Step Olga: другие произведения.

Любовь оборотня

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.47*130  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по роману Тори- "Пленница волка"
      Он встретил ее случайно, когда полная луна царила над городом. Один взгляд, и он уже не сможет жить без нее, понимая, что его сердце навсегда принадлежит лишь ей. Одно касание, и его внутренний зверь уже никогда не сможет отпустить ее, принося в дар свою душу.
     Она никогда не слышала об оборотнях до этой ночи, но всегда чувствовала зов луны. Она никогда не влюблялась в парней, чувствуя отвращение ко всем, кто проявлял к ней интерес. Но в ночь полной луны, когда она неожиданно оказалась в лесу в облике волчицы, она встретила его, того, кто навсегда поселился в ее сердце, заставляя его биться сильнее, того, кто украл ее душу, наполняя ее любовью...Любовь оборотня.
    ( Закончено )

Предупреждаю, в фанфике есть проявления моей фантазии, которые немного расходятся с самой "Пленницей...", а именно мои оборотни полностью оборачиваются в волков, первый оборот происходит при достижении совершеннолетия особи. Всё это обсуждалось с Тори и мне было дано добро на эту маленькую шалость .
Это мой подарок моей любимой масеньке Tori. Спасибо, родная, что ты есть!!!!


 [Автор Муза]

Пролог

-Нет, нет, и еще раз нет! Дрэйк, ты прекрасно знаешь, что я против твоих оборотнивских штучек в воспитании детей!
Соня, уперев руки в бока, стояла возле кровати и грозно смотрела на своего мужа, который в свою очередь, стоял с другой стороны кровати и возводил глаза к небу в немой мольбе к всевышнему даровать ему терпение.
-Любимая, Адам давно уже не ребенок. По меркам оборотней, он взрослый самец. Господи, да ему уже восемнадцать! К тому же он омега, ему давно пора вступить в свои права.
-Он просто ребенок, Дрэйк!
-Рррр. - Не смог удержаться, Дрэйк. Сжав ладони в кулаки, он попытался усмирить своего зверя.
-И не чего рычать на меня, песик! Твой ошейник все еще лежит в верхнем ящике тумбы. - Приподняв бровь, пригрозила ему Соня.
Дрейк скривился при слове ошейник, но его зверь возбужденно оскалился. Однажды, обидевшись на мужа, Соня купила собачий ошейник с поводком, и нацепила его на мужа, когда тот спал, защелкнув застежку на спинке кровати. И хотя, Дрэейк с легкостью мог бы разорвать этот нелепый шнурок, его зверю, неожиданно, понравилась эта игра, где он полностью подчинился соей альфа- самке.
-Соня, Адаму необходимо заявить права на место омеги в стае, за эти три года он почти в совершенстве научился управлять своей силой. Скоро полнолуние, и я как альфа, чувствую, что его накроет волной.
Соня в легком шоке посмотрела на мужа. Неужели уже пришло время? Неужели ее мальчик вырос и вскоре станет мужчиной? А ведь она до сих пор помнит их первую встречу и его робкий, испуганный взгляд, нежное прикосновение и безмерная радость его зверя, когда он признал ее своей матерью.
-Я не хочу, чтобы Адам спарился с первой попавшейся самкой. Фу, это даже звучит отвратительно!
-Три года...Соня, три года прошло, а ты все еще не привыкнешь к нашим законам. - Дрэйк обошел кровать и обнял жену со спины, прижимая ее к своей груди, от чего зверь, внутри него заурчал от удовольствия. - Он уже чувствует зов луны, хоть и пытается не показывать этого, пряча эмоции с помощью своей силы, но меня ему никогда не обмануть. Я его альфа, но что важнее, я его отец, пусть и не биологический, но мой волк признал его как родного. Ему тяжело. Ты должна поговорить с ним. Он всегда прислушивался к тебе, он слишком сильно любит тебя. Именно поэтому прячет свои потребности, не желая смутить или огорчить свою маму.
От этих слов, сердце Сони сжалось. Она любила Адама как родного, и никогда не делала различий между ним Ашером, Амори и Санни. Как же тяжело осознавать, что твои дети выросли. Соня тяжело вздохнула, понимая, что Дрэйк прав.
-Хорошо, я поговорю с ним.

Адам сидел на мягкой траве возле дома и смотрел в глубь леса. Вот уже полгода как его зверь бушевал внутри, требуя спариться с самкой. Парень скривился от одной только мысли, что он переспит с первой подвернувшейся ему девушкой...волчицей. Господи, он даже не будет человеком в этот момент! Все его человеческие чувства противились этому. Ежедневно наблюдая за своими родителями, Адам хотел такой же искренней любви, что и у них. Он не желал простого животного секса, ради удовлетворения метавшегося внутри зверя, но волка все сложнее было подчинять голосу разума, его вели инстинкты, древние, как сама жизнь.
-Адам, милый? - Легкое, нежное касание его плеча и ласковый голос вывели его из задумчивости. Парень повернул голову и не смог сдержать радостной улыбки, увидев Соню. Маму. Это короткое слово вот уже три года греет ему сердце. Эта женщина стала для него смыслом жизни, подарив счастье и веру в себя, окружив его, изгоя собственной стаи, презираемого собственным отцом мальчишку, заботой и безграничной любовью. Он любил свою маму всем сердцем и был благодарен богу за то, что подарил ему ее и альфу, тех, кто стали для него настоящей семьей.
-Мама. - Адам накрыл ее руку своей ладонью, впитывая ту нежность, что исходила от Сони, и посылая ей свою любовь. Женщина улыбнулась ему в ответ и присела рядом. Они сидели молча, смотря на покачивающиеся от ветра деревья. Рядом с матерью Адам мог не сдерживать свои эмоции и быть самим собой, не молодым омегой, а просто сыном. Парень чувствовал, что Соню что-то тревожило, но не стал расспрашивать ее, зная, что она сама расскажет ему, когда соберется с мыслями.
-Адам, нам надо поговорить. -Наконец-то начала Соня, опустив, сцепленную с его ладонью руку, к себе на колени. - Через пару дней полнолуние, а завтра тебе исполняется восемнадцать, и хотя, как мне кажется, с парнями о таких вещах должен разговаривать отец, но твой папаша, поджав хвост, скинул это на меня.
Адам усмехнулся при этих словах. Только матери было позволено в таком тоне говорить об отце, так как она ни капли не боялась большого, грозного альфу.
-Милый, я знаю, что у тебя до сих пор не было связки ни с одной самкой стаи. - Соня, слегка сжала ладонь Адама, ощущая неловкость оттого, что приходится говорить со взрослым сыном об этом. Парень, ощутил это, и послал матери волну нежности и тепла, тем самым подбадривая ее и давая понять, что он не против этого разговора. - Отец говорит, что чувствует потребность твоего волка, хоть ты и скрываешь это от остальных членов стаи. Дрэйк считает, что в это полнолуние, луна возьмет верх и ты уже не сможешь сдерживаться.
-Я знаю. Чувству, как зверь внутри напряжен от предвкушения, но...мама, я не хочу вот так. Я...
-Милый мой, я понимаю тебя, но ты оборотень, ты омега! Третий по старшинству в стае...
-Я не заявлял своего права. - Возразил ей Адам. Он понимал, что рано или поздно ему придется вступить в свои права, быть омегой стаи, но парень боялся. Он боялся разочаровать их, свою семью, что так безоговорочно верит в его силы.
-Об этом, твой отец, тоже просил меня поговорить с тобой. После того, как ты станешь мужчиной, в полном смысле этого слова, ты должен будешь заявить свои права на место омеги. Кроме тебя, в нашей стаи просто некому будет противостоять тебе, и это чистая формальность. На самом деле, ты уже давно для всех занимаешь эту должность. Не думаю, что ты, с твоими способностями, не заметил, как почтительно к тебе относится стая, и, не смотря на твой возраст, каждый старается прислушиваться к тебе. Адам, я верю в тебя, и знаю, что ты справишься. Я люблю тебя, мой мальчик, и хочу, чтобы ты никогда не сомневался в том, что семья ни за что на свете не отвернется от тебя!
Адама переполняли чувства, свои, Сони, отца, стоящего неподалеку и внимательно подслушивающего их разговор. Он знал, что мама говорит правду, и это вселяло в него уверенность, наполняя сердце верой в себя. Не удержавшись, Адам обнял мать и тихо прошептал:
-Я люблю тебя, мама.



Глава 1


Большой волк бежал по лесу, жадно принюхиваясь к витавшим вокруг него запахам. Его черная шерсть переливалась под светом полной луны, зеленые глаза, светились в темноте ночи. Добежав до окраины леса, волк остановился и, задрав морду, подернул носом, улавливая незнакомый до этой ночи запах. Опустив голову, он уставился на небольшую компанию молодых людей, устроивших пикник во дворе небольшого коттеджа. Глаза зверя загорелись желтым, а из груди вырвался рык, когда он остановил свой взгляд на хрупкой девушке, сидевшей на лавке возле озера.
Светлые волосы, были собраны в незатейливую прическу, коротенькое платье, открывало великолепные ножки, при виде которых, волк заурчал. На милом круглом личике застыла грустная улыбка. Чуть приблизившись к девушке, волк ощутил сильную тоску и печаль, отчего в нем тут же проснулся инстинкт защитника.
Осторожно, чтобы его не заметили, Адам подкрался к девушке, прячась за густым кустом. Втянув воздух, он блаженно закрыл глаза, и волчья пасть растянулась в оскале, чем-то отдаленно напоминавшем человеческую улыбку. Его сердце забилось с такой силой, что казалось еще чуть-чуть, и оно выпрыгнет из груди. Он нашел ее. Адам не мог ошибиться. Эта девушка была его парой.
Целый месяц Адам буквально сходил сума от необъяснимого желания, при этом его буквально воротило от самок его стаи, которые вились возле молодого, двадцатилетнего оборотня. Стоило одной из них просто взять его за руку, как волна раздражения накрывала его с головой, и он был не в силах ее удерживать, даже при помощи силы омеги. Вот уже целый месяц, женщины стаи обходили его стороной, разве что мама и Санни игнорировали его поведение, казалось, не замечая всплеска необъяснимого гнева.
Проснувшись сегодня утром, Адам еле сдерживал себя, чтобы не обернуться и убежать в лес, куда его так сильно тянуло. Вместо этого, он вместе со всеми членами стаи, готовился к предстоящему полнолунию. Ближе к одиннадцати вечера, когда луна была уже высоко в небе, Адам позволил, наконец, своему зверю взять верх. Обернувшись, он, ведомый инстинктом, мчался сквозь лес, не обращая внимания, на хлеставшие его ветки. Остановившись на небольшой опушке, он неожиданно ощутил тонкий, едва уловимый аромат розмарина, который, в конечном счете, привел его к своей паре. От осознания этой мысли, зверь зарычал, требуя немедленно связаться с ней.

Сантария смотрела на спокойную гладь озера, наслаждаясь минутами спокойствия. Когда она соглашалась поехать с одноклассниками на эту дурацкую вечеринку, она не знала, что буквально через час будет жалеть об этом. Подняв голову, она посмотрела на полную луну, которая, казалась огромной, выделяясь среди окружавших ее звезд. Сантария сама не понимала, почему так любила полнолуние. Еще, будучи маленькой девочкой, она каждый раз убегала из дома, и бродила в ближайшем лесу всю ночь, и лишь под утро возвращалась домой. Поначалу ее приемные родители были в ужасе от таких ночных прогулок, но в скорее свыклись, так как любые попытки удержать дочь в доме, заканчивались тем, что Сантария впадала в глубокую депрессию, чем пугала их еще больше. Вскоре, они просто смирились с этой особенностью своей дочери, и отец Сантарии ходил в лес вместе с ней, чтобы убедиться, что его девочке ничего не угрожает.
Вот и сегодня, Сантария чувствовала острую потребность оказаться в лесу, но что-то остановило ее, когда она почти зашла в темную чащу густого леса. Именно поэтому, она сейчас сидела возле озера, находившегося на границе леса. На минуту девушке показалось, что она слышит рык дикого зверя у себя за спиной. Испуганно обернувшись, она пристально вглядывалась в растущие рядом кусты, и, отражаясь в свете луны, в них сверкнули два желтых огонька. Вскочив со скамьи, Сантария была готова бежать, о чем вопил ее инстинкт самосохранения, но что-то заставило девушку остаться. Неожиданно, ее окутала теплая волна нежности, от чего страх отступил, уступая место желанию остаться.
Адам почувствовал страх девушки, и тут же поставил блок на свои эмоции, сосредоточившись лишь на той, что стояла перед ним. Он знал, что та чувствует его присутствие. Адам послал ей малую толику нежности, что испытывал в этот момент, чтобы успокоить ее. Убедившись, что девушка больше не боится его, он сделал уверенный шаг в ее сторону. Глаза девушки расширились от увиденного, пухленькие губки сложились в большую букву 'О'. Казалось, что вот-вот и Адам услышит ее испуганный крик, но она лишь отступила назад. Очень осторожно волк сделал еще пару шагов и полностью вышел из тени кустов.
Сантария во все глаза смотрела на огромного черного волка, приближающегося к ней. Она еще никогда не видела такого большого зверя, и казалось, должна была трястись от страха, но девушка не боялась. Наоборот, ей отчаянно захотелось прикоснуться к волку, ощутить его шерсть своими ладонями. Это было так странно, что Сантария растерялась и отступила назад.
Человек и зверь боролись друг с другом. Волк требовал взять самку и пометить ее как свою пару, человек же понимал, что напугает ее такими действиями, и отчаянно сопротивлялся. Адам помнил рассказы матери о первой случке с отцом, о том, что она испытала в ту ночь, и как тяжело было привыкать к тому, что теперь ты самка оборотня. Он не хотел, чтобы его пара испытывала страх перед ним, Адам не желал ее приручать, как отец приручал мать. Он хотел, чтобы она полюбила его и отдалась бы ему по собственной воле. Адам не хотел ломать ее, сущность омеги противилась этому, усмиряя дикие порывы зверя. Осторожно, чтобы не пугать девушку, он наклонил голову, немного поворачивая ее на бок - знак уважения, но не смирения.
Сантария с удивлением смотрела, как большая голова волка склонилась в поклоне.
-Ты что, здороваешься со мной? - Осипшим голосом, спросила девушка, непроизвольно делая шаг навстречу зверю.
Ей показалось, что волк качнул головой, соглашаясь. Обзывая себя сумасшедшей, она почти вплотную подошла к нему. Что-то внутри тянуло девушку к этому огромному зверю, ей так хотелось погладить его.
-М-можно? Я только поглажу.
Она медленно протянула к нему дрожащую руку, но замерла в паре сантиметров от его морды. Сантария отчетливо слышала, как волк расстроено выдохнул воздух, и тут же подсунул свою большую голову под ее ладонь. Маленькие пальчики девушки тут же утонули в мягкой шерсти зверя, от чего тот закрыл глаза и заурчал.
Господи, он готов отдать свою жизнь, лишь бы это мгновение никогда не заканчивалось. Нежные пальцы девушки ласково скользили по его шерсти, поднимая бурую эмоций, которые Адам мог с трудом сдерживать в себе. Зверь мурлыкал, словно котенок, наслаждаясь этой невинной лаской.
-Сантария? - Донесся до них крик. Должно быть, друзья ищут ее. Девушка тут же отдернула руку и отступила назад. Адам рыкнул от досады и злость на этих безмозглых идиотов, которые уже направлялись к ним. Взглянув на девушку, он не смог удержаться и, сделав быстрый шаг вперед, лизнул ее ладонь и повернувшись, побежал в лес.
Сантария смотрела вслед убегающему волку, прижимая ладонь, которую он лизнул к груди. Какая-то часть девушки кричала, чтобы она бежала за зверем, и это очень пугало ее.
-Похоже, я окончательно сошла сума.


Адам бежал не оглядываясь. Как же было больно оставлять свою пару, когда все в тебе вопит о том, чтобы взять ее, пометить как свою самку. Тряхнув своей большой головой, он добежал до открытой поляны и остановился. Задрав высоко морду, он с отчаянием смотрел на полную луну, отпустив свои чувства на свободу.
Темный лес пугал свой таинственностью, огромные деревья, отражаясь в лучах луны, бросали причудливые тени, от которых волосы становились дыбом. Стая оборотней, во главе со своим Альфой, возвращались в поместье. Неожиданно, Дрэйк остановился, принимая настороженную позу и озираясь вокруг. Остальные члены стаи, скуля, прижав хвосты к телу, припали к земле, словно на них давил невидимый груз. На мгновение вокруг все вокруг замерло и лес огласил протяжный вой, наполненный болью и отчаянием.
-Адам. - Прошептал Дрэйк, приняв человеческую форму, и ринулся к сыну.
Он нашел его лежавшим, свернувшись в клубок, на сырой земле. Большой черный волк спрятав морду под мощными лапами поскуливал, выдавай тем самым свою боль.
-Адам? - Дрэйк осторожными шагами приблизился к волку, но злой рык остановил его в паре шагов от него. - Сын, что произошло?
Адам лишь покачал головой, отказываясь говорить с отцом.
-Ты должен обернуться и рассказать мне, что произошло. - Дрэйк применил силу альфы, чтобы молодой волк подчинился.
-Не смей давить на меня силой! - Оскалился на него обернувшийся Адам.
-Ты дерзишь мне?
Адам сжал ладони в кулаки изо всех сил стараясь сдержаться и не нагрубить отцу. Дрэйк его альфа, и Адам обязан подчиняться.
-Что произошло? Почему вся стая сейчас трясется на холме, накрытая лавиной твоих эмоций?
Адам закрыл глаза, крепко стиснув челюсти, пытаясь унять те чувства, что бушевали внутри.
-Мать твою! Адам!
-Не упоминай маму.
-Боюсь, что она кастрирует меня, когда узнает, что произошло.
Адам поднял голову и встретился взглядом с отцом. С минуту они смотрели друг на друга, меряясь силами. Все в стае знали, каким сильным омегой был Адам, как четко и умело он мог управлять чужими эмоциями. Дрэйк ценил и любил своего сына, и не смотря на свой статус альфы, позволял ему оттачивать свое мастерство на себе.
-Сын?
-Я нашел ее.
Дрэйк удивленно посмотрел на сына. Так вот почему тот вел себя столь агрессивно в последнее время, отталкивая от себя всех девушек в стае.
-И? С ней что-то не так? Почему ты сейчас валяешься на земле, утирая сопли, и фоня своими эмпатическими штучками, а не нежишься в объятиях своей пары?
-Она...человек. -Дрэйк шумно втянул воздух, услышав это. -И она совсем еще ребенок.
-Только ты мог вляпаться в такое дерьмо, сынок. Соня точно меня кастрирует.


Адам сидел на крыльце дома, крепко сжав голову, которая буквально разрывалась от звенящих в ней эмоций всей стаи. Кто-то был рад, что молодой сын альфы нашел свою пару, а кто-то боялся...боялся его, Адама, того, что он не сможет совладать с теми чувствами, что обрел.
-Нет! - Дверь позади парня открылась и на пороге появилась недовольная Соня. -Я сказала, что он не останется здесь!
-Милая, это не возможно. - Дрэйк говорил мягко, стараясь успокоить жену.
-Луна, стая не может остаться без омеги. Мы все привыкли, что можем обратиться к Адаму.
-А я сказала, что он поедет к Саре. Немедленно! Я не позволю, чтобы мой мальчик мучился!
Адам грустно вздохнул и поднялся со ступенек.
-Мама, о моем отъезде не может идти и речи. Я никуда не уеду от нее.
Соня посмотрела на сына, и состроив недовольную рожицу.
-Ей шестнадцать, Адам. Ты понимаешь? Она еще совсем девчонка.
-Что по мне, так она вполне готова к спариванию. -Заявил Дрэйек, за что тут же получил оплеуху от своей пары.
-Прекрати так говорить! Она не животное. Она человеческий ребенок. Господи, да вы только представляете, что с ней будет, когда ей придется узнать о том, что оборотни существуют, а уж о том, что будет с ее психикой, когда Адам...Я не желаю об этом говорить. Он уедет к Саре и Алексу до тех пор, пока девочке не исполнится восемнадцать.
-А я думаю, брат, что тебе не стоит ждать два года, что бы пометить свою самку. Посмотри на меня, как мучилась моя пара, пока я выяснял, что я все же самец, а не сливовый джем на поджаренном тосте. - Ян ободряюще хлопнул Адама по плечу, стараясь подбодрить омегу.
Соня сердито нахмурила брови, и скрестила руки на груди.
-Ну да, посмотрите на этого мистера 'Я все знаю о женской психологии', только ты забыл одну маленькую, но очень существенную деталь, бета. Она человек!
Адам не мог сдержать улыбку, наблюдая за тем, как самые дорогие в его жизни люди спорят друг с другом. Он любил свою семью, но понимал, что не сможет уехать от своей пары. Сантария. Ее имя грело ему душу, даря надежду, что скоро они будут вместе, и та жгучая, раздирающая на части боль, наконец, стихнет.
Адам взял мать за руки, и посмотрел ей прямо в глаза, посылая волны спокойствия и нежности.
-Мама, я не поеду к Саре. Я не смогу жить вдали от своей пары, не смогу мучиться каждый день, сгорая от неизвестности о ее судьбе. Я умру только от одной мысли, что она здесь может соединиться с человеком. -Последние слова Адам процедил сквозь плотно сжатые челюсти. Одна только мысль о том ,что Сантария может выбрать не его, доводила парня до сумасшествия, и он сдерживал порыв бросить все и мчаться к ней, лишь благодаря своим эмпатическим способностям.
-Ох, дорогой. -Соня провела ладонью по щеке Адама, в ее глазах стояли слезы. - Как ты собираешься все это выдержать? Два года, сынок, целых два года.
-Я смогу, должен. Ради нее, ради нас.
-Вот это мой сын. - Радостно воскликнул Дрэйк, мысленно содрогаясь от мысли о их будущем, о том, какого придется его сыну. Нет ничего хуже для зверя, желать свою пару, видеть ее каждый день ,а в том, что Адам будет следить за Сантарией у Дрэйка не было ни малейших сомнений, и не иметь возможности заявить на нее свои права.

Глава 2


Это была плохая идея. Черт, это была самая ужасная идея, которая могла прийти ей в голову. Но Сантария просто не могла больше находиться в доме. Темный таинственный лес манил ее, а огромный круглый диск луны, словно кричал ей о том, что она должна бежать. И сейчас, когда девушка шла по узкой лесной тропинке к лесному озеру, это манящее ощущение лишь усиливалось.
Неожиданно по телу пробежал холодок, и Сантария четко ощутила, что за ней наблюдают. Липкий страх сковал девушку, и она прибавила шаг, свернув на тропинку, ведущую к дому. Справа от нее, что-то прошмыгнуло в кустах и замерло. Сантарию буквально затрясло от накатившего страха, и она прибавила шаг, стараясь не озираться по сторонам, а внимательно смотреть под ноги. Еще не хватало споткнуться о какую-нибудь корягу и шлепнуться, представляя тому, кто следит за ней прекрасную возможность схватить ее. Она четко ощущала, что тот, кто следил за ней был не один, где-то поблизости был кто-то еще, не так близко, чтобы девушка могла его услышать, но Сантария точно знала, что был кто-то еще.
Девушка сорвалась на бег, подобрав подол длинной юбки, которая мешала, цепляясь за сучьи кустов.
-Господи, помоги мне...-Шептала девушка, усилием воли заставляя себя не оборачиваться. Кто бы там не был, они догоняли ее. Она отчетливо слышала мягкую поступь. Слева от девушки что-то промелькнуло, и на дорожку всего в нескольких метрах от Сантарии выпрыгнул ребенок. Рыжие густые пряди волос маленькой девочки переливалась в ярком свете луны. Она наклонила голову в бок, словно изучая девушку.
-Господи...-Выдохнула Сантария, наблюдая за ней.
В ту же минуту из кустов выпрыгнули еще трое мальчиков и встали рядом с рыжеволосой девочкой.
-Боже. - Воскликнула Сантария. - Что вы делаете в лесу ночью! Где ваши родители?
Но дети молчали, продолжая пристально наблюдать за ней. Маленькая девочка вышла вперед и протянув руку осторожно коснулась пальчиком до Сантарии.
-Ты красивая. - Улыбнувшись, заметила она.
Сантраия стараясь не спускать взгляда с детей, озиралась вокруг, ожидая, что вот-вот и из кустов появятся взрослые. Ну не могут же эти крохи, которым было не больше шести, бродить по ночному лесу одни.
-Меня зовут Санни, это мои братья Ашер и Амори, а это мой Валериус.
Двое мальчишек, которых девочка представила как своих братьев, весело улыбались, а третий, Валериус, угрюмо смотрел на Санни.
-Где вы живете? -Сантария решила, что должна отвести детей домой, их родители скорее всего места себе не находят от беспокойства.
-Тут недалеко, в поместье Бэллов.
-Ваш отец Дрэйк Бэлл? -Спросила девушка, удивляясь как здесь до сих пор нет поискового отряда. Дрэйк Бэлл был известным человеком в Бристоне, и никому не было секретом, что данный лес принадлежал ему.
Санни кивнул в ответ и, схватив Сантарию за руку, потащила ее за собой.
-Пойдем, я покажу тебе наш дом и познакомлю тебя с Адамом. Он будет рад видеть тебя. Ты ведь долгожданная...- Увидев вопросительный взгляд девушки, Санни добавила, - гостья. Да, ты долгожданная гостья.

Они шли по узкой тропинке, ведущей к дому Бэллов. Сантария с настороженностью озиралась вокруг, ей было жутковато, и тот факт, что рядом находятся четверо ребятишек, не приносил облегчения.
-Альфа убьет нас. -Насупившись прошептал Валериус, но Сантария услышала.
-Папа ничего нам не сделает, а вот мама...-Ответил ему Ашер.
-На самом деле нам стоит бояться Адама, вот он точно будет в жутком настроении, когда мы приведем ее. - Вторил ему Амори.
Санни фыркнула на них, и скрестив руки на груди остановилась за несколько шагов до массивных кованных ворот.
-Вы мелкие трусы! Можете свалить все на меня, если будущие альфы поджали хвосты при малюсенькой угрозе.
-Малюсенькой? Да отец с меня шкуру снимет, и постелет в прихожей маминой лаборатории.
-Вал, у тебя еще нет шкуры. И вообще, ты ведь обещался защищать меня, вот и сделай вид, что делал это только из-за меня.
Девочка ласково посмотрела на Валериуса и взяв его за руку, потащила за собой.
-Как-будто это не так. -Проворчал мальчик, за что получил щипок на руке от Санни.
Братья засмеялись на эту выходку и уверенным шагом направились в ворота.
Сантария смотрела на детей не понимая о чем они говорят. Все так странно. Альфа, шкуры...Господи, что еще ее ждет этой ночью.

Адам сидел за компьютером и пытался разобраться с рабочими отчетами, но голова совершенно отказывалась работать. Сердце бешено колотилось, а все чувства обострились. Что-то должно произойти, и это что-то парню вряд ли понравится. В распахнутом окне отражалась круглая луна, и хотя до полнолуния еще день, Адам чувствовал как зверь внутри рвется наружу, желая отправится к своей паре, чтобы хотя бы увидеть ее. Вот уже полгода как он не видел Сантарию. Сдерживая себя-человека от того, чтобы отправится к ней, признаться, увезти и никогда не отпускать. Он сдерживал себя-зверя, от того, чтобы заняться с ней любовью, помечая своим запахом, чтобы ни один мужчина больше не мог взглянуть в ее сторону с желанием, насытить ее собой, навсегда отмечая своей меткой.
Тяжело вздохнув, Адам закрыл глаза, подчиняя свои эмоции воли разума. Легкий ветерок приносил в комнату ночную прохладу и запах...Рывком вскочив со стула, парень распахнул желтые глаза. Подняв голову, он сделал глубокий вдох, вбирая в себя такой знакомый аромат. Она здесь. Сантария здесь.
Не в силах больше сдерживаться, Адам рванул вниз и не заметив, мать, стоявшую возле лестницы, налетел прямо на нее.
-Господи, Адам, что случилось? - Соня смотрела на сына удивленным взглядом и чем больше она видела, тем сильнее волнение отражалось в ее глазах.
-Боже мой, сынок, ты...твои глаза...
-Она здесь. Мама, она здесь!
-Что? Но как?
Адам снова втянул в себя воздух, и усмехнувшись покачал головой.
-Наша четверка снова отличилась.
-Что? -Глаза Сони округлились и она с ужасом смотрела на входную дверь.
-Милая, если ты еще раз повторишь это слово, боюсь, я всерьез задумаюсь о твоем психическом здоровье.
Дрэйк с нежностью в глазах смотрел на жену, державшую сына за руки. Ее глаза, которые он так любит, метались от Адама к двери, на побелевшем лице застыл ужас, Соня выглядела так, словно ожидала, что вот-вот в ее доме взорвется бомба. И Дрэйку это не нравилось. Его пара не должна ничего бояться в их доме. Никогда!
-Господи, Дрэйк, твои дети! Они там, средь ночи! Они ведут Сантарию сюда, накануне полнолуния, а ты говоришь мне о моем здоровье?
-Любовь моя, это и твои дети, если ты помнишь.
-Да черта с два! Они все в тебя! Такие же безрассудные, дикие и абсолютно неуправляемые.
-Настоящие оборотни! -Самодовольно кивнул в ответ Дрэйк.
-Я...-Начала было Соня, но звук открываемой двери прервал ее.

Как только они поднялись на высокое крыльцо, Сантарию охватила паника. Ее разум кричал о том, чтобы бежать отсюда как можно быстрее, а сердце подталкивало зайти в дом.
-Не бойся, все будет хорошо. -Словно ощущая ее беспокойство, Санни взяла девушку за руку и распахнула массивную дверь.
Большой просторный холл поражал своей красотой и богатством. Широкая белоснежная лестница вела на второй этаж. Но не это приковало взгляд Сантарии. Посреди холла стояли трое: женщина, мужчина и молодой парень, с восторгом смотревший на девушку. В глазах, напоминавших по цвету густой шоколад, отражалась радость, надежда и что-то еще, от чего по коже Сантарии побежали мурашки. Ей до боли хотелось коснуться молодого человека, чтобы почувствовать его тепло. Девушка с силой сжала ладони в кулачки, заставляя себя успокоиться и отвести взгляд от парня.
-Извините. - Тихо начала она. - Я гуляла по лесу и дети...они появились из неоткуда, одни в лесу, ночью. Я просто не знала, что делать, и поэтому решила, что будет лучше, если я провожу их к вам.
-Ох, милая, не стоит извиняться. -Молодая женщина улыбнулась Сантарии открыто и тепло, отчего напряжение немного спало. - Эта четверка мелких засранцев вечно стремятся во что-то вляпаться, и их абсолютно не беспокоит,что это, что-то может дурно пахнуть. -Более строго продолжила она, грозно смотря на детей, которые посупились под этим взглядом.
-Мы просто хотели погулять.
-И вообще это была идея Санни.
-Ррр. -Раздался недовольный рык Валериуса.
Сантария удивленно посмотрела на мальчика. Она впервые видела, как маленький ребенок рычит, словно волчонок.
-Валериус. - Тихий, но строгий тон мужчины, стоявшего до этой минуты в стороне, заставил вздрогнуть всех, кто находился в холле. - Отправляйся домой, думаю, твои родители волнуются за тебя.
-Дайте мне слово, что не будете ругать Санни, она не виновата. Мы все...-Мальчик виновато вздохнул, но взгляд не поднял. Было видно, что он очень переживает за то, что будет с его подружкой, но он определенно уважал и боялся грозного мужчину, стоявшего перед ним.
-Каждый из вас получит по заслугам.
-Но Санни не виновата! -Валериус топнул ножкой и упрямо посмотрел на мужчину, который ухмыльнулся уголками губ и покачав головой ответил.
-С ней все будет хорошо.
-Спасибо, Альфа. -Мальчик развернулся и бегом побежал на улицу, мельком бросив взгляд на стоявшую с братьями девочку. - Дрэйк Бэлл, - представился мужчина, - а это моя жена Соня, и мои дети, Санни, Ашер, Амори и Адам.
-Добрый вечер. - Теплый, мягкий голос завораживал, успокаивал и манил. Все чувства Сантарии одной мощной волной прокатились по ее позвоночнику, заставляя, умоляя посмотреть на Адама. Она подняла взгляд и поняла, что пропала. Казалось, что вокруг все замерло, стало незначительным, были только его глаза. Во рту пересохло, а тело словно стало ватным. 'Господи, да что же это со мной происходит!', Сантария прикусила щеку, чтобы боль вернула ее рассудок. Проглотив, застрявший в горле комок, она заставила себя произнести свое имя.
-Сантария. -Голос дрожал и отчего-то осип. - Меня зовут Сантария.
-Очень приятно. И огромное спасибо, что привели этих негодников домой. - Дрэйк с легкой улыбкой, приобнял девушку в знак благодарности, за что тут же получил непонимающий с укоризной взгляд своей жены, и тихий, но яростный рык Адама.
'Они что, тут все рычат', подумалось Сантарии, которая при этом звуке отстранилась от мужчины, и тут же краснея, не понимая реакции своего тела. Но почему-то именно рык Адама словно невидимая рука оттолкнул ее от Дрэйка.
-Адам, милый, не пугай нашу гостью. Где твои манеры! -Воскликнула Соня. - Сантария, прощу не обращайте внимания на этих неотесанных мужланов. Сколько бы я не старалась, мне ни как не удается привить им хоть толику воспитания.

Адам смотрел на свою пару и жадно вдыхал воздух, наполненный ее ароматом. Его сводила сума ее близость, а эмоции переполняли. Когда она посмотрела в его глаза, словно весь мир рухнул и перестал быть, существовала только она и та невыносимая жажда обладать ею. Адам не смог совладать с собой, когда отец обнял Сантарию, хоть и знал, что тот делает это специально. Дрэйк вот уже неделю заявлял, что всем станет легче, если Адам прекратит себя истязать и заявит права на свою пару, пометив ее как свою самку, и наконец-то снимет то напряжение, в котором держит всю стаю. И сейчас, своими действиями, он подстегивал сына к этому шагу.
-Извините, вы не могли бы вызвать мне такси, боюсь, что мои родители будут волноваться, когда обнаружат, что меня все еще нет дома.
Боже, ее голос сводил его сума, заставляя желание бурлить по венам.
-Почему ты была одна ночью в лесу? -Нахмурившись, спросил Адам. Волна ярости и инстинкт защитника всколыхнулся в нем, как только он вспомнил, что его пара находилась в лесу одна.
-Я...Мне просто захотелось прогуляться.
-В лесу не безопасно.
-Адам! Прекрати! -Одернула сына Соня. -Дрэйк, отвези Сантарию домой. Думаю, что мы в большом долгу перед тобой, милая.
Соня улыбнулась девушке, и сурово посмотрела на мужа. Сантарии даже на минуту показалось, что она что-то говорит ему...взглядом...
-Думаю ,что будет лучше, если это сделает Адам, я знаешь ли староват для ночных прогулок с красивой молодой девушкой по ночам, к тому же у меня есть жена. -Подмигнув Сантарии, ответил Дрэйк. Сантария не смогла сдержать улыбку, однако она тут же погасла, как только она поняла, что ей придется ехать в одной машине с парнем, который до ужаса пугал ее, вернее ее пугали те чувства, которые он в ней пробуждал.
-Но, Дрэйк, я не думаю...-Начала было Соня, но Адам прервал ее.
-С большим удовольствием. - И улыбнувшись, протянул руку Сантарии.

Один...Два...Три...

Адам смотрел как мать прощается с Сантарией, а отец, ухмыляясь, смотрит в его сторону. А ведь она так и не взяла его руку, просто сделала вид, что не заметила ее, а он так хотел ощутить теплоту ее кожи, впитать в себя эти ощущения и запрятать глубоко в сердце. Спустившись в гараж за машиной, Адам мысленно отсчитывал удары своего сердца, до десяти и обратно, как учил Клаус.
Четыре...Пять...Шесть...
Адам с силой сжал руль. Крепкий пластик заскрипел, намекая на то, что не рассчитан противостоять взрослому оборотню. Голова гудела, от бушующих в ней эмоций, своих, маминых, отца, он даже ощущал, как Санни волнуется за него в своей комнате, глупая малышка, она все время переживала за своего любимого старшего брата. Но всех острее Адам ощущал ее. Сантария. Она боялась его и в тоже время ее тянуло к нему и она не понимала почему. Все это пугало девушку куда больше, чем поездка с незнакомым парнем по лесу вдвоем.
Семь...Восемь...Девять...Де...
-Тебе плохо?
Тоненькие мягкие пальчики коснулись его ладони, от чего по всему телу прокатилась волна восторга. Адам с трудом удержал рвущийся наружу рык. Как же ему сейчас хотелось обнять ее, прижать к себе, впитать всем телом ее запах, насытить ее своим. Но вместо этого он искренне улыбнулся, повернувшись к девушке.
-Нет, Тари, мне хорошо. Сейчас мне действительно хорошо.

Еще ни кто и никогда ее так не называл. Из его уст это звучало так ласково, и в тоже время Сантария ощутила себя так, словно именно сейчас он назвал ее своей, заклеймив этим словом всю ее без остатка. Эти чувства безумно пугали девушку. Все внутри нее кричало, чтобы она бежала как можно дальше от этого парня, но сердце...Этот глупый орган, казалось, улыбался, потирая ладошки и шептал ей 'останься'. И этот шепот был громче всех доводов.

Глава 3


Бледная луна светила высоко в небе, касаясь верхушек огромных многовековых сосен, она рассеивала свой свет сквозь ветви, слабо освещая узкую тропинку, ведущую к небольшому охотничьему дому. В окнах дребезжал тусклый свет от белоснежной свечи, создавая вокруг таинственную атмосферу. В большом зеркале, обрамленном деревянной резной рамой, отражался темный лес. Тени от свечного огня, создавали причудливые узоры, и казалось, что из самой чащи к дому крадутся лесные обитатели.
Серый волк сидел на свежескошенной траве и любовался звездным небом, высоко задрав морду с обезображенным шрамом на левой щеке. На минуту закрыв глаза, волк глубоко вдохнул окружающий его воздух, и звериная пасть растянулась в улыбке, больше напоминавшую оскал. 'Молодой омега наконец-то со своей парой' . Поднявшись на все лапы, волк потянулся, разминая затекшие мышцы, и тряхнув головой обернулся в высокого, худощавого мужчину. Темная щетина на лице частично скрывала шрам, а лысая голова блестела в лунном свете.
Клаус подошел к деревянной бадье огромных размеров, наполненной холодной водой, и окунул в нее голову, задерживая дыхание. Пару секунд и кожу начинает покалывать от ледяной воды. Словно тысяча мелких игл вонзаются в кожу, но мужчина даже не шелохнулся.
'Один. Два. Три. Четыре....', отсчитывал он про себя, замедляя пульс и стабилизируя сокращения внутренних органов. 'Десять'. Клаус резко открывает глаза, ощущая мощный удар агрессии. Эмоции настолько сильны, что у него подкашиваются колени, и резко вытащив голову из бадьи, он ниц падает на траву. Тугой комок боли, злобы и ненависти скручивает все внутри, не позволяя вдохнуть живительный воздух, изголодавшимся по кислороду легким. Не в силах контролировать себя, Клаус срывается на громкий и протяжный рык. Он слышит, как быстро бьется сердце того, чьи эмоции он уловил, в голове начинают мелькать картинки мыслей и от осознания того, что задумал этот человек, Клаус цепенеет. Воспоминания захлестывают волной.
Высокая стройная девушка в легком полупрозрачном платье бежит по лесной тропинке. Ее глаза наполнены счастьем, она смотрит на него и улыбается, окружая все вокруг безграничной любовью и нежностью.
-Мариса, не играйся со мной, вернись немедленно.
-Догони меня, мой ненасытный зверь.
Он смотрит на свою пару и понимает, что она его жизнь, его все. Клаус посылает ей все те чувства, что живут в его сердце, и она смеется ему в ответ.
Минута и нечто огромное и омерзительное сбивает ее с ног. Пронзительный крик, полный боли и страха. Мощный рывок и вот уже огромный серый волк бежит в лес, подгоняемый болью, что испытывает его пара. Секунда и волк падает на землю, накрываемый болью и ужасом. Тугой комок этих чудовищных эмоций, словно грузовик, сбивают зверя с ног, парализуя его. Из последний сил, сопротивляясь чувствам, Клаус поднимает морду. Миг, который он не забудет ни когда...Глаза Марисы и любимые губы, шепчущие 'Люблю'. Один рывок и в дорогих сердцу глазах гаснет жизнь, а его сердце рвется на тысячу маленьких осколков.
-Нет!!!! - Крик, наполненный болью обернувшегося мужчины. И ехидная ухмылка на окровавленной морде.
На пару минут вокруг становится тихо-тихо, словно все звуки вмиг исчезли из леса. Лишь громкие удары сердца незнакомца, эхом стучат в голове.
-Вот же мразь! - Выплевывает слова Клаус. Собрав в себе все свои силы, поднимается на ноги и, закрывая глаза, внюхивается в окружающие запахи. Издав яростный рык, он срывается с места, перекидываясь на ходу. Он нашел его запах, спустя столько лет, он нашел его.


Всю оставшуюся дорогу они ехали молча. Сантария то и дело бросала на Адама взгляд. Она понимала, что должна, что-то сказать, завести беседу, но в голове была пустота. Все мысли, словно по приказу, исчезли, оставив лишь те, что были связанны с этим мужчиной.
-Это твой дом? - От хриплого голоса по спине побежали мурашки.
-Хм...Да, большое спасибо, что подвезли. -Сантария потянулась к ручке, но тут ее руку накрыла мощная мужская ладонь, а теплое дыхание щекотало ее шею.
-Посиди со мной еще пару минут. Пожалуйста.

Он чувствовал, как эмоции борются в ней, ощущал ее смущение, и понимал, что должен ее отпустить. Но Адам не мог. Ему хотелось задержать это мгновение. Пропитать всего себя ее ароматом. Боже, как же он желал обладать ею, и то, что он ощутил нежность ее кожи, лишь усугубило проблему. Человек понимал, что она молода, и он должен подождать, но зверь...Волк скрипел зубами и рычал, не находя себе места от близости его пары.
Сантария выпрямилась, задевая ушком его губы. Целый шквал ощущений ударил по Адаму и не сдержавшись он застонал, чем напугал девушку.
-Что случилось? Тебе плохо?
Любимые глаза смотрели на него с нескрываемым волнением. Она переживает за него.
-Нет, все хорошо.
-Тогда можно я все же пойду, родители....
Нежный, манящий поцелуй прервал ее. И если в первые секунды мозг кричал о том, что это срочно нужно остановить, то потом, сердце шептало, что так и должно быть, и что это опьяняющий вкус его губ, навсегда останется с ней, там...глубоко внутри...
Он не мог оторваться от нее. Сантария была такой нежной, такой сладкой, такой вкусной, что Адам был готов попробовать каждый кусочек ее восхитительно тела, и всю свою жизнь просить добавки. Ощущение ее маленькой ладошки, хаотично поглаживающей его грудь воспламеняло больше, чем самые откровенные ласки тех женщин, что были у него до нее. Но когда его маленькая пара застонала от нахлынувших на нее ощущений Адама, который на минуту позабыл о своих барьерах, разум взял верх. Если он не остановиться сию минуту, но назад дороги уже не будет и он возьмет Сантарию здесь, прямо на сидении своего автомобиля, чем вероятнее всего оттолкнет ее от себя навсегда.
С огромным усилием, Адам оторвался от Сантарии, и тяжело дыша, произнес.
-Прости, но мы должны остановиться. Не так...все должно быть не так.
Непонимающий, затуманенный страстью взгляд сводил его сума, но он должен был это сделать. Она человек, и он не допустит ,чтобы она страдала из-за него. Никогда!
-Я не...-Сантария не понимала, почему он остановился. Почему прекратил эту сладкую пытку.
-Иди...Прошу, уходи. -Тихий шепот, в котором девушка слышала совсем другое..
Он не мог вынести ее взгляда, еще немного и его сорвет от того, что он ощущал, что ощущала она.
- Тари, я прошу тебя ,иди в дом. Немедленно!
Ничего не сказав, девушка открыла дверцу дрожащими, от переполняющих ее эмоций, руками и едва оказавшись на улице, побежала к дому, глотая предательские слезы, разрывающие ему душу.

Адам не помнил, как доехал до дома. Те чувства, что он испытывал к своей паре, обострились, когда он попробовал ее, и приближение полной луны лишь усугубляло ситуацию. Зверь в нем рычал и скалился, умоляя вернуться и взять свою самку, отметить ее, заклеймить и больше никогда не отпускать от себя. Разум сражался с зовом природы из последних сил, и Адам понимал, что был на грани.
Раскрыв двери дома, он рухнул прямо в холле, из последних сил прорычав:
-Отец!
Буквально через пару минут возле него сидел совершенно голый Дрэйк.
-Твою ж мать, сынок! Какого хрена ты строишь из себя героя, слушая свою мать!
-Милый, что слу...О, господи, Адам! -Соня бежала вниз по лестнице, на ходу завязывая халат. - Дрэйк, что с ним такое?
-Это все ты со своими нравоучениями! -Прорычал альфа, поднимая сына на руки. - Я говорил, что ему нужно просто взять ее и все дела. Нет, она ведь человеческий ребенок, - передразнил он свою жену, - она взрослая самка, готовая принять своего мужчину и родить ему кучу щенков!
-Не смей рычать на меня! -Соня ткнула мужа кулачком в плечо, но он проигнорировал это и быстрыми шагами направился к дому бетты. -Дрэйк, с ним же все будет хорошо? Это ведь наш мальчик, он сильный, он должен справиться с этим.
Пока альфа пара пересекала зеленую лужайку, в окнах домов загорался свет и члены стаи обеспокоенные выходили на улицу.
-Дрэйк, какого черта происходит? -Заспанный Ян уже стоял на пороге своего дома, и хмуро смотрел на приближающегося альфу, но увидев на его руках Адама, громко присвистнул.
-Валериус, мигом зови сюда мамочку!

Через полчаса успокоенная стая разошлась по своим домам. Соня, сидела в кресле с кружкой травяного чая и с тревогой смотрела на спящего на кушетке Адама.
-С ним все будет хорошо. Это эмоциональный срыв. Его способности омеги сыграли с ним злую шутку, слишком много чувств было для него сегодня.
Эмилия нежно коснулась руки подруги, зная, как та переживает за сына.
-Это я виновата.
-Нет, Луна, он никогда бы не простил себе, если бы взял эту девушку силой. Адам уже слишком сильно любит ее.
-Но столько времени...ему нужно ждать столько времени...
-Может...может поездка к Саре не такая уж и плохая идея.
-Эмилия, ты думаешь он выдержит в дали от нее? -В глазах Сони отражалась боль и страх за своего ребенка. Эмилия всегда удивлялась с какой теплотой и трепетом Луна относилась к ребенку того, кто однажды чуть не лишил ее жизни. Но Соня любила Адама, парой казалось, что даже больше, чем собственных детей.
-Стая Алека находится далеко, и у него нет омеги. Адаму будет чем заняться, и пока он будет занят стаей своей тети, его эмоции улягутся, хотя нет гарантии того, что он не сорвется и не придет за ней. Узы пар слишком сильны и сводят сума.
При этих словах Соня всхлипнула.
-Он сильный, Луна. Твой сын выдержит это испытание, и сполна будет вознагражден за это.
-Я так тебя люблю, мой мальчик. -Прошептала Соня, гладя Адама по волосам.

Сантария плакала у себя в комнате, закусывая зубами подушку, чтобы родители не слышали ее всхлипов. Она сама не могла понять, почему то, что Адам ее прогнал, так сильно задело ее. Почему от его слов ей было так больно, а на сердце так одиноко. Девушка сама стыдилась своих мыслей, но ей так хотелось, чтобы он не останавливался. Ей был все равно, что она видит его впервые, ее сердце говорило о том, что он тот, кого Сантария не сможет забыть никогда.
-Милая?
Девушка вздрогнула, и обернувшись увидела стоявшую на пороге комнаты маму.
-Что случилось, родная? Тебя кто-то обидел пока ты была в лесу? Господи ,я всегда говорила, что эти прогулки ничем хорошим не закончатся.
-Мама...я...ох, мамочка...-Сантария соскочила с кровати и обняла мать.
-Родная, расскажи мне, что произошло, иначе я позову отца!
-Ничего, мама, все хорошо. -Сантария принялась вытирать мокрые от слез щеки, и грустно улыбнулась. -Все хорошо, просто должно быть луна...Ты же знаешь как она на меня действует.
-Сантария, не лги мне!
-Все хорошо, просто вдруг стало так одиноко и грустно.
-Господи, доченька, что ты такое говоришь! Ты не одинока, у тебя есть я и папа, и мы никогда не оставим тебя, чтобы не произошло! Мы любим тебя!
Сантария улыбнулась, целуя мать в щеку.
-Я знаю, мама...я знаю...


Он бежал быстро, не замечая ничего вокруг. Сильные мощные лапы бесшумно касались земли. Дыхание ровное, и лишь сосредоточенный взгляд выдавал его напряжение.
Клаус направлялся прямо на зловонный запах убийцы своей пары. Он должен его найти, должен убить эту тварь. Он поклялся...держа в руках свою любимую Марису, он поклялся, что однажды найдет и уничтожит его.
Еще один поворот и Клаус оказался возле придорожного кафе. В здании гремела музыка, а местные байкеры орали так, что было слышно даже сквозь грохот 'металла'. Волк насторожено вглядывался в темноту ночи, пытаясь уловить движение убийцы. Зловонный запах витал повсюду. Но ни малейшего шороха или звука, не выдавало того, кого так отчаянно хотелось убить.
Неожиданно, в паре метров от мусорных баков промелькнула тень. Клаус, притаившись, 'прощупал' воздух в том направлении. Злость, наслаждение, сродни оргазму, и смерть. Визитная карточка зверя-убийцы. Сколько лет Клаус ощущал этот 'букет', рассматривая найденные полицией тела девушек. Но сегодня все было иначе. ОН был здесь.
Одним мощным прыжком Клаус преодолел небольшое расстояние до того места, где видел тень и тут же почти уткнулся в горящие красные глаза.
ОН был огромен. Больше, чем помнил его Клаус. Его пасть, измазанная кровью, оскалилась в усмешке, а глаза насмехались над эмпатом. ОН знал, что Клаус чувствует, и наслаждался, распаляя волка.
Серая шерсть, сваленная, длинными шмотками покрывала лишь часть тела этого существа. Выгнутая дугой спина, демонстрировала жуткие торчащие хребты деформированного позвоночника. Длинный облезлый хвост подрагивал в предвкушении.
ОН ждал его...Знал, что Клаус придет... ОН сделал это специально...Игра, которую ОН вел с того самого дня, когда убил Марису, перешла на другой уровень...
Громкий рык Клауса и резкий выпад в сторону противника. Блок. Рык и эмоциональный удар. Поворот, отскок и мощная челюсть впивается в ногу, вызывая острую боль, парализуя конечность. Азарт, насмешка, и восторг. Зверь хохочет над Клаусом, отходя в сторону. ОН быстрее, сильнее, и мощнее волка. И что самое ужасное, ОН тоже эмпат. ОН знает, как атаковать, как подавить, уничтожить.
Клаус, встряхнув головой, пытается подняться, и поставить блок в своей голове. Он понимает, что если не предпримет что-нибудь в ответ, то умрет. Зверь хитер и безжалостен, и пока только играется с волком.
Клаус собирает в себе всю злость и ненависть к этому существу и мощным потоком посылает в ответ. Тот на секунду прикрывает глаза, сопротивляясь и резко бросается в сторону. Громкий, протяжный вой и горящие ненавистью глаза. Клаус решается и снова прыгает на него, но зверь успевает увернуться и толкнуть на него мусорный бак. Когда волк смог освободиться от препятствия, зверя уже не было рядом. Лишь зловонный запах тянулся в темноту.
От досады, Клаус снимает блок, позволяя своим эмоциям пронестись по окрестности, давая знать зверю, что это не конец, и он все равно его настигнет. Как только Клаус снял блок, боль тут же пронзила разодранное бедро. Он не сможет его преследовать. Но это еще не конец....

Глава 4


Мягкий свет луны, проникая сквозь густую крону, освещал лесную тропинку. Белоснежная волчица бесшумно ступала по следу кролика, боязливо петляющего между кустами. Легкая ухмылка на красивой мордочке говорила о том, что бедняге не скрыться от хищника, не сегодня. Волчица ступала осторожно, не издавая ни малейшего шороха, лишь горящие азартом и голодом глаза, выдавали ее присутствие.
Кролик, навострив уши, вслушивался в тишину леса, он знал, что где-то там хищник, чувствовал каждой клеточкой своего маленького тела. Приподнявшись на задних лапках и вытянув тонкую шею, он внимательно смотрел в ту сторону, откуда веяло смертью.
Волчица, прижав уши к голове, замерла на месте, готовясь к решающему рывку. Она уже ощущала вкус свежего мяса и теплой крови, дурманящей разум.
Неожиданно ночную тишину нарушил протяжный вой, напугавший и хищника и жертву. Волчица испуганно повернулась в ту сторону, откуда доносился вой и глубоко втянула в себя воздух. Тело тут же пронзило желание и нежность. Вскоре, вой повторился. Теперь он был ближе, и она чувствовала бурю его эмоций. Самец. Сильный, властный и дурманящий разум. Волчица, забыв про кролика, поспешила выйти из тени и в ожидании села на тропинку.
Боль...Сильная, сметающая на своем пути все преграды. Он уже не помнит какого это жить без нее. Каждую ночь, закрывая глаза, он видел перед собой ту, что так желало его сердце и тело, но разум еще находил в себе силы сопротивляться и он снова и снова подчинялся боли.
Огромный черный волк с тоской смотрела на круглый диск луны. Влажный горячий воздух проникал в легкие, обжигая их. Запах трав и мокрого мха, обычно успокаивали, но не сегодня. В эту ночь ни что не способно было утихомирить чувства, рвущиеся из эмпатической клетки, разрушая все барьеры. Вдохнув полной грудью, волк замер. Розмарин. Аромат, которым он был готов дышать, вместо воздуха. Она здесь. Его малышка. И сегодня она будет его.
Волчица вглядывалась в темноту, возбужденная и взволнованная одновременно. Она знала, что где-то там ее пара, и от этой мысли ее сердце билось быстрее.
Совсем близко хрустнула ветка. Волчица повернула мордочку на шум и замерла, прижимая, ходивший до этого момента ходуном, хвост к лапам, заставляя себя казаться незаинтересованной.
Два желтых глаза, горящие желанием, смотрели на нее из темноты. Изучая, поглощая, любя. Проглотив комок, и делая, наконец-то вдох, она жадно следила за ним, желая увидеть, коснуться, отметить. Казалось, что время остановилось, когда черный волк вышел из тени и выпрямился во весь рост, позволяя ей оценить, принять его всего.
Они долго смотрели друг на друга. Черный волк чуть слышно рыкнул, призывая свою пару сделать шаг, показывая ей, что готов дать то призрачное ощущение 'ведущей' в этой игре.
Волчица фыркнула в ответ, но тем ни менее, поднялась и приблизилась к своему волку. Она наслаждалась этим мгновением, той властью, которую он ей предлагал, хотя и знала, что альфой в их отношениях всегда будет он. Ей было страшно. Это первое спаривание в ее жизни, главное...Единение со своей половиной. И нежность в его глазах не оставляли ни малейшего шанса на отступление.
Он сдерживался из последних сих, призывая все свои способности позволить ей доминировать в эту минуту. Он чувствовал ее страх, и он рвал его сердце на части. Но аромат ее желания, ощущение того, насколько она нуждается в нем, сводили сума. Мощные когти, от испытываемых чувств, все глубже и глубже врезались в рыхлую почву. Еще немного и он не сможет себя контролировать. Он слишком долго ждал ее.

Громкий стук на первом этаже разбудил Сантарию. Девушка села на кровати и долго смотрела перед собой, пытаясь прийти в себя. Тело горело, словно в лихорадке, а сердце радостно сжималось в груди.
Вот уже неделю, как ей сниться один и тот же сон про красивую пару волков. Точнее это она, Сантария, была той волчицей, что так страстно желала своего избранника. Эти сны пугали девушку. Они были такими реалистичными, такими чувственными, и каждый день заканчивались на одном и том же. Но, что больше всего расстраивало, это эмоции, которые испытывал черный волк. С каждой ночью они становились все сильнее.
-Господи, я схожу сума, и все из-за этого Адама Бэлла!
Почти год прошел с их встречи, а она ни как не может забыть этого потрясающего мужчину. Она все еще помнит вкус того поцелуя, что, казалось, впитался в нее, не желая исчезать.
И что самое ужасное, она не испытывала таких эмоций ни к одному из парней, что пытались за ней ухлестывать. Сантария злилась на себя, на Адама, за то, что все еще ждет и надеется...
-Сантария, милая, ты проснулась? Пора собираться, скоро приедет тетя Менди.
Мама Сантарии решила устроить грандиозную вечеринку в честь восемнадцатилетния любимой дочери и в помощь себе она пригласила любимую подругу Менди. Сантария любила тетушку, но зная ее, застонала от мысли, что придется выслушивать напутствия о пользе половой жизни и о том, как хорош ее сын Браин, которого она вот уже несколько лет сватала в женихи Сантарии.
Встав с кровати, девушка подошла к круглому зеркалу, висящему на стене и улыбнулась с воему отражению. Ну что ж, сегодня ее день. Сегодня, она сделает все, чтобы забыть об Адаме Бэлле. Навсегда!


Его волк метался, умоляя выпустить его, дать волю и позволить бежать туда, где он хотел быть больше всего на свете. Прошла неделя, с тех пор, как Адам вернулся домой. И ровно год, как он не видел свою Тари. Нет, она приходила к нему, точнее он к ней, в волчьей ипостаси. Всю эту неделю она снилась ему в образе белоснежной волчицы. Адам понимал, что это его зверь тоскует по своей паре, и желает видеть ее, и именно таким образом.
Сегодня полнолуние. Сегодня зверь возьмет верх и Адам уже не сможет запретить ему увидеть Сантарию. Не сможет...да и не захочет. Он так скучал по ней. Ему было просто необходимо взглянуть на нее, вдохнуть ее аромат. Адам слишком долго ждал. Сегодня его малышке исполняется восемнадцать, и его ни что не остановит. Пришло время для действий. Ну что ж, сегодня его ночь. Сегодня, он сделает все, чтобы быть рядом с ней. Навсегда!

Теплый дождик барабанил по крыше, размывая осеннюю пыль по стеклу. Сантария неотрывно смотрела в густую чащу леса, надеясь увидеть то, что так сильно влекло ее туда.
-Милая, ну сколько можно тут сидеть. Все уже собрались и ждут только тебя. Менди места себе не находит, переживает, что тебе не понравится ее торт. Пойдем, дочка.
Сантария повернулась к матери и нежно улыбнулась. Она любила своих родителей, и оттого, грызущее чувство чего-то опасного, сильнее давило на нее.
-Пойдем, мама, иначе тетушку хватит удар.
-Господи, какая же ты у нас красавица, и уже совсем взрослая.
-Мама...
-Не обращай внимания на старушку, я просто люблю тебя, девочка.
-И я люблю тебя, мама.
-Мы с папой...
-Так, так, Санни, детка, да ты из смешной конопатой девчушки превратилась в сексуальную девушку!
-Браин!
-Да ладно, тетя Джейн, ей уже восемнадцать и она может не краснеть, услышав комплимент в свой адрес.
Высокий накаченный парень, улыбаясь,стоял на пороге комнаты. Сантария помнила его веселым пухленьким мальчиком, но с тех пор как, они виделись в последний раз, Браин сильно изменился.
- С днём рождения, лесная девочка!
Он всегда так ещё называл из-за ее любви к ночным прогулкам.
-Спасибо, Браин. - Сантария обняла парня. - Ну что, идём вниз, иначе твоя мама устроит мне взбучку.
- Поверь, она очень старалась, чтоб ты запомнила этот вечер на всю жизнь. Надеюсь, ты не разочаруешься.

ОН смотрел на веселившихся людей, впитывая их эмоции. Высокие кусты сирени надёжно скрывали его в тени, позволяя оставаться незаметным. Здесь было много молодёжи. Они смеялись, шутили, пили и танцевали. Аромат вкусной еды и поджаренного мяса заставил желудок сжаться в голодном спазме. Но ОН не собирался отвлекаться на это, его взгляд был прикован с невысокой женской фигурке в нежно голубом платье. ОН впитывал каждое ее движение: лёгкий наклон головы, нежная улыбка, но главное, это её глаза. ОН любил смотреть в их глаза, которые никогда не скрывали то, что творится в душе. Глаза не обманывали. Именно через них ОН поглощал эмоции людей, наблюдая, как смелость сменяется злостью, а любовь превращается в ненависть. Но больше всего ОН любил смотреть, как в глазах гаснет жизнь, унося с собой веру и надежду. ОН наслаждался моментом, когда последняя искорка медленно угасала, оставляя вместо себя лишь мертвую пустоту.
ОН знал, что эта девушка пара молодого омеги, и что тот ещё не заявил на неё свои права. Напряженность и тяга витали вокруг девушки, подслащивая ее естественный аромат. Но было кое что ещё, то, что манило сильнее остального, и судя по всему, лишь ОН знал об этом, иначе этот мальчишка эмпат давно поставил свою метку.
Клыкастая морда растянулась в усмешке. ОН подождет. ОН умеет ждать. А потом, он получит то, что так долго искал, с того самого дня, когда перегрыз глотку сучке Клауса.
Глава 5


Черный спортивный автомобиль притормозил возле дома со двора которого доносилась музыка. Адам вышел из машины и, достав с заднего сидения букет цветов, направился к шумной компании. Завернув за дом, молодой мужчина нахмурился. Он не любил, когда вокруг было много народа, ведь стоило слегка ослабить барьеры и шквал эмоций буквально топили его. Не смотря на то, что Адам был сильным эмпатом и за то время, что он провел в стае Алека в качестве омеги, довольно хорошо научился управлять своим даром, среди людей Адам терялся. Их эмоции были слишком сильными, неоднозначными, в большинстве случаев правда скрывалась ложью, и фальшивые чувства вскоре путали самого человека, создавая неясную картину эмоций в его голове. С оборотнями было проще, их чувства всегда были открытыми, настоящими и их легко можно было блокировать.
Адам обвел глазами толпу народа, не находя ту, что больше всего желал видеть, и лишь нежный аромат розмарина говорил ему о том, что она здесь. Прикрыв глаза и глубоко вдохнув, мужчина улыбнулся и направился туда, где была его пара, его Сантария.
Мышцы на лице уже сводило от постоянной необходимости улыбаться. Сантария любила всех, кто сегодня был здесь, но не смотря на это. На душе было не спокойно. Весь вечер она словно кожей чувствовала, что за ней кто-то наблюдает и от этого девушке становилось не по себе. Снова посмотрев в сторону леса, Сантария нахмурилась, но ничего не увидев, повернулась к дому и наткнулась на зеленые глаза. Сердце девушки пропустило удар, а ноги едва не подкосились от нахлынувших эмоций. Он был здесь. Адам Бэлл пришел, чтобы разбить ее сердце навсегда.
-С днем рождения, Тари!
Нежный голос заставил девушку задрожать. Она скучала, господи, как же она скучала по этому мужчине.
-Как ты здесь оказался? - Голос дрожал, впрочем, как и сама девушка.
-Я не мог пропустить этот вечер. Слишком долго его ждал.
Адам почти вплотную подошел к ней, желая кожей ощутить ее. Аромат розмарина дурманил голову, и заводил зверя, который рвался на свободу, приказывая пометить свою пару, взять ее прямо здесь и сейчас. Человек же наслаждался тем, что наконец-то может видеть любимую наяву, а не во сне, может коснуться ее, может просто быть рядом.
-Зачем ты приехал? В последнюю нашу встречу, ты ясно дал понять, что не желаешь меня видеть.
-Так было необходимо, Тари, поверь мне, но я ни на минуту не забывал о тебе. Это были самые ужасные месяцы в моей жизни. Но теперь все будет иначе. Теперь, я никогда не оставлю тебя одну.
Адам провел рукой по щеке девушки, наслаждаясь ее бархатистостью. Он не отводил взгляда от любимых глаз, без зазрения совести впитывая все эмоции, что испытывала сейчас Сантария - злость, растерянность, обида, нежность, желание. И это распаляло его еще сильнее, его всего - и зверя, и человека. Медленно наклонившись, он накрыл ее губы своими легким, едва уловимым поцелуем. Адам не хотел пугать Сантарию, он хотел, чтобы она привыкла к нему, чтобы сама захотела его прикосновений. Не обнаружив сопротивления и ощутив ее наслаждение, он углубил поцелуй, показывая, что его слова правда, и что теперь она его, душой, телом, сердцем.
-Ох ты ж! Санни, а я то думал, что не смотря на то, что тебе восемнадцать, ты все еще та самая скромная девчонка, что краснела каждый раз, слыша слово секс.
Зверь Адама зарычал на того, кто посмел говорить такие вещи его паре. Не важно, что соединения еще не было, волк уже давно считал эту девушку своей и воспринимал любого мужчину рядом как противника. С трудом заставив себя оторваться от Сантарии, Адам повернулся, чтобы увидеть того, кто стоял первым в списке смертников.
-Без обид , приятель. - Парень поднял руки в защитном жесте, увидев нескрываемую угрозу в глазах мужчины. - Я бы прошел мимо, если бы тетя Джейн не велела мне найти Санни. Пора резать торт, мелкая, все ждут только тебя.
Сантария смотрела на Браина широко раскрытыми глазами, она все еще не могла придти в себя от нахлынувших на нее чувств, когда Адам поцеловал ее. Она не ожидала от себя такой реакции. Ее буквально тянуло к этому мужчине, и стоило ему коснуться ее, Санни позабыла обо всем на свете, наслаждаясь лишь тем, что он рядом.
-Хм, так вы идете? Или мне сказать, чтобы торт начинали есть без тебя? -Браин откровенно улыбался при виде растерянной подруги. Вообще-то она ему нравилась, но тот мужик, что обнимал ее, однозначно подходил ей больше.
-Мы сейчас подойдем. Я...хм...дай мне минутку. - Не глядя на парня, ответила Сантария.
-Ок. Только не увлекайтесь тут сильно, я весь день ждал кусок торта, и поверь, с тобой или без тебя, но я его получу.
-Кто это? -Дождавшись, когда Браин уйдет на достаточное расстояние, спросил Адам.
-Просто друг.
-Мне не нравится, как он смотрит на тебя.
Сантария с удивлением посмотрела на Адама. Его лицо действительно выражало крайнее недовольство, а в глазах стояло злость. Он что ревнует ее? Адам Бэлл ревнует ее к Браину? От этой мысли девушка улыбнулась.
-Что в этом смешного?
-Ты похож на ревнивого мужа в разгар медового месяца.
-Мне не нравится, когда какие-то мужчины ведут разговоры с моей девушкой о сексе. Кстати, это тебе. -Адам вручил девушке букет, о котором позабыл с того момента ,как только увидел ее. - Пойдем, там все тебя заждались.
-Твоей девушке? -Сантария ошарашено смотрела на стоящего рядом мужчину. Как он может вот так просто говорить ей о таком, а в следующую секунду сунуть в руки цветы и как ни в чем не бывало потянуть ее за руку к гостям. Господи, дай ей сил пережить этот вечер.
Глава 6

Адам смотрел на Сантарию, смущенно отводившую от него взгляд, но по-прежнему не отпускавшую его ладонь. Ему нравилось это ощущение тепла и нежности, что исходило от нее. Он наслаждался ей. Мужчина столько ждал этого дня, столько раз прокручивал в голове эту встречу, и тот момент, когда он увезет ее к себе и сделает своей, но сейчас...сейчас он просто был рад тому, что она здесь, с ним. Конечно, он хотел большего, и волк внутри требовал пометить свою самку, но человек брал верх и наслаждался каждым прикосновением, каждым взглядом любимой девушки. Но Адам понимал, что сегодняшний вечер закончится и наступит ночь. Ночь полной луны, а это значит, что волк одержит победу и мужчина должен подготовить Сантарию к этому. Он не хотел ее напугать или оттолкнуть.
-Миссис Клодс, позвольте украсть вашу дочь на пару часов. Я очень долго не был в городе и слишком давно не видел Тари. К тому же у меня есть для нее сюрприз. Обещаю, что верну ее к утру.
-Оу...Я даже не знаю.- Джейн Клодс смотрела на мужчину, державшего ее дочь за руку. Женщина весь вечер наблюдала за ним, за тем, как нежно он ведет себя с Санни, и в тоже время, бросая хищные взгляды на Браина. Джейн посмотрела на мужа.
-Если с нашей девочкой что-то случится, я лично кастрирую тебя, мужик.
-Обещаю, что никогда намеренно не причиню Тари боли. Я ждал ее слишком долго, и поверьте мне, что сам убью любого, кто осмелиться обидеть ее.
Адам смотрел на отца Сантарии. Карие глаза мужчины смотрели на него с вызовом. Томас Клод излучал силу, которая заставляла волка Адама уважать того. Кто стоял перед ним. Но было еще что-то в этом взгляде, словно мужчина знал, кто стоит перед ним, словно он знал настоящего Адама Бэлла.

Сантария сидела в машине и ждала, когда Адам заберет заказанное по дороге кофе и булочки. Девушка не понимала, что происходит. Адам ворвался в ее жизнь спустя столько времени, и вел себя так, словно ничего не произошло, будто и не было той ночи, когда он отверг ее от себя. Он постоянно держал ее за руку, показывая каждому вокруг, что она его. И это пугало Санни. Но больше всего ее пугала ее реакция на Адама. Она нуждалась в нем, казалось, каждая клеточка в ее теле жаждала его прикосновений, ловила его взгляд и наслаждалась теми чувствами, что он дарил ей.
Он так и не сказал куда они едут, просто улыбался и рассказывал о доме своей тети, о работе. А она молчала, просто наслаждаясь тем, что он здесь, с ней. Поэтому когда они остановились у небольшого домика на берегу реки, Сантария с удивлением смотрела вокруг. Темный густой лес окружил небольшую поляну, на которой стоял бревенчатый дом. В таких обычно останавливаются на лето, чтобы порыбачить или поохотиться. Красивый вид на реку и горы на другом берегу, завораживали, освещенные заходящим солнцем.
-Как красиво.
-Я рад, что тебе нравится. Этот домик принадлежит моему отцу, и мы часто приезжали сюда всей семьей охотиться и отдохнуть от ста...от остальных.
Адам с трудом сдерживался, чтобы не наброситься на девушку и покрыть каждый сантиметр ее тела поцелуями. Сейчас в лучах заходящего солнца она была прекрасна. Да и тот факт, что скоро ночь вступит в свои права, будоражило волка, изголодавшегося по своей паре. Мужчина не хотел ее пугать. Именно поэтому он привез ее сюда за пару часов до полнолуния. Он сможет, у него еще есть время, прежде чем волк вступит в свои права.
-Пойдем, я покажу тебе дом.
Когда он снова взял ее за руку, все переживания о том, что должно было сейчас случится, прошли. Сантария понимла зачем он привез ее сюда, и со страхом ждала этого. Она хотела Адама, он был единственным, кого она действительно хотела видеть в своей жизни, в своем сердце. И то тепло, что он излучал, помогало ей справится с волнением.
Изнутри дом был просто очаровательным. Ничего лишнего, очень уютно и спокойно. Большой камин в центре гостиной так и манил посидеть возле него с чашкой кофе, закутавшись в теплый плед. Теперь Сантария поняла, для чего Адам заезжал в кафейню.
Они сидели на полу, обнявшись и смотрели на огонь. Каждый хотел начать разговор, но не решался нарушить эту идиллию. Адам понимал, что не может тянуть дальше, это могло быть опасным для Сантарии.
-Тари, я хочу, чтобы ты знала, что это не на один вечер. Не потому что я просто хочу тебя до дрожи в коленях. Я увидел тебя еще на той вечеринке у озера, два года назад и именно тогда знал, что ты моя и я уже никогда не смогу тебя отпустить. Я ждал все это время, когда тебе исполнится восемнадцать и уже никто и ничто не сможет разлучить нас.
Сантария удивленно смотрела на Адама. Она не понимала, зачем он столько ждал, причиняя боль им обоим. Но его слова грели ее сердце.
-Не бойся меня. Я никогда не причиню тебе боли.
Нежные губы и легкое касание. Сотня чувств заискрили внутри. Изучающий и успокаивающий поцелуй, говорящий о многом. Едва уловимые движения рук к бархатистой коже. Обещающие и призывающие. Слабый стон, дающий разрешение, и лавина страсти, сметающая все мысли, не оставляющая ничего вокруг, только наслаждение.

ОН следил за ними, с отвращением наблюдая, как молодой омега стелился перед этой глупой самочкой. ОН знал, что еще немного, и ОН получит то, чего так долго ждал. Окна охотничьего домика не скрывали ничего, и ОН видел все. Но омега не взял ее по-настоящему, парнишка еще мог сопротивляться луне. Сильный. Зверь оскалился в усмешке, тем слаще будет победа, тем вкуснее будет смерть.

Глава 7


Круглый диск луны светил высоко в небе. Мягкий ветер приятно холодил воздух. Большой чёрный волк с тоской смотрел на водную гладь и то и дело поворачивал морду к домику в котором мирно спала его пара. Адам сдерживался как мог. Это было сложно, учитывая тот факт, что всего пару часов назад Тари стала его. Ощущение ещё нежного и податливого тела до сих пор будоражили мужчину. Но, видимо, сын альфы был настоящим трусом, так как не смог обернуться и взять свою самку как полагается волку, и не смотря на то, что он сделал Тари своей женщиной, он не смог сделать ещё своей парой. Адам боялся...боялся того, что она испугается и возненавидит его за то, кем он является. Именно поэтому он сейчас сидит здесь и из последних сил старается удержать волка, применяя все свои способности омеги.

Звуки...так много разных звуков. Сантария открыла глаза и тут же их закрыла. Свет от настольной лампы, казалось, прожигал их. Повернув голову, девушка снова открыла глаза и осторожно опустилась на пол. Голова сразу же пошла кругом. Остановившись, девушка старалась сфокусироваться и сделала пару шагов в сторону двери. Это оказалось таким сложным, ноги словно чужие пытались и цеплялись друг за друга.
Сантария попыталась позвать Адама, но голос не слушался и из горла вырвался лишь хрип. Входная дверь была открыта, пропуская прохладный ночной воздух. Вдохнув, девушка, словно учуяла своего мужчину и направилась на манящий аромат, но вместо Адама обнаружила, сидящего возле воды, чёрного волка. Она видела его раньше, там у озёра, и ещё позже - во сне. Сан ария не боялась его, наоборот, что- то тянуло ещё к этому прекрасному зверю. Сделав пару шагов, она столкнулась с желтыми глазами, что смотрели на неё с удивлением.
Адам смотрел на самое прекрасное существо на свете. Блестящая белоснежная шерсть светилась в лунном свете. Молодая волчица смотрела на него взволнованно, ожидающе. Мягкий аромат розмарина, словно плеть, ударили по всем чувствам Адама. Сантария. Это была его Тари. Не веря в то, что это правда, волк медленно приближался к той, что желал больше всего на свете.
Большой, красивый, сильный. Он шел к ней, не отводя своих красивых глаз, которые с каждым шагом становились темнее, словно эмоции, что переполняли волка, отражались в них. Сантария понимала, что должна бежать отсюда, должна бояться этого зверя, но не могла заставить себя сдвинуться с места, ожидая...
-Тари?
Девушка широко раскрыла глаза, услышав голос в своей голове. Она повернула голову в поисках Адама, но не нашла его.
-Тари, посмотри на меня.
Сантария снова повернулась к волку, который стоял в нескольких метрах от неё.
- Это я. Не бойся. Все хорошо, слышишь? Все хорошо, просто верь.
И прежде чем успев напугаться, девушка ощутила нежность и любовь, исходящие от волка. Не веря своим глазам, она снова попыталась позвать Адама, но ничего не получилось. Паника охватила девушку.
- Успокойся, милая. Это всего лишь я. Адам. - Снова раздалось в ещё голове. - Говори со мной. Просто думай обо мне и я услышу.
-Адам? Господи...Ты...ты волк! И я слышу и говорю с тобой мысленно.
Волк ещё ближе подошёл к своей паре.
- Оборотень. Я оборотень, милая....как и ты.
Сантария с ужасом смотрела на волка Адама и не понимала, о чем он говорит. Оборотень? Она?
-Иди за мной.
Девушка смотрела на зверя и сама не понимала почему делает то, что слышит в своей голове. Господи, должно быть это один из тех снов про пару волков и скоро она проснется, обязательно расскажет Адаму и они вместе над этим посмеются.
Чёрный волк подвел ещё прямо к воде, в отражение которой она увидела красивую белую волчицу.
-Ты очень красивая.
Сантария повернулась к волку и снова посмотрела на воду. Это была она, белая волчица...
-Адам....
-Все хорошо, Тари. Я все тебе расскажу, но позже. Луна скоро возьмет верх, а ты тут, рядом и ты моя. Я не смогу удержаться.
Чёрный волк осторожно подошёл к напуганной самке и нежно лизнул ещё мордочку. Адам знал, что она не верит и боится. Он уткнулся мордой в ещё тёплый густой мех, посылая всю свою любовь. От этих прикосновений Сан ария расслабилась и потерлась об Адама в ответ. Этой ответной ласки было достаточно, чтобы волк взбудоражился, умоляя человека уступить. И Адам сдался. Прирыкнув, он осторожно прикусил кожу на холке, показывая свою власть и силу. Сантария дернулась в попытке освободиться. Адам разжал челюсть и посмотрел в глаза своей паре.
-Беги, Тари.
Девушка не понимала почему Адам укусил ещё и почему просит бежать, но волчица знала, ждала этого, наслаждалась этим, и Сантария уступила ей.
Густой лес наполнился ночными звуками и ароматами. Где-то в глуши ухала сова, оповещая всех вокруг о начале своей охоты. Узкая тропа, освещённая лунным светом, петляла меж деревьями, уходя далеко в лес. Белоснежная волчица бежала, наслаждаясь свежим воздухом. Она тяжело дышала, стараясь не сбавлять скорость и не отвлекаться на запахи, окружавшие ее. Лишь на одном аромате были сосредоточены все ещё чувства. Аромате её самца, бегущего за ней в древнем ритуале.
Чёрный волк бежал рядом, позволяя своей самке вырваться вперёд. Ему нравилась эта игра, он наслаждался погоней, вдыхая дорогой сердцу аромат розмарина. Очень скоро он догонит её и сделает своей...своей самкой...парой.
Наконец, волчица выбежала на просторную поляну и остановилась. Она ждала его, зная, что он рядом. Мнимая победа, которую он позволил одержать - маленький подарок, часть ритуала погони. Он показывал ей, что не смотря на сильного самца, кем он являлся, он был любящим мужчиной, заботившимся о своей женщине.
Тяжёлое дыхание и лёгкий рык раздались позади Сантарии. Он здесь и он ждёт. Медленно развернувшись, волчица посмотрела в глаза своему волку. Он дернул мордой в ответ и вильнул, высоко поднятым хвостом. Она наклонила мордочку, в знак своего согласия.
-Я люблю тебя. - Услышала она.
- Я люблю тебя . - Было ответом.
Глава 8


Девушка сидела возле камина и смотрела на огонь - единственный источник света в комнате. Не смотря на то, что в доме было жарко, девушка куталась в тёплый плед, словно ища в нем спасение от окружающего мира.
- Мариса, ты не можешь и дальше прятаться здесь от него. Он скоро найдёт тебя и потребует объяснений. Клаус не такой жестокий, ты же знаешь его. Ты не виновата, что так случилось. Ни кто не виноват. Так бывает.
- Нет! Нет, Берта, ты знаешь, что среди чистокровных такого не бывает! Это все я! Только я! Моя вина!
Отчаянный крик девушки разносился эхом по полупустому дому. Мариса не мигая смотрела на огонь, не замечая как по щекам текут слёзы.
- Ты просто глупая девчонка. Клаус любит тебя! Вы пара! Истинная пара! Он примет ее.
-Нет. Это позор. Позор для его семьи. Я не смогу. Не смогу жить, зная, что не смогла дать ему того о чем он мечтал всю жизнь...
Ночную тишину нарушил крик младенца, заставляя женщин замолчать. Детский плач разносился по всему дому, заставляя сердце Марисы сжиматься от боли и безысходности. Она не могла. Просто не могла принести человеческого детеныша Клаусу. В его роду все были оборотнями, ни одного человека...в отличие от ещё семьи. Она не могла так подвести своего любимого, он мечтал о маленьком омеге, и Мариса не могла принести ему обыкновенного ребёнка.
- Принеси ее.
-Мариса....
- Принеси ее, Берта.
- Ты совершаешь огромную глупость, девочка.

Маленькая девочка спала на руках бредущей по лесу девушки, сладко посапывая во сне. Круглое личико было так похоже на Клауса, Мягкие волосы и такой дурманящий аромат... Она была копией своего отца, но лишь внешне, внутри - она лишь человек.
Добравшись до города, Мариса быстро отыскала нужный ей дом. Молясь, чтоб хозяева были дома, девушка отчаянно постучала в дверь. Спустя пару минут, на порог вышел молодой мужчина.
- Мариса?
-Томас, ты должен мне помочь.


Два волка бежали по лесу, то и дело обгоняя и догоняя друг друга. Они наслаждались этой игрой, останавливаясь лишь для того, чтобы дарить друг другу наслаждение.
Сантария знала, что не спала, и хотя до сих пор не могла до конца поверить в то,что оборотни существуют и она одна из них, наслаждалась каждым мгновение в объятиях своего любимого.
Адам рассказал ей, что с ними происходило, и что до утра это безумное желание не исчезнет, а только лишь будет возрастать и в конце концов они создадут новую жизнь. Маленькую искорку, которая навеки соединит их вместе.
Ближе к рассвету измученная, но счастливая Сантария уснула и не заметила, как перекинулась в человека. Лишь проснувшись от настойчивых поцелуев Адама, она поняла, что больше не волк.
-Адам?
-Да, любовь моя.
-Мой отец...ты обещал вернуть меня с рассветом.
Мужчина на минуту отвлекся от тела любимой женщины и нежно посмотрел на неё.
-Думаю, что он не удивиться, если мы не появимся дома ещё пару дней.
Адам смотрел на свою Тари и не мог поверить своему счастью. Она была не только потрясающей девушкой, его парой, но и волчицей. Белоснежной волчицей, что приняла его и сейчас носит его метку. Он так боялся, что она отверг нет его, когда узнает кем он был, но судьба сделала ему подарок, о котором он не мог и мечтать.
- Адам, почему? То есть, я не понимаю, как я....
- Мне кажется, нам стоит поговорить об этом с твоим отцом.
-С папой? Но причём тут он, он никогда не говорил мне ничего подобного, господи, он даже фильмы про оборотней запрещал смотреть, говоря, что это полная брехня, на которую не стоит тратить время.
-Я чувствую, что он что- то знает.
- Тогда ты просто обязан отвезти меня домой сейчас же!
Адам улыбнулся и провёл ладонью по животу девушки, вызывая тысячу мурашек.
-Ты уверена, что нам стоит ехать прямо сейчас?
Сантария закрыла глаза, наслаждаясь поцелуями, забывая обо всем на свете, кроме этого потрясающего мужчины, что рисовал губами на ещё коже бесстыдные рисунки.
- Хорошо, мы поедем домой позже.

Томас Клод смотрел на свою малышку. Когда же она успела так вырасти. Его девочка. Счастье, которое было когда-то ему подарено.
Как только Адам Блэк взял за руку его дочь, Томас все понял. Он знал, что теперь его маленькая Санни принадлежит этому сильному самцу, омеге. Томас видел, ощущал. И хотя он не был оборотнем, но детство, проведенное среди них, научило его распознавать волков. Всегда высокие и статные, дикие, их сила текла, накрывая и подчиняя всех вокруг. Оборотни никогда не оставляли людей равнодушными, пугая или восхищая их.
Томас был рад, что его дочери достался именно этот парень. Он сможет научить ещё жить среди своей стаи и не бояться. А он, Томас, наконец-то сможет рассказать о ней....о Марисе.
-Папа,я не понимаю. Ты все это время знал, что я оборотень и не разу даже не намекнул мне об этом? А мама, она тоже знала?
-Да. Мы оба знали об оборотнях, но были уверенны, что ты не способна перекидываться. Ты не разу не делала попытки, вообще ничего такого, только прогулки по лесу в полнолуние. Но мы были уверены, что волка в тебе нет.
Сантария смотрела на родителей, не понимая, почему они скрыли от нее эту часть ещё жизни.
- Вы ведь не настоящие родители, Тари?
Адам внимательно смотрел на сидящих перед ним людей, ощущал их стыд и страх. Они боялись, что могут потерять дочь, но Тари никогда их не бросит, это он тоже чувствовал.
- Сантария наша дочь! Мы воспитывали и любили ее, ни на секунду не вспоминая, что не являемся ещё биологическими родителями. Она наша!
Томас Клод хлопнул рукой по столу. Да она была их приёмной дочкой, но они любили ее, она была для них всем, и никто не смеет утверждать обратное.
-Папа, расскажи нам все, пожалуйста.
Тёплое прикосновение руки Сантарии охладило пыл мужчины. Она смотрела на него все с той же любовью и доверием. Его девочка. Его малышка.
- Все своё детство я провёл в соседнем городке, в стае, что граничит владениями с вашей. -Томас смотрел на Адама.- Мой отец был обычным учителем, а мать... Мать была оборотнем. Они влюбились друг в друга. В то время закон оборотней запрещал союзы с людьми, но мама смогла уговорить альфу своей стаи. Сначала родился я, сразу же было ясно, что волка во мне нет. Это радовало отца, он так и не смог ужиться с волками, хотя и пытался. Когда мне было шестнадцать, мама родила малышку Марису. Ещё волчица проявлялась уже тогда. Сестренка была своенравной и обернулась впервые очень рано. Это была прекрасная белоснежная волчица. Этот вид всегда считался редкостью среди оборотней, поэтому альфа стаи берег ее. В восемнадцать Мариса впервые участвовала в забеге стаи, до этого альфа запрещал ей бегать с самцами. В ту ночь сестра познакомилась с Клаусом, омегой стаи Блэков, который нашёл ещё по запаху. Она была его парой, его истинной парой, только поэтому альфа нашей стаи не убил Клауса за нарушение границ. Истинные пары священны.
Спустя неделю Мариса забеременела. Они были счастливы и ждали этого ребёнка. Но потом...
Окончив школу, я уехал из стаи и поселился здесь, женился на Джейн и был счастлив. Я не смог вписаться в стаю, не смог жить как мой отец, терпя насмешки. Я уехал и наслаждался жизнью, человеческой жизнью. Но однажды ночью в нашу дверь постучалась Мариса с младенцем на руках. Она не чувствовала в тебе волка. Не хотела той жизни, что была у нас с отцом. Мариса думала, что чистокровный оборотень, которым был Клаус, не сможет принять человека. Поэтому принесла тебя к нам.
Я не смог ещё отговорить, да и не хотел. Как только я взглянул на тебя... Я люблю тебя! Ты моя дочь! И ничто, и никогда не изменит этого.
- Что она сказала Клаусу?
Голос Сантарии дрожал, а по щекам текли слёзы. Ещё настоящая мать просто бросила ее, словно сломанную игрушку.
- Она сказала, что ребёнок умер. Как ей удалось провести омегу, я не знаю. Она навещала тебя. Все вокруг думали, что ты наша дочь. Она приезжала сюда и просто смотрела на тебя издалека.
- Но почему ты никогда не рассказывал мне о ней?
-Я боялся. Боялся потерять тебя.
Сантария смотрела на своего отца и видела, как ему было тяжело говорить об этом. Но она хотела знать, имела на это право.
-Где сейчас Мариса?
Адам сжал руку Сантарии, посылая ей свою любовь.
-Умерла.
Глава 9


Зверь сидел на краю обрыва и смотрел как внизу мелькают огни города. ОН знал,что она теперь волчица, красивая,чувственная, эмоциональная. ОН наблюдал за ними. Видел,как она меняет форму и впитывал все её чувства. Ему было интересно смотреть, как молодой омега кроет свою самку, как их тела переплетаются в страстной схватке. ОН желал. Желал того же, хотел ощутить теплоту женского тела, почувствовать ее руки на себе. Но больше всего ОН хотел ощутить её боль, смотреть, как её лицо исказит гримаса ужаса, как её глаза побледнеют, кода ОН убьет ее.
ОН больше не мог ждать. Сегодня. В полночь, когда стая будет охотиться. Волки теряют бдительность, а молодой омега уединиться с самкой в глубине леса. ОН нападет и убьет волчицу на глазах этого щенка, и тогда боль омеги надолго утолит его жажду.

-Сантария, ты не должна идти на поводу у Адама. Ты только обратилась и тебе просто необходимо подождать с детьми. Дерек, скажи ей!
-Дорогая,я считаю,что мы уже вполне можем стать дедушкой и бабушкой. Смирись с тем, что Адам вырос и ему уже давно пора завести своих щенков.
-Детей, Дрейк! Не семей называть моих внуков щенками!
Соня стояла посредине холла и грозно смотрела на своего мужа, который сидел в кресле и улыбался ей.
-Соня, я прошу, не нужно ссориться. Мы с Адамом решили, что мы хотим этого. Я готова. И, если честно, очень хочу держать на руках сына Адама.
- Это будет девочка. Я почему-то уверен, что у нас будет дочь.
Адам нежно обнял свою пару и поцеловал в макушку. Он не переставал радоваться, что она теперь с ним. Не важно, будет ли эта ночь началом новой жизнь, или же они просто насладятся друг другом, он всем сердцем любил свою Тари.
-Господи, я сойду сума с вами! Мои дети ни сколько меня не слушают. Восемнадцать.... Я в этом возрасте о детях даже не думала! Кстати, дорогой, ты в курсе, что Санни снова сбежала сегодня в лес и вернулась только под утро! Бедный Валериус оправдывал эту девчонку снова, защищая передо мной.
- Любовь моя, она альфа,хоть и женщина.В ещё жилах течёт моя кровь, которая взывает к луне. Ты не сможешь её контролировать. А запретами только все усугубишь.
- Меня волнует не ее побеги, а то,как беспечно она относится к чувствам Валериуса. Он ее пара и Санни должна уважать это.
- Я поговорю с ней.
- Адам, дети сказали,что когда они пробегали мимо дома Клауса, в нем горел свет. Сантария, ты все ещё не готова встретиться с отцом? Уверяю тебя, он хороший человек, просто смерть твоей мамы сломила его и он ушёл из стаи.
Сантария хотела увидеть своего отца, но боялась. Почему он не стал искать ее, почему поверил Марисе? Как он мог не почувствовать ложь? Где-то в глубине души, Сантария таила обиду на отца.
- Милая, мы можем встретиться с ним перед забегом. Прошло две недели. Я чувствую твои сомнения, но он заслуживает шанс. Заслуживает узнать,что ты жива.
Адам взял Сантарию за руку, показывая тем самым, что он поддержит любое ее решение, и будет рядом.
-Хорошо, я готова увидеться с ним.

Зверь был где-то рядом. Клаус чувствовал это каждую ночь. Днём он прочесывал окрестности, но зверь хорошо заметал следы. Но не это мешало Клаусу, он не мог сосредоточиться на охоте, его постоянно отвлекало чувство нежного и родного, словно рядом вновь была Мариса. Эти эмоции мешали и давили на волка.
Клаус сидел на просторной веранде и смотрел на заходящее солнце. Закат был прекрасен, как и каждый перед тем, как на небе появится полная луна. Раньше, они любили сидеть вот так с Марисой, наблюдая за лесом в лучах заходящего солнца, вдыхать ароматы леса, слушать, как дикие звери готовятся к ночи, когда стая выйдет на охоту.
Клаус повёл носом, почуяв запах Адама и молодой самки. По коже побежали мурашки, а сердце в груди забилось сильнее. Все чувства обострились, и Клаус рывком встал со стула.
-Доброй луны, Клаус.
Омега, почувствовав эмоции Клауса, напрягся, хотя и не показал это внешне, но его волк был настороже, готовый в любой момент защищать свою пару.
Клаус перевёл взгляд на девушку и его сердце пропустило удар.
-Мариса?
Он смотрел на молодую самку, которая как две капли воды была похожа на его умершую пару. Эмоции захлестывали Клауса.
- Держи себя в руках, друг. Это не Мариса.
-Но....
-Я дочь Марисы, Сантария. -Девушка сделала шаг вперёд и посмотрела в глаза Клауса.
Сантария была напугана. Она всю дорогу представляла эту встречу, думала о том,что скажет отцу и как он отреагирует. Но стоило ей увидеть Клауса, как страх отступил, а внутри разлилось тепло и нежность. Ей безумно хотелось обнять этого оборотня и почувствовать его.
-Дочь? У Марисы не было детей.
Клаус смотрел на Сантарию и не понимал,что происходит. Мариса была девушкой, когда он покрыл ее первый раз, и затем...Она была беременна только от него...Дочь...Мужчина стиснул кулаки и отчаянно закачал головой...
-Этого не может быть....Она сказала, что ребёнок умер....
-Я родилась человеком, и не почувствовав во мне волка, она испугалась, что ты разозлишься на неё. -Сантария подошла к отцу и взяла его за руку.- Она отдала меня своему брату.
-Но я чувствую твою волчицу.
-Адам считает, что мой зверь спал, но наша любовь настолько сильная, что смогла разбудить его. Я....
- Дочь... Ты...Господи....
Адам не верил в то, что Мариса обманула его, испугалась и лешила его дочери. Он протянул руку и едва касаясь, дотронулся до лица Сантарии.
-Ты так похожа на неё. Позволь мне...
Сантария улыбнулась и обняла отца.

Они еще долго сидели на крыльце и разговаривали. Сантария рассказывала о том, как она жила все эти годы и о том, что всегда ощущала себя лишней в семье родителей.
-Я очень люблю их, но где-то глубоко в душе я ощущала, что я им чужая. Особенно в полнолуние. Притяжение луны...Я каждый раз убегала в лес.
-Это очень рискованно с твоей стороны. - Клаус неодобрительно покачал головой. - Зверь, что убил твою маму...Он снова здесь.
Адам с удивлением посмотрел на старого омегу. Зверь в их лесу? Тогда почему же он ни разу не ощутил его присутствие.
-О чем ты говоришь, Клаус? Я не ощущаю чужака.
-Он тоже дампат. Очень сильный, и он отлично умеет прятать свои эмоции. Он жесток и агрессивен. Он убивает не для пропитания, а ради наслаждения.
Сантария не понимала о чем идет речь. Но эмоции пары нахлынули на нее холодной дрожью.
-Объясните же, о ком идет речь?
Адам подошел к любимой и обнял ее.
-Понимаешь, в каждой стае четкая иерархия. Есть альфа - сила, ум и опора стаи. Бета - мощь, защита и верность. Омега - душа стаи, контроль эмоций и спокойствие. Это три составляющие, контролирующие целостность стаи, объединяющие всех нас в единое целое. Ты уже знаешь, что мы ведем обычный образ жизни, совсем не похожи на тех монстров, что описывают книжки. Но среди нас есть те, кто поддаются своему зверю, отдают ему полный контроль над своим человеческим 'Я'. Постепенно они отдаляются от стаи, все реже и реже оборачиваются в человека, предпочитая жить в обличие зверя. У них стираются границы разумного, и часто эти оборотни начинают охотиться на себе подобных и на людей. Дампат - это зверь, питающийся не плотью оборотня, а его эмоциями. Он наслаждается болью, ужасом, что испытывает живое существо перед смертью. Это опьяняет его. Но я давно не слышал о дампатах. Последние лет сто, зверей было принято убивать, как только они проявляли себя.
-Этот дампат убил твою мать, и сейчас он вернулся.
Клаус смотрел на свою дочь и боялся. Что если он не успеет поймать зверя и тот убьет и его дочь. Он не может ее потерять, лишь обретя.
-Я убью этого подонка, Сантария. Обещаю тебе. Чего бы мне это не стоило.

Глава 10


Желтый диск луны освещал устой лес. Холодные капли россы переливались в ее свете. Тонкая дымка тумана окутывала деревья и поляну, где собралась почти вся стая. Дрейк вдыхал прохладный воздух, наслаждаясь запахами леса. Луна звала. Сегодня их ночь. Ночь, когда его сын станет отцом. Дрейк улыбнулся этой мысли. В отличие от жены он считал, что Адам уже вырос и вполне готов к щенкам. Он будет хорошим отцом, Дрейк правильно его воспитал.
-Отец, ты должен предупредить всех. Клаус сегодня будет с нами. Я не смогу в полной мере чувствовать стаю. - При этих словах Адам улыбнулся. Сегодня первое полнолуние, когда Сантария совершит свой забег в стае, и они наконец-то соединятся. Она навсегда станет его.
- Не переживай за стаю, сын. Я предупредил каждого, чтобы присматривали за молодняком и самками. До тех пор, пока мы не поймаем зверя, все будут держаться рядом друг с другом.
Адам кивнул отцу и отошел к Сантарии. Она очень переживала перед предстоящим забегом. Мужчина обнял свою пару и успокоил ее.
-Все будет хорошо. Я люблю тебя.
-Адам, мне нужно раздеться перед всей стаей. Я не смогу.
Сантария смотрела на окружающих их оборотней и заливалась краской стыда. Все эти люди увидят ее голой, и все будут знать, чем они с Адамом занимаются. Это было невыносимой пыткой. Но волчица внутри рычала от нетерпения предстоящей ночи. Она требовала выпустить ее для соединения с парой.
-Успокойся. Ни кто не будет смотреть на тебя, иначе я просто вырву им глаза. Я ни кому не позволю глазеть на мою голую парую.
В голосе Адама звучала угроза. Он прижал ее к себе в собственническом жесте. Каждая клетка его тела излучала уверенность. Сантария улыбнулась и поцеловала своего мужчину.
-Я люблю тебя.


Идиоты. Безмозглые оборотни. Как же они жалки в своей зависимости от луны. ЕМУ было противно смотреть на то, как парочки оттеснялись от стаи, и сцеплялись в страстном порыве. Но это давало ему возможность подойти совсем близко.
ОН прижимал свое тощее тело к земле, стараясь слиться с ней. Тонкий хвост замер в напряжении. Остроконечные голые уши были прижаты к голове. ОН не должен себя выдать. Слишком много оборотней. Слишком сильный альфа. ОН не хотел бы столкнуться с ним.
Он оглядел красными глазами лес, натыкаясь на целующуюся парочку. Втянув воздух, ОН замер. Она. Та самая самка, чей запах манил его на протяжении этого года. ОН наблюдал за ней в облике человека. Красивая, даже для него. Но самым сладким было то, что она пара омеги, а значит, ее смерть будет вкусной. Зверь усмехнулся и двинулся к тому месту, где находились молодой омега и его пара. Сегодня ОН насладиться болью и ужасом. Сегодня ОН будет сыт.

Голова кружилась от эмоций своих и Адама. Он всегда снимал барьеры, когда они занимались любовью. И каждый раз Сантария поражалась силе его чувств к ней. Но сегодня все было иначе. Это был их первый забег. Волчица Сантарии скулила и царапалась, умоляя выпустить ее. Первобытный инстинкт подталкивал ее к древнему обряду.
-Адам... - Тихо прошептала девушка, зная, что он ее поймет.
Мужчина отстранился от своей пары и уже через мгновение перед ней стоял черный волк в глазах которого светилась любовь. Сантария улыбнулась ему в ответ.
-Догоняй.
Девушка побежала прочь от Адама, зная, что он даст ей фору. Через сотню метров белая волчица бежала к озеру, подгоняема луной и желанием спариться со своим самцом.
Адам неспешно трусил за ней, позволяя убежать на приличное расстояние. В этой гонке он все равно будет победителем, но он должен был дать Сантарии вести эту древнюю игру.
Остановившись возле самой кромки воды, волчица обернулась. Черный волк был уже совсем близко. Он издал предупреждающий рык и кинулся к ней. Игра началась. Он должен был доказать, что достоин стать ее избранником, что способен покорить волчицу.
Сантария напряглась, тело ныло в ожидании его прикосновений. Адам подошел к ней вплотную и потерся об нее своим мехом. Он должен был пометить ее своим запахом, оставить на ней свой аромат, чтобы каждый волк знал, кому принадлежит эта самка. В ответ она также терлась об него, помечая. Адам нежно прикусил ее холку, прижимая к земле. Сегодня их ночь.

ОН жадно смотрел на сцепившуюся парочку, представляя себя на месте омеги. Впервые ЕМУ захотелось не только убить, но покрыть самку. Зверь судорожно придумал план. ОН не упустит своего. Сегодня. Она нужна ему сегодня. ОН возьмет не только ее жизнь, но и тело. Она будет его. А потом он уйдет и никогда уже не вернется в это место.
Очень тихо ОН отступал в лес. ОН знал, что заставит омегу оставить свою пару. Узкая морда растянулась в улыбке, больше похожей на оскал. Навострив уши ОН вслушивался в звуки вокруг. Задрав морду, он вдохнул воздух и резко повернул голову в сторону. В красных глазах отражалась победа. Глупые оборотни. Они всегда теряли голову в полнолуние.
Осторожно ступая по земле, ОН пробирался в глубь леса. Уши были высоко подняты, ОН должен быть начеку. Слишком много оборотней вокруг. Но ОН отлично умел маскироваться. Еще немного и ОН будет на месте. Прижав тело к земле, ОН впился взглядом в молодую самку, охотившуюся на кролика. Она совершенно забыла об осторожности, полностью поглощенная охотой. Зверь бесшумно наступал. Еще один шаг и мощным прыжком ОН придавил волчицу к земле. От неожиданности та взвизгнула. Дикий страх отражался в ее глазах, когда она увидела зверя. Гонимая страхом и инстинктом она попыталась укусить его и откинуть лапами. Но ОН был слишком силен для нее. Громко зарычав, он впился в нее взглядом. Самка тут же потеряла способность сопротивляться. Тело парализовало ужасом от осознания неминуемой смерти. Дампат. Она слышала о них жуткие рассказы, но никогда не верила в них, считая сказками для маленьких непослушных щенков. Ее трясло, но она не могла пошевелить даже хвостом. Разум кричал, что нужно бороться, но чувства...они были уже не подвластны ей. Дампат медленно убивал ее, питаясь отчаянием и ужасом.

Адам лежал рядом с Сантарией, поглаживая ее плоский животик. Он был уверен, что сегодня они зачали малыша. От этого осознания по телу разливалась гордость и теплота. Он будет отцом.
-О чем ты думаешь. Меня сейчас окатило такой нежностью.
-О нашем малыше.
Сантария замерла, прислушиваясь к внутренним ощущениям.
-Ты думаешь...
-Я знаю. -Адам подмял под себя любимую и поцеловал. Но в следующий момент, что-то заставило его отстраниться и вскочить на ноги. Мужчина, нахмурившись, вглядывался в лес.
-Поднимайся.
-Что случилось?
Сантария чувствовала эмоции Адама, но не понимала, что произошло. Мужчина повернулся к ней и взял за плечи, заставляя смотреть прямо в глаза.
-Ты должна бежать домой. Не через лес, а по берегу. Ни на минуту не останавливайся, чтобы ты не услышала, беги со всех ног.
-Адам, я не понимаю...
-ОН здесь. Я почувствовал ЕГО. ОН убил молодую самку. Мне нужно быть там, необходимо поймать ЕГО. Но ты должна быть в безопасности. Я дам знак отцу и Яну. Недалеко охотится Эрик, я попрошу его проследить за тобой. Но сейчас ты должна идти домой. Мы не можем терять время, ОН открыл охоту.
Сантария смотрела на Адамам глазами полными ужаса. Она понимала, что он не может идти с ней, а оставаться тут было бы глупо, когда их дом всего в паре километров.
-Ты должна принять форму волчицы. Так будет безопаснее и быстрее.
-А Клаус?
-Думаю, что он уже почувствовал ЕГО и направляется туда.
-Хорошо. Только, пожалуйста, будь осторожен.
-Обещаю.
Адам дождался пока Сантария обернется и направится в сторону дома. Он тоже изменился и побежал в лес, туда откуда веяло смертью.

Глава 11


Адам боялся, что потерял слишком много времени. Первым делом он отыскал Эрика и попросил его проследить за Сантарией. Затем подал знак отцу и Яну. Когда же он прибежал на поляну, то обнаружил лишь истерзанное тело молодой девушки. Клаус был уже там и тщательно обнюхивал местность.
-Мы разминулись. ЕГО вонь все еще ощущается. Должно быть, он выжидал пока мы окажемся здесь.
-Но для чего?
-Этого я не знаю. Я думал, что ОН охотиться на тебя. Но тогда бы ОН был еще тут.
Адам всматривался в темноту леса, пытаясь понять, куда же направился зверь. Вдруг он услышал какой-то шум и уже приготовился к нападению, но учуял запах отца и беты.
-Сын, что случи....Твою ж мать! - Дрэйк с ужасом смотрел на мертвую девушку.
-Какого хрена тут происходит? Это что, Нати? - Ян узнал в убитой соседскую девочку и боль сжала его сердце. -Она же совсем малышка. Это ее второе обращение. Какая тварь сделала это?
-Дампат. -Ответил Клаус.
-Что? Дампат? Но ты же сказал, что видел его в городе и больше не ощущал его. Мы прочесали окрестность перед забегом и никого не обнаружили. Как он смогу пробраться так близко?
-ОН отлично маскирует свой запах и эмоции. Нужно предупредить остальных.
Дрэйк кивнул, все еще не в силах отвести взгляд от Натали. Как альфа он был обязан защищать свою стаю, но не смог. Он подвел эту маленькую самку.
-Ты не виноват, отец. Всем было запрещено уходить так далеко в лес.
-Она еще совсем ребенок.
-Да, но она мертва. Сейчас мы должны защитить остальных. ОН все еще здесь. Необходимо идти.
Дрэйк посмотрел на сына, сжимающего его плечо в ободряющем жесте. Он понимал, что Адам прав и сейчас главное уберечь остальных. Обернувшись, альфа высоко задрал морду и завыл.

Они нашли ее. Зверь оскалился. Все идет по его плану. Пока они будут искать ЕГО, ОН доберется до своей цели. ОН чувствовал ее. Аромат только что спарившейся самки дурманил голову, а ее страх возбуждал.
Пробежав еще несколько метров, ОН увидел ее. Белоснежная волчица бежала к дому, где жил альфа. Но ОН был впереди, ОН знал, как они будут действовать, ведь это был ЕГО план. Зверь вышел на тропинку, освещаемый светом луны. Наконец-то.
Сантария остановилась. Глаза расширились от ужаса. Существо стояло прямо перед ней. ОН был огромен. Свалявшаяся шерсть покрывала лишь половину его тела, острые голые уши подрагивали в предвкушении, тощий облезлый хвост был напряжен. Но больше всего пугали ЕГО красные глаза. ОН оскалился и сделал шаг в ее сторону.
Девушка соображала как ей быть. Она знала, что где-то рядом находится Эрик, но успеет ли он. Сантария не могла обернуться, чтобы проверить это. Она не должна показывать зверю, что ждет кого-то.
ОН ощущал ее страх. Глубоко вдохнув, ОН закатил глаза от наслаждения. Да, это будет славный ужин. Ее хватит надолго, а затем, ОН насладиться болью омеги. Сделав прыжок, он повалил волчицу на землю. Сначала ОН возьмет ее. У него слишком давно не было секса.
У Сантарии перехватило дыхание от тяжести зверя. Но когда ОН начал тереться об нее своим пахом, дикая догадка ужаснула ее. ОН хочет ее изнасиловать. Не просто замучить и убить, а отнять ее душу. Она никогда не позволит ЕМУ этого. Она должна бороться ради Адама, ради их малыша. Эта мысль придала силы, и Сантария, зарычав, вцепилась в противника, пытаясь дотянуться до ЕГО шеи. Она должна бороться. Адам обязательно ее спасет.
Эта сучка укусила ЕГО. Тряхнув головой, он со всей силы придавил лапой ее горло, перекрывая доступ кислорода. ОН попытался контролировать ее эмоции, но что-то мешало ЕМУ. Сильная волчица. От этого ее смерть будет вкуснее.
Сантария задыхалась, но продолжала бороться. Из последних сил, она отпихнула лапу зверя и схватила ЕГО за морду. Заскулив, ОН отпрыгнул и затряс головой. У девушки кружилась голова, хотелось вернуться в человеческую форму, но Сантария понимала, что тогда у нее нет шансов.
Громкое рычание послышалось сбоку, и мощный коричневый волк сбил зверя с ног. Эрик. Он наконец-то догнал ее. Но их борьба длилась недолго, дампат захватил эмоции Эрика и тот упал, свернувшись в скулящий комок. Сантария отползала к озеру.
Зверь медленно шел к своей жертве. ОН устал и голоден. Эмоций той девчонки хватило ненадолго. С жалким волком ОН разберется позже. Сейчас ОН хотел ее. Поймав ее взгляд ОН попытался снова пробиться через стену эмоций, но не смог. Это подстегивало ЕГО еще больше. Лакомый кусочек. Зверь облизнулся.
Человеческие инстинкты кричали Сантарии, что нужно бежать, спасаться от этого монстра. Но волчица знала, что ее бегство лишь раздразнит зверя. Сантария стояла у кромки озера, готовая к схватке. Она должна бороться, Адам скоро будет здесь. Она ощущала его чувства совсем рядом. Главное продержаться. Зверь со всей мощью кинулся на нее. Острая боль пронзила правый бок и волчица взвыла. Дампат ударил ее лапой по морде и у Сантарии потемнело в глазах. Но тут ОН что-то почувствовал и отвернулся от своей добычи. Омега. Повернув голову, зверь увидел Адама.
Сердце Адама пропустило удар, когда он увидел Сантарию лежащую перед дампатом. Он думал, что она успела добежать до дома и была в безопасности. Зверь наступал на девушку, не отрывая от нее взгляда. Волк Адама зарычал. Ни кто и никогда не смеет угрожать его паре. Меняя форму на ходу, Адам кинулся на дампата.
ОН отвернулся от добычи. Молодой омега в пару прыжков преодолел расстояние между ними. Крепкое тело волка выражало агрессию, громкое рычание и угрожающий оскал говорили о готовности к схватке. Зверь знал, что ЕМУ будет сложно. ОН голоден и ослаблен постоянным бегством. К тому же он ощущал, что альфа и стражи стаи скоро будут здесь. Это означало, что у НЕГО слишком мало времени.
Адам зарычал и бросился на дампата. Они сцепились в жесткой схватке. Сантария смотрела как они кружили друг против друга. Дампат выглядел монстром - неестественно взбугрившиеся мышцы под редкими клочками меха. Со всеми своими когтями и клыками он выглядел отвратительно. И был в два раза больше Адама. Они набросились друг на друга, клацая челюстями и размахивая когтями. Спутавшись в единый комок из когтей и клыков, они раздирали друг друга. Сантария услышала хруст костей и разрываемой плоти. От этого звука ей стало дурно.
Шипя и рыча от ярости и боли они не заметили как к ним подобрались Дрэйк и другие волки. Громкое рычание и незнакомый серый волк в мощном прыжке бросился на дампата, кусая и царапая его. Клаус. Сантария чувствовала, что это ее отец. Борьба продолжалась недолго. Дампат был бессилен против двоих сильных омег и попытался спастись бегством, но на его пути встал альфа. Он был красив в своем волчьем облике. Сила и мощь, которую он излучал не оставляла сомнений в исходе битвы.
Один удар, громкий вскрик и хлюпающий звук. Дрэйк вырвал зверю горло, навсегда усмиряя безжалостное существо. У Сантарии от увиденного скрутило желудок и она упала на землю. Перед глазами все потемнело и она потеряла сознание.

Эпилог

-Милая, просыпайся.
Осторожные, легкие поцелуи окончательно разбудили ее. Сантария улыбнулась, ощущая любовь и нежность, исходившие от Адама. Но потом нахлынули воспоминания о дампате.
-Адам, он...
-Все в порядке, любимая. Отец убил его.
-А ты? С тобой все в порядке? Я видела как он схватил тебя, и этот жуткий звук...Боже, Адам, я так испугалась.
Санатрия прижалась к своей паре, желая быть еще ближе. Адам послал ей немного спокойствия и нежно обнял за плечи.
-Все позади, милая. Он мертв. Я в порядке.
-Долго я спала?
-Сутки. Мама кружила вокруг тебя, но я успокоил ее, что с тобой все хорошо, а это лишь результат беременности и стресса.
Сантария подняла на любимого взгляд и в защитном жесте накрыла ладонью плоский живот.
-Ты уверен?
-О да. Я четко чувствую крошечную жизнь в тебе.
Санатрия была счастлива. Она хотела этого малыша, и ее волчица тоже.
-Милая. внизу твои родители и Клаус. Они провели здесь весь день.
-О господи, они там все вместе?
-Да, и я думаю, что тебе пора бы к ним спуститься.

Сантария с замиранием сердца спускалась по лестнице. Она не представляла, как ей вести себя. И очень переживала за родителей. В просторной гостиной стояла тишина. Все взгляды были обращены на нее, от чего девушка чувствовала себя смущенной.
-Боже, девочка моя. - Первой тишину нарушила Джейн. Она подошла к дочери и крепко ее обняла. -Я так переживала за тебя. Когда Клаус рассказал нам, что произошло, мы сразу же приехали сюда.
Сантария удивленно посмотрела на Клауса.
-Я должен был, они твои родители и должны были знать обо всем. К тому же, я хотел познакомиться с людьми, вырастившими мою дочь.
-Нашу дочь. Не забывай, что она и наша дочь тоже. - Томас Клодс подошел к дочери и взял ее за руку. - Она навсегда останется нашей девочкой.
-Так, все хватит! Мы теперь одна большая семья! А малыш, который родится через несколько месяцев окончательно объединит нас всех. - Сгладила обстановку Соня.
-Малыш? Дочка ты беременна? - По щекам Джейн покатились слезы. -Я так рада. Господи, Томас, ты станешь дедушкой! Ты ведь знаешь, как воспитывать оборотней? Потому что я в этом совершенно не смыслю.
Сантария улыбнулась и обняла своих родителей.
-Я так вас люблю.
-И мы тебя, дорогая.
Санатрия ощутила боль и посмотрела в сторону Клауса, который выходил на крыльцо. Она понимала, что ему больно видеть ее и родителей.
-Извините, я должна...
-Мы все понимаем, дочка. Он твой отец и как бы я не ревновал, но ты нужна ему. Он жил, думая, что тебя нет. Я бы умер, если бы потерял тебя.
Томас понимал, что теперь его дочь обрела настоящего отца, и он должен дать шанс Клаусу. В конце концов, этот оборотень не виноват в том, что Мариса оставила своего ребенка. Клаус заслуживал любви своей дочери точно также, как и сам Томас. Теперь она их общая дочь, и он с этим смирится.
Сантария вышла в след за отцом. Он сидел на ступеньках дома и смотрел в лес.
-Она не должна была так поступать. -Сказал он, не оглядываясь. - И теперь я не в праве просить тебя о месте в твоей жизни. Томас и Джейн отличные родители.
Сантария осторожно опустилась рядом с ним. Они долго сидели молча, вглядываясь в лес. Девушка не чувствовала ненависти к Клаусу, он не виноват в поступке ее матери. Взяв его руку, она прижалась к нему.
-Это будет не легко, но мы сможем...папа.
По щеке старого омеги скатилась слеза.
-Я люблю тебя и клянусь, что теперь всегда буду рядом.
-Я знаю.

На свете не существует ничего сильнее любви. Это чувство может возродить к жизни, или убить. И совершенно неважно кто ты, волк или человек. Самое главное, что в твоем сердце живет любовь. Ведь только тогда ты сможешь все.

Оценка: 6.47*130  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"