The Gamer: другие произведения.

Осеменитель. Глава 44

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:


   - Вот это монстр! Вот уж не ожидал от неё! - радовался я, суетясь вокруг новорожденного миньона. Впрочем, на новорожденного это существо походило мало. Пепельно-серое, больше двух метров ростом, оно выглядело намного мощнее большинства взрослых мужчин. Порождённое чревом демонессы от моего семени, демоническое порождение было похоже на искажённую версию человека. Голова была крупная, без волос, не симметричная, вся в буграх. Руки были похожи на человеческие, только толще и длиннее. Ноги, наоборот, были слишком тонкие и короткие для такой громадины. На ступнях и на кистях рук было по 4 пальца. Как и у остальных моих отпрысков, любые признаки половых органов отсутствовали, а на примитивном лице застыло знакомое выражение вселенского равнодушия. У меня ещё никогда не было такого огромного подчинённого. Все остальные порождения, зачатые и родившиеся уже на островах, были не без сюрпризов, но таких же размеров, что и раньше.
   - Вот уж действительно, монстр. А него ноги не сломаются? - спросила Гризма, скептически разглядывая пополнение.
   - Не говори ерунды. Он не очень быстрый, зато сильный. - ответил я, ощупывая фантастически развитые бицепсы.
   - И тупой.
   Посмотрев в характеристики новорожденного, я был вынужден согласиться с Гризмой.
   Демонид-рукохват (ур. 146)
   Дружественный, подчинённый, бесполый, демонический (аспекты: жестокость, чревоугодие).
   Сила: 125
   Ловкость: 22
   Выносливость: 47
   Аккуратность: 21
   Интеллект: 9
   Наблюдательность: 8
   Всеядность: 32
   Кретинизм
   Слабые ноги
   Увеличенная грузоподъёмность 12
   Быстрота 2
   Безжалостность 3
   Иммунитет к ЗППП
   Самым неприятным был перк "Кретинизм", который убирал большую часть интеллекта и рубил все бонусы к нему. "Слабые ноги" давали большой штраф к выносливости при перемещении с тяжёлым грузом. "Безжалостность" давала сильный бонус к урону, но только при проведении нескольких последовательных ударов по беззащитному противнику. Да "Андорра" - очень добрая игра, я знаю. Не имя половых органов, он не мог ничем таким заразиться, отсюда и иммунитет.
   - Ему нужен клевец.
   - Опять! - возмутился я. Гризма уже достала меня бесконечными обсуждениями достоинств и недостатков разнообразных видов холодного оружия. Проблема была в том, что мы жили на острове, где не было никакой руды. Без металла большинство агрессивных фантазий этой женщины было неосуществимо.
   - Мы рассчитывали на рост в три раза меньше. Всё, что у нас есть, в его руках будет как зубочистка. Надо обговорить этот вопрос, составить список вариантов, обсудить плюсы и минусы каждого из них, потом подготовить план...
   За время жизни на острове я нашёл один хороший способ ненадолго избавиться от Гризмы. Я повернулся к Линарии, которая молча стояла рядом и доброжелательно рассматривала рукохвата:
   - Где Сохашш? Я хочу её прямо сейчас.
   - Это без меня. - фыркнула Гризма и поспешно вышла из комнаты. Линария ответила:
   - Она где-то здесь. Вышла ненадолго.
   - Поищи её. Она родила мне прекрасного ребёнка. В награду я хочу поскорее оплодотворить её снова. Пусть идёт к варильне.
   - Как скажешь милый. - улыбнулась Линария и вышла из комнаты. Видя, как покачивается на ходу массивный зад девушки, я пожалел, что сейчас не её очередь. Я не мог быть с кем хотел, у каждой из них было своё время. Бывшая воровка уже была на ранних сроках, тратить семя на неё вместо суккубы было бы расточительно. Совершив небольшое волевое усилие, я перестал думать о Линарии, позвал за собой новое порождение и пошёл к варильне.
   ***
   Как оказалось, и на нашем удалённом острове росло кое-что примечательное. Это были паразитические грибы, торчавшие тут и там на стволах местных пальм - сфинции. Днём они совсем не бросались в глаза - толстая ножка, шляпка под цвет коры, растёт очень высоко, под самой кроной высокого дерева. Можно пройти мимо тысячи таких и ни одного не заметить. Но ночью всё менялось. Под светом звёзд сфинции источали слабое сияние. Каждый подвид светился своим цветом и только так их можно было отличать. Если собрать жёлтые и розовые грибы, положить в котёл в соотношении 3 к 1 и, подливая воду, варить несколько часов на сильном огне, то получится мутная молочно-белая жидкость, обладающая алхимическими свойствами, которую называют муравьиным молоком. Про него я вычитал в сети, пытаясь найти хоть какой-то способ извлечь пользу из того, что росло на острове или плавало в океане. Сам бы я и за сто лет не додумался бы, что и как делать. Муравьиное молоко способно размягчать хитин - жёсткий крепкий материал, из которого состоят тела грибов, панцири насекомых, пауков и ракообразных. Эту жидкость изобрели для того, чтобы проходить один особо сложный инстанс - Муравейник. Чтобы пробить толстенную броню королевы муравьёв и её преторианцев, их поливают муравьиным молоком. От этой жидкости хитин ненадолго становится мягким и вязким, как смола. На моём острове не было гигантских насекомых, зато были крабы, панцири которых состояли как раз из хитина. У меня не было проблем с убийством крабов, ведь их уровни были очень низкими и порождения легко решали вопрос. Мы опускали мёртвое ракообразное в море, где рыбы быстро выедали всё мясо, затем доставали панцирь, размягчали его и получившуюся жижу использовали в качестве прочного клея для создания оружия и инструментов. Место, где мы всё это делали, называлось варильней.
   Я зашёл в хижину, порождение вслед за мной. Я не стал давать ему имя - пусть мать придумывает. В середине помещения сидела Александра и грубо сделанной деревянной ложкой помешивала содержимое огромного котла. Я знал, что трогать зелье не нужно - оно так и так сварится, но женщине, похоже, просто нравился процесс. Под потолком сушились свежие крабьи панцири, по углам валились кучки грибов для следующей варки. При свете дня нельзя было различить, но я знал, что большая куча - жёлтые, а маленькая - розовые. Увидев порождение, Александра испуганно вскочила и ткнула пальцем в странное существо:
   - Что это?
   - Это ребёнок Сохашш.
   - Если будет ещё больше, её точно разорвёт. - ответила жена и села обратно, опасливо поглядывая на новенького. Я и сам так думал. В последние несколько дней Сохашш ходила с таким огромным животом, что я забеспокоился: переживёт ли она роды? Сама демонесса ни о чём не волновалась и рассказывала всем, что тела демонов, к счастью для неё, не такие хрупкие, как у жалких людишек, которых уже давно пора поработить и всё в том же духе. Она знала, что говорит. Родила, по словам Линарии, легко и быстро и тут же куда-то смылась.
   Я осмотрел свою первую жену. Видя мой интерес, женщина не пыталась закрываться от своего мужа. Она уже давно отвыкла от стыдливости. Свободно ниспадающие на спину волосы выцвели от Солнца, каждый сантиметр кожи загорел дотемна. Она была молодой, но зрелой женщиной, свыкшейся со своей ролью. Небольшая выпуклость в районе живота говорила об очень близком знакомстве со мной 4 дня назад. Груди соблазнительно покачивались над котлом, набухшие из-за беременности соски были трудно различимы на тёмной коже. Я всегда удивлялся: почему ни у кого из моих женщин нет молока, хотя всё выглядит так, словно оно есть? Почему игра так странно устроена? Может ли быть, что...
   - А, вот ты где! - прервала моё удивление Гризма: - Отпердолил стерву? Что-то ты быстро. Неважно, пора и за дела взяться.
   - Ты - сама деликатность. - ответил я.
   - Мужчина без штанов не имеет права учить меня хорошим манерам.
   - Можно подумать, со штанами ты бы меня послушала?
   - А ты поноси, попробуй. Всё лучше, чем ходить и трясти перед всеми этой штукой.
   - Ну уж нет. Я не для того заплыл так далеко, чтобы сковывать себя ненужными правилами. - ответил я и обратился к Александре:
   - Скоро сварится?
   - Уже готово. - ответила жена. Гризма воспылала энтузиазмом:
   - Давай сделаем ему колотушку. Возьмём самую крепкую палку, а навершие смастерим из песка, смешанного с хитином.
   - А почему бы просто не использовать камень?
   - Камень быстро отвалится, как его не приклеивай.
   - Навершие из хитина тоже быстро растрескается.
   Хитин был неплох для насекомых, но по своим свойствам заметно проигрывал даже таким распространённым металлам, как железо и бронза. Как материал для крафта он не был интересен. В Андорре были локации, где из него делали броню, но лишь потому, что ничего лучше под рукой не было. Судя по тому, что я прочитал в сети, никто никогда не пробовал использовать размягчённый муравьиным молоком хитин для ремесла, а если и пробовал, то быстро бросил эту затею. У меня же не было ничего лучше, поэтому я продолжал, теша себя надеждой, что когда-нибудь нам удастся найти такой рецепт размягчителя, который будет не ухудшать свойства хитина при обработке, а наоборот, делать его более твёрдым и прочным.
   После долгих споров мы остановились на метровой дубине. За основу было решено взять ствол молодого дерева. Он должен был быть покрыт слоем отвердевшего хитина. На конце нужно было сделать утолщение, приклеив туда мелкие камешки и залив их большим количеством размягчённого материала, чтобы он затем застыл, образовав монолитное орудие войны. Согласен, рецептик тот ещё, но для каменного века очень неплохо.
   Женщины принялись за работу, окуная массивные крабьи панцири в котёл и поварёшкой выгребая со дна посудины то, что от них осталось, а я вышел из варильни, чтобы не мешать их работе. Я сам никогда ничего не крафтил, потому что у меня не было аккуратности в первичных характеристиках. Моё вмешательство только испортило бы готовый продукт.
   Солнце клонилось к закату. Очередной жаркий безоблачный день подходил к концу. Я прошёл несколько десятков метров по лесу и вышел на песчаный берег океана. Ветер трепал мои волосы, качал ветки и поднимал высокие волны, которые тут же обрушивались на берег, засоряя его водорослями. Убедившись, что опасности нет, я вошёл в воду и поплыл, борясь с течением. Далеко уплыть не удалось - волны захлёстывали меня и бросали обратно на мелководье. В конце концов я вылез на берег и растянулся на песке, наслаждаясь природной идиллией. Моя мужская сущность напомнила о себе и мне захотелось, чтобы какая-нибудь грудастая красавица оседлала мой мокрый член и унеслась вскачь. В тот день я ещё не был ни с одной из женщин. Моё семя просилось наружу, чтобы оплодотворить чьё-нибудь лоно. Я стал прикидывать, кто из моих жён лучше всего подошёл бы для выполнения этой мимолётной прихоти и, вдруг, понял, что Сохашш так и не пришла ко мне, хотя прошёл уже час или полтора. Может она спряталась, выражая презрение к моим приказам и не желая совокупляться с человеком? Вставать было лень. Я полежал ещё немного, но ничего не изменилось: никто так и не пришёл ублажить мою похоть. Отогнав мысли о сексе, я встал и направился разбираться со строптивой демонессой.
   ***
   - Кто и когда видел её в последний раз? - сурово спросил Аринтал, вышагивая перед неровным строем своих супруг. Женщины нервно переглядывались, не решаясь заговорить. Гризма сидела в сторонке, наблюдая за действом. Её всегда интересовало: будет ли Аринтал беспокоиться, если с кем-то из них приключится беда или же ему всё равно?
   - После сам-знаешь-чего она сразу ушла. - нарушила тишину Линария.
   - Что она сказала?
   - Возмутилась, что ребёнок получился не такой, как она хотела, что он дефи... дефе... что он ей не нравится.
   - А потом?
   - Она ушла, а я осталась.
   - Зачем ты осталась? - требовательно поинтересовался муж.
   - Я хотела... мне нужно было... сделать... кое-что. - промямлила девушка под непривычно суровым взглядом своего супруга.
   - Я видела, как она вышла из дома. - робко произнесла Альфа.
   - Куда она пошла? - спросил Аринтал.
   - Куда-то туда. Я не следила.
   Девушка махнула ладошкой в сторону леса.
   - Её живот был большим?
   - Нет, она уже разрешилась от бремени.
   - И ты не знаешь, куда она направилась? - строго спросил муж.
   - Нет. - испуганно ответила Альфа. В её глазах заблестели слёзы. Не очень сдержанные и в обычной ситуации, обострённые беременностью эмоции Альфы так и рвались наружу. Её было очень легко напугать или смутить. Она была не из тех, кто способен скрывать свои чувства. Аринтал продолжил расспросы, пытаясь узнать что-нибудь ещё, но, похоже, никто ничего не знал. Демонесса просто скрылась, ни с кем не поделившись своими планами. Гризма не понимала, куда она могла уйти. Остров был небольшим, там негде было прятаться. Не было лодки, или плота, или корабля, на которых можно было бы уплыть отсюда. Тайно соорудить что-то подобное невозможно. Гризма призналась себе, что пребывание на безопасном удалённом острове расслабило её, сделало менее внимательной и подозрительной, но такое масштабное строительство она ни за что не пропустила бы. Сохашш не умела плавать. Аринтал хотел научить её, но сама идея купания в океане казалась ей странной, поэтому суккуба отказалась. Она точно не была настолько сильной магичкой, чтобы перенестись отсюда с помощью телепортации, левитации или ещё как-нибудь. Из разумных существ на острове были только голые женщины, сама Гризма и старый мерзкий извращенец, не было никого, кто мог бы помочь демонессе сбежать. Все эти выводы поставили опытную рецидивистку в тупик. Гризма догадывалась, что Аринтал сделал те же самые выводы, что и она сама.
   ***
   Я остановил все работы и отправил женщин и порождения прочёсывать остров, а сам присел на камень, прислонившись спиной к массивной каменной колонне, и задумался. На острове было только одно примечательное место - точка возрождения. Это была россыпь древних, обветренных, заросших джунглями камней, вокруг которых мы построили своё жилище. Эти грубо обтёсанные булыжники - всё что осталось от примитивной цивилизации, которая существовала и исчезла много веков назад. Скорее всего это были религиозные сооружения. Больше никаких следов давних времён не осталось. Но ведь тем людям или нелюдям нужно было где-то жить, выращивать урожай, содержать скот и так далее. Все эти постройки или то, что от них осталось, должны были быть погребены под землёй. На поверхности Сохашш не смогла бы спрятаться. Демониды-наблюдатели быстро нашли бы свою мать. Значит, на острове было подземелье, где пряталась суккуба, либо, будем реалистами, лежали её обглоданные кости. В Андорре просто не могло быть такого, чтобы где-то было подземелье и в нём не было монстров или хотя бы ловушек. Моя демоническая жена отыскала вход, хотя никто, кроме неё не смог этого сделать. Если это действительно так, то зачем она туда полезла? Не все знают, но у неигровых персонажей Андорры есть одно свойство - в отличие от реальных людей, те из них, у кого есть разум, никогда не делают ничего, что с высокой степенью вероятности могло бы привести к собственной смерти. У них не бывает самоубийств, самопожертвования или стремления к опасности, за исключением тех случаев, когда происходит какое-то предусмотренное создателями игры глобальное событие. Моя жена не полезла бы в опасное место без причины.
   Уж было почти темно, и я хотел сворачивать поиски, когда они нашли вход в инстанс. Я лишний раз убедился, что Андорра буквально напичкана секретами. Всего сорок метров от нашего жилища, рядом было место, где мы постоянно собирали ядовитые фиолетовые фрукты, и за три недели мы его так и не нашли. Правда, сделать это было довольно трудно: дыра в земле была завалена ветками и стволами гниющих деревьев и, похоже, совсем недавно её пытались замаскировать.
   Для читателей, потерявшихся во времени и пространстве, напоминаю: инстанс - это ограниченная территория с особыми свойствами. Когда кто-то входит туда, один или в составе группы, никто не может ему помешать, пока он не выйдет обратно. Следующий вошедший попадёт в собственную версию инстанса, может быть, даже устроенную по-другому. Так придумано для того, чтобы неограниченное количество игроков могли качаться в одном и том же месте, не мешая друг другу. В инстансах опасно. Там обитают сильные монстры и почти всегда, боссы. С другой стороны, там и лут получше.
   - На мху остались следы босых ног. Кто-то заходил и выходил несколько раз. - произнесла Гризма, рассматривая что-то под светом многочисленных факелов.
   - Кто? - спросил я.
   - Я не знаю. Я - не следопыт, но даже мне видно, что тут сильно натоптано.
   - Там опасно. Иди возьми оружие и надень доспехи.
   - Нет.
   - Не понял?
   - Я сказала, что не пойду.
   - Это ещё почему? - спросил я, сверля Гризму взглядом, но она нисколько не испугалась.
   - Мы договаривались о том, что я помогу тебе отомстить Организации и другим твоим и моим врагам. О спасении твоих женщин речи не было.
   - Ты знаешь мою особенность. Мне нужны женщины, чтобы создавать солдат для моей армии.
   - У тебя было семь женщин, стало шесть. Невелика потеря.
   - Велика. Любое уменьшение гарема невосполнимо. Здесь больше нет женщин, некем её заменить. Её потомство было очень ценным.
   - Может быть, но без этой стервы всем будет лучше. Ты знаешь её нрав. Никто не будет о ней горевать.
   - Я же спал с ней. Она рожала от меня. Я не могу просто оставить там свою жену и сделать вид, что её никогда не было.
   - Для насильника ты слишком сентиментален.
   - Это нужно сделать, Гризма.
   - Говори, что хочешь, я не полезу в тёмную дыру спасать твою бабу.
   Услышав это, я сначала разозлился, но потом вспомнил, что Гризма - не рыцарь и не паладин, а бывшая преступница. Ожидать от неё другой реакции было бы глупо. Кроме того, даже рыцарь не пошёл бы спасать порождение Нижнего Мира, а если и пошёл бы, то не спасать, а совсем даже наоборот. Я сказал:
   - Ладно, можешь идти спать. Мне от тебя ничего не нужно.
   Я собрал своё немногочисленное воинство у входа в подземелье. Жён я отослал. Им не было места в бою, а вот порождения рождены именно для этого. Шестеро из них были рождены ещё в подземелье: двое от Сохашш, двое от Стар, по одному от Альфы и от Линарии. Двоим было суждено увидеть свет во время путешествия: одного породила Стар, прежде чем сбежать, другой вышел из чрева Альфы. Пятеро были зачаты, выношены и рождены уже на острове, по одному от каждой жены, кроме Риуены, которая откладывала яйца, и Валары, которой предстояло разродиться на следующий день.
   Порождения были трёх видов:
   Демониды-наблюдатели - невидимые существа, слабые, беззащитные и пригодные только для разведки. Их было двое, рождённых демонессой, никто из женщин, включая мать, о них не знал. Огромным плюсом для меня было то, что они видели в темноте, что очень полезно в условиях подземелья.
   Обычные порождения были ростом примерно пол метра. Их цвет и характеристики сильно различались в зависимости от того, кто был их матерью и на каком уровне я был во время брачной ночи. Несмотря на маленький рост, это была основная ударная сила моей армии.
   Единственный демонид-рукохват отлично подходил на роль танка. Его новой дубине предстояло попробовать себя в деле. Я надеялся, что Сохашш потом нарожает мне побольше таких.
   У меня было больше миньонов, чем, по идее, нужно для прохождение такого инстанса, но на этом хорошие новости кончались. Ни у кого из порождений не было ни брони, ни просто одежды. То, что было, давно пришло в негодность. Оружие было примитивным, кустарного производства. Каменный век во всей красе. Среди порождений не было магов, так что нам предстояло полагаться на стрелы и грубую силу. Самое худшее - у нас не было целителей и зелий, которые поправляли бы здоровье.
   ***
   Я полез в дыру, все миньоны двинулись за мной. Коридор был узок, стены сложены из грубо обтёсанного камня, с потолка свисали корни. Когда помещение расширилось, я пропустил рукохвата вперёд, чтобы он принял на себя первый удар возможного противника. Идти было очень неудобно: то пригибаясь, то перелезая через выпавшие из стен и потолка валуны. Мы освещали дорогу факелами, тени от которых странно колебались. Никаких признаков монстров не было, а я всё терялся в догадках - что за существа могли обитать в таком месте?
   Мы шли и шли. Коридор спускался всё дальше вниз. Корней больше не было, а камни на потолке и стенах смотрелись не такими обшарпанными. Было тихо, как в склепе. Неяркий свет факелов странно искажал очертания предметов, словно не способный рассеять многовековую тьму древнего подземелья. Коридор петлял и разветвлялся, часто встречались завалы, заставлявшие на лезть через преграду или поворачивать обратно. Никого не было. Всё убранство комнат давно истлело и разложилось, обратившись в толстый слой пыли, трухи и лохмотьев, устилавших пол.
   После очередного поворота я скомандовал привал и сел на камень, чтобы хоть чуть-чуть отдохнуть. Миньоны расположились вокруг меня, бесстрастно наблюдая за окружением. По выносливости я сильно проигрывал своим порождениям, которым отдых явно не был нужен. Я перевёл дыхание и огляделся. Рядом со мной лежала плита, когда-то бывшая частью стены. На плите был высечен незамысловатый орнамент. Приглядевшись, я заметил, что тень под ней неестественно черна, как будто что-то тёмное скрывалось от света факела. Я наклонился пониже, чтобы рассмотреть находку.
   Вдруг, тьма под камнем сгустилась и приняла форму четырёхпалой руки, каждый палец которой заканчивался когтем. Мгновение спустя рука потянулась к моей шее, то ли для того, чтобы задушить меня, то ли для того, чтобы расцарапать мне горло. Я рефлекторно отшатнулся от древнего ужаса. Стоящее рядом порождение быстро среагировало и обрушило молот на призрачную конечность. Всё вокруг меня пришло в движение. Тени предметов ожили и обрели форму высоких двуногих существ, словно состоящих из сгущённой темноты. Я никогда не слышал ни о чём подобном. Монстры двигались резко и порывисто, стремясь поцарапать моих миньонов своими длинными когтями. К счастью для меня, они явно проигрывали моим порождениям по характеристикам. Их атаки не наносили большого вреда, а ответные удары выбивали из монстров облачка чёрного дыма, разбрасывая нападавших в разные стороны. Порождения закрыли меня своими телами и быстро оттеснили врагов. Атака захлебнулась. Несколько оживших теней рассеялись под мощными ударами моих миньонов, остальные отступили в темноту. Прошла ещё пара секунд и вокруг воцарилась прежняя гробовая тишина.
   Некоторые мои воины были исцарапаны, но потерь не было. Я приказал сформировать максимально плотное построение, и осторожно мы двинулись дальше. Я тыкал факелом во все подозрительные тени, иногда это выдавало врага, он выскакивал и мои миньоны быстро его уничтожали. В таких условиях трудно было разглядеть, что это за существа. Лиц не было видно, я понял только то, что их колени развёрнуты в обратную строну, а ещё у них были хвосты. Похоже, это были прямоходящие рептилии, точнее, их призрачные подобия. Иногда на нас нападали группы врагов, но тоже безрезультатно. После таких нападений я менял порождений, стоящих в первом ряду, чтобы их раны успели зажить прежде, чем начнутся более серьёзные бои. Из погибших врагов что-то выпадало, но я не тратил время на лут, ведь моей целью было спасение демонессы.
   В конце концов я стал замечать, что туннели больше не спускались вниз и мы всё время ходили по одному этажу. Никаких признаков моей жены не было, значит, надо было спускаться дальше. Я и только тогда заметил, что моё время почти истекло, оставался всего час до окончания игры на сегодня, но всё же решил попытаться пройти подземелье.
   Второй уровень заметно отличался от первого. Помещения были более просторными, потолки - высокими, узоры на стенах - замысловатыми. Всё было более целым. Ничего не обрушилось, камни не валялись в проходах. У меня оставалась надежда, что Сохашш не стала спускаться глубоко, поэтому я повёл своё воинство вперёд. Не встречая сопротивления, мы дошли до просторного зала, потолок которого был так высок, что терялся в темноте. В середине помещения стояли два массивных каменных алтаря, на которых валялись какие-то кости. Около каждого алтаря неподвижно стояла высокая, состоящая из тьмы фигура. Враги не отреагировали на наше появление, но я не питал иллюзий - их нужно было убить, чтобы пройти дальше. Я приказал миньонам зарядить арбалеты и прицелиться в того, что слева. По моей команде десять болтов одновременно полетели в цель. Врагу хватило. Он молча осел на пол чёрной лужей, а второй тут же зашевелился. Из проходов повалили уже знакомые враги. Было ясно, что их призвал тот, кто стоял у второго алтаря. У меня был выбор - идти в атаку или отступить из зала, чтобы удобнее было обороняться в проходе. Я решил атаковать и ринулся вперёд, окружённый моими отпрысками. Уловив приближение моих воинов, враг телепортировался в угол комнаты. Мои миньоны одолели простых врагов и снова ринулись к полубоссу, но тот взмахнул когтистой рукой, создав порыв сильного ветра, который сбил порождений с ног. Появилась новая партия врагов, а полубосс телепортировался ещё раз. Ещё минут пятнадцать мы бегали за ним туда-сюда. Как только к нему кто-то приближался, он отталкивал врагов магией воздуха или телепортировался. В это время более слабые враги непрерывно нападали на нас со всех сторон, не давая перезарядить арбалеты и как следует прицелиться. Разделять группу было слишком опасно, кроме того, зал был слишком велик, чтобы поймать таким образом противника, который умел телепортироваться.
   Когда стало очевидно, что врага не достать, а жизни моих миньонов постепенно убывают, я скомандовал отступление. Нас преследовали до самого выхода со второго уровня, потом я даже удивился, когда посчитал миньонов и понял, что мы никого не потеряли. Когда моё израненное и покрытое пылью войско выбралось из инстанса, у меня осталось только десять минут игры.
   ***
   Следующий день я встретил, преисполненный решимостью вызволить-таки мою жену из плена теневых созданий. Во время перерыва я основательно прошерстил сеть на их счёт. К счастью для меня, это не была настоящая нежить, просто ожившие тени тех, кто умер давным-давно. Как и следовало ожидать, теневики боялись огня и света, а магия тьмы не наносила им вреда. Для большинства магов они были лёгкими противниками. Для своего уровня они были довольно подвижны, но не очень прочны. В остальном теневики копировали свойства тех, на основе кого они были созданы, но в более слабом варианте.
   В тот день крабы остались живы и невредимы. Никто не собирал фрукты и ягоды, не ловил рыбу. На всякий случай женщинам было запрещено выходить из жилища. Все порождения отправились со мной.
   Перед повторным походом я существенно изменил комплектацию своего отряда. Во-первых, каждое порождение обзавелось одним горящим факелом и двумя запасными. Я приказал обмазать смолой наконечники всех арбалетных болтов, чтобы можно было поджечь их перед выстрелом. У врагов не было брони, поэтому вместо дробящего оружия мы взяли более лёгкое режущее. Я не был уверен в эффективности кирок и топоров из крабьих клешней, но решил рискнуть.
   Наученные вчерашним опытом, мы без проблем прошли первый уровень подземелья. Не стеснённые весом оружия, миньоны легко расправлялись с теневиками. На втором уровне, в комнате с двумя алтарями, я решил действовать по-другому. Восемь порождений нацелились на того полубосса, что слева, а двое - на того, что справа. Отличие было в том, что для уничтожения левого противника использовались горящие стрелы, а правого - гарпуны. Я задумал использовать арбалетные болты с металлическими наконечниками, которые застревают в ране. К этим болтам мы привязали верёвки, а верёвки привязали к ногам демонида-рукохвата - самого массивного воина моей армии.
   Мой план сработал. Первый полубосс, как и ожидалось, мгновенно сложился под весом восьми горящих болтов, завязших в призрачном теле. Второй замахал руками и попытался вытащить гарпун из раны, но тот застрял намертво. Мы ринулись в его сторону, но монстр телепортировался, при этом утащив с собой рукохвата. Спустя мгновение оба появились в дальней части комнаты. Увидев, что противник всё ещё рядом, теневик сбил его с ног волной воздуха и телепортировался ещё раз, но и это не избавило его от опасности. После пятой телепортации у него, похоже, закончилась манна. Полубосс попытался бежать, но сильные руки демонического порождения потянули его обратно за верёвки. Добравшись, наконец, до противника, рукохват отбросил своё оружие, схватил врага за голову и принялся методично бить ею стену. Вскоре теневик осел на пол, разлившись вонючей чёрной лужей. На том битва была окончена. Оставшись без предводителя, обычные теневые солдаты сразу же разбежались. Мы больше не встретили сопротивления на том уровне.
   Третий уровень подземелья был улучшенным подобием двух предыдущих. Я словно вернулся в то время, когда цивилизация прямоходящих ящеров была в самом расцвете. Там было чисто и опрятно, никакой гнили и трухи. Было даже слабое освещение в виде тускло мерцающих синих кристаллов, вставленных в подсвечники вместо свеч. Убранство было полностью каменным, но выглядело поизящнее, чем на верхних уровнях. Если бы не мрачная подземная атмосфера, там вполне можно было бы поселиться. Полы были покрыты цветной мозаикой. Стены и потолки украшены барельефами, на которых были изображены сцены битв, сжигания вражеских поселений, поедания пленных людей и прочие добрые сюжеты.
   Сила врагов на этом этаже стала для меня неприятным сюрпризом. У них по-прежнему не было оружия и брони, зато двигались они заметно резвее, нанося глубокие порезы своими острыми когтями. Теневики больше не прятались по углам, а нападали прямо и открыто. Придерживаясь прежней тактики, я с трудом обошёлся без потерь и, спустя три часа осторожного продвижения, добрался до очередного полубосса. В отличие от своих коллег на втором этаже, этот не прятался за спинами простых теневиков, а, наоборот, выгнал всех посторонних из зала, стремясь лично расправиться с угрозой. Он выглядел как классический полубосс - полный, мощный теневой ящер трёх метров ростом. Увидев его, я пожалел, что у меня в отряде не было магов огня или света. Когда началась битва, я пожалел об этом ещё больше.
   Тень гигантского ящера ринулась в атаку, одним ударом сметая рукохвата со своего пути. Мелких порождений враг, похоже, даже не замечал, разбрасывая их как кегли. К счастью, мои порождения были довольно крепки для своего уровня, но, всё равно, долго так продолжаться не могло. Мне понадобилось всего тридцать секунд, чтобы понять - мы не пройдём этого полубосса. За это время жизни рукохвата уполовинились, а теневик потерял всего 10%, и это при том, что его атаковали все сразу. Я сразу скомандовал отступление, но без потерь не обошлось. Полубосс не вовремя отвлёкся от танка, переагрился на одно из порождений и раскромсал его на части своими полуметровыми когтями.
   ***
   Я не стал возвращаться в инстанс сразу же, как зажили раны моих миньонов. У некоторых из них были длительные дебаффы из-за переломов конечностей, кроме того, нужно было починить оружие. В конце концов я решил повременить несколько часов, чтобы дождаться окончания родов Валары и включить нового миньона в свой отряд. За это время мне нужно было родить жизнеспособный план о том, как убить огромного жирного полубосса. Удивительно: как это Сохашш умудрилась преодолеть все эти опасности в одиночку и зачем она это делала?
   Валаре предстояло рожать в четвёртый раз. Вроде бы, дело уже привычное, однако я захотел побыть с ней в этот момент. Несмотря на всё время, проведённое вместе, я так и не смог понять её желания и стремления. Внешне она была очень даже милой, но слишком уж равнодушной и отстранённой. В ней не было огонька, который мог бы зажечь огонь страсти в сердце мужчины. Было подозрение, что у неё вообще не было никаких эмоций. Я пришёл в родильную комнату, чтобы поддержать её в тяжёлом испытании, но она явно в этом не нуждалась. Ни боль, смущение от присутствия мужчины в такой момент, ни радость от дарения новой жизни не отразились на её правильном лице. Она лежала и смотрела в потолок с полнейшим спокойствием, прямо как мои порождения. Даже Линарии, которая всё время находилась рядом и помогала роженице, было не по себе от этого.
   Всё прошло легко. Новорожденный быстро принял взрослые размеры и энергично поднялся на ноги. Мать не проявила к нему интереса, а вот я был очень внимателен. Это был новый, неизвестный вид миньонов, следующая ступень развития после порождений. Он был значительно выше всех предыдущих, всего на пол головы ниже меня. Тело выглядело худым, не очень мощным, словно растянутым вверх, зато очень подвижным и мускулистым. Особенно развитыми были мышцы ног. Шея и конечности были очень длинными, намного длиннее, чем должны быть у человека такого же роста. Голова была лысой. Лицо совмещало черты лиц моего персонажа и его матери - Валары, в то же время явно давая понять, что это не лицо человека. Кожа была очень светлой, почти белой, как и у всех потомков это девушки. Новорожденный не был ни самцом, ни самкой и, как и все остальные, не имел эмоций.
   Я отмёл сообщения о каких-то достижениях и заглянул в характеристики:
   Отродье (ур. 124)
   Дружественный, подчинённый, бесполый.
   Сила: 49
   Ловкость: 60
   Выносливость: 24
   Аккуратность: 33
   Интеллект: 26
   Мудрость: 10
   Наблюдательность: 23
   Увеличенная грузоподъёмность 12
   Быстрота 2
   Сообразительность 9
   Иммунитет к ЗППП
   Это был универсал с умеренным уклоном в силу и ловкость. Все стандартные первичные характеристики были распределены более-менее равномерно. Никаких особых способностей, навыков, дефектов или сюрпризов не было.
   - Как ты назовёшь своего ребёнка? - спросил я у Валары.
   - Голн. - ответила девушка.
   - Теперь тебя зовут Голн. - сказал я отродью, но оно не отреагировало на утверждение, просто стояло и ждало, пока я не отдам какой-нибудь приказ.
   - Аккуратно возьми эту девушку на руки и иди за мной. - сказал я миньону, затем повернулся к бывшей воровке и произнёс:
   - Линария, спасибо. На сегодня ты свободна.
   - Всегда в твоём распоряжении, любимый муж. - церемонно ответила девушка и удалилась, эротично виляя бёдрами. Я вышел из комнаты, Голн последовал за мной, безо всяких видимых усилий удерживая на руках свою мать.
   - Ты готова провести время со мной? - спросил я у жены и она, как всегда, согласилась:
   - Я готова сделать всё, что вы хотите.
   - Молодец. Знал, что ты так ответишь. Где ты хочешь это сделать?
   - В любом месте, где вы хотите. На пляже. - бесстрастно, ответила она, хотя я видел, что её тайные губы розовеют от возбуждения. Мой кол был уже рвался вперёд, но я всё-таки дотерпел до пляжа. Под последними лучами заходящего Солнца Голн аккуратно положил свою мать на тёплый песок и отошёл в сторону. Охваченный страстью, я опустился на песок, нетерпеливо раздвинул красивые ножки своей жены и вошёл в её влажное лоно. Я с самого начала взял быстрые темп, а она закатила глаза и постанывала подо мной. Упругие груди то вздымалась вверх, то опускались, вздрагивая в такт моим резким толчкам. Я лизнул её щеку, она крепко обхватила мою спину руками, как будто пытаясь меня удержать. Чувствуя, что конец близок, я принялся двигать бёдрами изо всех сил, так мощно, что звук, с которым соударялись наши тела, был слышен по всей округе. Внутри девушки становилось всё горячее, мы оба устали, но я не снизил темпа. Потом я кончил, и моя густая, клейкая сперма потекла внутри неё. Я совершил несколько последних быстрых движений внутри неё и удовлетворённо отстранился, вытащив свой мокрый от любовных соков член. Она так и осталась лежать, тяжело дыша, раскинув ноги, истекая потом и кое-чем ещё.
   Только что я был самцом, оплодотворившим свою самку по зову природы, и мне было хорошо.
Следующая глава

Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"