Тарасенко Вадим Витальевич: другие произведения.

Осторожно, двери открываются

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Жизнь, словно поезд метро - несется по кольцевой. Мелькнет белый свет, а потом: "Осторожно, двери закрываются...", а дальше неотвратимый, темный длиннющий участок. И как тот утопающий, для которого не нашлось даже соломинки, ждешь света, только он показался, судорожно глотнул его и... "Осторожно, двери закрываются...". "И кто сказал, что человек произошел от обезьяны. От белки он произошел. От глупой, самодовольной, жестокой белки".



"Осторожно, двери открываются..."

 []

  

"Осторожно, двери закрываются...".

   Поезд чуть дернулся, дернулись пассажиры. Мгновение, и залитая электрическим светом станция метро, заполненная людским гомоном и суетой, сменилась темным одиночеством тоннеля.
   "Вот так и в жизни - все хорошо, светло. Вокруг люди, и в уши тебе врывается бурная жизнь. Потом хоп: "двери закрываются", и вместо света, жизни - темнота и одиночество. И вокруг тебя ни остается ни души", - Наташа Ирпеньева, преподаватель русского языка и литературы в одной из средних школ, расположенных на окраине города, чуть вздохнула. Настроение было отвратное. Сегодня утром, проснувшись чуть раньше обычного, девушка равнодушно уставилась в белизну потолка. Мозг, не втянутый пока что в мелочевку повседневности и даже почти не обремененный "распознаванием" окружающего мира - белый потолок, ни трещинки, ни мухи, что тут особенно распознавать, скорее от скуки выдал "на гора": "В чем смысл жизни?" Что ж, значит пора - вчера обладателю мозга исполнилось двадцать пять. Пора очередной раз задать и попытаться решить этот вечный вопрос. Треть жизни за плечами. Промежуточный финиш. Позади школа, университет, большая любовь, кончившаяся большой подлостью - смотрящие куда-то в сторону глаза бывшего пылкого влюбленного и фраза: "Натка, ты меня извини. Но я разобрался со своими чувствами - я тебя не люблю". Потом розовый цвет индикатора на беременность, аборт и пустота. "Тоже мне рыцарь. Сделал девушке ребенка и в кусты. Подлец", - последнее слово девушка произнесла в слух и встала с постели. Впрочем, злости в голосе не было - прошло больше двух лет. А, посмотрев на судьбы некоторых своих подруг по двору, школе, университету, Наташа решила для себя: "Еще легко отделалась" - ни дуплета печатей в паспорте: " Замужем - разведена", ни следствия небрежного отношения к контрацепции - ребенка. Далее мозг по этому поводу ничего конкретного сказать не успел - пошла загрузка повседневными проблемами: умыться, приготовить и съесть завтрак, одеться. И лишь в метро, по пути на работу, Наташин мозг вновь погрузился в философские дебри.
   Поезд вынырнул из тоннеля, подъезжая к очередной станции.
   "Что ж подобьем итоги, как, Наташечка Ирпеньева, Вы не против?" - мозг учтиво обратился сам к себе. И, естественно, сам себе дал добро. "Плюсы: жива, здорова, имею высшее образование. И...и пожалуй все. М-да, не густо. На слабенькую тройку. Да нет, все же на три с плюсом".
  
   "Осторожно, двери закрываются...".
  
   И снова поезд впрыгнул во мрак. "Минусы: работа - только с голода не умереть, своего дома нет - живу с родителями, личная жизнь - два раза в неделю встреча с парнем - небольшой ужин, потом постель. Ни особой любви, ни страсти, как говорится, умерено и регулярно. Тоска".
   И снова освещенная станция. В открывшиеся двери хлынули люди. Возле девушки, потасканного вида мужчина, опустил большущую, грязную сумку, потертую на сгибах. Боком она уперлась ей в ноги. "Ну вот, еще своей сумкой брюки вымажет", - Наташа с недовольным видом чуть отодвинулась. Владелец сумки это заметил. С равнодушно-усталым лицом он молча повернулся к девушке спиной.
  
   "Осторожно, двери закрываются...". .
  
   И снова люди все вместе, дружно, влетели в темноту. "Хам, хотя бы извинился", - Наташа зло посмотрела на мужчину, - а впрочем, его жизнь и так наказала". Девушка чуть брезгливо еще раз посмотрела на него. Вытертые рукава на локтях, засаленный воротник, присыпанный перхотью - неухоженная, бедная жизнь топорщилась мятой курткой. "И наверняка от него несет запахом месяца не мытого тела. А одна из подмышек куртки, наверняка, порвана. Ставлю на это всю свою месячную зарплату". Господь, видно, заинтересовался этим пари - вагон на одном из стыков рельс качнуло и женщина, стоящая рядом с мужчиной, на которого было поставлено пари, толкнула его в бок. Женщина была типичная, среднестатистическая - метр шестьдесят восемь рост, семьдесят пять вес. Поэтому что бы удержаться, мужчина схватился руками за поручень. Наташа пари проиграла - были порваны обе подмышки. "А суть твоей жизни на сегодняшний день такова, милая моя, - неожиданно "врубился" ее мозг, - что тебе нужно так устроиться в жизни, что бы никогда, ни при каких обстоятельствах, твои пути не пересекались с путями таких, - Наташа еще раз скользнула по разводам перхоти впереди себя, - ни на работе, ни в транспорте, нигде. Твоя жизнь должна быть параллельной жизни таких".
   Поезд вынырнул в очередном освещенном мирке. "И стихи не пишутся. Танька мне же все так классно устроила - договорилась с редактором художественного отдела, что тот в следующий номер журнала возьмет одно мое стихотворение. И журнал ни какой-нибудь там провинциально-тривиальный "Отдохни - оттянись", а элитный, московский. "Пегас". А публикация в "Пегасе" - это заметное событие. И хочется написать что-то такое яркое, запоминающееся, а тут как назло - ни строчки в голове. Правда, можно дать старое... Ладно еще время есть. Сегодня понедельник, а стихи нужны на пятницу. Может что-нибудь и напишу".
  
   "Осторожно, двери закрываются...". .
  
   В метро, как и в жизни - за белой полосой обязательно следует темная...
   Уже подходя к школе, Наташа Ирпеньева подумала: "А после школы в агентство. Господи, ну как же не хочется. Самому на себя лить грязь и еще притворяться, что тебе это в кайф. А надо, Наточка, надо. Без агентства, на одну учительскую зарплату, ты будешь как тот хам в метро - жалкая, уставшая. Только вместо перхоти, по твоему воротничку будут рассыпаны тусклые, неухоженные волосы.
   Восьмой класс. Пушкин. "Я помню чудное мгновение". Фронтальный опрос. И зазвучало в классе нежными девичьими и ломкими мальчишескими голосами:

Я помню чудное мгновение
Передо мной явилась Ты

   Когда в пятнадцатый или шестнадцатый раз в классе явилось "мимолетное видение" и "гений чистой красоты" Наташа затосковала. На улице стоял холодный ноябрьский день. После школы надо идти в агентство, там четыре часа словесной грязи, потом домой, торопливый ужин, десять минут разговоров с родителями. Отбой. Утром - умыться, поесть, одеться, пешком к станции метро... Жизнь, словно поезд метро - несется по кольцевой. Мелькнет белый свет, а потом: "Осторожно, двери закрываются...", а дальше неотвратимый, темный длиннющий участок. И как тот утопающий, для которого не нашлось даже соломинки, ждешь света, только он показался, судорожно глотнул его и... "Осторожно, двери закрываются...". "И кто сказал, что человек произошел от обезьяны. От белки он произошел. От глупой, самодовольной, жестокой белки".
   А в классе надцатый раз раздавалось:

Я Вас любил так искренне, так нежно
Как дай Вам Бог, любимой быть другим
  
   "Как же, "искренне", "нежно", а потом в письме своему дружку написал из Михайловского: "Вчера ко мне приезжала Анна Керн, и с Божьей помощью я ее .....л." То же мне мужчина. Самое обыкновенное мужичье, правда, гениальное. Обезьяна. Самец". Вот решая такую вечную дилемму: "физиология - любовь" Наталья Владимировна Ирпеньева и закончила урок.
   Посеяв еще три урока "разумное, вечное, доброе" она вышла со школы. "Теперь в агентство". Снова метро. Снова чередование света и тьмы под безжалостный рефрен: "Осторожно, двери закрываются..."
   Через пятнадцать минут девушка открывала массивные стальные двери в старом, сталинской постройке, доме. "Теперь придется встречаться с мужичьем, но уже даже не гениальным. Обычные самцы".
   - Привет Ира, - Наташа улыбнулась подружке, работавшей в агентстве в первую смену.
   - Привет Ната, - жгучая брюнетка махнула девушке рукой.
   - Ну, как смена?
   - Плохо. Всего три звонка. Правда одного клиента держала сорок минут.
   - Ну и как?
   - Пацан. Лет пятнадцать - шестнадцать. От моих словесных изысков аж постанывал. Салага.
   - А Жанна как. Что то я ее не вижу.
   - Да она как ты, после смены зубы чистит. Очищается после словесной проституции. Да вот и она.
   В комнату вошла маленькая, худенькая девчушка.
   - Привет Ната, - голос у Жанны был под стать телу - тихий, нежный.
   - Ну, как смена, Жаннуля?
   - Два звонка. Один клиент звонил, так из любопытства. Минут пять послушал и отключился. Зато второй - полтора часа.
   - Ого!
   - На групповушку нарвалась. Человек пять, не меньше.
   - И кто?
   - Школьники. Провели со мной урок биологии. Тема: "Размножение млекопитающих". Вот на мне они и отрабатывали способы размножения. Вернее, позы при размножении. Я у них за учительницу была. В конце потребовали, что бы я им оценки поставила.
   - Привет девочки, - в комнату вошла пухленькая, невысокого роста брюнетка.
   - Привет, Зина.
   Зина в агентстве была звезда. Не смотря на свою невзрачную внешность, она обладала голосом, который западал не только в душу и сердце аудилюбовников, но и проваливался значительно ниже, в район раздвоения ног. И от Зинкиного голоса у мужчин сходу поднималось не только настроение, но и кое-что еще, расположенное именно там, куда проваливался ее голос.
   Зазвонил телефон в соседней комнате.
   - Зина, твой.
   Торопливо попрощавшись, девушки разошлись: Зина, пошла к телефону в соседнюю комнату, Наташа осталась в этой, Ира и Жанна упорхнули домой.
   Через пятнадцать минут телефон зазвонил и у Наташи.
   - Привет, как тебя зовут? - уверенный голос явно принадлежал человеку, не раз звонившему в агентство.
   - Меня зовут Анжелой. Можешь называть меня киской.
   - А рыбкой?
   - Конечно можешь.
   - Итак, рыбка, я крупный фермер. У меня есть конюшня. Ты у меня работница. И вот однажды ты пошла в конюшню... да вот еще что, под юбкой у тебя ничего нет.
   - Да, милый. Я зашла в конюшню, подошла к жеребцу...
   - Я тихо подошел сзади...
   - Я услышала тебя. Но я хочу тебя. И как бы не видя тебя, я, опираясь на жеребца, прогибаю спину и отставляю попку...
   - Я рывком задираю юбку...
   - И я чувствую, как твой царственный жезл входит в меня, и я стону, потом кричу...
   - И жеребец начинает ржать...
   - Да, да и жеребец начинает ржать. А я кричу: "Еще, еще..."
   - А что ты делаешь попкой?
   - Я как можно сильнее выставляю ее тебе и... и начинаю ею вилять.
   - И не только это.
   - А что еще, мой милый? Твоя Анжела для тебя сделает все что угодно.
   - Ты нагибаешься еще сильней и двумя руками хватаешь жеребца за его ...
   ... Этого клиента Наташа Ирпеньева держала на телефоне двадцать минут пятнадцать секунд - телефон бесстрастно высветил на своем табло время словесного секса. За каждую минуту агентство девушке платило одну гривну. В этот день у Наташи было еще четыре звонка. По желанию клиентов у нее были и красные, и белые, и черные трусики. Девушка ползала перед ними на четвереньках, каталась как кошка по пушистому ковру и совокуплялась, совокуплялась, совокуплялась... Градусы страсти, миллиграммы адреналина и тестостерона, пропущенные по телефонному кабелю перекодировались в биты слов, а затем в деньги, которые, как известно, не пахнут.
   Поздно вечером Наташа приехала домой.
   - Устала доченька? - мать сочувственно смотрела на дочь. - Может откажешься от репетиторства. На тебе ж лица нет. Ну его эти деньги.
   - Ма, согрей чай.
   - Иди на кухню. Я тебе картошечки поджарила, как ты любишь, и чай свежий заварила.
   - Спасибо, ма.
  
   Уже засыпая, девушка вспомнила слова, которые вертелись у нее в голове, пока она ехала домой:

И тихое: "Люблю"
Как мягкий снег, cпустившийся с небес
  
   Мозг тихо убаюкивал сам себя. Последнее осмысленное на сегодня было: "Надо обязательно этот снег включить в свое новое стихотворение..."

   "Осторожно, двери закрываются..."
  
   И вновь утром перед глазами белый, тоскливо-безупречный потолок. И вновь однообразный, отработанный ритуал: умыться, позавтракать, одеться. И вновь толчея людского потока, низвергающегося в комфортабельные недра земли.
  
   "Осторожно, двери закрываются...".
  
   Привычно, свет сменился тьмой. "И так всю жизнь? Господи, тогда явно не стоило разрешать мне появляться на свет". И тут в голове девушки вспыхнуло:
На сцене под названием "Земля"
Проходит пьеса "Жизнь" по желанию Творца
Никто из нас не видел ни ее начала
И к счастью, думаю, не увидит и конца
  
   "Ну наконец-то, прорвало. А то пятница уже на носу. Правда, Танька сказала, что мое стихотворение точно возьмут. Ага, как же. "Точно возьмут". Стихотворение какой-то безвестной девчушки, никак не связанной со столичным литературным бомондом. Счас!... А может у Таньки с этим зав. отделом роман. И она решила отблагодарить свою давнюю подругу за годы списывания у нее школьных сочинений и контрольных по математике. Ох, хорошо бы".
   Свет неотвратимо сменил тьму. Произошла очередная людская рокировка.
  
   "Осторожно, двери закрываются..."

На этой сцене нет суфлера
И репетиций тоже нет
Дается лишь одна премьера
И никому не суждено сыграть на "бис"
  
   Школа. Девятый класс.
   - Любовь Ромео и Джульетты возвышает их. Их любовь чиста и одухотворенна, - небольшого роста стройная девчушка пересказывает трагедию ХIV века, глаза ее блестят:
Моя любовь без дна, а доброта -
Как ширь морская. Чем больше трачу я,
Тем становлюсь безбрежней и богаче.
  
   "Синякина, Синякина - круглая отличница, счастливая ты, вернее твой возраст. В пятнадцать лет любовь, конечно, должна быть только "без дна, а доброта, как ширь морская".
   - Хорошо Синякина, садись.
   " Эх, где ты мой рыцарь, Сашка из девятого "Б", таскавший семиклассницы Наташке Ирпеньевой портфель домой. Уехали твои родители, и десятый класс ты заканчивал в другом городе. И какие красивые письма ты мне писал. Но твоя Наташка, твоя Наточка, на них не отвечала. Думала таких рыцарей на белом свете полно. Да, полно. Полно ничтожеств в штанах".
   - Самойленко, к доске.
  
   "Осторожно, двери закрываются..."
  
   - Привет, Жанна.
   - Привет, Натка.
   - Как мужской пол?
   - Выше свиней не поднялся. Две групповушки, три минета и напоследок анальный секс. У меня тюбик зубной пасты за неделю уходит. Ну, пока.
   - Пока.
  
   - Девочка, ты моя ученица, а я твой учитель физкультуры, Николай Петрович. А ну-ка лезь на шведскую стенку.
   - Слушаюсь, Николай Петрович. Я лезу на шведскую стенку, повисаю на руках, а Вы медленно начинаете снимать с меня спортивные трусики...
  
   "Осторожно, двери закрываются..."
  
   - Наташенька, там, на кухне бутерброд с маслом и сыром и чай в чайнике.
   - Спасибо, мама.
   "Так, завтра среда. Свидание с Игорем. Неохот-а-а-а. А в пятнице Таньке надо отдать стихотворение. Интересно, а как она с этим зав. отделом познакомилась... И, все-таки, в стихотворение надо обязательно вставить "и мягкий снег, спустившийся с небес".
  
   "Осторожно, двери закрываются...".
  
   "Интересно, сколько раз за час, какая-нибудь молекула воздуха побывает в легких разных людей. Вот я, сейчас вдыхаю воздух, а там есть молекулы, которые были в легких какой-то мрази. Были внутри его, касались его, а потом касаются меня. И хорошо, если только в легких, а могут же быть и в других, еще более неприятных местах. Мы в с е тут в ы м а з а н ы друг другом. Ага, вот в вагон вкатываются очередные желающие перемазаться друг другом, - Наташа равнодушно смотрела на новую порцию пассажиров, стремящихся в вагон.

По ходу в ней меняются актеры
Сменяют декорации подчас
Одним играть в ней долго-долго
Другим - делов на час
  
   Так, еще одно четверостишие. Дело пошло веселее".
  
   "Осторожно, двери закрываются...". .
  
   "Интересно, сколько часов я должна заниматься словесным сексом, сколько тюбиков пасты я должна изничтожить, чтобы попытаться купить такую дубленку", - молодая учительница русского языка и литературы, скосив глаза, смотрела на девушку в роскошной светло-коричневой дубленке. Казалось, каждый квадратный миллиметр этого фатального для овцы союза ее с человеком кричал: "Я фирменный, фирменный!". "Везет же некоторым", - Наташа незаметно вздохнула.

Кому- то в ней играть героя
Кому-то выпадает роль шута
Одним играть от роли воя
Другие - отыграют все шутя
  
   Черная лента эскалатора выдала Наталью Владимировну Ирпеньеву, вкупе с десятками других людей "на гора".
   Одиннадцатый класс. Финиш одного периода жизни и старт другого. А пока тренинг души.
   - Здравствуйте. Сегодня, как я надеюсь, вы помните, было задано выучить любое стихотворение Сергея Есенина, какое западет в душу. Так что начнем.
   Класс спокойно ждал. Одиннадцатый класс - все давно знают, что они хотят. Знает и школа. Так чего ж дергаться? Отличники получат свои пятерки, ударники - четверки. Остальные - тройки.
   - Ну что, давай, начинай Герусова - палочка-выручалочка класса.

Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость
  
   "Хорошо бы, что б так повезло в жизни - найти того, кому бы понравилась твоя "глаз осенняя усталость", после тебя пили, пили и пили. Да что там пили, иногда просто выплескивали на заплеванный пол".

Что б, я одной тебе бы мог,
Воспитываясь в постоянстве,
Пропеть о сумерках дорог
И уходящем хулиганстве.
  
   - Спасибо, Герусова. Ну а теперь попросим кого-нибудь из представителей сильного пола. Ну, для начала давай ты, Тарасов.
   Высокий, с уже оформившимися усами, юноша забасил:

Утром в ржаном закуте
Где златятся рогожи в ряд
Семерых ощенила сука,
Рыжих семерых щенят
  
   "Все правильно. Девочки читают: "Пускай ты выпита другим", "Шаганэ, ты моя, Шаганэ!..", "Ты такая ж простая, как все...". Ну а мальчики читают "Песнь о собаке".
В синюю высь звонко
Глядела она, скуля,
А месяц скользил тонкий
И скрылся за холм в полях.

   Через три часа Наташа Ирпеньева вышла из дверей школы. Сейчас в агентство, а потом к Игорю. В первое - противно, но "деньги не пахнут", ко второму - даже не знаю зачем. От тоски, наверное. Все-таки лучше - умеренно и регулярно, чем потом, потеряв голову, под первого подвернувшегося самца..."
  
   "Осторожно, двери закрываются..."
  
   - Привет, Жаннуля.
   - Привет, Натка.
   - Как мужской пол?
   - Чем больше узнаю мужчин, тем больше нравятся мне свиньи.
   - Зубная паста хоть осталась?
   - Она у меня практически всегда находится в одном состоянии: "Кончается". Ладно, я побежала. Мне сегодня идти на день рождения. Пока.
   - Пока.
  
   - Привет, меня зовут Анжела. А тебя мой мальчик? Я тебя не мальчик. А меня зовут дядя Вова. А теперь сделай, киска, дяди приятное, знаешь как. Обслужи по полной программе.
   - О, твоя кошечка, готова тереться об тебя, лизать тебя всю вечность...
  
   "Осторожно, двери закрываются..."
  
   - Здравствуй Игорь.
   - Привет Наташа. А я соскучился. Пошли, я приготовил великолепный ужин: жаренный свиной язык, хорошее красное вино и навалом фруктов.
   Через час.
   - Натка, почему ты такая холодная?
   - Какая есть.
   - Ну ладно, не злись. А пошепчи на ушко, как ты им шепчешь.
   - Кому, им?
   - Твоим телефонным клиентам.
   - Нет.
   - Ну почему?
   - Там я за это получаю деньги, но не удовольствие, а здесь я пытаюсь получить удовольствие, правда, пока безрезультатно.
   - Я тоже.
   - Игорек, мы будем заниматься любовью или мне уйти домой?
   - Девочка, ну сделай мне приятное... ты знаешь как.
   "А теперь сделай, киска, дяди приятное, знаешь как. Обслужи по полной программе".
   Еще через час. Двуспальная кровать. Двое. Мужчина спит, повернувшись на бок. Женщина лежит на спине и смотрит в потолок. "Неужели мне это надо вот так? И все ради этого "умеренно и регулярно"?

В синюю высь звонко
Глядела она, скуля,
  
   "Осторожно, двери закрываются...".
  
   Утро. Одетая, готовая к выходу на улицу девушка. Мужчина в стареньком турецко-адидассовском спортивном костюме.
   - До свидания, Наташа.
   - До свидания, Игорь.
   - Когда снова увидимся?
   - Не знаю. Звони.
   - Не злись на меня за вчерашнее.
   - Я не злюсь.
   - Так я позвоню.
   - Звони, Игорь.
   - Ну, пока.
   - Пока.
   И влажный след от поцелуя на девичьей щеке. На улице он сразу стал холодным, а потом быстро пропал, не оставив после себя ничего.

Все сложно в ней и непонятно
И очень все запутано подчас
И некому сказать нам внятно
Что будет с нами хотя бы через час
  
   "Надо записать, а то еще забуду", - девушка на ходу открыла свою сумку, вытащила блокнотик и ручку. Приостановилась и торопливо зачиркала по бумаге. Затем, вбросив все обратно в сумку, заспешила к станции метро.
  
   Людской поток, спаянной одной целью - попасть в поезд, внес Наташу Ирпеньеву в вагон. Сколько же нас, людей? И как мы бываем близко друг к другу физически и как далеки душевно.
   "Осторожно, двери закрываются...". Тьма легко пожрала свет.

И сколько раз мы разводили руки
Потупя взор, сгорая от стыда
Что гениев уход сопровождали
торжествующие крики
А подлецов-тиранов скорбная толпа.
  
   "Сегодня у меня будет урожайный день. Неприязнь, равнодушие к мужчине тоже могут иметь сильную эмоциональную окраску. А для вдохновения все едино, что плюс, что минус. Лишь бы много этого было: плюса или минуса".
   Свет, с неотвратимой регулярностью, также как день сменяет ночь, ворвался в вагон. Легкое людское броуновское движение и:
  
   "Осторожно, двери закрываются...".
  
   Девушка неожиданно почувствовала, что чья-то рука нырнула ей под курточку и стала пробираться между ее ног. "Еще один сексуально озабоченный самец", - Наташа резко обернулась. Перед ней застыло напряженное лицо сорокалетнего мужчины. На нее смотрели блеклые, застланные туманом похоти глаза.
  -- Пшел вон, свинья, - и девушка резко стукнула пяткой по ноге мужчины.
   Тот резко отпрянул и заспешил к выходу из вагона.
   Настроение было испорчено. "А в пятницу надо стихотворение отдать Таньке. Ладно, если что, дам что-нибудь старое. Впрочем, время еще есть".
   "Осторожно, двери закрываются...".
  
   - Наталья Владимировна. Разрешите мне уйти домой.
   - А что случилось, Кондратьева?
   - Я себя плохо чувствую, - и совсем по-детски добавила, - честно.
   - Что ж, иди.
   - Спасибо.
   - Итак, продолжим изучать творчество Шекспира. Сегодня мы познакомимся с его, вероятно, наиболее известной трагедией: "Гамлет". Если в трагедии "Ромео и Джульетта" ощущение катастрофы еще не становиться главенствующим, то, начиная с "Гамлета" и в дальнейшем оно резко усиливается. Мировосприятие Шекспира на то время наиболее емко выразил он сам в одном из своих сонетов:

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж
Достоинство, что просит подаянья
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье,
И совершенству ложный приговор...
  
   "Осторожно, двери закрываются..."
  
   "Господи, быстрей бы выходные. Устала как собака", - девушка смотрела через окно вагона, на проносящуюся мимо стенку тоннеля.

И вот и я стою на этой сцене
Тревожно всматриваясь вдаль
Как роль играть, не зная пьесы?
Как угадать сюжета поворот?
  
   Поезд остановился у перрона очередной станции. "Пора выходить", - девушка шагнула в открытые двери вагона...
  
   - Привет, Жаннуля.
   - Привет, Ната.
   - Сильный пол все такой же?
   - И почему Господь сделал так, что бы для воспроизведения потомства необходимо два пола?
   - Мысль понятна.
   - Если понятна, тогда пока.
   - Пока.
  
   - Девушка, я старый, больной человек. Я уже ничего не могу. Но хочется ласки. У меня тут денег на пятнадцать минут. Поласкай меня словами, поговори со мною нежно. Пусть я буду для тебя молодым и здоровым, но... раненым. Будто я тебя защищал.
   - Конечно, мой герой. Сейчас я раздену тебя, прижмусь к твоей выпуклой, сильной груди и согрею тебя своим телом...

Идет игра, отыгрываются роли
В моей, всего намешено сполна
Хватает в ней и хитрости Лойолы
И бескомпромиссности Бруно
  
   "Осторожно, двери закрываются...".
  
   - Наташенька, звонила Таня. Просила ей позвонить.
   - Уже ж поздно, мама.
   - Она сказала, что ничего страшного. Только звонить надо по этому телефону, - мать протянула дочери клочок бумаги с телефонным номером.
   Девушка хмыкнула и подошла к телефону. Набрала, сверяясь по бумажке, номер. Соединение произошло быстро.
   - Алло.
   - Привет, Наташа.
   - Привет, Таня.
   - Ты стихотворение написала?
   - Нет еще.
   - Завтра же пятница.
   - Знаю.
   - Ладно, если что у тебя же навалом есть старых стихотворений. Выбери из них.
   - Хотелось что-нибудь свеженькое, особенное.
   - Наташа, я же тебе сказала - место для твоего стихотворения обеспечено. Кстати, этот парень, зав. отделом, завтра будет здесь.
   - Подруга, а ну давай признавайся - у тебя с ним роман?
   - Завтра все узнаешь. Это будет маленький сюрприз.
   - Так познакомь меня с твоим кавалером.
   - Не-а.
   - Боишься, что отобью?
   - Не-а, - Танька расхохоталась в трубку. Словом, завтра звони. И не занимай ничем вечер.
   - Но...
   - Никаких но. Сюрприз должен быть сюрпризом.
   - А куда это я тебе позвонила?
   - А вот это уже секрет. Словом, до завтра.
   - Темнишь подруга.
   - На темном фоне, все выглядит ярче. Пока.
   - Пока.
   "Ох, что-то темнит Танька. Ну да ладно все завтра выясниться", - девушка легла в постель.

Что ждет меня, когда сойду со сцены?
Когда в глазах померкнет рампы свет?
Безвестная могилка на задворках сцены?
Или хотя бы строчка в словаре?
  
   "А "мягкий снег, спустившийся с небес", ну не как в стихотворение лезть не хочет".
  
   "Осторожно, двери закрываются..."
  
   Наташу разбудил звонок телефона.
   "Кто это в такую рань. Неужели Танька. Ошалела.
   - Да.
   - Здравствуй, Ната.
   Что-то знакомое и главное родное сжало сердце девушки:
   - Здравствуйте, кто это?
   - Не узнала?
   - Сашка
   - Собственной персоной, - мужской голос явно свидетельствовал, что его владельцу понравилось, что его узнали.
   - Откуда ты?
   - С Москвы. Только прилетел, не удержался и сразу позвонил. Я еще в аэропорту.
   - А откуда ты узнал мой телефон.
   - А твоя старая подружка сказала.
   - Танька, - девушка стала догадываться.
   - Танька.
   - Так ты и есть...
   - Если ты насчет зав. художественным отделом журнала "Пегас", то да - это я, Александр Николаевич Будков, собственной персоной, прошу любить и жаловать.
   - Люблю, люблю. Вот это сюрприз.
   - Мне Танька голову оторвет. Она сама хотела сюрприз сделать. А я ей все поломал. Не удержался и позвонил.
   - Я рада.
   - Чему рада?
   - Что не удержался, - сердце девушки как будто провалилось куда-то внутрь.
   После паузы:
   - Я тоже рад.
   - Чему рад?
   - Рад, что ты рада.
   - Саша, мне пора бежать на работу. Как нам встретиться?
   - Я тебе после работы позвоню. Хорошо?
   - Конечно хорошо. - "А агентство? К черту агентство!"
   И спускаясь на эскалаторе вниз, навстречу залитому светом перрону, навстречу людям в Наташиной голове сложилось:

И даст ли мне Господь в подарок
Как милостыню, как судьбы улыбку - встречу
Ту встречу, что пронзит как рок
Что жизни бег за ней я не замечу
Ту встречу, что сладка как грех
Когда и тело не имеет вес
И тихое: "люблю", как мягкий снег,
Спустившийся с небес.
  
   Из тоннеля ударил яркий луч света - решительно вонзаясь в промежность между перроном и стеной, блестя под светом своим мощным, длинным телом, из темноты вынырнул поезд. Девушка тихо засмеялась и шагнула навстречу ему.
  
   "Осторожно, двери открываются...". .
  

Ноябрь 2000г.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"