-технарь не "стоял на душой", не командовал "гласом велим" "что угодно делай, но через полчаса выпусти машину с исправной проводкой!"
   А кругом зима, сорок минусов архангельского мороза, ночь, освещение "слепое", голыми руками много не наработаешь, электрик в рукавицах не проведёт операцию возвращения в жизнь сгоревшей "нервной системы" ЗИСа, только голыми руками восстанавливают электропроводку! - и "дух противоречия" выступил против владельца помещения:
   - "Забыл, как недавно в автошколе из тебя пёрли знания "Электрооборудования автомобиля ЗИС пять"? Как свободно, на уровне преподавателя, рассказывал товарищам, как ведут себя "реле напряжения" и "реле обратного тока", иных в зисах не было? Вот и подкрепляй теорию практикой, иначе майор подумает "напрасно полгода дурака учили..." Этого хочешь?"
   - Нет, пусть пальцы отвалятся, но проводку отремонтирую!
   Читатель, надо признаться: не всю проводку сжигали водители грея масло в картере, часть, не было особых напряжений при восстановлении работоспособности авто модели "ЗИС пять"
   Мечты "ай, в сучкорубы вернуться, спокойная работа, знай топориком помахивай, плечевой пояс да мышцы десницы укрепляй... А что придумать, какой фортель выкинуть, чтобы в сучкорубы вернули? Не получится, не затем шесть месяцев военное ведомство учило, чтобы на свежем воздухе и без забот лесины очищал, шалишь, крепко влип в технический взвод, паря!" - были "проявлением кратковременной слабости"
   А с латышом-серржантом, бывало, исполняли "Розе Мундо":
   латыш пел на своём - рядовой аккомпанировал свистом.
  
  
   Глава 20.
  
   Петька и "Нехай"
  
   "Пётр" заслуживает массу прекрасных слов и добрую память автора, а "Петька" знак наивысшего уважения.
  
   Пришла третья "служебная" зима, пришёл новый год и с него, как заведено в "частях и подразделениях совецкой армии" начинался учёт оставшихся дней службы, мода такая жила в среде "защитников родины"
   Ныне думаю: "чего дни считали, это армия, служба стране, почёт и уважение, не тюремное заключение, чего ждать дату "выхода на свободу"?
   Были и безразличные с рассуждениями "считай, не считай, а дней меньше не станет" - в числе не ведущих учёта дням службы отечеству пребывал и я.
   Ничего не изменилось за время шестимесячного отсутствия: шофера, как и прежде, возили кукбометры но с разницей: делянки по естественной причине отдалялись от центра, новый лес на месте сваленного обещал появиться через тридцать лет, если, разумеется, кто-то высадит (родит) новое деревянное поколение.
   Таков закон леса.
   Ах, архангельская лежнёвка на песке, коварная во все времена таёжного года! Всё ничего, если и такая, но "родная" дорога, не покрывалась льдом, и движение по твоей поверхности не выходило на уровень разминированя сложного взрывного устройства. Вы сапёры, и коли не общаетесь с взрывающимися предметами - получите забаву не хуже, а, пожалуй, и выше классом. Гружёный кубами древесины старый ЗИС пятый с "лысой" резиной на обледеневшей лежнёвке подобие встречи с противотанковой миной. А водитель разве ниже сапёра?
   Читатель, если встретишь повтор о лежнёвке не осуждай "автор выжил из ума, ни хера не помнит, повторяется!"
   Бывало, что двадцать километров от места заготовки до станции шофера преодолевали за световой день и возвращались в казарму после ужина, и согласно армейским правилам на отсутствующих оставлялось пропитание с названием "расход"
   Что в природе страшнее голодного мужчины? Ничего.
   И вот как-то трое "лесовозов", пройдя километры труднейшей лежнёвки, вернувшись из рейса с "чувством выполненного долга перед родиной", полные естественным желаний чем-то поужинать и свалиться на казарменную койку, знать, что "на утро глас раздастся мой на подвиг и на смерть зовущий", но не:
   - "Вчера был труднейший день, так что сегодня можете отдыхать" - не было в батальоне гуманистов, а если какой и был - пребывал в безвестности,
   Не оговорка, когда помянул архангельскую дорогу: шофера "проходили" не моторами машин по управление руками, но нервной системой до единственного нейрона:
   - Дотяну до базы, выдержит старик!?
   В троице задержавшихся водителей был Петька, а на Петрову беду по части дежурил "Нехай", и всё, что произошло в глубокий вечер начала ноября, если что-то знал из астрологии, списал на "неблагополучное расположение звёзд" Годится и "роковое совпадение", но для кого "роковое" - и до сего времени понять не могу.
   Шофера прибыли на станцию под разгрузку, но гружёную лесом технику решили оставить до утра.
   Выпустили воду из системы охлаждения (что такое "антифризы" не знали) и прибыли в расположение батальона.
   Не теряя драгоценного времени (утром опять в рейс!), троица голодных мужиков проследовала в столовую и потребовала от поваров, кои готовили котлы на готовку завтрака, законного пропитания. Те развели руками:
   - Про вас ничего не оставлено! - водители поварам претензий не предъявили, но потребовали явления дежурного по части.
   Бунтом руководил Пётр. Через какое-то время появился "Нехай":
   - В чём дело!?
   - "В шляпе"! - выступил Петька, но почему не помянул женский половой орган объясняю крайней усталостью и голодом, не до половых органов было.
   - Где ужин?
   - Какой ужин!? - валял наивного Нехай - на вас расход не оставляли, разговора не было!
   - Нам ваши разговоры до пизды, и ваши недосмотры там! Корми! - ежели сорвался водитель на упоминание "любимой" - жди крупномасштабных неприятностей военного характера.
   А "Нехай" или не знал о "пизде", или беспредельно верил в "силу совецкого командира", но ответо пустил старую проверенную песню о "распиздяях" в попытке подавить "бунт на корабле"
   Может у командира и получилось бы подавить бунт, но офицер упустил три мелочи: вступил в общение с шоферами - раз, и не с "небстрелянными", а третьего года службы - два, и "взять на понт" каким-то "нехаям" было большой и непростительной глупостью. Три, четыре и пять. Шофера оказались твёрдыми и стояли на своём:
   - Или корми, или и шага из столовой не сделаешь, ночь продержим, до завтрака! - "нехай" десятым чутьём оценил ситуацию и "отступил" в сторону поваров:
   - Что-нибудь от ужина осталось? - шестая и роковая ошибка "Нехая" крылась в словах "что-нибудь", как собакам.
   Повара доложили:
   - Половина бачка гречневой каши от обеда осталась.
   Служившие "сапёрами" (стройбат) в пятидесятые годы помнят "гречневую кашу", коей кормило военное интендантство, и коей до сих пор кормят на "торжественных мероприятиях в честь..."
   Нынешняя каша гуще стройбатовской, но, как и прежде, далека от классической гречи.
   Классическая гречневая каша - это, если хотите, поэма и готовится в пропорциях "один к двум" То есть, на один объём крупы - два объёма воды. И неплохо будет, если гречневую крупу, настоящее имя "ядрица", перед варкой слегка поджарить, "подсушить". Составу из крупы и воды дают закипеть, затем какое-то время каша варится, а потом снимают с огня и "парят". Процесс "парки" прост: посудину с кашей следует укутать ватником... Телогрейкой, или как иной верхней одеждой на вате. Приготовленная по указанной технологии "греча" определяется тремя словами: "зерно к зерну", и только она имеет право называться "гречневой кашей". Всё прочие каши из гречневой крупы, не приготовленные по указанной технологии - самозванки. Или "размазня".
   Кто и когда из армейских поваров соблюдал классику готовки настоящей гречневой каши? Не смешите армейских поваров!
   - Кончишь службу - готовь гречку, как хочешь"! - не было, и впредь не будет в армейских поварнях сециалистов по готовке классической гречневой каши. Как ранее - так и впредь, все приготовленные армейские гречневые каши не вылезут из звания "размазня"
   И половину армейского бачка остывшей, далёкой от вызова аппетита и у голодного, гречневой размазни повара выставили перед носами голодных шоферов...
   Не знал "Распиздяй Нехай" о двух, равных по ужасу, явлениях:
   уставшей (уморенной) женщине и голоднойм мужчине.
   Гнев голодного цивильного мужчины поддаётся описанию, но гнев стройбатовских водителей, "голодных, как волки" и страшно уставших после тяжёлого рейса, описать невозможно, даже и нынешний даровитый мастер печатного слова не решится излагать последующие события, последующее сможет описать хороший сценарист, а вчерашнему киномеханику браться з столь трудное дело не следует. Но пробовать дозволено:
   "средний план с переходами в крупный: голодные водители переглянулись, посмотрели на Нехая, из-за стола без звукового сопровождения (фонограммы) встал Петька, ухватил бачок армейского образца, наполовину заполненный неаппетитным холодным варевом и...
   ...господин режиссер, кадр единственный, без дублей, пройдите пяток раз движениями, и только на шестой раз...
   ... точным и уверенным движением наденьте бачок на голову Распиздяя Нехая!
   Петька "совершил насильственные действия в отношении лица старшего по званию..." - вроде потом так определили Петькины действия выездные члены суда", а в переводе на понятный язык Петькино действие излагалось просто и понятно: "шоферюга надел на голову дежурному офицеру бачок с холодной гречневой кашей"!
   Ну, и что? Не заехал в морду "совецкому афицеру" крепким шоферским кулаком? Нет, не было, всего лишь "лёгкое телесное повреждение без нанесения вреда здоровью потерпевшего"
   В хулиганском поступке присутствовали смягчающие вину обстоятельства: рядовой был трезв - гречневая каша остывшей.
   Умер кто-нибудь из поваров от смеха - не знаю, но "Нехай" мигом свалил ("совершил манёвр отступления") с "поля боя" (столовая) и доложил командованию о нападении на свою персону. Не менее скоро на место инцидента прибыл другой офицер и, выяснив суть конфликта, приказал поварам выдать водителям банку аргентинской тушёнки, законное количество хлеба, сахара двойную порцию и согреть чаю. Повара мигом исполнили указание старшего по званию.
   Важный момент: после инцидента с советским офицером ребята не потеряли аппетита и смели всё, что выдали повара "от щедрот своих", но по распоряжению дежурного офицера-"миротворца" По этому случаю могу сказать:
   - Распиздяй Нехаевич, почему ты не распорядился накормить людей, чего ждал и на что надеялся? Горлом погасить недовольство рабочих людей? Был безоружным, а будь "волына" системы ТТ пустил в действие не раздумывая? Почему, дурья голова, поднял, хай и побежал искать защиты? Нашёл, Петра судили, но и ты остался в славе?
   - "Железные" нервы водительской троицы позволяют думать, что надеванием бачков с гречневой кашей на головы советских офицеров занимались каждый день"!
   Петька, что наделал, Петька!? Разве половина армейского бачка остывшей гречневой кашей изменили "Нехая", разве после "воспитательных" действий капитан стал другим? Перестал величать подчинённых "распиздяями""? Нет, разумеется! Петька, отчаюга, войди в общение со мной и ответь:
   - Мог удержаться от "хулиганского поступка, позорящего честь и достоинство совецкого офицера", засидевшегося в "капитанах"? Петька, сам того не понимая, на то время создал символ совецкого офицера с армейским бачком гречневой каши-размазни на голове!
   - "Мог бы - удержался. Разве не сказано: "труждающийся достоин пропитания"? Чужое требовал? Нет, но убогое стройбатовское питание! Не нормальное человеческое питание, но "жрачку" не лучше свинячьей! "Кубики" привёз? Привёз! Так почему по вине настоящего, истинного распиздяя, рабочий человек должен оставаться голодным? Или у тебя "отрыжка" от войны осталась? Ага, это когда солдат рта открыть не мог без обвинения:
   - "Отказ от...
   - "Капитан, воевал? Судить по возрасту - да, война зацепила, а если так - почему злой и глупый? Рядом сослуживцы гибли? Почему другой офицер решил вопрос о пропитании водителей, а ты - нет? Ты "смелый армейский офицер"? Хотя раз сказал командиру батальона, что и он "распиздяй"? Или твоя смелость выбирает объекты для проявления?
   Кто из вас наибольшая сволочь: Петька, так оригинально наплевав на "военные" субординации "ославил" тебя в границах батальона, или ты, капитан "Нехай"? Если бы Пётр ограничился хорошей оплеухой по твоей роже - скучно, стандарт в отношениях начальника и подчинённого, заурядное действие, ординарное, неинтересное, рядовое и без изюминки деяние. Скучное.
   А бачок с холодной гречневой, "армейской" кашей на твоих ушах - да, впечатляет! Забавно и весело!
   Петька "преступник" потому, что твоим лицом "оскорбил и унизил честь и достоинство офицерского корпуса "совецкой" армии?
   Нет: уверен, что ни у одного, кто имел дело с майором-технарём, не было желания поступить подобным образом. И с ротным командиром, пославшим "ссыльного" учиться шоферскому делу в Тильзите. Ротный отобрал топор сучкоруба и вместо него всунул в руки "мерник" необходимый в приёме заготовленных кубометров: эти офицеры заслуживают бачка с гречневой кашей (холодной) на голову?
   Нехай! Почему другой офицер решил вопрос о кормлении солдат, а ты, скотина безмозглая, не додумался? Слабоумный? Тогда кто тебя держал в армии? Слабоумнее, чем ты?
   Чту Петра до сего дня и хочу встретиться с его смелой, прямой душой и там.
   "Нехай", низменную душонку твою прошу не суетиться: вдруг все, кого величал "распиздяями" в этом мире возжелают повторить подвиг Петра и там? Представил? Неприятно, правда? И скажи: Петька с бачком каши (остывшей) был первым в твоей "воинской службе", или было и худшее?
   Судили Петьку гражданским судом. За хулиганство. Почему "гражданским"?
   К тому времени со "строительно-сапёрных" батальонов указом "свыше" сняли погоны и превратили в "военно-строительные отряды", и номер нашего ВСО переваливал за сотню.
   Кто-то "мудрый" в "верхах", переодев батальон из четырёх сотен стройбатовских голов в арестантскую робу, оставил на "военных" позициях. Наша была стосороковая, а сколько номеров было за нами - представляло "военную тайну" Прежние стройбатовские дармовые работники никуда не подевались, замаскировлись под "военные строительные отряды" Почему не "трудармия", как была когда-то у "проклятых капиталистов", "политический воспитатель" батальльона не объяснил.
   - С нас погоны сняли, а командирам оставили? Надо со всех снимать - удивлялся Николай - что мне приказы сержанта, почему военный командует гражданским человеком, какого хера нас тут держат?
   На тему снятия погон и переодевания вчерашних "сапёров" в тёмно-серую "рабочую одежду" совецких зеков, "неправильно понимавшие международную и внутреннюю обстановку" говорили:
   - "Те же яйца. только сбоку"
   Петра судил гражданский суд и "припаял" срок по статье: "хулиганство" без добавления "злостное"
   Хулиганство "носило оскорбительный характер без серьёзных телесных повреждений", потому и срок исправительных работ
   определили в два года.
   За прилежный труд Пётр "вышел на волю" отшоферив половину года, и навестил батальонных товаришей:
   - Ребята, домой еду! - на лице нет и единого "следа печали"!
   - Что на зоне делал?
   - Что шофера делают? Лес возят, доля шоферская такая. Прибыл на зону, "хозяин" глянул на статью, распорядился:
   - Быстро в гараж, принимай технику и за работу! - шофера и на зоне свободные люди, один в кабине.
   Пётр, насколько основательно испортил себе "послужной список", как сказалась на дальнейшей жизни "роковая" встреча с "нехаем"?
   Были другие случай надевания бачков с гречневой кашей, или каким иным питанием солдатского рациона на головы командного соства строительных батальонов - автор не имеет информацию, а потому "хулиганские действия рядового (ФИО) в отношении старшего по званию" были единственными на всю савецкую армию.
   Было, стреляли рядовые в рядовых, но чтобы бачки с гречневой (остывшей) кашей на голову офицеру - нет.
   За три года в батальоне выслушали тридцать судебных разбирательств с военнослужащими без единого оправдания, не признавала "страна саветов" оправдательные приговоры, без наказания преступления не живут.
   - Не за тем судьи приезжают, чтобы оправдывать..." - хмыкнул Колька.
   По состоянию здоровья "сапёров" коммисовано не меньше, чем по статьям с уклоном в уголвные, а какова нынешняя обстановка в армии сведений у автора нет.
   Великое преимущество того времени и места: в нашем, забытом "богом и людьми" батальоне, абсолютно не было "дедовщины"
   Если сегодня солдатиков калечат (не всех) и "списывают подчистую" с лёгочными заболеваниями - в батальоне царили "заболевания желудочно-кишечного тракта" язвы.
   Молчит петькина душа, не выходит на "связь" Что спрашиваю? "Крутить баранку на гражданке", думаю, "хулиганская" статья не мешала!
  
   Глава 21.
   Последний "провал".
  
  
   Скука смертная, тяготит "центр и евонная цивилизация", воли хочу, а любимая гуляет за двадцать километров от "базы", в тайге, ага, в месте "ссылки" Что за жизнь, если "ссылка" милее "свободы"? В "ссылке" и народу меньше, все свои и воля! Тишина и покой. Мир.
   Вечерами служащие собираются в группы "по национальному признаку", веселятся своими национальными признаками, но не чужими. Азербайджанцы не поют армянских песен, армяне - песен соседей, хотя русскому уху, как те - так и другие слышатся одинаково. И каждый свою музыку исполняет, а чтобы не мешать взаимно - расходятся подальше: тайга большая!
   Отработал восемь часов - а солнце высоко висит, иди в тайгу, наслаждайся черникой, хоть ведро ешь.
   Что ты хотел от армейской жизни? Как оценить твою армейскую жизнь?
   В Великом и Могучем языке русском живёт и работает много слов, коими описывается жизнь носителей русского языка. Вершина жизненного благополучия, "верх" жизни, метят так: "чудесная", "прекрасная", "замечательная", и верх жизни - "завидная".
   И "низ" жизни не лишён эпитетов, но иных: "отвратительная", "поганая", "гнусная", "тяжёлая", "скудная", "убогая", "ужасная" - "низ" эпитетами богаче "верха".
   Не пользуемся эпитетами из приведённых выше по причине: долго и огорчительно перечислять "минусы жизни", а потому применяем одно, не имеющее границ: "хуёвая", коя вмещает в себя все эпитеты плохой жизни.
   "Хуёвая" жизнь имеет градации от "херовой" до "хреновой", последняя оценка терпимая и принимается за улучшение: хуже "плохой" остаётся "хуёвая".
   За два года службы ты соприкоснулся со всеми возможными удачами и благополучиями. Что ещё нужно!? Почему не хочешь жить тихо, как коллега по ремеслу? Тот, что единственный раз прибыл к вам в "ссылку" с "просветительской миссией" и с неисправной автономной киношной электростанцией? А ты спас что он, как и ты, киношник? Или из тебя пёрли способности звали "блеснуть"? Почему терпеть не мог майора-замполита, весьма талантливо показывал "в лицах", но был при нём? "Не мутил воду"? Пребывал у майора "в почёте и уважении"? Пора понять, что "взлетевшие" в стройбатах или начинают "парить", или падают, как ты. Твой коллега "парил" под майором, выше майора, разумеется, он подняться не мог.
   Я - "старослужащий", я - "величина", но временами "величие" тянуло поменять на топор сучкоруба. Как прежде.
   Что хорошего в работе автоэлектрика дикой "воинской" части с названием "стройбат"? Ничего, рутина и примитив: стартёры, реле тока, генераторы, аккумуляторы, проводка... И амперметр, главный прибор водителя, и если грубая стрелка прибора "не стоит" - водитель нервничает:
   - "Генератор зарядку не даёт, вот-вот аккумулятор "сядет"!
   - Что аккумулятор, на кой хер нужен? Вас послушать - можно подумать, что заботитесь о "здоровье" аккумуляторов! Сколько секунд разрешено пользоваться аккумулятором при пуске двигателя?
   - "Ну... не знаю... Да пошёл ты"!
   - Не гордый, пойду по "адресу", но не жалуйся, что аккумулятор "дохлый"! Запомни: не дольше пяти секунд разрешено давить на кнопку пуска стартера если двигатель разогрет! - как часто нужно повторять азы "Правил эксплуатации автомобилей"? Сколько!? И приходит такое:
   "Да заколитесь все! Делайте, как знаете, а с меня - хватит!" - и приходит понимание собственной неправоты: "виноват замученный "планами перевозки древесины" сослуживец? И организм сослуживца, не получающий нужное количество калории? Нет, разумеется. Понимаю: мои "поучения" - не выше "излияния досады" и "порыв души". Водитель рад оставлять машину не под морозным архангельским небом с большим количество ярких и больших звёзд, а в тёплом боксе... Пусть и не с большими "плюсами", а так, чтобы вода в радиаторе не замерзала... И чтобы утром не тратить силы и нервы на "приведение в чувство" доверенного "транспортного средства" с названием "автомобиль"! И не жечь проводку и ждать очереди на её ремонт, а сразу отправляться в рейс:
   - Раньше уедешь - к ужину успеешь...
   Яков по причине полиомиелита трудно передвигался и поэтому целыми днями находился в мастерской. Сегодня думаю, что его любимым занятием была разборка и ремонт аккумуляторов. Это был редчайший вид "технической" любви: делать из "говна котлету" и вдыхать пары кислотного электролита. Щадила серная кислота его лёгкие и бронхи - не знаю, но что руки, как он не пытался их защищать резиновыми перчатками, всё же были в трещинах от контактов с нею. Это было видно и без исследований. Тихим голосом Яшка жаловался на трещины в коже пальцев, показывал их, мазал вазелином, а я вспоминал слова о "мёртвых и припарках"... "Стоик" - думал в адрес Яшки вспомнившимся словом из прочитанной литературы.
   Не помню, что бы стойки и упрямый еврей обратился, к майору с просьбой дать перерыв в общении с вонючими и ядовитыми аккумуляторами, коим "ремонты - как мёртвому припарки".
   Как и почему тебя, явного "инвалида детства" "вооружённые силы" притянули на службу? Кого спросить? И почему ты, еврей, не смог "открутиться"? В твоём случае усилия "на отмазку" от армии употреблять не нужно, любой хирург в медицинской комиссии и без взяток был обязан сказать:
   - "Извините, но на службу и в стройбате вы не годитесь" - или упросил комиссию направить тебя на "служение родине"? Хотел убедить себя:
   - "Я - полноценный, я - не инвалид, я - служу, как и все"! - исполнилось желание стоять со всеми "в одном строю", получил право на каторжный труд в батальоне: "Специалист по кислотным аккумуляторам. Ремонт. Зарядка". Гордишься?
   Но и ты постарайся понять тогдашних "больших государственных мужей":
   - "Цени: тебя, наполовину инвалида, мы поставили в один строй со здоровыми людьми. Полностью здоровых людей не бывает, абсолютно здоровые только спортсмены... вначале, а потом получают "группу" и благополучно умирают раньше срока, но об этом не принято рассказывать...
   Ах, эта строгая "программа совести и порядочности", почему многим мешаешь жить!?
   - Серная кислота кончается, без электролита останемся, аккумуляторы нечем! - похоже, пары ужасной серной кислоты, "химически чистой", оказывали на Якова наркотическое действие.
   Как понимать попытки Якова заставить отработавший свой срок аккумулятора работать ещё столько?
   - "Ящик с кислотой" заряд не держит, покойник, прекращай травиться! - упрямый электротехник трамвайного парка на "гражданке", инвалид с детства (полиомиелит) продолжал "битву" с покойниками.
   Без промедления было доложено майору о кислоте, и встал вопрос, кого посылать на склад "Главснаба" города Вологды. Майор с чего-то решил, что из всех технарей, никого иного, как только меня, следует послать в командировку за кислотой:
   - Найдёшь "Главснаб", оплатишь стоимость двух бутылей, получишь счёт и жди машину. За кислотой приедет... - и майор назвал фамилию офицера в чине капитана - Всё, собирайся! Иди к начфину, получай деньги на проезд и суточные.
   Почему сразу не послать капитана за кислотой!? На машине? За каким хреном отдельно посылать рядового на поезде в Вологду? Для чего сложности!?
   Спорить с командиром - себе дороже, но майор ценился подчинёнными: допускал возражения, если те "говорили дело". Мои соображения о затеи с поездкой в Вологду могли быть "делом", но возраст и подчинённость не позволяли давать советы лицу старшему по званию. То есть, "открывать рот".
   Опять пассажирский поезд, казённые деньги на приобретение кислоты и полная свобода! Мне доверяют! Нужно стараться!
   Старался. Найти "Главснаб" и оформить документы на приобретение за наличный расчёт двух бутылей серной кислоты высшей очистки оказалось простым делом. Оставался "завершающий этап операции с кодовым названием "Кислота": дождаться обещанную машину, получить на складе груз, вручить его офицеру в чине "капитан" и поездом вернуться в расположение батальона. Никаких иных сложностей в столь простой процедуре не ожидалось. Но это у нормальных людей.
   О "стыковке" тогда никто и ничего не слышал, но ею пользовались: капитан разыскал меня в захудалой гостинице, где я базировался, и мы отправились получать груз. Получили. Погрузили. Всё?
   - Это дело нужно "обмыть"! - заявил офицер.
   Пётр! Пятьдесят лет назад "не было места подвигу", но ты его совершил. Это я о половине бачка с гречневой кашей на голове капитана "Нехая". Сегодня такие подвиги совершать можно, но только устно: чтобы ты ответил капитану в моей позиции?
   - Слышь, капитан, груз получил? Получил! Не тяни время, садись в машину, выезжай из города и пиздуй строго на север! Если в тебя влить водки - расположение батальона проскочишь! Да и кислоту по дороге расплещешь, вещь нужная и денег стоит! И вообще от моей водки у тебя "изжёга" приключится"! - не ответ, а зависть! - Павел, Паша, друг, кроткая душа, чтобы ответил капитану на предложение "обмыть" кислоту?
   - "Товарищ капитан, не пью, вредно пить... Вы, что, в одиночку пить собрались"?
   - Мудро! Завидую!
   - Николай! Твоё слово...
   - "Капитан, по причине материальных затруднений в батальоне, могу "накатить" "маленковский гладкий", а закусь - ваша".
   А я? Мямля и размазня, армейская гречневая каша! Почему не сказать капитану: "извиняюсь, но деньги начфин отпустил в "обрез", осталось на дорогу..." - не мог врать и согласился на процедуру "обмывания".
   "Торжество" началось в ресторане гостиницы. Где ещё быть? Не в номере на четверых начинать великий процесс "обмывания", в самом-то деле!
   О, Абстиненция, вечная моя спасительница! Выпил немного и захмелел: сказались волнения прошлых часов. От чего было волноваться? Купить две бутыли кислоты за наличный расчёт, вручить офицеру для перевоза в часть - такое и "работой" грех назвать...
   ... за столом откуда-то появился ещё один офицер неизвестного чина, но с "широким горлом"...Новичок оказался "другом" капитану, а как было "друга" обойти угощением!? "Не дело"!
   Не помню, чем и как закончилось "обмывание" двух бутылей серной аккумуляторной кислоты высшей очистки. Помню одно: от казённых денег после расчёта за "банкет" осталось совсем немного, и его "в самый раз" хватило на то, чтобы вернуться в батальон.
   Отправляя в "экспедицию", начальство снабдило меня деньгами по норме для командировочных: "суточные", "подъёмные", "проездные"... Ты только "справки" по всем тратам собери и приложи к "Отчёту о командировке"...
   ... спасло то, что мы на то время были "беспогонные" и ежемесячно получали "зарплату". Символическую, как и во всём союзе, но зарплату. После всех вычетов "сапёрам" что-то даже и на руки выдавали. Какая-то часть заработанных копеек откладывалась на "дембель". За два месяца, без сожалений о потери заработанных грошей, рассчитался с "казной" за слабость перед офицерскими погонами: "наука стоит денег". Сегодня понятно, почему меня, неопытного и молодого, послали в командировку: если бы майор послал "добытчиком" капитана-"обмывальщика" - ни кислоты, ни денег не увидел. Так всё ясно и понятно!
   Командировка за кислотой в Вологду сказала:
   - "Малый, неужто трудно понять, что стройбаты - лагерь, но "армейский"? "Штрафной батальон мирного времени"? Взять в рассмотрение капитана, который чуть не приказом требовал "обмывания", почему не сказал:
   - "Молодец, благодарю за службу"! - э, наивный дурак! Кто, где и когда "на Руси великой" упускал момент напиться за чужой счёт!? А в стройбате - особенно!?
   Спасибо, капитан: ты первый, кто за небольшую сумму казённых денег подарил особое зрение, кое работает до сего дня и видит на "дальних подступах" "широкогорлых" и жадных "выжрать" на дармовщину. Во все времена и любая наука - платные, и за сумму, потраченную на тебя, получил такие знания, кои позволяли видеть забулдыг при любой "маскировке". Лица у вас особенные, "алчущие". Заметные.
   За растрату казённых денег майор не гневался:
   - "Нет у человека опыта! Грамотный малый, но прост"! - майор, если видел мою "простоту" - за каким хером посылал?
   - "Отвечаю: ты кислоту добыл, а послал раздолбая - ни кислоты, ни денег не увидел..."
  
   * * *
  
   Зима третьего года проплыла в "борьбе по восстановлению электрооборудования отечественных автомобилей ЗИС-5"
   Борьба велась с водителями и все "битвы", как правило, как закон - кончались моим "поражением" и "пленённый" шоферюгой - шёл восстанавливать разрушенную пламенем горящего бензина проводку.
   Как-то незаметно пришла весна, а весной на руководителей всех рангов и всех "отраслей промышленности страны советов" нападал "стих" с названием: "подготовка к майским праздникам с проведением "субботников и взятием повышенных трудовых обязательств..."
   "Чего и сколько"? - всё протекало, как в преферансе.
   Тогдашняя зараза с названием "соцобязательства" могла миновать командиров "военно-строительного отряда": кто бы их проверил? И они, "как и весь советский народ", были "инфицированы" уборками и подготовками к "торжествам".
   Единственный, основной и длительный "субботник" проводился на делянках и заключался в уборке вырубленной площади от лапника. Того, что не убрали зимой. Понятно: таскать в костры лапник по колено в снегу - одно, жечь высохшие лапы весной - другое: производительность выше.
   В "прорыв на уборку" кидали всех служащих, оставляли необходимый минимум. При любой степени незаменимости в батальоне наивысшая - Складывать еловые лапы в кучи и поджигать - от этого служащего не спасала даже наивысшая незаменимость в батальоне. Уборка делянок не касалась только "элиты" стройбата: шоферов. Они выполняли основную работу: вывозили "кубы".
   И Якова, по причине полной неспособности передвигаться по таёжной "почве", "командировки" на уборку делянок не касались, посылали меня, и когда случалось "бедствие" - моя работа автоматом переходила к Якову, чему, естественно, Яшка не радовался. Будучи дисциплинированным и "понимающим общее положение в стране и в частности - в батальоне" - не жаловался начальству, но исключительно на судьбу, только мне и тихим голосом. Яков вообще говорил тихо, и "тихо говорящих" понял в конце жития: манерой тихим голосом излагать мысли принуждали окружающих прислушиваться к ним. "Внимать гласу".
   Яков действовал иначе:
   - "Не справлюсь со всей работой..." - бубнил Яков, не поднимая на майора глаз.
   - "Ничего, ничего! Нужно..." - не менее тихо, в "тон" Якову отвечал майор, но бывало, что и "взрывался":
   - "А кто делянки чистить будет!? Дядя"!? - чей дядя мог придти на помощь в очистке вырубленных участков тайги - майор не уточнял и упоминание о "родственнике" убеждало Якова о "необходимости нести тяготы армейской службы" в одиночку, а напарника в работе ему не видать не меньше недели. До полной сдачи участков тайги гражданским представителям лесного ведомства.
   А я, подлец, радовался предстоящей командировке! Чудесно! На какое-то время покину провонявшее серной кислотой помещение мастерской, избавлюсь от ремонта изношенных автомобильных стартёров и генераторов, "замков зажигания"
   Ни один уважающий себя шофёр "воинского соединения" не пользовался "замком зажигания", лишнее, замку нужен ключ, а ключ теряется, проще вывести два провода и замыкать цепь стартёра, замок вредная роскошь отказывающая выполнять прямые обязанности.
   Радость от предстоящей вольной жизни на уборке делянок майор ухитрялся портить:
   - По-хорошему и там электрик нужен. Вдруг какая машина откажет из-за электрооборудования? Мало ли что может случиться! - майор, чего хитрить!? Ещё ни разу не было так, чтобы кто-то из водителей бросил машину в тайге по причине отказа электрооборудования!
   О, сколь мудры командиры! В приватных беседах за доброй выпивкой они были уверены, что "два апельсина в одну руку не возьмёшь", но "пробовать нужно".
   Апельсины в архангельской тайге пятьдесят седьмого года никто не видел, а посему пользовались привычными и понятными частями женского тела. Так и говорили командирам:
   - "Пизду и сиську в одну руку не возьмёшь"! - объекта для проверки заявления не было, оставалась "голая вера", что две упомянутые части женского тела никогда и ни у кого не получится взять в одну руку. И спросить:
   - "Мужики, а кто из вас в прошлой жизни пытался взять"?
   С командирами не спорят. Особенно - с "технарями". Им виднее.
   Двойственность моего положения просматривалась: в каких ролях отправляюсь в тайгу? Как активный участник по уборке делянок, или как электрик? Если две роли - тогда и двойная порция калорий из солдатского котла должна на меня свалиться! - вопрос о работе майор разрешил мгновенно с одновременным погашением моих претензий на калории:
   - Нет работы электрику - занимайся уборкой лап, появилась нужда в электрике - бросай всё! Что непонятно!? - в самом деле, что непонятно?
   Мечтал о разнообразии? Мечтал! Получил? Получил. Доволен? Очень! Настолько, что иногда испытываю моменты счастья.
   "Народ и армия - едины"! - нет новизны в лозунге, да и не мною он сказан.
   "Колхоз и армия - едины"! - повтор, не пойдёт. О, вот оно, нашёл:
   "Тайга и армия - едины"! - вот оно, открытие! "Изобретение" мало чем отличается от первых двух, но "элемент новизны присутствует.
   Здравствуй, тайга! Привет тебе, красавица!
   "Укрой тайга, укрой родная,
   бродяга хочет отдохнуть!"
   И чего было нужно человеку!? Третий год службы заканчиваешь, никто излишествами в виде "вечерних проверок" не тревожит, свобода полная, более восьми часов в день не работаешь... Кому-то твоя работа кажется серьёзной и нужной, а ты её таковой не считаешь:
   - Так, забава... Удовольствие... её и "работой" грех называть... Ну, если когда вызовут не во время, так делают такое не от желания видеть твою личность! Твои знания электрика нужны, а сам ты, как человек, можешь постоять в сторонке.
   Так нет вам, дайте ему ещё больше свободы! Ведь знаешь прекрасно: "кто хочет много - тот теряет последнее", и всё же радуешься "ссылке"! Или потому, что в казарме на основной базе другие люди, не такие, как в "ссылке"?
   Ах, какие вы замечательные ребята! Дозвольте пропеть хвалу?
   ...прославленные скиты и монастыри на "Руси святой" находились в глухих местах и "житие братии" проходило в "трудах, постах и молитвах". Монашеское житие - молитвы - исполнялись "старославянским церковном" языком, трудовое "послушание" сопровождалось современной речью и применяла братия матерные словеса - у кого узнать?
   Чей язык богаче: монашествующей братии, или "ссыльных" стройбата - не берусь определить, но могу заявить, не моргая глазом:
   - Язык сослуживцев был свободным, иногда - хулиганским, но вольным!
   "Возрастной зубр" забавляется вопросами любимой темы:
   - "Для чего у бабы ноги"? - в самом деле, для чего ещё, кроме передвижения?
   - А вот и не угадал! "Чтоб не сбился хуй с дороги"! - и только? Так просто? - "допрос" продолжается:
   - "Куда пизда комлем лежит? - какая часть дерева "комель" - знаю, пора знать, но есть ли "комель" у женского полового органа - тайна.
   - "Сомневаешься"?
   - И куда лежит?
   - "Откуда вода бежит"! - эх, почему в своё время не составить список таёжных грубостей в исполнении лесорубов!?
   - "С серева на перево" - какое будет дерево"? - требуется время на осмысление пары из "серева" и "перева", на понимание остального времени нет:
   - "Сосина"! Запоминай, темнота!
   - "В школе учился"?
   - Конечно!
   - "Русский язык изучал"?
   - Да! Как без него?
   - "Скажи: муха - "имя существительное женского рода". Так? А как будет "имя существительное мужского рода" у мухи"?
   - Ну... не знаю...
   - "Простота: "мухуй"! Запоминай, пока я жив! Продолжим "ликбез": "верблюд" - это верблюд, мужчина. Так"?
   - Ну...
   - "Без "ну"! Как следует величать жену верблюда"?
   - Сдаюсь! Не знаю...
   - "Верблядь". Загадки отгадывать можешь"?
   - Ну, как сказать... Так, малость... Разве все упомнишь... Всех загадок ещё никто не отгадал...
   - "Понятно. Простую, на сообразительность:
   "Отчего: баба рожает, мужик утопает, хлеб подгорает"?
   - Ну... эта...
   - Понятно, не знаешь, а объяснение трём бедствиям всего-то в одном слове: "передержали...".
   Ныне спросить:
   - "Для чего тащу из памяти старые грубости? Мало новых"?
   - Они нужны для баланса, для равновесия прекрасным словам. Природа не любит любое нарушение баланса, даже и в речи. Особенно в словах. В богатствах - пожалуйста, нарушайте равновесие, такового в богатстве никогда не было и впредь не будет, любой "дисбаланс материи" русский народ выдержит и всякие "диспропорции" ему "до балды", но заставьте его изъясняться чистым, "неуравновешенным" языком - и он умрёт. Когда кончается запас "твёрдых и упругих" и совать противнику ничего не остаётся - "выними" их с извинениями и вставь что-то другое, приятное... хотя бы "клизму с битым стеклом".
   - Хочешь сказать, что много лишних и хороших слов, коим "равновесие" требуется, появилось?
   - Это и хочу сказать.
   Мужчины-читатели! От стройбатовских грубых шуток уши ваши не завянут, но как быть с женщинами? Есть в английском языке слово food, кое переводится как "жрачка", или "едово". Есть ли у англичан "курево"? И как островитяне называют естественный процесс удаления шлаков из организмов? У меня - "серево", а у лордов и пэров как?
   В пятьдесят своих лет (какая отсталость!) узнал, что жил и творил на Руси великой поэт с фамилией "Барков", у коего поэзия по нынешнему определению "ниже пояса": писал так, как говорил народ.
   Дорогие мои сослуживцы! Стройбатовцы-"сапёры"! Хулиганы и поэты в одной упаковке! Вы заготавливали древесину "во славу родины" и не теряли в архангельских таёжных сугробах высокого поэтического дара душ своих! Оставались настоящими поэтами, коим и Барков бы позавидовал! А какие чтецы-декламаторы! Те, кто знал "Луку Мудищева" до последней запятой, до единой литеры! Поэты, кои не боялись обвинений в плагиате и распевали:
   "Нашёл тебя я босую,
   худую, безволосую
   и целый год в порядок приводил!
   Купил тебе я ботики,
   пальто на "кивиркотике"
   и туфли на резиновом ходу,
   но ты мне изменила,
   другого полюбила,
   зачем же ты мне шарики
   крутила в голове!?
   Ты ушла - с тобой ушло
   тридцать метров крепдешина,
   пудра, крем, одеколон,
   два бидона самогону,
   ленинградский патефон,
   шерсти белой полушалок,
   фирмы "Мозера" часы,
   два атласных одеяла
   и семейные трусы!
   Кто автор прелести, кто композитор, положивший слова на музыку!? Мелодия ничуть не хуже "мурки", а местами и прекраснее! Произведение времён, когда "ленинградский" патефон и "фирмы "Мозера" часы" представляли ценности. Часы ценились высоко, до зависти, переходящей в издевательство к обладателю "тюкающего" механизма:
   - "Вот как щас ударю новым хромовым сапогом" - владелец хронометра больше нужного оголял место нахождения хронометра на левой руке, выдерживал паузу и заканчивал угрозу:
   - "...через пять минут сдохнешь..."
   Обладатели наручных "хронометров" тех времён, не забыли, как вас распирала гордость? Потом были дети с передачей родительской "гордости" к предметам на левой руке? "Инфекция" передалась к внукам (генетически) и когда ныне вижу двуногого "при часах" за страшно большие деньги - думаю: - ... правнук того, ага, "как щас вдарю новым хромовым сапогом..."
   Список "товаров", уносимых женщинами от бросаемых мужчин, сегодня солиднее песенного. Самой большой потерей в песне считаю "два бидона самогона и ленинградский патефон".
   Милые дамы-читательницы, остановитесь! Оторвите зрение от мониторов. Не читайте! Не травитесь! Смертельно!
   Предлагаю создать стихотворное произведение в тему, что была приведена выше. Если среди вас есть поэтессы, то не оставайтесь в долгу и отомстите жлобу из песни! Напишите, как мучаются женщины с "павшими" мужчинами и что получают взамен мук!
   На сегодня наши фильмы уязвимее литературы: в них "ненормативную лексику" хотя бы "писком" затирают! С литературой подобное злодейство учинить невозможно, "не проходит номер". Цензурный "писк" в фильмах и роликах-клипах "прозрачный", понятный, и без него ясно, какие эмоции и чувства хотело выразить "действующее" лицо.
   Мужественный читатель, и ещё более мужественные читательницы! Ибо всякая женщина, знакомящаяся со слабым моим описанием жизни советского стройбата в архангельской тайге 54 - 57 годов, достойна всяческого уважения и представления к награждению медалью "За терпение"!
   Судите сами: если мужчина в компании друзей выпивает за вечер 0,5 литра "очищенной" - это "норма", а для женщины средней комплекции и здоровья выпить столько - подвиг! Мужчине читать описание моментов "ниже пояса" - норма, а для женщины - опять подвиг! Итог: "эдем цум эдер"... или наоборот? "Каждому - своё": пусть мужчины совершают "подвиги", а женщины - "чтят героев" женским способом, на свой манер!
   Сегодня какое-то там "общество с ограниченной ответственностью" чеканит ордена и медали на любой вкус и цвет, и награждает ими только тех, у кого есть возможность заплатить за "награду". Когда-то было наоборот: "носителю" награды государство что-то платило и такое называлось "статусом ордена".
   На фальшивки, как на червяка у рыболова, попалось очень много знатных людей. Дело дошло до того, что первые люди иностранных государств млели, как дети, когда на их полненькие животики ложились широкие атласные ленты голубого цвету.
   Мне неизвестен список орденов и медалей, коими подпольное "общество" за сотни тысяч иностранных монет готово украсить любого!
   Если бы мне дозволили учреждать ордена и медали, то первой у меня была бы медаль "За терпение". Нет, не орден "Мать-героиня", а медаль "За терпение". "Первая степень". Золото высшей пробы с бриллиантами. Пятьдесят штук среднего "калибра". На один больше, чем в ордене "Победы". И не "звёздная пыль". Пыль - она и есть "пыль", пусть даже и "звёздная".
   Вторую медаль, на ступеньку выше, с названием "За вечное терпение", я бы изготовил из платины и усыпал всеми драгоценными камнями, какие только есть в Природе.
   "Мать-героиня" - орден "узкий", "направленный", указывающий на способность женщин воспроизводить потомство.
   Здравомыслящий мужчина возразит:
   - "Воспроизводство - не заслуга женщины, а дар Природы. Сходство с голосовыми связками: их получают, но не вставляют в горло по желанию".
   Не всякая женщина достойна награждением медалью "За терпение"
   Перечень достоинств, кои следует отмечать наградой, автор опубликует в ближайшее время, документы на представление наград принимаются с десяти утра второго понедельника каждого месяца по адресу...Претендующие быть награждёнными должны прислать подробную биографию, объёмом не менее двух листов заверенных нотариусом...
   Медалями могут награждаться женщины, не "бабы". Никогда и ни при каких условиях к награде медалью не могут быть представлены "разведёнки"
   Мужчинам остаётся любоваться наградами на грудях женщин. Ни один мужчина, даже терпящий большие муки, чем женщина, так же не может быть представлен к награде медалью "За вечное терпение", "страстотерпицами" могут быть только женщины.
  
   * * *
  
   Прекрасен мир после трудового дня, а таёжный, северный мир особенно: солнце не собирается уходить за горизонт, день удлиняется и рождает фантастику космического размера:
   "Ай, ось вращения матушки Земли иной уклон получила? Вроде Солнцу пора и на покой уходить, а оно и не думает опускаться?
   Днём на делянках палим костры еловыми сучьями из тех, что не сожгли зимой, тяжко в снегу выше колен перемещаться, зимой валили "кубы", а уборка делянок как-нибудь, позже"!
   На делянках появлялся гражданский человек средних лет и принимал работу:
   - Чище убирайте, на этом месте высев молодых деревьев производить будем!
   - А пеньки чем корчевать?
   - Рвать толом! - где-то в глубинах сознания видел себя настоящим сапёром со слабой уверенностью, что очистку делянок от пней поручат нам. Колька испортил душевные радости:
   - Всё у нас есть, толовых шашек не хватает, нам толовые шашки "что хер стеклянный: или пропьёте, или разобьёте, или потеряете" - угадал товарищ!
   Чем была хороша "савецкая власть"? Многими позициями, но наивысшая ценность покойницы крылась в повсеместных и тотальных "кумунических субботниках", и батальон "сапёров" не был исключением. Лишний рабочий день товарищ называл "шаббатником", а знай на то время, что "шаббат" и "суббота" одиниковы - заподозрил друга в "антисемитизме"
   Тратить тол на удалении пеньков не стали, роскошь, да и учить "сапёров" проведению взрывных работ долго, оставили пеньки на месте "военнослужащим" следующего призыва...
   Собираем лапник в кучи, поджигаем без страха "низовой огонь" от кострища не пойдёт в стороны, делянка на болоте, но зимой об этом и не догадывались, в архангельской тайге в июне месяце под мохом лёд. Чему гореть?
   Пролетает АН второй, "бомбит" пеналом с красным флажком, в пенале предписание "мать вашу, не увлекайтесь кострами"! - на предупреждения пожарной службы не обращаем внимания и продолжаем "добросовестно очищать территорию от "порубных остатков"
   Почему лесорубы не завалили зимой старую, громадную и сухую ель? Старушка могла послужить хорошим топливом казарме, но почему-то была оставлена в вертикальном положении.
   "Сапёры"- уборщики надумали устранить зимний брак вальщиков и "запалылы сосну (ель) яркыми огнями"
   Старая лесина загорелась лениво, надёжно, но огонь-древоед почему-то не поднимался вверх по стволу и отказывался исполнять закон Огня.
   Горит потихоньку - пусть и горит, подгорит основательно - завалится, куда старой ёлке деваться? Все на землю ложатся! - работаем далее...
   ... а лесина внизу подгорела и как-то тихо, без шума стала "укладываться" на Женьку-напарника! Пошла, проклятая! Женька стоял спиной к матушке-ели и увлечённо кидал еловые лапы в центр большого костра....
   - Же-е-е-е-е!!! - дико заорал - "ня" никак не хотело вырываться из глотки, но товарищу хватило "же": успел увернуться и могучий ствол лёг рядом...
   Что собственные прошлые страхи военного времени? Мелочь! Оказывается, большой ужас навещает в моменты опасности для товарищей. Испытано. Когда уклоняешься от встречи с лесиной желающей тебя прибить - ничего, кроме гордости: "увернулся!" не испытываешь страха, нет его, а когда видишь, как живое существо вот-вот погибнет - страшно.
   Испытал страх, видя, как дерево идёт на "Нехая"? - да, и не меньший: "нехай" - скотина порядочная, но рот открылся в крике так, как и в момент "хода" старой ёлки на Женьку. Вот оно, наше великое, неуничтожимое и бессмертное:
   - "Хоть и говно - но наше"!
   Вечера проводили в лесу. Разводили костёр и готовили нехитрое питание. Повара давали продукты с замечаниями: "нам возни меньше"! Тогда заметил удивительное явление: скромное питание с минимальным количеством калорий из стандартных армейских продуктов, но приготовленное у костра, почему-то бывало вкуснее, чем готовка из этих продуктов, но поварами.
   "Вольница" состояла из "бывалых" и "не ладивших с законом". Не могу заявить: "постиг законы "вольницы", но кое что от общения с ней осталось".
  
  
   22.
   "Васька, сапожник..."
  
  
   Ниже среднего, худой, лицом неприметный, такие годятся в разведчики, Природа наградила длинными, тонкими пальцами пианиста...
   Длинные пальцы говорят о таланте обладателя без объяснения, каким талантом награждён владелец, длинные пальцы могут извлекть дивную музыку и очищать карманы ротозеев от излишков материальных ценностей, то есть, кошельков.
   Василий пребывал во второй категории, в элите воровского мира с названием "щипачи", уважаемая, независимая "гильдия" со многими опасностями в "работе"
   Когда в мире "свободных воров" появилось "погоняло" не установил, на зоне в ходу "погоняло", стройбат отличался от зоны потому и "погоняло" не применялос.
   И в уголовном мире язык не стоит на месте, пргрессирует, меняется, и, если прежде "зеки" проходили под "кликухой" - ныне, без объяснения причин перемены, "кликуху" поменяли на ничего не говорящее "погоняло" Консерваторы придерживаются старого названия.
   В четырнадцать неудачный отъём "лопатника" и колония "несовершеннолетних правонарушителей" С чего у части юношей появляется желание исследовать карманы граждан наука психиатрия ответить не может:
   - Врождённое! -
   - Приобретённое! -
   - Условия толкают юношей на совершение противозаконных деяний!
   Сидящие у таёжных костров довольствуются, что рассказывают сидящие вокруг него.
   - Постираем? - Васька показывает колоду карт, сделанных из ... газет! Верх лагерного искусства! В обычном мире игральные карты только "карты", а в мире василие "стиры":
   - Умеешь играть?
   - Умею!
   - "Дурачок, чтобы научиться игре в карты нужно проиграть миллион!
   - Ты проиграл?
   Молчит.
   - Без интереса "стирать" время убивать и не потерять квалификацию - и открывает тайны шулеров:
   - Простая вещь "накол": тузы и десятки слегка накалываются иглой в уголке, накол чувствуется тонкой кожей пальцев... Грузи брёвна месяц - никакой "накол" не уловишь, кожа "мужиков" накол не чувствует - в "мужиках" у Васьки пребывали все, кто работал руками - ещё есть "крап..."
   - Встречал в литературе, но что значит не знаю.
   - "Крап" маленькое, еле заметное глазу пятнышко на "рубашке" карты. У медиков зрение проверял? Книгу с цифрами на пёстром поле показывали? Всё видел?
   - Такая книга пустяк, вижу в ней всё.
   - Другие не видят, но в игру лезут.
   Удивился, когда увидел, как стандартная пачка чая высыпалась в армейскую кружку четыреста миллилитров, заливалась водой и предавалась огню до закипания.
   - Всю заварку выпьешь!? На ночь!? Не уснёшь! - и получал:
   - Не "заварка", "чифирок" - прежние знания о заварке чая отодвигались в сторону. Классической заварке достаточен крутой кипяток, а настоящий "чифирь" следовало довести до кипения.
   Скажи кто компании чифирильщиков:
   - Парни фраерочки, господа, не проще повеситься? Чай дикой концентрации с одновременным курением ядовитой махорки Прилукской табачной фабрики убивают не хуже петли.
   - Слышь, мужик, смерть в петле быстрая и без удовольствия, что непонятно?
   Предложи Ваське яд:
   - Прими и без мук умрёшь! - "доброхот" перешёл в разряд заклятых врагов.
   За физическим здоровьем "ссыльной" роты следил фельдшер и "коренной москвич" как сам себя оъявил при знакомстве. Весёлыы и умный, а за какие грехи оказался в "штрафбатальоне", отбыв в дисциплинарном - вопросы "за что, и сколько "тянул срок в дисбате" медбрату не задавали, чтили медицину, хотя и не пользовались.
   - Что содержится в чае дикой крепости, почему глотают кружками чйныый ужас?
   - Кофеинчик, он, родимый... Брат никотина. Не худшее зло.
   За сверхсрочный пошив сОпогов офицеры иногда награждали Василия поллитровкой, а была ли награда результатом веры "все сапожники пьяницы" - осталось невыясненным.
   - Товарищ капитан, мне бы чаю... - "чифир" и алкоголь в организме Василия не уживались, враждовали до рвоты.
   Из состояния "всегда пьян" мог не выходить, сапожным ремеслом владел в совершенстве, конкурентов в батальоне не имел, днями не разгибался за шитвом обуви "господам офицерам" славного строительного батальона. И колодки делал.
   - В шитье сОпогов главная хорошая колодка. Ну и материал, само-собой... - в отдельной комнате казармы, куда зайти мог всякий. Настоящая "кают-компания", будь мы "флотскими", а не стройбатом.
   Пожалуй, тогда и понял, почему сапожники пьяницы: заказчик не жалеет денег на обувь, а раз так - сапожник старается. Работу сапожник творит на коленях не менее восьми часов в день и в согнутом положении.
   Васькины "этапы большого пути": в четырнадцать "погорел на кармане" и получил колонию малолетниъ. Колонии что унивесителы с разницей: "колониальные" преподаватели не носят звания "профессора" и не имеют "кафедры"
   Ремесло по избавлению чужих карманов от "лопатников" Василий не забыл, чтил, а не входил в гильдию щипачей тихо презирал, называл "фулюганами" и "придурками", аристократ воровского мира и до вульгарных оскорблений не докатывался.
   Как стройбат повлиял на страсть Василия облегчать чужие карманы - не спрашивал, но вселившаяся страсть, умирает вместе с домовладельцем.
   Как "последние из щипачей" ныне величают добытое не знаю, а стары таковы: "киса" с ударением на "А" - кошелёк, бумажник проходил как "лопатник"
   Где и когда обучен шить обувь с названием "сОпоги" не спросил, Обувь поминал с ударением на первую гласную: "сОпоги", в местах, откуда был призван "служить отечеству" шитьём сапог командирам стройбата, сапоги именовали "сОпогами"
   Как забыть тягу к чужим карманам, если тяга заложена от рождения? Или тягу к опустошению чужих карманов всё же приобретают?.
   ... и когда Васька приходил к точке с названием "остервенение от усталости" - на левой руке, ближе к ладони, в месте, где кончается хиромантическая "линия сердца", острым скорняжным ножом делал надрез, пропускал нитку меж чёрными от "чифира" зубами, закладывал её в рану и зажимал в кулак:
   - На завтра "разнесёт", отдохну от сОпогов...
   - Как не боишься!? А если гангрена пойдёт!?
   - Откуда гангрене взяться? - да, левая рука в районе ладони припухала, ранка слегка гноилась, но не дольше трёх-пяти дней... В итоге всё заживало, "как на собаке" и Васька брался за шитьё обуви следующему "командиру"
   - Ну, хорошо, три дня отдыха взял, а дальше как? Что, всякий раз резать?
   - Пацан, моих "рецептов" на три года хватит, могу так "закосить", что в вологодский госпиталь увезут!
   - С чем!?
   - На операцию, ложку доставать.
   - Как "ложку доставать"!? Так нужно проглотить!
   - Проглочу, в чём дело!
   - Как!?
   - Просто. Учись, млодняк: бери кусок фольги, стели в ложку, клади внутрь хлеб, заворачивай, глотай и рентген покажет "предмет овальной формы".
   - Не, не смогу проглотить "конструкцию"
   - Припрёт проглотишь большее, чем ложка! - Васька, Васька, что толкало на раскрытие секретов уголовного мира мне, "мужику"? Ты авторитет на "зоне", а в стройбате авторитетов нет, некем управлять. Вальщиками, сучкорубами, шоферами? Не получится, языки разные, интересы другие, рука сучкоруба рука крепче. "Понятий" у мужиков нет, тихие презрения не трогают, но когда шил обувь офицерам бесплатно в кого превращался? В "мужика", ниже? Сознавал "падение"? - Василий терпел, криво улыбался и не возражал на мои "моральные" выпады.
   Будучи элитой воровского мира презирал примитивных "подламывателей" каптёрки, и только сегодня понял: взломщики "работали" по инерции от прошлого, по привычке взламывать. Васька не изменял квалификации. Воровской закон таков: если квартирный вор работает через форточку - иные пути проникновения в жильё не существуют.
   Васька знал, кто из воров "подламывал" "комнату хранения личных вещей военнослужащих" и тихо презирал:
   - "Фулюганьё" - при первом исполнении понятного слова поправил Василия:
   - Может, "хулиганьё"?
   - Нет, "фулиганьё", ниже некуда... крохоборы - имевшие пять-шесть "ходок" в лагеря знанием статей законов могли потягаться с дипломированными юристами, назови такому статью УК - мигом определит "квалификацию" и сррок.
   Василий, скажи из своего "далека": после стройбата манили чужие карманы, не потерял аппетит и "квалификацию?
   - Не потерял, но тяга пропала, возраст сказывается... резвость не та...Оно, конешно, взять "кису" у мужика пустяшная работа, а стоит? - "карманный" профессионализм, как и любой, не оставляет до конца.
   Василий, добром поминаю, ибо в тебе жили два таланта: вора-карманника высшей квалификации ("щипач") и "сапожника от бога", а чего больше знал ты и офицеры части.
   Есть за тобой и мелочь: тонко, но грубо, издевался над людьми, дававшими клятвы ценою в грош:
   - "Ссыкуха буду через батайский семафор"!
   - Почему поминают семафор в Батайске?
   - На горе стоит, единственный в союзе, других нет, сыккануть выше батайского семафора означает не исполнить клятву.
  
  
   Глава 023.
  
   Последняя армейская.
  
  
   Сколько киномехаников-"передвижников", и как скоро, повредили пищевые мешки питанием "что бог подаст" автор не знает, а свой гастрит дал о себе знать на третьем месяце "просветительства"
   Медицина знает, отчего воспаляются желудки, просвещает питающихся, но как устроить нормальное питание не говорит.
   - Причина заболевания желудочно-кишечного тракта одна: неустроенность в питании и злоупотребление алкоголем.
   Алкоголем не грешил, оставалось "нерегулярное и плохое питание", хватило и её.
   Первые два года службы не напоминали о полученном на "гражданке" гастрите, хотя питание в батальоне было отвратным. "Общий" котёл - он и есть "общий", ни один стройбатовский командир не слецимерил вопросом:
   - Как, товарищи военнослужащие, отзывается ваша нежная утроба на томатную пасту, жаренную на неизвестном жире? Дискомфорта не испытываете?
   Испытываю, мать вашу командирскую, яростная изжога начиналась после приёма картофельного "пюре" с поддержкой ржаного хлеба, иного в лесоповальном батальоне не было.
   Возможно, и был, командующий состав не повышал кислотность своих желудков чёрным хлебом и картофельным "пюре", но меню командного состава пребывало в глубокой тайне.
   И, нате вам! - служба к концу идёт, а тут изжога достала, да такая злобная слов нет.
   Кого просить о помощи, кому нужна твоя изжога, когда у одной трети "воинов савецкой армии" своя изжога имеется?
   Мед брат утешил:
   - Ржаной хлеб с названием "черняшка" лишнюю кислоту в желудке поднимает, она-то и терзает желудки изжогой.
   - А как чёрный хлеб белым заменить? - и медбрат прочёл лекцию:
   - Надо получить заключение главного батальонного эскулапа, что ржаной хлеб вреден твоему пищеварительному тракту, но, думаю, поначалу местная медицина отделается рекомендациями и таблетками, а с переводом на питание белым хлебом подождёшь. надо переводить на диету. Легче пройти комиссию на получение инваидности и срочного увольнения из рядов вооруженных сил, но с белым хлебом сложнее. Спасайся двууглекислым натрием, то есть питьевой содой, ничего иного предложить не могу, как-нибудь дотянешь до дембеля.
   Что-то удерживало от глотания соды:
   "повышенная кислотность, повышенная кислотность..." - без диагноза "медбрата" догадываюсь! А вот как погасить лишнюю кислоту без соды наука не рассказывает"
   В поисках "химического оружия" мощнее двууглекислого натрия (пищевая сода) в один из "обедов" сопроводил "пюре" горчицей, без дела горчица пребывала на столах, не было в рационе "сапёров" жиров, нечего было расщеплять горчицей.
   Не было и вопросов столующихся: "какого хера горчица на столах делает, какие мЯса провожать горчицей?" - вот, он, возможный союзник в борьбе с врагом! - и отправил пару чайных ложек в положенное место.
   Помогло, отступила изжога, оставив соображение: "э-э, вот оно что, изжога боится горчицы, надо заглянуть к медбрату, пусть поищет что-нибудь родственное горчице"
   Навестил лекаря средней квалификации:
   - Что имеешь из горьких лекарств?
   - Сладких лекарств не бывает, все лекарства горькие.
   Рассказал медбрату о положительном действии горчицы на работу "желудочно-кишечного тракта"
   - Говоришь, горькое помогает? Савецкая военная медицина не отказывает в помощи защитникам отечества, держи, горше акрихина ничего иного в шкафу "Б" нет - и протянул упаковку таблеток цвета вылупишегося цыплёнка с названием "акрихин"
   В столовую шёл с верой в представителя низшей ступени савецкой медицины: "знает лекарства, кого зря лекарем роты не поставят, помогут таблетки... Не спросил, когда принимать лекарство: до приёма пищи, после? Ничего, испробую тот и другой"
   "Лечение" без обследований и диагнозов начал после ужина одной таблеткой с ожиданием результатов... Вроде тихо, нет "благородной отрыжки на почве скотского воспитания", органы абдоминальной области не подают тревожных сигналов, похоже, мадам Изжога отступила.
   "Да здравствует военная медицина, слава военным медикам всех рангов и положений!"
   До сего дня остаётся невыясненным, при каких заблеваниях помогают таблетки цыплячьего цвета в звании "акрихин", но что первая таблетка утихомирила изжогу факт.
   Хорошо жить с ничтожными знаниями о работе собственного организма, спокойно. Третий год "отдания воинского долга стране саветов", победа изжоги горькими таблетками лимонного окраса, могу послать сержанта на хер с идиотской командой "заканчивайте приём пищи, выходить стоиться!" - идиот, до казармы менее ста метров, на хотьбу спокойным шагом уйдут секунды, какие "построения"!? На первом году службы издевался над молодняком, а на третьем служащие лесоповального батальона молча посылали "младший комсостав" по известному адресу, добывали продукты у поваров и готовили жрачку на кострах.
   Не первый год службы, когда сержанты позволяли сидеть за длинным столом по пять голов с каждой стороны и "принимать пищу на время" Что значит "принимать пищу на время"? А это когда не успел принять второе блюдо с названием "картофельное пюре с подливой" на томатной пасте с мукой, и жареной на неизвестном жире. И, вот она, команда маленького командира (сержанта)
   - Окончить приём пищи! - какая культура речи из уст сержанта, пожалуй, такой речью не владели воспитанники пажеского корпуса имени "его императорского величества... чёрт, какое название было у кадетов царя-батюшки? Почему "младщие командиры савецкой армии" не позволяли доесть плохо сваренную перловую кашу с названием "керза"? - сколько не размышлял, но ни к чему определённому не пришёл. Хотя одна мыслишка есть: "ты подо мною, и властью командира могу сделать из тебя настоящего солдата!"
   - Выходить строиться! - зачем, куда, на какие "боевые действия" выгоняют из-за стола с убогой пищей? В тупости "командиров" кроется твоя "несокрушимость и легенда"? - "молчит Русь, и нет ответа..."
   Армейская "керзуха" достойна похвалы: "не гони коня гнутом, но овсом!" - какой из злаков, овёс, или ячмень, по действию на организмы лошадей и людей пребывал на первом месте - за три года питания "керзой" осталось невыясненным.
   Что помянутые зерновые любимы конями вычитал в литературе старого времени; "задал коням меру ячменя..." - ячмень идёт на приготовление пива.
   Похоже, савецким интендантам казалось, что ячмень, то есть, перловка, как и коням, придаст силы военнослужащим, и те, разумеется, отзовутся "высокой производительностью в заготовке кубометров необходимой стране древесины"
   Безответная перловая крупа давила желудки солдат четыре дня в неделю.
   Откуда у крупы звание "керза"? Читатель, найди солдатский сопог начала шестидесятых годов двадцатого столетия "от рж. Христова", рассмотри голенище, и поймёшь откуда перловая каша получила звание "керза"
   "Совести ради и справедливости для": без перловой крупы приготовить настоящую уху невозможно, рассольник без перловки не готовят, но перловка крепка и варится долго. Стойкий продукт, потому-то и был популярным питанием в рядах вооруженных сил.
   А на третьем году службы сержанты тебя не видят, сам себе "сержант", сержанты знают о потере влияния над "стариками", невластен сержант отправить подчинённого третьего года службы на "губу" на сутки "за неподчинение приказу старшего по званию", но не смыслящего в ремонте погоревшей проводки автомобиля ЗИС пятой модели.
   Пришло третье таёжное армейское лето, прекрасное, как всякое лето и в любом месте Земли, что имею в активе?
   Два "лесоповальных военных лета "валял дурака", одно было настоящим армейским летом в автошколе иноземного (бывшего вражеского) града Тильзита. Учился, соблюдал дисциплину, был допущен к стрельбе из боевого, с военной историей, оружия ППШ номер четыре тысячи четыреста шестнадцатый!
   Без напоминаний-наказаний, автошкола заставила уважать себя сутью:
   - Ты, рядовой мудила, милостью командиров был направлен в учебное заведение получать знания, кои пригодятся на годы, так будь добр вести себя прилично и поглощать знания о колёсной технике сверх того, что доносит преподаватель!
   Учишься в городе, бываешь в увольнении - содержи себя в приличном виде, гордись званием "курсант автошколы номер...", будь любезен, и в мелочах не нарушать дисциплину.
   На неизвестный день, но не дольше недели со дня начала самолечения акрихином, бригадир, глядя на меня, сказал:
   - Рядовой лесоповального батальона, где, и когда успел заменить европейскую внешность на китайскую жёлтую?
   - Именно?
   - Посмотри на своё зеркальное отражение!
   - Посмотел... да, что-то не так...
   - Осталось найти улей, вторгнуться в пчелиные владения, быть хорошо покусанным, опухнуть физиономией, сузить глаза - и "китаиса" готов! Вали к медбрату, выясняй причину смены окраски, пусть решает, как с тобой поступать.
   Выполнил рекомендации бригадира, явился "на приём" лекарю ("лепиле", как величали медбрата "военнослужащие" с лёгким уголовным прошлым), медбрат выше звания "полевой лекарь" не возвышался, но и этого хватило, чтобы "хранитель здоровья военнослужащих" запаниковал:
   - На твоём благородном лице вижу признаки "болезни Боткина", то есть, инфекционного гепатита "С"!
   - Что за болезнь?
   - Херовая, опасная, поражает печень, и данной свыше властью запрещаю пребывать в расположении здоровых воинов дольше трёх часов, несу ответственность за здоровье военнослужащих... Десять минут на сборы - и, не задерживаясь, шагай на эстакаду, садись в любой лесовоз и кати на базу! - не произносил медбрат "кати", воспользовался бранным "пиздуй"
   Ах, дорогой медбрат, осуждённый воинским судом (не трибуналом) на два года дисциплинарного батальона за добрую, с чувством, зуботычину старшему по званию! Вытерпел военную тюрьму и был послан дослуживать два года в лесоповальный батальон медбратом, а в итоге один (хороший) удар старшему по званию обошёлся тебе в пять лет.
   - Сопроводительную "ксиву", то есть, бумагу дашь, как посмотрит базовая медицина на мой приезд без напрвления? - "ксивой" сказывалось васькино влияние.
   - Направление лишнее, медикам в центре достаточно вида твоей внешности! Захвати вещи и отправляйся! - какие "вещи" у служащего лесоповально батальона начала шестидесятых годов?
   Что имеет - всё на нем, солдатский вещь мешок ("брезентуха"), пуста, нет личных вещей, "ако наг - яко благ" как написано в "святом писании"
   Явился на эстакаду, увидел Петра, поздоровались руками, хотя мог и не подавать руку: "инфмцмпрован опасным заболеванием"
   - Повезёшь на базу...
   - Чего забыл на базе?
   - Посмотри на меня...
   - Посмотрел... жёлтый...
   - Медбрат пообещал кончину по дороге на базу - врал, не обещал фельдшер скорую смерть.
   - Умирай, похороню, лопата есть, песок кругом, копать могилу недолго...
   - Договорились.
   И началась двадцатикилометровая дорога.
   Первая догадка о причине окрашивания родилась на пятом километре езды по лежнёвке: "таблетки выкрасили, они, дорогие, превратили мою европейскую внешность в азиатскую... надо было высказать "медбрату" причину окраса под "китаиса"
   Интересный повтор: в атошколу попал с очками минус в две диоптрии, выяснил причину желтизны кожи, ногтей и белков глаз, но молчу... Почему?
   Что "центр"? Медичка, проглядевшая мою близорукость при отправки в автошколу в немецком Тильзите (Советске), без долгих разговоров выписала направление в армейский госпиталь славного града Вологда, быстрее медицины был выписан билет на проезд железнодорожным транспортом до окружного военного госпиталя, а производи кто съёмку происходящего рапид-камерой - и глазастая кинотехника ничего не смогла запечатлеть.
   И опять поезд, и я в нём, и мысли "под стук колёс":
   "Да, всё же правильно установил причину смены окраса, сто человек в казарме цвет не меняли, один я "окрасился" в "китаиса" - и на первой сотне километров железнодорожного пути окончательно уверовал в красящие свойства акрихина:
   Ну, почему "медбрат" не вспомнил момент, когда (без рецепта!) выдал препарат? Может, и вспомнил, но зачем подводить себя раздачей препаратов кому попало? Чёрт, знает, может и впрямь Боткин? Крысы ночами по казарме шастали, могли и подарить инфекцию...
   По-честному, по-порядочному следовало покинуть вагон на любой остановке, возвратиться в часть и покаяться докторице отчего военнослужащий лесоуничтожительного батальона сменил окрас глазных белков с белого на лимонный, а также кожу лица и ногти.
   Мог получить вопрос:
   - Почему не доложил "медбрату" ошибку в диагнозе? - а, нужно было? Могут и сказать:
   - С коих пор заготовители лесной продукции знают о гепатите "С" больше дипломированных медработников? Выполняй приказ, катись куда направлен! - не могла медичка вместо "катись" применить медбратово "пиздуй", не могла...
   Э, прокачусь до госпиталя, посмотрю... В психушке бывал, она, хорошая, впервые накормила чечевичным супом, следуюющее медицинское учреждение будет кормить лучше. Разносолов не жду, но, может, и ежедневной трески на ужин не будет. И вообще поваляться в военном госпитале полезно, смена впечатлений"
   Прибыл в Вологду, явился по адресу, в приёмном покое представители военной медицины рангом выше батальонного "медбрата" (фельдшера) глянули на лик прибывшего и предложили помыться в душе. Эт-т-о что-то новое, серьёзное и чудесное, стоило прокатиться хотя бы ради такого приёма!
   В палате ифекционного отделения был один хворающий военнослужащий, а от какой болезни исцелялся - спрашивать на первой минуте общения верх неприличия.
   Лечение началось утром следующего дня, когда милая видом сестричка моих ле предложила выпить мензурку тёмной, приторной гадости:
   - "Проба Квика" - "больной" не слышал о "Квике" и пробах, медицине знать, чем поить военнослужащих, подцепивших в глухой тайге гепатит "С"
   О результатах "пробы Квика" не доложили, лишнее, молодой врач внимательно смотрел на жёлтого солдата, и, наверное, думал: "проба на гепатит "С" отрицательная, а солдат жёлтый! Или имею счастье встретиться с новым сортом гепатита!?" - смотрел на доктора и неудержимо тянуло покаяться и выложить причину окраса:
   - Доктор, жевал кору хинного дерева и окрасился! - быстро сообразил, что в архангельской губернии хинные древа не произрастают, только чахлые "танненбаумы", то есть, "еловые деревья" и промолчал.
   Что "чистосердечное признание" могло кончиться вторичным посещением психиатрической лечебницы не допускал, не могла военная медицина отфутболить "психам" военнослужащего с невыясненным диагнозом "гепатит "С"
   За трёхдневное пребывание в госпитале ни разу не накормили чечевичным супом, не было в госпитальном питании чечевицы.
   Ах, как хорош и прекрасен военный госпиталь града Вологды здоровым симулянтам вроде меня! Хотя, почему "здоровым"?
   Изжога донимала? Донимала, дня не проходило без напоминания "вот я, твоя "радость, люби и жалуй!", "жаловал", проклятую,
   убивал всем, что попадалось, попадалось...
   Акрихин оказался мощным оружием с "побочным эффектом" как говорил батальонный медбрат.
   Надо было сказать доктору, что третий год имею "любовную" связь с Изжогой, она, подлая, довела до лечения акрихином, и военная медицина, не задерживаясь, назначила курс химио-терапии рядовому (ФИО) строительного батальона (номер), ожидавшего со дня на день "дембель"
   Хотя, какой смысл в лечении окончившего службу рядового (повторное ФИО), когда проще отправить туда, откуда был призван "служить отечеству"?
   Не найти слов восторга на рассказ о инфекционном отделении, когда в палате на десяток койко-мест лежать двое, и один не болен внутри, но годен в покойники снаружи.
   Сколько единственный обитатель палаты пробыл до моего появления не спрашивал, вновь прибывшие не пытают "старожилов" "кто ты есть, с чем лежишь, когда "прописался", и есть надежда выйти отсюда живым"? - не нарушал собственное правило "довольствуйся тем, что человек сочтёт нужным сказать о себе", далее нейтральных разговоров не продвигался.
   Какими словами описать рай, царивший в палате как больным - так и персоналу? Тишина, покой, чистота, порядок и королевское питание... если знать, чем питались монархи всех народов и времён прежде, и что поглощают ныне.
   Спи, сколько влезет, нет паскудного вопля дежурного по рте "рота, подъём!", годы можно наслаждаться "болезнью"! - вспомнился госпиталь Люблина и настоящий тиф...
   С возрастом понял однопалатника: лежит один, душа просит общения, а поговорить не с кем, считай, одиночная камера, каземат! - и на утро следующего дня однопалатник глуховатым голосом начал исповедь и немного покоробил слушателя: "убил, получил "четвертак", лагерь... Не долго длилось лагерное житие:
   добрые дяди предложили поработать в секретном месте с расчётом "год за пять", ковырять урановую руду в шахте рядом с куротным городом в южных местах "страны саветов"
   Слушал и думал своё: "почему Природа, награждая физической силой, не дарит ума, как правильн и с пользой управлять силой? Сказочные богатыри освобождли народ от кащеев, а этот что сделал?"
   Не обманули добрые дяди: отработал условия, "вышел на волю..." - и, нате вам, три законных года "служения в рядах вооруженных сил" погнали в неведомые края!
   Год продержался крепкий солдат с уголовным прошлым, а на втором сказались недолгие времена добывания тёмнозеленой "глины", совецкие вербовщики не оповестили лагерника:
   - Добытчики глины долго не живут...
   Внешностью сопалатник напоминал "друга", накормившего молодого дурачка (меня) дионином в первый месяц службы: такой же плотный, мускулистый, сильный, и лицом схожий с "другом"
   О работе Чезаре Ломброзо "Человек преступный" не знал.
   Когда-то сильное тело сопалатника выглядело расслабленным мясом с густой желтизной кожи, не яркой, как у меня. Зашёл разговор о службе, и первым подвергся опросу "чем занимаешься в части" Схитрил:
   - Сучки обрубаю - ответ назвался "враньё наполовину", был счкорубом, почти неделю очищал дерева от сучков.
   Врать в госпитале всё едино, как, пребывая в чистилище, врать тамошнему обслуживающему персоналу, а врать в инфекционном отделении армейского окружного госпиталя грех троекратно непростительный. Товарищ по палате не врал:
   - В шахте срок отбывал, глину добывали. Тёмно-зёленая глина - , да, "глина" урановая смолка, она. Вот куда "страна советов" определяла "четвертаков"!
   - Дольше четырёх часов не работали... - дольше нельзя, лишние минуты пребывания в шахте - лишние нейтроны (рентгены), лупящие по живым клетка и ускоренно приближающие отправку в Параллель.
   "Жёлтый" симулянт лесоповального батальона смотрел на лицо "сокамерника" (сопалатника) и думал: "пожалуй, до места, откуда был призван "служить родине (большой) доберёшься, но полной жизни не увидишь... Интересно, а специалисты-лекари госпиталя намекнули недавнему богатырю, что дела его по званию ниже херовых?"
   Гордись: с уже больной печенью призвали "служить отечеству" и умрёшь не уголовником в урановой шахте, а "воином совецкой армии" неизвестного рода войск.
   И была тебе, раб... не божий, раб "савецкава" государства короткая военная служба "исповедью без слов с отпущением грехов": лагерь по статье "убийство с отягчающими вину
   обстоятельствами", недолгое пребывание в шахте по добычи урановой "смолки" и заключительная армейская сцена.
   - Иду по центру штрека - лампочка на каске светит нормально, в сторону отошёл - гаснет! - мало было облучения нейтронами, вам добавляли высокочастотный ток. Над головой провод висел и в обмотке, вмонтированной в шлем, наводился ток, в сравнении с "глиной" кабель в штреке мелочь.
   Моя симуляция длилась три дня и кончилась выпиской из рая заключением "этиология заболевания невыяснена"
   Получил на руки пакет с указанием:
   - Отдадите батальонному врачу.
   Читатель, ей-бо, "быть мне сукой" (так клялись военнослужащие преступившие в молодости Закон), пакет не вскрывал, в сопроводительные бумаги не заглядывал: "чего вскрывать, что пойму в медицинской латыни?
   Не знаю, как скоро печень и почки выводят акрихинный краситель, но со дня "тревоги" о появлении гепатита "С" и возвращение в нормальный вид, прошло не более пяти дней.
   Молодой лечащий доктор сказал:
   - Ваши медики решают вопрос о вашем пребывании в батальоне - и рай остался за спиной...
   Батальонная "медицинка" долго знакомилась с госпитальными бумагами, и только один раз секунд пять, если не менее, изучала взглядом принявшего нормальный окрас солдата, покачала головой, и не сказала, что меня ожидает в будушем. Не было и моих вопросов лекарке:
   - Буду жить, или помру не увидев родных мест на "гражданке"? - без докторши знал, что не помру.
   - Готовься к демобилизации...
   - Товарищ майор медицинской службы, что заработал за три года службы, что "готовить"? - совсем дурочка, чуть-чуть? Не знаешь отеческое "голому собраться - подпоясаться"?
   Куда пошла служба, додумайся окраситься акрихином ни в конце трёхгодичного срока, но через пару месяцев службы?
   Комиссовали вчистую, с выдачей "белого билета", или, выяснив, причину "перемены цвета кожи под действием лекарственных веществ", наблюдавшие медики написали "кандидатскую"?
   "...и отдавший родине долг военной службой полу-солдат, выйдя
   за пределы воинского городка барачного типа, не обернувшись на место трёхлетнего пребывания, бодрым (не строевым) шагом двинулся к железнодорожной артерии (станции)":
   - Прощай, лесоповальный батальон номер... - какое "прощай", не в иной мир и навсегда уходил, уходил от бараков, бараки твоё непреходящее, какого хера прощаешься, дурачок!? Уезжай в иную страну - да, от "прощай" и слезу пусть не грех, а то ведь среди бараков остаёшься! Всегда и везде в отечестве твоём только бараки"!
   "В городе нет бараков..." - с верой в отсутствие в больших городах отечества жилья барачного типа продолжил путь на станцию...
   Василий, фокус с "проглоченной ложкой" мелочь, солагерники были готовы подставить животы, чтобы поваляться на больничной койке до выздоровления, не представляли состояние хирурга, когда вместо ложки доставал смятую перестальтикой фольгу.
   Конвалюта акрихина оказалась классом выше.
  
   - Рядовой Никола!?
   - Я!
   - Где пребываешь?
   - Параллель.
   - Рядовой Пётр!?
   - Там же...
   - Нехая видишь?
   - Не испытываю желание общаться с "распиздяем"
   - Не поменялся?
   - Нет. Хочет перебраться в Вальхаллу, да не знает, кому рапОрт подавать. РапОрт нужен на бумаге, а в Параллели ничего материального нет, мается, бедный.
   - Павел?
   - С ребятами, в Параллели, лучшего места во Вселенной нет.
   - И в лесоповальном всегда и всем был доволен.
   - Василий!?
   - С друзьями.
   - "Стирами" балуетесь?
   - Издеваешься? Какие "стиры", какой "чифирок" в Параллели!? Ничего материального в Параллель не проникает, а так иногда хочется "постирать!"
   - Сержант-латыш ценитель полечки "Розе мундо" в моём исполнении художественным свистом?
   - Я!
   - Где пребываешь?
   - "Вальхалла"
   - В Вальгалу принимают воинов погибших с оружием в руках, в каких битвах, и каким брагмарром сражался?
   - Мой случай особый...
   - Подробности?
   - Зачем? Оставь подробности при мне...
   - Майор-технарь, трижды принимавший топор сучкоруба из рук моих?
   - Кто кому подотчётен? В поминаемые времена тебе было двадцать - мне сорок, будь любезен соблюдать субординацию.
   - Во сколько лет отправился в Параллель?
   - В шестьдесят три...
   - Пережил тебя на двадцать, потому и спрашиваю, а ты отвечай. Будет хуже, когда подданные о тебе заговорят, закон "отвечай правду сам, иначе за тебя соврут другие" действует и в Параллели!
   - Чёрт с тобой, спрашивай...
   - Параллель нравится?
   - Нравится, деваться некуда... только техника милее...
   -Неизлечимый ты, майор!
   - Да, уж, что поделать....
   - "Кумунический" майор!?
   - Слушаю вас...
   - Где обретаешься?
   - Где и все, иных мест нет.
   - "Политико-воспитательную" работу среди военнослужащих проводишь?
   - Нет, массово отвергают "идеалы коммунизма" не выбирая выражений и не боясь репрессивных мер.-
   - Морального неудовлетворения не испытываешь?
   - Нет, "кумуническое учение" своё отработало, засорило пространство и сгинуло.
   - Комбат "Сухостой"!?
   - Рядовой, куда лезешь, чего надо!?
   - Тихо, майор, рядовой старше тебя, вспомни перечень своих стариковских нужд и отвечай! Владыкой был в лесоповльном батальоне, а в Параллели ты рядовой, нет в Параллели владык и "вождей" Ни в чём не нуждаюсь, но отвечать положено, а почему объяснение сделано майору-технарю. Кстати, какова была независимость технического майора от тебя, командира "лесоповального батальона"?
   - Максимальная, майор командовал мною. Предсталяешь моё состояние, когда подчинённый заявлял "бензину и смазочных материалов осталось на пару дней", завезти нужное в нашу глухомань не просто, а кубометры лесоматериалов отправить в центр нужно?
   - Видишь, как хорошо поговорили. И рядовые могут облегчить "душевный груз прошлых дней"
  
   Друзья, найдёте неточности в повести - укажите место ошибки, исправлю, ваши требования - мне закон!
  
   Предисловие Послесловию.
  
   Читатель, насколько позволяет память, никто и никогда не выступал с предисловиями Послесловию, и автор просит не спешить с осуждением по статье "выпендрёж"
   Здешнее "Послесловие" не соответствует званию: после сказанного автор намерен многое добавить выше изложенному, а настоящее Послесловие обязано быть коротким и понятным, "Послесловие" подобно последнему слову подсудимого, или "последнему слову перед уходом в вечность" Высказал желаемое - закрой рот и отбывай в Вечность, кою называю "Параллелью", а ты волен называть любым словом.
   Никто и никогда не делил "Послесловия" на главы - не нарушу принятые правила, и событиям после "службы в рядах вооруженных сил" дам номера, а если "забудусь в горячке боя" и кому-то из номеров присвою "звание" - стало быть, заслужил.
   Да, были намерения вместо "предисловия" пустить
   "аннотацию", но "дама" содержала корень "нота", нота прописана у дипломатов, а связываться с дипломатией не советовал Бес:
   - Обманут...
   - "Не читай нотаций", не переделывай на свой лад, что и без тебя известно.
   Можно найти словарь, дать толкование "аннотации", но всякое заимствование попахивает плагиатом, потому оставлю простое и понятное "Послесловие"
   Как и вся трилогия "Послесловие", фрагментарна, и тому даю повторное объяснение: излагаемые события извлекаются из отделов памяти, кои никакими документами не учтены, и не числятся ни в каких списках. Что-то похожее на жилища в отечестве, кои ни одна городская организация "не берёт на баланс по причине ветхости"
   "Послесловие" в основе заполнено рассказами о "поиске места под солнцем" и переживаниями о неудачном начале семейной жизни, потому многие высказывания автора могут показаться злыми и несправедливыми в отношении "лучшей половины рода людского": женщин. Начнём?
  
   1.
  
   "Сорта жизни"
  
   В середине ноября, без "телеграмм с дороги", явился в родительский дом из "рядов вооруженных сил страны"
   "Родительский дом" в размерах не увеличился, и оставался единственной комнатой "в двадцать квадратных метров жилой площади"
   Родительский дом прекрасен неизменчивостью, а получи отец две комнаты в одном из трёх "сталинских" домов - сынок несказанно удивился и ход не совсем хороших мыслей о "народной власти" поменял в противоположном направлении.
   Название "родительский дом" подразумевает просторное, тёплое зимой и прохладное летом, с необходимым набором естественных удобств, а "родительский дом" оставался одной комнатой что-то около двадцати прежних квадратным метров, но тепеть на троих.
   "Улучшение жилищных условии" очевидное.
   Ныне сильно подозреваю, что одна комната родителей с названием "квартира" была основой мечты обосноваться в областном городе.
   Принятое в семье правило: "не давать в дороге телеграмм о времени прибытия", не приносить родне волнений образца:
   - Сынок со службы едет, поди, утомился, бедный, с лица спал, поди, похудел на казённых харчах! - не была мать "курицей", " вторая моя благодарность, идущая впереди первой. не основной:
   - Родила...
   Через день сдал документы на получение паспорта, навестил военкомат, выполнил предписание о "постановке на военный учёт" и в ожидании "вида на жительство" предался отдыху. Найдись тогда дерзкий с вопросом "от каких трудов отдыхаешь, на каком "трудовом фронте" переутомился"? - ничего не ответил человеку, прав.
   Документы получены и заявляю родне:
   - Еду в область новую жизнь устраивать... - отец и мать, верные "принципам демократии", ни единым словом не усомнились в пользе намерения сынка связать житие с областным центром.
   И вырвавшийся из архангельских таёжных просторов двадцати двух летний дурень не знал, что жизнь имеет "сортность":
   а) "столичная", но не всем "высшая",
   б) "областная" и многим одинаковая,
   в) "поселковая городского типа", где на тысячу одинаковых "альфой" выступал один,
   г) "районная",
   д) "сельская", равная "районной" с небольшими отличиями,
   е) и "никакая", коя родилась после "гибели савецкой империи": "без определённого места жительства".
   Ах, родительская демократия: ни мать, ни отец не сказали о затее сына перебраться на жительство в областной центр:
   - Дурачок, кто тебя в области ждёт, кому нужен? В зиму, в чужой и незнакомый город? - почему "чужой"!? Не было в стране саветов "чужих" городов, все города саюза, за исключением единиц, были открыты, приезжайте, устраивайтесь, живите, работайте!
   Ни единым словом о ненужности сына областному городу ни отец, ни мать не обмолвились. Зачем отговаривать, если человек решил устроить жизнь по своему разумению?? "Взрослый, армию прошёл, пора и самому понимать, что к чему" - и, снабдив малой суммой в рублях - родители "помахали рукой"!
   Ах, если бы стояло лето! Тогда, без раздумий, воспользовался древним опытом перемещения на "товарняках" и сэкономил гроши на проезде до предела мечтаний с названием "житие в областном городе", но на улице обосновался конец ноября и загнал в пассажирский вагон старой постройки. Расстройство!
  
   2. "Вторжение".
  
   Читатель, если увидишь, что автор излишне адресуется твоему вниманию - тому есть объяснение: изолированный на три года от жизни на "гражданке", приобщившийся к порченой "армейской жизни", с вещмешком, полным собственных мнений о "несокрушимой и легендарной", возмечтавший жить в городе "второго сорта" - вот что представлял рассказчик в осень-зима пятьдесят седьмого тире восьмого года.
   "Вторжение" - это когда вторгающийся субъект полностью и надолго экипирован (снабжён):
   а) оружием всех видов и мощности с достаточным количеством единиц "огневого боя" (боеприпасы),
   б) средствами передвижения и питанием к средствам (кроме велосипедов),
   в) обмундированием, необходимым на каждое время года,
   г) разнообразным питанием (питие - "роскошь")
   д) укрытие от непогоды.
   Если у вторгающегося в полис областного значения не обеспечен, хотя бы один из перечисленных пунктов - давать гарантию на успешное закрепление на захваченных позициях ни одна военная академия не рискнула.
   Вот он, город, предел мечтаний...Каких мечтаний? Список мечтаний составлен? Что мечтаешь найти в областном центре, не имея перечня желаний?
   Начало - "крыша над головой" (пункт "д") и "прописка", без регистрации "по месту жительства" ни о какой трудовой деятельности речь не велась, такое устройство "страны советов": не привяжешься паспортом к определённому месту - нет тебе работы.
   В пику государственному "Закону о прописке" - изобрёл свой с названием "Закон о жилищном гуманизме", имевшем силу только в "стране советов". "Дух и буква" закона:
   коротает век старушка, или старичок, в частном домике на окраине города, ждёт естественного финала... Свои детки разбежались кто куда, дом большой, пустой и холодный в зиму: на отопление пустых хором уральская зима много топлива просит. А чего одной старушке в трёх комнатах, какие балы проводить? По уму сделать - так две комнаты закрыть, а в одной, меньшой - остаться, но беда: когда-то мать-печь так слепили, чтобы трём комнатам тепло давала. И главная досада остаётся: "чего топить хоромы, если пустуют, чего денежки на ветер пускать? Проклятая старость все желания сужает до размеров макового зерна, кое Природа не "просто так" в чёрный цвет окрасила... "Что делать"? "Пустить квартирантов"! - ничего иного не приходит на ум старому человеку. Польза от квартиранта просматривается немалая:
   а) "в холоде жить не будет, подумает о тепле",
   б) "за проживание что-то получу",
   в) "в старости кто-то должен быть рядом... Пусть и чужой... Известит народ, что померла..." - почему стариков волнует вопрос "оповещение окружающих о кончине" - пусть выясняет кто-то другой, с большей суммой знаний, а мне нужно искать "хижину дяди Тома". В зиму, по "экономическим соображениям" в нетопленном доме.
  
   3. "Рынок труда".
  
  
   Прочитал объявление "Аэропорту требуются электрик" и в левом верхнем углу грудной клетки что-то заволновалось. Вот оно, начало счатсья на новом месте!
   Какой "электрик", на какое оборудование!? Авиационное!? Вот она, мечта жизни: обслуживать любимую авиацию! Мечта, нужная больше хлеба, мечта, а не работа! С удовольствием буду выполнять задания знающих электрическую начинку лайнеров, пойду, куда направят, начну с низшей ступени!
   Проверять сигнальные лампочки на крыльях "металлических птиц" почёт и громадная ответственность!
   Не касаясь борта лайнера знал: "электрооборудование самолёта выше двадцати семи вольт не делают, двадцать семь предел напряжения, безопасный "двуногим и прямоходящим", будь оно и "лежащим в состоянии алкогольного опьянения"
   Если не считать некоторых узлов самолёта.
   Неужели сбудется мечта!? На всё согласен, только подпустите к громадинам с крыльями, они летают во мне с шести лет!
   Явился в отдел кадров аэропорта и был убит: готовы взять электриком в общежитие "летунов":
   - Лётному составу нужен хороший отдых, будете следить за электроприборами, лампочки в комнатах вворачивать, за проводкой следить, утюги ремонтировать... Даём недельный испытательный срок... - мать твою, тётя, направляясь в аэропорт демобилизованный стройбатовец мечтал получить место ученика электрика оборудования самолётов с годовым испытательным сроком, авиационная техника сложная, многие электроприборы и устройства содержит, не страдал мечтой вворачивать лампочки в комнатах отдыха лётного состава, и не лечить провода питания утюгам!
   Не взяли на обслугу лайнеров, не судьба. Ничего, ни на одном аэропорте свет клином сошёлся, есть уйма заводов, где-то и примут в электрические помошники, а там видно будет "кто, кого и как!"
   Но в трёх заводах не нашлось места электрика и с низким разрядом, "нет вакансий"
   Ах, какой мы добрый и отзывчивый народ! Лозунг "народ любит свою армию" висит, призывы о "проявлении максимального внимания гражданам, отслужившим в рядах вооруженных сил страны" поминаются (изредка), но чтобы делом подтвердить плакатную писанину - "извините, предприятие укомплектовано электриками на сто процентов"
   Громаден, велик областной город, а чего больше в "стальном сердце страны", заводов или желья, выяснял в поиске "крыши над головой" Зимой.
   Задача простая: найти жильё, прописаться, и только после привязывания к месту искать работу.
   Не договорился с авиацией - пойду на завод, доска объявлений увешана призывами:
   - "Требуется, требуется, требуется..." - с устным дополнением:
   "если нам подходите..." - никто и никогда не добавлял "если" к "требуется"
   Если не берут работать электриком - таковым не являюсь.
   - Обслуживал генератор и пилы, был в автоэлектриках? Так у нас завод, не автопарк, в автопарк вас примут... А где запись в Трудовой книжке? Нет записи, а потому подпустить к работе с электротоком не можем, нельзя, уголовщина... пизданёт... то есть,
   поразит током - кого сажать? Можем принять в литейный цех обрубщиком фасонного литья, интересная работа обрубать литники на крышках тракторных фрикционов, а электрики не нужны...
   - Возьмите с испытательным сроком, на всяком заводе есть квалификационная комиссия, пусть определят мои знания электрики и оценят соответствующим разрядом. Скажет комиссия "может работать электриком" - оформите электриком, нет - объявите самозванцем и укажете на выход... или буду выполнять тяжёлую и дешёвую работу, кою недавно в цехах прославленного завода выполняли люди "осуждённые советским судом", "зеки", то есть.
   А родительские денежки кончаются: аванс за проживание в ледяной комнате отдан хозяйке, "прирабатывает" старушка сдачей жилья. Платить вовремя святое правило; питание столовское, но лучше стройбатовского.
   "Расчётное питание" когда определяешь, какую сумму в день позволительно тратить на поддержание плоти занятой тяжёлым физическим трудом: крышка фрикциона весила сто с лишком кило, требовала удаления литников внутри и снаружи, а смена позиций "нутро-наружность" производилась усилием рук и позвоночника.
   Вот тебе "компенсация" за трёхлетнее "валяние дурака" в лесоповальном батальоне, от работы, кою в "стране саветов" выполняли лишенные свободы граждане не отвертеться!
   Информацию о недавних трудящихся литейного цеха выдала одна из женщин-формовщиц:
   - Паря, куда занесло, здесь недавно уголовники работали, беги отседа! - а предупреждённый и "спасибо" не сказал.
   Работа проста до тупости: американский восьмикилограммовый пневматический молоток в правую руку, в отверстие, где мечется боёк, вставляется зубило, ничем не крепится, надо придерживать рукой.
   "Оружие готово к бою", зубило подводится к литнику, отрывается клапан подачи воздуха - и удары бойка делятся между руками и ненавистным литником. Литнику ничего, чугунный литник, а, вот, руки...
   - Чище срубайте... - требовала работница ОТК, а вчерашний военнослужащий строительного бтальона, громко сказано, мать вашу! - не мог задать вопрос милой женщине:
   - А в Америке литники тоже пневматическими молотками обрубают, или делают отливки без литников? От молотка скоро руки деревянными сделаются....- не решался, природа контролёра надзирательская, надзиратель и представитель власти в одном лице.
   Вспомнил "звуковой художественный фильм" "Большая жизнь"
   о шахтёрах, где богатырской комплекции актёр пнемомолотком, весом не менее пятнадцати, кило рубит уголёк, а "враги-вредители" перекрывают воздух и не позволяют совершать "трудовой подвиг" Враги, ясное дело, дураки, навредить "стране, успешно строящей социализм" перекрытием воздуха в отбойные молотки глупость, но зрители, не старше двадцати, верили в события на экране.
   В "первый трудовой день" обратил внимание, что работаю один, кого-то ещё на участке обрубки фасонного литья" нет, а сам "участок" представлял площадку пыльной земли не более сотни квадратных метров. Всё.
   В безрадостной картине литейного цеха единственный интерес вызывала плавка и разлив металла в формы, а утишителем выступал пожилой мастер:
   - Ни у кого оначалу чистая обрубка не получается, ничего,
   привыкнешь...
   Ах, "добрый человек", почему не сказал:
   - Паря, коли не можешь убивать инкассаторов железнодорожными накладками - не получится обрубать и литники на крышках фрикционов, дуй отсюда, пока здоров.
   После трёх дней "честного отношения к порученному делу" руки отазывались держть ложку, но мысли победного характера не покидали "горящий разум вчерашнего военнослужащего": "или молоток меня одолеет - или я американца, а третьему не бывать!"
   Победа над восьмикилограммовым пневмамтическим молотком американского производства, плюс шланг-змея подачи воздуха, пришла через неделю. Торжествовал:
   "Что, американец, понял, в какие руки угодил?" - врал, а с новым рабочим днём гордость за победу над американцем гасилась стокилограммовой крышкой заднего фрикциона "железного коня":
   - "Мы с железным конём,
   все поля обойдём,
   соберём, и посеем, и вспашем..." - мать вашу,
   великая и могучая крышка заднего фрикциона, молча, побеждала меня. Это Гераклу впору бороться с крышками, а во мне были жалкие проценты геракловой мощи, и после обработки трёх крышек рождались дезертирские мысли: "это не сучки рубить, работа сучкоруба поэма, сказка, что угодно, но не удаление литников крышек фрикционов "железного коня!"
   Надо бросать тупое занятие, на то две школы технического профиля кончил с отличием, чтобы ныне рубить литники? Литники рубили заключённые, деваться некуда осуждённым, но ты-то, вроде, свободный человек? Или не совсем так"? - и пыль литейного цеха сгущала мрачные мысли: "во имя кого и ради чего дышать пылюкой литейного цеха? А не податься ли в зольщики на теплоцентраль? В бытность на ФЗО мастер слесарного дела поминал уборщиков золы:
   - Будешь плохим помощником машиниста турбины - пойдёшь в зольщики, работа пыльная, горячая и не дорогая.
   Желание оживлять оборудование электроэнергией не покидало, картина погружения трёх могучих графитовых стержней в печь не забывалась, а когда стержни касались содержимого - печь отзывалась мощным утробным звуком, превращая металлический лом в светящуюся жидкость.
   Вспомнились школьные уроки физики и карандашные стержни меж проводами выключателя, погибшего от рук "подрастающей рабочей смены"
   В школьны забавах с электричеством карандашный стержень нагревался докрасна, разваливался, и тускло горевшая лампочка гасла, а мощные стержни плавильной печи не краснели полностью, но только в зоне плавки.
   Стержни "химических" карандашей, нагреваясь, испускали неприятный запах, а что это вредный анилин - учитель химии не объяснил.
   Ничего нового, всё в масштабах: в школе стерженёк карандаша забава - здесь стержни в десятки тысяч раз толще, мощный трансформатор, работающий "в режиме короткого замыкания на выходе"
   Чтобы обслуживать печь особых знаний электрики не требуется: следи за температурой контактов, меняй графитовые стержни, никих особых знаний не требуется... разве только "техники безопасности при обслуживания электропечей" Плавка большими токами.
   "Возьмите на обслугу печей, стержни графитовые изнашиваются, сгорают, менять нужно..." - а как продвинуться далее желаний не представлял.
   Вспоминал, как совсем недавно ребята рвались в кабинет к ротному с просьбой послать на шоферские курсы, но чтобы самому куда-то рваться - не мог, стеснялся. Чего? Своих знаний и умений? Редкий вид застенчивости!
  
   4. Новая сказка о "колобке"
  
   К пятому дню первой трудовой недели пневматический молоток с зубилом понял тщету сопротивления моим рукам и капитулировал.
   Качество удаления литников на крышках фрикционов мощного трактора устраивало контролёршу ОТКа, но подлая мысль не оставляла сознание: "тупая работа, недавно литники обрубали граждане, осуждённые "совецким" судом, а ты, знающий сложную технику, пусть и узкую, пришёл на каторгу добровольно. Ради чего восемь часов, не разгибаясь, работать вибрирующим молотком и ворочать в одиночку детали весом в сотню кило"? - а на какой день борьбы с крышками фрикционов резкая боль в пояснице приказала оставить литники остаётся в неизвестности.
   Бежать в поликлинику с жалобами "ай, ай, не могу разогнуться, от боли темно в глазах!" - кто поверит молодому мужику месяц назад "отдавшего трёхгодичный долг родине по защите..." чего-то непонятного? Выпишут "булутень" и рецепт на бесполезные таблетки-мази, но прежним хребет не станет, информация о ручной погрузке брёвен в архангельской тайге "между третьим и четвёртым позвонком поясничного отдела" заложена навсегда. Ага, "познавший радость побед на службе стране по защите социалистического строя, единственного в мире"
   Никто из "командиров производства" не сказал:
   - Парень, клянусь партЕйным билетом, отработаешь пару месяцев на крышках, выйдешь на высокие показатели, не будет замечаний Отдела Технического контроля - переведём на работу, какую выберешь! - не дождался перевода, звякнул "первый звонок", жестоко скрючивший хребет с появлением панической мысли "насовсем согнуло, отпустит!? И с чего такая напасть"!? - на многое хватало ума, а понять "примите наши поздравления, и напоминаем: при защите социалистического отечества, и дальнейший труд на благо всё того же отечества, принесли вам грыжу между третьим и четвёртым позвонком поясничного отдела"
   Отныне, и до скончания вашей непутёвой жизни, раздавленные хрящевые пластины периодически будут напоминать о "подвигах на трудовом фронте"
   Особо паниковать не следует, не ты первый, не ты и последний, твоё отечество во все времена славилось взаимным равнодушием граждан, раздавленные межпозвонковые диски твоей хребтины претендовать на получение инвалидности не могут. И вообще-то твоя спина разогнуться не может, а моя ничего, гнётся без страданий.
   Здравия желаю, товарищи "армейские командиры" и заодно всякие иные командиры производства, звавшие подчинённых "на свершение трудовых подвигов":
   - Наш девиз "Малыми силами - большие выработки, уперёт, к пабеде камунизма"!
   Первая серия раставания с заморским инструментом содержала "отеческие" увещевания и просьбы продолжать "важную и перспективную работу обрубщика фасонного литья", во второй появились призывы к моей совести, а третья серия всплошную состояла из запугиваний "написать в Трудовой книжке "летун", с коей на хороший завод не возьмут"
   Савецкие "командиры производства" и большие мудаки, видели, что человек по великому незнанию сунулся на каторжную работу, но продолжали чинить препоны статьями "Кодекса законов о труде":
   - По закону две недели положено отработать... - сволочи вы, и законы ваши сволочные, а ты дурак, если от сволочи ждёшь правильных, гуманных законов!
   - Пока не найдёте следующего дурака на моё место? - тянуло задать вопрос, но удержался, а будь рядом физиономист - добавил:
   - Сволочи, прохиндеи и живоглоты!
   - И нас пойми: план выполнять нужно? Нужно... Кого ставить на обрубку литников? Некого, ты залетел. Хорош! Глаза во лбу были?
   Были, куда смотрел, зачем надеждами волновал "командиров производства"? Забыл правило тайги "руби дерево по плечу"!?
   Многовековая отечественная трудовая система построена на максимальном износе "винтиков" Слаб телом - отбросишь лапти за малый срок "активной трудовой деятельности", могуч и силён - и тебя трудовая система убьёт с разницей по времени. И только.
   Как прекрасна "страна советов", где царила "братская любовь и взаимное уважение, где каждый и всякому - друг, товарищ и брат"!
  
   5. Продолжение адаптации.
  
   - "Бог шельму метит"! - и хотя бы кто-то объяснил:
   - А как складывается последующее житие меченого "богом" шельмы? Пожалуй, и без божьих отмети жизнь миллионов шельм не мёд, а если и божье вмешательство добавить - впору петлю на шею набрасывать.
   С лёгким скандалом покинул литейный цех, мастер участка обработки крышек фрикционов один раз назвал меня "летуном" (без занесения "звания" в "Трудовую книжку"), и после двух дневного знакомства с досками объявлений "требуются" устроился на завод иного профиля. Всё лёгкое, чистое, мелкое, без мышечных напряжений...Ювелирная работа. С оптикой. С твёрдой рукой. Нежной. Женской. Терпеливой и усидчивой.
   Атмосфера в цеху волнующая: кругом одни женщины, одна другой краше, но почему-то задержался около неё...
   О красоте: продержите в изоляции три года молодого человека, а потом выпустите в мир, где в атмосфере висят мысли женщин, обойдённых мужским вниманием? Что произойдёт?
   Сегодня имею кое-какие соображения о причине "торможения" около рабочего места особы далёкой от звания "красавица", всякий молодой человек мужска пола, попадая в скопление женщин, обязан знать о феромонах, и как эти летучие вещества влияют на психику молодых самцов.
   Чтобы даденные Природой женские ароматы не очень крепко били по обонятельным рецепторам мужчин, не будили желаний размножаться, то есть, "продолжать род" - женщины подавляют телесный аромат "французскими" духами, изготовленными на столичной фабрике.
   "Французские" духи и феромоны антагонисты (враги), но когда начинается охота на самца - враги объединяются ради "победы над извечным врагом женщин":
   - Юные девы и женщины с опытом, не подавляйте природные запахи тел своих заграничными запахами - счастье, с названием "мужчина" не обойдёт вас стороной, кто-то, вдохнув порцию специфического аромата, споткнётся о вас"!
   Был приглашён в гости, где повеяло не полным домашним уютом, половинным, есть и такой. Почему не подумал: "твой мир, или чей-то ещё?" - уютный мир был чужим, и не было "гласа небес":
   - "На чужой каравай рот не разевай", своим обзаводись и будь доволен!"
   Не подумалось тогда: "с женщиной, что так преданно смотрит в глаза, "рай" получится? Не рай, а, так, что-будь близкое... Города делятся на центры и окраины, и каждая семья подобие городу..." - пусто было в голове, не было столь высоких "полётов мыслей"
   Как пойдёт семейное житие, если "вторая мама" работник органов, и не уголовно-милицейских, бери выше, и даже мелкий семейный конфликт будет решен не в пользу зятя?
   Ты не семейный тиран, а, кто и когда из мужского пола, затевая "рай в шалаше", поручится за "полёт ангелов" на годы совместного житья?
   Когда о любви следует рассуждать? До заболевания, после? Может, вообще не стоит рассуждать, и только любить? Чёрт, и надо было так основательно вляпаться! Познакомься в своё время с произведением известного философа "Кто виноват?" знал ответ, а впустую гадать не стоит, не будет ответа.
   И "гормоны любви" хороши, они, вредители, нарушают работу мозгового центра, чинят помехи, гнут свою линию и создают "эвересты" из дури.
   Любишь - создаёшь себе и объекту воздыханий волнения, не любишь..." - сколько уловлено "карасей" в "сети любви" не знаю, но что в первый визит началось вхождение "в сети любви" - точно...
   Сколько мужчин в свете, коим мать-Природа определила: "всё, конец, хватит, на тебе кончается мужская линия, моё решение и против него идти не советую"! - и сколько мужчин, не обращая на матушкины слова, женятся? И что бывает в итоге?
   Совсем через малое время пришла ясность: "нам вместе быть не следует", но было поздно: "моя плоть и кровь" в мир пришла... дочь...
   В который раз перед носом воздвигается произведение "Кто виноват"::
   - "После драки кулаками не машут!"? - лишний вопрос, других виноватых нет, "стрелы возмездия" упираются в меня, женщина не говорит "выбрала тебя в мужья", мужчина уныло заявляет "женюсь" Заявление обязывающее, если впереди появляется естественная "возвышенность" в виде живота подруги, а сзади баррикадой стоит мудрость женского приготовления:
   "Любишь с горочки кататься - люби саночки возить"! - зажатый в "ущелье" мужчина говорит:
   - "Мужик сказал - мужик сделал"!
   Рыцари остались в любимых трофейных фильмах, вокруг грубая проза с набором простейших инстинктов, и нет никого рядом, кто пощадит и скажет:
   - "Парень, не ту взял, другая нужна была..." - благородное поведение с женщиной (рыцарство), когда приходит время стать матерью оканчивается появлением наследников (ниц).
   Баран не знает, когда плоть его пойдёт на шашлыки, баранам не рассказывают, какими они будут вкусными после пребывания на мангале, двуногим и прямоходящим баранам рекомендуют внимательно понаблюдать за "мясником", и после раздумий пойти на "заклание"
  
   6. Новая сказка о колобке.
  
  
   "Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл..." - мать твою, колобок, сукин сын, у тебя штук пять, или шесть "заявлений об уходе", а как получалось уходить без потерь неизвестно, умолчал. Что испытывал, что мучило после очередного ухода от "бабушки"? И хрена пользы в сказке, если нет пояснений, с какими потерями уходят колобки? Думай до конца дней:
   "почему не разминулся? Не было иной дороги? Не потому ли, что не вникал в тайный смысл русских народных сказок? - и понял причину ненужности отечественной женщины: это они, трофейные фильмы, сукины дети!, в союзе с иноземными (европейскими) авторами навели "рыцарскую" порчу на разумение русского молодого парня! Коли сказал "возьму за себя"! - умри, но женись, "мужик сказал - мужик сделал"! - женщине мужское рыцарство ни к чему, у женщины другое предназначение: давать здоровое потомство при максимальном обеспечении жизненными благами.
   Если свежую семейную пару полностью избавить от бытовых забот - будут счастливы? Члены королевских семей, или на пару ступеней ниже, во дворце с максимальными удобствами, какие можно придумать - будут счастливы? Или только "совместная борьба с бытом делает брак крепче", и на какой срок? Когда жена обрадует откровением:
   - "Не представляешь, как устала от нехваток"! - сколько пар разваливается на бытовой неустроенности? Что такое "бытовая неустроенность"? В какой отечественной литературе приведены образцы и стандарты "неустроенности"?
  
   7. Начало "Дороги проклятого"
  
   Мужчины, не женитесь и под пистолетом, если единожды посетит враждебная женщинам, но дружественная мужчинам, мысль:
   "Пхоже, приготовился провести с этой годы "в радости и в печали" не зная, чего больше получишь? Прав, но и женщины могут возразить "а надо выпускать потомство от производителя, сомнительного качества? Создавать семью на "репродуктивных функциях" каторга"
   4. Для жития в большом городе нужен определённый характер, и сегодня назвал "ожидающе-потребляющий" Тогда было иное:
   - Город не для меня, тяжёл и шумен... Не даёт заниматься любимой работой... Что ж, бывает... Но город и благодарить следует: за год проживания так устал, что милая станция в тридцать две "приемоотправочных" колеи, откуда кинулся покорять мир "ебластного" города поминалась раем! Так и есть: привычная станция, где вырос, милее всех красот мира! Город требует от новичка перемены во взглядах и терпения в переносе многих вывертов, силы требует... Во имя чего? "Культуры"? "Красоты"? "Удобств и комфорта"?
   Многое ждёт от тебя Город, городу нужны сильные, талантливые особи, а слабаки, вроде тебя, мечтающие получать больше, чем дать, основная причина превращения мегаполисов в клоаки, людской "мусор" заваливает Город.
   Обижаться на город, если не принял? не нужен городу, ищи другое место, где "честным трудом принесёшь родине пользу" - и вернулся на любимую, родную станцию в "тридцать два приёмоотправочных пути", в родительский дом из одной комнаты в двухэтажном доме из досок, драни и глины. "Жильё военного времени", не до шика, и не столичный "сталинский" дом с тремя метрами от пола до потолка.
   Сцена прощания с... чёрт, не поднимаются пальцы набрать "любимой" не претендовала "пиеса" на постановку ни на одной из сцен сцен театрального мира отечества:
   - Уезжаешь... А говорил, обещал...
   - Что говорил - сделаю. Жди - никого не было рядом с набором разъяснений и дополнений: "дурачок, какие "обещания", куда суёшь голову? Стандартная женская укоризна на уровне инстинкта, примитивная, простая и без надежды на отзыв от самца.
   Явился к родителям и объявил о желании жениться, на что ни мать, ни отец не возразили:
   - Женись... - и, ведь, знал анекдот:
   - "Отец, жениться хочу..."
   - "Чем жену кормить будешь"?
   - "А, вон, хлеб на столе..." - докатываться до героя из анекдота не собирался, думал, где и чем заработать на существование.
   На заявление "жениться" никто из родни не проявил стандартного интереса "кто такая будет, откуда, чем приглянулась?", чем объяснить спокойствие отца и матери не знаю. Почему выполнил уральское присловье "тот же назём, только издалека завезён", а "со стороны - виднее" отверг - выяснению не подлежит "за давностью событий" В силе истина "после драки кулаками не машут" и повод гордиться в будущем:
   - Без советов шею сломал..." - "советы" в таких случаях называют "чужими". Следовало найти работу.
  
  
   8. "Третий вариант"
  
  
   Основным местом приложения рук жителям посёления оставалась градообразующая "железка" с вариантами: станция, вагонное и локомотивное депо, но почему выбрал пустое занятии "раб. культ. фронта", иначе "киномеханик вагон-клуба профсоюза работников железной дороги" было объяснение: "профдеятель местного значения" давал гаратию на получении комнаты в квартире на две семьи. Шик, кусок "щастья"! - на него и клюнул парень двадцати трёх лет от роду.
   О, чудесные три года и два месяца, проведённые в дорогом и милом стройбате! Рай: командиры обуют, оденут, накормят, выделят место в казарме (бараке) где получишь отдых телу после "напряженного и созидательного труда на благо...", о душе позаботится, а о душе позаботится "замполит батальона, душевед и почти отец родной"
   А тут самому решать приходится: "совать голову в вагон-клуб, подождать"? - первый случай сбоя работы мыслительного аппарата... хотя, звание "мыслительный" заслуживает, если полезное измышляет, а если нет - какой "мыслитель"? Так, "пустая голова", не выдавшая вопрос:
   - Чего старый киношник сбежал, если работа стоящая? - и в который раз никто не сказал:
   - "Подумай..." - не подумал, оформился и пошёл искать место стоянки "учреждения культуры на колёсах"
   Нашёл без труда (хорошо знал станцию), обследовал место предстоящей "трудовой деятельности" снаружи и вкруговую:
   "крестный ход" делаю..." - по возвращении на исходную точку добавил: "странное транспортное средство, таких прежде не видел... Вроде, как и отечественный вагон, но и не совсем... Трофей? По "стальным магистралям страны" курсируют старые пассажирские вагоны, а этот цельный...Специально изготовили? Не похоже, вагон скорее напоминает модный башмак изношенный на длинных дорогах... Да, пожалуй, вагончик иноземный, трофей на отечественных тележках"
   Исследования прервал женский голос:
   - Чего ходишь, высматриваешь?
   - Да, вот, любуюсь вагоном, нравится, к какому поезду цепляют эту красоту? - назвал поезд областного хождения и поднял глаза на голос: на выходе из вагона, на высоте, стояла пожилая женщина. Понял: "роводница, но почему не в форме"?
   - Двигай, двигай отсюда, да поживей, не то охрану позову! - без особой уверенности продолжала "труженица стальных магистралей"
   - Не шуми, тётя, уйду, но хотел посмотреть внутренности старого красавца... работать собираюсь в этом заведении... - проводница отутюжила лицо и прикрепила малую улыбку:
   - Заходите, заходите! - радостно заверещала строгая работница "культурного центра на колёсах", отступая в отступила вглубь тамбура.
   Зашёл, увидел "зал" с двумя широкими двухстворчатыми дверями по центру слева и справа на выход публики, два купе по четыре "лежачих" места, маленькая аппаратная, чуть меньше аппаратной место четырёхтактному двигателю внутреннего сгорания в союзе с генератором. Ничего нового... хотя, нет, была новинка: стены зрительного "зала" отделаны материалом тёмно зелёного колера в мелкий ромбик и с цветочком в каждом. Что материал назывался "линолеум" не знал.
   - "Нанялся - продался" - вспомнил отцову поговорку и обратился к проводнице:
   - Когда выезжаем? - возвышенную пошлость "с просветительской миссией" оставил не озвученной.
   Подлинная причина прыти с выездом на переферию была такой:
   "интересно, какой культурой, чем и как, живут люди на степных разъедах железнодорожной однопутки на границе с "Казахской братсой республикой" где кончался Южный Урал.
  
   9.
   "Первый удар"
  
   Начало "просветительской миссии" совпало с выходом на экраны фильма "Третий удар"
   Кадры ныне забытого фильма были на порядок страшнее событий военного свойства коснувшихся меня за три года, но, удивительное дело! - в экранные постановочные взрывы не верилось: "не съёмки с натуры камерами военных хроникёров, постановки... Пожалуй, натуральные бомбёжки серьёзнее выглядели, да и мины воем бомбам не уступали... Мина младшая сестра бомбы, похожа на бомбу, а по мощности отстаёт от сестрицы-бомбы. Могу заявлять "не попадал под обработку минами и малого калибра, потому и счастлив!"
   А лагерь в Польше был "раем", если на земле, где воюют, было хотя одно райское место. Прифронтовые госпитали не в счёт"
   Персональный "Первый удар" мирного времени оказался сильнее всех ударов военного времени.
  
   Катание в специальном вагоне в звании "клуб" по глухим станциям в трёх направлениях выглядел детской забавой, работой инвалиду второй группы, а если "осознать важность порученной работы" - мог справиться и первогрупник.
   Руки помнили работу, кою делал год назад - и вот она, прежняя игрушка: проектор, киноплёночка, моторист-мальчишка, пожилая баба в роли "директора клуба" и не моложе проводница в двух ролях: готовить скромное пропитание и не дать техническим работникам закоченеть от холода в металлическом вагоне без утепления.
   Ничего нового, прежняя кинопередвижка с разницей: если когда-то перемещался от села к селу на основном средстве передвижения - волах (только немцы присылали фуру, запряжённую крепким, сытым животным с названием "лошадь") - теперь перемещался в специально оборудованном вагоне с двумя купе и кинозалом.
   Звание "кинозал" для вагона - громко, но для изголодавшихся по культуре обитателей разъездов любой фильм, проходивший через кинопроектор, превращался в "шедевр", вагон - в "кинозал", и не дольше месяца распирала гордость: "четвёрка наша привозит обитателям диких разъездов культуру..."
   Итак, работа найдена - и наступило время выполнять обещание жениться. Еду в область, являюсь по адресу:
   - Готов к бракосочетанию, как и обещал - без лишних и ненужных "двух недель на раздумье", за часы - превратился в женатого человека!
   Кто придерживается отечественной мудрости "куй железо пока горячее" - становятся богатыми, а тех, кто знает, как "ковать" но не куёт - делают "железом".
   "... и счастливая пара отправилась в свадебное путешествие...", а проще - повёз супругу из областного центра в посёление при большой станции. О "почувствуйте разницу" тогда никто не знал.
   Потом было это, как без него! - но естественное событие не впечатлило, не поразило и оставило вопрос:
   - "И ради этого доблестные стройбатовские "пиздастрадатели" лезли под пули охраны женского лагеря"? - что во мне может сидеть дефект в части "продолжения рода" - не задумался.
   Вечная "торговля":
   - "Дай..."
   - "Женишься - сношайся сутки напролёт..." - случись соединение телами во времена "ухаживания" - театральное рыцарство дальше сцены не ушло.
   - "Дай"! - какой процент женщин терзаются сомнением "а вдруг не понравлюсь после "на"!? - никем опросов не производилось.
   Ах, эти жилищные вопросы! Сколько пар в отечестве развалилось "без своей крыши над головой", сколько "голубей" разлетелось в стороны с взаимной обидой!
   Каким нужно быть дураком, чтобы везти жену на житьё в одной комнате с родителями! Ничего, приняли:
   - "Когда-то получите жилье..." - сказала мать.
   Один правильный и своевременный вопрос меняет жизнь:
   - "Чего так свободно и легко подруга согласилась бросить областной центр и переехать на житие в незнакомое место? Для начала хотя бы посмотрела "шалаш", в коем мечтала получить "рай"? Нет, полное согласие! Что, так жарко "запалил огонь любви неугасимой"?
   Начальство учло телесные страсти молодожёнов и позволило супруге сопровождать "главу семейства" в поездке.
   Пообщавшись малое время с "избранницей сердца", проводница, простая и прямая женщина, вполголоса, когда жена куда-то отлучилась, изрекла:
   - "Тот же назём, только издалека завезён..." - чем привела в глубокое размышление "главного технического руководителя культурной точкой на колёсах": "гневаться, или проглотить мнение"?
   Вернулись из рейса и предались отдыху от не деланной работы. Особый вид "отдыха": "отдых от безделья".
   Был день выдачи заработанного, а поскольку забота о питании молодой семьи лежало на матери - не раздумывая, вручил получку ей;
   - "На прокорм" - подруга присутствовала при "акте передачи ценностей", и совсем скоро, не позже десятка секунд, "молодой супруг увидел на лице жены выражение недовольства..." - читатель, прости автору грубую попытку скормить предложение из нехорошей, лживой литературы, а в грубой реальности того дня был вопрос молодому недотёпе:
   - "Зачем женился"?
   - Почему спрашиваешь?
   - "Потому! Почему деньги отдал матери"!?
   - "Как "почему"? Мать о прокорме заботится, ты свободна пока..." - довод ничего, кроме слёз, не вызвал...
   "...и в нижней части живота молодого супруга, в районе мочевого пузыря, то ли снизу, то ли сверху - что-то опустилось с одномоментным, быстрым, как молния, воспоминанием о монастырском дощатом туалете на шесть посадочных мест. Что воспоминание пришло не вовремя, не к месту - понятно, но для чего оставило сравнение - до сего дня нет объяснения. Вот оно:
   "случись провалиться в приёмную яму упомянутого сооружения - отмывался неделю по два раза на дню: настолько цепко въедается в кожу дерьмо. Через какое-то время одержал победу на говном, убил вонь на коже, а память о провале в дерьмо - никаким мылом и никогда не отмыть".
   Что опустилось у молодого супруга - хулиганы знают:
   - "Матка..." - читатель, прости автору вторую попытку скормить
   некачественное, нехорошее предложение.
   - Милая жёнушка, забудь вопрос "зачем женился" и впредь не задавай.
   - "Почему это"?
   - Потому! Могу и задуматься "зачем женился..." - не поняла...
   Что-то было сказано дополнительно к основному вопросу "зачем женился", ответы по качеству не превосходили вопросы, "не укрепляли семейные отношения, и в сознание героя диверсантом вошло ощущение надвигающейся беды..."
   ..."беда" полураздетая сидела на неубранной постели, лила слёзы, подмывая устои семьи.
   - "До чего неприятное лицо! Предстань это плачущей до женитьбы - одного порченного "гримасой страдания" лица хватило на заявление:
   - "Катись в место, где сидела до меня..." не связался с тобой за все блага жизни, или как говорят на Урале - "ни за какие шаньги"! - "герой смотрел на "богом данную половину и продолжал генерировать нехорошие мысли":
   - "Похоже, моя "Дорога проклятого" кончится в пасти этого маленького крокодила... Налетел..." - матушкино резюме твёрдым и спокойным голосом (приютское воспитание!) вывело сынка из ступора:
  
   - "Вот что, сынок, ищи-ка жильё... Завёл семью - управляйся, как знаешь".
   Переночевали в молчании, а утром явился "пред умными и добрыми глазами" начальника:
   - Так и так, женат, тесно в одной комнате на двадцати метрах жить, помогите... - начальник не думал и минуты, что-то написал на листке и подал запись:
   - "Найди начальника..." - назвал место поиска и фамилию - "отдай записку" - и через пару часов в руках держал ключ от просторной, чистой и светлой комнаты в трёхкомнатной квартире на удивление с большим коридором. Очередное везение...
   "... и семейная жизнь, полная радости и светлых надежд на будущее - продолжила течение своё..." - нет желания "загнуть" в мой адрес?
  
   Читатель, глагол "течение" для семейной жизни не годится:
   "течь" можно в реке из "молока с кисельными берегами", как в сказке, или в соплях и слезах, и, как худший вариант - в говне, а потому исправлю на "с первых минут обгаженная жизнь потащилась в неизвестном направлении и к непонятной цели..."
  
   "Просветительские" поездки по станциям и разъездам продолжались, но подлая (предательская!) мысль, однажды вошедшая, не хотела уходить, хотя и работала временами:
   - "Взрослый, женатый человек хернёй занимается..." - не было рядом ни единой доброй и мудрой души, посмевшей сказать правду.
   - "Правильный вывод, пора менять занятие..." - следом шёл страх:
   - "А куда пойти, в какие роли? Если большой город не принял в электрики - разве станция примет"? - мечтал сменить работу и продолжал кататься по разъездам.
   Удивительная штука: "кто я и что я" - знал: "мелочь", но для посторонних "ничто" выглядело величиной:
   - "Кино возит"! - эх, люди, собрать в большом зале и сказать, кто и чем вас "кормит"!
   Сколько времени "нёс свет знаний в массы"? Меньше года, хватило, чтобы разглядеть "ни тем занимаюсь" и твёрдо решить:
   - "Меняю камуфляж"!
   Репертуар жены прост, примитивен, но скидывать с весов никак не могу, но присутствуя в моей жизни - как бы говорила:
   - "Цена твоим занятиям - грош, нет перспективы... Ещё год помотаешься по разъездам с "просветительской миссией" - и всё, "пиздец кооперации". Что дальше, чем семью кормить"? - и так гнусно становилось, что "что"? Переживай сколько угодно, переживаниями никто, ничего и никогда не менял, надо что-то делать! Правильно поступила, женив на себя, и если ни она - сколько в инфантильных дурачках проходил и киношку крутил? Чем занимаешься - впору заниматься до службы в "рядах вооружённых сил", но не семейному мужику" - понимание правоты делало время и пространство мерзким...
  
   10. "Мирное оружие".
  
   Остатки совести не позволяли явиться перед светлым ликом руководителя профсоюзной организации узла и заявить:
   - Извините, не могу далее "нести свет культуры в массы" - и остатки моей совести продолжали служить начальнику:
   - "Ловкач! Проработал меньше года, какое-никакое жильё получил - и уходить собрался! Так не пойдёт"! - вот и катался...
   За фильмами ездил в город, где не случилось превращение в "машиниста турбинной установки", где в лечебницы для психов сроком "лечения" меньше суток, избавился от изучения турбинных установок.
   Явился в Прокат, отдал отработанный фильм, получил новый - и катись на рабочее место: вагон-клуб. Просто.
   Поезд прибыл рано, до похода за фильмом времени хватало, и понесло гулять по торговым точкам.
   Живёт ошибочная вера "шопинг поражает женщин, мужчины "шопингом" не болеют, чего "глаза продавать", денег-то нет"?
   Ни один из видов спорта от начала жизни не вызывал интерес, не понимал сверстников любителей посещать местный стадион, смотреть игру районных футбольных знаменитостей с бурными спорами кто и в каком месте допустил ошибку в ударе по мячу.
   Занесло в спортивный магазин не ротозейство, а громадный, чёрный ("вороново крыло") пневматический пистолет стоимостью в двести семьдесят денежных единиц:
   - Можно заплатить и получить? - задал вопрос продавцу не старше меня.
   - "Пожалуйста, платите - и он ваш" - рассказывать, как загорелся желанием приобрести игрушку, и как ироничная мысль "женатый человек с пневматическим пистолетом"! - была немедленно убита голыми руками?
   Началось "тайное накопление средств на покупку оружия" с неутихающей тревогой:
   - "А вдруг кто-то купит раньше меня? И "прощай мечта"? - через месяц нужная сумма собралась, и, полный душевного трепета в смеси со страхом "продан" - поехал "вооружаться".
   "Средство индивидуальной защиты" находилось на месте, в нервной спешке выбит чек на оружие и на коробочку с тысячью пулек к нему, возврат на рабочее место:
   - "Продукты кончаются, едем за продуктам и за новым фильмом, оставайтесь в вагоне, соблюдайте порядок" - и женщины отбыли на базу, то есть на место проживания: оттуда "культурно-просветительское учреждение на колёсах" начинало движение. Первая станция - "вечер культуры", следующая - опять он - и так до конца "плеча".
   "Свобода"! - к вечеру казахские степи принесли ветер со снегом, и вагон стало заносить по колёса... и не только вагон, общая картина грозила:
   - "Хотя бы на третьи сутки вернулись "провиантмейстеры", вон как метёт..." - трёхдневное воздержание в пище смертью не грозило, и превратиться в ледяные скульптуры не могли - угля хватало, успевай загружать котёл.
   Убрали экран, поставили "мишени" - и стреляли по очереди, строго соблюдая количество выпущенных пулек без учёта:
   - "Моя игрушка"!
   На первой полсотни пулек стрельба по консервной банке, что служила мне пепельнице (моторист не курил) потеряла интерес:
   - "Дзинь-звяк" - попал! Дзинь-звяк! - опять в цель"! - и это всё!?
   Не интересно"! - и захотелось всадить пульку не в пустую банку, отзывающуюся звоном, но во что-то живое...И нашли "живое":
   выполняя указания партийной организации, директриса набирала немного старых журналов "Огонёк" и чего-то ещё из такого, за что не требовалось отчитывать по возвращении из рейса.
   Нашли журнал: на передней обложке, "фасаде" - фото сельской старушки, опершейся на оградку локтем правой руки и физиономией, на коей и далёкий от знаний "Физиономистики" прочитал:
   - "Какая слава от фото на первой странице известного журнала? Пенсия лучше..." - журнал выставили мишенью и продолжили стрельбу.
   Читатель, каюсь в прошлом сволочизме и делюсь открытием: стреляли, как сказал ранее, по очереди с мотористом, и после десятка совместно выпущенных в картинку пулек - стало неприятно... нехорошо... Вроде бумага, мишень, по мишеням с человеческим силуэтом тренируются в стрельбе, обычное дело... нет вам с картинки смотрят человечьи глаза:
   - Вдруг бабуля придёт ночью и спросит:
   - "За какие грехи стреляли"? - помощник опустил заряженную стреляющую забаву.
   - Куда девать оставшиеся пятьсот пулек?
   - "Не знаю..." - ответил парень, чем окончательно убил в "старшем товарище" любовь к стрельбе из всех видов оружия.
   "Война - войной, а обед - по расписанию"! - в пятьдесят восьмом истина о "войне и обеде по расписанию" жила без прописки, не знали о ней, но придерживались. И тогда "королевские стрелки", проголодавшись, захотели чем-то подкрепиться, кинулись в "сусеки" забыв, для чего женщины уехали на базу:
   - "Жратвы-то нет, командир..."
   - Не может быть, чтобы "закрома родины" пустовали! - поскольку кинофильмами просвещали станционных жителей - сами потихоньку теряли обычный язык и сваливались временами в пафос. Если бы кто-то услышал "доклад подчинённого и ответ командира" - принял пару за кого угодно, но не за двух разъездных кинодемонстраторов.
   - "Приступите к исследованию"! - моторист исследовал "сусек" и нашёл три жухлые картофелины, немного пшена, свиную шкурку с остатками "ржавого" сала и верхнюю, засохшую до звания "сухарь", часть буханки хлеба.
   Мотористу поручил чистить три картофелины, а на себя возложил обязанности "взбодрить" плиту: поместить кастрюлю в жерло отопительного котла и приготовить скудный ужин не получалось.
   Растопить плиту - простая работа, не сложнее чистки трёх жухлых картофелин: приготовил тонких дровишек, взял такое, что загорается от спички без упрямства... ага, бумага... - пустить на растопку цельные журналы не поднялась рука, а с изображением продырявленной пульками пожилой женщины - не "можно", но и нужно "скрыть следы преступления".
   Перед "преданием кремации" печатной продукции из природного любопытства "что сжигаю" - перевернул обложку и на внутренней стороне увидел крупным планом "милое, простое лицо "кукурузника" с дыркой вместо левого глаза, двумя "ранениями на правой щеке и в центре нижней губы":
   - "Мать твою, так угораздило! Скорее в огонь"! - никогда прежде так быстро и активно не разводил огня! - не показал мотористу, кого "расстреляли".
   Тому ужину половина века, а вкус супа из пшена, (мать называла "кондёром") помню до сего дня. Ночь прошла "под пение метели" и, контроля над котлом:
   - "Не хотите мёрзнуть - следите за котлом" - указания проводницы соответствовали нашим интересам.
   Сытые лежали в купе и стреляли на спор "попаду в фитиль свечки с трёх пулек на расстоянии три метра".
   Читатель, уверяю: через пару сотен "выстрелов" будешь знать поведение личного оружия, и срезать фитиль горящей свечи одним "патроном"
   Что было потом?
   Метель утихла к утру и первой прибыла проводница с продуктами. Обследовала вагон, ничего не сказала, помрачнела лицом, а идиот в моём лице не задумался о причине мрака на лице проводницы.
   В середине дня явилась "директриса" с новым фильмом и дорога наша устремилась на базу: станция - сеанс, станция - сеанс... рутина...
   Отдыхал "в кругу семьи", коя потихоньку разваливалась в фундаменте, а от следующего рейса руководство отстранило:
   - "Порча имущества..." - дурак в моём лице изрешетил пульками стену, где висел экран. Пульки мелкого калибра, но много выпущено, заметно:
   - "Два мужика приходили, нюхали, смотрели..." - вполголоса докладывал "соучастник преступления", когда "начальник" (я) явился в вагон с намерениями продолжать "дело воспитания культурой работников отдалённых разъездов".
   - Много вопросов было?
   - "Нет, с проводницей говорили..." - силы потусторонние, шепните причину, по коей бережёте от глубокого и жестокого провала легкомыслие моё!? Ведь найди "два товарища" экземпляр журнала "Огонёк" с порченым ликом "гениального секретаря ЦК" - где бы оказался "стрелок"? - "товарищи" не были дураками и быстро сообразили из какого "оружия" вёлся "огонь".
   Признания "товарищам из профсоюзной организации": быстро рассчитали, не применили "двухнедельную отработку согласно требований "кодекса закона о труде". Мало того: никто и ничего не сказал о дырявленном иноземном линолеуме, не "журил за порчу имущества" и не грозил "взысканием ущерба" по причине: не знали цены квадратного метра тиснёного линолеума. Мои соображения, кои могут быть и ошибочными.
   Что было с кадрами вагона оставленного вагона? Ничего особенного, "незаменимых людей нет": за время работы показал мотористу основы киношного дела с внушением:
   - Ничего сложного в тупой и дешёвой работе "просветителя масс" с названием "киномеханик" нет, ничего и никогда не бойся, смотри в суть вещей и не паникуй. Отказал движок на сеансе - не расстраивайся, на другой день аборигены к вагону провода протянут, энергией обеспечат, а ты за труд савецкой киношкой отравишь. И повод отцам-командирам вопрос задать:
   - Когда надёжной техникой обеспечите? - то есть, без печали будешь кататься по станциям.
   Вагон, в каком тупике ныне ржавеешь? Или разрезали тело твоЕ высококультурное-кинематографское и в мартен отправили?
   Ни один вагон во всём отечестве не пересмотрел столько высокохудожественных произведений совецкого кинематографа, ты единственный, и очень хочется знать, каким изделием вышел в новую жизнь. Понятно, ни новым "вагон-клубом", ныне разъезды Южно-Уральской железной дороги просвещают космические средства связи...если электрифицировали прежние разъезды и станции.
   Была обида "отлучённого от любимой работы"?
   Нет: на время, когда дырявил внутреннюю отделку вагона из рельефного иноземного линолеума мрачного тёмно-зелёного колера - "любовь к работе" каплями пролилась на бесчисленных станциях и разъездах трёх направлений...
   "... герой бросил (короткий) взгляд на не крашеное со дня постройки "культурно-развлекательное учреждение на колёсах" и скорым шагом отправился..." - излагать придумки труднее, чем подлинные истории.
   Не было клятв "да отсохнут руки мои, если впредь коснутся киноаппаратуры с целью обогатиться копейками трудящихся за любование обманом (фильмом)"!
  
   11. "...мечты сбываются..."
  
   Вот она, Свобода! "Патрия о муэрте! Венсеремос"! - когда с экрана профессионал-лицедей со страстью в глазах выбирает между "родиной" и "смертью" - одно, а когда сам идёшь в паровозное депо проситься в электрики - орать "венсеремос" не хочется...
   Сколько существует человек - столько и воюет с себе подобными, убивает, калечит и "берёт в полон". Полон - интересное, и, пожалуй, недостаточно изученное явление.
   "Взяли в плен", "попал" - одно, а "сдался без сопротивления" - тот же плен, но с иным чувством.
   Взятого в плен терзают страхи "как со мной враги обойдутся!?", а "доброволец" уповает на милость берущего: "авось, учтёт сдачу, пленяющие обязаны учитывать факт "доброй воли" и давать поблажки сдавшемуся" - искать место электрика в локомотивном депо шёл пленным первой и второй категории.
   Зенитное солнце светило в левую часть лица, шёл по шпалам к зданию депо и ни о чём не думал. Нашёл отдел кадров:
   - Здравствуйте - начальник отдела, пожилой человек, посмотрел на посетителя и голосом протянул ответ:
   - Здрав-ству-йте... Слушаю вас.
   - Хочу устроиться работать электриком...
   - Это хорошо, депо на тепловозную тягу переводят, специалисты нужны. Идите в мастерскую электриков, найдите мастера Виктора - начальник кадров уважительной интонацией назвал ФИО командира электриков - он решит вопрос вашего приёма - начальник заполнил бланк и протянул мне:
   - Выйдите и пойдёте... - и в подробностях получил разъяснение места нахождения мастерской.
   Нашёл. Представился мастеру, и началась техническая беседа:
   - Где, и какое время общался с электрикой?
   - Девятимесячные курсы киномехаников, плюс три года общения с электрикой авто, и так, по мелочи...
   - Название "мелочи"?
   - Тридцатишестивольтовые трёхфазные пилы, Частота питания герц, обслуга генератора передвижной станции, двигателя не касался, двигатель обслуживал другой, хотя мог, ничего сложного, полгода учился в армейской автошколе града Тильзита.
   - Нынешний Советск калинградской области... Кёнигсберг
   - Он самый... После школы начальство батальона посчитало нужным направить на ремонт электрооборудования автомобилей ЗИС-пять - помянул "автомобиль" и застеснялся:
   - Ничего проще в электрооборудовании ЗИС-пять не бывает.
   - Последнее место работы?
   - Не "работы", забавы... Кино развозил - и помянул вагон-клуб.
   - Давай направление - мастер подписал направление - иди, оформляйся, пройдёшь медкомиссию и на работу.
   Мать моя, свершилось! - от слов мастера "иди, оформляйся" что-то сжалось в груди и приготовилось выскочить через открытый рот! Свершилось!
   Начальник отдела кадров внимательно исследовал бланк, затем не менее внимательно исследовал меня:
   - Давай Трудовую книжку - подал.
   Вышел из депо, остановился, достал "Трудовую" чтобы в третий раз убедиться в свалившееся счастье!
   Так и было: мастер принял в команду электриков по хорошему разряду: "поверил, буду стараться..."
   Шёл в жилище, выделенное "профсоюзом работников железнодорожного транспорта, в висках стучало: "взяли, взяли электриком! Почему не пошёл в депо по возвращении из "армии", чего несло в чужой "центр культуры"!? - досада на прошлую глупость нейтрализовалась мыслью о рождении электриком.
   Медкомиссию, необходимую при устройстве на работу, прошёл за день, и на третий день после окончательного оформления стоял перед мастером:
   - Готов!
   - Иди... - мастер объяснил куда - слесаря установили насос откачки воды, подключить нужно. Срок - неделя.
   Пошёл, пришёл, нашёл, увидел, оставалось "победить", то есть, подвести к двигателю питание.
   Громадное темное помещение под общей деповской крышей, пусто, никакого оборудования, грунтовый пол, не бетонировано. Насос установлен, осталось подвести питание, "вдохнуть жизнь". Дело новое, подводкой питания ранее не занимался...
   "... и лёгкий страх коснулся героя..." - да, было, признаюсь, половину часа стоял и тупо смотрел на установленный насос:
   "с чего начинать? Пожалуй, следует посмотреть, как другое оборудование подключено..." - первый страх ушёл, на место первого страха пришла большая нахальная уверенность "не боги горшки обжигают" И горшки обжигать не приходилось.
   Час прогуливался по депо, и траченное время принесло пользу в раскладе: "проводка к станкам спрятана в трубах, насос не исключение, а стало быть... Стало быть, ищи трубы нужного диаметра и длинны... От шкафа до пускателя на стене..." - название "пускатель" отравило существование: прежде ни разу не встречался с основным прибором промышленной электрики.
   С чего-то начинать нужно, какая-то последовательность в работе нужна... Пожалуй, следует начать с установки пускателя. Где? На стене, ближе к насосу, труба с подводкой к двигателю короче будет" - вспомнил наставления преподавателя "Электротехники" киношной школы:
   - Читать схемы - основа успешной работы электрика - простой была схема подключения, но звания "схема" не теряла:
   "устанавливаю пускатель, от пускателя до распределительного силового шкафа труба с проводами, от пускателя до насоса - ещё труба..." - в предстоящей работе просматривался большой плюс: трубы не нуждались в жёлобах, а будь пол бетонным - на пробивку желобов пару дней ушло.
   С подводкой справился за три дня, работа оказалась не трудной, простой и не требующей особых знаний, вроде: "затягиваешь провода в трубу - не порежь изоляцию о край трубы... охота переделывать"?
   Оставалась позиция из набора "наладка": подключить "пусковую станцию" - так в мире электриков зовётся коробочка с двумя кнопками из карболита: чёрная "Пуск", красная "Стоп" В коробочку следует протащить три провода - и невзрачная коробочка подаёт команду пускателю любых размеров:
   - Включись - Отключись!
   Работу по установке оборудования выполнял механически, а мысли находились внутри "кнопочнjq станции": "надо было такое звание присвоить "кнопочная станция", как подключать? Не было в прошлом кнопочных стнций, не общался... Тупик, обращаться к электрикам? Помогут, но и вопросы появятся: "электриком" назвался, а пустячную станцию подключить не может" Да-с, момент серьёзный, но сдаваться не следует... Видел мастер оценку по электротехнике в свидетельстве о окончании курсов киношников, "пятёрка", а как подключить три провода кнопочной станции не знаешь? Позор! Не-е-ет, не пойду"! - надо обратиться к мастеру с естественной просьбой:
   - Дайте принципиальную схему подключения пусковой станции - и нет вопросов, работа будет сделана за минуты, не надо помнить электросхемы, схемы нужно уметь читать.
   И когда оставались сутки до сдачи "контрольной работы" - полный ярости на бездушную материю, открыл пускатель, "вперил безумный взгляд в электротехническое устройство, и первую часть обращения изложил матом. Вторая часть речи маленькой металлической коробочке была скромнее:
   - Мать твою в печёнки-селезёнки, ты как=то связана с пусковым устройством, на кнопках написано твоё назначение, остаётся понять, как привязать тебя проводами к пускателю! - было сказано больше, автор застеснялся полностью оглашать текст обращения. металлической коробочки с двумя чёрными карболитовыми кнопками с надписями "пуск" и "стоп"
   Помогла первая (матерная) часть обращения к предметам мира электротехники: "электромагнит в пускателе притягивает нижнюю часть с контактами, двигатель получает питание и делает, что и положено двигателю... Стало быть, на электромагнит чёрной пусковой кнопкой надо подать напряжение... Подал, а далее ержать кнопку нажатой?
   Ерунда... А-а-а, вот оно что: кроме трёх силовых пар контактактов в стороне отдельная пара нормально открытых, и когда электромагнит срабатывает - контакты замыкаются и заменяют палец! Ура, понял! - беру фазу, тяну в кнопку, с кнопки - на один конец катушки электромагнита, с катушки - на другую фазу... нажимаю кнопку - пускатель сработал, можно подключать двигатель, а красная кнопка рвёт цепь питания электромагнита пускателя и выключает пускатель. Так всё просто!
   Чтобы не сбиться при монтаже первой кнопочной станции на земляном полу нарисовал схему подключения пускателя.
   Пришёл мастер, посмотрел на труды, увидел "земляную" схему подключения КС (кнопочной станции):
   - Чего старался? Надо было придти и взять схему.
   - Память проверял - соврал доброму человеку.
   "Контрольную работу" выполнил раньше на двадцать четыре часа с оценкой "нормально", а что означало "нормально" не стал спрашивать, но видел, как мастер написал на четвертушке листа из тетради "в клеточку" "пятый разряд":
   - Иди в отдел кадров - "кадровик" секунды уделил записке мастера, столько моей внешности, извлёк из сейфа ящик с "Трудовыми книгами" работников депо, нашёл мою, сделал запись:
   - Продолжайте работать.
   Каким надо быть придурком, чтобы искать "щастье" в областном центре? Счастье прячется в провинциях, а большие города отнимают счастье.
   "Не без чести пророк, разве в отечестве своём"? - ошибка: в локомотивном депо тебя "пророком" признали, депо не слабее завода, гордись!
   Началось короткое рабочее счастье: за две недели стараний знал основные точки приложения своих знаний и способностей в электрике.
   Работа, не уступавшая номеру под куполом цирка без страховок - замена ламп освещения, высота метров восемь, никак не меньше второго этажа элитных ("сталинских") домов посёлка, способ встречи со светильниками лестница, но не стремянка, а вертикально установленная тяжёлая "одиночка"
   В вертикальном положении лестницу держат трое мужиков-аэрофобов возрастом за сорок, а вздумай центр тяжести лесницы выйти за точку опоры - и десять мужиков не удержали "подъёмное" устройство.
   На последней лестничной перекладине "гуттаперчевый мальчик" в моём лице, иных нет.
   "Кто виноват", если работник крепко покалечился? Работник и виноват: "нарушил технику безопасности". Ну, понятное дело, начались бы проверки, внеочередные сдачи экзаменов "правил безопасности..." Через неделю стремянку сделали с добавлением одного мужика-"держателя", но мужик, будь и богатырь, не удержал лестницу вертикально надумай "верхолаз" падать на "мать сыру Землю"
   Чего хотел? Поверили в электрические пособности твои - отрабатывай без рассуждений! - отрабатывал:
   - Иди в кладовую, возьми пяток лампочек на... - сказал на какое напряжение, возьми необходимый инструмент, отправляся на парк, найди маневровый паравоз с номером - назвал номер, наладь освещение...
   - Думаю, шётки в генераторе сработались, надо и щёток захватить...
   - Захвати... Выполнишь работу и будь на сегодня свободен.
   Локомотив найден, претензии машиниста выслушаны:
   - Темно, ни хера не видно... - понятно без слов, за тем и послан, чтобы осветить кабину локомотива, в освещении нуждается ходовая часть локомотива. Лампы менял с упреждением:
   "поставлю новые, не скоро позовут менять" - на замену ушло минут сорок.
   Почему конструкторы паровозов место генератору выбрали на верху котла, но не в другом месте? Кому вопрос? Механику? Механик трудится на довереннм агрегате, а кто конструировал паровоз безразлично, вот и взбирайся, дорогой, на "горячего коня" и занимайся электрооборудованием локомотива.
   Взобрался, и вот оно, счастье: я на паровозе! Выбрал удобную позицию, механик подал пар в турбину, запел генератор и выдал электроэнергию. Открыл защитную крышку щёточного коллектора, обследовал: "щётки пару месяцев прослужат, но коли занесло "наверх" - заменю новыми, на пару лет хватит...А паровозный генератор родня автомобильному, ничего нового, размеры другие, и привод паровой турбинкой..." отличен от автомобильного"
   - Эй, парень, диспетчер вагоны переставлять приказал, смотри там, едем!
   - Смотрю, кати! - когда свисток паровозный орёт на расстоянии - пение, а когда в трёх метрах - извините, это не звук, но рёв громадного доисторического животного!
   И покатили! - что подумал человек, увидев другого человека в телогрейке, верхом на котле движущегося паровоза? Ковбой? -
   о "ковбоях" на станции шестидесятых годов мало кто знал.
   Из катания по станции на спине паровоза, этого символа мощи и скорости, получил разъяснение детскому вопросу:
   - "Горячий друг, и ты подвержен слабостям устройств, катящим на
   колёсах "по стальным магистралям", и ты раскачиваешься "бортовой качкой", как теплушка, коя увозила в неизвестность в августе сорок третьего"! - о слабости могучей машины с КПД в восемь процентов никому и ничего не сказал: зачем показывать слабости друга?
   "Щипач" в молодости, но в стройбате большой специалист в пошиве обуви (сОпоги) Василий говорил:
   - "В цвет гадал..." - это о катании на спине маневрового паровоза по станции. Смысл "в цвет гадал" остался не выясненным, но по соображениям выходило: "поездки" в обнимку с генератором на верху паровозного котла не пропали для истории: или диспетчер своим зрением установил факт "ковбойства", или кто-то доложил - неважно, но на другой день имел беседу с мастером:
   - Начальство сердилось, интересовалось, какой ухарь-наездник разъезжает верхом на локомотиве.
   - Есть немного, на ходу качает, но свалиться с котла трезвому невозможно, "техника безопасности при работе на горячих локомотивах" соблюдалась полностью.
   - Зря посла, нужно было загнать паровоз в депо и на месте сделать работу. Правду говорят "ни одно хорошее дело не остаётся без наказания" - сегодня говорят короче, но труднее в понимании: "инициатива наказуема"
  
   12. Без названия.
  
 &nbs