Товаров Борис Алексеевич: другие произведения.

Сталинизм и Еспч

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Никакая социопатия не обходится нынче без бескомпромиссной борьбой с репрессиями,причем это как правило речь идет о событиях давно канувших в Лету.Дня не проходит чтобы люди из телеящика не услышали о несчастном понесшем несправедливые наказания при "проклятых большевиках",или увидел какой-нибудь душещипательный фильм о скрозьневиновных сидельцах. Народу это уже набило оскомину, молодежью это все воспринимается как : "Людочка,вы слышали новость? Эмиль Золя угорел." Да что там молодежь, уже и люди постарше понимают что тезис о том , что "что тупые и дикие совки под руководством сатрапов-большевиков и лично кровавого тирана и великого гения товарища сралена разгромили просвещенных европейских фашистов,которые варили прекрасное баварское пиво ,а так же и чудесный ароматный парфюм из их бабушек и дедушек." как то отдаёт паранойей.
  Но есть еще престарелые борцы национал-либерального фронта, которые готовы эту прокисшую байду и дальше пережевывать. Но каковы на самом убеждения этих ископаемых крысничков?
  
  Тут в инете бушует своим атисоветизмом некий П.В. Мажос. Знаменитая личность! Знаменит он тем ,что пытался посадить несколько чудаков, которые по их утверждению мешали старенькому Паше ругаться матом. Вот каковы обстоятельства.
  
  Дело "Манжос против России" (жалоба ? 64752/09)
  ДЕЛО "МАНЖОС ПРОТИВ РОССИИ"
  
  (жалоба N 64752/09)
  
  ПОСТАНОВЛЕНИЕ
  
  СТРАСБУРГ
  
  Вынесено 24 мая 2016 г.
  Вступило в силу 24 августа 2016 г.
  
  Настоящее постановление вступило в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.
  
  По делу "Манжос против России",
  Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:
  Луис Лопес Герра, Председатель,
  Хелена Йедерблом,
  Хелен Келлер,
  Дмитрий Дедов,
  Бранко Лубарда,
  Пере Пастор Виланова,
  Алена Полачкова, судьи,
  а также Стефен Филлипс, Секретарь Секции,
  
  проведя 3 мая 2016 года заседание за закрытыми дверями,
  вынес следующее постановление, утвержденное в вышеуказанный день.
  
  
  ПРОЦЕДУРА
  
  1. Дело было возбуждено по жалобе (N 64752/09) против Российской Федерации, поступившей в Европейский Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - "Конвенция") от гражданина Российской Федерации Павла Васильевича Манжоса (далее - "заявитель") 20 ноября 2009 года.
  2. Интересы заявителя, которому была оказана правовая помощь, представляла О. Гнездилова - адвокат, практикующий в г. Воронеже. Интересы властей Российской Федерации (далее - "власти") представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.
  3. Заявитель, в частности, утверждал, что во время содержания в отделении милиции он подвергался жестокому обращению, и что внутригосударственные органы власти не провели эффективного расследования.
  4. 11 февраля 2011 года жалоба была коммуницирована властям.
  
  ФАКТЫ
  
  1. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
  
  5. Заявитель, 1956 года рождения, проживает в городе Воронеже.
  6. 7 марта 2008 года заявитель был задержан и доставлен в Отдел внутренних дел Центрального района г. Воронежа (далее - "Центральный ОВД") за использование нецензурной брани в общественном месте. Он утверждал, что после допроса сотрудники милиции подвергли его жестокому обращению. В частности, они надели на него наручники, скрутив ему руки за спину, подняли наручники так, что он мог стоять только на носках, приковали его наручниками к металлическим прутьям и нанесли ему несколько ударов по лицу и груди. Через несколько часов заявителя освободили.
  7. 8 марта 2008 года заявитель обратился в Городскую клиническую больницу N 2 города Воронежа (далее - "городская больница"). Во время осмотра заявителя врач отметил гематому на левой стороне грудной клетки.
  8. 10 марта 2008 года заявитель был осмотрен в Воронежском областном бюро судебно-медицинской экспертизы, где кроме указанной гематомы у него были обнаружены гематомы в области правого глаза и на правом запястье, а также царапины в левой части лба и на обоих запястьях, причиненные тупым твердым предметом. В заключении был отражен период времени, в который могли быть причинены эти повреждения - "от одного до трех дней назад", "возможно 7 марта 2008 года, как утверждает [заявитель]". Также в нем был сделан вывод о том, что рассматриваемые телесные повреждения не повлекли тяжкого вреда здоровью или к инвалидности.
  9. 11 марта 2008 года заявитель обратился в местную поликлинику N 4, в которой у него диагностировали развитие периартрита в результате травмы запястных суставов.
  10. 19 марта 2008 года заявитель подал жалобу в Следственный отдел по Центральному району г. Воронежа Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Воронежской области (далее - "районный следственный отдел"), ходатайствуя о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, которые жестоко с ним обращались в Центральном ОВД 7 марта 2008 года.
  11. 23 марта 2008 года следователь районного следственного отдела вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия признаков преступления.
  12. 24 апреля 2008 года вышеуказанное постановление было отменено заместителем начальника районного следственного отдела как необоснованное, и материалы дела были направлены для проведения дополнительной проверки.
  13. Впоследствии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела неоднократно выносились и отменялись. Соответствующие постановления об отказе в возбуждении уголовного дела были вынесены следователем районного следственного отдела 1 октября, 5 ноября, 11 декабря 2008 года и 13 августа 2009 года на основании:
  - показаний заявителя;
  - заключения судебно-медицинской экспертизы от 10 марта 2008 года (см. пункт выше), а также дополнительного заключения судебномедицинской экспертизы от 1 октября 2008 года, которое подтвердило выводы, сделанные в первоначальном заключении;
  - показаний отца заявителя П.М., который утверждал, что 7 марта 2008 года около 21:30 друзья заявителя привели его сына из Центрального ОВД, что у заявителя были синяки, и что он был в шоке и рассказал ему, что подвергся жестокому обращению со стороны сотрудников милиции;
  - показаний подруги заявителя Т.Д., которая утверждала, что забрала заявителя из Центрального ОВД 7 марта 2008 года около 22:00, что у заявителя не было никаких видимых телесных повреждений, и что он сказал ей, что сотрудники милиции жестоко с ним обращались, заставив встать в позу, известную под названием "ласточка";
  - показаний жены заявителя А.М., которая утверждала, что заявитель пришел домой 7 марта 2008 года около 23:55, что у него были ссадины на запястьях и синяк под глазом, и что он рассказал ей, что сотрудники милиции били его, заковывали ему руки в наручники за спиной и подвешивали его за наручники на металлический прут;
  - показаний тещи заявителя З.К., которая утверждала, что забрала вещи заявителя из Центрального ОВД 7 марта 2008 года, что она не видела, чтобы заявитель совершал какие-либо незаконные действия, или, что сотрудники милиции применяли к нему физическую силу;
  - показаний сотрудника милиции В.В., который утверждал, что 7 марта 2008 года около 18:10 он и сотрудник милиции С.С. задержали заявителя за использование нецензурной брани в общественном месте;
  - показаний сотрудников В.В. и С.С., которые отрицали применение физической силы к заявителю;
  - показаний сотрудника милиции П.А., который утверждал, что 7 марта 2008 года около 19:00 заявителя доставили в Центральный ОВД; что у него не было никаких видимых телесных повреждений, что он вел себя спокойно и что к нему не применялись физическая сила или меры пресечения;
  - показаний сотрудником милиции С.Ш. и М.В., которые были на дежурстве 7 марта 2008 года, и которые утверждали, что не располагали какой-либо информацией о задержании заявителя и что они не видели применения физической силы или мер пресечения к какому-либо из лиц, доставленных в Центральный ОВД в тот день;
  - показаний нескольких человек, которые содержались в Центральном ОВД в то же время, что и заявитель, и которые утверждали, что не видели применения каких-либо незаконных мер в отношении заявителя со стороны сотрудников милиции и не слышали о них.
  14. Все вышеуказанные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции были впоследствии отменены заместителем начальника районного следственного отдела как необоснованные, и было дано распоряжение о проведении дополнительной проверки.
  15. 19 мая и 28 октября 2008 года, а также 10 августа 2009 года Центральный районный суд Воронежа прекратил производство, в ходе которого заявитель пытался оспорить законность постановлений от 23 марта, 1 октября и 11 декабря 2008 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, поскольку все вышеуказанные постановления уже были отменены.
  16. После того, как жалобу коммуницировали российским властям, 23 марта 2011 года районный следственный отдел возбудил уголовное дело по части 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации.
  17. В неустановленный день в конце марта 2011 года заявителя допросили как потерпевшего.
  18. В неустановленный день в апреле 2011 года следователь назначил проведение судебно-медицинской экспертизы.
  19. 6 июня 2011 года заявитель принял участие в проверке его показаний на месте и в опознании сотрудников милиции. Сотрудники милиции В.В. и С.П. из Центрального ОВД присутствовали на опознании; однако заявитель никого не опознал.
  20. 25 июля 2011 года расследование было приостановлено в связи с невозможностью установить личности преступников.
  
  II. ПРИМЕНИМОЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО
  
  A. Запрет пыток и другого жестокого обращения
  
  21. Соответствующие положения Конституции Российской Федерации гласят следующее:
  
  Статья 18
  
  "Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием".
  
  Статья 21
  
  "1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.
  2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию...".
  
  22. Статья 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Закон от 18 декабря 2001 года N 174-ФЗ, далее - "УПК") запрещает применение насилия, пыток или любого другого жестокого или унижающего достоинство обращения с участниками уголовного производства.
  23. Подпункт 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает, что действия должностного лица, явно выходящие за пределы его или ее полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
  
  Б. Порядок рассмотрения заявления об уголовном преступлении
  
  1. Доследственная проверка
  
  24. УПК РФ, действующий на момент рассматриваемых событий, предусматривал следующее:
  
  Статья 140. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела
  "1. Уголовное дело может быть возбуждено в случае:
  а) заявления о преступлении ...
  2. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления".
  
  Статья 144. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении
  "1. Дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом преступлении, ... принять по нему решение... в срок не позднее трех суток со дня поступления указанного сообщения ... вправе требовать производства документальных проверок, и привлекать к участию в этих проверках специалистов.
  3. Руководитель следственного органа или начальник органа дознания... вправе продлить до десяти суток срок, установленный частью первой настоящей статьи, или до тридцати суток при необходимости производства документальных проверок и исследования документов...".
  
  Статья 145. Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении
  "1. По результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:
  (1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 настоящего Кодекса;
  (2) об отказе в возбуждении уголовного дела;
  (3) о передаче сообщения по подследственности [компетентному органу следствия] ...".
  
  Статья 148. Отказ в возбуждении уголовного дела
  "1. При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
  5. Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю следственного органа или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 настоящего Кодекса.
  6. ... Признав отказ... следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, соответствующий руководитель следственного органа отменяет его и возбуждает уголовное дело, либо возвращает доказательства для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.
  7. Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения руководителю следственного органа ... и уведомляет об этом заявителя".
  
  Статья 149. Направление уголовного дела
  "После вынесения постановления о возбуждении уголовного дела...
  (2) следователь приступает к производству предварительного следствия..."
  
  Статья 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб
  "1. Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела ... а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд ...
  3. Судья проверяет законность и обоснованность оспариваемых действий или решений ...в пределах пяти суток со дня поступления жалобы...
  5. По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих решений:
  (1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным, или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;
  (2) об оставлении жалобы без удовлетворения ..."
  
  25. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению, если отсутствует событие преступления (статья 24 часть 1 пункт 1 УПК) или в деяниях отсутствует состав преступления (статья 24 часть 1 пункт 2 УПК).
  
  2. Предварительное расследование
  
  26. Порядок проведения предварительного расследования регулируется главой VIII (статьи 150-226) УПК РФ. Следственные меры для установления обстоятельств уголовного дела и сбора доказательств, которые могут быть приняты в ходе предварительного следствия, включают помимо прочего допрос подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля; очную ставку между лицами, показания которых противоречат друг другу; проверку показаний на месте преступления; идентификацию лица или объекта; обыск лиц и помещений; изъятие предметов и документов; прослушивание телефонных переговоров; и реконструкцию действий или обстоятельств. Если по завершении предварительного расследования имеются достаточные доказательства обвинений, выдвинутых против обвиняемого, орган следствия составляет обвинительное заключение, которое, при условии предварительного утверждения прокурором, затем направляется в суд.
  27. Следственные меры, такие как осмотр места преступления, осмотр трупа и физическое освидетельствование подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, могут быть осуществлены, при необходимости, до возбуждения уголовного дела (статья 176 часть 2, статья 178 часть 4 и статья 179 часть 1 УПК).
  
  ПРАВО
  
  I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ
  
  28. Заявитель утверждал, в частности, что сотрудники милиции жестоко с ним обращались и что эффективного расследования по его жалобе на жестокое обращение проведено не было. Он ссылался на статью Конвенции, которая гласит следующее:
  
  "Никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".
  
  29. Власти утверждали, что жалоба заявителя на нарушение материального аспекта статьи 3 Конвенции была преждевременной, так как расследование уголовного дела в отношении предполагаемых преступников все еще не было завершено. Что касается жалобы заявителя на нарушение процессуального аспекта статьи 3 Конвенции, то власти отметили, что в ходе доследственной проверки и предварительного расследования национальными органами власти был выполнен значительный объем работы по расследованию утверждений заявителя о жестоком обращении. Все необходимые проверки были выполнены в надлежащий срок. Ввиду вышеизложенного и с учетом того факта, что расследование было еще не окончено, власти пришли к выводу, что национальные органы власти выполнили свое позитивное обязательство по проведению эффективного расследования.
  30. Заявитель утверждал, что его жалоба не была преждевременной. В 20082009 годы он активно добивался возбуждения уголовного производства в отношении сотрудников милиции, но внутригосударственные органы власти неоднократно отказывали в удовлетворении его ходатайств о возбуждении уголовного дела после проведения нескольких доследственных проверок. Судебный пересмотр отказов следственных органов был невозможен из-за отмены указанных постановлений надзорными органами (см. пункт 15 выше). Доследственная проверка, предусмотренная статьей 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, с короткими сроками и ограниченными полномочиями следователя не могла считаться эффективным средством правовой защиты для установления фактов и обстоятельств жестокого обращения с ним. Единственным эффективным средством правовой защиты в отношении нарушения прав заявителя, гарантированных статьей 3 Конвенции, было бы незамедлительное возбуждение уголовного дела в отношении сотрудников милиции и своевременное проведение полноценного уголовного расследования. Однако только после того, как жалоба была коммуницирована российским властям, национальные власти решили возбудить уголовное дело в марте 2011 года. Задержка в возбуждении уголовного дела привела к неспособности национальных властей провести расследование по факту жестокого обращения сразу после случившегося. В частности, установить личности сотрудников милиции через три года после случая жестокого обращения было крайне сложно. Кроме того, не все сотрудники милиции, которые находились на дежурстве в Центральном ОВД 7 марта 2008 года, присутствовали на опознании заявителем. Несмотря на то, что следователь назначил проведение экспертизы, никакой судебно-медицинской экспертизы в ходе предварительного следствия проведено не было, а экспертиза позволила бы заявителю задать дополнительные вопросы медицинскому эксперту - право, которое он не мог использовать, когда медицинская экспертиза проводилась в ходе доследственной проверки (см. пункт 18 выше). Несмотря на все вышесказанное, в июле 2011 года расследование уголовного дела было приостановлено в связи с невозможностью установить лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.
  
  А. Приемлемость
  
  31. В той мере, в которой доводы властей указывают на преждевременность жалобы заявителя ввиду еще неоконченного расследования, Европейский Суд считает, что данный вопрос тесно связан с вопросом об эффективности или неэффективности расследования по жалобам заявителя на жестокое обращение. Тем не менее, данный вопрос относится к существу жалобы заявителя на нарушение статьи 3 Конвенции. Таким образом, Европейский Суд решает объединить этот вопрос с существом дела.
  32. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Также он отмечает, что она не является неприемлемой по какимлибо другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.
  
  Б. Существо жалобы
  
  1. Обязательство государства по проведению эффективного расследования
  
  (а) Общие принципы
  
  33. Европейский Суд напоминает, что в случаях, когда лицо подает небезосновательную жалобу на противоречащее статье 3 обращение со стороны сотрудников полиции или других представителей органов государственной власти, то данное положение во взаимосвязи с общим обязательством государства в соответствии со статьей 1 Конвенции "обеспечить каждому, находящемуся под его юрисдикцией, права и свободы, определенные в... Конвенции", предполагает необходимость проведения эффективного официального расследования. Подобное расследование должно быть способно привести к установлению личностей виновных и их наказанию, если таковое предусмотрено. В противном случае общий правовой запрет пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, несмотря на свое фундаментальное значение, оказался бы практически неэффективным, а представители государства могли бы в некоторых случаях нарушать права лиц, находящихся в их власти, фактически безнаказанно (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, ? 131, ECHR 2000-IV); постановление Большой Палаты Европейского Суда от 30 марта 2016 года по делу "Армани Да Сильва против Соединенного Королевства" (Armani Da Silva . the United Kingdom ), жалоба N 5878/08, ? 233).
  34. Расследование серьезных обвинений в жестоком обращении должно быть своевременным и тщательным. Власти должны всегда со всей серьезностью пытаться выяснить обстоятельства произошедшего, и не должны полагаться на поспешные и необоснованные выводы для того, чтобы прекратить расследование либо вынести решение. Они должны принимать все разумные и доступные им меры для получения доказательств по делу, включая, inter alia, свидетельские показания и данные судебной экспертизы. Любой недостаток расследования, который подрывает его способность установить причину нанесения телесных повреждений или личности виновных, может привести к нарушению этого стандарта (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Мокану и другие против Румынии" (Mocanu and Others v. Romania ), жалобы NN 10865/09, 45886/07 и 32431/08, ? 322, ECHR 2014 (извлечения); и постановление Европейского Суда от 29 июля 2010 года по делу "Копылов против России" (Kopylov v. Russia), жалоба N3933/04, ? 133). Кроме того, расследование должно быть независимым, беспристрастным и должно подлежать общественному контролю (см. постановление Европейского Суда от 5 ноября 2013 года по делу "Мезут Дениз против Турции" (Mesut Deniz v. Turkey), жалоба N 36716/07, ? 52). Оно должно привести к обоснованному решению, убеждающему общественность в соблюдении верховенства права (см. mutatis mutandis постановление Европейского Суда от 4 мая 2001 года по делу "Келли и другие против Соединенного Королевства" (Kelly and Others v. the United Kingdom), жалоба N 30054/96, ? 118).
  
  (б) Применение общих принципов к настоящему делу
  
  35. Европейский Суд отмечает, что 19 марта 2008 года заявитель обратился в районный следственный отдел с жалобой на жестокое обращение со стороны сотрудников милиции в Центральном ОВД 7 марта 008 года. Данный вопрос был должным образом представлен на рассмотрение соответствующих органов в то время, когда от них можно было ожидать проведения расследования рассматриваемых обстоятельств.
  36. Заявитель подкрепил свою жалобу медицинскими документами, подтверждающими наличие кровоподтеков и царапин на лице и теле (см. пункты 7 - 9 выше). Требование заявителя, таким образом, являлось "небезосновательным", и национальные власти были обязаны провести эффективное расследование, удовлетворяющее вышеперечисленным требованиям статьи 3 Конвенции.
  37. Европейский Суд отмечает, что в период с 23 марта 2008 года по 13 августа 2009 года национальные власти провели несколько этапов "доследственной проверки" по жалобе заявителя в соответствии со статьей 144 УПК РФ (проверка по заявлению о преступлении). В этот период, который длился почти семнадцать месяцев, национальными властями было принято пять постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции в связи с отсутствием признаков преступления. Все эти постановления были впоследствии отменены надзорным органом как необоснованные и было дано распоряжение о проведении дополнительных доследственных проверок.
  38. Европейский Суд также отмечает, что районный следственный отдел 23 марта 2011 года возбудил уголовное производство по части 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации, только после того, как жалоба заявителя была коммуницирована российским властям в феврале 2011 года, то есть примерно через три года после предполагаемого факта жестокого обращения (см. пункты 4 и 16 выше).
  39. В деле "Ляпин против России" (Lyapin v. Russia Европейский Суд постановил, что в отношении дел по обоснованным жалобам на обращение, запрещенное статьей 3 Конвенции, проведения одной "доследственной проверки" недостаточно для соблюдения требований об эффективном расследовании в соответствии со статьей 3, органы власти должны возбудить уголовное дело и провести соответствующее расследование. Сам факт отказа следственных органов возбудить уголовное дело по обоснованным жалобам на жестокое обращение во время нахождения под контролем сотрудников милиции служит доказательством несоблюдения государством своего обязательства по проведению эффективного расследования, предусмотренной статьей 3 (см. постановление Европейского Суда от 24 июля 2014 года по делу "Ляпин против России" (Lyapin v. Russia), жалоба N 46956/09, ?? 12840).
  40. Указанные выше выводы применимы в полном объеме и к настоящему делу. Что касается обстоятельств дела, то Европейский Суд отмечает, что сведения, которые районный следственный отдел счел достаточными для возбуждения 23 марта 2011 года уголовного дела, имелись в распоряжении отдела сразу после факта жестокого обращения с заявителем. Соответственно, трехлетнюю отсрочку начала расследования уголовного дела по жалобе заявителя ничем нельзя объяснить. Европейский Суд считает, что столь длительная задержка не могла не оказать негативного влияния на ход расследования, помешав следственным органам собрать доказательства жестокого обращения (см. постановление Европейского Суда от 5 февраля 2015 года по делу "Раззаков против России" (Razzakov v. Russia), жалоба N 57519/09, ? 61; а также постановление Европейского Суда от 23 июля 2015 года по делу "Баталины против России" (Bataliny v. Russia), жалоба N 10060/07, ? 103).
  41. Европейский Суд также отмечает, что расследование, которое последовало после возбуждения уголовного дела 23 марта 2011 года по жалобам заявителя на жестокое обращение, было впоследствии приостановлено 25 июля 2011 года в связи с невозможностью установить личности предполагаемых преступников, и до сих пор является незавершенным.
  42. Возвращаясь к доводу властей о том, что жалоба заявителя является преждевременной, Европейский Суд признает, что расследование все еще не закончено, но на настоящий момент в связи с длительностью производства и серьезностью рассматриваемых вопросов, Суд не считает, что заявитель должен был ждать завершения расследования для подачи жалобы в Европейский Суд, так как завершение этого производства никаким образом не компенсировало бы общую задержку (см. постановление Европейского Суда от 10 июля 2012 года по делу "Юдина против России" (Yudina v. Russia), жалоба N 52327/08, ? 61).
  43. В свете вышесказанного Европейский Суд отклоняет возражение властей и приходит к выводу, что значительная задержка в возбуждении уголовного дела и начале полноценного уголовного расследования небезосновательного утверждения заявителя о жестоком обращении с ним в отделении милиции, обнаруживающим признаки уголовного преступления, а также последующее ведение уголовного производства, которое остается незавершенным почти через восемь лет после событий, в отношении которых подана жалоба, свидетельствуют о несоблюдении властями своего обязательства по проведению эффективного расследования по жалобам заявителя на жестокое обращение.
  44. Следовательно, было допущено нарушение статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте.
  
  2. Предполагаемое жестокое обращение с заявителем
  
  (а) Общие принципы
  
  45. Европейский Суд напоминает, что статья 3 Конвенции закрепляет одну из основополагающих ценностей демократического общества. Она в абсолютных выражениях запрещает пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, независимо от обстоятельств или поведения жертвы (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kud a v. Poland), жалоба N 30210/96, ? 90, ECHR 2000-XI; постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Буид против Бельгии" (Bouyid v. Belgium), жалоба N 23380/09, ? 81, ECHR 2015).
  46. Чтобы подпадать под действие статьи 3 Конвенции, жестокое обращение должно достигнуть минимального уровня жестокости. Оценка указанного минимального уровня по своей природе относительна; она зависит от всех обстоятельств дела, таких как длительность обращения, его физические или психологические последствия и, в некоторых случаях, пол, возраст и состояние здоровья потерпевшего (см. постановление Европейского Суда от 18 января 1978 года по делу "Ирландия против Соединенного Королевства" (Ireland v. the United Kingdom), ? 162, Series A N 25).
  47. В случае подачи жалобы на нарушение требований статьи 3 Конвенции Европейский Суд обязан провести особенно тщательную проверку. В тех случаях, когда имеет место судебное разбирательство на национальном уровне, Европейский Суд не может заменить оценку фактов, произведенную национальными судами, своей собственной оценкой, и, по общему правилу, обязанностью именно национальных судов является оценка предъявленных им доказательств. Хотя Суд не ограничен выводами, сделанными внутригосударственными судами, в нормальных обстоятельствах необходимо наличие убедительных аргументов для отклонения от фактических выводов этих судов (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Гефген против Германии" (G fgen v. Germany), жалоба N 22978/05, ? 93, ECHR 2010).
  48. При оценке доказательств, на которых может основываться решение о том, имело ли место нарушение статьи 3, Суд принимает критерий доказывания "вне разумного сомнения". Такое доказывание может вытекать из совокупности достаточно надежных, четких и последовательных предположений или аналогичных неопровергнутых фактических презумпций (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Яллох против Германии" (Jalloh v. Germany), жалоба N 54810/00, ? 67, ECHR 2006-IX).
  49. Учитывая то, что, когда лицо задержано органами полиции в хорошем состоянии здоровья, а в момент освобождения имеет телесные повреждения, власти обязаны предоставить правдоподобное объяснение того, каким образом указанные телесные повреждения были нанесены, а в случае неспособности предоставить таковое возникает закономерный вопрос, вытекающий из смысла статьи 3 Конвенции (см. постановление от 4 декабря 1995 года по делу "Рибич против Австрии" (Ribitsch v. Austria), ? 34, Series A N 336; постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Сельмуни против Франции" (Selmouni v. France), жалоба N25803/94, ? 87, ECHR 1999-V).
  
  (б) Применение общих принципов к настоящему делу
  
  50. Европейский Суд отмечает, что 7 марта 2008 года заявитель был задержан и доставлен в Центральный ОВД, где, как он утверждает, был подвергнут жестокому обращению со стороны сотрудников милиции. 8 марта 2008 года заявитель обратился за медицинской помощью в городскую поликлинику, где зафиксировали ушиб грудной клетки. 10 марта 2008 года заявитель был осмотрен судебно-медицинским экспертом, который зарегистрировал синяки на грудной клетке заявителя, синяк на правом глазу и правом запястье, а также царапины в левой части лба и на обоих запястьях. Эксперт пришел к выводу, что вышеуказанные повреждения были причинены тупым твердым предметом за один-три дня до обследования, возможно, 7 марта 2008 года. 11 марта 2008 года заявитель был также обследован в местной поликлинике, в которой у него диагностировали развитие периартрита в результате травмы запястных суставов (см. пункты 7-9 выше). Ничто не указывает на то, что эти телесные повреждения имелись у заявителя до задержания. Следовательно, власти должны были предоставить правдоподобное объяснение того, каким образом были получены такие телесные повреждения.
  51. На основании всех материалов, находящихся в его распоряжении, Европейский Суд, таким образом, устанавливает, что ни органы власти на национальном уровне, ни власти в рамках производства в Европейском Суде не представили убедительных объяснений происхождения повреждений на теле заявителя. Поэтому Европейский Суд приходит к выводу, что власти не установили должны образом, что повреждения на теле заявителя были причинены в результате других действий, не того жесткого обращения, которому он подвергся в Центральном ОВД.
  52. Соответственно, с учетом характера и степени телесных повреждений, причиненных заявителю, Европейский Суд приходит к выводу о том, что ответственность за нарушение материального аспекта статьи 3 Конвенции в связи с бесчеловечным и унижающим достоинство обращения, которому подвергся заявитель, находясь в Центральном ОВД, несет государство.
  
  II. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ
  
  53. Наконец, заявитель жаловался на нарушение статьи 5 Конвенции в связи с предположительной незаконностью его содержания в Центральном ОВД 7 марта 2008 года, и на нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствие соответствующего эффективного внутригосударственного средства правовой защиты.
  54. Тем не менее, принимая во внимание все имеющиеся в его распоряжении материалы и в той степени, в которой данные жалобы относятся к его компетенции, Европейский Суд считает, что они не содержат признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции или в Протоколах к ней. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с подпунктом "а" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.
  
  III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
  
  55. Статья 41 Конвенции гласит следующее:
  
  "Если Суд приходит к заключению, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутригосударственное право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".
  
  А. Ущерб
  
  56. Заявитель требовал выплаты 25 000 (двадцать пять тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда.
  57. Власти заявили, что требования заявителя чрезмерны и что, если Суд установит нарушение, факт установления такого нарушения сам по себе будет являться достаточной справедливой компенсацией.
  58. Суд отмечает, что он установил нарушения как материального, так и процессуального аспекта статьи 3 Конвенции в связи с жестоким обращением с заявителем со стороны сотрудников милиции и с непроведением соответствующего эффективного расследования. При таких обстоятельствах Суд считает, что страдания и расстройство, причиненные заявителю, не могут быть компенсированы одним лишь установлением нарушения. Производя оценку на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителю компенсацию морального ущерба в размере 15 000 (пятнадцати тысяч) евро плюс любой налог, которым может облагаться такая сумма.
  
  Б. Судебные расходы и издержки
  
  59. Заявитель также требовал выплаты 52 586,06 (пятьдесят две тысячи пятьсот восемьдесят шесть рублей 6 копеек) российских рублей (примерно 1 265 евро) в качестве возмещения судебных расходов, понесенных в ходе разбирательства в национальных судах, со следующей разбивкой:
  (i) 440 (четыреста сорок) рублей за обследование заявителя в Воронежском областном бюро судебно-медицинской экспертизы;
  (ii) 2 146,06 (две тысячи сто сорок шесть рублей 6 копеек) на возмещение почтовых и других административных расходов;
  (iii) 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей за судебное представительство интересов заявителя неправительственной организацией Фондом содействия защите прав и свобод граждан "Общественный вердикт" (далее - НПО "Общественный вердикт").
  60. Заявитель также требовал не менее 90 000 (девяносто тысяч) рублей (примерно 2 165 евро в качестве возмещения судебных издержек и расходов на перевод, понесенных в ходе разбирательства в Европейском Суде.
  61. Власти утверждали, что заявитель не обосновал понесенные им расходы в ходе разбирательства в Европейском Суде.
  62. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда, заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек лишь в той части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными. Европейский Суд отмечает, что судебные расходы и издержки, понесенные во время разбирательств на национальном уровне в размере 50 000 евро были оплачены НПО "Общественный вердикт". В имеющихся в распоряжении Европейского Суда документах не содержится указаний на то, что заявитель должен возместить часть суммы, оплаченной НПО "Общественный вердикт".Принимая во внимание нарушение статьи 3 в настоящем деле, указанный выше критерий, а также тот факт, что заявителю было предоставлено 850 (восемьсот пятьдесят) евро в качестве правовой помощи за представление его интересов в Европейском Суде О. Гнездиловой, Европейский Суд отказывает в удовлетворении требований о возмещении судебных расходов и издержек, понесенных НПО "Общественный вердикт" в рамках судебного разбирательства на внутригосударственном уровне, и считает целесообразным присудить заявителю 1 375 евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек, понесенных в рамках судебного разбирательства на внутригосударственном уровне, а также любой налог, которым может облагаться данная сумма.
  
  В. Проценты за просрочку платежа
  
  63. Европейский Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере, равном предельной учетной ставке Европейского Центрального банка, плюс три процентных пункта.
  
  НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
  
  1. объединил возражения властей относительно неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты с рассмотрением дела по существу и отклонил данные возражения;
  
  2. признал жалобу на нарушение статьи 3 Конвенции приемлемой, а остальные жалобы - неприемлемыми;
  
  3. постановил, что в настоящем деле было допущено нарушение статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте;
  
  4. постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в ее материальном аспекте в связи с тем, что заявитель подвергался бесчеловечному и унижающему достоинство обращению;
  
  5. постановил,
  (a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, переведенные в валюту государства-ответчика по курсу, установленному на день выплаты:
  (i) 15 000 (пятнадцать тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, которым может облагаться данная сумма;
  (ii) 1 375 (одна тысяча триста семьдесят пять) евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек; плюс любой налог, которым может облагаться данная сумма;
  (б) что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на данную сумму начисляются простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского Центрального банка в течение периода начисления пени, плюс три процентных пункта;
  
  6. отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.
  Составлено на английском языке; уведомление о постановлении направлено в письменном виде 24 мая 2016 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
  
  Стефен Филлипс Луис Лопес Герра
  Секретарь Председатель
  
  
  То есть, господа и товарищи, за то что Российское государство отказалось судить (подвергнуть репрессиям) Пашиных обидчиков, Пашу наградили деньгами.
  Так товарищ Вышинский сказал бы -браво, так и надо, надо побольше репрессиий против тех ,кто мешает настоящему либералу ругаться матом в людном месте.
  С каким бы удовольствием наши либеральные борцы в репрессиями нас всех бы пересажали!Впрочем мы знаем, их друзья уже в 1941 году к нам приходили из Европы.
  
  Да надо сказать что указанный престарелый Паша,по его же показаниям будучи филологом работал с 1981 года,журналистом, а сейчас перебивается частными уроками.На различных сайтах вы найдете писаные как под копирку отзывы о нем как преподаватели целого набора дисциплин.
  Ну и конечно куда же без графомании-он пишет корявые стишата.
  Жизнь у старика не заладилась, но ему дадена отмашка на копролалию, и он находит в сём утешение. О степени интеллектуального развития, психического здоровья,отношения к репрессиям,и прочим достоинствам этого педагога можете судить сами по его выступлениям в инете. Несомненно заслуживает особого внимания либеральная идея "расстреливать на месте за преступные приказы". манжо1 [неизвестен] манжо2 [неизвестен] мандо2 [неизвестен] мандо4 [неизвестен] манжо5 [неизвестен]
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"