Тихоненко Игорь: другие произведения.

Бравые казаки" часть 1 "Упырь"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аудио-книга слушайте http://books-ua.com/audio-kazaki-1.swf Историческое триллер с элементами мистики в духе повести Гоголя "Вий", "Вечера на хуторе близ Диканьки". События происходят в 16 веке на юге Украины. Запорожские казаки - славные воины и храбро сражаются в бою, а дьявольские силы пытаются им в этом всячески помешать. Даже амулет Чингиз-хана не спасает армию татар от поражения. Любовь, сражения, ужасы - смешались в этом романе.


 []

  
  
    []
"БРАВЫЕ КАЗАКИ"

Часть 1 "Упырь"

Автор: Игорь Тихоненко

  
   Все имена героев, названия населенных пунктов и описанные события в данной книге являются вымышленными, а любые совпадения - случайными.
  
   В шестнадцатом веке Украина вела кровопролитные войны за свою независимость. Польская шляхта захватила западную часть страны и установила там свое господство. На юге постоянно совершали набеги крымские татары, сжигая села и угоняя в рабство мирных жителей. Островом свободы являлась Запорожская Сичь, которая была центром освободительной борьбы. Туда стекались все обездоленные. Из Московии - беглые крепостные крестьяне, из Речи Посполитой и Украины - холопы. Они присоединялись к Запорожским казакам, чтобы создать первое в мире государство вольных людей.
   1. Визит упыря
   Степь разливалась вокруг бескрайним морем. Пьянящий воздух был наполнен особыми запахами, которые веселили душу и делали жизнь по-настоящему радостной. " Что же здесь такого особенного в степи? Что так сжимает сердце и согревает душу? Выпрыгнул бы из седла и полетел вместе с птицами под облака" - так думал молодой казак Игнат Головань, следуя вместе со своим товарищем Степаном Колодой к полковнику Кульбасу.
   Наступало то время суток, когда понимаешь, что лето - самое лучшее время года. Дневная жара постепенно уменьшилась, уступая место вечерней прохладе. Серые сумерки незаметно заполняли мир, заволакивая дневные яркие краски. Стало легче дышать и хотелось сказать: "Фух, слава Богу, вечер".
   - Игнат, и что нам в степи спать?- спросил своего товарища Колода.
   - Да, не годится крещеной душе, вот так под звездами ночевать. А что делать? - рассуждал вслух Головань.
   - Может черт нас водит? Уже давно должен быть хутор Перекопченко.
   - Тише, тише. Я, кажется, слышу собачий лай. Да вон и дым поднимается впереди и вербы уже видны.
   - Давай, Степан, прибавим ходу, пока не стемнело.
   Подъехав ближе, казаки увидели хутор, обнесенный деревянным частоколом высотой метра три. Широкие
   дубовые ворота были изнутри заперты.
   - Вот так да, - подумал Игнат. - В прошлом году здесь такого не было.
   Хлопцы дружно ударили в ворота. Под молодецкими кулаками бревна загудели. Собаки еще сильнее принялись "брехать". Казалось, что они сейчас лопнут или охрипнут. В сгустившейся темноте во дворе появилась человеческая фигура. Голос из-за ворот спросил:
   - Кто там, на ночь, глядя, грюкает?
   - Казаки мы. Народ православный, - ответили Запорожцы, - просим пустить переночевать.
   - Кто вас знает? Может вы люди лихие, а может и вовсе не люди? - ответил голос из-за ворот.
   - Дядько Матвей, это я - Игнат Головань. Вы что, не узнаете меня? Мы в прошлом году проезжали через Ваш хутор.
   - Помню такого казака. Ты еще славно поешь, хлопче. А кто это с тобой?
   - Это товарищ мой, Степан Колода. Открывайте, добродию.
   - Раньше перекреститесь, а там посмотрим.
   "Ну и дела", - подумал хорунжий. - Смотрите, если не верите. Игнат снял шапку и перекрестился по православному обычаю. Степан поступил так же.
   - Ну, слава Богу, свои, - послышался голос со двора.
   Раздался грохот. Ворота стали открываться. В темном проеме, отворившихся створок, стоял седой человек в сорочке - вышиванке и широких казацких шароварах. Он пристально смотрел на въезжающих всадников. Посреди двора стояла белая хата- мазанка с расписными окнами, низкими дверьми и высокой соломенной крышей. Казаки привязали коней у крыльца.
   - Проходите в хату, гости. Эй, Евтух, дай коням овса, а когда остынут - напои, - низким голосом сказал дядька Матвей.
   Хлопцы сняли шапки и вошли в дом. Убранство внутри было скромное. Видно хозяин не гонялся за роскошью. Зато оружие на стенах хаты было достаточно, чтобы вооружить целый отряд. Посреди комнаты стоял стол, вокруг него располагались лавки. Печь была построена так, что каждая из ее четырех сторон, выходила в разные комнаты. В углу висели иконы, украшенные рушником. Под ними находилась лампада с зажженным фитилем.
   - У Вас лампада горит и днем, и вечером? - спросил Степан.
   Хозяин ничего не ответил, только как-то странно прокряхтел. Все сели за стол. Перекопченко - во главе, гости - сбоку по одну сторону.
   - Сейчас будем вечерять, - сказал дядька Матвей,- Ганна, собери на стол.
   В гостиную вошла женщина средних лет и начала выставлять угощения. Обычная казацкая еда: кувшин с молоком, хлеб, казан с варениками, сало, лук. Горилки не было.
   После ужина, Игнат решил обратиться к хозяину:
   - Не во гнев будь, сказано, Вашей Милости, но позвольте спросить у Вас, а что это за чудные дела творятся здесь? Так, кажется, что боитесь Вы чего-то.
   Перекопченко будто и не расслышал вопрос. Сам обратился к казакам:
   - А, по какой надобности Вы ночью по степи шастаете?
   - Вам могу сказать, так как знаю, что Вы добрый казак и христианин. Едем по наказу кошевого атамана Запорожской Сичи к полковнику Кульбасу, - ответил Игнат.
   Сидевшая в углу хаты жена хозяина, услышав последние слова, тут же перекрестилась. Степан это заметил и толкнул локтем Голованя. Матвей Перекопченко опять крякнул и произнес:
   - Мой совет: лучше бы Вам не ездить к полковнику, поворачивайте назад.
   - Не можем мы атаманский наказ нарушить, - сказал Игнат, - и что может быть за причина такая, чтобы нам не ехать?
   - Скажу Вам, так и не поверите. Подумаете, что на старости лет, Матвей Перекопченко с глузду съехал, - приглушенным голосом проговорил старый казак, - я не просто так свой хутор в крепость превратил.
   - Да, забор знатный. Никак обороняться приходится от лихих людей? - поинтересовался Степан.
   - Какой там обороняться. Если бы только это- то не беда,
   дело привычное. А вот расскажу я Вам историю, что приключилась месяцев шесть назад.
   Перекопченко достал люльку и, не зажигая ее, начал рассказ:
   - Полгода назад привез полковник Кульбас себе жену. О том, вся окружная степь сразу узнала. И до нас дошли эти вести. Только не понятно, как он ее у ляхов высватал, никто не ведает. На вид, девка красивая: белые волосы, статная фигура. А вот глаза у нее такого зеленого цвета, как трава летом на лугу. Он у нас останавливался с ней, когда ехал к себе в имение. Вечером, как водится, поужинали, и спать легли. Казаки, что были с ним - в сенях, полковник с женой - в светлице. Ну, а мы - как обычно. Посреди ночи во дворе был какой-то шум. Собаки сначала лаяли, как на волка, а потом завыли, как на покойника. Я выходить не стал. Подумал, что сиромаха приходил к хутору. Вот собаки и беспокоились. Утром проснулись, а одного казака нет. Думали, может, поехал по делам рано утром? Только Кульбас сказал, что такого еще не было, чтобы без его ведома, уезжал кто-то. Поискали казака вокруг - не нашли. Так полковник со своей свитой и уехал домой.
   - Ну и что же здесь дивного, дядьку, - спросил Игнат.
   - Не торопись, слушай дальше. Той же ночью мы проснулись от шума на улице. Вышли во двор, а там с собаками творится что-то неладное. Шерсть у них нахохлилась, хвосты поджаты, и воют, как сумасшедшие. Тут в ворота кто-то ударил. Мы с хлопцами взяли смолоскипы, пистоли и пошли посмотреть, кто там, среди ночи пожаловал. Подошли, видим, стоит пропавший казак из полковничьей свиты. А вид у него такой, будто черти на нем горох молотили. Лицо какое-то серое, глаза блестят, а одежда вся в клочья изорвана. Мы его спросили, чего ночью бродит, почему не поехал к полковнику? А он говорит, что с утра ездил по степи прогуляться, да заблудился. Хочет переночевать, а утром поедет к Кульбасу. Я его и впустил. Когда этот хлопец шел по двору, собаки совсем с ума посходили. Забились в будки и выли оттуда еще сильнее, чем прежде. Мы вошли в дом, сели за стол. Я спросил, не хочет ли он есть. Мы-то уже давно повечеряли. А казак ответил, что только воды выпьет и спать ляжет. Я ему, - "выпей молока, зачем воды-то". А он на своем стоит. Ну, дали ему воды. Только хлопец ее не пьет, а как будто сосет. Я спрашиваю,- "А где же твой конь"? "Убежал в поле", - отвечает. Ну, думаю: "Что-то здесь не так". Вспомнил, как меня смолоду учил мой дидусь, славный был казак, царство ему небесное: "Если есть сомнения, с христианином разговариваешь или нет, попроси его перекреститься и все станет ясно". И говорю ему, - "Ну что ж, если есть не хочешь, то пошли спать". Я встал и три раза перекрестился на святые образа по православному обычаю. А парень, смотрю, не крестится, а собирается вышмыгнуть из хаты. "Стой, хлопче, - говорю, - а ну перекрестись на образа"! "Та чого Вы ко мне причепились, я уже спать хочу?" - отвечает он. "Нет, не уйдешь", - продолжаю я и хватаю саблю со стены, а в другую руку свой нательный крест. "А ну отвечай, нехристь, что ты тут делаешь и хто ты такой", - спрашиваю его, а сам выход ему до дверей загораживаю. Вдруг казак, при виде креста перед ним поставленного, весь посинел, задрожал, глаза покраснели и как дернется к окну. Я его успел саблей полосонуть по спине. А он в окно выпрыгнул, побежал через двор, перепрыгнул через ограду, она тогда еще не такая высокая была, и был таков. Мы ночью за ним гнаться не стали. Вот такие дела у нас творятся. После этого, я забор и поменял на более высокий и прочный. Гости, которые приходят после захода солнца, у нас на подозрении. Вот и Вас я попросил перекреститься прежде, чем впустил в хату.
   Хлопцы сидели за столом, как окаменевшие. Глазами уставились на хозяина, не говоря ни слова. Лица их стали белыми с мраморным оттенком.
   - Ну и кто это был? - спросил Игнат.
   - В старину сказывали, что так ведут себя упыри, - ответил старый казак и перекрестился.
   - Больше он не приходил? - не отставал Головань.
   - Нет, - ответил хозяин, - ну пора идти спать, Вам в сенях место определили.
   Казаки пришли в сени, где уже для них был отведен ночлег. В углу хаты у стены лежали два кожуха поверх сена. Парубки сняли сабли, вынули пистоли из-за пояса и
   положили рядом с собой.
   - Как думаешь, Игнат, что это такое было? - спросил товарища Степан.
   - Бог его знает. Может "старый" выдумывает что-то, давай спать.
   Казаки закрыли глаза. Через короткое время дыхание обоих хлопцев стало глубже, как будто кузнечные меха раздувались, втягивая и выпуская воздух со свистящим звуком.
   Ночь выдалась тихая и сказочная. Звезды на небе выстроились своим порядком, каждый из которых, напоминал небольшую компанию людей, имеющую в себе какую-то особенность, отличную от других. Может, поэтому, их определили в созвездия, а не потому, что они на животных похожие? Полный месяц ярким светом желто-красного оттенка освещал весь мир, как днем. Даже тени было видно от всех предметов. Глядя на звезды, бесконечно долго, не становилось скучно. Хотелось смотреть еще дальше и дальше в небо, как будто там есть что-то другое и новое, отличное от того, что видишь рядом.
   Хутор спал крепким сном. Запоры на дверях были закрыты. Хозяин, после предыдущих событий, приказал запирать все. Когда месяц в небе расположился посредине, через забор метнулась тень и, крадучись, начала подбираться к дому. Собаки забились в будках и жалобно скулили. Не смея высунуть нос на улицу. Так как все ставни в хате были закрыты, таинственная фигура стала обходить дом со всех сторон. Очевидно, хотела найти лазейку, чтобы проникнуть внутрь. На задней стене дома незваный гость заметил приоткрытую ставню и подошел к ней. Что это за тень - сразу было и не понять? Но, явно, человеческого подобия создание. Просунув руку внутрь окна, незнакомец начал отодвигать ставню. Так как в жаркое лето в хатах иногда вынимали стекла из рам, открыв ставни, можно было легко проникнуть в дом через окно. Так и вышло. Непрошеный гость полез в хату. В проеме окна он зацепился саблей, висящей у него на поясе, за раму. Резкий стук нарушил ночную тишину. Кто-то внутри хаты крикнул:
   - Кто здесь, отвечай, а то из самопала спрошу
   Не дожидаясь ответа на свой вопрос, он выстрелил в фигуру, выделяющуюся в светлом проеме окна. Незнакомец немного покачнулся назад, но не упал. Постояв, продолжил движение вперед. Это стрелял хорунжий Головань. Сквозь сон Игнат услышал какой-то шум в комнате и по привычке схватил пистоль. После выстрела казак вынул саблю из ножен. Незваный гость сделал так же. Завязалась отчаянная рубка. Проснувшийся Степан тоже выстрелил, но и он не причинил никакого вреда неприятелю. Когда Колода, решивший помочь Игнату, попытался зайти сзади непрошеного гостя и ударить его саблей, тот как-то хитро и резко сделал два шага назад и в бок, тем самым оказавшись слева от хлопца. После этого, он так ударил казака рукой, согнутой в локте, в подбородок, что тот, пролетев метра два, грохнулся о стену так, что даже штукатурка обсыпалась. От удара Степан потерял сознание.
   В эти короткие секунды боя, Игнат понял, что имеет дело с опытным и сильным бойцом, да еще почему-то, не боящимся выстрелов, которые ему не наносили никакого вреда.
   Тем временем, в доме уже проснулись. Поднялся шум. В комнату ворвались казаки. Впереди с факелом в одной руке и пистолетом в другой вбежал хозяин. В этот момент неизвестный двинулся на Игната с саблей, выставленной вперед для укола. Головань сделал шаг влево, присел и рубанул по поясу противника с такой силой, что тот, остановившись на месте, замер. Сабля хорунжего прошла через все тело врага, разрубив его пополам. Все в комнате замерли от увиденного. Ноги у незваного гостя, покачнулись и начали падать назад, а туловище упало вперед. Кровь растекалась по полу черной лужей. Комнату заполнила гробовая тишина. Все стояли и смотрели на разрубленное тело, потеряв дар речи. Вдруг руки у трупа дернулись, приподнялась голова, и открылись глаза, сверкнув красными огоньками. Находящиеся в помещении люди, шарахнулись назад от изуродованного тела. Его лицо было ужасающего вида: цвет кожи зеленовато-серый, зрачки красные. Рот оскалился в жуткой улыбке, и из него вытекала кровь черного цвета. Клыки, выступающие из-за губ, были неестественно больших размеров. Труп, подтягиваясь на руках, начал придвигаться к Игнату. Головань стоял, не шевелясь, как будто ноги его прибили к полу. Губы у казака беззвучно шевелились. Упырь, а это без сомнения был он, все ближе и ближе приближался к Игнату. Хорунжий понимал, что надо что-то делать. Но тело его не слушалось, и он продолжал стоять на месте, как вкопанный.
   Дядько Матвей резко бросился вперед к ползущему на Голованя вурдолаку, и со всего размаху воткнул в его левую половину спины деревянную ручку от факела. Удар был такой силы, что держак, пробив туловище насквозь, вошел на несколько пальцев в земляной пол. Упырь дернулся и замер, раскинув руки в стороны. Старый казак отошел назад и присел, опершись спиной о стену.
   Всем присутствующим открылась ужасающая картина: посредине комнаты в черной луже крови лежало обездвиженное разрубленное пополам тело, у которого в спине торчал горящий факел, а голова была неестественно повернута набок. Нижняя половина туловища находилась в нескольких шагах от верхней.
   Игнат, очнувшись, подошел к Степану. Тот уже начал приходить в себя, открыл глаза, посмотрел и спросил: "Где я?"
   - Живой, слава Богу, - радостно проговорил Головань и оглянулся вокруг.
   Языки пламени от факелов, подергиваясь, отбрасывали пляшущие тени по стенам. Вид разрубленного упыря, с серо-зеленым лицом и черной пеной, застывшей на губах, вызывал чувство тошноты и томящее головокружение.
   - Даже на поле боя, я себя так не чувствовал, как здесь, - сказал Игнат, и вместе с Колодой, к которому уже полностью вернулось сознание, вышли из комнаты на свежий воздух.
   Перекопченко, взглянув на казаков, оставшихся в помещении, вздохнул и распорядился:
   - Хлопцы, зевать нечего. Заверните в рядно останки грешника, и закопайте в землю подальше от хутора, а сверху святой водой полейте, на всякий случай. Кровь на полу соберите вместе с землей и разбросайте там же, а яму в комнате засыпьте свежей землей и тоже, святой водой окропите.
   Затем он поднялся и вышел из хаты. Игнат и Степан стояли во дворе, молчали и рассеянно смотрели по сторонам. Прокричали первые петухи. Светало. Солнце еще не всходило, но воздух вокруг начал менять черный цвет на серый. Утренняя прохлада освежала лица казаков, возвращая им сознание и, успокаивая лихорадочно мечущиеся мысли.
   Подошел хозяин хутора. Постоял, молча, и тихо произнес:
   - Я так думаю, что причину ночного визита этого упыря, нужно искать в поместье полковника Кульбаса.
   - Что Вы хотите, сказать? Упырь пришел крови христианской напиться, вот и все. Причем здесь Кульбас?
   - Не все так просто, хлопче. Этот дьявол не единожды рвался к нам, что ему людей в округе мало было. Он же знал, что мы про него ведаем и готовы к встрече с ним. А все ж лез на рожон. Уж не посылал ли его кто? Это тот самый казак, что пропал из свиты полковника. Только тогда он выглядел нормальным человеком. Есть еще одна причина так думать, только не смею я Вам о ней рассказывать.
   Хлопцы переглянулись и, ничего не сказав, пошли в хату. В комнате уже убрались, и от ночной битвы осталась только дыра с отбитой штукатуркой, где лежал Степан. Пол был чистый и ровный.
   Казаки собрали свое оружие, надели ремни с саблями, засунули пистоли за пояса и пошли в горницу. За столом сидел хозяин, положивши руки перед собой. Степан с Игнатом сели напротив него. Хорунжий спросил:
   - Дядьку Матвей, а зачем Вы факел в упыря встрямили?
   - По-другому, его не убьешь - либо деревянным колом в сердце, либо солнечным светом. А под рукой только факел и был деревянный. А где ночью солнечный свет? Спасибо Вам, хлопцы, за помощь. Сам бы, я с ним не справился, старый уже стал. Когда будете в Вишневом, именье Кульбаса, недалеко от села есть хутор, вернее заброшенная хата. Живет в ней старый знахарь Прокоп Цимбалюк. Если нужна будет помощь, скажешь, что от меня, он не откажет. Ну, все, пора Вам ехать, а то до вечера не поспеете к полковнику, а в степи ночью, сами видите, что творится. Бог его знает, один он этот упырь был или нет.
   Казаки вышли во двор. Солнце уже поднялось над горизонтом. Мир ожил, заливаясь яркими дневными красками. Хлопцы, одновременно, как по команде, вдохнули свежий пьянящий воздух, идущий из степи, переглянулись, засмеялись и сели на коней. Провожавшие их казаки, сняли шапки и поклонились им вслед. За хутором начиналась дорога, которая пересекала степь и скрывалась за горизонтом. Степан произнес:
   - Я бы раньше не поверил в этакое. Слышал разные рассказы о чертях, ведьмах и другой нечисти. В Бога верую, но, честно говоря, не думал, что увижу это по-настоящему.
   - Я тоже, Господу молился, просил о помощи, но это все было, как сказка. А теперь, точно знаю, во что верить.
   - А как ты думаешь, Кульбас имеет отношение к этому? Помнишь, Перекопченко говорил.
   - Приедем, узнаем. Только давай договоримся, никому ничего не рассказывать о происшедшем, пока не разузнаем все толком. И главное - мы едем к полковнику, по наказу кошевого атамана, выяснить, присоединится ли он к походу на Крым или нет? Все остальное - дела второстепенные, если только они не связаны с нашим заданием напрямую.
   Казаки перешли на рысь. Пыль, что поднималась за ними, можно было увидеть издалека. Для человека, ехавшего по степи, было бы непонятным: откуда взялось облако над высокой травой, так как самих всадников в степи летом разглядеть трудно. Трава вырастает иногда выше человеческого роста. Птиц и зверья всякого в таком поле, видимо- невидимо.
      -- Кошевой атаман
   "Странные дела творятся" - думал кошевой атаман Запорожской Сичи Иван Шульга, сидя за столом в комнате головного куреня. Запорожцы не один раз выбирали этого человека командовать казацким войском за его острый ум и немалую физическую силу. Да и вид у него был соответствующий. Внушительных размеров фигура, правильные черты лица, казацкая прическа, состоящая из длинной пряди волос темно-русого цвета, называющаяся "оселедец", усы, свисающие ниже подбородка. А главное - ему доверяли на Сичи и считали исключительно порядочным человеком. Атамана сейчас беспокоил один вопрос: "Почему до сих пор не приехал полковник Кульбас со своим войском? Старый его товарищ, который никогда своего слова не нарушал. Не один раз в поход вместе ходили. В бою он казак отважный. Да, за веру и Украину жизнью не раз рисковал. Не беда ли, какая случилась с ним? Вестей от него нет уже полгода. Пора на Крым выступать, а Кульбаса нет. Пошлю казаков к нему. Может, что и прояснится",- так рассудил свои сомнения кошевой атаман и приказал позвать к нему хорунжего Игната Голованя и казака Незайманьковского куреня Степана Колоду. Явившиеся по приказу хлопцы, остановились посреди комнаты, ожидая распоряжений кошевого атамана. Игнат был молодым человеком лет двадцати пяти. Статной фигуры, высокого роста и со светлой копной волос, подстриженной с ровной окантовкой, как будто бы их под горшком ровняли. Этот казак славился двумя вещами: умел хорошо петь и обладал невероятной силой. Подкову мог согнуть, даже не поморщившись. Нрава был спокойного. Всегда внимательно слушал собеседника, а выслушав, молчал. Ответа сразу никогда не давал. Приняв решение, выполнял его, даже, если ему пытались помешать. Кошевой атаман давно заметил умного и надежного казака. Часто давал ему поручения сложные и тайные.
   Степан Колода был внешне и внутренне полной противоположностью Голованя. Невысокого роста чернявый крепыш. В разговоре долго слушать не любил, сразу отвечал собеседнику. А если разговор ему не нравился, то мог и нагрубить, а то и драку затеять. Человек вспыльчивый и резкий. Но казак был добрый и товарища в беде никогда не бросил бы, даже, если бы ему самому пришлось погибнуть.
   Эти два человека, как-то странно дополняли друг друга и не однажды выполняли очень трудные приказы атамана. Причем кошевого устраивало, что Степан, всегда слушался Игната и подчинялся ему в самых сложных ситуациях. Так как Колода считал, что на Голованя можно положиться в любом деле.
   Шульга поднял голову, внимательно посмотрел на казаков и сказал:
   - Поезжайте к полковнику Кульбасу и узнайте, прибудет ли он со своим войском, и примет ли участие в походе на Крым?
   - Хотел спросить у Вас, Батьку, если позволит Ваша
   милость.
   - Спрашивай.
   - Когда мы пойдем на войну с татарами, ляхи могут напасть на Сичь, пока нас не будет. А потом нам в спину и ударят, - рассуждал Игнат.
   - Ишь ты, какой стратег выискался! Не беспокойся, не нападут ляхи. Им сейчас не с руки нас беспокоить. Да и мир у нас с ними, - сказав это, кошевой ухмыльнулся, он то - уж знал цену мира с поляками. - После того, как мы разбили войско князя Вишневецкого под Черниговом, у них сейчас нет таких сил, чтобы напасть на Запорожскую Сичь. Есть еще вопросы?
   - Нет, Батьку, все исполним, как вы приказали.
  
   3. Поместье полковника Кульбаса
   Поместье полковника Кульбаса располагалось посреди степи на берегу небольшой речки. Оно состояло из нескольких десятков белых хат-мазанок, крытых соломой. Вербы, росшие у берега, склоняли свои ветви прямо в воду, и были похожи на людей с опущенными вниз руками.
   Панский дом стоял на пригорке. Своим большим размером он отличался от простых казацких хат. На стенах были изображены разноцветные росписи в виде витиеватых орнаментов, диковинных птиц и зверей, различных цветов. Краски рисунков, поражали своей яркостью и разнообразием палитры. В остальном все было обычно: крыша из соломы вдвое выше, чем стены, низкие двери, резные ставни на окнах. Перед крыльцом стояла пушка, говорившая о том, какого роду племени хозяин.
   Такая картина предстала перед Запорожцами, когда они подъезжали к имению. Уже темнело. На небе взошла вечерняя звезда. Воздух свежестью своей придавал хлопцам новые силы. Целый день они гнали своих коней, чтобы успеть засветло к конечной цели своего пути. Остановившись метров за триста до села, казаки решили осмотреться.
   - Поедем сразу к дому полковника, - сказал Игнат.
   - Да, чего кругами ходить? У нас к нему поручение, а не приказ извести нечистую силу.
   Так и порешили. Кони тронулись с места весело, предчувствуя скорый отдых и еду. Въехав в поместье, хлопцы обратили внимание на необычную тишину. Селяне, смотревшие на них из своих дворов, молчали, не интересуясь, кто они и откуда. Собаки не "брехали". Как то все было необычно для украинского села. Запорожцы подъехали к дому Кульбаса. Посреди двора стоял большой деревянный стол, окруженный лавками, за которым, сидели около дюжины казаков. Одни курили люльки, другие тихо разговаривали друг с другом. Хлопцы остановились возле стола. Сняли шапки. Игнат сказал:
   - Добрый вечер, шановне панство. Слава Иисусу Христу. А пан полковник дома?
   Казаки прервали беседу и посмотрели на приехавших всадников. Седой человек, наверно, старший из них, спросил:
   - А кто Вы такие, что хотите беспокоить его Милость против ночи?
   - Мы, посланцы от кошевого атамана Запорожского Ивана Шульги. Я - хорунжий войска низового Игнат Головань, а мой спутник - казак куреня Незайманьковского - Степан Колода. У нас срочное дело к полковнику.
   - Сейчас пойду, доложу его милости. Только, вряд ли он Вас сегодня принять сможет, - проговорил старший и пошел в хату.
   Хлопцы слезли с коней, оставив их прямо у стола, и сели на лавку рядом с казаками.
   - А что пан лег спать так рано, что уже и принять нас не может? - задал вопрос Степан.
   - С недавних пор изменился он. Хворает, - ответил человек средних лет с оселедцем, который все время пытался, накрутить себе на ухо.
   Прошло несколько минут. На порог из хаты вышел седой казак:
   - Заходите, хорунжий, полковник зовет. Игнат и Степан встали и хотели идти, но сотник остановил их и повторил:
   - Только Хорунжий.
   - Жди меня здесь, Степан. Я недолго.
   Игнат вошел в хату и так, как на улице уже совсем стемнело, то он плохо мог разглядеть, что находилось в прихожей. Войдя в горницу, освещенной множеством свечей, казак увидел, что комната была странным образом обставлена, напоминая скорее штабной шатер на поле боя, чем жилое помещение. По всем стенам висело оружие. Чего тут только не было: ружья разного производства, пистоли такие - каких Игнат и не видел раньше, сабли, ятаганы, топоры, даже татарские щиты и луки с колчанами. В углу хаты висели иконы Спасителя и Божьей Матери, аккуратно прибранные рушником. Под ними располагалась зажженная лампада. В противоположном конце от входа стояло кресло, оббитое красным бархатом. В кресле сидел пожилой человек, старше пятидесяти лет. Волосы с седой дымкой были аккуратно подстрижены по казачьему обычаю. Черные усы свисали ниже рта. Он был одет в синий кафтан, расшитый золотыми галунами, с прорезями на рукавах до локтей. Широкие синего цвета шаровары заправлены в сапоги. Могучая фигура, как бы сливалась с креслом. Странную особенность заметил Игнат: усталость запечатлелась на лице полковника, и взгляд был потухший. Казалось ему трудно держать открытыми глаза. Головань узнал Григория Кульбаса. Только это был не тот могучий полковник, которого он видел раньше. "Может и правда, атаман хворает", - подумал Игнат. За креслом стояли полковые знамена казацкой славы. На них были видны следы сражений, в которых они побывали.
   Рядом с Кульбасом стояла женщина. Диковинный вид ее привлекал к себе внимание. Редко можно встретить в наших степях девчат такой стати. Светлые волосы подобраны красной лентой на голове, а сзади собраны в тугую косу, толщиной в руку. Ярко расшитая сорочка туго обхватывала ее грудь и стан. Юбка зеленого цвета перетянута черным поясом на талии, такого объема, что, если расставить пальцы одной руки и к ним присоединить также пальцы другой - то они точно сошлись бы. На ногах - сапожки темно-синего цвета. Две вещи больше всего удивили Игната: необычайно зеленого цвета глаза, постоянно сверкающие, как будто ночными светлячками заполненные, и пышных форм груди, которые с трудом удерживались под сорочкой.
   Удивительное дело: с тех пор, как Головань вошел в комнату, молодая панна безотрывно смотрела на него, как будто изучая. От этого взгляда Игнату делалось не по себе.
   - Добрый вечер, пан полковник. Извините, что так поздно Вас беспокою. Но не по своему желанию, а по службе.
   - Ладно-ладно, хорунжий. Говори, с чем приехал. Я помню тебя по последней битве. Воин ты славный. Да и кошевой тебя, понапрасну, по степи гонять не станет. Знаю, что ты у него для особых дел состоишь. Хотя я и сам догадываюсь, зачем ты приехал: "поход на Крым?"
   В это время жена Кульбаса, извинилась и сказала, что не хочет мешать разговору. Полковник чуть заметно кивнул головой. Потом, спохватившись, сказал:
   - Это жена моя - Инга. Я забыл Вас познакомить. Проклятое недомогание меня мучает.
   - Добрый вечер, панна, - сказал Головань и слегка склонил голову.
   Хозяйка кивнула в ответ и пошла к двери, ведущей в соседнюю комнату. По пути, она на мгновение, повернув голову, еще раз взглянула на Игната. Молодой казак тряхнул головой, как будто хотел очнуться. Но тут, же вспомнил, что полковник ему задал вопрос.
   - Ваша Милость правильно догадались. Кошевой спрашивает, выступите ли Вы с войском этим летом на Крым. Вот и письмо от него.
   Хорунжий отдал письмо Кульбасу и вернулся на прежнее место. Пока полковник разворачивал письмо и читал его, Головань продолжал рассматривать комнату. Мельком взглянул на дверь, куда вошла жена полковника, и остолбенел. Дверь была приоткрыта чуть больше, чем наполовину. В соседней горнице он увидел полуобнаженную хозяйку, стоящую лицом к зеркалу. Женщина была в одной юбке с распущенными по плечам волосами. Она стояла босая спиной к Игнату и лицом к зеркалу. Казаку было хорошо видно ее отражение: пышные, огромного размера белоснежные груди с торчащими сосками, окруженными большими светло-коричневыми ореолами. Девушка стояла и поправляла руками волосы.
   Головань не знал, что ему делать, он готов был провалиться сквозь землю: "Еще подумают, что я подглядываю! Не самому же мне дверь закрыть. Тогда точно будет скандал". Выход пришел сам собой.
   - Пан полковник, простите за смелость, только позвольте мне позвать моего товарища казака Степана Колоду. Он так любит оружие, а такого, как у Вас, думаю, еще и не видывал. Не откажите, прошу Вас.
   - Пусть посмотрит, раз такой он любитель.
   Игнат повернулся и уже, когда выходил из комнаты, услышал, как хлопнула дверь.
   - Э, да уж, не специально ли панна сама дверь не закрыла. Надо внимательнее к ней присмотреться. Да и болезнь полковника неясная. Надо крепко подумать, - с такими мыслями Головань направился на улицу за Степаном.
   Во дворе за столом Колода беседовал с казаками. Игнат с крыльца позвал:
   - Пошли со мной, до хаты.
   - А што сталося, Игнат?
   - Пойдем, оружие смотреть будешь.
   - Какое оружие?
   - Та пошли ты уже, потом объясню.
   Войдя в комнату, где еще недавно сидел полковник, казаки столкнулись с хозяйкой. Игнат посмотрел на Ингу безразличным взглядом, как будто ничего и не случилось, и спросил:
   - А где пан полковник?
   - Мужу стало плохо. Я его проводила в опочивальню.
   Казаки поклонились хозяйке, и вышли из дома. На улице они сели за стол.
   - А где нам можно будет переночевать, панове товариство?
   - А вот стоит хата старого Петра Коцубы. Он там сам живет. Жена умерла, детей нет. Он с радостью Вас примет, - сказал седой казак, который докладывал полковнику о прибытии гонцов.
   - Вот спасибо, добродию, извините, не знаю Вашего имени.
   - Я, сотник Яворной, если будет нужна помощь, то обращайтесь ко мне.
   Хлопцы встали из-за стола и направились к старому Коцубе. Хата, отведенная им для ночлега, была небольшая. Белая мазанка, состоящая из двух комнат. Дом окружала деревянная изгородь. Казаки еще от калитки, не входя во двор, начали звать хозяина. Дверь в хате отворилась, и на пороге появился невысокого роста человек лет семидесяти, а может и старше.
   - А что Вам, добрые люди?
   - Пустите, диду, нас к себе на постой.
   - О, Вы, наверно, Сичовики, посланцы к полковнику?
   "Ну, село, - подумал Игнат, - не успели приехать, уже все всё знают".
   - Так, диду, это мы.
   - Заходите, Ваша ласка. Ночуйте, я буду рад.
   Внутри хаты было чисто прибрано, но роскоши никакой не было. Земляной пол, выбеленные стены. Посредине стоял стол, окруженный лавками, в простенке была печь, в углу икона с рушником. В другой комнате лежанка, покрытая кожухом. На стене висела сабля, пистоль и рушница.
   - Может, баню затопить с дороги?
   - Да нет, диду, устали, спать хочется.
   - Тогда ложитесь отдыхать.
   Старый казак поставил свечу на стол и ушел. Хлопцы легли прямо сверху кожуха, не раздеваясь, только оружие сняли. Первым заговорил Степан, едва, сдерживая любопытство.
   - Ну, что там было, за какое оружие ты мне говорил?
   - Дело здесь нечистое, друже, - не отвечая ему прямо, проговорил Игнат. - Хворь полковника очень странная. Если он не выздоровеет, ох и тяжело нам с татарами биться будет. Полк без полковника не выступит с Запорожцами. А Батько кошевой говорил, что через две недели войско выходит на Крым. А мы уже трое суток в дороге. Помнишь, Перекопченко говорил про местного знахаря. Думаю, завтра надо узнать толком, где его можно найти. Я поеду к нему. Можжет, он чем подсобит? А ты, Степан, с полковничьей жены глаз не спускай. Проследи, куда ходит и что делает. Только так, чтобы она этого не заметила.
   - А что случилось с ней?
   - Да не с ней, а с полковником случилось. Думаю, что не без ее участия. Все, давай спать, а то глаза сами уже закрываются.
   Казаки тут же мгновенно и заснули. Только в молодости, наверно, можно вот так: весь день суетиться, что-то делать, переживать, беспокоиться, а положил голову на подушку, глаза закрыл, и ты уже спишь, как будто тебя снотворным зельем напоили.
   Игнат проснулся рано. Первые петухи уже пропели, но ночная темень только начала заменяться светом. Звезды на небе еще были видны, но блеск их уже напоминал мерцание огней в тумане. Казак вышел из хаты и, расправив руки в стороны, потянулся всем своим телом. Глубоко вдохнул воздух, чувствуя при этом в мышцах и суставах, приятно ноющую боль.
   Старый Коцуба уже встал и копошился во дворе по хозяйству.
   - Диду, а можно у Вас немного пожить? Всего несколько дней.
   - Живите, хлопцы, сколько вашей душе угодно. Мне веселее будет. А то, видите, как жизнь сложилась: на старости лет совсем один остался. Да, видно так Богу угодно было.
   - Хочу спросить Вас, а не знаете ли, случайно, в ваших краях знахаря? Говорят, что он недалеко от вашего села на заброшенном хуторе живет?
   - В наших краях, я знаю только одного человека, который ворожить умеет, людей лечит и в Бога нашего Иисуса Христа верует. Звать его Прокоп Цимбалюк. Только летом он не живет на хуторе. Цимбалюк там только зимует.
   - А где же он сейчас?
   - На Днепре.
   - Как же можно жить на Днепре?
   - Верст пятьдесят от нас там, где заканчиваются пороги, и Старый Днепр разливается, как море, есть Чертомлиновский лес. Выходит прямо к берегу, а берег тот - одни скалы. Вот там есть пещеры. В одной из них он и живет, почти до самой зимы.
   - А как же я его там найду?
   - А зачем он тебе?
   - Думаю, что кроме него, никто на свете не знает, как помочь полковнику.
   - Ну, дело ты задумал доброе. Подскажу тебе дорогу. Поедешь через вот это поле напрямки. Да, держись так, чтобы солнце все время тебе в спину светило, а в полдень наоборот - будешь ехать все время за солнцем. Верст двадцать проедешь, начнется лес. У края леса увидишь сожженный молнией высокий дуб. Жди у него восхода. Тень, что дойдет до места, когда солнце полностью поднимется из-за горизонта, укажет тебе на начало тропы, ведущей к пещере знахаря.
   - Спасибо, диду. Бог даст, найду ведуна. Дня через три, даст Бог, - вернусь. По возвращению и баньку можно будет затопить.
   Игнат оседлал коня. Взял с собой провизии на три дня. Ружье и саблю прикрепил сзади к седлу, пистоль сунул за пояс. Попрощался со стариком и отправился в дорогу. Выехав за село, он оглянулся. Солнце вставало из-за горизонта, окрашивая половину неба в ярко-красный цвет. Звезды полностью растаяли. Только белесоватый серп месяца еще был слегка виден.
   Головань остановился у края поля, развернул коня так, что солнце оказалось за спиной, и поехал прямо через поле, не выбирая дороги.
   "Слава Богу, тут трава не высокая, коню по колено, а то трудно мне пришлось бы", - подумал молодой казак, переходя на легкую рысь. Поле напоминало море своей бескрайностью. Только оно было наполнено живыми звуками, чего в море не бывает.
   Никаких приключений с Игнатом не было. Когда светило уже клонилось к закату, показался лес. Подъехав ближе, казак увидел справа в метрах трехстах высокое черное дерево. Хорунжий повернул вправо и поехал к нему. Дуб был метров двадцати высотой. Понадобилось бы человек пять, чтобы обхватить его ствол.
   "Ну, что ж, ночевать придется здесь. Главное проснуться до рассвета", - подумал Головань. Коня отпустил на ночь в поле, а сам, положив голову на седло, устроился на отдых тут же, под дубом.
   4. Степан Колода
   Проснувшись, Степан увидел, что Игната нет. Он встал, потянулся, тряхнул головой, чтобы полностью прийти в себя и вышел в другую комнату. За столом сидел дед Петро.
   - Доброе утро, диду.
   - Здравствуй, казаче. А твой товарищ еще засветло уехал. Сказал, что через три дня вернется. Сейчас завтракать будем.
   Колода сел за стол, на котором уже стояла еда: глечик с молоком, хлеб, сало и лук. Ели молча. После завтрака хлопец спросил старого казака:
   - А куда поехал хорунжий, не говорил?
   - К знахарю. Я ему рассказал, как его найти. Помочь полковнику - дело хорошее, да только не просто это будет сделать. Не простая хворь у него.
   - А что, диду, не завелась ли в Ваших краях какая нечистая сила? - хитро прищурившись, спросил Колода.
   - Да, похоже, не обошлось здесь без дьявольских козней.
   - А не знаете ли Вы, нет ли в вашем селе ведьмы?
   - Тю ты, хлопче, да разве тебе неведомо, что все бабы ведьмы и есть? Хоть молодую жену полковника возьми: глаза зеленые, как листья на вишне ранней весной. Одним только своим видом любого казака до греха довести может. Еще и ляшка. Ясно, ведьма!
   - Ну, диду, Вы скажете, - проговорил Степан, а про себя подумал: "Да про нее уже люди говорят. Нужно идти и проследить за ней, как Игнат наказал".
   Колода целый день крутился возле дома полковника. С казаками разговаривал на подворье о предстоящем походе на татар. Те, ему рассказали, что басурмане, в последнее время, часто нападали на юге Украины на хутора, разоряя их и уводя в плен много народа. Так что никто из них не сомневался, что этим летом будет поход на Крым.
   Кульбас из дома не выходил, говорили, что ему стало хуже, и он все время лежит и не встает. В полдень из хаты вышла жена полковника. Остановилась на крыльце. Посмотрела на казаков холодным взглядом и, увидев Степана, подозвала его жестом. Он подошел. Снял шапку и, слегка поклонившись, спросил: "Что угодно, ясновельможной панне?"
   - А где хорунжий, я его здесь не вижу? - в голосе ее звучал интерес и вместе с тем надменная гордость родовитой полячки.
   - Пан хорунжий поехал к своему знакомому в соседний хутор. Обещал через три дня вернуться.
   По лицу Инги пробежала легкая тень сожаления.
   - По приезду, пусть явиться к полковнику, он спрашивал его.
   Степан молча, поклонился и вернулся к казакам. А сам не спускал глаз с хозяйки. Она сошла с крыльца и двинулась по направлению к селу.
   - А что, панове казаки, куда это панна направилась? - поинтересовался Степан.
   - Понравилась? Да, такая дивчина любому голову вскружит. Только не советую и мысли в голову брать об этом. И не только потому, что она жена полковника. Она, что лед в январе на реке: блестит, сверкает на солнце, а сама холодная да надменная. Взглянет, так аж мурашки по коже идут, - сказал сотник Яворной, - это она, наверное, к моей жене пошла, землячки они.
   Колода через некоторое время, не прощаясь с казаками, тихонько отошел в сторону и отправился следом за Ингой. Пройдя шагов сто, он увидел, как панна свернула в одну из хат. Степан остановился, спрятавшись за деревьями, стал наблюдать. Ждал он, наверное, около часа. Мимо, несколько раз проезжали казаки, проходили бабы по своим делам, бегали дети. Через некоторое время, вышла панна, неся в руках какой-то узелок. Что в нем было, Степан понять не смог. Она прошла мимо него и направилась к своему дому.
   "Нужно идти обедать. К вечеру снова вернусь за ней наблюдать", - решил казак и пошел к деду Петру.
   Солнце уже своими лучами ухватилось за горизонт и, как будто, пыталось затянуть себя за край земли, чтобы спрятаться там. После обеда, Колода отправился к полковничьему дому. Только теперь он шел огородами, чтобы незаметно подойти и спрятаться. Место для этого он присмотрел еще днем, когда стоял с казаками на подворье Кульбаса. Умостившись в высокой траве, он стал внимательно следить за домом полковника. Суетившиеся во дворе люди, постепенно расходились по своим хатам. Когда совсем стемнело, в доме загорелся свет в одном окне. Яркий серебристый месяц появился на небе, освещая, лежащую под ним, землю.
   "Хорошо, что сегодня нет облаков, подумал Степан, - кругом видно не хуже, чем на рассвете.
   Вдруг дверь в доме открылась и на крыльце появилась женская фигура. Колода насторожился. Женщина подошла ближе к месту его укрытия. Он узнал в ней жену полковника.
   "Ага, вот и ты, - подумал казак. - Значит, муж хворает, а мы, тем временем, по ночам гуляем? Хорошо, голубушка, я уж тебя не упущу. Сейчас узнаем, куда это ты в такое время ходишь?"
   Он начал пробираться за панной на таком расстоянии, чтобы она не могла услышать его шаги, но и в то же время, чтобы не потерять её из виду. Инга прошла через двор и свернула к огородам. Далее двинулась через рощу к реке. Степан шел за ней, укрываясь, то за деревьями, то за кустами. Сердце у него дико колотилось, казалось, что оно выскочит из груди. В висках лихорадочно стучало, как будто молоты били по голове.
   Выйдя к реке, панна подошла к небольшой заводи, обросшей очеретом и густыми кустами. Не доходя нескольких шагов до воды, она остановилась и, подняв голову, посмотрела на небо. Звезды и месяц ярко освещали реку и берег. Степан залег в шагах двадцати от Инги, прячась за кустом. Он почти не дышал, внимательно наблюдая за тем, что она будет делать. Панна, легким движением руки, расстегнула пояс на талии. Юбка сползла по ее бедрам на землю, оголив ноги. Рубашка еле прикрывала округлой формы бедра. Женщина переступила юбку и. плавным движением, взяв сорочку снизу руками, сняла ее через голову и положила рядом с юбкой. Мощная коса опустилась по спине, касаясь впадины, между упругими ягодицами. Собрав косу на голове в узел, она, осторожно ступая, пошла к воде. Ее бедра плавно перекатывались при каждом шаге.
   У Степана закружилось в голове и перехватило дыхание. Он еще никогда в жизни не видел такую идеальную женскую фигуру: узкая спина заканчивалась тончайшей талией, из которой начинались пышные округлые ягодицы, упругие и манящие своей красотой. Так и хотелось прикоснуться к ним руками.
   Тем временем, Инга вошла в воду по грудь и легко, оттолкнувшись ногами ото дна, поплыла на середину заводи. Лунный свет играл на воде, заливая все вокруг серебристыми тонами. Кувшинки, растущие тут же, уступали по своей красоте, плавающему рядом с ними живому цветку.
   Накупавшись вдоволь, панна, подплыв к берегу, начала постепенно выходить из воды. Степану предстояло выдержать еще одно испытание. Увидев ее теперь лицом к себе, ему стоило огромных усилий, чтобы удержаться и не выйти из своей засады.
   Плавно поднимаясь над водой, казаку открылась новая чудесная картина. Необычайно зеленые глаза девушки, как будто искрились в лунном свете. Снежно-белого цвета кожа казалась бархатистой. Легко покачивалась при движении упругая пышная грудь с темными выпуклыми сосками. Внизу живота, на лобке, был виден маленький пушистый треугольник темных волос.
   Казак опустил глаза и укусил себе кисть руки со всей силы, чтобы не застонать от невозможности сдерживать себя.
   5. Знахарь Прокоп Цимбалюк
   Игнат проснулся еще засветло. На его свист из степи прибежал конь. Казак оседлал его, собрал все пожитки, оружие и стал ждать восхода солнца. С первыми лучами, от дерева потянулась тень в сторону леса. Как только солнце оторвалось от горизонта, Игнат подъехал к месту, где заканчивалась тень. Там, возле куста смородины, начиналась еле заметная тропинка. Головань поехал по ней, стараясь, не терять ее из виду. Через пару миль, Игнат увидел впереди между деревьями проблески сине-серого цвета. Лес заканчивался на самом обрыве, а дальше был Старый Днепр. Весь берег состоял из огромных гранитных валунов и скал. Не доезжая несколько метров до обрыва, казак увидел расщелину. Подъехав и заглянув вниз, он рассмотрел там большую площадку, которая располагалась примерно в метре выше воды. На нее падал свет из входа в пещеру. Вдруг из проема в скале вышел старый седой человек в широких шароварах и белой сорочке. Волосы у него опускались ниже плеч. Густая серебряная борода доходила почти до пояса. Он поднял голову и встретился взглядом с хорунжим.
   - Спускайся сюда, казаче, там, правее есть тропинка. Я уже давно жду тебя.
   Игнат оставил коня наверху, а сам пошел к старику.
   - А откуда Вы знаете, што я должен был приехать?
   - Видел в воде, что тебе нужна моя помощь. А как чувствует себя полковник?
   - Вы и про полковника знаете?
   - Знаю. Пошли со мной. Я еще для тебя посмотрю, пока солнце не село.
   Игнат со знахарем отправились в лес. Пройдя несколько метров, подошли к небольшому водопаду.
   - Будем ждать. Во время заката, в падающей воде можно много чего увидеть.
   Через некоторое время, водопад окрасился в красный цвет от заходящего солнца. Знахарь встал, подошел ближе к нему и стал пристально смотреть на воду. Лицо его стало бледным, глаза расширились, и сам он как будто остолбенел. Игнат молча, стоял рядом.
   Внезапно ведун резко произнес:
   - Спрашивай.
   Головань даже дернулся от неожиданности.
   - Что с полковником? Можно ли его вылечить?
   - Вижу, - произнес знахарь, - Кульбас не болеет, его отравили. Вижу ведьму, которая подливает ему колдовское зелье, которое дал ей злой дух. Это упырь. Она вызывает его, и он приходит к ней.
   - Кто ведьма? Как она выглядит?
   - Черноволосая, молодая, на правой ладони шрам от пореза.
   "Как черноволосая? - подумал Игнат. - Значит, это не жена полковника, кто же это тогда"?
   Солнце село за горизонт. Водопад стал темного цвета.
   - Все. Больше сегодня нельзя смотреть, - проговорил знахарь, - пошли отсюда.
   Игнат со стариком вернулись назад в расщелину. Прокоп Цимбалюк первым вошел в пещеру. Головань на мгновение замешкался у входа, но тут, же подумал, что, вряд ли ведун задумал что-то недоброе, раз уж помогает ему.
   - Оставайся ночевать у меня. Не надо ехать, на ночь глядя.
   - Добродию, а кого это вызывает ведьма и откуда он приходит?
   Старик раздул огонь в углу пещеры, в выложенном из камня круглом очаге. Над ним, в потолке, было отверстие, проделанное в скале, через которое дым выходил наружу. Стебли пламени, весело заплясав, осветили все помещение. Пещера была большая, как просторная комната. В одном углу лежали еловые ветки, покрытые волчьими шкурами. Посреди пещеры стоял стол, сделанный из четырех камней по углам, накрытых большой плоской гранитной плитой. Вокруг, с каждого бока, лежали валуны вместо лавок. Около лежака висела икона Божьей Матери. Тени от разгоревшегося костра прыгали по стенам, напоминая какие-то причудливые фигуры, не то людей, не то зверей.
   - Кого вызывает и откуда является?- переспросил знахарь, - это давняя история. Когда-то в этих краях жили два товарища. Славные были казаки. И вот один из них влюбился. Да так, что и голову совсем потерял. А дивчина та была красоты неписаной. Пришел он к ней свататься. А она ему говорит: "Принесешь мне кувшин золота - пойду за тебя!" А где казаку взять такое богатство? Что только он ни пробовал делать. И в работники нанимался, и с чумаками в Крым по соль ездил. Только заработать столько золота у него не получалось. Вот и решил он обратиться за помощью к самому сатане. Думаю, не без совета той же дивчины, он принял такое решение. Давно всем известно, что все беды у казаков из-за баб. Прости меня, Господи, что говорю так, ведь они тоже Божьи создания. Так вот. Пошел он ночью, когда полная луна, на перекресток двух дорог. Там лежал большой камень. Дурная слава ходила про то место: то ось у телеги, проезжающей мимо, ни с того, ни с сего, вдруг ломалась, то люди там, на ровном месте, падали, ломая себе ноги. Проклятое место. Позвал он дьявола: "Покажись мне, сатана. Хочу говорить с тобой!" Явился ему нечистый, спрашивает: "Что надо?" "Говорят, что вы можете золота добыть сколько угодно? Дай мне кувшин с червонцами", - сказал казак. "Я могу только поменяться. Принеси глечик с человеческой кровью, а я наполню его золотом. Вот мое условие", - ответил нечистый. Ушел парубок, да призадумался: "Где же я возьму столько крови человеческой? Тут слух прошел, что дивчина, к которой он сватался, собралась замуж за другого. Казак от горя совсем потерял голову. Вот и позвал он своего друга на охоту в степь. Остались ночевать в поле. Он подкрался к спящему товарищу и перерезал ему горло. Вытекающую из раны кровь, набрал в казан. Приносит он этот казан сатане, а тот дает ему точно такой же, но с золотом. Казак, пропащая душа, было, обрадовался, а сатана ему и говорит, что это еще не все. "Как не все?- удивился хлопец, - был уговор, все сделано по уговору". "Уговор-то был, - отвечает дьявол, - только в уговоре есть еще и далее условия, просто я не успел тебе тогда их рассказать. А условия такие: Кто кровь своих собратьев злодейски берет, тот становится упырем". И стал казак служить сатане, и много зла честным людям сделал. Да, только известно, что зло без наказания не бывает. Изловчились люди и убили его. Закопали в землю, как собаку за кладбищем, без креста и надгробия. Да только убили они его тело, а грешная душа осталась служить нечистой силе. Вот ведьма и вызывает его душу, чтобы она ей помогала безбожные дела творить.
   - А как можно его душу убить? - спросил Игнат.
   - Душу убить нельзя, она - бессмертная. Бог один раз сотворил ее, потому она будет всегда, как сам Господь. Только служит она сейчас дьяволу, но вернуть ее Богу можно. Но дело это опасное. Можно и жизни лишиться, и в лапы сатаны попасть. Если упырь убьет человека, то тот становится его слугой, и будет выполнять все его приказы. Ну, что, рассказывать дальше?
   - Рассказывай, разве я не казак, чтобы нечистой силы бояться?
   - Ну, хлопче, смотри, ты сам решил. Так вот, как выйдет упырь из могилы своей, ее нужно закрыть.
   - Как закрыть? На замок, что ли?
   - Не перебивай. Крест на нее нужно положить, освещенный. А упырю пробить сердце деревянным колом, окропленным святой водой. Вот тогда его душа и вернется к Господу. Если упырь в своей могиле, то убивать его бессмысленно. Так как там только его тело лежит. А воду нужно брать только святую!
   - Я понял Вас, надо взять воду в церкви!
   - Можно и в церкви, если священник в Господа Иисуса верует.
   - Как же священник может в Бога не верить?
   - Дите ты неразумное, может и не верить. А у тебя второго раза не будет. Если вода не окажется святой, то упырь тебя убьет. Поэтому воду тебе дам я.
   - А где же Вы возьмете святую воду? Здесь же нет церкви и Вы, простите меня, Ваша Милость, не священник.
   - Вот я и говорю, что ты дитя и есть: раз рясу не носишь, значит, уже и в Бога не веруешь? Так что ли? А вещи становятся святыми не из-за того, что они где-то находились, а из-за того, что люди к ним прикасавшиеся, истинно в Бога веровали. Есть здесь святой источник, недалеко от водопада, там, где мы с тобой были. На том месте, много веков тому назад, язычники мучили и убили святого Апостола Андрея. Кровь его пролилась там. И с тех пор вода в этом ручье чудодейственная. От хвори помогает и нечистую силу убивает. Завтра утром пойдем и наберем ее для тебя.
   - А как я найду могилу упыря?
   - Ищи за кладбищем холм, похожий на могильный, окропи его водой святою. Если вода будет пениться и шипеть - это и есть проклятое место. Не ошибешься, в этих краях другого упыря нет.
   - А почему полковник не умер от отравленного зелья?
   - У него есть ладанка. Ему ее дали монахи с Киевских пещер. Кульбас ездил к отшельникам, живущим там. Святые люди, зная его воинские заслуги перед Украиной, передали ему ладанку богатыря Киевской Руси святого Ильи. Был такой древний воин, принявший обет послушания и поклявшийся не брать больше меч в руки. А когда половцы напали на монастырь, он вышел на его защиту, нарушив обет. В этом бою он и погиб. Богатыря после этого святым объявили. Эта ладанка и не дает нечистой силе убить полковника.
   - Ваша Милость, а как вы знахарем стали?
   - То давняя история. Был я когда-то казаком Запорожским. Ходил в походы с братами - сичовиками. В одной битве мне ляшское копье пробило грудь. Сорок дней я был без памяти. Друзья уже думали, что я не поправлюсь. Тогда, явилась мне Божья Матерь и говорит: "Ты выздоровеешь, но больше воевать не будешь, а станешь служить Богу и лечить людей". Так он и вышло. Потом был я священником. Стал лечить людей. Слухи, что я знахарь быстро распространились в округе. По святому писанию, священник может только молитвами людям помогать. А я еще и будущее видел. Нельзя этого делать по закону Божьему. Вот я и ушел из церкви в пещеру. Здесь сейчас живу и людям помогаю. Бога нашего не забываю. Ну, пора уже и отдыхать, хлопче, тебе завтра утром в дорогу. Ложись на топчан, а я помолюсь Заступнице всех казаков Запорожских, чтобы она помогала.
   Игнат лег поверх волчьих шкур, подложив руки под голову. Закрыл глаза и в голове его, почему-то промелькнула мысль: "А хорошо, что Инга не ведьма!",- и тут же, про себя добавил: "Эх, казаче, о чем ты думаешь?" Головань не заснул, а как будто постепенно и плавно погрузился в теплую и вязкую жидкость, которая разливалась по всему телу, расслабляя его мышцы, наполняя приятным отдыхом. Вдруг, ему привиделась Инга. Она что-то говорила, он тянул к ней руки, но не мог дотронуться. Девушка улыбалась ему и манила за собой.
   Хорунжий открыл глаза от прикосновения к его плечу. Рядом стоял ведун:
   - Пора идти за водой, уже светает.
   Игнат быстро поднялся, вышел на улицу и посмотрел на небо: звезды здесь были очень низко от земли и особенно яркие. В душе защемила тоска. "Вот, почему так, когда смотришь на звезды, в душе ноет? Как будто скучаешь за чем-то", - подумал молодой казак. Он подошел к краю камня, склонился над водой и стал умываться прямо из Днепра. Вода в утренней реке казалось серовато- черного цвета. Легкий ветер беспокоил ее своим прикосновением, и от этого верхушки мелких волн искрились лунным светом. От реки шла особая сила. Она наполняла Голованя своей мощью. Сон окончательно прошел. Игнат поднялся и, посмотрев на Днепр, подумал: "Да, иметь бы такую силу, как у него, весь мир можно было бы перевернуть верх ногами".
   Хорунжий со знахарем шли молча. Придя к водопаду, где были вчера, старик отошел шагов на десять и приподнял небольшой камень. Игнат увидел под ним ручеек. Прокоп Цимбалюк набрал в нем флягу воды и отдал ее казаку.
   - Помни все, что я тебе говорил. Сделаешь по-другому, тебе уже никто в целом свете не поможет. Ну, иди, там выше на поляне твой конь со всей амуницией. Поезжай прежней дорогой. Прощай.
   Головань низко поклонился знахарю и произнес:
   - Прощайте, Батьку, звиняйте, коли што не так сделал или сказал. Спасибо Вам за помощь и доброту Вашу.
   Головань поднялся на опушку. Конь стоял привязанный к дереву. Игнат поехал знакомой тропинкой, освещенной первыми лучами солнца.
   6. Любовь
   Игнат возвращался в поместье полковника, когда уже стемнело. По дороге назад, приключений с ним не было, доехал спокойно. Мечтая о том, как сейчас ляжет и отдохнет после дороги, он въехал в село. Людей на улице уже не было, все разошлись по своим домам. Проехав мимо усадьбы Кульбаса, он уже собрался сворачивать к хате деда Петра. Вдруг увидел, что в отдельно стоявшей небольшой деревянной постройке горит свет в окошке, а из трубы на крыше валит густой белый дым. "Это верно, баня, о которой говорил старый казак, - подумал Головань, - смотри, старик не забыл затопить ее к моему приезду, как мы договаривались. Пойду, попарюсь перед сном".
   Подъехав, Игнат слез с коня. В предбаннике снял оружие, одежду и вошел в парилку. Густой туман заполнял комнату. Сквозь него хорунжий заметил очертания человеческого тела, лежащего на лавке в противоположном конце комнаты.
   - Кто здесь? Степан, это ты? - спросил Игнат.
   Поднявшись с лавки, к Игнату подошла обнаженная женщина. Он без труда узнал Ингу. Головань стоял онемевший, не мог пошевелиться от неожиданности и, только с жадностью, рассматривал девушку.
   - Ты всегда ходишь в чужие бани без приглашения? - спросила она.
   - Я ошибся, я думал, что это...
   Инга не дала закончить эту фразу, прикрыв ему рот своей ладонью.
   - Я, что, не нравлюсь тебе?
   Помолчав какое-то время, казак прошептал:
   - Нравишься, - и не узнал свой подавленный голос.
   Она приблизилась к нему вплотную, прижавшись всем телом. От этого, легкая дрожь пронизала его от головы до пят. Ее руки ласкали и гладили его грудь, живот и опускались ниже, продолжая нежно прикасаться. Игнат обнял Ингу за плечи и поцеловал в губы. Ее язык коснулся его языка. Время остановилось для них. В голове парня все мысли спутались. Какой-то вязкий туман заполнил его сознание. Он чувствовал, что его мужская сила требует от него еще сильнее овладеть ею. Девушка повернулась к нему спиной. Игнат почувствовал, как ее ягодицы плотно прижались к его бедрам, вызывая еще большее блаженство своим бархатистым прикосновением. Он просунул свои руки под ее руками и начал осторожно сжимать девичьи упругие груди. Она еле слышно постанывала. Обхватив ему бедра, она нежно их гладила. Почувствовав, что он хочет еще больше овладеть ею, Инга слегка наклонилась вперед, упершись в стену руками, и немного раздвинула стройные ноги. Парень опять придвинулся к ней, обхватив ее сзади за груди, ощущая прикосновение набухших сосков. Медленно начал входить в нее, делая при этом, равномерные движения вперед и назад всем телом. При каждом движении она тихо вскрикивала и что-то приговаривала. Игнат услышал, что она все время произносит его имя и какие-то слова по-польски. Так продолжалось несколько минут. У Инги закружилась голова, и она потихоньку начала опускаться на колени, и оперлась руками на пол, согнувши их в локтях. Игнат отпустил ее грудь и крепко сжал ей ягодицы руками. Она захотела, чтобы он еще сильнее вошел в нее, и шире расставила ноги. Парень опять начался двигаться вперед и назад, только делал это быстрее и глубже. Инга сильнее стонала и громче повторяла его имя и какие-то польские слова. Чувство блаженства заполняла ее все сильнее. Так длилось несколько минут. Вдруг, девушка почувствовала, что в ней, нарастает волна сумасшедшего удовольствия, от которого она готова даже умереть. Внутри нее появились легкие подергивания, приносящие невероятное чувство счастья. Инга плотно сжала бедра и сказала: "Игнатушка, замри на минутку, пожалуйста!". Она хотела продлить удовольствие. В тот самый момент, в нем самом, как будто что-то взорвалось. Как ранней весной, вода взрывает лед и стремительным потоком вырывается из его плена на волю. Вместе с тем, его охватило чувство разливающейся неги и расслабления, сопровождающиеся сумасшедшим блаженством.
   Инга перестала стонать, и обессиленная легла на пол. Игнат осторожно поднял ее на руки, при этом ему показалось, что она настолько легкая, что подуй сейчас слабый ветерок, она точно улетела бы, как перышко. Подойдя к лавке, он сел, бережно положил ее рядом с собой так, что голова девушки легла ему на колени. Ее глаза были закрыты, длинные ресницы, опустившись, доставали почти до середины щек. Игнат вздохнул и оперся могучей спиной о стену. В окружающей тишине было слышно, как стрекочут сверчки за каменкой, а воздух наполнен звенящим безмолвием ночи.
   - А почему ты за полковника пошла? - спросил Головань, нарушая тишину.
   Инга, как будто проснулась. Открыла глаза и, не глядя на казака, проговорила:
   - Мать сказала, что я или выйду за Кульбаса, или пойду в монастырь. Моего желания никто не спрашивал.
   - Ты же не холопка, чтобы подневольно замуж идти? - удивился он.
   - А ты думал, что раз княжеского рода, то только по любви идут? - В ее голосе прозвенели нотки отчаяния. - Да, мои предки происходят от Рюриковичей и по вере я - православная. Отец мой был русин, он служил у князя Острожского. Мне было двенадцать лет, когда он погиб в сражении с турками. Без отца бедность быстро взяла нас в свои объятия. Моя мать очень деньги любит, может, поэтому их у нас и не было. Не умеет она с ними обращаться. Вот и получилось, что родовитость есть, а богатства - нет. Значит, и приданого тоже нет. Что же мне было выбирать. Наши шляхтичи на бедных жениться не хотят.
   - А почему же ты ко мне..., ну, это..., как сказать? - запинаясь, пытался спросить Игнат.
   - Почему я себя с тобой так сразу вольно повела? Это ты хочешь спросить?
   - Да, это.
   - Хочешь - верь, хочешь - нет, только ты очень похож на моего отца. Не было во всем мире человека, которого я бы так любила. Я думала, что и не будет никогда. А увидев тебя, сразу поняла, что ты и есть тот человек, которого я буду любить всю жизнь. Раньше и не поверила бы, что так может быть. Только, как взглянула на тебя первый раз, сразу сказала себе: "Мой будет казак!"
   - А как же полковник, муж твой? Грех это.
   - Что-то не очень ты о грехе думал раньше.
   - Я думаю, что нет на свете казака, который бы мог, устоять перед твоими чарами.
   - Чарами? Ты еще скажи, что я околдовала тебя, что может я ведьма?
   - А я так и думал раньше.
   - Что значит раньше? Что-то я тебя не понимаю, Игнат?
   Инга встала и начала одеваться. Головань старался не смотреть на нее. Вышел в предбанник, оделся и вернулся. Девушка сидела на лавке и смотрела прямо перед собой, взгляд ее был рассеянный. Игнату показалось, что у нее на глазах слезы.
   - Лада моя, зоренька моя, да ты не обижайся. Послушай лучше, что я тебе расскажу.
   Игнат сел с ней рядом, нежно обнял ее за плечи. Инга прижалась к парню и положила голову ему на грудь. Он почувствовал, как намокла рубашка у него от ее слез. Осторожно, поглаживая девушку по спине, Головань начал рассказывать ей всю историю своих приключений, начиная с того, как он получил задание от кошевого и до того, что ему рассказал знахарь. Инга перестала плакать и внимательно его слушала. Когда он замолчал, она неожиданно сказала:
   - Я, кажется, знаю, кто ведьма.
   - Как это знаешь? Говори, пожалуйста, не молчи.
   - По приезду в имение в этот же день был пир в честь нашей свадьбы, во время которого я передала жене сотника Яворного посылку от ее бывшего опекуна князя Острожского. Он дал ее мне и приказал передать Марыле, так зовут мою землячку. Просил отдать без свидетелей.
   - А что было в посылке?
   - Обычный пакет, какие-то безделушки и письмо, скрепленное печатью князя. Послание она спрятала, при мне читать не стала. А через день она вместе с мужем заявилась к нам в гости, и ни на шаг не отходила от Кульбаса, я даже ревновать стала. Наутро полковнику стало плохо. А самое главное, я видела у Марыли на ладони шрам от пореза.
   Неприятный холодок пробежал по спине Игната:
   - Да, ну и дела. Воистину, неисповедимы пути Господни. Я и предположить не мог, что именно ты поможешь мне ведьму найти. Уж не знал, что и делать. Но ведьма сама по себе нам мало, чем поможет. Знахарь сказал, что, только убив упыря, мы сможем снять с полковника проклятие. Ну, могилу, допустим, его найдем. А как его оттуда выманить? Иначе его душу не вернешь Господу.
   - А если ведьму заставить снова вызвать упыря?
   - Как же ты ее заставишь? Разве только попросишь об этом?
   - Перестань, Игнатушка. А лучше слушай. Я приду к ней в гости и совру, что полковник выздоравливает, мол,ему лучше стало. А так, как по всему видно, ей обязательно нужно его со свету извести, то она и пойдет вызывать упыря, а мы за ней и проследим. Не дома же она его принимает?
   - Что, значит, мы проследим?
   - Я с тобой пойду.
   - Э, нет. Никуда ты не пойдешь.
   - Я ночью вижу, как днем. Меня в детстве кошкой дразнили. Заметил, какие глаза у меня?
   - Я не только твои глаза заметил. Потому-то с тобой и оказался.
   - Ну, слава Богу, вот ты и признался мне в любви, наконец-то.
   - Хорошо. Делай все, как задумала. А насчет того, что пойдем вместе проследим, я еще буду думать. Ну, все, пора идти тебе домой, а то скоро уже петухи пропоют. После того как повидаешься с ведьмой, сразу же дай мне знать. А у меня завтра будет, чем заняться.
   Они вместе вышли на улицу. Ночь выдалась пасмурная. Черная темень заполнила все вокруг. Игнат обнял Ингу и поцеловал. Они расстались. Она пошла домой, а казак сел на коня и поехал к хате деда Петра.
   7. Заговор польских князей
   (За полгода до выше описанных событий)
   Зима в том году вступила в свои права рано. В начале декабря ударили сильные морозы, а снега навалило столько, как будто Господь Бог решил вытряхнуть на землю сразу все свои зимние запасы. Поздним декабрьским вечером в замке польского вельможного князя Потоцкого проходила тайная встреча. Несмотря на заметенные дороги и пронизывающий холод, по приглашению хозяина, приехали два влиятельных вельможи из польской шляхты на Украине, князь Вишневецкий и князь Острожский. Прибыли они без свиты и с немногочисленной охраной. Так попросил Потоцкий.
   В кабинете ярко горел камин. В глубоких креслах, расположенных, как бы по углам треугольника, сидели собравшиеся.
   Разговор начал хозяин замка:
   - Ясновельможные паны, хочу напомнить Вам, что наше положение на Украине крайне ухудшилось. В результате действий кошевого атамана Запорожской Сичи Шульги, украинские селяне отказываются работать в наших маетках. Все больше и больше холопов уходят на Сичь, и не хотят батрачить на нас, как крепостные. Мы уже потеряли много своих земель на Украине. Попытки решить этот вопрос силой, закончились нашим же поражением. Король не хочет посылать войска нам на помощь, боясь бунта на Украине. Мы пытались подкупить атамана Шульгу, но он отказался брать деньги, а наших посыльных казаки подняли на копья. Посланные нами тайные убийцы, сами были убиты охраной атамана. Нужно принимать какие-то меры, иначе недалеко, то время, когда мы вообще потеряем на Украине все свои земли и холопов. По моим сведениям, полученным от лояльных к нам казацких старшин, Шульга хочет создать на Украине что-то на манер Древнеримской республики. И тем самым сделать Украину независимым государством.
   - У пана есть какой-то план?- спросил князь Вишневецкий.
   - Ясно одно, что нужно разгромить Запорожскую Сичь - это осиное гнездо смуты на Украине, и уничтожить атамана Шульгу,- подтвердил Потоцкий.
   - И как же вы намерены это сделать? Судя из вышесказанного, Вы уже неоднократно пытались разделаться с атаманом Шульгой. А наш доблестный воин, ясновельможный князь Вишневецкий, так и не смог разгромить Запорожских казаков,- проговорил Острожский, глядя отсутствующим взглядом в сторону камина.
   - Я, хотя бы попытался что-то сделать. Но атаман Шульга - талантливый военачальник. Да и его казаки считаются одними из лучших воинов в Европе. А мне приходилось обходиться своими силами. Ведь ни король, ни Вы, панове, не оказали мне помощи. Да и интересно узнать, а что Вы сделали, пан, кроме пустых разговоров? - гневно выпалил князь Вишневецкий, испепеляя взглядом Острожского.
   - Ясновельможные, прошу Вас прекратить грызню. Речь Посполитая потому и трещит вся по швам, что наша шляхта ненавидит друг друга и враждует между собой больше, чем с татарами и московитами. Если так пойдет и дальше, то от Польши скоро ничего не останется. Мы собрались, чтобы объединить наши усилия, а не наносить друг другу оскорбления,- вмешался в спор Потоцкий.- Мы хорошо знаем князя Острожского, как тонкого политика и мастера на всякого рода, как бы это точнее сказать, деликатных операций.
   Острожский доброжелательно кивнул головой в знак согласия.
   - Так вот, я и говорю, что, может, он возьмется решить эту сложную задачу. А мы с ясновельможным князем Вишневецким окажем ему в этом всяческое содействие. Не так ли, Ваша милость?- обратился Потоцкий к Вишневецкому.
   - Да, конечно, я согласен помочь.
   - Панове,- начал Острожский,- у нас сейчас с казаками заключен мир. Поэтому мы не можем действовать открыто. Значит, нужно сделать так, как будто мы, к происходящим событиям, не имеем никакого отношения.
   Два князя пристально смотрели на Острожского, внимательно слушая его. Языки пламени в камине стали меньше, и поэтому комната погрузилась в полумрак. На стенах черные тени огромного размера, падавшие от присутствующих, создавали впечатление каких-то сверхъестественных существ.
   - У Запорожцев сейчас сильное войско. Сами мы его разбить не сможем. Так пусть этим займутся другие. Например, татары. У меня есть сведения, что этим летом хан Герей собирается походом на Украину.
   - Шульга разобьет этого Герея без особых усилий, уж поверьте мне, старому вояке. Этот самый Герей разбирается в военном деле, как я в еврейском писании, - вмешался Вишневецкий.
   - Это будет так, если Запорожцы выступят всей своей армией. Но, как известно, треть их войска составляют военные формирования полковника Кульбаса, давнишнего друга кошевого атамана Шульги. Значит, нужно сделать так, чтобы Кульбас не выступил с запорожцами. Просто убить мы его не можем, сразу нас обвинят в этом. А вот, если полковник, скажем, умрет от неизвестной болезни....Тут уж, кто виноват? Так Господь решил.
   - Каким же образом мы сможем заразить Кульбаса неизвестной болезнью? - удивился Потоцкий.
   - Ясновельможные должны поклясться честью, что все, что они сейчас услышат, из этих стен никуда не выйдет. Да не прогневит это, Ваши милости. Но это непременное мое условие.
   - Клянусь честью,- сказал Вишневецкий.
   - Клянусь, - поддержал его Потоцкий.
   - Несколько лет назад, - продолжал Острожский, удобнее умащиваясь в кресле, - случилась интересная история. Неподалеку от моего имения, в одной разорившейся шляхетной семье, единственная дочь начала заниматься странными вещами. То ли она с нечистой силой связалась, то ли просто ведьмой стала, не знаю. Но панна умудрилась столько вреда местным людям сделать, что ее уже хотели, казнить, даже на кандалы, в острог посадили. Прослышав, об этом, а я такие вещи стараюсь всегда держать в поле зрения, лично поехал на нее посмотреть. Надо Вам сказать, панове, не знаю, какая она ведьма, но человек она действительно необычный. В разговоре с ней я ощущал, как все мои внутренности пронизывал холод. Я решил, что такой человек больше бы пригодился живым, чем мертвым. Взяв с нее клятву, что, если сохраню ей жизнь, она будет всегда выполнять любые мои приказы, я освободил ее. Ну а так, как жить в той местности ей было невозможно, я предложил ей выйти замуж и переехать подальше из тех краев. В ту пору, мы как раз вели переговоры с Запорожцами. Послами от казаков были все тот же Кульбас со своими сотниками. Вот я и решил, что, если выдам замуж свою подопечную за одного из сотников Кульбаса, то заимею своего человека в стане врага, да еще с такими способностями. Оставалось дело за малым: сделать так, чтобы казак влюбился в шляхтянку и взял ее себе в жены. Благо Запорожцы не были осведомлены о её прошлом.
   - Ну и как же Вам удалось влюбить сотника в ведьму, да еще за столь короткий срок?
   - А это уже заслуга самой пани. Она приготовила какое-то зелье. На пиру, по случаю окончания переговоров, подлила его сотнику Яворному в вино. Наутро казак пришел ко мне просить ее руки. Будучи опекуном, я дал свое согласие, с условием, чтобы они обвенчались до отъезда казацкой делегации. Я нашел православного священника, который согласился их обвенчать. Надо сказать, что этот священник был с сомнительно репутацией. Но Запорожцы и об этом не знали. Кроме одного казака, если мне не изменяет память, по фамилии Перекопченко. То ли ему кто-то из моих холопов рассказал о темном прошлом невесты и сомнительном священнике, но он чуть было не испортил все дело. Только Яворной так влюбился в девушку, что запретил своему казаку говорить о ней плохо. Они даже чуть не подрались друг с другом. Но все уладилось. И сотник домой уехал с женой. А живут они сейчас в одном селе с полковником Кульбасом. Если я передам этой пани свой наказ, то она выполнит его в точности, ей не впервой такие дела проворачивать.
   - Как же вы сможете передать ей такой приказ?- поинтересовался Потоцкий,- любого чужака в имении Кульбаса сразу же схватят.
   - А что, если нам еще раз, использовать вариант с женитьбой? - Как бы размышляя вслух, произнес Острожский.
   - Кого же на этот раз, Вы хотите окрутить?
   - Полковника Кульбаса.
   Вишневецкий с Потоцким с недоумением посмотрели друг на друга.
   - Сейчас Кульбас возвращается из Киева. Он там был в дальних Пещерах у отшельников. Ездил к ним, за благословением перед войной с татарами. Пригласите его, ясновельможный пан Потоцкий, к себе в замок под предлогом переговоров по поводу продления нашего перемирия с Запорожцами. Я думаю, что он не откажется. Казакам сейчас самим этот мир выгоден. А после переговоров устроим пир, на котором и познакомим его с одной шляхтянкой.
   - Почему Вы думаете, что он после этого короткого знакомства женится на ней? Или она тоже ведьма и приготовит зелье для полковника, как и в прошлый раз, в истории с сотником Яворном? У Вас там, что целая хоругвь этих ведьм?- с иронией спросил Потоцкий.
   - Ну, что Вы, ваша милость. Людей с такими редкими способностями, как у той пани, на свете единицы. Здесь - другое. Знаете ли вы дочь покойного полковника Вышинского? Такой красавицы во всей Речи Посполитой не сыщешь. Никакое зелье не потребуется. Любой одинокий мужчина, а полковник Кульбас вдовец, увидев Ингу Вышинскую, не сможет в нее не влюбиться, уж будьте спокойны. А у её матери есть очень ценное для нашего плана качество - непомерная жадность. Если мы ей заплатим приличную сумму, то она свою дочь не то, что за казацкого полковника, а я думаю, и за самого сатану отдаст. Вот с этой панной я и передам весточку ведьме, как будто от ее бывшего опекуна. Уверен - она не откажется.
   - И что дальше?
   - А дальше, если Кульбас умрет, то его войско не выступит вместе с запорожцами на татар. Одни или нет, но казаки будут вынуждены вступить в сражение с крымчанами. Они не допустят безнаказанного разорения Украины. Но, даже, если им и удастся разбить хана Герея, то после такой битвы, они сами будут в очень плачевном состоянии. Вот тогда мы и ударим на Сичь, и покончим с этим радетелем казацкой вольности, кошевым Шульгой.
   - Да, я знал, что вы, ясновельможный пан Острожский, человек ловкий, но клянусь кровью Иисуса Христа, такое и сам дьявол не смог бы придумать! Я согласен, во всем помогать Вашей милости,- возбужденно проговорил Потоцкий.
   - На данном этапе Вашего плана я мало, чем могу быть полезен. Но можете рассчитывать и на меня полностью, - присоединился к ним Вишневецкий.
   - Ну, панове, на этом и порешили. А сейчас нам нужно скрытно расстаться, благо уже утро. Чтобы никому не стало известно о нашей тайно встрече, дабы не давать повода для подозрений нашим недругам. Прошу прощение за не- гостеприимство, но дело этого требует.
   Гости разъехались скромно, без церемоний, не привлекая особого внимания. Даже слуги князя Потоцкого посчитали, что вельможи собирались по делам светским. Поговорить об охоте или о сплетнях, ходивших вокруг жизни королевского двора. Тайное совещание осталось незамеченным для всех, как того и хотели собиравшиеся.
      -- Благословение отца Владимира
   Полковник Кульбас с сотником Яворным и десятью казаками ехали по заснеженному полю в Киев. Зима в том году показала себя полновластной хозяйкой. Засыпала Украину снегом так, что не сильно разгуляешься, ведь снега по пояс навалило. Степь казалась вымершей белой пустыней. Даже представить себе трудно, что сверкающая на солнце белая мертвая пустошь, может быть до краев наполнена жизнью, которая насыщает ее летом всевозможными звуками. Только, иногда, вдали на горизонте казакам встречались волки, внимательно следившие за людьми.
   - Днем боятся близко подходить, - проговорил сотник, - а вот ночью они храбрые.
   - Ничего, к вечеру будем в Киеве. Благо дорога наезжена, не заблудимся, - ответил полковник.
   Перед войной с Крымскими татарами Кульбас, человек истинно верующий, решил съездить к святым людям за благословением. В Киеве в дальних Пещерах жили монахи-отшельники. Даже и неизвестно, когда они там обосновались, только этому минуло уже несколько столетий. Однажды полковник был там. Монахи знали и очень уважали его, за веру его истинную и воинские заслуги перед Украиной.
   К вечеру без приключений в дороге, казаки въехали в Киев. Некогда могучая крепость, выглядела больше как великосветский город. Потеряв свое военное значение, Киев слыл своей престижностью. Польская и казацкая знать обязательно желала иметь свой дом в бывшей столице. Это считалось признаком большого богатства вельможи. Город пестрел непохожими друг на друга роскошными домами, как бы соревнующимися своей оригинальностью и особенностью.
   Полковник со своей свитой сразу же отправился к монахам. Хотя в Киеве имел многочисленных знакомых, считавших большой честью принять его у себя в доме. Но Кульбас не любил всей этой роскоши и радостного притворства.
   Недалеко от самих пещер, расположенных на склоне Днепра, стоял небольшой дом, похожий на обычную казацкую хату. Белая глиняная мазанка, состоявшая из трех комнат, с соломенной крышей. Двор был огорожен невысоким деревянным забором. Здесь жил староста монашеской пустоши. Бывший казак, одинокий простой человек. Как так сложилось, что на старости лет он остался один, никто не знал. В монастыре таких вопросов не задавали. Человек, если хотел, то сам рассказывал. Монахи его уважали за молчаливость и честность в ведении хозяйственных дел.
   - Эй, хозяин, отворяй, принимай гостей,- крикнул у калитки сотник Яворной.
   В окне хаты появился свет, дверь отворилась, и появившийся человек спросил:
   - Кого Бог послал в столь поздний час?
   - Это полковник Кульбас с казаками, помнишь меня, Иван?
   - Как же, как же. Проезжайте во двор Ваша милость. Извините, в темноте не распознал.
   Казаки въехали во двор, спешились и пошли в хату. В доме было тепло. Они сняли кожухи и сели за стол.
   - А что привело пана полковника в такую пору года к нам?
   - Хочу повидаться с отцом Владимиром и попросить его благословения перед походом на Крым.
   - Желание благородное. Только отец Владимир сейчас в пещерах. Завтра с утра и пойдем к нему. Ночевать будете у меня?
   - Если не прогоните?
   - Бог с Вами, пан полковник, что Вы такое говорите. Что я, иезуит какой, или татарин, чтобы славного воина Украины на ночь к себе в дом не пускать.
   Спать устроились по-простому. Постелили на пол солому, сверху накрыли кожухами. Так и легли поверх них.
   Рано утром монах разбудил казаков.
   - Пора идти, пан полковник, а то отец Владимир уйдет на утреннюю молитву, придется долго ждать.
   Скалистый обрывистый берег Днепра был весь покрыт снегом. Как будто черные глазницы виднелись на нем входы в Пещеры. Полковник со старостой вошли в одну из них. Высота прохода, по которому двигались вошедшие, была чуть ниже человеческого роста. Поэтому, идти приходилось, наклонив голову. Впереди шел староста со свечей в руке, за ним - Кульбас. Метров через двадцать от входа появилась небольшая комната. Это было вырытое в земле помещение. Из мебели - только деревянный топчан и небольшой столик, на котором стояла зажженная свеча и лежала книга. По глиняным стенам, местами выступали корни деревьев, напоминающие человеческие руки, как бы растущие из земли. На топчане сидел человек в грубой монашеской рясе черного цвета.
   Подняв на вошедших глаза, он тихо сказал:
   - Слава Иисусу Христу, добрые люди. Дед Иван, похоже, с тобой полковник Кульбас? Рад видеть славного рыцаря.
   "И как он видит в такой темноте",-подумал полковник, а вслух произнес:
   - Во веки веков Слава. Дай Бог тебе здоровья, святой человек. Я с просьбой к тебе, отец Владимир, не откажи.
   - Говори, я слушаю тебя.
   - Я с Запорожцами собираюсь в поход на татар, благословите меня на ратное дело.
   - Защищать Родную Землю, дело святое. Я дам тебе свое благословение. И вот еще возьми это,- сказал монах и протянул полковнику маленький мешочек.
   - Что это? - поинтересовался полковник.
   - Это ладанка с мощами святого Ильи, богатыря Древней Киевской Руси. Он здесь лежит в Пещерах, уже около трехсот лет. Погиб богатырь, защищая наш монастырь от половцев. Столько лет прошло, а он до сих пор лежит нетленный в одной из пещер. В ладанке земля с кровью, которую он пролил на месте своей гибели. Бери, она тебя в бою защитит и от нечистой силы убережет.
   - Спасибо святой отец, буду всегда ее при себе держать и благодарить Господа нашего.
   - Стань на колено, славный богатырь.
   Полковник опустился на одно колено перед монахом. Отец Владимир поднял правую руку над головой атамана:
   - Благословляю тебя на дело праведное. Пусть помогает тебе Иисус Христос и защищает Святая Матерь Божья, заступница всех казаков славной Украины.
   Полковник поднялся с колена, еще раз поклонился монаху и пошел к выходу из пещеры. Он шел темным земляным коридором. Сзади за ним, стараясь, не отстать, продвигался староста. Впереди показался свет. Полковник подумал, что он как будто бы возвращается из мира спокойствия и вечности, в мир суеты и человеческих бедствий.
   "И зачем людям все эти войны, богатства и беспокойства? - подумал Кульбас,- ведь можно вот как этот монах, жить, молиться Господу и радоваться тому, что просто живешь".
   Выйдя на свет, полковник глубоко вздохнул, посмотрел на солнце. " Нет, рано мне еще в монахи, дел еще много. Да и какой из меня отшельник, помилуй Бог".
   -9- Женитьба полковника Кульбаса
   Подходя к дому старосты, Кульбас заметил всадников, стоящих возле изгороди. По одежде было видно, что они служат у какого-то вельможи. Один из них окликнул приехавших.
   - Не скажет ли, Ваша милость, где можно увидеть полковника Кульбаса?
   - Я - полковник Кульбас.
   - Вас просит к себе в замок ясновельможный князь Потоцкий. У него есть к Вашей милости дело, которое касается договора о мире между Запорожской Сичью и Польшей. Князь нижайше просил не отказать ему в приглашении.
   Полковник призадумался: "Что это еще за дело? Но надо ехать. Нам сейчас не выгодно обострять отношения с Речью Посполитой."
   - Я буду у князя, можете ему так и передать!
   Послы Потоцкого развернулись и быстро уехали.
   - Что это еще за новости? - поинтересовался сотник Яворной, подойдя к Кульбасу.
   - Ты все слышал? Хитрая лиса, князь Потоцкий, точно что-то затеял. Но ехать надо, иначе, как мы сможем узнать, что он задумал? Пронюхали чертовые дети, что мы на Крым собираемся, вот и крутят чего-то.
   Казаки быстро собрались и, попрощавшись со старостой, поехали. Когда уже смеркалось, они прибыли к Потоцкому. Во дворе замка было множество роскошных карет знатной шляхты. Во всех окнах горел свет. Видны были тени танцующих человеческих силуэтов. Громко играла музыка.
   Замок был огромных размеров с множеством башней и шпилей. Двор был обнесен стеной высотой метров пять. По сути - это была настоящая крепость.
   Казаков пропустили через главные ворота без задержки. И тут же во дворе, к ним подбежал человек с изображением герба Потоцкого на одежде и сказал:
   - Ясновельможный князь ждет Вас с нетерпением, пан полковник. Прошу Вас следовать за мной.
   А Ваши люди могут, пока отдохнуть с дороги.
   - Я пойду сам, но, если через час не вернусь, то не забудьте князя поблагодарить за гостеприимство,- сказал Кульбас, обращаясь к своим казакам.
   Полковника провели прямо в кабинет ясновельможного. Так как свет был только от огня в камине, то в комнате был полумрак. Там, кроме Потоцкого находился еще один человек. В нем Кульбас узнал князя Острожского. "Э, да и этот интриган здесь! Нужно держать ухо востро. Тут что-то затевается", - подумал полковник.
   - Рад приветствовать у себя доблестного рыцаря. Благодарен Вам, что не отказались приехать,- начал Потоцкий.
   - И я рад встретиться с князем. И благодарю за приглашение,- ответил Кульбас.
   - Хочу представить Вам ясновельможного князя Острожского.
   Кульбас кивком головы поприветствовал его, а сам подумал: "В Польше столько развелось ясновельможных, что своей земли им уже не хватает. Вот они и лезут к нам на Украину!"
   - Мы подписали с Запорожцами мир и до сегодняшнего дня выполняем его. А поэтому полагаем, что мирные отношения подразумевают под собой взаимную помощь. Вот мы и посчитали своим долгом сообщить важные сведения, представляющие для Вас интерес,- витиевато начал излагать Потоцкий, - Князь Острожский получил известие о том, что нынешним летом хан Герей готовит поход на Украину. По нашим сведениям, у него тысяч двадцать войска наберётся.
   Кульбас продолжал, молча, смотреть на князя. Тот, несколько замешкавшись, взглянул на Острожского.
   - Мы думали, пану полковнику, будет интересно это узнать, - прервал молчание Острожский.
   - Великодушно благодарю, Ваши Милости, за дружеское предупреждение. Только об этом известно уже всей Украине. После того как польский король подписал мир с Турцией, у татар развязаны руки,- ответил Кульбас, прищурившись, глядя на Острожского.
   - Мы хотели только помочь. Извините, если мы сделали что-то не так, продолжал Потоцкий, как бы, смутившись, - Я прошу пана полковника принять мое приглашение на бал. У нас сегодня праздник в замке. Тем более, что Ваши люди уже на пиру. Вы можете отдохнуть и переночевать у меня. Не ехать же Вам, на ночь глядя, ей богу. Даю княжеское слово, к Вам будут относиться, как к самым дорогим гостям.
   - Я бы хотел видеть своих людей.
   - Вас тот час же проведут к ним. И мы присоединимся к Вам через некоторое время. Только закончу неотложное дело.
   В комнату вошел слуга:
   - Проводи Его Милость в зал.
   Полковник вышел. Потоцкий обратился к Острожскому:
  -- Я говорил Вам, что он не дурак. Он не поверил ни одному моему слову.
  -- Ясновельможный пан, наверно, забыл, что мы пригласили сюда Кульбаса не для того, чтобы он чему-то верил. Самое главное, чтобы состоялась его встреча с Ингой Вышинской.
  -- Есть уверенность, что это произойдет?
  -- Слуга поведет его по коридору на выходе, из которого уже стоит Инга с матерью. А матери приказано, когда полковник будет входить в зал, как бы нечаянно подтолкнуть дочь так, чтобы она столкнулась в Кульбасом лицом к лицу. А дальше все в руках Божьих или в лапах самого.... Ну да ладно, Вы меня поняли.
  -- Инга посвящена в дело?
  -- Нет. Ее матери заплачены большие деньги. Поверьте, она сделает все, что ей прикажут.
   Кульбас шел по коридору, размышляя: "Уж, очень они явно врали. Или меня принимают за дурака, или это был только повод, чтобы заманить меня сюда? Дай Бог, чтобы с хлопцами все было в порядке. Остаться на ночь?! Как бы ни так! Да я лучше в снежной степи ночевать буду, чем в этом гадюшнике"!
   На выходе из коридора на него натолкнулась девушка. Кульбас, как будто, очнулся. Они оказались так близко друг к другу, что полковник слышал ее дыхание. Он чувствовал пьянящий аромат, идущий от молодой панянки. Она посмотрела на него большими зелеными глазами. И сердце полковника забилось в груди так, что его удары, казалось, слышны всем окружающим.
   Полковник стоял молча, боясь пошевелиться. Он нежно держал за руки случайно прикоснувшуюся к нему красавицу.
  -- Простите, милостивый государь, я оступилась, - первая произнесла незнакомка.
  -- Как зовут несравненную пани? - еле выдавил из себя Кульбас.
  -- Инга Вышинская, Ваша Милость, - произнесла девушка, опуская глаза. Она осторожно отодвинулась от полковника. Кульбас отпустил ее руки.
   Инга отошла в сторону, подошла к какой-то женщине, которая начала ее о чем-то спрашивать.
   Огромный зал был заполнен гостями князя. Одни стояли у стен и окон, другие танцевали. Тысячи свечей освещали зал. Здесь были и бравого вида военные, и пышно разодетые шляхтичи, и множество женщин в дорогих платьях. Игравшая музыка польских композиторов, чем-то напоминала украинские песни. Кульбас давно заметил, что в культурах польского и украинских народов есть много пожего.
   "Это, наверно, из-за того, что мы много веков прожили рядом. Часто даже становились родственниками, - подумал полковник. - Особенно схожа, знать у этих народов - одинаково жадная и лицемерная".
   Кульбас, пройдя весь зал, зашел в соседнее помещение. Там располагались столы, накрытые всевозможными яствами и напитками для гостей. За одним из столов он увидел своих казаков и двинулся к ним. Хлопцы,, заметив его, обрадовались, что с полковником все в порядке. Сотник поднялся к нему навстречу.
  -- Слава Богу, Вы живы. Правду, говоря, я думал, что просто так не обойдется. Ну, что, можно ехать из этого Содома?
  -- Нет. Я хочу, чтобы ты разузнал все об одной девушке: Инге Вышинской. Есть ли у нее муж? Кто она, из какого рода?
  -- Что с Вами? Вы не заболели?
  -- Я здоров. Только вот, похоже, влюбился я.
  -- Прошу, Вашу милость, поедем поскорее отсюда. Вы же знаете, где мы находимся.
  -- Делай, как я говорю, - в голосе полковника прозвучали нотки приказа.
   Сотник повернулся и ушел. Кульбас сел за стол рядом с казаками.
  -- Может, Батьку, Вам меда налить?- спросил один из хлопцев.
  -- Наливай, друже,- согласился полковник.- А то, похоже, я слишком трезвый для такого дела.
   Кульбас выпил залпом кубок золотистого напитка, крякнул и сказал:
  -- Хороший мед у князя.
   Через некоторое время вернулся Яворной.
  -- Все разузнал. Она из древнего рода, обедневших шляхтичей. На балу - вместе с матерью. Не замужем. Православная. Отец полковник Вышинский служил в войске князя Острожского. Погиб в бою с турками.
  -- Завтра утром буду ее сватать,- выпалили Кульбас, встал и вышел.
   Казаки переглянулись, но ничего не сказав, поднялись и пошли следом за полковником. Кульбас обратился к слуге, который сопровождал его к князю и спросил:
  -- Хлопче, а где мы можем переночевать?
  -- Пойдемте за мной, комнаты для Вас уже готовы.
   Полковник всю ночь не спал. Сидел в кресле и молча, смотрел на огонь в камине. Утром вместе с сотником отправился к Потоцкому.
   Князю доложили, что его хочет видеть казачий полковник. Ясновельможный ждать долго себя не заставил и принял Кульбаса с казаками в своем кабинете.
   Войдя в комнату, гости легким поклоном головы приветствовали Потоцкого.
  -- Чем могу служить, панам?- Спросил князь, а про себя подумал: "Нежели у нас получилось? Прямо, как чудо какое-то. Я, кажется, и имя знаю этого чуда - Острожский".
  -- Извините, что я нарушаю обычаи, ясновельможный князь, только время сейчас такое, что многое нарушается. Прошу Вашей помощи и согласия. Я хочу жениться на Инге Вышинской.
   "Все, окунь заглотнул крючок, теперь остается только вытянуть его на берег" - радовался Потоцкий, будучи страстным рыболовом.
  -- Как я могу помочь? Ведь она мне не родственница. Но я всегда приветствую укрепление отношений между поляками и украинцами. Давайте пригласим Ингу с матерью сюда, пусть они сами решают. Я сейчас же пошлю за ними, если это устраивает Ваши Милости.
   Потоцкий хлопнул в ладоши и приказал вошедшему слуге:
  -- Пригласи ко мне Анну и Ингу Вышинских.
   А к казакам обратился: "Придется подождать".
   Через некоторое время дверь в кабинет отворилась, и слуга назвал входящую: "Анна Вышинская". В комнату вошла женщина невысокого роста, лет пятидесяти, одетая в роскошный наряд. Поклонилась князю.
  -- Вот, панна Вышинская, пан полковник просит руки Вашей дочери, и я присоединяюсь к его просьбе, - проговорил Потоцкий.
   Вышинская взглянула на Кульбаса, глаза у нее злобно сверкнули.
  -- Я согласна.
  -- Я бы хотел, чтобы молодая пани тоже высказала свое мнение. У нас так заведено, - пожелал полковник.
  -- Пригласите пани Ингу,- попросил князь, обращаясь к Вышинской.
   Выйдя за дверь, Анна, вплотную подойдя к дочери, прошипела:
  -- Только попробуй отказаться, завтра же будешь в монастыре!
   Инга вошла в кабинет князя. Кульбас, взглянув на нее, сразу понял, что он принял правильное решение о женитьбе. У него внутри появилось чувство дикой юношеской радости, как вчера на балу, когда увидел ее в первый раз.
   Инга стояла бледная с опущенными глазами.
  -- Согласна ли пани выйти замуж за полковника?- продолжал роль свата Потоцкий.
   Девушка посмотрела на Кульбаса и тихо произнесла:
  -- Я согласна.
   Полковник подошел к ней, посмотрел ей в глаза и поцеловал.
  -- Венчаться будем завтра в Святой Софии, - проговорил он.
  -- Ну, что ж, Пани, насколько я знаю, приняла веру отца, а он был православным. Не вижу препятствий. Вот только я, к сожалению, не смогу быть на венчании. Невесте, наверно, нужно идти, приготовиться. Не будем ее задерживать.
  -- Я Завтра утром заеду за тобой,- сказал полковник, вдруг обращаясь к ней на "ты". Среди Запорожцев, обращение на "ты" говорило о доверии и уважении к обращавшемуся.
   Девушка вышла.
  -- Бесконечно благодарен ясновельможному князю за помощь. Может быть, когда-то смогу Вас отблагодарить.
   "Если ты узнаешь, какую помощь я оказал тебе на самом деле, то могу представить, какая будет твоя благодарность", - подумал про себя Потоцкий.
   Инга побежала в свою комнату, упала на кровать и зарыдала. Плакала она не из-за того, что ей жених не понравился. Девушка оценила могучую стать казацкого полковника. От фигуры которого исходила небывалая мощь. Ей понравились его правильные черты лица. Он был с ней одного вероисповедания. Да и о богатстве его ходило немало слухов.
   Плакала она от того, что ее заставили, даже, не спросив для приличия ее мнение, выходить замуж. Гордость и досада душили ее. Сколько она так пролежала, девушка не знала. Только вдруг, перестав плакать, подумала: "Ну и как же я буду завтра выглядеть, если вот так прореву всю ночь, как дура? Нет. Нужно привести себя в порядок. Ведь это моя свадьба. Все равно я ничего изменить не смогу. Лучше замуж, чем в монастырь!".
   Она умылась, переоделась. В дверь постучали. Инга спросила:
  -- Кто там?
  -- Князь Острожский.
   Девушка сама открыла дверь и слегка поклонилась вошедшему. С ясновельможным вошли слуги, которые положили ей на постель роскошное белое свадебное платье, воздушную фату и ювелирные украшения. Инга была в восторге от наряда.
  -- Я хочу сделать, пани, подарок в честь Вашего венчания. Надеюсь, Вы не откажете принять мои скромные дары? Считаю своим долгом сделать это, так как Ваш отец, вечная память ему, доблестный был воин, погиб у меня на службе.
  -- Премного благодарю Вашу милость, я о таком наряде и мечтать не могла.
  -- Ерунда, ерунда,- рассеянно проговорил князь. Он уже собирался уходить, как вдруг остановился и что-то вспомнив, спросил:
  -- Не окажет ли мне, пани, небольшую услугу. Передайте, пожалуйста, маленькую посылочку бывшей моей подопечной панне Марыле. Она замужем за сотником Яворным, который служит у полковника Кульбаса. Марыля сейчас живет в имении Вашего будущего мужа. Ей это будет приятно.
  -- Конечно, с большим удовольствием.
   Инга взяла небольшой сверток из рук князя и положила его рядом с платьем.
  -- Желаю счастья в семейной жизни, пани. И, пожалуйста, почаще пишите Вашей матушке, как вам живется на Украине. Она мне говорила, что так переживает за Вас.
   Князь вышел. А Инга, сев в кресло, задумалась: " Да, переживает. Интересно узнать, сколько ей заплатили за мое замужество? Судя по принесенным подаркам, кто ей заплатил - понятно. А вот, зачем князю это нужно, это вопрос"?
   Рано утром к дворцу князя Потоцкого подъехал эскорт, состоящий из шести саней, запряженных тройками лошадей. Каждая упряжка была покрыта роскошными коврами. В головные сани были впряжены лошади белого цвета, а в остальных - гнедые. Полковник Кульбас вышел из первой тройки и отправился к центральному входу в замок. Казаки остались ждать его возвращения. На полковнике был красного цвета жупан, расшитый золотыми галунами, синего цвета атласные шаровары, сорочка - вышиванка и черные хромовые сапоги. Он шел не спеша, держа в руке соболиную шапку.
   Дверь главного входа отворилась, и на крыльцо вышла Инга в серебристо-белом наряде невесты. На ярком солнце платье переливалось яркими искорками, создавая впечатление, как будто солнечные зайчики специально собрались со всего Киева, чтобы попрыгать на нем.
   Кульбас, взглянув на невесту, подумал: "Что там ясновельможные княгини! Вот принцесса, так принцесса! "
   Он взял ее за руку и бережно повел к саням. Гости последовали за ними. Рассевшись, вся вереница упряжек двинулась одновременно, как по команде. Ехали быстро, подстегивая лошадей. Вдруг кто-то один из казаков запел:
  
   Їхали козаки із Дону додому
   Підманули Галю, забрали с собою.
   (и остальные подхватили)
   Ой, ти Галю, Галю молодая
   Краще тобі буде, ніж у рідной мами
  
   Инга слушала песню и думала:
   - Не знаю, будет ли мне лучше, чем у родной мамы, но хуже не будет- точно!
   Возле святой Софии собралось множество народа. Все хотели увидеть прославленного полковника и его невесту. Подъехавший свадебный кортеж, остановился у входа в собор. Жених с невестой вышли из саней. Казаки, стоявшие в толпе, закричали:
   - Слава полковнику Кульбасу! Слава Украине!
   Митрополит Киевский был болен и поручил провести обряд венчания настоятелю Печерского монастыря отцу Сергию. Полковник был рад такому решению. Из всех священников он с уважением относился только к монахам и к казацким святым отцам, считая, только их, истинно служащих Богу.
   Войдя в собор "молодые" остановились, сдерживая движение всей церемонии. Три раза перекрестились по православному обычаю, и пошли вперед к алтарю.
   Священник начал обряд. Он долго читал что-то на старославянском языке. Периодически его слова повторял хор. Позади молодых стояли бояре, держа венцы над головами жениха и невесты.
   Кульбас не понимал ни одного слова из прочитанного отцом Сергием. Он рассматривал картины на стенах собора. Ранее, бывая в Софии, он всегда поражался красоте фресок, изображенных на стенах. Эпизоды из жизни Иисуса Христа и его апостолов были написаны до того жизненно, что казалось нарисованные герои вот-вот оживут и сойдут со стен. На потолке центрального купола Спаситель смотрел проницательным взглядом, вместе с тем, как бы сожалеющем о грехах, творимых людьми на земле.
   "Да, маляр, который нарисовал это, очевидно, истинно в Бога веровал",- подумал Кульбас. Он услышал, что к нему обращается отец настоятель:
  -- Берешь ли ты, раб Божий Григорий, себе в жены рабу Божью Ингу? Обещаешь ли любить ее, защищать и беречь, заменив ей отца и мать?
  -- Да, - ответил жених.
  -- Берешь ли ты, раба Божья Инга, себе мужем раба Божьего Григория? Обещаешь ли любить его, повиноваться ему во всем, как отцу и матери своим?
  -- Да, - сказала невеста.
  -- Нарекаю Вас мужем и женой. Оденьте друг другу кольца в знак Вашего супружества и поцелуйтесь.
   Дружно и радостно зазвучали колокола собора. Молодые вышли на крыльцо, и направились к саням. По дороге, шедшие сзади гости, бросали в толпу деньги и зерна пшеницы.
   Свадебный пир проходил в доме, некогда принадлежащему самому Кульбасу, который, он продал знакомому полковнику Очерету. Покупатель смог отдать только половину положенной суммы. Кульбас согласился ждать. А вчера он пришел к Очерету и сказал:
  -- Я завтра женюсь. Оплати все расходы по свадьбе и предоставь дом для пира и ночлега гостей. И мы с тобой в расчете.
  -- Но ведь это гораздо меньше, чем я тебе должен. Это не по-товарищески будет с моей стороны.
  -- Почему не по-товарищески? Ведь я сам тебе это предложил!
   Молодые сидели в центре стола. Ели они мало и почти не пили вина. Только часто поднимались, отвечая поклоном на поздравления гостей. Ближе к ночи их проводили в опочивальню. Оставшись вдвоем, они стояли и молча, смотрели друг на друга. Инга сняла фату, и положили ее на постель. Кульбас подошел к ней и поцеловал в губы. Она стояла, не двигаясь, но на поцелуй не ответила.
  -- Я, что тебе совсем не нравлюсь? - спросил он.
  -- Это все происходит очень быстро, я так не могу.
  -- То, что я тебя полюбил - это мое счастье, а не твоя беда! Я не хочу, чтобы мое счастье стало твоим горем. Я буду ждать. Завтра утром уезжаем,- сказал Кульбас и вышел. Идя по коридору, он думал: "А может хорошо, что она себя так ведет? Чтобы о ней можно было подумать, если бы она с малознакомым мужчиной согласилась сразу на все?"
   Рано утром, только рассвело, казаки оседлали коней и хотели приготовить сани для жены полковника, но тут дверь в доме открылась, и на крыльце появилась Инга. Полковник даже не сразу ее узнал. Она была одета в короткий лисий полушубок, коричневые кожаные штаны, плотно облегавшие стройные ноги, и такого же цвета хромовые сапожки. Казацкая шапка из серебристого каракуля была надвинута до бровей. Казачок, да и только! Если бы не округлые формы изящной женской фигуры, можно было бы подумать, что перед Запорожцами стоит молодой парень.
  -- Ну и ну! - единственное, что смог выговорить Кульбас.
  -- Я поеду верхом, сани мне не нужны, - повелительным тоном сказала Инга.
  -- Путь неблизкий,- пытался отговорить ее муж.
  -- Я с пяти лет уже в седле. Отец меня обучал. Говорил, что в настоящее время, женщине не помешает уметь стрелять и на саблях биться.
  -- Неужели панна владеет оружием?
  -- Можете убедиться,- ответила Инга.
   Она взяла у казака пистолет, прицелившись, выстрелила. Сидящая на дереве ворона, упала на снег, окрасивши его в красный цвет.
   Казаки переглянулись. Один из них, даже почесал затылок.
   " Вот так дивчына! - подумал Кульбас,- правильно сделал, что взял ее в жены".
  -- Садись! - дал команду полковник и, перекрестившись, вскочил на коня.
   Отряд двинулся в путь, который занял десять дней. По дороге казаки останавливались на ночлег в попутных хуторах. Полковника знали на Украине, как славного атамана, поэтому принимали везде с радостью. Приключений не было, за исключением того, что остановившись на хуторе у Перекопченко, который располагается недалеко от имения полковника, утром пропал один казак. Не найдя его, двинулись дальше, посчитав, что он поехал вперед, чтобы предупредить о возвращении полковника с молодой женой.
   Приехав домой, полковник приказал устроить пир в честь его женитьбы. Узнав, что пропавший казак не появлялся, на завтра приказал начать его поиски в степи.
   " Неужели волки постарались?"- подумал Кульбас.
   На пир собрались сотники из полка и казаки с его имения, которые уже давно жили, как свободные люди, но предпочитали быть поближе к своему атаману, чтобы в случае необходимости, быстро собраться в войско.
   Во время пира все веселились, пели песни, танцевали. Достали бочку стоялого меда, который явно поднимал настроение казакам.
  -- Я слышала, что жена сотника Яворного полячка?- спросила Инга у мужа, - покажи мне ее.
  -- А, Марыля. Вон та чернявая жинка, - указал полковник, - а зачем она тебе?
  -- Хочу познакомиться с землячкой.
   Инга встала, подошла к жене Яворного и сказала что-то ей на ухо. Та, посмотрев на нее, поднялась и пошла вслед за Ингой. Войдя в другую комнату, Инга повернулась к женщине и произнесла:
  -- Вам привет и посылка от князя Острожского.
  -- Вы знаете князя? Как он себя чувствует?
  -- Его вельможность жив и здоров, - ответила Инга и отдала посылку.
   Когда она передавала сверток, то увидела большой шрам на правой ладони у нее.
  -- Какой страшный шрам. Откуда он у Вас?
  -- Ножом порезала, когда обед готовила, - ответила жена сотника.
   Женщины вернулись к гостям.
   Глубокой ночью все разошлись. Но еще долго были слышны песни заблудившихся гуляк.
   Инга сидела на постели в рубашке и расчесывала свои золотистые волосы. Вошел Кульбас, что-то взял на комоде и хотел выйти, но она остановила его вопросом:
  -- Я теперь всегда буду спать одна без мужа? Интересно, как скоро обо мне пойдут разговоры в селе?
   Полковник подошел к ней. Обнял и поцеловал в губы. Девушка ответила на его поцелуй. Он начал сам раздеваться. Инга смотрела с интересом на его могучее мускулистое тело. Она еще никогда не видела столько шрамов на теле.
   "Да, видать, правду говорят, что он - один из самых славных воинов на Украине", - подумала Инга.
   Кульбас лег рядом с женой. Она обняла его, и они наконец-то стали единым целым, как и положено мужу и жене.
  
   10. Могила вурдалака.
   Войдя в хату Коцюбы, Игнат увидел свет, падающий из-за шторы, которая закрывала вход в комнату старого казака. Дед Петро не спал.
   - А вернулся, казаче! Ну как съездил? Было ли что интересное?
   - Да уж было кое-что, - ответил Игнат, - Хочу спросить, не знаете ли Вы историю про казака, который убил своего товарища, чтобы выменять его кровь на золото у сатаны?
   Старик помолчал, посмотрел на хлопца и ответил с неохотой:
   - Убитый товарищ того выродка был моим дедом.
  -- Воистину неисповедимы пути Господни. Если можете, расскажите эту историю.
  -- А что же тебе рассказать, если ты и так все сам знаешь? Да и тяжело мне такое рассказывать.
  -- Извините, что надоедаю Вам, но знахарь сказал, что, если не вернуть душу упыря Господу, то полковник не выздоровеет.
  -- И как же я могу тебе помочь?
  -- Может, вы знаете, где найти могилу упыря?
  -- На кладбище его не хоронили. Да и не похороны то были вообще. Меня тогда и на свете не было, а отец не рассказывал. Знаю только, что закопали этого нехристя, хуже собаки, и камень сверху положили. А где это было, не знаю. Но приметил я в Ведьмином яру один камень, его еще называют чертов. Может быть, это он и есть?
  -- А где этот яр? Покажете мне завтра?
  -- Показать не покажу, а как его найти, расскажу. Наши люди обходят это место десятой дорогой. Кто в него попадает, то с ним обязательно какое-нибудь несчастье случается.
   На улице уже светало. Пропели первые петухи. Игнат внимательно слушал деда Петра, стараясь, не пропустить ни одного слова.
  -- Дорога из села уходит вправо и тянется через степь, а слева от дороги начинается роща. Так вот, если дождаться захода солнца, то в месте поворота дороги, у начала рощи можно увидеть тропинку, петляющую между деревьями. По этой дорожке можно выйти к оврагу, там и начинается Ведьмин яр. Тропинка сильно заросла, но отыскать можно. Солнце ее покажет, только тогда уж не зевай, заприметь сразу, в темноте - не найдешь.
  -- Спасибо, диду. Постараюсь найти.
  -- Эх, парень! Подумай хорошенько. Стоит ли тебе ввязываться в это дело. Тут жизнью поплатиться можно.
  -- Ой, Петр Опанасович! А вы думаете, что я в сражениях в игры играю? Казаку со смертью всю жизнь тягаться приходится.
  -- Ну как знаешь. Помоги тебе Бог.
   Игнат пошел в комнату к Степану. Тот мирно спал, тихо посапывая. Головань снял саблю и когда клал ее, она ударилась об лавку. Колода по привычке подскочил, выхватив пистолет из-под кожуха, на котором лежал.
  -- Кто здесь? А это ты, Игнат. Когда приехал? Удачно съездил?
  -- Нормально. Мне надо немного поспать. Сегодня у нас с тобой будет много дел. Потом все расскажу.
   Головань лег спать на топчан и сразу уснул. Степан пару раз зевнул и тоже решил, что вставать ему еще рано. Проснулись казаки, когда солнце было уже высоко. Оделись, вышли во двор. Умывались из ведра, по очереди сливая, друг другу воду. Брызгались, смеялись.
   В хате стоял незатейливый завтрак: сало, хлеб, лук и молоко. Быстро перекусили и, выйдя на улицу, сели на лавку возле хаты.
  -- Ну, что проследил за панной?- первым спросил Игнат.
  -- Проследил. Только не знаю, как и рассказывать про это.
  -- Ну, говори как есть. Не мотай душу.
  -- Да.... Вот... Я и говорю.... Вот...
  -- Ну, что ты тянешь жилы. Говори толком.
  -- Ей Богу, я не виноват, Игнат. Она сама все это... Я тут ни причем.
   У Голованя похолодело все внутри.
  -- Что она? Ты про Ингу говоришь? Что она еще сделала?
  -- Что значит еще? Я только про одно знаю.
  -- Так, все. Мое терпение кончилось. Или ты сейчас все толком расскажешь, или я за себя не ручаюсь.
  -- Все, все. Рассказываю. Пошел я за ней следить. За весь день панна только к жене сотника и сходила, а так остальное время дома сидела. А вот вечером...
  -- Ты опять за свое?
  -- Нет, нет. Продолжаю: уже стемнело. Я сижу в засаде, притаился. Смотрю, выходит Инга и айда через огороды к реке. Иду за ней. Подошла она к заводи и остановилась у воды. Я затаился за кустами и не дышу почти. Ну, думаю, что-то сейчас будет. Не просто же она по ночам к реке ходит. Вдруг пана сбросила платье и бультых в воду. Я, аж, обомлел.
  -- Как разделась? Совсем?
  -- Конечно, совсем. Ну, скажу тебе, в жизни еще такой красивой бабы не видел. Думал, с ума сойду. Выйти нельзя, и к ней нельзя. Сам понимаешь, что может быть, если она меня увидит. Горя не оберешься. Иди потом объясняйся, зачем я за голой женой полковника подглядывал. Ужас!
  -- Так ты все время на нее смотрел, пока она там голая бегала по берегу?
  -- Да не бегала она, а купалась. Я же тебе рассказываю.
  -- Рассказываю, рассказываю. Что еще там было?
  -- Ничего, Богом клянусь. Она вышла, оделась и пошла. Я тоже поплелся домой. Вот и все. Только знаешь, я потом всю ночь не мог заснуть. Все о панночке думал.
  -- Я представляю себе. Заснуть он не мог. Еще бы, - сказал Игнат, а про себя подумал: "Ну, Инга дает. Везде успевает показаться во всей своей красе. Нарочно она это делает, что ли?"
  -- А что ты узнал у знахаря?
  -- Об этом потом. Нам сегодня нужно встретиться с панной и найти могилу упыря.
  -- Того, что у Перекопченко убили? Так у него можно и спросить, чего искать?
  -- Нет, не того, а другого.
  -- А сколько же их здесь?
  -- Я знаю еще об одном. Знахарь рассказал. Уже полдень. Нужно увидеть Ингу. Она должна была сделать кое-что.
  -- Так ты же говорил, что она ведьма.
  -- Ошибался я. Ведьма-жена сотника Яворного.
   Степан даже рот открыл от удивления.
  -- Когда же ты все это успел узнать?
  -- Так я же делом занимаюсь, а не за голыми девками подглядываю.
   Степан опустил голову и молчал.
  -- Ладно, не обижайся, я пошутил. Ты все сделал правильно, молодец.
  -- А когда мы пойдем к панне Инге? - спросил, оживляясь, Колода.
  -- Послушай! Все, что ты видел ночью на речке, забудь и никому не рассказывай. Ишь, как ты оживился.
  -- Так я же только по делу хотел...
  -- Все. К Инге я пойду сам, понял?
  -- Понял.
   Игнат встал и пошел к калитке, у выхода из двора обернулся и сказал:
   - Жди меня здесь, я скоро вернусь.
   Перед домом полковника, как всегда было оживленно. Женщины занимались хозяйством, а казаки - серьезными мужскими делами: сидели за столом под вишней и разговаривали.
  -- Добрый день, товариство, дай Бог Вам здоровья, - поприветствовал их Игнат, - а полковник дома?
  -- В хате, а где же ему быть?
   Головань пошел в дом. Украинские хаты строились так, что даже в сильную жару, внутри всегда было прохладно. Войдя в дом, Игнат почувствовал облегчение после уличного зноя. Инга, увидев его входящим в комнату, подозвала кивком головы. Полковника нигде не было видно.
  -- Я была утром у жены сотника Яворного. Поговорили о наших общих знакомых, о женских делах. А невзначай, я ей сказала, что мой муж себя чувствует лучше. Может скоро совсем поправится. Марыля при этих словах побледнела, но вида не подала, что это ее касается. Только пожелала ему скорейшего выздоровления. Лживая змея. Ну, ничего, я ей покажу, как чужих мужей травить.
  -- Ты не очень-то усердствуй. Если все, что мы думаем правда и жена сотника - ведьма, то после того, что ты ей сообщила, она точно захочет что-то предпринять. Скорее всего, Марыля попытается еще раз, отравить полковника. А для этого ей понадобиться встреча с упырем. Нужно за ней следить. Я и Степан, сегодня вечером, пойдем искать могилу нечестивца. А ты будешь следить за ведьмой. Мы постараемся к тебе присоединиться. Вот видишь, все складывается, как ты хотела. Только прошу, Инга, осторожно. Если мы не успеем, вернуться, сама ничего не предпринимай. Посмотри, куда она пойдет и все, - с тревогой в голосе сказал Игнат.
  -- Ты переживаешь за меня или боишься, что я могу что-то испортить?
  -- А ты как сама думаешь?- спросил он и нежно посмотрел на Ингу.
   Девушка опустила глаза и ответила:
  -- Ладно, иди, а то вдруг кто-нибудь войдет. Я сделаю все, как ты сказал. Не волнуйся.
   Когда Игнат вернулся в хату деда Петра, Степан уже ждал его. Он оседлал лошадей и чистил оружие за столом.
  -- Этот пистолет нам мало, чем поможет против упыря. Знахарь мне дал то, что может его остановить.
   Головань достал из своих вещей флягу.
  -- Это вода из святого источника. Еще нужно сделать деревянный кол, крест и окропить их. Только этим можно убить вурдалака, ударив его в сердце.
  -- Ничего. Это оружие тоже пригодится. Нужно же будет его как-то отвлечь, чтобы подобраться к нему.
  -- Степан, это дело очень опасное. А я даже не спросил: хочешь ли ты рисковать своей жизнью? Приказывать тебе я не могу, мы же не в бою.
  -- Вот ты, умный казак, Головань, но, иногда, такое скажешь. Считай, что я не слышал твоих последних слов. Или ты меня обидеть хочешь?
   Игнат обнял своего друга.
  -- Ладно, извини. Пора ехать.
   Казаки вскочили в седла и тронулись в путь. Выехав за калитку, они увидели деда Петра, шедшего им навстречу. В одной руке он нес рыбацкую сеть, а в другой - рыбу, нанизанную на веревку.
  -- Возвращайтесь быстрее хлопцы, а я Вам уху сварю.
   Друзья двинулись дальше. Старик посмотрел им вслед и перекрестил их.
  
   11. Встреча нечисти
  
   На выезде из села, дорога резко поворачивала вправо, а слева, как и говорил дед, начиналась роща. Солнце уже приближалось к горизонту, лишь узкая полоска розового неба отделяла его от земли.
  -- Ну, что же, кажется, мы не опоздали. Теперь будем ждать захода солнца, сказал Игнат.
   Казаки спешились, стреножили коней и отпустили их в степь. Как ни присматривался Головань, но не смог увидеть никакой тропинки. Деревья густо росли, вплотную прикасаясь ветками друг к другу. Как будто хотели взяться за руки, как в хороводе в "Ночь на Ивана Купала". Внимательно всматривался Игнат в лес, стоя спиной к повороту дороги. Но, как только солнце коснулось горизонта своим нижним краем, Головань ясно различил тропинку, проходящую между деревьями. "Вот так диво, как же я ее раньше не видел?"- удивился Игнат. Он дернул за рукав скучающего Степана и сказал:
  -- Иди за мной и не отставай!
   Хлопцы быстро зашагали по лесу. В роще уже было тихо. Птицы замолчали, готовясь к ночи.
   Зверье забилось по норам, отдыхая от своих дневных хлопот. Воздух как будто замер, боясь пошевелиться. Наступившая тишина пугала своим спокойствием.
  -- Странный какой-то лес, - проговорил Степан,- я вообще не люблю такую тишь, после нее громкая беда бывает.
   Игнат, молча, продолжал идти вперед. Тропа постоянно петляла, казалось, специально запутывала казаков. Вдруг тропинка резко пошла вниз. Лес стал редеть. И скоро друзья шли довольно широким оврагом. Вдали показался какой-то холм. Подойдя ближе, хлопцы увидели, что на этом холме лежит плоский камень внушительных размеров. На черной гранитной плите было написано: "Не трогай камень. Не ты его сюда положил".
   "Ну, что же, я и не собирался его трогать. Мы сюда по другому делу пришли",- подумал Игнат.
  -- А вот ты бы мог отодвинуть этот камень? - спросил Степан.
  -- Мог бы.
  -- А вот, скажем тот, что лежит у нас на Сичи возле дорожного креста? - не отставал Колода.
  -- Мог бы и тот!
  -- А тот, что лежит...
  -- Степан! Замолчи, пожалуйста. Не до этого сейчас.
   Игнат достал флягу с водой из святого источника и немного налил на камень. В то же мгновение невероятной силы стон вырвался из-под земли. Казаки присели от неожиданности. Поднялся ветер такой силы, что деревья наклонились к земле. Вода, вылитая на камень, пенилась и шипела.
  -- Игнатушка, может нам лучше уйти отсюда? - взмолился Степан.
   Головань рванул по тропинке назад, к выходу из леса. За ним, не отставая, бежал Колода. Они даже не заметили, как оказались у дороги. Остановились и перевели дух.
  -- Да, а знахарь не говорил, что вот так получится.
  -- Я же сказал, что после тишины всегда бывает очень шумно, - проворчал Степан.
  -- Одно теперь ясно, где могила упыря, мы теперь точно знаем. Здесь мы ему и устроим засаду.
  -- Хорошо бы, чтобы не наоборот получилось, - высказал свое мнение Колода.
  -- Ну, ловим коней и быстро скачем к Инге. Хотелось бы посмотреть, крепкие ли нервы у ведьмы. Побежит ли она за помощью к сатане или будет выжидать?
   Казаки вскочили в седла и помчались в село. Немного не доезжая сотниковой хаты, они спешились и, крадучись, подобрались к условленному месту, где их ждала Инга. Уже совсем стемнело. Луна в форме полумесяца повисла на небе, ярко освещая подворье сотника.
  -- А говорят, что нечистая сила только при полном месяце свои козни творит, - проговорил Степан.
  -- А вот мы сейчас это и проверим,- ответил Игнат.
   Инга посмотрела на казаков и приложила палец к губам, давая им понять, чтобы они молчали. Свет в окнах погас. Никто из хаты не выходил. Прошел еще час. Игнат и Степан чувствовали, что сон начинает их одолевать. Сегодняшнее приключение в лесу основательно их вымотало. Вдруг Инга тронула Игната за рукав и пальцем указала на крыльцо у хаты. Они увидели на пороге женскую фигуру- это была ведьма. Когда она вышла, не понятно, даже дверь в доме не скрипнула.
   " Ну и глаза у Инги, - подумал Головань, - это же надо, как она ее увидела? Точно кошка, как есть кошка!"
   Марыля, как тень, бесшумно проскользнула через двор и пошла по полю к лесу. Казаки с Ингой следовали за ней на большом расстоянии, опасаясь того, что ведьма их увидит или услышит их шаги.
  -- Если она войдет в лес, мы можем ее потерять,- забеспокоился Степан.
  -- Не потеряем. Инга ее увидит, - успокоил его Игнат.
   Жена сотника вошла в лес. Преследователи побежали через поле изо всех сил. Оказавшись на том месте, где Марыля повернула в рощу, они остановились, отдышались и осторожно, стараясь не создавать шума, двинулись вглубь леса.
  -- Вот она там, правее от нас, - указала жестом панна направление, куда пошла ведьма.
   По лесу продвигвлись около часа. Впереди показалась опушка. Марыля вышла на середину лужайки. Казаки с Ингой залегли за кустами у края рощи. Поляна была залита лунным светом. Можно было разглядеть до мельчайших подробностей все, что делала женщина. Ведьма начала раздеваться.
   "Везет же мне не такие дела"!- подумал про себя Степан.
   Обнажившись, она замерла, только было видно, что дыхание у нее становилось глубоким и частым. Ее красивая упругая грудь приподнималась и опускалась с каждым вздохом все быстрее и быстрее. Черные пышные волосы рассыпались по плечам, переливаясь серебристыми искорками. Ведьма опустилась на колени, наклонилась и взяла в руки флакон, находившийся у неё в одежде. Она вылила содержимое себе на лицо, окрасившее его в красный цвет. Вдруг Марыля резко поднялась, расставила широко ноги, бедра ее напряглись, а по всему телу начала бить дрожь. Она подняла к небу руки и произнесла заклинание:
  -- Князь тьмы и повелитель ночи, сатана, услышь меня. Я прошу твоей помощи. Заклинаю тебя кровью людской, которую приношу тебе в жертву! - она вылила жидкость, оставшуюся во флаконе, на землю, после чего продолжала.- Прошу, пришли мне слугу твоего упыря Ртепа, услышь меня, исполни мою просьбу.
   По лесу пронесся порыв ветра. Зашумела листва. Небо затянулось тучами. Со всех сторон послышался визг и волчий вой. Ударила молния и на поляне появилась приземистого роста человеческая фигура. Его трудно было назвать человеком. Казалось, что он вылез из-под земли. Одежда на нем свисала клочьями. Лохмотья, в которые он был одет - перепачканы грязью. Лицо темно-серого цвета было покрыто струбцинами и кровоточащими язвами. Глазницы ввалились и светились красными огнями. Волосы, слипшиеся от земли, космами свисали до пояса.
  -- Зачем ты опять меня беспокоишь? Ты же знаешь, мне тяжело приходить, когда нет полной луны.
  -- Я не могла ждать. Мне снова нужно зелье, чтобы отравить полковника Кульбаса.
  -- Я уже давал тебе его. Полковник должен был умереть.
  -- Он выздоравливает.
  -- Ты это точно знаешь? Этого не может быть!
  -- Точно, не точно, мне некогда проверять. В этот раз, добавь в зелье свою кровь. После такого напитка полковнику уже ничто не поможет.
  -- Ты уже два раза приказывала мне, у тебя остался только один раз.
  -- Это не я тебя посылала на хутор Перекопченко убивать Кульбаса. Где ты, кстати, спутал его с молодым казаком.
  -- Я плохо вижу. Люди, когда убивали мое тело, выкололи мне глаза. Я принесу тебе зелье, о котором ты говоришь, через две ночи. У тебя появились враги. Сегодня кто-то беспокоил мою могилу!
  -- О том, что я ведьма, в этих краях, знает только Перекопченко. Неужели этот казак опять пытается помешать мне? Но он уже старый для таких дел. Ладно, я подумаю над тем, что ты сказал. Можешь уходить. Через два дня я буду ждать тебя здесь же, когда взойдет вторая звезда.
   Вурдалак растворился в воздухе, как рассеивается утренний туман над рекой после восхода солнца. Ветер в лесу ослаб. Наступила такая тишина, что было слышно, как стучит пульс в висках. Ведьма устало присела на землю и медленно начала одеваться.
  -- Пора уходить, здесь уже ничего интересного не будет,- произнес Степан и тронул Игната за плечо.
  -- Да, ты прав, - поддержала Инга.
   Они подождали, пока Марыля уйдет на безопасное расстояние, и тоже двинулись домой.
  
   12. Вещие сны
  
   Проводив Панну к ее дому, хлопцы пошли к хате Коцюбы. Услышав, что кто-то вошел, старый казак проснулся и зажег свечку.
  -- А хлопцы! Слава Богу, живы. Ну, что удалось отыскать проклятую могилу?
  -- Не только могилу нашли, но и ее хозяина повидать удалось.
   У старика глаза округлились от удивления
  -- Как это удалось увидеть хозяина? Вы, что могилу раскопали?
  -- Нет, ее хозяин сам из нее выходит, когда его ведьма зовет. Это он ей дал отравленное зелье для полковника. Вот только имя у него странное - Ртеп?
  -- В мире, где правит дьявол все не так, как в Божьем. У Господа свет, а у сатаны - тьма. Вот и имена, там обратные нашим. Этот упырь при человеческой жизни был моим тезкой, звали его Петр. Когда он душу свою продал дьяволу, имя его и стало - Ртеп, что означает Петр, только наоборот. И что же вы дальше делать собираетесь?
  -- Как что? Вы же обещали угостить нас ухой, рыбку пожарить, когда вернемся?- спросил Игнат, улыбаясь.
  -- Да уж, точно. Жизнь остановится для нас, когда умрем. А сейчас давайте ужинать. Или уже завтракать?
   На улице светало. День сменял ночь, как меняются постовые в дозоре в определенное время. Только этот караул не имеет ни начала, ни конца вот уже миллионы лет.
   Караси, пожаренные дедом Петром, показались хлопцам такими вкусными, что они съели их всех и сковородку вымакали хлебом досуха.
  -- Вот так и я, бывало, в молодости, сколько ни положи в тарелку, все съем! - вспомнил Петр Коцюба.
   Хлопцы, позавтракав, поблагодарили деда:
   - Спасибо Петр Опанасович. Ох, и вкусных Вы карасей жарите. Наверно какой-то рецепт знаете?
   Казаки пошли отдыхать. Сегодня у них еще были дела. Нужно было изготовить деревянный крест и кол, как учил знахарь.
   Инга, вернувшись, домой сразу разделась и легла в постель. После того, как заболел муж, они спали в разных комнатах. Так что она даже не знала, заметил ли он ее отсутствие или нет. Полковник эти месяцы почти не разговаривал с ней. Все время был в доме и на улицу не выходил. Инга лежала, а сон не шел к ней, мысли в голове путались друг за друга: "Игнат совсем не обращает на меня внимание. Наверно, я ему не нравлюсь. Но, как бы то ни было, а я сделаю все возможное, чтобы мужу помочь выздороветь. А там будь, что будет!"
   Глаза у нее закрылись, и она унеслась воспоминаниями в детство. Увидела отца, который что-то говорил и улыбался. Картины прошлого закружились. Инга заснула.
   Хлопцы сразу погрузились в сон, как только их головы коснулись подушек. Вдруг Игнат услышал, что кто-то его тихо зовет. Он встал, вокруг было комната, в которой они спали. На топчане, мирно посапывая, лежал Степан, а рядом с ним он увидел себя.
  -- Как это может быть? - Подумал Головань,- как я могу видеть самого себя?
   Вдруг одна стена в комнате исчезла и, появившийся яркий свет, стал притягивать Игната. Он полетел к нему. Под собой казак видел лес, реку, в которой отражались звезды. Потом под ним развернулась бескрайняя степь. Чувство радости и легкости заполняло его. Вдруг Игнат понял, что он умеет летать.
  -- Как же я раньше не знал об этом? - подумал казак. -Ведь это, оказывается, так просто.
   Впереди показался высокий курган. Подлетев ближе, Игнат увидел человека, стоящего на вершине холма. Невозможно было разглядеть его лицо. Как будто тень покрывала всю его фигуру. Казак остановился в нескольких шагах от странного человека.
  -- Зачем ты беспокоишь меня? - спросил незнакомец.
  -- "Кто это?" - подумал Игнат.
  -- Ты приходил ко мне на могилу,- холодящим душу голосом произнес неизвестный.
  -- "Да это упырь", - понял казак. - Ты должен ответить за то, что отравил полковника Кульбаса.
  -- Не я его травил, а ведьма Марыля. Я только дал ей зелье.
  -- Ну да. И ты не знал, зачем ей яд?
  -- Мало ли о чем я знаю. Это не значит, что я должен отвечать за поступки других.
  -- Не надо было давать отраву Марыле. Ты ведь опять готовишь зелье, чтобы снова отравить полковника. Вы, нечистая сила, делаете только зло для людей. Не ты ли убил своего товарища ради золота?
  -- Люди сами делают зло ближнему своему. Когда я убил своего друга, я тогда был человеком, а не нечистой силой. Сатана дал мне золото по моей просьбе. Он не заставлял убивать товарища. Я сам согласился на его условие. Так, что не дьявол творит зло, а люди.
  -- Ну да. А условия, которые предлагает сатана, не зло? Они праведные?Если человек соглашается на условия дьявола, значит, он становится слугой сатаны. И с этого момента нечистая сила будет им управлять. Так что, отвечать за свои дела придется и человеку, и сатане, который спокусил его.
   Игнат проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо. Он открыл глаза. Перед ним стоял Степан.
  -- Ты все время стонал и разговаривал. Я подумал, что с тобой что-то случилось.
  -- Да так, сон странный привиделся, - ответил Игнат. - Ну, пошли готовиться к встрече с упырем.
   Головань достал свою саблю, вынул ее из ножен и провел пальцем по лезвию. Клинок был таким острым, что можно было бриться.
  -- А, из какого дерева будем делать кол и крест? - поинтересовался Степан.
  -- Я, думаю, из нашего казацкого - калины. Я видел, растет одна там, у поворота дороги, где мы в лес въезжали. Помнишь?
  -- Жалко такую красоту на эту погань губить.
  -- Мы не на погань, а на святое дело. Поможем людям от нечистой силы избавиться, - ответил Игнат.
   Казаки вышли на улицу. Солнце уже было высоко. Они оседлали коней и не спеша выехали со двора. Проезжая через село, хлопцы ни с кем не встретились. Летний зной заставлял жителей прятаться по домам. Выехав за околицу, казаки спешились и пошли к лесу. У самого края рощи росла молодая калина. Подойдя к дереву, Игнат достал саблю. Погладил ствол рукой, тихо сказал:
  -- Извини меня, что гублю тебя. Но не для потехи это делаю, для богоугодного дела беру грех на душу.
   Размахнувшись, он срубил калину одним ударом.
  -- Да, наградил тебя Бог силой, ничего не скажешь, - восторженно произнес Степан.
   Головань обтесал ветки со ствола и разделил его на три части. Взял самую толстую и затесал острие. На двух оставшихся посредине сделал выемки и, приложив их друг другу, плотно связал веревкой. Получился крест.
  -- Ну, вот и все готово. Можно возвращаться назад. Осталось только их святой водой окропить. Но это уже завтра сделаем, - задумчиво произнес Игнат.
   Хлопцы вернулись домой. Поужинали и пораньше легли спать. Нужно было хорошо отдохнуть перед завтрашней ночью.
  -- Надо хорошо выспаться. В эти дни мы почти не спали, а завтра силы понадобятся. Да, и на свежую голову нужно обдумать, как действовать будем. Ладно, это все завтра.
   Инга ходила по дому, не находя себе места.
  -- Как же они собираются с упырем справиться? Это тебе не с татарами биться. Его просто так саблей не зарубишь, и с пистоля не застрелишь. Может пойти и отговорить Игната? Только это, вряд ли, получиться сделать. Не такой он человек, чтобы страх мог ему помешать совершить задуманное, - размышляла она.
   Уставшая за день от переживаний, девушка зашла в свою комнату и легла на постель, не раздеваясь. Свернувшись калачиком, обхватила колени руками и заснула. Вдруг она увидела, что стоит в степи. Вокруг тихо шумит ковыль, перекатываясь волнами. Ярко светит солнце. Внезапно набежали черные тучи и закрыли все небо. Появился всадник с мечом в руке и остановился, как будто ждал кого-то. Невозможно было разглядеть его лицо. Земля перед ним расступилась, и появился огромных размеров змей, покрытый черной чешуей. Сверкая красными глазами, он набросился на всадника. Завязалась битва. При ударах сабли от чешуи сатанинского создания летели искры. Меч не мог разрубить железный панцирь. Змей обвил человека своим телом и стал душить его. Вдруг у казака, вместо сабли появился крест. Он ударил этим крестом гада и тот упал замертво. Всадник повернул голову, и она узнала в нем Игната. Черные тучи рассеялись, и опять засветило солнце. Игнат исчез.
   Инга проснулась. Выглянула в окно, солнце стояло уже над хатами. Наступил новый день.
  -- Да, долго я спала, - подумала девушка.- Нужно встретиться с Игнатом и рассказать ему сон. Может это ему поможет.
   Головань и Колода встали хорошо отдохнувшие. Впервые за последние дни им удалось выспаться. Дед Петро приготовил для них завтрак. Ели молча. Чувствовалось напряжение. Каждый думал о своем, а вслух говорить не хотелось.
  -- А что диду, много рыбы у Вас в реке водится? - спросил Степан.
  -- Да уж, достаточно есть, - задумчиво произнес Коцюба.
  -- А пойдемте завтра ловить карасей?
  -- А почему бы и нет? - ответил старик, - как рассветет, так и двинемся. Я снасти приготовлю.
   Казаки поблагодарили за завтрак. Выйдя во двор, Игнат сказал:
  -- Пошли в церковь. Помолимся Господу. Неизвестно, что сегодня будет.
   Дорога в церковь проходила мимо дома Кульбаса. Возле усадьбы полковника, казаки увидели на крыльце Ингу. Она подозвала их жестом. Приблизившись к ней, хлопцы склонили головы.
  -- Слава Иисусу Христу, - сказала Инга.
  -- Во веки веков слава, - ответили они.
  -- Сон я сегодня видела, - хочу вам рассказать. Инга взглянула на ходивших по двору баб и пригласила казаков в хату.
   В доме панна продолжила рассказ:
  -- Бился ты Игнат со змеем железным. Только сабля его не рубит. И он тебя почти задушил, но ты, взяв в руки крест, убил его.
   Казаки переглянулись.
  -- А знахарь говорил, что деревянным колом его нужно убивать.
  -- Не знаю, я не знахарь. Говорю, что видела. Но может и крест нужно с собой взять?
  -- Да мы его тоже берем, только для других целей. А как полковник себя чувствует?
  -- Лежит, не встает. Совсем плох.
  -- Ладно, пойдем мы. Бог даст, завтра все изменится.
  
   13.Убийство упыря.
  
   Друзья вышли из дома и продолжили свой путь. Церковь в селе была деревянная, явно строили ее с душой, добротно. На трех куполах стояли золоченые кресты. Войдя в главный вход, казаки, остановившись, три раза перекрестились. Иконостас состоял из старинных икон. Изображения святых казались живыми. В церкви было безлюдно.
  -- Вот и хорошо, - подумал Игнат,- никто не помешает с Господом разговаривать.
   Хлопцы, молча, подошли к столику, стоявшему в углу, взяли две свечи, зажгли их и пошли к алтарю. Степан остановился возле иконы Пресвятой Богоматери и, бесшумно шевеля губами, начал молиться, периодически крестясь.
   Игнат загадал: "Если свеча догорит и не погаснет, то Господь меня слышит".
   Головань просил Бога, стоя перед образом Спасителя, чтобы тот простил грех с Ингой, помиловал всех его врагов и помог ему в битве с нечистой силой. Свеча догорела до конца.
   Казаки три раза перекрестились и вышли из церкви.
   Наступал вечер. Солнце клонилось к закату, заливая все вокруг красным светом.
  -- Ну, что ж, пора собираться. До места добраться нужно засветло, - сказал Игнат.
   Он достал кол и крест, освятил их, завернул в кусок льняного полотна и прикрепил к седлу. А флягу со святой водой привязал к поясу. Приехав к дому деда Петра, хлопцы собрали все оружие, что было у них, зарядили пистоли и закрепили у седла.
  -- Действовать будем так, - начал Игнат, - когда упырь выйдет из могилы, мы будем сидеть тихо. Пусть себе идет к ведьме, мы ему мешать не будем. Когда он уйдет, на могилу положим крест, чтобы чертов сын не смог в нее спрятаться по возвращении. Когда он возвратится, тогда я выйду из укрытия и ударю его колом в сердце. От этого он должен Богу душу отдать, так знахарь сказал.
  -- Думаешь, вурдалак будет стоять и ждать, когда ты его колом убивать будешь? - Засомневался Степан.- Его нужно отвлечь. Я выйду и наброшусь на нелюдя, а ты сзади его и ударишь.
  -- Да упырь тебя убьет. Саблей его не достанешь.
  -- А я и не собираюсь с ним драться. Я вурдалака только отвлеку, чтобы ты мог к нему близко подобраться.
  -- Ну ладно, так и сделаем. Только, смотри, не попади ему в лапы.
   Казаки сели на коней и уже выезжали со двора, как их окликнул Петро Коцюба.
   - Вижу, уже собрались. Ну, что же, в бою я Вам не помощник, старый стал. Всю ночь за Вас буду молиться Богу. Возвращайтесь. Мы же завтра на рыбалку собирались. Не забыли?
   Хлопцы поклонились старику и поехали. К повороту дороги, идущей из села, успели как раз, когда солнце коснулось края земли, указывая своими лучами тайную тропинку, ведущую в Ведьмин яр. Доехали до камня без приключений. Осмотрели место. В шагах двадцати от могилы упыря росли густые кусты. Решили там затаиться. Оружие положили рядом с собой. Наступила ночь. В лесу было тихо, как будто все вымерло. На небе звезды выстроились в причудливые узоры. Месяц ярко освещал все вокруг. Когда ночное светилило вышло на середину звездного покрывала, поднялся ветер, послышался скрежет из могилы, как будто кто-то изнутри царапал когтями по камню. Казаки, затаив дыхание, внимательно всматривались в темноту. Камень зашевелился и сдвинулся с места. Земля расступилась, и из нее поднялся мертвец. Упырь постоял мгновение, потянул воздух ноздрями, повертел головой, как будто что-то заподозрил. Потом оторвался от земли и полетел над деревьями.
  -- Ишь ты, чертово племя, я думал, что он нас учуял, - проговорил Степан.
  -- Лежи здесь, я сейчас вернусь, - выпалил Игнат и помчался к могиле.
   Земля сошлась, и плита вернулась в прежнее положение. Головань оставил крест на камне и быстро побежал к месту засады.
  -- Ну, все. Назад он не войдет. Как только появится, действуем, как договорились, - прошептал Игнат.
   Степан сжал в правой руке саблю, а в левую взял пистоль.
   Тем временем, упырь подлетел к поляне, где у него была назначена встреча с ведьмой, опустился на землю. Марыля уже ждала его.
  -- Принес? - спросила она.
  -- Принес, - ответил вурдалак и, достав из-под своих лохмотьев небольшой кувшин, протянул его ведьме.
  -- А твоя кровь?- поинтересовалась Марыля.
   Упырь прокусил себе ладонь и выдавил в кувшин несколько капель черной крови.
  -- Все, больше не приду к тебе, - сказал он ведьме.
   Женщина взяла кувшин и, повернувшись к вурдалаку спиной, пошла к выходу из леса.
  -- Не тебе это решать! - ухмыляясь, подумала она про себя.
   Поднявшись в воздух, упырь полетел к своей могиле. Приблизившись к яру, он опустился на землю. Подошел к камню и остановился перед ним. Плита не отодвинулась. Какая-то сила мешала ему вернуться. Он увидел, что на могиле что-то лежит. Наклонившись, упырь разглядел крест. Прикоснулся, чтобы убрать его, и тут же одернул руку назад от боли.
  -- А, не нравится, чертова сила?- злорадно подумал Степан.- Подожди, это только начало.
   Нелюдь посмотрел вокруг и спросил:
  -- Кто здесь со мной шутки шутить вздумал? Покажись, если не боишься?
   Игнат подтолкнул Степана, - давай, пора!
   Колода вышел из укрытия.
  -- Это еще, кто такой храбрый. Что тебе нужно?
   Сейчас узнаешь!- ответил Степан и, выстрелил в упыря. Потом отскочил в сторону так, чтобы повернувшийся к нему лицом вурдалак, к Игнату оказался спиной. Так и получилось. Только не успел, Колода и саблю поднять, как упырь, оказавшись рядом с ним, невесть каким чудом, схватил казака за горло. Поднял его над землей и стал душить. Дыхание у Степана остановилось, глаза выкатились, казалось, что они сейчас вылезут из глазниц. Язык вывалился изо рта. Казак беспомощно болтал ногами в воздухе, обронивши саблю на землю. Колода чувствовал, что силы и сознание покидают его. Игнат, что есть духу, бежал на помощь другу, чтобы ударить упыря в спину, но споткнулся о могильный камень и рухнул. Кол выпал из руки и отлетел далеко в сторону. Парень никак не мог найти его в темноте. Взглянув на упыря, он увидел, что тот, разинув пасть, собирается укусить Степана. В этот момент, ему на глаза попался крест, лежащий на камне. В голове молнией мелькнула мысль:
  -- Инга говорила, что в её сне я убил змея крестом. Ну, конечно, же! Ведь крест-то деревянный!
   Головань схватил крест и со всей силы ударил им упыря под левую лопатку. Нелюдь тут же разжал руку. Степан упал на землю и начал кашлять, отплевывая кровь с пеной. Упырь весь обмяк и опустился на колени. Прошептал синеющими губами:
  -- Вот я и расплатился за кровь друга. Наконец-то.
   Игнат подбежал к Степану. Тот уже начал приходить в себя. Они вместе оглянулись на упыря. Подняв руки к небу, вурдалак смотрел вверх. Вдруг из его груди, вырвался огненный шар и поднялся над деревьями. Упырь при этом завыл по-волчьи с такой силой, что у казаков зазвенело в ушах, как, будто они оказались под церковным колоколом. Черные тучи на небе расступились, и столб белого света опустился к огненному шару. Через мгновение свет вместе с шаром исчезли. Как будто небо их втянуло в себя.
   Внезапно поднялся ветер такой силы, что начали падать деревья в лесу. Небо опять стало черным. Звезды и месяц погасли. Послышался пронизывающий душу свист, от которого холодело в сердце. Со всех сторон вокруг казаков звучали тяжелые шаги, сотрясающие землю, и лязг железа. Вглядевшись в темноту, хлопцы увидели, что их окружают сотни чудовищ, приближающиеся к ним. Ползущие мерзкие твари со свиными рылами и рогами на головах, протягивали вперед, обросшие черной шерстью лапы, с длинными железными когтями. В воздухе над ними летали упыри с огромными кожаными крыльями и вытянутыми мордами, длинные хвосты которых, то и дело цеплялись за деревья. Из открытых их пастей, усеянных острыми зубами огромных размеров, вытекала пенистая жидкость черного цвета.
  -- Крови, дайте нам их крови, - шипели чудовища.
   Хлопцы стояли спиной друг к другу и усердно крестились, призывая на помощь всех Святых, которых они только знали. Но чудовища продолжали приближаться к ним. Когда до них оставалось несколько метров, Игнат достал флягу со святой водой. Пальцы у него дрожали, он никак не мог вынуть пробку. Взявши себя в руки, он открыл сосуд и окропил себя, Степана и землю вокруг. Не доходя метра до казаков, чудовища остановились, как будто на стену наткнулись. Утыкаясь своими свиными рылами и, царапая железными когтями по невидимой преграде, они не могли ее преодолеть. Летающие вверху упыри, с силой бросались на невидимую стену, но тут же, падали на головы своих собратьев.
   Казаки стояли, молча, ожидая своей судьбы. От увиденного ужаса, силы их покинули. Они даже уже молиться не могли. В голове стоял звон от окружающих их звуков. Страх сковал все их движения. Цвет неба из черного начал меняться на серый. В воздухе почувствовалась утренняя свежесть. Чудовища рассыпались, как будто они были сделаны из пыли.
   Подул приятный утренний ветерок. Небо очистилось. На нем появились тускнеющие звезды. Вся нечисть исчезла, как будто и не было ее. Из-за верхушек деревьев вставало солнце. Первые его лучи осветили поляну. Хлопцы оглянулись по сторонам. Все было тихо и не осталось никаких следов от ночного кошмара. Возле могильного камня лежал труп упыря. Под солнечными лучами тело вурдалака начало зеленеть, а потом растаяло, как лед весной, оставив на земле слизистую лужу. Подойдя к месту, где еще недавно лежал упырь, Игнат остановился, посмотрел на него и сказал:
  -- Ну, что, разбогател от сатанинского золота? Дьявольское богатство, как большой кусок ни в горло, ни в зад не влазит!- плюнул и пошел к могильному камню.
   Надпись на плите исчезла, как будто и не было никогда её.
  -- Степан, ты как себя чувствуешь? Отошел трошки? Идти сможешь?
  -- Смогу. Отсюда я, не то, что смогу идти, я побегу!
  -- Ну ладно. Пошли. Нам еще панну Марылю поблагодарить нужно за ее "добрые" дела, - ухмыльнувшись, сказал Игнат.
  
   14.Сатанинская благодарность.
  
   Всю дорогу домой панна Марыля думала, как бы подлить зелье полковнику. Может предложить мужу, организовать пир по случаю выздоровления Кульбаса? А там она уже не упустит момент. Войдя в хату, ведьма почувствовала какое-то беспокойство и ей, как будто послышался волчий вой. "Наверное, от голода в лесу сиромаха завел свою песню", - подумала Марыля. Когда она ставила кувшин с зельем под свою кровать, ей показалось, что внутри горшка что-то шевельнулось.
   "Устала я за эти дни. Нужно хорошенько выспаться, еще большое дело надо сделать, силы понадобятся", - ведьма накрыла сосуд своим платком и легла спать.
   Ночью ей снился упырь. Он смеялся над ней, и все время повторял одну фразу: "Я же говорил тебе, что ты меня в последний раз вызываешь, а ты не верила!". Спала ведьма плохо. Все время просыпалась, а забываясь, снова видела смеющегося над ней вурдалака. Он спрашивал ее: "Помнишь, как ты посылала меня убить старого казака Перекопченко потому, что он узнал, что ты ведьма и хотел рассказать твоему мужу? А я убил молодого казака, случайно вышедшего на улицу. Эта душа тоже на твоей совести. Я уже за свои дела ответил, скоро и ты ответишь за свои!".
   Марыля проснулась. Чувство тревоги и давящее беспокойство, разрывали ее грешную душу.
   "Что это мне говорил этот ненормальный во сне? Тоже мне "святой". Будет мне еще проповеди читать. На себя бы посмотрел",- думала ведьма. Злость, появившаяся внутри, заменила беспокойство и тревогу. - "Надо перепрятать зелье в другое место, а то еще найдет девка при уборке комнаты"- подумала Марыля и достала кувшин из-под кровати. Ей неудержимо захотелось посмотреть, что там находится. Она сняла платок и заглянула внутрь. Что-то ужалило ее в глаз. Острая боль пронзила все тело. Последнее, что увидела ведьма - была черная небольшая змея, выползшая из сосуда. Гадина заползла ей на грудь и, свернувшись в клубочек, затихла. Все тело Марыли дергалось от судорог. Цвет кожи стал сине-зеленым. Глаза широко раскрылись, изо рта шла кровавая пена. На шум в комнату вбежал сотник Яворной. Он столбенел, увидев ужасающую картину. Ведьма вдруг поняла, что хотел сказать упырь во сне. Посиневшими губами она прошептала: "Я все поняла!". Марыля перестала содрогаться, затихла, широко открытые глаза смотрели на сотника стеклянным взглядом. Увидев змею на груди жены, Яворной схватил саблю, висевшую на стене, сбросил гада на пол и раздавил каблуком своего сапога.
  
   15. Выздоровление Кульбаса.
  
   Игнат со Степаном подъехали в дому Петра Коцюбы, когда утренняя прохлада сменялась полуденным зноем. Старик, как будто поджидая их, тут же вышел на порог, чтобы встретить казаков.
   - Припознились Вы хлопцы на рыбалку. Да и то хорошо, что живые и здоровые вернулись, - улыбаясь, сказал старый казак, пытаясь по внешнему виду парней определить исход битвы с упырем. - Удалось ли нечистой силе хвост прищемить?
  -- Удалось, диду, удалось. Да и не только хвоста...- устало ответил Игнат.
  -- А на рыбалку можно и завтра, - добавил Степан, слезая с коня. - Вот сейчас немного отдохнем и всю рыбу в вашей реке выловим.
  -- Завтрак на столе. Поешьте и ложитесь спать. Потом поговорим, - облегченно проговорил Коцюба.
   В доме Кульбаса с самого утра было явное оживление. Лишь только рассвело, полковник проснулся, встал с постели и вышел из дому. Стоя на крыльце и, вдыхая на полные груди свежий утренний воздух, он впервые почувствовал себя здоровым и полным сил за последние несколько месяцев. Суетившиеся по хозяйству на подворье женщины, глазам не поверили.
  -- Пан полковник, как Вы себя чувствуете?
  -- Хорошо себя чувствую. А что Вы спрашиваете? Разве сами не видите?
   Кульбас действительно выглядел помолодевшим: на щеках появился румянец, по-юношески блестели глаза, и вся его фигура дышала здоровьем.
  -- Позовите ко мне сотника Яворного и посыльных от кошевого атамана. Пришлите трех гонцов, у меня есть для них наказы, - отдавал распоряжение полковник, подоспевшим к крыльцу казакам. Хлопцы поспешили выполнять приказания.
   Вернувшись в дом, полковник застал Ингу, стоявшую у окна к нему спиной. Услышав шаги, девушка повернулась. На глазах у нее были слезы. Подойдя к жене, он нежно обнял ее и поцеловал.
  -- Что же ты плачешь, сердце мое. Все же хорошо, слава Богу.
  -- Это от радости. Напугал ты меня своей болезнью.
  -- Я и сам не понимаю, что это было. А сейчас, как будто пелена с меня спала. Может, ты знаешь, как это объяснить?
  -- Не знаю. Хворь, наверное, какая-то неведомая тебя одолела. Да вот, видишь, сама и отступила.
  -- У меня сегодня много дел будет. В поход нужно готовиться. Ты извини, что нет времени для тебя. А завтра отпразднуем мое выздоровление.
   Инга улыбнулась и вышла из комнаты.
   Дед Петро будил Игната и Степана.
  -- Поднимайтесь, хлопцы. За вами пан полковник прислал. Зовет к себе. Выздоровел наш атаман. Теперь и без вопросов ясно, что Вы задали перца дьяволу. Сколько живу, а таких богатырей не видывал. Вот дела-то!
  -- Ладно, дидуля. Вы про эти дела лучше помалкивайте. Так оно вернее и спокойнее будет, - попросил Коцюбу Степан.
   Хлопцы быстро оделись и отправились к Кульбасу.
  -- Кроме дьявольской силы, что облюбовала это село, как дом родной, здесь еще есть одна особенность, - сказал Степан по дороге к полковнику.
  -- Это какая? - поинтересовался Игнат.
  -- Здесь совершенно не дают выспаться.
   Казаки дружно засмеялись. Проходившие мимо селяне, с удивлением глядя на хлопцев, думали:
  -- Что же может, развеселить человека в такую рань?
   Возле дома полковника жизнь кипела вовсю. Во дворе было много казаков. Одни стояли, что-то обсуждая друг с другом, другие верхом выезжали со двора, торопясь исполнить приказания Кульбаса. Подобное движение показалось необычным подъехавшим Игнату и Степану. В предыдущие дни, здесь все было тихо и спокойно. А сейчас во дворе всё просто бурлило. Хлопцы спешились, привязали коней, поздоровались со стоявшими у порога казаками и вошли в дом.
   Оказавшись в комнате, что и в первый день своего приезда, Игнат увидел Кульбаса, сидящего в том же кресле, что и тогда. Только это был уже другой человек. Полковник что-то живо обсуждал со стоящими перед ним казаками. Вся его фигура кипела жизнью. В жестах чувствовалась мощная сила могучего тела. Увидев, вошедших хлопцев, он поприветствовал их:
  -- А вот и послы от кошевого атамана. Проходите поближе, присаживайтесь, разговор будет долгим. Панове сотники, Вам все ясно? - обратился полковник к стоявшим возле него атаманам. - Через два дня полк должен быть готов к походу. Можете идти.
   В горнице остались только Кульбас и Игнат со Степаном.
  -- Болезнь моя прошла, слава Господу. Мы готовимся к походу на татар вместе с Запорожскими сичовиками. Рассказывайте, что велел передать мне кошевой.
  -- Кошевой атаман хочет разбить татар сразу после выхода их из Крыма. Он будет ждать Вас с полком у Ченгарского яра, верстах в пятидесяти от Перекопа. Батько атаман сказал, что это единственное место, где мы можем остановить орду. В открытом поле они нас сомнут и не заметят этого. Кошевой с войском будет там уже через неделю.
  -- Да, пожалуй, там можно будет обойти татар и зажать их с двух сторон. Ну, а если басурмане не пойдут туда и двинут по прямой из Крыма? Тогда они окажутся у нас в тылу. И, если крымчане прижмут наше войско к гнилому морю - то нам конец. Почему Иван Шульга уверен, что хан Герей придет именно туда?
  -- Придет. Никуда не денется. У батьки кошевого есть приманка для него, - начал говорить Игнат, переходя на шепот. - Мы распустим слух в Крыму, что татары трусы, а их поединщики слабее женщин. А их хан Герей плохой полководец и боится казаков. Зная его характер, можно быть уверенным, что он сам придет к нам, чтобы наказать "хвастливых неверных псов". Тем более, хан уверен, что нас будет не более шести тысяч против его двадцати. Тут особой храбрости не надо, чтобы решиться на такой бой.
  -- Да, узнаю Ивана Шульгу. Я такое никогда бы не смог придумать. Недаром татары его прозвали "шайтаном". Не хотел бы я оказаться на месте Герея, имея такого противника. Только где нам взять поединщика, который сможет выстоять против татарского. Я знаю его. Этот Хатын Курдияг, в одном бою на моих глазах разрубил нашего казака Максима Дуба напополам. А Максим мог ударом кулака быка свалить. Вот, какой был богатырь. Или Батько кошевой только хочет подманить татар, а выставлять никого не собирается? - поинтересовался полковник.
  -- Нельзя не выставлять. Татары, увидев обман, могут повернуть назад. Злить их придется так, чтобы они сами на нас бросились. Тогда им будет не до того, что у них в тылу делается.
  -- Значит, у кошевого есть поединщик? И кто же это? Я его знаю?
  -- Теперь уже точно знаете. Это - я, - проговорил Игнат.
   За дверью в соседней комнате кто-то вскрикнул. Полковник поднялся, заглянул туда и спросил?
  -- Инга, что случилось?
  -- Да вот, нечаянно иголкой укололась, когда вышивала, - послышался женский голос.
   Кульбас вернулся в кресло. Посмотрел на Игната и задумчиво сказал:
  -- Погибнуть в бою за Родную Землю - честь для любого казака. Только ты ведь еще совсем молодой хлопец. Может, кого другого можно подыскать?
  -- Пан полковник считает, что я недостоин такой чести? - обиделся Головань.
  -- Извини меня, хорунжий. Что-то я не то говорю. Не обижайся.
   Кульбас подошел к казакам. Хлопцы встали. Глаза бывалого воина внимательно всматривались в лица молодых казаков. Что хотел, рассмотреть в них бравый полковник? Может, он хотел понять, что было такого в этих, по сути, еще детях? Что побуждало их отдавать свои жизни, не задумываясь, за свою Родину, Украину? Кульбас обнял хлопцев.
  -- С нами поедете или сами к Запорожцам присоединитесь по дороге? - спросил полковник.
  -- Нам надо сообщить кошевому, что его приказ выполнен. Послание его Вам передано, и Ваш полк присоединиться к Запорожцам в условленном месте. Поедем на встречу с войском атамана Шульги.
  -- Ну, что ж, я с полком буду у Ченгарского Яра через неделю. Вот только сотник Яворной похоронит жену, и мы сразу выступаем.
   Хлопцы с недоумением посмотрели на полковника.
  -- Панна Марыля умерла? Когда? - удивленно спросил Игнат.
  -- А Вы, что ее знали? Сегодня утром преставилась.
  -- Извините, пан полковник, меня за любопытство. От чего она умерла?
  -- Змея укусила.
   Хлопцы поклонились полковнику, и вышли из комнаты. Сели на коней и поехали к Петру Коцюбе. По дороге молчали. Войдя в хату, увидели деда Петра, сидящего за столом и чинившего сети. Казаки сели рядом.
  -- Новость слышали? - спросил Игнат. - Ведьма умерла. Змея ее укусила.
  -- Да, слышал уже. Туда ей и дорога. Видать сатана отблагодарил за верную ему службу. Ну а на рыбалку завтра идем? У меня все готово.
  -- Идем, диду, - ответил Игнат, а знаком показал Степану, чтобы тот шел за ним.
   Во дворе Колода остановил Голованя:
  -- Какая рыбалка? Ты что, Игнат? Надо на Сичь торопиться.
  -- Успеем. По крайней мере, по дороге к войску присоединимся. Полковник в поход идет, послание мы передали - значит, приказ выполнили. А Запорожцы выступят и без нашего сообщения, мне так кошевой сказал. Я хочу убедиться сам, что ведьма точно умерла. А то вдруг, это какие-то козни дьявола. Мы уедем, а они опять что-нибудь Кульбасу сделают. Ведь только мы, знаем настоящую причину болезни полковника и, только мы можем помешать сатане, сорвать выход Кульбаса с полком на соединение с Запорожцами. Надо пойти на похороны ведьмы. Там точно узнаем, умерла она или нет?
  -- Хорошо, что кошевой именно тебя послал к полковнику. Думаю, что никто другой этого дела не решил бы, - одобрительно сказал Степан.
  -- Ладно, смотри не перехвали меня, а то зазнаюсь, - проговорил Игнат, улыбаясь. Ему, явно нравилось, что его друг о нем столь высокого мнения.
  -- Мало удовольствия ходить на похороны, да еще ведьмы. Только то и радует, что на рыбалку завтра пойдем. Правда, опять не выспимся. Вставать-то рано утром надо.
  -- Ты, Степан, пойди к дому сотника Яворного. Может быть, удастся узнать что-нибудь поподробнее о смерти ведьмы. А я попробую встретиться с Ингой. Может она, что интересное знает. В этой смерти есть что-то загадочное.
   Колода пошел к дому сотника, а Игнат направился к полковнику. Во дворе у Кульбаса было безлюдно. От утренней суеты не осталось и следа. Головань вошел в дом. В комнатах никого не было.
  -- Есть кто живой? - громко спросил хорунжий.
   Из своей спальни вышла Инга. Увидев Игната, она подбежала к нему:
  -- Что ты задумал? Ты, что смерти ищешь? - спросила она, глядя на казака мокрыми от слез глазами.
  -- Ты, наверно, забыла? Я - казак. В любом бою могу погибнуть. Что же здесь странного?
  -- Я это знаю. Мой отец тоже был воином и погиб в бою. Но, зачем специально на смерть идти? Я слышала, что полковник рассказывал о татарском поединщике.
  -- Напрасно, ты думаешь, что меня так легко убить. Это мы еще посмотрим, чей верх будет, - Игнат нежно отстранил от себя Ингу и спросил:
  -- А где Кульбас? Куда все казаки подевались?
  -- Муж поехал проверить, как идет подготовка к походу. А казаки - кто у сотника Яворного, а кто пошел попрощаться с родными. Ведь уже скоро полк выступает на войну. Я одна дома.
  -- Что тебе известно про смерть ведьмы?
  -- То, что и всем. Марыля умерла от укуса змеи. Слава Богу, грех на душу не пришлось брать. Я ведь, сама хотела с ней посчитаться.
  -- Приходи на похороны. Я со Степаном тоже там буду.
  -- А что, ты в чем-то сомневаешься?
  -- Я на своем веку ни разу не слышал, чтобы змея укусила человека прямо у него в доме. Может, ты о таких случаях знаешь?
   Инга отрицательно покачала головой.
  -- Вот то-то и оно. Когда ее в землю закопают, тогда я и успокоюсь. По крайней мере, буду знать, что она точно умерла.
  -- Подожди здесь, не уходи. Я сейчас вернусь, - сказала Инга и вышла в соседнюю комнату.
   Вернувшись, она протянула Игнату сверток.
  -- Что это? - спросил казак.
  -- Может быть, нам больше не удастся встретиться наедине. Возьми эту сорочку, я сама вышивала. Монашки научили меня узору, который оберегает в бою от смерти, а в жизни от нечистой силы. Надень ее перед поединком, может она тебе поможет. Я уже потеряла в жизни дорого мне человека, больше не хочу! Я люблю тебя.
   Инга положила голову на грудь Игната и заплакала.
  -- Не надо, прошу тебя. Не рви мне сердце. У тебя муж есть. Я больше не пойду против Божьего закона.
  -- Я это знаю. Только не в твоей власти запретить мне тебя любить.
   Головань повернулся и ушел. По дороге к дому деда Петра, он все время думал:
  -- Зачем Бог так делает, что два любящих человека не могут быть вместе? Наверно, не дано понять простому казаку дел Господних.
   С такими мыслями он вошел в хату. Там его уже ждал Степан.
  -- Странные дела творятся у сотника. Я такого еще и не видел, - проговорил Колода, обращаясь к Игнату.
   Головань, очнувшись от своих мыслей, спросил:
  -- И что же там такое?
  -- Да все, вроде бы, как обычно. Старухи в черной одежде сидят и причитают. Казаки приходят выразить свое соболезнование сотнику. Только сам Яворной сидит рядом с гробом и все время молчит. Глаза у него открыты, а сам он, как будто спит. Уставился стеклянным взглядом в пол и не слышит ничего. Люди к нему обращаются, а он не отвечает
  -- Что же тут удивительного? Горюет сотник. Хоть она и ведьма, а для него женой была. Слышал я, что он любил ее сильно.
  -- Ты так думаешь? Хорошо. А что ты скажешь на то, что гроб с телом стоит закрытый крышкой?
  -- Да, это странно. Не по обряду. Ведь положено прощаться с покойницей, а не с гробом.
  -- Правильно ты придумал, Игнат. Надо остаться на похороны. Посмотрим, как им удастся ведьму на православном кладбище похоронить? А что ты узнал от Инги?
  -- Ничего интересного. Она знает то же, что и все.
  -- Пошли спать, пан хорунжий. Завтра утром рано на рыбалку вставать. Имеют же право казаки отдохнуть хоть немного?
   Только пропели первые петухи, дед Петро разбудил хлопцев.
  -- Поднимайтесь, казаки. Пока дойдем до места, светать начнет.
   В углу хаты лежали приготовленные снасти: две сетки- стенки и три перемета.
  -- А что же так мало сетей, диду? - спросил Степан.
  -- Так мы же для себя идем рыбу ловить, а не для продажи. Нам хватит.
   Шли к реке гуськом. Впереди старый казак, хлопцы следом за ним. Пришли на место, установили снасти. Начинало светать. От воды потянуло прохладой. Густой туман, цвета молочного киселя, лег на зеркало заводи и окутал землю по берегам. Слышны были всплески воды от выпрыгивающей рыбы.
  -- Наверное, щука карасей гоняет, - предположил Степан.
  -- Да нет. Это русалки вас увидели и хотят завлечь к себе,- сказал Коцюба и густо засмеялся. - Смотри не соблазнись.
  -- Да ладно, Вам, диду, насмехаться.
  -- Хорошо, не буду. Давайте помолчим, а то всю рыбу распугаем.
   Когда солнце поднялось над деревьями, дед Петро сказал:
  -- Ну, хватит, сворачиваемся. Становится жарко. Рыба на глубину пошла. Да и наловили уже достаточно. Хлопцы шли домой веселые, хорошо отдохнувшие. По дороге шутили.
  
   16. Похороны ведьмы.
  
   С утра, во дворе сотника Яворного собралось много народу. Люди стояли, тихо переговариваясь друг с другом. Вскоре приехал полковник Кульбас с женой и, не задерживаясь во дворе, вошел в дом. Через некоторое время в дверях показались казаки, несшие закрытый гроб. Вслед за ними вышли сотник, полковник с Ингой и несколько старшин. Гроб погрузили на повозку, и траурная процессия двинулась по дороге, ведущей на кладбище. В полдень были на месте. Труну поставили на две лавки возле заранее вырытой ямы. Священник прочитал молитву. Под гроб завели два длинных полотна. Четыре казака взялись за концы веревок и поднесли труну к могиле. Игнат со Степаном подошли ближе к яме, протиснувшись, сквозь толпу. Казаки осторожно начали опускать гроб. Вдруг одно полотно лопнуло и домовина, соскользнув, одним концом ударилась об дно ямы. Крышка от удара открылась, и труп выпал из гроба головой вниз. Стоявшие вокруг могилы, замерли от увиденного: зеленого цвета лицо умершей было покрыто язвами. Глаза открылись и руки раскинулись в стороны. Игнат посмотрел в яму и прошептал на ухо Степану:
  -- Теперь мы точно знаем, что хоронят ведьму, а не кого-то другого.
  -- Надо спуститься и положить покойную в гроб, - сказал кто-то из толпы.
   Но желающих не находилось. Священник отошел в сторону, и все время крестился, произнося молитвы. Он явно был перепуган.
   Труну подтолкнули, и она упала поверх покойной. Хлопцы начали забрасывать яму землей. Насыпав могильный холм, стали устанавливать крест. Но ничего не получалось. Он все время падал. Кое-как укрепив его в земле, люди начали расходиться. В это время крест наклонился и упал на землю. Но уже никто не вернулся, чтобы поправить его.
  -- Похоже, не хочет Господь принимать ее душу, - проговорил Степан, обращаясь к Игнату. Головань ничего не ответил, а только ускорил шаг.
   На ходу их обогнал священник, отказавшийся отпевать усопшую. Напуганные случившимся люди не захотели идти на поминки. Селяне, молча, расходились по домам.
  
   17. Запорожская Сичь.
  
   В те времена Запорожская Сичь, располагалась на одном из многочисленных островов, находящихся ниже больших Днепровских порогов. Высокий деревянный частокол, сделанный из стволов высотой до пяти метров, с трех сторон выходил на гранитные скалы, которые поднимались прямо из воды. И только перед одной стороной простиралась равнинная часть острова. Здесь перед частоколом был, вырыт глубокий ров, через который перекинули мост, ведущий к большим дубовым воротам. С двух сторон над воротами располагались башни с часовыми. Внутри крепости были деревянные постройки, где жили казаки. Посредине возвышалось строение, высотой метров двадцать, с постоянно находящимися там наблюдателями. Внизу, возле башни, стоял огромного размера барабан для созыва казаков на Раду. Дом кошевого атамана стоял отдельно и своим видом ничем не отличался от других построек. В самой середине крепости располагалась внушительных размеров площадь с вкопанным столбом, к которому привязывали провинившихся для наказания. По виду строений можно было понять, что здесь живут военные люди, не привыкшие к роскоши и не требовательные к бытовым условиям. Внутрь крепости допускались только казаки, служащие в куренях, и войсковая старшина. Иногда впускали послов, приехавших для переговоров. Женщинам, даже на остров высаживаться запрещалось. В мирное время, перед крепостью разрешали торговать. Пьянство на Сичи было запрещено. За это строго карали - привязывали провинившегося к столбу, и били палками. Так же, наказывали и проворовавшихся. Если человек второй раз попадался, его выгоняли с Сичи. Тем, кто хотел погулять, в мирное время разрешали уехать в соседние хутора и села, где можно было в шинках отвести душу. У равнинного берега острова стояло много лодок и казацких "чаек".
   Запорожцы слыли умелыми рыбаками. Постоянного войска на Запорожской Сичи было немного - всего около тысячи человек. Остальные казаки собирались, когда начиналась война.
   Этим летом был объявлен поход на татар. Каждый день на Запорожскую Сичь прибывали войска. Вновь прибывших казаков, определяли в уже сформированные отряды - курени, которые возглавляли, выбранные самими же казаками, атаманы. Военный лагерь разбили на левом берегу Днепра, чтобы не тратить потом время на переправу, так как дорога на Крым проходила именно там. Постоянно работал паром между правым и левым берегом.
   Кошевой атаман Иван Шульга, сидя за столом в головном здании крепости, думал: "Что же все нет моих послов? Не понятно, выступит ли Кульбас с полком или нет? Что же могло случиться?" Мысли его прервал вошедший в комнату вестовой:
  -- Батько атаман, там пришел еще один обоз с провиантом от селян.
  -- Узнай, сколько они хотят за него, и заплати. Казначею скажи, что я приказал выдать деньги.
  -- Так не хотят они денег.
  -- А что же они хотят?
  -- Ничего. Говорят, что прислали продукты на общее дело. Узнали, что мы на татар идем.
  -- Поблагодари людей от Запорожской Сичи и от меня, лично. Да и вели собрать Раду вечером.
   "Вот, если бы все так болели за общее дело, как эти простые селяне. Давно бы Украина была вольной, - подумал Шульга. - Но как бы там, ни было, а в поход выступать надо безотлагательно. А то, если зажмут нас с юга татары, а с севера - ляхи, тогда только и останется, что гопака плясать. Все остальное уже будет бесполезно".
   Когда солнце своими лучами зацепилось за край земли на западе, ударили в барабан на крепостной площади. Через полчаса негде было яблоку упасть. Море из казаков заполнило всю крепость. Кто не вместился, стояли на равнине перед частоколом. Куренные атаманы, сотники и полковники стояли в первых рядах. Появилась войсковая верхушка: кошевой атаман, войсковой писарь и войсковой казначей. Посредине площади стоял воз, на который взобрался Иван Шульга. Он снял шапку и поклонился собравшимся людям:
  -- Приветствую Славное войско Запорожское! - проговорил он.
  -- Слава кошевому, Слава Шульге! - закричали казаки.
   Кошевой поднял руку. Все замолчали. Атаман продолжил:
  -- Вижу, все меня знают. Ну, и, слава Богу.
   По рядам прошел легкий смех. Кто-то выкрикнул:
  -- Знаем Батько!
  -- Скажу я Вам, братья - казаки так: Господь дал нам право жить или умереть. Он так же разрешил нам выбирать: быть вольным или в холопы идти. И никто на всем свете, кроме нас самих и Господа Бога, это решать не может. А басурмане и князья, там всякие, рассуждают по-другому. Татары на Украине братьев и сестер наших грабят, дома их разоряют, а самих в полон гонят. Пришло время пойти и показать поганым: Чья, правда, крепче!
  -- Кара басурманам! Кара! - закричала вся площадь.
   Иван Шульга сделал знак рукой, и все затихли.
  -- Завтра утром выступаем. Закон наш Вы знаете. А те, кто не знает, слушайте сейчас: В поход идут только по своей воле. До утра тех, кто захочет уйти, никто держать не будет. Это дело их совести. А с завтрашнего дня - у нас война. Воля кончается на войне. Все мои приказы и приказы Ваших атаманов выполняются без разговоров. Кто не выполнит - тому смерть. Да поможет нам Иисус Христос и Святая Богородица.
   Казаки расходились молча. Каждый думал о своем и решал сам за себя.
  -- Паны атаманы, прошу всех на совет, - проговорил кошевой.
   В головной хате все разместились вокруг стола, во главе которого сидел Иван Шульга.
  -- Прошу высказывать свои мнения панове, - начал разговор кошевой.
  -- Есть ли сведения от полковника Кульбаса? Выступит он с нами или нет? - задал вопрос атаман Зиньковского куреня. - У нас в войске три тысячи конных и две тысячи пехоты. У татар будет около двадцати тысяч всадников. Трудно нам придется.
  -- Я посылал к Кульбасу гонцов. Но они еще не вернулись. Раньше я разговаривал с полковником, и мы договорились выступать вместе. О причине его задержки я ничего не знаю. Уверен в одном, если Кульбас жив, то он примет участие в походе. Его слову я верю.
  -- Как же мы с таким малочисленным войском справимся с вчетверо превосходящими нас татарами! - настаивал куренной атаман.
  -- А так же, как и с ляхами под Черниговым. Они нас там в пять раз превосходили, если я не ошибаюсь. Ты помнишь тот бой, Микола? - обратился кошевой к сидящему рядом с ним полковнику Череде.
   Тот усмехнулся в усы и кивнул головой.
  -- Все сражения, которые, я помню, мы не численностью выигрывали. Тут хитрость нужна и казацкая военная выучка, - проговорил куренной атаман Гулий.
  -- План самой битвы обсудим по прибытию на место. А сейчас, если больше никто не хочет высказаться, то совет закрыт. Утром с восходом солнца выступаем. Первой пойдет пехота по четыре казака в шеренге, за ней конница и замыкает обоз. Все могут идти.
   Старшины разошлись. Кошевой удалился в соседнюю комнату и лег отдыхать на топчан, покрытый кожухом. Иван Шульга думал о своей жизни. Овдовел он еще в молодости, больше не женился, и детей у него не было. Все время атаман проводил или на Сичи, или в походах. Главной его мечтой была - Вольная Украина. Он хотел, чтобы в ней жили свободные люди, где каждый мог работать на себя и сам решать, кем ему быть. И не кучка богатеев управляла всей страной, а народ выбирал себе власть и менял ее, если эта власть переставала заботиться о людях. Дожив до пятидесяти трех лет, Иван понял, что мечты его, скорее всего, не сбудутся. Уж слишком много было желающих, и в самой Украине и по соседству с ней, помешать его планам, а казаков превратить в холопов. Он никому не говорил о своих сомнениях, а для себя решил: Сколько буду жив, столько буду делать все, чтобы Украина была вольной державой. А там как Бог даст!
   Шульга заснул. Ему снился его родной хутор в степи, снились батько и мать, любимая его жена и бескрайнее поле, которое он любил так же, как свою родную Украину, как братьев казаков, как саму вольную жизнь.
   Лишь только черный цвет травы начал меняться на зеленый, от упавших на нее первых лучей солнца, в казацком стане все задвигалось, зашевелилось. Лагерь наполнился звуками жизни. Шатры собрали и уложили на телеги. Туда же погрузили пушки и боеприпасы. Провиант укладывался отдельно. Хлопцы умывались прямо в Днепре, брызгаясь и, обливая друг друга. Кошевой проснулся еще до рассвета. Он сидел на крае скалы и смотрел за сборами в лагере. Ему показалось, что казаки, как будто, прощаются со Старым товарищем, когда умываются в Днепре. Наверное, каждый из них задает вопрос: А вернусь ли я на эти берега? - так думал Иван Шульга, глядя на казацкий лагерь.
   Когда солнце выглянуло из-за края земли, пехота уже выстроилась в колонны и двинулась по дороге. Впереди, верховые везли главную Запорожскую хоругвь: На кумачевом полотнище посредине был вышитый золотом казацкий православный крест, под ним - поверженный полумесяц, слева - лик Спасителя, справа - Пресвятой Богородицы. Когда пехота отошла от лагеря метров на сто, кошевой, который уже переправился с острова на левый берег, скомандовал конникам, стоявшим в полном вооружении возле оседланных коней.
  -- Садись!
   Все, как один оказались в седлах.
  -- По три коня в шеренге в колонну становись!
   Конница выстроилась в длинную линию.
  -- Вперед, браты казаки!
   Длинная живая колонна тронулась в путь. Телеги по одной, как бы, прицепившись к хвосту конницы, продолжали достраивать звенья все удлиняющейся цепи. Войско растянулось по дороге на несколько верст. Поднятая им пыль уносилась ветром в степь. Кто-то из казаков затянул песню:
  
   Сумно казаченьку, п"є він і гуляє.
   Всіх братів загиблих з чаркой поминає.
   Лицарі славетні голови ви склали
   За Вільну Укра§ну життя не шкодували.
   Шабля- моя жінка, а пістоль-мій батько,
   А Січ Запорізька- рідна моя мати.
   Підем ми до степу славу здобувати.
   Неньку Укра§ну від лиха звільняти.
   Йдуть до нас татари із Криму у гості,
   Навіть не гадають, що будуть на погості.
   Турецькому султану ми лист надіслали,
   Щоб разом із ханом нас в зад цілували.
  
   Вот уже все войско пело, все дальше и дальше удаляясь от берегов Днепра, и погружаясь в степь. В крепости остались двести человек для охраны, сотник Черняк и войсковой казначей Андрей Копейка. Перед отъездом, кошевой атаман наставлял их:
  -- Ваше дело собрать на Сичи войско к нашему возвращению. Ты, сотник, будешь формировать новый полк из всех, кто будет прибывать на Сичь. Бывалые казаки пусть обучают молодежь сабельному бою и стрельбе из пистоля и ружья. Не забудь научить также правилам и командам в бою; как строиться, как выполнять команды атаманов. Казначей, выдашь деньги из казны для вооружения вновь прибывших. Полк должен быть готов к походу, когда мы вернемся. После войны с татарами дел будет не меньше, а больше. Басурманин пришел, набедокурил и ушел. Это горе небольшое. А есть у нас враг поопаснее - князья польские. Эти хотят всех нас в холопов превратить. Они с Украины не уйдут. От них, даже не откупишься. Им хочется на нашей земле жить и управлять ею. Так что войск нам еще много понадобиться.
  
   18. Поход на Крым.
  
   Игнат и Степан проснулись рано утром. Позавтракали. Оседлали коней и стали прощаться с Петром Коцюбой. Дед обнял Игната, потом Степана. Все время, смахивая набегающую слезу.
  -- Спасибо Вам, диду, за Вашу ласку, за заботу, за помощь, без которой не справиться бы нам с нечистой силой. Ей Богу и отец родной столько бы не сделал для нас, - поблагодарил старика Головань.
  -- Мне Бог детей не дал. Вы, для меня, как сыны родные. Приезжайте ко мне, как к себе домой. Все, что у меня есть, считайте своим. А на войне голову "по-дурному" не подставляйте. Знайте, что, если с Вами, не дай Бог, что случится, то одному старику на свете очень плохо будет.
   Хлопцы вскочили в седла и, переводя коней из шага в рысь, направились к выезду из села.
  -- К вечеру будем на хуторе Перекопченко, а завтра и на Крымский тракт можем выехать.
   Игнат и Степан ехали по степи, наслаждаясь бескрайним простором. Нет, для казака лучшего способа развеять печаль, набраться новых жизненный сил; и, просто, отдохнуть, кроме, как выехать в поле и вдохнуть полной грудью свежий вольный ветер.
   Солнце только собиралось залечь на отдых, прыгнув за горизонт, как хлопцы уже стучали в ворота хутора Перекопченко.
  -- Эй. Добрые люди! Впустите старых знакомых на ночлег!
   С той стороны ворот кто-то смотрел через просвет между досками.
  -- А, да это наши спасители. Заезжайте, гости дорогие. Вам мы всегда рады, - весело проговорил дед Матвей, открывая ворота.
  -- Ручаюсь, что Вы еще больше обрадуетесь, когда послушаете, что мы вам расскажем, - интригующе сказал Степан, въезжая во двор следом за Голованем.
  -- Все послушаю. Только, сначала, умойтесь с дороги и айда вечерять. Там и поговорим, - засуетился Перекопченко.
   Женщины быстро накрывали на стол, стараясь, как можно вкуснее угостить приехавших казаков. Были там колбаса, вареники со сметаной, сало, лук, большой каравай хлеба и кувшин меда.
  -- Попрошу Вас, пан хорунжий, и Вашего друга не отказать нам, и отведать нашего хлеба- соли, - сказал дед Матвей.
  -- Вы стол накрыли, как на свадьбе. Я бы подумал, что Вы знали, что мы сегодня приедем. Или, может, кого другого ждали, а мы не вовремя?
  -- Вас мы и ожидали. Ну, а узнали, что сегодня приедете - от Петра Коцюбы. Это он нам сообщил и еще кое-что передал.
  -- Вот, дед Петро! И тут он постарался! А как же ему удалось Вас уведомить? Мы ведь с ним еще сегодня утром виделись, - поинтересовался Игнат.
  -- Вчера, через наш, хутор проезжал нарочный от полковника Кульбаса в соседнее село. Он вез его приказ о сборе в поход. Вот, Коцюба и передал через него нам весточку. Ну, а то, что Вы к нам заедете, так это и так ясно было. Другой дороги на Сичь ведь нет, кроме, как через мой хутор, - разъяснил Перекопченко.
  -- А Вы ведь знали, кто ведьма в селе? - спросил Головань и пристально посмотрел на Матвея.
  -- Знал! - тихо проговорил хозяин.
  -- Почему же не сказал нам сразу. Да еще на жену полковника намекали?
  -- Я не сказал потому, что Вы все равно не поверили бы.Я уже один раз пытался сотнику Яворному об этом сказать. Так он драку со мной из-за этого затеял. Мол, я честных людей оговариваю. Да и Кульбасу тогда не понравилось, что я жену сотника ведьмой считаю. А мне об этом земляки пани Марыли рассказали. Я сам этого не придумывал. Про Ингу Вышинскую, жену полковника, я ничего такого Вам не говорил. Только думал, что она может быть как-то с ведьмой связана. Ведь они землячки. Хотел, чтобы пан хорунжий был осторожнее. Вот и все, - оправдывался Перекопченко, виновато опустив глаза.
   Головань внимательно посмотрел на старого казака:
  -- Думаю, что Вы, дядько Матвей, были правы, когда говорили, будто упыря к Вам кто-то посылал. Похоже, ведьма хотела с Вами посчитаться за ваши разговоры о ней. Я, конечно, намного моложе Вас. Вы мне, по возрасту в отцы годитесь, только все равно скажу: "Если, взялся с нечистой силой, биться, то на пол - пути не останавливайся, бей ее, пока не свалишь замертво. Ваша нерешительность, Вам чуть жизни не стоила" Ну, ладно, об этом. Давайте ужинать. Слава Богу, все живы и здоровы, а нечисти в Ваших краях поменьше стало.
   Наутро, лишь только стало светать, казаки уже были в седлах.
  -- Что же так торопитесь, хлопцы. Погостили бы. Когда еще Бог приведет, свидеться?
  -- Не можем, дядьку Матвей. Кошевой давно от нас вестей ждет. Пора на Запорожье.
  -- Ну, удачи. Берегите себя. Заезжайте к нам. Всегда будем Вам рады. Держите путь прямо на солнце, а после обеда - спиной к солнцу. Вечером будете на Крымской дороге.
   Хлопцы рысью поехали прямо через степь. Кони летели, приминая высокую траву, как лодка разрезает носом воду, отбрасывая в разные стороны волны. Из-под копыт выскакивало перепуганное зверье и в небо взлетали всполошенные птицы. В полдень остановились на отдых. Пообедали. Дали коням передохнуть, и продолжили путь.
  -- Как думаешь, Игнат, наши уже выступили? - спросил Степан.
  -- Думаю, что да. Время уже не терпит. Дай бог, чтобы догонять не пришлось. Запорожцы маршируют быстро.
   Казаки пришпорили коней. Солнце еще только подкатывалось к горизонту, а хлопцы уже стояли у дороги, ведущей на Крым.
  -- Наши пока не проходили. Следов войска не видно.
  -- Смотри. Дорога совсем пустая. Даже чумаков не встретили, - как будто размышлял вслух Степан.
  -- А ты думаешь, на Украине не знают, что война с татарами будет? Кто же из людей сейчас в Крым ехать решиться? - ответил Игнат.
   Начинало темнеть. В небе зажигались звезды, освещая воздушное темное покрывало. Вдали показалось множество мерцающих огоньков. В отличие от холодного серебряного света небесных звезд, земные огни были красные и живые; они постоянно изменялись в размере.
   Степан поднял голову и вдохнул в себя воздух через нос, как делают собаки на охоте, улыбнулся и сказал:
  -- Наши. Саломату варят.
   Впереди перед хлопцами в степи расположился военный лагерь Запорожских казаков. Головань с Колодой рысью направились к стану Сичовиков. Не доезжая шагов двести до лагеря, хлопцев кто-то окликнул:
  -- Кто едет? Назовись!
   Прямо перед Игнатом и Степаном появились три темные фигуры, как будто из-под земли выросли.
  -- Хорунжий Головань и казак Колода, - ответил Игнат.
   Один из спрашивающих подошел ближе и взял под уздцы коня Голованя. Внимательно посмотрел на Игната.
  -- Я знаю хорунжего. Это точно он. Хлопцы, пропустите их.
   Игнат и Степан поехали дальше. Казацкий стан раскинулся в миле от дороги. Стреноженные кони паслись недалеко от лагеря. Шатров поставили немного. Головной - для кошевого, несколько - для старшин и для провианта, на случай дождя. Казаки любили спать в открытом поле, наслаждаясь свежим летним воздухом и чарующим видом ночного украинского неба, где звезды казались такими близкими, что можно было рукой до них достать. Телеги выставили вокруг лагеря. Варили саломату - это гречневая каша с салом, сваренная в степи на костре. Она считалась самой вкусной едой. Казаки уплетали ее с таким старанием, что казаны, после ужина, мыть не надо было.
  -- Браты казаки, подскажите, где шатер кошевого? - спросил Игнат у сидящих возле костра хлопцев.
   Те, глянули на Голованя, потом на Степана и один из сидящих проговорил:
  -- Игнат, это ты? Что-то давно тебя видно не было.
  -- Да, я это. Где кошевой атаман.
  -- А вон его шатер. Возле входа стоит часовой, и бунчук в землю вставлен.
   Подойдя к головному шатру, Игнат обратился к казаку, стоявшему на посту:
  -- Доложи атаману, что хорунжий Головань и казак Колода просят принять их.
   Часовой зашел в палатку. Через мгновение вернулся и сказал:
  -- Кошевой атаман ждет Вас.
   В шатре, кроме, Ивана Шульги был полковник Череда. Атаман обратился к вошедшим казакам:
  -- Ну, что полковник Кульбас будет с нами в походе?
  -- Будет, Батько атаман. Он прибудет с полком в указанное Вами место через два дня.
  -- Ну, слава Богу! И наше войско подоспеет туда в это же время. Ну, рассказывайте, что там случилось? Почему так долго не возвращались?
  -- Когда мы приехали в имение полковника, он был болен. В том состоянии Кульбасу, не то что в поход идти, но думаю, и жить ему оставалось недолго. При помощи тамошнего знахаря удалось узнать причину его болезни и способ ее лечения. Вот мы и помогли полковнику избавиться от недуга. А сейчас он здоров и выступил со своим полком на соединение с нами, - спокойно рассказывал Игнат так, как будто речь шла о вчерашней погоде.
   Степан с удивлением поглядывал на Голованя, но помалкивал. Кошевой, перехватив взгляд Колоды, спросил:
  -- Что же это за болезнь такая, что и жизнь его была под угрозой? Сколько лет полковника знаю, он даже не кашлял никогда.
  -- Да, как Вам сказать, Батько? Странная хворь, конечно, - пытался выкрутиться Головань.
  -- Что ты крутишь, хорунжий? Или я уже веры не имею у казаков? - возмутился Шульга.
  -- Да, Бог с Вами, что это такое Вы говорите? Ладно, скажу, как есть. Сатана приложил свои лапы к болезни полковника, а попросил его об этом ясновельможный князь Острожский, - переходя не шепот, проговорил Игнат.
   Кошевой задумчиво, как будто сам с собой разговаривая, произнес:
  -- Насчет сатаны, ничего не скажу, я с ним не знаком пока. А вот с князем Острожским имел удовольствие сталкиваться. Это очень похоже на его манеры. Он мог еще и не такое придумать. Счастье, что Кульбаса удалось вырвать из его дьявольских рук. Ладно, мы еще сочтемся, ясновельможный...- и, обращаясь к Игнату, добавил, - Есть к тебе еще задание. Дело непростое. Возьмешь полсотни казаков из Незайманьковского куреня, и поедите в степь ближе к Перекопу. Там, сейчас, татары часто на охоту выезжают. Постарайтесь захватить кого-нибудь поважнее из них: ну там бея какого-то или мурзу. А в разговоре, между собой, побольше ругайте ихнего хана, не стесняясь в выражениях и, добавьте, что джигиты ихние - трусы и слабаки, а поединщик у них вообще хуже бабы. А у нас, мол, есть богатырь, равных которому нет во всем свете. И, если бы их Герей был посмелее, то выставил бы на бой своего батыра, против нашего. Где стоит наш лагерь, можешь не говорить. К тому времени, я думаю, они уже и сами это знать будут.
  -- Все понял, Батько. Нужно запустить "ежа татарам за пазуху". Сделаем.
  -- Ты, слушай дальше. Так вот, этого мурзу или кого ты там словишь, после, надо отпустить. Но не вдруг! А как будто по оплошности. Придумаете сами как. И рысью назад в лагерь. Тебе еще к поединку готовиться. Не забыл? Другого такого, как ты, богатыря у нас нет. Так, что голову береги. Она теперь не твоя, а принадлежит всему товариществу. Людей подберешь сам. Скажешь, я приказал. Ну, идите, отдыхайте. Хлопцы вышли из шатра и, расспрашивая казаков, пошли искать, где располагается Незайманьковский курень.
  -- Ну, что скажешь, друже? - спросил Шульга, обращаясь к полковнику Череде.
  -- Да, чертов сын Острожский. Ну, ничего, придет время, он еще ответит за свои дела.
   Разыскав атамана Незайманьковского куреня Михайла Кулиша, казаки передали ему приказ кошевого.
  -- Завтра с утра и поедете, - ответил им Кулиш. - Недостатка в желающих ехать с Вами не будет. Все и так уж, давно, рвутся в дело.
  
   19. Хитрость Запорожцев.
  
   На рассвете отряд Запорожцев во главе с хорунжим Голованем, двинулся в Перекопские степи. Весь день ехали Крымским трактом. Когда стемнело, остановились на ночлег в степи, съехав с дороги. Развели огонь, стали готовить ужин. Игнат подозвал Степана и изложил ему свой план:
  -- Как только заметим татар, ты с пятью казаками поедешь к ним на встречу. А я, с остальными хлопцами, буду в засаде. Татары погонятся за вами. Гони их прямо на нас. Да смотрите, сами, не попадитесь к ним в плен. Мы сможем наброситься на басурман только тогда, когда им будет уже не уйти от нас.
  -- Пусть только клюнут, - хитро улыбаясь, проговорил Колода,- а я, уж, приведу их к Вам, как дед Петро вытаскивал карасей на берег, помнишь?
  -- Ладно, ладно. Только бы попался кто-нибудь познатнее. А то простому татарину могут и не поверить.
   Утром сели на коней и поехали прямо в степь, держа направление так, чтобы солнце было слева. Проехав несколько часов, хотели уже сделать привал, но один из казаков указал на горизонт. Вдали виднелись несколько черных точек. Игнат, вглядываясь вдаль, произнес:
  -- Татары. Человек десять - двенадцать. Степан! Давай, вперед! Мы укроемся вон в том овраге, там, где кустарник сверху, видишь? Гоните их прямо на нас.
   Колода кивнул головой, и с пятью хлопцами поехал на татар. Головань с остальными, укрылись в засаде. Не прошло и полчаса, как на залегших в траве Запорожцев, неслись во весь опор всадники. Колода с казаками галопом летели по степи. За ними, метрах в ста сзади, мчались десяток татар. Как только, Степан поравнялся с оврагом, из него выскочили Сичовики с Игнатом и столкнулись лоб в лоб с басурманами. Те, даже, опомниться не успели, как их вышибли с коней и связали. Татары сидели на земле с ошалелым выражением на лицах, и никак не могли понять, откуда взялись, напавшие на них Запорожцы.
  -- Буджуй карамджуй, - проговорил один из пленных. По виду - главный татарин, так как был одет богаче остальных.
  -- Молчи уже, раз попался. Все равно же ничего не понятно, - проговорил Степан, - может, кто из Вас по-человечески говорить умеет? Тогда переведите, что вон тот хочет.
   Помолчав, один из пленных сказал:
  -- Я говорю, по-вашему. Это- мурза Бучун Калимбей. Очень богатый человек. Говорит, что Вас накажут за это.
   Казаки дружно засмеялись. Один из Запорожцев сказал:
  -- Видишь как, у самого жизнь держится на нитке, а других пугает. Наверно, от страху пыжится.
  -- Кто же, это нас накажет? Да Ваш хан Герей только и храбрый, что на мирные хутора наши нападать. А воевать он умеет только с бабами и детьми. В вашей Орде не найдется ни одного батыра, чтобы против меня устоять смог,- выпалил Головань, обращаясь к мурзе. Лицо у татарина раскраснелось, пальцы на руках сжались в кулаки.
  -- Мне переводить, что вы сказали? - спросил татарский толмач.
  -- Не надо. Я вижу, что мурза меня понял! - ответил Игнат.
   Казаки собрали хворост, развели костры. После ужина начали укладываться на отдых. Головань подошел к Степану.
  -- Ну, что с татарами?
  -- Все, нормально. Сделал, как ты велел. Мурзу и толмача связали так, что и ребенок развязался бы. Думаю, ночью они попробуют сбежать.
  -- Пусть часовые их не заметят сразу. А когда татары будут уже далеко, поднимут шум со стрельбой. Все как положено. Только бы не разгадали они наш замысел. Басурмане сами хитрые, как черти, да и не дураки вовсе! Вот только гонору у них много и самоуверенности, - распорядился хорунжий.
  -- Не беспокойся. Все будет натурально, - заверил Степан.
   Наступила ночь. Люди заснули, умостившись, каждый, как ему удобно. Сон одинаково повелевает всеми. Ему все равно, кто ты - украинец или татарин. Прикажет тебе, и ты уже в его власти. Степь тоже отдыхала вместе со своими обитателями, угомонившимися после дневных забот. А шум ковыля, потревоженного ночным ветром, походил на дыхание спящего великана. Покрывало из облаков укрыло своей тенью землю. Бучун Калимбей толкнул ногой переводчика. Тот поднял голову и увидел, что мурза уже не связан, и сам, пошевелив руками, освободился от веревки. Они поползли к пасущимся неподалеку коням. Степан и двое часовых внимательно следили за ними, периодически издавая звуки храпящих людей. Как только татары вскочили на коней, казаки закричали и начали стрелять. Игнат приказал всем собираться в дорогу. Оставшихся пленных забрали с собой.
  -- Оставаться здесь больше нельзя. Уходим к своим. За татарами следите, чтобы не убежали. Кошевой решит, что с ними делать. Держите по звездам на "Чумацкий Шлях" - там север, - приказал Головань и, через пять минут Запорожцы были в пути.
  -- Может, надо было убить оставшихся пленных. А ну, как убежит, кто из них? Да расскажет, как мы сразу уехали, даже не пытаясь догнать мурзу? Заподозрят басурмане неладное, - засомневался Колода.
  -- Батько кошевой мне говорил, что бессмысленная жестокость делает из человека дурака, который из-за нее приносит сам себе гораздо больше вреда, чем любой из его врагов. А за пленными - смотри в оба. Если убегут - накажу. Вот тебе мой приказ, - жестко проговорил Игнат.
  
   20. Поединок.
  
   На рассвете отряд Голованя соединился с основным войском. Доложив кошевому атаману о выполненном приказе, Игнат разрешил казакам вернуться в их курень.
  -- Останешься при мне, - сказал Голованю Шульга. Игнат попрощался со Степаном и поехал догонять кошевого атамана. В полдень, дозорные доложили, что справа по степи двигается большой конный отряд. Кошевой атаман Шульга вместе с Голованем выехал на холм. Прикрывая глаза ладонью, чтобы солнце не слепило, они рассматривали двигающихся всадников.
  -- Большое войско, больше тысячи будет, - проговорил кошевой.
  -- Да это полковник Кульбас! - радостно выкрикнул Игнат.
  -- Откуда ты знаешь?
  -- Вон, его полковое знамя впереди. Я дома у него эту хоругвь видел.
   От отряда отделилась группа всадников и направилась в сторону Запорожцев. Среди подъехавших, был Кульбас. Кошевой атаман обнял своего друга и сказал:
  -- Ну, слава Богу с тобой все в порядке. Заставил ты меня поволноваться, чертяка!
  -- Да ладно, что ты такое говоришь? Ты вообще волноваться не умеешь, - с улыбкой ответил полковник и добавил, обращаясь к своим казакам:
  -- Передайте мой приказ сотнику Яворному:
   "Пусть поворачивает полк на Крымский тракт и соединяется с основными силами". Я остаюсь с кошевым атаманом.
   К вечеру войско прибыло на Ченгарское поле. Разбили лагерь. Развели костры. Готовили ужин и чистили оружие.
  -- Возы поставить кольцом вокруг стана. В степи - двойные секреты. Чаще менять часовых. Смотрите в оба. Татары долго ждать себя не заставят. Скоро пожалуют, - командовал кошевой атаман.
   В головном шатре собрался воинский совет. Первым говорил Иван Шульга:
  -- Панове атаманы, план будет такой: Как только хан Герей прибудет на поле, мы размещаем нашу конницу напротив татар. Полковник Кульбас обходит поле по оврагу слева. Григорий, поравнявшись с басурманами, затаись и сиди тихо, чтобы никто из казаков даже чихнуть не смел. Обозные телеги выстраиваем позади нашей кавалерии. За ними ставим пехоту так, чтобы первая шеренга могла вести непрерывный огонь; а две, стоящие за ней, заряжали для нее ружья. Высылаем нашего поединщика. Как бы ни закончилась битва с татарским батыром, Герей обязательно двинется на нас. Наша конница, разделившись на две части, отойдет по две стороны. Татары, как известно, ударят клином, чтобы рассечь наше войско надвое. Подпустив их, на сто шагов, пехота откроет огонь. Когда басурманская конница увязнет в атаке, я прикажу зажечь костер со смолой. Черный дым у нас в тылу - это и будет сигнал для полковника Кульбаса. Твоя задача, Григорий, отсечь татарскую кавалерию от ее же пехоты. Разделишь свой полк надвое. Одна часть атакует конницу Герея сзади, а другая - уничтожает пеших татар. Наша кавалерия зажимает татар с двух сторон. Ну, а дальше, только и остается, что биться до победы. Может, есть вопросы или предложения?
  -- Курени занимают свои места, как всегда? В том же порядке, что и раньше? - спросил Василий Подкова, атаман Глымовского куреня.
  -- Все курени строятся так же, как в битве под Черниговом, - ответил кошевой.
  -- Если вопросов больше нет, можете идти. Сигнал для общего построения - бой войскового барабана.
   Атаманы выходили из шатра. Навстречу им пробирался Игнат. На ходу он сказал:
  -- Батько кошевой. Выйдите на улицу, там есть на что посмотреть.
   Иван Шульга со старшиной поднялись на холм. Перед ними расстилалась ночная степь. В двух - трех верстах на юг, в поле сверкало множество огоньков. Казалось, что звездное небо легло на землю.
  -- Ну вот. Все, пока, идет, как и задумано. Басурмане уже здесь. Судя по количеству костров, пожаловала вся их армия, - спокойно подытожил кошевой. - Правда, я ожидал их дня через два. Наверное, Герею не терпится с нами, поскорее покончить. Общее построение завтра на рассвете. Идите, готовьтесь к бою, - заключил Шульга, обращаясь к старшинам.
  -- Батько. Я тоже пойду готовиться к завтрашнему поединку. Можно? - спросил Головань.
  -- Можно. А как ты готовиться будешь? Наверное, оружие хочешь проверить?
  -- А что его проверять? Хорош бы я был казак с непроверенным оружием. Пойду, высплюсь хорошенько. Вот и вся подготовка, - улыбнулся Игнат.
  -- Оно и правильно, сынку. Чего зря голову мыслями пытать да переживать попусту. Лучше отдохни хорошенько, - проговорил кошевой и обнял Голованя.
   Хатын Курдияг отдыхал в своем шатре. Главный поединщик занимал привилегированное положение в татарской армии. Считалось, что духи великих предков любят его и помогают в бою. Даже хан Герей, отдаленный потомок Чингиз-хана, относился с уважением к батыру. Курдияг великолепно владел холодным оружием и слыл самым сильным человеком в Крыму. Он побеждал во всех поединках и ни разу не потерпел поражение. За воинскую доблесть, хан наградил его золотой цепью с медальоном, сделанным из рубина величиной с орех. Считалось, что еще со времен Чингиз-хана, этот амулет носили главные поединщики. Если его хозяин погибал или терпел поражение в бою, медальон возвращался к хану. Хатыну, сначала, показалось странным, что Герей внезапно на марше остановил армию и приказал свернуть с Крымской дороги в поле. А когда увидел у Ченгарского яра лагерь Запорожских казаков, то понял задумку своего повелителя.
  -- Солнцеподобный хан, наверное, хочет сразу разгромить неверных псов. А потом захватить всю Украину, - так думал главный поединщик татар.
   Курдиягу показалось, что он засыпает. Послышался голос, обращающийся к нему:
  -- Я, дух Великого Чингиз-хана! Послушай, что скажу тебе, батыр!
   Поединщик хотел подняться, но тело его не слушалось. Он не мог пошевелиться. Перед ним в воздухе висел красный огненный шар. Хатын смотрел на чудо, не отрывая глаз. Таинственный голос продолжал:
  -- Или отдашь мой амулет сегодня хану, или завтра в битве погибнешь.
   Все стихло. Огненный шар исчез.
   "Как это я отдам амулет? Если это сделать, то я сразу перестану быть главным поединщиком, - подумал Курдияг. - Да, и ни о каком сражении завтра никто не говорил. Что это было? Может, мне приснилось?"
   В шатер вошел слуга. Упал на колени перед батыром и сказал:
  -- Величайший из великих хан Герей зовет Вас к себе.
   Войдя в шатер хана, Курдияг, низко поклонившись, произнес:
  -- Пришел по твоему повелению, солнцеподобный хан.
  -- Вырвавшийся из казацкого плена, наш мурза, Бучун Калимбей, доложил нам, что Запорожцы непочтительно отзывались о нас. А один их хорунжий хвастался, что он может победить любого нашего поединщика. Мы решили прервать поход на Украину и пришли сюда, чтобы наказать неверных за неслыханную наглость. Завтра, ты вызовешь того хорунжего и убьешь его. Пусть, все знают, как оскорблять наше луноподобное величество.
   Курдияг поклонился и вышел из шатра. Мысли в голове перепутались. Но, вдруг, он понял. Выбора у него нет. Если послушается призрака и отдаст амулет сегодня, хан казнит его. А так, еще есть шанс победить завтра в поединке и остаться в живых. Да и, что там за богатырь выискался у казаков - доморощенный. О нем никто не слыхал. "Я и не таких убивал одним ударом",- размышлял Хатын. Но думы о предсказании духа, так и не дали заснуть ему до утра.
   Шульга стоял и смотрел на звездное небо. Его внимание привлек месяц желто- красного цвета. "Да, много завтра людской крови прольется. Ночной светляк уже сейчас красный",- размышлял кошевой.
  -- Иван. А где хорунжий Головань? - спросил, подошедший к нему Кульбас.
  -- Пошел спать. Пусть отдохнет перед завтрашним поединком.
  -- Молодой он еще. Опыта маловато. А с Курдиягом шутки плохи. Ты же знаешь его.
  -- Еще бы не знать. Он моего друга, Максима Дуба, пополам разрубил.
  -- Может, кого другого назначишь? Ненароком погибнет хлопец. Да, и плохо будет, если завтрашний поединок проиграем.
  -- Кто бы завтра ни победил в этой дуэли, Герей все равно начнет сражение. Он выступил с походом на Украину. Оставлять наше войско у себя в тылу ему не с руки. А то, что хорунжий молодой еще - это правда. Да, только и нам, когда-то с тобой, было по двадцать пять. А сейчас уже за пятьдесят перевалило. Пора уже и о смене своей подумать. Игнат - хлопец хороший, сообразительный, честный. Да и силой Бог его не обидел. А вот авторитета у него среди казаков еще мало. Где же он его сможет, заслужить, кроме, как в бою? Думаешь, я не понимаю, что Головань завтра жизнью рисковать будет? А как без риска? Невозможно. Доля наша такая! Между прочим, это он помог тебе от болезни избавиться. Хворь твоя не простая была. Отравить тебя хотели.
  -- Кто? - выпалил Кульбас
  -- Пока сказать не могу. Еще сам до конца толком не разобрался.
  -- Иван, мне пора уже выступать. А то не успею до рассвета обойти татар. Прошу тебя, передай хорунжему вот эту ладанку. Мне ее отшельники из Киевских пещер дали. Здесь земля, политая кровью богатыря Святого Ильи. Пусть наденет перед поединком.
  -- Спасибо, Григорий. Ну, удачи тебе. С Богом.
   Первые лучи солнца коснулись поля, и жизнь в нем начала просыпаться. Маленькая букашка с красной спинкой в черную точку долезла до самой верхушки травинки и остановилась, как будто, размышляя: "Посидеть еще здесь или, может, пора улетать?" Легкий ветерок качнул стебель. Божье создание расправило крылья и взметнулось в небо. Удивительно правильно создана природа. Все в ней взаимосвязано и каждая вещь имеет свое место. Казалось бы, и добавлять нечего, да и незачем. Живи только и радуйся мирозданию. Но человек считает по-другому: " Ему, кажется, что, если не разрушать этот мир и не уничтожать себе подобных, то существование становится невыносимо скучным". Вот и этим утром люди собрались в живописном месте природы, в степи, не для того, чтобы полюбоваться ею, а для того, чтобы убивать друг друга.
   Кошевой подозвал к себе атаманов Нечипаловского и Удоветского куреней:
  -- До тех пор пока наша конница не разъедется по флангам, Ваша пехота стоит за ней тихо. Ружейный огонь открывать только по моему приказу. Из пушек стрелять только картечью. А сейчас, передайте своим воинам, чтобы замерли и ни звука.
   На поле, друг против друга, выстроились татарская и запорожская кавалерии. Их разделяло пространство шириной метров триста-четыреста. Со стороны крымчан отделился всадник и выехал на середину нейтральной земли. Остановился. Метнул копье в сторону украинского войска и прокричал:
  -- Я, главный поединщик великий батыр Хатын Курдияг! Выходи биться, запорожский собака.
   Головань подъехал к Ивану Шульге:
  -- Благословите, Батьку атаман, на поединок.
  -- Пусть поможет тебе Иисус Христос и защитит Святая Матерь Божья. Вот, возьми ладанку богатыря Ильи. Полковник Кульбас просил, чтобы ты ее надел перед боем.
   Игнат почувствовал себя неуютно. Вина перед полковником не давала ему покоя. Он расстегнул сорочку, подаренную Ингой, и спрятал под ней амулет. Поклонился атаману, затем казакам. Перекрестился и поехал навстречу басурманину, стоявшему в поле. По неписаным обычаям, оружие для поединка тогда были: небольшой щит, булава и сабля.
   Встретившиеся воины ездили по кругу на расстоянии пяти-шести метров, внимательно изучая друг друга. Курдияг, первый бросился на Голованя и нанес удар булавой. Казак прикрылся щитом, но тот раскололся надвое. В ответ Игнат, своим перначем растращил татарский щит. Поединщики опять разъехались в стороны. Через минуту Головань двинулся на Курдияга с перначем, поднятым в руке. Приблизившись, он ударил по булаве татарина, от чего оба оружия сломались и отлетели в сторону. Противники вынули сабли, и началась рубка. Казацкая и татарская армии, молча, наблюдали, как искры летели от ударов мечей. Лишь, тогда издавались возгласы сопереживания, когда один из соперников оказывался в невыгодном положении. Курдияг, будучи опытным воином, нанес удар по сабле Голованя возле рукоятки. От этого клинок Игната сломался. Татарин замахнулся от плеча для смертельного удара. Казак моментально наклонился назад и сабля басурманина, скользнув по груди Игната, отскочила, не причинив ему никакого вреда. В это же время, Головань выхватил запасной клинок, притороченный у седла, и со всей силы рубанул татарина по шее. Курдияг застыл. Сабля выпала из его рук. Голова у батыра пошатнулась и свалилась на землю. Кровь несколько раз брызнула из шеи вверх. Лошадь дернулась, и обезглавленное тело рухнуло на траву. Со стороны запорожской армии раздался громоподобный крик, и прозвучали выстрелы. Татары, молча, наблюдали за происходящим. Головань наклонился и, подхватив лежащую в степном кавыле золотую цепь с амулетом, поднял медальон над головой и, размахивая им, поскакал к своим.
  
   21. Ченгарское сражение.
  
   Хан Герей, увидев гибель своего главного поединщика, весь задрожал от злости:
  -- Калимбей, бери всю кавалерию и разгроми неверных псов. Принеси мне голову их кошевого атамана. Хорунжего с талисманом Чингиз-хана приведи живым. Я, лично, хочу видеть, как его на кол посадят. Со мной остается тысяча всадников и вся пехота. Выполняй. Не выполнишь - сам на кол сядешь!
  -- Слушаюсь и повинуюсь, великий внук Магомета! - поклонился Калимбей и, как ветер полетел к войску. Выехав впереди своей армии, мурза скомандовал:
  -- Правоверные! Клином врежемся в Запорожскую конницу. Всех убивать. Живым брать только того, на ком будет золотая цепь поединщика, принадлежащая нашему солнцеподобному повелителю. Во имя Аллаха вперед".
   Орда сорвалась с места и понеслась на казаков. Когда до татар оставалось метров триста, запорожская кавалерия разделилась надвое. Разъехавшись в разные стороны, она освободила поле перед казаками, стоявшими за ней. Подпустив басурман на сто шагов, кошевой атаман крикнул:
  -- Браты-казаки! Огонь!
   Грянул залп запорожской пехоты. Оружейный огонь велся непрерывно из-под обозных телег, выстроенных в линию. Первые шеренги наступающих татар рухнули, как будто наткнулись на невидимую преграду. Спотыкаясь о трупы лошадей и всадников, строй ханской кавалерии нарушился. Но, скачущие сзади, все время напирали на передних, не давая им, совершить маневр и выйти из-под огня. Возле каждого стреляющего Запорожца, стояли по два заряжающих. Поэтому пальба не прекращалась ни на минуту. Татары падали, сраженные пулями, как подкошенная трава.
   Иван Шульга подал знак и запорожская конница, выйдя с левой и правой стороны, зажала басурманов с флангов. Началась кровавая рубка. Окруженные с трех сторон, татары не могли перестроиться, чтобы дать должный отпор. Казаки их просто безжалостно убивали.
  -- Зажечь смолу! - приказал кошевой атаман.
   Черный дым столбом взвился в небо. Увидев условный знак, Кульбас с полком выдвинулся из засады.
  -- Возьми пятьсот казаков и ударь по пехоте Герея, отсекай ее от конницы. Я с остальными нападу с тыла на основные силы татар, - говорил полковник сотнику Яворному, приближаясь к басурманскому лагерю.
   Сотник жестом приказал казакам двигаться за ним. На ходу полк разделился на две части. Ни в лагере хана, ни в главном войске татар, не ожидали такого маневра со стороны Запорожцев. Поэтому, не оказав сопротивления, хан со своими телохранителями отступил. Пешие силы еще пытались противостоять казакам. Бучун Калимбей понял, что они полностью окружены, и если сейчас не вырваться из кольца, то их просто перебьют, как стадо овец. Мурза собрал около тысячи всадников и напал на левый фланг Запорожцев. Удар был внезапный и мощный. Татары прорвали заслон и двинулись в тыл казацкой пехоты.
  -- Батько атаман,- обратился к Шульге вестовой, - смотрите, слева басурмане прорвались. Сейчас будут здесь.
   Времени на раздумье не было. "Если быстро не остановить крымчан, то они уничтожат всю нашу пехоту. И у основных их сил появится возможность для маневра. Они перегруппируются и, просто, сомнут нас",- быстро соображал Шульга.
  -- Две сотни из резерва за мной, - приказал кошевой,- а вы, выдвигайте все наши пушки им навстречу. Я задержу их с хлопцами.
   Атаман вместе со всеми, кого мог собрать, бросился навстречу татарам.
  
   22. Гибель полковника Кульбаса
  
   Калимбей осуществил свой прорыв на позициях Незайманьковского куреня. Головань сражался в его рядах. В этот момент боя, Игната и десяток казаков, оттеснила в поле сотня татар. Дело было в том, что мурза заметил на груди у хорунжего Голованя ханский медальон и отдал приказ сотне конников, во что бы то ни стало, взять Игната живым. Хлопцы дрались отчаянно, но силы были неравными.
  -- Ну, вот и все. Придется погибать, - подумал Головань.
   В это время он увидел, как к ним мчится на выручку Кульбас с казаками. Ворвавшись в самую гущу боя, полковник стал спиной к Игнату и защищал его сзади. Татары, имея приказ, брать живым только хорунжего, разом навалились на Кульбаса, который мешал им совершить задуманное. Полковник рубился отчаянно. Уже пятый татарин упал от его руки. Казалось, Кульбас не чувствует ударов, наносимых ему. Окружившие полковника басурмане, набрасывались на него, как псы на медведя. Когда сабля у богатыря сломалась, он руками отбивал удары, а кулаком убивал противников, приговаривая:
  -- А ну, чертовы дети, идите, попробуйте казацкого угощения!
   Схватив одного татарина за шею левой рукой, он правым кулаком ударил его по голове с такой силой, что у басурманина лопнул череп. Подняв труп над головой, полковник бросил его в толпу, наседавших на него татар. Но три, одновременно брошенных копья, пробили грудь богатыря. Он пошатнулся и рухнул на землю, как могучий дуб.
  
   23. Победа.
  
   Кошевой с казаками на полном ходу столкнулись, с вырвавшимися из окружения конниками Калимбея. От лобового удара затрещали сломанные кости у лошадей. Всадники вылетели из седел и, тут же, попали под копыта скачущих за ними. Запорожцам пришлось сражаться в полном окружении так, как татар было в пять раз больше. Иван Шульга, с двумя саблями в руках, так умело действовал клинками, что казалось, это крылья ветряной мельницы перемалывают противника. Пока кошевой атаман с хлопцами сдерживал татар, казаки успели переставить пушки, и зарядит их картечью. И когда мурза, с пятьюстами конников, попытался выйти в тыл запорожской пехоты, их встретил артиллерийский залп. Калимбей понял, что так он потеряет всех своих людей, и повернул отряд назад.
   В полдень сражение было в самом разгаре. То ли от нещадно палившего солнца, то ли от разгорячившихся сердец, кровь не просто вытекала из ран, а лилась потоками. Люди и кони, то и дело, поскальзывались в лужах крови, которую уже не принимала земля. Над полем брани стоял характерный гул. Такой звук можно услышать только во время большой битвы. В единый шум сливаются оружейно-артиллерийская пальба, лязг холодного оружия, стоны, крики и ругань дерущихся.
   Мурза Калимбей оставил основные силы крымчан и отступил в степь с небольшим отрядом. Хан Герей, теснимый казаками из полка Кульбаса, обратился в бегство. По всему полю битвы явно наблюдалось преимущество запорожского войска. Казацкая конница, окружившая главную армию татар, заканчивала ее уничтожение. Иван Шульга, осмотрев поле боя, приказал:
  -- Пусть пехота прекратит ружейный огонь, а то они своих перебьют. Пусть помогают кавалерии в рукопашном бою.
   Через час все было кончено. Остатки разрозненных татарских воинов еще оказывали сопротивление. Но повлиять на его результат, они уже не могли. Кошевой атаман выехал на холм, поднял вверх руку с саблей и прокричал:
  -- Наша сила взяла!
   Вся степь отозвалась радостными казацкими криками. Татары побросали оружие и начали сдаваться в плен. Запорожцы ходили по степи, разыскивая раненых, и оказывая им помощь; перевязывали их и выносили с поля боя. Погибших казаков положили в яру.
  -- Разбивайте лагерь у рощи. Соберите все оружие и сносите его на телеги в обоз. Мертвых кладите в овраг, что за рощей. Пусть каждый, кто хочет, попрощается с погибшими братами, - приказал кошевой атаман.
   Головань искал Кульбаса на поле. Он видел, как полковника окружили татары во время битвы. Но так, как его самого теснили басурмане, он потерял Кульбаса из виду. Теперь, когда все закончилось, Игнат вернулся на то место, где ему на помощь пришел полковник. Богатырь лежал на боку. Из его могучей груди торчали копья. Вокруг, валялось около двух десятков убитых татар. Вся земля была залита кровью. Головань стал на колени перед ним. Вынул копья из тела богатыря. Кульбас вздохнул и открыл глаза. Из ран на груди потекла кровь. Хорунжий оторвал от своей сорочки кусок ткани и начал перевязывать полковника.
  -- Не надо. Я чувствую, как жизнь уходит из меня. Слава Богу, перед смертью хорошего человека повидал. А то кругом одни поганые лежат. Передай моей жене - пусть простит меня и зла на меня не держит. Я очень ее любил, - проговорил Кульбас и замер.
   Его открытые глаза смотрели в небо. Игнат поднял голову и увидел, парящего над ними сокола. Головань закрыл полковнику глаза.
  -- Батьку атаман! Пленные басурмане просят разрешение собрать своих убитых и похоронить, - обратился к кошевому вестовой.
  -- Пусть хоронят, только подальше от наших. И скажи полковнику Череде, чтобы выставил охрану вокруг лагеря.
  -- Тут к Вам сотник Яворной с казаками из полка погибшего Кульбаса. Просят Вашу Милость выйти к ним.
   Шульга вышел из шатра. Его ожидали три десятка казаков.
  -- Нас полк выбрал послами к тебе, Батько кошевой. Мы с просьбой, к твоей Милости, - говорил Яворной.- Наш полковник погиб в бою. Остались мы сиротами. Товаривство просит Вашу Милость назначить нашим атаманом Игната Голованя.
  -- Хорунжий Головань- достойный лыцарь, - сдерживая радость, отвечал Шульга, - я сообщу Вам свое решение. Идите.
   Войдя в шатер, кошевой приказал вестовому:
  -- Быстро Голованя ко мне.
   Подходя к головному шатру, Игант увидел сотника Яворного и казаков из полка Кульбаса. Он поздоровался с ними. При этом заметил, что воины, как-то странно посмотрели не него. "Может это из-за одежды? - подумал хорунжий. - Я ведь, еще не успел сменить ее после битвы.
  -- Хорунжий Головань явился по Вашему приказу, Батько атаман, - доложил Игнат.
  -- А ну, похвастайся ханским медальоном, - сказал кошевой и, подойдя ближе к Голованю, рассматривая амулет, продолжил, - Посланцы из полка покойного Кульбаса, просят назначить тебя их полковником. Ты как, не возражаешь?
   Игнат молчал, явно не ожидая такого события.
  -- Да разве я достоин такой чести? Кульбас был такой знатный воин. А что я? - скороговоркой выпалил Головань.
  -- Ну, ты мне туман не напускай. Я тебя не про то спрашиваю. Согласен или нет?
  -- Согласен, Батьку.
   Кошевой вместе с хорунжим вышли к казакам. Шульга поднял булаву и сказал:
  -- По моей воле и по вашей просьбе - это Ваш новый полковник Головань. Повинуйтесь ему и, как Богу нашему, покоряйтесь.
   Сотник Яворной подошел к Игнату и протянул ему полковничий пернач Кульбаса. Головань поцеловал булаву и засунул ее за пояс
   К ночи поле битвы полностью очистили. Собрали оружие. Убитых положили в яру за рощей. Казаков в этом сражении погибло около тысячи. Татар никто не считал. Басурман, захваченных в сражении, под охраной трех сотен казаков во главе с полковником Чередой, отправили к Перекопу, чтобы обменять там, на пленных казаков и украинских селян, находящихся в Крыму. Ночью в запорожском стане было тихо. Казаки отдыхали после битвы. Вспоминали погибших товарищей. Как только начало светать, вся армия собралась возле рощи, где лежали павшие в сражении казаки. Все стояли молча, с непокрытыми головами.
   Иван Шульга шел вдоль убитых и внимательно вглядывался в их лица. Многих он знал не один год. Ни в одном бою сражались. Кошевой остановился возле Кульбаса. Полковник лежал рядом со своими погибшими товарищами. Это сотник Яворной попросил похоронить Кульбаса вместе с его казаками.
  -- Полковник наказывал, что, если убьют, положить его в одну могилу с однополчанами, - говорил накануне вечером кошевому сотник Яворной.
   Шульга наклонился и поцеловал Кульбаса. Вложил ему в руку свою булаву. Поднялся и смахнул ладонью слезы:
  -- Прощайте, браты. Вы славно бились в сражении и погибли с честью. Дай Бог и мне, если придется умирать, то лучше в битве, чем в постели от болезни или старости! - проговорил кошевой атаман Запорожской Сичи Иван Шульга.
   Казаки подняли ружья и по команде выстрелили. От залпа взлетели, сидящие на ветках в роще птицы. Летая над яром и хлопая крыльями, они, как будто, прощались с погибшими героями.
  -- Засыпайте хлопцев землей. Тщательно разровняйте и накройте травой. Сделайте так, чтобы басурмане не смогли найти место захоронения. А то, мало ли что, - отдал приказ кошевой.
   Запорожское войско вытянулось в цепь и двинулось на север. Все дальше и дальше отдаляясь от места сражения.
   Степь снова зажила прежним порядком. Как будто ничего и не произошло здесь. Звери возвращались в свои норы, птицы - к своим гнездам. Вытоптанная трава выпрямлялась, поднимаясь с земли, и тихо шумела, как и тысячи лет назад. Заглушая шорох ковыля над степью, зазвучала казацкая песня:

Нехай Рідна Укра§на цвіте, розквітає,

А лихо трикляте нас з краю минає.

Заживемо, хлопці, вільно і щасливо.

Якщо треба кращу долю -здобудем сміливо.

Брати наші в полі голови сложили,

Щоб діти й онуки жили й не тужили.

Нехай кляті супостати залишать бажання,

Про сво§ чортівські до нас зазіхання.

Як сонце червоне над ланами встане,

Так і воля на Вкра§ні назавжди настане!

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Автор: Игорь Тихоненко "БРАВЫЕ КАЗАКИ" Часть 1 "Упырь" +38-067-438-66-03 pisatel-ua@ukr.net 0
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"