Тельнин Вячеслав Павлович: другие произведения.

Записи из черной тетради

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Запомнившееся


   ВЯЧЕСЛАВ ТЕЛЬНИН
  
  
  
  
   ЗАПИСИ ИЗ ЧЕРНОЙ ТЕТРАДИ .
  
  
   ( НОВЕЛЛА )
  
  
  
  
   ЗАПИСЬ 1.
  
   Когда я еще учился в Тюмени, в школе, то мне попала в руки книга с названием примерно таким : "Крылатые фразы". Там были высказывания содержащие в себе мудрость человечества. Чтение ее будило во мне мысли. Я почувствовал ту силу, что таилась в ней. Но побыла она у меня недолго. Одно высказывание помнится до сих пор. Автором его был вроде Карл Маркс. Смысл его был примерно следующим : "Вся предыдущая история человечества была борьбой классов.".
   Это высказывание побудило во мне много мыслей. Первая - в этой фразе заключен закон развития общества, гласящий - что при каждом общественном строе в обществе существуют классы и что они борются между собой. Вторая - этот закон развития общества применим и будущему. И я стал применять его к будущему как мог. Получилось вот что.
  
   ЗАПИСЬ 2.
  
   Говорят что после социализма будет коммунизм. Пусть так. Но ему на смену придет другой строй. А тому свой. Будут формироваться новые классы, и конца этому не будет.
   От феодализма к капитализму перешли через буржуазную революцию. От капитализма к социализму перешли через октябрьскую революцию. Значит переход к новому строю сопровождается революцией. Тогда переход от социализма к коммунизму будет тоже сопровождаться революцией.
   Передовые люди при капитализме преследовались. Это были революционеры. Такие люди должны быть при любом строе. И при социализме. И их должны преследовать. Каждый строй, пытаясь сохранить себя, борется с новым, идущем ему на смену.
   Мне еще повезло прочитать эту фразу Маркса. А потом такое знание будут прятать или искажать, пытаясь сохранить социализм.
  
   ЗАПИСЬ 3.
  
   В детстве я любил читать книги. Очень мне нравились книги про жизнь первобытных людей. Как они открывали для себя (или додумались сделать впервые) вещи, которые нам привычны и необходимы. И как это новое меняло жизнь всего племени, облегчало ее. Только вот книг таких было маловато.
   На ту же тему - как новое входит в жизнь людей - я любил читать о недавних событиях, когда современные люди входили в контакт с отсталыми народами, живущими вдали от цивилизации. Как они удивлялись железным иголкам, спичкам и другим изобретениям человечества. Как после революции к таким народам на смену жуликам-торговцам приходили честные люди и за шкурки пушных зверей давали во много раз больше товаров чем до них давали жулики-торговцы.
   Много я читал фантастики. Она будила мысль, стимулировала воображение. Читая о необычных вещах, я пытался довообразить, достроить самому в уме недостающие элементы, которые делали правдоподобными события описываемые в этих книгах. Особенно мне нравилась научная фантастика.Через нее я видел будущее человечества, те возможности, которые откроются перед потомками, и ставил себя на их место.
  
   ЗАПИСЬ 4.
  
   Когда я учился в 15-й школе в Тюмени (это с середины 6-го класса по 8-й класс) то у меня как то возникло желание записывать свои размышления на научные темы. Для этой цели я завел тетрадку - на 48 листов, с картонной обложкой. На первой странице решил сделать соответствующую надпись. Она должна была быть краткой и выражать мои намерения. Раз я был склонен к размышлениям, а не к экспериментам, то значит я хотел быть теоретиком. Еще я хотел создать что-то новое. А как бывало в истории - ученый откроет что-то новое, а его не признают вначале, не понимают, объявляют еретиком. Вот это и побудило меня написать на первой странице той тетрадки три слова: "Тетрадка еретика-теоретика".
   А уж на второй (или на третьей) странице я потом стал писать свои размышления о времени. Время в моем представлении было связано с тем, чем его измеряют - с часами. А часы бывают разными - со стрелками, песочные, водяные. Я почему-то стал рассматривать песочные часы. Что я там понаписал - не помню, но написал немного - листа два от силы исписал. И ничего нового, существенного там не было. Так эта тетрадка у меня валялась несколько лет, а теперь я и не знаю где она.
  
   ЗАПИСЬ 5.
  
   Классе то ли в 8-м, то ли в 7-м я в нашей 6-й городской библиотеке нашел маленькую книжицу про диалектику. В ней говорилось что диалектика необходима ученому. Что в мире существует универсальная связь всего со всем. Что в одну реку не войдешь дважды, так как второй раз это будет уже другая река. Читать эту книжку было интересно. И, прочтя ее, я попросил у библиотекарей что-нибудь еще про диалектику. Мне дали книжку уже больше и толще, в твердом переплете. С названием: "Материалистическая диалектика". Там было много что написано, но я остановился на законах диалектики, и стал читать про них. Всего есть три закона диалектики: единства и борьбы противоположностей, перехода количества в качество, отрицания отрицания.
  
   ЗАПИСЬ 6.
  
   В школе я учился хорошо. И, когда я был уже в 15-й школе города Тюмени (это с середины 6-го класса по 8-й класс включительно), меня стали - наряду с другими хорошо учившимися учениками - направлять на олимпиады по разным наукам. Свои первые выступления на олимпиадах я плохо помню. Но вот олимпиаду по математике я запомнил прекрасно. Я не смог там решить ни одной задачки. А потом, когда после олимпиады нам объясняли как их надо было решать, я не смог понять ни одного объяснения. После этого я на математические олимпиады не ходил.
   В 8-м классе я ходил на городские олимпиады по физике и по химии. По физике я не занял высокого места, а вот по химии прошел на областную олимпиаду. Когда я пришел туда, то узнал, что можно выступать не только по той науке, по которой ты сюда прошел, но и по другим. На математику у меня желания не было, а вот на физику я сходил (наряду с химией). По химии я занял 3-е место. А по физике лишь получил поощрительную грамоту. В конце олимпиады сказали что первые три места по химии приглашаются на июль в летний лагерь на берегу Волги под Казанью. Его будет проводить КХТИ - Казанский химико-технологический институт. А называется этот лагерь - "Орбиталь".
   Тех же, кто получил грамоты по физике, пригласят в августе в летнюю физико-математическую школу в Новосибирском академгородке. На берегу Обского моря.
  
   ЗАПИСЬ 7.
  
   В июле я побывал в "Орбитали". Хорошо отдохнул. А в августе поехал в Новосибирск. В поезде съел немытый помидор. И заболел дизентерией. Пролежал в больнице два срока по 14 дней. И вся Летняя Школа прошла мимо меня. А те, кто в ней участвовал, в конце проходили экспериментальные и теоретические испытания (то ли олимпиады, то ли экзамены, то ли еще какое название) и успешно прошедших их зачисляли в ФМШ - в Физико-Математическую Школу.
   Когда я вышел из больницы, то завуч Школы дал мне три задачки по физике. Что-то я решил, что-то нет, но он принял решение принять меня в ФМШ.
  
   ЗАПИСЬ 8.
  
   ФМШ. ФМШ ... Там я провел два года. 9-й и 10-й классы. 9-й 7-й и 10-й 7-й. Эти незабываемые два года определили всю мою дальнейшую жизнь. Там сформировались мои интересы. Жизнь там была так насыщена событиями, что невозможно все описать подробно и связно.
   Учился там я хуже чем [по оценкам] в обычной школе до этого. По физике за первую четверть 9-го класса я получил 2. И за вторую четверть тоже двойка. И за третью тоже вроде. По математике на экзамене (то ли после полугода, то ли в конце 9-го класса) я ответил на двойку - так сказал мне экзаменатор - но он меня пожалел и поставил тройку. Но, что мне сейчас удивительно, настроение мое было высоким. Там было столько интересного кроме этих оценок! Четверг был днем науки. Занятий обычных не было. Но было много разных спецкурсов (необязательных) куда можно было ходить в этот день. И вообще, атмосфера там была научная. И ребята интересные, необычные.
   Я для себя выделил из всего класса четырех ребят : Витьку Козадоя, Димку Шовкуна, Леньку Романова и Арсена Муллагалиева. А вначале я по привычке от обычной школы искал себе защитника. И, увидев открытый лоб, честное лицо - справедливого парня, я захотел с ним дружить. Он был избран командиром класса. Валерка Павлов. И он согласился жить со мной в одной комнате. С ним я чувствовал себя уверенней. Он был выше меня, сильнее. Такой мог защитить от обидчиков. Как Толя Кориков защитил меня в 12-й школе в 6-м классе в Тюмени. С Валеркой Павловым я подружился. Мы с ним почти не разлучались...
  
   ЗАПИСЬ 9.
  
   На одном из спецкурсов нам с ним дали фотоаппарат сделанный до нас физматшкольниками. "Рыбий глаз". У него угол обзора был больше 180 градусов. И мы с Валеркой сделали один снимок на фото пластинку. Проявили. Получилось. Очень необычно. Видимо рыбы видят подобным образом.
   Когда Валерка был в Летней Школе, командиром в его классе была одна девчонка. Она ему понравилась. Она тоже попала в ФМШ, и училась в другом 9-м классе. И вот, чтобы найти повод для общения с ней, он придумал игру в лабиринт. Вначале испробовал ее на мне. Нарисовал простой лабиринт - стенки, выход из него. Мне его не показал. В одном месте лабиринта поставил метку и сказал чтоб я представил себя в этом месте. И чтоб я говорил одно из четырех слов - вверх, вниз, вправо, влево. А он мне отвечал одним из двух слов - "стенка" или "можно". Если "можно", то он ставил в новую клеточку метку, где я находился. И так, тыкаясь туда-сюда, я должен был выйти из лабиринта. Вот такая игра. Опробовав ее на мне, он пошел к той девчонке, и меня с собой прихватил ...
   Как-то читали мы книжку Гарднера про математические игры и головоломки. И там нашли описание как на трех-четырех десятках пустых спичечных коробков сделать обучающуюся машину для игры на поле 5*5 клеток и по 5 фишек с двух сторон по определенным правилам. И мы с ним решили сделать эту машину и посмотреть как она будет обучаться. Нашли нужное количество коробков, наклеили на каждый бумажку с одной из возможных позиций фишек. Нарисовали на этой бумажке разными цветами стрелки всех возможных ходов фишек. А в коробок положили конфетки-драже тех же цветов. Так, что если потрясти коробок, потом открыть его не глядя и наугад вытащить одну драже, то по цвету этой драже выберется стрелка хода машины. И, если в конце машина выиграет, то в этот коробок добавляется одна драже такого же цвета как и было вытащено. То есть вероятность выбора этого хода при следующей игре повышалась. Так машина обучалась от игры к игре и все ближе приближалась к оптимальному алгоритму игры.
   С этой игровой машиной мы приняли участие в каком-то празднике - то ли юбилей ФМШ, то ли что-то еще. К нашему столику подходил желающий, знакомился с правилами игры и начинал играть - делать ходы своими фишками. А один из нас тряс коробки и наугад вытаскивал драже и по их цвету делал ходы фишками машины. Так и играли. Все получилось.
  
   ЗАПИСЬ 10.
  
   На этом же празднике я впервые увидел голограмму. Рассеянным лучом красного света от лазера освещалась пластинка примерно 10 см * 12 см. Свет проходил сквозь нее и в глаза зрителей. И за пластинкой возникало изображение. Видны были несколько шахматных фигур, стеклянный шар, а за ним шахматный конь. И, глядя с разных сторон, видно было как меняется преломленное шаром изображение коня. Шар был как настоящий.
   У Валерки Павлова отец был военный. И видимо поэтому он стал ходить в стрелковую секцию в ФМШ. И меня туда сманил. Там я показал неплохие результаты. Валерка тоже. Стреляли в тире НГУ - в подвале спорткомплекса НГУ. Из мелкокалиберных винтовок. ТОЗ - что ли. Довелось пострелять из одной винтовки с оптическим прицелом.
  
   ЗАПИСЬ 11.
  
   Когда я еще учился в 8-м классе в 15-й школе Тюмени, я вычитал в журнале "Наука и Жизнь" как делать фокусы. Фокусник Акопян делился там своими секретами. И я сделал реквизит для 3-х фокусов. И однажды наш класс выступал перед работниками судостроительного завода. Пели песни, еще что-то, а я, и еще один парень из нашего класса Терлецкий, показывали фокусы. Там у меня все удалось. А в ФМШ я как-то рассказал об этом Валерке Павлову. И он захотел чтоб мы с ним выступили в следующем семестре (после зимних каникул) на каком-то концерте перед фымышатами в актовом зале. Я со своими фокусами, а он с чем-то своим. Я согласился.
   До отъезда на каникулы я в школьной библиотеке взял книжку про интеграл. Слышал везде это слово и решил сам с ним разобраться. Дома на досуге.
   Перед отъездом на каникулы всем комсомольцам было дано поручение собрать сведенья о ветеранах отечественной войны и оформить их в виде альбома. А я не был комсомольцем (когда все вступали в 8-м классе, я считал себя недостаточно сознательным и не вступил) и сказал Валерке что не буду этого делать. А он стал говорить, убеждать, и все же настоял на своем. И я согласился.
   И еще одно дело нам всем поручили : распространить среди своих знакомых задания по физике, по математике. Чтобы они свои решения отправляли в ЗФМШ - заочную физико-математическую школу. Я и эти бумаги взял.
  
   ЗАПИСЬ 12.
  
   Дома на каникулах я нашел реквизит к фокусам. К двум только. И читал книжку про интеграл. Помню как читаю главу, смотрю на рисунок к ней, пытаюсь понять каждое предложение, но ничего не выходит. Бился, бился, да так и оставил эту книжку.
   Сходил в 15-ю школу (где я учился с середины 6-го класса по 8-й класс) и там мне дали адрес одного бывшего фронтовика. Это оказалось где-то далеко - на другом краю города. Но я все ж нашел. Приняли меня хорошо. Дед жил там в частном доме со своей бабкой. К ним и раньше приходили школьники. Он им рассказывал о войне. И мне рассказывал. Показывал фотографии, документы. И одну фотографию дал мне. Рассказал о пути своей дивизии. Я записывал это. Потом дома купил альбом для рисования и в него записал его рассказ. И вклеил туда фотографию.
   Навестил и Толю Корикова. Отдал ему бумаги по ЗФМШ . Хоть он и не собирался решать эти задачки. Зато он рассказывал мне как занимается в спортивной секции. И как это здорово. Я сказал что тоже хожу в стрелковую секцию. Он же сказал что это совсем не то. Я понял лишь через несколько лет его чувства - когда стал заниматься в университетской альпсекции. Эту мышечную радость. А тогда мной владел лишь дух науки - начинал овладевать.
  
   ЗАПИСЬ 13.
  
   Вернувшись с каникул я обнаружил что я единственный кто побывал у ветерана войны и кто привез альбом с его рассказом. Вот тебе и комсомольцы.
   А фокусы перед фымышатами мы с Валеркой Павловым показали. Я те два, что привез с каникул. А Валерка сделал из фанеры (или из картона) кирпич, покрасил его красной краской. И после моих фокусов взял со стола кирпич этот и бросил его в зал ... Потом кирпич полетел обратно ...
   Однажды Валерка сказал мне, что из своего опыта общения с ребятами (а он ездил со своим отцом-военным по всем его местам службы и поэтому учился во многих разных школах) он обнаружил такую зависимость : дружат долго лишь ребята одинакового роста. А раз он был заметно выше меня, то у нас с ним дружба долго не продлится.
  
   ЗАПИСЬ 14.
  
   А тот альбом, который я привез с рассказом фронтовика, мне отдали обратно. Не нужен он совсем. Так он до сих пор где-то у меня валяется.
  
   ЗАПИСЬ 15.
  
   Как-то раз мы гуляли с Валеркой по лесу. Он отошел в сторону метров на пятнадцать - десять. А у меня в руках была палка которую я подобрал в лесу. И я решил переломить ее ударом о дерево. Стукнул по стволу, палка сломалась и кусок полетел и прямо по макушке Валерке, срикошетил от его макушки как плоский камешек об воду - вверх и дальше в лес. Мне со стороны это показалось смешно и я рассмеялся. А Валерке-то было совсем не смешно. Стоял он, смотрел в лес, и вдруг боль в голове и мой смех. Он конечно пришел в ярость. Обернулся, увидел в моих руках сломанную палку и понял все. Схватил сам палку и решил так же отомстить мне. Я увидел что тут не до шуток, испугался и кинулся бежать. Он же тоже стукнул палкой о ствол дерева, кусок обломился и полетел вдогонку мне. Но специально попасть очень трудно, так бывает редко. Я попал в него совсем не желая этого, а он желал, но не смог попасть...
   Потом мы поняли друг друга - кто что делал и почему, и он простил меня. Но вот самому себе трудно простить свой смех. Видно я был не очень хорошим другом ему.
  
   ЗАПИСЬ 16.
  
   Один раз, когда мы с Валеркой были в магазине, ко мне подошел какой-то парень - скорее всего местный школьник - и стал требовать деньги. Напористо так. Валерка это увидел (он был в стороне) и тоже подошел. Ростом он не уступал тому парню. И вступился за меня. Но форму он избрал неожиданную - не стал просто защищать меня, а стал сам требовать с того парня деньги. И тоже напористо. Парень опешил. Потом видит, что Валерка от него не отстает, и что связываться с ним не стоит, и подался прочь. Так вот оправдались мои надежды на него как на моего защитника, которые родились у меня при нашей первой встрече.
  
   ЗАПИСЬ 17.
  
   Обученье в ФМШ было построено по университетскому образу - лекции и семинары. Лекции по математике у нашего потока вел Фокин. Молодой математик, сам выпускник ФМШ. Запомнилось его объяснение почему квадратный корень из 2 иррационален. А также его лекции про комплексные числа - тем, что все понятно было. По физике лекции нам читал Савченко Оливир Яковлевич. Он был связан с урановым проектом - то ли образование такое получил, то ли работал там. И ему нельзя было выезжать за границу. От него мы впервые услышали фамилию "Сахаров". И только в связи с физикой - как тот получал сверхсильные магнитные поля.
   История велась обычным образом. Вел ее нашему классу Лазарев Юрий Станиславович. Он во время войны нашел гранату (он тогда был мальчишкой) и с друзьями ее случайно взорвал. И ослеп с тех пор. Но, несмотря на это, стал хорошим учителем истории. Уроки он вел интересно. Записи делал накалывая бумагу какой-то штучкой. Мы никогда не пользовались его слепотой и, выходя отвечать к доске, все учебники оставляли на партах. Он ввел как обязательный элемент политинформации перед уроком. Минут на 5. Один из учеников готовился заранее. Он привил мне такой интерес к истории, что я по инерции и в университете с интересом учил историю (там это была уже история КПСС).
   Его жена вела в других классах литературу. Были у них вроде и дети. Его жена была очень активной, вела разные кружки, помогала готовить выступления на сцене ФМШ. Устроила читку "Мастера и Маргариты" Булгакова. Я ходил на эти ее чтения от начала до конца. От этой книги у меня осталось ощущение что автор построил такую большую вещь, с которой сам не смог совладать и конец сделал не такой, какой ожидался.
   Еще об Оливире Яковлевиче. Он в своих лекциях применял интегралы. И это было понятно. Не то что я сам тогда мучился. Да и они в дело шли, было видно как ими пользоваться. Он не объяснял что такое интеграл, он просто ими пользовался. А уж мы сами соображали дальше.
   Семинары по физике вела женщина - Кутузова. Имени и отчества не помню. Помню лишь как на доске были написаны формулы для Е и Н - электрического и магнитного полей.
  
   ЗАПИСЬ 18.
  
   Большое внимание уделялось питанию физматшкольников. Во время перемены в 11 часов утра был второй завтрак. На первом этаже стояли столы а на них подносы со стаканами чая. Сверху стакана лежал или коржик или булочка. Чай был с сахаром. Завтракали, обедали и ужинали в столовой - соседнее здание. В нем также были и студенческие столовые и буфет. Накрывали столы сами школьники. Дежурили по столовой классами - по очереди. После еды дежурный класс убирал посуду со столов. Посуду мыли на специальной машине. И посуда была небьющаяся -тарелки металлические, а стаканы из такого стекла и такой формы, что бросали мы их с верхнего этажа общежития на асфальт и они не разбивались.
   Хлеб резали на специальной хлеборезке - тоже электрическая машинка. Еда была вкусная и сытная. Директор школы говорил нам, что учась в университете мы только вспоминать будем как питались в ФМШ. Когда же у нас был выпускной вечер, то директор сказал что хочет добиться того, чтоб ФМШ приравняли к спортшколам по уровню питания.
  
   ЗАПИСЬ 19.
  
   В столовой стоял бак с чаем. И желающие могли наливать себе если им одного стакана было мало. Это был чай с сахаром. А был и второй бак - там чай был без сахара. Ленька Романов почему-то любил чай без сахара, а сахаром не пил. Он вообще был оригинал. Один раз на уроке не было тряпки вытереть доску от мела. И он стер мел рукавом рубашки. А как-то по весне он пошел в столовую на завтрак босиком. Соображал он хорошо. Выступал на школьных олимпиадах, занимал высокие места. И ездил в Ташкент на зональную олимпиаду. Перед поездкой туда попросил у меня ФМШатский значок. Свой значок он потерял. Он вообще был рассеянный, и в комнате у него был беспорядок. Мало кто хотел жить с ним вместе. А когда он вернулся из Ташкента, то сказал что потерял и мой значок. Еще он сочинял стихи. Один раз он что-то сочинил про Зиангирова - нашего одноклассника. И тот завелся когда услышал от Леньки этот стих. Ушел, потом вернулся и прочитал свой стих, ответный. А Ленька сходу через несколько секунд сочинил новый. Зиангиров снова ушел. Через несколько минут вернулся и выдал ответный стих. А Ленька через несколько секунд опять сходу сочинил. И так они состязались. Победа была конечно за Ленькой - он тратил на сочинение секунды, а Зиангиров минуты.
  
   ЗАПИСЬ 20.
  
   В ФМШ было учебное здание и два общежития. Все в один ряд. Общежития соединены переходом на первом этаже, а одно общежитие соединено с учебным корпусом подземным переходом. Так что школьники могли ходить на занятия без верхней одежды в любую погоду. И гардероб в учебном корпусе был не нужен. В общежитиях были блоки. Одна дверь из коридора в тамбурок. А в нем три двери : одна в большую комнату на 3-х человек, другая в маленькую на 2-х человек, и третья в туалет. Мы с Валеркой Павловым жили в большой комнате. Третьим был вроде Сергей Щепин. В маленькой жили Арсен Муллагалиев и Женька Грошев. С Арсеном я ехал в одном поезде в Летнюю Школу из Тюмени. И вот снова с ним встретился. У него был магнитофон. И когда он его слушал то это мне сильно мешало. Сказать ему это я не решался. А когда меня очень доняло, я взял табуретку и сиденьем стал плашмя стукать по своей двери из комнаты, чтобы он услышал и что-то почувствовал. Постукал и поставил табурет. Вскоре он постучал в дверь, зашел. И спросил кто стучал. Я сказал что я. А дальше не помню - объяснил ли я ему почему стучал, и как он на это среагировал. Может музыку крутил потише. Не помню.
  
   ЗАПИСЬ 21.
  
   Когда все ложились спать, то Арсен иногда брал табуретку и сидел в туалете читая что-то. Как-то я пошел в это время в туалет, а его там не было, но на табуретке лежала раскрытая книжка. Какие-то овалы с парой слов внутри соединялись стрелками. Я прочел заглавие книги - BASIC. Это он изучал на спецкурсе этот язык программирования. А мне он был непонятен. Я тоже изучал на спецкурсе язык программирования, но АЛГОЛ. И BASIC был мне непонятен.
   Когда я проучился в ФМШ несколько месяцев, то понял что все в ней такие же как я. И мне не надо защищаться от одноклассников, тем более чтобы меня кто-то защищал. Тут царили другие интересы. И я, общаясь с ребятами, выделил невольно для себя четверых самых выдающихся ребят нашего класса. Это были Ленька Романов, Арсен Муллагалиев, Витька Козадой и Димка Шовкун. Они принимали участие в школьных олимпиадах и занимали высокие места. Особенно меня привлекали Витька Козадой и Димка Шовкун. И тут представился случай увеличить свое общение с ними. Кончился 9-й класс и после летних каникул все селились по-новому. Кто с кем хотел. Витька Козадой и Димка Шовкун поселились в одной комнате на 2-х человек, а я в ихнем же блоке, но в комнате на 3-х человек с Женькой Грошевым и Витькой Грачевым. Валерка Павлов поселился с кем-то другим. Для всех мой уход от него был неожиданным. Все привыкли видеть нас вдвоем.
  
   ЗАПИСЬ 22.
  
   На это можно было дать три ответа. Первый - защитник мне от одноклассников в ФМШ был не нужен. Второй - сам Валерка как-то сказал мне, что из его опыта следует что дружат долго лишь ребята одинакового роста, (а мы с ним сильно отличались ростом). Третий - моим интересам было более созвучно общение с Витькой Козадоем и Димкой Шовкуном.
  
   ЗАПИСЬ 23.
  
   А какова дальнейшая судьба Валерки Павлова ? Он кончил ФМШ. Поступил в НГУ. На матфак. Проучился год. Мог сдать экзамены на тройки, но не захотел. Уехал к себе домой на Дальний Восток. Там поступил в какое-то учебное заведение. Учился там со своим уровнем на высокие оценки. Своих знаний не скрывал, то есть помогал и другим. Потом женился на зеленоглазой Наташке. Жил в каком-то частном доме. Когда же через несколько лет я написал туда письмо, оно вернулось обратно с пометкой что такого дома уже нет. Больше я о нем ничего не слышал.
  
   ЗАПИСЬ 24.
  
   В ФМШ было много спецкурсов, кружков. Был кружок по эсперанто. Был кружок психологии. Я на него ходил. Был спецкурс по физике который вел Пальчиков. Я тоже на него ходил. Был спецкурс по программированию. Его вел Воронко Владимир Павлович (имя и отчество может я приврал). Сюда я тоже ходил. Были занятия в институтах академгородка. Я ходил в ИЯФ (Институт Ядерной Физики). Там я вместе с Шилиным Андреем и Васькой Борчаниновым занимался у Смирнова Володи искровой камерой.
  
   ЗАПИСЬ 25.
  
   На одном из занятий кружка психологии провели такой эксперимент : Человек 10 вышло в коридор и заходили по одному. А в комнате на подставке стояла картина (репродукция). Меня поставили перед ней и я, глядя на нее, стал рассказывать первому вошедшему из коридора что я видел на картине (он видел лишь обратную сторону картины). Потом зашел второй из коридора и первый стал пересказывать то, что услышал от меня. Потом он сел за стол с остальными зрителями и тоже стал одним из них. Вошел третий. И второй пересказал ему то, что услышал от первого. И так было до десятого. Потом десятый сказал что, по его мнению, было изображено на картине. И после этого тоже сел на свое место и поглядел на картину (как и предыдущие девять). Так мы увидели как рождаются слухи, как искажается информация при распространении.
  
   ЗАПИСЬ 26.
  
   В другой раз на занятии кружка психологии нам раздали штук по 16 цветных полосок бумаги. И предложили разложить их по какому-нибудь принципу. Я перебрал их и увидел принцип, по которому их и упорядочил. Потом эти наборы у нас собрали и стали спрашивать про принцип. Оказалось другие ребята нашли другие принципы. И всего набралось 4 разных принципа. А один парень нашел все эти 4 принципа и понял что других принципов больше нет. И он удумал разложить эти бумажки так, чтобы они не укладывались ни в один из этих 4-х принципов. Это он придумал пятый принцип, чем и превзошел всех (остальные нашли лишь по одному принципу).
  
   ЗАПИСЬ 27.
  
   У Витьки Козадоя и Димки Шовкуна собирались ребята. И я туда тоже ходил. Одно время все увлечены были игрой в карты. В покер вроде. Я тоже играл (без особого успеха). Потом я вспомнил Валеркину игру в лабиринт. И решил ее предложить Витьке и Димке. Но кое-что я улучшил (изменил правила). Рисовать стал не стенки лабиринта, а возможные ходы. На бумаге в клетку перекрестия линий помечал точками, и эти точки кое-где соединял (соседние). Соединял так, чтобы из любой точки лабиринта можно было добраться до любой другой точки. Обычно я брал лабиринт 10*10 точек. И рисовал один выход из него. Внутри лабиринта в одну из точек помещал клад, который надо было найти и вынести из лабиринта.
   Игроков было несколько. Вначале каждому помечали одну из точек лабиринта (ведущий). Потом игроки по очереди говорили ("вперед", "вправо", "влево", "назад") и ведущий им отвечал ("можно", "нельзя"). Если "можно", то игрок у себя на бумаге рисовал линию соединяющую его точку с соседней точкой, а ведущий отмечал у себя новое местоположение игрока галочкой. Если "нельзя", то игрок между своей точкой и той точкой, куда он хотел попасть, рисовал стенку (черточку). Если игрок попадал в точку с кладом, то ведущий говорил: "клад". Игрок его брал с собой и шел искать выход.
   Потом мы придумали еще вот что. Каждый игрок стал рисовать не только свои ходы и стенки, но и чужие. У него получались маленькие лабиринтики. Со временем они росли и догадливый игрок видел общие участки у разных игроков. Тогда он совмещал эти лабиринтики и знал где клада нет (где уже походил другой игрок). И шел туда где еще никто из них не побывал. Кто раньше совместит свой лабиринтик с чужими, тому легче выиграть (то есть найти и клад и выход).
   Потом стали помещать не один клад, а три - с бронзой, с серебром, и с золотом.
   Эта игра стала такой интересной, что карты мы забросили. И все играли в лабиринт. Каждый хотел оказаться более догадливым чем другие и быстрей совместить чужие ходы со своими. Чтобы усилить этот момент игры придумали "пистолеты". У каждого в начале игры есть пистолет и столько патронов, сколько игроков. Когда кто-то совместит свой "лабиринтик " с чьим-то чужим, то он идет к тому месту, где ходит ничего не подозревающий игрок. И, когда совместивший "охотник" оказывается на одной прямой с "дичью" (то есть между ними нет стенок и наступила его очередь делать ход), он говорит : стреляю туда-то. И, если он совместил правильно, то ведущий отвечает - такой-то игрок "убит". И "убитый" прекращает игру. А если совмещение неверное (или между ними есть стенка), то ведущий говорит "промазал".
  
   ЗАПИСЬ 28.
  
   Как-то раз Димка Шовкун показал мне как решается общее уравнение 3-й степени. Этого на уроках математики нам нигде не давали.
   В другой раз он достал толстую книжку "Теория поля"(Ландау-Лифшица - это я потом уже в универе снова ее увидел и узнал авторов) и показал в ней вектор Пойнтинга. Его мы тоже не проходили.
  
   ЗАПИСЬ 29.
  
   На переменах в тюменских школах я никогда не бегал. Или шел из класса в класс, или стоял где-нибудь у стенки. А в ФМШ вышло как-то по-другому. Помню, когда занятия были на первом этаже рядом с актовым залом, то там был приличный закуток где мы играли в "футбол". Вместо мяча была пластмассовая штучка от ножки стула. И на перемене мы ее гоняли. Как-то так вышло что Витька Козадой и я сыгрались и обыгрывали другие пары ребят (играли двое на двое).
   На четвертом этаже тоже было место побегать. Но мы там играли в другую игру - "Три-пятнадцать". Человека четыре-пять вставали кто где. Сойти с места было нельзя. Один из игроков был активным. Он говорил слово "Три", приготовлялся, говорил слово "пятнадцать" и прыгал на одного из игроков, стараясь наступить ногой на ногу этому игроку. Но после произнесения слова "пятнадцать" право прыгать получали все. И тот игрок, кому хотели наступить на ногу, мог в этот момент отпрыгнуть в сторону. Когда ноги после прыжка касались пола, то снова вступал в силу запрет двигаться. Хитрый активный игрок мог воспользоваться этим. Он говорил слова "три-пятнадцать" и делал вид что прыгает. Тот, на кого он вроде бы прыгал, отпрыгивал в сторону первый, а уж активный игрок смотрел куда тот приземлится и прыгал туда сам вслед за ним. И, когда отпрыгнувший уже стоял на полу и не имел права сдвигать свои ступни с места, ему сверху на эти ступни приземлялся активный хитрый игрок. После этого активным игроком становился тот, кому наступили на ступню. И так мы всю перемену прыгали по холлу, разряжаясь от уроков.
  
   ЗАПИСЬ 30.
  
   Владимир Павлович Воронко был маленького роста. Ниже нас. Он вел у нас спецкурс по программированию. Вначале дал нам теорию - ее основы. Объяснил работу условного оператора, оператора перехода на метку, оператора цикла. Показал как из первых двух можно построить третий. Он давал нам язык Алгол-68. И желающим другие языки. Арсен Муллагалиев изучал еще и BASIC. Изучив теорию перешли к практике. Стали писать программы. И Владимир Павлович Воронко стал водить нас в ВЦ - Вычислительный Центр Сибирского Отделения Академии Наук СССР. Он там работал в лаборатории Валлиулина. Нас он привел в перфораторный зал где мы сами на перфораторах набивали свои программы на перфокарты. Потом собирали их в колоды и сдавали на счет. На мощную по тем временам ЭВМ БЭСМ-6. Ее быстродействие было 1 миллион операций в секунду. Через несколько дней приходили и забирали распечатку. Если были ошибки, то искали их, устраняли - набивали новые части программы на перфокарты и меняли их в колоде. И снова сдавали.
   Задачи ставились перед нами по-разному. Арсену задачу поставил Воронко. Математическую. А я нашел в школьной библиотеке книжку Бонгарда "Проблема узнавания". И читал ее. И нашел в ней описание алгоритма одной программы, которую Бонгард опробовал и получил интересные результаты. Я решил ее воспроизвести. Алгоритм разложился на операторы и осталось лишь записать его. Записал. Набил на перфораторе. Сдал колоду на счет. Получил распечатку. Ошибки. Искал. Исправлял. Сдал. Ошибки где-то. Что-то переделал. Снова что-то не так. И так несколько месяцев ...
   Кроме БЭСМ-6 в ВЦ были и другие компьютеры. Нас садили и давали поработать. Были с дисплеями. Нам показывали игры. Помню на одном компьютере скачки лошадей с препятствиями. На другом я играл с машиной в трехмерные крестики-нолики на кубе 3*3*3. И один раз ухитрился выиграть. Была там и машина HP --хьюэллетт-паккард. Со многими терминалами в разных комнатах на разных этажах. На ней тоже чуть поработали. Помню решил проверить численно формулу простого интеграла. Взял отрезок от а до в, функцию у = х и интеграл от нее по х от а до в. Это равно (в*в-а*а)/2. И совпало довольно точно.
  
   ЗАПИСЬ 31.
  
   В то время я слышал про искусственный интеллект. И думал про это так : взять алгоритм работы мозга и написать по нему программу. Работу мозга - мышление - изучают специальные науки. И психология одна из них. И я решил почитать про мышление. На кружке по психологии обратился к его ведущим. И они принесли мне толстую книгу с названием "Мышление". Я ее взял, но из-за ее толщины побоялся ее раскрывать. Все равно ее всю не прочитать. Книжку потом вернул.
   Кроме необязательного спецкурса по программированию у Владимира Павловича Воронко, у нас были обязательные занятия по программированию. Вела их толстая женщина по фамилии Воронко. Я думал что это жена Владимира Павловича. Хотя точно не знал. Она рассказала нам про двоичную систему счисления, про возможные другие - например, восьмеричную. И мы попрактиковались немного переводя числа из одной системы в другую. Потом нам рассказала как писать программы из операторов и мы стали писать кто что хотел. Я в то время увлекался игрой в "Эволюцию" или по-другому - "Жизнь". Автор ее Конвей. Я прочитал о ней в журнале "Наука и жизнь" вроде. Играл в нее на листках бумаги в клетку - в тетрадках. Потом мы сделали с ребятами большое поле на листе картона от чего-то большого - вроде метр на полметра, и играли на нем копейками и еще какими-то фишками. А тут подвернулось программирование. Ну, я и решил запрограммировать эту игру. Взял поле 40*40. Задал на нем единицами живые точки, нулями - пустые. И описал операторами алгоритм рождения новых живых точек и стирания умерших точек. Вывод на печать исходного состояния и последующих через каждые 25 ходов. Практику здесь мы проходили в университете - на ЭВМ Минск-220. У нее быстродействие было меньше чем у БЭСМ-6, вроде 220 000 операций в секунду. И эта программа у меня с ходу прошла. Выдали мне распечатку с десятком полей 40*40. Эволюция моей картинки не закончилась за это число ходов, но оператор оборвал работу программы минут через 10, хотя на системной перфокарте, которую я вложил в свою колоду, было пробито время минут 20. Вообще-то говоря, для полной эволюции моей картинки не хватило бы поля 40*40, да и времени надо было бы часы а может и больше. Но, самое главное, то, что я замыслил, получилось. Алгоритм смог превратить в набор операторов и программа получилась работоспособной.
   А один парень из нашего класса - Шилин Андрей - высчитал число е с точностью примерно 200 знаков после запятой. Точно не помню сколько, только помню что трехзначное число знаков после запятой (может и 700).
  
   ЗАПИСЬ 32.
  
   В ИЯФ-е устаревшее оборудование было собрано наверху главного корпуса в одном большом помещении. Там стояли вполне работавшие установки и приборы. И с ними работали фымышата под руководством ученых из ИЯФ-а. Кто-то пытался детектировать тахионы, кто-то еще что-то делал, но я не вникал. Наша же тройка - Шилин Андрей, Васька Борчанинов и я - занимались доделкой искровой камеры под руководством Володи Смирнова. Мне поручили впаять куда-то сопротивление, но я все тянул, и в конце концов Володя сам впаял его. А Андрей и Васька занимались камерами - заполняли их гелием. Откуда-то на руках (на 6-й этаж!) притащили баллон с гелием. Потом через систему трубок гелий ввели в камеры. Подготовили. Зачем-то разбирали счетчик сцинтилляционный. Смотрели на сам сцинтиллятор. Он прозрачный как стекло. Фотоумножитель - регистрировать вспышки света в сцинтилляторе при прохождении его заряженной частицей. Счетчик собрали. Меня посадили на пересчетки - лампочки расположенные в двоичном коде загорались при прохождении очередной частицей через верхний и нижний счетчики. Напряжение 2 киловольта подавалось на камеры при одновременном срабатывании обоих счетчиков. Возникал пробой в гелии вдоль траектории частицы. Малиновые искры. Андрей или Васька сидели считали эти искры и потом определялся коэффициент срабатывания камер. Так что успели мы до конца 10-го класса увидеть в работе искровую камеру.
  
   ЗАПИСЬ 33.
  
   Ответственный за это оборудование был Рыкосоев (или Рукосоев). Когда я кончил учебу в универе, то заглянул в это место опять. Чтобы узнать поподробнее про наблюдения за тахионами. Там было пусто, был только Рукосоев. Он выслушал меня, и затем показал установку для детектирования тахионов. Это два счетчика на расстоянии примерно 1 метр друг от друга. Тахион пролетает один счетчик, потом другой. По разности времен их срабатывания определяется скорость его. Но счетчики имеют свой шум - могут выдавать ложные сигналы. Это не позволяет регистрировать очень малые времена, то есть очень быстрые тахионы. Может они и есть, но они неотличимы от шума. Вот это я узнал перед отъездом. Теоретику ведь нужна связь с экспериментаторами.
  
   ЗАПИСЬ 34.
  
   Время шло, и я подтянулся к общему уровню. Двойки перестал получать. И экзамены сдал хорошо. На четверки и пятерки. Средний балл 4,5. На экзамене по физике дали задание вывести какую-то формулу. Ее мы не проходили, но знаний наших должно было хватить для ее вывода. И я вывел ее. За экзамен я получил две оценки - одну за общеобразовательный курс - 5, а другую за ФМШ-атский курс физики - 4. По химии я получил 5, но в аттестат по ошибке вписали 4. Переделывать весь аттестат не стали - невелика ошибка.
  
   ЗАПИСЬ 35.
  
   Когда Лаврентьева (организатора Сибирского Отделения Академии Наук ) спросили - какое из своих дел он считает главным, он ответил что это создание ФМШ.
  
   ЗАПИСЬ 36.
  
   По окончании ФМШ на июль мы остались в общежитии ФМШ (те, кто хотел поступить в НГУ - Новосибирский Государственный Университет). Я тоже решил поступать в НГУ. Но на какой факультет ? Больше всего мне хотелось заниматься созданием искусственного разума, работать с ЭВМ. Для этого надо было идти на матфак. Но, помня свой опыт с олимпиадой по математике, пришлось отказаться от своей мечты. Так, если не на матфак, то куда ? Остается физика. Оценки мои по ней к концу ФМШ подтянулись повыше, да и интерес некоторый к ней тоже был. И я решил - на физфак.
   Конкурс был 3 человека на место. Это был 1976-й год. С ФМШ-тской подготовкой я уверенно поступил. Средний балл у меня был 4.5 да и экзамены я сдал неплохо.
  
   ЗАПИСЬ 37.
  
   Осенью до занятий у первого курса была уборка картошки. В свободное время мы читали книги по физике, просто общались. Один раз кто-то из ребят затеял игру в лабиринт. Стал объяснять правила игры. И я узнал ту игру которую развил в ФМШ на основе игры Валерки Павлова. Я тут же заявил о своем авторстве и перехватил инициативу в свои руки. Вот как - оказывается наша с Валеркой игра получила распространение.
  
   ЗАПИСЬ 38.
  
   В универе у меня бывало всяко. И повышенную стипендию одно время получал, и без стипендии оставался в другое. По математике тоже было по-разному. И четверки и пятерки на экзаменах получал, и тройки бывали. Особенно мне понравились ТФКП (теория функций комплексного переменного) и ОТО (общая теория относительности (теория тяготения)). По обеим у меня пятерки. ОТО читалась факультативно, то есть не обязательно ее посещать и сдавать. Ее вел Кулаков Юрий Иванович. А ТФКП преподавал (лекции) Крушкаль.
  
   ЗАПИСЬ 39.
  
   За 5 лет учебы в универе было несколько предметов где приходилось писать программы и проводить расчеты на компьютерах. И оказалось что мой уровень - ниже среднего. Другие быстрей соображали какой алгоритм следует избрать для данной задачи. И при воплощении его в программу делали меньше ошибок и быстрее отлаживали ее. Это меня отрезвило. И я отдал все свои книжки про искусственный интеллект Юрику Панкову. Он был в одном классе со мной в ФМШ. А в универе учился на матфаке и тесно работал с компьютерами. Один раз он показал мне стихи написанные одной программой.
   Диплом я делал в ИЯФ-е (Институте Ядерной Физики). В лаборатории ВЭПП-4. ВЭПП-4 - это ускоритель для Встречных Электрон - Позитронных Пучков четвертого поколения. Лаборатория экспериментальная, но мне дали теоретическую работу - написать программу для расчета коэффициента сохранения поляризации пучка электронов при перепуске его из ВЭПП-3 в ВЭПП-4. Я рассчитал.
   После этой работы я этой же (немного измененной) программой провел расчеты для одного из аспирантов по влиянию соленоида устанавливаемого на канале ВЭПП3 - ВЭПП4 на поляризацию пучка в ВЭПП4.
   Кроме этих расчетов я написал еще пару программ касающихся фазового объема пучка. Так что работа в ИЯФе была связана с ЭВМ. Интересная.
  
   ЗАПИСЬ 40.
  
   Но в универе я занимался не только учебой. А также и альпинизмом. Пошел на втором курсе в альпсекцию мой сосед по комнате - и я за ним. А когда курсе на 4-м стало тяжело и учиться и заниматься альпинизмом, то он ушел из секции. И защитил диплом. А я выбрал альпинизм. И в результате долги по ФЭЧ (Физике Элементарных Частиц) и недопуск к защите диплома (хоть дипломная работа и была выполнена).
   И тут я попал в такой жизненный "гравиворот", что опомнился лишь через год снова в Тюмени.
  
   ЗАПИСЬ 41.
  
   Первая встреча с диалектикой у меня произошла в 8 классе. В библиотеке я нашел тоненькую маленькую книжку про диалектику. И стал ее читать. Там говорилось что предмет надо изучать в его развитии. Все течет, все изменяется. Что есть единая универсальная связь всего со всем. Что знание диалектики необходимо будущим ученым.
   Через некоторое время, уже после университета, я прочел статью о недавно открытых гипердействительных числах. И подумал : было время, когда о них не знали. А потом узнали. А ведь и сейчас такая же ситуация : есть наверно такие числа, которых мы не знаем. Пройдет время и мы узнаем их. А нельзя ли мне самому это сделать ? А как ?
   И тут я вспомнил что предмет надо изучать в его развитии. В данном случае предметом являлись числа. Значит надо действовать так :
  
   ЗАПИСЬ 42.
  
   Сперва были известны натуральные числа (1, 2, 3, ...). Потом обнаружили ноль и отрицательные числа. Затем рациональные (дробные). Потом построили иррациональные и мнимые.
   Как строились отрицательные числа ? Через известные натуральные числа и операцию вычитания. Натуральные числа, отрицательные числа и ноль стали называть целыми числами.
   Как строились рациональные (дробные) числа ? Через известные целые числа и операцию деления.
   Операция вычитания обратна сложению. А операция деления обратна умножению.
   НАБЛЮДЕНИЕ : если есть множество известных чисел, и на нем задана операция, то, чтобы построить новые числа, надо взять операцию обратную заданной и распространить ее на все множество известных чисел.
   ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ : это правило действует для всех множеств чисел.
   ПРОВЕРКА : как строились иррациональные и мнимые числа ? Через известные рациональные (дробные) числа и операцию извлечения корня. И операция извлечения корня обратна операции возведения в степень. То есть в этом случае предположение оправдалось.
  
   ЗАПИСЬ 43.
  
   Есть лишь наблюдение над известными числами и операциями. Нового ничего нет. Вернемся снова к диалектике - предмет надо изучать в развитии. Предметом на сей раз будут операции. Прямые - такие как сложение, умножение, возведение в степень.
  
   ЗАПИСЬ 44.
  
   Тут приходится припомнить начальную школу. Сначала нас научили складывать числа. Потом через эту первую прямую операцию построили умножение - вторую прямую операцию. Я хорошо помню как наша первая учительница Мария Андреевна объясняла это.
   3+3 = 3*2..... 3+3+3+3 = 3*4
   Этих двух примеров достаточно чтобы вспомнить это.
   А теперь введем нумерацию прямых операций : сложение - первая прямая операция. Обозначим ее так : [1]. Умножение - вторая прямая операция. Обозначим ее так : [2].
   Теперь перепишем эти два примера в новых обозначениях :
   3 [1] 3 = 3 [2] 2...... 3 [1] 3 [1] 3 [1] 3 = 3 [2] 4
  
   ЗАПИСЬ 45.
  
   НАБЛЮДЕНИЕ : новая прямая операция определенным образом строится по прямой операции с номером на единицу меньше чем у новой.
   ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ : таким образом строятся все прямые операции.
   ПРОВЕРКА : Попробуем построить таким образом прямую операцию с номером 3. Она будет обозначаться так : [3]. Теперь возьмем первый пример и заменим в его правой части операцию [2] на операцию [3], а в левой его части операцию [1] заменим на операцию [2]. Тогда получим соотношение :
   3 [2] 3 = 3 [3] 2
   По известной операции [2] установим что
   3 [2] 3 = 3 [1] 3 [1] 3 = 9
   Значит 3 [3] 2 = 9. В этом примере оказалось что операция [3] совпадает с операцией возведения в степень. А это тоже прямая операция. Значит предположение в этом примере подтверждено.
  
   ЗАПИСЬ 46.
  
   Попробуем теперь построить прямую операцию с номером 4. В первом примере увеличим номера операций еще раз на единицу :
   3 [3] 3 = 3 [4] 2
   Зная, что операция [3] есть возведение в степень, получим :
   3 [3] 3 = 27
   То есть 3 [4] 2 = 27.
   Проделаем то же самое со вторым примером. Увеличим в нем номера операций тоже на 2 :
   3 [3] 3 [3] 3 [3] 3 = 3 [4] 4
   Но здесь возникает другая трудность - в каком порядке выполнять операции в левой части ? Есть два варианта :
   ((3 [3] 3) [3] 3) [3] 3 ........... и ... 3 [3] (3 [3] (3 [3] 3))
   Если мы хотим построить прямую операцию, то из ее обратных операций должны рождаться новые числа. В данном случае решение некоторого уравнения с участием 4-й прямой операции должно быть не в комплексных числах (они строились по 3-й прямой операции). Например уравнения : x [4] a = b.......... d [4] x = f .... где a, b, d, f - произвольные комплексные числа. Проверке подлежат оба варианта, хотя первый вариант вызывает сомнения.
  
   ЗАПИСЬ 47.
  
   Напомним вкратце рождение новых чисел для операций [1], [2], [3].
   x = 2 [1] 3 = 5 это прямая операция [1] для натуральных чисел
   5 = 2 [1] x ....x = 3 это обратная операция для [1]
   2 = 5 [1] x .......... величины x нет среди натуральных чисел. Приходится вводить новое число : x = -3 вводятся новые числа - отрицательные. Те и другие вместе - целые числа.
   x = 2 [2] 3 = 6 прямая операция [2] для целых чисел.
   6 = 2 [2] x ...x = 3 это обратная операция для [2]
   6 = 4 [2] x .... величины x нет среди целых чисел. Приходится вводить новое число : x = 6/4. Так вводятся дробные числа. Целые и дробные числа вместе - рациональные.
   x = 2 [3] 3 = 8 это прямая операция [3] для рациональных чисел.
   8 = x [3] 3 ...x = 2 это первая обратная операция для [3]
   8 = 2 [3] x ...x = 3 это вторая обратная операция для [3]
   2 = x [3] 2 ......... величины x нет среди рациональных чисел. Приходится вводить новое число : x = квадратный корень из 2. Это иррациональное число. Рациональные и иррациональные числа вместе - действительные числа.
   -1 = x [3] 2 ....... величины x нет среди действительных чисел. Приходится вводить новое число : x = квадратный корень из -1. Так вводятся мнимые числа. Действительные и мнимые числа вместе называются комплексными числами.
   А теперь дошел черед и до 4-й прямой операции.
   x = 3 [4] 2 = 27 это прямая операция [4] для комплексных чисел.
   27 = x [4] 2 ..x = 3 это первая обратная операция для [4].
   27 = 3 [4] x ..x = 2 это вторая обратная операция для [4].
   -1 = 3 [4] x ..Вопрос : есть ли среди комплексных чисел такое число x ? Этого я не могу установить. Если такого числа нет среди комплексных чисел, то значит появилось новое число. Если же найдется такое комплексное число x, то можно пробовать другие сочетания чисел в этом уравнении, чтобы в конце концов найти неразрешимость в комплексных числах.
   Может эта новая прямая операция [4] вместе с ее двумя обратными операциями и не даст новых чисел. Но поисследовать ее любопытно (для молодых математиков, у которых есть на это время).
  
   ЗАПИСЬ 48.
  
   Можно написать общую формулу для связи прямых операций. Воспользуемся примером вторым :
   3 [3] (3 [3] (3 [3] 3)) = 3 [4] 4
   Обобщим его на все натуральные числа (n = 1, 2, 3, 4, 5, ...) :
   3 [n] (3 [n] (3 [n] 3)) = 3 [n+1] 4
   Но отсюда же можно определять операцию с номером = 0 через операцию с номером = 1. А потом операцию с номером = -1 через операцию с номером =0. И так далее для всех операций с отрицательными номерами.
   После этого можно попытаться обобщить номер прямой операции на любое рациональное число, потом на любое действительное, потом на любое комплексное число. А, если 4-я прямая операция даст новые классы чисел, то распространить значения номеров прямых операций и на эти числа.
   И теперь можно строить уравнения подобные этим : a [x] b = c ...... a [x] b = x [3] 2
   Вообще, номер прямой операции может быть некой функцией от разных переменных. И от нее можно будет брать производные, интегралы ...
  
   ЗАПИСЬ 49.
  
   Еще в универе - после 4-го курса, когда у меня был долг по ФЭЧ - я, вместо того, чтоб изучать ФЭЧ, читал книжку Кантора и Солодовникова "Гиперкомплексные числа".
   Потом, уже после Красноярска, в Тюмени, я вспомнил про кватернионы. И что в их таблице умножения по главной диагонали знаки стоят как знаки в интервале в специальной теории относительности. И я стал пробовать применять кватернионы к моменту количества движения. И к другим физическим величинам. И оказалось что алгебра кватернионов с комплексными коэффициентами точно описывает всю СТО.
  
   ЗАПИСЬ 50.
  
   Потом я стал примерять алгебру кватернионов с комплексными коэффициентами и к классической электродинамике. И оказалось что она точно описывает и эту теорию.
   Я тогда придумал название для этой алгебры - октады (для отличия от октав). Потом уже узнал что для этой алгебры есть другое название - бикватернионы.
  
   ЗАПИСЬ 51.
  
   Затем я стал углубляться в биспиноры и спиноры, так как они по-моему находятся на передовом крае теорфизики. И через них можно попасть в новые места.
   Однажды в автобусе я ехал и подумал - если для 4-х векторов есть векторное произведение векторов, а спиноры тензорно связаны с 4-х векторами, то и для спиноров должно существовать некое спинорное произведение спиноров.
  
   ЗАПИСЬ 52.
  
   И я решил его найти. Если оно есть, то можно будет с его помощью построить новое уравнение, описывающее новую частицу.
   И вот начались долгие поиски. Все время появлялись и пропадали новые подходы к этому спинорному произведению спиноров. Я стал брать другие алгебры для векторного произведения 4-х векторов. И они тоже не подходили (правда я старался сохранить в них хотя бы 3-х мерное векторное произведение от бикватернионов).
   Шли годы. И вот, в очередной раз я пробовал новый подход. И к нему вели два пути. Оба не помогли. Но один из этих путей вел в интересном направлении. И я решил проследить этот ход. Оставил в покое спинорное произведение спиноров и стал исследовать новую область.
  
   ЗАПИСЬ 53.
  
   На это тоже ушло несколько лет. Постепенно контуры этой новой области становились все более четкими. И, если сперва мне представлялось что спиноры есть часть этой новой области, то со временем я понял что спиноры сами по себе, а объекты этой новой области - тоже сами по себе. Первоначальное сходство оказалось обманчиво. А ведь для этой новой области я построил конструкцию, которую считал спинорным произведением спиноров. И думал, что моя цель достигнута.
   Теперь же я считаю так. Можно задать любое спинорное произведение спиноров. И по его связи с 4-х векторами найти векторное произведение 4-х векторов. Но это будут уже не бикватернионы, а некие другие алгебры. То есть, ДЛЯ ЛЮБОГО СПИНОРНОГО произведения спиноров всегда существует векторное произведение 4-х векторов, но НЕ ДЛЯ ВСЯКОГО ВЕКТОРНОГО произведения 4-х векторов найдется соответствующее спинорное произведение спиноров. В частности, для бикватернионного векторного произведения 4-х векторов не существует никакого спинорного произведения спиноров.
  
   ЗАПИСЬ 54.
  
   Вроде грустно звучит - того, что хотелось - нет. Но вспомним про новую область. В ней тоже есть тензорное произведение, и есть некая связь 4-х векторов с некими 2-х объектами. И для бикватернионного векторного произведения 4-х векторов СУЩЕСТВУЕТ 2-х объектное произведение этих 2-х объектов. То есть все то, что накопилось у 4-х векторов в связи с их бикватернионной алгеброй (в СТО и в классической электродинамике), сохраняется. И вдобавок можно построить некое уравнение для нового поля (новой частицы). Это новое поле - новые 2-х объекты.
   9/2 - 2001 - 26/4 - 2005

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | Е.Мелоди "Пат для рыжей стервы" (Современный любовный роман) | | А.Ганова "Тилья из Гронвиля" (Подростковая проза) | | М.Светлова "Следователь Угро для дракона. Отбор" (Юмористическое фэнтези) | | М.Генер "Солнце для речного демона" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Свадьба как повод познакомиться" (Современный любовный роман) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга вторая." (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "И небо в подарок" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Сделка с Ведьмой" (Городское фэнтези) | | С.Бушар "Сегодня ты моя" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"