Сухонин Сергей Сергеевич: другие произведения.

Озерный лорд. (Корректор-2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.56*150  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение Корректора, книга вторая. Текст пишется в соавторстве с Бюргерсоном Свеном Нильсовичем.

   Продолжение романа "Корректор". Книга вторая.
  
  Данный текст - плод воображения автора, созданный исключительно с развлекательными целями. Все действующие лица, страны, организации и т .п. являются придуманными, любые возможные совпадения (если таковые будут) случайны.
  
   Глава 1. Верлеса.
  
   -Красота-то какая, парни! - остановилась на обрывистом берегу Надя, глядя на открывшийся перед нами простор. - Прямо как в сказке! - Внизу под ее ногами, цементируя осыпающуюся почву, виднелись выглядывающие из песка корни здоровенных корабельных сосен, которыми порос восточный берег озера, а прямо под обрывом неподвижно застыла прозрачная тихая вода. Справа берег постепенно понижался, переходя в дикий песчаный пляж с серыми каменными валунами, а слева поодаль, там где в озеро впадала небольшая речка, обнаружились заросли рогоза, у кромки которых рассекала гладь озера утиная стая в десяток голов. На дальнем берегу, метрах в пятистах от нас, я разглядел дубовую рощу, и нечто вроде деревянного бревенчатого домика на заросшем пожелтевшей травой пологом берегу. Со всех остальных сторон к озеру подступал смешанный осенний лес.
   - И правда, здорово, - согласился с девушкой Димка, подтягивая лямки съехавшего рюкзака. - Место козырное, народ! Не хуже чем у лесников в их лесном приюте. - Воздух, вода, пляж, лес - что еще надо наемнику для счастья? И если здесь есть утки, то сдается мне, что есть и рыба. Обидно только, что я ни в охоте, ни в рыбалке ни в зуб ногой. А ты шеф? Держал когда-нибудь в руках удочку?
  
   - Не-а, - задумчиво покачал я головой. - Только виртуальную, в какой-то игрушке дело было. Но есть мнение, что у нас будет время научиться, - пробурчал я для порядка, внимательно разглядывая берега в бинокль. - Закажем себе всякую приблуду... Удочки, спиннинги и новую двустволку, вот это вот все... Не знаю что там охотникам и рыболовам положено, по этим делам Хей спецом была. Но не из твоего же пулемета Дим, по уткам палить. А может, мы их вообще приручим и разводить будем. Верлеса сказала, что озеро наше. Что захотим, то и сделаем. Но сначала надо бы консумировать, так сказать, свое право на землю. Короче говоря, двинули вдоль берега к домику. Я смотрю, там даже небольшой причал с лодкой имеется...
  
   Ворчал я на самом деле зря. Озеро мне понравилось. Красивое место, прямо колдовское - вокруг глухой строгий лес без следа присутствия человека, спокойная гладь воды, сосны великаны и тишина. Если лесной локус напоминал картины Шишкина, то озеро словно сошло из-под кисти Васнецова с его сказочными сюжетами. Казалось, именно в таком лесном озере живут русалки, и на его берега выходила сестрица Аленушка искать своего непутевого братца Иванушку. Да и видневшийся вдали бревенчатый домик изрядно напоминал сошедшую с картинки избу на курьих ножках, которые та для удобства или по странной прихоти поджала под себя. Атмосферный локус, ничего не скажешь, хотя и слегка мрачноватый. Тут, наверное, и водяной имеется. Если уж у лесного локуса хранитель Топтыгин, то почему бы в озере не быть водяному?
  
   Впрочем, курьих ножек у сложенной из поросших мхом бревен избы не оказалось - когда мы подошли поближе, то стало видно, что она стоит на едва отесанном фундаменте из дикого камня. А деревянная лодка у дощатых мостков причала выглядела самой обыкновенной, словно взятой с лодочной станции. С вёслами на дне и блестящими металлическими уключинами. У избы есть не только пара маленьких окошек, но и труба, а значит, внутри имеется печка, что, безусловно, плюс.
   Крепко взявшись за ручку, я рывком отворил заскрипевшую дверь. Интересно, что там внутри? Если не найдется ничего похожего на оборудование терминала, то я даже не знаю что и делать.
   - Аскетичненько, - выразила общее мнение Надя спустя полминуты. - Но неплохо, скромно и со вкусом.
  
   Нашим глазам предстали деревянные стены, широкие массивные лавки вдоль них, большой стол у окна. В горнице, представлявшей собой единственную комнату в избе, чисто: ни вещей, ни обстановки, кроме незамысловатой мебели. Разве что в белом боку русской печки диссонансом с окружающей стариной неярко горит экран встроенного дисплея, диагональю сантиметров пятьдесят. На дисплее - отпечаток ладони и надпись под ним: "Корректор Славин, прислоните правую руку для регистрации". А еще наверху загорелась уютным желтым светом выступающая из потолка небольшая полусфера, осветившая комнату, когда вошедший последним Димка, заметив совершенно обыденно выглядевший выключатель у двери, щелкнул кнопкой.
   - Ну-с, не будем тянуть, - пожал я плечами. - Где-то я все это уже видел. - Сбросив на пол рюкзак и автомат, я подошел к печи, или тому агрегату, который выдавал себя за нее и прислонил открытую ладонь к изображению на экране. - Я Корректор Славин. Прибыл в озерный локус по приказу Верлесы. Терминал или кто там есть - отзовитесь.
  
   Однако, тишина была мне ответом. Лишь изображение ладони мигнуло, а затем надпись сменилась. "Верлеса просит всех наемников кроме Корректора покинуть помещение. Разговор приватный".
   Я оглянулся назад и неловко развел руками. Стоявшие позади Дима с Надей все, конечно, видели.
   - Ну что Надюха, пойдем, погуляем снаружи, - натужно улыбнулся Дима. - У шефа с Хозяйкой теперь свои секреты. Все нормально командир, - серьезно добавил он, заметив мое смущение. - Мы сами с тобой навязались, тебя вообще-то одного Хозяйка звала.
   - Ага, иди Дим, дров вокруг поищи, - кивнула Надя. - Дела-делами, а обед по расписанию, кашеварить буду. Саша, когда закончишь, позови.
   Снова скрипнула открываемая дверь и мои напарники выбрались наружу, оставив меня стоять у печи. И лишь когда я остался в полном одиночестве, рядом с печкой засияло знакомое синее сияние "голографического" экрана с призрачной женской фигуркой в его центре.
  
   Девушка, довольно молодая, хотя глядя на полупрозрачную голограмму трудно сказать что-то наверняка. Лицо открытое, с правильными чертами, волосы убраны под глухую косынку. Одетая в длинное, до пола, строгое платье, оставлявшее открытыми лишь лицо и кисти рук, поверх платья повязан передник. На мой взгляд, подобное одеяние подходило либо монахине, либо сестре милосердия конца девятнадцатого - начала двадцатого века. Размер груди и фигурку не очень-то оценишь - все призрачное, слегка колышется, но в целом девушка выглядела симпатичной.
   - Госпожа...Верлеса? - после небольшой паузы спросил я.
   - Да, Саша, - негромкий мелодичный голос возник в комнате, словно сам по себе, источник звука бы найти затруднительно. - Это я, твоя Хозяйка Верлеса. Раз уж я сделала тебя своим Корректором, то нам следовало бы поговорить лично, без посредников.
   - Так вы все-таки существуете! - не удержался я от комментария. - Я так и думал! В смысле реально, телесно существуете, а не как чей-то голос...Или нет? Извините, если вопрос нескромный, - сдал я на всякий случай назад, решив что наглеть сейчас не стоит... - Просто тот, кто зовется терминалом на самом деле все запутал и я порою думал...
   - Конечно, - прозрачные синие глаза внимательно уставились мне в лицо, и от этого взгляда у меня вдруг пробежал мороз по коже - получилось как-то жутковато, словно Толкиеновскому назгулу в лицо посмотрел. - Конечно, существую, даже не сомневайся. Но пока еще не телесно, а как сущность. Хотя телесно я тоже когда-то существовала. И, возможно, буду существовать, если мы все хорошо поработаем.
   - В смысле? - глупо спросил я.
   - В смысле, я когда-то была человеком. Очень давно, много лет назад, но была. Это я точно помню, хотя с тех времен у меня воспоминаний почти не осталось. Потом меня убили...наверное, так я порою вижу. А затем я была Хозяйкой.
   - Была? А сейчас разве...
   - Не перебивай. Я сейчас Хозяйка. Но и до этого я была Хозяйкой в Системе несколько раз, у меня было много имен. Некоторые из них в ваших мирах помнят и сейчас, например Заряницу или "царевну-лебедь". И каждый раз меня опять убивали, рано или поздно. Иногда я успевала повзрослеть и набраться сил, но чаще нет.
  
   - А сейчас седьмое воплощение, - догадался я. - Точно! То есть Хозяева на самом деле не умирают!
   - Умирают, Саша, - отрицательно покачала головой Верлеса. - Еще как умирают, вместе со своими наемниками и терминалами. И умирать нам так же больно и страшно, как и всем остальным, поверь. Но потом мы возрождаемся. Обычно через несколько десятков лет после смерти. Молодые, глупые и наивные как дети, почти ничего не помнящие и не умеющие. Чаще всего нас снова убивают старые Хозяева, такие как Орнс. Убивают в первые же месяцы. Но если нам удается продержаться подольше и накопить сил, то мы начинаем вспоминать о себе и становимся сильнее. Мне, благодаря тебе, это удалось. Спасибо.
   - Постой, а терминал, он кто? - продолжал допытываться я.
   - Никто, виртуальный слуга, - в голосе Верлесы послышалось раздражение. - Все, конечно сложнее, но пока считай так. Через него проще управлять наемниками, когда ты молода, слаба и не знаешь толком что делать. Как молодой офицер отдает команды через опытного сержанта, так и я командовала через терминал. Давай об этом позже, Саша. Я вынуждена тратить немалые силы на эту беседу, и мне стоит тебе еще многое рассказать. Давай об отвлеченных темах поговорим потом.
  
   - Подожди, последний вопрос. Госпожа Верлеса, а что такое Калиново? И Система?
   - Ну, ты спросил! - с грустным смешком ответила Хозяйка. - Думаешь, я знаю? Откуда?! Я родилась здесь и теперь кое о чем догадываюсь, что-то чувствую, что-то вспомнила, а что-то просто умею и все, как ты умеешь ходить - например, корректировать реальность в доступных мне мирах или на своих землях, собирая с них силу и тратя ее по своему разумению. Но мне, как и тебе, никто ничего толком не объяснял, Славин. Может быть потом, когда я стану сильнее, ответы на вопросы появятся. Ну, хорошо, давай я тебе отвечу, как могу.
   - Ага, - тут же сказал я. - Очень интересно.
   - Я брала информацию из ваших электронных библиотек. В обоих мирах. И кое-что читала про теорию струн. Правда, в доказывающем ее математическом аппарате я ничего не смыслю. Но идею поняла так: то, что людям в каждом мире представляется отдельными атомами, молекулами и прочими частицами, составляющими материальный мир, который мы наблюдаем, это лишь видимая часть струн, которые идут через все четырнадцать миров Системы. И кончаются эти струны здесь, в корневом мире, где слово Хозяина становится материально. Мы дергаем за струны здесь - реальность меняется в других мирах по нашему желанию. Ваши наградные ЛКР - это плата за службу, предоставленная возможность изменить что-то у вас через корневой мир. Однако, внося изменения здесь, в Калиново и в ваших мирах мы сами постепенно становимся сильнее, Хозяевам это выгодно. Например, сейчас мне доступны два мира из тринадцати. Четырнадцатый - корневой, где мы сейчас находимся. Понял?
   - Не особенно, - честно ответил я.
   - Не расстраивайся. Я тоже не слишком все это понимаю, - кивнул призрак девушки в синеватой дымке. - Главное, что мне так удобнее себе представлять происходящее и это работает. А теперь давай закончим с теорией и перейдем к главному.
  
   - Теперь ты Корректор, - продолжила Верлеса. - Это значит больше, чем просто наемник, командир или маг. После того как я активирую твою силу, ты сможешь собирать ЛКР с озерного локуса и ближайших земель сам. Наверное, ты уже понял, что ЛКР это условное мерило силы Хозяина или его Корректора. Ты сможешь тратить их по своему усмотрению. На них ты получишь возможность творить оружие, здания и вещи, открывать проходы между мирами, улучшать локус, свое тело или вкладывать их в своих товарищей. Ты будешь жить, словно боярин на пожалованной государыней вотчине. Это гораздо большие возможности, чем у простого глава клана, поверь. Да ты и не тянешь на главу, будем честны, Саша, твоя служба в Лесниках это показала. Правда, я звала тебя одного. Но раз уж с тобой пошли товарищи - ну что же, теперь они стали твоими слугами, господин Корректор. Корми и содержи их сам, со своих доходов, сам же с них и спрашивай службу. А я ее спрошу с тебя.
  
   - Не понял, вас, госпожа - вежливо перебил я Верлесу. - Как же так? Командир я, по вашим же словам, оказался никудышным, но вы двигаете меня на повышение, до корректора. Не то чтобы я против такого решения, мне деваться некуда, буду вам служить, как умею. Но почему я? Получается отрицательный кадровый отбор - показавшего свою некомпетентность в прошлой должности человека двигают на более высокую ступень. Добром такие вещи не кончаются.
   - Отчасти это верно, - согласилась Хозяйка. - Ты самокритичен, Славин, и мне это нравится. Но, как говорят в вашем мире, у меня нет для моих земель других корректоров.
   - Ага, - улыбнулся я, вспомнив старый исторический анекдот. - Других писателей у меня для товарища Поликарпова нет, а другого товарища Поликарпова мы писателям найдем.
   - Не совсем так, - серьезно ответила Верлеса. - "Поликарповых" у меня тоже негусто, тебе придется совмещать. Хей подойдет на должность командира клана и мага, но давать ей корректора - перебор. По разным причинам, но я чувствую, что ее не стоит сразу сильно возвышать. Кстати, я не советую тебе рассказывать Хей о всех твоих новых возможностях, не надо ее смущать. И сама ей не скажу, во всяком случае, пока. Кроме того, твоя служба будет связана с риском, мне нужен на ней не только администратор, но и самостоятельный человек, способный к инициативе и импровизации, но при этом безусловно верный. Ты в этом плане был неплох, если не считать последней вылазки против Орнса. Но ошибиться может каждый, я это понимаю. Из всех имеющихся кандидатур твоя получается лучшая. А ждать долго я не могу, нельзя затягивать с экспансией и развитием. У меня пока мир с соседями и есть силы на создание Корректора, но кто знает, сколько это продлиться? Неделю, две, месяц? Будем считать, Саша, что тебе дали второй шанс. Еще вопросы?
  
   - Больше не имею, - кивнул я. - Что от меня потребуется?
   - Для начала, надо разведать бесхозные земли на юге. Там за болотами что-то точно есть, я чувствую точку силы, вроде большого локуса, но без отметки Хозяина. Обычный наемник болотную полосу пройти не сможет, а корректор - вполне. Я хочу узнать, что там такое, быстрее других Хозяев. И при случае забрать приз себе.
   - Можно просто долететь, - наморщил я лоб, вспомнив дядю Васю. - На дельтаплане.
   - Дело твое. Но источник силы может охраняться, а дельтаплан хорошо видно. Летать на нем ты пока не умеешь да и нет его пока у тебя... Впрочем, в технике я понимаю плохо, а решать тебе Саша. Но мне бы не хотелось хоронить своего первого корректора раньше времени и без всякой пользы. В общем, думай сам как поступить лучше. Я тебя не слишком тороплю. Ты только что из боя, не раз был ранен, кроме того, тебе надо принять локус и земли и разобраться со своей вотчиной. Отдохни немного, съезди на побывку домой, опробовав заодно переход между мирами по озеру. Кстати, у тебя в локусе еще есть слуги, кроме Димы с Надей.
   - Они не мне не слуги, - мотнул я головой. - Друзья.
  
   - Это тебе решать, кем они для тебя будут...боярин. - Кстати, у тебя теперь будет возможность забрать под свое начало из своего мира одного-двух человек в наемники, если встретишь подходящих, я дам тебе такое право. Пользуйся им разумно, применяй, только если уверен в своем выборе. Но сейчас я говорю не о слугах-людях, а о хранителях локуса. На озере гнездится парочка гусей-лебедей, а в воде живет Харитон. Познакомься с ними.
   - Так гусей или лебедей, госпожа? - удивился я.
   - Гуси-лебеди, это ни то ни другое. Это слуги владельца локуса.
   - Как слуги у Бабы-яги? - вспомнил я старый советский мультик про пионера в сказке. - Большие белые птицы?
   - Примерно так. В старых сказках иногда попадается правдивая информация о корневом мире, наемники служат Хозяевам не первое столетие. Гуси-лебеди - благородные сильные птицы, а так же хорошие и умные слуги. Впрочем, сам со всем разберешься. Связь будем держать через твой коммуникатор или через этот дом. Но зря меня постарайся не беспокоить. И помни - если ты дашь повод в тебе серьезно усомниться, я могу в один момент все забрать назад, ты в моей власти. А если хорошо послужишь - ты знаешь, я умею быть благодарной. Теперь подойди ко мне как можно ближе, чтобы я могла коснуться твоей головы...
  
   Я сделал пару шагов вперед, к поднимающемуся от пола до потолка столбу синего света и зажмурился, медленно наклонив голову и опуская ее в сияние. Было немного страшно, но деваться некуда, задний ход давать поздно...
   Призрачные ладони Верлесы коснулись моих висков, и в ту же секунду я почувствовал сильный холод, как будто только что нырнул головой в снег. Затем его сменило резкое покалывание, похожее на слабый удар током, а мои глаза закрылись словно сами собой. А когда они открылись снова, то ничего уже не было: ни сияния, ни Хозяйки...
  
   Зато вдруг активировался режим выполнения желаний, который раньше в Калиново вызвать было категорически нельзя. И теперь на нем светилась не только сумма баланса. Точнее была и она, причем совсем немаленькая - на моем счету теперь числилось аж три тысячи ЛКР. Но, кроме них, я еще видел очень условную карту местности в виде подсвеченного зеленым светом озера и его окрестностей. Отступив назад, я сел на лавку у стены, пытаясь разобраться со своими новыми возможностями. Но не придумал ничего лучше, чем опять загадать желание.
   "Хочу понять, как всем этим добром пользоваться", - мысленно задал я вопрос.
   "Какой блок выбрать для изучения"? - появилась новая надпись. "Прикладная магия? Лечение? Выполнение сложных желаний? Управление локусом? Справочная информация"?
   "Прикладная магия", - осторожно ответил я.
   "Режим активирован. Сформулируйте запрос".
   "Допустим, я хочу ударить фаерболом в стену. Что для этого надо сделать"? - вспомнил я вражеского корректора - огнеметчика.
   "Зачерпните силу. Представьте себе само действие. Следите за ограничителями".
   Я почувствовал, как по правой руке разливается странное тепло, а на моей ладони заплясал призрачный красный огонек, постепенно увеличивающийся в размерах. Одновременно с его увеличением под цифрой баланса перед глазами побежали цифры: расход на магию 5, 10, 18, 27 ЛКР... - цифра расхода продолжала увеличиваться. Износ организма Корректора 1, 2...4 процента...
  
   "Стоп. С этим более-менее понятно. Перейдем к другим блокам".
   Огонек в ладони тут же погас, а призрачный экран вернулся в изначальный вид.
   "Открыть управление локусом", - пожелал я.
   Карта перед глазами чуть увеличилась в размерах. Надпись тоже прилагалась. "Озерный локус Верлесы находится под управлением корректора Славина. Текущий сбор силы в пользу корректора - около 110 ЛКР в сутки. Доступные блоки: строительство, создание вещей, управление слугами, улучшения локуса, прочее..."
  
   Весь следующий час, я игрался с настройками и читал пояснения. В принципе - ничего сложного. Кто играл в "веселую ферму" или хотя бы в "варкрафт", тот поймет. Можно было выбирать варианты из предложенных, вроде улучшения фауны при локусе, высаживания ягодных и грибных полян, разведения разнообразной рыбы, строительства домов на берегу и, потратив ЛКР со счета, через некоторое время получить желаемое. А можно было сразу сказать высказать желание, например: хочу новый причал и моторку. В этом случае все тоже должно было появится. Но цены, блин! Расход ЛКР на улучшения был немаленьким и далеко не все из них после создания приводили к увеличению магического дохода с локуса. А ведь мне еще что-то и для себя любимого нужно оставить, чтобы потратить, вернувшись в Москву! И товарищам дать наградные и "зарплату", раз уж содержу их со своих "доходов". И к походу по заданию Верлесы подготовиться.
  
   Короче, засада. Локус надо развивать, оружие видимо, придется создавать тоже здесь, благо экран в "русской печке" выполнял те же функции, что и голографический экран в терминале номер семь, представляя выбор оружия и снаряжения за полновесные ЛКР вместо прежних "авансовых очков". А вот технику, амуницию и многое другое надо тащить из своего мира. Иначе дебет с кредитом никак не сойдется.
   Поэтому прямо сейчас я обошелся лишь созданием собственного родника с живой водой, ягодника и поляны с лекарственными травами. В озеро добавил несколько видов рыб, включая лососевых и сопутствующих их разведению водорослей с разным речным "планктоном". Не столько из-за желания порыбачить, сколько из-за таинственных гусе-лебедей: оказалось, что пара этих птиц одними водорослями и лягушками питаться не может и, чтобы она как следует кормилась, озеро следовало порядком зарыбить. Обошлось мне все это счастье в семьсот ЛКР.
   "Закрыть доступ к ID" - наконец, приказал я. "Хорошенького помаленьку. С остальным еще разбираться и разбираться. Надеюсь, Надя уже приготовила что-нибудь поесть. Да, кстати, съестные припасы тоже кончаются. По любому пора домой на побывку".
   Встав с лавки, я озадаченно вздохнул и направился к выходу. Нелегкое это дело - хозяйничать.
  
   Глава 2. На побывку.
  
   - Блин, они реально здоровые! - опасливо сказал Дима, глядя на озеро, рефлекторным жестом подвинув к себе только что почищенный и снова собранный пулемет. - Как страусы! Да какие там страусы, круче! Страус по сравнению с ними как рысь супротив тигрицы. А крылья-то какие, а! Белые, как паруса! А клювы видел?! Таким клювом кирпичи долбить можно!
   Мы только что поужинали остававшейся с обеда и до отвращения надоевшей за дни походов тушенкой с макаронами и вдоволь напились чаю с шоколадками. Несколько крупных плиток и с десяток шоколадных батончиков еще оставалось, а вот сгущенка и сахар почти закончились, так что приходилось доедать взятые запасы. За прошедшее после разговора с Верлесой время я успел в общих чертах рассказать соратникам о нашем сегодняшнем положении и перспективах. Не все, конечно. Кое-какие детали беседы с Хозяйкой, я решил пока не выкладывать, чтобы избежать лишних вопросов. Потом успеем все обсудить. Кроме того, во второй половине дня мы успели проинспектировать часть своих владений, нашли родничок с живой водой, наполнив снова доверху фляги, осмотрели ягодник и полянку с травами от Хозяйки. Дима и Надя были в приподнятом настроении - им обоим неожиданно капнуло на ID-счет по двести пятьдесят ЛКР. Как объясняла присланная мне короткая СМС-ка от Верлесы, это были старые долги за уничтожение вражеского экспансивного Локуса и за отражение нападения наемников Орнса. Наградных по окончанию кампании нас и в самом деле лишили, в отличие от оставшихся с Хей лесников. Но, обещанное ранее Хозяйка решила честно вернуть, сделав окончательный расчет. Потому что кровно заработанные. Мне, что характерно, не досталось ничего - наверное, Верлеса посчитала что я и так достаточно ею обласкан.
  
   Так вот оно и вышло, что после ужина, закончив с делами, мы решили посмотреть на наших хранителей локуса, которые прятались где-то на заросшем густым кустарником и деревьями южном берегу. Высокие камыши там подступали к самому берегу, и разобрать что-то было сложно даже в бинокль, а может быть хранители были мастера по пряткам... Не знаю, но увидели их мы лишь тогда, когда гуси-лебеди выплыли на озерный простор, подчиняясь моей команде из ID - списка "управление локусом".
  
   На обыкновенных лебедей или гусей белоснежные, с легким коричневым окрасом по кончикам крыльев, птахи действительно походили. Такая же посадка в воде, такие же красные клювы и длинные, грациозно изогнутые шеи. Но размеры, конечно, впечатляли. Тушка на первый взгляд потянет с центнер, не меньше. Размах крыльев у плывущей птицы оценить трудно, но метра четыре, наверное, будет. Плывущий гусь-лебедь от воды до клюва, ростом чуть выше меня, то есть около двух метров. И если обычный взрослый лебедь может сломать ударом крыла человеку руку, то на что способна эта птица...я даже не знаю.
  
   - Ой, у них же маленький! - вдруг совершенно по-девчачьи вскрикнула Надя и подбежала к краю мостков, когда птицы подплыли поближе. - Птенчик! Какой хорошенький, пушистенький...
   Приглядевшись, я действительно увидел плывущий между родителями серый пуховой клубочек, размером с хорошую утку.
   - Эй, Надюха, ты его не лапай только - обеспокоенно закричал Дима. - Папка с мамкой тебе руки враз по плечи отхватят. И конфетами не корми, это же птица!
   - Да, Надя, осторожнее! - присоединился я.
   - Не бойтесь, мальчики, птички хорошие! - уверенно сказала напарница, погладив с мостков ближайшего гусь-лебедя по покрытой плотными перьями толстой шее. - Они же наши! Медведя в лесу не боялись, а у себя дома гусей станем пугаться? Саша, притащи мне полбатона, у костра в рюкзаке вроде оставалось. Водоплавающих же хлебом кормят, так?
   - Медведь был нормальным, - передёрнул плечами Дима. - Топтыгин обыкновенный, как в зоопарке или на картинке. А эти переростки, блин... Стремно мне как-то, не доверяю я им.
   - Русский гусь-лебедь птица солидная, - не согласился я с пулеметчиком, доставая остатки батона. - Умная и с понятием, видишь, как внимательно они на нас смотрят? Своим её бояться нечего, а враги пусть трепещут - сдается мне, такая птаха легко за пикирующий бомбардировщик отработает. Держи Надя - подал я девушке булку, встав рядом с ней на мостки.
  
   Хранители сжевали угощение в три укуса, причем последний маленький кусочек хлеба одна из птиц, макнув в воду, заботливо подсунула в клюв птенцу. Затем вся троица отплыла от берега, сделала круг по озеру в паре десятков метров от мостков, а потом тот гусь-лебедь, что был чуточку покрупнее, вдруг неожиданно нырнул, беззвучно и без всплеска войдя в воду. Пробыл там с полминуты и вынырнул, держа в клюве трепещущую рыбину, после чего подплыл к нам, положив на доски к Надиным ногам здоровенного карпа. Затем птица склонила голову, вытянув вперед шею, негромко курлыкнула и, развернувшись, отправилась догонять свою пару.
   - Действительно, умная птаха, - озадачено протянул Дима. - С понятиями, ты прав шеф! Ответный пацанский подгон за угощение сделала, надо же! Уважаю, беру свой базар обратно.
  
   - Теперь нам Харитона покажешь, командир? - спросил Димка, когда гуси-лебеди убыли домой к своему гнезду на южном берегу, а мы уселись обратно, к багрово светящимся в вечернем сумраке углям костра у избушки.
   - Что его смотреть? - пожал я плечами. - Судя по описанию, Харитон - это гигантский сом, по совместительству что-то вроде водяного. Сейчас поздно уже, солнце садится, а он где-то на дне спит. Разбудим и заставим почтенного сома прыгать как дельфина нам на потеху? Может в другой раз?
   - Можно и потом, - зевнул Димка. - Не к спеху.
   - Вот и мне так кажется. Давайте спать, день был насыщенный. Я так думаю народ, - завтра мы всем озерным кланом отправимся в увольнительную, - начал я излагать свою программу. - Со счета нашего локуса я переведу вам дополнительно к Хозяйкиным щедротам по сто ЛКР отпускных, пойдет? Дней пять отдохнуть надо, а то у меня уже от переходов по лесам туда-сюда ноги который день гудят, а от консервов и каш тошнота. Заодно проверим водный переход и узнаем, где нас вынесет в нашем мире. И вообще - охота отоспаться. Желательно в тепле и раздевшись до трусов, а не как обычно, в спальнике под березой. Поесть нормальной еды, прийти в себя. Потом вместе закупимся снаряжением и отправимся обратно - разведаем для Хозяйки, что там за источник силы на ничейных землях. Думаю, мы все успеем - и отдохнуть и поработать, не будем себе зад рвать на британский флаг. Сомаровцы с дядей Васей сейчас наверняка в своем кабаке зависают, отмечают окончание войны. Орнсу нынче тоже не до новых земель. Заодно и с локуса какой-никакой доход придет, подумаем, как нашу вотчину дальше усовершенствовать.
  
   - Первым делом мы будем строить дом, Саша, - тут же сказала Надя, чистившая карпа, чтобы пожарить его над углями. - Ты говорил это возможно.
   - Ну, да, можно...только дорого это, - задумался я. - Расход ЛКР большой, а дохода локусу с дома нет. Просто роскошь. Избушка же пока есть, ее можно бюджетно проапгрейдить. Хватит на первое время.
   - Нет уж. Нам с тобой надо поскорее обзавестись собственным жильем, дорогой, - отрицательно покачала головой моя напарница. - Раз уж мы к этому озеру привязаны. А там и Диме хорошую девчонку в пару найдем. Что же, нам всем вместе в однокомнатной избушке на соседних лавках спать? Дорого, конечно, но чай ЛКР не ипотека, справимся. Я в сети обязательно посмотрю проекты и картинки домиков у воды, выберу для нас всех что-нибудь посимпатичнее, а ты уж постарайся воплотить их в реальность. Всю жизнь о собственном доме мечтала!
   - Не надо мне пару искать, - буркнул Дима. - Я себе сам дома девчонок сколько угодно найду. Для отдыха и снятия стресса. При хороших деньгах да с ЛКР - бабы ни разу не проблема. А службу и личную жизнь я мешать не хочу. Нет, Надь, не надо на меня так строго смотреть, - рассмеялся Димка. - Я к тебе как к сестре отношусь, честное слово. Ваше с шефом дело как вам жить, а за себя я сам подумаю. Но я бы с домом пока повременил.
   - Дом нужен, - упрямо сказала маленькая снайперша. - В первую очередь.
   - Потом разберемся, Надя, - твердо заявил я. - Сначала увольнительная.
   - Как скажешь. Я все равно хочу отдыхать с тобой, в вашем с Димой мире, успеем еще поговорить. Мне к себе буквально на сутки надо, родным помочь и деньжат подкинуть. Поможешь с переходом из мира в мир?
   - Конечно, - улыбнулся я. - Сделаем. Двадцать ЛКР за переход теперь не проблема, мы теперь народ состоятельный.
  
   *****
  
   Грузились мы поутру в лодку недолго. Собственно, имущества у нас - кот наплакал. Мне даже пришлось потратить тридцать ЛКР на зимнюю одежду для всей команды. Свою собственную мы бросили в терминале, пока в спешке собирались к локусу, а без нее было никак - дома стоял конец февраля. Осенний камуфляж, в которым мы бегали здесь - не вариант, замерзнем же, неизвестно, куда нас из Калиново лихая вынесет. Отдавать в пересчете на наши деньги пятнадцать тысяч евро за три магическим образом созданные теплые куртки со штанами жаба душила страшно, но, скрепя сердце я все же сделал заказ, вынув выбранные на экране шмотки прямо из зева печки в избушке.
   Оружие домой нам тащить было не с руки, еду по большому счету тоже. Да и не осталось ее почти, той еды. Надеюсь, мы окажемся не на плато Путорана или в глухой тайге. Тогда едем обратно и объясняемся с Хозяйкой - какого хрена? Так что наша троица переоделась в зимнее, села в лодку, мы с Димой, взявшись за весла, выгребли подальше от берега, после чего я активировал переход, скомандовав всем закрыть глаза и начать отсчет до пятисот. Стоил переход из корневого мира в наш, кстати, в два раза дороже чем переходы из одной Москвы в другую, пришлось списать со счета еще сорок ЛКР.
  
   Дальше все было как при переходе из моей России в Россию двух столиц. Внезапно навалившаяся дурнота, хлопок и вспышка, видимая даже с закрытыми глазами. А затем я открыл глаза и обнаружил, что наша лодка уже не дрейфует в воде, а стоит, утопая бортами в густом снегу. Вокруг знакомый серый туман, видимость не больше десятка метров, но с каждой секундой плотная дымка таяла, отступая.
   - Где это мы? - тихо поинтересовалась Надя, спустя минуту напряженного молчания.
   - Дома, я полагаю, - улыбнулся Дима. - Смотрите-ка, абориген!
   Действительно, видимость улучшилась настолько, что я заметил в нескольких десятках метров от нас дедка, сидевшего на санках поодаль с зимней удочкой рядом с небольшой палаткой. Решив, что раз такое дело, то лед достаточно прочный, я вылез из лодки, подав руку Наде. Махнул Диме, чтобы он присоединялся, и мы втроем потопали к рыбаку, по колено проваливаясь в рыхлый снег. Тот нас явно заметил - от удивления у дедка даже челюсть отвисла.
  
   - День добрый, - вежливо представился я уставившемуся на нас аборигену. - Где мы находимся, не подскажете?
   - На Рудном водохранилище, - отер перчаткой заиндевелые усы рыбак. - А вы, собственно, кто такие, молодые люди? Позвольте узнать?
   - Рыбаки-спортсмены мы. Экстремальная зимняя автобусная рыбалка без удочек. Сейчас модно, слыхали про такую? - импровизировал я, неся всякий бред.
   - Как не слыхать? Слыхал, сынок. Краем уха. - Не растерялся дедок. - А лодку тоже автобус по льду привез? - ехидно поинтересовался он.
   - Жилье вблизи есть? И дороги? А то мы вышли из автобуса и потерялись, - проигнорировал я вопрос аборигена.
   - Дык вон, - показал рыбак рукой на здоровенный семиэтажный дом, окруженный корпусами поменьше, который стал виден на открывшемся в рассеявшемся тумане берегу. - Дом отдыха Вятличи. Там и дорога к трассе. Есть еще коттеджный поселок и база отдыха.
   - До Москвы далеко?
   - По Минскому шоссе километров сто. И до шоссе десятка три.
  
   - Все ясно, благодарю, уважаемый, - кивнул я. - Потопали к дому отдыха народ. Спасибо за информацию.
   - А все же, вы откуда такие красивые? - сузил глаза дед. - Не было же вас!
   - Показалось вам папаша, - указал я на видневшуюся из кармана его тулупа початую бутылку водки. Были мы. Аккуратнее употребляйте на рыбалке, мой вас совет. Всего хорошего.
   "Как отойдем подальше, надо пару ЛКР потратить, чтобы стереть деду память о нас" - подумал я. "На всякий случай. Ишь, какой въедливый и любопытный".
  
   Минут через двадцать мы выбрались со льда водохранилища на берег и двинули прямо к главному корпусу. Я решил не мудрствовать, а сразу заселиться в номера, сняв их на несколько суток. Собственно, почему бы и нет? Вряд ли зимой в доме отдыха аншлаг, пустых номеров должно хватать. Переходы из мира Калиново в другие миры имеют одну особенность - они жестко привязаны к местам отбытия и назначения. Если ехать поездом до главного терминала Верлесы, то только с Ярославского вокзала, обратно поезд прибывает на него же. А нам, получается, придется возвращаться в свой локус с поверхности Рудного водохранилища. Стало быть, следует легализоваться на его берегах. Для начала можно просто снять номера в удачно подвернувшихся Вятличах. Паспорта у нас с Димой с собой, деньги на карточке имеются, наш паспорт для Нади? Ага, цена вопроса тридцать ЛКР, - услужливо подсказал виртуальный экран. Документ строго официальный, проведенный по всем базам, комар носу не подточит. Дорого, но оно того стоит, документы для обоих миров нам следует иметь обязательно.
   - Держи, гражданка России, - протянул я Наде аутентично помятую книжечку в слегка потертой обложке, которую "обнаружил" в своем кармане. - Владей, пригодится.
   Девушка приняла документ, чмокнув меня в щеку, пролистала его, с любопытством заглянув в графы "прописка" и "семейное положение" и положила в карман.
  
   Заселиться удалось не сразу. Сначала до нас докопался охранник у главного корпуса, которому не понравился наш вид, затем мурыжил портье за стойкой, выясняя, бронировали ли мы заранее номера и по какой путевке приехали. Я его где-то понимал - выглядели мы странно. В одинаковых зимних прикидах, отличающихся только размерами, молодые, непонятные - то ли туристы, то ли еще кто. На бизнесмена или чиновника с очередной любовницей, приехавших в дом отдыха приятно провести время никто из нас не походил, на богатых мажоров - тоже. Но главное - запах. На морозе еще туда-сюда, но в теплом фойе главного корпуса он чувствовался очень четко. Попробуйте, побегайте с автоматами недельку по лесу, постреляйте вволю, ночуя под кустом. Даже если вы смените верхнюю одежду, будете пахнуть. Намертво въевшимся дымом костра и сгоревшим порохом, лесными ночевками и просто немытым телом. Выглядели и пахли мы специфически, а у них тут приличный дом отдыха. Так что, несмотря на банковскую карточку с деньгами и паспорта, пришлось слегка подкорректировать персонал, потратив пару ЛКР на самого портье и еще пару - на создание себе легенды в виде брони в доме отдыха от какого-то охотничьего общества. И лишь после всех этих приключений мы, наконец, получили ключи от двух номеров.
  
   А потом был кайф. Что делал Дима, я не знаю - его отдых, его проблемы. А мы с Надей сначала долго отмокали в ванной. Потом также долго и обстоятельно любили друг друга на большой кровати номера люкс. Затем заказали и съели обед прямо в номере. В перерыве, Надя с моей помощью залезла через коммуникатор в интернет и заказала нам комплекты чистого белья и одежды, со срочной доставкой прямо в Вятличи. Девушка распечатала свою ЛКР-кубышку, материализовав карточку с приличным счетом на ней, и теперь с видимым удовольствием тратила деньги. Еще бы - до этого она годами была вынуждена экономить буквально на всем, таща на себе больную бабушку и маленькую сестру. А теперь вдруг такое богатство привалило - последняя получка тянула миллионов на двенадцать, если мерять ЛКР в рублях моего мира.
   К вечеру, уже прилично одетые, мы с Надей вышли к ужину в ресторан. Я вам так скажу - походная романтика это хорошо, но грызть мясо не с ножа и хлебать варево не из закопченного котелка в лесу, тоже приятно. Белоснежные скатерти, красиво сервированные блюда, вино в бокалах, негромкая музыка - все это сибаритство тоже неплохая штука. Хотя бы для разнообразия стоит попробовать и то и другое.
  
   Следующий день мы с Надей тоже провели в Вятличах, продолжая отдыхать, наслаждаться друг другом и отсыпаться. Номера мы сняли сразу на неделю, примерно столько времени я отводил нашей маленькой группе на отдых и подготовку к походу на болота. А на третий день приступили к делам. Вызванное с раннего утра к дому отдыха такси через пару часов высадило нас в Москве, а еще через час мы с Надей стояли у Сходненского ковша готовясь сделать переход в ее мир. Следовало разделиться: моей русоволосой подруге предстояло решать свои семейные проблемы, а мне свои. Димка еще вчера отправил нам сообщение о том, что он на четыре дня отбыл к себе домой в Питер.
   Задерживаться надолго в мире двух столиц я не стал - незачем. Уже через полчаса я сделал новый переход, вернувшись в свою Москву. Обратно ко мне Надя могла попасть сама - опция позвать к себе своего наемника из его мира, дарованная мне Хозяйкой, когда я еще был главой клана, продолжала работать. В теории. И эту теорию стоило бы проверить.
  
   Дома мне пришлось задержаться на следующие два дня, обеспокоенные родители никак не хотели меня отпускать. Все же я пропал больше чем на месяц, а мой телефон был вечно недоступен. Периодически я, конечно, делал родителям звонки через свой смартфон тратя ЛКР на связь между мирами, да и о подработке в таком месте, где связь почти не берет, я их предупреждал. Но все же...тупо потратить ЛКР, магическим образом сделав отцу с матерью постоянное внушение, что у меня все хорошо и обо мне не стоит волноваться я не хотел. Нечестно и гадко это было - корректировать своих родных, подобным образом. И неприятно - словно самого себя из семьи выписать. Но и врать им дома, выдумывая рассказы про университетские будни, учебу и постоянные подработки, которые не дают возможности приехать домой было тяжело. Не успев разработать достоверную легенду, я постоянно палился на вранье по мелочам, не хуже Штирлица с радисткой. Другое дело, что родители не гестапо, так что прокатывало... Уезжал из дома я все же с легким сердцем - родителей повидал, подлечил, потратив несколько ЛКР и успокоил. Можно приступать к делам.
  
   Встретились мы снова втроем лишь утром шестого дня, в городке Рудна, недалеко от одноименного водохранилища. Небольшой областной городок, с десятью-пятнадцатью тысячами населения - ничего необычного. Однако же, с хорошей транспортной доступностью и инфраструктурой. Расположен рядом с водохранилищем и пересеченным дорогами лесным массивом. В лесу есть несколько коттеджных и дачных поселков, но для Московской области место достаточно укромное. В принципе то, что нужно, нас этот вариант более чем устраивал. Дальше - дело техники. Мотаться по магазинам нынче не модно, интернет рулит. В этот раз мы с Димой, держа связь друг с другом, почти все заказали в сети, пока Надя была в своем мире. Обратный переход в нашу Москву снайперша сделала без проблем, лишь с моего ID традиционно списалось двадцать ЛКР после подтверждения вызова наемника. Оказавшись здесь, девушка села на электричку, и доехала до ближайшей станции, где я ее уже встречал. Все было в целом готово, оставалось лишь получить покупки.
  
   Деревянный коттедж с электричеством и газовым отоплением на берегу водохранилища, снятый до лета всего в трехстах метрах от дома отдыха обошелся нам в двести пятьдесят тысяч. Мы даже не видели его хозяина - тот сдавал недвижимость в аренду через агентство. Молодой агент довез нас до объекта на своей машине, показал дом и участок, получил деньги, подписал договор и, отдав нам ключи, убыл восвояси.
   Затем к коттеджу на прицепе внедорожника привезли моторку. Деревянную плоскодонку из локуса я решил бросить на месте - ни к чему она нам. Тяжелая, без крепления под мотор, маловместительная. Посовещавшись, мы с Димой решили для начала приобрести моторку в RIB-варианте, с жестким корпусом и надувными бортами. Сразу с двигателем и аксессуарами, в полном комплекте. Вес у подходящей модели относительно невелик, центнера полтора, зато вместимость в пять человек и гораздо большая грузоподъёмность чем у деревянной. Я задумывал нагрузить ее припасами прямо на берегу и стащить на лед, протащив по нему волоком подальше от берега на манер бурлаков. А там уже занять места и начать переход обратно в озерный локус. Впрочем, парочку легких надувных лодок мы тоже купили - запас карман не тянет. В принципе я задумывался и о более серьезной вездеходной технике, но пока решил не пороть горячку. Пока следовало опробовать переход в штатном режиме, на лодке.
  
   Потом в течение дня к коттеджу подвозили еще покупки. Специальная одежда и обувь, болотоступы и болотные "хипперсы". Консервы и армейские пайки, которые я решил снова закупить для разнообразия. Картошку, лук, морковь и разные овощи с фруктами. Крупы, хлеб и макароны, сахар, сладкое. Необходимые по хозяйству вещи. В этот раз у нас в Локусе была своя избушка, тащить на своих двоих, все подряд не предполагалось, можно было строго не придираться к весу. Впрочем, Надюха развернулась во всю свою хозяйственную жилку и, съездив на такси в город, купила даже посуду, одеяла, полотенца и постельное белье. Особенно меня умилили в ее покупках синие цветастые занавесочки на окна избушки и витамины для водоплавающей птицы. Денег ушло немало, но я махнул на это рукой - за прошедшие дни на мой ID из Локуса приходили регулярные ЛКР-пополнения, как и было обещано, так что сильно наш бюджет эти траты не подорвали. Затем мы паковали груз и размещали его в лодке, готовясь к транспортировке.
  
   Умаялись прилично, хотя вроде никакой тяжелой работы и не сделали. А вечером, Надя сказала, что последнюю ночь она хотела бы провести в доме отдыха. Уплачено же за номер Люкс, и идти недалеко. А еще можно в последний раз во время побывки сходить в ресторан, культурно посидеть и вообще...
   Насчет "вообще", я был с ней полностью согласен, вспомнив как мы кувыркались на широченной кровати номера в первые два дня после прибытия. Дима тоже согласился составить нам компанию в кабаке, хотя на ночь собирался вернуться в коттедж, охранять добро. Поэтому наша троица около шести часов вечера появилась на территории дома отдыха, взяв направление к главному корпусу. Вокруг уже царила темнота, никого и ничего не было видно, кроме небольшого трактора, расчищавшего впереди прогулочную дорожку после ночного снегопада. На первый взгляд картина самая обыкновенная, но странное чувство заставило меня остановиться в нескольких шагах от работающей техники с водителем, приглядевшись к ним повнимательнее.
  
   Глава 3 Матвей Петрович.
  
   Движок практически новенького МТЗ-132 работал ровно и тихо, едва заглушая шуршание щётки по выложенным тротуарной плиткой прогулочным дорожкам санатория. Московская мода, всячески насаждаемая тамошним городским головой по фамилии Собакин, уже давно выплеснулась за пределы МКАДа и Новой Москвы. Чем не угодил новой власти, оставшийся после предыдущего мэра Кепкина старый добрый асфальт, Матвей Петрович Бурлаков, ещё моложавый военный пенсионер мог только догадываться.
   "Не иначе одна из диаспор больше откат посулила!"
  
   Хотя, особой разницы между асфальтом, который традиционно был "под армянами" и тротуарной плиткой, которой заправляли некие не менее тёмные, как в прямом, так и в переносном смысле личности не было: и то и другое дорожное покрытие буквально на глазах растворялось в весенней воде на следующий год после укладки.
  Впрочем, никакого дела Матвею Петровичу до чужого бизнеса не было. "Военная" пенсия позволяла не только не думать о куске хлеба на завтрашний день, но и служила предметом зависти у местного отнюдь не богатого народа. А сам Матвей еще вызывал в знакомых дамах "от тридцати" матримониальные планы. Чему в немалой степени способствовала старая армейская привычка не таскать на пальце обручальное кольцо.
  
   Рудненские мужики, особенно в первое время, недобро косились на приезжего, купившего сразу после выхода на пенсион небольшой, но крепкий деревенский дом в пригороде. Но что они могли поделать? Водку и тем паче популярный, несмотря на относительную близость к Москве, среди местных самогон, Петрович практически не употреблял и на роль собутыльника категорически не годился. В остальном его интересы с местными тоже практически не пересекались. Даже рыбу на озере ловили в основном приезжие. А уж выбраться в Кубинку на стрельбище, было для аборигенов сродни полёту в космос. Хотя, как заметил не страдавший отсутствием наблюдательности майор запаса, ружья у местных водились и даже иногда "бахали" в лесу неподалеку. Петрович тоже прикупил себе двудулку, но после Севера местная дичь вызвала у него не охотничий инстинкт, а сострадание. Единственными жертвами его Иж-43 были глиняные тарелочки на "круглом стенде", да и то это дело он скоро забросил.
  
   После "ижика" в сейфе завёлся привычный ещё со службы АКМ, благо купить его в "гражданской" версии в последние годы стало проще простого. Последней "игрушкой" Петровича стало "чудо враждебной техники" - винтовка Ремингтон-700 с мощным оптическим прицелом переменной кратности. Однако главным достоинством карабина был ствол из нержавеющей стали, позволявший не сильно заморачиваться с чисткой, в отличие от изрядно поюзанной ещё во время службы в тундре "трёхлинейки" с "чёрным" стволом. "Выгуливая" свой "Рем" на стрельбище в Кубинке, Петрович случайно познакомился с завхозом местного дома отдыха. Страстный стрелок и записной патриот, тот почти еженедельно насиловал свой "Тигр" в безуспешных попытках выжать из него "минутную" кучность и легко сошелся с военным пенсионером на почве общей любви к разнообразным стреляющим железкам.
  
  
   Сегодня в полдень завхоз был в гостях у Петровича и гордо продемонстрировал свежекупленное чудо отечественной оружейной мысли - винтовку "Орсис", грозясь в следующие выходные "обстрелять" "Ремингтон" Петровича. Заодно приятель попросил его почистить своим трактором прогулочные дорожки после ночного снегопада. Штатный дворник санатория неожиданно ушел в запой, где благополучно пребывал всю последнюю неделю, а работу так или иначе следовало сделать. "Вятличи" считались заведением дорогим и понтовым, поэтому позволить себе нечищеные дорожки не могли. Петрович легко согласился - какое-никакое, а развлечение. Да ещё и сулящее пару "рублей" вознаграждения. В конце концов, машина должна работать, а не ржаветь в гараже, хотя, судя по всему, МТЗ обитал в гараже последний год - ему на смену уже был присмотрен квадроцикл. Желание заняться сельским хозяйством, побудившее майора запаса купить трактор в полном "обвесе" как-то быстро улетучилось после знакомства с цифрами земельного налога и аренды. Хотя и "квадрик" тоже был нужен Петровичу как зайцу стоп-сигнал. Но на квадроцикле хотя бы сын мог бы кататься, трактор же вызвал у молодого офицера лишь снисходительную ухмылку.
  
   Главной проблемой Матвея Петровича была скука. Что делать в деревне в конце февраля? На выходные, обычно в ночь с пятницы на субботу, чтобы не стоять в вечных московских пробках, к нему приезжала жена, начавшая успешную карьеру преподавателя ещё в Норильске и продолжившая её в Москве, после выхода мужа на пенсию. Сидеть одной все выходные в "4-х стенах" московской "двушки" в одном из спальных районов ей не хотелось. В свою очередь Петровича раздражала Москва, давно превратившаяся в настоящий муравейник. Единственный сын, уже с полгода назад получивший "старлея", ровно и спокойно служил в одной из дивизий РВСН "за Уралом" почти копируя карьеру самого Петровича и навещая родителей во время отпусков. Вот только жениться в ближайшем будущем бравый старлей не собирался, а значит, надежда на появление внуков была пока что весьма призрачной.
  
   Петрович посмотрел на часы и решил прокатиться по уже и так вычищенным "до асфальта", вернее "до плитки" дорожкам ещё раз.
   "Вручную местному дворнику и потомственному алкоголику Никитке работы на целый день "от рассвета до заката", а трактором на пару часов с перекуром. Но кто же доверит трактор запойному алкашу? А уволить то ли внучатого племянника, то ли десятиюродного брата - не моги, родственник! Да и кого брать вместо него? - Лениво думал пенсионер, заканчивая работу.
   Кого мог бы взять завхоз вместо своего загулявшего родственника, когда "чаша терпения переполнится" Петрович прекрасно понимал. Уж лучше пусть будут местные, те все же свои, хотя и алкоголики. В том числе и поэтому он без лишних слов согласился подкалымить.
   "Сегодня ночью на рыбалку или кувыркаться?"
  
   Петрович пока так и не определился. С одной стороны на рыбалке он недавно был, просидев почти целый день на морозе ради полудюжины жалких окуньков, при виде которых кошка его любовницы презрительно отвернулась и, задрав хвост, величественно удалилась.
   Времена, когда встречи с представительницами противоположного пола заставляли кровь бурлить и быстрее бежать по жилам, давно прошли. Любовница, 30-ти летняя разведёнка с уже начавшим отвисать бюстом 4-го размера и попой, скучающей по смачному "лещу", работавшая всё в том же доме отдыха горничной, в последнее время раздражала Петровича все больше и больше. К тому же он начал задумываться, с кем проводит время между визитами "в деревню" его собственная жена.
   "Дама она стройная и ухоженная, мужиков вокруг хватает", - размышлял Петрович. "При желании, ей только свиснуть. Вмиг найдётся толпа студентов - спермотоксикозников, готовых ублажить властвовавшую над их зачётками, "преподшу", ставшую "снова ягодкой" пару месяцев назад".
   Впрочем, супруга Петровича клятвенно уверяла, что любовника у неё нет, а внезапные набеги самого Петровича в Москву в самые неподходящие, по его мнению, времена суток никакого "улова" ни разу не дали.
  
   "Пока не дали, а что будет завтра?" - подумав об этом, Петрович не удержался и в раздражении ударил руками по рулю своего МТЗ. И, как раз в этот момент, ему на глаза попалась странная группа из трех молодых людей.
   Два парня и девица. Причём он явно где-то с ними встречался, по крайней мере, с девицей, пигалицей с не по возрасту взрослыми глазами.
   "Хотя, сейчас молодых да ранних полно".
   Лицо молодого человека, в руку которого вцепилась девушка, тоже было смутно знакомым. А вот третьего члена компании, явно мелкоуголовного типа, Петрович видел впервые. И чего забыли эти "новые русские" здесь в такое время?
  
   Немного напрягшись, Петрович вспомнил, где он видел одного из парней и девицу. Утром в городе у железнодорожной станции - Лариска как раз жила неподалеку. А еще завхоз говорил, что троица молодых людей сняла коттедж рядом с домом отдыха. Арендаторы, снимавшие коттеджи на какое-то время, или только на выходные, сменяли одни других. Бывало, они устраивали настоящие оргии, или как там они сейчас называются? "Вписки"? Но чтобы среди зимы тащить за здоровенным джипом на прицепе лодку в арендованный коттедж? Причём очень даже не дешёвую. И набивать её жратвой и прочими припасами, гоняя "доставку" от ближайшего сетевого магазина? Местные народ любопытный, они все видят, а завхоз обычно в курсе всех слухов.
  "А еще на берегу озера среди сугробов вдруг появилась явно ничейная деревянная лодка", - всплыло в голове отставного майора.
  
   "Откуда могла появиться лодка на льду? Причем, без следов волочения по снегу от берега, как будто вмерзла в лед с весны? Да ещё как раз в тот день, когда неделю назад на некоторое время среди бела дня на водохранилище сгустился очень странный туман" - продолжал вспоминать майор запаса. "Я ведь тогда был на рыбалке. Пару минут совсем ничего не видел, даже носок собственных валенок. А ведь не пил почти, только так, глоток в час для сугреву. А сейчас лодки-то уже и нет, небось её-то наш Никитка утащил со своими друзьями-алкашами да кому-то продал, а на полученные деньги ушел в запой".
  Петрович снял с руки перчатку и вытер то ли заиндевевшие, то ли просто набившиеся, поднятым щёткой снегом, усы.
  
   "Лариска тоже говорила о каких-то странных типах, двух мужиках и девке, вселившихся в два "люкса". Кстати, все они были одеты в грязную и пропахшую костром и порохом одежду. Особенно её удивил запах пороха. Нюх у любовницы как у ищейки, а запах она запомнила в Кубинке на стрельбище. На что только не готова женщина, чтобы впечатление на хахаля произвести! Бегала с моим АКМ-ом не хуже клубных "тактичных стрельчих", сиськи едва из лифчика не выпрыгивали. А жену я так и не вытащил ни разу... Их одёжки Лариска видела, когда в номерах убиралась. Откуда такая грязь в конце февраля? Ночевали в лесу в землянке? Экстремалы - выживальщики с поехавшей крышей или боевики схрон готовят? А на кой чёрт им дорогущая лодка среди зимы"?
  
   Петрович опустил глаза, играть в гляделки при раскладе, когда неизвестно кто перед тобой, а из оружия под рукой кроме монтировки и перочинного ножика ничего нет - глупо, но при этом продолжал изучать "боковым зрением" потенциальную опасность.
   "Компашка-то явно "пустая". Никаких видимых признаков, что вооружены. Максимум нож у "гопника", и то не факт. Вот и развлечение нарисовалось! Врукопашную я этих двух сопляков ушатаю на счёт раз. А девица... Смешно"! - улыбнулся военный пенсионер.
  
   "Да у меня, похоже, паранойя разыгралась, готов уже на людей прямо с трактора бросаться. Идут мимо, никого не трогают, на забавный агрегат смотрят". В своё время, на выставочной площадке рядом с Минским шоссе, он сам не смог оторвать взгляд от сверкающего свежей краской и источавшего одуряющий запах новеньких шин МТЗ. И тут же пробил очередной игрушкой изрядную брешь в семейном бюджете.
  
   ***
  
   Однако, когда по команде шедшего с девушкой парня странная троица остановилась рядом с ним, Петрович всерьез насторожился. Как-то по-военному, пусть и в карикатурном виде, у них это получилось. Согнутая рука с открытой ладонью у предводителя троицы молча пошла вверх и вся компания тут же распалась, полуокружив трактор. Причем встали парни с девушкой так, чтобы не перекрывать друг другу сектора огня - машинально отметил майор запаса. Если бы у них были стволы, конечно. А еще Петровичу очень не понравился взгляд скомандовавшего парнишки - тот смотрел на него как-то рассеяно, словно между трактором и им самим было что-то еще, видимое только одному парню.
  
   "Наркоман? Не, не очень-то похож. В любом случае, тебя я валю первым" - напрягся Петрович. "Потом хватаю монтировку и..."
  
   - Здравствуйте Матвей Петрович, - тем временем вежливо сказал молодой человек. - Я...мы..., - видно было, что он на ходу пытается подбирать слова. - Мы бы хотели с вами познакомиться.
   - Нахрена вам это? И мы - это кто? - Ровно ответил майор, следя боковым зрением за остальными. - Откуда вы знаете мое имя?
   - Меня зовут Александр Славин, - попытался улыбнуться парень, но улыбка вышла кривоватой. - Мои товарищи - Дима и Надя. А вас зовут Матвей Петрович Бурлаков, вы майор запаса, служили в...- задумался парень, - в в/ч 342, скажем кратко. Под командованием генерал-майора Звяхина, кличка "Чердак". Ваша жена Екатерина Бурлакова преподаватель, сын офицер...ладно не будем подробно. У вас есть некоторые проблемы с камнями в почках, уже был один приступ, но вы пока о нем никому не сказали. Хотя подумываете, стоит ли идти к врачам. В остальном здоровье в норме. Еще...
   - Стоп, - прервал парня Петрович. - Это прикол такой? Розыгрыш? Или вы, ребята, из органов?
  
   - К органам мы не имеем ни малейшего отношения, - покачал головой назвавшийся Сашей парень. - Абсолютно. Просто вы нам подходите для одного дела...и я даже не знаю, как правильно начать разговор, - замялся молодой человек. - Давайте поступим так... Чтобы вы поняли, что все серьезно и нас следует внимательно выслушать, мы выполним одно ваше желание. Просто так выполним, не напрягайтесь, вас это ни к чему не обязывает. В пределах разумного, конечно, звезду с неба мы достать не в силах. В конце концов, нас самих точно так же вербовали. Желание будет выполнено прямо здесь и сейчас, не сходя с места. Итак, что бы вы хотели? Денег? Или чтобы случилось какое-то вероятное событие? Исцеления себе или близким? Говорите.
  
   - Саша, ты уверен? - странным тоном спросила парня девица.
   - Да Надя, - кивнул ей тот. - Мой ID активировался сам по себе, представляешь? И показал, что этот мужчина с вероятностью в восемьдесят процентов подходит Верлесе. Первый раз такое вижу.
  
   "Исцеления себе или близким??? Да, ты, молокосос, звиздишь как Троцкий! Вернее как вокзальная цыганка!"
  Петрович ухмыльнулся, вспомнив как однажды в бытность ещё курсантом, к нему, одетому в гражданскую одежду, привязалась молодая цыганка, начавшая беззастенчиво разводить на "позолотить ручку". Он уже был готов залезть в карман и отсыпать мелочи в общем-то прилично одетой и на удивление смазливой бабёнке, когда та вдруг неожиданно намекнула о его проблемах с женским полом. На немой вопрос цыганка, придав голосу искренности, прошептала что-то о "нестоянии". В ответ, столь же задушевным голосом, молодой курсант Мотя предложил ей проверить на практике свои слова и извлёк из кармана вместо денег "дежурный презерватив". Реакция цыганки была весьма бурной и, конечно же, курсанту, ржущему в ответ на поток громких криков на непонятном языке "не обломилось".
  
   "Ну, поболела спина, может почки, а может радикулит, кто там без анализов разберёт? Я ещё не в том возрасте, чтобы из меня на ходу песок сыпался! А если и да, сейчас почечно-каменная болезнь вполне лечится, не страшно, хотя приятного мало. Да и главное, я НИКОМУ, даже жене ничего не сказал! Как там Катька Облигация говаривала? "Не бери меня на понт, мусор"!
   А вот предложение насчёт денег заманчиво! Только лучше поступить по-хитрому, а то знаю я вас с бесплатным сыром!
   - Деньги говоришь? - Петрович сощурился.- Ну, если ты, молодой человек столь же щедр, сколь и осведомлён... Ну, пускай тогда... бывший муж моей любовницы свой долг по алиментам закроет! Вот прям щас, ей на карточку. А мы это дело проверим.
  
   "Лариска регулярно баллоны катит на своего бывшего муженька. Он, конечно, ещё тот олень... К тому же то, что говорит баба, надо всегда делить на два, а если это Лариска - то на десять, я её знаю. Так что долг там явно небольшой, мало ли какая в жизни ситуация у мужика, может зряплату задержали. Сейчас же вечный кризис, мать его!".
  
   Петрович извлёк из кармана свой древний по нынешним временам кнопочный мобильник. "Китаец" попался на удивление упрямым и решительно не желал "умирать". А выбрасывать работающую и к тому же давно ставшую привычной вещицу было откровенно жалко.
   - Скажешь мне, когда можно будет звякнуть ей и спросить, пришли ли деньги!- Петрович заглушил МТЗ и спрыгнул с него на дорожку, как бы невзначай оставив минитрактор между собой и "гопником" Димуней. Теперь дотянуться до Славина ничего не стоило. Да и "мышка Надя" тоже нарушила "диспозицию" и теперь стояла рядом со своим, с вероятностью...да с большой вероятностью, любовником. На подобные нюансы глаз у Петровича был намётан.
   Ощущение опасности, связанное со странным пареньком, почти прошло. Но майор запаса был порядком озадачен и теперь лихорадочно перебирал в памяти срочников из части, в которой пришлось служить последние годы перед дембелем.
  
   "Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы знать то, что знал любой мало-мальски любознательный боец из моей части. И про жену училку и про сына-курсанта, а уж кликуху комдива тем более. С камнями в почках взял на понт, а сейчас рассмеётся и сведёт всё к шутке. И все же... Никого по фамилии Славин в моей части точно не было. Может Димуся? Этот фамилию не сказал! Александр Македонский знал в лицо всю свою армию. Наполеон - "Старую Гвардию". А мне вот не упомнить рожи всех, с кем пришлось служить! И что за странное имя "Верлеса"? Похоже, и в самом деле какие-то бесящиеся с жиру детишки "новых русских", решившие поиграться в "славянофильство" или как там оно сейчас называется? "Родноверие"? "Верлеса" из леса!
  Петрович уже больше с насмешкой, чем с интересом посмотрел на лицо Славина, что-то беззвучно шептавшего в этот момент.
  
   - Уточните, молодые люди, для чего же это я подхожу аж на 80% вашей Верлесе? Для "мальчика по вызову" я уже, наверное, староват, - хохотнул "молодой пенсионер". - Хотя, старый конь борозды не испортит!
  - Но и глубоко не вспашет!- Надя брызнула в ответ ядом.
  - Пока что жалоб не было!- Петрович смерил оценивающим взглядом миниатюрную девицу.
  "А ты не лопнешь, детка"?
  Однако, говорить пошлость незнакомке воздержался.
  Тем временем Дима с интересом разглядывал трактор, похоже, совершенно не собираясь участвовать в беседе.
  
   "Ну, ясно всё с вами! Верлеса, это у бабёнки кликуха такая, осталась "схрон" сторожить! Наверняка к какому-нибудь концу света готовятся, не зря же были все в грязи. Точно сектанты, навроде тех, что в каком-то овраге скит устроили, а потом то ли он сам обвалился, то ли их там завалили "правоохранители", когда начали выкуривать, - рассуждал Петрович. "А эти на побывку "в мир" вылезли, потратить родительское баблишко да запасов прикупить. Почему Верлесе не годится Дима? Да потому что "голубок"! А может той Верлесе одного мало или ещё что. Единственный вопрос, что остался без ответа - нахрена вам лодка посреди зимы? А какое моё собачье дело? Каждый с ума о своему сходит".
   - Ну так как, я звоню? - Петрович начал жать на кнопки телефона, копаясь в контактах.
   "Нахрен рыбалку, надоело. Да и вредно, как для почек и радикулита, так и для печени. Уж лучше баньку натоплю и Лариску в ней хорошенько отжарю в качестве разминки перед выходными".
  
   Однако позвонить своей "крыске" Петрович не успел - она его опередила. Приняв вызов, он прижал телефон к уху, чтобы посторонние не слышали разговор. Хотя, скорее "разговор" - Петрович в общении с любовницей больше обходился междометиями, "вполуха" выслушав описание новой блузки её напарницы и новых замечательных чулочков, которые только сегодня у неё дошли руки примерить и которые она хочет ему показать прямо на себе. Наконец прозвучали слова о том, что прямо сейчас на её карточку капнули деньги и пришла СМС-ка от бывшего, что свой долг он погасил.
  
   Петрович вздохнул и нажал отбой и, после пары секунд раздумий, отключил телефон.
   "Действительно благородный олень! Хорошо хоть у Лариски не хватит мозгов и деньги забрать и в суд подать о взыскании. Впрочем, опять-таки не моё дело, пусть сами между собой разбираются, вот только их детёныша жалко".
   - Ну, так для чего же я вам подхожу, молодые люди? - Петрович повторил свой вопрос и почувствовал, как начинает отвисать челюсть, когда Славин заговорил.
  
   Однако, по ходу разговора челюсть отставного майора вернулась на место а удивление на его лице потихоньку сменилось снисходительной улыбкой. Причина была проста: ему рассказывали какую-то дичь, почерпнутую богатым подростковым воображением из сказок и компьютерных игрушек.
  
   Не то чтобы Петрович хорошо разбирался в вопросе. Честно говоря, он мало что смыслил в компьютерных играх. Доставшийся от жены старый ноутбук он предпочитал использовать для раскладывания немудрёного пасьянса, нечастого общения с бывшими сослуживцами в "одноглазниках" да просмотра порнухи в стиле "ретро". Но тут, как говориться, не надо быть специалистом, чтобы поставить диагноз... Все эти Хозяйки, магические миры, наградные виртуальные баллы...не, ребята, вы заливаете. Все это слишком чересчур...смешно слушать!
  
   Хотя, если абстрагироваться от сказочности рассказа парнишки, Петрович отметил для себя два момента. Оплата "труда" наёмников была непропорционально высокой, а риск Петрович оценил как вполне приемлемый, особенно с учётом того, что собой представляли в массе своей противники. Рассказ же о магических способностях, которые в сравнительно скором времени могут заполучить более-менее удачливые соискатели - это вообще ерунда. "Ну, прямо как внутрь компьютерной игры проскочить".
  
   Однако, принимая во внимание то, как странно начался разговор, Петрович не стал показывать явных признаков недоверия и прямым текстом говорить, что он обо всем этом думает. Отставной майор, держась вежливо и серьезно, закруглил разговор, попросив дать ему до утра время для принятия решения. Говорите "команда Славина" собирается на своей новой лодке, набитой припасами, отправиться в "Локус" рано утром? Хорошо, если он согласиться присоединиться к компании, то придет в пять часов к арендованному "наёмниками" коттеджу. Если нет - то нет.
  
   В ответ Славин лишь пожал плечами, нисколько не напоминая при этом заигравшегося или одержимого навязчивой идеей человека. - Я понимаю, что в наш рассказ трудно поверить, - просто ответил парень. - И трудно решиться изменить жизнь. Мы с собой силком никого не тянем. Но вот еще что: этот шанс у вас единственный Матвей Петрович. Если утром мы отправимся без вас, то к обеду вы и о нас и об этом разговоре навсегда забудете. Можете мне поверить. Всего хорошего, думайте и решайте. Пойдемте народ, - повернулся он к Наде с Димой.
  
   Петрович дождался, пока троица скрылась в холле дома отдыха, не иначе решив весело провести напоследок время в ресторане и одном из его номеров - люксов. В каком формате - пенсионеру было совершенно не интересно. По сравнению с Лариской и тем более женой, Надя выглядела явно бледно, а Хозяйка Верлеса и вовсе была бестелесной сущностью.
   "Даже если с какого-то бодуна предположить, что рассказ не выдумка...", - размышлял, устраиваясь в сиденье своего МТЗ, Петрович. "Овчинка, предложенная Славиным, не стоит выделки. Всё, ради чего вы, ребята, готовы рисковать, у меня уже есть.
   Ну, сменю я дом на трехэтажный коттедж, своего "Хантера" на "Кукурузера", а "двушку" в Москве пущай на "трёшку". Тупо и неинтересно. Менять в качестве любовницы Лариску на какую-нибудь боевую молодку из студенток - вообще нечто сродни мазохизму. А жену моложе не сделать! Анонсированные Славиным чудесные возможности всё ж не безграничны. А убивать ради них надо будет не только несчастных тварей вроде пауков-переростков"!
   Петрович въехал к себе во двор и, немного поколебавшись, вызвонил любовницу...
  
   Однако странный разговор в парке дома отдыха продолжал раз за разом вертеться в голове военного пенсионера. Даже тогда, когда он, вдоволь накувыркавшись, валялся на ковре из нескольких сшитых шкур северного оленя прямо перед печкой, рядом со своей совершенно голой любовницей и созерцал её прелести, не забывая нежно ласкать в самых чувствительных местах. В комнате было жарко, кроме печи, имевшей скорее декоративную и "резервную" функцию, в доме круглосуточно работал автоматический газовый котёл. В полумраке, подсвеченном отсветами догорающих за прозрачной дверцей берёзовых поленьев, крашеная блондинка Лариска была весьма привлекательна...
   Петрович как раз гладил любовнице мягкий животик, когда в голову ему пришла одна единственная мысль: "ЛКР"!!!!
   "Вот же старый дурак! А ведь можно эти самые ЛКРы не тупо конвертировать в рубли и далее в вещи, а использовать непосредственно для выполнения своих желаний! Славин, вроде что-то такое говорил, хотя больше на деньги упирал... Интересно, сколько будет стоить в ЛКР женить сына на какой-нибудь приличной девочке? Того же Никитку "закодировать" или, раз уж я сам наигрался, выдать замуж Лариску за нормального мужика, а не алкаша? Да хоть пусть снова со своим бывшим сходится. И так мне все уши про него прожужжала.
   Интересно, за ЛКР интеллекта можно добавить другому человеку? Или слегонца убавить? А то кое-кто совсем уже заигрался, разменивая семью на карьеру. Да так и на политику можно попытаться влиять! Хе-хе!".
   Петрович посмотрел на часы и непроизвольно выругался. Нет, в правдивость истории Славина он по-прежнему не верил. Но уже пятый час утра! Контрольный срок почти вышел! Надо бы поторопиться...
  
   Выпроводить любовницу было минутным делом, даже ночью. Достаточно было сказать, что пришла СМСка от жены о том, что та уже подъезжает. Так же случилось и в этот раз. Лариска, едва одевшись, выскочила из дома, всё же не избежав почти ласкового "леща" ниже спины на прощание.
   Бывший майор вновь посмотрел на часы и ухмыльнулся:
   Одно из главных достоинств мужчины - умение быстро одеваться!
  
   У коттеджа Славина он оказался за пять минут до оговоренного срока, однако ни джипа, ни прицепа с лодкой во дворе уже не было.
   "Ничего, успею! Никуда они от меня не денутся, а там и без сопливых обойдёмся"!
  В голове тут же созрел новый, простой до изумления план: проследить за тем, как Славин и компания отправится в свой "Локус", а затем попытаться проследовать туда же самому. Ну, или окончательно убедиться в том, что ему наврали с три короба, а исполнившееся желание - случайность.
   Бодрым армейским шагом Матвей вернулся к себе и вскрыл нычку, сунув в один карман "Наган", предварительно бегло осмотрев и провернув барабан. В другой отправилась горсть самодельных патронов. Достать оригинальные патроны было уже практически невозможно, но собрать их из доступных компонентов труда не составляло, что и было проделано заранее "на всякий случай". Да, "три гуся" в кармане, но не пойман - не вор! В дополнение к перочинному ножику Петрович сунул в карман бушлата охотничий нож и достал из сарая лыжи. "Пока они будут по дороге ехать..."
  
   И только на полпути к озеру сообразил, что поторопился. "Не будут же они джип с прицепом бросать на берегу, как плоскодонку неделей раньше! Значит, кто-то должен будет вернуться, чтобы пригнать машину и потом ковылять до озера пешком, пока остальные будут его дожидаться сидя в лодке! Вот уж точно, спешка нужна при ловле блох"! - рассуждал майор запаса.
   Однако, когда военный пенсионер оказался на берегу, надо льдом водохранилища совсем недалеко от берега уже висело густое облако знакомого тумана. Ещё скользя на лыжах с берега на лёд, в направлении, где туман был погуще, Петровичу пришла в голову внезапная мысль, от которой он внутренне похолодел. "Вот чёрт! Если они сидят в лодке, значит, на месте лодка окажется в воде! И я окажусь там же, причем в лыжах на ногах и с палками в руках! Да еще в зимней одежде! Если окажусь, а не весной труп выловят из озера"!
  
   Петрович, уже успев нырнуть в туман, резко затормозил, и как только смог остановиться, тут же отбросил от себя палки вместе с рукавицами. Затем быстро присел и начал отстёгивать лыжи. Он успел сойти с одной лыжи до того, как почувствовал, что начинает куда-то проваливаться. А затем события начали развиваться в бешеном темпе.
  
   Вокруг сверкнула ослепительная вспышка, сразу после которой зеленоватая озёрная вода приняла его тело. Не успев закрыть глаза, Матвей увидел, как уходит вверх подсвеченная солнцем поверхность.
   Тем не менее, военный пенсионер не потерял самообладания и, задержав дыхание, смог сбросить с ноги второе крепление с лыжей, шапку и бушлат, а затем начал отчаянно выгребать вверх, не чувствуя в горячке холода.
   "Звиздец ножу и мобилке"!
   Вода, показавшаяся обжигающе горячей, наконец, вытолкнула Петровича на свою поверхность, и он интенсивно заработал руками и ногами, осматриваясь и пытаясь держаться на плаву. Одежда быстро намокала и, вместе с обувью и оружием в кармане начинала снова тянуть на дно.
   "До ближайшего берега метров двести, без одежды можно попытаться доплыть. Надо раздеваться", - несмотря на смертельную опасность, а может быть, благодаря ней, голова работала быстро и четко.
   Мысль начать кричать, призывая на помощь видневшихся примерно в сотне метров от него людей в лодке, он отбросил.
   "Пока мотор заведут... Небось с мороза то он непрогретый. Хрен получится сразу запустить, а на вёслах пока дойдут, сто раз потонешь"!
   Глубоко вдохнув воздух, Петрович еще раз нырнул, сбросив с себя под водой свитер и ухитрившись расшнуровать один ботинок, и снова всплыл.
   "Теперь снять ещё один ботинок и можно будет попытаться сбросить штаны. Блин, как "Наган" жалко"!
   Петрович приготовился было снова нырнуть, как с ужасом ощутил рядом присутствие чего-то огромного и живого. Стряхнув рукой воду с лица он неожиданно столкнулся лицом к лицу, вернее лицом к морде с огромным, покрытым мхом и какой-то слизью черным бревном. Только вот у бревна в торце обнаружился огромный рот, толстые вислые усы и два глаза-бусины. Сообразить, что это не бревно, а исполинских размеров выплывший на поверхность сом, майор запаса смог лишь через несколько секунд.
  
   "Вот теперь точно звиздец! Сожрать сразу не сожрёт, не акула, но если захочет - утащит на глубину и поминай как звали! Прямо в одном ботинке. И будет сомик на полгода вперёд обеспечен вкусной и калорийной пищей. Блин, даже ножа нет".
   Тем не менее, складывать лапки и изображать из себя топор, идущий ко дну, Петрович не собирался. Несмотря на устрашающее соседство, он в очередной раз нырнул и попытался расшнуровать оставшийся ботинок. Безуспешно - шнурок запутался.
   "Ну что же, придётся плыть так. "Наган" выброшу, если совсем станет невмоготу".
  Всплыв, Петрович перевернулся на спину и попытался восстановить дыхание, хотя полноценно лежать на воде, естественно, не получилось.
   "А вот тебя только мне и не хватало"! Майор запаса изловчился и попытался пнуть поднырнувшую под него здоровенную рыбину ногой, обутой в ботинок. Вышло довольно удачно, сом забил хвостом и на какое-то время оставил в покое начавшего постепенно выгребать к берегу человека.
  
   "Сытый, наверное! Чем же такой монстр питается в этом озерце??? О чёрт"! На полпути к берегу на воде сидела огромная, без всякого преувеличения птица, этакий гусь-переросток. "Или лебедь, чёрт их разберёт! Спасибо не динозавр в перьях"! - совсем не к месту в голову пришла мысль о доисторической мегафауне. "Если сом размером с бревно, метра три-четыре в длину, а то ли гусь то ли лебедь или вообще их помесь размером со страуса, то по берегу наверняка гуляют мастодонты в обнимку с саблезубыми тиграми! Где мой каменный топор"!
   Хоть гигантского сома не было видно, но присутствие твари всё равно ощущалось. Тем временем Петрович начал задыхаться, хотя расстояние до берега изрядно сократилось, а здоровенная птица куда-то исчезла.
   Перевернувшись в очередной раз на спину и протерев лицо, залитое набежавшей волной Петрович почувствовал, что его голова во что то упёрлась. С одной стороны, так держаться на поверхности было легче, а с другой, сом, а это, несомненно, был он, хоть и медленно, но отталкивал от ближайшего берега.
   Вспомнилась горькая шутка про дельфинов, которые всегда выталкивают людей на берег только потому, что те, кого затаскивали в глубину, ничего рассказать уже не могут.
  Петрович перевернулся в воде и в отчаянии обнял сома. На удивление, тот не стал вырываться, а наоборот, дал "малый вперёд" неторопливо заработав хвостом. Далекий берег с избушкой на нем начал потихоньку приближаться.
  
   "Ну не может же безмозглая рыбина так здорово соображать, что надо делать"?
  До слуха Петровича дошёл скрип уключин. А вот и помощь подоспела! Мотор так и не смогли запустить, эх, молодёжь!
   Рядом с берегом учёный сом внезапно выскользнул из объятий человека, тут же ушедшего в воду с головой, но зато нащупавшего ногами дно. Утонуть на такой глубине было уже сложно.
   "У озера песчаное дно. А водичка-то ни разу не летняя, с мороза кипятком показалась, а так весьма бодрящие градусов пятнадцать. Пора выбираться".
  
   *****
  
   Петрович сидел у костра на берегу озера с кружкой горячего чая в руках. Чай был странный - от него по всему телу разливался заряд бодрости, а холод и дрожь стремительно отступали, хотя алкоголя в напитке не было ни капли - на вкус только заварка, сахар и вода. Глотая обжигающий напиток, отставной майор внимательно следил за якобы беззаботно ковыряющимся в пожухлой прибрежной траве "гусем-лебедем" по кличке Шурик. В воде в полупогружённом состоянии бдил сом учёный Харитон. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, что местную "мегафауну" с явно завышенным интеллектом используют в качестве часовых.
   Чем, кроме утопленников и прочей дохлятины питаются сомы, майор запаса не помнил, а вот "прощупать" Шурика стоило, благо на "столе" ещё оставался почти целый белый батон в нарезке, из которого Надя сделала бутерброды к чаю. Одежду Петровича, выловленную из воды Шуриком, как и доставленный Харитоном утонувший ботинок Славин унёс сушиться в странную избушку "бабы яги", стоявшую неподалеку.
  
   Военный пенсионер тяжело вздохнул, разглядывая то, что осталось от страшно незаконного, по мнению российских чиновников предмета.
  "Снайперскую винтовку можно, "калашников" - пожалуйста, пулемёт - запросто, только плати, а за фактически антикварный револьверишко, уверенно переваливший вековой возраст - тюрьма. Идиотизм".
   Однако, теперь о своей перестраховке можно было только жалеть - вид у "Нагана" был такой, как будто его не меньше месяца держали в какой-нибудь ядрёной кислоте. Патроны и вовсе превратились в труху, благо были вовремя вытряхнуты из кармана.
  
   - Система запрещает доставку из внешнего мира огнестрельного оружия! - вернувшийся из избушки Славин с улыбкой смотрел на страдания попавшего в его Локус "зайцем" Петровича. - Рассыпается оно здесь, портится. А вот нож цел, холодняк можно привозить, как и прочее снаряжение с припасами. Хотя, сейчас в Локусе можно жить и на подножном корме. Впроголодь, конечно, но можно. Поэтому мы стараемся из нашего мира побольше еды завести...
   Петрович, закутавшись в одеяло на манер древнеримской тоги встал и, взяв в руки хлеб, свистнул Шурику. Гусь-лебедь, заинтересовавшись, подошёл поближе, а потом наклонил голову и степенно принял клювом с рук угощение.
   - Да, часовой из тебя так себе! - вполголоса заговорил с птицей Петрович.
  "Хотя, что тут говорить, Шурик же животное, какой с него спрос? Если уж на то пошло, наш "озёрный лорд" Славин со товарищи тоже УГ и КС отродясь в руках не держали. Вояки, мать-перемать".
   Тем временем Шурик быстро заглотил хлеб и, выгнув шею, внимательно посмотрел на бывшего майора, явно намекая, что хочет еще. Когда тот отрицательно покачал головой, огромный птах с явно обиженным видом отошёл, негромко зашипев на человека и, замерев поодаль, встал на одной лапе.
  
   "Ну что же, ничего удивительного! Как всегда - вход рубль, выход два. И хорошо, если не на дно к Харитону. А то в следующую поездку выкинут тушку в полынью, а весной всплыву вместе с лыжами... Хотя вряд ли... Славин на матёрого убийцу не похож, да и Димасик явно жидковат для такой работы. Одно дело из пулемёта куда-то в белый свет пулять и совсем другое своими ручками жизни лишать. Но память мне "господин корректор" сотрёт на счёт раз! Ему, судя по всему, не привыкать".
   - Ну, так что надумали, Матвей Петрович? - спросил Славин, когда к костру подошла Надя с охапкой на удивление быстро высохшей одежды. - Остаетесь с нами или домой? Если с нами - пойдем в избушку регистрироваться, если домой - то в лодку. Довезу обратно, так и быть, чего тянуть?
  
   - Не знаю!- Петрович решил потянуть время - Вот ты говоришь, Надя с Димой с имущества начинали? Так это... видишь ли, парень, крепостное право у нас еще в девятнадцатом веке отменили! Да и я не в том возрасте, чтобы на старости лет становиться чьим-то бесправным имуществом. Сам понимаешь, не по душе мне такой расклад...
   Неторопливо одеваясь, Петрович напряжённо думал.
   - Скажи-ка Александр, не знаю, как тебя по батюшке величать...
   - Дмитрием отца зовут, - кивнул Славин.
   - Скажи-ка мне, Александр Дмитриевич... Ты мне сегодня рассказывал, как вы с Хей первый раз на орнолита ходили... Вы тогда чьим имуществом числились?
   - Не чьим!- Славин явно оживился - Мы тогда были "кандидатами в наёмники", ну или "вольнонаемными" для госпожи Верлесы!
  
   - Ясно!- Петрович вздохнул, постаравшись не демонстрировать накатившую на него злость.
  "Молодёжь, язви тебя в печень! Чуть до власти дорвался, так сразу всех вокруг пишет в свои холопы".
   - А нельзя ли мне, минуя тебя, непосредственно с Хозяйкой вопрос моего статуса в её владениях обсудить? Может и для меня какой залежалый орнолитик найдётся. Или у нас феодализм в полный рост с лозунгом "вассал моего вассала - не мой вассал"?
   - Ах, вот вы, Матвей Петрович, о чём! - Славин улыбнулся. - Да легко! Пошли в дом, я вижу, вы уже оделись. Не думал, что вопрос с начальным статусом в Системе будет для вас столь важен! Мы же не рабовладельцы, как Орнсы...
  
   "Совершенно верно! Не думал он! Ложиться под Надюху мне абсолютно не улыбается. А ведь Локусом по факту она уже командует, исполняя роль ночной кукушки, которая всегда дневную перекукует! Хорошо хоть сейчас госпожа Славина не участвует в разговоре, может и удастся соскочить"! - настроение Петровича резко улучшилось.
   - И да, Саша, разу уж на то пошло, перейдем на ты. Давай уже зови меня по простому. Да хоть Мотей, зови... Я не обижусь, не до политесов, а так проще. Уж больно долго произносить каждый раз "Матвей Петрович". Да и вообще в имени-позывном должно быть два слога и, по возможности, буква "р" и гласные. Их рации меньше всего искажают. В общем, моё последнее слово: или отправляй меня домой или решай вопрос с Верлесой об испытании. Кроме того, вдруг я это испытание не сумею пройти, съели же орнолиты, как ты сам говорил, какого-то неудачника, одна нога осталась. Да и Диме с Надей рукой подать было до корма.
  
   Славин странно посмотрел на собеседника.
  - Хорошо, - кивнул он. - В самом деле, Мотя, ты своего задания не проваливал и в клан еще не вступал. Начать с кандидата будет справедливо. Пойду в избушку, поговорю с Верлесой. Но помни - кандидат в наемники - звание на одну миссию. После ее выполнения все равно придется определяться - туда или сюда.
  
   Глава 4. В болота.
  
   "Нудит как старый дед"! - раздраженно думал я, глядя на придирчиво осматривающего выданную ему двустволку Петровича. "Вот нахрена я к тебе подошёл дядя? Кой черт меня дернул позвать тебя в Локус? Дурак ты, Славин, ничему тебя жизнь не учит. Теперь ты перед всеми виноват - и с Верлесой неприятный разговор вышел, и Надя почему-то косо смотрит, и Петрович, оказывается, тот еще подарочек с сюрпризом. Как там было в анекдоте про деда Мазая? И зайцев не спас и перед пацанами неудобно..."
   - Долбаный Терминал! Выдаёт оружие, а какими пулями и дробью снаряжены патроны ему и дела нет! Пипл схавает! - сидящий на ступеньках крылечка Петрович вытащил из кармана и быстро распотрошил два патрона. - Так и знал, что обязательно что-то будет через заднее место! Обыкновенный жакан и дробь-нулевка! Хорошо хоть не круглую пулю сунули! - мрачно пробурчал майор запаса.
   - А что тебе, Петрович, не нравится? - хмуро спросил я.
   - Тебе по патронам? Или в целом?
  
   - Давай по патронам. В целом я уже понял, - вы, дядя Матвей,... пессимист, - в последний момент сдержался я, подставив нейтральное словечко. В голове до сих пор стояла сцена, которую Петрович устроил терминалу при выборе оружия. Чуть ли не скандал получился. Хорошо, что наш нынешний терминал в Локусе гораздо менее эмоционален и больше похож на обыкновенный компьютер, чем тот, что рулил на железнодорожной станции.
   - По уму надо бы ружьишко в 12-м калибре, да со стандартным "военным" американским патроном на 9 штук 8-мм картечин. Он себя прекрасно показал ещё в Первую мировую. Про окопную метлу слышал? А это...
   - Слышал, конечно. В одной японской анимешке немецкую боевую лолю из такого дробовика британский полковник расстреливал, - вспомнил я - Но она его в итоге зарезала. Автомат хотя бы нормальный? - перебил я Петровича.
  
   - В целом пойдет, - нехотя кивнул наш новобранец, скосив глаза на выданный в терминале укороченный Калашников, лежавший на досках около его бедра. - Ну, что, командир, где можно ружьё и автомат пристрелять? - голос запихивающего в патронташ патроны бывшего майора был серьезен, но я отчетливо чувствовал в нем льющийся через край едкий сарказм. Особенно при слове "командир". Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться - очередной камешек в мой огород. Дескать, глупая молодежь ничем не озаботилась.
   - Где хотите, Матвей Петрович, лес большой. И к западу от озера весь наш, - пожал я плечами. Называть постоянно бывшего майора Мотей, у меня просто язык не поворачивался. - Мы тут еще и пары суток не прожили, стрельбище не оборудовано. Все сами...
   - Могу и сам, - пробурчал Петрович, поднимаясь. - Дело понятное: пистолет выдали и вертись как хочешь... Но субординация етить ее...
  
   Как раз в этот момент тихонько забренчал мой смартфон. Вытащив его из кармана, я увидел горящий контакт "вызывает Хей" и поневоле поморщился. Этого еще не хватало. Ей-то что от меня надо?
   - Привет Саша! - голос японки сочился сарказмом ничуть не меньше чем у Петровича. - Как сам, как Надюха? Я рада, что у вас все хорошо... Ты свое имущество забирать будешь!? - повысила голос Хей. Мне оно нафиг не надо...
   - Ты про зимнюю одежду? - напряг я извилины.
   - Не, я не про ваши шмотки, - ядовито отозвалась командирша лесников. - Хотя и про них тоже. Я про Костика, которого ты столь трепетно спасал! Уже забыл про эльфенка!? Он же ко мне в терминал приперся! Сидит тут у нас с грустными глазами, весь несчастный, как брошенный котенок, которые сутки... И жрет за двоих! Мои, кстати, припасы жрет! А тебя с твоими озерниками где-то лешие носят, локус пуст! Куда мне его?
  
   - А тебе что, покормить человека жалко!? - Не выдержал я. - Злая ты, подруга, какая-то стала, как до власти дорвалась. Ладно, давай Костика ко мне. Пристрою.
   - Вот-вот... Помни, Сашок, мы в ответе за тех кого приручили, - заворковала на том конце трубки японка. - Короче, мы сейчас вяжем ваши шмотки в тюк, вручаем их эльфенку и отправляем его к вам. Мне чужого не надо, встречайте вскоре посылочку. Пока, Саша, - в трубке послышались короткие гудки.
   Положив смартфон обратно в карман, я наткнулся на взгляд слушавшего разговор Петровича. Удивительно, но сейчас он был не злым и не ехидным, а скорее сочувствующим...
  
   Вообще-то странно все получилось. Когда вчера передо мной сам собой развернулся призрачный экран ID, с надписью что мужик на тракторе подходит для переноса к Верлесе аж на восемьдесят процентов, я нисколько не сомневался в том, что надо тут же приступать к вербовке. Не иначе, сама Верлеса его нам подогнала... Однако, перед разговором все же потратил пару ЛКР, вызвав на экран основную информацию про кандидата в наш новый клан. И еще больше уверился в том, что надо его брать. Крепкий мужик с неплохим военным и житейским опытом, еще не старый - нет и пятидесяти, порочащие факты в краткой биографии отсутствуют. В смысле, по настоящему порочащие. Нам его жены с любовницами и прочий "облико морале" глубоко до лампочки. А вот опытный наставник и помощник моей студенческой молодежи явно не помешал бы. Сколько я на войне с орносами страдал от того, что даже нормального совета спросить не у кого? В том, что "тракторист" ухватиться за предложенные волшебные возможности и сам к нам запросится, я почему-то нисколько не сомневался...
  
   Оказалось, что зря я так думал. Верить мне мужик не спешил, вербовочный разговор получился какой-то вязкий не особо приятный. Даже выполненное желание недоверчивого майора особо ни в чем не убедило. Да и смотрел он на нас...не то чтобы высокомерно, но как-то...скажем так, без малейшего уважения, скорее как на потенциальную опасность. Так что провалу переговоров я даже порадовался. Не придет - значит не придет, сами справимся. В другой раз надо будет выбирать кандидатов аккуратнее.
   Однако Петрович оказался любопытным типом и все же пришел. Нет, не вербоваться. Пришел проследить, куда мы отправимся, да еще с наганом в кармане для подстраховки. Ушлый, блин, тип. В результате, попав в Локус, пришлось его спасать, срочно вызывая из пучины вод Харитона. Да еще привлекать на всякий случай в качестве часового и силовой поддержки Шурика, ибо чего от этого кадра следовало ожидать - непонятно. Так уж нашу парочку гусь-лебедей обозвал Димка: Шуриком и Лидой, чем-то они ему героев Гайдая напоминали.
  
   Ни гонору, ни самообладания, спасенный, обогретый и напоенный чаем с живой водой Матвей Петрович не растерял. Если попадавшие до него в Калиново ошарашенные парни и девушки вроде Бори, Юли или Кати с Максом слушали нас, открыв рот, и спешили записаться в клан имуществом, нисколько не смущаясь этого факта, то старый майор сначала долго меня расспрашивал о нюансах, что-то думал и прикидывал. Судя по колючему взгляду, когда я заикнулся про "имущество", даже заподозрил меня в том, что я хочу его специально охолопить. Что было вдвойне неприятно, ибо ни о чем подобном я и не думал. А потом неожиданно согласился присоединиться к нам лишь кандидатом в наемники с тестовым заданием, как в свое время мы с Хей. Хотя я уже надеялся, что верну его обратно, стерев память, да и дело с концом.
  
   Верлесе, кстати, во время нашего приватного разговора в избушке, тоже не все понравилось. Оказалось, что проценты совпадения, показывающие, насколько человек ей подходит - это еще не самое главное. Подходящих много и, оказывается, я сам виноват, что кинулся вербовать первого попавшегося. То, что Петрович немолод и долго служил в армии, для любой Хозяйки минус, Система таких брать не рекомендует. С другой стороны - явного нарушения ее правил нет. С внутренними органами майор запаса никак не связан и с ними не сотрудничал. Управляющих государственных должностей не занимал, к официальной государственной политике отношения не имеет. Честная армейская косточка - не более того. Брать можно - но на мой страх и риск. И раз уж я настаиваю, то получите - распишитесь, все под мою ответственность. А оно мне надо?
  
   В общем, я был в расстроенных чувствах. Петрович мне не доверяет и непонятно, чего от него ждать - будет ли он честно отрабатывать контракт? Да и Верлеса не шибко довольна. Тем не менее, дело было сделано - за двести пятьдесят ЛКР (названную мной цифру наградных Матвей Петрович принял, не торгуясь), полное исцеление от болезней и два дополнительных очка к характеристикам в награду мы ударили по рукам, заключив сделку. А майор запаса приложил свою ладонь к экрану, регистрируясь в Системе кандидатом в наемники от Верлесы. С непроницаемым выражением лица, он выслушал свою индивидуальную миссию от Хозяйки. После моего разговора с Верлесой сформулировали её так: провести нас через болота к источнику силы и вернуть обратно живыми в озерный Локус, обеспечив по пути охрану и всяческую поддержку. Снаряжение и оружие - за мой счет.
  
   Однако надо сказать, что после заключения контракта мое мнение о дяде Моте начало потихоньку улучшаться. Выход мы назначили на ранее утро послезавтрашнего дня - мне нужно было несколько десятков часов для того чтобы задать Локусу программу развития на время нашего отсутствия. И за оставшееся до отправления в поход время, Петрович развил на берегах озера кипучую деятельность.
   Для начала он действительно соорудил в некотором отдалении от избушки импровизированное стрельбище и пристрелял свое оружие. Затем его очумелые ручки дошли до пулемета Димы, который в последнее время жаловался на то, что у него там порою что-то часто клинит и перекашивается. Майор запаса вдумчиво перебрал его пулемет, удивляясь незнакомой конструкции, задал Диме пару вопросов, после ответа на которые мой напарник был беззлобно назван криворуким балбесом и гопником, не умеющим толком следить за оружием, а затем проблема была устранена.
  
   К обеду от Хей притащился с нашей зимней одеждой Костик, и я его отдал Матвею в помощь. Так они на пару, под руководством нашего свежеиспеченного кандидата в наемники, разобрали притащенное из нашего мира снаряжение, поставили на лодку и запустили новенький бензиновый мотор, доведя плавсредство до ума. Отрегулировали для Нади специально купленный хитрый примус, заготовили на всякий случай небольшой запас дров. А ближе к вечеру, прихватив свое ружье и патронташ, Петрович свалил в лес на пару часов. Где-то на другом берегу озера, неподалеку от камышей, оно несколько раз бахало, а к ужину наш новобранец вернулся с небольшим, но упитанным кабанчиком. Нам, кстати, пока еще добыть живность охотой не удавалось, хотя Верлеса активно заселяла фауной свои леса после победы. Наверное, охотничьего опыта не хватало. Все же бой с орнолитами и скрадывание зверя - занятия разные. Петровичу же сама охота, да и разделка с готовкой своего трофея не составила никакой проблемы, в результате чего на ужин у костра мы ели вкуснейший свежайший шашлык, а не надоевшие походные каши.
   Короче говоря, наш дядя Мотя, после того как все процедурные вопросы оказались улажены и сделка состоялась, оказался мужиком полезным, толковым и работящим. Да и в общении стал гораздо проще.
  
   Я тоже не терял времени даром. Пока есть время, возможности и ЛКР - надо было развивать свою вотчину.
  
   Поджавшей губы Наде пришлось смириться с моим решением - никакого отдельного жилого дома в Локусе пока не будет. Хватит и коттеджа в Рудном. Не до жиру, не по средствам нам такая роскошь. Но избушку пришлось изрядно улучшить, переночевав на улице, пока в укрытом туманом строении шел процесс магического строительства. Все строилось точно как дворец в сказке - за одну ночь. Иначе не получалось как следует развивать мой озерный край дальше. Как я и подозревал, логика построения Локуса оказалась простая как в компьютерной игре - определенные опции открываются лишь после апгрейда главного строения базы. Конечно, можно было имеющийся магический капитал бросить в собственный апгрейд, добавив себе и соратникам характеристик. Но, подумав, я решил, что скорость развития Локуса важнее. Справимся с миссией и так, раньше все получалось. Добавить себе пару очков интеллекта или силы с выносливостью можно и позже.
  
   Когда ранним утром туман развеялся, "изба на курьих ножках" порядком раздалась в размерах, став трехкомнатной, с обустроенным чердаком, подполом, сенями и даже пристроенным к ним теплым сортиром, а в озерном Локусе сразу повеяло цивилизацией. В нем даже появилось электричество!
   Пара купленных в последнюю ходку ноутбуков у нас имелась, и теперь их было куда поставить и включить! "Избушка на курьих ножках" оказалась оборудована розетками. Откуда в них брался переменный ток, я понятия не имел, но результат как говорится налицо: доход локуса уменьшился на два ЛКР в день, а электричество в избушке появилось, даже двор можно при желании освещать. А еще включать для отопления в избе электронагреватели, чтобы спать и жить в тепле. Проверять, выполняет ли свою штатную функцию волшебная печь и можно ли ее топить дровами я пока не решился. Хотя по идее - почему нет? Все необходимое на первый взгляд имеется, противопоказаний нет. Разве что материализованные вещи придется вынимать откуда-то еще, чтобы не пачкать в саже, но в принципе эта настройка тоже возможна, насколько я разобрался.
  
   Надо сказать, что стоил мне апгрейд избы недешево. Отдельной статьей расходов шло оружие и одежда для Матвея Петровича и Костика. Короче говоря, я спустил кучу магической энергии, ухнув на снаряжение и постройки разом полторы тысячи ЛКР со счета Локуса. Учитывая прибыль за последнюю неделю и наши растраты на волшебство в моем мире, у меня осталось лишь тысяча сто ЛКР, шестьсот из которых я вложил в небольшую яблоньку, неподалеку от избушки... хотя нет, уже большой избы. Но это была осмысленная инвестиция - во-первых, через неделю яблонька обещала Локусу небольшой дополнительный доход в ЛКР, а во-вторых, при должном уходе и развитии яблочки с нее обещали быть не простыми, а молодильными. Базовые условия для "посадки" такой яблони: наличие родника с живой водой и апгрейд избы до второго уровня, были мною выполнены, вот возможность и открылась. Пятьсот ЛКР я оставил как несгораемый запас - мне еще через болота идти.
  
   Про таинственный источник силы Хозяйка Верлеса ничего конкретного так и не сказала. Точка силы вроде локуса, но без Хозяина... Что это вообще может быть? Чье-то творение или природное явление мира Хозяев? Какие проблемы могут встретиться на пути к нему? Монстры, чужие наемники? Имеют ли болота, на которых он располагался, общую границу с Орнсом? Скорее нет - все же орносы далеко на востоке. Но это - предположения, а не точная информация. Речники, скорее всего, такую границу имели, но у них вроде как не было Корректора, чтобы лазить по болотам. Или после победы он уже есть? Кроме того, можно встретиться и с наемниками незнакомых Хозяев. Но то ладно... Что мне делать с источником силы, когда я до него доберусь? Если уничтожить - то это запросто, жечь и ломать мы привыкшие. А вот брать под контроль это как? Сплошные загадки, которые придется решать на месте.
  
   Выходили в поход по холодку рано утром, выспавшиеся, сытые и бодрые. Еще бы - ночевали с комфортом, в теплой избе. Димка с Костиком в одной комнате, мы Надей в горнице на печке, дядя Матвей почему-то облюбовал для ночевки чердак, благо тот был вполне благоустроен. До границы болот еще километров двадцать с гаком, шагать и шагать. Пока можно не напрягаться и идти спокойно - вокруг своя земля, если что - Верлеса предупредит. Да и дальше без разведки мы не останемся, Шурик вчера уже сделал пробный полет до границы Хозяйкиных земель, пролетев вдоль кромки болот. Тут же обнаружились и первые проблемы - для толковой разведки и поддержки группы птице требовался нормальный обвес. Куда, спрашивается, крепить гусю-лебедю видеокамеру? Окей, в порядке первого опыта мы кое как-присобачили огромному птаху видеорегистратор у основания груди и шеи. Что ему, кстати, активно не нравилось - в процессе монтажа Шурик злобно шипел, распрямлял крылья и щелкал клювом, всячески выказывая свое недовольство. Да и результат для первого раза оказался не очень. А дело ведь не только в видеокамере. Лапки у водоплавающей птицы перепончатые, для таскания тяжестей приспособлены плохо. В клюве гусь-лебедь тоже долго ничего не потащит, понятное дело. Стало быть, нужна система ремней для подвески груза на корпус птицы, к которой можно прикрепить камеру, посылку... да хотя бы и бомбу для неприятеля. А где такую систему взять? В терминале при всем богатстве выбора подобных предложений нету... Самим пошить?
  
   - Я в интернет-магазине "домашний питомец" как-то видала очень милые шлеечки для домашних попугайчиков, - делилась своими соображениями Надя, идя рядом со мной и Петровичем. - С поводочками для владельца птички. Попугай с ними может летать. Если взять такой, да за ЛКР пожелать увеличить его раз...в сто. И нацепить на Шурика...
   Майор запаса странно посмотрел на Надю, но от комментария воздержался. Зато не удержался Дима.
   - Ни хрена себе, ты нашла попугайчика, подруга! Так не пойдет - попугай и лебедь птицы по строению разные и вообще... Вот я видел фотографии страусов в упряжке...
   - Тоже хреново, - покачал я головой. - Так просто скопировать не получится - нет подходящих образцов. Мерять надо корпус у Шурика рулеткой и думать. Чтобы ему вся эта фигня летать не мешала и не съезжала с тела. В сказках все просто - сел на спину птичке и лети. А в жизни одни проблемы...
  
   Эльфенок Костик по дороге все больше молчал, видимо смирившись со своей ролью вечного носильщика. Петрович тоже был немногословен. С ружьем за плечами и коротким автоматом на груди, он шел по осеннему лесу, часто вырываясь вперед и внимательно оглядываясь по сторонам. Нетронутый цивилизацией девственный лес ему был, похоже, интереснее, чем мы. Я же спокойно болтал с Надей и Димкой - так оно шагать быстрее, а на местные красоты успел насмотреться вдоволь.
   Петрович лишь однажды вступил в разговор, когда зашла речь про молодильные яблоки...
   - Командир, от яблок с той яблоньки реально можно помолодеть? - размышляя о чем-то своем, спросил он. - Прямо до младенчика?
   - Не думаю, - честно ответил я. - Описание говорит о стойком эффекте в три-пять лет омоложения плюс регенерация тканей и лечебный эффект от одного яблочка. В зависимости от состояния организма, его болезней, изношенности и веса. И младенцем от них не станешь, сколько не жуй, как от живой воды не оживешь. Но в целом неплохая вещь должна получится.
   - Согласен, - задумчиво сказал майор запаса. - Свой локус вообще штука хорошая.
  
   Привал сделали после полудня. Перекусили как следует остатками кабанчика и купленными еще в буфете Вятличей пирожками, напились чаю, отдохнули часок. Дальше - оно неизвестно как получится. А затем не торопясь пошли к границе, до которой оставалось не более четырехсот метров.
  
   Болото начиналось почти сразу же за пограничной чертой из почерневшей сухой земли, на которой ничего не росло - такой же, как и между владениями Верлесы и Орнса. Низовое - стоялая заросшая вода, осока, кочки, мох. Кое-где на небольших островках земли растут чахлые деревца, в оконцах воды торчат какие-то палки и лесной мусор. Болото длинное - справа и слева не обойти, тропок не видно.
   - Как пойдем, командир? - серьезно спросил меня Петрович, ухитрившийся уже где-то заготовить себе длинный деревянный шест. - Дело серьезное, с болотами не шутят. Не каждый охотник в него полезет. Говорил я, надо было как минимум штаны от Л-1 брать. Или у тебя вроде как способности особые, на них вся надежда?
   - Буржуйские хипперсы то же самое, - отмахнулся я, снимая рюкзак и доставая для всех болотные комплекты. - Герметичные и удобные, только легче чем твоя химзащита раза в четыре. Натягиваются до пояса, а на ногу лучше сверху кроссовки крепко повязать, так стопе легче. Все необходимое есть, одевайтесь.
  
   Я вышел, к кромке воды и активировал ID, выйдя в режим Корректора.
   "Показать оптимальный путь через топь"
   "Расход семь ЛКР"
   "Подтверждаю", - согласился с экраном я. "Исполнять желание".
   "Выполнено" - перед моими глазами на лежащее перед нами болото наложилась извилистая виртуальная светящаяся желтая нить маршрута. Через каждые два-три метра около нее светились цифры глубины и значки предупреждений. В паре мест она краснела - там было слишком глубоко и топко, идеального пути на всем протяжении трясины не существовало.
   "По мере прохождения группы, подморозить лед на дне в глубоких местах", - дал я вторую команду. "Мы должны пройти не провалившись".
   "Расход восемь ЛКР".
   "Подтверждаю".
  
   - Всем идти друг за другом, след в след, - скомандовал я. - Я первый, за мной Надя и Дима с пулемётом, затем Костя и замыкающим Петрович. Не торопимся и не мешкаем, двигаемся размеренно и осторожно. Есть мнение, что эти топи в ширину не такие уж длинные, дальше будет полегче. И удачи всем нам!
  
   Глава 5. Поход.
  
   Петрович шёл по лесу с автоматом наизготовку, внимательно присматриваясь к местности и крутя головой на все триста шестьдесят градусов. Однако, это не могло окончательно прогнать одолевавшие его мысли.
   "Значит, одно ЛКР это у нас эквивалент пятисот евро. Ну, хрен с ним, будем по привычке в баксах считать. Итого за поход мне причитается двести пятьдесят ЛКР по пятьсот баксов каждый, итого сто двадцать пять тысяч долларов? А если в деревянных, так помножим на ещё шестьдесят и получим семь с половиной лямов, а на самом деле ещё больше.
   Кучеряво живёт Верлеса, не зря же Славин так прибарахлился! Коттедж у озера и дорогущая лодка. А еще хата в Нерезиновой... Сколько, интересно, времени тот поход займёт? Ну, пусть неделю, и то сомнительно, судя по количеству взятой с собой жратвы. И, если включить голову... То, что Славин берёт с собой Надю, говорит о том, что особой опасности там не предвидится. Хотя, я бы бабу при любом раскладе не брал, особенно молодую и нерожавшую. Не хватало ещё простудить в долбанном болоте ей потроха. Впрочем, не моё собачье дело, за такие-то бабки. Как говорится, ты начальник - я дурак"!
  
   Дополнительные бонусы в виде "исцеления от всех болезней" и два очка к "характеристикам", то бишь возможность "прокачать" силу, интеллект или общую выносливость, бывшего майора не сильно впечатлили. Возможно, если бы при этом не упоминалась магия, он бы еще мог заинтересоваться. А тут прямо повеяло дешёвым разводиловом, лившимся в своё время с экранов телевизоров времён позднего СССР с Аланом Чумаком и ещё каким-то шарлатаном, фамилия которого давно забылась.
  
  "Заработать за неделю то, ради чего другим приходится тянуть лямку всю жизнь?
   Одно из двух. Тут или в самом деле сказка для избранных... или платить никто не собирается. Сделал дело - и в расход. Хорошо хоть морду мою сейчас никто не видит".
  
   Сразу после "раздачи слонов" Петрович удалился на полянку неподалёку и пристрелял "тозик" и "сучку". Хотя, "пристрелял" это было громко сказано: заметил, куда ложатся пули из каждого ствола ружья на пятьдесят, семьдесят пять и после некоторых раздумий сто метров. Ну, примерно, поскольку расстояние было отмеряно шагами. Бой пулями у ружья был превосходным. Дробью на три десятка метров - тоже. АКС-74У оказался вполне себе пристрелянным "из коробки" и уложил все три выпущенных пули в круг диаметром в 50 мм, значительно перекрыв норматив. Четвёртый патрон Петрович решил сэкономить.
  
   На свою "миссию" бывший майор получил по 25 штук пулевых и дробовых патронов 16-го калибра и сотню автоматных 5,45х39 ПС при трёх магазинах. Десяток патронов россыпью он заранее выделил на пристрелку, теперь из них осталось семь.
   На грохот выстрелов подтянулся и Димасик со своим пулемётом незнакомой конструкции. Маркировка на оружии в Системе полностью отсутствовала, так что даже год изготовления определить было невозможно, не говоря уже о месте производства.
   Пулемёт Димы питался из ленты безрантовыми патронами, на вид ничем не отличавшихся от патронов .308-го калибра. О типах используемых пуль Дима не имел ни малейшего представления, в подробных ТТХ своего оружия парень "плавал". Как заподозрил Петрович, Дима даже боялся полностью разбирать свой пулемёт, имевший с пулемётом Калашникова мало общего. Тем не менее, оружие работало. После стрельб Петрович вычистил свой арсенал, за неимением оружейного масла воспользовавшись "двухтактным" от лодочного мотора, что всё же было лучше, чем ничего. Так же вдвоём с Димой они тщательно разобрали пулемёт и, прежде всего, как следует вычистили уже изрядно забитый нагаром "газовый двигатель". После сборки Дима дал пробную короткую очередь - пулемёт работал. Как показалось Петровичу, он даже прибавил в темпе стрельбы.
  
   По словам Димы, пассия Славина по имени Надя была в роли снайпера. Однако, судя по тому, что стрельбы девицу не заинтересовали - то скорее "снайпера". О типе винтовки с пафосным названием "Карма" и прицела Дима ничего внятного сказать не смог, об их ТТХ также оставалось только догадываться. Единственное, оружие, которое внушало бывшему майору оптимизм - АК сотой серии в калибре 7,62х39 самого Славина.
   Впрочем, "господин Корректор" тоже посчитал ниже своего достоинства посетить импровизированное стрельбище. Ну и вишенкой на торте был немаловажный факт: всё оружие группы использовало собственный патрон. Хотя, возможно, "Карма" Нади и, как заподозрил Петрович, неизвестная модификация "пулемёта Никитина" Димы были все-таки рассчитаны на одинаковый вид боеприпасов. О том, что валовый винтовочно-пулеметный и снайперский патроны это не совсем одно и тоже, наёмники Славина, похоже, не подозревали.
  
   От оценки обучения и обучающего, на которое группа потратила без малого три недели времени, Петрович воздержался, махать кулаками после драки не было смысла. Максимум, что он мог сделать - предложить Диме взять в поход лишнюю сотню патронов и сунуть ленту с ними на дно своего рюкзака. Как показалось Петровичу, впереди его ждало ещё больше разочарований. И он таки не ошибся. На кой чёрт в лесной глуши молодёжи понадобился ноутбук, да ещё целых два? Причём электричество обошлось Славину в два ЛКР или тысячу евро в ДЕНЬ!!!
  
   Однако, не лезть же со своим уставом в чужой монастырь? И вот теперь "продолжение банкета"! Недолго думая, Славин перед тем, как лезть в болото выдал всем своим подручным и натянул себе на ноги "хипперсы", как он назвал импортные непромокаемые штаны. Ещё и с апломбом заявив, что они ничем не хуже Л-1. Вероятно, спутав чулки от ОЗК и комбинезон от комплекта Л-1, защищающий пользователя, в том числе и от воды, по грудь. Спорить Петрович, как водится, не стал. Свою голову не пришьёшь, а ссать против ветра, пререкаясь с отцами-командирами его отучили ещё на первом курсе военного училища. Тем более за больше чем лям деревянных в сутки. Сплетённые ещё во время ночёвки на чердаке "локусного дома" мокроступы так и остались в рюкзаке. То, что Славин перед выходом не проверил содержимое рюкзаков своих подручных, было уже не удивительно.
  
   Несколькими ударами своего, по настоящему своего, охотничьего ножа, Петрович срубил себе трехметровую слегу из тонкой и сухой до звона сухостойной сосёнки. После некоторых колебаний, Петрович упаковал автомат в пластиковый пакет, предварительно дослав патрон в патронник и поставив оружие на предохранитель. Снять автомат с предохранителя и нажать на спуск можно и через пакет, а вылету первой пули и движению затворной рамы он особой помехой не будет. На стволы "тозика" был одет презерватив, завалявшейся в кармане бушлата с незапамятных, возможно ещё армейских времён. Патроны к двустволке были упакованы в пластиковые пакеты по десятку штук ещё дома. У пенсионера промелькнула злорадная мысль насчёт того, чтобы поспорить, кто первый утопит в болоте оружие: Дима свой пулемёт или Надя винтовку с оптическим прицелом. "Карма" от СВД-63 отличалась, наверное, только названием да возможно, безрантоым патроном. Надя так и не дала осмотреть своё оружие. Не доверяет. Мдя...
  
   - Эй, Костя!- Петрович окликнул "эльфа" в нерешительности стоявшего на берегу болота. - Не желаешь "тозик" взять да десяток патронов на всякий пожарный?
   Эльф отрицательно покачал головой. "Ну и дурак! Думаешь, я на тебя лишний груз хочу навесить? Ну, думай дальше".
  Петрович легонько толкнул слегой "эльфа" под зад, прекратив его нерешительные колебания и заставив влезть в воду.
  
   Карту болота и вообще прилегающих к территории Верлесы земель Славин никому не показал, но зато пожелал всем удачи. "Да и хрен с ним! Хотя, наверное, проще отмахать два десятка кэмэ вдоль "границы" посуху, в надежде посуху же идти по чужой территории, чем лезь полкилометра очертя голову через болото. И хорошо, если тут не водятся какая-нибудь нечисть, вроде ядовитых анаконд "от Орнса". Ну, или пауков. Какая-нибудь водомерка-переросток вроде водяной версии орнолита вполне может сделать путешествие весьма пикантным"!
   -..... мать!- Дима вскоре окунулся в воду по грудь, зачерпнув ледяной болотной воды стволом своего пулемёта.- Саня, что за херня? Дно скользкое, как будто на нём лёд!
  
   "Теперь наш мокрый "Никитин" сможет стрелять только одиночными. Смысл вообще было тащить дрын без малого в десять кило, не считая патронов"? - пронеслось в голове у Петровича. "Ну да ладно! Может предложить Славину вернуться, сбить-связать наскоро что-то типа плотика и спокойно плыть"? Петрович вспомнил фотографии времён войны с советскими солдатами, одетыми в специальный комплект для действий в болотах, представлявший собой всё-тот же комбинезон типа Л-1 с приделанной к нему автомобильной камерой на груди, не дающей бойцу утонуть ни при каких раскладах, пока она, по крайней мере, надута.
  
   "Это же для меня испытание, хе-хе, так что иди и не ной"! - Петрович успел подать конец своей слеги начавшему было терять равновесие Костику. "Эльф" вскрикнул, но ухватившись за деревяшку, устоял. Однако крик носильщика отвлёк Надю, тут же ухнувшую в воду по пояс и выронившую свою винтовку.
   Следующие минут десять ушли на выуживание из болота снайперской винтовки, что в конце концов удалось. Но стрелять из неё без предварительной основательной чистки Петрович бы не решился. "Снайперша" теперь представляла собой нечто вроде болотной кикиморы, с ног до головы перепачканной в грязи с тиной. И что после "водной процедуры" стало с прицелом? До противоположного берега болота оставалось ещё с полкилометра, как раз ни туда, ни сюда.
  
   ****
  
   "Слеги мне все же следовало подготовить", - мысленно вздохнул я, когда Дима кувыркнулся в болото в третий раз, прямо вслед за Надей. Почему-то ледовые мостики они проходили хуже всех, несмотря на то, что я предупреждал о скользких местах. А вот Петрович шел неплохо, и даже ухитрился один раз помочь удержать равновесие Диме и пару раз Костику.
   "Куда я так торопился? С другой стороны, Петрович мог бы и подсказать, насчет слег... И оружие теперь мокрое и к бою малопригодно..."
   - Двигаемся за мной, вон к тому островку, - показал я на небольшое, заросшее мхом и чахлыми березками возвышение метрах в тридцати от нас. - Короткий привал.
   До островка пришлось еще пару раз подморозить воду, но в этот раз больше никто равновесие не потерял. Вскоре мы уже выбрались на сушу, пусть и было ее всего с сотню квадратных метров. Противоположный берег был уже хорошо виден - от силы метров триста.
   Разогреть на некоторое время восходящий столб воздуха диаметром в пару метров до ста двадцати градусов, стоило мне пяти ЛКР. От разряженного оружия и вывешенной на поперечной палке верней одежды повалил пар, Димка, Надя и Костик, сгрудились рядом, греясь у теплой кромки горячего воздушного столба как у костра. Или как в бане... Я тем временем отошел в сторону, туда, где из кочек торчали мертвые столбики березок. Вот и слеги подоспели...
  
   - Командир, воля твоя, но ты совсем уж ерундой страдаешь, - не выдержал Петрович, чей осуждающий и удивленный взгляд давно буравил мне спину. - Дерево тут все трухлявое и непригодное как... Слеги на берегу нужно было делать.
   - Так на берегу бы и сказал об этом Матвей Петрович! - Заметил я.
   - Слушай, Александр Дмитриевич, - пожевал губами майор запаса, видимо, стараясь удержаться от мата. - Тебе как объяснить - со всем уважением или откровенно?
   - Лучше, конечно, откровенно, - тут же ответил я, вырубив первую слегу и активируя свой магический экран.
   - Изволь. Ты когда кашу ешь, сам ее жуешь? Или Надю за себя сначала пережевать просишь, а потом тебе в рот пережеванное положить? Я у тебя на глазах вырезал болотную слегу. У всех на глазах защитил от воды свое оружие. На все вопросы отвечал честно, без утайки, но вопросов перед выходом не поступало. Что я еще мог сделать? Бегать за каждым как в детском саду и уговаривать? Так я не нянькой нанимался, а охранником и помощником. Разумеешь?
  
   - Понимаю, - улыбнувшись, кивнул я. - Без обид, Матвей Петрович, но нянька бы нам иногда тоже не помешала. Но будем обходиться тем, что есть. Скажу тебе также откровенно: я думал, болота дадутся нам меньшей кровью - пройдем их по колено или местами по пояс и все дела. А слеги - лишний груз. Упаковка оружия в пластик может помешать быстро открыть огонь по змеям или орнолитам, поэтому обойдемся без нее.
   Теперь вижу, что рассуждал неправильно, да и ты предупреждал, что дело серьезное. Признаю свою ошибку, буду править ситуацию на ходу... А за трухлявость березок не беспокойся - улыбнулся я. - Я все же некоторым образом маг от Лесной Хозяйки. Облегчить, высушить и укрепить дерево в силах - нашел я соответствующую опцию в горящем перед внутренним взором магическом экране. - Просушить оружие и одежду - тоже.
   - Опять за ЛКР? - искоса посмотрел Петрович на мои светящиеся ладони, которыми я обрабатывал тонкий ствол сломанного дерева, распрямлявшийся прямо на глазах и менявший цвет. - Бабло и магия побеждают зло? И много ты уже потратил ЛКР в этом болоте для нашего прохода, командир? Если не секрет?
   - Пока около сорока ЛКР, - не стал отпираться я.
   - Примерно двадцать тысяч баксов, - кивнул майор запаса. - Накинь сверху столько же и за эти деньги можно через болото полноценную гать проложить ...
  
   - Правильно рассуждаешь, Матвей Петрович, - согласился с ним я. - Для нашего мира. И в то же время неправильно для мира Хозяев. Загорелых ребят с ближайшей стройки гати мостить, тут не наймешь. Мне эти деньги вместе с ЛКР в трехлитровых банках на зиму солить что ли? С собой я их не заберу, в гробу карманов нет. Ты знаешь, сколько раз я за последние два месяца был тяжело ранен?
   - И сколько? - ровным тоном спросил Петрович.
   - Трижды. Контузии, пулевые, осколочные, резаные, переломы - все было, чудом живой остался. Надя - дважды ранена, Дима - тоже дважды. Эльфенку повезло больше, но он тоже хлебанул...разного. А Хозяйка все задачки подкидывает и подкидывает. Тут дожить до лета - вопрос непростой, а ты, говоришь, баксы... Пфуй на них. Легко пришло, легко ушло, будут еще. Были бы мы живы.
  
   - Полагаешь, мы все смертнички? - прищурился Петрович.
   - Ага! И мы и Хозяйка. Ее тоже не раз и не два убивали. И гуси-лебеди с Харитоном, до кучи. Но не ты. Тебе до наших бед дела нет, ты, я думаю, соскочить твердо решил. Желание похвальное, у меня самого такое было до последнего. Даст Бог, выполним задание, получишь наградные и на этом все - загадывай дома желания, трать деньги и наслаждайся жизнью. А у нас тут работа простая - во что бы то ни стало, но выполни миссию. А после нее хоть какой: битый, стреляный, ломаный, обмороженный или обгоревший притащись обратно не сдохнув. Починят и будешь как новенький - для новой работенки. И ты думаешь, я при таких раскладах буду экономить ЛКР? Пока они есть, буду тратить, чтобы выполнить задачу. Уж как умею. Ладно... Что я еще не так сделал? Выкладывай начистоту! Со слегами ясно, с оружием тоже.
  
   - Не ставишь по дороге меток и не отмечаешь проход через болото на карте, - начал загибать пальцы Петрович. - Хипперсы твои тоже дрянь. Димасик их уже обо что-то порвал, а мы еще далеко не ушли. Вообще снаряжение ни к черту. И еще...Надю свою зачем с нами тянешь? Ну, вот не место ей тут, честное слово...
   - Угу, оставь ее одну, - помотал я головой. - Так она меня одного и пустила, госпожа наемник высшей категории... У нас, Петрович, с ней свои счеты, и не только те, о которых ты подумал. Насчет карты болот...а нет ее вовсе, не существует в природе. Все на уровне ощущений. Как бы тебе сказать... Хозяева свою собственную землю видят и чувствуют всю и полностью. Я корректор, этакий маленький "хозяин", поэтому тоже кое-что могу, особенно в своем Локусе. Не так, как Верлеса, но все же... Тут земля ничейная, однако, ее тоже можно попробовать "пощупать".
   - И что нащупывается, если не секрет? - заинтересовался Петрович.
   - До цели нам точно больше двадцати километров и точно меньше тридцати, - задумался я. - Направление - юго-запад. Болота тянутся...еще с десяток километров, но дальше будет легче, у границы самая жесть. Ставить вехи - в общем-то, бесполезно, тот путь, по которому мы идем, одноразовый. Его я создаю по ходу: где-то на глубине подмораживаю лед, чтобы мы могли пройти, местами укрепляю дно, перебираю варианты маршрутов...подколдовываю нам дорожку потихоньку, короче. В мире Хозяев земля и вода не просто земля и вода, они в какой-то степени... живые что-ли. И кстати... - я пристально уставился в лицо Петровичу, поймав, наконец, ту мысль, что подспудно не давала мне покоя.
  
   - Что такое, Саша? - Явно напрягся майор запаса - Ты на меня сейчас смотришь, как кулак на Павлика Морозова.
   - А ты сам ничего не чувствуешь? - заинтересовано спросил я. - Смотри сам, дядя Матвей, - я иду по болоту нормально. Вы тоже, причем вам слега нужна скорее для того, чтобы Костика спасать, чем для равновесия. А вот Дима, Надя и Костик постоянно кувыркаются, даже на простых местах. Такое ощущение, что со мной болото просто связываться не хочет. Остальных оно пытается спихнуть и притопить. А вам...вам оно подыгрывает.
   - Командир, тебе не кажется, что это слегка смахивает на паранойю? - слегка повысил голос Петрович. - Не, я конечно, после переноса в другой мир уже ничему не удивляюсь, но ты сам себя со стороны слышишь? Думаешь, моя фамилия Сусанин и я управляю болотом? Извини, но это ты нас сюда привел, а не я!
   - Да я ни в чем таком вас не подозреваю! - замахал я руками. - Что вы?! Просто это мир Системы. Тут всякое бывает, он такой...особенный. Прислушайтесь к нему, и если что-то почувствуете, то сразу же скажите мне. Хорошо?
   -Хорошо, - кивнул майор запаса. - Почувствую "магию" - скажу. Еще приказания будут?
  
   Примерно через полчаса, обсушившись и приведя оружие в порядок, мы полезли в болото дальше. И, может быть потому, что теперь все шли со слегами, или потому что я сбавил темп и тщательнее выбирал дорогу, добрались до края болота, ни разу не упав в мутную воду. Петрович, как и прежде, шел замыкающим, деловитый и сосредоточенный. Возможно, военный пенсионер и в самом деле пытался прислушаться к окружающему миру, но мне он об этом ничего не сказал.
   После небольшой рощицы, местность опять понижалась, открывая перед нами очередное болото. На сей раз поуже, чем первое, максимум в полкилометра шириной, но все такое же протяженное с запада на восток - по краю не обойдешь. Оно стало нашей последней вехой на сегодняшний день. Когда мы через него все же перебрались (в этот раз по разочку бултыхнулись Дима и Костя) на очередной участок сухой земли, уже начинало темнеть, и я решил встать на ночлег - лезть в топи в темноте идея дурацкая. Следующие шесть-семь километров болот пройдем завтра, остальной путь - послезавтра. И так все вымотанные донельзя. Километр болот по моим ощущения вполне можно приравнять к пяти, а то и семи километрам перехода по сухому лесу.
  
   К вечеру мы устали настолько, что даже не было сил варить походную кашу с тушенкой. Просто распотрошили ИРПы, подогрев их содержимое на переносном таганке и вскипятили в котелке чаю с небольшой порцией живой воды, а затем распределили дежурства и легли спать.
   Петрович менял меня с поста перед рассветом, заступая на караул в последнюю смену. Лицо у него при этом было слегка припухшее и вид какой-то не выспавшийся. Но на мой вопрос он лишь махнул рукой.
   - Все нормально командир. Просто сон приснился странный.
   - Угу, - буркнул ему я, надеясь еще немного покемарить в теплом спальнике. - Да, пока не забыл. Утром к нам Шурик с посылкой в клювике должен прилететь, я его вызвал. Принесет пакет из тех, что подготовлены заранее...Там запасные хипперсы взамен рваных, еда и кое что еще по мелочи. Не стрельни в птаху случайно, майор.
   Матвей Петрович лишь молча кивнул, и я с чувством выполненного долга лег почивать. Чтобы буквально через пару часов быть вырванным из дремы двумя оглушительными выстрелами из двустволки.
  
   Молнии на спальнике у меня не было - во время последнего "отпуска" я купил себе модель на гагачьем пуху, с быстро отстегивающимися липучками. В такой ночью и спать удобно и не чувствуешь себя связанным. Так что рванулся я с места в карьер, одновременно открывая глаза, выпутываясь из тканевых складок и хватая автомат. Однако все равно не успевал: еще не проснувшийся до конца мозг впал в ступор, когда, открыв глаза, я увидел словно на застывшем кинокадре, морду несущейся прямо на меня длинной, похожей, то ли на крокодила, то ли на комодского варана здоровенной чешуйчатой твари. Рядом, метрах в десяти, Петрович словно в режиме слоу-мо пихал в переломленное ружье новые патроны. Первыми выстрелами он явно попал, но сделать новый залп уже не успевал. А даже если бы успел - тварь выглядела слишком здоровенной, чтобы ее это сразу остановило.
   "Хана мне", - мысль была какая-то отстраненная, просто констатация факта, испугаться я еще не успел.
   Сердце пропустило один удар, руки стали словно ватные, но в этот момент морда твари в каких-то трех-четырех метрах от меня исчезла. Потому что ее заслонил с клекотом и шипением рухнувший на монстра сверху гигантский снежный ком.
  
   Гусь-лебедя Шурика я опознал лишь тогда, когда от него во все стороны полетели пух и перья. Однако, сбитая с атакующего порыва тварь остановилась, извернулась влево и щелкнула пастью, а затем со всей силы хлестнула по нашему птицу гибком хвостом. Тот в долгу не остался, долбанув ее прямо в темечко острым клювом, и по прежнему закрывая ей обзор своими распахнутыми крыльями.
   -Уйди! Уйди с прицела млять! - Орал Шурику зарядивший, наконец, "тозик" Петрович. И гусь-лебедь, как ни странно, его понял. Захлопал крыльями, как-то подпрыгнул и все же оторвался от "крокодила" на полметра, по-прежнему теряя перья. Снова, почти дуплетом, грянули два выстрела, и я невольно поразился точности попаданий. Один глаз у монстра лопнул, вторая тяжелая пуля попала в основание челюсти, своротив твари морду в сторону, словно снаряд башню танка.
  
   Подаренные мне Шуриком несколько секунд отсрочки оказались очень кстати. Выйдя из ступора я, наконец, привел автомат в боевое положение и сдвинул флажок предохранителя, переведя его в центр. Стрелял прямо с коленей, не успевая подняться. Длинная очередь ударила по всему телу "крокодила", от головы до хвоста, заставив тварь задергаться на месте. После этого я вскочил и ломанулся назад, за почти погасший костер, давая больше свободного пространства для огня себе и Петровичу. Рядом уже слышался Димкин мат и лязг его пулемета, а вскочившая Надя схватилась за винтовку. У монстра оставались считанные мгновения, чтобы убежать или атаковать кого-то из нас. Но он оказался слишком озабочен своими проблемами...
   Следующие выстрелы из двустволки почти слились с пулеметной очередью, а затем к ним добавила свою лепту Надя, открыв огонь из своей "Кармы". Глядя, как пули терзают тело рухнувшего на землю с разъехавшимися по сторонам лапами "крокодила", я от огня воздержался. Ему хватит.
   Очевидно, к этому же выводу пришел и Петрович.
   - Охолонись Димка! - крикнул он, после того как парень высадил в упавшего монстра еще одну очередь. - Побереги патроны! - Майор запаса осторожно подошел к твари и сделал еще один, контрольный выстрел ей в голову. Та даже не дернулась - видимо доза свинца превысила предельно допустимую для ее организма.
  
   Я же одновременно с Надей поспешил к Шурику. Выглядел мой спаситель не очень: роскошный перьевой хвост подран, сломанное крыло волочится, на груди и шее видны кровавые разводы. Но, самое главное, живой. К нему уже спешила Надя, доставая на ходу аптечку, но вскоре недоуменно застыла рядом - опыта лечения гигантских птиц у нее не было. Желания помочь сколько угодно, а вот понимания с чего начинать лечение не имелось. Я тем временем вызвал свой виртуальный экран корректора и попытался "подключиться" к гусь-лебедю, уже ощущая чувства и эмоции птицы, среди которых преобладали злость и ярость, постепенно вытесняющиеся нарастающей болью.
   - Потерпи, потерпи мой хороший, - Надя все же принялась бинтовать птаху поцарапанную шею. - Сейчас мы тебя подлечим.
   - Лубки бы надо как-то наложить, - ровным тоном сказал подошедший Петрович, осматривая волочащееся крыло Шурика. - Кость сломана. - Взгляд его был исполнен сочувствия. - А ты у нас боевой птиц, оказывается, - улыбнулся он лебедю, который теперь вовсе не пытался отстраняться от человека. - Только вот как? Я не ветеринар. Командир, живой водичкой не поделишься?
   - Держи - отстегнул я флягу Петровичу. - Обработай крыло и влей ему немного в клюв.
   - Сделаю, - сосредоточенно кивнул майор запаса. - Давай птичка, скажи "Карр", дядя Мотя плохого не посоветует! Ну пошипи, пошипи, если так легче... Открой клювик... Вот молодец...
   Я тем временем, начал разбираться с управлением питомцами. Что-то там было про лечение...
  
   Кое-как залечить птице сломанное крыло стоило часа времени, полсотни ЛКР и резко навалившейся усталости во всем теле вкупе со слабой головной болью. Лечение в полевых условиях - одна из самых затратных корректорских "магий", сопровождающихся не только большим расходом ЛКР но и износом организма корректора. После лечения Шурика идея Верлесы с заражением орноситов холерой предстала для меня в новом свете. Вылечить своих бойцов от болезни вражеский корректор тогда сумел. Но и надорвался на этом, растратив весь свой запас ЛКР и здоровье, что позволило его довольно легко прихлопнуть. Как говорится - учись, Саша, на чужих ошибках.
   Когда гусь-лебедь, притащив нам в клюве брошенный перед боем пакет с посылкой, неловко взлетел и взял курс к локусу, долечиваться дома окончательно, я, напившись до отвала горячего сладкого чая с пенталгином, скомандовал продолжение похода. Как бы то ни было, время терять не стоило.
  
   Однако, дальше дело пошло легче. Новая топь оказалась не столь длинной и глубокой как вчерашние трясины, а за ней обнаружился довольно протяженный участок смешанного леса, по которому идти можно было сравнительно комфортно. Затем снова началось болото - но вполне умеренное, как в лесах средней полосы России. Шлепать по пояс в воде уже практически не приходилось.
   - Парни, мне кажется, здесь даже вода теплее стала, - удивленно заметила Надя, проходя вброд один из болотистых участков. Вчера был сплошной лед, я сейчас нормально...
   - Не заметил такого, - потряс головой Дима. - Но идти гораздо легче, это да.
   - Сдается мне, тот "крокодил" был особой тварью из хранителей локуса, - вдруг вступил в разговор Петрович, сменив тему. Слишком большой для вольно гуляющего орнолита или серпеи, как вы их описывали. И со специальными способностями - близко же он гад, к нам подобрался. Не хочу хвастаться, но обычного зверя я бы обнаружил раньше. Точно говорю.
   - Откуда тут хранитель, ничейная же земля? - возразил я. - Да и хранители без команды Хозяев или Корректоров далеко от своих локусов не отходят.
   - Не знаю, вам виднее, - поправил на плече винтовку Матвей Петрович. - Но тварюга явно не рядовая, метров шесть от головы до хвоста. И...дикая она какая-то, с поехавшими мозгами.
   - Почему думаешь, что дикая, дядя Матвей? - спросил Димка, но майор запаса лишь пожал плечами - дескать, кажется мне так, и продолжил с задумчивым видом шагать в арьергарде.
  
   Полоса болот кончилась, когда солнце уже перевалило за полдень. Дальше шел не слишком густой сосновый лес, выросший на каменистой почве, а по моим ощущениям до цели оставалось километров двенадцать - четырнадцать. Поэтому я решил поменять планы и на ночевку не оставаться, а одним марш-броском выйти прямо к цели. Еще одна ночная схватка с драконом мне была не нужна.
   Идти сейчас было одно удовольствие - камни, лес и трава. Живности тоже особо не видать - совсем как в лесу у Верлесы во время наших с Хей первых миссий. Через три-четыре часа ходьбы сплошной лес кончился, уступив место небольшим, каменистым и поросшим кустарником холмам. Я чувствовал, что мы подходим все ближе и ближе к цели. Наконец, когда небо начало потихоньку темнеть, мы, пройдя между двух холмов, увидели место, к которому стремились...
   - Там, за речкой тихоструйной, есть высокая гора, в ней глубокая нора, - негромко процитировал Дима, указав рукой вперед.
   - Не знала, что ты Пушкина любишь, - улыбнулась Надя.
   - Я же из культурной столицы, - гордо подбоченился Димка. - Положение обязывает! Да сама смотри Надюха - речка есть? Есть. Гора имеется и нора в наличии.
   - Скорее не речка, а ручеек, - заметил я. - И гора - так себе, обычный холм. А вот насчет норы...- задумался я, пытаясь понять, что мне напоминает полуразрушенное здание на вершине холма, - тут в точку. На станцию метро смахивает. А вы как думаете, Матвей Петрович? - спросил я нашего майора, вид у которого был до крайности озабоченный.
   - Смотреть надо, - неопределенно пожал плечами тот. - Вот что, командир. Я вас охранять подряжался, поэтому думаю, что мне надо первому на разведку сходить. Добро?
  
   Глава 6. "Полесская".
  
   Я чуть было не отпустил Петровича одного - пусть майор идет в разведку, если он настолько уверен в своих силах. Мужик он опытный, бывший военный, ему виднее. Но именно что "чуть было". Какое-то шестое чувство заставило меня в последний момент передумать. Что-то раньше не замечал я за Петровичем особенного желания лезть поперек батьки в пекло. Да и выглядел он как-то... Напряженно и одновременно озадаченно выглядел, пожалуй, так. Что-то явно не давало ему покоя, и это был не простой страх перед возможной опасностью. Хотя, может быть, я ошибаюсь? Ничего, уж лучше перестраховаться...
   - До заброшенного здания все вместе пойдем, - возразил я, достав бинокль и всматриваясь в объект на холме. - Так надежнее выйдет. А дальше посмотрим. Мы с вами, Матвей Петрович, движемся в авангарде, остальные сзади. Дима, Надя, порядок боевого подхода к локусу все помнят? Вот и славненько. Двинули.
  
   Возражать мне Петрович не стал, лишь перехватил ружье поудобнее. Почему-то, главным образом он полагался не на свой укороченный Калашников, а именно что на двустволку. Как по мне - весьма странный выбор. Ладно, звери... а если обнаружится засада с людьми? Автомат в этом случае вне конкуренции.
  
   Ручей у подножия холма, радовавший уставший от созерцания мутных болот взгляд чистой и прозрачной водой, мы перешли вброд, а затем, страхуя друг друга, начали осторожный подъем наверх, сквозь не слишком густые кусты. Двадцать минут - и мы у цели.
   - Видел я уже такое, - мрачно пробурчал я, наткнувшись на первую мумию в полевом камуфляже и с валяющимся рядом оружием, по виду - автоматом неизвестной конструкции. - Вместе с Хей. Помните, я про старый терминал к востоку от станции рассказывал? Очень это местечко на него смахивает.
   - Здесь тоже разрушенный терминал с мертвым Хозяином? - Спросил Димка. - Кто-то прикончил владельца этих земель, шеф?
   - Не знаю, - покачал я головой. - Не похоже. Такое ощущение, что здесь есть сила. Как бы вам объяснить-то...там была пустышка, один прах. Тут - нет. Мой ID при включении как-то странно реагирует - словно я в локусе, но подключиться к управляющим функциям нельзя, доступ вырубили... Да и Верлеса говорила, что тут точка силы.
  
   - Странный жмурик, - тем временем вынес свой вердикт Петрович, с интересом осматривавший мумию. - Причем нехорошо помер. На резано-колотые или огнестрельные раны не похоже, грызть его тоже вроде никто не грыз. Но вот кожа у него какая-то... сначала думал обгорелая, но нет - скорее обваренная и облезшая. А еще, похоже, оба глаза лопнули, как яйца в микроволновке. Форма незнакомая, знаки различия тоже, причем заметьте - ткань не обожжена, такое ощущение, будто он изнутри горел... или точнее кипел. А вот еще...
   - Брр, - передернуло Надю от слов Петровича. - Жуть-то какую вы говорите, дядя Матвей!
   - Извини красавица, - развел руками майор. - Что вижу, то пою. Мдя... И значок на форме прицеплен интересный... ну да - скрещенные серп, молот и меч на золотом круге. В твоем мире такие были, Надя?
   - Не припомню, - покачала головой девушка.
   - Вот и я в нашем аналогов не помню. У северных корейцев вроде третьим символом кисть, а не меч. Да и не похож он на корейца. Кстати, те Хозяева, которых вы знаете, лишь в два наших мира могут двери открывать?
   - Именно, - подтвердил я. - Надо дальше идти. В сам терминал. Только всей группой под землю лезть глупо, там все равно особо не развернешься. Предлагаю спуститься вдвоем, остальные пусть подстраховывают наверху.
   - Как скажешь, командир, - не стал возражать Петрович.
  
   Вблизи разрушенный терминал сходства с вестибюлем метро не утратил, разве что буквы "М" на фасаде не имелось. Более всего он напоминал станцию старой постройки, примерно сороковых-пятидесятых годов. Здание в форме правильного круга, не слишком больших размеров, диаметром примерно метров в тридцать и высотой с двухэтажный дом. В узких окнах видны остатки выбитых стекол, везде бардак и запустение. Массивные деревянные двери валяются на земле, словно вырванные взрывом из петель, стены в трещинах и сколах, вокруг битый камень, куски штукатурки и бетонная крошка. В двух местах в стенах зияют большие сквозные дыры и торчит арматура, крыша слегка покосилась. Внутри темно и лезть туда откровенно не хочется. Но надо. Скоро стемнеет окончательно и тогда разведка локуса станет еще неприятнее, а ночевать рядом с неисследованным терминалом мне откровенно не хотелось.
  
   Налобные фонарики Надя закупила во время последней побывки и сейчас они для нас оказались очень кстати. Если внутрь вестибюля еще проникал из окон вечерний свет, с трудом освещавший такой же бардак из строительного мусора, что и снаружи станции, то ведущий вниз спуск был совершенно темен. Подойдя к нему поближе через обломки турникетов, я заглянул внутрь. Вниз уходили три застывшие ленты эскалаторов с поручней которых свисала оборванная резина и каменная лестница сбоку. Совсем как у станций неглубокого залегания, вроде Планерной.
   - Сдается мне, тут все взорвали нахрен, - задумчиво произнес Петрович, обойдя вестибюль вдоль стен, сохранивших местами следы мозаичных панно. - Очень уж повреждения характерные, как от взрыва толовых шашек. Причем, заряды были заложены и внутри и снаружи, но все же терминал устоял. А еще тут жили - вон, в углу остатки коек и одеял, посуда железная...
   - Полагаете, вражеские наемники уничтожили терминал? - полуутвердительно спросил я, не сомневаясь в ответе. Но майор запаса лишь покачал головой.
   - Не знаю, командир. Странно тут, как ты сам говорил. Непонятная картинка, понимаешь? Среди коек валяется такой же вареный жмурик как и снаружи, в той же самой форме и с автоматом. Только вдобавок изломанный взрывом. Что он там делал, если его соклановцы не спеша закладывали заряды и взрывали здание? Следов боя не видно - ни одной стреляной гильзы. Если погибшие - защитники терминала, то почему они не отстреливались? Если нападающие, то кто их прикончил?
   - Возможно, узнаем внизу, - пристально глядя в туннель, сказал я. - Тут, судя по всему, неглубоко.
  
   В свете бегающих лучей налобных фонариков платформа с путями смотрелась жутковато. На одной из стен сохранилось название станции на русском языке: "Полесская". Сверху свисали разбитые указатели и виднелись остовы осветительных плафонов, стекло от которых хрустело под нашими берцами. Я, держа автомат наготове, внимательно осматривался по сторонам, не спеша идти вперед. Нда... платформа явно уже, чем в Москве или Питере и пути выглядят иначе. Не наше метро здесь скопировано, зуб даю не наше. А чье, не лондонское же? И где находится пресловутый источник силы?
   Я активировал свой ID и попытался настроиться на цель. Она ведь где-то близко, очень близко... Метрах в ста впереди. Там, где уже пару минут как виден свет от фонарика на голове Петровича.
   - Дядя Матвей! - крикнул я. - Вы там что-нибудь нашли!?
   Ответа мне не было.
  
   И тогда я осторожно, шаг за шагом пошел вперед. Вскоре стало возможно разглядеть противоположный конец станции, заканчивающийся тупиком. У его стены виднелся прямоугольный постамент, на котором когда-то стояла, а теперь лежала, сбитая взрывом покалеченная мраморная статуя женщины, в одежде наподобие римской тоги и с посохом в руке. Около нее стоял наш охранник, положив на голову статуи правую руку и что шептавший, глядя перед собой немигающим взглядом.
   - Матвей Петрович! - еще раз крикнул я, подходя поближе. Снова никакой реакции.
   "Блин! Да он же сейчас ID открыл! И с кем-то беседует, либо отдает команды функционалу"! - пронеслась в голове мысль-озарение.
   - Петрович отойди от статуи немедленно! - рявкнул я, схватив автомат. - Закрыть ID! Руки прочь от ружья!
   Вот тут наш майор меня заметил. Но тянуться, как я опасался, к оружию не стал. Наоборот, широко улыбнулся.
   - Ты что кричишь, Саша? - мягко спросил он, пристально глядя мне куда-то за спину. - Никак перенервничал? Опусти ствол... Аккуратнее надо, в таком месте нервишки могут шалить. Все нормально, успокойся.
   - Правда? - глупо спросил я, сделав пару шагов вперед. И лишь в самое последнее мгновение по шуршанию сзади понял, что меня развели как пацана. Но было уже поздно.
  
   Тугая черная молния ударила меня в спину, вмиг сбив с ног. Еще через секунду здоровенная, размером с гандбольный мяч, змеиная голова, схватив открытой пастью, вырвала из моих рук автомат вместе с ремнем, пока гибкое чешуйчатое туловище оплетало тело со всех сторон.
   - Петрович, гад! - Только и успел крикнуть я. Открывать экран ID было поздно. Отбросившая автомат в сторону тварь следующим движением откусит мне голову - всего и делов.
   Но этого почему-то не случилось. Хотя от страха я весь похолодел, а дыхание перехватило как при параличе после сильного удара в живот. Особенно когда змеиная голова с двумя немигающими желтыми глазами приблизилась вплотную к моему лицу, а разветвлённый тонкий язычок легонько коснулся щеки.
   - Тихо, тихо, не бойся, Саша. Не надо орать. Змейка ручная, - поспешил успокоить меня майор запаса, подбирая мой АК. - Не съест и даже не укусит...без приказа. Так надо для твоего же блага...
   - Какого х... - выдохнул я остатки воздуха.
   - Извини, командир, грубо получилось, - серьезно кивнул Петрович. Огромная змея тем временем плотно спеленала меня по рукам и ногам, но давить, ломая кости, не спешила, и я снова обрел дыхание. - Иначе у нас разговора бы не вышло, - продолжил бывший майор. - Ты же, Саша, самый настоящий долбанный маг, было время в этом убедиться... Хрен тебя знает, на что ты способен даже безоружный. Огнем ударишь, или еще какую пакость учинишь. А так, рядом с моей чешуйчатой зайкой, я за нас обоих спокоен.
   - Предатель! Ты же наемник Верлесы! Рано или поздно Хозяйка тебя достанет! - страх немного отступил, а вот злости у меня было хоть убавляй.
   - Э, нет! Не спеши студент! Я никого не предавал, - возразил Петрович. - И не собираюсь. Я лишь хочу, чтобы ты не успел натворить непоправимых дел, прежде чем мы договоримся, Саша. Не надо бросаться обвинениями, пока просто послушай... Дело в том, что Хозяйка этого терминала и окрестных земель жива! И она успела со мной поговорить.
  
   - Так, так, так..., - попытался сосредоточиться я, стараясь не обращать внимания на змеиные объятия. - То есть там, в болотах, ты...
   - Там я что-то этакое ощущал, да, - согласился со мной Петрович. - Но не более того. И, возможно, болота действительно мне подыгрывали, ты прав. Не торопи меня, командир, давай начнем с главного, а не с мелочей. Вот здесь, в этом терминале, есть живая Хозяйка. Только она...
   - Спящая царевна! - догадался я. - Димка, все верно понял, прямо по Пушкину. Хозяйка есть, но в коме!
   - Не совсем, - нахмурился майор. - Хозяйка Полесса в сознании. Просто она сейчас скорее контуженная, парализованная или полностью обессилившая - выбирай, что тебе больше нравится. Она полностью исчерпала свою силу, уйдя в минус. И теперь управлять своими землями не может. Точнее, почти не может, какие-то слабые остаточные связи со своей вотчиной у нее остались. Однако земли живые, принадлежат ей и собирают ЛКР. Вот такие пироги с котятами...
   - И зачем вы с ней на меня напали? - спросил я в лоб.
   - Видишь ли, она очень просила меня о помощи, - вздохнул Петрович. - Буквально умоляла. Мы с ней не знаем, какие у тебя на самом деле инструкции от Верлесы. Ты ведь Корректор. Например, допущу я тебя к статуе Хозяйки, а ты Полессу тут же добьешь. Затем перенаправишь магические потоки к Верлесе и присоединишь к ней земли. Может такое быть, командир? - пытливо посмотрел на меня Петрович.
   - Таких подробных инструкций не было. Был приказ взять точку силы под контроль, - не стал скрывать я.
  
   - Вот именно! - кивнул майор. - Еще раз извини, Саша, но ты полежи тут еще с десяток минут, пока я с Хозяйкой немного поболтаю. Кобра тебя чуток постережет, но ты не бойся - это питомец Хозяйки, страж терминала. Ее, кстати, Ирршшша зовут. Если представлять полным именем, конечно.
   - Крокодил наверняка тоже был стражем терминала, - мрачно заметил я.
   - Да. Но сбрендившим и не контролируемым. С единственным оставшимся в куцых мозгах приказом - атаковать всех наемников, вторгшихся на земли Хозяйки. Моя Иришка не такая, она относительно разумна и под моим контролем. И вообще, в душе она лапочка пушистая, только с виду черная и страшная, - слегка улыбнулся Петрович.
   - Но ты же не наемник Полессы? - удивился я. - Откуда у тебя возможность контролировать ее питомцев?
   - Просто я подхожу Полессе на все сто процентов, а не на восемьдесят как Верлесе, - пояснил военный. - А еще в их силе есть что-то общее. Сестры они с Верлесой что ли? Ладно, Саша, не мешай. Полежи, расслабься. Сейчас мы с Хозяйкой до конца проясним кое-какие вопросы, ты меня отвлек от очень важной беседы. А потом обсудим наши с тобой дела, - Петрович вновь подошел к статуе и снова положил ей руку на голову.
  
   Что меня раздражало больше всего, так это то, что бывший майор был абсолютно спокоен и самоуверен. Вот за эту самоуверенность я его практически ненавидел! Он выработал план и действовал по нему, нисколько не сомневаясь в своей правоте. Красавец: обезоружил и обездвижил возомнившего себя командиром глупого студента, наладил контакт с новой Хозяйкой и теперь мутит какой-то хитрый план, уже списав меня со счетов. Весь такой крутой и гордый... Ну-ну... Меня и не такие как ты убить пытались. Хрен тебе, Петрович, я лучше сдохну с тобою вместе, чем буду плясать под твою дудку!
  
   Злость окончательно пересилила страх, ее было столько, что я аж скрипнул зубами, заставив кобру Иришку тихонько зашипеть и слегка раздуть капюшон. Старательно не обращая на нее внимания, я мысленно сосчитал до десяти и открыл перед собой ID. Итак, что я могу сделать? Огонь? Не пойдет, оба с Ирочкой сгорим одним факелом. Лед? Тоже нет. Криоудар такой силы, чтобы мгновенно выморозить змеиную тушу весом далеко за центнер будет стоить мне слишком дорого по ЛКР и износу организма. Ударить-то я ударю, но уже не встану. Электрошок? Так, а вот это интереснее. Расход ЛКР на контактный удар электричеством, на порядок меньше чем на лед и пламя. Но сколько такой змеюке надо вольт и ампер чтобы вырубиться, поди знай. Чешуя у нее гладкая и сухая, наверняка электропроводность у нее низкая. Кроме того, надо самому защититься от контакта, подняв себе сопротивление электричеству до максимума. Опять же, электрошок - вещь непредсказуемая, там, где одного прибьет с гарантией, другого лишь отбросит с ожогами от контакта под напряжением. А еще, решив проблему с коброй, мне надо будет что-то делать с Петровичем. "В принципе, попробовать можно", - думал я, собирая подходящий пакет команд, чтобы запустить всю их цепочку одним приказом. Но результат весьма сомнителен, в лучшем случае процентов сорок на успех... и мне в любом случае будет очень плохо и больно. Однако, других вариантов нет...
  
   - Эй, дядя Мотя! - злым голосом крикнул я Петровичу, уже готовый немедленно начинать атаку. - Мы не закончили беседу!!!
   - Я знаю, командир. Подожди, говорю тебе, - отмахнулся бывший майор, с сосредоточенным лицом внимавший чему-то, держа руку на статуе.
   - Нет. Не подожду. Даю тебе ровно тридцать секунд на то, чтобы убрать змею и вернуть мне оружие. Время пошло, - сказал я, уже зная, что схватки не избежать.
   - Ультиматум? - коротко поинтересовался Петрович.
   - Он самый. Иначе нам всем будет очень плохо. Двадцать секунд.
   Майор, сделав шаг от статуи, внимательно поглядел мне в лицо, так, что я поневоле прикрыл веки от света его налобного фонарика. А затем будничным тоном скомандовал, - Ира фу! Командир невкусный, брось его!
  
   Тяжелые змеиные объятия тут же разжались, а еще через пару секунд огромная кобра быстро утекла в сторону, тут же слившись с темнотой. Петрович же взял мой автомат и протянул его мне.
   - Держи студент. Надеюсь, у тебя хватит ума не устраивать здесь пальбу и не вредить Хозяйке.
   - Не ожидал, - честно признался я, забирая оружие.
   - Я тоже - поморщился майор. - У тебя такой вид был, словно ты сейчас с гранатой под танк бросишься. А этого ни мне, ни тебе точно не надо, нам обоим еще жить и дружить. Не будем доводить до крайностей. Но я думал, ты...
   - Струсишь, - злобно сказал я.
   - Зачем сразу так? Я бы сказал, будешь разумнее и осторожнее, - отмахнулся Петрович. - Говорю же, Саша, я тебе не враг и не предатель. - Мне на мгновение показалось, что тон голоса отставного майора приобрел виноватые оттенки. - И Верлесе я не враг, и твоим людям и вашим гусям-лебедям с Харитоном. Просто я тебя толком не знаю, и привык за время службы все держать под плотным контролем. А дело очень важное, поэтому позвал на помощь Ирочку, чтобы исключить случайности... Хорошо, хорошо, извини. Да, я военный параноик и неотесанный чурбан в сапогах... Пусть так. Рискнем поработать на полном доверии, хорошо? - Петрович к моему удивлению нисколько не утратил самоуверенности. - Дай мне договорить с Полессой? Прошу, не пальни в спину, командир. Потом сам с ней побеседуешь.
  
   ******
  
   - Короче говоря, Хозяйка Полесса грубо нарушила одно из основных правил Системы - не брать себе в наемники профессиональных военных, чиновников и прочих деятелей, напрямую связанных с государством. - Сказал я, вытряхивая в аппетитно побулькивающее на костре варево с картошкой, луком и овощами очередную вскрытую банку с консервированной в собственном соку сайрой. Тушенка с кашей надоела всем окончательно и сегодня на ужин мы решили сварить импровизированную походную уху.
   - Впрочем, винить ее за это сложно, она к этому времени была на грани уничтожения, - продолжил я рассказ. - Да и сама Полесса - Хозяйка молодая. История с ней приключилась похожая на нашу, как две капли воды - экспансия соседа с юга, куча вражеских локусов экспансии на территории, сил отбиться нет, - пояснил я.
   - И что было дальше? - спросила Надя, помешивая черпаком в котелке. - Ее уничтожили?
   - Почему же? Она победила. Верно, Матвей Петрович?
   - Так и есть, - согласился майор, наливая в маленький котелок для чая принесенную из ручейка воду. - Парочка завербованных спецназовцев уровня "Альфы" ухлопала вражеский локус с монстрами-охранниками на раз-два. Затем они получили от Полессы наградные ЛКР, о которых честно доложили начальству в своем мире и продемонстрировали их действие. С помощью Полессы и спецслужб навербовали у себя еще с десяток отличников боевой и политической подготовки, без проблем протащили по частям оружие из своего мира. Трех недель не прошло, как все было кончено. Война выиграна, враг Полессы уничтожен, его терминал разрушен, а наемники убиты.
   - Так здорово же, - пожал плечами Дима, задумчиво глядя на исчезающие в ночном небе искры. - Ежу понятно, что настоящие вояки-профессионалы гораздо эффективнее, чем мы. В чем прикол? Что с ней случилось? Почему у остальных Хозяев в основном студенты воюют?
  
   - Потому что из "А" всегда следует "Б", - вздохнул я. - Полесса приняла помощь не от отдельных людей, ставших ее собственными наемниками и слугами, а от государства. А с государством, если ему от тебя чего-то всерьез надо, шутки всегда плохи. В том мире на месте России находится какой-то Рабоче-Крестьянский Народный Союз. У которого, как оказалось, ну очень много проблем, которые можно решать за ЛКР. То здоровье партийной элиты поправить, то на вражеских политиков повлиять, то еще чего по мелочи. Очень скоро ее наемники начали откровенно тянуть с Хозяйки все ЛКР, которые она собирала со своей земли. Полесса возмутилась, и тогда ей пояснили, что она не права. Она теперь не всевластная Хозяйка своих земель, а народная собственность РКНС. Редкий природный феномен особого значения. Как я понял, от нее требовали чуть ли не открытия артезианских скважин с живой водой и гектаров плантаций с волшебными травами, вдобавок к исполнению кучи желаний. По принципу: если надо больше молока, корову надо чаще доить и меньше кормить. Кроме того, она должна была принять из РКНС ученых с аппаратурой для изучения мира Системы, а военные готовились прибрать к рукам земли всех близлежащих Хозяев...
  
   - Она, понятно, не согласилась, - вставил свой комментарий обычно молчаливый Костик. - Это же Хозяйка! С Хозяевами нельзя так, они ни на кого работать не привыкли и гонору у них хоть отбавляй. Подумал бы кто у нас пойти против Орнса...
   - А коммунарам на чьи-либо желания и интересы плевать с высокой колокольни, - тут же ответил ему Петрович. - Всегда так было. Интересы отдельной личности для них ничто, личность всегда должна подчиниться или сдохнуть во имя идеи. И наплевать им, что это за личность - обычный человек или волшебный Хозяин из чужого мира. Лес рубят - щепки летят.
   - С любым государством так, - кивнул я. - В общем, нашла коса на камень, конфликт между Полессой и ее "наемниками" нарисовался очень быстро, кроме того Хозяйке еще и штрафов от Системы выписали, за нарушение правил. Вскоре дело дошло до взаимных угроз. Полесса заявила, что если на нее продолжат давить, она закроет проход между мирами и уничтожит всех наемников из РКНС. В ответ ей поведали, что ее терминал уже заминирован и если она не подчинится, то ее просто взорвут. Ну и...
  
   - Судя по виду Терминала, Хозяйка пошла в отказ, - встрял Димка. - Молодец, почет ей и уважуха!
   - Примерно так, - согласился я. - Когда комми сбросили в наказание за отказ сотрудничать ее статую с постамента, Полесса сварила своих наемников в их собственной крови и закрыла проход в их мир. Есть у Хозяев на их земле такая крайняя опция, в качестве наказания за предательство. Но взрыв терминала она предотвратить не могла, лишь как-то его ослабила... Последним приказами Полессы были распоряжение питомцам атаковать чужих наемников на ее землях и превращение границ в непроходимые болота. Затем она лишилась почти всей своей магии и функционала, но здание при взрыве устояло, и она выжила, сосредоточив всю свою суть в покалеченной статуе внизу на станции. Сейчас она как спящая царевна в хрустальном гробу. Живая, но сама себя пробудить не может. Нужен кто-то со стороны, чтобы ей помочь. Матвей Петрович пробовал стать сказочным принцем, но у него волшебного поцелуя не получилось, вышло только поговорить, - не удержался я от шпильки в адрес майора запаса. Злость после его поступка на станции еще не прошла, хотя рассказывать о нем я никому не стал.
  
   - Понятно, - помешав уху еще раз, Надя кивнула Димке с Костиком, чтобы они снимали котелок с огня. - Пробудить ее можешь только ты, Саша, так? Ты у нас Корректор и единственный маг.
   - Именно, - не стал спорить я. - Если я подарю Полессе пару сотен ЛКР со своего ID, то она восстановит свою статую и первичный функционал, а затем получит доступ к сбору магии со своих земель. Дальше - дело времени, Хозяйка потихоньку отстроит терминал и придет в силу сама. Вопрос в другом, народ. А оно нам надо?
  
   Глава 7. Новая Хозяйка.
  
   На какое-то время у костра воцарилось молчание. Надя раскладывала по протянутым походным котелкам уху, народ брал с чистой тряпочки нарезанный ломтями хлеб и сало, и вскоре все заработали ложками, хлебая горячее варево. Первым, как всегда быстро смолотив свою порцию, выступил Дима.
   - А что тут думать? Надо, не надо...было бы о чем голову ломать. У нас командир есть, как он решит, так и будет. Наше дело исполнять. Правда, Надюха? Положи-ка мне еще черпачок добавочки, уха у тебя - чудо...
   - Уха без водки - рыбный суп! - буркнул себе под нос Петрович.
   - Перебьешься Димка, - фыркнула Надя. - Итак, здоровенный как лось. Половину общего сала с хлебом умял, а его было на пятерых выложено! Добавка командиру, за колдовство. Или Костику, его, как носильщика, откормить бы не помешало, а то худющий и вечно пыхтит под рюкзаком как паровоз. А тебе, сколько корма ни давай - без пользы дров, все сгорит как в топке. А насчет водки... Матвей Петрович, по распоряжению командира во время рейда - строгий сухой закон. Можно только в медицинских целях.
   - Жадная ты, сеструха, - беззлобно отшутился Дима. - И командир наливать не велит, строгости разводит. А я, между прочим, тяжеленный пулемет с лентами таскаю, силы-то надо откуда-то брать? Ничего, потерплю, дома отъемся. Я на углу у Черной речки одну точку знаю, шаверму там готовят - просто огонь! Возьму себе сразу три штуки, к ним полторашку крепкого...
  
   - Дим, валенком не прикидывайся, - перебил я его. - Что на самом деле думаешь?
   - Если ты желаешь по любому остаться для Верлесы верным слугой, то надо ей описать ситуацию и прямо спросить о дальнейших инструкциях, - пожал плечами парень. - Но ты же не этого хочешь, так, шеф? Я же вижу - ты что-то прикидываешь, обдумываешь. Продолжай думать дальше, Саша. Ты у нас озерный владыка, когда решишь, как поступить - скажешь нам что делать.
   - Легко сказать, спроси инструкций, - покачал я головой, доедая свой бутерброд с салом. - По коммуникатору из чужих земель с Верлесой не свяжешься. Бросать все и топать через болота до границы?
   - В чем проблема? Шурика вызови. Или Лиду, - возразил Димка.
   - Так просто не получится. Четыре-пять километров от границы и контакт с питомцами теряется вслед за связью, - пояснил я. - И потом: ну, допустим, вызовем мы лебедей. Что дальше? Написать записку, чтобы питомцы отнесли ее Хей, а та связалась с Хозяйкой, объяснила ей ситуацию, записала ее приказы и передала нам их через лебедей обратно? Ни хрена! Не буду я японку и Лесников в наши дела посвящать. Чем меньше они знают, тем лучше. И просить их об одолжении без самого крайнего случая тоже не стану!
  
   - Можно и без госпожи Хей, - неожиданно встрял в разговор Костик. - Заранее СМС-ку набрать и сохранить в черновиках. Шурик отнесет коммуникатор в наш локус, отправит сообщение Верлесе, дождется ответной СМС-ки от Хозяйки и принесет аппарат с ответом нам.
   - Чем он будет в меню коммуникатора шуровать, отправляя СМС? - вытаращилась на эльфенка Надя. - Клювом? Шурик, конечно, птица умная, но в смартфонах он не разбирается...Костик, ты это...чаю с сахаром выпей, для мозгов полезно.
  
   - Вот что я вам скажу, ребята и девчата, - доев рыбный суп и отставив котелок в сторону, вступил в разговор Петрович. - Из житейского, так сказать, опыта, как старый вояка. Во-первых, таких исполнительных дятлов, которые по малейшему поводу запрашивают у начальства инструкции и строго следуют им от сих до сих, не очень-то любят и ценят. Их терпят, конечно, в некоторых вопросах они удобны, но доверять им серьезные задачи и давать серьезные ресурсы не станут. Хотите стать правой рукой Верлесы и лелеете амбиции? Думайте и действуйте сами, а то быстро потеряете самостоятельность и окажетесь у вашей японки на подхвате. Как я понял, она девушка умная и собирается далеко пойти. Это раз, - поднял правую руку и покачал оттопыренным указательным пальцем Петрович. - Но не это главное. Сейчас у вас есть карт-бланш на любые действия. Понимаете!? Приказ Славину сформулирован нечетко - взять под контроль источник силы. Думайте, прикидывайте - как и рыбку съесть и на лошадке покататься. Ищите свою выгоду, у вас есть пространство для маневра. Взять под контроль - это по-разному можно понимать и контроль разный бывает. Потом, если что, оправдаетесь. Скажете, когда дело будет сделано: госпожа Верлеса, мы действовали согласно вашего приказа, в рамках полномочий и учитывая ситуацию. А вот если вы получите четкие указания от Хозяйки, то их придется исполнять. Причем исполнять досконально, без вариантов! Не факт, что их выполнение вам понравится, кроме того, никаких бонусов вам не видать.
  
   - И что вы предлагаете, Матвей Петрович? Давайте коротко! - прервал я его.
   - Помочь Полессе и дать ей необходимые ЛКР для возрождения. На выгодных ей, озерному клану, Верлесе и вам лично условиях, конечно. Она сейчас не в том положении, когда торгуются и будет согласна на любые разумные предложения.
   "Гладко стелешь... Еще бы ты предложил что-то другое", - подумал я. "Уже присмотрел себе новую Хозяйку, да, Петрович? Думаешь, тебе тут будет медом намазано? Кто бы сомневался... Ладно, будем играть представление дальше".
   - В общем, так, - вслух подытожил я. - Основных вариантов всего три, все остальные к ним, так или иначе, сводятся. Первый: уничтожить Полессу, разрушив статую. Второй: не брать на себя ответственность, свалив решение на Верлесу. Третий: возродить Полессу, дав ей ЛКР. Будем считать, что у нас тут совет в Филях. Костик, ты за какой вариант?
   - Убивать...я не хочу, - только и выдавил из себя эльфенок. - Я недавно был на месте Полессы, вы тогда меня пощадили. Но решайте без меня - не по чину имуществу советовать.
   - Дима?
   - Я выполняю твои указания шеф, - серьезно сказал наш пулеметчик. - Это ответ.
   - Надя?
   - Солидарна с Димой. Но все же добавлю. Саша, убийство беззащитного портит карму. И еще - с пустых бесхозных земель нашему клану прибытка мало. Пока их еще Верлеса сумеет отжать и присоединить к себе... ей, судя по всему, придется поначалу вкладываться в локусы экспансии, дело выйдет не скорое. Источник силы со смертью Полессы тоже может исчезнуть, вот. Вместе со всеми накопленными ЛКР. А нас за это по головке Верлеса не погладит - скажет, был приказ взять под контроль, а вы источник прошляпили. А еще с Полессы, как только она немного оклемается, плату за помощь можно ЛКРми получить. Немного, как раз, чтобы на домик у озера хватило.
   "Умница ты моя! Прямо расцеловал бы при всех за такие речи! И ведь не сговаривались же"! - только и подумал я, тщательно удерживая озадаченное выражение лица.
   - Точнее взятку. Если нас с ней не кинут, - буркнул Димка. - Услуга, которая уже оказана, ничего не стоит, не так ли?
  
   - Матвей Петрович свое мнение уже высказал, - не стал я обращать внимание на реплику Димы. - Большинство, так или иначе, за "помиловать". Что же, мне уничтожение здешней Хозяйки тоже не по нраву. Однако я не хочу, чтобы в один прекрасный день с ее земель пришли вражеские наемники. И хочу получить железобетонные гарантии, что этого не случится. Матвей Петрович, вы, как человек опытный, подумайте, какими бы эти гарантии могли быть. Учитывая, что я ни на грош возрожденной Полессе и ее потенциальным наемникам не доверяю и подозреваю их во всех тяжких. А сейчас распределяем дежурства и спать. Надеюсь, это ночь будет спокойной, - бросил я косой взгляд на Петровича.
   - Непременно, командир. Мы будем бдить, - слегка улыбнулся мне майор запаса.
  
   *****
  
   Наутро после легкого завтрака, я велел Наде заниматься хозяйством, а Костику с Димкой выкопать в некотором отдалении от терминала яму. Лопаты в разрушенном здании нашлись среди прочего хлама и они, в отличие от оружия, в чужих руках не ломались.
   - Надо похоронить спецназовцев, - пояснил я. - Нечего просто так костякам вокруг на земле валяться. В конце концов, парни просто выполняли приказы своего командования. Пусть спят с миром. Мы с Петровичем поищем их и снесем в одно место, а вы копайте.
   - Хотел со мной наедине поговорить? - спросил меня майор запаса, когда мы, оставшись вдвоем, подошли к первому погибшему. - Давай поговорим. - Петрович достал из кармана веревку, привязал к ней какой-то крючок и, зацепив за ремень автомат мумии, потащил его в сторону.
   - Думаешь собрать оружие в одно место, не прикасаясь руками? - удивился я. - Чтобы оно не превратилось в тыкву?
   - Именно, сложу все вместе под крышей. Сейчас я наемник Верлесы, мне его трогать нельзя...
   - Но статус может измениться, а оружие еще годное на вид, - продолжил я реплику майора. - Ушлый ты тип Петрович. Тебе Полесса какие-нибудь плюшки в обмен на свою жизнь обещала?
  
   - Естественно! Хмыкнул пенсионер. - Она весьма напугана.
   - И ты согласился?
   - Конечно, согласился, но я ведь не волшебник. У меня даже вашего волшебного счета нет. Я вообще не понимаю, что ты от меня сейчас хочешь, командир?
   - Чтобы ты честно всё рассказал, а не устраивал свои дела за моей спиной, - вздохнул я. - Врешь, что счета нет. Экран с ID - командами видел?
   - Видел что-то этакое, полупрозрачное, когда с Хозяйкой разговаривал. Но команд отдать никаких не мог.
   - Со змеей, где познакомился? Полесса свела?
   - Ириша сама позапрошлой ночью ко мне выползла, во время ночевки. Полудохлая, вся никакая. Только...чувствовал я ее...ну как болота по дороге. Ей было плохо и она надеялась на помощь, словно просила ее. Я согласился, и потом стало плохо мне, а утром седых волос прибавилось и морщин. Зато Иришка стала гораздо бодрее...
   - Это износ организма при колдовстве. Есть у Корректоров такой побочный эффект, вот только не пойму откуда он у тебя взялся. Да уж, змейка нынче бодрая, - передернуло меня при воспоминании. - Но нахрена! Ты думаешь, я бы стал сдуру стрелять по статуе и убивать Полессу? Я, между прочим, тоже с ней разговаривал, после тебя.
   - Только мне о содержании вашего разговора ничего не сказал, - пожал плечами Петрович.
  
   - Потому что я тебе теперь не доверяю, - ответил я. - Совсем. Кстати, Полесса просила не только дать ей ЛКР на возрождение, но и отпустить тебя к ней. Впрочем, я и ей не доверяю тоже.
   - И что мы теперь будем делать, командир? Раз ты такой недоверчивый? - Петрович был совершенно спокоен.
   - Работать дальше, - грустно вздохнул я. - К сожалению, этот мир не идеален. Приходится иметь дело с теми, кто есть рядом, а не с теми, с кем хочется. И еще...я помню, как твоя Ирочка меня хватала. Быстро, но нежно, так, чтобы я головой случайно об бетон не грохнулся. Даже ни одного синяка на теле не осталось. Верю, что ты убивать меня не хотел. Ну, по крайней мере, сначала. Возродим мы Полессу и попробуем договориться. Но Полесса должна будет предоставить под общий контроль все свои переходы в другие миры. Помимо прочих плюшек, само собой.
  
   - Плюшки, говоришь, - задумчиво пробурчал Петрович, оттащив в терминал автомат. Затем отставной майор вместе со мной подошел к другой мумии, лежавшей немного правее от полуразрушенного здания. - Плюс гарантии, причем железобетонные, о которых ты вчера намекал? Плюс контроль над переходами? Весь список плюшек, которые должна дать Полесса всего лишь за две сотни ЛКР не огласишь? С учётом того, что только мне за поход двести пятьдесят причитается? С коммунарским списком твой список плюшек совпадает или побольше будет? Может мне проще найти кувалду и добить Полессу, чтобы не мучилась? Я тут посмотрел в мастерской у коммунаров, подходящий кувалдометр имеется, - нахмурился Петрович. - Впрочем, она Хозяйка и ей решать. Давай заключим пари на мою награду, что она тебя с таким предложением нахрен пошлёт, а? Если пошлёт - перекинешь со своего ID на мой двести пятьдесят ЛКР тут же. Если примет - то считай что мои ЛКР и очки на самосовершенствование - теперь твои.
   - А ты не только ушлый и подозрительный, ты еще и мрачный тип, - покачал я головой. - Нету в тебе позитивного мышления, дядя Мотя, ни на грамм нету.
  
   - А ты, Славин, жадный мальчик с загребущими ручонками, - вздохнул Петрович. - Хоть и строишь из себя рубаху-парня, в демократию играешь. А сам навязываешь Полессе классическую кабальную сделку, на условиях похуже, чем самая жадная микрокредитная организация. Как и мне поначалу. Надо было мне аванс требовать, сейчас бы не стоял перед тобой с протянутой рукой и одним нехорошим желанием в голове. Но я ещё пока могу болт на всё забить - задание Верлесы выполнить, ЛКР забрать и отвалить домой, пусть и со стёртой памятью, а ты - нет.
   - Да не будет тебе никто память стирать, - хмыкнул я. - Нахрен надо, кому и чего ты дома докажешь, а Петрович? А насчет жадности и закабаления...я теперь феодал, - развел я руками. - Должность обязывает вести себя соответственно статусу, вот. Какой я к свиньям атаман, если у меня золотого запаса нема? Мне надо затраты на экспедицию отбить. К тому же требуется тебе положенную награду выдать, своих бойцов обязательно поощрить, и себя не забыть. При этом Верлесе выгоду обеспечить и еще свой локус развивать. На все про все ЛКР нужны, без них никак...
   - И домик Наде, - скривился майор.
   - И домик Наде, - согласился с ним я. - Как будто это что-то плохое... А что, я не имею на него права, а Петрович? Сплошные расходы... Короче так: шесть тысяч ЛКР. Две с половиной возьму я, три с половиной передам Верлесе, пусть Хозяйка знает, кто ей в клювике прибыль приносит, а кто - одни убытки, сидя на жопе ровно всей оравой в терминале. У Полессы ЛКР как минимум раза в три больше, доход с ее земель долго скапливался, просто она им распорядиться не могла. После активации сможет. Так Полессе и скажи - Славин просит за помощь шесть тысяч. Заметь - просит в знак благодарности, а не требует. Если мне Полесса после активации ни шиша не даст, будем считать, что она меня кинула. Пусть это останется на ее совести. Больше мне от нее никаких плюшек не надо.
  
   - Интересно излагаешь, - неожиданно улыбнулся себе под нос Петрович. - Три тысячи процентов хочешь содрать с несчастной Полессы, причем даже не годовых! Только вот совсем недавно ты говорил про контроль над переходами и гарантии ненападения. Продолжай, что насчет них?
   - А у меня, между прочим, работа рисковая! За риск и надбавка! И это ты продолжай! - рассердился я. - Почему я один за всех думать должен? Если ты не заметил, мы с тобой полюбовно договориться пытаемся, Матвей Петрович. А это обоюдная работа! Я тебя еще вчера просил насчет гарантий взаимного ненападения подумать!
   - Ты же мне все равно не доверяешь? - зацепил крюком пулемет очередного погибшего спецназовца майор.
   - Нет. Но, допустим, пытаюсь поверить. Хрен знает почему.
   - Аналогично, - согласился со мной Петрович. - Ладно, слушай, командир. Начнем с азов. На самом деле ничего от нас толком не зависит, о чем бы мы сейчас не договаривались. Тут всем Хозяева рулят, как они решат, так и будет. Так?
   - Допустим, - осторожно сказал я.
  
   - Не "допустим", а так и есть, - отмахнулся Петрович. - Вернёмся к нашим баранам.
  Контролировать Хозяйку после активации не сможешь ни ты, ни я. Она же Хозяйка, если ты не заметил. Спецназ из РКНС ее уже попытался контролировать и где они? Вот туточки - ткнул в мумию пальцем майор. - Гарантий в Системе в отношениях между двумя Хозяйками тоже никаких быть не может, сегодня интересы совпали - завтра нет. Как Хозяйки договорятся - так и будет, разве что Верлеса твоё мнение выслушает, а Полесса мое, если Верлеса меня к ней отпустит. Так на основе чего можно договариваться? Только на основе личных отношений и совпадения интересов. Захочет та же Полесса войны, на которой меня или тебя на ноль помножить могут? - продолжал майор. - Не думаю. Ее уже один Хозяин гнобил, а потом вышла история с коммунарами... Полесса слаба и находится во враждебном окружении, если Верлеса станет ей нормальным союзником, без кабальных условий, она за этот союз руками и ногами держаться будет. Тем более, если они с Верлесой неким образом родственнички... Ты ведь Полессе тоже подходишь, процентов на восемьдесят. Считай, будет, если что, "запасной аэродром". И не только у тебя, а у всего клана.
   - Все это теория, - покачал я головой.
  
   - Ну, вот тогда тебе суровая практика, - продолжил Петрович. - Выхода в РФ ко мне домой у Полессы нет. У выхода в РКНС её уже ждут, может и с ядрён-батоном наготове, только тоннель открой. Значит надо или с Верлесой договариваться за выход в РФ или воевать, чтобы силой тот выход отжать. Кем Полессе сейчас воевать? Мной и Иришей?
  Так с Ириши на чужой территории толку чуть. Или ты меня считаешь кем-то вроде "универсального солдата", который в одно рыло нагнёт оба клана Верлесы до кучи с Топтыгиным и гусями-лебедями? Серьёзно? Даже если я стану не просто Корректором, а и вовсе Кощеем при Хозяйке. На своей территории я, конечно, из врагов крови выпью, но на чужой... Да ты же, Сашок, воевал с Орноситами, сам всё должен знать лучше меня. Так чего боишься?
   - Ты знаешь чего, - тут же ответил я. - Все сказанное тобою верно сейчас. А уже через три-четыре месяца, максимум полгода, когда Полесса придет в себя, откроет новый локус с альтернативной терминалу точкой перехода в другую местность РКНС где ее не ждут, навербует тебе в команду отряд наемников и проапгрейдит тебя до полного Корректора... Боюсь где-нибудь в середине лета проснуться от сообщения, что границу Верлесы и Полессы пересекли десятка с два красных отметок, среди которых один Корректор класса "Кощей" и началась война. Как-то так.
  
   - Тогда есть еще один шанс поладить. Боюсь последний, - подумав, сказал Петрович. - Что делали короли, когда хотели договориться и закрепить союз? Или просто властные вельможи?
   - И что же? - наморщил я лоб.
   - Они заключали между собой династические браки, вот что!
   - Мля, Петрович! - оторопел я. - Ты о чем? Издеваешься?
   - Уж явно не о том, о чем ты подумал, идиот, - побагровел майор. - У тебя в клане два холостых парня! Возможно, будут еще. А в мире РКНС или в нашем мире полно красивых подходящих девиц! Возьму нескольких к себе в клан наемницами, и пусть тесно дружат с твоими ребятами. Новый локус с переходом в РКНС можно разместить рядом с границей владений Верлесы. Может, и сам захочешь попробовать коммунарского тела, а Сашок? Или тебе Надюха не разрешит? Мне-то уже поздно, такому старперу, как я, даже в ранге Кащея вряд ли женской ласки обломится... Да и... ладно, ты меня понял. В любом случае, если наши кланы будут плотно дружить и появятся пары из наемников наших Хозяек, то о какой войне речь?
   - Ага, - застыл я на месте, крепко задумавшись. - Интересная идея.
   "Браки, это хорошо", - мысли в моей голове сменяли одна другую. "Но недостаточно. В истории полно примеров, когда высокородные родственнички резались друг с другом только в путь. А вот локус с альтернативным переходом в РКНС, это да...если я там побываю, то...дело сделано! Бинго, кажется, ситуация движется в верном направлении. Все же Петрович мир Системы себе еще не четко представляет и упускает кое-какие мелочи".
   - Хорошо, - кивнул я. - Идея может сработать. Еще вопрос: ты возьмешь меня в мир РКНС? Чтобы разобраться на месте что там и как?
   - Конечно, - буркнул Петрович. - Ты все же Корректор с кучей ЛКР, а я по мирам не ходок и в Системе новичок. В одиночку туда лезть не рискну, придётся союзничка, то есть тебя звать. Так что наши Хозяйки просто вынуждены будут смириться со свершившимся фактом.
  
   - Ну что же, считай, договорились, - протянул я ладонь Петровичу. - Подытожим. Значит так, я прошу шесть тысяч ЛКР от Полессы и участия в будущей совместной экспедиции в РКНС. Между прочим, часть этих ЛКР будут нашей страховкой, если во время вылазки в мир рабочих и крестьян что-то пойдет не так. С их помощью будем выкручиваться. Плюс дружбу и плотные контакты между нашими кланами, чтобы была полная открытость. Плюс осмотр вместе с тобой складов коммунаров в туннелях, возможно, попрошу кое-чем поделиться из техники и собранного по частям оружия из их мира. Взамен я даю ЛКР на активацию Полессы и всячески содействую твоему переходу под ее крылышко, а так же уговариваю Верлесу на союз с сестричкой. Вроде ничего не забыл. Лады?
  
   Петрович хмуро посмотрел на мою ладонь, подумал немного.
   - Надеюсь, ты меня снова не обжулил, Сашок. Вид у тебя...
   - Я обжулил!? Блин, нахрена я вас вообще позвал, Матвей Петрович? Кой черт меня дернул!? Торжественно заявляю - я собираюсь четко выполнять наши договоренности, без обмана.
   - Ладно, - крепко пожал мне руку Петрович. - Договорились.
   - Вот и славно, - кивнул я. - А, совсем забыл. Матвей Петрович, одолжите мне ненадолго вашу Иришку. Все же Верлесу надо подготовить. После активации Полессы, когда Система объявит мою Хозяйку агрессором из-за нашего вторжения на ее территорию, она должна знать что происходит. Тогда сестры сразу заключат мир без аннексий и контрибуций, так сказать. Я пошлю Костика в наш локус с сообщением к Верлесе. Инструкций от Верлесы ждать не будем, но предупредить ее я должен.
  
   - Ира тебе зачем? - нехорошо сощурился отставной майор.
   - Затем, что без нее Костя наверняка утонет в болотах как Лиза Бричкина или его крокодил какой съест. А с вашей змеей хрен утонешь, если она сама того не захочет. Вытащит из любой трясины. Пусть сопроводит его до границы и сразу обратно. Просто просьба, без двойного дна.
   - Ладно, - вздохнул Петрович. - На этом все?
   - Да. Значит так, заканчиваем с погибшим спецназом, и я пишу сообщение Хозяйке. А потом пойдем вниз, на платформу. Будем статую на постамент водружать, надо какую-нибудь веревку с блоками сообразить и рычаги. Активировать Полессу вы потом будете, я помогу, создам последовательность команд. А вот поставить ее на место я хотел бы вместе с вами. Все же акт символический, как подъем знамени.
   - Нет, Саша! - резко возразил мне Петрович. - Бросай все, немедленно пиши послание и тут же отсылай Костика! А я пока отойду, пообщаюсь у статуи с Ирочкой. И как можно быстрее! Мы и так, торчим тут на холме и теряем зря время. А ведь Верлеса не одна такая умная, соседи уже могли выслать своих наемников к бесхозному источнику силы. Нельзя тянуть с активацией Полессы ни одной лишней минуты! Если мы не успеем активировать ее до подхода противника - слепыми окажемся!
   - Аргумент принят, - согласился с ним я. - Уже бегу.
  
   Записку я набросал в своем коммуникаторе в виде SMS и вручил его недоумевающему Костику, с приказом отправить сообщение Верлесе, как только он пересечет границу. Известие о том, что ему придется лезть через болота в одиночку, привело "эльфа" в ужас. Который перешел чуть ли не в панику когда, спустившись с холма, мы с майором познакомили его с Иришкой, выползшей из кустов на свист Петровича. При дневном свете кобра впечатляла - толстая, в четыре ладони не обхватишь, метров десять в длину, если не больше.
   - Ничего, Костя, - заверил я парня, - не бойся! Ты же серпей у Орносов видел, к змеям привычный. Давай, одной ногой здесь, другой там, Ирочка тебе поможет. Жду обратно Шурика с моим коммуникатором, все как ты сам предлагал. В добрый путь!
  
   Время до вечера пролетело незаметно. Сначала разобрались с телами спецназовцев, затем часа четыре ушло на аккуратный подъем статуи Полессы и фиксации ее на постаменте, после чего мы с Петровичем, перекусив и оставив Надю с Димой наверху охранять холм, спустились в один из тоннелей, где был склад запчастей экспедиции РКНС. Начали было его инвентаризировать в свете налобных фонарей, как выбежавший вскоре на платформу Димка, закричал нам подниматься наверх. Шурик с моим коммуникатором только что вернулся!
   - Как Костя так быстро успел? - удивился я, получив смартфон из рук Нади. - Ладно, через лес не так далеко бежать, но болота! Разве что твоя Ирочка схватила бедолагу эльфенка зубами за шиворот и волоком перетащила через топи до границы?
   По ответной ухмылке Петровича я понял, что недалек от истины.
   - Ты обещал, командир, - бесстрастным тоном сказал майор. - Держи слово.
   - Угу, - заглянул я в последнее оставленное сообщение из трех слов. "Принято. Верлеса ждет".
   - Обещал, значит, так тому и быть. Лови на счет двести ЛКР, Петрович. Пора оживлять твою будущую Хозяйку. Действуй.
  
   Схему я построил просто. Пока Петрович еще не Корректор, хотя в том, что он им станет, я не сомневался - все задатки налицо. Тем не менее, ни полноценно "колдовать", ни распоряжаться своими ЛКР в мире Системы он еще не может. Проще всего было бы мне самому сделать Полессе "поцелуй принца", но... дядя Мотя, похоже, ревнивый и подозрительный тип, да и отношения Хозяйки и ее Корректора - дело интимное, мне ли не знать. Пусть все делает сам, в одиночку. Я всего лишь отдал функционалу две команды - первую о переброске на ID Петровича двухсот ЛКР, вторую - о передаче этих же ЛКР Полессе, как только майор коснется губами статуи. В терминал Петрович ушел один...
   А еще минут через десять, я буквально почувствовал, как что-то произошло. Мир на мгновение поплыл перед моими глазами, а в окнах полуразрушенного терминала внезапно вспыхнул яркий электрический свет. Полесса обрела контроль над своими землями.
  
   Глава 8. Конкуренты.
  
   Отстранившись от статуи, недавно водружённой на постамент его собственными руками, Матвей Петрович еще раз пристально посмотрел на возвышавшуюся мраморную красавицу с посохом, а затем, вздохнув, решительно чмокнул обутую в сандалию изящную ножку Полессы. В этот раз должно было получиться, раз уж по-другому никак! Правда, в отличие от классики жанра, с лобзанием уст лежавшей в хрустальном гробу принцессы, Петровичу пришлось целовать Хозяйке ногу. Дотянуться до головы скульптуры было невозможно, хоть тресни, а прочие прикосновения, никакого эффекта не давали. То ли все так изначально было устроено, то ли "господин Корректор" посмеялся напоследок над "дядей Мотей", отдав команду активировать передачу ЛКР Полессе непременно при поцелуе.
  
  "Долбанный Славин! Дёрнул же его чёрт ставить на постамент статую до "активации", а не после"! - раздраженно думал Петрович, касаясь губами холодного камня.
   "Впрочем, а почему бы нет"? - мысленно ухмыльнулся майор. "Урона чести в том не вижу...Всё-таки хотя Полесса и не женщина в прямом понимании этого слова, а некая нематериальная сущность, но всё же не мужчина и не животное. Вот уж действительно, судьба: лобызать ли какую-нибудь лягушачью лапку я бы десять раз подумал, а сапог или ботинок просто не стал бы. Интересно, в каком виде предстаёт перед своими адептами Сомар или Орнс и что они ему целуют? Хотя похрен, это их личные половые проблемы... Кажется, сработало"!
  
   Изменения после поцелуя начались сразу же. Сначала холодный камень статуи вмиг нагрелся, из почти ледяного став теплым, как будто отставной майор поцеловал не мрамор или известняк, а настоящую женскую ножку, температурой в тридцать шесть и шесть десятых градуса по Цельсию. Затем статуя словно подсветилась изнутри, став из мраморно-белой слегка розоватой на вид, сохраняя при этом каменную твердость. А дальше начались настоящие чудеса...
  
   Электрические лампы дневного света наверху тоннеля станции стали включаться одна за другой, разгоняя мрак подземелья электрическим светом, постепенно увеличивающим свою яркость. Причем сейчас они выглядели целехонькими на вид, хотя раньше все до одной были битыми, а их осколки до сих пор валялись на полу. Но долго этим фокусам со светом Петровичу удивляться не пришлось, потому что уже спустя несколько секунд после активации Хозяйки прямо перед его глазами в воздухе возник призрачный синеватый экран, на котором проступили крупные буквы.
  
  "Внимание, Системное сообщение"!
  "Хозяйка Полесса восстановила контроль над своей землей! Хозяйка Полесса восстановила статус суверенной Хозяйки!
  Наемники Хозяйки Верлесы фактически находятся на землях Хозяйки Полессы!
  Наемники Хозяина Кернса фактически находятся на землях Хозяйки Полессы"!
  
  Едва это сообщение потухло, как его тут же сменило следующее:
  
  "Внимание, Системное сообщение!
  Хозяйка Верлеса - интервент! Хозяин Кернс - интервент! Наемникам интервентов предписывается в разумный срок покинуть территорию суверенного Хозяина!
  Хозяйка Полесса получает право по истечении сорока восьми часов объявить войну интервентам!
  В случае объявления войны Верлесе и Кернсу будет присвоен статус Агрессоров"!
  
  Петрович как завороженный отступил на пару шагов назад. Раньше ничего подобного он не видел, только слышал о Системных сообщениях от Славина, когда студент рассказывал про войну с Орнсом. Тем временем странный диалог в форме призрачных сообщений продолжался.
  
  "Системное сообщение: Хозяйка Верлеса предлагает Хозяйке Полессе мир и союз", - появилась очередная надпись. И тут же вслед за ней: "Системное сообщение: Хозяин Кернс предлагает Хозяйке Полессе мир и союз".
  
  В этот раз пауза продолжалась с полминуты. Видимо, Полесса разбиралась в ситуации и принимала окончательное решение, на чью сторону встать. Наконец, она решилась.
  
  "Системное сообщение: Хозяйка Полесса принимает предложение Верлесы. Хозяйка Полесса отвергает предложение Кернса". Повисев недолго в воздухе, это сообщение сменилось следующим: "Системное сообщение: Хозяйка Верлеса теряет статус интервента и получает статус союзника Хозяйки Полессы.
  
   "Так и знал! Млять! Конкуренты уже туточки! А пары суток вполне достаточно, чтобы до Терминала добраться и уничтожить нас всех вместе с Полессой. " - занервничал Петрович. "Причем пока сорок восемь часов не истекут, им даже войну объявить нельзя"!
   Синий призрачный экран тем временем погас. Но тут же рядом со статуей загорелся голографический экран поменьше, на котором высветилась условная рельефная карта местности с разноцветными отметками. "Ага, про эти штучки Славин тоже рассказывал. По-видимому, получившая контроль над своей землей Полесса делится с нами картой и оперативной информацией. Мы же теперь числимся союзниками, - догадался Петрович. На то, чтобы разобраться с координатами и сделать первичную привязку к местности, отставному майору потребовалось минут пять. Никаких особенных сложностей...все наглядно и понятно. Вот их холм с отметкой терминала на вершине, вот три зеленые отметки Славина, Димы и Нади, совсем рядом с ним, вот ручей...
  
   А вот пять красных точек "в колонне по одному" двигающихся в направлении холма. Матвей Петрович прикинул на глазок масштаб, получалось, что они километрах в пяти-шести от холма.
  "Так, болота уже прошли, а до темноты ещё часа четыре. Успеют!" - Полесса!!!! - тут же закричал майор что было сил. - Гаси весь свет в холле! Чтобы с улицы ничего не было видно! - Взвизгнул Петрович и опрометью бросился наружу, придерживая "магический" АКС-74у.
  Едва не столкнувшись нос к носу со Славиным у входа в Терминал бывший майор злобно зашипел на "господина Корректора"
  
   - Я же говорил, говорил! Чуть не просрали всё, студент! У нас гости, пять рыл! Километрах в пяти-шести на запад. Через час, может чуть больше, будут тут! Живо сюда тащи Диму с Надей, все шмотки и оружие, и мою "двудулку" не забудь!
  - Не нервничайте, Матвей Петрович, - кивнул Славин, слегка поморщившись от крика военного. - Не суетитесь. Успеем, времени вагон. - Студент развернулся и побежал к импровизированному лагерю.
   Майор несколько раз шумно вдохнул и выдохнул, успокаиваясь, а затем включил на часах секундомер. "Хренов Корректор мать его! Господин командир нашелся, блин! Ладно... Пятеро против трёх - не всё потеряно. А может и четверо, если повезёт". Чтобы там не задвигал Славин о своей пассии, но считать Надю полноценным бойцом Мотя отказывался.
  
   "Однако, сейчас у меня будет первый раз в первый класс! Впрочем, чего тут рассуждать, когда прыгать надо"!
  Ещё утром, стаскивая в терминал оружие убитых Полессой коммунаров, Матвей Петрович несколько раз обошёл Терминал, благо Славин и его банда были заняты своими делами. Попутно отметив, что не все из них были "сварены изнутри". Кое-кого, похоже, достала Иришка внеся свою лепту. "Жаль, что покойничков успели убрать, мумии, хочешь - не хочешь, а на мозги "кернеситов" давили бы. Из Харькова что ли банда? Да хрен с ними, нам здесь без разницы".
   "Мест, с которых просматривается вход в Терминал, не так уж много, а наступающим, так или иначе, придётся карабкаться на холм", - лицо военного пенсионера исказила злобная ухмылка. "Корректорская любовница не дала пристрелять свою "Карму", теперь придётся с "сучкой" воевать. Стоило полжизни дрочить на снайперские винтовки, чтобы, когда запахло керосином, остаться с фактически пистолетом-пулемётом и двудулкой в руках? И патронов кот наплакал, млять"!
  
   - Ну, ничего не забыли?- Мотя посторонился, пропуская внутрь терминала нагруженную рюкзаками и оружием команду Славина.
  - Не забыли, дядя! - Дима уложил свой рюкзак на пол и демонстративно начал осматривать свой пулемёт.
  - А вы почему с нами вещи не таскаете? - Надя вслед за Димкой сбросила тяжелый рюкзак на заваленный обломками пол.
  - В самом деле, Матвей Петрович?- Славин не скрывал неудовольствия.
  - А я думаю, как нам дальше быть!- вздохнул Петрович и смерил взглядом "наёмников".
  - Мы сейчас не под Москвой или Сталинградом, а за бабки воюем. Вы в большей степени, я в меньшей. Но тем не менее... В общем, план такой: Командир и Дима занимают оборону в холле, Надю вниз. Там экран на котором видно кто и где находится. Впрочем, думаю вы все и так про него знаете. Если станет жарко - закрываете гермодвери и спускаетесь вниз. А дальше - время работает на вас: через сорок восемь часов Система объявит Хозяина Кернса агрессором, а там и Хей с командой подтянется, выручит. Не думаю, что пятёрка кернеситов на своём горбу притащит достаточно взрывчатки, чтобы вскрыть гермодвери. А если их Корректор магию применит - ну так Саша будет на страже. Вода в Терминале есть, еды, если экономить хватит, да ещё у коммунаров склад можно прошерстить. Ну, вот как то так.
  
   - А ты куда намылился, майор? - Славин говорил спокойно, но по его лицу было видно, что он с трудом сдерживает раздражение.
  - На свежий воздух! Жаль патронов маловато, но, время тоже работает на меня - как стемнеет, подтянется Ириша. - Хохотнул Петрович. - Командир, свой "калашмат" не одолжишь? У тебя к нему сколько магазинов? Четыре? Тогда не надо. В общем, если получится потянуть время - хорошо, а нет, так и нет.
  В полном молчании бывший майор вывернул на пол содержимое своего рюкзака, молча подал Диме пулемётную ленту, забросил обратно пакеты с ружейными патронами и банку тушёнки. Затем повесил на шею снятый с одной из мумий футляр с биноклем и двинулся к выходу.
  - Жаль, что у нас нет раций, нет ПНВ с тепловизорами...Да чего уж теперь, задним умом все крепкие. В общем, как начну бахать из "тозика", закрывай гермодверь и двигай к Полессе звать подмогу.
  - Так ты один собрался воевать? А нам предлагаешь сидеть в терминале как мышам в подполе и ждать чем все кончится? - ледяным тоном спросил Славин. - Рации, кстати, есть.
  
   - Я, товарищ студент, вообще воевать не собираюсь!- Мотя закинул за спину рюкзак. - Пока вы тут будете внимание на себя отвлекать, я попробую ударить "кернеситам" в спину. Вражеский корректор первый в списке, а дальше на очереди командир и снайпер с пулемётчиком. Я же не интеллигент, как некоторые. Песню про интеллигента помнишь? Ну да ладно, как всё кончится - спою, под шашлычок! Хе-хе!
  - Что-то ты подозрительно веселый, Матвей Петрович, - заметил прислушивающийся к разговору Димка, но ответом его не удостоили. Майор лишь пожал плечами и трусцой побежал вниз с холма, проигнорировав реплику Славина про рации. У него на всё про всё оставалось мене получаса.
  
   - Странный он тип. Что будем делать, если сбежит?- Подала голос Надя.
  - Ничего, - зло ответил Славин. - Воевать как всегда самим, что нам, в первый раз что ли? Но, думаю, что не сбежит, Надюха. Нервный он перед боем, такое бывает. Главная проблема в том, что он нас держит за трусов или лопухов, а себя за профи. И собирается драться один, мы все ему нифига не авторитет. А строить его уже поздно и бессмысленно...тот еще подарочек, блин! Эй, Петрович!! - крикнул он в спину удалявшемуся майору. - Хочешь в одиночку с Иришей партизанить - партизань! Но учти, мы с Кернсами пока еще не воюем! Возможно, будут переговоры, их всего пятеро, глядишь, на штурм пойти не рискнут! Смотри, мне в спину не стрельни! К самому терминалу я врага не пущу ни за что, но время потянуть попробую!
  
   *****
  
   Спустившись с холма, отставной майор осмотрелся. Небо, как на заказ, было в скрывающей Солнце дымке, а значит, бликов от оптики можно было не опасаться.
  "Надька, зараза, даже не предложила свою винтовку", - продолжал злиться на студентов Петрович. "И Славин промолчал. Ну, с Димуси и спросу нет, я уже не в том возрасте, чтобы таскаться с тяжеленным пулемётом на манер Рембо, обмотанным пулемётными лентами как матрос с "Авторы". А ведь на складе у коммунаров наверняка должны быть трёхлинейки! Возможно, даже с оптикой. Хотя, протащить оружие по частям можно, а вот патроны - шиш. Разве что попробовать заряжать винтовку в перчатках, а не хвататься голыми лапами".
  
   Мотя тяжело вздохнул. Ломиться обратно в терминал было уже поздно, короткая цепочка "кернсов" подходила к подножию холма по натоптанной Славиным и его компанией тропинке. В бинокль были прекрасно видны пятеро тяжело навьюченных человек.
   "Была бы сейчас у меня "Карма", да хоть СВТ или "трёхлинейка" можно было преспокойно грохнуть кого-нибудь из них. Затем дождаться, пока отстреляется Славин и компания, может, они тоже кого-нибудь зацепят. А потом отвалить на болота навстречу Ирише. А уж вместе с ней... Ладно, хватит мечтать. Если бы у бабушки...."
  
   Кернеситы тем временем совершенно беззаботно сбросили с себя рюкзаки у погасшего кострища. Парочка из них достала бинокли, начав внимательно осматривать Терминал на холме и его окрестности.
   "В самом деле, мин тут никто не опасается. А вот и Славин! Переговорщик, млять". - Из дверей показался "господин Корректор" с неведомо откуда появившейся белой тряпкой в руках, что немедленно вызвало оживление среди вновь прибывших. Тут же поспешивших воспользоваться тем, что со стороны Терминала их было практически не видно. Здоровенный бородатый мужик в камуфляже отдал пару коротких команд и, вместе с молодым юношей не торопясь двинулся вверх по тропинке, а трое остальных, синхронно, как на учениях, заскользили влево и вправо, прикрываясь кустами.
  
   Матвей Петрович старался смотреть мимо врагов, помня, что некоторые люди могут чувствовать чужой пристальный взгляд. А уж Корректор, если он у врагов есть, - и подавно.
   "Ага, вот и мой клиент! Сам ко мне пришел, красавец".
   Петрович оставил ружьё с почти пустым рюкзаком под кустом, проверил нож и патрон в патроннике своего АКС-74у и пополз в направлении лежавшей у подножия холма россыпи больших круглых камней. За одним из них укрылся вражеский снайпер, взявший на прицел тропинку к Терминалу.
  "Час от часу не легче. У этих идиотов снайпер - девка, вроде Славинской Надьки. Но, наверное, крутая, если не боятся одну вот так вот оставлять", - подумал майор, осторожно заползая противнику в тыл. "Или вообще - она их Корректор и есть. Громила с пулемётом вместе с напарником в обход пошли, окружают терминал, пока переговорщики Славина отвлекают. Будем считать в первом приближении расклад такой", - до цели оставалось метров пятьдесят, когда Петрович замер, вжимаясь в землю всем телом и осторожно сняв автомат с предохранителя.
  
   Тем временем Славин с белой тряпкой в руке и Надя вышли из Терминала и направились навстречу к бородачу и юноше. "Что там Славин мне сказал на прощание? Мы с ними ещё не воюем? А в терминал он "кернсов" не пустит? Мдя. Мне бы его уверенность".
   С места Петровича прекрасно была видна и вражеская снайперша, и переговорщик с телохранителем, до которых было метров двести- двести пятьдесят. Вот, лежавшая с винтовкой девица сделала характерный жест, поправляя гарнитуру от рации в левом ухе.
  "Очередь в девку, затем перенести огонь на переговорщика с телохранителем - и в дамках. Считай, минус трое. Тем более, что они вышли на переговоры без своего оружия. Что, в общем, правильно, чтобы лишний раз противника не пугать. А со связью у укров, или кто там они, всё в порядке, млять, видать в своём АТО научились", - пытался разобраться в диспозиции Петрович.
  
   Тем временем, переговоры закончились, не продлившись и десяти минут. Об их результате можно было судить по реакции лежавшей за камнем вражеской снайперши, упругая задница которой заколыхалась в такт её смеху.
  "Интересно, кто её жарит? Молодой или его абрек-телохранитель? Или оба сразу? Нда... Похоже, нашему Славину сейчас знатно нахамили на переговорах. Кажется, он даже сплюнул со злости, бедолага", - державший оружие наизготовку Петрович с удивлением увидел, что дожигатель его автомата совершает какие-то странные движения.
  
   "Руки трясутся, что не удивительно. Надо было сразу стрелять, а не ждать у моря погоды. Ясно было с самого начала, что не договорятся..." - Размышления пенсионера внезапно были прерваны зрелищем устремившегося вслед за входящими в Терминал Славиным и Надей здоровенного огненного шара, а по ушам ударил выстрел из винтовки "кернеситки" и длинная пулемётная очередь, загрохотавшая вслед за ним. Надо признать, момент врагами был рассчитан неплохо - их Корректором все же оказался молодой переговорщик, а не девка с винтовкой. Он и ударил огнем в спину Славину с Надей, а прячущийся в кустах вражеский пулеметчик и снайперша поддержали его атаку из своих стволов. Был бы Славин обычным человеком - ему тут же и конец пришел бы. Однако, когда магическое пламя опало, разбившись о стены Терминала, Петрович увидел, что Славин жив, хотя и стоит на коленях, тряся головой и опираясь одной рукой о землю. Под другую его тут же подхватила Надя и они вдвоем под огнем пулемета одним рывком преодолели пару метров до входа в Терминал, ввалившись внутрь.
  
   В ответ из одного из окон заработал пулемёт Димы, но его огонь показался Моте слабым и неубедительным. Тем не менее, Димка и пулемётчик - кернос своё дело сделали - их перестрелка заглушила короткую очередь из "Калашникова" Петровича, выплюнувшего три пули, а промахнуться с полусотни метров даже с трясущимися руками майор не мог.
  "Один ноль в мою пользу!" - отставной майор змеёй пополз к своей жертве, радуясь тому, что из-за возни с телами бывших наемников Полессы и статуей Хозяйки остался без обеда. Блевать в его планы совершенно не входило. Но очень хотелось.
  
   "А ведь я ещё ножом кого-то собирался резать, старый дурак. Всё-таки человек это не кабанчик или олешек", - подумал Петрович, подобравшись к убитой снайперше. "То еще зрелище..."
   Единственная пуля калибра 5,45х39 попавшая в затылок вражеской наемнице, мгновенно выбила из неё жизнь. Мотя перевернул свою жертву на спину и, стараясь не смотреть на ее лицо, сорвал гарнитуру и вытащил из кармана нагрудника рацию. У противника всё пока что шло по плану, пулемётный и магический огонь уверенно давил пытавшихся огрызаться изнутри Терминала Димку и Надю. Автомата Славина пока было что-то не слышно. Похоже, в Терминале сейчас действительно было весьма жарко. Но размышлять над ходом перестрелки Моте было некогда. Походя коснувшись винтовки неудачницы, на глазах начавшей "превращаться в тыкву", Петрович заменил магазин в автомате на полный, поставил оружие на предохранитель и, прикрываясь кустами, на четвереньках двинулся в сторону места, откуда в направлении терминала летели разноцветные огненные шары, хорошо хоть не слишком часто. И пока без особого эффекта. Но сколько еще сможет продержаться Славин с компанией? Маг - кернос вёл огонь без каких-либо помех, подавляя сопротивление наемников Верлесы и позволяя своим товарищам подобраться к Терминалу в упор. В промежутках между беззвучно стартующими шарами раздавались короткие экономные пулеметные и автоматные очереди. Судя по командирскому рыку в трофейной гарнитуре, командовал бородатый. Разобрать слов Мотя не смог, язык был точно не русским и не украинским.
  
   "Эх, старость не радость!"
   Перед глазами у пенсионера стояли разноцветные круги, здоровье уж явно не соответствовало хотелкам. Отставной майор в очередной раз снял автомат с предохранителя и, тяжело дыша, припал к земле. До врагов было уж рукой подать. Однако, отдышаться получилось гораздо быстрее, чем ожидалось. Перестрелка явно начинала затихать, и пенсионер каким-то шестым чувство ощутил, что времени у него на дальнейшие хитрые маневры просто нет. Беззвучно матюгнувшись, Петрович вскочил на ноги, вскинул автомат к плечу, и выпалил длинную, опустошающую магазин очередь прямо в спину противникам. Получилось удачно - поверх зарослей было видно, как его пули рвут в клочья камуфляж юноше, целящемуся в направлении Терминала из какого-то странного оружия, с широким ребристым стволом, изогнутыми в сторону рукоятками и шедшими от ствола к прикладу прозрачными трубочками...
  
   Выпалив очередь, Петрович тут же рухнул на землю, скорее ощутив, чем услышав, как выпущенные бородатым телохранителем пули рубят сомкнувшиеся кусты на уровне груди стоящего человека. Стрелять бородач умел не хуже самого Моти, а если честно, то и ощутимо лучше.
   - Два ноль! - Прохрипел Петрович, меняя полупустой магазин на последний, ещё остававшийся полным и откатываясь в сторону. "Вот сейчас пора линять, "моджахед" спуску мне не даст".
  Однако, так ничего не успел предпринять. Из за кустов, откуда стрелял бородатый, раздался громкий, полный страдания крик, переходящий в приглушенный вой, как будто кричавшему затыкали чем-то рот. "Кавалерия подоспела! Ириша! Что бы я делал без моей прелести!"
  
   Пулемётная перестрелка мгновенно затихла, а Петрович, дождавшись, пока крик сменится надсадным хрипом, взяв автомат наизготовку двинулся через кусты, забирая вправо. Представшее перед ним через пару минут тело бородатого продолжало сотрясаться в конвульсиях и сучило обутыми в грязные "коркораны" ногами, а голова была внутри настоящего змеиного клубка. Черные, с зеленоватыми полосами на чешуе змеи были небольшого размера, но зато их было не меньше десятка. Размер был компенсирован количеством, автомат против таких тварей оказался бессилен. Впрочем, бородатого они явно застали врасплох. На этот раз Мотя отвернулся от умирающего ещё скорее, чем в первый раз, но всё же привёл оружие свежих покойников в негодность.
  "Нахрен! Надо передохнуть! Осталось двое, самый главный из которых - пулеметчик".
  
   Петрович развернулся и бегом бросился к кусту, где перед боем оставил рюкзак и ружьё. Там, плюхнувшись на землю, пенсионер трясущимися руками дозарядил "до полного" самый первый магазин и вставил его в автомат. Оставшиеся патроны втолкнул во второй. Невыносимо хотелось пить, а про воду во время сборов он благополучно забыл. Утирая заливающий лицо пот Мотя взглянул на часы - с момента окончания переговоров прошло чуть больше четверти часа.
   "А по ощущениям - как будто полсуток ползал по кустам. И бинокль где-то посеял. Но вопрос с водой надо как-то решать. Без воды - никак. Впрочем, до ручья рукой подать,
   а вражеская парочка из пулеметчика и второго номера затихарилась где-то в стороне на холме. Не увидят".
  
  Стараясь не шуметь, отставной майор, прячась, дополз до ручья и осторожно напился воды. Хотел было снова юркнуть в кусты, как вдруг неожиданно услышал Димкин голос.
   - Матвей Петрович! Дядя Мотя, где вы! - выбравшийся из Терминала парень, шагая во весь рост, спускался по холму вниз, вертя головой во все стороны. - Не прячьтесь, я знаю, что вы где-то у ручья!
  
   - Ложись придурок! Не ори, убьют! - крикнул в ответ Димке майор, сжав автомат и перекатываясь в сторону ближайшего укрытия, всем телом ожидая возможной вражеской очереди.
   - Не убьют, дядя Мотя! - тут же отозвался пулеметчик. - Вы сделали троих, Надя подстрелила одного, а последний сейчас в бегах! По отметкам в терминале все видно. Отличная работа получилась, поздравляю!
  
   Глава 9. Домой.
  
   - Я, Дим, только двоих положил. Третьего твари Полесссы унасекомили! - услышал я раздававшийся у самого входа в терминал громкий голос Петровича и поневоле улыбнулся. Живой зараза... Надо признать, партизанил отставной майор неплохо. А сейчас, судя по голосу, наш военный все еще бодр и как всегда чем-то недоволен.
   - Впрочем, ладно, - продолжал вещать дядя Мотя, пробираясь по Терминалу. - Самое главное, что командир и Надя живы, это ты меня порадовал. Четвертого жмурика я видел, чистая работа. А ломиться за последним клиентом на ночь глядя нет ни сил, ни желания. Патронов осталось полтора магазина, ни о чём вообще. Так что пока не подоспеет Иришка надо время с пользой провести. Ты мне лучше ответь Димуня, где сейчас наш Славин, растудыть его за ногу?! Желаю поинтересоваться, может командир на расплод последнего керноса решил оставить, чтобы мне служба мёдом не казалась?
   - Здесь я, Матвей Петрович, - прокашлявшись, подал я голос. - Справа за турникетами на матрасе лежу.
   - А, вижу! - подслеповато сощурился майор и направился ко мне. Свет в терминале горел по самому минимуму, в боевом режиме. Полесса включила лишь одну лампу вполнакала, чтобы можно было передвигаться между бойницами, не рискуя сломать ноги. - Никак, ранили тебя, командир? - озабочено спросил Петрович.
   - Нет, - с натугой ответил я. - Не ранен я, в этот раз пронесло. Просто хреново мне было, очень. Откат от магии. Сейчас уже немного полегче...
   - Понял, - с серьезным видом кивнул отставной майор, подойдя вплотную. - Вид у тебя, конечно бледноватый, студент... Прямо скажу, перепугал ты меня. Судя по тому, что я твоего калашмата не слышал, тебя сразу в начале боя контузило и все веселье ты пропустил?
  
   - Ничего он не пропускал! Наоборот, Саша нас всех прикрыл! - Тут же встрепенулась чистившая рядом со мной свою "Карму" Надя. - От пуль и магии, когда керносы Терминал огнем обстреливали! Если бы не он...
   - Так кто же спорит, крошка, - с ехидцей в голосе ответил Петрович. - Не суетись, красавица. Что прикрыл - видел, я твоего Сашу ни в чем не обвиняю, пусть лежит и отдыхает. Только поинтересоваться хотел, в качестве разбора полетов после боя... Командир, ты специально такой хитрый план придумал? Или по недомыслию накосячил?
   - Конкретизируй, Петрович, - с трудом приподнялся я на матрасе. - Что за наезды?
   - Я не наезжаю, - отмахнулся Петрович. - Нисколько. Но момент важный, надо бы его прояснить. Мы все видели Системные сообщения, - пожал плечами майор. - Кернсы тоже, так? То есть были осведомлены о том, что делянка занята союзниками Полессы, а они интервенты и должны выметаться вон? Правильно?
   - Точно так, - согласился я.
   - Тогда какого хрена ты с ними цацкался? - начал закипать Петрович. - Переговоры дурные затеял, вот это все... Сразу надо было засаду ставить и валить кернсов наглухо, пока мы их видели, а они нас - нет. Раз они после Системных сообщений назад не повернули, значит, шли на нас войной и являлись законной целью! В результате твоих игр тебя же с Надюхой едва не убили! Я тоже ужом вертелся, чудом от пули ушел. Если бы не Полесса со своими змейками, то меня бородатый завалил бы, как пить дать! И все ради чего, можно узнать?!
  
   - Я думал, они вот так нагло в атаку не пойдут, - вздохнул я. - Как бы тебе объяснить-то, Петрович... Их всего пятеро, сколько нас они не знали, судя по оставленным следам - много. Мы в обороне, Хозяйка за нас, шансов победить у них - минимум. Какой идиот при таких вводных в лобовую атаку пойдет? Я же в университете на военную кафедру ходил, нам еще капитан Артемьев на занятиях по тактико-специальной подготовке рассказывал - для наступления требуется минимум трехкратное преимущество в личном составе! А сразу стрелять из засады, без объявления войны, в спину...как-то не по-людски это. Да и...ты с Орнсом не воевал, а нам пришлось. Я в ту войну ввязался, потому что выхода другого не видел и думал, что уже не выживу. А сейчас только-только мирная жизнь наладилась и на тебе - новая война, опять надо кого-то мочить. Честно скажу - надеялся что пронесет, мы же пока не воюем! Думал, мы поговорим с наемниками, я пугану их немного, передам послание Хозяину Кернсу, скажу, что Полесса теперь под нашей защитой и разойдемся краями. Они, как и мы, люди подневольные.
  
   - Думал он..., - немного остыв, сердито сказал Петрович. - Как тот индюк, который в супе. Как ты еще ухитрился дотянуть до сегодняшнего дня, а Славин? Отвыкай ты думать как штатский! Автомат в руки взял, значит теперь ты боец, будешь рефлексировать - сам погибнешь и товарищей погубишь! Повезло тебе дико, вот что я скажу. Я видел, как вас с Надей маг кернсов огненным шаром чуть не накрыл с концами.
  
   - Не чуть. Он нас накрыл и накрыл основательно, прямой наводкой, - тихо ответил я. - Но я же не идиот, Петрович. То, что нам могут в спину шмальнуть учитывал. Выставил защиту, все как полагается. Однако, нас не только огненно-фугасной магией, а еще и из двух стволов плотно обрабатывать начали. А у меня только две сотни ЛКР на счету! Пули отводить очень тяжело, чтобы ты знал! На комбинированную защиту не только ЛКР тратятся, но и организм от нее изнашивается почти мгновенно. ЛКР кончились, я и "схлопнулся", - терпеливо объяснял я Петровичу, оправдываясь. Он имел право знать, кроме того, я действительно чувствовал себя виноватым. Дал слабину, непременно желая обойтись без драки. Видимо, бои с Орнсом не прошли бесследно. Если бы не поддержка майора с тыла, нас бы зажали в терминале и там бы, скорее всего и пожгли. Моих силенок Корректора хватило ненадолго.
   - Не понял? - нахмурился майор. - Как кончились? Тебе Полесса шесть тысяч ЛКР должна была по уговору. Они их тебе не дала? Почему только две сотни? У тебя полчаса до боя было, ты говорил - времени вагон. Забыл сбегать вниз, получить расчет?
  
   - Был я там, - утер я дрожащей рукой со лба липкий пот. - И оказалось, что времени мало, ошибся я с вагоном, извиняй Петрович. Хозяйка смогла подкинуть мне лишь сотню. Процесс сбора магии не мгновенный, а она только-только обрела власть над своей землей. И тут же понесла расходы - на восстановление контроля и защиту Терминала в том числе. Если бы от пробуждения Хозяйки до схватки прошло часов восемь-десять, тогда да, были бы у меня ЛКР. Но мы же практически сразу в бой вляпались! Говорю же, не хотел я сейчас драться, думал уладить все переговорами. Но эти козлы...их маг сразу в бутылку полез: "Сдавайте все оружие и снаряжение если жить хотите". А бородатый начал откровенно глумиться, рассказывать, куда и в каких позах он имел меня, Надю, всех нас скопом и Хозяйку Полессу отдельно. Да ты сам все видел! Признаю свою ошибку, Матвей Петрович, я был насчет переговоров неправ.
  
   - Ладно, - помолчав, сказал Петрович, уже без раздражения в голосе. - Хм... говоришь, "моджахед" кричал, что имел нас всех и Хозяйку в придачу? Понятно, за что она ему змей в рот напихала, считай, за базар ответил. Не забалуешь у Хозяюшки, строгая... Ясно все командир, проехали. Я тоже без косяков не обошелся... Победили и слава Богу, впредь все будем умнее. Что с последним кернсом делать, как думаешь?
  
   - Полагаю, что одинокий автоматчик для Ириши не проблема, - сделал я глоток живой воды из фляжки. Особенно в болоте, ночью или на рассвете. Дойти до границы он не должен. Он знает дорогу к Терминалу, видел меня с Надей в лицо, возможно, видел тебя. Ничего этого кернсам и их Хозяину знать не надо. Ушла группа и пропала без вести в полном составе на землях вновь воскресшей молодой Хозяйки. Все.
   - Подожди, - присел рядом со мной на матрас Петрович. - Можно же его взять в плен. Думаю, Ирише это по зубам, у нее как раз два ядовитых клыка - один со смертельным ядом, другой с парализующим. Допросим, вытянем информацию про Кернса. Если продержим живым у себя двое суток, то Кернс попадет на штраф от Системы как агрессор, а за мир ему придется хорошенько заплатить Хозяйкам...
  
   - Не..., - помотал я головой. - Все это хорошо...теоретически. А практически пленного придется пытать, а потом выводить в расход. Ты сможешь это сделать, Петрович? Точно? Я - нет. Проверено уже, а еще один Костик в клане мне не нужен. Тебе, майор, думаю, такое имущество тоже нахрен не сдалось. Потом, мы не можем предугадать реакцию Кернса. Может быть, получив войну и став агрессором, он инициирует переговоры и заплатит за мир хорошие репарации. А может, решит, что если сгорел сарай, то пусть горит и хата и пойдет в бой всеми силами. Кем нам сейчас воевать, зачем так рисковать? Ты у Хозяйки один. Иришка твоя недавно еще полудохлой змейкой была, ей кормиться срочно надо. А большие змеи после плотной кормежки - бойцы никакие. Кроме того, тебе надо вернуться с нами домой, затем получить статус у Полессы, потом с наследством коммунаров разбираться. Да и молодильное яблочко скушать не помешало бы, ты свои мешки под глазами видел, Петрович? Уже не синие, а аж серые с прожилками. И морщин прибавилось... У нас тоже свои дела, да и в мир РКНС проход надо бы проверить. Не с руки нам сейчас в войну с Кернсом ввязываться. Он, потеряв без вести боевую группу с магом во главе, по своей инициативе войну с Верлесой и Полессой в ближайшее время не начнет, если не совсем дурак. Давай не гнаться пока за журавлем, хватит нам и синицы. Что скажешь, товарищ майор?
  
   - Скажу, что проблемы надо решать по мере поступления. - Мотя поднялся с матраса. - Дима, с тобой всё в порядке? Ну, тогда берём матрас и спускаемся вниз, к Полессе. Ага, вместе со Славиным. Чтобы по мере сбора ЛКР он себя в порядок приводил. Ну и заодно узнаем высочайшее мнение о том, что дальше делать с беглым кернсом, всё равно Иришки пока нет. Хотя её одну оправлять в погоню я бы не стал.
   - Эй, вы что? - возмутился я. - Мне хоть и хреново, но не до такой же степени! Встать помогите! Сам дохромаю...
   Вниз, к статуе Хозяйки, мы спустились вдвоем с Петровичем, которому пришлось меня поддерживать, подставив свое плечо. Надю, по совету майора, я оставил наверху, инвентаризировать оставшиеся боеприпасы, а Дима остался на "фишке", вести на всякий случай наблюдение. Впрочем, моя боевая подруга вскоре прибыла к нам с докладом. У нее осталось всего сорок патронов к винтовке, у Димки была сотня в неполной ленте к пулемету, плюс у меня оставались три сотни патронов к моему калашу... Скажем так, Ватерлоо с таким боекомплектом не устроишь.
  
   Усадив меня спиной к постаменту Полессы, Мотя распрямился и не смог удержаться от прикосновения к ножке Хозяйки.
   - Знаешь, Славин, если Родина в лице Хозяйки Полессы прикажет, я с пленного кернесита шкуру с живого спущу, а уж ... - Майор закашлялся, наткнувшись на взгляд Нади. - В общем, с допросом пленного проблем не будет. Только его ещё выловить надо для начала. А уж списать потом в расход - легко! Ириша, сам говорил, проголодалась. Вражеский наемник - это не только ценный мех, а ещё и с полсотни кило диетического мяса. И Хозяина Кернса надо на бабки, то бишь ЛКР выставлять. Кому, если не ему, компенсировать расходы? И фактические и за моральный ущерб.
   - Вы и правда собрались Иришу человечиной кормить? - неожиданно задала вопрос Надя, искоса посмотрев на Петровича. Или просто перед нами страшного Бармалея разыгрываете, а дядя Мотя?
   В ответ отставной майор лишь спрятал глаза, уставившись вниз, и, хмыкнув, неопределенно пожал плечами. Удивительно, но мне показалось, что наш военный слегка сконфузился, даже немного покраснел.
  
   - В общем, так - поспешил сменить тему Петрович. - Командир, ты пока думай как нам дальше жить и заодно поправляйся. Получай от Хозяйки положенные ЛКР, пока есть время, заряжай батарейки. Надя, ты со своей "Кармой" смени Димку на "фишке" в холле. Пусть идет сюда, мы с ним проведаем коммунарскую оружейку, может там что-то скоммуниздить получится.
   - Выполняй, - кивнул я Наде, вопросительно поднявшей на меня взгляд. А когда подруга пошла наверх, устало откинулся спиной на каменный пьедестал. Петрович, вновь прикоснувшись к ноге Хозяйки, общался с Полессой, а я продолжил смотреть на виртуальный экран-карту рядом со статуей. На нем была отчётливо видна красная отметка сбежавшего наемника и её маршрут, удаляющейся от Терминала. Так же была заметна и бледно-зелёная отметка приближающейся к холму гигантской кобры.
   Миг, когда красная отметка исчезла, я как-то упустил. Вот только что она горела недалеко от центра небольшого болотца на западе и тут же пропала. Как следует проморгавшись, я вновь уставился на экран, но ошибки не было - враг исчез.
   - Кажется, наши проблемы решились сами собой, Матвей Петрович, - тихо сказал я. - Утоп кернос. Видимо бежал впопыхах ночью через болото и... Или крокодилу на хвост наступил.
  
   *****
  
   Обратно мы выступили утром, но не рано, примерно в десятом часу. К этому времени мне удалось как следует выспаться, получить от Полессы оставшиеся пять тысяч девятьсот ЛКР и немного прийти в себя. По крайней мере, руки уже не тряслись и голова прояснилась - жить можно. Петрович спал совсем мало, большую часть ночи он, сначала с Димкой, а потом и в одиночку провел на складах "народного союза" в боковых тоннелях. Что они там нашли, я пока не знал, но судя по довольной ухмылке дяди Моти - поживиться было чем. Потом при случае у Димки спрошу - сейчас не к спеху. Надя тоже выглядела не очень - как всегда кашеварила, готовя поздний ужин и завтрак на всю команду, да и на посту пришлось стоять тоже ей, пока наш военный с Димой мародерил склады.
   Тем не менее, обратно мы двигались быстро. По словам говорившего с Хозяйкой майора, не взятых под контроль тварей на землях Полессы уже не осталось, опасаться нечего - шагай и шагай. Лес не густой, без завалов и буреломов идти - одно удовольствие. До линии болот мы добрались к раннему вечеру и встали на ночевку, которая оказалась тоже ничем не примечательной. Развели костер, доели остатки консервов, распределили посты и спокойно спали до утра, ничем и никем не потревоженные.
  
   А на следующий день начались болота...которые мы преодолели еще до полудня. В этот раз и колдовать-то почти не пришлось. Оптимальный маршрут через топи выстроился без проблем и с минимальными затратами магии, по настоящему глубоких мест почти не было, никто в этот раз в мутную воду не падал. Может быть, сказался приобретенный в первом переходе опыт, но, скорее всего, нам подыгрывала сам Хозяйка здешних земель. Очень уж была заметна разница по сравнению с первым маршем.
   Так что вскоре мы пересекли границу земель Верлесы и я, наконец, вздохнул с облегчением. Все же дом - есть дом, а владения нашей Хозяйки я уже начал ощущать как собственный участок. После пересечения границы даже казалось, что кроны деревьев шумят от ветерка как-то по-особенному, а сороки приветствуют нас свои стрекотом. И все бы было совсем замечательно, если бы в километре от границы я не заметил на смартфоне приближающиеся к нам зеленые отметки, а вскоре и увидел тех, кого они обозначали воочию...
   - Привет, Славин, - улыбнулась мне Хей, выходя из-за деревьев на небольшую полянку. В руках девушка сжимала изящный деревянный посох, метра в полтора длинной, с обрамленным тянущимися вверх крохотными веточками и лепестками навершием - кристаллом, мягко светившимся зеленоватым светом. Позади нее, молча маячил с автоматом Боря, за ним переминались с ноги на ногу остальные лесники. - Куда ходил, не расскажешь? Помощь не нужна? Ой, а это у вас кто? - уставилась она на дядю Мотю.
   - Знакомьтесь, - вздохнул я. - Хей, это Матвей Петрович... наш привлеченный специалист по договору. Матвей Петрович, это Хей Смирнова. Я вам про нее рассказывал.
  
   - Мадмуазель, душевно рад знакомству, - Петрович был настолько любезен, что даже содрал со своей головы оливкового цвета бандану из найденной на складах материи и попытался отвесить японке изящный полупоклон, вызвав на ее лице легкую улыбку. -Сражен вашей красотой наповал, вы настоящая Диана, богиня охоты.
   "Старый хрыч, куда он лезет", - раздраженно подумал я. "Ишь, сразу хвост распушил! Ему-то какое дело..."
   - А вот я не рад, - поспешил я продолжить разговор. - Ты что здесь делаешь, Хей? Верлеса сказала - западнее Терминала наша земля. Я тебя не звал.
   - Она сказала не так, - покачала головой японка. - Верлеса велела тебе и твоим людям к востоку от Терминала не лезть. А вчера она прямо попросила встретить твою группу у границы и если потребуется, оказать всяческую помощь и содействие в проводимой тобой операции. Ты почему сразу грубишь, Саша? Вы воевали с вражескими наемниками? Мы же видели в Терминале Системные сообщения...
   - Извини, но это твое дело! - сухо ответил я. - Раз тебя Хозяйка не посвятила в подробности, значит, они тебе и не нужны. Спасибо за беспокойство, помощь не требуется, топайте обратно. Рад был повидаться, давай досвидания.
  
   Стоявшая рядом со мной Надя буравила Хей злобным взглядом, Димка сохранял на своем лице отсутствующее выражение и лишь Петрович, зараза, решил поиграть в какие-то свои игры.
   - Простите моему командиру его грубые манеры, мадмуазель, - развел он руками, улыбаясь. - Его недавно контузило, а такие вещи быстро не проходят, последствия иногда сказываются. Уважаемая Хей, весьма возможно, я буду вашим южным соседом, главным наемником у Хозяйки Полессы. Наши Хозяева союзники, возможно, придется взаимодействовать, а как тут обстоят дела со связью, я толком не понял... Моя фамилия Бурлаков, Россия, мир Славина и Горенкова, мобильный телефон вам записать или запомните? - скороговоркой выпалил десяток цифр Петрович.
   - Хватит! - тут уж я разозлился всерьез. - Дядя Мотя, вы уже закончили подкатывать к госпоже лесному магу? Если да, то вперед, время не ждет. А тебе Хей, я бы не советовал верить этому типу, очень он скользкий. Шагом марш! Я решительно двинулся дальше, и остальные зашагали вслед за мной, лишь Петрович напоследок еще раз улыбнулся и подмигнул Хей.
  
   Больше я с ним, до самого локуса не разговаривал. И даже по прибытии на берега нашего озера решил не медлить, хотя еще вчера собирался переночевать одну ночь в локусе и лишь затем отправляться домой. Мы разгрузились, наскоро пообедали и часок отдохнули с дороги в избушке, а я получил ЛКР с локуса, накопленные за время нашего отсутствия и кратко отчитался Верлесе о ходе операции. Ну и по-быстрому обошел все делянки - апгрейды, проверив, как там идут дела. А затем подошел к Петровичу и предложил вдвоем посетить избушку.
   - Ложись на печку, дядя Мотя, - нехотя сказал я майору. - Лечить тебя будем, и два добавочных балла добавлять. Куда вкладывать их будешь, в интеллект, в силу или выносливость?
   - Без разницы, - махнул рукой военный пенсионер. - Как-то мне в эту ерунду не верится.
   - А зря! Ну, если без разницы, тогда одно в силу, другое в общее здоровье. Заодно и почки твои вылечим. - Скомандовал я. Над магической печкой уже поднималось синее лечебное сияние. - Двести пятьдесят ЛКР я тебе уже перевел. Окажешься дома - скажи про себя: "открыть доступ к ID". И желай, что хочешь и на все деньги, как говориться. Отправляемся сейчас, только в зимнее переоденемся. Лодка готова, при случае поможешь ее по льду до коттеджа дотащить, лады? На все про все у тебя примерно сутки, завтра в восемнадцать ровно жду в коттедже, уходим обратно... если ты, конечно, снова захочешь вернуться в Систему, Петрович. Так, что еще? Смартфон наемника... не положено его тебе, проси у Полессы свой личный девайс. Как вернемся - топай сразу к ней, твоя прелесть тебя ждет, а метка Верлесы с тебя будет снята. И помни - ты обещал меня взять в РКНС, как только у Полессы будет готов локус с переходом.
  
   - Возьму..., - Петрович слез с печки, охлопал себя руками, потом несколько раз быстро присел, а затем неожиданно упал и отжался. - Охренеть, Саша, я действительно стал сильнее! - удивился майор. - Реально!
   - У нас без обмана, - пробурчал я. - В отличие от.
   - Напрасно ты так говоришь, - вздохнул майор. - И дуешься на меня тоже зря. Из-за Хей что ли? Так она красивая девушка, почему бы не сказать ей пару комплиментов? Кроме того, мне и с тобой и с ней в соседях дальше жить придется. Если между вами черная кошка пробежала, то я тут причем? Я с ней не ссорился. Меня в ваши личные отношения не впутывай, у меня свой интерес.
   - Оно и видно, - выдохнул я. - У тебя везде и всюду свой интерес, Матвей Петрович, в этом вся проблема. Понял уже. Однако обещанное, ты, так или иначе выполнил. Пойдем к лодке.
  
   Глава 10. Встреча.
  
   Переход между мирами сегодня произошел под вечер. К этому времени уже стемнело и посторонних наблюдателей, когда рассеялся скрывавший нас при переносе туман, я не заметил. До снятого коттеджа на берегу водохранилища оказалось метров триста, но лодку по плотному слежавшемуся снегу вчетвером удалось дотянуть быстро, благо возвращались без груза.
   С самого начала было видно, что Петрович торопится. Отставной майор часто поглядывал на пережившие купание водонепроницаемые часы, слегка нервничал, старался тянуть лодку побыстрее, задавая темп. Как только моторка оказалась у дощатого причала, он поспешил со всеми распрощаться, пожав нам руки, и быстрым шагом направился к калитке рядом с воротами в заборе, ограждавшем участок.
   - Куда вы Матвей Петрович? - удивился я. - Чайку с дороги, баньку затопим? Вам же все равно до дома недалеко?
   - Некогда, студент, - обернулся ко мне военный пенсионер. Как военный, он был четок в терминологии, сменив с момента возвращения в наш мир привычное обращение "командир", на нейтральное "студент". - Времени до завтра в обрез, а баня у меня и своя имеется, лучше здешней, - бросил он косой взгляд на отдельно стоящий рядом с коттеджем деревянный домик. - Я бы сам вас к себе пригласил, угостил, чем Бог послал, заодно и попарил бы как следует. Но не могу. Сбегаю за деньгами и сразу поеду по делам в Москву.
  
   - Денег я и так могу дать сколько надо, - Хозяйка оставила на моем счету целых три тысячи ЛКР из полученных от Полессы "благодарственных", поэтому я чувствовал себя богатеньким Буратиной. - Или сами себе деньжат закажите, у вас теперь ЛКР на счету имеются. Заодно проверите свою магию, - возразил я. - Такси в Москву можно отсюда вызвать, куда так торопиться?
   - Не буду я волшебный ресурс на простое бабло переводить, - поморщился Петрович. - По-другому проверю... И машина у меня собственная есть. Без обид, Саша, но давай сейчас разбежимся. У вас теперь свои дела, у меня свои. Завтра в восемнадцать ровно буду тут с трактором, помогу вытащить на лед твою лодку. Все, пока.
   - Вольному воля, - улыбнулся я, даже испытав некоторое облегчение. Не хочет майор быть с нами и хрен с ним, его право. Но я старался быть вежлив и дружелюбен с союзником. - До завтра, Матвей Петрович. Разве что... - я засунул руку в карман и вытащил оттуда небольшое зеленое яблоко. - Держите, это с той самой молодильной яблони. Больше пока не выросло, а вам нужнее. Мы потом себе еще соберем. Счастливой дороги.
   - Вот за этот подарок большое спасибо, - серьезно ответил майор. - До завтра.
  
   Затопить баню как следует, удалось лишь изрядно повозившись - сказывалось отсутствие опыта. Все же мы народ городской и к подобным упражнениям не привыкли. Даже несмотря на то, что за последние пару месяцев худо-бедно научились бегать по лесам и поневоле освоили азы лесного туризма и партизанской войны. Но справились, конечно. Самостоятельно готовить ужин не стали - заказали, что повкуснее, из ресторана дома отдыха, собственная нехитрая походная стряпня уже в печенках сидела. Больше всех, по-моему, был счастлив Костик, выбравшийся, наконец, в большой мир пусть и ненадолго. На самом деле я хотел его оставить на хозяйстве в локусе... Но глядя в полные экзистенциальной тоски глаза эльфенка не выдержал и взял с собой. Ему и так досталось. Рейд по болотам вместе с Иришей, порою без затей тащившей паренька пастью за шкирку через топкие места, полностью извазюкав в грязи, отрицательно сказывался на моральном состоянии "имущества", не говоря уж о его прошлых приключениях. Этак он у нас совсем скиснет.
  
   Впрочем, особенно погулять на свободе Костя не успел. Ужиная после бани ресторанными разносолами, мы позволили себе отойти на денек от сухого закона, заказав несколько бутылок спиртного, которым наш эльф решил снять себе стресс. Причем оказалось, что до кондиции ему надо совсем немного, а пить водку он толком не умеет. Ничего ужасного, впрочем, не случилось, - просто Костик довольно быстро набрался и вскоре осоловел. Потом у эльфенка закружилась голова и его начало тошнить, и, вдоволь наобнимавшись с белым другом в санузле и слегка протрезвев, парень с бледным видом отправился спать.
   Я и Надя на спиртное особенно не налегали, отделавшись несколькими бокалами легкого вина. Мы с подругой свое удовольствие ночью возьмем, нам напиваться не с руки. А вот Димка - тот употребил прилично, наверное, больше нас троих, вместе взятых, причем на нем опрокидываемые одна за другой рюмки особенно не сказывались. Только морда у пулеметчика потихоньку краснела, да речь становилась чуть медленнее. То ли печень хорошо тренированная, то ли опыт имеется. А может и все вместе. Перед тем, как пойти после затянувшегося ужина на боковую в свою комнату, Димка даже проверил, как там спит Костик и заботливо поставил ему к изголовью дивана большую бутылку с минералкой.
  
   Однако утром оказалось, что последствия вчерашней гулянки гораздо серьезнее, чем казались. Озерное воинство подвело командира, в полном составе отказавшись дружно просыпаться, завтракать и бодро начинать новый трудовой день. Когда я около девяти утра растолкал спящую на моем плече Надю, то моя боевая подруга прошептала что-то вроде "Саша, я сейчас встану, пять минут только полежу", а потом, подтянув ноги к животу, накрылась одеялом с головой и вновь безмятежно заснула, да так крепко, что будить ее снова я не решился. Димка, лежа поутру в кровати в своей комнате, с отрешенным видом глядел в бормочущий телевизор и рабочего энтузиазма не проявлял, заодно напрочь отказавшись от завтрака. Ну а Костик... Костик откровенно болел. Он уже наглотался пенталгина с активированным углем и теперь ждал лечебного эффекта, запивая лекарство минералкой и живой водой, но сильно легче ему не становилось. По его словам, одна лишь мысль о еде вызывала тошноту.
  
   В итоге, я сбросил эльфенку на счет десяток ЛКР для лечения и решил отправиться в город один. Вылечить в нашем мире этих двоих от похмелья своей магией напрямую я не мог, поскольку здесь их организмы защищены от чужого ЛКР-влияния Системой. Но Димка полноценный наемник с приличным счетом на ID, пусть он за себя отвечает сам, а вот Костику помочь стоило... потому что Костик же, что с эльфа взять... Я уже подумывал окончательно убрать его из состава боевиков. Озерный локус разрастался, делянки и избушку нужно было апгрейдить дальше и создавать новые улучшения, в том числе разводить разную волшебную живность. Мне требовался человек, который взял бы на себя заботу обо всем этом хозяйстве. Собирал бы урожай волшебных трав, ягод и молодильных яблок, ухаживал за гусями-лебедями, вел учет и контроль... В бою от Костика толку чуть, а тут он мог бы оказаться полезен. Но и боевики в команду мне тоже нужны. Однако, нельзя брать первых попавшихся, с дядей Мотей я уже обжегся... Нужны толковые ребята, при этом готовые подчиняться и работать в команде, но без непомерных амбиций. Народ вроде Димки. Но где таких взять? Объявление в интернете дать? Короче думай, Саша, думай...
  
   Размышляя подобным образом, я вышел из коттеджа и направился к дому отдыха, намереваясь рядом с ним взять такси в город. В принципе, соратники мне были сегодня не нужны. Пусть отдыхают, хотя серьезный разговор о вреде пьянства провести необходимо. Но вообще-то... Если бы я приказал, все бы встали и пошли, неважно в каком состоянии - это я знал точно. Припасами мы неплохо запаслись в прошлый раз, еда и снаряжение в локусе имелись, а широкомасштабных операций пока не предвиделось. Сам справлюсь. Позавтракаю где-нибудь в Рудне, затем пройдусь по интересующим меня магазинам, адреса у меня имелись. А там вечерком обратно, ждать Петровича. И снова домой, в Систему.
   Серебристый фольксваген - седан с желтыми шашечками такси приехал по моему вызову быстро, не прошло и нескольких минут. Я сел в салон на заднее сиденье, сказал адрес в городе, и расслабленно откинулся на заднем сиденье, глядя в окно на проносящиеся мимо дома частной пригородной застройки. Все не так плохо Саша, жизнь потихоньку налаживается.
  
   - Уважаемый Александр Дмитриевич, с вами сейчас очень хочет поговорить один серьезный человек, - неожиданно сказал таксист, не отвлекаясь от дороги. - Могу я передать ему, что вы согласны?
   - Что?! Какой человек? - оторопел я, пытаясь вспомнить, называл ли я таксисту свое имя и фамилию. Нет, не называл. "Блин, подстава! Открыть ID"! - немедленно пролетело в голове. Призрачный экран развернулся перед глазами почти мгновенно.
   - Он вам сам представится. Более того, вы можете сами выбрать место встречи, - ровным тоном продолжил говорить водитель. - Выбирайте любое место в городе, я вас туда довезу. И, пожалуйста, спокойнее. Все нормально, вам ничего не угрожает, не надо резко реагировать. Видите ли...мы примерно представляем, кто вы такой и на что способны. Но мы ищем не ссоры, а сотрудничества.
  
   "Ого, а водитель-то целый капитан госбезопасности из Москвы. Неделько Константин Богданович, тридцать один год, служит в управлении "С"... ага, вот его домашний адрес, вот анкета из личного дела, жена, дети...ну, это уже не интересно", - читал я тем временем добытые за несколько ЛКР сведения на виртуальном экране. Контора, значит. Все же госструктуры что-то знают про Систему...что неудивительно. Интересно, где я мог проколоться, что они так быстро на меня вышли? В любом случае надо соглашаться, отказываться прямо сейчас глупо".
   - Хорошо, - кивнул я. - Везите в ТЦ "Шоколад", в нем на третьем этаже есть открытый ресторанный дворик. Там поговорим. "На публике будет безопаснее. Место открытое и людное, стрелять не будут" - пробежало в голове. "А на все остальное кроме внезапной пули в голову отреагировать успею. Но это вряд ли... подобный сюрприз мне могли и раньше устроить".
  
   Впрочем, я оказался не прав. В такую рань, да еще в рабочий день праздношатающихся покупателей было немного. Офисный планктон подтянется на обед попозже, пенсионеры в таких местах едят редко, молодежь начнет тусоваться ближе к вечеру, когда в кинозалах начнутся вечерние сеансы. По краям обширной, уставленной пластмассовыми столиками и стульями площадки располагались заведения общепита. Открыто пока всего три точки: блинная, заведение под вывеской "веселая пельмешка", и какая-то пафосная кофейня. Водитель, отзвонившись по телефону, доставил меня по адресу, но провожать в сам ТЦ не стал, припарковавшись на стоянке и оставшись в машине, так что сбежать можно было без малейших проблем. Но смысла в этом я не видел - почему бы не поговорить? Хотя бы для того чтобы понять, что у них на меня есть и что госорганам известно о Системе.
   К блинам я был более чем равнодушен, пить с утра кофе со сладостями - удел светских львиц и метросексуалов, поэтому я, как настоящий мужик, направил свои стопы к "веселой пельмешке". Порция пельменей в горшочке и чебурек с сыром на закуску вместо хлеба - самое то. Что еще надо волшебнику и главе озерного клана для приятного завтрака? Только бокал холодного пива в придачу, который по моей просьбе незамедлительно налили. Взяв свой поднос, я вскоре устроился за одним из свободных столиков, шагах в двадцати от эскалатора.
  
   Мужик, севший через пару минут ко мне за столик, подрулил со стороны кофейни. Чисто выбритый, правильного сложения, на вид лет сорока пяти, пахнет дорогим одеколоном. На его подносе красовалась испускавшая тонкий кофейный аромат белая чашечка и два небольших эклера на блюдечке, а одет он был в стильную и дорогую, даже на взгляд такого профана как я, дубленку, расстегнутую на груди. Под ней виднелся строгий костюм с галстуком. Я даже слегка застеснялся за свою старую куртку и потертые джинсы.
   - Привет Славин! - улыбнувшись как родному, кивнул он мне, отпив для начала крохотный глоток кофе. - Рассказывайте молодой человек, как вы дошли до жизни такой.
   - А вы, собственно, кто? - осторожно поинтересовался я.
   - А это ты мне сам должен сказать, товарищ наемник, - кивнул мужик. - Если ты - тот, кого я подозреваю. Так кто я такой?
   "Гусь свинье не товарищ", - только и подумал я. Заметив холодный взгляд подполковника, подробную информацию о котором сейчас читал с виртуального экрана, я отхлебнул большой глоток пива. Откусил кусок чебурека, а затем вытер тыльной стороной ладони жир с губ, заметив, как собеседник слегка скривился от этого жеста. Блин, косяк. В своих лесах совсем распустился, забыл о манерах. Дурацкий поступок, все же вилкой, ножом и салфетками пользоваться я умею, и правила поведения за столом знаю. Но и хрен с ним, так даже лучше. Оказывается, товарищ подполковник и в самом деле по жизни эстет - даже водку не пьет, а виски предпочитает исключительно односолодовый, - продолжал читать я собранное за пять ЛКР досье. Сидит тут, такой красивый, и с первой фразы я ему, оказывается, уже что-то должен. Ну-ну. А мы, стало быть, лаптем щи хлебаем...что же, будем в образе.
   - Я вам вообще ничего не должен, - негромко ответил я. - Я - это я. Вы хотели со мной поговорить вы и говорите. Жду.
  
   - Ершистый ты тип Славин, - неожиданно улыбнулся мне мужик. - И наглый. Думаешь, Система и Хозяин тебя защитят от всех проблем? Но ты прав, существует вероятность того что мы приняли тебя и твою банду не за тех. Небольшая, процентов в десять. В этом случае мы прощаемся, а у вашей компании начинаются неприятности. Прямо сейчас.
   - Да как хотите, - сделал я еще один глоток пива. - Не страшно совсем.
   - Конечно, пока тебе не страшно, - согласился со мной подполковник. - Это мне страшновато, честно говоря. Пока ЛКР на счету есть, наемники из Системы на многое способны и просто так вас не ущучить. Ты можешь стереть мне и моим коллегам память, развалить или сорвать операцию, нейтрализовать группу захвата внезапным поносом, уничтожить заведенное на тебя и твоих людей дело, сломать любую технику, оружие и спецсредства...много чего, проверено опытным путем. Арестовать тебя живым, пока твой ID счет не обнулился, считай нереально. Но знаешь, чего ты не можешь, парень? Ты уже не можешь стереть о себе всю информацию из баз данных нашей конторы, поезд ушел. А так же не можешь повлиять на ее высшее руководство. Не веришь - проверь прямо сейчас.
  
   "Пусть подполковник Ельцов и всех причастные лица немедленно прекратят разработку нашей группы, забудут о нашем разговоре, этой встрече и ее подготовке", - начал отдавать я мысленные приказы.
   "Цена желания - две тысячи ЛКР", - высветилось сообщение на виртуальном экране, заставив меня невольно скривиться. Цена охренеть какая, но в принципе я ее потяну.
   "Стереть всю информацию обо мне, моих людях и Матвее Петровиче из баз данных госбезопасности и из памяти ее руководства".
   "Цена желания двадцать восемь тысяч пятьсот ЛКР".
  
   - Вот видишь, - заметив мою реакцию, продолжил подполковник. - Это тебе не левый паспорт или сданную сессию наколдовать. И даже не квартиру в Москве. Ты можешь отделаться от меня и конкретных исполнителей и создать нам проблемы. Даже большие проблемы, признаю. Ты можешь успешно бегать от нас какое-то время. Обычные люди и мало на что влияющие в глобальном плане события корректируются наемниками легко. Но чем больший круг лиц, обладающих влиянием и властью, затрагивает твое желание, тем дороже ставки. Хозяева далеко не всемогущи, Саша, а их наемники тем более, иначе они бы правили миром. Кончится все одним - твой счет обнулится и тебя возьмут. Это, если ты не станешь играть грубо. Если станешь - не обессудь, но тебя с твоей бандой ликвидируют. Или вам придется бежать из нашего мира. Оно тебе надо? Опять же, мы тебе и твоему Хозяину не враги, я хотел поговорить о сотрудничестве, а не о войне. Но если ты не хочешь подтвердить, что ты в Системе, или мы допустили ошибку, а ты обычный студент, попавший в странные обстоятельства, то пусть все идет своим чередом. Я уйду, а тобой и твоими друзьями займутся мои коллеги. Но учти - если ты заставишь за тобой побегать, разговор потом будет гораздо неприятнее. Итак? - завершив длинный монолог, подполковник Ельцов, глотнул кофе и приподнялся над стулом.
  
   - Сидите, Виктор Спиридонович, - решившись, махнул я рукой. - Вас зовут Виктор Спиридонович Ельцов, звание - подполковник, вы как раз на взаимодействии с Системой специализируетесь. Этого достаточно, или рассказать про вас личную информацию?
   - Вот так лучше, Саша, - Ельцов снова водрузил свою пятую точку на стул. - А то надулся, как партизан на допросе... Ничего личного говорить не надо. Давай так: вчера вечером в первую городскую больницу Рудни доставили мальчика, Потапова Семена, девяти лет от роду. У него серьезное воспаление легких, сейчас сильная температура, лежит под капельницей. Пожелай, чтобы ребенку немедленно стало полегче, хорошо? Там сейчас дежурный врач - мой хороший знакомый, он посмотрит мальчика и мне отзвонится. И дело хорошее сделаем и твою работу в Системе докажем на сто процентов.
   - Хорошо, - кивнул я. - Желаю, - списал я счета сорок ЛКР. - Ждите подтверждения, товарищ подполковник, - сделав еще глоток пива, я молча приступил к пельменям, стараясь собраться с мыслями.
   Айфон Ельцова позвонил минут через десять. Подполковник внимательно выслушал собеседника и вскоре решительно ткнул клавишу отбоя, а потом взял свою чашечку с кофе и приподнял ее в шутливом тосте.
   - Температуры нет, хрипов в легких нет, парень выглядит здоровым, - удивленно сказал он. - Никак не привыкну к вашим волшебным шуточкам... Твое здоровье, наемник Славин, хороший ты парень. Все вопросы сняты. Давай выпьем, за наше дальнейшее сотрудничество. Так как, говоришь, зовут твоего Хозяина?
  
   - Он категорически запретил мне выдавать эту информацию, - пожал я плечами. - Как и любую другую подобного толка. Если вы такой всеведущий, то должны знать, что в Системе вас не очень-то привечают. В смысле, людей связанных с государством.
   - И зря, - серьезно ответил подполковник. - Мы могли бы быть твоему Хозяину весьма полезны, а наше сотрудничество может стать взаимовыгодным.
   - Хозяева считают иначе, - вспомнил я мумии бойцов РКНС у Терминала Полессы. - Наверное, у них есть на это причины.
   - Возможно, - неожиданно согласился со мной Ельцов. - Хотя сейчас пробудилось очень много молодых Хозяев, новая эпоха в Системе только начинается. Они могли бы отойти от замшелых правил и привычек.
   - А почему так? - с интересом спросил я, подавшись всем телом вперед. - Куда делись старые Хозяева?
  
   - Большинство погибло в период между началом первой и концом второй мировой войны, - ответил подполковник. - Не знал? Тогда весь мир был в огне, не только у нас, но и в Системе. Все дрались друг с другом, поодиночке и союзами. Государства порою негласно помогали Хозяевам и наоборот. Насколько нам известно, Система, так или иначе, взаимодействует с нашим и не только нашим миром еще со времен римлян. Если не раньше. Но после второй мировой все как-то затихло. Большая часть старых Хозяев погибла, оставшиеся в живых свели свое влияние на наш мир к минимуму, словно в спячку впали. Хотя это вряд ли, там были такие монстры... возможно на них Система до сих пор и стоит. Но что они хотят - непонятно. Даже существовало мнение, что они решили постепенно свернуть влияние на наш мир. Но с конца девяностых - начала нулевых начался новый цикл. Земли в Системе получают все новые и новые молодые Хозяева, наемников по всему миру стали вербовать больше и больше... так, кажется, я слишком разоткровенничался, - взял с блюдечка эклер Ельцов. - Будем считать эту информацию нашей платой за сотрудничество. Ладно, допустим, твой Хозяин пока не хочет с нами работать. Но ты бы мог этому поспособствовать, не так ли? Как патриот своего государства и народа? Ты же понимаешь, как много пользы стране можешь принести?
  
   - Что? - я чуть не подавился пельменем. - Вы говорите мне про патриотизм? Вы?!!
   - А что не так? - слегка оторопел подполковник. - Или ты поклонник либеральных ценностей и майдана?
   - Да не, все нормально, - прокашлялся я. - Я-то патриот. И на майдан и либералов мне плевать, нисколько им не сочувствую, скорее наоборот. Но...один маленький факт - посмотрел я на экран ID. - У вашего начальника, генерала Беркасова, сын и дочка в Лондоне учатся. Не знали? У его зама, в двух квартирах пачками евро кладовки забиты, от пола до потолка. А у вас самого есть...
   - Не лезь туда, где ты ничего не понимаешь, Славин, - тон подполковника сразу стал ледяным. - Сейчас время такое, такие правила, не мы их устанавливали. Родине служить все это не мешает.
   - Так служите, - вздохнул я. - Раз не мешает. Только про патриотизм мне не надо задвигать, глупо выглядит. Давайте я буду служить стране и народу как-нибудь отдельно от вас, хорошо?
   - Ты им не служишь, ты на них паразитируешь. Пес Хозяина, - на кого он показал на того и бросаешься, лишь бы подачки подкидывал, - продолжал злиться подполковник. - Что у вас за поколение такое! Ни идеалов, ни цели в жизни, один цинизм.
   - Какое вырастили, такое и есть, - ровным тоном ответил я. - Давайте заканчивать этот разговор, товарищ подполковник. Предавать Хозяина я не хочу и не буду даже в мелочах - это не обсуждается. Я его человек с потрохами и вам это известно. Никакой информации про него не выдам. С вами ссориться я тоже не собираюсь, себе дороже обойдется, в этом вы меня убедили. Что дальше?
  
   - Дальше я тебе советую хорошо подумать над своим будущим Славин, - взял себя в руки Ельцов. - Давить на тебя не буду, я вам не враг, а друг. С бандитами своими посовещайся, с Бурлаковым поговори, он человек немолодой, опытный. Прикиньте, сколько вы еще протянете, воюя за Хозяина без всякой поддержки со стороны. А ведь мы могли бы быть твоему Хозяину и вашему клану очень полезны...обучением, техникой, всяческой поддержкой. Трогать вас не будут, но держите себя в рамках, как говорится, осторожней с желаниями. Возьми-ка вот это, - протянул он мне белую визитку с одним единственным номером мобильного телефона на ней. - При случае, или если возникнут проблемы - позвони. Впрочем, через некоторое время я сам с тобой свяжусь. Да вот еще... что из этого списка можешь достать в Системе? Живую или мертвую воду, малахитовую шкатулку, перо жар-птицы, изумруд силы, рубин Фесса, клубок Ариадны, молодильные яблоки? Или еще что-то?
   - Живой воды могу немного принести, - ответил я, понимая, что совсем идти в отказ будет глупо. - Если получится.
  
   - Ты уж постарайся, чтобы получилось, Саша, - кивнул мне Ельцов, вставая из-за стола. - Как ты к нам, так и мы к тебе.
   - А все же, если не секрет, - не удержался я напоследок от вопроса. - На чем я погорел? Как вы обо мне узнали?
   - Кто же приходит в пропахшей порохом и дымом одежде в респектабельный дом отдыха? - пожал плечами подполковник. - Да еще заселяется под своим паспортом? Сработал маячок, пошел запрос по инстанциям, сразу вылезла на вас с Горенковым куча непоняток. Дальше - дело техники, твой случай не уникален. Ну, будь здоров, до встречи, наемник, - протянул мне на прощание руку Ельцов.
   - Извините, пожать не могу, - искренне улыбнулся я ему. - Жирные тут чебуреки, у меня все руки в масле, боюсь вас испачкать. Всего хорошего, товарищ подполковник.
  
   Глава 11. Листва и корни.
  
   - Не нравится мне твой подпол, - озабоченно сказал Петрович. - Ох и не нравится... Теперь он с тебя хрен слезет. Живой воды ему принеси... Живая вода будет для начала. Потом тебя будут прогибать все дальше и дальше, не заметишь, как за доширак из Системы волшебные артефакты таскать станешь. Или вообще забесплатно.
   - Думаю, вы сгущаете краски, дядя Мотя, - задумчиво потер я подбородок. - Ничего я ему твердо не обещал. И не прогибался ничуть. Он думал, что ломает простого наемника, вчерашнего студента. Пер буром, внаглую. Что мне оставалось делать? Идти в отказ, лупить дурака магией в лоб, выяснять у кого яйца тверже? Не лечить ребенка? Глупо, мы не в детском саду. Главное, что информацию я получил, контора и государство о Системе знают, причем давно.
  
   Отставной майор приехал на тракторе ровно к назначенному сроку. С собой у него имелся внушительный рюкзак с множеством кармашков и спальником, закрепленным поверх верхнего клапана, какая-то длинная, защитного цвета сумка через плечо, вроде той, в которой носят свои снасти профессиональные рыбаки и охотники, и еще одна - обычная спортивная. Одет он был в неброскую зимнюю одежду: старую зеленую куртку и серые штаны. К этому времени наша компания была уже готова, так что обошлись без долгих сборов. Побросали припасы в моторку, Петрович оттащил ее трактором от берега, отогнал агрегат под навес у коттеджа и бегом вернулся к нам. Как только он запрыгнул в лодку, я начал переход, потратив заодно десяток ЛКР на то, чтобы стереть память о последних нескольких часах и всю информацию с видеокамер парочки наблюдателей за коттеджем, спрятавшихся на берегу. А заодно, чтобы пожелать им хорошего поноса. Обнаружить их мне стоило еще двух ЛКР. Неприятные траты, из-за которых я слегка разозлился. Я за собой следить не просил...
  
   А затем мы снова оказались в локусе. И тут Петрович меня удивил. Сразу после переноса он, попросив меня не заводить пока мотор, достал какую-то странную изогнутую колотушку и сделал ей несколько резких шлепков об воду. Вскоре вода у лодки забурлила, и я увидел Харитона, заложившего круг на поверхности воды вокруг моторки. Тем временем Петрович достал из спортивной сумки немаленьких размеров копченого гуся и, оборвав упаковку, кинул его в волны прямо к огромной пасти сома, в которой тот благополучно исчез.
   - Пусть рыбка подкормится, - прокомментировал свой поступок майор. - Он меня в прошлый раз вытащил. А долги надо возвращать.
  
   Время было позднее, поэтому отправлять Петровича к себе в Терминал на ночь глядя я не стал, предложив бывшему майору поспать до рассвета в "избушке на курьих ножках" со всем комфортом. Хотя изначально хотел от него сразу же избавится, нафиг он мне тут был не нужен в моем локусе. Раз такой свободный и независимый, пусть скорее топает к своей госпоже. К тому же я еще злился на него из-за заигрывания с Хей. Но с другой стороны... да, он жук еще тот, но все же не совсем чужой мне жук. И поговорить о наших планах стоило. Петрович не возражал - было видно, что он устал и ночью почти не спал, тащиться в лес по темноте ему явно не улыбалось. Сейчас мы с ним вдвоем сидели за столом у печки и допивали вечерний чай с привезенными пирогами, пока я рассказывал майору о разговоре с подполковником. Димка с Костей рыбачили, Надя занималась на дворе чем-то по хозяйству - самый удобный момент для приватного разговора.
  
   -А куда ты, дядя Мотя, свои ЛКР потратил, если не секрет? - Закинул я удочку, глядя в лицо отставного майора, нисколько не помолодевшее со вчерашнего дня, несмотря на выданное яблоко.
   - Не секрет, - поставил кружку на стол Петрович. - Решил одну давно назревшую семейную проблему. Хотя, там, похоже и без затрат ЛКР дело на мази было. - На лице пенсионера появилась довольная улыбка. - Но лишняя гарантия, сам понимаешь, не помешает.
   - Любовницу с женой помирили?
   - На такую ерунду ЛКР жалко тратить. Сын жениться наконец-то собрался, вот я и подстраховался, благо через ID одно удовольствие справки наводить. Одобрил, короче говоря, его выбор и невестку самую малость подкорректировал, чтобы любовь крепче была. Ну и заодно, чтобы два раза не вставать, устроил молодым не одного детёныша, а сразу двух. Современная связь творит чудеса! Представляешь, как раз застал по Скайпу сладкую парочку за разглядыванием теста. Они даже посмеялись надо мной, когда я им сказал, что две полосочки обозначают двойню, дескать, дядя Мотя совсем дремучий... - Петрович тяжело вздохнул. - Как же ты так, Саша, с этим долбаным подполом лажанул? Ты же в Системе дольше, чем я, а не прикрылся!
   Пенсионер отхлебнул чая и продолжил.
  
   - Я когда из Москвы возвращался, на заправке тормознул с полчасика покемарить. Чую, на душе не спокойно. Ну и слил сотню ЛКР на маскировку своего прибытия. А потом и сам на просёлок свернул, на всякий случай. Благо "Хантеру" это дело по барабану, не пузотёрка. Ну а на остальные... - Петрович было примолк, глядя на вошедшую в комнату Надю, но тут же продолжил. - Сделал выручку нескольким ормагам и салону связи. Судя по содержимому складов, коммунары из РКНС не сильны в электронике с оптикой, вот я и решил компенсировать отставание. Когда теперь домой вернёмся... И как бы там нас не поджидали твой подпол со товарищи вроде караулящих у туннеля Полессы коммунаров.
   - Ну вот опять ты мне, дядя Мотя на больной мозоль наступил! - Я уже понемногу начал жалеть о своём решении оставить бывшего майора ночевать в своём локусе.
   - Теперь, господин Корректор, это не твой больной мозоль, а наш общий. - Мотя вздохнул. - Боюсь, как бы не пришлось мне у Полессы на семейный подряд переходить. Да и у тебя, Сашок, на родителей в любой момент "органы" могут надавить.
  В комнате, освещаемой последними лучами заходящего солнца, повисла тишина.
  
   - Ерунда! - резко возразил я. - С подполковником сам разберусь. Подумаешь, царь зверей, нашелся... Не страшнее Орнса с Кернсом. Это моя проблема и я ее решу. Ельцов передо мной еще будет на задних лапках прыгать.
   - Хорошая мысля приходит опосля! - пожал плечами Мотя после паузы. - Ладно, если у тебя есть план - разбирайся сам. Пока... Но учти - тронут меня, миндальничать не стану, включу ответку по полной программе. Знать бы заранее, что так получится, можно было сразу сына в Систему зазывать. Вполне была бы пара для нашей Хей, а теперь уже поздно.
  
   - С каких это пор Хей стала "нашей"? - Я аж растерялся от такого нахальства. - Её мнение тебе, дядя Мотя, уже не интересно?
   Петрович поднял глаза от кружки с остывающим чаем и какое-то время пристально глядел мне в лицо.
   - Да ты, Саша, похоже, сам на "богиню охоты" и по совместительству лесную фею неровно дышишь! - рассмеялся бывший майор. - Забудь о ней. У меня и то больше шансов. На роль твоей любовницы такая, как она, никогда не согласится, уж поверь моему опыту. А, впрочем, сейчас нам не до этого. Завтра с утра меня проводишь до границы?
   - Не знаю. - Пожал я плечами, допивая чай.
   - Я на пять часов будильник поставлю.- Мотя тоже влил в себя остатки содержимого кружки. - Иришка меня, наверное, уже заждалась. Давно пора ее сменить, пусть отдохнет. Да...чуть не забыл! Держи, Славин, презент! - Петрович покопался в рюкзаке и выудил из него литровый аэрозольный баллон с оружейной смазкой.
   - "Баллистол"! Весьма рекомендую. Кстати, насчёт связи надо будет договориться. В следующий раз прихвачу с собой радиостанцию от коммунаров, я видел в тоннеле что-то типа советской Р-105. Тяжела, как смертный грех, но дальности должно хватить, если с направленной антенной. Аккумуляторы у всех раций в моём Терминале дохлые, но можно от сети запитать через трансформатор. Ладно, это детали, спать давай.
  
   Завтрашний день начался с того, что не свет ни заря я услышал пронзительные крики гусей-лебедей и громкие хлопки крыльев. Открыл окно и увидел, как Мотя с зубной щёткой во рту и с полотенцем на плече стоит на берегу и угощает огромных птиц извлеченной из своей бездонной сумки длинной французской булкой, с хрустом ломая ее на кусочки. Вчера гусей-лебедей в Локусе не было, летали где-то по своим делам, а теперь извольте видеть, появились.
   - И не спится старикану! С утра пораньше к нашим питомцам подлизывается! - Надя, зевнув, встала с постели и захлопнула окно. - Нам бы лучше что-нибудь подарил...
   - Так он подарил! Баллон оружейной смазки и обещал радиостанцию подогнать, - заметил я.
   - Вот я и говорю, подлизывается! - Надя поудобнее устроила голову на подушке и накрылась с головой одеялом, а я встал, и, рефлекторно прихватив автомат, с которым в Системе почти не расставался, двинулся умываться. Матвея Петровича до границ земель Верлесы все же надо проводить. От греха подальше, так сказать. А то будет он мне тут шастать, еще к центральному Терминалу с лесниками Хей не дай Бог забредет...
  
   До границы мы добрались в бодром темпе. Пенсионер быстро шел вперед, несмотря на сумку и увесистый рюкзак за плечами, я старался не отставать. Над верхушками деревьев, подчиняясь моей беззвучной команде, время от времени широкими кругами реял Шурик, контролируя обстановку.
   - Мы так вчера и не договорили, дядя Мотя! - Решил я закончить вчерашний разговор.
   - Давай продолжим, за беседой время быстрей летит! - Охотно отозвался Петрович.
   - Не зашло тебе молодильное яблочко? Рано сорвал, наверное, оно еще силы набрать не успело.
   - Не, Сашок! Я им жену угостил. - Мотя вздохнул. - Эффект был налицо. Вот только она у меня дама серьёзная, в сказки все равно не верит. Не знаю, что она подумала, когда я при ней за день больше трёх лямов деревянных на тепловизоры и ПНВ с оптикой слил. Но ладно... Надо думать о том, где и как живой силой пополняться. К нам в РФ сейчас лучше не соваться. В РКНС тоже стрёмно лезть, попадёмся на какой-нибудь мелочи... Твоего подпола надо чисто из принципа растерзать, чтобы другим неповадно было нам угрожать, - внезапно разозлился Петрович. - Сволочь, всю малину обгадил! И не забыть всех причастных на бабки выставить, им всё равно их девать некуда. А еще к нашим Хозяйкам в заложники кого-нибудь из их кодлы определить, имуществом. Классовые враги, вот кто они!
   - Говорю же, решу проблему, - возразил я. - На данный момент самое важное - это локус у Полессы вырастить и открыть новый проход в РКНС!
   - Что-то ты туда чересчур сильно рвешься, - искоса посмотрел на меня военный. - Подозрительно это. Не понимаю я, почему тебя туда так тянет.
   - Отказываетесь от уговора, Матвей Петрович? - негромко спросил я.
   - Нет. Раз мы договорились и я обещал, сделаем. Просто есть у меня ощущение, что ты где-то темнишь, Славин...
   Я безразлично пожал плечами, не став отвечать и дальше, до самой границы, мы шли молча.
  
   - А вот и Ириша! - Лицо пенсионера расплылось в улыбке при виде стоящей двухметровым "столбиком" в нескольких метрах от пограничной черты кобры-переростка. Тем временем огромная змея заметила нас и громко зашипела на весь лес. Под моим скептическим взглядом Петрович перешёл на территорию свой Хозяйки и крепко обнял кобру, которая доверчиво положила голову ему на плечо, продолжая что-то тихонько шипеть в ухо, как будто на что-то жалуясь или рассказывая, а пенсионер ласково гладил ее по черной макушке. Затем змея, аккуратно высвободившись, скрылась в траве, вскоре вынырнув с зажатым в пасти автоматом, в котором я узнал оружие одного из убитых спецназовцев РКНС. - А что я тебе, Саша, говорил! - рассмеялся Мотя, принимая оружие. - Почти как у Пушкина: Темницы рухнут, и свобода вас примет радостно у входа, и братья меч вам отдадут! - С автоматом в руках Петрович вернулся на территорию Верлесы. - Теперь я настоящий сказочный Кощей, при пещере, оружии и слугах! Сейчас чуток передохну, вычищу оружие, переоденусь и вперед.
  
   - У коммунаров почему-то Калашников не взлетел! - Продолжал разглагольствовать военный пенсионер, разложив на расстеленном на траве спальнике детали разобранного автомата. - Передрали у немцев "штурмгевер" один в один, причём вместе с "курцпатроном", только калибр остался традиционный - 7,62. В принципе, логично, особенно с точки зрения экономии. Хотя по надёжности оно будет сильно жиже АК. Опять у тебя, Славин, преимущество. Надо будет историю РКНС внимательно изучить, похоже, Вторая Мировая у них шла совсем не так, как нашем мире. Ну да и хрен с ними.
   Петрович собрал автомат, разрядил и снарядил ощутимо более короткими, но при этом более толстыми патронами единственный магазин и дал короткую очередь в воздух. Оружие работало.
   После чего сменил ботинки на болотные сапоги, помахал мне на прощанье рукой и направился в глубь территории Полессы, сопровождаемый гигантской коброй с сумкой в пасти.
  
   *****
  
   - Ты уверен Саша? Наемник Полессы возьмет тебя в новый мир!? - взгляд синих глаз Верлесы, казалось, буравил меня насквозь, а голос был требовательным донельзя. В этот раз ее голограмма выглядела ярче и насыщеннее, нисколько не похожая на готовую вот-вот развеяться полупрозрачную дымку. А сама Верлеса уже не казалась скромной монашкой или медсестрой. Настоящая Госпожа, что уж там. Не та, которая из взрослых ролевых игр, а Хозяйка по праву. Даже ее глухое черно-серое платье в этот раз почему-то напоминало не монашескую одежду, а строгий генеральский мундир.
   - Должен, - склонил я голову. - Он обещал. Хотя...стопроцентной гарантии нет. В любом случае, я не вижу пока другого пути, кроме сотрудничества с Полессой. Только она сама и ее слуга могут открыть путь.
   - Ты прав, - согласилась со мной Хозяйка. - Будь это не так, я бы не отпустила будущего Кощея и не помогла бы Полессе. Но учти, если ты не попадешь в мир Полессы или не вернешься из него обратно, задание будет провалено и все окажется зря. Мне нужна сила. Как можно больше ЛКР и как можно быстрее, пока у нас мир с соседями. Не затягивай.
   - Я выполню приказ, - вздохнул я. - Но позвольте мне поинтересоваться госпожа? Я понял, что цель операции - передать вам новый источник силы. А он будет под вашим контролем, только если я попаду в третий по счету параллельный мир. Но почему это столь важно? Могу ли я узнать, как это работает? Возможно, ваш ответ поможет моей службе.
  
   - Да, - слегка склонила голову Хозяйка. - Полагаю, нет смысла от тебя это скрывать. Хотя имей в виду, все аналогии достаточно условны...
   - Я весь внимание, госпожа, - преданно уставился я на виртуальную фигуру.
   - Если сравнить Хозяина в мире Системы с растением, то наши земли - это листва на ветках дерева, которая перерабатывает солнечный свет в жизненную энергию, - задумчиво ответила Верлеса. - Пожалуй так... Чем листвы больше и она гуще, тем больше силы извне мы можем усвоить. Поэтому мы строим на своих землях локусы и развиваем свои владения, насыщая их жизнью. Но кроме листвы, растению нужны еще крепкие и разветвленные корни. Так вот, открытые проходы в другие миры из земель Хозяина или Хозяйки играют роль корней дерева. Они поставляют питательные соки для силы Хозяев из доступных им миров. Чем больше прочных корней и чем гуще листва - тем сильнее дерево. То есть Хозяин в мире Системы.
   - Вот как... - постарался я обдумать полученную информацию. - Получается, вы забираете нечто ценное из параллельных миров к себе. Точнее высасываете, как вамп... Я не это хотел сказать, госпожа, - тут же прервался я, заметив потяжелевший взгляд Верлесы. - Прошу простить мою глупость.
  
   - Я думаю, мы не вампиры, а симбионты, - строгим голосом возразила Верлеса. - Система функционирует к взаимной пользе. Так, растения поглощают углекислый газ, чтобы выработать кислород, Саша. Хозяева не кровососы, они нужны людям и их мирам. И наоборот. Но ты в чем-то прав. Полесса контролирует очень хороший переход в другой мир. Он настолько хорош, что дает ей силу, даже не будучи полноценно открытым. Недаром он у нее единственный. Ни Орнс, ни Сомар, ни кто-либо из других моих соседей ничем подобным не обладает. Я хочу это себе.
   - Но как именно...?
   - Ты Корректор. Для подобной работы я тебя и возвысила, Саша. Если ты попадешь с территории Полессы в новый мир, а затем вернешься обратно на мою землю, ты "запомнишь" его координаты. После этого ты сможешь самостоятельно открыть проход в РКНС в любом из моих локусов или в Терминале. Как только это произойдет, я получу доступ к новому сильному "корню".
   - И станешь гораздо сильнее, - склонил я голову.
   - Да, - согласилась Хозяйка. - Ежедневная выработка ЛКР в моих землях увеличится более чем на треть. В твоем локусе, кстати, тоже. Кроме того, ты выполнишь очередное задание и получишь щедрую награду. Надо напрячься и еще немного поработать, Саша, чтобы довести дело до конца.
  
   - Ясно, - вытянулся я по стойке смирно. - Я выполню вашу волю, госпожа. Но боюсь, Полесса, будет недовольна, что вы воссоздали для себя ее эксклюзивный "корень". А уж Петрович точно... Он, может быть, человек и неплохой. Но при этом склонен к мизантропии, недоверчив, мстителен, бывает злобным и постоянно опасается, что его кто-то наеб... обманет. А если это и в самом деле случится или он решит, что подобный факт имел место быть...
   - Я разберусь со своей сестрой по стихии, если у нее будут претензии, - ответила Хозяйка. - Не беспокойся пока об этом. Выполняй задачу.
   - Сестрой по стихии? - переспросил я. - Могу я уточнить, что это значит?
   - Ты еще не понял? Мы обе лесные Хозяйки, - слегка улыбнувшись, ответила Верлеса. - Просто у нас разные леса. У меня русский смешанный лес, у Полессы преобладает северный бор, с соснами и елями на каменистой почве, с маленькими речками и болотами...
   - Карельский лес, - догадался я. - Деревья, вода и камни. А ведь, наверное, есть и Хозяйка тайги...
   - Даже Хозяйка джунглей, - согласилась со мной Верлеса. - Или Хозяин. Но где-то далеко от наших границ, конечно. Поэтому можно сказать, что мы сестры, у нас одна стихия и похожая магия. Речной Хозяин Сомар нам хоть и не брат, но близок по духу - лес и река не враги, скорее они дополняют друг друга. А вот Орнс - степной Хозяин, а у леса со степью давняя неприязнь...
  
   - Ясно, - задумался я. - Война с Орнсом была предопределена...
   - Нет, конечно, - возразила Верлеса. - Родство по стихии и взаимные симпатии или антипатии имеют значение, это так. Но главное - это интересы Хозяев. Случается, что лес воюет с лесом, а горы с горами.
   - А интересы Хозяев заключаются в том, чтобы максимально расширить свою территорию и открыть больше проходов в другие миры, - наморщив лоб, предположил я.
   - В идеале так и есть. Каждый Хозяин желает получить контроль над переходами во все тринадцать доступных миров и обладать такими землями в мире Системы, чтобы превращать в ЛКР всю добытую в них энергию, - подтвердила Верлеса. - Это высшая точка развития. Такой Хозяин обладал бы колоссальной, просто подавляющей мощью. Но идеал - это идеал, а жить предстоит здесь и сейчас, сообразуясь с соседями и собственными возможностями, - совсем по-человечески вздохнула на голограмме Хозяйка. - А соседи хотят возвыситься сами и не хотят, чтобы это сделал кто-то другой. Но, если бы я получила под контроль всего четыре перехода, то покончила бы с вечной осенью и, сделав запасы, пережила короткую зиму. А потом устроила бы на моих землях весну и лето, силы бы хватило... Ты даже не представляешь, Саша, что значат весна и лето для леса и какие колоссальные они дают возможности! Весна и лето - рост и развитие, а осень - это консервация, поддержание статуса, не более того! Но не будем попусту мечтать, сосредоточимся на достижимом - третьем переходе... У тебя есть еще вопросы или просьбы?
   - Нет, госпожа, - поклонился я голограмме. - Все понятно.
   - Я на тебя надеюсь, - чинно ответила Верлеса. - Подойди ближе для благословения, Корректор Славин. Да поможет тебе Бог!
   Я с трепетом сделал шаг вперед, вплотную к голограмме и Хозяйка коротко поцеловала меня в лоб, а затем изображение рассыпалось синими искрами и пропало. Но ощущение прикосновения горячих женских губ к коже осталось со мной...
  
   Что я делал в оставшуюся до получения весточки от Петровича неделю? Во-первых, я все же выучил английский. Как и хотел, на уровне выпускника Оксфорда, за двадцать два ЛКР. Ну что сказать... мое желание исполнилось, и я стал "знать" английский язык. Только вот все оказалось совсем не так, как я думал. Гораздо хуже. Не зря ведь я чувствовал подвох.
   Еще раньше, когда нам с Хей, Димкой и Надей пришлось осваивать оружейное дело и азы тактической подготовки, вместо того чтобы просто пожелать их получить "на халяву", я начал догадываться, что никакие ЛКР не могут магически вложить в человека незнакомые ему навыки, умения и опыт. Добавить знаний наша "магия" может легко, собирать информацию за ЛКР - милое дело. Управлять чувствами и эмоциями не входящих в Систему людей тоже возможно. Менять реальность, для получения материальных благ и корректируя реальные процессы - пожалуйста.
   Однако, мысль мгновенно "выучить" иностранный язык казалась мне весьма соблазнительной. Это ведь просто знания, не так ли? Почему бы их не получить, потратив ЛКР?
  
   Так вот, ничего подобного. Желание сбылось, хотя потом почти трое суток я ходил со словно набитой ватой головой и соображал с большим трудом. А когда пришел в норму, то понял, что английский язык я знаю. А говорить на нем толком все равно не могу. Потому что мало знать чужой язык, заучив наизусть трехтомный словарь и учебник по грамматике. Надо еще иметь разговорный опыт и навык, который дается только с личной практикой. Мы же, когда говорим на своем родном языке, не пытаемся что-то все время вспоминать, мы строим предложения сходу, автоматически. Так вот, знать, как надо говорить по-английски и уметь говорить оказались разными вещами... Ну...как знать каждую из клавиш пианино и те ноты, которые она извлекает из инструмента и реально уметь играть на пианино. Предложения у меня строились очень медленно, язык отказывался повиноваться и произносить "англицкую мову" с нужным произношением, я постоянно путался, а Димка с Надей лишь потешались, глядя на мои потуги. А ведь какая-то, вложенная в школе и в университете база у меня была... Нет, приобретение оказалось не бесполезным, конечно, при должной практике знания должны были стать отличным подспорьем. Но оно оказалось вовсе не тем пряником, на который я надеялся. Хорошо, что я не начал с китайского языка, что там говорить...
  
   Кроме того, когда с моим "английским" все стало окончательно ясно, я сделал еще один переход домой, в Рудну. В этот раз в одиночку, на маленькой резиновой лодке, прикрывшись тратой полусотни ЛКР на защиту от возможных наблюдателей. Пора было приступать к операции "информатор в органах", чем я и занялся, заселившись в дешевую гостиницу в соседнем городке, сделав себе новый паспорт.
   "Дяде Моте лишь бы кого-то растерзать, вояка блин, без всякой фантазии", - думал я, сидя с ноутбуком в номере и, потихоньку тратя ЛКР, собирая информацию о подполковнике Ельцове и внося ее в базу, в виде нескольких таблиц, текста и произвольной блок-схемы связей и отношений. "А какой смысл мне такого ценного кадра терять? Как бы мне его не специально подсунули. Убери дурака, глядишь, на его месте умный появится, а мне из органов всю информацию не стереть, никаких ЛКР не хватит. Не, мы будем дружить... Но только не так, как ты, подпол, думал".
  
   Как и ожидалось, на Ельцова нашлось много чего. До службы в управлении "С" он, оказывается, курировал в конторе экономические вопросы. Потом спешно перевелся сначала в управление "Т", и затем почти сразу перешел по протекции в "С". И было отчего - бравый подполковник на прежнем месте работы "крышевал" старую как мир схему, где фигурировали обманутые дольщики строительных компаний и расселяемые из ветхого и аварийного жилья москвичи. В списки нуждающихся вносились всякие левые граждане, которые получали новые квартиры в Москве и тут же их продавали по рыночной цене. Ну, а выручка, понятно, распределялась между причастными к схеме. Немалая ее часть попадала к подполковнику Ельцову, которые подписывал от имени экономического управления конторы заключения о том, что "сделки чистые". При этом, порою забывая поделиться доходами с коллегами по непростому бизнесу, отчего список имеющих на подпола зуб "товарищей в погонах" перевалил у меня за второй десяток фамилий. Числилось за Ельцовым так же одно неприятное пьяное ДТП, которое вовремя замяли, интрижка с женой прежнего начальника и еще кое-что... Причем это были стопроцентно его грехи, мне даже корректировать ничего не пришлось. А теперь этот кадр, поняв, что с "экономикой" надо бы завязать от греха, решил строить карьеру в управлении "С" и заставить вычисленного наемника Системы таскать ему артефакты. Что хотя и опасно, но для карьеры и для бабла еще более интересная тема чем московские квартиры... Ну-ну...дядя наглый, смелый и ничего не боится. Но стоит мне лишь немного подкорректировать вероятности, передать инфу нужным людям и прошлое всплывет, да еще как. В виде парочки уголовных дел с железобетонной доказательной базой и с понятным итогом в виде конфискации нажитого нелегким трудом и строгого режима на долгие годы как минимум. И ведь никто не пожалеет и не прикроет бедолагу, это его косяки. Наемник Славин и Система не виноваты в том, что Виктор Спиридонович воровал и не делился.
  
   Или прошлое не всплывет и "товарищ подполковник" останется пока для всех моим куратором? Все может быть, если я проявлю добрую волю и еще раз подкорректирую реальность. Понятно, лишь после того как подпол поймет, что жирный полярный лис совсем неподалеку и примеряется своими крепкими зубками к его причиндалам, а помешать злой зверюге кроме Славина уже некому. То есть, дней так через десять, после первого допроса свидетеля Ельцова по недавно открытому делу о квартирах. Это в рамках всей госбезопасности решать вопросы коррекции реальности дорого, тут Ельцов прав. А вот разбираться с косяками отдельного взятого подпола - не особенно, вопрос всего нескольких сотен ЛКР. Взамен мне надо совсем немного - всего лишь информацию о контактах конторы и других наемников из Системы. Как говориться: имена, пароли, явки, Хозяева которым они служат и прочие мелочи. Подобную информацию нельзя получить за ЛКР, она защищена Системой. Но если ее оперативным путем собрала контора, то почему бы подполу не слить мне базу данных и копии дел частным порядком? "В общем, попробуем для начала извлечь из случившегося пользу", - думал я. "Глядишь, за информацию о четвертом мире для Верлесы удастся зацепиться. А то вот прямо так сразу растерзать...это не наш метод, пусть этим дядя Мотя с Иришей занимаются".
  
   Глава 12. РКНС.
  
   - Ну что, Сашок, готов к труду и обороне во славу госпожи Верлесы? - встретивший меня у границы земель двух Хозяек бывший майор, а нынешний то ли Главный Наёмник, то ли будущий Корректор класса "Кощей" и хозяин нового локуса Полессы, несмотря на кажущуюся веселость, был собран и деловит.
   - Всегда готов, - отмахнулся я. - Раз уж пришел.
   - А Вы, Матвей Петрович, сильно изменились! - не удержавшись, подала голос из-за моей спины Надя. - Прямо похорошели. И когда только успели? Сколько же добавочных баллов Хозяйке в вас пришлось вложить, даже представить трудно...
   В самом деле, вместо пенсионера с одышкой и мешками под глазами перед нами стоял, небрежно придерживая висящий на ремне автомат, невысокий мужчина лет сорока, что называется в "полном расцвете сил" и с брутальной недельной небритостью. Под защитного цвета гимнастёркой комсостава армии РКНС перекатывались мускулы, а от намечавшегося брюшка не осталось даже следа. Вместо мешковатых штанов на Моте красовались роскошные галифе и сияющие на солнце хромовые сапоги. К встрече с нами он явно успел подготовиться.
  
   - Сколько Полесса баллов дала, столько и взял, теперь все мои! - с улыбкой отозвался Петрович. - Дима, получай имущество! - бывший майор кивнул на стоящую у его ног радиостанцию, представлявшую собой приличных размеров коробку защитного цвета. - В "сидоре" рядом трансформатор, антенны и документация. Надеюсь, студенты, сами разберётесь что к чему. Когда будете готовы для связи - жду Шурика.
   Дима привычным движением носильщика тяжестей закинул за плечи коробку рации, весом, на глазок килограммов под двадцать. Надя подхватила "сидор" и хотела было что-то сказать, но вдруг пронзительно взвизгнула, заставив меня резко обернуться, рефлекторно схватившись за автомат. Понятно... из рюкзака Петровича с явным интересом выглянула сильно уменьшенная копия уже знакомой по недавнему походу кобры-переростка Ириши.
   - Что, испугалась? - довольно хохотнул Мотя. - Прошу любить и жаловать, знакомьтесь - Мариша! Будущая хранительница нового локуса. Пока еще маленькая, но она подрастет...
  
   Вчера вечером у домика на берегу Лесного Озера села взъерошенная нескладная птица на худых лапах и с длинным клювом, и тут же подала противный скрипучий голос. Какое-то время мы вместе с Надей разглядывали важно вышагивавшую по траве посланницу, гадая кто это и, наконец, идентифицировали её как цаплю. На длинной шее птицы висел прозрачный целлулоидный пенал, в котором вместо зубной щётки находился свёрнутый в трубку лист бумаги с посланием, которое гласило, что новый локус с переходом у Полессы готов. Так что уже на следующий день с утра мы двинулись на встречу с Мотей.
   - Ну что же... Раз обещанный подарок доставлен, не будем тянуть кота за хвост. Если готов, пошли ко мне в Локус, союзник. - Кивнул мне Петрович, скосив глаза на по-прежнему выглядывающую из-за его плеча змею, тут же скрывшуюся в тощем рюкзачке. - За сим откланиваюсь, - отвесил он шутливый поклон Наде. - Будем надеяться, до скорого свидания.
  
   - Не срослось со слугами? - всё-таки не удержался я от шпильки пенсионеру, вспомнив, как мы прощались неделю назад. - Будущая хранительница локуса на тебе ездить изволит? - К этому времени мы уже успели отойти на приличное расстояние от границы и теперь продолжали неторопливый разговор на ходу.
   - А почему бы и нет, пока есть возможность? - пожал плечами бывший майор. - Иришка наелась от пуза и теперь спит. Сейчас даже я ее поднять не смогу, у нее внутри похоже кто-то очень большой переваривается. Ну а тех, кто рацию сюда тащил, я уже успел отпустить домой по норам, от греха подальше. Помнишь болотного "крокодила"? Так вот, они самые.- Петрович кивнул на отпечатавшиеся на земле следы. - Не густо пока у Полессы с живностью. Да и та, что есть, весьма на любителя.
  
   - Не в курсе, как там у нашей лесной феи дела? - спросил меня в свою очередь военный, и я, как ни странно, ощутил укол ревности. "Тебе, дядя, какое дело до Хей"? - подумал я, идя за "Кощеем" след в след и чувствуя, как упруго колышется под ногами болото. Однако никаких проблем с трясиной не было - в этот раз Мотя даже не стал переобуваться в резиновые сапоги и вышагивал впереди по щиколотку во мху прямо в "хромачах". Мариша снова выглянула из его рюкзака, время от времени высовывая из пасти раздвоенный язык и с явным интересом смотря по сторонам.
   "Смех смехом, а ведь сейчас у нашего дяди Моти есть глаза на затылке"! - пришло мне в голову. "Не зря он свою новую тварь с собой тащит. Идёт по болоту как по собственному огороду! Все же интересно, сколько добавочных баллов Полесса вложила ему в силу и здоровье? Явно не поскупилась. Не удивительно, что наш старый ловелас про Хей вспомнил, взыграло ретивое... Из женщин у Полессы только кобры, вот и... Впрочем, пока все удачно складывается"!
  
   - Не в курсе! - проворчал я. - У Хей свой монастырь, у нас на озере свой. Матвей Петрович, может вам в новом мире себе любовницу поискать? Воспитать, так сказать, для своих нужд свои кадры. А то за заигрывания с чужими наемницами Хозяйка Полесса по голове не погладит, пусть мы и союзники.
   - Опять ревнуешь, студент? - беззлобно отозвался майор. - Ну-ну, ладно, можешь не отвечать...
   Я постарался перевести разговор на нейтральную тему, не забывая внимательно смотреть себе под ноги и иногда поглядывать на Маришу.
  Почему-то не покидало странное ощущение, что рептилия самым нахальным образом меня дразнит, показывая язык из явно "улыбающейся" пасти.
  
   *****
  
   - Так вот он какой, твой локус? - спросил я Петровича, когда часа через четыре блужданий по петляющей болотной тропинке мы вышли к подножию невысокого, поросшего пожелтевшей травой холма неправильной формы, на плоской вершине которого неторопливо крутился небольшой ветряк на трехэтажной каменной башенке. Здесь болото кончалось, за холмом справа и слева невдалеке виднелся высокий сосновый бор. - Мило, ничего не скажешь. Дом одинокого мельника.
   - Ага!- Петрович улыбнулся. - Полесса ещё при коммунарах строительство начала. - Но мы сейчас, считай, с чёрного хода подходим. - Ветрячок воду мал по малу качает. С электроникой у коммунаров грустно, а вот "железо" - выше всяких похвал. До вершины дойдём, сам увидишь.
  
   Через полчаса с вершины холма моему взору предстала совершенно другая местность. За предшествующие столетия сбегавшая с холма в долину дождевая и талая вода прорезала в земле два оврага. Но затем, вероятно с появлением Хозяйки, эрозия грунта прекратилась, и шрамы на земле затянулись. Один из бывших оврагов, не особенно глубокий, но довольно широкий, зарос густыми высокими кустами, а другой представлял собой небольшое вытянутое озеро с виднеющейся на его противоположном конце земляной плотиной с небольшим домиком. От подножия холма к сосновому бору шла прямая тропинка по отчетливо видимой утрамбованной земляной насыпи.
  
   - Там, куда идёт тропинка, - портал. - Я внимательно осматривал местность в свой бинокль, слушая Петровича. - Коммунары собирались железную дорогу строить. Хотели по ней перебрасывать в этот мир людей, технику и снабжение, но не успели закончить. Широко строились, на перспективу, планы у них большие были. Ветряк должен был живую воду качать, словно скважина в Минводах, десятками и сотнями кубов. Ну а портал... через "метро" в Терминале, сам понимаешь, много не затащить и габариты ограничены, а тут - раздолье. Хоть танки эшелонами загоняй, а хоть, если какой-нибудь Хозяин упрётся, БЖДРК. В РКНС их есть. Ну и на случай атомной войны с собственными буржуями тоже: идеальная, совершенно неуязвимая стартовая позиция. Заодно и бомбоубежище для элиты, с озерцом живой воды в качестве бонуса. Сечёшь, чем дело пахнет? А твой подпол про молодильные яблоки с живой водой и прочей хренью типа лечения за счёт ЛКР втирал!
   - Живую воду кубами для озера качать, это сильно сказано, - пожал я плечами. - Ни один Хозяин таких объемов не потянет. Пупок развяжется, никаких ЛКР не хватит.
  
   - Это верно, - согласился со мной Петрович. - Вода в озере обычная. Живой воды пока мало, в наличии лишь небольшой родничок. Полесса коммунарам пыталась объяснить, что волшебные вещи стоят дорого и в промышленных объемах не производятся, да только без толку - не верили. Ее, бедную, и так заставили с десяток тысяч ЛКР выложить на подготовку Локуса, насыпь и подземелье внутри холма. Судя по всему, у нас на Земле ни одной стране с Хозяевами договориться не получилось. И у наших клиентов тоже феерический облом вышел. Догадываешься, сколько голов полетело, когда лавочка прикрылась?
  
   - Впечатляет! - опустил я бинокль. - Хозяйство неплохое, есть чему позавидовать.
   - В домике на плотине - небольшая электростанция, всё ещё работает, - продолжал хвастаться Петрович. - Там и расположимся. Внутрь холма не вижу смысла тебя вести. Времени не хватало, я даже не во всех помещениях побывал, а о том, чтобы прибраться, и речи нет.
   - Странно! Получается, куча работы выполнена, а защищать этот Локус как? - удивился я.
   - Есть чем защищать. Просто сейчас не видно. Сам подумай, с этого холма в круговую обзор до самого леса. - Ухмыльнулся Мотя. - Это Терминал самой Полессы в чёрном теле держали, хотя и там, если успеть закрыть гермодвери запаришься их вскрывать. Но самое главное достоинство Локуса - это то, что портал еще ни разу не распечатывали. Не успели, Полесса под разными предлогами этот момент все время оттягивала, кормя коммунаров "завтраками", а потом все кончилось... И куда он выходит в РКНС не известно.
   - Понятно, - кивнул я. - Ну что же, пошли. До ночи первую разведку сделать успеем.
  
   - Что, прямо так, в одежках из РФ? - Испытующе посмотрел на меня Мотя. - Может, нарисуем плакат "Мы из другого мира", чтобы первый же встречный не ошибся и властям сообщил? Или как тот Штирлиц, возьмем по ППШ и сзади парашюты привяжем?
   - Пофигу, - махнул рукой я. - Не надо усложнять. На мне простой камуфляж без знаков различия, погон и иностранных надписей, на тебе, Петрович, местный прикид в стиле "милитари". Автоматы оставим тут, так и быть. Странно или не странно... в первой половине двадцатого века половина России, так или иначе в солдатской одежке ходила, да и потом этим было никого не удивить. А даже если кто-то и удивится...я все равно собираюсь прикрыть наш визит тратой ЛКР и стереть память свидетелям. Сходим туда и сразу обратно.
  
   - Не суетись, Сашок! Спешка нужна при ловле блох. - Слегка поморщился Мотя. - Не рвись, охолонись немного... Давай говорить начистоту. О том, что твой интерес к РКНС какой-то нездоровый и за рамки простого любопытства явно выходит, я доложил Полессе сразу после возвращения. И рекомендовал ей не торопиться. А пока суд да дело, подумать, пускать тебя в "Новый чудный мир" или погодить, до выяснения причин твоего настоящего интереса. Заодно не торопясь подготовиться к путешествию, чтобы не попасться на какой-нибудь мелочи.
   - Даже так? - я почувствовал, как по спине пробежал холодок. Таки наш ушлый Мотя о чем-то догадался. Блин, тоньше надо было действовать.
  
   - Именно так, - поправил рюкзак Петрович. - Но вчера утром Полесса дала добро на твоё путешествие. Портал готов. Однако, стоит ли так уж спешить? У нас есть масса старых газет, книжек и разной макулатуры из "комнат Народного Счастья" в Терминале и Локусе. Есть даже записи радиопередач и видеомагнитофон с кассетами. Ты, поди, таких и не видал Саша: квадратные, видео записано на толстенной пленке, вес каждой кассеты с полкило, а видеомагнитофон так на все пятнадцать потянет. Это тебе не флешки по карманам прятать...
   Недолго помолчав, Мотя продолжил. - Идём, нечего тут стоять как "тополя на Плющихе". Думаю, что хотя бы время до утра стоит потратить на подготовку. Я, по мелочи, кое-какие материалы отобрал, но толком с ними еще не ознакомился. Хочу тебе кое-что показать и кое-что обсудить, перед тем как лезть в РКНС. Очень уж интересный там мир. Я бы сказал, он не вполне коммунистический или социалистический, говорить о коммунарах мы поторопились. Хотя... если ты в самом деле хочешь одной ногой туда, другой сюда, запомнить координаты перехода и домой, к Надюхе под крылышко? Если так, то и в самом деле, нет смысла терять время. Чтобы потоптаться пару минут посреди леса "на той стороне" никакой подготовки не нужно, твой камуфляж и моё хаки самое оно. Но еще раз повторяю - решение сдать "сестричке" переход в РКНС Полессой уже принято. Твой приз от тебя и Верлесы никуда не убежит.
  
   - Так ты знаешь, в чем ценность перехода для Хозяев? - на секунду я ощутил себя идиотом. Стоило огород городить, я то думал... Неужели Мотя в курсе? Но если так, то почему он запросто сдает мне источник силы своей Хозяйки? Мне казалось, что такой ушлый тип, как Петрович будет блюсти свою выгоду до последнего и Полессу настроит так же. Или...
   - Или наши Хозяйки договорились? - спросил я Петровича в лоб. - За моей спиной?
   - Просто ты, Саша, хреновый конспиратор, - развел руками майор. - А Полесса, придя в себя, догадалась, что к чему, когда я ей рассказал, что первоначально наше задание звучало: взять под контроль источник силы. Хотя поначалу ты меня обманул, признаю. Но я за это на тебя зла не держу - ты служишь своей Хозяйке, а я своей. Короче говоря, Полесса приняла решение сделать союзнице жест доброй воли и сдать переход в третий мир. Но она ожидает от сестрички ответного широкого жеста. Как только я стану Корректором, а уж поверь, я им постараюсь стать как можно скорее, ты меня еще раз прокатишь в два мира - в наш с тобой и в мир Хей, чтобы я запомнил их координаты. Или вместо тебя это сделает наша лесная нимфа, мне, в общем, все равно. Пусть у обеих сестер все будет поровну, это справедливо, не так ли?
  
   - А если нет, Матвей Петрович? - спросил я военного, глядя ему в глаза. - Тогда как?
   - Ты сказку о мужике и медведе слышал, студент? - нехорошо сощурился будущий Кощей. - Там, где они вершки и корешки делили? Так вот, если мы с моей Хозяйкой окажемся в роли обманутого медведя, то мужику, в лице Верлесы и ее наемников, в наш лес за дровами и малиной лучше не соваться. И это будет лишь одним из последствий, самым безобидным. Но не будем о грустном... Мы же друзья, не так ли?
   - Ага, закадычные, - вздохнул я. - Ладно, коли так, переход завтра. Пошли в домик ужинать и смотреть материалы про твоих коммунаров. Я доложу Верлесе о решении твоей Хозяйки и ее условиях.
   - Правильное решение, Славин! - искренне рассмеялся Мотя. - Держи за него бонус. Так сказать, не отходя от кассы, открывай ID и получай шесть сотен ЛКР. Половина - в счёт потраченных тобой личных средств во время обороны Терминала Полессы, а вторая - компенсация твоих страданий от откатов. Больше всё равно тебя нечем отблагодарить. Хотя... Петрович сделал несколько быстрых шагов от тропинки и ловко выхватил из старой травы и опавших листьев громко заверещавшую ящерицу весьма внушительных размеров.
   - Нового питомца в свой Локус не желаешь? Будет вместо цепного пса избу караулить, когда подрастёт.
  
   - Не, спасибо, - покачал я головой. - Ящера в стражи мне не надо. А предложенные шестьсот ЛКР - это, между прочим, чистая коррупция. Дядя Мотя, ты же мне завуалированную взятку сейчас предлагаешь. Прямо по классике - деньгами и борзыми щенками... Чтобы я лоббировал интересы твоей Госпожи перед своей.
   - А почему бы и нет? - нисколько не смутившись, Петрович опустил на землю тварь, тут же юркнувшую в сторону. - Здесь антикоррупционного комитета с прокуратурой, слава Богу, нету и не будет. Неужели не возьмешь ЛКР? От чистого сердца предлагаю!
   - Возьму, как не взять, раз сам даешь, - улыбнулся я в ответ. - Но в наших с тобой делах это ничего не меняет.
  
   За окнами домика уже давно стемнело, когда я, наконец, оторвался, от второго тома "Большой мiрской энциклопедии". Видеомагнитофон, на котором мы с Мотей просматривали спартакиаду и художественный фильм "чужая община", я выключил еще час назад, а сейчас пытался сложить разрозненные кусочки информации в один непротиворечивый пазл.
  
   Это был и в самом деле странный мир. И коммунистическим мы его назвали зря. РКНС, это Рабоче-Крестьянский Народный Союз, без всяких "измов". Или, все же не зря?
   Судя по тому, что я прочел, гражданская война в рухнувшей Российской Империи здесь отчего-то пошла совсем не так, как у нас и продлилась она на год меньше. Нет, белые не победили, их время прошло. Но и красные на определенном этапе выбыли из игры, как единственная противостоящая белым централизованная сила. Зато анархисты и почвенники, а так же разнообразные стихийные социалисты, опирающиеся на крестьянскую и рабочую массу, неожиданно сумели объединиться, организовать правительство народной диктатуры и взять верх. Получился этакий мир победившего батьки Махно и матроса Железняка, растерявших ради победы почти все свои анархические идеалы. Почему так получилось - сказать сложно, имеющейся у меня информации не хватало, а та, что была, вряд ли могла считаться полностью правдивой. Может быть потому, что Кронштадтское восстание произошло раньше и неожиданно оказалось сверхуспешным - матросики-анархисты не стали отсиживаться на острове, как в нашей истории. Не дожидаясь Тухачевского, и пользуясь отсутствием в Питере сильного гарнизона, под руководством переметнувшихся царских военспецов они в три дня выбили красных из Петрограда и организовали единый городской совет рабочих, солдат и матросов без коммунистов. А может и потому, что волна крестьянских восстаний против продразверсток тут была еще мощнее, чем в нашей истории и они нашли общего лидера - некоего Василия Дубровина, которому удалось войти в альянс с казаками на Дону и Махновцами. Ленин не пережил покушения в восемнадцатом году, Троцкий был кем-то застрелен прямо на митинге перед отправляемым на фронт полком в девятнадцатом. О Сталине я вообще ничего не нашел...
  
   Тем не менее, хотя красные оказались не в числе победителей, жить как раньше никто не хотел. Лозунги: "земля крестьянам, заводы рабочим" и "экспроприация экспроприированного", тоже никто не отменял, наоборот, на них все держалось. И, когда народная армия Дубровина разгромила своих противников, был провозглашен РКНС. Нечто вроде социализма тут все же построили. Но не того идейного социализма, который должен был в перспективе перейти в коммунизм, как у нас, а социализма рабочих и крестьянских общин, над которыми встал Наробком, или народный общинный комитет, а там уж и до поста Главного Общинного или "Мирового" Секретаря дело дошло. Занял его тот самый Василий Дубровин, крестьянин из под Тамбова, который почему-то получил великолепное образование и одно время жил в Штатах, вернувшись в Россию во время революции и возглавив крестьянские мятежи. Странная личность...
  
   А дальше, судя по куцым крохам информации, все пошло примерно по тем же лекалам, что и у нас, но со своей спецификой. Сначала, раздав заводы и землю рабочим и крестьянам, объявили РКНС как государство советов народных общин. Дескать, вот так мы теперь на Руси живем, как исстари дедами завещано - одной общиной или Миром, но теперь без всяких эксплуататоров и аристократов, все люди равны. Ну, понятно, что большая Государственная Община состоит из множества мелких - заводских, крестьянских, или даже мещанских, торговых и научных общин. Однако власти РКНС, как и большевики, вскоре уперлись в кучу проблем, связанных с необходимостью индустриализации, нехваткой продовольствия в городах и преодолением разрухи. Им тоже пришлось вводить НЭП и устраивать политические чистки в тридцатых, под которые попали сначала анархисты, затем некие "левые уклонисты", а затем и прочие, особо упорствующие в непонимании линии партии товарищи. В сельских общинах постепенно ввели круговую поруку и твердые задания по сдаче зерна, заменив ими продналог и понемногу превращая деревенские общины в те же колхозы. Создали рабоче-индустриальные народные общины, занявшиеся строительством флагманов промышленности. Только основных видов общин в РКНС было под сотню - с ходу не разберёшься.
  
   Тем не менее, они там как-то потихоньку справились, страна пришла в себя... Тем более, что о мировой революции вожди в РКНС не грезили, диалектический материализм не особенно уважали, а строили некий "рай для трудового народа", где человек человеку друг и брат, орудия производства общие, все трудятся на благо общества, сообща повышая его благосостояние и становясь при этом богаче и счастливее сами. Церковь здесь так жестко как у нас не разгоняли, бывших из "эксплуататорских классов" при условии "общественного покаяния" и конфискации почти всего имущества переписывали в общинники, выделяя им пай и долю. Также разрешили небольшие артели и кооперативы, с условием, что их все их члены являются добровольными пайщиками и не эксплуатируют наемный труд. В РКНС, как и у нас, пережили вторую мировую войну, запустили в середине шестидесятых первый в мире спутник и первого в мире космонавта...
  
   Понятно, что подобная конструкция должна была как-то идеологически обслуживаться и направляться, поэтому уже в середине двадцатых годов была создана Партия Народного Счастья, ставшая кузницей управляющих кадров в РКНС. Кандидат в ее члены должен был заявить, что он готов отринуть частнособственнические инстинкты и отныне всецело служить трудовому народу. Далее его кандидатура выносилась на обсуждение и, в случае положительного решения, он навсегда терял свой пай и место в общине, что для этого мира было, видимо, очень серьезно. Зато отныне он мог сделать карьеру на руководящих постах в армии и правительстве. Или не сделать, тут уж без гарантий... Вообще Партия Народного Счастья, напоминала мне монашеский орден - к ее членам выдвигались особые требования, вроде личного нестяжания, кристально честного морального облика и незапятнанной репутации. С другой стороны, борцы за народное счастье были неподсудны обычным судам, а их проступки разбирали их собственные "братские комиссии" и "старшие учителя". Но точной информации, как водится, не хватало. Странное по ту сторону перехода Полессы было общество - вроде и социалистическое, а вроде и нет - не поймешь. Честно говоря, после всего прочитанного и увиденного мне захотелось на него посмотреть хоть глазком...
  
   Уходили мы наутро, по холодку. Прошерстив склады, Мотя нашел нам комплекты условно гражданской одежды. Петрович оставил себе гимнастерку в условно-гражданском варианте, с карманами, я остановил свой выбор на белой нательной рубахе-косоворотке, коричневой шинели из дешевого сукна и хромовых сапогах... Различались мы с майором и цветом штанов: он в серых, а я в синих. Нашлись для нас также и рюкзаки типа "Сидор". Вид у нас был вроде как ничем не примечательный - простенько, но чистенько. Но это лишь на мой взгляд, а там - кто его знает... По ID пока ничего не пробить, подробную информацию можно будет получить лишь на той стороне. Ладно - программа минимум - перенестись и осмотреться, ЛКР, если что выручат, а прыгнуть в РФ или в мир Хей я смогу вообще из любой точки, если рядом хватает открытого пространства.
  
   Шагая по тропинке на железнодорожной насыпи, мы углубились в сосновый лес, чистый и светлый. Но уже через пару минут и какую-то сотню метров все неуловимо изменилось. Сосны неожиданно встали вдоль насыпи стеной, гуще, чем в самом густом ельнике. Ветви и кроны деревьев закрыли от нас небо, сзади во мраке заклубился туман, а впереди замаячило что-то светлое... Мы внезапно оказались в сомкнувшемся лесном тоннеле, из которого нельзя сделать ни шага влево или вправо, настолько густыми были деревья и кусты. Можно было лишь идти вперед, по пропадавшей на глазах тропинке к манящему таинственному зеленоватому свету.
   - Это и есть твой переход? - удивленно спросил я Петровича.
   - Ага, - озираясь с интересом вокруг, ответил он. - Переход между мирами модернизированный, Кощейской конструкции. Шагай вперед, студент. Кому положено, тот пройдет по нему в другой мир, а кому не положено...тот из него никогда не выйдет или его просто не найдет.
   - Ясно, - кивнул я головой и зашагал вперед, к свету. Еще десяток шагов, затем еще десяток и...
   Неожиданно светло стало повсюду, а лесной тоннель исчез как его и небывало. А еще...вокруг было самое настоящее лето. Мы с Мотей неожиданно вышли из небольшого смешанного леска прямо на разогретую ярким солнцем лесную опушку. Сверху простиралось пронзительно - голубое, с редкими облачками на горизонте небо, вокруг буйствовала всеми оттенками зелени молодая листва, пели птицы, а под ногами в траве росли полевые цветы. Впереди виднелась обшарпанная автобусная остановка у порядком побитой асфальтовой дороги, за ней вспаханное поле с какими-то зелеными ростками.
   "Переход завершен", - просигнализировал мне спешно открытый ID. "Координаты мира сохранены". Приехали.
  
   Глава 13. Общинный рай.
  
   - Лето... - повертев головой по сторонам, неопределенно сказал Петрович. - Не, ну надо же! Везде зима, а тут у коммунаров теплынь, цветочки-лютики. Точнее не лето, а поздняя весна, - еще раз внимательно осмотревшись, сделал вывод военный. - Зелень слишком свежая и посевам в поле пока до урожая далеко.
   - Ага, - согласился с ним я. - Только не у коммунаров, а у общинников, будем точны в терминах, - с некоторым облегчением я стащил с себя свою шинель, и, свернув, спрятал ее под ближайшим кустом. Мотя со своей гимнастеркой выглядел еще туда-сюда, но я в шинели на почти тридцатиградусной жаре смотрелся предельно глупо. - И сдается мне, мы не в Подмосковье. Где ты в Подмосковье видел такие здоровенные пирамидальные тополя? И березок не видно, все больше ясени и акации...
   - Скорее тут вообще лесополоса, - хмыкнул бывший майор, осматривая вытянувшийся вдоль асфальтовой дороги лесок. - Местность на юга похожа, может Волгоград, а может Ростовская область или Краснодарский край. Однако...
   - Тогда, пойдем к остановке прогуляемся. Раз уж попали, грех не осмотреться, - махнул я рукой в сторону дороги.
  
   Мы не спеша двинулись вперед и вскоре добрались до цели, обойдя остановку сзади. Укрывшись под крышей - козырьком от жаркого солнца, на деревянной скамейке внутри сооружения сидела бабка в бесформенном сером платье с мешком у ног и пожилой мужик в потрепанном пиджачке. Рядом с ним стоял обтянутый отслоившейся местами мешковиной фанерный...чемодан? Сундук с ручкой? На нас парочка покосилась с некоторым интересом, но никто не сказал ни слова. Во всяком случае, на месте от удивления аборигены не подпрыгнули и то хорошо...
   Объявление на остановке гласило, что она носит непритязательное название "пятьдесят второй километр" и тут останавливаются маршруты тридцать второй и сорок первый. Бездна информации однако... Пришлось отойти подальше от аборигенов, после чего я тихонько шепнул Петровичу, что займусь сбором информации и открыл ID. Оставалось лишь понять, какие следует задавать вопросы, чтобы получить на них верные ответы. В этом главная проблема - когда не знаешь ничего, то и спрашивать сложно, магия дает лишь конкретные ответы на прямые вопросы, анализировать информацию за тебя никто не будет. Да и ЛКР следовало беречь.
  
   В течение нескольких следующих минут мимо нас по дороге проехало всего десятка два машин. Из них большинство - грузовые, причем вид у них был, скажем так, не ультрасовременный. Линии обводов угловатые, без всякой аэродинамической зализанности очертаний, кабины и кузова небольшие, порою вообще с деревянными бортами. Не древние полуторки, конечно, но и не современные мощные "фуры". До размеров "КАМАЗа" дотягивала лишь одна машина из десятка. Дизайн несколько непривычный, но все равно - стиль ретро, семидесятые. Редкие легковые автомобили ушли от грузовиков недалеко - даже старая "Волга" смотрелась бы среди них иностранной красавицей. Небогато жили общинники, что там говорить. И с личным автотранспортом у них, похоже, негусто.
   А затем показался Он! Лязгающий коробкой передач, медленный, с трудом заползающий в небольшую горку автобус, неуловимо напоминавший своими обводами что-то смутно знакомое из глубокого детства. Табличка за треснувшим лобовым стеклом указывала, что движется он по маршруту номер тридцать два, от СКО "Светлый труд", до пригородной станции "Соленовская".
   - Да это же практически ЛИАЗ, - тихо удивился рядом со мной Петрович. - Тот самый, с сиденьями из кожи молодых дермантинов. И цвет классический, желтый. Прямо ностальгия...
   - Раз такое дело, прокатимся, - решился я. - Может до города доберемся, посмотрим что там и как? ID подсказывает, что от станции до Миродара не так уж далеко. А от Соленовской в город электрички ходят.
  
   Внутри автобуса было жарко, душно, пыльно и тряско, кондиционер в нем, похоже, давно сломался. На заднюю площадку сквозь раскрывшиеся с лязгом двери мы втиснулись не без труда, и нас тут же обступили со всех сторон, прижав мешками и сумками. Я постарался протиснуться к окну, что удалось не сразу - автобус был набит практически битком. Как ни странно, одежкой мы с Петровичем не так уж выделялись - народ по большей части был одет неброско, дачников в шортах и футболках не попадалось, преобладали рубахи, пиджаки и мешковатые штаны, а у женщин - глухие блузки и длинные юбки. Гимнастерки как у Петровича тоже встречались.
   Не то, чтобы давка в транспорте была для меня чем-то новым, в метро в час пик и хуже приходилось. Но тут я несколько "поплыл", очень уж обстановочка вокруг была атмосферная... Пока я, прижавшись к поручню у стенки, спрашивал совета у ID, быстро сориентировавшийся в этом бедламе Мотя создал, не иначе как за ЛКР, местные деньги, и сунул пожилой соседке за нас двоих один рубль, передав за проезд до станции. Точнее, "Один Трудовой Рубль", - на коричневой купюре с нарисованной пашней и трактором было написано именно так. К моему удивлению, обратно от кондукторши нам по живой цепочке рук вернулось два билетика и двадцать "трудовых копеек" сдачи одной монеткой - все без обмана.
   Во время дороги я пытался внимательно слушать разговаривающих вокруг соседей. Получалось плохо - лязгающий шум мотора заглушал человеческую речь, все сливалось в один гул. Но подслушанные обрывки разговоров были в целом понятны, люди говорили по-русски, какого-то резкого акцента в речи аборигенов не чувствовалось. Попадались, правда, непонятные, смутно ассоциируемые не пойми с чем слова и обороты, вроде: "у Палыча на новпае одни кушери, а Мир постановил брать как с трудовика", или "наши Зинка с Новичихой заскублись, из-за Митяя-шофера со станции, а тот с Катькой гуляет. Так эти дуры на него жалобу в общинный сход подали. Коллективную".
  
   Примерно через полчаса, на конечной остановке, мы наконец покинули наш рыдван, и я не пожалел сорока ЛКР, чтобы стереть память о встрече с нами у встреченной на остановке парочки и у всех соседей по автобусу. Цепочку свидетелей, которая способна привести возможное следствие к точке перехода следовало зачищать наглухо. Но дальше можно было и рискнуть - если чистить так же тщательно следы дальше, можно остаться на мели, никаких ЛКР не хватит. Да вроде мы не так уж и выделялись...
  
   На небольшой площади перед станцией хватало народу. А вот торговля была не развита - ни тебе ларьков с кока-колой в бутылках и сникерсами, ни холодного баночного пива с чипсами, ни мороженого. Лишь бабки торгуют пирожками и молоком у входа на перрон, а метрах в тридцати от них стоит магазин под вывеской "Государственный съестной и бакалейный припас", а поодаль от него "Общинная пивная". А еще тут...нету пластика. Совсем. Ни пластиковых отделочных панелей на домах, ни пластиковых пакетов в руках у граждан, ни каких-нибудь завалящих контейнеров для мусора или синих туалетных кабинок. Почему-то это мне бросалось в глаза еще сильнее, чем ретро-одежда граждан.
   - Пойдем в "припас", - позвал я Петровича. - Посмотрим на местное изобилие. В пивную общаться с пролетариатом, нам пока рановато.
   - Хорошо, - кивнул майор. - Ты знаешь, Сашок, я как в глубокое детство попал.
   - И как, нравится в детстве?
   - Хрен его знает, - скорчил неопределенную гримасу Мотя. - Но познавательно, факт. Мне уже кое-что с общинниками понятно.
  
   Изобилие в "Припасе" оказалось относительным, но совсем уж бедным ассортимент лавки назвать было нельзя. Консервы нескольких видов: тушенка из говядины, свинины, баранины и рыбные. Хлеб. Мука, кофе, чай, сахар, макароны, сухари, сгущенка. Водка и коньяк, какое-то вино. Селедка в огромных железных банках и масло со сметаной на развес. Есть даже копченная и сухая колбаса, а так же конфеты.
   - Хм...не так плохо. Тотального дефицита не наблюдается, - шепнул мне Петрович. - Я думал, будет хуже. И покупателей почти никого, никаких очередей...
   - Давай кофе купим. И сгущенки с конфетами, - предложил я Петровичу. - Немного, как сувенир, Надю угощу. Я открыл ID и за пару ЛКР сотворил себе в кармане небольшую пачку увиденных в автобусе "трудовых рублей".
   - Здравствуйте, пачку кофе, пожалуйста. Вон ту, подороже, с жирафом на картинке. Грамм триста шоколадных конфет, половину батона, две банки сгущенки и половину палки колбасы. А еще бутылку коньяку, ту, что с пятью виноградными кистями на этикетке - решительно сказал я, подойдя к прилавку и не слушая возражений Петровича.
   Окинув меня строгим оценивающим взглядом, полная продавщица лет сорока на вид, пошла собирать заказ. Все же мы с Мотей среди местных выделяемся и это заметно. Не беда, у продавщицы память о нашем визите я тоже сотру. Попадаться снова в поле зрения спецслужб в мои планы не входило.
   - С вас восемнадцать рублей, семьдесят копеек.
   - Пожалуйста, - протянул я два "трудовых червонца".
  
   В ответ на меня посмотрели так, как будто я вместо денег протянул фантики или нарезанную туалетную бумагу. Продавщица зло скривилась, покраснела, упершись обеими руками в прилавок.
   - Что! Это! Такое! - раздельно произнесла она.
   - Как что? - немного опешил я от такого приема. - Деньги.
   - Издеваешься! Шутки такие?! Да я сейчас милицию вызову! Понаехали тут, вместо того чтобы у себя в деревне коровам хвосты крутить! Зачем мне твои турики!? Тут государственный магазин, читать что ли не умеешь! Гуры давай! Или нету гуров?!
   Подождите уважаемая, не надо так кричать! - подскочил к прилавку Мотя. По его слегка расфокусированному взгляду было видно, что сейчас он тоже роется в своем ID. - Это Федька, племяш мой с хутора, он в городе-то, чай и не бывал совсем, не понимает порядков... вежества не знает... Не сердитесь на дите... Есть у нас гуры, вот, - порылся Мотя в кармане, что-то беззвучно шепча одними губами.
  
   Червонцы, которые Петрович протянул продавщице, выглядели совсем иначе, богаче даже с виду. Вместо полей и тракторов на них на светло-золотом фоне красовался портрет какого-то мужика с бородкой и в шляпе-пирожке, за которым виднелись силуэты кремлевских башен. И надпись была другая - "десять государственных рублей".
   - То-то же! - фыркнула продавщица. - А то нашли, понимаешь, манеру - в государственном магазине платить трудовыми рублями! Пф... Пирожки с капустой у бабок на свои турики покупай, или сено для коров. А государственная бакалея, она для уважаемых людей! Понимать надо!
   Упаковав нам покупки в плотную коричневую бумагу и ловко перевязав ее шпагатом, продавщица презрительным жестом подвинула пакет вместе со сдачей Петровичу, который тут же спрятал его в свой "сидор" и мы поспешили вон из лабаза. Тем более, что судя по расписанию до городской электрички оставалось всего двадцать минут, а у нас еще билеты не куплены.
  
   - Осторожней, племянничек, - посетовал мне Петрович, когда мы уже ехали в электричке, заняв вдвоем деревянную лавку без попутчиков. - Палимся с тобой вовсю, хуже всякого Штирлица с радисткой. Ты хоть хвосты подчищаешь?
   - Конечно, - пожал я плечами. - Считай эта мымра в магазине уже все забыла. А ты быстро догадался, что и как.
   - ID подсказало, - вздохнул Петрович. - Но в целом и так ясно было, что тут какая-то засада: на станции полно местных колхозников, а в магазине пусто. У них, оказывается, два вида рублей - одни трудовые, для взаиморасчетов сельских и приравненных к ним общин, рабочих, частников и разного, да прямо скажем... быдла второго сорта. И вторые, государственные, - для госслужащих, военных, милиции и приравненных к ним партийцев из Партии Народного Счастья.
   - Понял уже, - кивнул я. - Когда ясно, где примерно копать, инфу по ID запрашивать проще. Между трудовыми и государственными деньгами даже обменный курс есть. Неофициальный понятно, по черному рынку. Примерно пятнадцать к одному, бывает и больше, - согласился я. - Причем, оказывается, что трудовыми рублями управляет Центральный Общинный Банк, к которому государство отношения официально не имеет. Ловко, получается... Разбитый автобус до станции принадлежит сельской общине - платим за билет трудовыми, электричка государственная - выложите за билет гуры. В госмагазинах за государственные денежки товар есть. А в частных и общинных - наверное, лежит народный минимум за турики, хрен да маленько. И главное - лояльность верхушке силовиков и чиновников обеспечена железобетонно, они пойдут на все, чтобы не вылететь из касты в обычные люди. Понятно, почему те спецназовцы выполняли приказы руководства до конца... Нашим бы дядям из думы эти расклады подсказать...
  
   - Да ну тебя нахрен с такими идеями, - отмахнулся Петрович. - Не торопись обобщать, студент, обычных магазинов мы с тобой еще не видели. Не верю я, чтобы частник себе в убыток работал. Думаю, тут все сложнее... Пирожки нам, между прочим, продали вкусные, - Мотя достал из сидора еще теплые пирожки с мясом в бумажном пакете и откупорил купленную у той же бабки бутылку с молоком. - Будешь?
   - Буду, - взял я пирожок. - Кстати, шесть пирожков и молоко обошлись в три трудовых червонца. Тебе не кажется, что для деревенских дяди с племянником это многовато? Частник, действительно, свое урвет, ты прав. Ладно, заканчиваем болтать. Кажется, мы к городу подъезжаем и народа, между прочим, в вагоне почти нет, - оглянулся я вокруг. - А ведь поначалу его было полно, но все "колхозники" как-то резко рассосались. Вышли разом, на предыдущих двух станциях. Как будто по составу контролеры пошли.
  
   - Думаешь, следует ждать проверки документов? - построжел Петрович.
   - Сейчас узнаем, - открыл я ID. - Но боюсь, что да. Опять придется тратить ЛКР, - вздохнул я. По болотам ходить было дешевле, чем по РКНС ездить.
   - Зря мы в город потащились, - пробурчал бывший майор, кусая пирожок. - Послушал я тебя на свою голову... Надо было себе базу в деревне где-то у перехода создавать.
   - Не зря. Для начала надо как следует разобраться, чем тут люди живут, мир посмотреть. А за переход не беспокойтесь. Я координаты запомнил, если что, уйдем в РФ с любой открытой местности в два счета, возвращаться в лес к остановке не обязательно. А дальше уже озером обратно. Все под контролем, Матвей Петрович.
  
   Проверка документов нам стоила тридцати двух ЛКР на двоих, не считая тех семи, что пришлось потратить на уточнение информации. Чуть дороже, чем российский паспорт для Нади. Именно в такую сумму обошлись мне два "паспорта общинника" "Брюховецкой народной общины виноградарей и хлеборобов" на имена Матвея и Александра Молотилиных. Документы солидные, с фотографиями, заверенные печатью краевого отдела внутренних дел, вкупе с разрешением на посещение города Миродара сроком на две недели с печатью и подписью старосты общины и милицейского народного представителя. Целью визита значились некие "артельные работы по госквоте 1-Б", но строгих дядей в темно-синей с серым форме и с пистолетами в кобурах на поясе, которые устроили нам проверку документов на выходе с перрона, наши бумаги устроили. Такое ощущение, что мы не из деревни в город приехали, а за границу. Строго тут...
  
   Зато дальше пошло легче. И город мне неожиданно понравился. Был он очень светлый и чистый, без признаков точечной застройки, чем напомнил мне мир Хей. Широкие прямые асфальтовые проспекты, белые пяти - двенадцатиэтажные дома по сторонам, много зелени и цветочных клумб. Хотя, может быть это лишь центр такой... Машин мало, хотя и не сказать, что трафик отсутствует совсем - но это и понятно, с личным транспортом тут не очень. Публика на улицах в основном "чистая", хотя и одета небогато, милицейских патрулей особо не видать. Прогуливаясь по городу, мы зашли в кинотеатр, поглазели на афиши, (хотя билеты на комедию "дядя из Тарасовки" брать не стали). Умяли каждый по две порции "сливочного пломбира", продававшегося в деревянном киоске на углу за десять государственных копеек и оказавшегося невероятно вкусным, и полирнули это дело легким пивком из желтой бочки на колесах с надписью "пиво". Наливали его, кстати, в тяжелые пузатые стеклянные стаканы, которые мыли тут же, при бочке, не отходя от кассы, причем аборигенов подобная негигиеничность особо не смущала.
  
   Потом прошлись по магазинам, начав с государственного книжного, где приобрели географический атлас мира, а так же политическую карту, несколько книг и учебник по истории. В целом, моя догадка подтвердилась. Магазины были трех видов: государственные, общинные и артельно-кооперативные. В государственных было просторно, немноголюдно и имелся неплохой (относительно неплохой, конечно, со средней руки Московским гипермаркетом не сравнить) ассортимент товаров. Ну, и цены в государственных рублях, понятное дело. В артельно-кооперативных народу побольше, а цены указаны и в "гурах" и в "туриках", причем в туриках товар оценивался порою в десятки раз дороже. А самый плохой ассортимент и самая большая толкотня обнаружилась в "общинных лабазах". Впрочем, попадались они не часто, - мы нашли лишь один такой, и то, специально свернув с широкого проспекта имени Нестора Махно в небольшую улочку, посмотреть, куда народ с авоськами от трамвайной остановки бежит. Там кстати, была еще и "общинная столовая энергетиков", но обедать в ней нам не захотелось. Народу на раздаче и за длинными, липкими и откровенно плохо помытыми столами полно, вид блюд никакого аппетита не внушает, запахи несвежие... ну его.
  
   - Знаешь, Саша, это какой-то внутренний апартеид, - задумчиво подытожил свои впечатления Петрович, когда мы ехали на трамвае, купив себе до этого по комплекту местной одежды "на выход" под свои размеры в государственном "доме народной моды" и затолкав ее себе в рюкзаки, не став пока переодеваться. - Причем без всяких чернокожих, среди своих же. Не скажу, что мне подобные порядки сильно нравятся. Поделили всех по факту на касты, причем боюсь, что с социальными лифтами тут совсем плохо.
   - А что мы можем поделать? - пожал я плечами. - В нашем мире, что ли с этим сильно лучше? Те же касты, а что до социальных лифтов... тут, хотя бы квоты какие-то есть...наверное. Та лишь разница, что у нас жратвы побольше и интернет в каждом утюге. Мы тут чужие, Петрович. Да и у себя, если честно, тоже. Теперь мы лишь наблюдатели и слуги наших Хозяек. Наше дело принимать новые миры такими, какие они есть, а не обсуждать хорошие они или плохие.
   - Да ты философ, - усмехнулся Петрович. - Но в целом с РКНС все ясно. Базовая информация получена, координаты ты запомнил. Вербовкой наемников здесь я сам потом аккуратно займусь, не проблема. Сдается мне, в сельских и рабочих общинах недовольных и желающих свалить отсюда с концами хоть тушкой, хоть чучелом найдется с лихвой. Возвращаемся к переходу, пока не стемнело. Мне опять через РФ и твой озерный локус к Полессе топать не улыбается.
   - Погоди, - улыбнулся я. - Пара часов в резерве еще точно есть. Через три остановки городской пляж. Зря я, что ли настоял, чтобы мы себе плавки с полотенцами купили? Не знаю как тебя, Петрович, а меня вечная зима и осень вконец достали, я с прошлого года лишь под душем мылся. А тут жара, вода в реке теплая! Давай окунемся по разочку, а? Неужели тебе самому не охота?
   - Ладно, - добродушно махнул рукой Мотя. На него лето, солнце, тепло и свежая сочная зелень вокруг тоже оказывали свое расслабляющее влияние. - Но потом домой.
   - Договорились!
  
   На пляже было хорошо! Метрах в трехстах от него, на островке, соединенным широким пешеходным мостом с набережной, расположился парк отдыха с аттракционами. Вертелось высокое, с девятиэтажный дом, колесо обозрения, суетился праздный народ, вкусно пахло шашлыками, работали какие-то аттракционы, поневоле настраивая на праздничный лад. А мы, сбросив одежду, легли на теплый желтый песок, подставив свои белые после зимних месяцев тушки ласковому солнышку для загара. Сначала сбегал окунуться Петрович, бомбочкой спрыгнув с деревянных мостков в реку и подняв кучу брызг. Вынырнул, доплыл быстрыми гребками до самых буйков, вернулся обратно и вылез на берег, отфыркиваясь как морж, и довольный как слон. Затем он остался караулить вещи и побежал купаться я... В общем, пара часов пролетели незаметно. А потом, когда мы все-таки стали с сожалением собираться, чувство голода и дразнящий аромат жареного мяса дали о себе знать и мы, как-то даже не сговариваясь, завернули в кооперативную "Хату Казака" на выходе из пляжа.
  
   - Вы как расплачиваться будете, граждане отдыхающие? - вежливо поинтересовалась молодая официантка, подойдя к выбранному нами столику в тенистом дворике, увитому на южный манер сверху виноградом. - Трудовыми или государственными?
   - Государственными, - важно ответил Петрович, и улыбка девушки сразу стала на порядок теплее. - Красавица, нам бы шашлычка граммов триста каждому и пива. Ну и лаваша с овощами, соуса острого, салатик какой-нибудь легкий.
   - Все будет, уважаемые - улыбнулась еще раз официантка и упорхнула на кухню.
   - Как тебе здешний пляж? - лениво поинтересовался я у Моти, откинувшись на спинку стула.
   - Купальщицы в слишком закрытых купальниках, - пожаловался бывший майор. - А еще они ноги и подмышки не бреют. Ретро-стандарты, блин.
   - Кто о чем, а наш Петрович опять о бабах, - вздохнул я. - Ладно...кажется, наше пиво уже несут.
   Вскоре после двух запотевших бокалов, нам принесли аппетитно пахнущее, пересыпанное маринованным луком мясо, салат и нарезанный лаваш в корзиночке. На обслуживание грех жаловаться, а цены... хорошо иметь хороший счет с ЛКР, что там говорить.
   Мы успели съесть и салат, и шашлык, и даже выпить по две кружки пива. А вот наряд милиции из трех лбов в синем как-то проморгали. Расслабились, что там говорить.
   - Ваши документики, граждане - вежливо попросил нас молодой офицер с двумя крохотными серебряными мечами на погонах, возникший рядом со столиком как из под земли.
   - Пожалуйста, - не дрогнув в лице, вынул из кармана гимнастерки и протянул ему наши паспорта общинников Петрович. - Изучайте.
   - Нда..., - внимательно посмотрев документы, офицер положил их себе в карман. - Нехорошо, граждане общинники. Нарушаем.
   - Какие проблемы?! - приподнялся из-за стола я, повысив голос. - Офицер, с документами все в порядке!
   - А я в этом и не сомневаюсь, - пожал тот плечами. - С документами все в порядке. А с вами нет, не все. Вас, граждане сельские общинники, для чего в город пустили? Для работы по квоте - назидательно произнес он. - А вы что делаете? Сидите в рабочее время в кооперативном кафе и пьянствуете. Подозреваю, что общинные деньги пропиваете, - кивнул он на кружки из-под пива. Придется пройти с нами до выяснения.
  
   Глава 14. Новобранцы.
  
   Заметив характерный, устремленный вглубь самого себя взгляд Петровича, я поспешил придержать его за руку и отрицательно помотал головой. Скорректировать патруль - не проблема. Но не здесь же, среди кучи свидетелей. В кафе даже гул разговоров затих, все смотрят в нашу сторону. Теперь стирать память каждому из посетителей шашлычной мне в копеечку встанет, мы и так в автобусе и во время прогулки по городу потратились. А оставлять последствия коррекции на самотек глупо. Если прямо сейчас милиционеры нас отпустят, извинившись и вернув документы, то для окружающих ситуация будет выглядеть странно. Нет, может быть, никаких последствий и не последует... Но информация порою тоже подчиняется закону подлости и бывает штукой невероятно текучей. Кто-нибудь из свидетелей обязательно расскажет о случившемся родственникам, сболтнет на работе или в компании о "колхозниках", пьющих пиво среди рабочего дня в кооперативном кафе и посылающих подальше патрульных... А уж сложить два и два спецслужбам страны, руководству которой хорошо известно, кто такие Хозяева и что такое ЛКР, будет несложно. Сотрудники местной "конторы" наверняка проинструктированы насчет подобных случаев. Картина типичной ситуативной коррекции налицо. К бабке не ходи - патруль нарвался на наемников и те его отшили магией... Все, приехали. Вывернут "непомнящий" патруль мехом внутрь, прошерстят густой сетью всех подряд, найдут свидетелей. Мы же по городу долго гуляли, каждому встречному и поперечному память не сотрешь. И к следующему визиту наши портреты будут уже у каждого оперативника. Переодеться нам надо было, вот что. Сразу же, как только купили городскую одежду. Тогда бы и проблем с милицией удалось избежать. Задним умом все крепки...
  
   Впрочем, ничего страшного не случилось, ошибка легко поправима, - рассуждал я. - Скорректирую милиционеров наедине, за пределами парка, вот и все. Посетители кафе увидят бытовую и насквозь понятную сценку задержания нарушивших правила пребывания ив городе сельских общинников, патрульные нашу встречу забудут, дело закрыто.
   - Офицер, у нас все в полном порядке, - самым беззаботным тоном начал импровизировать я. - Мы с дядей отдыхаем в свой законный выходной после суточной смены, имеем право расслабиться. Но если хотите убедиться в этом лично, то конечно. Разрешите только сначала расплатиться по счету.
   - Пусть так, - подумав секунду, ответил начальник патруля и жестом подозвал стоявшую неподалеку официантку. - Но объяснить, откуда вы взяли государственные рубли, все равно придется, - добавил он, глядя как Петрович достает из кармана червонцы с Кремлем. - Спекулировали продуктами, поди? - строго спросил офицер.
  
   - Я этих виноградарей, из Брюховецкой общины, хорошо знаю, - подал голос пожилой красномордый "сержант" с жирной галочкой на погонах, стоявший рядом с офицером и видевший наши документы. - Устроятся за взятку по квоте в город, а сами вместо работы спекулируют чачей. У них в Брюховецкой виноградные поля, товарищ нарлей. На словах ударники народного труда, а на деле самогон из остатков винодельческого сырья втихую вся община гонит, хитрованы те еще... Гуров у них всегда полные карманы, а трудовыми брезгуют. Посмотрите на этого "дядю", у него же на роже все написано! Спаивают народ...
   - Помолчи, Мельниченко, - скривился офицер. - Разберемся...
   "А поживи-ка ты, сука, без альдегиддегидрогеназы в печени", - зло подумал я, мельком глянув на "сержанта" и списывая со счета пять ЛКР. Именно во столько обошлось мне отключение синтеза расщепляющего токсичные продукты распада алкоголя фермента до почти нулевого уровня. "Борец за народную трезвость? Ты же поди на нас и навел... Так получи ее в награду, теперь тебе после рюмки небо с овчинку покажется".
  
   А дальше нас, окружив с трех сторон, вывели из шашлычной. Провели под негласным конвоем через парк мимо пляжа, хорошо хоть не в наручниках, и только я собрался пожелать патрульным вернуть нам документы и наглухо забыть о нашей встрече, как появились новые свидетели. Дело в том, что у выхода с пляжа, в тени под двумя высокими тополями стоял небольшой угловатый автобус-автозак, с темно-синими полосами на сером борту, у распахнутых дверей которого курили еще двое милиционеров. Нас с Петровичем подвели к нему и велели залезать внутрь, к сидевшим на жестких деревянных сиденьях остальным задержанным. Да что сегодня за день такой! Ни хрена сэкономить ЛКР не получается и все тут!
   - Что делать будем, союзничек? - спросил меня Петрович, когда мы сели сзади у окна. - Ты зачем меня удержал, когда я в кафе с проблемой разобраться хотел? - голос бывшего майора звучал иронично, но я чувствовал, что он начинает потихоньку злиться.
   - Мечтаешь в местном околотке побывать, в обезьяннике посидеть? Так это идея дурная, давай без меня, - продолжал военный.
   - Хотел попозже без лишних свидетелей от конвоя избавиться, - честно ответил я.
   - И как? Получилось, студент?! - начал закипать Мотя.
   - Кто же знал, что тут целая облава, - вздохнул я. - Стиляг они, что ли, сегодня ловят? Или просто хулиганов, алкоголиков и тунеядцев? Извини. Моя вина Матвей Петрович, мне ее и решать. Ничего, ЛКР-счет позволяет.
   - Ладно, я тоже хорош. - Махнул рукой Петрович, сбавив тон. - Расслабился лишка. Но давай на сегодня заканчивать, попутешествовали вдосталь.
   - Согласен, - кивнул я. - Только... - я внимательно присмотрелся к сидевшему в салоне народу. На откровенно уголовных типов почти никто из задержанных похож не был. В основном молодежь, примерно моего возраста, одеты не богато, но чисто. И в самом деле, кто они такие? Ни на криминальный элемент, ни на стиляг-фарцовщиков не тянут.
  
   - Что "только"? - Насторожился бывший майор.
   - Вам "имущество" в локус не нужно, дядя Мотя? - тихо спросил я. - А то сидите там один как сыч. Мариша с Иришей хороши, слов нет. Но с автоматом по лесу они бегать не будут, постели не постелют и каши в походе не сварят. А в автобусе полно молодых симпатичных девушек.
   "Может быть, если подогнать Петровичу общинницу посимпатичнее, он перестанет на мою Хей облизываться", - пробежала невольная мысль. "Хотя это вряд ли. Тот еще котяра".
   Не теряя времени зря, я открыл ID в режиме корректора и начал тестирование сидевших поодаль задержанных общинников на относительную совместимость с Верлесой, переводя внимательный взгляд с одного на другого. Есть подходящие кадры, как не быть. На соседних скамейках две девушки подходят аж на семьдесят процентов. Есть и набирающие больше пятидесяти процентов парни...
  
   - Саша, ты серьезно? - удивился Мотя. - Готов хватать первых попавшихся девиц и волочь их себе в клановое имущество? Прямо как казак турчанку или викинг англичанку? Не ожидал от тебя.
   - А почему нет? - пожал я плечами. - И не обязательно девиц... Мне нужен личный состав, это факт. В моем клане кроме меня нормальных бойцов всего двое, включая Надю. И Костик, блин... С вами, Матвей Петрович, я уже обжегся - опытные мужики в годах мне даром не нужны, буду сам свои кадры воспитывать и натаскивать. Тех, кто начнет с "имущества" и у меня с Верлесой с рук есть будет. Уж как сумею. Пусть это неопытный молодняк, но зато свой. Вот тут - кивнул я на задержанных - молодые люди в тяжелой жизненной ситуации. В то, что это подстава властей РКНС я не верю, брать себе в команду военных или госслужащих не хочу - они здесь выгодополучатели, от них лояльности не жди. И зачем мне тянуть? Силком в "имущество" никого не поволоку, только с доброго согласия. Уходить в РФ будем здесь же, учитывая обстоятельства к переходу не пойдем - его нельзя засветить ни в коем случае. В общем, я начинаю. А вы как хотите - или присоединяйтесь или не мешайте!
  
   - Привет, Юля, - кратко пробив по ID информацию об одной из девушек, подсел я к ней на скамейку. Бледная, с дорожками от высохших слез на щеках, сидит, сгорбившись на скамейке впереди, нервно теребя рукав простенького ситцевого платья. Совместимость с Верлесой семьдесят четыре процента, но не только этим она мне приглянулась. Чертами лица и фигуркой молодая общинница неуловимо напоминала мне другую Юлю, ту, что осталась навеки лежать в могиле около железнодорожного терминала.
   - Откуда вы меня знаете? - вскинула на меня зеленые глазищи девушка.
   - Это неважно, - отмахнулся я. - Важно другое. Слушай меня внимательно и соображай быстро, пока конвой курит - показал я за двери автозака. - Времени очень мало. Ты поступала по Образовательной Квоте от Тарасовской сельской общины в Миродарский Медицинский Университет, экзамены провалила. Должна была уехать в деревню на следующий же день, после последнего экзамена, но подала апелляцию в приемную комиссию и осталась с просроченной учебной квотой в городе ждать рассмотрения дела. Попалась сегодня во время проверки документов в общежитии. Верно?
  
   - В...верно, - дрожащим голосом ответила девушка. - Я все задания правильно решила в билете, понимаете? Мне никак не могли поставить двойку, это какое-то недоразумение, - встрепенулась она.
   - Так и есть, - быстро проверил я информацию по ID. - Ты умница. Но на твое место взяли другого. Видишь ли, ваш Миродарский Медицинский очень коррумпированный университет. Просто очень, - вчитался я в краткий дайджест на виртуальном экране. - Кавказ рядом, за место в ММУ до десяти тысяч государственных дают или до двухсот овец. А ты - русская девушка без связей из деревни. Тут никакая квота не спасет. В общем, впереди у тебя депортация за сто двадцатый километр, вечный волчий билет и поражение в правах, плюс работа в дисциплинарно-трудовой общине. От одного до трех лет, как суд решит. Но есть альтернатива.
   - Какая же? - горько улыбнулась Юля. - Вы сами кто такой, молодой человек?
  
   - Я Корректор, - серьезно сказал я. - Или молодой Кащей. Сказочный персонаж, короче говоря. Но это тоже неважно. А важно вот что - достал я из кармана дубликат Юлиных документов, обошедшийся мне в двадцать ЛКР. - Держи, Юлька. Я могу взять тебя за руку, вывести из этого автобуса и навсегда закрыть эту историю. Обещаю. А взамен втяну тебя в другую, потребовав послужить. Не бойся, ничего грязного я от тебя не попрошу, но легко не будет. И то, что ты о своем решении не пожалеешь, не обещаю. Но за службу ты получишь награду. Да или нет?
   - Что за ерунда...
   - Да или нет!? - Настойчиво сказал я, повысив голос. - Мне некогда возиться. У тебя одна минута ровно и я ухожу.
   - Да, - глубоко вздохнув, ответила Юля. - Под суд и в дисоб не хочу.
   - Я рад, что в тебе не ошибся, - улыбнулся я. - А теперь ты Антон, - резко развернулся я к молодому парню, которого до этого подозвал к нашей скамейке магией, потратив одно ЛКР. - Ты все слышал. Остальные - нет, я об этом побеспокоился заранее, можешь не вертеть по сторонам головой. Сказанное Юле верно и для тебя. Или мне рассказать тебе твою историю и описать твои проблемы? Пойдешь с нами?
   - Пойду, - после паузы ответил загорелый высокий парень в белой рубахе. - Если документы отдашь, как ей - усмехнулся он.
   - Да вот они, - протянул я ему паспорт общинника. - Мои приказы выполнять беспрекословно. Ясно?
  
   Юля с Антоном кивнули мне, и я оглянулся, ища взглядом Петровича. К моему удивлению тот не терял времени даром, а уже о чем-то говорил с крепким мужиком лет тридцати пяти в обтрепанной одежде. Наверняка проводил свою вербовочную беседу. Ну, вот и славненько...
   - Готов рвать когти Петрович? - спросил я его, когда отставной военный со своим новобранцем подошел к нам. - С пополнением тебя?
   - Это Иван, - представил мужика бывший майор. - Служил в армии, дослужился до старшего сержанта, но карьера не сложилась - подрался с офицером и вылетел с полным разжалованием и переводом в дисоб. Отбатрачил два года и полетел дальше, как говориться, по наклонной - улыбнулся Петрович. - Но мне сей кадр подойдет, а если будет брыкаться, я из него дурь выбью. А студенток ты сам себе клей, Сашок.
   - А это кто? - не удержавшись, спросила Юля.
   - Это старый лесной Кощей, - ответил я. - Я молодой, а он старый. Говорю же, неважно, все потом. Пошли. Держитесь за нами. На милицию и остальных внимания не обращайте, вас просто не заметят.
   - Подождите, - схватила меня за рукав Юля. - А как же Алена?
   - Кто такая? - в свою очередь спросил я.
   - Подруга моя. Вместе учились и поступали... и не поступили. Она здесь же, в автобусе. Возьмите ее тоже!
   - Я пас, - отмахнулся я. - Мне двоих новобранцев хватит, итак ЛКР потрачено - караул. Петрович, вопрос ребром, - возьмешь к себе Алену? Или Алена не нужна?
  
   - Это которая тут Алена? - хитро сощурился Петрович.
   - Вон она, - показала на одну из скамеек Юля, где неподвижно сидела молодая девушка, отрешенно глядя в окно. - В белой блузке с двумя русыми косичками.
   - Ага..., - взгляд Моти затуманился, как всегда во время ID тестирования. - Совместимость хорошая, Полессе подходит, - кивнул он мне. - Юля, крикни ей, чтобы к нам лицом повернулась... Братец Иванушка, как тебе сестрица Аленушка? - улыбнувшись краем губ, повернулся он к своему новобранцу, когда Юля позвала подругу. - Красивая?
   - Симпатичная, - коротко ответил тот. - По лицу видно, девушка серьезная.
   - Стало быть, берем к себе в сказочный лес. Пойдем, сделаем девушке предложение, от которого трудно отказаться, - мне показалось, что несмотря на ситуацию, Петрович явно наслаждается происходящим.
  
   Не знаю, что именно думали Юля с Аленой и Иван с Антоном, соглашаясь на наше с Петровичем предложение. Скорее всего, они так далеко не заглядывали, а готовы были схватиться за соломинку, лишь бы вырваться из лап родной милиции и поэтому обещали служить не задумываясь. Полагаю, они не воспринимали нас с Петровичем всерьез. Но мне это было не важно - главное получить от человека добровольное согласие, чтобы соблюсти формальную правду и правила. Я, конечно, понимал, что поступаю нехорошо. Как тот персонаж из сказки, который предлагает герою быстро решить его проблемы здесь и сейчас, в обмен на будущий "должок", или какую-нибудь нелепицу вроде: "отдай мне то, что к тебе первым со двора выйдет". Но тут уж так: хочешь развиваться как Хозяин локуса, поначалу вербуй в клан "имущество", которое перед тобой по уши в долгах. История с Мотей желание играть в демократию и права человека из меня выбила напрочь.
  
   Мимо курящих у двери автозака милиционеров мы прошли вшестером, а те даже глазом не моргнули. Встретившийся неподалеку знакомый патруль с молодым нарлеем, на нас тоже не обратил внимания. Пятнадцать ЛКР и служивые полностью убеждены в том, что мы имеем право валить из автобуса на все четыре стороны. А как только мы скрылись за поворотом парковой аллеи, то они о нас и вовсе навсегда забыли. Еще за двадцать пять ЛКР. И это было только началом трат - я стирал из всех официальных документов упоминания о наших новобранцах и сегодняшней облаве, стирал память о нас с Петровичем и парнях с девушками всем задержанным в автобусе аборигенам и посетителям в кафе, в общем, заметал следы как мог. В РКНС это стоило не так уж дорого - цифровых носителей и вездесущих видеокамер этот мир не знал, а почистить бумажные записи в рапортах и официальных архивах, вкупе с памятью свидетелей не так сложно. Обошлись мне все мероприятия в три с половиной сотни и, надеюсь, оно того стоило.
   А теперь сядьте, - скомандовал я, когда мы вшестером дошли до одинокой лавочки под каштаном. - Девушки в середину лавки, парни рядом, все возьмитесь за руки. Петрович, готовься. Внимание - начинаем переход в РФ.
   Стоил он мне еще сто пятьдесят ЛКР. Дороже чем обычно, по двадцать пять на каждого. А потом как обычно - кратковременный паралич, вспышка, головокружение, хлопок. И мы дома...
  
   Где нас ждал настоящий цирк и куча проблем. Во-первых, тут было откровенно холодно для нашей одежды - градусов десять тепла от силы, зря я шинель выбросил. Все же в марте в Краснодарском крае прохладно, а мы очутились именно там, в окрестностях парка сорокалетия октября, на берегу Кубани. Хорошо, что не в Московской области - там сейчас вообще минусовые температуры. А во-вторых, аборигенов из РКНС "накрыло" неким подобием истерики и их пришлось успокаивать криками и даже пощечинами. Затем пришлось ориентироваться на местности, опрашивать прохожих, с удивлением смотрящих на нашу компанию, стирать им после опросов память, создавать деньги и тащиться в ближайший торговый центр за одеждой.
  
   Торгово-развлекательный центр "Гранд-Кубань", куда мы зашли приодеться по погоде, привел общинников в полный аут. Они как-то пережили холод, сам факт перехода между мирами, вид набитых современными машинами улиц, городскую толчею. Но уходящий вдаль ряд бутиков и магазинчиков с одеждой и обувью среднего и премиум класса, а затем здоровенный зал продуктового супермаркета, набитого продуктами в ярких упаковках, вызвали настоящий шок.
   - Сколько же здесь колбасы? - круглыми, по пять рублей глазами, смотрела на протянувшийся вдоль стены длинный открытый холодильник мясного отдела Алена. - Челюсть девушки натурально отвисла, взгляд бегал вокруг, не в силах остановиться на чем-нибудь одном. - Десять сортов? Нет, какие десять, сорок? Пятьдесят?!!
   - Наверное, около ста, - важно пояснил ей Петрович. - Да плюнь ты на них, девочка... Ни хрена хорошего в них нет, поверь мне. Реально нормальных сорта три - четыре, вкусных - парочка, остальное - хлам. Выглядит красиво, а на деле голимая соя, пищевые добавки и понты за дурные деньги. Фальшивка...
  
   - Тут еще и рыба в другом отделе, - шептала Юля, держа подругу за руку. -Представляешь, красная рыба, лежит во льду, покупай кто хочешь! И икра. И фрукты есть. И бананы. Конфет...много, а за ними в холодильнике торты! И ананасы. Представляете, парни, я видела самые настоящие ананасы! - тихо сказала она, недоуменно глядя на Ивана с Антоном. - Не на картинке, не в телевизоре, вживую! Вон там - за углом, в овощном отделе лежат! Правда, не вру! Лежат на прилавке, рядом с апельсинами и их никто не берет, люди мимо ходят! Такого...такого просто не бывает. Это ведь сон, правда? - она крепко ущипнула себя за щеку. - Не может же быть, чтобы вот так продавали ананасы с бананами, для всех людей подряд. У вас в магазине специальные деньги или талоны?
   - Может, - вздохнул я. - Продают для всех, за российские рубли, никаких талонов. Если они, конечно, есть, рубли эти. У нас капитализм, Юля.
   - Дикий капитализм? - ошарашенно переспросил меня молчавший до этого Антон. - Как в Америке, с жирующими богатеями и тотальной нищетой? Общество справедливого труда и социального развития у вас проиграло? Или его не было?
   - Самый что ни на есть дикий, - согласился я с парнем. - И да, проиграло. Точнее, радостно капитулировало перед жвачкой и кока-колой на всех фронтах почти без борьбы. Что говорит о том, что наличие жвачки, кока-колы и сорока сортов колбасы важно не меньше чем идеалы. А может и гораздо больше... А ты что, идейный?
   - Нет, наверное, - подумав, честно ответил Антон. - Просто пытаюсь понять, где я и что случилось. И нищих вокруг не видно, хотя людей много. Для нищих есть другие магазины?
  
   - Не задавай глупых вопросов, не получишь дурацких ответов, парень, - не стал я ввязываться в диспут с новобранцем. - Посмотрели на капиталистический продуктовый магазин, товарищи общинники? Просьба выполнена? Купить здесь что-нибудь хотите, так чтобы очень-очень, совсем невтерпеж? Нет? Тогда пошли скорее отсюда. Джинсы и футболки вам приобрели, айда в спортивный супермаркет, там обувь и зимние куртки продают. И дамам в магазин женского белья, наверное, надо заглянуть за разной мелочевкой, а парням за трусами-носками и мыльно-рыльными.
   - Кока-колы хочу попробовать - неожиданно подала тонкий голосок Алена. - Настоящей, буржуйской, раз мы почти как в Америке. Можно купить одну бутылочку?
   - Нельзя! В кассу влом стоять, - отмахнулся я. - Закупимся одеждой и пойдем в макдак ужинать. Будет там тебе и буржуйская кола со льдом и буржуйский гамбургер с картошкой.
   - А ты, Саша, моими людьми не командуй, - тут же влез в разговор Петрович. - Свое "имущество" строй как хочешь. А с собственным личным составом я сам разберусь. Куплю я тебе колы, красавица, - подмигнул Алене отставной майор. - Не грусти.
   "Вот ведь старый бабник", - раздраженно подумал я, но отвечать ничего не стал.
  
   После того, как наши новобранцы приоделись и поужинали, уже начало темнеть, но задерживаться в городе сверх необходимого я не собирался. На такси от торгового центра мы доехали до аэропорта, где я приобрел шесть билетов на ночной рейс до Внуково. Паспорта для нашей компании я создавать пока не стал, скорректировав продавщицу в кассе аэропорта и дежурную на выдаче посадочных талонов, так что летели мы под вымышленными именами. Общая цена нашего путешествия уже приблизилась к шестистам ЛКР, которые вручил мне бонусом от Полессы Петрович.
   Ночной полет впечатлил новобранцев еще сильнее, чем торговый центр. Еще бы - никто из них раньше на самолете не летал, за исключением Ивана, которому во время службы довелось сделать три обязательных прыжка с парашютом. К военной учебе в армии РКНС относились серьезно и некий обязательный "десантный" минимум знаний и навыков получали не только бойцы местного аналога ВДВ, но и обычные мотострелки. Однако, одно дело - полет на "кукурузнике", по схеме: взлетели с полевого аэродрома, набрали четыреста метров и прыгнули по команде инструктора, а другое - путешествие на большом пассажирском лайнере, со стюардессами, ужином и морем огней ночной Москвы в иллюминаторе при заходе на посадку.
  
   В Москву парни с девушками прибыли притихшие и измотанные донельзя избытком впечатлений. Их можно понять - последние сутки выдались непростыми даже для нас с Петровичем, а уж для жителей РКНС произошедший калейдоскоп событий был чем-то из ряда вон. Но давать отдохнуть я им не собирался, поэтому рядом с аэропортом мы сели в очередной микроавтобус-такси и поехали к заветному коттеджу на берегу Рудненского водохранилища.
   Переход в локус делали перед рассветом, на резиновых лодках, специально припасенных в коттедже для такого случая. Водителю такси я стер память, заменив наши рожи и пункт назначения на воспоминания о других клиентах, от возможного наблюдения со стороны подручных подполковника прикрылся. Во всяком случае, во время переноса к Верлесе нас никто так и не побеспокоил, а решение вопроса с Ельцовым у меня стояло в ближайших планах. Так что вскоре мы уже вылезали на дощатый причал озерного локуса у самой избушки, доставленные к нему по озеру рано проснувшимися гусями-лебедями. Вид которых уже ровно никого из наших новобранцев не удивлял и воспринимался как данность...
  
   - Привет дорогая, - обняв, чмокнул я в губы встретившую нас на берегу заспанную Надю. - Я вернулся. Дима, принимай новобранцев, - пожал я руку подошедшему пулеметчику.
   - Так много? - удивилась моя подруга, сделав шаг назад. - Все четверо наши?
   - Не, наших только двое, - быстро сказал я. - Остальные уйдут завтра с Петровичем. - Юля, Антон, пошли за мной в дом. Пора давать присягу госпоже Верлесе. Запомните, надо коснуться желтого изображения ладони в столбе света, назвать свои имя и фамилию и подтвердить регистрацию в Системе в начальном ранге "имущество". Не перепутайте.
   - А мы с Ваней? - тихо спросила Алена.
   - А вы присягнете другой Хозяйке, под руководством Матвея Петровича в его локусе, - мягко сказал я. - Ну, подружки, не надо плакать, ничего страшного не происходит. Думаю, вы еще не раз увидитесь, и дома когда-нибудь побываете, может быть даже в этом году. Жизнь вам теперь предстоит интересная... Но это все завтра. Сейчас - присяга Хозяйке и спать.
   - Имущество..., - на секунду задумался Антон. - Александр Дмитриевич, это как...это как раб? - Парень хоть и устал, но соображал ясно.
   - Нет, это такой начальный ранг в Системе, - возразил я. - Но врать не буду, прав у вас с Юлей пока будет немного, точнее никаких. А дальше как послужите, награда за верную службу последует. В перспективе получите такую же магию и власть, как и мы с Петровичем. Это именно то, о чем я говорил там, в автобусе. Или желаешь соскочить? - скривился я.
   - Никак нет, товарищ Кощей, - парень обвел взглядом нашу разросшуюся "избушку на курьих ножках". Посмотрел на мрачный в предрассветной темноте лес вокруг озера, Димку с автоматом и, вытянувшего вперед длинную шею, словно прислушиваясь к нашему разговору гусь-лебедя Шурика. - Я дал слово и сделаю, как прикажете. Да и поздновато соскакивать, все слишком далеко зашло. Надеюсь, все будет честно.
  
  
Оценка: 7.56*150  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Видина "Чёрный рейдер"(Постапокалипсис) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) А.Минаева "Академия запретной магии"(Любовное фэнтези) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Освободительный поход. Александр МихайловскийОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОфисные записки. КьязаДурная кровь. Виктория НевскаяПоймать ведьму. Каплуненко НаталияНевеста двух господ. Дарья ВеснаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиВерь только мне. Елена Рейн
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"