Томашева Ксения: другие произведения.

Эпоха Великих Географических Открытий. Курсовая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 9.42*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ветер дальних странствий зовет...

  Глава 1
  Глава 2
  Глава 3
  Глава 4
  Глава 5
  Глава 6
  Глава 7
  Глава 8
  Глава 9
  Глава 10
  Глава 11
  Глава 12
  Глава 13
  Глава 14
  Глава 15
  Глава 16
  Глава 17
  Глава 18
  Глава 19
  Глава 20
  Глава 21
  Глава 22
  Глава 23
  Глава 24
  Глава 25
  Глава 26
  Глава 27
  Глава 28
  Глава 29
  Глава 30
  Глава 31
  Глава 32
  Глава 33
  Глава 34
  Глава 35
  Глава 36
  Глава 37
  Глава 38
  Эпилог
  
  -1-
  Каково это, когда твое имя становится частью истории? Думаю, что никто из великих путешественников об этом не задумывался. В процессе. Возможно, позже, когда открытие совершено, и наступает время пожинать лавры... Да и то, как можно знать наверняка, что свалившаяся на голову слава не мимолетна, и потомки будут помнить твое имя в веках?
  Мда. Вот что значит, неохота учиться. Лезет в голову всякая философия. А курсовая, между прочим, по истории. И сдавать ее предстоит очень и очень скоро. Вот кто придумал, что будущим инженерам нужна эта самая история? Да еще и на выпускном курсе? Да еще и настолько, чтобы по ней курсач писать. Перед самым дипломом. А я еще тему выбрала сгоряча... Мама не горюй. "Выдающиеся личности Эпохи Великих Географических Открытий". Начало семестра не предвещало проблем, которые свалились на меня ближе к сессии, и я поддалась романтическому порыву, выбрав самую неисследованную и незадокументированную эпоху истории Сильмиррайна. Мир-над-облаками - это с древнего наречия. Красивое все-таки у нашего мира имя, хоть и труднопроизносимое.
  Снова я замечталась. Солнце, наверное, голову напекло. С хвостами я худо-бедно разобралась и даже диплом написала, вот только без курсовой по ненавистной истории меня до защиты не допустят.
  А солнышко и в самом деле припекало. Тень дерева, на травке под которым я устроилась лежа на животе и болтая в воздухе ногами, уползла куда-то в сторону. Я развернула крылья, складывая их наподобие зонтика над головой и энциклопедией, которую лениво листала в поисках вдохновения. Дурацкие пережитки прошлого! Прозрачные, с ярко-синими прожилками, как у бабочки. Толку от них не было никакого, даже в качестве зонтика от солнца: тень от крыльев получилась слабая и неоднородная. Говорят, когда-то сильфы летали. Но эволюция решила отказаться от столь бесполезного с ее точки зрения свойства нашего организма. Думаю, еще пара тысячелетий, и сильфы станут рождаться вообще без крыльев. Уже сейчас крылья не в моде. Пару десятков лет как. Многие родители купируют детям крылья еще во младенчестве. Это мои уперлись со своими патриархальными взглядами. А мне теперь ходи посмешищем. Даже одежду приходится или переделывать в ателье, или носить какой-то отстой. Все модное-навороченное уже давно шьется без прорезей под крылья. И ведь не избавиться от них теперь никак: после совершеннолетия крылья соединяются с нервной и кровеносной системой организма. Пытаться удалить их после этого - значит нарваться на риск полного паралича, а то и смерти. Даже если повезет, и осложнений не будет, то боль, говорят, адская, и рубцы потом на всю жизнь остаются.
  Ой, и снова я отвлеклась. А ведь курсач не то, чтобы не начат - я даже личность не выбрала, о которой писать. Выдающуюся, само собой разумеется. В эпоху Великих Географических Открытий других не водилось, по-моему. Невыдающиеся личности сидят дома, ниппу выращивают или бытовые приборы ремонтируют. В наше время сильфы уже угомонились, признав нецелесообразным дальнейшее исследование мира. Места на архипелаге хватало всем, и соваться в Дальние Пределы смысла нет никакого. Экономически невыгодно. То ли дело - мечтатели эпохи Великих Открытий. Я перевернула страницу энциклопедии.
  С разворота на меня смотрел самый выдающийся из всех мечтателей. И самый романтичный. Темная, почти черная от загара, обветренная ветрами странствий кожа. Иссиня-черные волосы, собранные в низкий хвост. Куча серебряных серег в левом ухе - от простых колец до талисманов-оберегов - наследие пиратского прошлого. Черный бархат крыльев может поспорить по глубине цвета с черным же бархатным камзолом с серебряным шитьем. Рука, затянутая в черную перчатку, лежит на эфесе сабли. Не церемониальная игрушка, а серьезное боевое оружие. На поясе слева - серебряный кортик - знак отличия офицера королевского флота. Лицо, сплошь покрытое татуировками, выдает уроженца Западных Островов. Только там до сих пор существует этот варварский обычай - отмечать рисунками на теле историю своих боевых подвигов. Говорят, мальчики получают свою первую татуировку в семь лет, когда проходят первое испытание и получают имя. Татуировки на лице - самые почетные, ибо их полагается наносить лишь за самые выдающиеся заслуги. Учитывая, что даже в наше время жители Западных Островов промышляют в основном пиратством, а в ту эпоху и подавно были грозой воздуха, можно предположить, что это были за подвиги. И все же, даже татуировки не портили это лицо. Впрочем, на загорелой коже черные узоры не так уж бросались в глаза. В отличие от ослепительной улыбки. Ах эта улыбка... Сердца скольких придворных дам вы разбили, улыбаясь не им, лорд Сильфар?
  Я перевернулась на спину, мечтательно глядя в небо. Точнее, попыталась. Крылья опять мешали, неудобно подворачиваясь. Вот уж бесполезные отростки! Кое-как устроившись, попыталась вернуть взгляду мечтательность. Почти получилось.
  Итак, что мы знаем о лорде Сильфаре? Капитан брига "Варна". Великий путешественник. Половину известных ныне земель открыл именно он со своей лихой командой. Любимец женщин, не отвечавший им, впрочем, взаимностью. Говорят, он был влюблен в прекрасную фату, которая исчезла, разбив его сердце. Не понимаю, как могла исчезнуть та, кого не существует? Ведь фаты - это вымышленные существа, это же все знают. Вроде бы духи-прорицатели или что-то в этом роде. Но капитан Сильфар так явно не считал, ибо однажды он отправился в путешествие, из которого так и не вернулся.
  Говорят, истосковавшись по своей фате, он взял своих самых верных людей и направил "Варну" прямиком на запад, туда, где облака сползают за край земли, устилая собой ложе для уставшего за день солнца. По другой версии, капитан предполагал наличие еще одного архипелага типа нашего далеко-далеко на западе. Но то ли он ошибался, то ли стал жертвой предавшей его стихии. Дальнейшая судьба брига "Варна" окутана тайной.
  Лично мне хотелось думать, что он нашел-таки свою фату, и они поселились где-то на островах неизведанных архипелагов. Уж слишком не вязалась с образом лихого капитана банальная ошибка. Да и "Варна" - судно надежное, стихия Воздуха для нее родная. Как и для ее тезки - великолепного грациозного создания, нынче считавшегося вымершим.
  Решено, буду писать про капитана Сильфара. Тем более, что тема на слуху: недавно по визору мелькали сообщения, что нашлась какая-то рукопись, которая может пролить свет на судьбу капитана. Вроде как дневник одного из его спутников. Документ извлекли из шкатулки, найденной в брюхе кайта. Он был сильно поврежден, но ученые накинулись на него, как мухи на сами-знаете-что. И не только историки и географы. Биологи тоже ввязались в общую свалку. Ведь если будет доказано, что кайт проглотил злосчастную рукопись, пока та была еще "свеженькой", то это подтвердит гипотезу о том, что кайты могут жить по пятьсот лет и даже больше.
  Я широко зевнула. Меня разморило: сказывались бессонные ночи, проведенные за конспектами. Ветерок из-за края земли (а я пристроилась прямо над обрывом на краю университетского острова) нежно обдувал меня, не давая изжариться на обманчиво ласковом весеннем солнышке. Время от времени он даже приносил клочки облаков, и тогда я слегка ежилась от их влажной прохлады. Глаза слипались, при каждом моргании веки поднимались все медленнее, тяжелея.
  
  -2-
  Наверное, я все-таки заснула.
  Из сна меня вырвало резко и внезапно, подбросив от ощутимого толчка. Ну кто там кровать трясет? Я распахнула глаза. Тряслась не кровать. Трясся весь уступ, на котором я прикорнула на травке, сморенная весенним ласковым солнышком. Я резко подскочила, энциклопедия шлепнулась на траву. Раздался треск. Что-то ухнуло, и кусок земли, на котором находилась моя полянка, начал медленно, но неумолимо проседать. В панике я схватила рюкзак и побежала к месту разлома. Уже на полдороги вспомнила про энциклопедию и не нашла ничего более разумного, чем вернуться за ней. Все-таки книга библиотечная. Платить за утерянный экземпляр не хотелось.
  До книги я не добежала. Земля ухнула. Все вокруг меня завертелось. Клочья травы, комки земли, кусты. Мимо пролетела энциклопедия, шелестя страницами. Кувыркаясь мимо меня, она издевательски открылась на странице с лордом Сильфаром. Капитан ослепительно улыбался мне с глянцевой картинки, подмигивая.
  Я летела в бездну. Обвалившийся уступ увлекал меня за собой. Ухватиться за что-либо я не успевала. Перед глазами промелькнул край свежеобнажившейся земли и пропал далеко вверху. Нижняя сторона университетского острова топорщилась корнями, в которых запутались обрывки облаков. Биологи который год уже "паслись" в этих зарослях, изучая местную экосистему. Существовала даже теория, что острова наши летают именно благодаря этим самым зарослям корней. Якобы, в них водятся некие микроорганизмы, вырабатывающие газ, удерживающий острова на плаву. Не знаю, не уверена. Я, конечно, не биолог, но как будущий инженер, скажу, что все-таки, чтобы держать такую махину в воздухе, одного газа недостаточно. Тут что-то еще.
  Ладно, пран с ним, с тем газом, а вот в корнях может быть мое спасение. Однако, попытка ухватиться за свешивающиеся вниз корни провалилась. Я отчаянно замахала крыльями, но толку от этих атавизмов было ноль. Левое выгнулось под встречным ветром, больно выворачиваясь, словно зонтик в ураган. Я зашипела сквозь зубы, срываясь в штопор. Прямо под ногами разверзлась воронка шторма. Так вот что стало причиной обвала! Впрочем, о причинах обвала размышлять было некогда: мою тушку неотвратимо затягивало в воронку.
  Шторм ударил внезапно, меня дернуло, точно марионетку, кукловод которой потянул за ниточки. Ниточки запутались. Вихрь ломал и крутил мое тело, а я ничего не могла поделать. Сознание уходило плавно и неторопливо.
  ***
  Луч закатного солнца скользил по моей щеке, щекотал в носу и лез в левый глаз. Застонав, пошевелилась, пробуя сесть. Получилось. Почти. Что-то сильно мешало. Скосив глаза, поняла, что мешал рюкзак, зацепившийся лямкой за корягу. Дернула. Раздался треск, и я полетела на спину. Треск раздался снова, на этот раз сзади. Трещали явно мои крылья. Там что, еще осталось чему ломаться?
  Кое-как собрав себя в кучку, я с оханьем и стонами поднялась на ноги. Ощупала себя. На удивление, сломано ничего не было. Кроме пенала, в котором я таскала чертежные принадлежности. Хрустел именно он, а не крылья, как мне показалось сперва.
  Огляделась по сторонам. Местность была незнакомая. По-моему, вообще не наш остров. На Университетском нет таких деревьев: темно-зеленые мелкие листочки, облепившие плотно вытянутый вверх ствол. Деревья походили на мохнатые зеленые веретена (были такие приспособления еще до изобретения механической прялки), выстроившиеся ровным строем вдоль вымощенной желтоватыми булыжниками дороги. Таких дорог на нашем острове тоже не было. Да и вообще, сомневаюсь, что они еще где-то остались. Это ведь такой анахронизм! Так перестали мостить лет двести тому. Я что, на Прайме? Говорят, тамошний музей под открытым небом - единственный, в котором сохранилась такая дорога. А также старинные ветряные мельницы. Вон, одна, кстати, виднеется. Ого. Еще и рабочая!
  Я решительно потопала в сторону мельницы. Там точно должен кто-то быть, кто подскажет дорогу до причала. Музейный смотритель какой-нибудь. Ума не приложу, как меня могло занести на Прайм: это же в нескольких сотнях воздушных лиг от нас. Но мне срочно нужно было вернуться на Университетский. Послезавтра крайний срок сдачи курсача по ненавистной истории, и если я его не успею написать к тому времени, плакала моя защита. Просто не допустят. И значения не имеет, что мой проект - уникален.
  Не скажу, что дорога из желтых булыжников была такая уж удобная. Даже в моих спортивных ботинках топать по ней - то еще удовольствие. А каково променад по такой дорожке было совершать на каблуках... Брр. Нет уж, увольте.
  Позади послышался скрип. Обернулась. Ко мне приближалась устланная соломой бричка, которую тащили две флегматичные патрии. Когти на мощных лапах птиц были подпилены, мощные клювы стягивала прочная кожаная сбруя. Бричкой правил мужичок колоритной такой деревенской наружности. Круглая шапка горшком была натянута по самые уши, а замшевый жилет украшен цветастой вышивкой явно ручной работы. Крылья у мужичка, наоборот, были серые какие-то, мохнатые даже слегка. Всю прочую внешность скрывала густая окладистая борода.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровалась я с дяденькой. - Не подвезете до мельницы? Или подскажите, пожалуйста, где ближайший причал, мне на паром на межостров нужно.
  - Тьфу, ты, баба гулящая, вырядилась тут. Стыд бы поимела, - сплюнул мужичок сквозь щербатые зубы и подстегнул птиц. Патрии жалобно взвизгнули, но послушно прибавили ходу, обдав меня клубами дорожной пыли.
  Я удивленно смотрела вслед живенько удаляющемуся от меня транспорту. Нет, ну ладно, подвозить не хочешь - не подвози. А обзываться то чего? На всякий случай осмотрела свою одежду: может, порвалось где неприлично, а я и не заметила? Да не, одежда была в порядке. Ну, относительном. Зеленое пятно от травы на левой коленке светло-голубых узких брюк их, конечно, не красило. Майка была тоже на месте: не порвалась, не растянулась, не помялась. Может, прическа моя ему не понравилась? Как раз сегодня утром я отпраздновала сдачу хвостов походом в парикмахерскую и теперь щеголяла ярко-голубым цветом моих коротких, до плеч, волос. Мастер обещала, что краска стойкая и продержится хотя бы пару месяцев. В рюкзаке у меня лежал тщательно закупоренный флакон с запасной краской - корни подкрашивать, когда отрастут. Да, пожалуй, именно цвет волос мужичка и смутил.
  Пожав плечами, продолжила путь. Нечего тормозить. Солнце скоро баиньки отправится, а мельница как-то особо ближе пока не становится.
  
  -3-
  Спустя терцию, мельница все так же маячила на горизонте, а вот солнце наоборот, за этот самый горизонт закатилось. Было пока не совсем темно, ведь светило все еще гостило на нашей половине мира, хоть и опустилось ниже уровня островов. Однако, сумерки легкости моему передвижению не добавляли. Ноги подворачивались на неровных булыжниках и гудели. В животе раздавались мелодичные трели. Пока еще мелодичные. Очень скоро они станут требовательными, а потом и вообще - угрожающими.
  Я уста-а-ала. Хоть бы попутка какая подвернулась что ли. Но кроме давешнего мужичка на бричке, никто больше не проезжал. Я вообще за все время, пока топаю, ни одного признака цивилизации не заметила. Только мельница на горизонте. Ну, и дорога.
  Загадка мельницы-убегайки решилась до отвращения просто: мельница стояла в стороне от дороги, огибавшей ее по огромной дуге. Все это время я шла в обход вредного строения, сама не замечая, что забираю вправо вместе с дорогой. Зато я пришла в деревню. Или село. Не знаю я точно, как такой населенный пункт классифицируется. Во времена, к которым принадлежит дорога из желтого камня, может, и за городок сошел бы.
  Узкие домики жались друг к дружке, выстраиваясь вдоль не менее узких улочек. Домики были симпатичные, выбеленные, стены поддерживали потемневшие от времени деревянные балки. Все вроде бы опрятненько и мило, только вот все равно мне не по себе было как-то. Народу на улицах никого, фонари не горят. Только редкий тусклый свет из окон позволял хоть как-то надеяться, что я не переломаю ноги на мостовой, в которую перешла дорога из желтого камня.
  Я брела по узкой кривой улочке и, если честно, недоумевала. Ни указателей, ни даже табличек с номерами домов, ни прохожих, у которых можно дорогу до причала спросить. Повымерли они, что ли? Только раз мне старушка с плетеной из лозы корзиной, накрытой вышитым полотенцем, встретилась,но при виде меня, она что-то забормотала (по-моему, я расслышала "свят, свят, свят") и поспешно скрылась в переулке. Бежать за бабулей я не стала. Да и странная она какая-то, одета по моде трехсотлетней давности. Нет, реально: чепец какой-то с рюшами, черная юбка в пол... Из этих что ли, из ряженых? А от меня тогда чего шугаться, они же ко всяким туристам привычные должны быть. Подумаешь, голубые волосы.
  Задумавшись о поведении пугливой старушки, я сама не заметила, как наконец-то добрела до надежды поговорить хоть с кем-то вменяемым. Надежда предстала передо мной в обличьи гостеприимно распахнувшей двери кафешки. Точнее, вывеска над дверью сообщала, что передо мной трактир "Три капитана". Для тех, до кого не дошло, на вывеске были изображены три далеко не трезвых подозрительных типа явно пиратской наружности, одетых по моде эпохи Великих Географических Открытий. Колоритненько. Подобрав волочившиеся по пыльной мостовой крылья и рюкзак, я решительно переступила порог, словно бабочка, стремясь к свету, теплу и ароматам вкусняшек. Облом.
  Таверна явно всячески постаралась оправдать свое архаичное название. Пахло кислым пивом, табачным дымом и чем-то подгоревшим. Мой изрядно проголодавшийся желудок, однако, счел последний запах вполне аппетитным и радостно заурчал. Мдя. Если я буду его слушать, лежать мне назавтра с отравлением.
  Посетителей в таверне почти не было. Пьяная компания в центре зала - похоже, актеры из музея, что-то отмечающие. Окончание рабочего дня, скорее всего. Явно прямиком с работы: все пятеро в исторических костюмах. Кое-кому завтра предстоит выговор, судя по тому, как беспечно ребята макали рукава камзолов в расплывшуюся по столу лужу красного вина. Да за столиком в углу примостился тип бомжацкого вида. При моем появлении тип даже головы не поднял, все так же сидел, уставившись в полную кружку пива, стоявшую перед ним.
  Румяный пухленький бармен (или следует говорить трактирщик, раз заведение гордо именует себя трактиром?) лениво протирал стойку полотенцем не первой свежести. При виде меня, взгляд его слегка оживился. Мне сразу захотелось проверить количество налички в кошельке. В то, что в этой дыре принимают карточки мне как-то не верилось.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровалась с трактирщиком. - Подскажите, пожалуйста, где ближайший причал?
  - Заказывать будешь? У нас есть пиво. Неразбавленное почти. И вино, но вино дорогое, - выдал трактирщик мне в ответ.
  - Буду. Только без этого вашего неразбавленного. Поесть что-то и лимонад или компотик какой-нибудь. Так как насчет причала? Далеко он?
  - Деньги покажи. Знаем мы вашу братию. Назаказываете, а потом натурой норовите рассчитаться вместо звонкой монеты, - трактирщик не спешил отвечать на мой вопрос. Да и вообще, вежливостью не отличался. Как он с работы еще не вылетел, с таким-то отношением к клиентам? Или это часть антуража, и он просто отыгрывает свою роль?
  - Натурой - это как? - не поняла я. - Кофеварку настроить что ли?
  Трактирщик смотрел на меня, как на больную. Тяжелый случай. Шуток, по-моему, не понимает вообще.
  - Вот, - пожав плечами, достала из рюкзака кошелек и демонстративно помахала пачкой банкнот у трактирщика перед носом. Невежливо, но зато вполне в духе разыгрываемого представления.
  - Что за бумажки ты мне тычешь? Монеты покажи. Нет денег - нет еды.
  - Какие монеты? Мелочь что ли? - Я вообще ничего не понимала.
  - Вин, отстань от девушки. Принеси ей, что заказывает, я плачу, - раздался хриплый голос из угла.
  Я оглянулась. Бомжеватый тип поднял голову, оторвавшись от созерцания полной кружки. Увидев, что я на него смотрю, сделал приглашающий жест, или, мол, присаживайся.
  Делать мне нечего, как со всякими мутными типами по трактирам штаны просиживать. Фыркнув, хотела гордо отвернуться, но наткнулась на пьяные взгляды веселой компании и передумала. Лучше один незнакомый трезвый мужик, чем пятеро незнакомых пьяных мужиков. Может, хоть от него местоположение причала узнаю. Трактирщик мои вопросы, похоже, решил упорно игнорировать.
  Присела за столик, напротив типа. Передо мной о столешницу тут же хлопнулась кружка. С пивом. Набрала в грудь воздуха, чтобы напомнить, что я просила что-то безалкогольное, но трактирщик уже удалялся к стойке. Вздохнув, уставилась на кружку. Пиво не вдохновляло.
  Я гипнотизировала свою кружку, тип напротив - свою. Мы оба молчали, заговорить никто не пытался. Спустя пару минут, смотреть на пиво мне надоело, и я покосилась на своего соседа по столу. Смуглый, загорелый, весь какой-то чумазый. Молодой. Старше меня, но не намного. Криво повязанный черный платок скрывал волосы, наползая на левое ухо. Глаза черные, неожиданно яркие. Крылья под плащом скрыты, не видно. Кисть правой руки замотана какой-то тряпкой в бурых пятнах.
  - Ты не местная, - утвердительно выдал тип, когда стало понятно, что молчание чересчур уже неприлично затянулось.
  - Неа, - согласилась, а чего спорить с очевидным. - А что это за остров, кстати?
  - Прайм, - в голосе типа прорезались нотки интереса. - А как так вышло, что ты не в курсе?
  - Да... - Я замялась. Как объяснить свое появление на острове, чтобы меня не сочли сумасшедшей, я не представляла. - Занесло штормом, - вроде и правду сказала, и обтекаемо вполне.
  - Ясно. Значит, ищешь корабль, чтобы свалить?
  - Ищу. До Университетского отсюда что-то ходит?
  - Вряд ли. Но могу подбросить на Сегунду.
  - Можешь подбросить?
  - Да. Я капитан.
  - Ага. Скажи еще, что тебя Сильфар зовут, - недоверчиво рассмеялась я. - Заливаешь же.
  - Какой Сильфар? - Не понял мой собеседник. - Дрейк мое имя. Дрейк Барни.
  - Сиг Мара, - представилась своим студенческим прозвищем. Настоящее имя называть не хотелось, да и имя персонажа из детских сказок настолько ко мне прилипло за годы учебы, что я уже считала его своим.
  - Очень приятно, Сиг, - улыбнулся мне новый знакомый. Ох ты ж! Вот это улыбка. Теперь я поверила, что он капитан. Да если бы он мне при вербовке так улыбнулся, я бы без раздумий нанялась к нему в команду, даже не поинтересовавшись, есть ли у него корабль. А кстати.
  - А корабль у тебя есть, капитан Дрейк?
  - А то. "Мечта" - лучший бриг на всем архипелаге! Правда, потрепало ее, иду ремонтироваться, да и в команде недобор, но это мелочи, до Сегунды домчу, тебе нечего беспокоиться, - махнул рукой он. При этом жесте рукав его куртки слегка задрался, обнажив полоску содранной кожи на запястье. Словно след от браслета, который натирал.
  Заметив, куда я смотрю, Дрейк поспешно одернул рукав, прикрывая запястье. Хм.
  
  -4-
  Мне принесли еду. Сижу. Смотрю на ЭТО. Это что, мясо? Меня передернуло.
  - Малыш, ты чего? - От Дрейка моя реакция не укрылась.
  - Это мясо, - ответила обреченно.
  - Ну да, а ты чего хотела? Рыбы? - Рассмеялся он. - Так тут таких деликатесов не подают, тут все по-простому.
  - Но ведь... это же варварство! Это же зверушку убить нужно было... По-настоящему! - Я была в растерянности. Нет, я понимаю, колорит эпохи и все такое, но мясо? От употребления в пищу мяса сильфы уже лет сто пятьдесят тому отказались, и правильно сделали.
  - Эй, детка, ты с какого острова свалилась? - А этому типу все бы зубы скалить.
  - С Университетского, я же говорила, - терпеливо повторила я. - И не называй меня "детка".
  - Хорошо, малыш, не буду, - и снова он ржет!
  - Я НЕ МАЛЫШ! - Психанула я. Нет, ну сколько можно? Я же представилась. Почему нельзя называть по имени, пусть оно и не настоящее.
  - Этот оборванец тебя обижает, куколка? - Раздалось позади.
  На мое плечо опустилась тяжелая рука. От рукава ощутимо воняло подкисшим красным вином. Я дернула плечом, пытаясь сбросить незваную конечность. Не помогло, вымазанные в жирном соусе пальцы вцепились крепче, разворачивая меня лицом к говорившему. Один из ряженых актеров, выпивавших в центре зала.
  - Почем просишь, куколка? Такая цаца должна дорого брать, всяким нищебродам не по карману. То ли дело - мы с ребятами. Даже скидку оптовым клиентам не попросим, - мужика ощутимо пошатывало, даже крылья не помогали равновесие удержать, а аромат перегара буквально сбивал с ног. Если бы не сидела, точно бы не устояла.
  - Простите, вы меня с кем-то перепутали, наверное, - начала вполне мирно, одновременно пытаясь аккуратно снять руку пьяного со своего плеча. С такими главное - не делать резких движений и говорить помягче, чтобы не подумал, что нарываюсь.
  - Гы, Брин, гляди, она еще и торгуется, - заржал ряженый.
  - Дык, мы ей быстро сейчас цену собьем, вместе со спесью, - пророкотал здоровенный детина в костюме стражника, с грацией хорошо откормленного поттама поднимаясь из-за стола. Ну, я так подумала, что стражника, я в исторических костюмах не особенно разбираюсь.
  - Сержант, отпусти девушку, видишь, она не настроена общаться с невежами, - тихо проговорил Дрейк, не поднимая глаз от своей кружки. Все еще до краев полной, между прочим. Я вообще не видела, чтобы он к этому пойлу притрагивался, зачем заказывал, спрашивается? Или ему тоже вместо заказанного лимонада пиво принесли?
  - Брин, а Брин, оборванец что-то вякнул, или мне послышалось? - Мой 'клиент' явно нарывался, если не платное удовольствие получить, так хоть размяться как следует. - Крошка, идем по-хорошему, пока звонкую монету предлагаю, а то ведь я могу и по-другому попросить.
  Меня схватили за руку, вынуждая встать. В следующую секунду, сержант уже летел на пол, а Дрейк оказался рядом со мной. Быстрый же он, я даже не заметила, когда он вскочил с места: только что сидел пиво гипнотизировал, и уже тут стоит, трясет кистью.
  - Лоб у него твердый, зараза, - пояснил мне капитан. - Нужно было в нос бить, но жалко, я ж и разбить могу ненароком.
  Ну да, ну да. Жалко. А охрана тут никакая не предусмотрена,чтобы хулиганы к посетителям не цеплялись? И куда трактирщик вообще смотрит, пока его пьяные клиенты к приличным девушкам пристают?
  Пока я размышляла, Брин все-таки сумел выбраться из-за стола и, плавно покачиваясь и растопырив крылья, приближался к нам. Похоже, дядя был настроен серьезно: в его руке я заметила сверкнувшее лезвие ножа. А вот это уже несмешно.
  - Дрейк, - напряженно проговорила я. - У него нож.
  - Вижу.
  - Может, охрану позовем?
  - Они и есть охрана. Не стоит звать. Пусть лучше по одному подходят. Со всей оравой сразу я сейчас не справлюсь.
  - Только сейчас?
  - Ну, в лучшие времена, мог бы попытаться, - ага, а ты скромняшка, капитан.
  Брин, набрав разгон, несся на нас.
  - Уйди, - тихо скомандовал мне Дрейк.
  - Куда? - Не поняла я.
  - С его траектории. И из-под моей руки. Быстро!
  Взвизгнув, я не нашла ничего лучшего, чем залезть на стол. С ногами. Брин пролетел мимо меня, врезавшись в стену. Пока его туша плавно сползала по стеночке, а с полки один за другим сыпались расставленные там горшки, Дрейк осмотрел нож, оказавшийся в его руке, презрительно фыркнул, и отбросил лезвие в сторону. Это послужило командой для оставшихся троих выпивох. Взревев, они подорвались к нам.
  Ну все. Я решила, что пора присоединиться к веселью. Посему, схватила кружку с пивом и швырнула ее в первого из нападавших. Попала. В Дрейка. Тот выругался сквозь зубы, глянув на меня через плечо с укоризной. В этот момент моя несостоявшаяся цель как раз добралась до капитана, и тот, получив по голове, мешком свалился под стол.
  А вот теперь точно все. Между прочим, это мой капитан! В смысле, он обещал меня вывезти из этой дыры, и я не позволю портить мой билет в цивилизацию ударами по голове! Вторая кружка полетела в обидчика. На этот раз я попала в того, в кого целилась. Правда, толку от этого. Этот лоб разве что пьянее стал от пива, выплеснувшегося прямо ему в лицо, а тут и его товарищи подтянулись.
  - Так, повеселились и хватит, - о, трактирщик заметил нашу драку. - Свен, забирай своих ребят, и валите по домам. Лейтенант вас и так за пьянку завтра по головке не погладит, хотите еще и за дебош отвечать?
  Самый трезвый из всей компании - невысокий кудрявый крепыш с пурпурными крыльями, что-то пробурчал, но послушно тормознул приятелей, сверкнув на меня недовольным взглядом. Я со стола слезать пока не спешила.
  Подхватив слабо шевелящихся Брина и этого, первого, горячего парня, веселая компания направилась к выходу из трактира.
  - Так, а за ущерб кто платить будет? - Повернулся ко мне трактирщик. Оп-па. А я тут при чем?
  - Держи, этого должно хватить, - из-под стола высунулась рука Дрейка, хлопнув о столешницу несколько серебряных монет. Вслед за рукой показался остальной Дрейк. Ого. Да этого хватит не только ущерб оплатить, но и весь трактир купить целиком. Монеты были старинные, за такие на аукционе пару десятков тысяч за каждую дадут. Я вытаращила глаза.
  - Идем, Сиг, малыш. Нас тут не любят, - махнул мне Дрейк и, подхватив свой мешок, валявшийся под столом, гордо направился к выходу.
  Пожав плечами, спрыгнула со стола и потопала за ним. Трактирщик, что-то бурча себе под нос, собирал со стола монеты.
  
  -5-
  - И далеко мы идем? - Спросила, пытаясь догнать своего спутника. Это мне никак не удавалось: шагал Дрейк широко и быстро.
  - На корабль, ты же убраться отсюда хотела поскорее.
  - А причал разве не в селе? - Удивилась я.
  - Каком селе? - Не понял Дрейк.
  - Ну этом, из которого мы только что благополучно вышли, - и теперь топаем напрямик через поле неизвестно куда. Был бы Дрейк маньяком, ему бы очень повезло: беспечная и беззащитная девица, ночь (пока мы развлекались в трактире, на улице стемнело окончательно), ни души вокруг... - Или это все-таки деревня? Не разбираюсь я.
  - Вообще-то это был город, - смешно ему. - Так откуда ты, говоришь, свалилась на мою голову?
  - С Университетского, - еще раз повторила я. Да сколько можно переспрашивать-то?
  - А где это? Что-то я не припомню такого острова, а я вроде как в этом мире хорошо ориентируюсь... Профессия обязывает.
  - Ммм... От прайма это юго-запад получается. Вроде бы. Я не очень в географии разбираюсь. Я инженер, а не географ. Но не знать Университетский? Ты как капитаном стал вообще? - Насколько я знала, на капитана во-первых учиться лет десять нужно было, и в программу география, конечно же, входила. А во-вторых, последние три курса только на нашем острове обучали.
  - Да как, как. Как обычно. Старик сдавать начал, лажал часто, и мы... - Дрейк оборвал себя на полуслове. - В общем, как все.
  Что-то он не договаривает. Ну и как можно не знать, где Университетский? Надеюсь, дорогу до Сегунды, до которой он обещал меня подкинуть, капитан хорошо помнит. Ой, сомневалась я, что он и в самом деле капитан. Заливал, наверное, чтобы девушку впечатлить.
  - Все, привал, - мы дошли до небольшой рощицы на краю острова. Дрейк скинул мешок с плеча и плюхнулся на травку под деревом.
  Я осталась стоять, недоуменно глядя на него сверху вниз.
  - Присаживайся, малыш, - похлопал он по траве возле себя. - В ногах правды нет, а нам до рассвета ждать.
  - Чего ждать? - Садиться я не спешила.
  - Пока мои корабль подгонят. Мы на рассвете здесь встретиться условились. Правда, я в таверне переночевать рассчитывал, но твоя популярность у мужского пола все планы испортила.
  Ага, значит это не трактир, а таверна была?
  - А почему на корабле нельзя переночевать? - Не поняла я. - Зачем такие сложности с условным местом, пошли бы напрямую к причалу. Или он далеко от города?
  - Да нет, недалеко, просто... - Дрейк снова замялся. - Нельзя нам к причалу пока соваться. Тем более, тут, на Прайме.
  - Это еще почему?
  - Почему, почему... Потому. Оно тебе надо, малыш?
  - Слушай, ну сколько можно-то? Какой я тебе малыш? - Я пылала праведным гневом. - Ты можешь меня нормально, по имени, звать.
  - Могу. Но зачем?
  Что ответить на такой вопрос, я не придумала. Точнее, один ответ был, но непечатный какой-то. Решила не портить себе репутацию в глазах спутника и промолчать. Села, насупившись. Молчу. Первым не выдержал и прервал неловкую паузу мой желудок, которому еще терцию назад пообещали ужин, но подло обманули. Трель вышла знатная.
  - Сухофрукты есть, будешь? - Усмехнулся Дрейк. - Ты же так и не поела, верно?
  - Когда бы я успела? Пока ты там кулаками махал? Тем более, там же мясо было.
  - А что не так с мясом-то? - Он явно не понимал. - Чудная ты. Помоги, - мне протянули мешок, горловина которого была стянута веревкой, завязанной узлом. Справиться с тугим узлом одной рукой у Дрейка не получалось.
  - Что с рукой? - Спросила я, кивая на повязку.
  - Ничего серьезного, не обращай внимания, - отмахнулся капитан. Как-то слишком поспешно отмахнулся, словно неприятны ему расспросы на эту тему.
  Сказано "не обращай" - не буду. Но отметку о подозрительном поведении спутника себе сделала. У меня уже целая коллекция таких собралась. Этот, на первый взгляд, симпатичный и открытый молодой человек при ближайшем рассмотрении оказался не таким уж и открытым. Точнее, я бы сказала, что подозрительный он какой-то. И чем дальше - тем больше. Еще немного, и я начну жалеть, что с ним пошла, а не осталась и не попыталась все-таки расспросить трактирщика.
  Сухофрукты были так себе, но мой с утра не видевший еды и уже начавший забывать, как она выглядит желудок был рад и им.
  Дрейк сидел, привалившись спиной к дереву и прикрыв глаза. Пользуясь случаем, решила присмотреться повнимательнее. Сейчас, когда капитан не улыбался, да и вообще расслабился, погрузившись в свои мысли, выглядел он старше, чем мне показалось вначале. Я сразу подумала, что Дрейк мой сверстник, плюс-минус. Но сейчас я бы дала ему лет тридцать-тридцать пять. Так что, доучиться на капитана время у него было, похоже. Но вот не знать Университетский остров? По этому пункту мои подозрения оставались в силе. В свете полной луны лицо капитала выглядело уставшим и каким-то изможденным. Разводы на смуглой коже, которые я приняла за грязь, при ближайшем рассмотрении оказались застарелыми синяками. Впрочем, грязь тоже была. Тщательно размазанная так, чтобы прикрыть татуировки. Ага, значит Дрейк - уроженец западных островов. Интересно, зачем он это скрывает? Съехавший на левое ухо платок, как я понимаю, призван скрыть дырочки для многочисленных серег.
  - И что, нравлюсь? - Вот гад, заметил, что я его рассматриваю.
  - Не очень, - я смутилась, но подать вид при этом типе значило нарваться на постоянные подколки. Знаем таких. - В трактире ты мне поприличнее показался. Видимо, из-за плохого освещения.
  - А сейчас, значит, рассмотрела и не в восхищение моим обаянием прошло, - заржал Дрейк.
  - Что-то типа того, - не стала спорить я с очевидным. - Ты явно не такой душка, каким хочешь казаться.
  - А я и не хочу казаться, я ведь пиратский капитан, - снова смеется, только глаза серьезные, я успела заметить, прежде, чем в сторону отвел. - Нам положено быть не душками, а злобными и кровожадными злодеями.
  - Ну, на злобного кровожадного злодея ты пока не тянешь, извини, - подхватила я шутку. - Попробуй еще перед зеркалом порепетировать. Заодно и умоешься. А то сейчас больше на беглого каторжника похож, чем на бравого пиратского капитана.
  Мне показалось, что при моих последних словах Дрейк слегка напрягся, но потом расслабился и снова заржал в голос.
  Так мы и сидели, лениво перекидываясь парой слов время от времени. Ночь была теплой, из кустов доносились трели светляков, помигивали первые огоньки. Судя по количеству выступающих, перед рассветом, когда они все свои фонарики позажигают, здесь будет светло как днем. Странно, рановато они в этом году орать начали, весна еще только на исходе. Обычно не раньше середины лета поют.
  Видимо, я задремала. Почувствовав легкое прикосновение к своей щеке, только сонно улыбнулась и попыталась перевернуться на другой бок.
  - Просыпайся, малыш, - будивший меня голос был знаком, но смутно. - Корабль подан, добро пожаловать на борт.
  Корабль? Какой корабль? Я не заказывала никакой корабль. Я резко проснулась. Точно. Корабль. Я же не в общаге, а неизвестно где, и жду корабль в компании с неизвестно кем.
  Неизвестно кто уже вскочил и полными восторга глазами вглядывался куда-то в предрассветный туман, стеной клубящийся у края острова. На лице Дрейка был написан такое счастье, будто он там любовь всей своей жизни увидел, а не просто корабль.
  Впрочем, в следующее мгновение выражение моего лица можно было охарактеризовать точно так же.
  Из стены тумана величественно и неторопливо выступало самое прекрасное судно, которое я когда-либо видела в своей жизни. Старинный парусный бриг. Его деревянные борта изгибались изящными линиями, лопасти рулевых винтов лениво вращались, позволяя кораблю маневрировать. Высокие стройные мачты вспарывали завесу тумана, захватывая его клочья с собой. А нет, это не клочья тумана на них повисли, это приспущенные паруса. Я задохнулась от восторга.
  - Эй, кэп, ты тама? - Бас, раздавшийся с борта корабля, заставил меня вздрогнуть и подпрыгнуть от неожиданности. Не слабее пароходного гудка, однако. Дрейк покосился на меня и заржал.
  - Тута, тута, кидай канат уже. Вы же с хвостом, как я понимаю?
  - Ну есть немного, - прогудело с брига. - Но в таком тумане у нас фора хорошая.
  На землю у ног капитана шлепнулся конец толстого каната с завязанными на нем через равные промежутки узлами.
  - Знаю, я ваши "немного", - пробурчал Дрейк. - Я с пассажиром, кстати. Принимайте гостей на борт.
  Мне кивнули на канат. Я что, по этой веревке должна на борт лезть? Да я же сорвусь на полпути!
  - Ну, чего тормозишь? - Нетерпеливо рыкнул на меня Дрейк.
  - А как? Я не умею. И боюсь.
  - Трусиха, - закати глаза он. - Рюкзак за спину, хватаешься за канат покрепче, подтягиваешься за узлы и лезешь. Ничего сложного. Я конец придержу, чтобы не болтался, не свалишься.
  Что делать, кивнула, сглотнув подступивший к горлу ком страха. Можно, конечно, было отказаться, вернуться в село, которое город, и попытаться найти более цивилизованный способ выбраться из этой дыры. Но логика моя в тот момент то ли еще не проснулась, то ли временно витала в высших сферах, отправившись туда под впечатлением от великолепного красавца-брига... В общем она была не со мной. Как и здравый смысл. И я полезла.
  Наверху меня встречала парочка бородатых мужиков подозрительной наружности. И эти ряженые. Тоже сотрудники музея, взявшие покататься ценный экспонат?
  Пока я пялилась на мужиков, а мужики пялились на меня, Дрейк буквально взлетел на борт. Чудеса акробатики просто, учитывая, что лез он, хватаясь всего одной рукой. Перемотанную правую он старался держать в стороне, хоть и говорил мне, что ничего там серьезного. Тем не менее, я заметила, что прикосновения к повязке доставляют ему ощутимый дискомфорт.
  - Ну, здорово, пьянчуги! Соскучились? - Улыбка на лице капитана расползалась так широко, что с первого взгляда становилось понятно, кто именно тут соскучился больше всех. - Поднять паруса!
  
  -6-
  Канаты поскрипывали, рулевые винты гудели, натужно вращаясь. Бриг 'Мечта' плавно и неторопливо отчаливал от острова. Впрочем, неторопливость эта была кажущейся. Земля отдалялась довольно быстро, скрываясь в тумане. Только размытые силуэты деревьев, подсвеченные зеленоватым сиянием светляков, еще какое-то время маячили за бортом.
  Я маячила на том самом месте, куда спрыгнула, выбравшись по канату наверх. Дрейк куда-то умчался, бросив меня одиноко стоять на палубе. Куда идти и что делать, я не знала. Боцман (так я про себя окрестила обладателя пароходного баса) и еще парочка матросов носились мимо меня с сумасшедшей скоростью, то повисая на каких-то веревках, то снова куда-то убегая. Бриг медленно расправлял паруса.
  Несколько раз меня толкнули, больно пихнули локтем в бок, оттоптали ногу. Куда встать, чтобы никому не помешать, я не знала. Везде, где я бы ни оказалась, на меня обязательно натыкался один из членов команды.
  - Тьфу ты, баба, - смачно сплюнул себе под ноги боцман, споткнувшись об меня в очередной раз. - Дрейк, сволочь, ты кого притащил на корабль? - Заорал он во всю мощь своего голосищи. Я поколупала пальцем в оглохшем ухе. Там звенело.
  - Тебя что-то не устраивает, Френки? - Капитан внезапно появился за спиной боцмана. Только что не было, и тут раз - и стоит уже, недобро щурится.
  - Да нет, все устраивает, кэп, - тут же пошел на попятную Френки. - Только, девушку в каюту бы. Чтобы под ногами не путалась. Да и... женщина на корабле - плохая примета, - немного осмелев, выдал он, вызывающе уставившись на Дрейка.
  - А я на корабле - примета хорошая, так что мы друг дружку уравновешиваем, - заржал капитан, однако, смотрел на Френки он при этом совсем не со смехом. Если бы на меня так смотрели, тем более, непосредственный начальник... Я бы, наверное, тут же пошла уволилась по собственному желанию, слезно умоляя не платить мне последнюю зарплату. Это в лучшем случае. Громила-боцман, по-моему, думал точно так же. Иначе, почему бы он так заметно сбледнул?
  - Есть, кэп, да, кэп, то есть, понял кэп, - промямлил он. Ничего себе, он Дрейка боится.
  - Малыш, идем, покажу тебе каюту.
  - Я. Не. МАЛЫШ, - прошипела я сквозь зубы. Френки вздрогнул, зыркнув на меня, как на идиотку.
  - Не кипятись, малыш, - Дрейк откровенно потешался.
  - Френки, вы не покажете мне, где каюта? - Подчеркнуто вежливо обратилась я к боцману. - И простите, что я вам тут мешаю работать. Просто ваш капитан оказался немного большим засранцем, чем это можно было предположить по его помятому внешнему виду.
  Гордо задрав нос, я удалилась. Попыталась удалиться. Задранный нос помешал заметить очередной канат, змеей свернувшийся под ногами, и я полетела на палубу.
  Расквасить нос мне не дал рюкзак. На его лямках я повисла, так и не расквасив нос о натертые до блеска доски. На том конце рюкзака оказался капитан.
  - Сиг, ты даже падаешь не в ту сторону, - а Дрейку все весело. - Каюта там.
  Меня вздернули, поставив на ноги, и развернули в противоположную сторону, подтолкнув в спину. Потопала. Френки что-то пробормотал мне вслед, я так и не поняла, ворчательное или ободряющее.
  Каюта оказалась милой и уютной. Похоже, мне отвели каюту капитана. Узкая койка в углу, большой стол по центру. Книжные шкафы со стеклянными дверцами вдоль одной стены. Полка со странного вида и непонятного назначения приборами вдоль другой. Приборы были старинные, но начищенные до блеска и какие-то... настоящие, что ли? Обычно в музеях вещи выглядят мертвыми, как надгробные памятники самим себе. А эти дышали жизнью, будто их каждый день использовали, а потом заботливая рука ставила их обратно на полку, тщательно стерев малейшие пятнышки. На стене висела карта.
  - Ух ты, как здорово, даже карта современна эпохе! - Восхитилась я вслух.
  И было чему восхищаться: карта оказалась настоящим произведением искусства. Нарисованная, по-моему, на настоящем пергаменте, она поражала обилием деталей. В украшениях. Из полезной информации, на ней скромно присутствовал десяток центральных островов, включая Прайм и Сегунду. Остальное пространство было заполнено изображениями воздушных чудовищ и мифических существ. На месте Университетского, например, красовалась стая кайтов. Углы карты украшали Ветра: Борей, Зефир, Нот и Эвр. Эол был изображен вверху по центру, в круге из рун. Такова была традиция в эпоху Великих Географических Открытий: бога бурь, и, по совместительству, главного над всеми ветрами не могли обойти вниманием, рисуя карты. Однако, окружали защитным кругом: двумя концентрическими окружностями, между которыми были вписаны руны, дающие защиту от бурь, ураганов и прочих тайфунов, не редко бушевавших в воздухе нашего мира.
  - Да, карты у меня всегда самые свежие, - раздался хвастливый голос Дрейка у меня за спиной.
  Капитан сидел, развалившись в кресле и закинув ноги на стол. В его взгляде сквозила гордость, и, как обычно, легкая насмешка. Насмехался кэп над моими детскими восторгами кораблем, как я понимаю. Гордился им же. И правда, красавец-бриг стоил того, чтобы им гордиться. Хоть и был слегка потрепан, как я успела заметить. На одной из мачт верхняя рея была сломана а в правом борту зияла изрядная пробоина. Будто от настоящего пушечного ядра.
  Я плюхнулась на кресло напротив капитана, попытавшись, подражая ему, небрежно в этом кресле развалиться. Помешали крылья. Левое подвернулось, и я зашипела от боли в прищимленном кончике. Вечно у меня беда с левым, непослушное оно. Дрейк снова заржал. Что-то я постоянно его веселю, пора прекращать.
  - Долго до Сегунды? - Спросила недовольно, всем своим видом давая понять, что мне не нравится, когда надо мной насмехаются.
  - Денька два, если ветер попутный будет.
  - Что-о? - Вытаращила глаза я. - Какие два денька, тут от силы пара часов лету?
  - Сиг, откуда ты такая свалилась? - В который раз за время нашего знакомства спросил Дрейк.
  - С Университетского, я же говорила. И послезавтра мне нужно быть на кафедре, курсач сдавать. А не ползти к Сегунде. От нее же почти день еще лететь, и то, если билеты будут! А у меня не написано еще ничего! И литературы никакой под рукой, энциклопедию, и ту посеяла, когда с берега свалилась, - у меня на глазах выступили слезы. Позабытые было после визита к парикмахеру волнения и тревоги чудом не проваленной последней перед защитой диплома сессии накатили с новой силой.
  - Малыш, я помню, что ты говорила о каком-то Университетском острове на юго-западе, - мягко начал он. - Но... ты же сама только что рассматривала карту. Где ты там видела Университетский?
  - Ну, так она же старинная... - Я ничего не понимала, он издевается, или как?
  - Сиг, - устало вздохнул Дрейк. - Это самая свежая и актуальная карта на данный момент. Я сам ее покупал. Ну, может, за последний год что-то и изменилось, но я бы слышал, если бы открыли новый крупный остров. А твой Университетский - крупный, насколько я понял.
  - Не поняла про "самую свежую и актуальную".
  - Малыш, ну ты и тормоз, - Дрейку снова стало смешно. - Свежая - значит новая. Актуальная - на нее нанесены все земли, известные нам на настоящий момент.
  - Это розыгрыш? - Я вообще ничего не понимала.
  - Нет.
  Странная реакция мужика и прочих местных на мой внешний вид. Непринимающий бумажные деньги трактирщик, который охотно взял старинные серебрушки Дрейка. Странная одежда окружающих, принятая мной за исторические костюмы актеров. Старинный парусный бриг, капитан которого не в курсе, где находится Университетский остров.
  Этого не может быть, потому что быть не может.
  Капец.
  
  -7-
  - Капец, - повторила я вслух. Других слов не было. Получается, меня не просто на другой остров закинуло в куче лиг от дома, так еще и назад во времени отшвырнуло? Это совсем уж фантастика какая-то выходит. Путешествия во времени невозможны. Это доказано наукой! Наверное, когда меня в воронку шторма затянуло, какой-то из обломков утеса, вместе с которым я свалилась, встретился-таки с моей головой. Так что, все вокруг - это просто предсмертный бред. Да, такое объяснение, пожалуй, правдоподобнее всего. Ну, а раз это глюки, можно расслабиться и не думать пока про несданный курсач и поджимающие сроки. Я облегченно улыбнулась.
  - Знаешь, малыш, мне определенно нравится наблюдать за мучительной работой мысли, в твоей очаровательной головке, - а этому гаду все смешно.
  По-моему, его вообще любое мое действие смешит. Судя по его реакции, даже, если я и в самом деле в прошлое попала, то без заработка не останусь. Начну карьеру комика. Карьера гулящей женщины, которую мне упорно пытался навязать пьяный тип в трактире, не прельщала. А от моих инженерных знаний в этом времени толку ноль. Они даже паровой двигатель еще не изобрели. Изобрести, что ли? Хм... Нет, а как же лорд Уатт? Жалко отнимать заслуженные лавры у своего кумира. Да и мало ли, что в будущем изменится, если такое важное изобретение появится почти на столетие раньше срока... Нахмурилась, пытаясь представить масштаб катастрофы.
  - Воу, воу, малыш, о чем бы ты там не думала, твоя предыдущая мысль мне нравилась гораздо больше. Не нужно так грозно на меня смотреть, я боюсь, - паясничая, Дрейк прикрыл голову руками, сжавшись в кресле в комочек.
  Нет, ну гад же! От злости, я схватила со стола первый попавшийся предмет (оказавшийся чернильницей) и запустила в собеседника. Чернильница попала в цель, задев правую руку, и щедро окатив капитана своим содержимым. Дрейк зашипел и заковыристо выругался сквозь зубы. Блин, я не хотела.
  - Ой, извини, - перепугалась я. - Больно?
  - Конечно, - Дрейк поднял на меня полные слез глаза. - Это же был мой самый любимый головной платок! А чернила, между прочим, стойкие. Не отстирываются! - кэп снова ржал.
  - Да я про руку. Платок я тебе отстираю.
  - С рукой все в порядке, не обращай внимания, - Дрейк поспешно спрятал конечность под стол.
  - Ага, а повязка у тебя просто так, для красоты. Кстати, ее давно бы сменить нужно. Хочешь, помогу? - Предложила я, пытаясь хоть как-то загладить свою вину.
  - Нет, - Дрейк ответил как-то очень резко. Помрачнел, вскочил, и, кинув измазанный чернилами головной платок на стол, стремительно направился к выходу. Уже в дверях, бросил мне, не оборачиваясь: - Платок, если хочешь, можешь попытаться отстирать.
  А волосы у него иссиня-черные... Ну, или просто черные, а синевы добавили чернила.
  Сидела, тупо уставившись на дверь. Что это только что было? Чем я его обидела? Такие перепады настроения просто так, из-за обычного предложения помощи - это как-то совсем ненормально. При виде того, как резко похолодели мгновение назад еще смеющиеся глаза капитана, мне стало не по себе. Если у него всегда настолько резко настроение меняется, то я понимаю, почему команда так боится этого душку. Брр. Я бы тоже боялась. Да и сейчас как-то непосебе. Я внезапно осознала, что я одна на корабле с толпой матросов, капитан которых, похоже, слегка псих. Причем, не в том романтическом смысле, который зачастую вкладывают в это словосочетание, а в прямом психиатрическом. Что ж, будем осторожнее, никаких расспросов на нестандартные темы, никаких резких движений, шутки - только поддерживать капитанские. А то подружку нашла себе. В лице взрослого и явно опасного мужика. Видела же, как он с пьянчугами в трактире расправился. Одной левой.
  Решено. Соблюдаю вежливый нейтралитет, глядишь, и доеду до Сегунды без проблем. А там остается только помахать ручкой и капитану, и его кораблю. Жаль. В бриг я влюбилась с первого взгляда. Вот только название "Мечта" ему как-то не шло. Слишком банально.
  Отбросив неприятные мысли, взяла платок со стола и направилась на поиски горячей воды и мыла. Обещала отстирать - нужно выполнять.
  Поиски привели к боцману. В общем-то, кроме него и капитана, я на этом корабле пока еще никого не знала. Та парочка матросов, что об меня спотыкалась, не в счет, нас не представляли. Френки сидел на груде каких-то ящиков на корме и блаженно жмурился от яркого утреннего солнышка, которое выглянуло, развеяв туман, пока я зависала над картой в капитанской каюте. Одинокая фигурка бравого боцмана на фоне громадных ящиков казалась особенно мелкой, даже несмотря на широко расправленные ржаво-оранжевые крылья. Вот удивительно, как такой басище мог достаться такому щуплому индивиду? В тумане, да еще и в контексте развитой им бурной деятельности по управлению кораблем, боцман мне показался гораздо более внушительным.
  Кстати, Френки действительно оказался боцманом. Тут я угадала. И вообще, милым парнем. К тому же, почти моим ровесником. Все это я узнала, разговорившись с ним в процессе добывания горячей воды. С водой заминочка вышла. Оказалось, что на "Мечте" нет кока, и экипаж питается всухомятку уже много месяцев, с тех самых пор, как капитан сошел на берег в одном из городов, и не вернулся. На поиски капитана ушел почти год, и за это время большая часть экипажа успела разбежаться. Оставшиеся же - самые верные капитану сильфы - так и не удосужились разобраться, как работает печка на камбузе. Под несчастным взглядом Френки, которым он сверлил меня, рассказывая душещипательную историю мучений своей нежной гурманской души в условиях отсутствия горячей пищи, пришлось пообещать, что сегодня займусь обедом. Вот только любимый капитанский платок отстираю. Заодно и проезд отработаю.
  - Да нет, капитан у нас - суперский, - гудел Френки в ответ на мои осторожные вопросы, каково это, служить под началом такого неуравновешенного типа. - Ну да, бывает, серчает порой, так то за дело. Знала бы ты старика Затычку... Я еще при нем на 'Мечте' служил, юнгой. Вот уж кто лютый был. Правильно Дрейк его того.
  Чего "того", спросить я так и не успела: на палубе, где мы расположились со стиркой, появился сам предмет обсуждения.
  Дрейк успел умыться и переодеться, и теперь щеголял вполне приличным черным камзолом, ослепительно-белым воротом рубахи, шляпой-треуголкой, набором серебряных колечек и талисманов в левом ухе и татуировками, четко проступающими на смуглой коже в лучах утреннего солнца. Такой капитан мне мучительно кого-то напоминал. Будто с картинки из приключенческой книжки про пиратов сошел. Я нескромно рассматривала его, открыв рот. Ничего так, преображение из грязного оборванца, с которым я познакомилась в трактире.
  В этот момент судно качнуло, и я повалилась на палубу, переворачивая тазик с чернильно-мыльной водой. Кэп тоже покачнулся, распахнув для равновесия огромные крылья. Разбитая при падении коленка и содранная щека разом перестали меня волновать.
  Крылья Дрейка переливались на солнце глубокими оттенками черного бархата.
  
  -8-
  - Сразу видно, сухопутная ты, - прогудел Френки у меня над головой.
  Боцман тоже устоял на ногах при толчке. Одна я оказалась такой неуклюжей. Открыла было рот ответить что-то язвительное, но в этот момент с правого борта раздались какие-то крики, и Френки умчался туда. Дрейк, конечно же не мог не прокомментировать мою неловкость:
  - Ты по земле-то как ходишь? Хотя, чего это я спрашиваю, глупый вопрос к сильфе, которая с острова умудрилась свалиться, - посмеиваясь, капитан протянул мне руку, чтобы помочь подняться.
  А вот не смешно. Ушибленная коленка, между прочим болит. Спасибо, что поинтересовался.
  - Зато я твой платок отстирала, - я сунула ему в протянутую ладонь мокрую после стирки тряпочку и начала подниматься самостоятельно.
  - Эй, малыш, ты что, обиделась? - Удивился Дрейк.
  - Нет. Но шутка несмешная. Мне не весело сейчас, а страшно, понимаешь? Если даже такой, как ты, не знает, где мой остров...
  - Что значит, такой, как я? - Дрейк заметно напрягся. Блин. Я же обещала себе, только нейтральные темы, о погоде.
  - Как, ты говоришь, тебя зовут? - Вместо ответа переспросила я.
  - Дрейк Барни, - в голосе недоумение, в глазах - намек на то, что меня начинают подозревать в использовании женской логики.
  - Точно не Сильфар?
  - Точно, я же говорил уже, - недоумение в голосе усилилось, подозрение в глазах - тоже. - Откуда ты вообще выкопала это имя? Я такого капитана не знаю. Да и не похоже оно на настоящее имя.
  - А ты, что, всех капитанов в мире знаешь? - Удивилась я.
  - Не всех, но если послушать тебя, выходит, что этот твой Сильфар - персона достаточно известная, - пожал Дрейк плечами. - Да и кто станет называться 'неправильным сильфом'?
  - В смысле, "неправильным"? - Я не поняла, при чем тут неправильность.
  - С нашего диалекта "сильфар" так переводится. Так у нас называют ну... неполноценных. Тех, у кого какие-то недостатки физические есть, к примеру.
  - А... - Хм. А я, взахлеб читая книжки про приключения отважных воздухоплавателей древности, даже как-то и не подумала, что звучное имя великолепного капитана может оказаться просто прозвищем. Лишь вскользь удивлялась, что нигде его имя не упоминается, только фамилия. - Ты же тоже с западных, да?
  - Да. Ты хочешь сказать, что этот твой капитан - мой земляк? Тогда я его точно знать должен, а я не знаю.
  - Ну, говорят, он в юности пиратом был...
  - Тем более.
  Почему "тем более", я так и не узнала. Судно снова тряхнуло, правда пообниматься с палубой Дрейк мне на этот раз не дал, поймав за локоть и резко взмахнув черными крыльями, удерживая равновесие для нас обоих. Похоже, капитан крыльям применение нашел. Завидую. Я своими даже управлять еще толком не научилась - совершеннолетие было совсем недавно. Да и меня больше занимали мысли о том, что теперь никак от бесполезного украшения не избавиться, чем о том, как из крыльев пользу извлечь.
  - Кэп, судно по правому борту! - Бас Френки раздался откуда-то с мачты.
  - Сиг, быстро в каюту и не высовывайся, - Дрейк резко растерял всю свою легкомысленность. Теперь передо мной стоял взрослый, предельно собранный мужчина. Все-таки у капитана явно талант. Так резко преображаться, становясь абсолютно не таким, каким был мгновение назад...
  - Ухты! Пираты, да? - Восхитилась я.
  - Нет. В каюту, бегом! - Дрейк больше не обращал на меня внимания. Он вообще уже переместился на другой конец судна, по пути отдавая короткие распоряжения на незнакомом мне языке воздухоплавательных терминов и перехватывая штурвал у дежурного.
  Памятуя, как об меня все спотыкались утром, я поспешила ретироваться с палубы. Но не в каюту капитана, а на камбуз. Я Френки обещала горячий обед для ребят, вот и выполню свое обещание, пока они делом заняты. Закончат суетиться, а у меня уже и супчик готов. Справлюсь быстро, едоков немного. Шестеро, включая меня.
  Шуруя по полкам в поисках провизии, я размышляла о капитане. С одной стороны, все сходилось: и черные крылья, и татуировки, и сережки в ухе, и бриг под его управлением.
  Имя... Ну, раз мы выяснили, что Сильфар - это, скорее всего, прозвище, то имя не показатель. Я же не знала, в какой именно год я попала. Судя по количеству известных островов, в самое начало эпохи Великих Географических Открытий. Дрейк вполне мог взять псевдоним в будущем. Хотя, учитывая его недоумение, прозвище "сильфар" было скорее обидным, чем звучным. А насколько я успела разобраться в капитане за недолгое время нашего знакомства, Дрейк отличался некоторой склонностью к бахвальству. Взять такой псевдоним было бы не в его духе.
  Большого сходства с портретом в энциклопедии я тоже не наблюдала. Однако, и тут можно было сделать скидку на то, что меня могла подвести память, художник мог приукрасить изображаемую знаменитость... Ну, и татуировки на портрете покрывали все лицо капитана, а у Дрейка была всего лишь вертикальная линия геометрического орнамента справа, от лба до подбородка, и голова сокола вокруг левого глаза. Не помню, были ли именно эти рисунки на портрете, но ведь со временем татуировок тоже могло прибавиться, да и поменяться они могли.
  Самой большой нестыковкой был корабль. Я точно помню, как читала, что капитан Сильфар ни разу за всю жизнь не изменял своей "Варне". Даже в тот период его жизни, о котором нет достоверных сведений, еще до триумфального своего появления в столице с картой Южного архипелага. Бриг, на котором я пыталась отыскать хоть что-то съедобное в данный момент, назывался "Мечта". Так что, при всем своем внешнем сходстве с картинкой в энциклопедии (разве что паруса не голубые, а обычные белые), к моему величайшему сожалению, корабль был не тот. К сожалению - потому что я на пару мгновений размечталась, как круто было бы познакомиться с настоящим капитаном Сильфаром, а тут такой облом.
  Кстати. Раз никто не знает Университетский остров, значит, капитан еще не объявлялся. Попыталась припомнить карту на стене каюты Дрейка. Вроде бы Кайду там был. Значит, попала я в год 2536-2539 примерно. Кайду открыли в 36-м, осенью. Дрейк говорит, карте уже год, значит, диапазон дат можно сузить до 37-39 годов. Судя по погоде и светлякам, лето. Капитан явился к королю ранней весной 39-го. Значит, 39-й отпадает. 37 - тоже, Дрейка на корабле не было год, значит лето 37-го мы тоже проскочили. Итак, Сиг Мара, добро пожаловать в год 2538-й, лето. Месяц и день уточним в процессе.
  Какая я умничка, вычислила, в когда попала. Горжусь собой! Правда, на кулинарном поприще гордиться мне пока было нечем. Из продуктов в наличии имелось несколько жутко сморщенных клубней ниппы и куча вяленого мяса. Ну да, сильфы от мяса отказались в последнее столетие только. В пятисотых оно все еще было обычным распространенным продуктом. Как готовить мясо, я не представляла совершенно. Присела на край табурета, чеша в затылке. И вовремя. Раздался оглушительный грохот пушечного залпа, и "Мечта" содрогнулась.
  Мама дорогая, на нас что, напали? Мне как-то резко расхотелось приключений и захотелось назад к учебе и экзаменам.
  
  -9-
  С палубы раздавались крики, топот ног. Я сидела, вцепившись в край кухонного стола, прочно прикрепленного к полу, и вздрагивая при каждом пушечном выстреле. Стреляли по нам. Мы ответный огонь пока не открывали. То ли не хватало дальности, то ли стрелять было некому: все члены команды были заняты управлением судном. Пушки у нас были, причем много - это я заметила еще когда поднималась на борт. Насколько я помню, экипаж брига должен насчитывать больше сотни сильфов. Как мои попутчики управлялись с ним впятером, я представляла с трудом.
  Мимо мутного окошка-иллюминатора просвистело что-то круглое и темное. На палубе грохнуло. Раздалась ругань, "Мечту" накренило. Я сжалась, вцепляясь в стол с удвоенной силой. Пушки смолкли, но по правому борту проскрежетало. Что именно, видно мне не было: с той стороны у камбуза имелась лишь глухая стена.
  Послышались звуки выстрелов, на этот раз револьверных, крики усилились, голосов стало больше. "На абордаж!" - Расслышала я. Мамочки! Нас что, сейчас захватывать будут?
  Топот, грохот, вопли ярости и боли. В деревянную дверь камбуза врезалась пуля, выбив щепки, разлетевшиеся в стороны. Я взвизгнула и юркнула под стол рядом с печкой. Оттуда было вообще ничего не видать, даже того немногого, что можно было разглядеть через мутный иллюминатор. Но зато шальная пуля не достанет.
  Не знаю, как долго я так просидела, сжавшись в комочек и завернувшись в крылья. Хотелось зажать уши, чтобы не слышать криков, раздающихся с палубы, и зажмуриться. Но я не делала ни того, ни другого, жадно прислушиваясь и моля богов, чтобы все поскорее закончилось, желательно, в нашу пользу. Печка, огонь в которой я развела, собираясь кашеварить, грела левый бок. Точнее, уже припекала, но я боялась пошевелиться, чтобы отодвинуться от нее подальше. Рядом со мной под столом были свалены кастрюли и прочие сковородки, и при малейшем моем движении эта гора медной посуды грозилась загреметь, разваливаясь. Мне казалась, что даже в том бардаке, что творился на палубе, грохот посуды меня выдаст. И тогда меня заметят и украдут пираты. Несмотря на слова Дрейка, что напали на нас не они, я была уверена в обратном. Кто еще, как не пираты, мог напасть на беззащитное судно с неполным экипажем на борту? А к пиратам мне не хотелось. В голове мелькали образы вечно пьяных матросов, глушащих ром с утра до ночи, грязные сальные руки, лапающие меня за все немногочисленные и не особо выдающиеся выпуклости... В общем, в моем воображении пираты представали очень похожими на хмельную компашку, встреченную накануне в таверне, но в большем количестве и пьянее. Увлекшись своими фантазиями, я даже отвлеклась от битвы, продолжающейся на палубе, и немного расслабилась. На моменте, когда развеселый капитан пиратов с не менее нетрезвым боцманом в моей голове начали спорить, где находится север (с перепоя, им виделось по две стрелки на компасе), я даже засмеялась, пошевелившись при этом. Естественно, гора кастрюль и сковородок тут же посыпалась на пол, загрохотав.
  Дверь камбуза распахнулась, на пороге появился незнакомый силуэт. Я сжалась, зажмуриваясь и зажимая ладошками уши. В последний момент заметила яркую голубоватую вспышку. Под сомкнутыми веками было темно и тихо. Я сидела, не дыша, и считала удары сердца. Насчитала много: сердце бешено колотилось, грозясь выскочить из груди. Однако, ничего не происходило, никто не хватал меня за волосы, чтобы вытащить из моего убежища на потеху захватчикам, да и вообще, на палубе стало подозрительно тихо.
  Я снова понемногу расслабилась, начав даже дышать через раз. Уже подумывала глаза открыть, но тут по деревянному полу камбуза прогрохотали шаги. Глаза открывать я резко передумала, прикрыв голову еще и кончиками крыльев. Когда ко мне прикоснулась чья-то рука, я только вздрогнула. "Меня здесь нет, это не я, это голубая бабочка залетела на камбуз," - повторяла я про себя.
  - Малыш, ты собралась здесь вечно сидеть? - раздался насмешливый голос Дрейка откуда-то сверху.
  Я недоверчиво приоткрыла один глаз. Капитан нависал надо мной черной окровавленной тенью, ослепительно улыбаясь белозубой улыбкой. Жутковатое зрелище, если честно.
  - У тебя кровь, - выдавила я.
  - А, пустяки, - скривился Дрейк. - И вообще, это не моя, по-моему. Вылазь, все кончилось, мы оторвались.
  Я на четвереньках выбралась из-под стола, еле шевеля затекшими конечностями. Как встать дальше, представляла слабо: по рукам и ногам побежали мурашки.
  - Гхм, - прокашлялся капитан, стоя надо мной и даже не пытаясь помочь подняться. - Мне, конечно, нравится открывающийся вид, но не думаю, что ребятам стоит видеть единственную даму на корабле в столь пикантной позе. И так они уже с твоей кормы глаз не сводят. Тем более, сейчас, когда нас потрепало, мне команда нужна в полном составе и с мозгами, занятыми моими приказами, а не твоими прелестями.
  Я покраснела и попыталась подняться, цепляясь руками за ножку стола. Дрейк страдальчески вздохнул и, подхватив меня поперек живота левой рукой поставил на ноги. С трудом устояв, я вцепилась в столешницу. Отпустив меня, капитан попятился, держа правую руку за спиной, нащупал полотенце, висящее на гвоздике у плиты и, сорвав его, стремительно отвернулся. Когда Дрейк снова повернулся ко мне, кисть его правой руки уже была обмотана полотенцем. Я молча наблюдала за этими маневрами. Как-то их комментировать или что-то спрашивать, желания не было. Пробовала уже. Не скажу, что результат расспросов мне понравился. Шикнув мысленно на свое любопытство, спросила другое:
  - Как твои люди? Никто не ранен?
  - Френки пары зубов лишился, может, теперь свистеть наконец-то научится, - ухмыльнулся Дрейк. Интересно, а он серьезным только в самых исключительных случаях может быть? - А так все в порядке. Но ноги уносить отсюда подальше придется как можно быстрее. Боюсь, так просто от нас не отстанут.
  - А кто это был вообще? И чего они от нас хотели? На "Мечте" что, есть чем поживиться, кроме сморщенной ниппы? Ты же, вроде, говорил, что это не пираты?
  - Не пираты... - Дрейк присел на край стола. В таком положении наши глаза оказались практически на одном уровне. Капитан серьезно посмотрел на меня в упор, вздохнув. - Малыш, давай я тебе ничего не буду рассказывать, а? Ты милая, хоть и странная немного. Ну ладно, не немного. Но все равно. Видно же, что ты - хорошая девочка. А хорошим девочкам в такие дела лучше не вмешиваться. Поверь мне, ты не хочешь ничего знать. Мы тебя высадим на Сегунде, как я и обещал. Правда, не в порту, но ты доберешься. Я тебе деньжат на первое время подкину, чтобы ты смогла добраться до своего острова или осесть где-то еще, если не получится его найти.
  С этими словами Дрейк стремительно поднялся и покинул камбуз.
  Я стояла, как обухом по голове стукнутая. Это что такое сейчас было? Догнать и допросить мешали мурашки, все еще марширующие по моим отсиженным ногам.
  
  -10-
  Когда мурашки наконец-то оставили мои конечности в покое, и я сумела выйти на палубу, капитана уже и след простыл. Зато я заприметила Френки, громогласно отдающего какие-то распоряжения изрядно потрепанным матросам шепелявым басом.
  - Эй, Френки, - окликнула я его. - Капитана не видел?
  - У фебя, - обернулся боцман через плечо, сверкнув дыркой на месте передних зубов. - Но велел не бефпокоить. Фоветую посфлушатьфя. Когда он такой, к нему лучше не подходить.
  - Какой такой? - Не поняла я. Только что же нормально разговаривали, шутил, улыбался. Правда, с корабля сплавить побыстрее желание выражал. Впрочем, чего это я? Неужели думала, что мои ярко-голубые волосы в тон крыльев настолько неотразимы, что капитан падет к моим ногам и будет выполнять любой каприз, разыскивая еще не открытый в этом времени Университетский остров? Он же обещал только до Сегунды подкинуть. А тут еще и денег дать хочет. Нужно будет уточнить, каким образом ему эти деньги потом вернуть можно будет. Может, у него счет в банке есть. В пятисотых банковская система была уже достаточно хорошо развита.
  - Какой, какой, - Френки пожал плечами. - Такой. Не жнаю, как объяфнить... Бешеный...
  Хм, ну ладно. Раз Френки не советует, к Дрейку пока соваться не буду. Подожду, пока сам выйдет.
  - А может, вам помочь чем-то нужно? - Спросила у боцмана. - С горячим обедом, боюсь облом. У вас, кроме мяса, нет продуктов почти никаких, а я мясо готовить не знаю, как. У нас его не едят, - развела руками я.
  - Ой, да жабей, не до обеда фейфяс, - отмахнулся Френки. - Лечить умеешь?
  - Ну, знаю, как первую помощь оказывать немного, - призналась я. - А что, кто-то ранен? Дрейк говорил, что никто не пострадал при нападении, вроде. Ну, кроме твоих зубов.
  - При нападении - никто. А вот пофле, когда вон тот жавал ражгребали, кое-кто руку фломать умудрилфя, - кивнул боцман на печального дядьку великанистой наружности, сидящего чуть поодаль. Дядька нежно прижимал к груди, баюкая, огромную ручищу.
  - Давай гляну, - согласилась я. Занятия по первой помощи при переломах я, вроде бы, хорошо помнила. - А аптечка у вас есть?
  - Угу, на камбуже, в шкафчике.
  Пожав плечами, удалилась обратно на камбуз, поманив верзилу за собой.
  Дядьку звали Салли, и был он очень милый и застенчивый. А рука у него оказалась совсем не сломана, просто вывих. Легко его вправила, наложив тугую повязку и наказав поберечь пару дней.
  - А чего мы не отстреливались? - Поинтересовалась я.
  - Дык, капитан наказал огонь не открывать, - удивился Салли.
  - А почему?
  - Дык, он же капитан, ему виднее. Нам приказы капитана обсуждать не с руки.
  На том и весь сказ. Глядя на Салли, желания обсуждать, а тем более, оспаривать приказы Дрейка при нем абсолютно не хотелось. Глаза матроса горели просто-таки фанатичной преданностью и любовью к своему капитану. Я даже позавидовала. Вот бы мне когда-нибудь таких преданных подчиненных в команду! И чем он их берет, интересно?
  Дрейк появился на палубе только ближе к вечеру, когда я уже перезнакомилась со вчеми членами его немногочисленного экипажа, все-таки выяснила, как готовить мясо, и теперь дегустировала тушеную цаппятину в теплой мужской компании.
  - О, Дрейк, кушать будешь? Я сама готовила, - обрадовалась я его появлению. Попыталась вскочить, чтобы подать капитану его порцию, но была остановлена небрежным жестом.
  - Сиди, Сиг, я сам насыплю.
  Сиг? Не малыш? Что-то где-то сдохло? Вопросительно посмотрела на Дрейка.
  - Я буду у себя, зайди после ужина, пожалуйста, - тон предельно вежливый, и никакой насмешки в голосе. Ну капец. Что-то определенно не так. Я что-то не то сделала? Или сказала?
  Перевела вопрошающий взгляд на Френки, но тот только плечами пожал, мол "не знаю, сам в шоке".
  Быстренько доев (кстати, мясо мне понравилось, хоть я его и пересолила слегка), я побежала к Дрейку.
  Наткнувшись на закрытую дверь, сбавила ход и, притормозив, постучала.
  - Заходи, Сиг, открыто! - Раздалось изнутри. Снова Сиг? Все страньше и страньше.
  Вошла, замерев на пороге.
  - Проходи, садись, - гостеприимно предложил Дрейк.
  Перед ним на столе была разложена карта.
  - Смотри, - указал капитан на один из островов на карте. - Это Сегунда. Вот здесь, - палец Дрейка уперся в жирную красную точку на карте острова, - находится столица острова. А также, самый крупный порт на нем. Мы тебя высадим вот здесь, - палец переместился на мыс, расположенный заметно к юго-востоку от столицы. - До столицы дойдешь пешком. Или подвезет кто. Там недалеко - всего день в пути. Дорога одна, выйдешь на нее, и дальше уже не заблудишься. Справишься?
  Я кивнула.
  Дрейк достал из ящика стола увесистый мешочек, звякнувший при соприкосновении со столом. Подвинул мешочек ко мне. Все действия производились исключительно левой рукой, правую капитан держал под столом, не вынимая. Та что же у него там такое с этой рукой? Мое любопытство снова подняло голову. Если бы просто ранен был, то не дергался бы так, когда предлагала помочь, и не прятал бы руку, предпочитая выглядеть чудаком...
  - Тут сотня серебрушек, - тем временем, продолжал Дрейк. - Не очень много, но на первые несколько месяцев тебе хватит, если не будешь сильно шиковать. Извини, но я не очень верю, что тебе удастся найти твой остров. Разве что, с названиями какая-то путаница, и он у нас просто по-другому зовется. Но... ты видишь по карте, на юго-запад он Прайма не так много всего, и я не припомню, чтобы встречал кого-то на тебя похожего на тех островах, которые попадаются на нужном направлении. Да и вообще, не припомню, если честно. Я бы точно запомнил, если бы видел еще таких. А ты, судя по твоему поведению, не чудачка какая-то, а выглядишь вполне обычно для своих мест.
  - А как ты догадался? - Не удержалась я от вопроса.
  - Во-первых, у нас так, как ты никто не одевается. Женщина в брюках - это вообще дикость, любая, доведись ей надеть брюки, чувствовала бы себя некомфортно, а для тебя этот вид одежды явно привычен. А твой вырез и короткие волосы - это вообще признаки гулящей женщины, продающей тело за деньги. Но ты явно не из таких. Настолько не из таких, что вчера в трактире даже не сразу поняла, что от тебя те забулдыги хотят. А поняв, искренне возмутилась. Я уже не говорю о цвете твоих волос...
  Ну да, доводы разумные. Да и не удивительно, что он таких, как я не встречал. За три столетия мода раз двадцать поменялась кардинально.
  - Кстати, вот, - Дрейк протянул мне платок. Тот самый, по его словам, любимый, который я вполне успешно отстирала сегодня. - Наденешь, чтобы волосы прикрыть, и я Френки попрошу тебе какую-то рубаху из своих подобрать. Вы одного роста, должна подойти будет. Женской одежды у нас, к сожалению, нет на борту. Так что, я бы посоветовал тебе прикинуться мальчиком, пока не доберешься до лавки, в которой сможешь купить все необходимое. Да и безопаснее на дороге будет. К одинокой девушке, сама понимаешь, всяк прицепиться может. И деньгами сильно не свети, - спохватился Дрейк. - Сумма немаленькая, для бандитов и просто карманников - искушение. Лучше, как придешь в столицу, сразу в банк положи.
  - О, кстати, о банках, - вспомнила я свои размышления. - У тебя счет есть? Ну, чтобы я могла тебе на него потом долг вернуть. Вдруг, не свидимся больше...
  Дрейк как-то непонятно скривился.
  - Не нужно возвращать, малыш, - мягко сказал он. - Это подарок. Считай, маленькая компенсация за то, что не довез до столицы, как собирался.
  - Нет, Дрейк, прости, но такие подарки я принимать не приучена. Это же, насколько я понимаю, очень немалые деньги, - я отодвинула кошель обратно к Дрейку. - Несколько монет возьму, чтобы на пару недель хватило, и все.
  - Сиг, не дури! - Рявкнул на меня капитан, привстав и грохнув кулаком по столу. Забывшись, правым. Тут же сморщился, словно от сильной боли, и поспешно сунул руку обратно под стол. Я успела заметить пятна крови и чего-то серебристого, выступившие на свежей повязке, сменившей полотенце.
  - Малыш, некогда мне с тобой спорить, - буркнул он. - Бери, что дают, и бегом к Френки за рубашкой. Мы уже почти на месте, у тебя четверть терции на сборы. Высаживаться будешь очень быстро, почти на ходу. Мы не сможем причалить надолго, за нами погоня, и с преследователями тебе лучше не встречаться.
  С этими словами Дрейк встал и, подойдя к двери, распахнул ее, явно давая понять, что мне пора.
  Я обиделась. Вот, не знаю, с чего я вообще взяла, что между нами даже какая-то симпатия возникла, что мы могли бы, если не друзьями стать, то хотя бы хорошими приятелями. Может, его постоянные подколки и обращение "малыш" дали повод так думать. Но теперь мне ясно давали понять, что я тут чужая, просто случайная попутчица, о которой капитана обязывали позаботиться какие-то свои, мне непонятные, соображения чести. Меня довезли до места, и теперь мне пора избавлять "Мечту" от своего неудобного и бесполезного присутствия.
  Молча сгребла со стола кошель и платок, и вышла. Уже проходя мимо капитана, услышала тихое "Удачи, малыш". Настолько тихое, что решила, что мне это послышалось.
  Спустя обещанную четверть терции я стояла на каменистом мысе, покрытом редкими хвойными кустиками, и смотрела, как уплывает от меня, растворяясь в вечерних сумерках "Мечта". Светляки помигивали в кустах, пробуя голоса перед началом ночного концерта. С неба им в ответ помигивали первые звезды. Паруса хлопали на ветру. Прежде, чем бриг окончательно скрылся в сгущающейся синеве наступающей ночи, всего на одно мгновение его паруса показались мне голубыми.
  
  -11-
  Дорогу я нашла довольно быстро. Поплутала немного, конечно, но к ночи светляков стало больше, и путь мой они худо-бедно освещали. По крайней мере, ни в какой овраг я не свалилась и ноги не переломала. Эх, была бы у меня банка стеклянная с крышкой, можно было бы набрать светляков в нее и сделать фонарик.
  Мы в детстве так делали. С таким прикольно под одеялом сидеть, книжки читать. Светляки светят всю ночь, свет дают яркий, хоть и помигивающий слегка. А утром их можно просто выпустить в кусты, и никто не узнает, что ты всю ночь плавала по неведомым небесам вместе с Сиг Мара и ее друзьями, а не спала, свернувшись клубочком с головой под одеялом. Если братец не заложит, конечно.
  Вспомнив о родителях и братике, оставшихся где-то, а точнее, когда-то, в когда я могу вовсе не вернуться, я загрустила. Если я не найду способ вернуться назад, в свое время, я их больше никогда не увижу. Прав был Дрейк: будет очень непросто отыскать дорогу обратно к острову, с которого я свалилась на его голову. При мысли о капитане меня снова охватила горькая обида. Паруса "Мечты" поманили меня приключениями, а ее капитан обломал всю малину. Знаю, во мне сейчас говорила злость. Ничего Дрейк мне не обломал, конечно. Наоборот, помог и подарил незабываемую поездку на корабле, покататься на котором я могла только мечтать в самых смелых своих детских фантазиях. А злилась я не столько на него даже, сколько на себя. Несмотря на то, что я волновалась, как тяжело будет родным смириться с моей пропажей, и знала, что буду скучать за ними... Я не хотела возвращаться. Точнее, вернуться мне хотелось, и даже очень, но на "Мечту". Вот такая я черствая. Ну и пусть, зато честная с самой собой.
  Я топала по пустынной мощеной дороге. Кругом стояла одуряющая тишина, какая может быть только у летней ночи где-нибудь в глуши, вдали от цивилизации. Вроде бы и звуков полно, и все равно кажется, будто ты совсем одна в этом мире. Я полностью погрузилась в свои размышления, отключившись от окружающего мира. В голове роились мысли о том, как я осяду на Сегунде или на каком-то другом острове архипелага. Чем я буду заниматься? Вряд ли в этом времени инженер - востребованная профессия. Да у них из приборов компас самым сложнонавороченным сейчас считается! А может, все-таки отправлюсь на поиски того урагана, который смог бы меня вернуть в мое время? Ведь если один смог забросить в прошлое, то второй, вполне возможно, сможет вернуть обратно...
  Однако, снова и снова я ловила себя на мысли, что больше всего мне сейчас хочется не достойно устроиться в новом времени или вернуться в свое, а приключений.
  Кто из мудрецов сказал: "бойся своих желаний, они имеют свойство сбываться"? Передайте ему, что он был прав. Проверено на практике моей скромной персоной. Приключения, в буквальном смысле, свалились на мою голову.
  Задумавшись, я не заметила, как дорога нырнула в достаточно густой лесок. Отметила только, что вокруг потемнело еще сильнее, но тут же выбросила эту мысль из головы, в которой в тот момент роились гораздо более интересные думы. А думалось мне, как, придя в столицу, я случайно забредаю в порт, и вижу там стоящую на приколе возле причальной мачты "Мечту". И Дрейк, завидев меня, кричит, что погорячился, и готов взять меня в свою команду, раз уж идти мне все равно больше некуда. А Френки, радостно машет с борта, скидывая канат с узлами, чтобы я могла подняться на борт.
  Мой воображаемый Френки, зараза, мазилой оказался. Тяжеленный канат попал прямо мне по макушке, сбив с ног. Падая, я успела заметить, что у воображаемому Френки присоединились еще с десяток сильфов подозрительной наружности, а сам Френки куда-то подевался. Больше ничего понять не успела, так как в глазах потемнело.
  - Эй, вяжи его! Не то сейчас очухается и вырываться начнет, - раздалось откуда-то сверху. - И обыскать не забудь: вдруг, что-то ценное при себе имеет. Хотя, откуда у такого оборванца что-то ценное? - Пробурчал себе под нос голос сверху.
  - Шеф, у него за пазухой что-то тяжелое, может, кошель, - второй голос послышался прямо над моим ухом.
  - Так чего тебе, особое разрешение нужно? Забери, а там разберемся. И вяжи уже поскорее, товар хороший, дороже любого кошеля загнать можно, - недовольно пробурчал первый голос.
  Меня схватили чьи-то руки. Я еще слабо соображала после удара по голове, да и накинутый на голову мешок мешал видеть, но сопротивляться я все-таки попыталась. Сопротивление заключалось в отчаянном размахивании руками, ногами и крыльями, и стыдно признаться, воплях "На помощь!" меня скрутили уже две пары рук, повалили на землю. Чей-то сапог наступил на крылья. Больно же! В вырез рубахи бесцеремонно проникла громадная лапища, принявшись шарить в поисках кошеля, видимо. С отвращением почувствовала, что лапища кое-что там все-таки нашла. Не кошель.
  - О, шеф, это же девка, - удивленно пробормотал голос. Лапища продолжала ощупывать находку, явно не собираясь останавливаться. От удивления, наверное
  - Замечательно! Значит, больше выручим, - градус довольства в голосе шефа повысился. - Кошель доставай и вяжи давай. И морду покажи, симпатичная хоть?
  Лапища с сожалением отпустила свою добычу, быстро найдя и кошель, который был тут же, за пазухой. Меня связали по рукам и ногам. Когда я уже не могла пошевелить ни пальцем, ни крылом, с моей головы резко сдернули мешок.
  - О, точно девка. Ничего так, вроде. Не уродина, - мне в лицо пахнуло перегаром и ароматом чеснока. Перед глазами возникла небритая морда помятой наружности. - Глазки синие, речнички ого-го. Смазливая, в общем. Только чудная, - помятая морда отодвинулась, немного освобождая обзор.
  Теперь мне было видно две помятых морды. Вторая была рыжей, веснушчатой, однако веснушки не придавали ей той милой изюминки, которая зачастую присуща рыжикам. Красноватые веки и недовольно поджатые губы делали эту морду крайне неприятной и даже мерзковатой какой-то.
  - Чудная - не то слово, - задумчиво протянула рыжая морда, стягивая с моих волос Дрейков платок. - В каких таких краях у сильфов бывают синие волосы?
  - Ой, шеф, а она из этих. Вон, волосы острижены как, - расстроилась первая морда. Судя по голосу, она принадлежала владельцу находчивой лапищи.
  - Ну и хорошо, значит новому владельцу стричь не придется. Грузите, поехали. Только платок обратно завяжите, неча пока синими волосами сверкать. Гарси доставим, там и снимем. Сюрприз сделаем.
  Меня, снова повязав платок, перекинули через седло верховой патрии, и мы поехали. К этому самому Гарси, как я полагаю.
  
  -12-
  - Пить хочу!
  - Ты пила четверть терции назад.
  - И в туалет.
  - Перебьешься. Недолго осталось.
  - Меня тошнит и укачивает! - Меня и в самом деле слегка мутило.
  У патрии, на которой мне довелось ехать, походочка была очень уж расхлябистая. А если учесть, что ехала я перекинутой поперек седла, лука которого давила куда-то в живот, а голова моя свешивалась вниз... Все условия для того, чтобы укачало. А еще, не стоило, наверное, есть мясо. Организм, непривычный к такой пище, требовал избавиться от нее любым способом.
  - Неча было столько пить. Все вино выхлебала, - рыжая морда был неумолим.
  - А неча было мне вино подсовывать, когда я пить просила, - возмутилась я. - И неча было его в меня насильно вливать, когда я отказаться пыталась! Что, воды нельзя было дать? Ик!
  - Да где я тебе воду возьму? - Возопил рыжий. - Я что тебе, колодец, воду с собой носить?
  - Какой нормальный сильф вино с собой в фляге для воды таскать будет? Ик!
  - А кто с собой воду будет таскать? - По-моему, терпение моего соседа по патрии подходило к концу. Впрочем, как и терпение моего организма.
  - Любой нормальный сильф! И если мы сейчас не остановимся, и я не попаду в кустики, то ты можешь пенять только сам на себя!
  - Луиджи, да отведи ты ее в кустики, в конце концов! - О, шеф не выдержал моих возмущений. А эта рыжая морда у нас, значит, Луиджи, запомним.
  - А че я, шеф? - Возмутился Луиджи.
  - Потому что я тебя назначил за пленницей присматривать и следить, чтобы она не доставляла проблем. А выслушивание ее постоянных, да к тому же еще и нетрезвых, жалоб вообще нихрена не вписывается в понятие "не доставляет проблем"! - рявкнул шеф.
  Меня грубо сгрузили со спины патрии. Я сползла на землю. Меня подняли за шкирку. Я снова осела.
  - Нет, ну ты издеваешься! - Похоже, судьба у рыжика такая нынче ночью - возмущаться постоянно.
  - У меня ноги затекли! Ты же веревки так затянул, что кровообращение нарушилось, - я тоже возмущаться могу. Тем более, когда пьяная. Вообще-то, я так никогда еще не напивалась. Ну, разве что на первом курсе один раз. После которого старалась держаться как можно дальше от алкоголя - так плохо мне было наутро. Видимо, зря. Непривычный к выпивке организм бунтовал и отказывался со мной сотрудничать.
  Тяжко вздохнув, Луиджи развязал меня, дождался, пока я перестану стонать и возмущаться по поводу мурашек, строем вышагивающих по моим нижним конечностям, и снова вздернул на ноги. На этот раз, мне даже удалось устоять. Не особо уверенно, конечно, но уже прогресс.
  Дойдя до кустиков, остановилась, уставившись в упор на Луиджи. Тот так же в упор смотрел на меня.
  - Ну? - Не выдержала я.
  - Что ну? - Он что, и в самом деле не понимает?
  - Может, отвернешься? Или мне свои дела при тебе делать?
  Вздохнув, мой конвоир повернулся к кустика спиной. Я сделала несколько нетвердых шагов, забираясь поглубже, и полетела в овражек, споткнувшись о какую-ветку. Почему не завопила - ума не приложу. Обычно я в таких ситуациях вопю... воплю... ору, короче. Подняла голову, стряхивая веточки и листики, застрявшие в волосах. Луиджи все так же втыкал на месте, глядя в противоположную от меня сторону.
  Я хоть и пьяная была, но все равно, сообразила, что вот он - мой шанс на побег. И начала сбегать. Точнее, уползать вглубь оврага, стараясь не шуметь. Овраг оказался длинным и извилистым. К тому же, дно его покрывали заросли колючей вьющейся травы, лесовики. Кстати, сплошь усеянные яркими оранжевыми ягодками. Спелые. В животе заурчало. Нет, ну проглот же! Только что бунтовал, грозясь расстаться со всем содержимым, а стоило качке успокоиться, и появиться съестному в поле зрения, как тут же сразу "жрать хочу". В ответ на мою мысленную тираду, в животе снова забурчало. Хотя... если подумать, ужин был терций шесть тому... Я потянулась к особо пышному и просто облепленному ягодами кусту лесовики. Да уж. Остановиться перекусить в процессе побега могло прийти в голову только такому нетрезвому беглецу, как я.
  До куста я дотянулась. И даже ухватилась за самую соблазнительную веточку. А вот дальше был облом. В смысле, ветка обломилась, вместе с доброй половиной куста, и я полетела в какую-то дыру в земле. Лететь оказалось не очень далеко, но приземляться все равно было больно. Копчиком я приложилась знатно. На этот раз даже завопить попыталась, однако, вовремя вспомнив, что я сбегаю, и заткнувшись. Похоже, что не совсем вовремя. Меня услышали. Луиджи, судя по ругани, едва доносящейся до меня с поверхности. Не так уж и далеко я сбежать успела.
  - Да я на минутку отвернулся, она стеснялась! - Оправдания рыжего послышались почти надо мной.
  - Дыбил ты, Луиджи. Ну и что, что стеснялась? Чай, не в пансионе для благородных девиц, постеснялась бы и перестала, - а, это вторая помятая морда моему рыжику в поисковой миссии помогает.
  - Да куда она денется из этого оврага-то? - Луиджи, оказывается, оптимист. - Она же пьяная, на ногах не стоит. Заползла куда-то под кустик.
  - А вдруг притворялась? - не разделил оптимизма Луиджи помятый. - Смотри, не найдем, погонит тебя шеф, как пить дать. Не первый раз уже лажаешь.
  - Да ну тебя. Нет, чтобы успокоить, ты наоборот... Не притворялась. Я лично ее тем вином поил, она столько выхлебала, что и меня повело бы. Пойло забористое. А девчонка мелкая, ей и пробку понюхать хватило бы, чтобы развезло.
  И то верно. Пить я не умею. Но даже в моих пьяных мозгах иногда мелькают "светлые" мысли. Одной из таких было отползти подальше от дыры в потолке полости, в которую я свалилась, чтобы преследователи не заметили меня сверху. Чтобы не нашли, значит. О том, что без посторонней помощи я отсюда попросту не выберусь, я как-то не подумала. Была бы трезвее - сообразила бы, что лучше обратно в плен попасть, чем тут в яме остаться и помереть от голода и жажды. Впрочем, запас провизии у меня все-таки кое-какой был. Та самая половина куста лесовики, которую я так и не выпустила при падении.
  Отползала я задом, не спуская глаз с отверстия в потолке. А посему, отверстие в полу снова не заметила. В этот раз полетать не довелось. А довелось всего лишь проехаться на пузе по длинному извилистому лазу, круто уходившему вниз. Как на горках, только удовольствия мало. Мелкие камушки, устилавшие дно лаза, дарили незабываемое ощущение катания по терке. Куст я, кстати, так из рук и не выпустила.
  Когда ноги мои провалились в пустоту, а перед глазами замелькали корни деревьев, я завопив, попыталась за них ухватиться. Мешал куст. Но я, перехватив его в правую руку, все-таки кое-как ухватилась левой за один из свисающих корней.
  Фух. Вроде пронесло. Опустила голову, чтобы глянуть вниз. Мама дорогая! Висела я под островом, меня окружал туман, отсюда не кажущийся таким густым, как когда смотришь на него со стороны, а под моими ногами клубились вершины облаков. Кажется, я разом протрезвела.
  Корень, за который я уцепилась, затрещал, подаваясь, и меня дернуло вниз. Вот теперь я завопила во всю мощь своих легких, зажмуриваясь.
  - Кэп, точно она, я же говорил, - прогудело откуда-то снизу слева. Знакомо так прогудело.
  Я осторожно приоткрыла глаза, скосив их влево: голову повернуть я боялась. Совсем близко, почти прямо подо мной, в тумане, окружавшем корни острова, плыла "Мечта".
  - Малыш, не делай резких движений, не то корень оборвется, - прокричал Дрейк. Ты ж мой капитан очевидность. Это я и так заметила. - Сейчас мы подойдем прямо под тебя. По моей команде, отпустишь корень. Не бойся, приземлишься на палубу. Я поймаю.
  Ага. Как же. Отпущу я этот корень. Я теперь на нем навсегда останусь, сростусь с ним и буду так висеть вечно, как огромная нетрезвая ниппа. Впрочем, опьянение скоро пройдет, и буду висеть как трезвая ниппа.
  - Малыш, ты все поняла? Сиг?
  Да поняла я, поняла. Чего орать-то? Но корень все равно не отпущу.
  - Сиг, ответь, если поняла! - Дрейк не унимался. - Отпускаешь сразу по моей команде, ни раньше, ни позже!
  Вот пристал!
  - Да поняла я! - Заорала раздраженно. И в этот момент мою руку свело судорогой и пальцы разжались.
  Я полетела вниз, отчаянно вопя и размахивая кустом и крыльями. Кустом получалось успешнее.
  Успела еще услышать, как с палубы еще не подошедшей достаточно близко "Мечты" витиевато выругался Дрейк.
  
  -13-
  Лечу, ору, машу изо всех сил кустом, зажмурившись. Внезапно почувствовала чью-то руку у себя на талии. Падение замедлилось, а потом и вовсе сменилось на подъем.
  - Малыш, ты можешь не дергаться и не бить меня этими колючками, - раздался над ухом голос Дрейка.
  Приоткрыла один глаз - оба открывать было страшно - и увидела его лицо совсем близко. Обрадовалась, как родному, вцепившись в спасителя всеми руками и ногами. Еще и крыльями попыталась, для надежности. Куст, кстати, я так и ее выпустила.
  - Малыш, хватку ослабь, - простонал Дрейк. - И выкинь эту колючку, наконец-то. Ты и так не такая пушинка, какой кажешься, а если будешь мешать мне крыльями махать, то промахнусь мимо палубы и полетим вниз уже вместе.
  Крыльями махать? Я распахнула второй глаз. Точно! Мы летели! По-настоящему, как птицы! Но ведь сильфы не летают. Уже очень давно, во времена Дрейка тоже уже не летали! Да ну. Мне мерещится. Я помотала головой, отгоняя наваждение. Короткие волосы хлестнули моего спасителя по лицу.
  - Си-иг, - простонал он, моргая заслезившимися глазами. - Ты можешь спокойно повисеть? Просто держись руками за мою шею и не дергайся. Сейчас уже приземлимся. Если я доживу. И кинь каку!
  На этот раз я все-таки послушалась и выпустила из рук куст. О, а мы уже над "Мечтой". Судя по воплю и ругани, на все лады поминающей колючие кусты и их владелиц, раздавшейся снизу.
  Пока я гадала, в кого это я так удачно попала (посмотреть вниз и проверить своими глазами я боялась, летела, уткнувшись лицом в шею Дрейка и рассматривая татуировку бесконечной спиралью вьющуюся по ней и уходящую за край распахнутого ворота рубашки), мы приземлились.
  Я, конечно, палубу под ногами ощутила. И даже своим не совсем трезвым мозгом понимала, что уже все, я в безопасности. Но руки, вцепившиеся в капитана, разжиматься отказывались категорически.
  - Малыш, все хорошо, мы уже на палубе, - Дрейк.
  - Угу, - я.
  - Можешь меня отпустить.
  - Угу.
  - Мы уже на палубе, ты не упадешь.
  - Не могу.
  - Что "не могу"? - Дрейк не понял.
  - Отпустить не могу, - жарко прошептала ему в лицо.
  - Малыш, да ты пьяна, что ли? - Удивлению, написанному на лице Дрейка, не было предела.
  - Ага! - Радостно кивнула, впрочем, не разжимая рук.
  - И за что мне это наказание? - Вздохнул капитан, закатив глаза. - Мы не виделись пять терций, а ты за это время умудрилась напиться и снова свалиться с острова? Начинаю подозревать, что и первое твое падение было не случайным.
  - Эй! - Я возмутилась. - Я попросила бы! Я вообще не пью! Меня бандиты напоили. Насильно, между прочим, - наябедничала я.
  - Какие еще бандиты тебя напоили?
  - Ну, поил этот, рыжий, помятый. Луиджи зовут. Но остальные тоже виноваты! Они ржали и подбадривали его. Но я не знаю их имен, - печально закончила я свой отчет.
  - Так, малыш, давай ты меня сейчас отпустишь, мы пойдем в каюту, спокойно сядем, и ты все объяснишь по порядку. Что за бандиты, почему они тебя решили споить, и главное - как ты попала под остров, да еще и чуть ли не в середине. Вот уж не поверю, что ты туда по корням доползла, особенно, в твоем нынешнем состоянии.
  - Я не доползла. Я в дыру провалилась. Вместе с кустом.
  - Отлично, вот и расскажешь подробнее. Ручки разжимай, давай: правую, потом левую.
  Э-э не-е-ет. Отпускать Дрейка я была не намерена. А вдруг снова свалюсь? Палуба как-то очень уж подозрительно шатается.
  - Дрейк, а ты что, летать умеешь? Научи, а? - Заговорщически шепнула ему в ухо.
  Поняв всю безнадежность уговоров, капитан вздохнул, перехватил меня левой рукой за талию покрепче и взвалил себе не плечо! Ну не нахал, а? Нет, чтобы девушку романтично на руках в каюту отнести, тягает, как мешок с ниппой.
  Ой, кажется, я это вслух озвучила. Дрейк заржал, и отвесил мне романтический шлепок по мягкому месту.
  - Молчи уже, романтик.
  Когда капитан сгрузил меня на кресло возле стола, а сам сел напротив, я испытала ощущение дежавю. Точно так мы сидели, когда он, вручив кошель с монетами, фактически выставил меня с корабля. Снова стало обидно. И за то, что от меня тогда избавились, и за то, что я такая растяпа.
  - А я деньги потеряла, - пожаловалась я.
  - И почему я не удивлен? - Голос Дрейка был предельно серьезен, но в глазах плясали смешинки. - Давай по порядку, а? И желательно коротко, у меня не так много времени сейчас с тобой возиться, мы подплываем.
  Подплываем? Куда, интересно. Мы же под островом. Кстати, а что "Мечта" делает под островом? Кажется, этот вопрос я тоже вслух озвучила.
  - Сиг, я серьезно, - вот теперь смешинки из его глаз тоже куда-то подевались. И снова серьезный Дрейк показался мне гораздо старше и более уставшим, чем Дрейк смеющийся. - Давай, ты не будешь лезть туда, куда хорошим девочкам лезть не следует, а просто расскажешь мне, во что ты умудрилась вляпаться за время нашего расставания. А я подумаю, как тебе помочь, избежав повторения подобной истории в будущем.
  С таким серьезным Дрейком препираться мне разом расхотелось. Как и говорить ему сейчас, что не хочу я, чтобы он мне помогал избегать подобных историй в будущем, а хочу остаться на "Мечте" и бороздить облака вместе с ее немногочисленным экипажем. Скажу как-нибудь потом, когда у него настроение будет получше.
  Стараясь быть как можно более краткой, я изложила историю своих сегодняшних злоключений. Дрейк сидел с непроницаемым лицом, подперев рукой щеку и глядя на меня в упор. Блин, хоть бы как-то свое отношение выразил к рассказу моему. Я нервно ерзала в кресле под его почти не мигающим взглядом. Когда я закончила, Дрейк еще какое-то время молчал, не меняя выражения лица. Когда мои нервные ерзанья стали уж слишком заметны, он не выдержал и... заржал во весь голос, падлюка такая!
  Я надулась. Меня, между прочим, чуть в бордель не продали, если я правильно поняла разговор похитителей, а ему смешно!
  - Так действительно смешно же, - выдавил Дрейк сквозь смех. - Ты сама потом поймешь. Когда протрезвеешь.
  Я набрала в грудь воздуха, чтобы возразить, но в этот момент раздался стук в дверь, и в нее просунулась голова боцмана.
  - Кэп, мы на мефте, - доложил Френки. - Фиг, я твой куфт на кабуж отнеф. Ох он и колюфий! - Это он уже мне, возмущенно.
  - Хорошо, швартуйтесь, я буду готов. Ты знаешь, что делать.
  - Да, кэп, будет исполнено, кэп! - Голова Френки исчезла за захлопнувшейся дверью.
  - Сиг, - обратился Дрейк ко мне. - Сиди здесь, и не высовывайся, что бы ни произошло, ты меня поняла? Это не шутки. Тебя не должны видеть. Это ясно?
  Я кивнула. Я, может, и пьяная, но не дура же. Сказали не высовываться - буду сидеть тише воды, ниже травы. И нечего по два раза переспрашивать.
  Дрейк встал, надел шляпу-треуголку, висевшую на гвоздике на стене каюты, между подзорной трубой и мушкетом. Застегнул на поясе ножны со шпагой и кортиком. Хм. Хм, хм, хм. Вот теперь он на капитана походил на все сто процентов. Только почему-то мне в голову лезли ассоциации с бравыми пиратами, а не с почтенными торговцами. Впрочем, бриг - это не торговое судно...
  Дрейк стоял, напряженно вглядываясь в окно. За окном светало. Странно, по моим ощущениям, сейчас чуть за полночь. Я выбралась из кресла и тоже подползла к окну. И задохнулась от восторга. Мы вплывали в огромную пещеру под островом. Корни, стелющиеся по стенам, поросли светящимся мхом, дававшим достаточно света, чтобы видимость в пещере была не хуже, чем днем. У многочисленных причальных мачт стояли суда. В основном, легкие и маневренные, как я смогла заметить, хотя, была и парочка пузатых торговцев. По деревянным подвесным мостикам, опутывающим пещеру по периметру, сновали люди.
  Я открыла было рот - у меня, как всегда, мгновенно родилась куча вопросов - но в этот момент "Мечта" ощутимо дернулась, швартуясь, и на ногах я не устояла. Куда уж мне, нетрезвой. Чтобы не упасть, схватила Дрейка за руку. За правую, скрытую повязкой. Вырубаясь, успела только почувствовать, что меня будто молнией ударило.
  
  -14-
  Просыпаться было неприкольно. Голова раскалывалась, во рту пересохло - все симптомы бодуна налицо. Нет, не буду больше пить. Никогда. А если всякие помятые морды заставлять будут, буду сопротивляться до последней капли.
  События вчерашней ночи припоминались с трудом. Отпустить меня в кустики и даже развязать, бандитов я уговорила - это точно помню. Потом вроде бы упала куда-то. Падала долго, было страшно. Остальное помнилось как смутный сон. В этом моем сне фигурировал Дрейк - летающий почему-то - и ягоды лесовики. При мысли о съестном, организм возопил, что "вот это лишнее, лучше полежи спокойно еще немного и глазки прикрой, а то как-то светло слишком". Послушно выполнила требуемое. Еще бы скрип этот замолк, раздражает же! Прямо по ушам бьет. Снова недовольно приоткрыла один глаз.
  - Малыш, и долго твоя пантомима продолжаться будет? Проснулась - вставай, умывайся, будем решать, что с тобой делать дальше, - ох и голос у Дрейка, чересчур громкий, даже в сравнении с прановым скрипом. Ну, хоть скрип прекратился, и то хорошо.
  - Я еще не проснулась, - недовольно пробурчала я. - И можешь так не орать? Голова болит.
  - Я думаю! - А вот ничего смешного! И нечего ржать тут, тем более, так громко. - На, выпей, - в поле моего зрения показалась голова Дрейка и кружка.
  Я принюхалась. От кружки явственно тянуло спиртным.
  - Неа, - я попыталась отрицательно помотать головой, но быстро поняла, что это плохая идея. Поэтому постаралась придать как можно больше убедительности своим словам. - Мне плохо.
  - Это поможет, пей, давай.
  - Ты не понял. Мне с перепою похо, - побольше трагизма в голосе, авось разжалобится и уберет вонючую кружку от моего лица.
  - Все я прекрасно понял, - нет, ну зачем так громко смеяться? - Я вчера имел удовольствие близко познакомиться с последствиями твоего перепоя. Поэтому и знаю, что единственное, что тебе сейчас поможет - дать опохмелиться. Пей! - кружка стукнулась о мои зубы.
  Пришлось пить. Попутно гадая, что за последствия такие были у моего перепоя, а заодно и о том, как я все-таки попала вчера на "Мечту". Этот кусок моей биографии начисто стерся из памяти, если не считать летающего Дрейка и лесовики. Еще помню какой-то свет в конце тоннеля и удар током, но это, по-моему, уже точно сон.
  - А как я сюда попала? - Спросила, когда отдышалась после того пойла, что влил в меня Дрейк. Ох и крепкое! Хорошо, хоть немного. От такого количества даже я в несознанку не улечу.
  - Как, как. Как обычно. Упала.
  - Откуда?
  - На этот раз с Сегунды.
  М-да. Это все объясняет, конечно. Ладно, потом попытаюсь вспомнить. Сейчас голова еще пока не варит. Хотя, честно признаться, "лекарство" Дрейка помогало: во мне проснулось желание жить и немножечко - любопытство. Точнее, наоборот: любопытство и немножечко желание жить. Слезла с койки. Дрыхла я на единственной кровати в капитанской каюте, оказывается. Интересно, где сам Дрейк спал? Хотя, если судить по его уставшему виду и синякам под глазами, такой ерундой, как "спать", он сегодня не занимался. Надеюсь, не из-за того, что я его спальное место оккупировала? Время суток определению не подлежало по причине плотно зашторенных окон каюты, но по моим ощущениям, утро уже давно наступило. Несмотря на похмелье, чувствовала я себя выспавшейся.
  Продолжила рекогносцировку. Стол был завален какими-то бумагами, поверх которых стоял небольшой сундучок, весьма потемневший от времени и поросший облачными полипами настолько, что инкрустацию на его боках и крышке было не разобрать. Помню, читала на третьем курсе: облачные полипы были бичом воздухоплавателей аж до тех времен, когда сильфы не научились обшивать деревянные днища кораблей тонкими листами металла. Стоило попасть в облако, как споры этих мелких паразитов оседали на деревянных частях в огромном количестве, быстро приживаясь и разрастаясь в колонии, толстой шубой покрывавшие корпус корабля, значительно утяжеляя его и лишая судно маневренности и устойчивости. Корабли, совершавшие дальние рейсы через Фронт Бурь, приходилось чистить после каждого такого перехода.
  Перед Дрейком была разложена старинная карта. Даже относительно этого времени старинная. Для меня она так вообще древней реликвией выглядела. Кожа кайта, на которой была нарисована, а вернее, выжжена карта потемнела от времени, а кое-где была попорчена плесенью. Аромат от нее исходил явно не подходящий для моего нынешнего состояния. Но я упорная, зажав рот и нос, продолжила осмотр. Вернее, попыталась продолжить. Дрейк, подойдя к столу, выхватил из-под моего любопытного носа и карту и свежеисписанный какими-то цифрами, похожими на географические координаты, листок. Спрятал свои сокровища в сундучок, уселся, и сделал мне приглашающий жест садиться в кресло напротив.
  Меня посетило дежавю. Причем, ощущение было такое, что мы вот так сидели и серьезно разговаривали с капитаном больше, чем один раз, отложившийся у меня в памяти.
  - Сиг, ты мне очень симпатична, - начал Дрейк.
  Я подозрительно на него уставилась. С чего бы вдруг такие признания? Дрейк выглядел задумчивым, словно никак не мог принять какое-то нелегкое решение. И я решила пока благоразумно помолчать.
  - Пран, - выругался он. - Ну не умею я вести дипломатические беседы. В общем так. Помнишь, я говорил, что я пиратский капитан?
  Кивнула. Помню конечно. Хорошая шутка.
  - Так вот, я не шутил. Я действительно пиратский капитан. "Мечта" - контрабандистское судно. У нас имеются и трюмы с двойным дном, и повышенная быстроходность... Вот только с экипажем, как ты могла заметить, напряг. Дело в том, что... Доверился я не тому сильфу. В прошлом году меня круто подставили, и я загремел на каторгу. Хорошо, хоть взяли на берегу, и "Мечта" успела уйти, а без корабля никто ничего не мог доказать. Иначе, вялиться бы мне на виселице, каторгой бы не отделался.
  - Да ну, ты меня снова разводишь, - не поверила я. Нет, ну Дрейк, конечно крутой, но чтобы пират и контрабандист в самом деле? Слишком благопристойное он впечатление производил, особенно в сравнении с некоторыми другими, более законопослушными личностями, встреченными мной в этом времени.
  - Вот, смотри, - Дрейк вытянул руку, засучив рукав и обнажая тот самый след то ли от ожога, то ли от браслета, кольцом охватывающий его запястье, который привлек мое внимание при нашем знакомстве. - Это след от кандалов. Такое ни с чем не перепутаешь, спроси любого. В общем, с каторги я сбежал. С остатками экипажа встретился. Ты мне на голову свалилась между первым и вторым событиями из вышеперечисленных.
  - И теперь я тебе отчаянно мешаю, - догадалась я.
  - Нет, малыш, - вздохнул Дрейк. - Ты мне не мешаешь. Однако, сама понимаешь, что общество пиратов - не совсем подходящая компания для молодой девушки. Тем более, для оказавшейся в незнакомом месте без друзей и близких.
  - Ну, ты правильно заметил. У меня здесь ни друзей, ни близких, ни даже знакомых. Не считать же таковыми вчерашних бандитов или тех пьяных стражников с Прайма?
  - В общем... Я договорился с одним капитаном. Он мне круто должен, и не посмеет сделать что-то не так, как пообещал. К тому же, ему удается достаточно удачно скрывать свою незаконную деятельность от властей, так что столичный порт для него открыт. Он доставит тебя в столицу Сегунды и откроет на твое имя счет в банке, чтобы ты не тягалась с деньгами снова.
  - Э.. Дрейк, тут проблемка, - я обрадовалась, что смогла придумать уважительную причину отказаться от очередной попытки меня сплавить на берег. - У меня нет документов. По крайней мере таких, которые у вас принимают.
  - Я предвидел нечто подобное, - вздохнул он. - Думаю, капитан Фернан сможет и в этом помочь.
  - А может, я просто останусь с вами? - С надеждой предположила я. - Буду готовить. Да и вообще, я же инженер, смогу на судне пригодиться. У вас, конечно, нет привычных мне приборов, но и с вашей примитивной техникой, я, думаю, смогу разобраться.
  - Малыш, мы на пиратской базе сейчас. Я набираю экипаж. И, поверь мне, это будут отнюдь не такие милашки, как Френки и прочие, кого ты уже знаешь. Мне сейчас перебирать людьми не приходится. Ну и потом... Я затеял опасную авантюру. Поход, из которого "Мечта" может не вернуться. Ты уверена, что хочешь в этом участвовать?
  - Уверена! - Радостно просияла я, почувствовав, что Дрейк дал слабину. - Я хочу с вами! По-моему, я влюбилась... "Мечта" - прекрасное судно! К тому же, вы плывете на юго-запад, верно?
  - Верно, - обескураженно протянул Дрейк. По-моему, он завис еще после слова "влюбилась". - А как...
  - Я успела рассмотреть карту, - я кивнула на сундучок. Ничего я там рассмотреть не успела, но краем глаза заметила, что на карте имелся красный крестик, нарисованный облупившейся от времени краской. Как раз на юго-западе от Прайма. А крестики рисуют где? Верно, на карте сокровищ. И не будь я Сиг Мара, если упущу такой шанс. Тем более, что он лежит в том направлении, которое мне нужно. Ну, если передумаю тут оставаться и захочу попробовать вернуться домой, в свое время.
  
  -15-
  - Теперь я вынужден тебя убить, - зловеще прорычал Дрейк. Клоун. Хотя, с учетом рода его деятельности, эта шутка вполне могла оказаться не шуткой.
  - Лучше возьми к себе в экипаж, - выдвинула я встречное предложение. - Коком. Или механиком.
  - Ого у тебя разброс интересов, - не выдержал серьезной мины капитан.
  По-моему, я уже начинаю привыкать к его манере постоянно надо мной смеяться, по крайней мере, она уже не так раздражает. Впрочем, сейчас я согласна была, чтобы он надо мной вообще всегда ржал, лишь бы оставил на "Мечте".
  - А то! Я личность очень разносторонняя, - поддержала я его шутливый тон.
  - Сиг, ты понимаешь, что с тем, чтобы остаться на "Мечте" есть одна проблема. И не маленькая, - Дрейк снова резко сменил тон на серьезный. - Ты - девушка.
  - А в чем проблема? - Не совсем поняла я.
  - Ну для начала, ты же сама слышала слова Френки: "женщина на корабле - к неудаче", - выдвинул какой-то уж совсем смехотворный довод Дрейк. - Для местной публики это очень весомый аргумент отказаться от пусть хоть миллион раз выгодного предложения. Если просочится слух, что ты на борту, экипаж я тут не наберу.
  - Ой, делов-то. - Отмахнулась я. - переоденусь мальчишкой.
  - Это могло бы сработать, если бы не второе, не менее весомое препятствие: кубрик на корабле общий. У меня просто нет еще одной отдельной каюты. А поселить тебя в своей я не могу. Сама понимаешь, какие разговоры пойдут, если в моей каюте будет жить смазливый мальчишка.
  М-да. Я почесала в затылке, крепко задумавшись. Проблема, так проблема. И в самом деле, репутацию капитану портить не хотелось бы. Да и койка у него одна. Где он сам спать будет, если я ее оккупирую? Но я была не готова останавливаться всего в каком-то полушаге от своей мечты.
  - Камбуз! - Осенило меня. - Я поселюсь на камбузе! Поближе к рабочему месту, так сказать. Там место есть в кладовке, чтобы логово устроить.
  - Это сейчас оно есть, пока мы провизией не запаслись в плавание. Да и как ты объяснишь свое нежелание спать со всеми вместе? Ребята обидеться могут, решат, что брезгуешь.
  - Скажу, что продукты караулю от их голодных лап, - засмеялась я. - Ну Дрейк, ну в самом деле. Пусть думают, что я чудак какой-то. Мне все равно. Я могу и подыграть, чтобы нужную репутацию создать и поддержать.
  - Да тебе и подыгрывать не придется, - вздохнул Дрейк. - Ладно, поговорю с Френки, пусть ребят предупредит. И выделит кого-то с тобой сходить прикупить все необходимое для маскировки. Сама не ходи! - Сурово сдвинул брови он.
  - Дрейк, ты - прелесть! - Завопила я, в порыве чувств вешаясь ему на шею.
  Дрейк как-то странно крякнул - видимо придушила я его слегка - и попытался осторожно оторвать меня от своей тушки. Но куда ему одной рукой со мной справиться. Правую он сегодня отводил в сторону особенно тщательно. Я заметила, что пятен на повязке стало больше. С сожалением отпустила свою добычу сама.
  - Дрейк, - начала осторожно. - Мне не нравится твоя рука. У тебя постоянно кровь и какие-то пятна на повязке. Давай я гляну? Я немного разбираюсь в медицине, в любом случае хуже не сделаю. Нельзя же запускать, а вдруг заражение заработаешь?
  - Сиг, не лезь не в свое дело, - ого, а вот это грубо прозвучало. - Мне не нужна медицинская помощь. На этом, давай поставим точку, идет? Еще один вопрос на эту тему, и я вынужден буду вернуться к плану с капитаном Фернаном. Это понятно?
  - Но...
  - Это понятно, я спрашиваю?
  - Понятно, - сникла я. И чего так беситься-то? Я всего лишь помочь хотела. Искренне, между прочим!
  Не глядя больше на меня, Дрейк вышел из каюты, предупредив, чтобы сидела тихо и не высовывалась, пока он Френки не пришлет.
  Не высовываться, так не высовываться. А вот никуда свой любопытный нос не совать команды не было. Я и сунула. Первым делом в тот поросший полипами сундучок, конечно же. Воровато оглядываясь, вытащила карту и листок, исписанный Дрейком. Ну и почерк! Нет, в целом красивый, твердый, но не разобрать нифига. Хотя, может, потому что левой рукой писал? Он вроде не левша, насколько я заметила...
  Разбирать почерк Дрейка сейчас времени не было, и я просто бегло прошлась по написанному взглядом. Да, и в самом деле, мне не показалось: это были географические координаты. Похоже, капитан пытался решить какую-то головоломку, перебирая варианты. Эх, жаль, рюкзак у похитивших меня бандитов остался... Там у меня визор был. Само собой, связи тут нет, в сеть не выйдешь, но вот сфоткать Дрейковы каракули, чтобы потом поразмыслить над ними спокойно на досуге, было бы совсем неплохо. Визор был полностью заряжен, когда я свалилась с острова, и за пару дней в ждущем режиме батарея не могла сесть. У меня модель вполне новая, заряд до десяти дней держит, если сильно по сети не лазить и видео не смотреть. Вздохнула печально. Ясное дело, что через десять дней батарея все равно сядет, и визор станет бесполезным куском металла здесь, в этом времени, но все же... Он мне был дорог, как память о потраченной на него стипендии за полгода! И о безвозвратно ушедших лишних килограммах. Попытка накопить со стипендии на визор - самая эффективная диета. Всем рекомендую!
  Вернувшись из далей лирических размышлений о вечном, я переключила свое внимание на карту. На первый взгляд - ничего особенного. Карта как карта. Старая очень и конкретно попорченная плесенью. Явно именно она и хранилась в сундучке: у того тоже плесень по углам завелась, а на дне отчетливо виднелся более светлый и чистый прямоугольник - как раз под сложенную в несколько раз карту. Я не поленилась сверить размер прямоугольника со сгибами карты. Все совпало.
  Сама карта изображала уже известные местным острова. Без Кайду, разве что, но это и понятно. Украшательства тоже присутствовали: ветра по сторонам света, кайты, смиррны, стаи олеард, варны... Только разбросаны они были по карте так, будто не для красоты нарисованы. Больше на карту миграций похоже, я такую видела, когда мы в музей естествознания на первом курсе ходили. А крестик красовался примерно в том месте, где наш Университетский располагается, кстати. Мне в голову пришла мысль, как доказать Дрейку свою полезность. Схватив со стола лист бумаги и карандаш, я лихорадочно начала срисовывать карту. Получалось не особо высокохудожественно, ну и пусть. Главное важные детали перенести. А потом на досуге подумаю, что все это должно значить. Вот круто будет, когда я приду к капитану такая, и небрежно так скажу: "А я загадку твоей карты сокровищ разгадала, а ты меня брать с собой не хотел!"
  Снова замечтавшись, я чуть не прозевала приход Френки. Хорошо, у него привычка стучать имелась. Поспешно сунув карту и Дрейкову писанину обратно в сундучок, а мой шедевр - за пазуху, встретила боцмана милой улыбкой. Френки мой оскал оценил, засияв в ответ своим щербатым.
  - Ну что, гошподин кок, готова к ишполнению швоих обяжанноштей? - Радостно прошепелявил он.
  - Так точно, господин боцман! - Весело отрапортовала я.
  - Тогда держи переодеться, - в меня полетели мешковатые штаны и почти новая рубаха. Предыдущую, одолженную Френки, я вчера успешно угробила во время побега, доведя до состояния сильно потрепанной половой тряпочки.
  - Отвернись, - попросила я.
  Френки послушно развернулся ко мне кормой. Я проворно избавилась от сильно пострадавших брюк и майки, натягивая на себя шмотки Френки.
  - А ты шможешь о шебе в мужшком роде говорить, не путаяшь?
  - Угу
  - Имя тебе менять не будем, оно вше равно штранное, так и не поймешь - мужшкое или женшкое, - разглагольствовал Френки, стоя лицом к стене. - Шкажем, что мужшкое, и вше поверят. Ты долго там?
  - Уже, можешь поворачиваться.
  - Хм, нормально, - пробасил Френки, оглядывая меня с ног до головы. - Только вот, на, хвошт шделай, мужики рашпушенными не ношят волошы, это по-бабшки.
  Взяла протянутый кожаный шнурок, попытавшись собрать шевелюру в хвостик. Получилось не очень, все-таки коротковато я постриглась, но сойдет. Сдула упавшую на нос голубую прядь.
  - Платок повяжи, - Френки покачал головой. - Шиние волошы у наш редкошть. Точнее, вообще не вштречаютшя. Вопрошы будут.
  Когда мой внешний вид наконец-то удовлетворил придирчивого боцмана, мы двинулись к выходу.
  - Шначала идем тебе жа одеждой, потом - жакупатьшя провижией. Подумай пока, на шотню ртов на три мешяца, что брать.
  Я присвистнула, оценив масштабы свалившейся на меня задачи. Впрочем, назвался коком - полезай на камбуз. Справимся.
  А выйдя на палубу, присвистнула еще раз: открывшееся передо мной зрелище стоило всяческого восхищения. Громадная пещера, освещенная светящимся мхом, которым поросли корни, оплетавшие ее стены, и многочисленными факелами. Множество судов на приколе у причальных мачт, поднимавшихся со дна пещеры частоколом. Подвесные мостики-дорожки, опасно раскачивающиеся и поскрипывающие под снующими по ним сильфами. И оглушающий гул множества голосов, присущий крупному порту.
  - Добро пожаловать на Сидад! - Усмехнулся Френки, глядя на мой обескураженный вид.
  - Угу, - согласилась я, припоминая, что уже имела счастье наблюдать этот вид в моем вчерашнем сне. Только в нем меня еще и молнией ударило.
  
  -16-
  Порт поражал и оглушал. Мы пробирались между снующими типами подозрительной наружности, сваленными в беспорядочные кучи тюками и ящиками. Френки ловко лавировал, огибая препятствия, а я плелась за ним, то и дело на что-то или кого-то натыкаясь.
  - Шиг, хватит ижображать выпушкницу паншиона благородных девиц, впервые попавшую на ярмарку. Шоберишь, - Френки нетерпеливо обернулся ко мне. - Не торможи, у наш много дел.
  Преодолев кое-как суету, царящую на мостиках у причальных мачт, мы попали в сеть широких тоннелей, проходящих в толще острова. Большинство из них имело природное происхождение, о чем свидетельствовали корни, выстилающие стены, но были и прорытые искусственно. По сторонам коридоров примостились лавочки торговцев, а то и просто палатки. Воздух в тоннелях ощущался гораздо более спертым, чем в пещере, имевшей естественную вентиляцию, неприятно тянуло канализацией и брагой.
  Пока мы искали нужную лавку, я снова отвлеклась, задумавшись о вечном. А точнее, о том, что будет через пару сотен лет. В мое время исследователи активно осваивали нижние поверхности островов, изучая чуть ли не под микроскопом каждый квадартный фут. Насколько я помню, на Сегунде, а точнее, под ней, исследования тоже велись. Почему же тогда я ничего не слышала о такой громадной пещере под Сегундой? Да если бы наши ее нашли, то раструбили бы сенсацию на всю визорную сеть, да и в газеты такая новость непременно попала бы. А ее не было.
  - Пришли. Мерять не штоит, чтобы не щпалитьшя, прошто вожми примерно по ражмеру, - предупредил Френки. - Ешли шомневаешшя, бери шражу нешколько ражных ражмеров, на корабле выберешь. Кэп шкажал на тебе не экономить, - боцман завистливо вздохнул.
  - С чего это он такой щедрый? - Я подозрительно прищурилась.
  - Боитшя, что ты так и будешь ему на голову падать каждый раж, как в неприятношти влипнешь, вот и штараетшя принять меры, - развеселился Френки.
  - Слушай, а ты так и будешь без зубов теперь шепелявить? Может, как-то вставить можно? - спросила я. Бас Френки, конечно потешно звучал в его нынешнем шепелявом исполнении, но порой его было сложновато понять.
  - Неа, - Френки разулыбался. - Кэп и мне пару монет отшыпал. Жа проявленное мужештво. Жакончим ш провижией, оштавлю тебя в трактире, а шам пойду к тширюльнику, жолотые вштавлю! Ты же никуда не влипнешь жа пару тертший?
  - Да ну, ты меня совсем уже недотепой считаешь? - Обиделась я. - Буду сидеть тише воды ниже травы, потягивать компотик и ни с кем не разговаривать.
  - Умнитша!
  С одеждой для меня разобрались быстро. Я специально прихватила парочку понравившихся Френки рубашек и сапоги явно не моего размера. Скажу потом, что не подошли, и ему отдам в извинение за то, что ему пришлось со мной делиться. Я заметила, что вещей у него не так уж и много, видимо, в отсутствие капитана дела шли не так уж и хорошо. Думаю, Дрейк не обидится.
  А вот со всякими женскими штучками вышла проблемка. Во-первых, тут, в чисто мужском царстве, и лавок-то подходящих не было. А во вторых, с моей маскировкой визит в такую лавку все равно выглядел бы весьма странно. Так что, придется как-то выкручиваться по-другому. О! Аптека. Я вспомнила, что, когда латала Салли, поразилась, что аптечка на корабле - полупустая. А ведь, если Дрейк не найдет себе в команду лекаря, заботиться о болячках экипажа придется мне. Просто потому, что я не смогу этого не делать, раз обладаю хоть какими-то базовыми знаниями.
  - Стой, Френки. Давай еще в аптеку зайдем. Нужно запасы пополнить.
  - Угу, Дрейк мне говорил. Только давай шначала провижию, а потом я к цирюльнику, а ты в аптеку. Там рядом.
  Продукты тут продавали в просторной пещере, в которой было, мягко говоря, зябко.
  - Ледник, - пояснил Френки, заметив, как я поежилась. - Прямо над нами ожеро Ажул.
  Да, знаю такое. Мы на каникулы к нему ездили как-то с друзьями. Еще одно чудо нашего мира. Озеро, настолько глубокое и холодное, что на его дне образовался ледник. Никто не знал причин такой температурной аномалии. Но туристов такие мелочи не волновали: они слетались со всех островов полюбоваться, как всплывают отколовшиеся от ледника глыбы льда, выпрыгивая на поверхность, точно пробка из бутылки. Даже звук "чпок" был такой же.
  Закупаясь провизией, мы с Френки едва не поругались. Он собрался нагрести полный трюм вяленого мяса, разбавив груз бочками с вином. Пришлось долго объяснять, что в дальнее плавание нельзя без овощей. Я-то помнила из той же истории, как косила воздухоплавателей, допустивших такую ошибку, коварная цинга.
  - Мы на юг шобираемшя! Твои овощи шгниют вше! - Возмущался Френки.
  - Не сгниют. Ниппа не портится, если в сухом и темном месте хранить, саболу засолим, кову поквасим.
  После долгих препирательств, моя все-таки взяла, продукты были заказаны и оплачены (доставить должны были завтра прямиком на "Мечту"), а Френки на меня дулся. В итоге, недовольные друг другом, мы топали к лекарскому кварталу - так назывался коридор, в котором ютились лавка цирюльника, лекарей и аптекарей отвернувшись в разные стороны. И именно поэтому, я заметила на прилавке палатки барахольщика, примостившейся на углу, такой знакомый голубой рюкзак.
  - Френки, стой! - Окрикнула слегка ушедшего вперед боцмана я. - Смотри, у них мой рюкзак! Тот, который у моих похитителей остался!
  - Идем, - потянул меня в сторону Френки. Прохожие вокруг начали на нас оборачиваться, привлеченные моими криками. - Не шусшя куда не шледует. Я Шкажу кэпу, он решит вопрош.
  Я надулась. Мои вещи мне были дороги, как память, и я была бы не прочь их вернуть. В общем, в лекарском квартале мы расстались не на самой дружеской ноте, и дорогу до заведения, в котором мы должны были встретиться после, я у Френки не уточнила. Ну и пусть. Название знаю, спрошу у кого-нибудь.
  С аптекой мне тоже повезло: нашлось все, цены были приемлемые, да еще и аптекарь расщедрился на набор ароматных и жутко полезных травок в подарок. Будет, чем жаркое приправлять. Оформив доставку (тюк получился немаленький, я бы сама не унесла), направилась к трактиру. Ну, это я так думала. То, что я все-таки заблудилась, я поняла довольно-таки быстро. Но вот прохожих, у которых можно было бы спросить дорогу, в поле зрения как-то не наблюдалось. Вообще, непонятно куда это я забрела. Тоннель, в котором я находилась, был заметно хуже освещен, чем центральные, а боковые его ответвления так вообще пугали темными пастями.
  Завидев впереди фигуру, показавшуюся смутно знакомой, я кинулась к ней, намереваясь спросить дорогу. Однако, не добежав пару шагов, я рассмотрела, за кем я собственно гонюсь. Луиджи. Резко затормозила, разворачиваясь. Сзади, противненько так ухмыляясь, ко мне приближались его подельники - помятый и еще один, которого я помнила очень смутно.
  Капец.
  
  -17-
  Снова в плен мне не хотелось. Помнила, что кое-кто меня продать собирался. Быть проданной не хотелось тоже. Однако, с тремя взрослыми мужиками я точно не справлюсь. Оглянулась по сторонам. Никого, кроме нас в тускло освещенном тоннеле не было. Я поймала себя на мысли, что подсознательно жду, что сейчас из-за угла выйдет Дрейк и меня спасет. "Что с тобой, Сиг Мара?" - Одернула я себя мысленно. - "Взрослая девочка, самостоятельная, привыкшая полагаться только на себя в любых ситуациях, а тут, расслабилась, привыкла, что тебя все время спасают?" И в самом деле, там, в своем времени, я всегда предпочитала решать свои проблемы сама, не обращаясь за помощью даже к родителям. На что те неизменно обижались, втайне мной гордясь.
  Вот и сейчас, мысленно дав себе по голове, за то, что расслабилась, я взялась за решение стоящей передо мной проблемы. Вернее, двух проблем. Третья, которая Луиджи, стояла позади, усмехаясь. Нет, глаз в меня на затылке нет, просто он не мог не усмехаться, по закону жанра. Зловеще так. Решение проблемы я выбрала самое кардинальное из доступных мне в данный момент. А именно, со всех ног рванула в один из темных боковых проходов.
  Вот, как чувствовала, что решение плохое. Еще когда Луиджи сотоварищи, громко бранящиеся на три голоса, в проход за мной даже не попытались сунуться, следовало задуматься, а стоит ли бежать в темноту дальше. Но думалка и бегалка у меня одновременно плохо работают. Поэтому остановилась уже тогда, когда, споткнувшись о какой-то корень, полетела носом в пол. Хорошо хоть пол земляной в тоннеле был. Иначе, к моим, постепенно накапливающимся ссадинам и царапинам добавился бы еще и расквашенный нос. Зато ладони все-таки содрала. Несильно, но обидно. Мне же готовить на сотню мужиков вскоре предстоит, а я рабочие конечности из строя вывести пытаюсь. Пообещала себе в следующий раз быть осторожнее.
  Полежав немного растянувшись на пыльном полу, я все-таки собрала себя в кучку, отлепляясь от земли. Правда, встать окончательно не получилось: меня что-то держало за ногу. Я дернула ногу на себя посильнее. Безрезультатно. Что-то мягко пружинящее обвивало лодыжку. Не больно, но держало крепко. Раздалось тихое шипение и угрожающий треск, как от деревянной колотушки. Я замерла, вопя беззвучно всей своей позой. Заорать в голос мешал страх. Трескучий полоз. Смешное название для одного из самых страшных - а главное, еще и ядовитых - хищников нашего архипелага. Эти не очень крупные сухопутные родственники больших и безобидных кайтов всегда пугали меня до заикания. Я когда-то видела такую зверушку в зоопарке. Красивая. Длинное узкое тело с руку взрослого мужчины толщиной, лишенное лап. Шкура расчерчена ярким геометрическим узором чешуи. Говорят, трескуны, как их называют в народе, бывают разных цветов. Тот, из зоопарка был ярко-малиновый с голубым и черным. На спине - пара маленьких смешных крылышек с натянутыми между костями-спицами тонкими, почти прозрачными кожистыми перепонками. Рудимент. Трескуны не летают. Зато громко хлопают крылышками, быстро-быстро раскрывая и закрывая их, перед тем, как напасть на добычу и вонзить в нее тонкий длинный ядовитый шип, выдвигающийся на конце хвоста.
  А еще эти гады ползучие боятся света. Просто панически. Поэтому и обитают как раз в таких темных ходах и пещерах. В зоопарке клетка трескуна стояла в темной комнате, на входе в которую всем выдавали специальные очки. Меня тогда еще поставила в тупик столь яркая окраска хищника. Зачем, если в темноте все равно никто не видит?
  Сидела я так неподвижно, размышляя о причудах природы, довольно долго. Трескун нападать не спешил, хоть и шипел-трещал знатно. Не голодный что-ли? Или его неподвижная добыча в тупик поставила? Обычно, живность, попавшая в кольцо его туловища, дергалась и верещала, панически пытаясь освободиться. А я была какая-то неправильная добыча. Эх, свет бы сюда сейчас! Хоть какой-то фонарик плохонький, или свечечку. Я бы мигом моего пленителя отогнала.
  Наверное, богам интересно подсматривать в мои мысли в последнее время. Иначе, с чего бы им так дословно и оперативно выполнять все мои желания?
  За моим левым плечом вспыхнул яркий голубоватый огонек. Трескун зашипел, обдав меня не первой свежести дыханием. Я с ужасом поняла, что его морда со смешной бородой и мохнатыми бровями была уже совсем близко от моего лица. А еще, что трескун был розовый с нежно-зеленым. Почему-то именно тот факт, что мной собрался пообедать РОЗОВЫЙ хищник, меня буквально взбесил. Заорав, я со всей дури вмазала кулаком в эту розовую морду. Пран! Борода-то у него не из меха, а из каких-то жестких щетинок состоит. Так что, дополнительно к ладошкам, я себе еще и костяшки содрала. Зато трескун убрался подальше от неадекватной добычи, решив пообедать в другом месте.
  Подтянув все свои конечности поближе к себе, я вскочила. Огонек тоже подскочил, все так же оставаясь за моим левым плечом. Я крутанулась на месте, пытаясь повернуться к огоньку лицом, но он снова переместился, удерживая свою позицию относительно меня. Крутанулась в другую сторону - тот же результат. Резко присела, встала, подпрыгнула, больно стукнувшись головой о свисающий корень. По тому, как корень зашипел обиженно, поняла, что нифига это не корень был, а мой розовый знакомец или кто-то из его родственников. Снова присела, боясь выпрямиться в полный рост, чтобы не задеть головой еще кого-то. Вдруг сейчас огонек пропадет, и розовая страшилка решит мной все-таки закусить.
  - Ты можешь не вертеться? - Пропищал над левым ухом тоненький ворчливый голосок.
  Я заорала. Со всеми этими приключениями, легкие я себе разработаю конкретно. Или охрипну, что более вероятно.
  - Ну ты и громкая, - огонек недовольно замигал.
  - Кто здесь? - Я снова попыталась повернуться к огоньку.
  - Я здесь, - буркнуло над левым ухом.
  - А ты кто? Покажись, - обладатель тоненькой голоска не казался чем-то опасным, а раз угрозы нет, то проснулось и гордо подняло голову мое любопытство.
  - Пикси я. И не покажусь, я страшный, ты испугаешься и убежишь. Так все делают, - обида в голосе.
  - Страшнее розового трескуна? - Скептически протянула я. - Ни в жизнь не поверю.
  - А почему тогда все пугаются и убегают? - Резонно возразил голосок.
  - Потому что сказочный дух, появляющийся из ниоткуда, светясь и разговаривая - это страшно. Будь ты хоть сто раз симпатяга, сильфы имеют привычку пугаться всего неожиданного.
  - Думаешь? - В моих аргументах явно сомневались. - Но ведь я не дух, я вполне материальный.
  Ага, значит, ты у нас мальчик.
  - Так откуда сильфам-то об этом знать? Пикси у нас в сказках как духи записаны.
  - Вечно вы, сильфы, все перепутаете, - вздохнул голосок. - Ну смотри, я предупреждал!
  В следующее мгновение, прямо перед моим носом вспыхнуло, и в воздухе передо мной зависло нечто, не больше ладони величиной. Я скосила глаза, пытаясь его рассмотреть.
  - Вот видишь, я же говорил, что страшный! У тебя уже конвульсии от ужаса начались! - С обидой пропищало нечто.
  - Это не от ужаса, а от того, что ты прямо перед носом у меня мельтешишь. Я так косоглазие получу, пытаясь тебя рассмотреть. Отлети чуток, а?
  Нечто послушно отодвинулось от моего лица на приемлемое расстояние, давая наконец-то мне возможность рассмотреть собеседника. Улыбка сама собой полезла мне на лицо. А он милаха, оказывается! Смешная рожица, напоминающая лицо сильфа, но поросшая густой шелковистой шерсткой черно-белого окраса. Причем черное пятно так забавно окружало правый глаз - ну точно пират! Черные плюшевые ушки на макушке. Поросшие такой же шелковистой шерсткой ручки и ножки, выглядывающие из желтого комбинезончика, в который было одето это чудо. И ярко-зеленые крылышки, почти, как у сильфов. В ручке был зажат продолговатый предмет, светящийся на конце. По виду - так явно фонарик.
  - Ой, какой лапа! - Восхитилась я.
  - Я не лапа, - смешно насупился кроха.
  - А кто? Как тебя зовут?
  - Никак, - буркнул он, почему-то очень расстроившись.
  - А давай, я буду звать тебя Пиратом? - Пришла мне в голову идея. Черное пятно на глазу навевало определенные ассоциации.
  - Ты? Меня? Звать? Как по-имени? - Недоверчиво уставился на меня пикси.
  - Ну да. У всех должны быть имена. А если у тебя нет, то нужно его придумать. Но если тебе не нравится, можем придумать другое, - спохватилась я.
  - Нравится! Очень! - Малыш всхлипнул и кинулся ко мне на шею.
  Я осторожно погладила пальцем его шелковистую шерстку на спинке между крылышками. Пикси замурчал. Потом резко отстранился.
  - Ты ранена! Непорядок! - Он посмотрел на меня так грозно, что мне стало стыдно за столь небрежное обращение с собственной тушкой. Хотя, можно ли пару ссадин считать ранением?
  - Сейчас починю, не дергайся, - Пират взмахнул своим фонариком, ослепив меня лучом света, резанувшим прямо по глазам. Я зажмурилась. А когда проморгалась и сумела глаза открыть, увидела, что от моих царапин не осталось и следа.
  Пикси заметно посерел, шерстка на его белых пятнах перестала быть такой белой. Подлетев ко мне, он устало плюхнулся на мое левое плечо.
  - Я не могу все сразу отремонтировать, - пожаловался он. - Я еще в силу не вошел. Но я буду понемногу чинить, отдыхая между сеансами. А ты меня будешь кормить? - Так, похоже, кто-то решил стать моим домашним пикси, или я чего-то не понимаю?
  - А что ты ешь?
  - Растения всякие, фрукты. А еще саболу люблю, больше, чем фрукты. Очень, - про саболу было сказано заговорщическим шепотом. Как можно эту горечь любить больше, чем фрукты? Ну, как говорится, на вкус и цвет все карандаши разные.
  - Буду, - рассмеялась я. - Саболы у меня много теперь.
  - Вот и отлично, - оживился пикси, подпрыгивая на моем плече. Как будто это не он только что умирающего от усталости изображал. - Тогда пошли быстрее, чего ты стоишь.
  Ну, разве можно ослушаться, когда такой командир приказ отдает? Послушно направилась обратно к освещенным тоннелям. Надеюсь, Луиджи и его приятели уже оттуда убрались. Не хотелось встречаться с ними вновь.
  Когда впереди забрезжил свет, Пират погасил свой фонарик.
  - Экономить нужно, - пояснил он.
  Нужно, так нужно.
  В наступившей темноте, лишь слегка разбавленной светом из обитаемого тоннеля фигура в черном плаще вынырнула мне навстречу совершенно внезапно. Я впечаталась носом в широкую мужскую грудь, и заорала, когда сильная рука ухватила меня за плечо.
  
  -18-
  - Малыш, выключай сирену, - раздался у меня над ухом недовольный голос Дрейка. - Я с тобой или оглохну, или поседею раньше времени. Вот чего тебя в эти тоннели понесло?
  Дрейк! Взвизгнув еще разок, уже от облегчения, я прижалась к нему покрепче, обхватив руками за талию. По щекам потекли слезы. Блин, ну перепугалась я, перенервничала. Сначала эти дядьки, бандиты, потом трескун. Я девушка бесстрашная, особенно, по дурости, приключения люблю. Но, по-моему, даже для меня сегодняшние приключения были лишними.
  - Эй, ты чего? - У капитана явно не было опыта в утешении рыдающих девиц. В голосе прозвучала заметная неловкость. Меня попытались погладить по головке! Я представила, как наша композиция выглядит со стороны, и слезы сменились смехом. Отстранилась, попытавшись присесть на пол. Мне не дали, подхватив за шкирку и поставив на ноги.
  - Сиг, ау! У тебя, что, истерика?
  Ну есть немного. Закивала.
  - Малыш, скажи что-нибудь. Я начинаю волноваться, что ты на пещерного вора наткнулась, и он разум твой украл, - Дрейк, похоже, не на шутку встревожился моим состоянием.
  - Не... хи, обращай... хи-хи... внимания, - сквозь смех и слезы выдала я. - Просто истерика, сейчас пройдет.
  - У тебя? - В голосе недоверие.
  - А что, раз у меня, так и пройти не может само? - Обиделась я.
  - Чудо ты, малыш, - вздохнул Дрейк, увлекая меня по направлению к освещенным тоннелям. - От слова 'чудовище'. Сам факт истерики у тебя удивляет. Ты мне не показалась нежной барышней, склонной к нервным срывам. Я ошибся?
  Блин. Обидно-то как! Так облажаться... А вдруг меня теперь не возьмут с собой за сокровищами?
  - Я... Просто меня там чуть не съели. Трескун, - попыталась оправдаться я. А потом, подумав, добавила заговорщическим шепотом для пущего усиления эффекта: - Розовый!
  - А, ну раз розовый, тогда простительно, - все, надо мной снова подшучивают. Ура! Значит, с корабля не ссадят. - Только с чего тебя в гости к трескуну понесло?
  - Так меня же бандиты вчерашние снова украсть хотели. Я от них убегала.
  Дрейк только громко и мученически вздохнул.
  - Почему ты была не с Френки, и что делала в тоннелях, куда и честные пираты соваться опасаются, можно не спрашивать, я так понимаю?
  - Я заблудилась, - по-моему, вполне весомый аргумент. - А вот что здесь делал ТЫ? - Я подозрительно прищурилась.
  - Вещи твои разыскивал. Мы пересеклись с Френки, когда он от цирюльника выходил, и он рассказал, что ты свой рюкзак у Старого Билла на лотке заметила. Но Френки мне сказал, что ты его в "Синем Кайте" ждешь. Неужели, соврал?
  - Нет, я там должна была ждать. Просто мы разделились: Френки к цирюльнику пошел, а я к аптекарю. А потом дорогу не смогла найти.
  - Ясно, - по тону капитанского голоса я поняла, что будет сегодня у кого-то первый в жизни наряд вне очереди. Да и Френки тоже влетит. - Держи, вроде все там, хоть ни я, ни скупщик краденого, ни сами продавцы и не смогли определить назначение половины вещей, - Дрейк протянул мне мой рюкзак, болтавшийся, оказывается, у него на плече. А я и не заметила. Моя прелесть!
  Закинула рюкзак за спину. Оттуда послышался сдавленный писк и возмущенный шепот мне прямо в ухо:
  - Отсторожнее! Раздавишь же. Только, т-с-с! Молчи, не хочу, чтобы этот фейри обо мне знал. Я перелезу в рюкзак, там удобнее, чем под крылом у тебя.
  Пиратик! Каюсь, я чуть про него не забыла, обрадовавшись встрече с Дрейком. Думала, пикси за мной не увязался, отстав при виде постороннего. Пусть лезет в рюкзак, чего уж там. Видимо, еще одного едока, претендующего на наш запас саболы, мне не избежать. Надеюсь, он не слишком прожорливый. А в том, что полезный, я уже успела убедиться. Да, и нужно будет у него потом выяснить, с какого перепугу он Дрейка "фейри" обозвал - сделала себе зарубку на память.
  - А куда мы так спешим? - Дрейк шагал так размашисто, что я за ним еле поспевала, да и то бегом.
  - У меня через полтерции назначен смотр кандидатов в команду, а еще и этого недотепу из трактира забрать нужно. Надеюсь, он там не успел как следует новые золотые зубы обмыть, в состоянии еще мыслить хоть как-то, - Бросил он через плечо.
  - О, круто! А можно мне посмотреть?
  - Малыш, - Дрейк остановился так резко, что я налетела на его спину. - Давай, ты больше не будешь ни во что лезть, а? Иначе, запру на камбузе до самого отплытия.
  - Да я только помочь хотела... Я могла бы записывать тех, кто подошел, или еще чего, - сникла я.
  - На "Мечте" обсудим. Не отставай, - и Дрейк снова понесся вперед семимильными шагами.
  Побежала за ним, а что делать?
  - Слушай, а чего ты за ним тягаешься? Плюнь на него, давай сами устраиваться, - раздался шепот Пирата у меня под ухом. - Страшный он какой-то. У-у-уу, не люблю фейри!
  - А чего ты Дрейка фейри обзываешь? - шепотом спросила у мелкого.
  - Сиг, что ты там бормочешь? Ноги в руки! Давай, поторопись! - Дрейк меня услышал, хоть и ушел далеко вперед, и неслись мы уже по обитаемым тоннелям. Достаточно шумно обитаемым.
  - Я же говорил - фейри. И как услыхал только, - пробурчало у меня из рюкзака. - Я этих гадов за милю чую. Что у тебя тут напихано, сплошные углы острые! Зачем тебе весь этот хлам вообще, чтобы еще и фейри за ним гонять? И как он согласился-то?
  - Я не просила, он сам, - постаралась шептать еще тише. Но Дрейк все равно раздраженно оглянулся.
  - Можешь вслух не говорить, просто мысленно проговаривай фразу, я услышу, - предложил Пират.
  "А как?"- подумала я как можно громче. Дрейк снова зыркнул на меня, теперь уже с недоумением.
  - Я тебе потом объясню. И научу, ты, наверное, тоже так сможешь.
  "Слушай, по-моему, Дрейк меня и так слышит," - поделилась я своими соображениями с Пиратом, когда Дрейк, наказав мне стоять у входа и с места не сходить ни на шаг, отправился внутрь "Синего Кайта" вылавливать нашего боцмана.
  - Не, фейри не могут! - Решительно возразил против такого предположения пикси, выбираясь из рюкзака ко мне на плечо.
  - Да какой он тебе фейри? - Возмутилась я. - Сильф он, обыкновенный.
  - Неа, - смешно помотал головой Пират. - Фейри он... Необыкновенный, - подумав добавил кроха.
  В этот момент, из трактира пробкой вылетел радостно скалящийся золотозубой улыбкой вдрызг пьяный Френки, а за ним показался Дрейк. Глаза капитана светились отнюдь не радостным черным огнем. Даже я слегка присела, увидев его в гневе. Мамочки! Я буду очень-очень послушным коком, механиком или кем там меня еще назначат. Такого капитана лучше не злить.
  - Вы меня сегодня угробить решили! - Дрейк был вне себя. - Сиг, будешь помогать с собеседованиями, пока этот вот проспится и подумает о своем поведении, отдраивая полипов от днища. Ты, вроде, говорила, что писать умеешь? Так, а это у нас еще кто? - Капитан уставился на мое левое плечо.
  - Чертик-Ик! - Радостно предположил Френки.
  А мой новый приятель ощерился всеми своими, как оказалось, немалыми, зубками, и зашипел, не сводя глаз с Дрейка. Черно-белая шерстка его встала дыбом, превращая и без того упитанного пикси в меховой шарик.
  - Пират. Он пикси, - попыталась быть вежливой я. Однако, похоже, тут и без моих пояснений знали, кто у нас Пират, и мое умиление отнюдь не разделяли.
  
  -19-
  - Пикси? Пикси на моем корабле? - От возмущения Дрейк прямо шипел. - Ты в своем уме? Нет, похоже, пещерного вора ты все-таки повстречала, раз додумалась до такого.
  - А что не так? Пиратик мне помог, от трескуна спас. Розового! - Я не понимала, чего Дрейк так взвился.
  - Спас - спасибо ему! Хотя, мне уже кажется, что я был бы больше благодарен тому, кто тебя окончательно угробил бы, ты же ходячая катастрофа! Но тащить пикси на корабль?
  - Дрейк, ты что, расист? - Я решительно не понимала, что же все-таки капитан против пикси имеет.
  - Кто? - не понял Дрейк.
  - Пикси на корабле - к несчастью, Ик! - выдал Френки заплетающимся языком.
  - Женщина на корабле - тоже к несчастью, а ведь меня взяли! - Ой, не нужно было напоминать, судя по глазам Дрейка. Похоже, что эту примету мне скоро припомнят. Я сникла.
  - У меня имя есть, - пискнул Пират, уже принявший нормальный облик. Видимо, осознал, что шипя на капитана, он рискует остаться на берегу, в то время, как вожделенная сабола уплывет к неведомым островам.
  - Имя? Откуда? - Дрейк скептически уставился на пикси.
  - Она дала, - в меня гордо ткнули пальцем. Прямо в ухо.
  - Сиг, ты уверена, что ты свалилась именно с острова, а не откуда-то повыше? С луны, например.
  - А что такого? Кроха сказал, что у него нет имени, нужно же было как-то к нему обращаться?
  - Если пикси назовете-Ик, то от вас он не уйдет, - пропел Френки. Ухты, а эта детская песенка уже есть? Круто, как некоторые, казалось бы, пустяки проходят через века и сохраняются в памяти поколений.
  Пиратик только покрепче прижался к моей шее, ухватив меня за ухо. Я успокаивающе погладила его по спинке.
  - И хорошо, что не уйдет! - Ответила я Френки. - Пиратик - милый и забавный. К тому же полезный! Он меня от трескуна спас, содранные ладони вылечил, да еще и выход из тоннеля помог найти.
  - Я не сомневаюсь, что тебе Пиратик показался милым и полезным, - начал Дрейк.
  - Пират!
  - Что? - капитан недоуменно глянул на черно-белого пушистика.
  - Для тебя я Пират, говорю. Пиратик я только для нее, - меня снова ткнули лапкой в ухо. - Не хватало, чтобы всякие фейри тут со мной фамильярничали, - добавил пикси еле слышно.
  - Но на деле пикси - зловредные и шкодливые существа, способные устроить крупные неприятности, если что-то окажется им не по нраву, - продолжил Дрейк, не подав виду, что расслышал последнюю реплику Пирата. - Сама понимаешь, что на корабле нам достаточно одного стихийного бедствия - тебя.
  - Но, он меня спас... - Я разрывалась между желанием отправиться на 'Мечте' и ответственностью за того, кого приручила. Но если Дрейк сейчас упрется... Боюсь, как бы я потом себя за это ни корила, мне придется остаться на берегу. Не могла я бросить пикси. Хоть и понимала, что это ненормально. Жил же он как-то до меня, не вчера же родился.
  - Все с тобой ясно, - буркнул Дрейк, оценив мои колебания. - Под твою ответственность. И у нас с тобой будет серьезный разговор. Идем. Время поджимает.
  Дрейк подхватил хихикающего Френки за шкирку и поволок его по шатким подвесным мостикам к нашей причальной мачте.
  У трапа "Мечты" уже толпилась кучка мужиков подозрительной наружности. И они претендуют на то, чтобы стать членами нашего экипажа? Мама дорогая! Они же жрут в три горла, наверное. Я впервые осознала масштаб задачи, за которую ухватилась.
  Дальше было четыре терции кошмара. Желающих попасть к Дрейку в команду было огромное количество. Нет, я понимаю, что наш кэп - господин обаятельный, особенно, когда сам того желает. Но то, что он пользуется ТАКОЙ популярностью среди искателей приключений, я предположить никак не могла. Народ валил валом.
  Мы расположились в каюте капитана. Он развалился в своем кресле за столом, приняв многозначительный и важный вид, а я примостилась сбоку, у маленького столика под окном, с пачкой бумажных листов и ручкой, выуженной из моего пенала. Дрейк мне попытался подсунуть перо с чернильницей, но я, честно признаться, понятия не имела, как пользоваться этим монстром. Поэтому вежливо отказалась. Кэп покосился на незнакомый письменный прибор, но промолчал. Салли запускал кандидатов по одному, Дрейк перекидывался с каждым парой словечек, после чего либо отправлял ко мне - записываться, либо прощался.
  - Имя? Возраст? Что умеешь? На каких судах плавал? Спасибо, мы тебя найдем завтра, если подойдешь, - у меня рука отваливалась писать, а язык - повторять одни и те же вопросы.
  Ума не приложу, по какому принципу Дрейк их отбирает. Половина была пьяна вдрызг и с трудом ворочала языком, еще часть языком в принципе плохо владела, затрудняясь связать вместе пару слов, необходимые, чтобы ответить на мои вопросы. Притом, что некоторых, вполне на мой взгляд адекватных, личностей кэп отправлял восвояси, даже не закончив разговор.
  Пикси тихонько сидел у меня в рюкзаке, кушать не просил, в отличие от моего желудка. Сначала он пытался меня развлекать, комментируя каждого направляемого ко мне кандидата. Я отвечала ему мысленно, при этом давясь от смеха. Но Дрейк начал уж очень подозрительно на меня коситься, и разговорчики пришлось прекратить.
  Изнывая от скуки, я еле досидела до конца собеседований. Когда за последним кандидатом захлопнулась дверь, Дрейк устало откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза. Вот это выдержка! Еще мгновение назад он просто кипел энергией и излучал силу и уверенность в себе. Теперь же, когда он позволил себе расслабиться, стало заметно, как он устал. И то верно, некоторые, в отличие от меня, на ногах уже третьи сутки. По-моему, он вообще ни разу не спал с момента нашего с ним знакомства.
  - Так, теперь разберемся с вами, и спа-ать, - мечтательно протянул капитан, не открывая глаз. - Выпускай своего комментатора, и перебирайтесь сюда. Это ж надо было так сказануть: "задницу с мордой местами перепутали, а исправить забыли". Думаете, мне легко тут было постную морду держать, пока вы там хихикали?
  - Ты нас слышал? - Удивилась я, подползая к Дрейковому столу. При этом лихорадочно пытаясь припомнить, не наговорили ли мы чего лишнего про капитана в порыве веселья.
  - Вы достаточно громко шушукались. Удивляюсь еще, как остальные вас не услышали. Так, а теперь, господин Пират, поведайте-ка этой молодой леди, во что вы ее втравили.
  - Вот еще, будут мне всякие фейри указывать, - недовольно буркнул пикси.
  - Пират? - Я смотрела на потупившегося кроху, избегающего встречаться со мной глазами. - Ты мне ничего не хочешь сказать?
  - Не хочу, - еще больше похнюпился он. - Ты меня прогонишь.
  
  -20-
  - Я с Дрейком чуть из-за тебя не поругалась, готова была от "Мечты" отказаться, лишь бы тебя не бросать. Как я могу тебя прогнать? - Я вскинула бровь в недоумении. - Колись, давай.
  Пиратик обреченно оглянулся на Дрейка, ища у ненавистного "фейри" поддержки. Кэп сидел каменной мордой. Такой суровой, чтобы с первого взгляда было ясно: тут поддержки не будет. Еще раз грустно вздохнув, пикси плюхнулся на попу, забавно расставив задние лапки, посверкивающие крохотными розовыми пяточками. Я умилилась.
  - Тот, кто даст пикси имя, становится его... другом, - выдавил он.
  - Давай, ты будешь вещи своими именами называть? - Дрейк был неумолим. - Или мне рассказать?
  - Да, другом! - Пират вскочил, с вызовом глядя на капитана. - Можешь называть это как хочешь, но я считаю это дружбой! И буду вести себя с Сиг, как настоящий друг!
  - Ладно, ладно, пусть будет дружба с осложнениями, - Дрейк поднял руки, идя на попятную, мол 'сдаюсь'.
  Пикси вновь распушил шерстку и зашипел, обнажив немаленькие клыки, уставившись на правую руку Дрейка, скрытую повязкой.
  - Пиратик, ты чего? - Я осторожно погладила его пальцем по спинке. Пикси вздрогнул и постарался взять себя в руки. - Что за осложнения такие, что ты о них говорить боишься?
  - Ну, мы теперь вроде как связаны. Ты меня не сможешь бросить. Да ты и сама уже заметила, - Пират все еще не сводил настороженных глаз с Дрейковой конечности.
  - Договаривай, - приказал Дрейк, пряча руку под стол.
   - А я должен буду выполнять твои приказы, все-все, до единого, - глаза-блюдечки, смотревшие на меня были полны вселенской тоски. Вот как такого милаху обидеть можно?
  - Ой, - я представила, какая это ответственность, и мне поплохело. - А зачем ты тогда согласился, чтобы я тебе имя дала?
  - А знаешь, как одиноко в тех пещерах? Нас не так уж и много. К тому же, пикси не рождаются от папы и мамы. Мы просто появляемся где-то, где должно. Я вот за всю жизнь ни разу никого из своих собратьев не видел! - Трагизм в голосе зашкаливал, ручки заламывались. В Пиратике явно жил великий актер. - К тому же, ты сказала, у тебя сабола есть. Много, - потупившись и возя ножкой по столу добавил он.
  Мы с Дрейком переглянулись и прыснули одновременно. Ну конечно! Сабола - это весомый аргумент.
  - Ладно, валите уже отсюда, я спать буду. Это тебе Пират твой мягко намекает, что мужиков кормить нужно, а ребята не такие тактичные. Хотела на камбуз - вот и развлекайся, - Дрейк широко зевнул. - Мне порцию оставьте только, посплю пару терций, потом поем.
  - Та спи уже нормально. Мы что, без тебя не справимся?
  - Со в стельку пьяным боцманом? Справитесь, еще как. Только мне потом то, с чем вы справитесь, разгребать до конца путешествия придется. Так что лучше разбуди через две... нет, все-таки три, терции. О, и дай мне список, кого ты там позаписывала.
  - Не дам! - я спрятала листки за спину, отступая к двери. - Ты спать не будешь. Проснешься - отдам.
  Миг, и Дрейк оказался рядом, прижав меня к двери. Навис, склонившись надо мной. Зашептал ласково в ухо:
  - Малыш, если ты еще не поняла: капитан на этом судне - я. И мои приказы должны выполняться так, будто ты - мой пикси. Или я тебе слишком много поблажек делал? Учти, в плавании я такого не потерплю, сойдешь на берег в ближайшем порту. Это ясно? - Теперь он мне смотрел прямо в глаза. Близко-близко.
  Кивнула, сглотнув подступивший к горлу комок. Перспектива сойти на берег пугала. Но мысли почему-то в данный момент были совсем не об этом.
  Дрейк мгновенно просиял белозубой улыбкой, вынимая бумажки из моей уже не сопротивляющейся руки, и как ни в чем не бывало отступил на шаг. Я отлепилась от двери, но ноги были какие-то ватные, и сделав шаг, я споткнулась. Взмахнула руками, удерживая равновесие, и слегка задела правую руку не отошедшего еще далеко Дрейка. Меня ощутимо тряхнуло, как от разряда статического электричества.
  - Ай! Ты толком бьешься! - Возмутилась я.
  - Тебе показалось, - сухо ответил капитан. - Не смею больше задерживать, на тебе ужин.
  Открыла было рот, чтобы возразить, что ничего мне не показалось, но поймала многозначительный взгляд Пирата, все еще сидевшего на Дрейковом столе. Рот захлопнула, пожала плечами и, подхватив рюкзак, направилась к выходу. Пикси полетел за мной. На пороге я даже не обернулась. Достал со своими тайнами! Не хочет по-хорошему, будет по-моему. Я все равно докопаюсь, что он там под повязкой прячет. И пикси мне в этом поможет. Только я все-таки подожду, пока мы отчалим, чтобы меня не высадили ненароком. В плавании есть надежда, что Дрейк, лишенный возможности действовать немедленно, через денек-другой оттает. Как я уже поняла, он у нас, хоть и скорый на расправу, но отходчивый. А пока, мне есть чем заняться. Пикси допрошу, он явно что-то знает. Ребят порасспрашиваю аккуратно. Да и ужин приготовить не помешает. Эта светлая мысль посетила меня, когда я увидела, какими голодными взглядами меня Салли со товарищи провожали весь мой недолгий путь от каюты капитана до камбуза. Во мне срочно проснулась совесть, впрочем, любопытство тоже не уснуло. Оно у меня хронической бессонницей страдает, похоже.
  
  -21-
  "Дневник Сиг Мара" - высунув язык от усердия, выводила я крупными буквами на первой странице девственно-чистой тетрадки, купленной мной специально для злополучного курсача. Тетрадка была красивая, с корабликами, как раз под стать теме. На обложке уже красовалась надпись "Эпоха Великих Географических Открытий. Курсовая", а ниже шла приписка: "Капитан Сильфар". Эту надпись я зачеркивать не стала, решив не портить внешний вид обложки. Потом красиво заклею, если что.
  - Сиг, вода закипела, - пикси сидел рядом с плитой и бдил, смачно похрустывая саболой почти с него размером, которую я почистила по его просьбе. И как он эту гадость ест сырой? У меня даже с такого расстояния глаза слезились. А Пирату хоть бы хны. Чавкает, как яблоком, закатывая глазки от удовольствия и вгрызаясь в огромный, по его меркам, овощ, ныряя в него чуть ли не с головой и придерживая всеми лапками. Я предлагала хотя бы на дольки порезать, но на меня возмущенно шикнули. Мол, не шарю я ничего в истинном искусстве поедания саболы, вот и нечего продукт портить. Я обиделась и пообещала, что если он ко мне на плечо сунется, благоухая соком саболы, я его лично постираю в тазике. С мылом. Угроза подействовала, и пикси перебрался к плите, от меня подальше.
  - Угу, - это я сообразила, что Пиратик мне только что что-то говорил. Что именно, я не расслышала, поглощенная творчеством, но на всякий случай предпочла согласиться.
  - Что "угу"? Ты похлебку варить собиралась или просто воды нагреть? Там голодный экипаж уже в окна заглядывает, - пикси понял, что смысл сказанного им до меня не дошел, и угукнула я просто, чтобы что-то сказать.
  - А, ой. Ага, - я нехотя отложила свое творчество и принялась за готовку.
  Покидав в кастрюлю нарезанное крупными кусками мясо и овощи, я вернулась к прерванному занятию.
  - Пиратик, а Пиратик, - начала я, закончив с титульным листом и перевернув страницу. - А скажи-ка мне, почему ты все-таки нашего капитана "фейри" называешь?
  - Так пахнет от него, как от фейри, - недоуменно ответил пикси. - Хоть он и не похож, вроде. Так глянешь - сильф, как сильф.
  - А что, фейри как-то по особому пахнут? - Мне стало совсем любопытно. - И кто такие эти фейри вообще? Я только сказочный народ из холмов такой знаю. Но это фольклорные персонажи.
  - Какие-какие персонажи? - Не понял Пират. - Нет, я, конечно, тоже фейри не люблю, но так их обзывать даже я не додумался бы.
  - Фольклорные персонажи - это герои народных сказок, - пояснила я.
  - Да какие они герои? - Пикси был возмущен. - Так, зазнайки высокородные. Подумаешь, магией владеют! Мы, пикси, тоже кое-что можем!
  - Магией? - У меня глаза загорелись. - А ты владеешь магией? А я думала, что магия - это сказки...
  - Да нет, не владею, - сник пикси. - Но я ведь и без магии вон какой полезный! Лечить могу, например.
  - Полезный, полезный, - успокоила кроху я.
  После долгих хождений вокруг да около, когда похлебка уже почти сварилась, мне все-таки удалось выяснить у пикси, что же такое эти фейри, и почему он упорно Дрейка к ним причислял. Фейри оказались существами, очень похожими на нас, сильфов, внешне. А отличались они от нас способностью управлять стихиями. Как они это делают, Пират не знал. Говорил только, что у каждого фейри может быть только одна стихия, и что когда они колдуют, то у них светятся глаза и руки. Только по этим признаками их и можно внешне от обычных сильфов отличить. А еще по особому "запаху" их магии, который пикси, как выяснилось, чуял. От Дрейка как раз и несло этой самой магией. Только не всегда и не от всего Дрейка полностью, а только от его правой руки. И это сильно ставило в тупик моего маленького друга. Пират точно знал, что так не бывает.
  - В общем, ясно. Нужно выяснить, что у Дрейка под повязкой, - подвела итог нашему заседанию я.
  Как раз и похлебка поспела. Поэтому пришлось прерваться и покормить голодающих. Объевшийся саболы пикси, чей животик стал походить по форме на ту самую саболу, от похлебки отказался. И зря. Вкусно же получилось! У меня талант. Это все признали. Мне еле удалось отвоевать порцию для капитана, так народ налетел на добавку. Верно говорят, что лучшая приправа к ужину - это голод.
  - Ой, Френки! - Вспомнила я. - Его же тоже покормить нужно.
  Еды оставалась ровно одна порция.
  - Неа, - протянул Салли. - Кэп сказал, что Френки сегодня без ужина. Наказан. И чтобы я проследил, чтобы ты не вздумала его тайком подкармливать.
  - Но это же жестоко! - Возмутилась я. Я все понимаю, провинился, значит, нужно наказать, но лишить ужина... Это слишком жестоко!
  - Неа, - Салли засмеялся. - Френки у кэпа любимчик. Он в курсе, что тот, как выпьет и уснет, его до утра и пушкой не разбудишь. Так что Френки даже не заметит наказания.
  - А зачем тогда вообще наказывать? - Не поняла я.
  - А Френки у нас слишком совестливый. Он же сам себя поедом есть будет, особенно, если кэп его просто простит. А так - наказание было? Было. А то, что Френки его проспал - так это его личная проблема, к капитану никаких претензий.
  - Гениально, - восхитилась я.
  - А то! Недаром к нашему кэпа очереди выстраиваются в команду. Только он не всех берет.
  - А по каким критериям Дрейк людей отбирает? - Заинтересовалась я. Как ни старалась, логики в его выборе я так и не смогла заметить.
  Выяснилось, что капитан наш был убежден, что только тот, в чьем сердце живет мечта о приключениях, способен стать хорошим воздухоплавателем. Как он определял тех, кто "слышит зов ветра дальних странствий", никто не знал. Но осечек у Дрейка не бывало.
  Меня, кстати, он тоже к таковым сразу причислил. И очень жалел, что отпустил на берег. Но был твердо убежден, что девушке в городе устроиться будет проще, чем вписаться в чисто мужской коллектив воздухоплавателей, тем более, не особо осведомленных о правилах приличия. После моего ухода, Дрейк был не в настроении: он не привык отказываться от сильфов, которых мысленно уже зачислил в свой экипаж. Посему рычал на всех. Ребята даже подумывали тайком от капитана меня отыскать и вернуть на корабль, когда я сама, в буквальном смысле, свалилась им на голову.
  Было лестно. И немножечко обидно. Женское самолюбие, проснувшееся так не вовремя, возмущалось, что заинтересовался обаяшка-капитан не моей девичьей красой, а каким-то воображаемым ветром в моей голове. Здравый смысл на это резонно возражал, что зная, что кэп купился не на мои неотразимо-голубые волосы, а действительно считает, что из меня выйдет достойный член экипажа, можно было не переживать, что меня ссадят на сушу после первой же выходки. Которая, кстати была запланирована на завтрашнюю ночь, когда мы отчалим.
  Наш с пикси план был прост: дождаться, когда Дрейк, утомленный заботами первого дня плавания, заснет, пробраться в его каюту, и по-тихому снять с него повязку. Пикси обещал сделать так, чтобы Дрейк не проснулся в самый неподходящий момент. Использовать для этого Пират планировал ту самую лечебную магию, при помощи которой он исцелил мои царапины. Правда сам кроха яростно доказывал мне, что это никакая не магия, сыпя такими заумными словами в своих пояснениях, как это работает, что я не поняла ровным счетом ничего, решив про себя все равно считать талант моего пикси магическим. Так прикольнее.
  Ну, а до завтрашней ночи еще дожить нужно. Заказанные мной продукты привезли раньше обещаного срока, и Дрейка пришлось будить, так и не дав ему поспать обещанные три терции. Посему, капитан был хмур и зол. А может, потому, что со всеми овощами, которые я набрала, у нас получался перегруз. В общем, с Дрейком мы поругались, так же, как и с Френки утром. Правда, капитана удалось убедить, что овощи нам необходимы: в отличие от боцмана, тот способен был понять опасность цинги в длительном плавании. Однако, за перегруз на меня все еще дулись. Положа руку на сердце, никакого перегруза у нас не было. Просто кое-кто намеревался прихватить контрабандный груз до Барсы, и теперь бесился, что места для него в трюмах оставалось меньше, чем хотелось бы. Но это уже не моя забота. Моя забота - прокормить экипаж в пути.
  
  -22-
  - Ты уверен, что он не проснется? - В который раз переспрашивала я.
  - Ты за кого меня принимаешь? - Пикси уже был готов обидеться от моего постоянного недоверия. Пришлось успокаивать, что я ничуть не сомневаюсь в его талантах, просто это у меня нервное.
  И то верно: шептались мы достаточно громко, да еще и прямо над ухом у Дрейка. От такого шепота любой, даже самый уставший, проснулся бы, а кэп только сладко посапывал, сурово улыбаясь во сне. Как можно сурово улыбаться? Не знаю, у Дрейка получалось. Я осторожно потянулась к его правой руке, свесившейся с узкой койки.
  Момент отплытия мы с Пиратиком чуть не проспали. Очень уж умаялись вчера, следя за погрузкой и размещением съедобного груза. Дрейк, вдоволь со мной поругавшись по поводу его веса и количества, психанул и свалил, оставив меня руководить процессом. Предупредил только, что если у нас в пути что-то будет летать по всему трюму из-за того, что плохо закреплено, или у корабля обнаружится крен, отвечать мне. Вот и пришлось из кожи вон лезть. Жалко, так и не проспавшийся еще Френки был вне досягаемости. Ему можно было бы надавить на жалость и попросить помочь мне не облажаться. А так пришлось отдуваться самой. Правда, потом Дрейк все-таки пошел проверить проделанную мной работу. Это одновременно успокаивало и вызывало обиду. Вот как, оказывается, не доверяет капитан моим способностям. И ладно бы в лицо сказал, так нет, дождался, пока я спать свалю. А я все равно заметила, когда мы с Пиратиком уже возились в кладовой камбуза, пытаясь разгрести пятачок под наше "логово" - так пикси окрестил получившийся в итоге уютный закуток, отгороженный занавеской из пляжного полотенца, которое нашлось в моем рюкзаке. Я его брала с собой в качестве подстилки на мой, приведший к столь неожиданным последствиям, пикник, но так и не достала, предпочтя поваляться прямо на травке.
  Расстроенная недоверием Дрейка, я еще пару терций провалялась без сна, прислушиваясь к звукам, доносящимся с палубы, а пикси меня трогательно утешал. Так что ничего удивительного, что мы чуть не проспали. Точнее, он таки проспал, а я выскочила на палубу, когда "Мечта" уже отдала швартовы и неторопливо маневрировала в узком тоннеле, ведущем наружу из пещеры Сидад.
  Выходили мы на... двигателях! Я, если честно, была в шоке. Всю жизнь учебники мне твердили, что во времена великих географических открытий суда были исключительно парусные, а чудеса техники не заходили дальше обычного механического ткацкого станка. А тут - движок на бриге, да еще и, судя по никакой реакции команды на это, являющийся самым обычным делом! Я обязательно должна буду разобраться с этим. Моя техническая душа требовала близкого знакомства с этим чудом.
  Однако, в день отплытия знакомству с двигателями "Мечты" состояться так и не было суждено. Как и знакомству с ее новым, весьма многочисленным, хоть все еще и не полным, экипажем. По причине того, что этот самый экипаж следовало кормить.
  Покончив с мытьем посуды после завтрака, я с ужасом поняла, что уже пора начинать готовить обед. А от обеда до ужина время летит еще быстрее, чем от завтрака до обеда. Я сбилась с ног, чистя, кроша, шинкуя, обжаривая... Еда, горы еды, представала перед моими глазами, стоило мне моргнуть чуть помедленнее. По-моему, я сама так за весь день ни разу и не поела. Просто не могла еду не то, чтобы по назначению употреблять, но и просто смотреть на нее без ненависти. Пират помогал, как мог, но толку от него было сообразно его размеру. Так, зелень покрошить, посолить-поперчить, проследить, чтобы не выкипело и не пригорело. И то немало, но в сравнении с общим объемом работ - мизер.
  В итоге, к ночи, на которую у нас с пикси была запланирована вылазка, я с ног валилась и засыпала на ходу. Если бы на месте Дрейка была я, я, наверное, не проснулась бы и без заумной 'не-магии' пикси.
  - Я разматываю, - предупредила Пиратика я.
  - Та давай уже, быстрее, сколько тянуть можно, - пикси приплясывал в воздухе от нетерпения. - Я, конечно, постарался на славу, но еще полтерции, и он все равно проснется.
  Я осторожно потянула за конец завязанного на бантик бинта повязки. По пальцам ударило статическим электричеством, но не очень сильно. Я тихонько "айкнула", но упорно продолжила свое занятие.
  Когда последний виток бинта спал, перед моими глазами предстало весьма... странное зрелище.
  - Что это такое? - Изумленно прошептал пикси.
  - А я думала, это ты мне скажешь, - ответила я, задумчиво чухая в затылке. Извилины моего мозга под по-пиратски завязанным платком ощутимо шевелились, пытаясь сообразить, что это мы сейчас наблюдаем такое. - Ты же у нас специалист по фейри.
  - Я не специалист, я просто различаю запах их магии. И он идет именно от этой штуки. Но вижу я такое впервые.
  На ладони Дрейка, впиваясь в кожу многочисленными усиками-лапками, сидела странная серебристая штуковина. Похожа она была на... Да на чип от визора она была похожа. Только очень плоский, сделанный из серебра, расчерченного странными бороздками-иероглифами, шестиугольной формы. По размеру чип был раза в полтора крупнее серебряной монеты, бывшей в ходу в это время. От каждой его грани отходили многочисленные разветвленные усики-лапки, впиваясь в кожу. Края чипа тоже были явно острыми, как бритва, врезаясь в ладонь. По крайней мере, кожа вокруг него была заметно воспалена и кровила. Выглядело все так, будто чип Дрейку вживили операцией, но ладонь еще не до конца зажила. К тому же, острые края чипа при неосторожных движениях наносили новые порезы, не давая процессу заживления завершиться. В общем, зрелище было явно не из этого времени. Да не из нашего, если честно, тоже. Не слыхала я что-то ничего о таких штуках. Да и предположений, зачем она нужна, у меня не было.
  - Ну и как тебе зрелище?
  Мамочки, а Дрейк то проснулся!
  
  -23-
  Так, без паники, делаем вид, что так и нужно, это нормально, что я сижу на полу у койки капитана, а пикси попрыгивает на моем левым плече, подсвечивая фонариком и благоухая саболой. Кстати, я его все-таки постираю. Или введу ограничения на поедание саболы перед подобными вылазками.
  - Не очень, если честно, - Пират сообразил ответить раньше меня, отвлекшейся на запах саболы. - Во-первых, ты довел до воспаления, еще пара дней в жарком климате, и заражение обеспечено. А во-вторых - это штуковина фейри.
  - Во-первых, я не знаю никаких фейри, а что это за штуковина не должно касаться ни тебя, ни ее, - Дрейк кивнул на меня, пытаясь отвоевать обратно свою конечность, в которую я вцепилась, рассматривая "чип". - А во-вторых, уже заживает, было гораздо хуже. Сиг, пусти.
  - Неа, - мотнула я головой. - Пиратик, фас!
  Пикси послушно перебрался поближе к взятой мною в плен Дрейковой ладони и начал водить по воспаленным участкам своим фонариком, что-то бормоча себе под нос. По-моему, он просто ругался. Причем, не совсем прилично даже для нашего пиратского общества. Порезы затягиваться не спешили, хоть воспаление и стало понемногу спадать. Внезапно из чипа ударила маленькая, но очень ветвистая и сердитая молния. Ойкнув, я выпустила Дрейка, а Пиратик шлепнулся со своего насеста на моем запястье прямо мне на колени.
  - Ребята, ну что мне с вами делать? - Устало вздохнул Дрейк, усаживаясь на кровати. Ой, а он в одних подштаниках. У меня порозовели кончики ушей, и я поспешно отвела взгляд, стараясь не глазеть на многочисленные татуировки, раскиданные по его торсу. Это только на лице мало было, а так он почти весь разукрашен.
  - Малыш, хватит изображать из себя девицу на выданье, впервые увидевшую мужика вблизи, вставай с пола. Простудишься, - подняв взгляд я встретилась с черными насмешливыми глазами Дрейка. Покраснела еще больше.
  Страдальчески закатив глаза, Дрейк встал, натянул штаны и рубаху.
  - Так лучше? - Спросил у все еще сидящей на полу меня.
  - Угу, - кивнула. Соблазнять капитана у меня и в мыслях не было, а неразделенная любовь - это не мое. Так что нечего меня своей мускулатурой тут смущать. Я девочка впечатлительная. И не избалованная обилием этих самых впечатлений, все-таки у моих родителей довольно строгие нравы. Будут. - Только ты рубашку кровью и этой серебристой гадостью вымазал.
  Дрейк скривился, но рубашку менять не стал. Вместо этого попытался вернуть на место повязку.
  - Стой. Нужно долечить. Пират прав, в южном климате постоянно кровоточащие порезы ни к чему хорошему не приведут.
  - Эта штука, как выражается твой пикси, в любом случае ни к чему хорошему не приведет, - как-то безнадежно отмахнулся Дрейк. - Так что париться по поводу порезов я бы не стал.
  - С чего вдруг такой фатализм? - Не поняла я его настроений.
  - Про черную метку слышала? - Похоже, Дрейк устал держать свои тайны при себе, и был готов расколоться. Я вся подобралась, приготовившись слушать, даже крылья расправила. Учитывая, что сидела я все еще на полу, взирая снизу вверх на стоящего надо мной капитана, вид у меня был тот еще. Как минимум, Дрейк оценил, громко заржав.
  - Эх, малыш, - отсмеявшись и помогая мне подняться (от долгого сидения в одной позе ноги у меня затекли и разгибались плохо), проговорил он. - Вот за что ты мне нравишься, так за твою тягу к приключениям. Я ей сообщаю, что помру скоро, а у нее глаза загораются при мысли о пиратской легенде, - пожаловался Дрейк Пиратику.
  - Это нормально, до нее просто не дошло пока еще, она слегка тугодум у нас, - доверительно сообщил пикси.
  Эй, это они что, мои умственные способности обсуждают?
  - Так, я не поняла, Дрейк, ты с какого перепугу помирать собрался? И какая связь между твоим 'чипом' и черной меткой?
  - Точно, тугодум. Может, последствия падения с острова? - Дрейк меня игнорировал, обращаясь исключительно к пикси. Странно, а я думала, эти двое всю дорогу на ножах будут, а они, похоже, спелись, объединенные общей бедой в лице меня, красивой. Красивой в том смысле, что, похоже, не умной. Потому что я все равно не понимала, прикалываются надо мной, или Дрейк всерьез помирать собрался.
  - Когда это она с острова падала? Ты куда смотрел? - Взвился пикси.
  - Да было пару раз, оба не по моей вине, - вот уж неправда. Второй раз Дрейк виноват был, хоть и косвенно.
  Поняв, что тупить я не перестану, Дрейк сжалился и решил все-таки посвятить меня в свою полную историю. А история была - нарочно такое не придумаешь.
  Попав на каторгу, Дрейк быстро сообразил, что серебряные рудники - не самое курортное местечко, и если он хочет дожить до счастливой старости (кою кэп представлял себе исключительно за штурвалом своей ненаглядной "Мечты" и никак иначе), то нужно делать отсюда ноги, причем, как можно быстрее. Но решить - не значит сделать. Всех каторжников на ночь сковывали одной цепью, так что побег в ночное время отпадал. Днем же, когда их выгоняли на рудники, то приковывали попарно.
  Напарников у Дрейка перебывало за год пятеро. И со всеми ему не везло. Первые двое отбывали короткий срок, и им было проще дождаться его окончания, чем сбежать. Третий оказался стукачом, доложившим о планирующемся побеге надзирателям, и Дрейка сильно избили плетьми, бросив на пять дней в карцер без еды. Когда кэп вышел из карцера, оказалось, что его бывший напарник помер во сне. Задохнулся, уснув лицом в луже грязи, натекшей после ночного ливня. Виноватых не нашли, да и не искали. Дрейк клялся, что он тут не причем, и вообще, друзей среди прочих заключенных у него особых не было, так, только знакомые. Я ему поверила. Думаю, что даже и без влияния Дрейка, нашлось немало недовольных стукачом в своих рядах, и того убрали, так сказать, во избежание. Четвертый подхватил оспу, чудом не заразив Дрейка. В тот месяц померла половина заключенных, но Дрейк выжил, и даже не заболел. Следующий был просто слаб здоровьем и стар. Бежать дед не мог - не выдержал бы пути по горной каменистой местности. А вот кое-что еще мог. К примеру, рассказать Дрейку, где прикопал некий сундучок с картой, ведущей к сокровищам. А также помереть, предварительно взяв с Дрейка клятву эти сокровища разыскать и выполнить кое-что еще. Доставить некий предмет, хранящийся вместе с самоцветами - а именно из них и состоял, по словам старика, клад - в некое место. Что это за предмет и что за место, кэп говорить нам с Пиратиком отказался, мотивировав это тем, что клятва не даст. Старик потребовал скрепить клятву рукопожатием, на что Дрейк радостно согласился, полагая, что это его ни к чему не обязывает.
  А старик подложил свинью. Когда Дрейк очнулся от болевого шока, старик был безнадежно мертв, а на руке капитана красовался этот самый "чип", который тот идентифицировал как черную метку. Времени на поиск клада старикан дал до осени.
  Побег оказался весьма простым делом: стоило Дрейку случайно поднести ладонь с черной меткой к цепи, как молния, ударившая из пластины, просто пережгла толстые звенья. Как пользоваться новоприобретенной суперспособностью, Дрейк пока до конца не выяснил, но штука оказалась весьма полезна в быту. Правда, при неосторожном прикосновении могла сработать просто так, да и выглядела подозрительно. Поэтому Дрейк старался руку прятать и ничего - и никого - ей не трогать.
  - Все это здорово, - резюмировала я. - Но я в этой истории не поняла одну вещь...
  На меня выжидающе уставились две пары глаз. Я старательно держала драматическую паузу.
  - Ну? - Первым не выдержал пикси.
  - Почему "черная метка"? Она же серебристого цвета.
  Естественно, Дрейк заржал.
  
  -24-
  Ура! Мне выдали помощников на камбуз. Теперь есть, кому посуду помыть, овощи почистить-порезать... А у меня появилось время на то, чтобы наслаждаться путешествием и свести знакомство с двигателями "Мечты".
  Вчера мы засиделись над картой сокровищ, которую я шантажом уболтала Дрейка нам показать, сообщив, что у меня есть копия, и что я все равно буду по ней пытаться вести свое расследование. Дрейк, после того, как ругаться перестал, все-таки согласился взять меня в дело, поняв, что "одна голова - хорошо, а две беспокойные под надежным присмотром - еще лучше". Под "двумя беспокойными" имелись в виду я и пикси, конечно.
  Пока Дрейк дал слабину, я поспешила дожать, и все-таки уговорила капитана позволить Пирату закончить лечение. С этим, кстати, оказалось сложнее, чем с картой сокровищ.
  - Ты в курсе, что ты теперь за него в ответе? - Дрейк не сдавался. - Ты хочешь, чтобы твоего пикси убила шальная молния от этой штуки?
  - Я буду осторожнее. В тот раз я попытался вытащить штуковину фейри, вот она и среагировала, - пикси страдальчески потер попу, в которую попала молния. - Теперь только порезами займусь.
  - Что за фейри такие? - Дрейк тоже не в курсе, оказывается.
  Пришлось вкратце пересказывать все, что мне наплел пикси накануне. Дрейк скептически хмыкал весь рассказ, но потом замолчал, призадумавшись.
  - А знаешь... что-то в этом есть, - наконец-то выдал он. - Подозрительный тот старикан все-таки какой-то. Его даже по имени никто не знал, хоть и пахали бок о бок с ним несколько месяцев. Все просто "дедом" звали. И еще: не помню я его до эпидемии. А потом его точно не приводили. У нас всех новеньких встречали с помпой. А Дед просто возник, будто всегда там был.
  - Угу, - покивала я, клюя носом над картой.
  - Малыш, я кому распинаюсь? - Дрейк подался вперед, помахав ладонью у меня перед носом. - Ты что, спишь, что ли?
  - Угу... А? Нет, конечно не сплю! - Я попыталась разлепить глаза, но левый заклинило.
  - Ясно все с тобой. Идем, отведу, а то ты уснешь на палубе, не дойдя до камбуза. Пират, ты закончил?
  - Да, но я бы все-таки хотел еще посмотреть на эту штуковину поближе. Может, придумаю, как ее снять.
  - Договорились, но не сейчас. Все устали, а мне несчастные случаи по неосторожности на корабле не нужны, - распахнув дверь камбуза, Дрейк замер, осматривая разруху там царившую. - Дааа. А скажи-ка мне, уважаемый кок, ты что, все сама делаешь?
  - Ну да, это же моя обязанность, не? - Я слегка удивилась недоумению, прозвучавшему в голосе капитана.
  - Сиг, что ты знаешь о распределении обязанностей на корабле? Слышала понятие "вахта", "наряд"?
  - Ну слышала, - чего он ко мне пристал-то? Я же спать хочу. А мне вставать рано, еще до завтрака этот хаос весь убрать нужно, да и сам завтрак приготовить.
  - Ясно все с тобой, слышала она, как же. Ладно, топай в кроватку уже, утром разберемся.
  А наутро я проснулась от грохота посуды на камбузе и баса Френки, на кого-то покрикивающего. Пикси рядом не было. Как выяснилось, мне в помощь положено как минимум два сильфа, и Френки должен был составить расписание вахт на камбузе среди экипажа. Но с похмелья забыл, а я, по незнанию, не напомнила. Вот и промучилась весь день, пытаясь в одиночку переделать работу, предназначенную для троих.
  Так. С завтраком покончено, обед варится под бдительным присмотром Салли (он сам напросился ко мне в помощники, я так подозреваю, что из-за пикси, с которым они спелись на почве любви к саболе). Я вылезла на палубу, с наслаждением расправив крылья и вдыхая свежий влажный воздух. Мы как раз проходили над грядой облаков, белоснежной пеной кучерявившихся почти под самым днищем "Мечты". Солнце играло на макушках облачных бурегов, рождая крохотные круглые радуги.
  Кстати, о крыльях. Я заметила, что со своими мне стало как-то комфортнее. Они уже не так мешали, да и управлять ими стало попроще. Взрослею, что ли? Или свежий воздух так сказывается? Нужно будет Дрейка расспросить на предмет ценных советов по управлению этой частью организма. Уж кто-кто, а он крыльями своими пользовался мастерски. Мне смутно припоминалось, что, когда он меня пьяную ловил, то даже летал вроде бы. Я залюбовалась: капитан как раз порхал черной бабочкой по реям фок-мачты, что-то проверяя в креплении парусов. Чего это он сам туда полез? Матросов нет, что ли?
  У меня шея устала на Дрейка любоваться, да и глаза от яркого солнца слезились.
  Опустила голову, помотала ею из стороны в сторону, разминая затекшую шею. И замерла. По левому борту из облака выныривало самое величественное создание, которое только можно было себе представить. Огромная тупоносая голова переходила в массивное, но на удивление грациозное туловище, похожее на веретено - или на корпус корабля. У "Мечты" точно такие же изгибы. Нежно-голубое брюхо плавно переходило в более темную, с зеленоватым отливом, спину. Изящные плавники-крылья слегка изгибались, направляя огромное тело. Из спины ударил фонтан пара, рожденного горячим дыханием животного. Фонтан рассыпался миллионом крошечных колечек-радуг, заигравших в лучах полуденного солнца.
  - Варна! - Мне на плечо легла горячая рука Дрейка. - Знаешь, малыш, встретить варну - к удаче. Увидевший ее обязательно найдет то, о чем мечтает его сердце.
  - Невероятно! Я думала, варны вымерли, - восторженно выдохнула я. - Спасибо тебе! - Почему-то захотелось поблагодарить за эту встречу именно Дрейка.
  Сердце радостно пело. Я была уверена, что примета про варну работает. Только немного не так, как сказал капитан. Отчего-то мне казалось, что увидевший варну уже находится на том пути, о котором мечтает его сердце. И варна просто подтверждает правильность выбранного пути.
  - Малыш, с какого острова, говоришь, ты свалилась? - Ну вот, Дрейк своими насмешками все очарование момента испортил. - Варны - нормальное явление в этих краях. Целыми косяками ходят.
  И правда, из облака выныривали новые темно-зеленые спины. Мне стало не до подколок капитана: я стояла, любуясь величественным зрелищем и вытирая слезы счастья, предательски выступившие на глазах.
  
  -25-
  - Дрейк, я придума...л! - Врываться в каюту капитана без стука нехорошо. Особенно, когда у него там посетитель.
  Но это я уже задним числом поняла. И что нехорошо, и что посетитель.
  - Вот и замечательно. Уж не знаю, что ты там придумал, но я за тебя рад, - глаза Дрейка смеялись, но тон и выражение лица были серьезными. Если бы я не изучила его так хорошо за эти дни, то подумала бы, что он и в самом деле недоволен моим появлением. - Сиг, если бы ты еще научился приходить вовремя, когда тебя зовут, и стучать, а также уважительнее к капитану обращаться, цены бы тебе не было.
  - Ой, прости, кэп, больше не повторится, - потупила глазки я. Ага, при чужих нужно проявить смирение. Умничка я, догадалась.
  - Занятный парнишка, - обратился визитер к Дрейку.
  Этот тип, которого мы подобрали на Барсе, мне не нравился. Главным образом, потому что потеснил Френки с его законного места рядом с капитаном. Боцман долго объяснял мне, что старпом - это совсем не то же самое, что боцман, и что он, Френки, доволен своей должностью... Но я все равно невзлюбила этого дядьку. Вот, честное слово, даже на фоне всей той разношерстной публики, что Дрейк набрал в команду на Сидаде, старпом выглядел похожим на пирата больше всех остальных. Ребята, стоило только нам отчалить, из толпы не очень трезвого сброда всего за пару дней превратились в дисциплинированную сплоченную команду. И в этом, помимо харизмы самого капитана, была еще и огромная заслуга Френки.
  Старпом же пришел на все готовенькое, относился к команде свысока, был бородат и имел ручную рату. Рата нам с Пиратом не понравилась не меньше, чем сам старпом. Кое-кому даже больше. Пикси ворчал, что рата на корабле - к несчастью. На мои возражения, что про несчастье - это про женщин, а про рат было что-то про то, что они бегут с терпящего крушение корабля в первую очередь. Пират только отмахнулся от моих поправок, сказав, что ему все равно, что там за поговорки про рат, но вот за припасами он бы на моем месте смотрел теперь получше. А то ему кажется, что у нас сабола пропадает. Ага. Пропадала она исправно. В пузике моего ненажоры.
  - Сиг, хватит витать в облаках, мы и так над ними плывем, - насмешливый голос Дрейка вывел меня из размышлений. - Ты говорил, что знаешь, как двигатели улучшить?
  - Угу, - да, я действительно знала. В тот же день, когда мы повстречали варн, у меня после обеда выдалась минутка еще и в машинное отделение сбегать.
  Движки оказались примитивными паровыми, но для этого времени и они были чудом. Учитывая, что официально их изобрели почти сто лет спустя. Дрейк на мои восторги только плечами пожал, мол на всех пиратских судах такие. Хотя да, широкой публике про двигатели ничего не известно: пираты строго охраняли свои секреты. Если был риск, что судно захватят, движки надлежало сбросить, для чего в днище корабля имелся специальный люк. Я начинала подозревать, что изобретение парового двигателя было ни чем иным, как наконец-то удавшейся попыткой промышленного шпионажа.
  Однако, на мой почти образованный взгляд (почти - потому что диплом я все-таки не получила, хоть моя дипломная работа и была уже написана), движки 'Мечты' можно и нужно было дорабатывать. Во-первых, они были попросту небезопасны. Следовало кое-где укрепить корпус и поставить хоть примитивные манометры и клапаны спуска лишнего пара, чтобы уменьшить угрозу, что они рванут от избыточного давления. А во-вторых, у меня были идеи, как усовершенствовать примитивную ременную передачу, чтобы повысить КПД. К совсем уж глобальным планам относилась замена гребных винтов на более эффективные. Но я понимала, что пока мы в походе, про винты речи и быть не могло. А вот поработать над безопасностью я вполне могла. Поэтому ходила за Дрейком хвостиком и ныла, выпрашивая сломанный компас, который заприметила в ящике его стола (честное слово, я не специально туда полезла, его пикси открыл. Нечаянно), и парочку крепких парней в помощь.
  - Морган выделит тебе людей и все необходимое. По ходу работ будешь отчитываться тоже ему.
  - А почему не тебе? - Возмутилась я. Надеюсь, Морган - так звали старпома - не обратил внимание на мое кислое выражение лица. Впрочем, при виде старпома оно у меня было неизменно кислым.
  - Потому что, Сиг, у капитана на судне очень много дел. А старпом для того и существует, чтобы кэп мог заниматься наиболее важными, не отвлекаясь на мелочи, - еще и этот менторский тон его. Ненавижу. Как у нашего препода по сопромату. И где Дрейк такого неприятного типа себе в помощники откопал? И, главное, почему? Не похож был Морган на кого-то, у кого ветер дальних странствий в голове. На бухгалтера он был похож, если честно. На пирата-бухгалтера. Такой родную маму обсчитает и глазом не моргнет.
  - Только помощников, чур, я сам выбираю. Знаю, подсунете каких-то недотеп, - попыталась хоть немного поторговаться я.
  - Хорошо, Морган предоставит этот ответственный выбор тебе, - ободряюще улыбнулся мне Дрейк.
  Старпом, по-моему заметил его улыбку, иначе чего бы у него вид такой многозначительный стал? У-у, гад. Кэп мне улыбается, нечего подсматривать!
  - Можешь идти. Да, а что ты там придумал? - Спохватился Дрейк, вспомнив мое эффектное появление.
  - Да ничего, не важно. Блюдо новое на ужин, - отмахнулась я.
  Не при Моргане же говорить, что придумала я, как обезопасить окружающих от заскоков Дрейковой 'черной метки'. Экипаж уже косился на его по-прежнему перемотанную бинтами руку, подозревая как минимум гангрену. Нормальная рана так долго заживать не стала бы. Пикси порезы заживил, конечно, качественно, но пластину все равно следовало спрятать. К тому же, ранение - достаточно весомый аргумент, почему Дрейк рукой старается не пользоваться: больно же. Чип немного поуспокоился, но все равно, при прикосновениях к голой коже рядом с собой иногда искрил. Я же придумала, как можно его изолировать, пропитав перчатку смолой, которой у меня в аптечных запасах оказалось достаточно.
  - Ясно, - Дрейк внимательно посмотрел на меня. - Заскочу к тебе на камбуз, как с делами разгребусь, расскажешь. Должен же я знать, что за отравой ты пытаешься накормить мою команду на этот раз. Свободен!
  Вот гад! Припомнил-таки тот сладкий мясной пирог. Ну откуда я знала, что мясо сладким не принято делать? Хотя, ребятам все равно понравилось, по-моему.
  Развернувшись на пятках, гордо покинула помещение, прошествовав на камбуз.
  - Сиг, я же говорил, что нашу саболу кто-то подъедает! - накинулся на меня ураган по имени Пират, стоило мне переступить порог камбуза.
  Пикси брызжел возмущением, а надкусанная сабола в его ручках - вонючим едким соком.
  
  -26-
  - Нет, мы не будем ночевать в трюме.
  - А...
  - Нет, и капканы ставить не будем!
  - Но...
  - Пират, ну сколько можно? Ну даже, если это Морганова рата надкусила, ты же не докажешь ничего. А караулить трюм с запасами саболы круглосуточно мы не можем. У нас и другие дела есть.
  - Ага, сидеть тут и о капитане мечтать, - обиженно буркнул пикси.
  Покраснев, я захлопнула тетрадку с парусниками на обложке, в которую только что записывала свои сегодняшние наблюдения.
  - А ты не подглядывай! Это личное, - возмутилась я.
  Моя идея поиграть в детектива и записать все, что я знаю о капитане, когда мы с Пиратом только еще решили "расследовать", почему он руку прячет, переросла в нечто большее. Я решила действительно вести дневник. Но не традиционный дневник с соплями и стихами, который ведут, наверное, все девочки в возрасте двенадцати лет. Нет, моя затея была более глобальна и попахивала научным подходом. Я решила вести дневник наблюдений за капитаном. Уж очень интересным экземпляром он оказался с его кучей тайн, секретов и секретиков. Жаль, что он просто Дрейк Барни, а не герой моих юношеских грез - капитан Сильфар. Тогда бы точно влюбилась. А так решила ограничиться слежкой и записью своих наблюдений в заветную тетрадку. О тетрадке, точнее, о ее содержимом, знал только пикси. Хоть я и не пряталась особо, выползая после обеда на бак, чтобы поваляться на солнышке и заполнить очередную страницу. Большая часть экипажа не умела ни читать, ни писать, а те кто умел и пытался сунуть свой любопытный нос, получали ответ, что я вдохновенно сочиняю новые рецепты. Большинство верило и отставало, зевая от скуки. Не удалось провести только Салли, который открыл в себе явный талант к поварскому искусству. Но ему я просто запретила в тетрадь заглядывать, а Салли у нас честный. Даже слишком честный порой.
  - Кто это тут личными делами во время несения вахты занимается? - Раздался позади меня насмешливый голос Дрейка. Я поспешно сунула тетрадку за пазуху и только потом обернулась.
  - Я не во время. Обед уже закончился, а ужин пока рано готовить. У меня этот, как его... Послеобеденный сон!
  - А, ну тогда ладно. Разговаривать во сне ты можешь, насколько я знаю, - усмехнулся Дрейк. - Как насчет того, чтобы переместиться ко мне в каюту и рассказать, что ты там все таки придумала?
  - Неа, лучше ко мне на камбуз, - выдвинула я встречное предложение. - Там сейчас никого, и еще пару терций, пока обед переваривается, про существование камбуза никто не вспомнит. А у тебя проходной двор. Перчатки только прихвати, есть у тебя?
  - Да были где-то, - озадаченно почесал в затылке Дрейк.
  - Вот и тащи, жду на камбузе, - обрадовалась я, вскакивая с бака.
  - И капкан!
  - Пират! - Я отвесила пикси подзатыльник. - Мы это уже обсуждали. Мы не будем ставить капкан.
  На камбузе я первым делом запрятала свой дневник понадежнее. Не хватало еще, чтобы Дрейк его нашел. Что капитан мог бы подумать, прочитай он мои записи, страшно было представить. Уж за шпиона точно принял бы.
  - Ау, есть кто? - Раздался от входа голос Дрейка.
  - Иди сюда, в кладовку! - Прокричала в ответ. - И дверь на щеколду закрой.
  - Вот перчатки и капкан, все как заказывали, - Дрейк сгрузил на полку пару черных кожаных перчаток и внушительного вида капкан с цепями и огромными зубцами. Не иначе, как на крупного хищника.
  - Вот кого выбирать нужно было! - Восторженно подпрыгнул Пират. - Не то, что некоторые, нехорошие сильфы.
  Капкан был немного больше самого пикси, но кроху это не смущало. Он перекинул цепь через шею на манер коромысла, и с натугой взлетел. Ох и силища! Я бы не сумела поднять вес, в несколько раз превышающий мой собственный.
  - Все, я полетел, закройте за мной!
  - Ну здрасьте. А мне помогать кто будет? - Я была возмущена предательством Пирата.
  - Вы с кэпом и сами справитесь, а чем быстрее я поймаю злоумышленника, тем целее будет наш запас саболы!
  Предатель! Ну и пусть валит свой запас охранять. А я сегодня на ужин пирогов напечь собиралась, теперь из принципа сделаю ровно впритык, чтобы пикси добавки не досталось.
  - Малыш, давай, колись уже, что ты там придумала, и зачем тебе перчатки. Это про тебя не вспомнят, пока не проголодаются, а меня быстро хватятся. Тот же Морган. И он быстро сообразит, где меня искать.
  - Угу, сейчас, - я полезла в коробку, в которой хранились лекарства и травки, запас которых я пополнила у аптекаря на Сидаде. Выудила оттуда пузырек с соком дерева гуам. Сок обычно применялся для сиропов от кашля. Но если его проварить на медленном огне с четверть терции, то сок загустевал, превращаясь в плотную, но эластичную смолу. Из этого материала долгое время делали всякие изолирующие прокладки для электроприборов, пока не придумали более дешевый синтетический заменитель. К слову сказать, очень вовремя. Еще немного, и деревьев гуам на архипелаге не осталось бы, как не осталось варн.
  - Смотри. Твой чип... метка, похоже, в ней что-то коротит... пускает самопроизвольные разряды электрического тока... молнии, - поправилась я, заметив, что Дрейк смотрит на меня непонимающе. - Значит, нам нужно просто-напросто ее изолировать, чтобы ее не коротило от случайных прикосновений. Кстати, мне показалось, или после Пиратикового лечения замыканий стало меньше?
  - Малыш, ты, надеюсь, осознаешь, что в твоей речи я сейчас понимаю в основном предлоги, - вздохнул Дрейк. - И заметь: я даже не спрашиваю, откуда такие сведения в твоей милой головке, и какое отношение ты имеешь к тем самым фейри.
  - Я девушка приличная, ни в каких отношениях ни с кем не состою, тем более с какими-то таинственными фейри, - попыталась отшутиться я. Блин, за языком следить нужно, я же палюсь. Вот у Дрейка пока шуточки, а еще немного и вопросы пойдут. Я и так подозрительно много знаю, особенно для девушки этого времени. - Тем более, что в существование магии я не верю. Да и не видела я магии пока своими глазами.
  - Ладно, ладно, понял я, что зря наехал, просто я не настолько умен, чтобы понять все твои ученые словечки, - примирительно сказал Дрейк. - Так что, могла бы ты мне все по-простому объяснить?
  - Вот, смотри, - я схватила его за перебинтованную руку. - Видишь? Все в порядке. Уже через повязку не пробивает даже, а раньше искрило, стоило прикоснуться. Я думаю, что проблемы с молниями из-за того, что метка пока еще не вживилась... не привыкла к тебе окончательно. И со временем эти проблемы пройдут совсем. Ну, ты сможешь ее контролировать как-то.
  - Если доживу, у меня времени до осени, забыла?
  - А если не доживешь, то и париться не о чем, - припечатала я. - А пока тебе как-то нужно вернуть возможность нормально пользоваться рукой. Неудобно же.
  - Неудобно.
  - Смола дерева гуам не пропускает молнии. Сейчас мы сделаем вот так... - Я кинула правую перчатку в кастрюльку с соком, который помешивая, упаривала все время, пока читала Дрейку лекцию. Потыкала в перчатку ложкой, тщательно утопив ее в смоле.
  - Эй, это были мои парадные перчатки!
  - Ничего с ними не случится. Сейчас пропитаем смолой хорошенько, подсушим, и можно будет испытывать. Дай сюда руку пока.
  Я стянула с Дрейка повязку, рассматривая чип при дневном свете, ухватив его двумя пальцами за рукав. К ладони прикасаться поостереглась, я не большой любитель удары током получать. Выглядело все гораздо лучше, чем несколько дней назад. Чип ушел глубже в ладонь, усики-ножки уже почти не были видны, полностью нырнув под кожу. Просто под кожей переливались серебристые линии, похожие на одну из многочисленных татуировок, которыми и без того был разукрашен капитан. Пластина чипа все еще оставалась на поверхности. Но у меня были подозрения, что со временем и она нырнет под кожу.
  - Слушай, а у него же края острые, больше не режет? - Вспомнила я.
  - Дискомфорт есть, когда ладонь сжимаю, но уже не такой сильный, - покачал головой капитан.
  - Не нравятся мне эти иероглифы...
  - Кто? Малыш, я же просил тебя выражаться нормальным языком.
  - Символы, которые на метке нарисованы, - пояснила я, выуживая перчатку из остывающей смолы и подвешивая ее над плитой просохнуть. - Можно, я их перерисую? Хочу подумать на досуге, может, вспомню, что они мне напоминают.
  - Рисуй. Только проследи, чтобы твое художество никому на глаза не попалось.
  - Ну, карта твоя не попалась же, - ляпнула я, и только потом сообразила, что проболталась.
  - Карта? - В голосе Дрейка послышались вкрадчивые нотки, а из глаз пропали смешинки. - А расскажи-ка мне, Сиг, откуда у тебя моя карта, и почему я об этом только сейчас узнаю?
  - Я перерисовала, - упавшим голосом призналась я. Ой, что сейчас будеет... - Я думала, ты снова захочешь меня на берегу оставить, избавиться от ненужной обузы. И решила, что если разгадаю карту, ты поймешь, что я могу быть полезной!
  - Глупенькая, ты, малыш, - Дрейк махнул рукой. - Ну какая ты обуза? Так, и что, ты придумала что-то насчет карты?
  - Угу.
  - И?
  - Координаты не стоит вычислять напролом, исходя из положения крестика на карте. Там вообще масштаб нарушен, - я пощупала перчатку. Ага, смола уже подсохла. Можно испытывать. - Надень, - протянула я Дрейку результат своих издевательств над предметом одежды.
  Тот сунул руку в перчатку.
  - Стой, - скрепя зубы, я осторожно прикоснулась пальцем к его ладони, тут же получив довольно ощутимый разряд в подушечку. - Угу, вше можешь надевать, - прошепелявила я, сунув пострадавший палец в рот.
  Когда перчатка оказалась на руке капитана, я снова потрогала его. Ничего не искрило. Я схватилась за его ладонь покрепче. Ничего. Сунула Дрейку кастрюлю, потребовав прикоснуться к ней. Никаких молний. Ура! Получилось.
  - Спасибо, - проговорил кэп, рассматривая руку в перчатке. - Да, так, пожалуй, лучше, чем вечно раненого изображать. Ребята уже нехорошую болезнь подозревать начали. Так что там с картой?
  - Как я сказала, масштаб там гуляет. Но вот пути миграции воздушных животных обозначены удивительно подробно. Мне кажется, нам нужно следовать за кайтами, чтобы попасть туда, куда указывает карта.
  - Хм... Идея стоит того, чтобы ее обдумать, но...
  Что за "но", я не успела выяснить: с палубы раздались испуганные крики, зазвонил тревожный колокол впередсмотрящего.
  Дрейк, а за ним и я, вылетел на палубу. Ох ты ж! Мы шли внутри плотного облака. А из клочьев белесого тумана выступали огромные кольца туловища, покрытого яркими зелено-голубыми чешуйками. Очень похоже на туловище трескучего полоза. Только вот чешуйки размером с мою голову каждая. Кайт! Но таких гигантских я не видела никогда. Судя по толщине колец, которые можно было рассмотреть сквозь туман облака, это было настоящее воздушное чудовище, из тех, что изображали на картах для красоты.
  - Малыш, внутрь! - Бросил мне Дрейк, выхватывая револьверы из-за пояса и распахивая крылья.
  
  -27-
  Легко сказать - "внутрь"! А я уже отошла от двери камбуза на несколько шагов. И теперь между мной и спасительной дверью тянулось зелено-голубое чешуйчатое туловище, разматывая петлю. Да какой же этот кайт по размеру? Мне казалось, что кольца его повсюду. Взвизгнув, кинулась к каким-то ящикам, громоздившимся на палубе. За все время пути так и не удосужилась спросить, что в них.
  Матросы бегали по палубе, слышны были выстрелы. Френки притащил мушкет и теперь тщательно целился, чтобы не тратить попусту единственный выстрел. Я сильно пожалела, что огнестрельное оружие в это время было столь примитивным. Тем более, что такую махину из мушкета разве что поцарапаешь. Револьверные пули отскакивали от чешуек, высекая искры и не оставляя на них ни царапины.
  Дрейк револьверы убрал сразу же после первых выстрелов, поняв, что они бесполезны. Вместо этого он ринулся на чудовище... со шпагой! Идио-о-от... Кайт же его раздавит и не заметит! Однако, к моему изумлению, капитану удавалось пока что уворачиваться, а вот у кайта кое-где уже выступила кровь. Тонкое лезвие шпаги проникало в щели между чешуйками, туда, куда пуля добраться не могла, скользя по твердой чешуе. И все равно идиот! У меня сердце замирало каждый раз, как он нырял в переплетение колец. Я-то видела, как от правого борта щепки полетели, когда кайт случайно зацепил его, проехавшись длинным гибким хвостом. Хорошо хоть остальные ребята не проявляли такого безрассудства.
  Я жалась к ящикам, лихорадочно пытаясь сообразить, как я могла бы помочь в этой эпической битве. Выходило только, что лучшая моя помощь - не мешать. Но такой вариант меня не устраивал, я жаждала деятельности.
  Френки наконец-то разрядил мушкет в кайта, все-таки слегка опалив тому чешую, и, отбросив бесполезное теперь оружие, убегал от хвоста разъяренного зверя. "Пушки!" - осенило меня.
  - Френки, где у нас пушки включаются? - Проорала я. - Этой тварюке нужно что-то посущественнее заряда картечи под хвост!
  Френки то ли меня не услышал, то ли был слишком занят, бегая от кайтового хвоста, чтобы отвечать... В общем, боцман мои вопли проигнорировал. Зато капитан - нет.
  - Сиг, твою мать, я тебе что сказал? - Дрейк гневно обернулся ко мне. - Бегом в трюм, и не высовывайся!
  Блин! Вот какого я вообще рот открыла? Сидела бы тихонько за ящиками, не мешала бы! Дрейк, отвлекшись на меня, не заметил, как хвост кайта, оставивший в покое боцмана, замахнулся на самого капитана.
  - Дрейк! Сзади!
  Но было уже поздно. Хвост прошелся по ногам капитана, сметая того с палубы вместе с хорошим куском ограждения борта.
  - Нет! - Заорала я, кидаясь к тому месту, где исчез Дрейк.
  - Три наряда вне очереди!
  Фух, живой! Я согласная хоть на четыре наряда.
  Дрейк, взмахивая мощными крыльями, поднимался над бортом. И все-таки он умеет летать. Мне не показалось, тот полет не был моим пьяным бредом! Я замерла, восхищенно глядя, как опускаются бархатисто-черные крылья, как напрягаются мышцы - их работа была видна даже сквозь тонкую ткань рубашки, тем более, что та живописно порвалась за время боя.
  - Сиг, я не могу на тебя постоянно отвлекаться! Уйди в безопасное место, прошу! - В голосе капитана послышалась усталость и умоляющие нотки. Внезапно, его взгляд застыл, сделавшись напряженным и каким-то... жестким.
  - Я... Я, хорошо, сейчас уйду, - ну вот, шутки кончились. Так Дрейк на меня не смотрел еще. Мне реально страшно стало, аж коленки затряслись. Вот это я его разозлила по-настоящему.
  - Малыш... - в голосе напряжение, а взгляд направлен в одну точку. Не на меня. Выше. - По моей команде... ПАДАЙ!
  И я плашмя шлепнулась на палубу. А что? Кто бы посмел ослушаться, я бы посмотрела на того. Ну, я, может быть, и потупила бы, перед тем, как выполнить команду, но мое тело не было таким тугодумом. К счастью.
  Надо мной что-то жутко заскрежетало, и я зажала уши ладонями, инстинктивно прикрывая голову. Подняв глаза, увидела, как Дрейк пронесся надо мной стремительной черной молнией. Прямо перед моим носом на палубу шлепнулась перчатка, пропитанная смолой дерева гуам. Машинально схватив перчатку, я перекатилась на спину, чтобы увидеть, как над палубой поднимается огромная голова кайта. А прямо на ее макушке, держась за шпагу, всаженную между лобными пластинами, сидит Дрейк. Кайт дергал головой из стороны в сторону, пытаясь сбросить нежеланного всадника. Но кэп держался крепко, балансируя крыльями. Правую руку, с чипом на ладони, он приложил к темечку монстра. Ага. Так кайт дергается не потому, что сбросить Дрейка пытается. Его просто бьет током! Это конвульсии от электрических разрядов, проходящих по его телу. Я рассмотрела, что парочка шальных молний отпрыгнула в сторону от ладони капитана. Одна попала кайту по уху, заставив того им дернуть.
  Капец, Дрейк же на кайте верхом сидит, да еще и за металлический меч держится! Его самого его молнии должны поражать. А судя по силе разряда, сильф от такого запросто загнется. Но было не похоже, чтобы на Дрейка его молнии как-то влияли. Только глаза у него светиться начали. Жутенько так, мертвенным бело-голубым светом. Как две маленькие шаровые молнии.
  Дрейк напрягся, наклоняясь в сторону всем корпусом. Голова кайта отклонилась в том же направлении. Медленно, нехотя чудовище поворачивало в сторону от "Мечты". Вот проплыла мимо меня гигантская голова, так похожая на голову огромного трескуна. За ней последовала толстая шея с четким геометрическим рисунком зеленых и голубых чешуек. "А за ушами-то у него белые полосы-стрелки," - подумала я отстраненно. Вот мощное кожистое крыло удивительного золотистого цвета сделало широкий взмах, взметнув щепки и обломки досок с палубы прямо мне в лицо. Прикрывшись рукой, я продолжила наблюдать, как перетекают, плавно разматываясь, кольца тела кайта. Вот мелькнул хвост с кончиком-пикой, и громадина скрылась в тумане облака.
  С палубы поднимались матросы. Френки лихорадочно перезаряжал подобранный мушкет. Я тоже вскочила, кидаясь к борту, в тумане за которым исчез кайт - вместе с Дрейком. Стояла, чуть ли не свесившись наружу, напряженно вглядываясь в туман и прислушиваясь к звукам за его стеной. Вот раздался скрежет кайта - возмущенный и обиженный. Тишина... Снова скрежет, на этот раз торжествующий.
  Шли мгновения, из тумана никто не показывался. Я обреченно сползла по борту, садясь на палубу. Ну вот и все. Сгинул наш капитан. Слишком победным был тот, последний скрежет. Ребята молчали, тоже пребывая в шоке. Только Морган зашевелился, прокашливаясь, чтобы начать раздавать указания. Интересно, а где был старпом во время боя? Что-то я не припомню, чтобы заметила его присутствие в гуще схватки.
  - Малыш, я там перчатку обронил, не видела? - Как всегда, насмешливые нотки в уставшем тихом голосе. Дрейк приземлился рядом со мной, без сил падая на четвереньки на палубу. Я молча протянула ему перчатку, дождалась, пока наденет, а потом от всей души врезала кулаком в плечо.
  - За что? - Опешил капитан, садясь на доски и удивленно глядя на меня.
  - За то, что нас всех испугал, - ответила я, истерически смеясь. - Ну почему было просто пушками его не отогнать?
  - Пушками - не вариант, это его еще больше бы разозлило. Не поможешь подняться?
  Я встала, подставляя плечо. Дрейк тяжело оперся на меня, и так, прихрамывая потопал к своей каюте.
  - Ну, чего уставились? За уборку, пока капитан отдыхать изволят, - насмешливо проговорил Дрейк, обведя взглядом все еще пребывающую в ступоре команду. - Морган, за старшего. Проследи, чтобы к ужину все было прибрано и отремонтировано.
  - Э-э, Дрейк, у тебя что-то на щеке, - я протянула руку, пытаясь стереть темные разводы, проступающие на покрасневшей коже его лица, от уха до носа и вниз, в сторону подбородка.
  - Оставь, - Дрейк дернул головой. - Больно прикасаться пока. К утру проявится окончательно, тогда краснота пройдет.
  - А что это? - Спросила я.
  - Татуировка очередная. Завтра буду красавчиком. Интересно, что там?
  - Ух ты! А я думала, вы их чернилами набиваете.
  - Неа, они сами проступают. Какое-то свойство организма. После того, как шаман проведет обряд инициализации, эти картинки сами проявляются, после каждой знатной драки. Если бы еще безболезненно, а то ощущения в точности те же, что и при нанесении каленой иглой.
  - Ты сравнивал?
  - Ага, есть у меня одна картинка, нанесенная традиционным способом, от которой хотелось бы избавиться. Клеймо каторжника называется, - криво усмехнулся Дрейк.
  - Так сведи, - предложила я.
  - А как? Разве что раскаленной кочергой выжечь. Кстати, идея.
  - Ты идиот? Не вздумай, по крайней мере, во время плавания. Вернемся - тогда можешь издеваться над собой сколько душе угодно.
  - Сиг, я его поймал! Капкан сработал! - Из люка, ведущего в грузовой трюм, вынырнул взволнованный пикси. - Ой, а чего это вы корабль поломали то? - Спросил он, изумленно оглядываясь.
  Заржали все. Даже бука-Морган, по-моему.
  
  -28-
  - Сиг, а может, лучше Дрейка позовем? Не лезь сама, вдруг он опасный?
  - А Дрейк пусть лезет? Его не жалко, так, что ли?
  - Ну Френки. Или Моргана, - поспешно предложил альтернативы пикси. Видимо, Дрейка все-так было жалко. - Хотя не, если там Морганова рата, а я уверен, что это она, то он ее отпустит, а нам еще и влетит. Лучше Дрейка. Он надежнее.
  - Пират, капитан - не твой приятель по играм. Да и не мой. Он - наш начальник, между прочим. Достаточно того, что ты его уже втравил в свою затею. И этот идиот тебе капкан выдал, - как вязались понятия "начальник" и "идиот", я сама понимала с трудом, но противоречий я не видела. - Тем более, что он отдыхает, он только что кайта громадного победил в одиночку.
  - Вот и я говорю: капитан надежнее, - кивнул Пират. - Если он смог кайта одолеть, то с ратой, думаю, справится.
  - Мы. Не. Будем. Звать. Дрейка, - процедила я, припечатывая каждое слово. - Это понятно?
  - Куда это вы не будете меня звать? - Вот зачем так подкрадываться? Я аж подпрыгнула от неожиданности.
  - Ты чего здесь? Я же только что тебя отвела в каюту, и ты был весь такой раненый умирающий герой?
  - То я на публику играл, - заговорщически прошептал капитан. - Не хотел, чтобы на меня руководство ремонтом и уборкой свалилось. Пусть Морган отдувается. В конце-концов, имею я право на личную жизнь после того, как корабль от воздушного чудовища спас?
  - И под личной жизнью ты понимаешь охоту на таинственного поедателя ценной саболы в компании с пикси? - Уточнила я. - Ну что ж. Не буду вам мешать, - и я гордо удалилась на камбуз, хлопнув дверью. Ребята после такой разминки с кайтом и ремонта голодные будут, стоит ужин пораньше сегодня приготовить.
  Дверью хлопнулось неправильно: сперва она захлопнулась с таким грохотом, как я и хотела, но потом с тихим скрипом плавно отворилась обратно.
  - Чего это с ней? - Громким шепотом. Дрейк.
  - Ревнует, - Пират, не менее громким шепотом.
  - Кого к кому?
  - Меня к тебе, естессно. Ты же не думаешь, что наоборот? Обиделась, что я не ее на охоту взял, а тебя позвал, - вот гад мохнатый! Будет ему сабола на десерт, как же. Дуля ему будет, а не сабола.
  Я захлопнула дверь еще раз. Теперь уже качественнее, придержав, чтобы не распахнулась снова.
  Пока готовила, крепко задумалась о произошедшем сегодня. На фоне пережитого нападения идея следовать за мигрирующими кайтами выглядела не такой уж и удачной. Сегодня нам попался экземпляр, размерами превосходивший все мои самые смелые предположения. Но ведь где гарантии, что это просто "везение"? Ученые в мое время утверждали, что кайты живут чуть ли не бесконечно и при этом растут также чуть ли не бесконечно. Так что, в непуганных охотниками стаях, которые бороздили воздух этого времени в такой близости от обитаемых островов, вполне могли попасться экземпляры и покрупнее. И поагрессивнее.
  Вторым, что занимало мои мысли, были крылья. Дрейк летал. Действительно летал. По-настоящему. Не просто подпрыгивал, помогая себе продлить прыжок при помощи крыльев, как делало большинство сильфов в мое, да и, насколько я успела заметить, в это время тоже. Нет, он оказался способен к полноценному полету, преодолевая огромное в моем представлении расстояние. Как у него это получалось? Ведь неумение летать происходило не от лени сильфов. Многие в мое время пробовали. Тренировались усиленно. Но даже самые крутые циркачи-акробаты с великолепно развитой мускулатурой не могли пролететь расстояние, большее, чем десяток шагов. А Дрейк не выглядел качком. Сильный - да, но, скорее жилистый, чем действительно мускулистый, как женские любимчики на картинках из визора. А значит, дело не в мускулатуре. Нужно будет допросить его при случае. Я тоже хочу летать, раз уж модница из меня не получилась, спасибо родителям. Кстати, теперь я действительно была им за это благодарна, без всякого сарказма. Тем более, что в этом времени сильфы еще не додумались от крыльев избавляться, а значит, одежду перешивать не придется, чтобы щеголять в стильном прикиде.
  Замечтавшись о том, как я буду парить в облаках (в моих мечтах подруги, снисходительно подрунивавшие над моими попытками выглядеть современно, провожали меня взглядами, полными зависти), я чуть не спалила жаркое. Спохватилась уже, когда вся подлива почти выкипела. Пришлось срочно спасать ужин экипажа.
  Героических охотников на страшного пожирателя саболы все еще не было. Что-то они долго с этой ратой воюют. Неужели, и в самом деле, такой зверь лютый, что два мужика не могут с ним справиться? Пойти их спасать, что ли?
  Я уже распахнула дверь камбуза, намереваясь, если не спасать, то хотя бы глянуть одним глазком, чего Пират с Дрейком там так долго возятся, но по ту сторону двери обнаружились сами герои-охотники. У кэпа в руках был тот самый капкан, сработавший, кстати. В капкан попала... сабола! Овощ был крепко зажат не закрывающимися плотно зубцами - все-таки, капкан был старый и ржавый, пружина в нем явно ослабела от старости. А на саболе, вцепившись в него всеми лапками, да еще и зубами - видимо, для верности, сидел... еще один пикси! Я застонала. Мало мне Пирата? Нет, он, конечно, милашка, и я успела к нему очень привязаться, но два таких гениальных в своей бурной жажде деятельности ума я просто не выдержу!
  - Э-э, мы тут колонию пикси на корабле решили развести, что ли? - Ляпнула я первое, что пришло в голову.
  Добровольный пленник капкана, сверкнул на меня своими ярко-синими очами, и что-то прошепелявил. Понять, что именно, мешала сабола, в которую малыш вгрызался... Малышка. Присмотревшись, я поняла, что второй пикси - девочка. Ее шерстка была еще нежнее и шелковистее, чем у Пиратика, а черные пятна были не такими черными, как у моего крохи, а слегка дымчатыми. Очень нежный и красивый цвет. Комбинезончик, в который она была одета, был благородного розового цвета, а на голове, прямо возле пушистого плюшевого ушка, красовалась кокетливая заколочка-бантик.
  - Нет, ребята, я серьезно. Зачем вы ее мне сюда притащили? Я не хочу становиться хозяйкой еще одного пикси. Мне Пирата за глаза хватает.
  - ам-нам-ням-ням! - Выдал многозначительно предмет моих возмущений.
  - А ты не говори с полным ртом! - Повернулась я к ней. - Это некультурно!
  - А и не надо, - повторила пикси, выдернув наконец-то зубки из саболы и дожевывая то, что откусить удалось. Ручками и ножками она все еще крепко держалась за овощ. - Я вот к нему хочу. Он меня Дымкой назвал. Какой мужчина... - Пикси томно закатила глазки, не забывая при этом многозначительно мне подмигнуть и кивнуть в сторону Дрейка.
  Все ясно, наш капитан покорил крохотное женское сердце с первого взгляда. Я прыснула. Покрасневший до самых ушей Дрейк по-моему пытался сказать, что он что-то имеет против идеи стать другом пикси, но я его не слушала. Сунув ему в руки капкан с саболой и прочно закрепившейся на ней Дымкой, я сползла по стеночке, заливаясь смехом. Ну-ну. Посмотрим теперь, как ты мне будешь нотации о поведении моего пикси читать, будучи хозяином такого же, только еще более коварного. Все-таки тебе досталась хоть и крохотная, но девочка. А мы, девочки, страшны на пути к своему счастью.
  
  -29-
  - Сиг, когда двигатели будут готовы? Мы не можем висеть здесь вечно, - недовольная голова Дрейка просунулась в люк машинного отделения, но весь он спускаться не стал.
  - Когда-когда... Когда перестанете все меня подгонять. И дадите обещанных помощников, - пробурчала я.
  - Так а кто тебе их не дает? - Удивился Дрейк, все-таки спускаясь вниз. - Ого. У тебя тут пикси порезвились? - Присвистнул он при виде разрухи, царившей вокруг.
  На самом деле, никакая это не разруха, просто я котлы разобрала, разложив их части вокруг. Причем, все детальки лежали каждая на своем месте, по моей системе. Хотя, со стороны, пожалуй, все выглядело как бардак.
  - Морган не дает, - настучала я. - Осторожно! Не наступи...
  Под каблуком у Дрейка жалобно хрустнуло стеклышко от самодельного примитивного манометра, который я три дня собирала из корпуса от старого компаса и подручных материалов.
  - Ну вот, - расстроилась я.
  - Я сломал что-то жизненно важное? - Забеспокоился Дрейк.
  - Нет, но теперь получится некрасиво, - было, конечно, желание преувеличить масштаб трагедии, но я его в себе задавила. Капитан не виноват в моем паршивом настроении.
  А настроение у меня уже третий день было - паршивее некуда. А все из-за Моргана. Несмотря на то, что Дрейк разрешил мне самой выбирать помощников в работе по усовершенствованию двигателей, Морган не выделил мне в постоянную помощь тех сильфов, которых хотела я. Вместо этого, он постоянно присылал мне свободных от вахты матросов, каждый раз новых. Сначала я пыталась с ним поговорить. Но получила ответ, что мне дают тех, кто есть. Не нравится - могу отправить обратно, и Морган пришлет замену, тоже из свободных. Вахты сменялись каждые четыре терции, и каждые четыре терции у меня были новые помощники. Терция уходила на то, чтобы их проинструктировать, потом пару терций они все равно тупили, путая отвертку с гаечным ключом, и только под конец начинали работать нормально. Чтобы тут же смениться и больше не вернуться. Вот почему Дрейк не поручил моих помощников Френки? Ведь это обязанность боцмана - распределять экипаж по вахтам. А так получалось, что Морган от меня отмахивался, а Френки без его или Дрейкового приказа не мог мне ничем помочь. А доступа к Дрейку у меня не было - он был постоянно чем-то занят - разве что через пикси, целыми днями пропадавшего с Дымкой, помогая даме обживаться. Предатель. Хотя, злиться на Пирата я не могла. Сердцу не прикажешь, а насколько я поняла, у пикси вообще редкой удачей считалось повстречать собрата. А уж такую крастоку, как Дымка... Так что не могла я портить личное счастье моего крохи своим нытьем о том, что все меня бросили.
  К тому же бросили меня все, потому что я так захотела. После всех мучений с инструктажем каждый раз новых помощников, я психанула и отказалась от помощи вообще, чуть ли не переселившись в машинное отделение. Благо, Салли уже мастерски с кастрюльками управлялся и мог заменить меня на камбузе. По-моему, у него талант. Готовит он вкуснее меня. Пора начинать опасаться конкуренции за должность кока.
  - Малыш, а если серьезно, какие прогнозы? - В голосе Дрейка звучала озабоченность. - Сегодня с утра штиль ненормальный. А если учесть, что мы на границе области бурь, да и вообще, изведанных мест, то, сама понимаешь, на одни паруса я бы не хотел полагаться.
  - Понимаю, - кивнула я. - Дня два, не меньше, к сожалению. Без адекватных помощников медленно идет. Быстрее, конечно, чем с неадекватными, но...
  - Так а в чем проблема-то? Тебе кто-то конкретный нужен?
  - Ага, Билли и Сквозняк. Но они постоянно заняты, Сквозняк впередсмотрящим, а Билли схлопотал несколько нарядов на уборку вне очереди, и Морган считает, что отдать его мне в помощь - значит смягчить наказание.
  - Сразу видно,что он тебя плохо знает, - хохотнул Дрейк. - Иначе бы понимал, что это наоборот - ужесточить.
  - Скажешь тоже, - обиделась я.
  - Да ладно, малыш, не дуйся, - Дрейк потрепал меня по голове. Платок я сняла - в трюме было жарко, да и не видит никто тут моих голубых волос. Краска, кстати, действительно стойкая оказалась, мы уже дней двадцать в пути, а свет не померк. Только корни пришлось чуть подкрасить вчера. Отросшие волосы в хвосте уже держались, но под капитанской пятерней все равно пряди из прически повылезали и попадали мне на глаза. А руки у меня, между прочим, в смазке все. Я возмущенно сдула упавшую прядь с носа. Правда, без особого успеха.
  - Чудная, ты, малыш, - улыбнулся Дрейк, заправляя мешающую прядь мне за ухо.
  Я недоуменно уставилась на него. С чего вдруг такие выводы?
  - Вот ты мне скажи, - продолжил капитан, - кто ты такая? На самом деле.
  - В смысле? - Я поперхнулась.
  - В прямом. Вот посуди сама: про некоторые вещи ты знаешь слишком много для обычной девушки, да и вообще для сильфа. Даже в географии ты местами меня удивить умудряешься. В то же время, ты поразительно неосведомлена в каких-то простых бытовых вопросах, которые знает каждый ребенок. Словечки у тебя иногда странные проскальзывают. Ты упорно утверждаешь, что ты свалилась с острова, которого нет на карте. И я уже молчу про цвет твоих волос.
  - Блин, ну волосы оставь в покое. Краска это. Мода у нас такая.
  - Да я ж ничего против не имею. Просто ты не думала, что у меня тоже любопытство имеется? Не все же тебе мои тайны выведывать, - подмигнул мне Дрейк.
  
  -30-
  Дрейк мне не поверил.
  Конечно, нечестно мне было ему врать, он ведь свои секреты мне рассказал. Уверена, что не все, но все же. Но сказать, что я из будущего, я почему-то не решилась. Наверное, сочла, что капитан мне все равно не поверит. В лучшем случае решит, что заливаю, а в худшем - что я не просто чудная, а вообще сумасшедшая. Уж лучше пусть гарантированно думает, что вру.
  В общем, мою сказочку про крохотный остров, эдакий глухой угол, в котором скучно и тоскливо, и вообще никаких перспектив, что и стало причиной моего побега из дому, он слушал с таким скептическим выражением лица, что впору было ставить на себе крест, как на актрисе. А ведь я чистую правду говорила. Тот островок, на котором я родилась и прожила все свое детство и юность, был именно таким. И мое поступление в универ на совсем не женскую специальность было именно побегом. Вообще-то, я хотела на капитана учиться, но конкурс там был такой бешеный, что я предпочла выбрать другой факультет, куда был недобор, лишь бы не возвращаться ни с чем в наше болото. Подумала тогда, что главное - поступить, а там и перевестись можно будет. Но за все пять лет учебы мысль о переводе так больше и не пришла мне в голову. Не потому, что это было нереально. Просто я влюбилась в свою будущую профессию. По-настоящему.
  - Ясно, - только и ответил Дрейк на мою сказочку. - Сиг, постарайся вернуть движки в рабочее состояние как можно скорее. Это очень плохо, когда корабль лишен маневренности в таких условиях, как сейчас, - с этими словами капитан покинул машинное отделение.
  Ни тебе упреков, что соврала, ни требований все-таки правду сказать. Просто сухое 'ясно'. И вот у меня уже все из рук валится. Чувствовала я, что на этот раз Дрейк на меня обиделся по-настоящему.
  - Сиг, ты тама? - Раздалось сверху.
  - Тута! - Отозвалась я.
  - Помощь заказывали? Принимайте, - рисуясь и даже не воспользовавшись лестницей, ко мне в трюм спрыгнул Сквозняк, а за ним, неодобрительно покачивая головой, неспешно спустился Билли.
  - Кэп сказал, чтобы мы шли тебе помогать, и пока не тут не закончим, на палубе чтобы он нас не видел, - растягивая слова, сообщил мне Билли. Этот, неуклюжий и медлительный, на первый взгляд, здоровяк все делал неспешно и как бы с ленцой. Однако, соображалка у него работала отнюдь не медленно. Билли очень импонировал мне своей вдумчивостью и вниманием к деталям. К тому же, в технике он немного разбирался и даже приглядывал за движками, пока до них не добрались мои очумелые ручки. Сквозняк был полной противоположностью Билли внешне: мелкий, еще ниже Френки, стремительный и порывистый. Он носился по мачтам, словно порыв легкого ветерка. Не видела я, чтобы Сквозняк летал, но своими серо-белыми крыльями он пользовался активно. Для придания себе еще большего ускорения при движении. Интересное применение, хоть и нестандартное. А вот по уму Сквозняк на Билли очень походил. Тоже соображалка имеется, да и к технике не без способностей. Так что этим помощникам я действительно обрадовалась.
  - Ребята, я тут котел разобрал, хочу укрепить и изолировать корпус. Для начала, обшить досками от бочек и поставить пару колец: тут и тут, - я указала на нужные места. Бочки, которые можно было пустить на это дело, у меня как раз освободились. Та прорва народу, которая считалась нашим экипажем, жрала в три горла, и вторую бочку солонины мы прикончили еще три дня назад. С такими темпами скоро придется охотиться, иначе запасов провизии нам до конца плавания не хватит. Мысленно прикинув, где мы можем сейчас находиться, с удивлением сообразила, что мы уже приближаемся к моим родным пенатам. Если Дрейк говорит, что мы к области бурь приближаемся и вышли за пределы известной карты, то до Университетского осталось несколько дней пути. Это, если конечно нам в ту сторону. Мне казалось, что крестик на карте указывает именно на мой горячо любимый остров, но с таким же успехом он мог указывать на любой другой остров Южного архипелага. В наших краях было огромное множество островов и островков, многие из которых даже названий не имели - такими крохотными были. Существовала гипотеза, что из-за постоянных бурь, лютовавших вокруг Южного архипелага, острова попросту разламывались. И отколовшиеся куски, которые были достаточно велики, чтобы держаться в воздухе самостоятельно, как раз и превращались в такие мелкие островки без имени.
  А еще, в этих краях был отличный улов пешкад. Колонии жирных, вкусных пешкад носило по просторам Южного и в мое время, а уж сейчас, когда их еще никто ловить не пытался... Насчет пополнения запасов провизии можно было не волноваться.
  Подстегиваемая мыслями о нежной жареной пешкаде в кристалликах крупной соли, я принялась за работу. Дело двигалось споро, ребята не подкачали, и надежды мои оправдали полностью. Разобравшись, что я задумала, Сквозняк и Билли полностью одобрили идею, попутно предложив пару усовершенствований, мне в голову не пришедших.
  - Сиг, а что у тебя с капитаном? - Вопрос Сквозняка заставил меня поперхнуться.
  - В смысле?
  - Ну, что за дела? - Уточнил тот. - Все уже заметили, что он за тебя горой. Вон, Билли считает, что ты его сынишка, но мне кажется, что ты для этого как-то великоват. Сколько тебе? Шестнадцать? Семнадцать? Это ж кэп совсем пацаном должен был быть, когда тебя заделал, получается.
  - Двадцать четыре, - я так опешила от предположения, что меня могли принять за сына капитана, что ляпнула свой настоящий возраст. Когда мы продумывали мой маскарад под пацана, Дрейк предложил, чтобы я всем говорила, что мне восемнадцать. На больше я не тянула внешне, тем более, в образе мальчишки - слишком мелкая и щуплая.
  - Да, тогда точно не сын. Да и не похожи вы внешне, - заключил этот капитан очевидность. - Но все-таки? Ты уж прости, но некоторые дурное поговаривают, негоже так про капитана думать.
  А вот это уже совсем нехорошо. Знай команда, что я девушка, тогда еще полбеды было бы, но они-то меня мальчиком считают...
  - И кто же это поговаривает? - С подозрением осведомилась я.
  - Морган и его дружки. Мол, к чему бы тебе столько поблажек, да и называет тебя кэп 'малыш', это все слышали не раз. Ты только не подумай, ни Билли, ни я ничего такого не думаем, а Френки вообще Моргану морду за такие слова побить хотел, - поспешно добавил Сквозняк.
  Ох, нехорошо это, что старпом такие слухи о капитане распускает. Это же прямой подкоп под Дрейков авторитет. Нужно срочно пресекать.
  - Да сын я, - поспешила я выдать свою версию. - Только не Дрейка, а его друга старинного. Они еще при старом капитане вместе плавали, можешь у Френки спросить. Когда папа умер, Дрейк пообещал ему обо мне позаботиться. Но я же самостоятельный. Крутился как-то, пока в историю не влип. А Дрейк меня вытащил, и теперь нянчится, как с маленьким. Аж противно.
  Так. Теперь не забыть предупредить Френки и самого Дрейка. Особенно Френки. Стопудово к нему за подтверждением моей байки потянутся, к Дрейку побоятся.
  Закончили мы уже по темноте. Устали дико, но результатами нашей работы я была довольна. Теперь 'Мечта' процентов на тридцать быстроходнее на движках должна быть. У меня руки чесались проверить сделанные усовершенствования в деле.
  Едва выбравшись на палубу, мы наткнулись на Дрейка. Взглянув на наши усталые, но довольные лица, тот даже спрашивать ничего не стал. Просто кивнул удовлетворенно, и бросил:
  - Завтра все свободны от нарядов, отдохните. Сиг, тебя это тоже касается, Салли подменит на камбузе. Зайдешь ко мне с самого утра, разговор есть.
  Сердце мое упало куда-то в пятки. В том, что кэп просил меня зайти к нему, ничего удивительного не было, но вот тон, каким это было сказано, мне очень не нравился. Похоже, мое вранье Дрейка обидело больше, чем показалось на первый взгляд.
  
  -31-
  Но ни на утро, ни в последующие дни Дрейк так и не сказал ни слова о том, что он мне не верит. Вел он себя со мной ровно, и, вроде бы, все было по-прежнему, но как-то не так. Вот не припомню, чтобы он за это время меня хоть раз "малыш" назвал. Хотя, может, у меня просто воображение разыгралось.
  Утренний разговор оказался не так страшен, как мне думалось. Просто Дрейк посоветоваться хотел по поводу пикси. Дымка его замучала своими капризами.
  - И ничего это не капризы, - возмущалась малышка.
  - А как это еще назвать можно? - Не выдержал Дрейк, срываясь на крик. Вернее, на стон.
  - Вот посмотри сама, - пикси, похоже, решила кэпа попросту игнорировать, обращаясь только ко мне, - каюта неприбрана, занавесочек - и тех на окнах нет. Постель он не застилает, а про распорядок дня я вообще молчу! Он же спит пару терций в сутки, от силы! Вчера - точнее, сегодня - вообще спать увалился прямо в одежде. Как так можно? Я же не могу нормально настройку его организма провести!
  - Какую такую настройку? - Выделила я из пламенной речи Дымки единственное, что для меня оказалось в новинку. То, что Дрейк - не любитель тратить время на сон, это я давно поняла. Он мог не спать несколько дней, а потом свалиться, отсыпаясь. В такие дни его было из пушки не добудиться, а если и удавалось, то получали мы хмурого и ну очень сердитого капитана. Поэтому, когда кэп отсыпался, экипаж ходил на цыпочках.
  - А тебе Пират, - имя моего крохи пикси произнесла с придыханием, - разве не объяснял?
  - Неа. Может и говорил что-то вскользь, но я не помню.
  - Лечить, а также исправлять организм лучше всего во сне, когда его хозяин не мешает. Мы с Пиратом, - снова эти томные нотки в голосе, - решили, что раз метку убрать не выйдет, то хоть подстроить организм Дрейка под нее можно. Чтобы она его не убивала.
  - Так, а с момента про 'убивает' можно поподробнее, - влез в наш разговор капитан.
  - А он не спит по ночам, а если и спит, то пару терций всего, а мне терция нужна только, чтобы настроиться и вспомнить, на чем я в прошлый раз остановилась! - Трагически закончила Дымка, по-прежнему игнорируя Дрейка.
  - Дым, а что ты имел в виду, говоря, что метка его убивает? - Я тоже встревожилась не на шутку. Все-таки мы думали, что в чип просто заложен какой-то защитный механизм на случай, если Дрейк не выполнит просьбу старика до намеченного срока. Кстати, уже почти половина времени, оставшегося до срока, истекла.
  - Она постепенно тянет на себя ресурсы организма... Не знаю, как объяснить понятно... Подпитывается, - Пикси задумчиво почесала за ушком. Этот жест у нее точно такой же, как у Пиратика. Я умилилась.
  - Да и так вполне понятно, - кивнула я. - Какие прогнозы?
  - Эй, мне не понятно, - Дрейк снова попытался привлечь к себе внимание.
  - Если ничего не сделать, то, может быть, до осени и дотянет, но с каждым днем будет слабеть. Но это если не будет молнии пускать больше. Каждый раз, как он пользуется меткой, она тянет энергию в разы сильнее потом еще дня два. А он не спит к тому же!
  - Да уж... - Я расстроилась. - А Пират говорил, что хочет попробовать ее удалить как-то...
  - Пират не разбирается в лечении так, как я. У него на другом специализация.
  - На чем же? На поедании саболы? - Заржал Дрейк. За что был смерен таким уничижительным взглядом, что я, тоже собиравшаяся отпустить шуточку про саболу, скромно промолчала, решив не шутить о святом.
  - В общем, метку удалить можно. Вместе с рукой. По локоть. Если еще немного потянуть, то по плечо. По-другому ее никак уже не вытащить. Она врастает в организм.
  - Так чего ты молчишь, тянешь? - Дрейк взвился. - Сиг, неси топорик, я помню, у тебя на кухне был такой симпатичный, острый.
  - Совсем сдурел? - Опешила я. - Что за тяга к членовредительству?
  - Это тяга к жизни. Я лучше как-нибудь без руки обойдусь, но живой останусь.
  - Слушай, он всегда таким идиотом был, или это после моего появления проявилось? - Дымка, так же, как и я, была слегка в шоке.
  - Я не знаю, я сама с ним недавно познакомилась, - честно призналась я.
  - Дым, а вот это подойдет? - В каюту влетел Пиратик с моей любимой заколкой в ручках. Надо же, а я думала, я ее потеряла, весь рюкзак перерыла. Заколка была простенькая, с цветочками, но я ее очень любила. Цветочки были голубенькие, в цвет глаз. Правда, на голубых волосах она терялась, поэтому, выйдя из парикмахерской, я ее кинула в рюкзак. А потом не смогла там найти, решив, что просто Дрейку не все мои вещи отдали. Там еще кое-чего по мелочам недоставало.
  - Ой, какая прелесть! - Пискнула Дымка и, выхватив заколку у Пиратика, принялась подкалывать ей занавесочку, появившуюся на окне, явно ее стараниями.
  - Сиг, я серьезно, - обратился ко мне Дрек. - Сбегай за топориком. Нечего тянуть, если можно одним махом проблему решить.
  - А роль мясника мне предлагаешь исполнить? Или пикси попросим? Они этот топорик вдвоем как раз поднимут.
  - А ты не хочешь?
  - Нет, блин, всю жизнь мечтала начальству ручки поотрубать, - я даже поперхнулась от постановки вопроса.
  - Ну, тогда из ребят кого-то попросим, ты, главное, перевяжи потом.
  - Дрейк, у тебя все-таки с головой не порядок. Может, все-таки подумаем все вместе. Глядишь, и придумаем что-нибудь. К тому же старик тебе говорил, что ты умрешь только, если ту штуковину вовремя не достанешь. Может, она как-то чип твой нейтрализует. Или тот, кому ее передать нужно, сможет его выключить.
  - Дымка же тебе ясно сказала, что времени у меня меньше, чем мы думали, да и если тянуть, то руки можно вообще по плечо лишиться, - возразил Дрейк.
  - А какая тебе разница - по локоть или по плечо? Как по мне, оба варианта не вдохновляют. А лишать себя времени подумать и найти более приемлемый выход, по-моему, глупо.
  Пикси, налюбовавшись на новый декор вдоволь, вернулись к нам. Кстати, получилось и в самом деле миленько. Я решила заколку не отбирать, но с Пиратом о вреде клептомании поговорить при случае.
  На радостях Дымка даже дуться на Дрейка почти перестала. По крайней мере, снизошла до нормального с ним разговора. В процессе которого, после того, как мне все-таки удалось отговорить Дрейка от попадания в ряды инвалидов прямо сейчас, выяснилось, что не все так безнадежно. Чип, который метка, на самом деле не был предназначен для того, чтобы медленно убивать своего носителя. Просто, видимо, что-то пошло не так, когда старик-каторжанин наградил им Дрейка. Мне подумалось, что старик это понял, и срок до осени был предупреждением, а не угрозой. Видимо, дед надеялся, что доставь Дрейк таинственную штуковину вовремя, адресат сможет - и захочет - ему помочь.
  - В общем, я попробовала вместо того, чтобы пытаться что-то сделать с чипом, подстроить твой организм под него, - заключила Дымка. - и у меня что-то получается. Но мне нужно, чтобы ты спал. Хотя бы терций двенадцать, без перерыва. И нужен ассистент.
  - Я помогу! - Вызвался Пиратик.
  - Да, милый, - улыбнулась ему Дымка.
  Мы с Дрейком умильно переглянулись, а Пират, по-моему, покраснел. Это даже сквозь его густую шерстку заметно было.
  Операцию решили назначить на первую же ночь после того, как отойдем подальше от области бурь. Дымка горела желанием начать прямо сейчас, но Дрейк, выяснив, что до того, как лечение отрубанием руки тоже уже не поможет, у него еще есть дней десять, решительно настоял на том, чтобы не спешить.
  - Я не могу пропасть на целых двенадцать терций в обстоятельствах, когда в любой момент может потребоваться мое руководство, - отрезал он.
  - Так Морган же есть, он возьмет руководство на себя, в случае чего, - предложила я.
  Дрейк только скривился. По-моему, он тоже начинал жалеть о том, что взял этого сильфа к себе в помощники. Это он еще не знает, какие слухи о нас с ним Морган распускает. Кстати о слухах.
  - Полундра! Свистать всех наверх, капитана на мостик! - Раздались крики с палубы.
  Ну вот, стоило начать спорить с кэпом, как тут же меня носом ткнули в убедительное доказательство его правоты. Что там еще случилось?
  
  -32-
  А случилась новая встреча с кайтами. Достаточно большая стая этих красивых, но как показала практика, весьма опасных созданий двигалась курсом, почти параллельным нашему. Кайты были нормальных размеров, не такие гиганты, как тот, бой с которым нам довелось пережить. Их гибкие тела выныривали из грозового фронта, чтобы сверкнуть яркой чешуей на солнце и снова спрятаться в облаках.
  - Сиг, как там движки?
  - Работают, можно пользоваться.
  - Тогда врубай, - глаза у Дрейка загорелись. - Похоже, что это как раз та стая, которую мы ждали. Бегом, а то упустим! - Заметив, что я все еще стою и смотрю на кайтов во все глаза, рявкнул он.
  Эх, хорошо идет. "Мечта" неслась на всех парах - мои усовершенствования не прошли даром. Единственной проблемой было, что приходилось время от времени лопатой помахивать, загружая уголь в топку. Пикси носились туда-сюда, передавая приказы капитана. Поддать жару. Убавить ход. Направить мощность на правый винт. Теперь на левый. Я лихорадочно переключала многочисленные клапаны и рубильники. Что происходило наверху - не знаю, не до того было.
  Подумалось, что стоит сделать какую-то систему оповещения между капитанским мостиком и машинным отделением. И как они тут без пикси в роли посыльных обходились? Юнга бегал? Так ему лучше другое применение найти. Тем более, что для экстремальных ситуаций такой способ передачи команд был медленным и неэффективным.
  - Сиг, ты не уморился там еще? - В мое царство огня и пара неспешно вплыл Билли.
  - Есть немного, - честно призналась я. Все-таки, лопатой махать я не привычная. И вообще, хоть и маскируюсь под рубаху-парня, но на деле-то я хрупкая девушка. Особенно это в наших взаимоотношениях с угольной лопатой заметно. Ладони я уже стерла почти в кровь.
  - Кэп меня прислал тебя сменить, - сообщил Билли. - Так что давай, вводи меня в курс дела, и вали наверх - воздухом дышать. Тут же парилка у тебя натуральная, и как только держишься? Даже рубашку не снял, - уважительно присвистнул матрос.
  Ага. Снимешь тут. Вся маскировка полетит к бездне. Я быстренько объяснила Билли, что к чему, предупредив, чтобы не пугался, когда пикси с очередным приказом капитана появятся. На пикси экипаж все еще смотрел косо, хоть и доказал Пиратик уже не раз свое дружелюбие. Теперь, когда пикси завелась и у капитана, роптаний по поводу их присутствия на корабле стало гораздо меньше. Еще бы: не осуждать же капитана за то, что он этих проказников на борт допустил. Тем более, что особых проказ за нашими милахами не водилось. Так, шутили время от времени над членами команды. Старпому доставалось больше всех, причем не самых безобидных шуточек. Но ребятам это только нравилось: Морган не пользовался большой любовью среди экипажа. Правда, имелась у него кучка приспешников, но их было меньшинство.
  Выползла на палубу, с наслаждением вдыхая прохладный влажный воздух: мы как раз проходили внутри не особо плотного облака. Впереди виднелись хвосты кайтов. Корабль шел хорошо, время от времени едва ощутимо подрагивая. Сказывалась неоднородность воздуха и наличие небольших завихренных воздушных потоков в фронте бурь. Я вспомнила, что в этот район даже в наше время суда не особо совались. Похоже, что мы шли в самую гущу "ненужных земель". Эти острова никогда не были особо населенными. Одно время туда пытались возить туристов-экстремалов, но эту практику быстро свернули, после того, как несколько групп пропало без вести. Поговаривали, что в этом районе часты "проседающие" воздушные потоки, способные утянуть средних размеров корабль вниз. Что там внизу, никто не знал. Ниже определенного уровня, называемоего "дном", воздух становился непригодным для плавания. Он просто переставал удерживать корабли и те падали вниз. Над решением загадки дна ученые бились уже давно, но исследования осложнялись невозможностью спуститься ниже этой отметки. Зонды, спускаемые вниз на тросах, большой разницы в основных физических показателях не регистрировали. Про проседающие потоки нужно Дрейка предупредить, мне не хотелось оказаться под дном.
  - Дрейк, - капитана я нашла у штурвала, - тут бывают проседающие потоки, нужно бы уду выставить.
  - Я-то догадываюсь, все-таки в грозовой фронт входим, - Дрейк пристально на меня посмотрел. - А вот откуда это знаешь ты? Не каждый опытный воздухоплаватель способен определить опасную зону.
  - Ну так, ты сам говоришь, что в грозовой фронт входим, это же логично - предположить такую вероятность, разве нет?
  - Да, но ты-то не предполагаешь. Иначе сказала бы не "бывают", а "могут быть", - от цепкого взгляда, обращенного ко мне, мне стало не по себе. Я не могла понять, что за выражение было в нем. То ли мной восхищаются, то ли подозревают в чем-то нехорошем.
  - Ой, ну к словам не придирайся, - попыталась сделать невинный вид. - Неточно выразилась просто. Так уду выставишь?
  - Уже. Ты же не думаешь, что меня в капитаны за красивые глазки взяли? - Дрейк опять веселился. Радует.
  Каждый раз, когда кэп изменял своему обычному слегка насмешливому тону, я начинала дергаться, не зная, чего ожидать в следующий момент.
  - Кстати. Мне людей не хватает, чтобы за удой следить. Ветер поднимается, сейчас ставить паруса начнем. Не подежуришь, пока кто-нибудь достаточно легкий освободится? Знаешь, что делать?
  - Да вроде там все просто. Если поплавок нырнет, бить тревогу и засекать направление нырка.
  - Я не об этом. А о том, как сделать так, чтобы ты не свалилась с наблюдательного шеста. У тебя же талант к этому делу, - да сколько можно мне то падение с острова вспоминать? Ну хорошо, два падения. Но в первый раз моей вины не было же!
  - Там вроде трос страховочный есть, - почесала я в затылке, вспоминая устройство уды.
  - Именно. И я тебя прошу. Нет, я тебя умоляю, убедись, что ты надежно к нему пристегнулась, прежде, чем лезть на шест, - Дрейк действительно состроил такую умоляющую физиономию, что я даже прыснула.
  - Есть, кэп! Позвольте идти выполнять?
  - Выполняй...
  Лезть на шест было страшно. Уда - очень длинная и тонкая гибкая палка с длинным куском яркого полотна, называемым "поплавком", на конце - крепилась к не менее длинному шесту, почти горизонтально выступающему далеко вперед на носу корабля. Шест был достаточно толст, чтобы выдержать вес, сравнимый с моим, но слишком тонок, чтобы речь шла о каком-то удобстве для разместившегося на нем наблюдателя. Вдоль шеста был натянут страховочный канат, к которому следовало крепить карабины специального пояса. В общем, с палубы это выглядело страшновато. А уж когда я долезла до небольшой площадочки, призванной создать видимость удобства для размещающегося на ней наблюдателя, сердце мое прочно поселилось в районе пяток. Как буду выбираться обратно на палубу, я пока старалась не думать. Надеюсь, кто-то придет и снимет меня отсюда.
  Уда размеренно колыхалась, поплавок танцевал в тумане впереди, время от времени из облака выныривали кольца длинных чешуйчатых тел кайтов. Звуки с палубы сюда едва долетали. К своему стыду (и удивлению) я начала клевать носом. Да уж, вот заснуть мне только и не хватало. Свалюсь, как пить дать.
  Но бороться с дремотой с каждым мигом становилось все сложнее. Красивая нежная мелодия, вившаяся где-то на грани слышимости, усугубляла сонливость. Низкий, бархатистый голос выводил песню, слов в которой не было. Была только мелодия, и за этой мелодией хотелось следить, не отрываясь, ныряя в глубины, в которые она звала за собой. Последнее, что я запомнила, уже окончательно засыпая, было мужское лицо с удивительно красивыми чертами и странными ярко-синими глазами без белка и зрачка. По-моему, глаза светились, но мне было уже совсем все равно. Руки мои приготовились разжаться...
  
  -33-
  - Сиг! Проснись! Тревога! Ау! - По моему лицу забарабанили крохотные кулачки.
  Глаза открываться отказывались, мне хотелось досмотреть тот прекрасный сон.
  - Сиг, ну приди в себя! - Пиратик едва не плакал.
  - Ну чего? - Недовольно пробурчала я. - Дай поспать, рано же еще. Салли завтрак сам приготовит.
  - Какой завтрак, Сиг, очнись!
  Эх, нет счастья в личной жизни. Стоило мне мечту каждой девушки во сне увидеть, как тут же разбудили. Хотя, спать было как-то не очень удобно. Шея затекла, да и в районе пояса что-то давило. Я наконец-то открыла глаза.
  - Мамочки! - Взвизгнула я, задергавшись. Подо мной была пустота. Далеко внизу виднелись вершины облаков. Я висела, удерживаемая страховочным поясом, прямо под шестом. От резких движений тело мое начало плавно вращаться, давая мне великолепную возможность осмотреться. Вот мимо проплыл корпус корабля. Нужно Френки сказать, что мы облачных полипов подхватили, пусть кого-то почистить отправит. Красно-белый полосатый поплавок, танцующий на конце уды. Туман облака, в котором мы шли. Сияющие ярко-синие глаза без белков и зрачков. Красивое мужское лицо. Множество острых зубов в слишком широком рту, раздвоенный язык, мелькнувший между ними.
  - А-а-а-а! - Сама бы позавидовала силе своих легких, если бы не была так занята, паникуя.
  - А-а-а-а! - Это Пиратик, примостившийся у меня на плече.
  - У-а-а-а! - А это уже красавчик со светящимися ярко-синими глазами, зависший в воздухе прямо перед моим носом и уже начавший разевать на меня рот, явно намереваясь схарчить трепыхающуюся меня.
  Я отчаянно замахала крыльями, пытаясь отодвинуться от него подальше, уж очень рот... пасть зубастая.
  - У-а-у-у? - Синеглазик, по-моему, удивился. Облизнулся раздвоенным языком и попытался приблизиться снова.
  Вот теперь я его рассмотрела во всей красе. Мужской торс с мускулистыми руками, заканчивающимися когтистыми лапами. Крылья больше на крылья кайтов похожи, чем на наши. А ниже пояса... хвост! Длинный, гибкий, как туловище кайта, только на конце хвост расщеплялся на множество широких длинных лент. Красиво, в общем-то, но жутковато. Особенно, если учесть вполне однозначные намерения этого красавчика на мой счет. Гастрономические.
  - Дрейк! - Заорала я. - На помощь!
  Пиратик к моим воплям присоединился, обеспечив мне стойкий звон в левом ухе.
  - Слетай за помощью, а не ори мне в ухо, - зашипела я на пикси.
  Тот ойкнул, хлопнул себя ладошкой по лбу и вспорхнул с моего плеча.
  Монстрик (как же он называется? Никогда о таких не слышала) дернулся было за пикси, но я была начеку. Ухватившись за страховочную веревку, я извернулась и поддала зубастику в нос пяткой. Тот зарычал. Восторга у местной фауны мой удар явно не вызвал.
  - У-у-у-у! - Пожаловался он мне, хватаясь за нос когтистой лапой. - У-а-а-а, - так, а вот это ты уже говорил в начале.
  Красавчик наклонил голову на бок, осматривая меня с ног до головы, потом, видимо, придя к какому-то решению, сложил губы трубочкой и запел. Тихое, мелодичное гудение, похожее на песню без слов. Эту песню я уже сегодня слышала. Мелодия звала. Как ни старалась отстраниться, я чувствовала, как уплываю за мелодией, снова ныряя в сон. Из которого меня вырвал звук револьверного выстрела. Мелодия оборвалась на середине ноты. Певец издал жалобное 'У-у-у-у' и нырнул в туман, напоследок хлестнув по мне лентами хвоста. А они у него с острой кромкой, оказывается. Рубашка расползлась в трех местах, будто ее кто лезвием порезал. Хорошо, хоть вскользь прошелся, иначе, щеголять бы мне порезами.
  - Сиг, ты в порядке? - Пробасил Френки с палубы.
  - Вроде да, - откликнулась я. - Только я вылезти сама вряд ли смогу.
  - Попробуй. Шест двоих не выдержит, - прокричал Френки.
  Я ухватилась за веревки страховки и попыталась подтянуться, активно помогая себе крыльями. Эх, уметь бы мне летать, как Дрейк... Крылья слушались теперь гораздо лучше, чем даже несколько дней назад. Однако, до 'летать' мне было ох как далеко.
  Когда я уже ухватилась пальцами одной руки за шест, страховочная веревка лопнула. Проклятый монстрик напоследок удружил-таки мне, попав одной из своих острых лент по веревке. Хорошо хоть я успела залезть до того, как подрезанная его хвостом веревка лопнула. И вот теперь, выбравшись на шест, я замерла на нем, вцепившись руками и ногами, не в силах пошевелиться. Мне и со страховкой-то на этом шесте было страшно сидеть, а теперь, без страховки, я вообще начала в панику впадать.
  - Сиг, ну чего тормозишь? - командовал Френки. - Самое сложное - подняться на шест.
  - Я уже, - пискнула я.
  - Так не сиди там, ползи сюда!
  - Не могу.
  - Почему?
  - Я боюсь. Страховочный канат лопнул.
  Френки неразборчиво, но затейливо выругался.
  - Тогда ползи осторожно, - предложил он.
  - Неа, никуда я отсюда не поползу. Я боюсь.
  - Ой, Сиг, ну чего ты и в самом деле, как маленькая? - Френки печально вздохнул. - Просто ползи осторожнее - и все.
  - Нет, Френки. Я же сказала: боюсь. Я не смогу ни шагу проползти. Я вообще, по-моему, не смогу руки теперь разжать. Снимайте меня отсюда.
  - Сиг, харэ капризничать, давай уже двигайся, - Пиратик возник у меня перед носом так внезапно, что я завизжала и чуть не разжала руки.
  - А можно не так резко появляться, я же чуть не свалилась! - Возмутилась я.
  - Я хотел тебя пугнуть немного, чтобы у тебя ступор прошел, - потупился пикси. - С икотой помогает же.
  - Дурак! Я же упасть могла, - я была в ярости. И отчаянии, потому что двигаться по шесту к спасительной палубе все еще никак не получалось. Я застряла. Просто не могла себя заставить пошевелиться.
  - Что тут происходит? - Раздался на палубе недовольный голос Моргана.
  - Да Сиг застряла, с шеста слезть не может, - Машинально ответил Френки.
  - ЗастрялА? - Переспросил Морган.
  Боги, Френки, ну почему? Неужели так сложно язык свой контролировать? Этот... он же теперь с меня не слезет. Слыханное ли дело - девица на корабле!
  - Морган, что там? - Это Дрейк подошел.
  - Да вот, кок твой ненаглядный на шесте застрял. Или застряла? - Едко осведомился старпом.
  - Сиг? - Дрейк заржал. - И почему я не удивлен?
  - Несмешно! - Завопила я, снова пошатнувшись и чуть не свалившись. - И к вашему сведению, если меня отсюда никто не снимет в ближайшее время, я попросту свалюсь вниз без страховки. Это, если не считать, что тут какие-то жуткие твари водятся. Меня уже пытались съесть!
  - Малыш, сиди на месте, я сейчас, - Дрейку все еще весело было. - Морган, Френки, разгоняйте зевак, тут дел невпроворот, чем на застрявших сильфов втыкать, лучше бы занялись.
  Дрейк спрыгнул с палубы, на миг ныряя вниз, а потом вновь появляясь из-за правого борта.
  - Так, осторожно разжимай одну руку, - скомандовал он, подлетев поближе. - Я боюсь, - повторила я.
  - Держу, - Пират ухватил меня за рубашку на спине. Та затрещала, еще больше расползаясь по прорехам, оставленным хвостом неопознанного мной голодного монстра.
  - Держу, - эхом повторил Дрейк, хватая меня за талию. - Буду благодарен, если ты отлепишься от шеста побыстрее. Вас двоих я не унесу. Тем более, что к шесту целый корабль крепится.
  Послушно кивнув, я, ценой неимоверного усилия разжала руки, чтобы тут же вцепиться в Дрейка. Тот аж крякнул от неожиданности, но цепкую меня удержал и на палубу доставил.
  Когда ноги мои коснулись палубы, я вздохнула с облегчением и... покрепче вцепилась в Дрейка. Вот странно, мне уже не впервой падать, с чего вдруг я так сильно испугалась в этот раз? Меня трясло.
  - Ну, тихо, тихо, малыш, все хорошо уже, - Дрейк гладил меня по спине, пытаясь успокоить. В прорехи порванной монстром рубашки задувал ветер, было холодно. Или это у меня от перепуга озноб. Я прижалась к Дрейку потеснее в надежде заодно и согреться.
  - Гхм, кэп, - раздалось за моей спиной покашливание Моргана. - Это, конечно, не мое дело, но девица на корабле под видом кока... Это переходит всякие границы.
  - Это действительно не твое дело, - отрезал Дрейк, прикрывая меня крылом. Чего это он? Сказал бы, что Френки оговорился, или Моргану послышалось. Зачем признаваться было? Глянула на себя. Мама! Да у меня дырки на рубашке в самых интересных местах, оказывается. Уж доказательства того, что я не парень, рассмотреть вполне несложно. Не сомневаюсь, что Морган рассмотрел. Как и Дрейк, как и все остальные зеваки. Я сейчас со стыда сгорю.
  - Земля! - Заорал Сквозняк со своего наблюдательного места на мачте. - Прямо по курсу остров!
  
  -34-
  Земля! Неужели мы нашли то место, куда вела нас карта? Ура!
  Хотя, рано радоваться. Вдруг это вообще не тот остров? А если и тот, то вдруг мы не найдем искомое на нем? Даже если остров окажется небольшим, все равно, блуждать по нему, не зная точного местоположения клада, мы можем очень долго. А я переживала за Дрейка. Если честно, это я перед ним хорохорилась, яростно поддерживая план пикси по спасению капитана от штуковины, которой наградил его старик-каторжанин. Уверенности Дымки в том, что пикси справятся, я не разделяла. Конечно, Дымка может и в самом деле лучше лечить умеет, чем мой Пиратик, да и за дело они вдвоем возьмутся, но... Пират уверял меня, что в два счета "починит" мне крылья, чтобы я смогла летать. Он-де выяснил, почему сильфы в наше время не летают. Оказывается, крылья просто не до конца соединяются с нервной системой. Какой-то сбой в развитии, неизвестно, чем вызванный. В общем, крылья у сильфов вполне рабочие, только управлять ими мы не можем. Почему Дрейк может, Пират не знал, возможно, просто таким уродился. Повезло. Случай на миллион. А вот с моим случаем, пикси бился каждую ночь уже много-много дней. Хотя говорил, что за пару сеансов все исправит. Но я до сих пор только и могла, что бестолково махать крыльями, помогая себе в прыжке. Не скажу, что результат впечатлял.
  Поэтому, уверениям Дымки, что с Дрейковой проблемой они справятся за двенадцать терций, я верила мало. Ведь, в моем понимании, гораздо проще исправить то, что и так должно работать, чем сделать так, чтобы заработало то, что в принципе не должно было работать. А если пикси не справятся вовремя, Дрейк же, не колеблясь, прибегнет к радикальным мерам. Как я заметила, он никогда слов на ветер не бросает. И раз сказал, что жизнь ему дороже руки, значит, так оно и есть. В общем, у нас около десяти дней, чтобы или клад злополучный найти, или способ пикси применить. А лучше, и то и другое. И без всяких непредвиденных обстоятельств. Типа давешнего зубастика. Бр-р. Я теснее прижалась к Дрейку. У меня уже на уровне инстинктов закрепилось, по-моему, чуть что - бежать к капитану за помощью.
  - Малыш, мне льстит, конечно, что я тебе так нравлюсь, но если ты заметила, мы подплываем. К незнакомому берегу. И у капитана имеется достаточно других дел в такой момент, кроме обнимашек, - Дрейк насмешливо смотрел на меня сверху вниз, впрочем, не пытаясь высвободиться. - Идем, я тебя проведу, переоденешься. В таком виде не стоит гулять по палубе. А то мне, к сожалению, придется признать, что женщина на корабле - действительно к несчастью. После того, как половина моих матросов попадает с мачт, пытаясь разглядеть твои прелести, загадочно мелькающие в прорехах столь оригинально порванной рубахи. Даже не берусь предположить, как ты ее так порвать умудрилась.
  - Это не я. Это этот... дядя, своим хвостом.
  - А что за дядя, расскажешь мне, когда причалим, - Дрейк недовольно глянул в сторону штурвала, за которым разместился один из матросов. - А сейчас - бегом переодевайся и не светись на палубе пока. Лучше спустись к Билли в машинное, там помоги.
  Я нырнула в дверцу камбуза, а Дрейк, молниеносно развернувшись, уже раздавал команды налево-направо, согнав со штурвала чем-то не понравившегося ему рулевого и заняв его место.
  Быстро переодевшись, я нырнула в трюм, наказав Пиратику не отходить от капитана, чтобы в случае чего оперативно передать нам его команды. Да и Дымку уже пора бы сменить, и так, пока меня спасали, она одна за посыльного была.
  Билли был весь мокрый от пота. В машинном отделении царило пекло.
  - Билли, ты сколько угла в топку подкинул? - Я кинулась к манометру.
  - Дык, побольше, Морган приказал полную мощность выдать, - ответил матрос.
  - Блин, Билли, ты что, нас взорвать всех хочешь? - Давление в котле было на грани критического. - Ты же толковый мужик, неужели, не видел, что приборы показывают? Сказал бы, что это максимум и больше нельзя.
  - Дык, говорил я. Но Морган лично спустился и потребовал поддать пару.
  - Когда это он успел?
  - Да недавно совсем. Как раз перед тем, как у вас там стреляли наверху. Что произошло хоть? Нападение?
  - Ага, - я распахнула заслонку котла, стравливая лишнее давление. Еле успела отскочить от струи вырвавшегося из отверстия пара. Подула на обожженные пальцы. - Персональное. На меня.
  Я рассказала Билли историю своей встречи с синеглазым монстриком. Вместо того, чтобы посмеяться над моей паникой и внезапно прорезавшимся страхом высоты - кстати, поймала себя на мысли, что я уже готова над собой посмеяться - Билли озадаченно покачал головой.
  - Что? - Спросила я.
  - Это же серей был.
  - Эта тварюшка, которая схарчить меня пыталась? - Уточнила я.
  - Ну да. Только они не опасны, если на палубе не спать в одиночку. Они только на спящих нападают, с чего он на тебя полез.
  - Так он меня своей песней усыпил.
  - Вот это и странно. Их песни действуют только на женщин.
  - Это с какого перепугу? Тварюшки у нас гурманы что ли? Предпочитают мясцо понежнее?
  - Да нет, - Билли, похоже, был слегка удивлен моей неосведомленности. - Это мужиков они просто едят. Как и прочую, более мелкую, живность. У самих серей же только мужские особи имеются. Вот они и ищут себе дам среди других видов. Поймав, упаковывают в специальный кокон, и делают даме ребеночка. А тот выедает мамку изнутри, подрастая. Потом вылупляется. Думаешь, почему серейи как мешанина из разных существ выглядят? Им все равно, какого вида самка будет, главное, чтобы размер подходящий.
  Я поежилась. Да уж, перспективка. Если бы я о ней знала там, на шесте, то, наверное, запаниковала бы еще больше.
  - Так вот... Не должна была на тебя его песня подействовать, это бред какой-то, - подытожил Билли.
  - Да нет, как раз все правильно, - вздохнула я. Да чего уж там, и так уже почти все на корабле в курсе, что я девица. - Девушка я. Просто Дрейк думал, что вы все будете против женщины на корабле, вот и уговорила его меня за парня выдать. Очень уж хотелось настоящих приключений...
  - Тебе хотелось приключений, или кэпу хотелось тебя под боком? - Заржал Билли.
  Я стукнула его кулачком в плечо. Ну что за намеки? Мало того, что я - девушка приличная, так и капитан в мою сторону вроде как никаких таких даже намеков не допускал. А у этих только одно на уме.
  - Да ладно, тебе, я ж шутю, - Билли примирительно поднял свои лапищи. - Только странно это, что кэп пошел на то, чтобы экипаж обмануть, лишь бы девицу на борт протащить. У Дрейка Барни слава самого честного капитана, причем, не только среди пиратов.
  - Да мне самой странно... Просто, Дрейк почему-то решил, что вытащив однажды из передряги, он и дальше обязан обо мне заботиться.
  - То есть, история про дружбу с папой - тоже сказочка?
  - Ну... да. Но ты никому не говори, хорошо? Пусть думают, что это правда. Не хочу еще больше портить репутацию нашему капитану. Он этого не заслуживает.
  - Хорошо, но с тебя сладкий пирог на ужин, - подмигнул мне Билли.
  Сделала я пирог на ужин. Много пирогов. А еще Дрейк бочонок вина позволил откупорить. Мы праздновали прибытие. Куда - пока не понятно, но исследовать остров мы должны были с утра начать. Уже темнело, и капитан запретил покидать судно по темноте.
  Матросы веселились на палубе, вахтенные печально вздыхали, поглядывая на быстро убывающее вино в бочонке.
  Пикси наконец-то получили Дрейка в свое распоряжение и теперь уже почти терцию колдовали над ним, растянувшимся на узкой капитанской койке во весь рост.
  Я, под предлогом того, что стою на стреме, удобно расположилась в кресле за капитанским столом и строчила в своем дневнике, не забывая поглядывать одним глазом то на Дрейка, то на дверь. Дверь я закрыла на щеколду, но она была чисто символическая. Если с той стороны на дверь навалиться хорошенько, то щеколда попросту вылетит. А привычка врываться в капитанскую каюту без стука, распахивая дверь пинком, за некоторыми водилась. Это я про старпома. А ему вообще не обязательно знать, что здесь происходит. Может, ничего страшного бы и не случилось, застукай он нас, но мне Морган не нравился. И нечего его к секретам моего капитана подпускать.
  Кстати о секретах. Моя тетрадочка уже была почти наполовину исписана. Каждая странность капитана - тщательно и подробно законспектирована. А заодно и мои собственные приключения туда попали. Все-таки, скатилась я в написание обычного дневника. Нет, до 'дорогой дневник, сегодня я полночи вздыхала в подушку, не в силах побороть душевное томление' я пока не дошла в своей писанине, но парочка мыслей, которыми я не поделилась бы даже с пикси, в тетрадке уже имелась. Куда бы его перепрятать, чтобы Пиратик не нашел?
  - Держи, держи его! - В голосе Дымки прозвучала паника.
  - Не могу, оно ускользает!
  Дрейк выгнулся на койке дугой, из чипа в его ладони посыпались короткие злые молнии, а по руке вверх поползло голубоватое свечение. Я кинулась к нему, но приблизиться так и не сумела. В шаге от его тела воздух сгустился непроницаемым коконом. Оба пикси, которых выкинуло за пределы кокона, тщетно пытались пробиться за эту преграду.
  
  -35-
  - Дрейк! - Мы с пикси не оставляли попыток пробиться за невидимую, но такую прочную стенку воздушного кокона.
  - Что произошло? - Спросила я у Дымки.
  - Я не знаю, - расплакалась та. - Все шло хорошо, у нас начало получаться, а потом...
  А потом усики начали быстро расти. Так, будто когда Дрейк магию метки использует, но еще быстрее. Дымка с Пиратом попытались как-то приостановить этот рост, но безуспешно. От их усилий рост только ускорился, усики начали разветвляться. Что происходит сейчас за коконом, пикси определить не могли, но ничего хорошего не предполагали.
  Дрейк уже не дергался, лежал неподвижно, вытянувшись на спине. По его руке все еще бежали молнии, но они постепенно угасали. Молнии, как и кровоточащие порезы, проступившие по всей руке, доходили почти до плеча.
  - Это что, получается, мы срок на поиск сокровища сократили с десяти дней до нуля только что? - Ужаснулась я своей догадке.
  - Думаю, время до вечера у нас все-таки есть. Если ничего не трогать, - всхлипнула Дымка.
  - Значит, трогать не будем.
  - Но у нас почти получилось! Я уверена, что могу закончить.
  - Знаю, Дым, прости. Но мне жизнь капитана тоже дороже, чем желание продолжать эксперимент. Как скоро он очнется?
  - До утра - точно без вариантов. Мы его качественно усыпили, я сам этим занимался, - Пират выпятил грудь.
  - Прости, милый, но если так, то очнуться он должен довольно скоро, - облегченно рассмеялась я. - Ты не помнишь, как ты его в прошлый раз "качественно" усыпил?
  - Не, в этот раз я действительно постарался, - расстроенно покачал головой пикси. - Если эта штука, что в нем, не повлияет как-то, то спать ему до утра - как пить дать.
  - Вот и ладненько, - я полезла рыться в столе Дрейка.
  - Си-иг, - Пират подлетел ко мне поближе. - Что ты задумала?
  - Я? - Я сделала невинные глазки.
  - Ты. Я этот блеск в глазах знаю. Ты в курсе вообще, что из нас двоих я пикси?
  - Да заметила, - усмехнулась я, не совсем понимая, куда он ведет.
  - А это значит, что это я тебя должен во всякие неприятности втравливать, а ты - нас спасать. А получается всегда наоборот! - В голосе Пирата звучало неподдельное возмущение.
  - Да с чего ты взял, что я собираюсь нас куда-то втравить?
  - А зачем тебе карта?
  - А... - Я поспешно спрятала руку, в которой зажала искомое, за спину.
  - Сиг, не вздумай никуда идти без Дрейка, слышишь меня?
  - Но ведь он до самого утра в отключке будет! Это же куча времени даром пропадет!
  В общем, меня не пустили. Я попыталась сбежать внахалку, решив, что два пикси против большой меня ничего сделать не смогут. Смогли. И еще как. Оказывается, у наших пушистиков такие зубки, что давешний серей нервно курит в сторонке. Проверять, готовы ли они их против меня применить на практике, я не стала. Обиженно плюхнулась обратно в кресло. Открыв дневник, принялась снова в нем строчить, прикрывшись рукой от пикси. Да, дневник определенно нужно прятать получше. Ладно, там какие-то мысли, которыми делиться с окружающими не хотелось, прочитай кто - переживу. Разве что Дрейку этого лучше не видеть. Но я ведь совсем об осторожности забыла. Там же открытым текстом почти идет речь о том, что я из будущего. К примеру, про те же паровые двигатели. Когда я про них писала, то упомянула, свое удивление. Ведь их еще только изобретут через много лет. Да и про то, что подумала было поначалу, будто Дрейк и есть капитан Сильфар, который скоро откроет Южный архипелаг, а потом и еще половину обитаемых земель, тоже писала.
  Дрейк застонал, пошевелившись. С тихим звоном невидимый кокон пропал. Дымка, которая лежала прямо на нем, поближе к хозяину, шлепнулась капитану на живот. Я кинулась к нему. Пульс был на месте, дыхание - ровное, но просыпаться Дрейк не спешил. Может, и в самом деле, Пират его так качественно усыпил? Лучше я буду верить в это, чем думать, что бессознательное состояние Дрейка вызвано чипом.
  - Нужно порезы обработать, - спохватилась я.
  - Я сейчас залечу, - пикси, хором.
  - Нет уж. Никакого вашего магического вмешательства, пока не будем уверены, что метка на него не отреагирует, - отрезала я решительно.
  Пикси сникли. Пиратик, правда, попытался возразить, что это не магия, но я на него шикнула, отправив на камбуз за водой и аптечкой. Знаю, тяжело, но, если не дурак, разыщет Френки и попросит помочь.
  Пока попыталась просто стереть кровь многострадальным Дрейковым платком и разбудить капитана пощечинами. Ноль реакции.
  - Дым, а ты уверена, что он к утру очнется?
  - Нет, - всхлипнула Дымка. - Не в обиду Пиратику, но его усыплялка уже давно перестала действовать. По-моему, на Дрейка вообще ничего толком не действует.
  - Ты хочешь сказать, что он без сознания из-за метки?
  Истерика у пикси ничем не отличается от истерики у любой другой девочки. Теперь я понимаю, почему мужики так все боятся женских слез. Я тоже с большим удовольствием сбежала бы и порыдала сама где-нибудь в уголке, чем пыталась успокоить в конец расстроенную Дымку. Но я ее понимала. Ведь Дрейк для нее - не просто хозяин. Как я могла судить по нашим с Пиратом взаимоотношениям, пикси привязывались к тому, кого они выбрали, глубоко и всерьез. Случись что со мной, боюсь, Пиратик бы просто не выжил. Кстати. Пока его нет.
  - Ды-ым, - задумчиво протянула я. - Посуди сама: если Дрейк к утру не очнется, то поиском клада, да и всем на корабле, будет заправлять Морган. Так?
  - Так, - пикси от такой перспективы даже всхлипом очередным подавилась.
  - И ты понимаешь, что старпом вполне может и не отдать нужную нам штуковину, если та попадет в его руки?
  - Ой.
  - Тогда я пошла? - Я подхватила со стены висевшие там кортик и револьвер, засунула карту поглубже за пазуху. Подумав, прихватила еще и подзорную трубу и потопала к двери каюты.
  - Стой! - Спохватилась Дымка.
  Я ускорилась, надеясь выскочить за дверь и захлопнуть ее, прежде, чем пикси меня догонит.
  - Да подожди ты, - малышка все-таки успела к двери раньше меня. - На, держи, там темно, - мне протянули "фонарик".
  - Позаботься о капитане, - шепнула я с благодарностью. - И за Пиратом присмотри, пока меня нет. Я постараюсь побыстрее. Есть одна идея, где может клад быть. Мне кажется, я знаю, что это за остров. Есть на нем одна аномальная зона...
  На палубе царила тишина. Вахтенные, оставленные сторожить на ночь, клевали носом. Остальные матросы, приговорив бочонок вина, давно уже расползлись по спальным местам. Кое-кто даже не дополз, и уснул прямо на палубе - я споткнулась о Френки и, не удержавшись на ногах, растянулась прямо на нем.
  - Сиг, ты мне тоже очень нравишься, - сонно пробормотал боцман, - но, боюсь, кэп против будет. У него у самого виды.
  - Спи, Френки, не мели ерунды. Я быстренько за кладом сбегаю и вернусь, - пробормотала я, сползая с благоухающего перегаром боцмана.
  Уже спустившись по канату на остров, я вспомнила, что так и оставила свой дневник лежать на столе в капитанской каюте.
  
  -36-
  Остров оказался поросшим настоящими джунглями. Я сто раз пожалела, что не догадалась прихватить с собой компас. Хотя, чем бы он мне помог? Я же городская девочка, пусть и из маленького городка. Так что ориентировка на незнакомой местности, поросшей не домами и модными магазинами, а густым лесом, для меня была чем-то из разряда нереального. Примерно, как магистерскую дипломную работу на первом курсе написать, только сложнее. Да и чем мог мне компас помочь, положа руку на сердце? Я же не знала, с какой стороны острова мы причалили.
  Зато знала, к какому именно острову мы причалили, и это было уже немало. Остров Сокровищ. Да-да. Тот самый, ради которого и перлись туристы в ненужные земли, пропадая пачками. Тут имелась одна интересная достопримечательность - прямо в центре острова. Каменный круг. А точнее, спираль. Огромные валуны выстроились в гигантскую спираль. Внешние камни были в несколько сильфовых ростов высотой, но к центру они постепенно мельчали. Центральный был чуть выше среднего сильфа. Дрейк, наверное, сможет, не взлетая, рассмотреть его вершину. Я фотки этой спирали видела - захватывающее зрелище. И совсем не похоже на творение рук. Валуны, при всей, казалось бы, упорядоченности спирали, выглядели совсем разными. Мне каменная спираль всегда напоминала сердцевину цветка камомилы, только та более плотно закручена. Думалось, вот вылазят валуны из земли по центру спирали, подвигая собратьев вперед, к краям. А те, по мере продвижения наружу, подрастают. Кстати, это не просто мои фантазии были, существовала такая теория среди энтузиастов. Они даже прозвали спираль Каменным Цветком. Правда, доказательств такой теории было мизер, да и те - хлипкие. Якобы, на более ранних снимках количество камней было меньшим, да и расположение отличалось. Но снимки были нечеткие, и точно сказать никто не мог. А с тех пор, как ненужные земли закрыли для посещений, проверить, не появились ли новые камни, не представлялось возможным.
  Еще одной байкой, из-за которой остров и получил свое название, была легенда о пиратском кладе, зарытом в самом центре этого лабиринта. Вот у нее, как я теперь понимала, были самые, что ни есть, реальные основания. Не знаю, от кого просочились сведения, возможно, от кого-то из наших матросов и просочились. Легенде явно не одна сотня лет. Про того же Сиг Мару была сказка, как он эти сокровища искал. Только вот не говорилось в легенде, пересказываемой туристами, ничего о том, что клад был давно найден. Об этом мне думать не хотелось. Ведь, если клад не нашли, то...
  В общем, да. Подзорную трубу я не зря прихватила. А еще, оказывается, у меня талант к лазанию по деревьям. Прорезался. После четвертого или пятого дерева, на которое мне пришлось забраться, чтобы с его вершины определить направление. Валуны Каменного Цветка, оказывается, были беленькие, ну или выглядели таковыми в темноте. И слегка светились, отражая свет звезд. Так что рассмотреть их, даже ночью, проблем не возникло. Проблемы возникли с передвижением. В лесу было темно, хоть глаз выколи. Фонарик Дымки помогал, конечно, но за пределами пятна яркого света, даваемого им, лесная темнота казалась еще страшнее. А еще убивал густой подлесок, через который приходилось продираться, а порой и прорубаться, орудуя Дрейковым ножом. Однако, упорно сжав зубы и обмотав платком стертую рукояткой ножа в кровь ладонь, я топала вперед. К рассвету я уже могла рассмотреть трещины на камнях и пересчитать валуны невооруженным глазом, когда взбиралась на очередное дерево, чтобы сверить направление. Вот если бы я летать умела! Тогда путь до Каменного Цветка занял бы в разы меньше времени. А время поджимало.
  Еще меня очень смущала речушка, которая поблескивала между мной и целью моего путешествия. Точнее, начала смущать, когда я ее наконец-то смогла как следует рассмотреть с рассветом. Речка была неширокой, шагов двадцать, но бурной, и, судя по всему, глубокой. Если придется преодолевать ее вплавь, кто знает, куда утащит меня течение. Речка дугой опоясывала Каменный Цветок и терялась из виду где-то за ним.
  Вот я дура. Почему было не прихватить с корабля какой-нибудь провизии, а главное - воды? Хотя, нет, все верно, я же Пирата на кабуз услала, чтобы он мне не помешал сбежать. Было бы глупо являться туда вслед за ним в поисках провианта в дорогу. Но без воды было не весело. Губы у меня пересохли и потрескались. А это еще утро раннее. Днем, когда ударит жара, будет еще хуже. И как нажло, ни одного ручейка на пути. Ну ничего, до речки дойду - напьюсь. Думать о том, что я могу с этой нефильтрованной и некипяченой водой подхватить, сейчас не хотелось. Что бы там ни было, последствия будут позже, а пить хотелось уже. Речка была уже совсем близко. Ее бурная поверхность уже поблескивала между деревьями.
  На берег я буквально повалилась, свешиваясь с прочного, поросшего травой, глинистого берега к самой воде. Блаженно зачерпнула ладонями воды, поднесла ко рту... Отплевывалась я долго. Речка оказалась соленой. Очень соленой. Такой соленой, что свари я на этой воде суп, меня бы все дружно за пересол ругали.
  Ладно. Раз с утолением жажды не слодилось, нужно просто побыстрее дело сделать и вернуться на "Мечту". Перебраться на другой берег было задачей непростой, но выполнимой. Я находилась на внешней части дуги, образованной речкой. Внутренний ее берег казался отсюда вполне пологим. К тому же, многочисленная трава и кусты, покрывавшие его, давали возможность выбраться на берег, хватаясь за них. А вот с возвращением обратно могли возникнуть проблемы. Мой берег был крутым, да к тому же еще и состоял из очень скользкой глины. На такой не выбраться и из спокойной воды. Не говоря уже о речке с бурным течением, да еще и с грузом, который, как я надеялась, у меня появится. Вот, если бы веревку привязать к одному из выглядящих достаточно прочными деревьев, растущих почти у самого обрыва. Но вот веревку я прихватить с собой как раз и не догадалась, башка дырявая. Пришлось возвращаться в джунгли и искать лиану подлиннее и попрочнее. Нашла. Но добраться до вершины дерева, с которого она свешивалась, не представлялось реальным. Это было драконье дерево. Да-да, то самое, которое назвали так из-за шипов, покрывающих гладкий ровный ствол. Точь-в-точь, как шипы на шкурке луговых дракончиков. Дерево вырабатывало очень едкий сок, который, стоило оцарапаться о шип, проникал в ранку и начинал дико печь. В общем-то не страшно, но больно и, если вовремя не промыть, могло вылиться в весьма долго и неприятно заживающую язву. Короче, лезть на такое дерево было крайне неразумно. Подумав, достала револьвер. Шесть зарядов, все на месте, в этом я была уверена. Дрейк всегда держал оружие в идеальном порядке и полностью заряженным. Значит, у меня шесть попыток.
  Первую я позорно просрала. По-другому не скажешь. Пуля улетела куда-то вбок, даже не задев лиану, в которую я целилась. Рука после нескольких терций непрерывного прорубания через подлесок, тряслась. Пришлось перехватить револьвер двумя руками. Так было гораздо устойчивее. Вторая пуля врезалась в ствол всего в половине ладони от места, где к нему крепилась лиана. На третьем выстреле я постаралась задержать дыхание. Бинго! Пуля попала точно в лиану. Правда, толку от этого. Лиана оказалась слишком толстой, чтобы ее можно было перебить всего одним выстрелом. Вторая пуля тоже легла точно в цель. Ну же. Еще один выстрел, и у меня будет веревка! Пятый выстел - мимо. Так. Не дышать. Не волноваться. Я - снайпер. Я смогу. Шестая пуля покинула ствол. Я зажмурилась, ожидая, что сейчас на меня свалится конец вожделенной растительной веревки. А фиг вам. Лиану-то я пепебила. Но вот, как оказалось, она еще какими-то усиками за ствол зацепилась и падать не хотела ни в какую. Пришлось еще полтерции висеть на ней, прыгая и раскачиваясь, оглашая лес дикими воплями. А что, имею право подурачиться немного.
  Вернувшись на берег, закрепила лиану на одном из прибрежных деревьев, свесив конец в воду. Теперь главное не промахнуться, когда буду обратно перебираться.
  Скинула сапоги. Подумав, сняла штаны с рубашкой. Завернула револьвер и подзорную трубу в штаны с рубахой, запихнула сверток в голенище. Нож засунула под резинку трусов. Подумав еще раз, вытащила рубашку, завязав нож в нее, а саму рубашку привязала наискосок поперек груди. Так она движения в воде стеснять не будет, да и нож меньше шансов потерять. А на обратном пути упакую находку в рубашку. Не в руках же ее тащить, руками мне грести придется. Глянув еще раз на течение, подумала, что грести придется еще и крыльями.
  Взвизгнув, нырнула в ледяную воду. Ну, это я когда уже нырнула, поняла, что вода холодная. А еще, что течение быстрее, чем мне казалось. И на разной глубине - разное.
  Стоило мне отплыть на несколько гребков от берега, как нижнее течение ухватило меня за ноги и потянуло. Я пыталась бороться, даже удалось пару раз вынырнуть на поверхность и глотнуть воздуха. Но силы были явно неравны, и после особенно резкого рывка вниз, на поверхность выплыть мне уже не удалось. Легкие рвало от желания вдохнуть, а лучи яркого утреннего солнца тускнели, теряясь в толще мутной воды. Или это у меня в глазах темнело от нехватки воздуха?
  
  -37-
  Фыркая и отплевываясь, я выбралась на берег. Соленая вода щипала глаза. Все-таки открывать глаза было ошибкой. Но как по-другому мне было понять, где путь к спасению?
  Утащившее меня подводное течение вело к подводному же водопаду. Поток воды лился из отверстия в своде пещеры, в которой я оказалась, прямо в небольшое круглое озерцо, занимавшее большую ее часть. Поразительно, что вся вода из речки сюда не сливалась: отверстие было достаточно большим, чтобы течение без труда протащило меня сквозь него, даже не поцарапав особо о камни.
  Свод пещеры пронизывали лучи света, струившегося сквозь тонкие, не более, чем в руку толщиной, отверстия. Отверстия располагались по спирали. Расположенные ближе к центру спирали отверстия имели заметно меньший диаметр, чем те, что снаружи. Что-то мне это расположение напоминало. Точно! Валуны Каменного Цветка. Судя по глубине, на которую уходили в камень отверстия, они проходили прямо сквозь валуны. Интересно, если посмотреть на валуны сверху, то можно будет в пещеру заглянуть?
  В потоках льющегося сверху света, стены, пол и свод пещеры играли всеми цветами радуги. Да что там - играли. Они переливались миллионом разноцветных искорок. Да уж. Дрейков дед не шутил, когда говорил, что клад состоит из самоцветов. Только забыл упомянуть самую малость: желающему заполучить этот клад предстояло изрядно помахать киркой, добывая камушки. Попыталась пальцами выломать один голубенький. Кристалл сидел прочно и выламываться не спешил. Ну и ладно. Я здесь не за сокровищами. Мне нужна таинственная штуковина, которую Дрейк должен доставить туда-не-знаю куда. Надеюсь, что он знает. Из недомолвок капитана я поняла, что старик не успел поделиться с ним этой ценной информацией, но намекнул, что как только штуковина окажется в руках у кэпа, тот поймет, что с ней делать дальше.
  Итак, дело за малым: разыскать иголку в стоге сена. А точнее, неизвестно как выглядящую штуковину в громадной пещере, полной драгоценных камней. В их естественной среде обитания, так сказать. Проще пареной ниппы. Ищем предмет явно искусственного происхождения, всего делов-то. С поиском проблемка возникла, технического характера. Нет, я понимаю, что плыть в сапогах было бы неудобно. Тут у меня к себе претензий нет. Но вот подумать, что там, куда я приплыву, разгуливать босиком будет еще неудобнее - я не подумала. И теперь ойкала и айкала, пробираясь по жестким камням, грани которых пребольно резали мне ступни. Пришлось пожертвовать рубашкой, соорудив из нее нечто вроде портянок. Хорошо, хоть, после конфуза с ее предшественницей, погибшей в неравном бою с хвостом серейя, я догадалась поддеть под рубашку свою любимую маечку. Так что возвращаться в неприличном виде на корабль к сотне мужиков, истосковавшихся по женским прелестям, мне не придется. Вернусь в условно-приличном.
  Пещеру я уже обошла по периметру дважды. Никаких признаков искомого. Девственная, нетронутая природа. Точнее, геология. В пещере даже вездесущих корней не было. Хотя, как правило, корни деревьев пронизывали твердь островов насквозь, являясь связующим звеном, удерживающих острова от самопроизвольного разламывания в воздухе. В мое время инженеры использовали подобный принцип, создавая легкие и прочные металлические панели, из которых собирали корпуса суден. Удивительно, сколькому можно научиться у природы!
  Итак, остается одно: нырять. Я уже обыскала все, кроме дна озера. Вода, хоть и была прозрачной, дно рассмотреть с берега не позволяла. Слишком быстро тусклый свет, проникающий в пещеру через потолочные отверстия, терялся в ее толще. Страдальчески вздохнула, закатив глаза к потолку. И замерла. В отверстии центрального валуна что-то виднелось. Предмет был достаточно плоский, повернутый ребром, и потому свет почти не перекрывал. Если бы я не посмотрела вверх, стоя прямо под ним, я бы так его никогда и не заметила. Похоже, что штуковину кинули в отверстие сверху, но она застряла в узкой щели, не пролетев насквозь. Надеюсь, что не намертво. Обращенная ко мне грань штуковины отливала серебряным металлическим блеском, а вниз от нее свешивалась тонкая серебристая цепочка, выглядывая из отверстия не более, чем на ладонь. Достаточно, чтобы ухватиться и попытаться вытащить искомое. Как бы до нее еще дотянуться? Свод пещеры располагался на высоте около двух моих ростов.
  Может, попытаться сбить ее ножом? М-да. Плохая идея была. От летящего прямо в лицо ножа, я едва увернулась. Жалобно тренькнув лезвием, нож высек искру, отскакивая от пола, и булькнул в озерцо. Прощай, ножичек. Ох и влетит же мне от Дрейка! Этот его любимый был. Вроде как фамильный, от деда-пирата доставшийся. Ну и пусть влетает. Если спасу капитана, я согласна на любое наказание. Пусть он даже со мной вообще разговаривать перестанет.
  Оставалось только прыгать. Чем я и занялась, активно помогая себе крыльями. Приземляться, даже несмотря на портянки, было больно, но это мелочи. С каждым прыжком подлететь удавалось все выше, хоть и не настолько высоко, чтобы достать до конца цепочки. Стиснув зубы, я отчаянно замахала крыльями. Взмах, другой, третий. Показалось, что я уловила ритм. Подпрыгнув изо всех сил, я хлопала своими ярко-голубыми атавизмами, стараясь не суетиться и двигаться ритмично. Вот воздух затвердел под крыльями, я оттолкнулась от него, выворачивая суставы. Пальцы коснулись конца цепочки, мертвой хваткой сжимаясь на ней. Левое крыло подвернулось, и опору воздуха я потеряла. Но цепочку не выпустила, успев продеть кисть через ее петлю. Повисла всей своей тяжестью на цепочке. Блин, больно-то как! Тонкие звенья впивались в ладонь. Только бы цепочка не порвалась!
  Вверху что-то хрупнуло, крякнуло, заскрежетало. Я полетела на землю. По лбу меня стукнул какой-то довольно увесистый гладкий предмет, на голову посыпались мелкие камешки, веточки и прочий мусор, забивая глаза.
  Когда мне удалось проморгаться от попавшего в глаза сора, я сумела рассмотреть доставшийся мне приз за лучшие прыжки в высоту. Это был не очень большой и достаточно легкий медальон на тонкой серебряной цепочке. Серебряную крышку украшали иероглифы, похожие на те, что красовались на Дрейковом чипе. Медальон также, как и чип, имел шестиугольную форму. Сходство между ними определенно прослеживалось. Пиратик бы наверняка определил медальон как "штуковину фейри". Повертев медальон в руках, я нащупала небольшую кнопочку на его боку. Само собой, нажала. С мелодичным звуком крышечка откинулась, открывая моему взгляду... компасс. Обычный, банальный компасс. Да, очень искусно сделанный. Стрелка была тонюсенькая, филирганная. Стороны света были выгравированы прямо в корпусе. Все это прикрывало впаянное в корпус удивительно прозрачное - без единой царапинки - стекло с легким серебристым отливом. Красота! Только вот, на первый взгляд так и не скажешь, что клад. Обычная побрякушка.
  Ладно, хватит любоваться. Пора на выход. Время поджимало. Тут, в пещере, я провозилась пару терций, не меньше. Солнце снаружи уже, наверное, к зениту подбирается. Как бы Дрейк там не очнулся и чудить без меня не начал. Выход я приметила еще на первом "кругу почета", нарезаемом по пещере. Там, где свод соединялся с одной из стен, под самым потолком, виднелся узкий лаз. Взрослому сильфу вряд ли протиснуться, но мне, с моим субтильным телосложением, попытаться стоило. Кстати, если я ничего не путаю, я даже по нужную сторону реки выползу. Накинула цепочку медальона-компаса на шею. Благо, она была достаточно длинной, чтобы без проблем налезть через голову. Сам медальон сунула в вырез майки, дабы не болтался и ни за что не цеплялся.
  Прыгая с уступа на уступ, подобралась поближе к отверстию и полезла. Почва была глинистая, так что на этот раз я даже бока почти не ободрала. Зато вывозилась вся, как чушка. Выбравшись на поверхность, встала, пытаясь хоть немного отрахнуться. Поняв бесполезность своих усилий, с печальным вздохом выпрямилась, чтобы уткнуться носом прямо в дуло смотревшего мне в лицо револьвера.
  - Ну что, Сиг Мара, нашла сокровища? - Осведомился Морган.
  
  -38-
  Я с трудом отвела глаза от револьверного дула, оглядывая встречающих. Дрейка среди них не было. Как и Френки, или вообще кого-либо из матросов, с которыми я была хорошо знакома. Были только приспешники Моргана - те, которые пришли к нам вместе с ним, и еще несколько, примкнувших к их шайке позже. У меня сердце екнуло. Если они здесь, то с капитаном что-то случилось. Будь он в сознании и в порядке, то пришел бы сам, Моргана бы на судне оставил за старшего.
  - Что с Дрейком?
  - Я же говорил - шлюшка это капитанская. На нее ствол наставили, а ее судьба ее полюбовничка волнует, - заржал бесцветно-блондинистый детина, обнажив щербатые зубы. По имени я его не помнила, зато по выбитому зубу узнала. Был у нас с ним как-то конфликт из-за добавки, которую он требовал, не дожидаясь, пока все по первой порции получат. Салли тогда ему красиво в глаз засветил, а я половником по зубам добавила. Влетело от капитана тогда всем троим, но нам с Салли, в силу нашей повышенной пищевой ценности, нарядов вне очереди не досталось. А этой моли бледной - досталось. Вот у него с тех пор на меня зуб и был. Точнее, зуба у него по моей вине не доставало.
  - Не суйся, Джонни. Так как насчет клада, крошка? - Морган ткнул дулом мне прямо в щеку, плавно проведя по ней вниз, пока револьвер не уткнулся под подбородок, вынуждая поднять голову и посмотреть прямо в глаза старпому.
  - Не нашла, - развела руками я. - Или пустышка эта капитанская карта, или мы не на тот остров приплыли, который нужен.
  - И почему я тебе не верю? - Задумчиво протянул Морган, возводя очи к небу. - Обыскать ее.
  - Морган, ты идиот? - Возмутилась я. - Куда я, по-твоему, сокровища засуну? В трусы то ли?
  - А кто тебя знает? Обыскивайте, - Морган дернул револьвером, отступая на шаг. - И предупреждаю, МАЛЫШ, - издевательски передразнил он капитана, - рыпнешься - я стреляю без предупреждения.
  Ну что же, могу и не рыпаться. Сокровищ у меня все равно при себе нет. Лишь бы медальон с компасом их не заинтересовал. Впрочем, серебристый металл выглядел весьма пошарпанным, и медальон не создавал впечатления ценной вещицы, авось, не обратят внимания.
  - Это что за цацка? - Моль блондинистая запустил мне пальцы в декольте и выудил оттуда медальон, попутно ощупав все, что нельзя.
  - Бабушкин медальон, - буркнула я, холодея.
  - Да вижу, что не драгоценное ожерелье, - заржал щербатый.
  - Отдай, - я попыталась вырвать медальон из его лап.
  - Себе, что ли забрать, - задумчиво протянул блондинчик, перетягивая медальон на себя. Цепочка больно врезалась в шею, но я вцепилась в нее обеими руками, чуть не плача.
  - Да оставь ты побрякушку девчонке, Джонни, - раздраженно бросил Морган. - Время теряем только. Карта у нас, корабль - тоже, возвращаемся и продолжим поиски. На, оденься, не позорься, - в меня полетели мои штаны. Те самые, голубые, с так и не отстиравшимся пятном на коленке, в которых я попала в это время.
  - А сапоги, - заикнулась я.
  - Обойдешься. Не хватало, чтобы ты сбежала по дороге. Ты, деточка, нам еще пригодишься. Глядишь, капитан посговорчивее станет, когда начнем тебе пальчики ломать и крылышки дырявить. А то уж больно он с утра буйный, насилу успокоили.
  Я постаралась не подавать виду, как меня обрадовали слова старпома-предателя. Раз буйный, значит очнулся. А раз успокоить смогли, Дрейк чип-метку догадался не применять, значит, времени у нас по-прежнему до заката. Теперь я переживала в основном за пикси. Про них Морган не сказал ни слова. А Дымка не бросила бы хозяина в беде, встала бы на защиту. Ну, а мой Пират ради своей дамы сердца тоже не стал бы в кустах отсиживаться.
  Обратная дорога заняла гораздо меньше времени, чем мое путешествие к Каменному Цветку. По пути удалось выяснить, как меня Морган сотоварищи отыскали. Оказывается, по звуку. Сперва выстрелы услышали, а потом и вопли, когда я на лиане раскачивалась. Да и прорубленная мной просека не хуже карты дорогу указала. Не найдя никого на берегу, они уже решали, как бы переправиться с наименьшими затратами сил, как тут я вылезла из-под земли прямо им в руки.
  Пробираясь по узкому лазу, портянки я потеряла. Топать по джунглям босиком приятного было мало. Ноги, и без того поцарапанные о камушки в пещере, сбила вконец. Кстати о камушках. Здорово все-таки, что мне не удалось отколупать ни одного на память. Знай Морган, что клад-таки на этом острове, да еще и у него под носом, точно решил бы, что ни я, ни капитан, ни наиболее преданные Дрейку сильфы, ему больше не нужны. В лучшем случае, нас бросили бы на этом острове, отчаливая, а в худшем - перебили бы всех.
  Пока мы дошли, погода испортилась. Поднимался сильный ветер. Картина на "Мечте" была удручающая. Матросы жались по углам, избегая смотреть мне в глаза. Френки, Салли, Билли, Сквозняк, и еще с десяток самых преданных Дрейку людей были связаны и заперты в трюме. Пикси, кстати, тоже там. Сам капитан, обмотанный веревками так, что больше походил на кокон шелкопряда, чем на сильфа, стоял, привязанный к грот-мачте. Лицо его выглядело неестественно бледным. То ли от туго перетягивающих грудь веревок, не дававших нормально дышать, то ли от действия чипа на организм. Лучше пусть будет первое.
  Увидев меня, Дрейк скривился. И вот что эта его гримаса должна означать? Что он не рад, что я попалась Моргану, или что в принципе не рад меня видеть?
  - Ну что, кэп, поговорим теперь более конкретно? - Морган потирал руки, явно рассчитывая, что при виде меня Дрейк мигом сдастся и выполнит все, что ни потребует от него старпом. По-моему, он слегка переоценивает силу моего обаяния. Да и капитан, вроде бы, повода никогда не давал подумать, что я ему чем-то важнее того же Френки. Так что, мне кажется, что Морган в пролете.
  - О чем ты хочешь поговорить? - Устало спросил Дрейк.
  - Это не тот остров. И я хочу, чтобы ты показал мне тот, на котором реально спрятаны сокровища.
  - Не тот? - Дрейк был удивлен. Зыркнул вопросительно на меня. Я покачала головой, делая страшные глаза, мол тот, тот, просто Морган идиот. Указала глазами на медальон, болтавшийся на шее. Дрейк понятливо моргнул. - Ну так, а чего ты от меня хочешь? Я ведь и сам был уверен, что тот.
  - А я уверен, что ты знаешь гораздо больше, чем говоришь нам, и даже если на этот раз ты с островом ошибся, то имеешь все шансы ошибку нынешнюю учесть и найти таки правильный остров.
  - И с чего ты взял, что я захочу тебе помогать? После того, как ты фактически захватил мое судно...
  - Если ты не будешь сотрудничать, то девчонка полетит за борт.
  Дрейк кивнул, задумчиво глядя на меня. Ох не нравится мне этот взгляд...
  - Скидывайте, - бросил Моргану равнодушно.
  Я задохнулась от возмущения. Стоп. Сиг, возьми себя в руки. А чего ты ждала? Что капитан бросится тебя выгораживать, рискуя собой? Да, кок ты неплохой, инженер - хороший. Но Салли готовит не хуже, а Билли вполне сносно управляется с двигателями 'Мечты' и без тебя. А вот во всякие передряги, из которых без посторонней помощи не выпутаться, они встревают гораздо реже, чем ты. Сплошная выгода, если Морган поможет от тебя наконец-то избавиться.
  Подняв взгляд на Дрейка, поняла, что глупость я сейчас подумала. И переживать мне следует совершенно по другому поводу. Капитан, стараясь действовать незаметно, стягивал перчатку с правой руки.
  - Хорошо, - Морган телодвижений кэпа не замечал. - За борт ее.
  - Стойте, - вскричала я, трагически заламывая руки и незаметно стягивая цепочку с медальоном с шеи. Сама поразилась ловкости своих рук: по-моему, никто не заметил. Зажала медальон в кулаке. - А можно... Того. Последнее желание, - я скромно потупила глазки.
  - Это какое же? - Морган презрительно сощурился.
  - Поцеловать... капитана... на прощание, - так, скромно тупим глазки, очаровательно краснеем... Покрасннла я вполне натурально, когда увидела, какими глазами на меня Дрейк смотрит. Это что же он теперь обо мне думать будет? Впрочем, какая мне разница, все равно за борт сейчас скинут. А медальон передать нужно, и предупредить, чтобы не вздумал чудить с молниями своими.
  - Валяй, а мы полюбуемся. - заржал Морган, остальные подхватили, приготовившись к предстоящему зрелищу.
  Вот серьезно, если бы мне не нужно было к Дрейку подобраться, после такого разрешения, целоваться с кем бы то ни было мне точно бы перехотелось.
  Стиснув зубы и гордо задрав подбородок, подошла к капитану. Встала на носочки, притягивая его голову. Заодно и медальон надела. Ну, а потом пришлось целовать, чтобы не палиться. А этот... на поцелуй ответил! Да еще и как.
  С трудом отдышавшись, шепнула ему на ухо: "Не вздумай. Если ты сейчас активируешь чип... метку, то варианта от нее избавиться у тебя больше не будет."
  Решительно развернувшись, прошлепала босыми ногами к борту, одним прыжком вскочила на него. Ветер трепал давно выбившиеся из хвоста волосы, а прямо под днищем "Мечты" разворачивалась на удивление знакомая воронка шторма. Стиснув зубы, сделала шаг. Уже падая, успела боковым зрением заметить вспышки молний на палубе. Идио-о-от...
  
  -Эпилог-
  Перед глазами промелькнул край свежеобнажившейся земли и пропал далеко вверху. Нижняя сторона университетского острова топорщилась корнями, в которых запутались обрывки облаков. Прямо под моими ногами раскручивалась воронка шторма.
  Я отчаянно замахала крыльями. Левое больно вывернулось, но я взяла себя в руки, выравнивая дыхание. И-и-раз, дав, три-и-и. Взмах. Второй. Вот воздух под крыльями сгущается, давая опору крыльям. Я лечу! Заорала от восторга. По моей голове попало что-то твердое. Машинально схватила прилетевший предмет, оказавшийся энциклопедией.
  К моменту, когда я добралась до твердой земли, плечи мои гудели, крылья отваливались. Но я была счастлива. Я летала! По-настоящему, как Дрейк. При мысле о капитане, вся моя радость улетучилась. Как он там? Сумел доставить медальон-компас по назначению вовремя? После того, что он устроил на палубе, "Мечты", это оставалось последним шансом.
  Я бездумно вертела в руках энциклопедию. Книга легла мне на колени, раскрывшись на странице с портретом капитана Сильфара. Я замерла, пораженная. И как я могла такой слепой быть? Капитан ослепительно улыбался мне с глянцевой страницы энциклопедии. Белозубая улыбка. Яркие черные глаза. Иссиня-черные волосы, собранные в низкий хвост. Куча серебряных колечек и амулетов в левом ухе. Черный бархат крыльев. Перчатка на правой руке, лежащей на рукояти сабли. Черная вязь татуировок на лице. Я провела по картинке пальцем. Вот, голова хищной птицы вокруг глаза. Вертикальная полоска непонятных символов, проходящая по правой стороне лица, от лба до подбородка. Кайт, свернувшийся кольцами на второй щеке. И еще куча незнакомых мне картинок. С портрета на меня смотрел Дрейк. Да, сильно искаженный художником. Да, немного постарше, чем я его помнила. Но в том, что это именно Дрейк, сомнений у меня не было.
  - Ну привет, капитан Сильфар, - улыбнулась я портрету.
  
  
  
  Конец первой книги.
  
  Вторая тут: "Системы навигации судов дальнего следования. Практикум"
Оценка: 9.42*24  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Amazonka "Драконья нежность." (Любовная фантастика) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | А.Минаева "Дыхание магии" (Приключенческое фэнтези) | | А.Масягина "Пузожители" (Современный любовный роман) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовное фэнтези) | | К.Воронцова "Найти себя" (Фэнтези) | | Е.Гичко "Плата за мир" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Сбежавшая игрушка" (Любовное фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | Е.Бакулина "Невеста Чёрного Ворона" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"