Mad Gentle Essence: другие произведения.

Свят. Начало. (окончание)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.87*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочется попросить прощения за такое долгое ожидание, но жизнь очень часто вносит в наши планы непредвиденные изменения.

  Часть десятая
  Любовь по умолчанию, или Всё только начинается...
  
  
  Не смотря на эйфорию от реакции Зверя на их первый поцелуй, Дин всё же чувствовал какое-то странное напряжение, которое испарилось сразу после начала следующей записи:
  "Оказывается, весь субботний треш был из-за того, что я просто-напросто за-бо-лел, ыыы... Ангина у меня. И температура под сорок. И бухал, так что... Нормально со мной всё. Подумаешь, поцелуй... Руку и сердце я же ему не предлагал?"
  
  "Пока - нет... Ага!" - Ангел даже выдохнул с облегчением.
  
  Всё встало на свои места.
  
  Зверь оставался Зверем, тем самым, трудно управляемым, сумасшедшим и по бараньему упрямым, кто позже пытался доказать и показать, что независим от отношений. Видимо, даже себе самому.
  
  До поры, до времени.
  Пока на это силы находил.
  
  "Хех... Нормально всё. Я в порядке. И мозги мои тоже. Так... Временное помутнение. Прошло".
  
  "Медленным приходом наваливается, проёбаная было, адекватность. Мило, чо..."
  
  Дин улыбался, покусывая внутреннюю сторону губ. И ни капли не сомневался, что для Свята неожиданное притяжение к парню, который бесил всем, чем только мог, действительно казалось временным помутнением.
  
  "Не... Я-то от своего намерения трахнуть блонда не отказываюсь! "Ху из ху" всё равно покажу. И успокоюсь. По-другому и быть не может!"
  
  "Наивность ты моя! Может - по-другому, Зверь! Ещё как! И - да, ты очень спешил показать мне это "ху из ху"... "
  
  Ангел вспомнил, что после субботней нечаянной встречи, закончившейся поцелуем, Свят не приходил в школу почти всю неделю. Чем он, Дин, с Яном и пользовался, выкраивая время для встреч.
  Оставалось всего несколько дней до их со Зверем первого сексуального контакта.
  С довольно ощутимым нервным напрягом Дин ждал, что именно наговорит Свят после их секса. И к этому добавилось воспоминание о непростых для него днях, когда боялся потерять Мозаика, а потом и вовсе узнал про их связь с братом.
  
  "Вторник... Ян в школе... Муторно так... Горло почти не болит, но голова, тварюка, не проходит..."
  
  Дин слушал болезненно хриплый голос Свята и почему-то не сомневался, что о себе он услышит ещё задолго до их секса. В общем, интуиция не подвела. Хотя и не сразу понял, что речь идёт именно о нём...
  
  "Я скучаю... Хочется увидеть его мерзкую рожу... Блядь, какого чёрта? С чего мне по нему-то скучать? Ладно, я понимаю, когда по мелкому, тем более что знаю - ему некомфортно без меня. Ну, и я себя чувствую не в своей тарелке... Вот не дай бог там хоть кто-то, хоть что-то! Зарою! Мало не покажется!"
  
  Пауза. Затяжной шумный выдох.
  
  "И, наверное, у меня снова температура... Дебильное ощущение. Это... а может, просто меня нервирует, что Ангелочек там булки расслабил? Сволочь белобрысая! Ничего-ничего! Пусть сильно не радуется... Думаю, до конца недели выпишут... И я оторвусь".
  
  "Неугомонный, а? И оторвался же! После меня, правда..."
  
  Дин даже не ощущал злорадства по поводу первоочередного пассива Зверя.
  
  Почему? Да потому, что понимал - уже тогда для своенравного Свята нужно было иметь не только плохо контролируемую жажду секса, чтобы самому лечь под кого-то.
  
  Чем бы Свят сам себе ни объяснял "тягу к белобрысой сволочи": опьянением, болезнью, температурой, чем-то ещё - за этим скрывались достаточно сильные эмоции. Не любовь, конечно, это понятно, но начало влюблённости точно.
  
  "Сегодня среда. Через часок пойду в поликлинику. В общем, почти нормально себя чувствую. Конечно, можно было бы и до конца недели протянуть дома, пожаловаться там ещё... Но достало меня уже, дома сидеть! Так что, надеюсь, завтра нарисоваться в школе. И появилась у меня задумка одна... Верю, всё получится. Блонд... держись, блонд!"
  
  "А! Записка! Приглашение... Ну да, ну да. Всё сработало. Пусть не совсем так, как рассчитывал, но в глубине души ты знал, что пойдёшь на всё, чтобы заполучить меня".
  
  Продолжая слушать записи, приближающиеся к их близости, Дин всё сильнее волновался. А ещё проскочила мысль:
  "Интересно, я же действительно тогда всерьёз не предполагал, чем на самом деле может обернуться эта встреча. Не сомневался, что он к себе домой пригласил. А там и родители могли быть, и Ян... Какой секс, вообще? А вот если бы мне напрямую сказали: "А знаешь, Дин, он же зовёт, чтобы тебя трахнуть!" Пошёл бы я тогда к нему? Да пошёл бы, конечно! Ко-неч-но! Но уж точно не для того, чтобы лечь с ним в койку! Пришёл бы, дал в глаз с порога, послал и ушёл... Даже если бы у самого крыша от желания ехала! И чем бы вообще закончилась ситуация, не пойди Зверь в пассив первым?"
  
  Дин, тогда еще упёртый и твёрдолобый, сейчас этого не знал. Зато точно знал другое:
  "Поцелуй - поцелуем, это одно... А первым задницу ему я бы точно не подставил!"
  
  "Ян прекрасно всё понял. Не дурак же, правильно? Да и к лучшему это. Не пришлось что-то выдумывать, чтобы оправдать своё странную просьбу побыть на второй квартире одному. И вообще, ненавижу ему врать! Я записку блонду всучил и сказал, чтобы он мне в семь позвонил, а тут мелкий нарисовался. Видел, естественно. Так что... А вообще... Мне не очень понравилось, как эти двое тогда пялились друг на друга. Не могу объяснить почему, но как-то... Ладно, я об этом подумаю в другой раз. Может, фигня всё это... А может, есть что-то, чего я пока не понимаю? Хм... короче... Я один и жду блонда. О, да... Конечно же, он позвонил! Ха! Кто бы сомневался!"
  
  "Не... Ну, просто феерически самонадеянный ублюдок! Ррр!"
  
  "Опаздывает... Не, а что? Девочкам-то это позволительно".
  
  "Ага-ага... Мечтатель хренов!"
  
  "Гы... А вообще... знаю, что эта сволочь может послать меня в сад и забить на всё, даже после звонка, но... Что-то мне подсказывает, что он всё-таки придёт. А уж если придёт, то... я своего не упущу. Тьфу ты! Меня немного потряхивает, если честно... Я волнуюсь? Я? Из-за кучерявого?! Ну, приплыли, мать его!"
  
  "Ммм... А вот это удивило! Ты даже не стал врать, что спокоен как удав... Респект. Я ведь тоже волновался, Зверь..."
  
  "О-па... Блин... Ангелок? Точно, его куртка! Охренеть! Ты всё-таки безбашенный малый, Дин! Сволочь! Уважаю. Ну всё, через пару минут он будет тут. Надеюсь, что в любом случае, скучать не придётся, и мне будет, что потом рассказать... И вспомнить... Лет через сто".
  
  "М? И вспомнить? О, да! Вечер томным не был... Для нас обоих".
  
  "О-хе-реть!" - высказался Дин немного позже, услышав всего нескольких фраз, записанных Святом, вместо так ожидаемого им описания их секса.
  "Какая пошлая блядь придумала, что любовь - это бабочки в животе, а?! Су-у-ука... У меня там бормашина работающая двадцать четыре часа в сутки! Я ёбнусь... Ей богу... Больно же!"
  
  Голос казался уставшим, совершенно без того энтузиазма, что сквозил в его монологах ДО.
  На минуту отключив диктофон и зависнув в прострации, Дин растерянно моргал, глядя перед собой, пытаясь понять: "А шо эта было вот толька шта? О ком???"
  
  О Яне? Вполне... О нём самом? ВОТ ТАК?! Уже тогда?
  
  "Да ну, ладно... Не верю! Бред!"
  
  Следующая запись ничего не проясняла, наоборот запутала ещё сильнее:
  
  "Что-то не так... Я где-то очень сильно облажался... Нужно подумать, и нужно время, чтобы всё понять. И может, как-то исправить, если это возможно".
  
  "Исправить? Облажался? Ни хера не понятно..."
  
  Была не ясна даже дата этой записи, не говоря про всё остальное.
  Дин уже предчувствовал, что Свят про секс ничего не скажет. И почему-то именно это начало будоражить настолько, что забилось сердце. Молчание иногда говорит много больше, чем слова. И на фоне этого молчания странная запись о любви уже не казалась такой странной. Но всё же... хотелось ясности.
  
  Только вот дальше Дин вдруг услышал пьяный, но неправдоподобно спокойный голос, и от этого становилось не по себе:
  "Меня предали... Ничего не хочу больше".
  
  Не оставалось ни капли сомнений в том, насколько плохо человеку, произносившему это.
  Не было необходимости разъяснять, о чём речь. Вернее - о ком. Но услышанное оказалось совершенно неожиданно для Ангела.
  
  ***
  
  Свят за пару дней до его собственного "маленького Армагеддона", связанного (по его мнению) с предательством Яна и всеми вытекающими, видел задумчивую отстранённость Дина, встречая на переменах.
  Замечал его необычную рассеянность во взгляде, ловя который со сжимающимся до ноющей боли сердцем, пытался адекватно принять, что всё это связано НЕ с ним. При этом отчаянно надеясь, что всё же ошибается.
  Понимал, что он, влюбляющий в себя без малейших усилий тех, кто ему не нужен, не смог подсадить на себя "кучерявого блонда" не просто убойным сексом, а в полном смысле слова "отдавшись" ему со всеми потрохами.
  
  ***
  
  Неожиданно вскинувшись посреди ночи от удушающей беспросветной тоски, физически сдавливающей сердце, и оглушающего пульса в ушах, Свят глубоко вдохнул, глядя распахнутыми глазами в белеющий потолок.
  Странная удушающая тревога, от которой хотелось избавиться, здесь и сейчас, оставлять его душу по щелчку пальцев точно не собиралась.
  Да и сердце всё так же ломилось в рёбра, не давая никакой надежды на желанный покой. Скатывающиеся по вискам слезинки говорили, что на душе такой сумасшедший бедлам, что в пору если не убиться, то наверняка нажраться до потери пульса.
  Невыносимое ощущение глухого тупика заставило вспомнить причину того, что с ним творилось.
  То, что предшествовало этой ночи и угнетённому состоянию тела и духа, навалилось резко и безжалостно, за долю секунды взрываясь дикой болью в голове и резко накатывающим таким не привычным одиночеством.
  
  А ведь он УЖЕ напивался вечером!
  И этому была очень веская причина... Та самая, по которой он себя впервые в жизни ощутил никому не нужным.
  То, что Ангела интересует конкретно Ян, стало понятно, когда оказалось поздно что-то предпринимать. Все эти Диновские странные появления возле кинотеатра, где Ян встречался с друзьями, не вызывали серьёзных опасений.
  Немного насторожил вопрос блонда о Мозаике, когда были вместе на квартире. Но даже тогда Свят не стал что-то конкретное узнавать у брата. А зря. Ох, как зря!
  
  Молчал он, молчал Ян.
  
  А потом вдруг странный звонок от бывшего одноклассника: как дела, как новая школа? Не в курсе ли, кого можно попросить подтянуть английский к выпускным? И что за новый знакомый блондин у Яна, с которым он так мило ворковал в трамвае? Никого вокруг не замечая...
  Горячее негодование захлестнуло с головой. Вызывая вовсе не ревность. Боль...
  
  Дальше почти час искал пятый угол. И два звонка. В никуда.
  
  Потому что больше не нужен. Не важен. Ни одному, ни другому...
  
  Перетерпел, даже виду не подал, когда брат появился дома. Оставалась малюсенькая, очень хлипкая, но всё же надежда, что это просто бред позвонившего - блондин, увиденный одноклассником в трамвае вместе с Яном. И ужасно хотелось верить, что один находился в кино, поэтому отключил мобильник, а у второго села батарея, когда гулял. И тусили в разных местах. Не вместе. Совершенно.
  
  Вот только сердце стонало. Верило. Не давало покоя. Поэтому через пару дней и привело туда, где очень живописная картина не оставила никакого сомнения - брат-близнец и человек, который сумел искрошить его сердце на острые осколки, не просто вместе, они - любовники.
  Не хватило сил развернуться и уйти, пока не заметили. Он сделал это позже, когда накрывшее его отчаянье и бессилие что-либо изменить сделало своё чёрное дело, но он всё же смог сдержаться в действиях, хотя в словах ему этого сделать не дали.
  Хотелось убить Ангела. Хотелось, но понимал вдруг, что убить-то его хочется не из-за себя, "обиженного и оскорблённого", а из-за Яна! Из-за боязни, что блонду просто слишком многого захотелось! О чём очень жестко высказался в лицо растерянного, напряжённого, но все же хорошо державшегося в сложившейся ситуации, Дина; до беспощадной драки там было всего ничего.
  А вот то, что услышал в ответ, вспоминая при этом: ведь видел же в школе, в последние дни - Ангел мыслями с кем-то другим. И те объятия, в которых застал парней на лавочке в парке... Не обнимаются так, после того, как получают, что хотят.
  
  И ещё.
  
  Пусть и происходило всё в сумерках, но Свят был уверен в том, что видел на щеках у Дина вдруг блеснувшие в далёком свете фонаря дорожки слёз, после того, как проорал ему причину их странных отношений с братом.
  И ушёл.
  Появилась бы возможность - просто испарился из жизни этих двоих.
  
  В первом же магазине купил бутылку водки - его, такого странного, в растрёпанных чувствах, с горящим взглядом, даже не спросили про возраст.
  Несколько глотков сделал тут же, едва выйдя из супермаркета, на стоянке, из-за дрожащих коленей присев на бортик ограждения. "Догонялся" по дороге, брёл и не испытывал холода, не глядя на экран названивающего в кармане телефона. Давя порывы вышвырнуть его к чёрту.
  
  На второй квартире, пока ещё был более-менее адекватен, позвонил маме и отрапортовался, где он, стараясь говорить трезвым голосом.
  
  Потом курил. Много.
  
  Последние глотки алкоголя наконец-то вырубили, погрузив в желанный покой.
  Но лишь до середины ночи, как оказалось.
  Теперь, переживая заново то, что случилось, аккуратно, словно боясь расплескать боль в раскалывающейся голове, встал и побрёл на кухню, чтобы избавиться от невыносимой "засухи" в горле. И, глотая ледяную минералку, очень жалел, что не придумали люди, чем можно, как жажду, залить тянущую под рёбрами, невозможно изматывающую тоску.
  ***
  Отключив диктофон, Дин выкурил сигарету.
  Оказалось, трудно вспоминать тот вечер, когда Свят всё узнал. Больно царапало и тревожило отчаяние, с которым тот вывернул наизнанку свою душу.
  
  Немного успокоившись, Ангел снова нажал на "play".
  Последовал почти десятиминутный бред про пьянки, встречи с друзьями, посиделки с пивом, поездки по ночному городу. О какой-то девчонке, с которой, оказывается, переспал и даже этого не помнил, проснувшись утром в её постели, не очень вменяемый, после покуренной вечером травки.
  
  У Дина даже злости не было - ни за девчонку, ни за травку. Лишь вспомнил мельком про случай с таблетками и тяжко вздохнул, покачав головой.
  
  Тяжело вздыхал, не слыша ни слова, ни о себе, ни о Яне, понимая - это период их общей ссоры. Игнора, едва не вынувшего им с Яном всю душу. Стало понятно, что так же, как в реале, в дневнике Зверь запретил себе упоминать и о брате, и о самом Дине.
  Вот только мысли, словно заведённые, так и возвращались к вопросу, почему циничный Свят так ничего и не написал про их близость?
  
  Что-то действительно неправильное ощущалось во всём этом. Что могло стать этому причиной?
  
  Мучило то, что оказался в "коленно-локтевой" первым? Не хотел про это даже вспоминать, поэтому и озвучивать не стал? Бред. Никто не заставлял, пошёл на всё сам... Уверенно пошёл. По-крайней мере, так выглядело. И на второй день в школе сам же позвонил, поприкалывался. Без напряга, вроде...
  Если не это причина молчания, что тогда?
  Дин не понимал. И всё сильнее волновали слова Зверя про любовь непонятно к кому.
  
  Скакнуло сердце от вибрации в заднем кармане джинсов. Растерянно улыбнулся мелодии поставленной на Мозаика.
  - Привет, Янусь! Как вы там?
  - Здоров, родной, не спишь ещё? Да вот, дурью маюсь, комп выдрючивается, нормально запускаться не хочет, подскажи, как в "BIOS" войти, а? Из башки напрочь вылетело.
  - А... "BIOS"... - Ангелу оказалось непросто сразу переключиться с того, во что погрузился, слушая записи Зверя. - Малыш, попробуй "del" нажать... М? Что там? Нет? Тогда "СTRL" плюс "ESC"... Оно? Ага, жду... Ну? Да? Ну вот, дерзай дальше. Если что - я послезавтра сам посмотрю.
  - Ну да, мы подождём, если что. У тебя всё окей?
  - Ага... Без проблем, всё ровно, вроде бы. Слушай... - вдруг решился Дин, - Зверь там далеко?
  - Соскучился? - по-доброму усмехнулся Мозаик, и Дин расплылся в вымученной, но искренней улыбке:
  - Соскучился. Ну и... не только.
  - Окей, - не стал допытываться Мозаик до сути, - валяется на постели жопой кверху, в наушниках. Ща пну!
  Секундная заминка, не очень ясные возмущения, смех, и:
  - А? Дин? Привет, малыш. Жив здоров?
  Ангел невольно отметил, что ему всё труднее различать голоса близнецов.
  - Зве-е-ерь! Привет. Да, всё хорошо у меня... Я просто... Ну... Ладно, спрошу прямо. Скажи, ты, когда мне давал слушать свой дневник, предполагал, что у меня могут появиться какие-то вопросы по нему?
  - Солнце моё, чего-то я не всосу... Ты о чём?
  - Чёрт... Ну, Свят!
  - Э... Да я в этом как-то и не сомневался. И ты мне их уже задавал по нему, разве нет?
  - Значит, не сомневался, - проигнорировал Дин вопрос.
  - Ты поговорить хочешь? - прервал его очень спокойный голос Зверя, заставляя так же спокойно вдохнуть и выдохнуть.
  - Да.
  Пара секунд тишины.
  - Слушай меня. Ты же понимаешь, что по телефону херня, а не разговор, да? Послезавтра ты будешь дома. Я соскучился. Возьмём пива, посидим, попиздим... Вдвоём, если будет нужно.
  
  После паузы, закрыв глаза, Дин спросил:
  
  - Тогда сейчас просто ответь мне на один вопрос. Один! Сможешь?
  - Не обещаю прямо сейчас... Но постараюсь.
  - Почему ни слова нет про наш первый секс? Ни словечка, Свят!
  - Ёпт... Другого вопроса в запасе нету? - немного севшим голосом спросил Свят, и Дин понял, что Зверь нервничает.
  
  Стоя возле окна, Ангел со стуком приложился лбом к холодному стеклу.
  
  - Твою мать, Свят! Там... вместо того, чтобы о нашей встрече говорить, ты вдруг сказал, что любовь это нихера не бабочки в животе... О ком, Свят? О ком ты так? О Яне? Скажи!
  
  ***
  
  Свят даже примерно не знал, когда его пренебрежение и раздражение к несносному смазливому блондину, граничащее с желанием трахнуть, но далеко не в сексуальном смысле, а просто чтобы "опустить", стало трансформироваться в нечто совершенно другое.
  В то, чего не ожидал, не хотел, что казалось совершенно аномальным.
  
  Но оно медленно и упорно разрасталось у него внутри, словно ядовитый плющ, оплетая своими цепкими, колючими, пластичными лианами всё, что попадалось на пути, приближаясь к сердцу.
  
  И с этим чувством странного перерождения и изменения поделать ничего не мог. Остановить ЭТО было нереально.
  
  Неприятное тянуще-влекущее, до тошноты нелогичное чувство, которому сам Свят дал позже простое обозначение - "попал" - изматывало, в первую очередь, давя на его самолюбие.
  
  Попал на такого же, как сам. Самодовольного и презрительного, сильного внутренне, с именем, так сочетающимся с его внешностью, и так конфликтующим с его будоражащей бесовской сущностью.
  
  Нереально злило собственное бессилие перед человеком, который становился твоим центром внимания в любом месте и ситуации. Злили широкие острые плечи, обтянутые свитерами или водолазками, и жажда стиснуть их до хруста. Злила появляющаяся ямочка на правой щеке при насмешливой, кривой ухмылке нежно-розовых, словно очерченных губ, и скручивало под рёбрами от желания разбить их в кровь... Или...
  
  Или, до всё той же крови, зацеловать?
  
  Выводила из себя небрежная манера одеваться как попало, но при этом получалось так сексуально, что блондину явно пытались в этом подражать, вот только получалось не очень.
  
  Темнело в мозгу от издевательского, откровенно-пренебрежительного прямого взгляда сверкающих зелёных глаз, дурной силы, неизвестно откуда берущейся, и раздувающихся тонких ноздрей при их стычках.
  
  Поцелуй и последовавший за ним всего через неделю секс только усугубил ситуацию.
  Когда-то решивший сломать любым способом эту выбешивающую его "белобрысую суЧность", вдруг однажды понял - его самого ломают.
  
  Нагло. Бесцеремонно.
  
  И что казалось самым мерзким и неприятным, до глупой, почти детской обиды - ведь ломают-то, даже не сильно-то напрягаясь!
  
  Вот именно это совершенно и вывело из привычного равновесия.
  
  Так что Дин даже не подозревал, что всё, относящееся к пусть и небрежно объявленной, но всё же чувственности по отношению к нему в записях Свята, нужно умножать, по крайней мере, на десять.
  И возможно, это приблизительно то, что на самом деле переживал Свят и что пытался "давить".
  
  Он не хотел верить всему, что переживал. Не хотел сам себе поддаваться.
  
  Любовь к брату для него казалась в миллион раз нормальнее, чем к почти незнакомому парню из параллельного класса новой школы. Потому очень надеялся, что эти ненужные переживания просто очень сильная жажда секса.
  Страсть, которую он погасит сексом за пару раз. И никак не больше.
  
  Но надежда на это стала рушиться, как карточный домик, уже тогда, когда он самоуверенно, по-хамски, уселся на колени блонда, оказавшись с ним наедине в пустой квартире.
  
  Уселся, пытаясь быть развязным и спокойным, пил пиво, говорил пошлости, целовал напряжённого Ангела в холодные от напитка губы, при этом начиная безвозвратно, со всеми потрохами тонуть в нём, его запахе, в зелени его ошеломительных, едва заметно раскосых глаз с расширенными зрачками, дурея от жаркой, пугающей, невыносимо нужной ему близости.
  Почти животная страсть, как и жажда его удовлетворения, нарастала как снежный ком. Но если бы только это! Никогда раньше, кроме прикосновений к Яну, Свят не ощущал такого явного головокружения и не чувствовал сумасшедшего жара в груди и такого желания целовать!
  Всего целовать.
  Едва сдерживая дрожь, Свят даже подумал, что грохот его ополоумевшего сердца услышит не только он.
  
  И когда понял, что блонд ни под каким соусом не собирается "дать", уже знал, что первым "даст" сам. Наплевав на гордость, на самолюбие, эгоизм и на всё то, что пытался доказать самому себе столько времени. Тогда почти всерьёз он опасался только одного - если здесь и сейчас, любой ценой не затащит Ангела в постель, просто напросто сойдёт с ума.
  
  И всё то, что творил с ним в постели позже, вовсе и не от его безбашенности и безрассудства, в чём ни на грамм не сомневался тогда Дин. И не оттого, что тормозов не оказалось у старшего из близнецов.
  
  Они были у Зверя всегда. Но отказали только потому, что чувства оказались настолько накалены и обостренны, что не сомневался - взорвётся мозг от кипящей крови.
  Его вынесло из реальности, напрочь отключив в сознании знаки "предупреждения", сорвав все мыслимые и немыслимые запреты. Раскрепостив в постели настолько, что сносило башню не только от горячего тела Дина, его стонов, но и от самого себя. Такого.
  
  И не знал вымотанный физически и морально Ангел, уходя от криво ухмыляющегося, похабно довольного Зверя, убежденного в продолжении их отношений, что тот через пару минут залезет под холодный душ и, упёршись лбом в холодную стенку кабины, потеряв счёт времени, будет пытаться прийти в себя и хоть немного вернуть утраченное равновесие и спокойствие.
  
  С ужасом, оглушающим всё его существо, понимая - влюбился...
  
  Всё же влюбился.
  
  По уши...
  
  И стало уже глупо сомневаться и продолжать отрицать это для самого себя.
  
  ***
  
  - Придурок... О тебе я говорил. Ясно?
  
  Слегка ошарашенный этим признанием, Дин знал, что больше никогда не спросит Свята, почему тот промолчал о сексе.
  
  ***
  
  Прижимая к себе спиной тёплого Яна, опёршись о подоконник, Дин стоял на кухне близнецов, пытаясь ещё и аккуратно курить, посматривая на вытянувшего ноги старшего близнеца, откинувшегося на диване, двумя руками державшего кружку с кофе.
  
  Пальцы нащупали рёбра под футболкой, и Дин потёрся носом о черноволосый затылок:
  - Ты хоть что-нибудь жрёшь, а? По-моему, ещё худее стал...
  - Да нифига он не жрёт! Лисапед гоночный, - фыркнул Свят, отпивая глоток и морщась.
  - Сам ты... лисапед, - спокойно парировал Ян. - Ем я, как и ел. Не меньше ни фига! Просто, может быть, больше нервов на учёбу уходит, чем в школе.
  
  Поёрзав, сильнее вжался спиной в Дина, уютно устраиваясь, и тот обнял его ещё крепче.
  
  - Не достают, Ян? Честно?- осторожно спросил Дин, тут же увидев вскинутый на брата пристальный взгляд Зверя.
  - Нет, всё нормально... Я сам не думал, что с этим будет так спокойно.
  - А этот из универа... как его... Пристаёт который?! - кривая ухмылка Зверя заставила напрячься.
  
  У Дина от удивления поползли вверх брови.
  
  - Из универа?! Кто пристаёт? Не понял... Я что-то пропустил?
  - Да ничего ты не пропустил, нашёл, кого слушать! Пфф... Просто хочется парню со мной дружить и всё! Не больше! - Мозаик пристально смотрел на брата, словно внушая ему сказанное.
  - Ага - "пфф"! - Свят, криво усмехаясь, качал головой. - Родной, когда хотят дружить, не трахают глазами, как он тебя!
  - Вот дурак же! Ну что ты несёшь? Никто меня там ничем не трахает!
  - Ага... Не хватало! - пробубнил Свят, и Дин, не удержавшись, хмыкнул. - Ммм? Смешно? Вот уведут мелкого, тогда вместе поржем, да?
  - Чего? Хрень не неси, ладно? Всё! Прекрати, Свят! Не хватало, чтобы ты мне ещё и Дина накрутил фигнёй всякой, - Мозаик, развернувшись, обнял Дина обеими руками, покряхтывая от удовольствия, устроил голову на его плече. - Не верь ему, Ангел. Не будешь верить? Нет?
  - Ага... "Не верь, Ангел"! - буркнул Свят, передразнивая. - Если бы не видел - не говорил! Ясно?
  - Твою мать, Свят! Ну, даже если я ему и нравлюсь, ну что тут такого? Мне-то насрать на это, - мурлыкал младший близнец с удовольствием, всем своим существом вжимаясь в Дина, осторожно потушившего сигарету и так же в ответ обнявшего Яна двумя руками. - Скажи ему, Дин... Я же повода не даю... Виноват я, что ли, если нравлюсь кому-то?
  
  Поглаживая спину Мозаика всей ладонью, Дин посмотрел на Свята, и тот потёр нос, пряча кривую, циничную улыбку.
  
  - На тебя самого-то, родной ты мой, сколько народу запало, а? Может, скажешь?
  - Да ну... счита-а-аю я их, что ли, - вальяжно раскинул по спинке дивана руки невыносимый Свят.
  - Во! Видел? Скромность наша! - Ян с возмущением поднял голову, глядя в лицо Дину, тут же чмокнувшего его в нос.
  - Ну а кто сомневается-то? Было бы странно, если б на нашего "скромного" никто не положил глаз, - очень спокойно произнёс Ангел, убирая со щеки Яна прядь волос за ухо, хитро поглядывая на Зверя, и тот, рисуясь, театрально откинул чёлку, сделав губки бантиком, и мальчишки, не выдержав, рассмеялись.
  - Кстати... А как тот кретин из группы Яна, с которым ты дрался? Угомонился? - близнецы красноречиво переглянулись, и Дина это насторожило:
  - Что еще?!...
  - Так я о нём и говорил! - пожал плечами Свят, - это он теперь к Мозаику клинья подбивает, прикинь?
  - Опа! Вы серьёзно? - Дин отклонил от себя голову Яну, заглядывая ему в глаза, и тот, усмехнувшись, пожал плечами, типа: "Ну, как-то вот так оно".
  - Нифигасе! Хотя... может, правда, просто подружиться хочет? - предположил Дин.
  - Дин! Наивный ты наш! Да у него реально на мелкого глаз горит, поверь! Он, сволочь такая, почти облизывается, когда на него пялится! Я ему ещё и за это морду набью!
  - Да ладно тебе! Набьёт он. Было бы за что! - возмутился Ян.
  - Вот только не говори мне, что ты и правда думаешь, что в друзьях ему нужен! - Свят сел прямо, подтянув к себе колено, сцепленными пальцами обеих рук, глядя на брата.
  Ян шумно выдохнул в плечо Дину, положившему на его затылок ладонь.
  - Хватит вам, а? Нашли тему для разговора, ей-богу... Не хочу больше про это! - фыркнул младший.
  - А про что хочешь? - прошептал Ангел и, склонившись, тихонько провёл языком по мочке уха Яна, заставляя зажмуриться, улыбаясь.
  - Про что? - переспросил Дин хрипло и кинул на вдруг притихшего Свята красноречивый взгляд. - А! Знаешь, а ведь мне чудовище уже несколько дней мозг компостирует...
  - Чем?
  
  Свят, почесав висок и почти виновато улыбаясь, начал поглаживать плед рядом со своим бедром, увлечённо следя за своими пальцами.
  
  Мозаик хмыкнул, всё так же глядя на брата.
  
  - Лучше спроси: после чего? И поймёшь.
  - Окей, - кивнул послушно Дин, - после чего?
  - Может, сам скажешь, Монстр? - Мозаик обратился к брату, тот отрицательно покачал головой, так и не поднимая взгляда.
  - Ну, окей... Как хочешь. После того, как насмотрелся наших с тобой фоток... Тех фоток. С телефона.
  
  Дин глупо улыбнулся, не веря в то, чем именно Свят мог компостировать мозг своему близнецу.
  
  "Те" фотки, сделанные Мозаиком во время первого раза, когда Дин оказался в постели с ним в качестве пассива. И после этого, уже почти полгода Свят очень хотел увидеть их при этом раскладе ролей, но парни ему возможности так ни разу и не предоставили.
  По большому счёту, не из вредности или принципа.
  
  Ангел и для себя не мог чётко объяснить, почему не спешит предстать перед Святом в подобном виде, но было и ещё одно, что останавливало - сам Ян НИКОГДА при старшем брате не делал попыток взять на себя роль актива по отношению к Дину.
  
  Но самое интересное, так это то, что Свят только Дина просил устроить для него "показательные выступления". А Ангел всегда переводил стрелки на Яна: "Говори с мелким, если он захочет, вот тогда и..."
  
  А вот со своим "мелким" Свят на эту тему и не говорил. До вчерашнего дня.
  
  - Да ладно! Неужели, всё-таки не выдержал? Да? Я прав? - Ангел, улыбаясь, смотрел на Зверя, теперь терзающего свою чёлку, занавесившись ею от парней.
  - Ну да, да, да! Не выдержал! Можете поржать, ага! Оба! Два! - психующий Свят подскочил к подоконнику, вернее, к пачке сигарет, лежащей на нём, нервно вытащил одну, тут же подхватив её губами, швырнул пачку назад, прикурил, приоткрыл раму окна - и всё это под саркастические улыбки брата и Дина. - Бля, прямо вот военная тайна какая-то! Партизаны хреновы! Почти полгода уже, да? И ни разу! НИ-РА-ЗУ! При мне!
  - Эй! Зверь, угомонись, а? Ну, перестань, - Дин прикоснулся к локтю Свята, и тот, психуя, его отдёрнул.
  - Я вам что, сосед? Нет? Тогда почему? - Свят неопределённо взмахнул рукой. - Почему мне просить приходится?
  
  Ян, глянув на Дина, тяжко выдохнул и, оторвавшись от его тела, отошел к дивану, усевшись на него, поджав под себя ноги, сложив руки на груди, словно покорно отдавая развитие ситуации в руки Ангелу.
  
  А Дин сбоку рассматривал своего Зверя, гладко выбритую щеку и висок, вздрагивающие губы, резко выделяющуюся скулу, когда тот стискивал зубы.
  
  - Ну, что случилось? Накрутил себя ни с того, ни с сего, - Дин говорил тихо, спокойно, ему очень хотелось, чтобы Свят расслабился. Началось-то, вроде, шутя, а вылилось в реальное признание Зверя, что его это задевает.
  - Вы мне что, не доверяете? - Свят упрямо смотрел перед собой. - Или то, что для тебя это будто ты мне с мелким изменяешь и поэтому не хочешь, чтобы я видел... Или не хочешь, чтобы я видел тебя под Яном?
  
  Дин даже рот открыл на несколько секунд от такого заявления. Да и Ян недоумённо улыбался, но не стал вмешиваться в разговор.
  
  Проморгавшись, Дин почесал висок в недоумении:
  - Ни хрена ж ты завернул! - пробубнил и, глянув на растерянного Мозаика, переводящего взгляд с брата на него и обратно, покачал головой:
  - Я фигею, честно.
  - Да я сам в шоке! - пожал плечами сдерживающий улыбку Ян, прошептав это.
  
  Свят с негодованием выдохнул, зыркнув на своего мелкого, и Дин, пытаясь предотвратить дальнейшие разборки, прижался к нему бедром, при этом развернув к себе его лицо, лаская большим пальцем скулу, глядя прямо в беспокойные ярко-голубые глаза.
  
  - Всё! Хватит заморачиваться... Мы же не прятались. Ты так говоришь, как будто Ян меня через день трахал, а ты этого не увидел. Трахались-то всего несколько раз...
  - Четыре, ага, - подсказал Мозаик, и Дина это почему-то рассмешило:
  - Счетовод-любитель, блин! - фыркнул он, с удовольствием видя, как расслабляется лицо Зверя, и исчезает морщинка между сведённых бровей.
  - Ну? Видишь? Всего-то ничего.
  - Но без меня же! - не сдавался упрямый Свят.
  - Да, но... Зверь, ну давай, мы это как-то... исправим? Загладим, что ли? Я и сам не знаю, почему так получалось, может, это не я стеснялся, а Ян... При тебе... Или... Ну, я не знаю. Правда.
  - Исправите, говоришь? Когда? - вроде бы и серьёзным голосом, но Дин уже видел хитринку в глазах любимого Зверя. Улыбнулся, не выдержав, и перевёл взгляд на заёрзавшего Мозаика.
  - М-м? Это мне вопрос? - невинно моргнул он, и Дин кивнул:
  - Твой брат требует сатисфакции. Удовлетворим?
  
  Свят хмыкнул.
  
  - Ох, ни хрена ж себе, какие мы слова знаем, а?- пихнулся боком в бедро Дина.
  - Да-а-а, я ещё и не такое знаю, - не стал скромничать Ангел. - Ну, так когда? Я хоть сейчас!
  
  Он поиграл бровями и перевёл взгляд на Яна, и тот, коснувшись кончиками своей ширинки, погладив её с таким выражением, словно удивлён тому, что нащупал, произнёс:
  - Я тоже.
  
  Свят несколько секунд внимательно разглядывал своего брата, потом пришпилил взглядом уставившегося на него Дина и, туша окурок, спросил:
  - Ну, так чего стоим? Кого ждём?
  
  Ян вскинул голову, кусая губу, не спеша встал с дивана, пара шагов к не сводящим с него взгляда парням. Коснувшись своими коленей замершего Дина, привалился к нему всем телом, без лишних церемоний взял голову в ладони и по-хозяйски прижался к губам, требуя глубокого и чувственного поцелуя.
  
  ***
  
  Свят без малейшей улыбки смотрел на эту картину, начиная очень чётко представлять, как себя должен ощущать Ангел в такие моменты, когда совершенно сознательно и полностью отдавался в руки их тонкому во всех смыслах, но такому неугомонному в постели Мозаику. И понимал, что его душевная дрожь, всё сильнее дававшая о себе знать, являлась отражением состояния тех двоих, за которыми он сейчас следил. То, что они начинали творить на его глазах (хоть и по его прихоти), но всё равно это будет по настоящему - их желания, их эмоции, их обоюдная страсть, секс...
  
  Это не игра. Совсем не игра.
  
  От этого появилась ненормальная слабость в ногах.
  
  И всматривался в их лица, выражения глаз, постепенно выпадая из реальности.
  
  - Пойдём в спальню? - отпустив пылающие огнём губы Дина, Ян прошептал в них так, что у Свята резко взмокла спина.
  
  Появилось необычное ощущение, что на его глазах любимый младший братик преображался в потрясающе харизматичного самца, и не столько внешне, сколько внутренне.
  
  И уже не удивлялся Зверь тому, что Дин в эти секунды воспринимался им как послушный, готовый на всё партнёр. На ВСЁ.
  
  - Водки хочу, - неожиданно выдал Свят, даже сам не ожидая, что произнесёт это вслух.
  
  И тут Ян, повернув голову, "накрыл" неожиданно тяжёло-томным, пронизывающим насквозь взглядом, полным возбуждения и уверенности в себе, в своих силах, в своей сексуальной притягательности.
  
  Свят сглотнул после вопроса своего близнеца, заданного таким тоном, что подвело низ живота:
  - Нервничаешь, родной? - и очень провокационная улыбка. Типа "не бойся, я тебя не трону".
  
  "Ну, ни хрена ж себе! Братик, мать его!"
  
  Появилась необходимость удерживать обеими руками сошедшее с ума сердце. И всё это лишь только от одного понимания, что твой младший рядом с человеком, который любит и отдаётся ему без остатка, стал не менее сильным во всех смыслах, чем ты сам. А может, еще сильнее.
  
  Свят только усмехнулся этой мысли, стараясь сделать это как можно спокойнее и естественнее, попытавшись не выдать своего настоящего душевного состояния.
  Но разве возможно это скрыть от собственного близнеца?
  
  Да и понимал, что многое, если не всё, возможно Мозаику прочитать по выражению его лица.
  
  Ян вскинул бровку: "Ну-ну, братик". И снова повернулся к Дину, ласкающему тёплыми пальцами открытую поясницу над резинкой его спортивных брюк и с сарказмом наблюдающему всю эту сцену между братьями.
  
  Ангелу ли не понять, почему его Зверя почти откинуло от взгляда такого Мозаика...
  
  Ведь то, каким становился Мозаик в качестве актива, для самого Дина так и оставалось довольно сильной эмоцией, его практически уносило в тот самый "сабспейс", надолго выбивая из равновесия.
  
  Сопротивляться Яну в ЭТОМ он бы не смог, даже если бы захотел. Какой-то исходящей от него пленяющий первобытный животный магнетизм, вожделение, появлялись в без того завораживающих глазах Мозаика, да ещё и в сочетании с всепоглощающей сексуальной страстью.
  
  И всё...
  
  После этого накрывало дикой жаждой отдаться без остатка.
  
  Как при этом можно сказать: "Нет"? КАК?
  
  - Пообещай, что просто наблюдать будешь... Если хоть рыпнешься к нам... я тебя наручниками к батарее пристегну, понял? А может, лучше сразу, а?
  
  Это говорил Ангел, тихо, без улыбки, почти шёпотом и сквозь зубы, ласкаясь щекой о висок Мозаика, сразу после этих слов оттолкнувшегося от тела Дина и молча потянувшего за руку в сторону спальни.
  
  Свят, пытаясь адекватно воспринимать то, что происходит, как можно тщательнее затушил бычок, который уже стал жечь ему пальцы, сделал шаг к столу.
  
  Глоток остывшего совсем кофе, недопитого Дином - и только после этого вышел из кухни.
  Невольно сцепив зубы, Свят, зайдя в комнату, где на постели ласкали друг друга два притягательных тела, но пока недоступных - опёрся спиной о стену напротив и уселся на пол, зачем-то подхватив с ручки кресла футболку Дина, стянутую с него Мозаиком ещё до того, как упали в койку. Свят довольно удачно выбрал себе место: огромное зеркало в шкафу с другой стороны давало возможность следить за великолепным действом с двух сторон.
  
  Очень кстати дополняла атмосферу негромкая музыка на включённом парнями компьютере ещё до ухода их всех на кухню. Но обратил Свят на неё внимание уже тогда, когда увидел шевелящиеся губы Мозаика возле самых губ Дина и ничего почему-то не услышал. Дин в ответ кивнул и улыбнулся. А потом они снова стали целоваться...
  
  Святу очень нравилось, что парни на него сейчас совершенно не обращают внимания. Конечно же, он знал, что помнить-то они помнят о его существовании, но может, просто не хотят отвлекаться или смущать.
  
  Не важно.
  
  В те минуты, Святу казалось важно чувствовать себя комфортно.... Хотя, всё-таки "комфортно" тут не очень правильно, если понять, что у него тогда творилось внутри.
  То, как на его глазах парни "общались" друг с другом, достаточно отличалось от пребывания с ним рядом в постели, чтобы по-тихому крошить ему мозг.
  
  Появилось вдруг режуще-чёткое понимание, что они между собой поменялись не ролями, для него привычными, а сущностями, характерами или телами, настолько всё выглядело органично.
  
  Дин не раз при нём брал Яна. Нежно? Да. Но и достаточно напористо, уверенно...
  По-хозяйски, если можно так сказать. И именно так, собственнически стал вести себя сейчас с Дином Ян.
  У Свята подвело живот, когда его нежный братик стал резко и настойчиво расстёгивать ремень на поясе Дина.
  
  "Охренеть!"
  
  А Дин при этом держал обеими ладонями лицо его мелкого и как одержимый вылизывал ему рот, постанывая и дыша, как паровоз.
  
  "Прёт... Как же прёт тебя, Ангелок, от братишки! И меня не стесняешься, сволочь!"
  
  Свят не ошибался.
  Ангелу было сейчас далеко параллельно, что за ними наблюдают. Хотя это оказалось каким-то странно притягательным и невероятно возбуждающим извращением - дать кому-то со стороны посмотреть на себя в постели?
  
  Анализировать что и как, ни к чему, да и некогда. Ни Святу, ни тем более Дину.
  
  Главное в том, что кому-то нравилось то, что он сам делал, другому - что видел.
  А Свят видел многое. И эмоций испытывал не меньше. Парни наслаждались друг другом. Упивались тем, что позволяли себе совсем нечасто.
  
  Ян в активе, сексуально-разнузданный с любимыми людьми, всё позволяющий себе в постели и в обычной, пассивной, роли, в подобные минуты для Дина оказывался просто до головокружения восхитительно бесстыжим.
  Содрав с него и джинсы, и бельё, бесцеремонно разложив Ангела под собой, наглым образом облизал пальцы и тут же забрался рукой под ягодицы, в это же время проведя языком по вздрагивающему животу, снизу доверху, по "блядской дорожке".
  
  И не сомневался Свят, что именно делал его близнец с задницей Дина, когда того выгнуло с хриплым выдохом.
  
  Свят матерился про себя, кусал пальцы и губы. Дурел от зашкаливающего пульса, адреналина и стояка. Но держался, помня условия этого "шоу". И очень старался прикинуться ветошью и не "отсвечивать", но с каждой минутой это становилось всё проблематичнее.
  
  Даже не замечая - измял всю футболку Ангела, иногда даже вгрызаясь в неё зубами.
  
  Ни разу ему не приходилось сдерживать себя в постели рядом с любимыми парнями, а тут...
  
  Происходящее всё больше походило на издевательство.
  
  Он попытался представить что просто смотрит порно на видео, не более того... Но разве ЭТО можно сравнить с постановочным сексом? С нарочитыми стонами и закатыванием глаз от поддельного неземного экстаза? А бешеная энергетика от происходящего? А нежность вперемешку с неудержимой страстью? А шёпот, разве в порно ТАК вставляет?
  
  Ян не пытался быть ведущим, он им был во всех смыслах. И настолько уверенно, как будто по-другому просто невозможно! Свята это не только дико возбуждало, но - в чём он отдавал себе отчёт - элементарно нервировало. Это было странно, почему-то очень хотелось оторвать брата от Ангела и взять Яна самому, грубо и сильно, может быть просто для того, чтобы поставить кое-кого на "своё" место?
  
  Или в этом сказывалось просто эгоистичная нужда и дальше ощущать себя сильнее младшего брата?
  
  Как бы там ни было, но раздрай в душе имелся, и не меньший, чем охота присоединиться к неистовствующей на его глазах парочке.
  
  За секунду развязан Дином шнурок в поясе спортивных штанов Яна, тут же стянутых и полетевших в сторону Зверя. За две - вытащен из-под подушки и использован по назначению гель. За три - поставлен на колени и загнут буквой "зю" Ангел...
  
  Дальнейшее, так же никак не сочеталось с поведением младшего брата. Явная "самцовость" его поведения била по нервам Свята, хотелось протереть глаза и увидеть что-то другое.
  
  "Сука, а? Что ж ты творишь, сволочь разноглазая?!"
  
  Не оставалось ни малейшего сомнения, что его мелкий получает такой кайф от своего поведения, что это уже почти пугало Зверя. Только вот давать верное определение этому он бы ни за что не стал, даже самому себе!
  
  И не выдержал, когда Ян вцепился в волосы отдающегося ему Ангела, насаживая его на себя по самое не могу...
  - Не вздумай кончить, сволочь, понял? - прошептал Свят на ухо брату, вскочив на секунду и притянув его к себе за шею.
  
  Снова выматерился, встретившись с насмешливо-убийственным взглядом Яна, так и продолжавшим вбиваться в постанывающего, всего мокрого, Дина.
  
  И когда обессиленный и опустошенный Ангел откатился в сторону, Зверю не нужно было приглашение, чтобы оказаться в постели третьим.
  
  Возбуждённый, нервный, злой, почти рычащий, он даже не стал раздеваться, лишь расстегнул ширинку и всё же воспользовался смазкой, очень предусмотрительно протянутой ему немного ошарашенным Мозаиком.
  
  Зверь понимал, что никогда так грубо не брал своего брата. Спасало то, что Ян был расслаблен и возбуждён, и ничего неприятного святовское поведение не принесло.
  
  Хватило двух минут для довольно шумной разрядки обоим.
  
  Конечно же, Дин всё видел. И не сомневался, что правильно понимал то, что происходит со Святом.
  
  Именно поэтому, когда Зверь свалился рядом, хватая ртом воздух, лишь прошептал:
  - Ну, ни хера ж тебе крышу-то снесло!
  
  ***
  
  - Ну что, котёнок? Ты вроде, поговорить хотел на счёт дневника, нет? - Свят, прищурившись, затягивался сигаретой.
  
  Дин вскинул затуманенный алкоголем взгляд, при этом ещё отметив, что Ян, сидевший на полу спиной к дивану, с интересом перевёл взгляд с брата на него.
  
  - Значит... помнишь?
  - Я ничего не забываю. Тем более, связанного с тобой.
  
  Дин хмыкнул, стушевавшись.
  
  - М-м-м... я, наверное, пойду что-нибудь посмотреть поставлю, - растягивая слова, медленно вставая и потягиваясь, Мозаик поднял руки, прогибаясь в пояснице, невольно оголяя живот, чем и воспользовался Зверь, притянув брата за пояс и чмокнув тёплую нежную кожу.
  
  Смех, подзатыльник, "прилетевший" скорее с нежностью, чем от негодования.
  
  - Млин! Щекотно же! Ладно... Если что - я рядом! - Ян подмигнул Ангелу, пошатнувшись, взял его лицо в ладони и, склонившись, прямо в губы прошептал: - Обожаю...
  
  После того, как Мозаик вышел, прикрыв за собой дверь, Свят закурил.
  
  - Давай, родной... Колись, - и едва слышный выдох вверх. - Мне самому как-то жмёт, что ты там себе можешь нафантазировать чего-нибудь не того...
  
  Ангел как-то слишком интимно начал поглаживать высокий стакан с остатками пива в нём. Святу пришлось сделать усилие, чтобы перестать смотреть на это.
  
  - Жмёт? - улыбнулся Дин. - Ну, я тебя понимаю. Мне бы тоже не очень понравилось, чтобы моё, очень личное, воспринимали неправильно. Если уж доверяешь, чтобы такое показать... То не должно парить, что придётся быть искренним до конца, да?
  - Блядь... Какой же ты красноречивый, когда бухой! - покачал головой Зверь, с нежностью разглядывая Ангела.
  - И не такой уж я бухой, а ты всё же животное, Зверь! - Дин сморщил нос, улыбаясь, отвечая прямым взглядом.
  
  "Животное", нагло улыбаясь, выдало:
  - А другой я тебе и на хер не нужен!
  
  Дин пожал плечами, потом всё же кивнул, давая понять, что тут ничего не поделать - что есть, то есть.
  
  - Ну, вот... ладно, хорош философствовать. Я тебя слушаю.
  
  Кончик языка, коснувшийся верхней губы любимого Зверя.
  
  После новой неспешной затяжки - долгий выдох.
  
  Элегантным щелчком небрежно сброшенный пепел в пустую пачку из-под сигарет.
  
  И во время всего этого не сходящая с губ лёгкая, блуждающая улыбка.
  
  - Знаешь, я тебе вопрос по поводу странного молчания сам знаешь о чём - передумал задавать.
  - Да? Уверен? И почему это? Причину мне...
  - Причина, - вскинутые брови, едва склонённая голова напротив, - твоя запись о... блядских бабочках в животе, появившаяся из-за меня.
  
  Повисла пауза.
  
  Парни словно исподтишка рассматривали друг друга, стараясь не наткнуться на ответный взгляд. А когда это всё-таки произошло, Свят хмыкнул, подперев щёку рукой.
  
  - И... как понимать? В этом ты нашёл для себя ответ? Может, мыслями всё же поделишься? Я заинтригован.
  
  Дин осторожно, но настойчиво, забрал из пальцев Зверя дымящуюся сигарету, затянулся с видимым наслаждением, жмурясь, игнорируя вопросительно-возмущённый взгляд и притянув к себе всё ту же использованную не по назначению пачку, затушил о её внутренность окурок.
  
  - Мыслями? Да запросто!
  
  Дин бравировал. "Запросто" уж точно не было.
  
  - Я думаю, что тебе оказалось очень тяжело про это вспоминать.
  - Хм... - Свят вцепился в зажигалку, вертя её в пальцах, видимо, пытаясь хоть чем-то занять беспокойные пальцы. - В том плане, что "дал" тебе первому?
  
  Дин усмотрел в развязном тоне Зверя защитную реакцию.
  
  - Не совсем, - Ангел, стараясь быть совершенно хладнокровным, откинулся на спинку стула, с хрустом сминая в ладони пачку с пеплом.
  - Ну, просвети меня, что ли, родной!
  - Тебе трудно говорить, почему ты это сделал, - бесформенный комок тонкого картона метнули в Зверя, и тот его с лёгкостью поймал, гикнул, с преувеличенным интересом разглядывая.
  - Даже самому себе?
  - Самому себе - тем более, - Дин склонился в сторону собеседника, сложив руки перед собой на стол, и почти шепотом, но жарко и эмоционально продолжил. - Я до сих пор понять не могу, как ты, ТЫ, Зверь! Смог, пусть так заковыристо, по-дебильному, но сказать про свои чувства... И не абы к кому! Ко мне! И вообще... Ну, когда ты успел втюрится-то так, а?! Ты же ненавидел меня! Я же бесил тебя до такой степени, что избить хотелось... А? Но не поверю, что записи про это - враньё...
  
  Зверь отрицательно покачал головой.
  
  - Да я и не собираюсь говорить, что это враньё, расслабься... Да, бесил, и всё такое! Ты же сам это видел! Было...
  
  Он выпил остатки пива, поставил бокал, облизал верхнюю губу (всё это под пристальным наблюдением), и только потом закончил:
  - Недолго только. Знаешь, сволочь белобрысая, к моему удивлению, ты оказался из тех, кого очень хочется послать нахуй, но в то же время отпустить просто нереально... Я думал, что не бывает так. Ошибался...
  
  Дин, не зная, то ли плакать, то ли смеяться, борясь с необходимостью взять руку сидящего напротив и прижать её к своей пылающей щеке ладонью, на секунду свёл брови, разглядывая, как пальцы Зверя так и продолжает издеваться над зажигалкой.
  
  - Но когда ты понял, что я с Яном переспал... тот скандал... Он из-за чего всё-таки произошёл? - очень осторожно, тщательно "фильтруя базар", спросил Дин и затаился.
  - А вот тут, котёнок, можешь не поверить, я даже и не удивлюсь, но... Тогда я тебя хотел убить вовсе не из-за ревности. Я реально боялся, что ты мелкого поимеешь и бросишь, - Свят замолчал, глядя куда-то в грудь Дина.
  - Перестань, - тихо сказал Ангел, ни на грамм не сомневаясь в правдивости сказанного. - Мне ли не знать твоё отношение к мелкому? Я верю.
  - Правильно делаешь... И знаешь, тебе крупно повезло, что я тогда даже такой бешеный смог некоторые детальки сопоставить и кое-что очень правильное для себя понять... Вовремя понять.
  
  Дин закрыл глаза, выдохнул с нервной, но всё же улыбкой.
  
  Задрал чёлку пятернёй и опёрся локтем о стол, сминая в пальцах волосы.
  
  - Поэтому ты вместо того, чтобы меня размазать... за всё... рассказал мне о причинах ваших с Яном отношений?
  - Ну... Как-то так. И, наверное, пусть мне и хотелось рвать и метать, и всё такое, но я должен был хотя бы попытаться... Не то, чтобы оправдаться, а... мне казалось важным, чтобы ты понял, насколько мне мелкий небезразличен. Даже после всего...
  - И я понял это очень хорошо. Не знаю, кем надо быть, чтобы такое не понять!
  - Мне тогда хотелось или самому сдохнуть, или убить вас обоих... Даже не знал - чего сильнее... Единственное, что я знал наверняка, так это то, что остался один. И даже то, что Ян мой брат и никуда деться не может, мало успокаивало.
  - Взял и ушёл... Да?
  - Ушёл... А что мне ещё оставалось? - только теперь Свят посмотрел Ангелу в глаза. - Я оказался третьим лишним. Не нужным ни тебе, ни мелкому...
  
  Дин не выдержал и прикрыл веки, качая головой.
  
  - Твою мать, Свят...
  - Да ладно тебе. Прошло... Всё встало на свои места.
  - Прошло, я знаю... Просто только теперь понимаю, насколько тебе тогда плохо было... Яна предателем считал, да ещё и в меня... это...
  - И в тебя, - кивнул Свят, - "это". А Ян... Он говорил потом как-то, что ты по началу даже отказывался с ним трахаться?
  - Не то чтобы прямо отказывался. Так выходило, что он хотел мне показать, что не хуже тебя в койке. А я доказать пытался, что это совершенно не нужно! Понимаешь? Что мне с ним даже без секса классно.
  
  Зверь подскочил к холодильнику, достал бутылку минералки и, сорвав с неё крышку, присосался к горлышку.
  
  В другой ситуации Дин бы не преминул как-то стебануться по поводу бескультурья, но сейчас действие старшего Истомина казалось способом скрыть эмоции.
  
  Ангел молча смотрел, как ходит ходуном кадык на открытой шее, и медленно стекает капелька от уголка губ к скуле.
  
  Вытерев губы, Зверь вернулся на своё место, но сел спиной к стене, вытянув ноги в проход, так и держа в руке почти пустую запотевшую бутылку.
  
  - И он тебе показал, да?
  - Пфф! Показал - не то слово, - Дин покачал головой. - Он мне все мозги нахер свернул... Не думал, что он такой.
  - Угу... Невинный мальчик-эмо с откровенно блядскими закидонами? Нехилый такой микс для первого раза, да?
  
  Дин усмехнулся, видя улыбчивый, но всё же обманчиво-спокойный взгляд. Обманчиво, потому что слишком хорошо чувствовал человека, которого любил - спокойствием там и не пахло.
  
  - Он и тебя таким собойвлюбил по уши, да, мой хороший?
  - Мне казалось, что он опустошает меня, вычёрпывает своими ласками... Но без этого я уже не мог...
  - Да, ты говорил... Имею ввиду на диктофон.
  - А... Он меня в шок вгонял. То, каким он оказался в постели, даже пугало иногда. Хотя и до сих пор... - Свят запнулся, кашлянул, чем и воспользовался Дин.
  - Ты имеешь в виду то, что сегодня увидел?
  - Блядь... Вот молчи про сегодня, а?
  - Прости, - Ангел улыбался, - прости, молчу!
  - Ты это... вопросы у тебя ещё не закончились случайно? - Зверь опёрся затылком о стену, закрыв на секунду глаза, пока молчал Дин.
  - Знаешь, - вдруг начал Ангел, игнорируя вопрос, - я вот теперь понять не могу...
  - "Теперь"? - не дал договорить Свят. - Это к чему?
  - Теперь - когда я знаю о реальном твоём отношении ко мне, - Дин говорил, словно ставя точку после каждого произнесённого слова.
  - Окей... Продолжай, - милостиво позволил Свят, снова закрывая глаза.
  
  Дин шумно выдохнул, демонстрируя возмущение.
  
  - Так вот... Ты говорил, что во время ссоры ты не шлялся по парням, так?
  - Не шлялся. Не до этого как-то оказалось...
  
  - Я понимаю, да... Но потом, Зверь! Когда я тебя в сортире выловил, и мы целовались, как полоумные, и признался тебе, что мы с Яном оба хотим быть с тобой, какого хера ты попёрся к грёбаному садисту, а?! Ты никого не искал, когда внушал себе, что один остался, а потом, когда я тебе прямым текстом сказал, что ты нам нужен... Какого? А? Что это? Ты мне можешь сейчас сказать, какая дурь у тебя в башке тогда творилась?
  
  Дина потряхивало.
  Он переживал во всём этом что-то очень противоречивое, и, в то же время, странное чувство, что начинает рыть там, где когда-то это делать очень доходчиво и ясно Зверь запретил. Поэтому и маячила возможность быть посланным очень далеко. Без объяснения причин.
  
  - Не ори, - Свят оттолкнулся от стены и склонился в сторону всё больше напрягающегося Ангела. - Какая дурь, спрашиваешь? А знаешь, ты прав... Ещё та дурь! Вот только ты, мой мальчик, если "теперь" в курсе того, чего не знал раньше, может, сам свяжешь кое-что?
  
  Дин уже собирался что-то сумничать, но Свят продолжил:
  - Вспомни-ка, блонд, в чём ты ЕЩЁ признался тогда... Пошевели извилинами! Ну? Давай-давай! Поднапрягись! Что? Судя по твоей охуевшей роже лица - склерозом не страдаем ещё? Нет?
  - Блядь... Я же... Тогда тебе сказал, что люблю Яна...
  
  
  Дин даже охрип, в общем-то, уже догадываясь, что творилось со Зверем в тот день.
  - Ни хера себе... Так получается, что я тогда тебя ещё больше оттолкнул, да? И ты реально не собирался быть с нами? Именно поэтому снова полез на сайты знакомств? Я прав?
  - Аллилуйя! Блонд, ну браво, чо!
  - Браво?! Чёрт! Но я же видел тебя в тот день после разговора! Ты был спокоен! Мне казалось, что всё налаживается!
  - Ну да... Более логично, чтобы я головой о стены бился, да, милый?
  - Да какого ты...! Зверь! Вот какого ты ржешь сейчас!? Издеваешься, что ли?
  - Эй! Тшшш! - Свят подорвался и, выдернув Дина за руку со стула, плюхнулся на диванчик, заставив усесться к себе на колени лицом к лицу, притянув за шею, едва касаясь губами виска. - Не вопи... Ну, чего ты? Всё так давно происходило, слышишь? Прошло же! Мы вместе...
  
  Дин стискивал плечи Свята до боли в пальцах, слушая его голос, впитывая тепло прикосновения губ, тела, рук.
  
  - Это пиздец какой-то! Я не видел ничего! А ты... У тебятакое дерьмо в мозгах кипело!
  - Ну не почувствовал... убиться теперь, что ли? Ты на мелком зациклился тогда. Полностью. Помнишь, ты тогда не знал где он и что? Да и выловил ты тогда меня именно из-за него. Вот... Так что не удивительно.
  - Ты сейчас кого успокаиваешь? Меня или себя? - Дин тихонько тёрся носом о стриженый висок Зверя, ощущая постепенно рассасывающееся напряжение.
  - Обоих.
  - Да... А звонок от тебя тогда, Свят?
  
  Зверь вздохнул, всё так же, не выпуская от себя гибкого, как кошка, чуть пьяного Ангела, взъерошенного и чертовски приятно возбуждённого эмоционально.
  
  - Я был пьян, зол... И вообще после всего... - Свят помолчал, а Дин не сдержал вырвавшийся скулёж. - Оставалось или удавиться, или позвонить тебе.
  - Ты позвонил мне.
  - Да, я убеждал себя, что просто поговорим и всё... Понимаешь? Ты единственный, кроме брата, кто знал всё. Кому ещё я мог рассказать, пожаловаться? А? А меня распирало! И, между прочим, не собирался я тебя в койку тащить. Честно. Веришь? Это уже потом, когда ты заявился... Деловой... Фейс кирпичом!
  - Чего? - попытался возмутиться Дин.
  - Всё того же! Командир из себя весь такой, ога! И давай строить! Да? Не пожалел, сука, а наоборот наорал! Ну и чо? Видимо, меня и переклинило... Думаю - а чем я хуже Яна? Почему я должен от тебя отказываться? А потом вообще мелкий в тачке обнаружился... Знаешь, как меня это взбесило? Зло взяло. И на него, и на тебя... Это стало последней каплей. По любому бы тебя в койку затащил. Не в тот день, так позже. Даже просто из вредности.
  - Блядь, Зверь... Ты невозможный просто... Монстр! - Дин шептал, с трудом контролируя странно, мучительно сладко тянущее счастье внутри себя, до боли стискивающее под рёбрами.
  - Кто бы говорил! Сволочь, ты же меня наизнанку вывернул и даже не заметил!
  - Ага... Прям вот заметишь по тебе! Как же! По морде твоей похуистической, да?
  - Ну, я же не красна девица - таять и млеть.
  - Гы... Ты точно не девица. Ты - Зверь! Мой.
  
  Дин касался губами прохладного уха расслабленного, улыбающегося Свята и, горячо шепча, едва двигаясь, ласкался о его тело.
  
  - Слушай... Так получается, что нужно сказать спасибо тому уроду с дубинкой? А? Из-за него же ты мне позвонил. И вообще... так получается, что ли?
  - Получается так. Я не раз про это думал.
  - Всё равно, скажи... Ты же понимал, что рано или поздно помиришься с мелким? И не сомневался, что он захочет вернуть ваши отношения. Даже, больше, чем было, ДО... Девственником-то он уже перестал быть. Да и ты сам, Зверь... Неужели смог бы отказаться от него? Смог бы "нет" ему сказать?
  - Чёрт... Дин! У меня в башке тогда только две мысли и имелись! То, что ты любишь ЕГО, а не меня. И то, что собственный брат положил на меня большой и толстый... Ясно? У него появился ты. И ты его любишь. Я не сомневался, что это так и есть... Вывод, вообще-то, напрашивался только один: НАХЕРА Я ВАМ В ЭТОЙ СИТУАЦИИ НУЖЕН? Всё? Всё!
  
  - А раз он нам не был нужен, то мы ему тем более не нужны... Сука гордая, - неожиданно услышали парни со стороны и повернули головы.
  
  Мозаик, едва улыбаясь, переводя взгляд с одного на другого, покачивая головой, стоял в проёме двери, расставив ноги и сунув большие пальцы в карманы джинсов.
  
  - Я тебя ненавижу, - тоном, совершенно противоречащим смыслу, высказался Зверь.
  - Взаимно, родной! Очень взаимно.
  
  Дин, обожающий наблюдать за любого вида общения братьев, молчал, тихонько поглаживая затылок Свята, с нежностью глядя на его близнеца.
  
  - Припёрся чего? Соскучился уже за пять минут?
  
  Дин не видел выражения глаз Свята, зато видел, как на него смотрел Мозаик.
  
  - Ну... типа того... Только вы уже почти полчаса трындите, а не пять минут! Сколько можно разборки наводить на ровном месте? Всё же и так предельно ясно!
  - О-па... Видел, Ангел? Ясно ему всё! Может, скажешь, что именно тебе ясно?
  - Скажу... Чего не сказать-то? - Ян поменял позу, прислонившись плечом к косяку.
  - Ну-ну, слушаем! - Дин слез с колен Зверя, усаживаясь с ним рядом.
  - Да, в общем, ничего нового, - покачал головой Мозаик. - Всё старо, как мир: какие бы вы там войны и разборки между собой ни вели раньше или сейчас, сколько бы ни мерялись ширинками - вы всегда были и остаётесь зацикленными друг на друге придурками!
  
  Пауза.
  
  Зверь, пару раз моргнув, медленно повернулся к пялившемуся на Мозаика, подзависшему от такого заявления, Дину и хмыкнул:
  - Лицо сделай попроще, да? И вообще... Даже не вздумай сейчас перечить моему брату.
  
  ***
  
  Ангел сидел на пассажирском сидении, немного поёживаясь, и сонно моргал, всматриваясь в летящее под колёса серо-чёрное полотно асфальта, освещённое фарами.
  Бездумно кивая, теребя в кармане проводок от диктофона Зверя, в пол уха слушал маму, объясняющую, что и где лежит в сумке, которую она собрала для него на неделю.
  
  Всего полчаса назад ему пришлось выползти из тёплой постели близнецов по звонку будильника, уже зная, что за ним вот-вот подъедет кто-то из родителей, чтобы на пять долгих дней увезти в другой город, подальше от близнецов.
  
  Уже в который раз.
  
  Украдкой всунутый в ухо наушник.
  
  Нажатая кнопка "play"...
  
  И голос, к которому не можешь быть равнодушным.
  
  "Этот засранец... Если честно, я думал, он день на пятый взвоет и отменит всё. А сегодня уже десятый... Десятый! И как вам такое?! Он что, решил дождаться, когда я сам всё это закончу? Нифига! И не подумаю! Пусть даже не мечтает, сволочь! Вот же гад, да? И Ян уже переживает, дёргается... Говорит: "Неужели не понимаете, что это может в реальную ссору перерасти?" Хм... А с чего бы это, да? Всё будет как раньше, когда блонд сдуется..."
  
  Пауза.
  
  "Я скучаю... Я так скучаю, мать его! А тут ещё мелкий, зараза, им пахнет, нормально? Блин... Меня от этого просто клинит! Нет, хватит... День потерплю, не больше - и всё... Плевать! Хватит экспериментов. Это уже слишком..."
  
  ***
  
  Это и спором-то не было, по большому счёту. Так, просто...
  
  Уже после того, как улеглись страсти с мнимым заражением Яна, одному из них вдруг приспичило задаться вопросом и озвучить его: "а вот интересно, сколько они, Дин и Свят, смогут быть порознь, не общаться, не касаться друг друга? Хотя видеться в школе придётся, конечно".
  А другой, полный энтузиазма и дури в голове, хоть и не блондин, вроде, возьми да ляпни: "Ну, а чего думать-то? Давай опытным путём это дело и проверим! Тем более экзамены на носу, будет больше свободного времени для подготовки".
  На том и порешили.
  
  С Мозаиком договорились встречаться по желанию, без ограничений, потому что временно сделать его не братом Зверя и ограничить их общение никак не получалось.
  
  Яну оставалось только покрутить у виска пальцем, покачать головой, глядя на любимых людей с явным сочувствием, словно им только что поставили один на двоих неопровержимый диагноз - "неизлечимый идиотизм" - тяжко вздохнув, вынести справедливый вердикт: "Придурки, чо!". И молча (или почти молча), наблюдать за развитием событий в дальнейшем.
  
  А события развивались сначала довольно спокойно, даже для чувствительного Яна, контактирующего с обеими сторонами.
  
  Парни действительно перестали общаться. Не перезванивались. Не переписывались. В школе, если и встречались нечаянно, то тут же расходились в стороны.
  
  Эти дни для многих школьных "наблюдателей-любителей" стали довольно непонятными. Ссорой между объектами наблюдения, вроде, не пахло, потому как странные взгляды, заставляющие что-то внутри сжиматься, и улыбочки между ними проскакивали, но вот почему-то разбегались они друг от друга, как шарики с противоположными зарядами!
  
  Первый-второй день прошли довольно терпимо для обоих.
  
  На третий появилась лёгкая нервозность.
  
  После четвёртого парни, как бы невзначай, стали спрашивать у Мозаика, что другой говорит "по поводу".
  
  - Да всё супер, ты же видишь - он хоть бы что! Кремень! - отвечал он за обоих, стараясь просто разозлить, вывести на эмоции и вернуть их к общению. Реакция оказалась обратной: злость, если и появилась, то заставляла держать себя в руках ещё сильнее.
  
  К концу недели парни уже были на взводе. Раздражение скрыть оказывалось очень непросто. Ян в открытую материл обоих.
  
  - Я в порядке! - заверял один.
  - И не подумаю. Мне в кайф, вообще! - умничал второй, бездумно касаясь открытой тату на руке.
  - Ослы упрямые! Кретины долбанутые! - Мозаик добавлял к начальному вердикту всё новые и новые, ни капли не сомневаясь в их правильности.
  
  А ещё спустя пару дней экспериментаторов ломало так, что было невозможно сосредоточиться ни на уроках, ни на зубрёжке билетов.
  
  Признаться в этом и сдаться первому, пришлось Дину, прекрасно понимающему, что ждать подобного от Свята, будет равносильно ожиданию конца света: то ли будет, то ли нет... И, если будет, то когда?
  
  - Всё... Не могу больше. Приезжай, а? - почти проскулил в трубку Дин вечером двенадцатого дня их "необщения", до этого наматывая круги по квартире, еле дождавшись, когда мать уедет к отцу на дачу.
  
  И не стыдился, что не выдержал. Не было разочарования в своей собственной слабости.
  Вот только пришлось крепко-накрепко стиснуть зубы и сглатывать, давя ком в горле, когда безжалостно сильно к себе прижали любимые руки, по которым так скучал, а шершавые губы, касающиеся его уха, хрипло шептали, вызывая бесчисленные толпы мурашек, ринувшихся с затылка вниз по спине:
  - Никогда больше... слышишь? Не позволяй нам ставить друг над другом такие эксперименты!
  
  И Ангел знал точно, что Зверю было так же хреново в дни их общего идиотизма, даже не смотря на его бодрячковые "мне в кайф" и нечто подобное, передаваемое Мозаиком.
  
  ***
  
  Вспоминая то время, украдкой улыбаясь, но не очень весело, Дин понимал, что теперь Её Величество Жизнь начала ставить над ними свои собственные серьёзные и очень взрослые, плохо предсказуемые опыты.
  На прочность, на выдержку, на проверку чувств. Не приходилось сомневаться, что с каждым месяцем они будут ужесточаться и усложняться.
  Но Дин очень хотел верить, что эксперимент под названием "Учёба и Взросление" они обязательно выдержат. Основа для этого - настоящее чувство и желание быть вместе - у них есть.
  
  А раз есть это, всё остальное они наверняка будут преодолевать столько раз, сколько потребуется, вскидывая средний палец и с усмешкой глядя в лицо превратностям судьбы, пытающимся их разлучить...
  
  
  
  Latvia Riga 2012 Mad Gentle Essence
Оценка: 8.87*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"