Капустин Вад: другие произведения.

Баранье сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.40*6  Ваша оценка:


   Баранье сердце
  
   Кокорину приснился жертвенный баран. Баранья голова, отделенная от обескровленной туши, была водружена вертикально на каменную плиту алтаря. Подставкой для алтаря служила тумба для телевизора, стоявшая в углу спальни.
   Отрубленная голова жила собственной загробной жизнью. Желтые глаза сверлили Григория пристальным взглядом, спирально загнутые рога угрожающе нависали над плоским лбом.
   И баран говорил. Он дергано и не в такт словам разевал пасть, как будто вещал под фонограмму, медленно и с долгими мучительными паузами цедил слова, почему-то с интонациями электрика Кузьмича, "агакая" и "нукая".
   Тошнотворные подробности вызывали желание заткнуть уши и отвернуться, но во сне ни то, ни другое сделать не получалось.
   - Ну, сначала тушу обескровливают. Иногда сразу вырывают печень - погадать, ага. Самые верные предсказания по печени, веришь? Угодна, значит, богам. Еще, конечно, сердца вырывают и языки, ну, типа, собачий корм...  Ну, ты, наверное, хочешь знать, что потом? - Кокорин не хотел, но его желания во сне не имели значения.
   Баран продолжал:
   - После, ага, отделяют голову и ноги, ну и, эта, шкуру сдирают. Хотя чего я тебе рассказываю? - шкура на упрямом бараньем лбу безуспешно попыталась собраться в складки. - Должен и сам прекрасно помнить, ага? - мертвый глаз игриво подмигнул. - Ты ведь часто приносил жертвы, резал глотки, ну и вырывал сердца.
   Кокорин содрогнулся и мучительным усилием вырвался из удушливого сна.
   Причина ночного кошмара не вызывала сомнений, ага, - Кокорин вспомнил рассказ дохлого барана и его навязчивые словечки, - тушеные бараньи сердца, съеденные на ужин, решили напомнить о себе.
   Григорий утер со лба холодный пот и выматерился, помянув недобрым словом собственную жадность и дурацкий совет Кузьмича.
   Необставленная комнатенка, выделенная жилконторой ценному работнику после фиктивного развода с женой, тонула в предутреннем сумраке. В углах шевельнулись неясные тени, сумка с инструментами на телевизоре вдруг показалась каменной плитой алтаря. Кокорин покачал головой. Он всегда отличался крепкими нервами, но сон показался недоброй приметой - Григорий был суеверен.
   Затертый сонник сообщил, что баран снится к успеху, а снятая голова - знак грядущего уважения. Ответы не успокоили. Какие уж тут успехи, да и в чем? Лишняя бутылка? Дядюшка из Америки оставит наследство? Так не было у него богатых родственников. Вообще никого почти не осталось.
   Кокорин работал в ЖКХ сантехником. Слесарь-сантехник третьего разряда или, как выражалась диспетчерша Людка, начитавшаяся японской порнухи в картинках, - Техник-сан.
   Жениться снова Кокорин так и не собрался. Фиктивный развод незаметно перешел в настоящий. Гришка приводил в новую квартиру сговорчивых баб, исправно платил алименты любимой дочке Дашеньке и наслаждался безмятежной холостяцкой жизнью. Рутина нарушалась лишь попреками бывшей жены, взявшей привычку звонить далеко за полночь и интересоваться, с кем проводит время "злодей и изменщик". Да и денег почему-то не хватало - за два года Григорий так и не сумел скопить на приличную мебель, купил только старый диван, подержанный холодильник и бэушный телевизор.
   - Экономить надо, - советовал электрик Кузьмич, счастливый владелец безобразной дворняги странного ярко-коричневого цвета, которой страшно гордился.
   - Моя половинка, - любовно говорил он, демонстрируя желающим на смартфоне фотографию любимицы, а в ответ на подначки беззлобно отшучивался:
   - У некоторых и того нет.
   Однолюб-собачник, Кузьмич в других женщинах не нуждался, однако мужиком был хитрым и пронырливым, и щедро делился с прижимистым Григорием жизненным опытом:
   - На жратву, понимаешь, больше всего уходит. Так тебе ни на мебель, ни на машину не скопить! А магазин этот, "Корма для собак", настоящая находка, ага. Ну да, если хочешь знать, там сам главспец отоваривается!
   - Небось, ротвейлеру своему и берет, - недоверчиво хмыкнул Кокорин.
   - Ерунду городишь, Кокора, - хлопнул его по плечу Кузьмич. - Ну, понятно, и ротвейлеру покупает, кости, и себе мясцо. А выбор-то, выбор! Говяжья печенка, вымя, бараньи языки, сердца, ага! А цена - копейки.
   Последний аргумент оказался самым весомым и заставил решиться. Два кило субпродуктов обошлись в сущие гроши. На ужин Григорий приготовил бараньи сердечки, тушеные с овощами в сметане. А ночью ему приснился жертвенный баран.
   Придя на работу, Кокорин поинтересовался у коллеги:
   - Слышь, электрик-сан, тебе ничего такого вчера не снилось? Бараны там, овцы? Странный какой-то сон, как живой.
   - Переел, - уверенно поставил диагноз Кузьмич. - Чувствительный ты, однако, парень, ага. Ты у нас кто по гороскопу, овен? Понятно. Барана пожалел, ага!
   Ехидно хохотнув, электрик ушел на вызова, и немного успокоенный Григорий последовал его примеру. Может, и впрямь переел? Вроде, нет. Однако, для страховки, на ужин ограничился чаем с бутербродами.
   Не помогло. Этой ночью баран попробовал себя в новом жанре. Подражая какому-то певцу, всю ночь он протяжно завывал, глядя на Гришку желтыми слезящимися глазами:
   - Ты съел мое сердце, ты съел мою душу!
   На третий день Кокорин напился, надеясь, что упрямец не сумеет пробиться сквозь пьяное беспамятство. Тщетно. На этот раз баран говорил прямо и выражался красноречивее, не стараясь подражать Кузьмичу.
   - Вспомни! - блеял кровавый призрак. - Ты был царем, а я - твоим лучшим жертвенным бараном. Царь Ассирии! Сам Ашшурбанапли! Ты не послушал отца, и боги наказали тебя. И кто ты сейчас? Жалкий неудачник, чистишь отхожие места и жрешь бараньи сердца. Что тебя держит в этом мире? Кому ты нужен? Вспомни свое лучшее воплощение. Покайся! Посмотри на меня - вот что тебя ждет! Очисти карму и перевоплотись к достойной жизни! - сказал баран и исчез.
   Пару дней Григорий работал на автомате. Кошмары больше не снились, но глубокий сон не приносил успокоения. Кокорин пытался вспомнить, что знает об Ассирии, перевоплощениях и о карме, но ничего особого припомнить не смог. На третий день, заменив одинокой старухе проржавевший кран, он, к собственному удивлению, не взял с нее ни гроша. Потом, в задумчивости, отправился в городской парк.
   Усевшись на скамейку, Кокорин стянул с ног жмущие ботинки и уставился на грязные дырявые носки. Сквозь дыры на него смотрела черная пустота. Черная дыра - чем не повод задуматься о смысле жизни? Слова барана задели какую-то струнку в его душе.
   Зачем живет человек? Зачем живут цари, императоры, президенты? Сеют разумное, доброе, вечное? Ага. И история почему-то сохраняет память лишь о самых злых. Ими восхищаются, им стремятся подражать. Как там было, в литературе? "Мы все глядим в наполеоны". А он, Кокорин, техник - сан, что бы там ни говорили всякие бараны, делает людям добро, хоть и по работе. Возвращает им веру в белого фаянсового друга, символ мира и стабильности. А в остальном, он просто живет. Как все. Наживается на стариках-пенсионерах, жену обманул, дочку бросил. Все мысли лишь о деньгах.
   Два часа размышлений прошли незаметно и бесплодно. Григорий неохотно встал, обулся и пошел в ближайшее Интернет-кафе.
   Баран говорил о карме и перерождениях, называл какие-то имена.
   Кокорин порыскал по просторам Интернета в поисках ответов. Ашшурбанапал оказался древним ассирийским царем. Ну, царь, и что? История никогда особо не интересовала Григория. Какие, блин, цари? Дожился - носки заштопать некому. Черные дыры на ногах мерещатся! Он набрал в поиске "очищение кармы".
   - Так, очищение кармы огнем - "зажечь три свечки, подышать", не то. Очищение папоротником - "пойти в глухой лес, пять раз сказать слова власти, сидеть в зарослях, пока не рассветет", нет, опять не то. Ага, вот что-то похожее. Очищение покаянием, кажется, о нем говорил баран: "Предположим, сейчас вы курите, пьёте и плохо говорите о других. В этом случае вам нужно немедленно прекратить совершать подобного рода плохие поступки". Глаза Кокорина быстро пробежали по строчкам: раскаяние, добрые дела, заслуги. Все верно.
   Он выключил комп и задумался. Перевоплощаться в барана не хотелось. Пусть не царем, но человеком можно еще пожить нормально?
   Может, и правда, покаяться, забрать жену и дочку и уехать на север. Там и заработки получше, и мужиков полно - Дашка легко найдет жениха, когда подрастет. Решено! И квартиру можно будет сдать, даже две квартиры, тоже деньги. И, кстати, надо обязательно стать вегетарианцем.
   Мечты занесли его далеко, но Григорий решительно вернулся к реальности. Главное - начать, и, в первую очередь, позвонить бывшей жене.
   Кокорин набрал знакомый номер.
   - Через полчаса в кафе у фонтана, надо поговорить, - без предисловий предложил он. - У тебя ведь сейчас перерыв?
   - Хорошо, - голос Веры был полон безграничного удивления и надежды, и Григорий впервые за долгое время почувствовал, что все делает правильно. Погруженный в свои мысли, он не обратил внимания на отчаянно сигналящую скорую, и, шагнув на проезжую часть, столкнулся с беспощадной судьбой.
   Последней мыслью в сознании умирающего было горькое сожаление.
   - Не успел, - шепнули холодеющие губы.
   Застрявшая в колесе перерождений душа Кокорина ненадолго задержалась в небытии, но добрые намерения ему зачлись...
   - Последний шанс, - голосом жертвенного барана сказал бесплотный дух в бескрайней пустоте. - Ты возродишься в ничтожном теле. И вернешься, если любящая душа опознает тебя.
   Не успевшая очиститься карма потянула душу к новому перерождению, и злосчастный дух великого царя и невезучего сантехника переместился в мелкое ничтожное существо.
   Скорая быстро доставила пострадавшего в городскую больницу.
   - Кома. Прогноз тяжелый, - сказал Вере Ивановне дежурный врач. Но бессознательное тело продолжало жить.
   Жена и дочка навещали больного каждый день.
   Через неделю после катастрофы, в нерабочую субботу Вера Кокорина отправилась с Дашенькой на птичий рынок за попугайчиком. Женщине хотелось отвлечь ребенка, искренне горевавшего об отце. Для птички уже была куплена клетка, но девочка внезапно передумала, увидев на рынке крохотного хомячка.
   - Давай возьмем его, мамочка, - попросила Даша. - Он чем-то похож на нашего папку. И глазки такие грустные!
   Вера невольно улыбнулась сквозь слезы. Зверек ощутимо вздрогнул.
   - А вот сейчас больше не похож, - сразу заметила девочка.
   Кокорин очнулся, застонал от мучительной боли и открыл глаза. Сквозь марево помраченного сознания ему почудилась печальная морда лохматой нечесаной овцы. Через мгновение видение исчезло, и он увидел зареванное, но счастливое лицо жены.
   - Моя половинка, - всплыла в памяти глупая шутка Кузьмича. - Хорошо, хоть в барана не перевоплотился!

Оценка: 8.40*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Вострова "Мой хозяин - дракон" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | В.Лошкарёва "Вторжение" (Любовная фантастика) | | А.Ариаль "Сиделка для вампира" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин, "Сбежать от стального короля" (Приключенческое фэнтези) | | М.Генер "Солнце для речного демона" (Любовное фэнтези) | | С.Грей "Галстук для моли" (Женский роман) | | Т.Блэк "Золушка из небоскрёба" (Короткий любовный роман) | | Ю.Ханевская "Отбор для няни. Любовь не предлагать" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Хант "Лирей. Сердце зверя" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"