Ванина Анна Олеговна: другие произведения.

Саня Ларина. Гримаса судьбы. Глава 1 - 21

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.95*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не буду уверять, что все совпадения случайны. Но у персонажей нет прообразов, все они уникальны. Приключения нередко построены на реальных событиях (темы использованы исключительно с разрешения рассказчиков). В тексте встречаются упоминания исторических фактов. Но все факты добросовестно пропущены через бурную фантазию автора. Результат очевиден - каждого может накрыть белым пятном истории.

  Пролог
  Газета 'Тайные знания мира', 1 апреля 2018 года.
  'Тайное правительство России.
  Родственники российского Императора, уцелевшие в 1917 году, давно покинули родные просторы. Но мало кому известно кто спас дочь императрицы, младшую сестру Николая Второго - Великую Княгиню Ольгу Александровну. Она не успела выбраться из кровожадной России. Личный телохранитель Императора вывез ее, беременную, в свою станицу. В его хате Ольга Александровна родила сына.
  Сегодня правнук Великой Княгини Ольги Александровны продолжает служить России. Орел Николай Петрович, единственный из рода Романовых, остался верен своей державе.
  Как смогли выжить в коммунистическом аду его предки? Что заставило Николая Петровича присягнуть на верность правопреемникам палачей его рода?
  Мы сразу исключаем сребролюбие. Жизнь, полная аскетизма, боль безвозвратных потерь. Вот чем отвечает неблагодарная страна потомку великого императорского рода Романовых.
  Единственный наследник Николая Петровича также верен своей стране. Он преданно служит для ее развития и преуспевания. Но мыслимо ли процветание в таком государстве? Возможно, в жизни, полной лишений, скрыт тайный смысл?
  По преданию императорский род хранил Символ Жизни. Последним известным Хранителем Символа был Святой Старец Федор Кузьмич (в миру Александр Павлович Романов, император Александр I). Символ пропал после смерти Старца. Есть красивая легенда: Символ Жизни сам выбирает Хранителя из сильного императорского рода.
  В 1991 году Орел Петр Павлович, внук Великой Княгини Ольги Александровны, вплотную подошел к разгадке тайны Символа Жизни. Несчастный случай прервал его поиски.
  Сегодня многие стремятся завладеть Символом Жизни. По-прежнему продолжается противостояние императорского рода с древним родом Долгоруковых. Вот только цели у них разные.
  Наши источники подтверждают: разгадка секрета близка. Николай Орел возглавляет Бюро архивной аналитики, реконструкции и стратегического планирования (БААРСП). Именно Бюро первым приблизилось к разгадке тайны Символа Жизни.
  Что же это за Символ?
   'Символ Жизни и Бессмертия объединяет в себе дракона и птицу. Это дух и материя, хранитель сокровищ и тайных знаний. Имеет обычный облик, но обладает сверхъестественными возможностями. Символ возрождает счастье свободы человеческого духа в вечной борьбе с трудностями материального мира'.
  Откуда он появился и куда исчез? Есть ли счастливцы, видевшие этот Символ? На эти вопросы ответит наше специальное расследование ...'.
  
  Газета 'Томский Аргумент', 1 апреля 2018 г.
  'Тайна сибирского старца Федора Кузьмича.
  Сегодня старинный род российского императора в отчаянном положении. Трон русского царя рухнул век назад. Казалось, старинный род российского императора погребен под ним навсегда.
  Но даже пребывая в изгнании потомки не хотят смириться с потерей власти. Внутренние противоречия рода Романовых крайне обострились. Масло в огонь подливает род Долгоруковых, пытаясь перетянуть мантию власти на себя.
  Одна из легенд дома Романовых гласит: сибирский старец Фёдор Кузьмич - это император Александр I. Его скоропостижная смерть в Таганроге породила в народе массу слухов.
  В качестве возможных аргументов, свидетельствующих в пользу версии о тождественности императора Александра I и старца Феодора, указывают исторические факты.
  Посещение в 1873 году могилы старца великим князем Алексеем Александровичем, а в 1891 году - цесаревичем Николаем (будущим императором Николаем II). Сообщается и о встрече со старцем Александра II в бытность его наследником престола.
  Чтобы проверить достоверность слухов о якобы пустой гробнице Александра I в Петропавловском соборе, учёные возбуждали ходатайства об её вскрытии. Сначала в 1960-х г.г. - перед Правительством СССР. Секретарь по пропаганде Ленинградского обкома КПСС З.М. Круглова переадресовала обращение М. М. Герасимова с просьбой исследовать захоронение Александра I в ЦК КПСС.
  Там отказали, объяснив: 'Если Герасимов определит, что череп императора - череп человека, умершего не в 1825 году, а много позже, в год смерти старца, то церковь сделает его святым. Получится - с подачи ЦК Коммунистической партии? Нет, невозможно'.
  Позднее ученые обратились к Правительству Российской Федерации, но снова получили отказ. Им ответили: 'Научного интереса вопрос о происхождении старца не имеет'.
  Недавно появились новые сведения о старце Федоре Кузьмиче. Из достоверных источников нам стало известно: сибирский старец Федор последний известный Хранитель Символа Жизни. Символ пропал после его смерти. Есть красивая легенда, в ней говорится: 'Обладание Символом дарует безграничную силу и власть'.
  Задает ли кто-нибудь вопрос: 'Кто боится раскрытия тайны Федора Кузьмича?'.
  
  - На них даже в суд не подать, отшутятся, - раздраженно процедил слова высокий мужчина, поглаживая шрам на левом виске. Небрежно бросил на стол прочитанную газету. Проводил ее недовольным взглядом серо-голубых глаз.
  - Писаки, бульварные желторотики, - ответил его сухощавый собеседник, похожий на старого бухгалтера. - Ничего нового, но воду мутят. Похоже, они пока не знают о главных возможностях Символа, - предположил он низким ровным голосом.
  - Sapienti sat.* Теперь у нас нет времени ждать, если мы хотим первыми найти Символ, - спокойным, но твердым голосом произнес собеседник. Грубоватая внешность и властный взгляд выдавали в нем сильного человека. - Понять бы еще, что он из себя представляет этот Символ, - добавил он задумчиво.
  - Долгорукие зашевелились. По моим данным они к твоему наследнику подбираются, - ровным, низким голосом произнес худощавый бухгалтер. - И такие статейки только возбуждают их интерес. - Он бросил на газеты быстрый взгляд недобрых, карих глаз из-под темных, нависающих бровей.
  - Сколько лет прошло, все не успокоятся. Вряд ли они смогут организовать новое покушение, силы у них не те. Скорее всего, они захотят подобраться к Александру другим путем.
  ****************
  2
  За открытым окном, под тяжелым, свинцовым небом, тихо просыпался большой город. Темная, лохматая туча медленно наплывала на крыши домов. Зацепилась за небоскребы и улеглась на них грудью. Блеснул зигзаг молнии. С решительным, сухим треском раскололась небесная твердь. Потоки дождевой воды обрушились на пыльные улицы.
  Свежий, влажный ветер стремительно залетал в открытое окно, обнюхивал комнату и мчался на свободу. Легкая занавеска металась, готовясь улететь. Крупные капли, срывающиеся от потоков дождя, забрызгали подоконник.
  Резкий порыв ветра подхватил горсть небесной воды и бросил в лицо спящей девушки. Александра, вздрогнув, проснулась. Поднялась и прикрыла окно. За стеной дождя во дворе старая черемуха широко размахивала зелеными ветками с бахромой белых цветов.
  - Наше счастье - дождь да ненастье, - сонно пробормотала Саня, закутываясь в тонкое одеяло. Она лежала и смотрела на потоки воды, скользящие по стеклу. За окном монотонно шумела непогода. Мысли делались медленными и ленивыми. Сегодня шум дождя казался приятным, успокаивал. Не надо спешить на работу, прыгая через лужи, пытаясь удержать зонт.
  Дремота отступала. Сонные мысли плавно сменились неприятными воспоминаниями. Саня тут же отогнала накатившую хандру.
  - Выходные - это здорово. - Она потянулась, наслаждаясь покоем и расслабленностью. - Не видно самодовольной ухмылки нового начальника.
  Оглушительный раскат грома дробью проскакал по крышам. Зазвонил телефон, нарушая утреннее уединение. Саша взглянула на яркие, синие цифры электронных часов, светящиеся в сумраке комнаты. Недовольно поморщилась, нехотя опустила руку в огромную, нежно-зеленую меховую тапку у дивана. Достала из нее телефон. Мазнула пальцем по экрану и под очередной громовой бабах буркнула в микрофон хриплым голосом:
  - Питомник носорогов на проводе.
  Пара секунд тишины, а потом до безобразия бодрый и радостный голос Ленки огорошил:
  - Вы вчера забыли клетку быка-производителя закрыть, ха-ха-ха, и он всех ... того ... осеменил, - хихикнул девичий голос. И тут же она возмущенно заорала: - Ты еще спишь?
  - Кто рано встал, тот всех достал, - хрипловатым со сна голосом проворчала Саня и снова поморщилась. Отстранила телефон, прокашлялась и сказала: - Шутки у тебя ... У меня выходной, имею право. - Помолчала и продолжила угрюмо: - Надоело мне все. Забодал он меня. У него каждый день для меня новая гадость готова. Стоило ему появиться в отделе и у меня все прахом пошло. Надоело ... Просто мечтаю от него избавиться.
  - О-о-отпу-у-уск, - жизнерадостно растянула слово подруга. - Тебе нужен отпуск. - Повторила она и продолжила, довольная жизнью: - Хорошо в отпуске. Лежишь на пляже, как помидорка. Песочек тепленький, морем пахнет,
  - Татьяна в отпуске. Не отпустит он меня. Всегда находит повод клюнуть, - возразила Александра. И тут же добавила совсем грустным голосом: - Вчера обгадил все выходные. На совещании опять на меня орал. Да еще Мишка добавил. Сзади в ухо мне шепнул, серьезно так: 'Да, Саня, это любовь'. Народ услышал. Ржали до конца совещания. - Печальный вздох вырвался непроизвольно.
  Александра замолчала. Солнечное настроение подруги разбавило ее грусть, но досада осталась. Вздохнув, она продолжила с возмущением:
  - До чего же мне это надоело. Все не так. Не работа, а ремесло. Серость какая-то. Все ничтожные дела мне отписывает. Последнее - о краже трусов и лифчиков.
  - Хватит ныть. Красота кругом, солнышко светит. Татьяна твоя скоро вернется и пойдешь ты в отпуск. И будет тебе счастье. Солнце, пляж и ты - помидорка. Лежишь, дозреваешь. - Ленка засмеялась.
  - У нас гром и молнии, дождь льет. Потоп у нас ... В-о-о-от, теперь конец света наступил, - со вздохом произнесла Саня, глядя на погасший экран электронных часов. - Вы еще долго дозревать собираетесь?
  - Не чахни. Мы с Иваном скоро возвращаемся, решили к тебе в гости нагрянуть. Готовься, скоро припремся, - подруга жизнеутверждающе пропела последнюю фразу и отключилась.
  Александра вернула телефон в пушистую тапку. Повернулась к окну, глядя на нервно дергающуюся от ветра, мокрую занавеску. Гром затих, дождь сеял мелкие капли в стекло. Благодушие сменилось глухим раздражением. Откинув одеяло, она поднялась и пошлепала босиком в ванную. Вредный стул бросился под ноги, стол подставил свой угол. Она чертыхнулась, растирая будущие синяки.
  Душ взбодрил. Сане хотелось погрызть кого-нибудь. Накинула халат, замотала мокрые волосы в полотенце, шагнула в кухню. Включила чайник. Замерла, глядя в окно. Яркая картина конфуза на совещании настойчиво лезла в голову.
  Через минуту Саша недоуменно посмотрела на молчаливый чайник. Вспомнив про 'конец света', достала из пенала эмалированный желтый чайник в крупный красный горошек. Налив в него воды из-под крана, поставила на плиту и включила газ. Руки все делали сами.
  Перед мысленным взором всплыл образ начальника - сытого, довольного жизнью майора. Он гордился прямотой своего характера, вещая гадости подчиненным. Именно вещая, просто говорить с сотрудниками у него не получалось. Его презрительная усмешка бесила. Тут же у Сани возникли кровожадные мысли. Прицелилась и стрельнула в него из невидимой рогатки. Попала.
  Чайник закипел. Под звуки последних 'бульков', Саша достала из шкафчика любимую чашку, подаренную подругой. На ней верблюд и погонщик пьют из одной лужи под пальмой. Сбоку надпись: 'Жизнь хороша ... когда пьешь, не спеша'. Взяла с полочки банку с зеленым чаем. Открыла, коснулась пальцами сухих листочков. Зажмурилась, замирая на мгновение.
  В ее душе проснулось предвкушение; приятное, трепетное ожидание. Собрав пальцы в пясточку, подхватила листочки, сжала крупный, слегка колючий, сухой лист. Положила чай на ладонь. Вдохнула тонкий, еле уловимый аромат сухого, чайного листа. Ссыпала в кружку.
  Чай уже у верблюда и погонщика. Замолчал последний 'бульк' в чайнике. Кружка получает свою порцию кипятка. Александра завороженно смотрит: сухие листочки поднимаются, разворачиваются, набухают, тяжелеют, медленно блуждают и опускаются на дно кружки. Вот оно, наслаждение.
  Втроем - верблюд, погонщик и Александра, ждут, когда чай настоится. Тонкое, терпкое благоухание проникает, очаровывает душу. Вкус и аромат соединились. Жизнь хороша ... когда пьешь, не спеша ...
  Дождь затих. Саша вышла на балкон, наслаждаясь чистотой умытых улиц. Мир посветлел. Ветер разогнал серую хмарь непогоды. Вернулся шум большого города и птичьи голоса. Воздух сделался чистым, влажным, свежим и теплым.
  Высоко сияет золотое солнечное блюдо. В бескрайней, безоблачной синеве широко распахнулись цветные ворота радуги. Над ними, немного бледнее, еще дуга. А за ней четко видна третья небесная подкова.
  - Радуга - это улыбка судьбы. Тройная радуга к счастливым переменам, - вспомнила Александра бабушкины слова. - Странная у судьбы улыбка. Больше на гримасу похожа. - Внезапная мысль вызвала усмешку.
  На балкон соседнего дома, стоящего совсем рядом, вышла невысокая, темноволосая, девушка, продолжая разговор с кем-то в комнате. Через открытую дверь доносились громкие мужские голоса. Тут же, их заглушила музыка.
  - Новые соседи проснулись. Похоже, день будет шумным, - Александра улыбнулась соседке.
  Саша вернулась в комнату. Сменила халат на домашние джинсы и футболку. Расчесав волосы, собрала их в хвост. Критически осмотрела комнату и принялась за очищение окружающего пространства и восстановление жизненного равновесия, то есть за генеральную уборку.
  С детства Саня терпеть не могла мыть пол, но еще больше не любила гладить белье. Но бабушка учила: 'Трудности закаляют характер'. Трудовой порыв занял весь день.
  За большим, отмытым до скрипа, окном сгустились сумерки. Комната дышала чистотой. Александра щелкнула клавишей на стене. Вокруг разлился мягкий, яркий свет. Чистое, но голое окно делало комнату неуютной.
  - Усталая, но довольная, она отправилась вешать новые портьеры, - мурлыкала себе под нос Александра, двигая тяжелую, древнюю стремянку под карниз. Портьеры, большие, из плотного, тяжелого, мягкого белого шелка. Бабушка сказала бы: 'Богатые'. Они давно ждали своего часа.
  Музыка в соседнем доме стихла. Только громкие мужские голоса о чем-то спорили в комнате за открытым окном. Слышались отдельные слова. Саня усмехнулась, отчетливо расслышав: 'Сам дурак'.
  - Ничто не выбьет нас из седла. Русские не сдаются. Победа будет за нами. - Александра изогнулась на верхней ступеньке стремянки-долгожителя и сосредоточенно, едва слышно, шипела сквозь зубы. Мерзкие петельки не желали цепляться за мелкие крючочки. Вдохновение от мыслей о шикарной драпировке белоснежного шелка на окне сменилось раздражением.
  - Ваше здоровье, - внезапно услышала она у самого своего уха. Вздрогнув от неожиданности, Саня резко развернулась на голос. Верная стремянка, пронзительно скрипнув, разъехалась. Падая, Саша схватилась за карниз и вместе с ним рухнула на пол. К грохоту стремянки и карниза добавился звук разбитого стекла.
  - Твою ж, контузию! Так убить можно, - возмущенно прохрипело под ней большое тело, пытаясь выбраться из ловушки.
  Саня барахталась на чем-то мягком, запутавшись в шелковых портьерах. Это 'что-то' под ней шевелилось и кряхтело. Откинув ткань, она вскочила и осмотрелась. У раскрытой балконной двери на полу сидел незнакомый мужчина.
  Пригвоздив его к месту яростным взглядом, Александра молча сгребла в кучу уже совсем не белый шелк. Задумчиво уставилась на мокрые розовые пятна на ткани.
  От обиды у нее навернулись слезы. Плотно сжав губы, аккуратно положила портьеры на карниз, упокоенный под окном у стены.
  Пригладила руками растрепавшиеся волосы и сердито уставилась на молодого красавца. Тот так и сидел на полу.
  Он был большой. Стоя рядом, она выглядела ненамного выше. Потирая правое плечо, он глупо улыбался, глядя на Саню. В комнате разливался сладкий аромат дорогого алкоголя.
  - Вы там живы? - послышался взволнованный девичий голос с соседнего балкона.
  - Значит, говоришь, счастье само на меня свалится, - улыбаясь еще шире и разминая шею, ответил своей знакомой мужчина. Он так и не сводил задумчивого взгляда с Александры.
  Саня посмотрела на девушку. Та, виновато улыбнулась и беспомощно развела руками. Вернув внимание на белобрысого незнакомца, Александра строго произнесла:
  - Выход там. - Махнула рукой на входную дверь.
  Глупая улыбка сползла с его лица.
  - Даже чаю не предложите? - обиженно произнес он.
  - Что? - изумленно взметнув брови, спросила Саша придушенным голосом. Ее большие, голубые глаза широко распахнулись и, опасно блеснув, потемнели. - Татарин, - раздраженно процедила она сквозь зубы и прищурилась.
  - Почему, татарин? - недоуменно возмутился незнакомец.
  - Потому, что незваный. - Александра произнесла это зло. Бесцеремонность проходимца бесила. Шумно выдохнула и повторила: - На выход. Быстро. - Резким жестом ткнула указательным пальцем в сторону двери.
  - Вот ведь ... - не закончив фразу незваный гость медленно поднялся. Он стоял перед ней огромный, чужой, нетрезвый, сильный, опасный и красивый. Чужак смотрел на нее беспомощно и восхищенно. Вздохнул. Развернулся и плавно, сытым, ленивым хищником, двинулся к двери. Выйдя на лестничную площадку оглянулся и взглянул, будто вбирая в себя весь ее образ.
  ***************
  3
  Дверь закрылась, и Алекс остался один. Постоял и пошел к лестнице. Спустился на несколько ступеней, остановился и сел. Уперся локтями в колени, обхватил голову руками и простонал:
  - Идиот. Допился.
  Он сидел на ступенях и мысленно обзывал себя крепкими, боцманскими словами. А еще ему стало досадно:
  - Подумать только, так просто попался. Надо же так поспорить с Костей. Он ведь просто 'на слабо' взял. Друг называется. Развел как мальчишку. Истинный Бес.
  Вспоминая недавний спор с другом, Александр усмехнулся.
  - Конечно, кто мог ожидать, что он полезет по пожарной лестнице на пятый этаж? Но, слово не воробей ... Никто не тянул за язык. Сам поспорил, что легко познакомится с этой красоткой.
  Маринка еще масла подлила:
  - Жениться тебе надо. Или ждешь, когда счастье само на тебя свалится?
  - Вот и свалилось. И что теперь делать? Как подойти к этой птичке? - мысленно страдал Александр.
  Удивился с каким удовольствием и теплотой вспоминает эту маленькую, отважную птичку. Вспомнил слезы на ее глазах. А потом она посуровела, рассердилась. Как она его выставила за дверь: 'Выход там!'. Просто прелесть.
  Потом он вспомнил барахтанье под занавеской, большой и белой, как купол парашюта. Ему стало нехорошо, вернее хорошо, даже очень хорошо.
  - С этим надо что-то делать, - думал он, мечтательно улыбаясь.
  ***************
  4
  Закрыв дверь, Александра вернулась в комнату. Постояла, собираясь с мыслями. Обвела горестным взглядом учиненный разгром.
  - Ну, вот. - Она вздохнула с досадой.
  Жалкие портьеры покоились бесформенной кучей на полу у окна. Рядом раскинулись останки старой стремянки. Под ней осколки темного стекла в розовой, ароматной луже. Утерев ладонями набежавшие слезы, Саня убрала осколки и лужу. Попыталась реанимировать стремянку. Поняв тщетность стараний, отнесла ее в прихожую. Решила: - Мусор вынесу утром.
  Отцепила многострадальные портьеры от карниза. Сгребла ткань в кучу и понесла ее в ванную. Вспомнила: балконная дверь по-прежнему открыта. Стремительно бросилась к ней, закрыла и выключила в комнате свет, скрываясь за приветливыми ночными сумерками.
  Без занавески ночное окно выглядело одиноким и неуютным. Александра долго пыталась заснуть. Лежала, закрыв глаза, качаясь на грани яви и сна.
  Внезапно перед ней распахнулась солнечная дверь, открывая безграничный простор. Там, подсвеченный золотыми лучами, стоял благородный, могучий старик. Простая одежда - белая рубашка из холста и шаровары, светло-русые с проседью волосы, седая, волнистая борода.
  Он приблизился, заглянул Сане в лицо печальными серыми глазами. Перевел взгляд куда-то ей за спину и улыбнулся. Его взгляд светился добротой и мудростью.
  Александру поразили руки старца. Молодые, крепкие, чистые, ухоженные, с длинными сильными пальцами. На открытых, гладких ладонях старика лежала камея.
  На восьмилучевой путеводной звезде из кроваво-красной яшмы, обрамленной кружевом тончайших золотых нитей, будто живая, сидела сказочная птица с головой дракона. Длинные, мягкие перья цвета алого пламени струились. Распахнув широкие крылья, готовая сорваться и взлететь, птица внимательно смотрела на Александру золотыми драконьими глазами. Радужно сияла царственная корона на ее голове.
  - Вручаю тебе Силу Небесную. Прими ее по праву крови рода своего. Приручи ее, и она отзовется благодарностью. Это наша с тобой тайна, - услышала Саша тихий, но внушительный голос в своей голове. Удивилась, поняв, чудной старик не шевелит губами. А еще, старик явно смотрел сквозь нее, куда-то ей за спину, будто она ему не интересна.
  Внезапно птица встрепенулась и, обращаясь в живой, стремительный поток яркого света, понеслась к Александре. Вспышка стрелой пронзила ее. Саня вздрогнула и ... резко села на диване. Испуганно огляделась. В комнате серел рассвет. Ночная прохлада бодрила, проникая через приоткрытое окно. Саша закуталась в одеяло и замерла, вспоминая необычное видение.
  - Давно не видела таких ярких снов ... - додумать она не успела, услышав негромкий стук в окно.
  - Птички? - удивилась она, поворачиваясь к приоткрытому окну. Замерла, увидев большой силуэт в белом, за стеклом на балконе.
  Сердце отчаянно застучало у самого горла. Прижав одеяло к груди, Александра боялась пошевелиться. Осторожный стук повторился. Захотелось спрятаться с головой под одеяло. Но она осторожно опустила ноги с дивана. Промахнулась мимо тапок. Босиком встала на пол. Холодный паркет отрезвил.
  Держа одеяло обеими руками, поднялась и робко подошла к балкону. Там был ОН. Вчерашний незнакомец. С огромным букетом белых роз. Он смотрел на нее серьезно и немного грустно.
  - Мы плохо начали наше знакомство. Давай, исправим это, - произнес непонятный субъект, несмело улыбаясь.
  - Ты их в дверь, они в окно, - обреченно вздохнув, проворчала Александра. - Я ничего не начинала. И я Вас не приглашала, -возмутилась она через стекло закрытой двери, не скрывая своего раздражения. Развернулась и, не слушая его оправданий, пошла прочь из комнаты.
  Закрываясь в ванной, Саша с удивлением поняла, она не боится незваного гостя. Словно старый знакомый заглянул. Хмыкнув, включила воду.
  Бессонная ночь, ранняя побудка не добавили ей оптимизма. Двигаясь в кухню, увидела - непонятный тип так и стоит на балконе. В квартире царил сумрак, но она не хотела включать свет. Голое окно, карниз на полу, чистые портьеры разложены на сушилке в центре комнаты.
  Саня включила чайник и поняла: она не сможет пить чай, пока ЭТОТ стоит на ее балконе. Тяжело вздохнув, отключила чайник, вернулась в комнату и убедилась, ОН не сдвинулся с места.
  - На психа не похож. Решил взять измором. - В ней ворохнулось предчувствие неприятностей. - Я позвоню в полицию и у Вас будут проблемы, - подпустив строгости в голос сказала она незнакомцу.
  - Я помогу повесить карниз, - ответил он, глядя на нее умоляюще. Сунул руку в карман и достал отвертку.
  Простое движение странного типа насторожило Александру. Она внимательно проследила за его рукой с длинной отверткой, сверкнувшей белыми металлом. Молча отошла к дивану. Медленно, будто опасаясь резких движений, присела, пошарила рукой в меховой тапке. Достала телефон и, не сводя с незнакомца взгляда, отступила из комнаты. Опомнилась лишь в кухне.
  - Вот же, глупость, - рассердилась на себя Александра. - Для нормального человека отвертка и есть отвертка. А тебя сразу наводит на мысль об орудии преступления. - Она усмехнулась и помотала головой. - Но самое скверное, звонить я никуда не буду. Начальник проведает и ко мне придет большой амба. А он точно узнает, ведь сводку читает ежедневно. Совсем меня заклюет. Что делать с этим придурком на балконе? Стоит. С цветами. Все ему нипочем. Просто цирк бесплатный.
  И тут же ее пронзила леденящая мысль:
  - Сейчас кто-нибудь сделает ма-а-а-а-аленькое такое видео, выложит в сеть и напишет какую-нибудь гадость. Ох и прославишься же ты Сашенька. - От представленных неприятностей у нее даже дух захватило. Подумав, приняла решение и двинулась к балкону.
  - Вы должны уйти, забыть этот балкон и адрес, - произнесла она твердым голосом, открывая балконную дверь. При этом старалась выглядеть официально, насколько возможно это сделать в длинном махровом халате.
  - Сначала карниз. - Он улыбнулся. Мягко отстранив Александру, просочился в комнату. Сунул ей в руки огромный букет. - Они пить хотят, будьте милосердны.
  Саня выразительно поморщилась, держа цветы в вытянутых руках. Отвернулась и внезапно чихнула от густого, сладкого запаха. Вынесла цветы на балкон и пихнула в ведро с водой.
  - Ну, вот. А я старался, - пожав плечами и разводя руки в стороны, разочарованно произнес незнакомец.
  - Я тоже, - поддержала его Саша. Качнула головой, указывая подбородком на свежевыстиранные портьеры. Те уже почти высохли, разложенные на сушилке в центре комнаты.
  Он примиряюще выставил руки ладонями вперед.
  - Я, Александр, - представился он, наблюдая за девушкой с удивлением. Она, закусив нижнюю губу, с тревогой рассматривала его руки. Крепкие, чистые, ухоженные, с длинными сильными пальцами.
  Помолчав, Саня растерянно ответила: - Я тоже. - Настороженно посмотрела ему в глаза.
  Он с недоумением посмотрел на свои ладони. Не заметив там ничего необычного, перевел взгляд на Александру и спросил с шутливой улыбкой:
  - Вы увлекаетесь хиромантией?
  - Предпочитаю дактилоскопию, - ответила она осторожно и перешла в наступление. - Вы хотели заняться карнизом. Если передумали, знаете где выход. - Махнула рукой в сторону двери.
  Он вешал карниз, а Саша наблюдала. В комнате царило безмолвие. Встав на жалобно скрипнувшую табуретку, большой мужчина упирался светлой макушкой в потолок. Мощный рельеф напряженных мышц проступал сквозь белую футболку. Сильные, длинные пальцы ловко вытаскивали старые саморезы из стены.
  Через пятнадцать минут карниз занял прежнее место у потолка. Легонько щелкнув пальцами по карнизу, Александр посмотрел на строгую хозяйку с мягкой, какой-то домашней улыбкой.
  - Готово. - Подняв табуретку, он уверенно двинулся в кухню. Там уселся и предложил: - Давай пиццу закажем.
  Александра сверлила его сердитым взглядом. Подалась вперед и приготовилась дать отпор.
  - Не шуми, птичка. Я голодный, а друзья еще спят, - произнес он, стараясь ее успокоить. Деловито достал телефон из кармана.
  - Все намного хуже, чем можно представить, - проскочила мысль у Сани. Она поморщилась и проворчала, демонстрируя свое недовольство:
  - Уже на 'ты'? Птичка?
  - Так удобнее. Зачем нам условности? А тебя мама с папой как назвали? - спросил он с легкой улыбкой и удивился ее вновь помрачневшему взгляду.
  Помолчав, она сощурилась и угрожающе спросила:
  - Что, лисичка-сестричка? Решил захватить чужую избушку?
  - Почему это сестричка? - Александр попытался обидеться. - Тогда уж лучше братец. - И, широко улыбаясь, предложил: - Можешь звать меня Алекс.
  - Братец Алекс, почти Братец Лис, - пробуя слова на вкус, произнесла Саша. Вздохнула, понимая: она попалась на его уловку и обратилась к нему на 'ты'. - Я, просто Саня. Родители хотели Сашеньку, - ответила ему сдаваясь. Напряжение и настороженность таяли.
  Ее словно окутало большое, сильное добро. Отступила робость, испытываемая Сашей перед могучими мужчинами. Появилась уверенность, она встретила старого друга. Просто с ним они давно разминулись. Ее испугала мысль: 'Ведь могла с ним не встретиться'.
  Потом они пили чай и ели пиццу, говорили о всякой ерунде. Она звонко, искренне смеялась над его шутками.
  **************
  5
  Он смотрел на Александру и удивлялся ее открытости, чистой, светлой наивности. Его окутывали мягкое тепло и покой, идущие от нее, и он жмурился от удовольствия, как кот у теплой печки.
  Ему все в ней нравилось. Маленькая, стройная и гордая, беззащитная и отважная. Большие голубые глаза, похожие на апрельское небо. Густая волна темно-медовых волос. Такие милые, нежные ушки. Тонкие, длинные пальчики. Маленькие, розовые ладошки. Хотелось защищать эту птичку.
  В тот же момент Алекс неожиданно осознал: в нем проснулся и ворчит первобытный самец. Изо всех сил он сдерживал себя. Хотелось схватить ее, утащить в свою пещеру и принести ей большую добычу ... И еще много чего хотелось. Он улыбался, глядя на нее и наслаждаясь такими странными и непривычными ощущениями. Он внутренне поежился, подумав: 'А ведь мог не встретить ее'.
  Ему захотелось взять ее руку, поцеловать тонкое запястье с голубой жилкой, положить ее ладонь на свою, переплести пальцы с ее нежными пальчиками с аккуратными, розовыми ноготками ...
  От фантазий кровь прилила к естественному месту. Алекс понял, сейчас инстинкты выдадут его. Он шумно выдохнул.
  - Пойдем, погуляем, - предложил он. От волнения голос сделался хриплым. С трудом поднимаясь с табуретки, Алекс пытался усмирить жар, растущий внутри.
  *******************
  6
  Они поехали на Невский проспект. Выйдя из метро, окунулись в людскую суету. Погода теплая и ветреная. Жаркое, высокое солнце по-летнему плавило асфальт. Воздух наполнился звучанием множества голосов. Уличные музыканты играли что-то ритмично-веселое. Высокий парень в потертых джинсах и яркой футболке, держа в руках микрофон и широко улыбаясь публике, начал петь хрипло, но громко.
  Люди останавливались, смеялись, притопывали и кивали в такт музыке. Вокруг ощущался праздник. Александр осторожно и нежно взял Сашину ладошку. Они так и пошли, держась за руки. Бродили среди художников. Александра замерла возле картины, поражающей цветовыми сочетаниями. Сквозь оттенки цвета просматривались силуэты, будоража воображение.
  Какой-то шустрый, длинный и тощий парень попытался схватить Саню за руку. Сказал: 'Давно мечтаю рисовать такую красоту'. Обещал сделать ее своей музой.
  Александр положил ему на плечо свою тяжелую ладонь. Пользуясь тем, что Саша отвлеклась и не видит его лица, хищно улыбнулся шустрику. Инстинкт не подвел тощего. Он исчез быстрее, чем Саша смогла это заметить.
  Держась за руки, они шли вдоль Екатерининского канала. Александр рассказал легенду о призраке, появляющемся в марте на Ново-Конюшенном мосту.
  - Если махнет призрак платком, то каждый кто увидит это потеряет волю и бросится в воды канала, - закончил он трагическим шепотом свой рассказ.
  Сашенька смотрела на него с искренним восхищением, и он просто таял под взглядом ее больших синих глаз. Еще недавно он не подозревал о ее существовании, теперь же боялся оторваться от нее. Александр удивился пришедшей мысли: 'Он не представляет свой мир без Сашеньки'.
  Ощущая бесшабашную решительность, он остановился, заступил ей путь. Саша удивленно на него посмотрела, и он утонул в ее бездонном взгляде.
  Неожиданно для себя, медленно, не отрывая взора от Александры, он опустился перед ней на одно колено. Держа ее маленькую ладошку в своих руках, спросил:
  - Ты станешь моей женой? - Собственный голос показался ему чужим и хриплым. Он ужаснулся, поняв смысл произнесенного.
  Разум и мужское достоинство завопили дуэтом: - Сдурел? - Он мысленно отмахнулся от крикунов. Но они не унимались, призывая включить голову. Тогда он раздраженно пнул их в дальний угол сознания. Парочка обиделась и, на прощание обозвав его 'идиотом', затихла.
  Саша смутилась, ее щеки вспыхнули ярким румянцем. Она очень хотела всегда оставаться рядом с Алексом, но растерялась и молчала, глядя на него. И он молчал. Ждал ее ответа, в полном изумлении от происходящего.
  - Сейчас? - Румянец залил не только ее лицо, но и шею. - Ты ... мы ... мы же почти незнакомы, - вытолкнула она застревающие слова.
  - Мы выдержали серьезное испытание.
  Пытаясь шутить, он попробовал улыбнуться. Получилось неуверенно. Понял, сейчас она ему откажет. От этой мысли у него все сжалось внутри. Не веря себе, тихо попросил:
  - Пожалуйста, соглашайся. Я не хочу тебя потерять. - Он видел, его внезапный натиск напугал Сашеньку. - Не верит! - От этой отчаянной мысли у него все скрутило внутри.
  - М-м-мне ... надо подумать, - сказала она, слегка заикаясь, глядя на него с потрясением и растерянностью. Александра попыталась освободить свою руку. Она видела, Алекс огорчен и раздосадован, боялась его обидеть, но удивлялась его напору и такому поспешному решению.
  Он поднялся, отчаянно огляделся, словно искал поддержки. Улыбнулся, облегченно выдохнув. Подмигнул Сане, как опытный заговорщик. Со словами 'Есть идея', потянул ее за руку в сторону открытых дворовых ворот.
  Они зашли в обычный, старый, темный, узкий, но идеально чистый двор-колодец. Под ногами, ровные, красиво уложенные розовые камни. Стены домов окрашены светло-желтой краской до второго этажа. Выше выцветшие стены с облезлой штукатуркой. Над крышами маленький квадратик бездонного, синего неба. Они остановились возле неприметной двери с непритязательной вывеской 'Тату-студия'. Саня недоуменно посмотрела на Алекса.
  - Я докажу. Это серьезно, - невозмутимо ответил он.
  Открыл дверь, и они оказались на узкой, ведущей круто вниз, лестнице. Яркое освещение, черная дверь. Звякнул колокольчик. Помещение студии оказалось светлым и аккуратным: небольшая приемная и кабинет. Тихо работал кондиционер, наполняя воздух свежестью и прохладой.
  Из кабинета вышел мастер - взъерошенный, невысокий и плотный, с бородой, заплетенной в косичку. Он походил на коренастого гнома. С недовольным прищуром он посмотрел на Алекса. Перевел взгляд на Александру и просиял белозубой улыбкой. Спросил низким, хрипловатым голосом:
  - Что желает принцесса?
  - Принцесса желает убедиться в серьезности моих намерений, - с вызовом ответил Алекс. Отодвинул Саню себе за спину, и хищно глянул на гнома.
  - Каталог на столе. - Мастер усмехнулся и указал кивком в угол приемной.
  Вдвоем они расположились на угловом диванчике. Неудобно упираясь коленями в низкий столик, Алекс открыл, лежащую перед ним, массивную папку с рисунками.
  - Пойдем отсюда. - Пытаясь отговорить Алекса, Саша хотела встать. Но в этот момент к ней подошел мастер и, со словами 'Это для Вас', положил перед ней на стол тонкий альбом.
  Исключительно из вежливости, стараясь сохранить романтичный настрой, она открыла альбом. Равнодушно перевернула несколько листов с изображением изящных татуировок и замерла.
  С яркой, цветной фотографии на нее смотрела алая птица с головой дракона в кружевном обрамлении тончайших золотых нитей. Длинные, мягкие перья цвета пламени струились. Распахнув широкие крылья, готовая сорваться и взлететь, птица внимательно смотрела на Александру золотыми драконьими глазами. Радужно сияла царственная корона на ее голове.
  Время на мгновение замерло. Александра ужаснулась от мысли: она не уйдет без этой птицы ...
  Мастер отложил инструменты. Мягкой бумажной салфеткой тщательно промокнул масло с рисунка на коже. Взял в руки синий стеклянный флакон. Несколько капель густой, темной жидкости упали на прекрасное создание, устроившееся на хрупком, нежном плече.
  Капли, словно живые, стремительно растеклись по коже. Накрыли чешуйчатую голову, увенчанную сияющей короной. Покрыли узор длинных струящихся перьев. Добрались до кончиков когтей. Медленно впитались. Кожу закололо, зажгло, потом жар сменился холодом, легким онемением. Через несколько минут все прошло.
  Саня подошла к зеркалу. На ее плече, обнимая его крыльями, сидело маленькое чудо. Желтые, драконьи глаза смотрели на Александру изучающе.
  Внезапно погас свет. Через мгновение, совершенно беззвучно, рядом возник Алекс. Саша оказалась в кольце сильных рук, макушку согрело теплое дыхание.
  - Выход сами найдете? - хрипло спросил мастер-гном. Когда они шагнули за порог, услышали удаляющийся бас: - Береги принцессу.
  Потом наступили будни. В первый же вечер они отправились в знакомый салон. Дверь оказалась закрыта, вывеска исчезла. Соседи удивились, услышав о салоне татуировок.
  - Вот же гном. Обманул все-таки. - Злость и обида смешались в душе Алекса. Теперь это казалось делом принципа. - Город большой. - Полный отчаянной решимости отправиться в другой салон, Алекс потянул Саню из двора.
  Она остановила его:
  - Я тебе верю. Только ты не торопи меня. - Помолчав, неожиданно для себя предложила: - Пусть моя птица будет нашей тайной.
  Они встречались каждый вечер. Гуляли, сидели в кафе. Александр удивлялся своему состоянию бесшабашной радости, возникающему всякий раз, когда он смотрел на Сашеньку. Ему страстно хотелось снова задать ей свой главный вопрос. Боясь отказа, сдерживал себя, давая ей время привыкнуть.
  Он говорил ей о себе и слушал ее рассказы. Единственным родным человеком у нее была бабушка Полина Матвеевна. Саша так ярко описала ее, и он уже страшился встречи с будущей строгой родственницей. - Родственницей? - подумал он с удивлением, пытаясь привыкнуть к этому слову.
  Александра наслаждалась каждой минутой рядом с Алексом. Поздними вечерами ей совсем не хотелось расставаться с ним. Саша видела - Алекс не обманывает. Она всегда различала ложь. Эта способность ее спасение и наказание.
  В какой-то момент Саня поняла, она готова доверить Алексу все свои тайны. Он покорил ее добрым вниманием, искренним переживанием, когда она рассказывала о своих детских приключениях, смешных случаях в университете.
  - Шовинист, - проворчал он сердито, когда Саша говорила о своем начальнике.
  **********************
  7
  Николай Петрович подвинул по гладкой столешнице к своему собеседнику открытый конверт. Кивнул, предлагая ознакомиться с содержанием письма. Пока Павел внимательно изучал предложенный текст, Николай выглядел задумчиво, тихо выстукивая пальцами по столу ритм какой-то мелодии. Наконец, видимо подводя итог своим размышлениям, он нахмурился и внимательно посмотрел на Павла. Тот отложил прочитанное письмо.
  - Думаешь кто-то поверит в такой очевидный подлог? - спокойно спросил Павел.
  - Дело не в том, поверят или нет. Для нашей зарубежной родни это отличный повод для передела власти, - вздохнув, произнес Николай.
  - Ничего необычного. Очередная интрига Долгоруковых. - Павел развел руками, изображая скучающее выражение на лице. - Выставили амбициозного мальчишку из обедневшей дворянской семьи и пытаются убедить всех в его исключительности. Хотят представить его новым Хранителем Символа. - Он кивнул на письмо. - Непонятно на что они надеются?
  - Согласен, с этой жуткой татуировкой они перемудрили. Но при большом желании на такой аргумент можно смотреть с разных позиций. - В голосе Николая слышались сарказм и недовольство. - Согласись, парень хорошо подготовлен. Требование взять его на службу к нам в Бюро внешне выглядит вполне обоснованно.
  - Надеюсь, ты найдешь основание для отказа? - Павел возмущенно откинулся на спинку стула.
  - Зачем? Напротив, врага надо знать в лицо. Принимай нового стажера к себе в архив, - спокойно ответил Николай Петрович.
  - До чего же ты меня обрадовал. - Лицо старшего архивариуса скривилось. - Но у меня есть чем тебя отблагодарить. - Стараясь скрыть раздражение, Павел попытался придать лицу задумчиво-загадочное выражение. Взял папку, отложенную на край стола.
  - Что еще случилось плохого? Ты хоть когда-нибудь порадуешь меня чем-нибудь? - проворчал Николай Петрович, внимательно следя за нарочито медленными движениями начальника специального архива Бюро. Заметив, как задумчивость на лице друга уступает место легкой улыбке, спросил:
  - Неужели новое откопали?
  - Новое в архивах? Шутишь? - окончательно выныривая из своих мыслей, улыбнулся Павел Семенович. - Все новое - это хорошо забытое старое.
  - Отлично. Новое нашли в старом? - спросил Николай. В его голосе снова проявилось недовольство.
  - Разве старое бывает новым? - Поддельно изумляясь, Павел развел руками.
  - Ну, хватит. Смотрю у тебя снова хорошее настроение. Меня порадуешь? - Николай нахмурился.
  Поймав недовольный взгляд друга, Павел понял, сейчас ему окончательно испортят остатки приятного расположения духа.
  - Everything brilliant is simple**, - произнес архивариус, стараясь придать лицу серьезность. - Наши аналитики, как всегда, решили по-новому посмотреть на известную старину, - поспешил он реабилитироваться. - Интересно получилось. Если коротко, мы можем проследить подробный путь старца Федора в Сибири.
  - Все-таки старец? Ты так уверен, что личности Александра Первого и старца Федора Кузьмича тождественны? Они ведь даже внешне не похожи. - Николай с сомнением посмотрел на начальника спец архива.
  Павел поджал губы. Видимо, хотел промолчать, но не выдержал.
  - Во-первых, тебе известно, в архивных материалах Томской экспедиции о ссыльных сохранилось описание внешности Фёдора Кузьмича.
  Он нашел нужный лист в своей папке и зачитал: '... рост 2 аршина и 6 с 3/4 вершков. Глаза серые, волосы на голове и бороде светло-русые с проседью, кругловатый подбородок. На спине - следы от побоев кнутом...'.
  Лицо Павла сделалось довольным.
  - Получается, внешность, описанная в материалах Томской экспедиции о ссыльных, совпадает с описанием Александра Первого. Кроме следов от побоев, конечно, - с усмешкой добавил он.
  - Во-вторых, при жизни Фёдор отказывал в написании своего портрета. Критики и исследователи сравнивали этот рисунок ... - Павел положил на стол перед Николаем копию рисунка неизвестного художника, сделанного углем на второй день после смерти старца двадцать второго января одна тысяча восемьсот шестьдесят четвертого года.
  Заметив сомнение во взгляде друга, продолжил:
  - Смотри, они сравнивали этот рисунок с парадным портретом Императора.
  Недоверие в глазах Николая осталось прежним.
  - Парадный портрет Императора с разницей почти в сорок лет! Любого баловня судьбы, переодень в тряпье и отправь жить в деревню, в Сибирь. Думаешь, узнают его через сорок лет? - с досадой произнес Павел и замолчал, огорченный откровенным непониманием со стороны друга.
  Помолчал, ожидая возражений на свои слова. Заметив, как Николай задумался, настойчиво продолжил:
  - В-третьих, остались записи свидетелей, опознавших Александра Первого в старце Федоре Кузьмиче. Например, казак Березин, долгое время служил в Петербурге. В Фёдоре Кузьмиче он опознал покойного императора.
  Местный священник Иоанн Александровский, сосланный в Сибирь из Петербурга, также опознал в старце царя и утверждал, что не мог ошибиться. Он неоднократно видел Александра Первого в столице.
  Другие свидетели упоминали наличие связей Старца в петербургском обществе. Еще они сообщали: Старец общался с епископом Афанасием (Соколовым) на французском языке.
  Павел перевел дух.
  - Есть еще в-пятых и, в-десятых.
  Обычно непробиваемый Павел, начинал беспокоиться. Его раздражала невозмутимость на лице Николая. Ведь именно Орел Николай Петрович продолжил поиски Символа Жизни после гибели своего отца.
  Павел считал свою работу безупречной. Он знал: косвенные доказательства ведут к очевидным фактам. В ответ же лишь хладнокровие и отстраненность друга. Не сдаваясь Павел продолжил:
  - Ряд исследователей сообщает об обширной переписке, которую вёл Фёдор Кузьмич. В числе его корреспондентов называют барона Дмитрия Остен-Сакена. В его имении, в Прилуках в Киевской губернии, долгое время хранились письма старца. Но потом они бесследно исчезли. Также сообщается о переписке Фёдора Кузьмича с императором Николаем Первым. Она велась с помощью шифра.
  - Достаточно. Твои успехи меня радуют. Верю, ты успел одолеть и запомнить весь архив, но ... - с явным сомнением, сделав неопределенный жест рукой, прервал друга Николай.
  - М-да, и неверие для кого-то святое чувство, - покачав головой, тихо произнес Павел. - Подозреваю, для тебя в этой истории нет авторитетов. Но Анатолия Федоровича ты же уважаешь как специалиста. - Павел попытался вложить в свои слова максимальное убеждение.
  Николай Петрович вопросительно поднял брови. Взгляд его сделался недовольным.
  - Существует категорическое заключение юриста Анатолия Федоровича Кони. - Начальник спец архива достал очередной лист из папки. - Вот, в его документах: 'Письма императора и записки странника писаны рукой одного и того же человека'. Неужели забыл? - вспоминая известную личность, возмутился Павел.
  Николай взял в руки копию документа. Пробежал взглядом ровные строчки. Отложил лист.
  - Уважаемый юрист Анатолий Федорович вряд ли был графологом. Потом, сам знаешь, пока не пощупаю, не поверю, - спокойно ответил Николай.
  Набираясь стоического терпения, Павел поднял взгляд к потолку. Вздохнул и продолжил:
  - Цитирую из газеты: '... в 2015 году на прошедшем в Томске форуме 'Дважды вошедший в историю: Александр I - старец Федор Томский' графологи заявили, почерки святого скитальца и покойного императора совпадают.
  Светлана Семенова, президент русского графологического общества, сообщила: 'Графология с высокой вероятностью позволяет утверждать, это один и тот же человек. Малозаметные символы с возрастом не изменились. К примеру, буква 'ж' имеет петлю, которая заменяет пропущенные рядом с ней буквы 'о' и 'е'...'.
  - Ты прав, специалистов уважаю. Но ... - Николай сокрушенно развел руками. Он даже улыбнулся, но улыбка вышла скептической.
  - Фома неверующий, - устало вздохнул Павел. Помолчал и сказал серьезно: - По архивным материалам нам удалось подробно проследить путь старца Федора в Сибири. По-моему, особое внимание привлекает 1843 год, когда он работал на золотых приисках в Енисейской тайге. Этот момент остался 'за кадром' истории.
  - Даже не надейся! - Замахав на Павла руками, Николай возмутился: - В тайгу, на охоту и рыбалку тебя не отпущу. - Хитровато прищурился и неожиданно спросил: - Зачем твои аналитики в доклад включили эту ерунду? - Пошевелил компьютерной мышкой, пробуждая ноутбук. Заметив возмущенный взгляд друга, остановил его возражение: - И не рассказывай мне о чудесных способностях старца Федора.
  Открыв нужный документ, Николай начал читать: '... Наделён даром предвидения, из-за чего к нему приезжали за советом люди издалека. Особенно ценили Фёдора Кузьмича служители православной церкви. Например, однажды его посетил епископ Иннокентий, впоследствии ставший митрополитом Московским ...'.
  Голос Николая звучал спокойно и негромко, но полностью скрыть скепсис и недовольство у него не получилось. - Церковники так ценили, что тайну последней исповеди старца не сохранили? - Укоризненно покачал он головой.
  - Вы, Николай Петрович, требовали подробный доклад, - обиженно произнес Павел, намеренно переходя на 'Вы'. - И не все священники болтливы. Старец Федор бывал на исповеди у будущего томского епископа Парфения и томских иеромонахов Рафаила и Германа. Они утверждали, что знают, кто он, но отказывались разгласить тайну исповеди, - заступился за батюшек Павел.
  - Хороший доклад. Но не могу я поверить. Приходи и забирай. Непросто все это. Не хватает во всем этом чего-то важного. Ищем, но что именно ищем понять до сих пор не могу. Все на уровне предположений и фантазий.
  - Надо ехать и смотреть на месте. Здесь мы только и можем - фантазировать, - выделив ехидной интонацией 'фантазировать', ответил Павел.
  - Даже не мечтай. Ты мне здесь нужен, - рассердился Николай. Затем продолжил решительно: - Некого нам сейчас в Сибирь посылать. Людей, посвященных в истинную суть поисков, у нас мало. - Помолчал и едко спросил: - Хочешь своих архивариусов снова на пленэр отправить?
  - Уже съездили. Олег Старченко только вчера с больничного вернулся и еще двое в госпитале, - проворчал начальник специального архива и нахмурился.
  *****************
  8
  В субботу Александр пригласил Сашу в гости, на дачу. Обещал показать библиотеку его деда. На ее вопросительный взгляд улыбнулся и ответил:
  - Хочу познакомить тебя с Игорем и Мариной. Ты их видела на балконе в наш первый веселый вечер.
  Алекс заехал за ней ранним утром. Его огромная, черная, хищно-блестящая машина казалась пришельцем из иного мира в ее уютном, тесном дворике, среди старых пятиэтажек. Пока ехали разговор не клеился. В механическом монстре Сашу охватили напряжение и подавленность.
  Дача оказалась скромнее, чем она опасалась. Небольшой, старый, скорее даже старинный, одноэтажный дом с мансардой под высокой, ломаной крышей. Бордовая метало-черепица и темно-коричневые стеклопакеты мирно уживались с толстыми стенами из красного кирпича.
  Высокий, темно-зеленый забор смотрелся скромным на фоне соседей. Но внутри впечатляла плотная, живая изгородь из лохматых елей.
  Друзья Алекса понравились Саше. Большой, с озорным взглядом, беззаботно веселый Игорь наслаждался последними деньками своего отпуска. Марина, невысокая, смуглая, темноволосая, оказалась студенткой. Они общались свободно, по-доброму, по-домашнему.
  Марина шутила, называла мужчин бездельниками и мальчишками. Забавно обижалась, жалуясь:
  - Они слишком медленно 'варят' шашлык.
  Их скромная компания успела опустошить нескромные запасы продуктов из холодильника, пока мальчики колдовали над мясом.
  После шашлыков принесли гитару. Марина, хорошо играла и пела. Ее голос, мягкий и нежный, очаровывал, завораживал, уносил в волшебные дали. Хотелось слушать ее вечно.
  Саша видела, как изменились лица мужчин. Лихость и напряжение смыло плавной волной. Большие и сильные, они, словно дети, сидели с мечтательно-отсутствующими взорами. Алекс, увидевший что-то сказочное в облаках, медленно перевел взгляд на Сашу. Она глубоко вдохнула, опасаясь утонуть, в окутавшем ее потоке нежности.
  Вечерело, когда Александр решил показать ей библиотеку. Он действительно любил книги. Ведь там есть чем гордиться.
  В большой, квадратной комнате вдоль двух стен стояли высокие, почти до потолка, шкафы из темного дерева, заполненные книгами. Яркие и темные, толстые и не очень переплеты книг смотрели сквозь стеклянные дверки.
  Ровный паркет, блестящий от светлого лака. В центре низенький, на массивных гнутых ножках деревянный столик, с наборной столешницей. Рядом диван и два кресла, обитые темной, гладкой кожей. Все казалось добротным, основательным.
  В простенке, между высокими окнами, притаился компьютерный стол с моноблоком и клавиатурой. В книжном царстве они смотрелись инородно. Зато кожаное кресло на широких колесиках выглядело привлекательно.
  Александр держал руки Сани в своих и говорил о книгах.
  - Удивительно, но история мира, это история войны, - сказал он, привлекая ее к себе.
  Ей захотелось оплавиться, раствориться в его руках. Горячая истома прокатилась по телу, отозвалась слабостью в ногах, голова стала пустой и легкой. Жар залил лицо, шею, растекся до кончиков пальцев. Стесняясь своего смущения, она отвернулась.
  На белых тисненых обоях свободной стены висели черно-белые фотографии в рамках из темного багета. Пустынная улица после дождя, одинокая лодка на берегу реки, безлюдная аллея парка, детская площадка без детей, черные осенние деревья ... Людей там нет.
  Вдруг, в центре, среди безжизненного безмолвия, Саша увидела ЕЁ, фотографию, знакомую ей с детства. Большой светловолосый мужчина в белом костюме и маленькая, хрупкая темноволосая женщина в легком платье. Молодые, красивые, счастливые. Она помнила эту фотографию столько, сколько помнила себя.
  Снежная лавина обрушилась на Александру. Онемев от изумления, она молча смотрела на фотоснимок. Алекс что-то говорил ей, о чем-то спрашивал. Она, оглушенная увиденным, ничего не слышала и не понимала.
  - Невозможно, - не отрывая взгляда от фотографии, потрясенно прошептала Александра.
  - Что? - Алекс моргнул и проследил за ее взглядом. - М-м-м-да, - выдохнул он с досадой.
  Саня перевела растерянный взгляд на Александра. Она смотрела на него, словно впервые видела.
  - Это настоящие, черно-белые. Без компьютера, без фотошопа. Только пленки и негативы. Я тоже люблю на них смотреть, - ответил Алекс, стараясь говорить спокойно и уверенно, но не смог совсем скрыть досаду.
  - Кто это? - внезапно охрипшим голосом, спросила Саша, кивком указав на фото в центре.
  - Мой отец и его первая жена. Дед фотографировал, - слегка дернув плечом, ответил Алекс вздыхая.
  - Так не бывает. - Ее заклинило, забылись все остальные слова.
  - Бывает. Даже очень бывает. Настоящие, черно-белые. Дед любил фотографировать. Отец тоже на пленку снимал. Правда папа не фотографирует людей. - Алекс говорил, удивляясь своему неожиданному многословию. Нахмурился. Внезапный Сашин интерес показался ему странным.
  - Нет, этого просто не может быть. - Саша тоскливым взглядом обвела комнату.
  - Пойдем, сама увидишь, - сказал он вздыхая. Взял ее за руку, повел из библиотеки.
  В конце коридора Алекс открыл узкую дверцу. Включил свет в маленькой комнатке без окон. На стеллаже, напротив входа, картонные коробки, пластиковые розовые ванночки и черные бочонки. Слева у стены стояли три стула. Справа на старом, массивном письменном столе - древний фотоувеличитель. Серый металлический корпус на штативе.
  - Такой же видела у нашего соседа, - вспомнила Саша, отстраненно наблюдая за действиями Алекса.
  Искоса поглядывая на нее, Александр взял коробку с надписью '1991'. Открыл. Там лежали маленькие коробочки с катушками пленок, подписанные мелким почерком. Он нашел нужную, достал пленку и заправил ее в фотоувеличитель. Подвинул к столу стулья, включил аппарат.
  - В детстве мне здесь нравилось. Ты, сама все увидишь, - сказал Алекс, выключая свет в комнате.
  Для Сани весь мир сжался до размера белого, бумажного листа, освещенного аппаратом. На листе появилось изображение. Мужчина в черном костюме, черные волосы. Рядом с ним светловолосая женщина в легком платье.
  Александра вздрогнула. Черный мужской силуэт показался знакомым. Тут же пришло воспоминание. На святках они с Ленкой гадали. Сначала забавлялись. Между стеной и горящей свечой положили комок бумаги на тарелку и подожгли. Пока бумага горела, смотрели на пляшущие тени на стене. В последний момент угасания пламени, на стене появлялись ясные очертания от кучки почти пепла.
  У смешливой Ленки получилась забавная каракатица, похожая на машину. С довольным видом подруга сказала:
  - Вот! Отправлюсь в путешествие.
  Свой опыт Саша вспоминала, вздрагивая. Кучка пепла получилась маленькой. Но от дрожащего пламени свечи вытянулась длинная тень. На стене отразился четкий, черный, зловещий образ человека.
  - Ну, подруга, встретишь ты черного короля, - смеясь, сказала Лена.
  Скрывая свой испуг, Саня быстро растерла пальцами еще горячий пепел и пробурчала:
  - Ерунда все это.
  Ленка удивилась ее мрачности. Лишь кивнула соглашаясь.
  - Это она, та фотография. На негативе все не так, как в жизни. Белое - это черное, черное - это белое, - сказал Алекс. Обнял и нежно прижал Сашу к себе.
  Она замерла, пытаясь понять, как на все реагировать.
  - Я никогда не видел отца таким счастливым, - произнес Алекс тихим, задумчивым голосом. Помолчал и добавил, вдыхая аромат Сашиных волос: - Мама принципиально не заходила в библиотеку. Отец ее не фотографировал, и она обижалась. - Неожиданно для себя Алекс понял: - Высокая, стройная, красивая мать ревновала отца к этой маленькой, незнакомой женщине.
  Оглушенная, свалившимся на нее известием, Саша с трудом улавливала смысл слов Александра. Он говорил об отце, о разводе родителей в день его совершеннолетия. Ей захотелось отстраниться, разомкнуть его объятия. В голове ее крутилась одна мысль:
  - Так не бывает. - Потом она вдруг поняла: - Алекс говорит об отце в настоящем времени.
  - Он ... жив? - спросила Саня.
  - Конечно. - Алекс настороженно посмотрел на нее. - Что случилось?
  Она не находила слов и молчала. Потом тихо, словно боясь себе поверить, сказала: - Все хорошо, наверное.
  Когда они вернулись к гостям Саша пыталась казаться веселой, но у нее это плохо получалось. Алекс с удивлением ловил на себе ее серьезные взгляды. Александра смотрела так, будто впервые его видела. Он с ужасом ощущал, между ними растет напряжение, и не мог понять в чем дело.
  - Что случилось? - снова спрашивал он ее.
  - Все хорошо, - отвечала Саша.
  Но он видел: не хорошо, очень нехорошо. Не умеет она обманывать. Алекс чувствовал Сашенька, все еще пытаясь улыбаться, отдаляется от него. Это пугало. А потом она попросила не провожать ее.
  Игорь с Мариной уехали. Александр остался один. Позвонил Сашеньке, хотел убедиться, что у нее все хорошо. Телефон ее не отвечал. Алекс не спал ночью. Снова и снова прокручивал в голове весь прошедший день. Пытался понять, чем он мог ее обидеть и не находил ответа. Вспоминал их разговор, каждую минуту, каждое слово, шаг за шагом.
  Алекс замер, поняв, уловив момент поворота в ее настроении. Он задал ей свой главный вопрос и так надеялся на ее согласие. Лоб покрылся холодной испариной.
  - Она отвернулась, сделав вид, будто увлеклась фотографиями. - Стоп-кадр момента всплыл в его памяти.
  А потом на него накатила обида.
  - Идиот. Докатился. Впервые изменил себе, своей свободе и получил по заслугам. Да, он любит женщин, особенно, когда они уходят утром. - Алекс криво усмехнулся. - В ней нет ничего особенного. - Попытался убедить он себя. - Да, хорошенькая. Ему нравятся такие. Но ведь на ней свет клином не сошелся? На его век девчонок хватит. Ну их к лешему, этих баб. Одни проблемы от них. - Алекс хотел допить коньяк, но почему-то передумал. Сам удивился.
  Под утро он попытался заснуть. Но стоило закрыть глаза и тут же возникало лицо Сашеньки. Она манила, звала его. Пожалел, что ночью отказался от коньяка. Встал хмурым, измученным. И снова вопросы в голове:
  - Почему? В чем причина? - Алекс опять позвонил ей. Никто не ответил.
  Он долго стоял под контрастным душем. Брился, соскребая не только щетину. Словно хотел избавиться от осевших на него за ночь мыслей. Из зеркала на него смотрел колючий взгляд. Глубокая складка между нахмуренных бровей, веки покраснели, темные круги под глазами. Горькая усмешка скривила губы.
  Полный досады, злой на себя, Алекс поехал к ней. Он мчался по утренним улицам большого города, будто от скорости зависела жизнь. Уже не пытаясь звонить по телефону, на одном дыхании он взлетел по лестнице на пятый этаж. Всю свою боль он вдавил в кнопку звонка.
  *********************
  9
  Александра смотрела на фотографию, висевшую на стене над ее диваном. Большой светловолосый мужчина в белом костюме и маленькая темноволосая женщина в легком платье. Молодые, красивые, счастливые. Нет ни тени сомнений во взглядах, нет намека на дурные предчувствия. Она помнила эту фотографию столько, сколько помнила себя. Это ее мама и папа. О них она думала и мечтала всю свою жизнь.
  Бабушка говорила: 'Они погибли в автомобильной аварии'. Рассказывала, Санечку, еще не родившуюся, чудом удалось спасти. И вот теперь, отец жив? А было ли чудо? О чем еще не рассказала бабушка? Почему?
  Вопросы росли снежным комом, обещая накрыть с головой. Очень хотелось помчаться к бабушке в родной, уютный Городок. Пусть она скажет: 'Это чужая, случайная фотография'.
  Утром, не выдержав, Саша позвонила бабушке. Стараясь не выдать своего смятения, прячась за обычным разговором, она, как бы случайно, спросила:
  - Почему у нас только одна фотография моих родителей?
  Ответ поставил точку в приговоре. Бабушка сказала:
  - Остальные фотографии я давно сложила в коробку и убрала на антресоль. - Потом непривычно резко добавила: - Ничего интересного. Живым о живых думать надо. Долгий разговор, не телефонный.
  Саня отключила телефон.
  - Вот и все, - сказала она себе. Легла на диван, свернулась калачиком, укрылась пледом с головой. Лежала без мыслей, без слез, погружаясь в пустоту.
  Долгий, громкий, настойчивый, требовательный дверной звонок вонзился в ее мозг. Александра накрыла голову подушкой. Звонок не затихал, звал, приказывал, потом захрипел от отчаяния. Пришлось вставать. Сутулясь и шаркая, Саша подошла к двери. Не спрашивая открыла и, не поднимая головы, вернулась в комнату.
  Алекс снова и снова отчаянно давил на звонок. Щелкнул замок, дверь приоткрылась и замерла. Легонько толкнув дверь, он осторожно переступил порог. Увидел, как Саша медленно, словно во сне, уходит в комнату. Закрыв дверь, он двинулся следом.
  Саня молча села на диван. Опустив голову, обхватила плечи руками. Поежилась, будто замерзла. Рядом лежал скомканный бежевый плед, в уголке смятая подушка. На полу, из большой, светло-зеленой, меховой тапки, торчал телефон. Алекс не узнавал свою веселую, смелую птичку. Взъерошенная, она потускнела. Бледное лицо, темные круги под глазами, припухшие веки.
  - Все будет хорошо, - сказал Алекс, опускаясь перед Сашенькой на колени. Попытался взять ее руки, обнять. Она испугалась и отшатнулась.
  - Ты не понимаешь ... - Саша посмотрела на него, и он утонул в ее глазах, полных отчаяния. - Не будет, ничего не будет. - Всхлипнув, словно от рыдания, она перевела взгляд на стену.
  Проследив за ее взглядом, Алекс вздрогнул. Брови сами взлетели в удивлении. Из внезапно пересохшего горла непроизвольно вырвалось: - О, черт! - Сглотнув, хрипло добавил: - Откуда? Этого не может быть.
  На стене, в простой, дешевой рамке под стеклом висела фотография, знакомая Александру с детства. Большой светловолосый мужчина в белом костюме и маленькая темноволосая женщина в легком платье. Молодые, красивые, счастливые. Отец и его первая любовь. Алекс помнил эту фотографию столько, сколько помнил себя.
  *****************
  10
  Александр замер в кресле, не моргая, смотрел в невидимую точку. Случившееся не хотело помещаться в его голове. Саша снова прогнала его. Точнее настойчиво попросила уйти, тихо, но твердо сказав:
  - Мне надо подумать.
  Он, словно зверь, мерил нервными шагами дорожку, проложенную вокруг ее дома. Так и не придумав, как к ней вернуться, долго бродил по городу. Вокруг люди куда-то спешили, а он чувствовал себя одиноким.
  Александр не понимал, что можно сделать, как перевернуть мир на ноги. Надеялся, усталость придавит его растрепанные мысли. Придавила. Мысли, вопросы скрутили мозг в огромный, тугой ком и начинали распирать череп. Алекс захотел напиться. Организм требовал крепкого алкоголя.
  Теперь Александр сидел в темной библиотеке. За окном серел рассвет. Утонув в глубоком, кожаном кресле, развернув его к свободной стене, Алекс невидяще смотрел на фотографию и терзал себя вопросом:
  - Возможно ли это?
  С отцом у него отношения откровенные. Были. Получается, отец кое-что скрывал от сына.
  Алекс погружался в какое-то отстраненное состояние. Словно со стороны наблюдал, свой тупеющий мозг и не мог остановить бешено скачущие мысли. В груди все сдавило. В нем сломался воздушный кран, и он завис, лишенный способности дышать. Жизнь ударила под дых. От боли, вонзившейся в душу, хотелось лечь и умереть.
  Алекс пил, не пьянея, и пытался думать. Хотел подключить логику, даже к мат анализу примерился. Но, то ли с логикой у него возникли проблемы, то ли высшая математика свалила в отпуск, но кусочки фактов не укладывались в правильную картинку. Думать становилось все сложнее. Александр сидел и вспоминал рассказы Саши. Нечто важное ускользало от него. Тревожные моменты не желали встраиваться в четкую линию.
  Он вылил остатки янтарной жидкости в низкий, пузатый бокал. Поставил пустую бутылку под кривоногий столик к ее опустевшей соплеменнице. Наборная столешница завалена упаковками от нарезки. Остатки сыра, ветчины и копченой колбасы небрежной кучкой лежали на круглом масляном пятне, пропитавшем белый лист офисной бумаги. Рядом с неаккуратной кучкой, на краю листа, покоились кружочки лимона. Бумага под ними промокла от сока, впитавшегося неровной лужицей в целлюлозу.
  Александр не пошевелился, когда дверь открылась. Он не ошибся, узнав отца по шагам, уверенным и едва слышным.
  - Хоть бы окно открыл. - Включив в библиотеке свет, недовольно поморщился мужчина. Подошел к большому, высокому окну, открыл, широко распахнул и вернулся к крайнему книжному шкафу. Открыв шкаф, достал толстую черную папку с надписью: 'Символ Рода'.
  - М-м-м-да, ленивому всегда праздник, - проворчал он, укоризненно глядя на сына.
  - Шило вылезло из мешка? - раздраженно спросил Александр. Прищурился, глядя на отца.
  Тот едва заметно приподнял правую бровь.
  - Ты знаешь, у тебя есть дочь, - продолжил Алекс, возвращая взгляд на фотографию в центре стены.
  - Плохая шутка. Ты это сам придумал? - Отец раскрыл папку, начал листать, выискивая нужный текст.
  - Она сказала, - Алекс кивнул на фото.
  Мужчина помрачнел, отрываясь от бумаг. Внимательно глядя на сына, спросил язвительно:
  - Ты хорошо себя чувствуешь?
  - Почему, как только случится хорошее, так сразу мордой в дерьмо? - Александр снова повернул к нему небритое лицо. - Молчишь? - вопрос прозвучал раздраженно. Он смотрел на отца совершенно трезвыми глазами. Замолчал, понимая: - Ответа не будет.
  Глубоко вдохнув, Алекс продолжил громко и сбивчиво: - Со мной все хорошо ... - Запнулся словами: - То есть не хорошо, просто отвратительно ... - Усмешка получилась кривой. Произнес увереннее: - Ты зна-а-ал. Если знал, почему ты ее бросил?
  - Ты, о чем? До чертей допился? - Сердито захлопнув папку, отец нахмурился, шагнул к сыну.
  - У нее такая же фотография висит на стене. - Подняв со столика полный бокал, сын спокойно встретил недовольство отца.
  - Доблудился. Пора тебе на службу. Почти месяц без дела небо коптишь. - Николай Петрович с трудом сдержал раздражение, проводив осуждающим взглядом бокал в руке сына.
  - Не хочешь спросить 'где?' или опять про долг перед родом напомнишь? - Алекс сделал глоток из бокала. Во взгляде его читалась насмешка.
  - И где же? - спросил отец, стараясь выглядеть спокойным.
  - Недалеко, на Ахматовской, дом тридцать пять. - Одним глотком осушив бокал, Александр внимательно смотрел на отца, следя за его реакцией.
  - Где? - резко спросил тот внезапно охрипшим голосом. Но тут же возмутился, утвердив голос: - Ерунда какая-то. Это невозможно.
  - Почему невозможно? Вчера видел, сам, своими глазами, вот как тебя сейчас. Рамочка такая простенькая на стене висит, - возразил Алекс насмешливо. Потом резко вдохнул и рыкнул на выдохе: - Над ее подушкой. - Грохнул на столик пустой, пузатый бокал и тот рассыпался мелкими, прозрачными брызгами.
  - Отставить пьяную истерику. Рассказывай. Все. По порядку, - грозно, отрывисто приказал Николай Петрович, с трудом сдерживая желание встряхнуть сына.
  И сын рассказал, подробно. Промолчал только про птицу с головой дракона. Не хотелось Алексу выглядеть совершенным идиотом в глазах отца. Тот и так на него посматривал с неодобрением и укоризной.
  - Вы увидели симпатичную женщину и поспорили из-за нее с Константином? Я ничего не перепутал? - Буравя сына колючим взглядом, Николай сухо выделил заинтересовавшую его часть рассказа.
  - Кто же думал, что все так получится? - Алекс, беспомощно разведя руками. Выглядел он подавленным, даже несчастным.
  - Я знал. Глупость заразна. Но, чтобы та-а-ак ... Восхитительный идиотизм. Ты не переутомился, отдыхая? - возмутился отец, не скрывая раздражения.
  - Ты не ответил. Ты знал? - не обращая внимания на обидные слова, Александр снова задал волнующий его вопрос.
  - Нет, но я разберусь, - жестко ответил Орел-старший, понизив голос, и угрожающе прищурился.
  - Ты не посмеешь ... - прошипел Алекс, приходя в бешенство. Резко вскочил, глядя отцу в глаза. - Если хоть один волосок с ее головы ... - дошипеть не успел.
  - Совсем сдурел? - грозно зарычал Николай Петрович, бросая папку в пустое кресло, шагнул к сыну, нависая всей своей властью.
  Александр напряженно замер, сверкая яростным взглядом и сжав челюсти. Желваки на его скулах заметно перекатывались. Несколько секунд он бодался с отцом взглядом. Потом опустил голову, сжимая кулаки так, что костяшки побелели.
  - Хоть есть из-за чего страдать? - Орел-старший насмешливо прищурился, глядя на сына.
  Не поднимая головы, Алекс глухо произнес:
  - Не встречал я таких. Светлая она, неземной чистоты. Глаза у нее ... Просто не передать словами какой взор незабываемый.
  - Беда-а-а, - только и смог сказать Николай Петрович, проникаясь влюбленно-поэтическим настроением сына. Помолчал, хмурясь и что-то обдумывая, как бы взвешивая свои мысли. Продолжил добрым, почти душевным голосом:
  - Я-то думаю, кому доверить сибирскую командировку, - сказал он примирительно, поглаживая старый шрам на виске. - Займешься делом, вся дурь пройдет. Утром получишь документы и билеты.
  Александр вскинулся. Отец предостерегающе взмахнул рукой.
  - Это приказ, - понизив голос, властно перебил он, вновь закипающего сына.
  Николай вернулся в свой кабинет. Подошел к письменному столу, остановился, глядя в окно. Сел в кресло. Подняв руки над головой, переплел пальцы, опустил их на затылок и замер. Казалось, он даже дышать перестал. Шумно выдохнул. Опуская руки, потер кривой шрам на левом виске. Взял телефон, нашел и вызвал нужного абонента.
  - Ты мне нужен, срочно. И Костю с собой прихвати, - не здороваясь, произнес Николай спокойно, но твердо.
  *********************
  11
  - Я увидел, Сашка, то есть Александр Николаевич, смотрит на девушку в соседнем доме и, вдруг, подумал: 'Это будет весело', - пробормотал Константин и виновато понурился.
  - Ты развлекаться туда ходил? - От возмущения Павел даже воздухом поперхнулся.
  - Пил? - грозно спросил Николай Петрович.
  - Давно ее знаешь? - Павел смотрел на сына с подозрением.
  - Добровольная помощь следствию ... - начал Николай Петрович.
  - Да вы что? - взвился Костя, округлив глаза и краснея. Вскочив, опрокинул стул, на котором сидел: большой, массивный, с мягким сидением и высокой спинкой.
  - Сидеть! - рявкнул на него отец.
  - Сидеть будешь долго, - спокойно и с расстановкой, наставительно поддержал друга Орел-старший.
  - Надо же, отличник, - сердито процедил сквозь зубы Павел. - Только начал службу и так обделался, - продолжил выговаривать раздраженно, словно директор ученику, опозорившему честь школы.
  - На время проверки ты отстранен. Из дома ни шагу, - жестко сказал Николай Петрович, глядя на Костю со всей возможной суровостью. Тут же кивнул Павлу: - Всю связь у него забери, запри его дома в кладовку. Пусть ... - Николай запнулся. - Книжки читает.
  ***********
  12
  Когда за Константином закрылась дверь, Павел молча, с тревогой посмотрел на начальника.
  - Неужели ты в своем сыне сомневаешься? - насмешливо спросил Николай у друга, заместителя и начальника личной охраны. - Просто молодые идиоты. Вспомни, что мы творили в их возрасте. - Махнув рукой, он улыбнулся грустно и мечтательно. - Не мог он на это пойти. Но ты подержи его дома в строгости, пусть прочувствует. И замени его на кого-нибудь посерьезнее. Александра я в Сибирь отправлю в командировку, там дурь быстро выветрится. Если наши аналитики обнаружили след Хранителя Символа, значит там будет много работы.
  - Сделаю, - ответил Павел, облегченно вздыхая. Но тут же встрепенулся: - Но фотография?
  - Разве проблема сделать копию? - произнес Николай Петрович. В глазах его появилась задумчивость. - Меня больше беспокоит адрес. Имя бабки также совпадает, хотя это тоже можно легко устроить.
  - Не верю я в случайности, - согласился Павел.
  - И я не верю, но не хочется в каждом чихе злобные заговоры видеть. Одинокой девушке могли, например, деньги понадобиться, - рассудил Николай спокойным голосом.
  - Согласен, девушку купить не сложно. Но ты веришь, что Полину Матвеевну, если это та самая ведьма, кто-то сможет купить? - Вспомнив далекое прошлое, Павел зябко повел плечами.
  - Учитывая ее давнюю любовь ко мне, она могла бы сделать это бескорыстно, из любви, так сказать, к искусству. - Николай усмехнулся невесело и задумался. - Ерунда это, пустое. - Он негромко хлопнул по столу ладонью.
  - Все-таки я бы проверил, - попытался настоять Павел.
  - Разве я против? Только сильно не увлекайся, без ущерба для службы. Без этого есть чем заняться, - ответил он Павлу, переключая свое внимание на папку с надписью: 'Символ Рода', лежащую перед ним на столе.
  *********************
  13
  Хмурый и задумчивый Император Вангеза одиноко сидел в своем кабинете. Темные силы Пожирателей душ снова готовились к атаке на империю. Остановит их только чудо, ведь сила магии жизни покидает Вангез.
  Император Ра-Гирад Киридар Кинор понимал: он слишком долго ищет Символ Жизни, хранящий равновесие в мире. Последним Хранителем Символа был его отец, потомок великой древней расы могучих киноидов. Его убил предатель, а Символ исчез.
  Древняя легенда гласит: Символ сам выбирает Хранителя из сильного императорского рода. Но ждать больше нельзя. Время утекает. Нет Символа - нет равновесия в мире. Ра-Гирад чувствует - трон его пошатнулся.
  Мужчины древнего императорского рода Киридар Кинор всегда могли свободно ходить между мирами без артефактов и амулетов. Ра-Гирад Киридар Кинор, не найдя Символ на Вангезе, надеялся отыскать его в ближнем мире. Древний артефакт указал, где надо искать Символ. На Земле в Сибири.
  Два мира похожи только средой обитания. Отличия между ними заставляли задуматься. На Вангезе процветали технологии, наука и магия. На Земле магия давно истощилась. Громкое слово наука не подходило для того, что под ним подразумевали аборигены. Про развитие технологий совсем говорить не стоило. Общественное устройство землян пугало. Люди с наслаждением уничтожали себе подобных.
  Война с Темными, когда-то бушевавшая на Вангезе, вызвала колебания волн Силы. Грань между мирами тонкая. Мощные всплески грубой энергии, бушевавшие на Вангезе, обрушились на ближний мир, на Землю. Вызвали там взрыв ненависти и вражды между людьми. Пролитая человеческая кровь многократно усилила темную энергию. Буря злобной силы полилась, понеслась обратно к Вангезу.
  Бурные всплески враждебной энергии вызвали усиление тяжелых, положительных зарядов в энергетическом поле грани миров. Вес отрицательных частиц уменьшился. Равновесие между мирами нарушилось. Мощный положительный заряд притянул свободный, блуждающий мир, вошедший клином между Вангезом и Землей. Позднее, ученые Вангеза его так и назвали - Промежуточный.
  Агрессивная энергия двух миров обрушилась, увязла и погасла в Промежуточном мире. Вангез и Земля получили мирную жизнь. Но Промежуточный мир расплатился за это чудовищными жертвами небывало жестокой войны. Вангез и Земля не знали какой ценой достался их мир. Новый Император Вангеза узнал об этом первым.
  Ра-Гирад сам отправился через границу миров на поиски Символа. Привычно пройдя в иной мир, он попал в сказочное место - Сибирь. Этот мир походил на Землю, но это другая Земля. Он понял это, попав в новый мир. Мир хорош, но совершенно незнаком. Император приходил в этот мир снова и снова, но найти путь к Символу не мог.
  В новом мире все казалось легким и свободным. Здесь он встретил свою любовь. У них родилась дочь. Он смог сохранить это в тайне, опасаясь врагов Вангеза. Когда война снова пришла на Вангез, Император ушел, оставив жену и дочь в тихой, спокойной сибирской деревне.
  Вангез отпраздновал победу. Император вернулся в Сибирь за женой и дочкой. Но в этом мире время бежит иначе и здесь прошли многие годы. Жена и дочь уехали из деревни, и никто не знал где их можно найти. Теперь Император потерял не только путь к Символу, но и близких ему людей.
  Ученые Вангеза создали и успешно испытали новое средство для поиска Символа. Сегодня Императору сообщили: найден след нового Хранителя в момент передачи Символа. И теперь Император размышляет и хмурится. Уверен, он должен сам отправиться за Хранителем.
  Советники возражают. Ведь он, Император Ра-Гирад Киридар Кинор, единственная Сила, способная объединить защитников Вангеза. Совет удивлен настойчивым желанием Императора снова отправиться на Землю. Зачем ему этот чужой, механический мир, лишенный магии.
  В споре с Советом найден компромисс. На поиски Хранителя отправится Сиваз Аболиз, младший советник, талантливый ученый и сильный маг. Император отправляет с советником своего младшего брата Ра-Тигара Киридар Кинор. Перед началом экспедиции Император зовет брата в свой кабинет и открывает ему тайну.
  - Прошу тебя, найди их, - тихо заканчивает он свой рассказ о первой жене и дочери.
  *****************
  14
  Николай Петрович сидел за столом в своем домашнем кабинете и рассматривал цветные фотографии, принесенные Павлом. На одной была девушка, похожая на подростка. Невысокая, худенькая, в белой футболке и светло-голубых джинсах. Темно-медовые волосы рассыпались по плечам. Лицо плохо видно.
  Внимательно слушая Павла, он взял следующую фотографию. Та же девушка в коротком легком платье, стройные ноги, узкие туфли на низком каблуке. Николай всмотрелся в ее лицо. Глаза большие, голубые, яркие. У него все замерло внутри. Он вспомнил, как тонул в таких же глазах. Давно, в прошлой жизни.
  - Сведения из единого реестра недвижимости подтвердили: квартира принадлежала Лариной Полине Матвеевне и Лариной Наталье Ивановне. После смерти Натальи в 1993 году, ее доля перешла наследникам: ее матери Лариной Полине Матвеевне и ее дочери Лариной Александре Николаевне, - докладывал Павел, сидя справа на мягком стуле.
  При последних словах Николай отложил фотографию и крепко сжал кулаки. Лицо его закаменело, он сжал челюсти, напрягая желваки на скулах. Задержал дыхание, прикрыл глаза, медленно выдохнул.
  - Продолжай.
  Дослушав Павла, он с минуту молчал, не открывая глаз. Потом, словно очнувшись, посмотрел на него вопросительно и беспомощно.
  - Сам проверял, все правильно. - Поняв его взгляд, кивнул Павел. Встал, подошел к бару-холодильнику. Открыл, взял бутылку водки и тарелку с тонкими ломтиками сала. Молча поставил на стол перед Николаем. Отошел к книжному шкафу и, открыв дверцу, достал две небольшие серебряные рюмки. Молча наполнил их, подвинул одну Николаю.
  - Не верю, - произнес Орел-старший, помотав головой. - Тогда ты тоже все проверял. Ребенок не выжил. Как бы она смогла все это устроить? Да и зачем ей это понадобилось? - Николай резко, с досадой опрокинул в себя холодное содержимое рюмки. Даже не посмотрев на тонкие, розоватые ломтики сала, уставился невидящим взглядом в стену.
  Повторив маневр с рюмкой за Николаем, Павел ответил:
  - Зачем? Хороший вопрос. Ты забыл, что тогда творилось? Думаю, спрятав девочку, она ее спасла.
  Павел подвинул по столу цифровой диктофон к Николаю.
  - Здесь запись моего разговора с Мнацакяном. Сейчас он пенсионер. Тогда заведовал реанимацией куда привезли Наталью после взрыва. Полина Матвеевна работала врачом в той больнице.
  - Но потом, позже. Почему она украла ее у меня? - до боли сжимая кулаки, с тихим отчаянием возмутился Николай Петрович.
  - Украла? У тебя? Но ты же умер. На целый год для всех умер. - Могучие брови Павла взметнулись в удивлении.
  - Все равно это невозможно. - Николай сильно потер лицо ладонями.
  - Я бы и сам не поверил. Но ты же понимаешь, если она ... Ты же всю жизнь мечтал о дочке? Это просто подарок судьбы ... - Павел смотрел на друга с грустной улыбкой. Потом помрачнев, продолжил: - Если серьезно, экспертиза покажет. Ты согласен?
  - Как ты это сделаешь? Девочке мешок на голову и в клинику? - спросил Николай с раздражением.
  - Это от избытка чувств ты так хорошо обо мне думаешь? Не допускаешь более гуманных методов? - Павел усмехнулся, но в голосе его прозвучала обида. Он снова наполнил опустевшие рюмки.
  ********************
  15
  С потерей, любой потерей, трудно смириться. Человек вынужден примириться с безвозвратной потерей. Но как добровольно отказаться от долгожданного. Казалось оно пришло к тебе навсегда.
  Потери бывают разные. Потеря вещи огорчает, но есть надежда - эта вещь найдется или следующее приобретение будет лучше прежнего. Потеря близкого человека страшна. Плюньте на того, кто скажет 'время лечит'. Не лечит, лишь притупляет боль. Потеря друга горька, но 'это пройдет', уверяет мудрец.
  Сложнее пережить потерю чувства. Еще страшнее добровольно отказаться от чувства, самому убить его в себе. Душевная боль не легче физической, но обезболивающее здесь не поможет. Можно забыться на время, да и только.
  Слабое утешение, сознавать, что человек, ставший тебе близким, жив. Как находиться рядом, понимая, бездонная пропасть разделяет вас? Кто-то скажет - это эгоизм. Но как оторвать кусочек своей души?
  Остается заморозить себя, залить душу льдом. Это глупый выбор сильного характера. Но кто останется умным с разорванной душой?
  Александра понимала - жизнь не оставила ей выбора. Стало невыносимо сидеть дома в одиночестве. Она страстно надеялась на ошибку. Ведь невозможно поверить в такое нереальное совпадение.
  Саша вспомнила бабушку. Она умела оставаться спокойной в любой сложной ситуации. Стоило только прижаться к ней, и любая беда отступала. Добрые, ласковые бабушкины руки гладили внучку по волосам, плечам и в мир возвращались яркие краски.
  Александра быстро оделась и вышла из квартиры. В Городок добралась на такси. Бабушка, Полина Матвеевна, встретила ее напряженным взглядом. Саша не выдержала и сразу, с порога, ей все рассказала.
  - Что мне теперь делать? - закончила внучка свой рассказ.
  - Держаться от них подальше. Большую беду Николай притянул. Всех утащил за собой, - не задумываясь, жестко ответила Полина Матвеевна. - Не мог он там выжить. В закрытых гробах всех хоронили.
  Бабушка принесла коробку. Открыла ее и выложила на стол толстый пакет с фотографиями. Там оказались именно те, которых не доставало в семейных альбомах. Почему Саша раньше не задумывалась, куда исчезли снимки? Здесь, на фотографиях, рядом с мамой и бабушкой были незнакомые лица.
  Бабушка хмурилась и молчала, медленно перебирая фотокарточки. Александра сидела рядом, боясь нарушить тишину. Она смотрела на бабушкины руки, бережно раскладывающие незнакомые снимки.
  Руки, когда-то изящные, теперь с узловатыми пальцами, потемневшей, истонченной, сухой кожей. Они никогда не знали покоя. Даже в редкие минуты отдыха, бабушкины руки продолжали трудиться. Она перебирала и раскладывала сушеные травы, зашивала оторванный карман на Сашиной куртке и еще находила для себя множество дел.
  Но больше всего Александра любила, когда бабушкины добрые руки расчесывали ее волосы. Бережно, тонкими пальцами бабушка нежно перебирала волнистые, темно-медовые пряди. Потом брала деревянный гребень и плавными, осторожными движениями погружала его в волосы. Медленно проводила гребнем до самых кончиков ...
  Бабушка долго молчала, прикрыв глаза. Потом, словно очнувшись, тихо заговорила. Она рассказывала про беззаботно-веселого зятя. Он с первой встречи показался ей легкомысленным. Но дочь Наташа его любила.
  Потом бабушка вспомнила: однажды она по-новому увидела молодого, красивого зятя Николая. Вокруг него клубилась тьма. Нахлынуло видение, сжавшее болью ее сердце.
  Полина Матвеевна всегда верила своим ощущениям. Но в такое верить отказывалась, гнала от себя дурные предчувствия. Словно улитка, пряталась в свой домик от надвигающейся беды. Даже если бы она осмелилась поговорить с дочерью, кто бы ей поверил. Все шло так хорошо. Они, счастливые, ждали ребенка. Уже знали - будет девочка Александра.
  В тот страшный день Наташа и Николай возвращались с дачи вместе с его родителями. Машина взорвалась. Страшное было время. На улицах стреляли, убивали за гроши. Отец Николая недавно стал генералом. Удивительно приятными и скромными людьми оказались родители зятя. Коля же, словно мальчишка, оставался ветреным, шебутным.
  Наташа единственная осталась живой, ее отбросило взрывной волной. Она прожила еще неделю. Ребенок выжил и все считали это чудом.
  Бабушка рассказывала: она всю свою жизнь винит себя в том, что прикрылась удобным щитом неверия, заставила сердце если не замолчать, то с крика перейти на едва слышный шепот. До сих пор на нее давит вина за трагедию. Не понимает, как и что могла бы сделать, но все равно винит себя. Почему хотя бы не попыталась предупредить?
  Полина Матвеевна хмурилась, морщины, сеткой покрывающие ее лицо, сделались глубже. Резкие линии пролегли возле губ. Она вся сжалась, сделалась меньше. Неожиданно для себя Саша увидела, как постарела ее любимая, единственная бабушка.
  Они прощались ранним утром. Александра спешила на работу, обещала скоро приехать в отпуск. Внезапно на Сашу нахлынуло осознание: это их последняя встреча. Она так отчетливо это понимала и удивлялась внезапному знанию. Взглянула в лицо бабушке, хотела сказать 'до свидания'. Бабушка внимательно и строго смотрела ей в глаза и, вдруг, отвела взгляд. Она словно пыталась скрыть от внучки что-то важное.
  Александра заметила и поняла: 'Бабушка знает о том, что она знает'. Знание, такое большое и тяжелое, навалилось своей неотвратимой мощью, придавило их обеих огромной, черной, грозовой тучей.
  У Сани защемило в груди от предчувствия беды, даже дыхание перехватило. Бабушка потерянно смотрела на внучку. Саша растерялась, сделала вид, что ничего не заметила и промолчала. Потом сказала: 'Пока, бабуля'. Дежурно чмокнула бабушкину щеку.
  Всю дорогу Александра гнала от себя тревожные мысли, ругала за глупости, внезапно забравшиеся в голову.
  Сашенька обожала бабушку, единственного родного человека. Но всю жизнь Саня мечтала о большой семье, представляла себя с мамой и папой ... Нежная тоска о невозможном. И вот теперь ее отец жив. Но готова ли она встретиться с ним, да и надо ли это делать?
  - Вот он обрадуется, внезапно услышав от незнакомки 'Здравствуй, папа', - подумала Саня. Грустная усмешка скривила ее губы. Она представила ответ, полученный от чужого человека. Поморщилась от неприятной мысли и поняла: - Она не намерена разрушать свою детскую мечту.
  Александра отключила свой телефон, скрываясь от постоянно звонившего Алекса. Пытаясь заглушить боль в душе, загружала себя работой. Вспоминала о невыполненных намерениях, отложенных делах. Ни минуты на глупые мысли. Боль не бывает вечной. Она справится.
  - Это всего лишь физиология, - пыталась уговорить себя Александра.
  Даже в детстве Сашенька не плакала, чувствуя себя самой маленькой и слабой. Бабушка, выросшая без отца в далекой, сибирской деревне, всегда хвалила внучку за сильный характер. Говорила с улыбкой: 'В Александрушке все количество перешло в качество'.
  С каждым днем на работе Александру все больше бесила довольная, надменная ухмылка начальника. Он уверился - это его громкий голос стал причиной ее чрезмерного трудолюбия. Она сидела до позднего вечера в своем кабинете, боясь одиночества, ожидающего ее дома.
  Вот ведь бывает. Александра мечтала поскорее выпорхнуть на волю из-под строгой бабушкиной опеки, уверяла себя - будет весело. Время пришло и желание исполнилось. Бабушка, выйдя на пенсию, отказалась возвращаться в большой город. Свобода принесла Сане лишь одинокость. Друзья остались в детстве, теперь у них свои заботы.
  В Санкт-Петербурге много возможностей для молодого, увлеченного человека. Даже, если этот человек девушка. Здесь Александра нашла конноспортивную школу. Об этом она мечтала с детства.
  Для нее это стал не спорт, образ мыслей и жизни. Общение с большими, умными животными давало силы преодолеть трудности жизни в человеческом муравейнике.
  Сане несказанно повезло с тренером. Однажды встретив Дмитрия Кимовича, Саня поняла, она нашла родственную душу. Его отец служил в кавалерии в Монголии. Дима рос среди лошадей и кавалеристов. С детства ездил верхом, знал все тонкости лошадиного характера. Естественно, вся его взрослая жизнь оказалась связанной с лошадьми. В конной школе невысокого, коренастого тренера звали Дим Ким, и ему это нравилось.
  Манеж был двухэтажным, старым, огромным, с высокими окнами в первом этаже. Расположился он недалеко от центра города. Широкое и длинное здание занимало почти целый квартал. Удивительно, как манеж, построенный в середине девятнадцатого века, мог сохраниться до наших дней.
  Александра скучала, когда приходилось пропускать тренировки. Сегодня вечером Дим Ким показал ей новую лошадь орловской рысистой породы, привезенную в школу из цирка.
  Высокая, статная, великолепная, серая-в-яблоках с шикарными, серебряными гривой и хвостом. Кличку она имела своеобразную - Обманщица.
  Полная собственного достоинства, она смотрела так, словно обладала личным взглядом на мир и все в нем происходящее. Люди мало ее интересовали, но она вынужденно повиновалась некоторым из них.
  Кобыла благосклонно приняла кусочек рафинада, аккуратно забрав его теплыми, бархатными губами с Саниной ладони. Снисходительно позволила Александре чистить себя мягкой щеткой. Всхрапнула, недовольно помотав головой, когда Саня одевала на нее уздечку. Саша занесла в денник седло. Обманщица посмотрела на нее с недоумением и презрением.
  Саня положила потник на спину лошади. Кто-то дернул ее за левый рукав. Саша повернулась. Лошадь нервно прядала ушами и мотала головой. Нежно погладив по стройной, сильной шее, Александра снова угостила кобылу сахаром, приговаривая:
  - Умница, красавица.
  Александра положила седло на потник и уже затягивала подпругу, когда чьи-то стальные челюсти схватили и дернули ее за бедро. Острая боль пронзила до макушки. Дыхание перехватило.
  Саня резко развернулась и со всей своей девичьей силы впечатала маленький, нежный кулачок в теплый, бархатный нос лошади. Обманщица отпрянула, прижала уши, недовольно тряся головой. Саша прислонилась к стене, растирая горящее болью бедро.
  В манеж Саня выехала последней. Пятеро наездников верхом на лошадях уже шагали по кругу в дальней половине огромного манежа. Саша с Обманщицей заняли свое место в строю. Услышав команду 'Р-р-рысью, ма-а-арш', она тронула шенкелями бока лошади.
  После третьего круга Обманщица решила завершить променад, повернув в сторону конюшни. Перебирая повод, Александра пыталась вернуть лошадь в строй. Но чем сильнее натягивался повод, тем быстрее двигалась кобыла. Подняв высоко голову и, закусив трензель, скотина размашисто рысила к выходу.
  У широко раскрытых, высоких ворот Обманщица резко остановилась, низко опустив голову. Весело гикнув, взбрыкнула задними ногами. Саня, увлеченная борьбой за повод, стремительно полетела вперед через голову лошади.
  Упав, в первый миг Саня не могла понять где она. Поднимаясь на четвереньки, она наткнулась на передние копыта, посмотрела вверх. Встретилась взглядом с Обманщицей и поняла - эта тварь издевается. Кобыла улыбалась. Саша поднялась. В миг потемневшими глазами она посмотрела на счастливую морду лошади. Сказала с тихой злостью:
  - Считай тебе не повезло. Сегодня я злая. - Молча села в седло.
  Хитромудрая скотина угроз не боялась. Все повторилось. Александра, бросив повод и крепко держась за гриву, сжала коленями лошадиные бока. У раскрытых ворот Обманщица встала, как вкопанная, резко опустив голову и поддав задом. Александра упала ей на шею, изо всех сил обхватив ее руками.
  Уткнувшись лицом в серебристую гриву, Саня тут же подтянулась и яростно ухватила зубами лошадиное ухо. Дернув его, зарычала. Рык получился утробным, звериными, страшным. Нежная, хрупкая Сашенька вложила в этот яростный рык всю обиду на несправедливость мира.
  Лошадь, округлив свои огромные глаза, попятилась, задрожав всей кожей. Присела на задние ноги и шлепнулась, садясь по-собачьи. Разжав стиснутые зубы, Саня выпустила лохматое ухо, осторожно сползла на песок.
  Стоя на нетвердых ногах, маленькая, худенькая укротительница протянула к Обманщице подрагивающую руку. Легонько похлопала лошадь по шее. Сплюнув прилипшие к языку шерстинки, примирительно-успокаивающе проговорила:
  - Хорошая лошадка. Так-то лучше, знай, кто в доме хозяин, то есть хозяйка. - Подняв лошадь на ноги, Саня птичкой вспорхнула в седло.
  Рандеву с Обманщицей сильно встряхнуло Александру. Адреналин в крови долго бурлил. Ныло укушенное бедро. Но возвращаясь домой, Александра чувствовала, боль в душе начинает плавиться, едва заметно оплывая, теряя острые, ранящие грани. Мир становится светлее.
  Александр звонил ей по телефону с решительным упорством. Прошла неделя. Звонки прекратились.
  - Вот и все, - с грустью подумала Саня, когда телефон замолчал. От этой мысли тоска снова заворочалась в груди.
  Ночью стало душно, не помогало открытое окно. Саше не спалось. Она лежала, закрыв глаза, и думала:
  - Хорошо бы пройтись, подышать свежим ночным воздухом.
  ... Александра заблудилась в темных, узких, безлюдных улочках старого ночного города. Не у кого спросить дорогу. Она идет по бурому тротуару. Глубокие щербины и выбоины заполнены серой пылью и мелким мусором.
  Неожиданно Саша выходит на полукруглую площадь. От нее лучами расходятся пустынные улицы. Дома высокие безжизненные, каменные, потемневшие от времени. Везде царит сумрак и небо не видно.
  Впереди, среди грязи и пыли Саша замечает непонятное светлое пятно, похожее на морду собаки. Подходит ближе. Это действительно пес: старый, облезлый, песчано-седой. С сочувствием она смотрит на барбоса. Что-то подсказывает, дальше идти нельзя.
  Собака открывает глаза. Увидев выпуклые бельма незрячих собачьих глаз, Александра отпрянула. Старый пес поднимает голову, настороженно дергает ушами, ведет носом, принюхивается. Оскаливается и рычит, обнажая большие, желтые клыки. Утробное рычание отзывается дрожью в животе у Сани. Она в страхе пятится.
  Клацнув зубами, собака прыгает на Александру. Та отскакивает, уворачиваясь.
  Псина, с глухим ворчанием, медленно надвигается на Сашу, перекрывает ей путь. Александра разворачивается и бежит по длинной улице, ведущей вверх.
  Бежать уже сил не осталось. Она оказывается у давно заброшенного дома, с черными провалами окон. За обвалившимся углом внезапно открывается бескрайнее поле.
  Первые, робкие солнечные лучи несмело подсвечивают нежно-розовые облака в бледной вышине. Александра идет, не оглядываясь, по высокой, сочной, изумрудной траве. Туфли и платье мгновенно промокли. Упругие стебли распрямляются за Сашиной спиной, скрывая следы. Серебряная роса, словно слезы, скатывается в ладони с малахитовых листьев. Утренняя свежесть наполняет жизненной силой.
  Дневное светило еще скромно прячется за горизонтом, но птицы яростно призывают новый день. Простор и свобода. Медовая роса опьяняет. Саша идет, подставляя лицо просыпающемуся солнцу.
  Впереди, над рекой поднимается, клубится и бурлит молочно-белый туман. У кромки воды Александра на миг останавливается и осторожно входит в парное молоко вскипающего тумана. Наслаждаясь, она медленно и долго плывет к другому берегу. Речная вода смывает, уносит все тревоги прошедших дней.
  Туман тает. Александра выходит на песчаную отмель. Солнце уже высоко, расплескало свой свет по небесной тверди. Ниспадающие на землю лучи согревают, дарят надежду.
  Александра идет через старинный парк. Кружевная тень под деревьями. Солнечные лучи золотыми столбами проникают сквозь кроны, согревают землю. Деревья расступаются. Далеко на холме, возвышаются невесомые, белоснежные стены храмов с сияющими золотом куполами.
  Перед Александрой резная арка высоких ворот, открывающих светлую улицу. Дальше, соединяясь друг с другом, плотно стоят невысокие, каменные дома. Стены нежных, светлых оттенков украшены цветами. Островерхие крыши серебристо сияют на солнце. Неширокая, чистая улица с узкими тротуарами, закругляясь, уходит в даль. Редкие прохожие приветливо кивают Александре.
  Аромат узнавания проникает в ее сердце. Необычно, тепло, мягко. Что-то родное, давно забытое возвращается. Копится в груди, навевает легкие воспоминания. Картины, пейзажи проносятся в памяти как живые, реальные, настоящие. Чем-то нежным и ласковым веет вокруг. Оно дарит чувственные наслаждения, касается лица, шеи, осторожно играет локонами на макушке.
  Александра поворачивает за угол и останавливается, завороженная, перед дворцом. Поражает необычная архитектура с арками и воздушными переходами.
  Снежно-белые колонны и золотые барельефы выделяются на лазурных стенах. На крыше сверкают золотом высокие статуи. В ярких солнечных лучах весь дворец ослепителен.
  Вокруг, низкие шпалеры из незнакомых, ярких цветов. Над всем этим великолепием развевается на ветру изумрудный штандарт с золотой октаграммой. В центре птица с головой дракона.
  Затаив дыхание, Александра смотрит на колыхание рубиново-красной птицы в кружевном обрамлении тончайших золотых нитей. Длинные, мягкие, перья цвета алого пламени струятся. Распахнув широкие крылья, готовая сорваться и взлететь, птица внимательно смотрит на Александру золотыми драконьими глазами. Радужно сияет царственная корона на ее голове, покрытой драгоценными чешуйками.
  Александра замирает в изумлении. От внезапного узнавания сердце пропускает удар. Эта птица - маленькое чудо, притаившееся на ее плече.
  Саша медленно идет вдоль дворца. Страстно хочется навсегда запечатлеть в себе эту сказку. Вокруг тихо и безлюдно. Лишь у парадных дверей стоят суровые часовые в незнакомой строгой одежде. Да в раскрытом окне на втором этаже видны двое мужчин.
  Один из них поворачивается и Александра узнает незнакомца. Это он бесцеремонно вторгается в ее сны. Высокий, могучий, с жесткими, словно высеченными из камня, чертами лица. Густые, длинные темно-медовые волосы зачесаны назад и собраны в косу. Он машет ей рукой.
  - Пора сматывать удочки. - Трусливая мысль мелькает в сознании Сани. Она вздрагивает и ... просыпается.
  Успокоив дыхание, будто и правда убегала, Саша прижала ладонь ко лбу. Голова немилосердно болела. Но ощущение из сна не уходило. Аромат узнавания замер где-то в ее душе. Будто вернулось что-то родное, давно забытое.
  - Сильно же я вчера ударилась. - Александра поднялась. Съела аспирин. Потом долго лежала, молча вспоминая картины, пейзажи, запечатленные во сне. Перед ее мысленным взором возникла алая птица на изумрудном штандарте.
  - Сначала старик. Потом незнакомец, - с недоумением вспоминала Саша яркие сны.
  Александра привыкла к этому незнакомцу. Он часто приходил в ее сны. Она никому о нем не рассказывала. Стеснялась, опасаясь, что над ней посмеются. Он был ее детской мечтой, сказочным принцем.
  Первый раз он появился, когда Саша была маленькой девочкой. Ей снилось, как она на детской площадке сидит на скамейке. Он шел издалека по улице. Торжественно одетый, словно принц из сказки. Она сразу узнала его, хотя видела впервые. Он улыбался ей.
  - Привет, - сказала Саня. Она смотрела на него с интересом. Высокий, стройный мужчина с лицом строгим, даже суровым. Большие, темно-синие глаза. Темно-медовые, длинные волосы собраны в необычную косу.
  - Здравствуй, - отозвался он, склонив голову.
  - Ты принц? Как тебя зовут? Откуда ты пришел? - зачастила Сашенька, болтая ногами.
  - Я твой далекий дедушка. Я очень далеко, - ответил он, добродушно улыбаясь.
  - Так не бывает. - Саня засмеялась. - Дедушки старые, - добавила она со смехом.
  Незнакомец улыбнулся и ... растаял.
  Потом он приходил в ее сны снова и снова. Они редко разговаривали. Чаще он молча смотрел на нее.
  Александра вспомнила про птицу, обнимающую крыльями ее плечо. Сразу нахлынули воспоминания об Алексе:
  - Есть ли связь между сказочным сном и бедой, приключившейся в жизни?
  Александра уснула под утро. Просыпаться не хотелось. Она даже шевелиться ленилась. Глаза отказывались открываться. Сначала Саша медленно вспомнила:
  - Ведь сегодня не выходной.
  Потом, с трудом разлепила глаза, сонно повернула голову, посмотрела на часы и ... подскочила. Мысли заметались. Впервые Саня проспала.
  Транспорт устроил ей бойкот. Как назло, именно в это утро станцию метро закрыли. Саша бежала на маршрутку через парк. Решив сократить путь, свернула на узкую тропинку, петляющую между высокими кустами.
  Она успела сделать всего несколько шагов. Нечто воздушно-упругое толкнуло ее, сверкнув белой вспышкой. Непонятная сила отбросила Сашу под старый, разросшийся куст. Вскакивая, она запуталась в корнях и низких ветках. Оступилась, свалилась в траву. Рядом, тихо, непонятно ругаясь, поднимался кто-то большой. Александра повернулась и замерла от испуга.
  На тропинке стоял высокий мужчина с лицом жестким, словно грубо высеченным из камня. Густые, длинные, темно-медовые волосы зачесаны назад и собраны в хвост. Он походил на незнакомца из ее снов, но казался моложе и высокомернее.
  Мужчина смотрел на нее и зловеще улыбался. Он, едва заметно, потянулся к ней. Осторожно втянул носом воздух. Ноздри его затрепетали. Взгляд темно-синих глаз стал глубоким, манящим. Он шагнул, протягивая к ней руку.
  Саня вскочила и, не разбирая дороги, рванула через кусты. Сама не поняла, как оказалась на улице, как бежала, догоняя маршрутку. Опомнилась, лишь когда водитель громко, специально для нее повторил: 'За проезд надо платить'.
  *********************
  16
  Ра-Тигар Киридар Кинор, начальник специального императорского отряда, прибыл по вызову старшего брата - Императора Вангеза. Ра-Тигар зашел в просторный рабочий кабинет правителя и напрягся, увидев хмурого и задумчивого Ра-Гирада.
  Император внимательно посмотрел на брата.
  - Надеюсь, твой буйный нрав не станет помехой в поисках. - Император смотрел на брата с молчаливым упреком. - Не опозорь наш род и империю.
  Старший брат долго молчал, просвечивая Ра-Тигара взглядом. Словно собирался с силами, взвешивал предстоящие слова. Наконец спросил:
  - Ты сможешь сохранить мою тайну?
  Ра-Тигар понимал, отвечать надо честно. Император чувствует ложь, обмануть его невозможно. Да и не хотел он ему лгать. Ра-Гирад заменил ему отца, погибшего от руки предателя. Ведь он, Ра-Тигар, самый младший в семье. И сейчас он не кривил душой, отвечая согласием.
  Они стояли у открытого окна, не страшась быть услышанными. Прозрачная завеса тишины, созданная Императором и усиленная Ра-Тигаром, позволяла ни о чем не беспокоиться. Ра-Гирад говорил тихо, как когда-то давно, еще до первой войны с Темными. Постепенно голос Ра-Гирада набирал силу, становился громче.
  - Прошу тебя, найди их, - закончил он свою историю, не скрывая волнения. Ра-Гирад отвернулся к окну. Глаза его расширились, брови поднялись в удивлении. Он шагнул ближе, всматриваясь во что-то видимое только ему. Махнул рукой, отгоняя невидимую преграду, и разочарованно выдохнул.
  Внешне ничего не изменилось. Император вернул себе хладнокровие. Но Ра-Тигар забеспокоился, неожиданно ощутив незнакомый аромат солнечного дня и пряных трав.
  Он смотрел на брата, затаив дыхание. Теперь ему стало понятно, почему тот так долго отказывался от женитьбы, зачем много раз уходил в другой мир.
  Услышанное удивило Ра-Тигара. Жена и дочь в человеческом мире? Он знал точно, люди не владеют магией. Дети от браков с людьми у них, потомков великой древней расы могучих киноидов, не рождаются.
  Ра-Тигара поразила скрытность Императора, его нежелание открыть свою тайну Совету. Неужели опасения Ра-Гирада оправданы?
  Сиваз Аболиз, навязанный Советом для поиска нового Хранителя, не понравился Ра-Тигару с первого взгляда. Жертва научных экспериментов, неудачный опыт узколобых евгеников.
  - Не зря этого худосочного младшего советника за глаза называют мелким пакостником, - при первой же встрече подумал Ра-Тигар.
  Невзрачный, тусклый, потертый, с мелкими чертами вытянутого лица. Сутулый и низкорослый, семенит короткими ногами. Но чрезвычайно самоуверенный, гордящийся своими исключительными магическими способностями, он открыто презирал физическую силу.
  Однако, стоит напомнить Аболизу, что в иные миры он ходит только с мощными артефактами, как он тут же меняется. Самоуверенность превращается в злобу. Его пыльные брови хмуро сдвигаются. Маленькие, глубоко посаженные, водянистые глазки становятся льдистыми.
  Ра-Тигар предпочел бы отправиться в одиночку, или со своей верной командой. Но Совет настоял, чтобы поиском Хранителя занимался этот младший советник и его специальный отряд охотников. Это неприятно и непонятно. Кто-то пытается контролировать Императора?
  Ра-Тигар уходил в общий портал последним. Почему все пошло не так? Слишком поздно он ощутил необычность перехода. Хорошо, успел исправить направление. Иначе его могло унести в неизвестность.
  Пути в другие миры для Ра-Тигара всегда свободны, просты и привычны. В этот раз ему запретили перемещаться самостоятельно, а в общем портале его ждал неприятный сюрприз.
  Белая вспышка и сильный толчок на выходе. Он даже упал от неожиданности. Вскочил, осмотрелся. Обнаружил себя на узкой тропинке между ветвей высоких, плотных кустов. Отряд из Вангеза исчез. Не успев хорошо осмотреться, он услышал рядом чье-то чужое дыхание.
  Под низкими ветками кто-то тихо барахтался. Маленькая, худенькая фигурка девушки. Темно-медовые волосы рассыпались по плечам. В местной одежде она показалась ему забавной, милой и беззащитной.
  Он потянул носом воздух. Приятная истома прокатилась по телу от нежного, тонкого аромата солнечного дня и пряных трав, струящегося от хрупкой незнакомки. Она оглянулась. Ра-Тигар успел рассмотреть ее симпатичное личико.
  Увидев его, девушка вздрогнула, глаза ее расширились от ужаса. Она словно узнала его и смертельно испугалась. Он никогда не видел, чтобы у людей так резко менялся цвет глаз. От яркого, небесно-голубого до грозового, почти черного.
  Ра-Тигар улыбнулся, глядя на нее. Протянул руку, желая помочь подняться. Невидимая пружина подкинула девушку от земли. Вскочив на ноги, она бросилась от него, не разбирая дороги.
  Он так и застыл в изумлении с протянутой рукой на узкой тропинке. Впервые женщина убежала от него. Обычно они за ним бегали, а он лишь скрывался от назойливых поклонниц.
  *********************
  17
  Александра вихрем ворвалась в свой кабинет. Татьяна с серьезным видом раскладывала бумаги на своем столе. Она оглянулась на шум. Брови ее поднялись в изумлении.
  - Привет. Меня никто не искал? - спросила Саня, пытаясь отдышаться.
  Татьяна сосредоточенно кивнула и отрицательно мотнула головой. Напряженным взглядом она проводила Сашу, шагающую к своему столу. Растрепанные волосы, взмыленный вид коллеги вызвали удивление и скептическую усмешку. Она даже головой покачала в недоумении.
  Опускаясь на стул, Саня облегченно вздохнула. Поерзала, устраиваясь поудобнее. Наклонилась вправо. Убрала сумочку в нижний ящик стола, заглянула в другие ящики, пытаясь настроиться на рабочий лад.
  Татьяна, загорелая, отдохнувшая, подошла, с довольной улыбкой. Положила на стол перед Сашей ракушку и сказала:
  - От моих щедрот. Маленький кусочек большого счастья.
  Саша посмотрела на ракушку с радостным интересом. Нарядное чудо природы размером с большой кулак, походило на сплющенный овал с низкой завитушкой и ребрами-спиралями. Снаружи - матовая, серовато-бежевая, внутри ракушка оказалась блестящей, розовато-оранжевой.
  - Спасибо. Отлично выглядишь. - Александра улыбнулась подарку и Татьяне. Но тут же погрустнела и спросила: - Как думаешь, он меня в отпуск отпустит?
  - Какая-то ты сегодня растрепанная. Опять джинсы. Пятно на коленке. Где валялась? - произнесла Татьяна тоном строгой учительницы.
  - Проспала. Через парк пришлось маршрутку догонять, - пробормотала Саня, оправдываясь. - Ты же знаешь, он звереет, когда видит меня в форме, - добавила она совсем грустно. - Детям форма не игрушка, - с кривой усмешкой передразнила она начальника.
  - Ты? Проспала? - искренне удивилась коллега, выделив 'проспала' в словах Александры. Заметив, как покраснела Саша, она добавила, подтрунивая: - Ну, когда-нибудь это случилось бы.
  Опустив голову, Саня уперлась взглядом в стол.
  - Ну, чего скуксилась? Он сегодня смирный, - дружелюбно отозвалась Татьяна.
  - Не к добру это. Не иначе новую гадость задумал, - с угрюмым видом пробурчала Саня. Взяв лист бумаги написала рапорт на отпуск и с нехорошим предчувствием отправилась к начальнику.
  Вернулась мрачной. На вопросительный взгляд Татьяны с досадой ответила:
  - Мур-р-рдец! Придумал, будто я диспансеризацию не прошла. Я ему справку от врача показала. Он приказал завтра утром в поликлинику ехать.
  - Мне звонили. На Вас жаловались. Вы опять отчетность портите, - смешно наморщив нос, похожей интонацией Саня передразнила начальника. Потом добавила с мрачной мечтательностью: - Кто бы подсказал как от него избавиться.
  *********************
  18
  Для человека утрата - беда. Попадая в беду, можно утешить себя мыслями о совершенстве мира. Например, ничто не возникает из пустоты и не исчезает бесследно. Или, если где-то исчезло, значит где-то найдется. Но тот, кто оправдывается этим правилом, пусть попробует пережить переходный процесс от потери к находке.
  Получается, для того, чтобы найти приходится чем-то пожертвовать. Настолько ли привлекателен приз в конце пути? Потеря на пути к сокровищу легко обесценит привлекательность самого дорогого подарка.
  Николай Петрович Орел, при всей твердости своего характера, при всем мужестве растерялся, оказался не готов внезапно обрести давно утраченное. Его не утешало отсутствие платы сегодня. Он уже заплатил, давно, но страшно. Для Николая жизнь делится на 'до' и 'после'. Теперь его дети вступили на этот путь.
  Еще Орел-старший понимал, за его счастливую находку расплатились близкие ему люди. То есть близким пока был только сын. Стать своим для вновь обретенной дочери Николаю только предстояло.
  ***
  Аскетичный рабочий кабинет, яркий электрический свет. Большой письменный стол дополнительно освещен настольной лампой.
  Николай Петрович разложил перед собой на темной, матовой столешнице три бумажных листа. Он внимательно вчитывался в тексты, сравнивая их. Молча взял в руки один из документов и снова вчитался:
   'Тест на отцовство по ДНК
  Внимание! В связи с тем, что образцы биоматериала исследуемых лиц, собраны без соблюдения соответствующих юридически значимых процедур идентификации личности, ООО 'Генетическая экспертиза' не может гарантировать того, что полученные в результате анализа генетические профили в действительности принадлежат заявленным лицам. В связи с чем данный тест является информационным (для личного ознакомления) и не предназначен для подачи в судебные органы.
  Предполагаемый отец: образец ? 1
  Ребенок: образец ? 2'.
  Далее шла таблица маркеров. Текст под ней отбрасывал все сомнения:
  'Несовпадений: 1
  Вероятность: 99.87713608 %
  Вывод: отцовство практически доказано.
  Расчет вероятности выполнен с использованием программы ...'.
  Николай достал из верхнего ящика стола большую круглую лупу в серебряной чеканной оправе. Внимательно рассмотрел через нее печати и подписи на документах. Нахмурился, потер пальцами шрам на левом виске. Поднял вопросительный взгляд на Павла, сидевшего справа на мягком стуле.
  - Ты уверен? Ошибки нет? - спросил Николай с сомнением.
  - Две независимые лаборатории и наши криминалисты. Контактов между ними нет. Образцы отвозил сам, - пожав плечами, спокойно и четко ответил Павел.
  Николай молчал, глядя в бумаги невидящим взглядом. Потом, словно очнулся, провел ладонью по лицу. Резко развернулся к Павлу и сказал:
  - ЭТО, пока, нельзя выпускать в свет. - Делая ударение на первом слове, он накрыл широкой ладонью листы с экспертными заключениями. Передернул плечами, словно стряхивая с себя напряжение, спросил устало: - Как все прошло?
  - Без проблем. Я туману напустил. Девочку вызвали в ведомственную поликлинику. Сам за всем проследил. Образцы тоже сам отвозил.
  - Она тебя видела? - встревожился Николай.
  - Конечно, нет. Удивилась объему анализов, но ей объяснили это новой инструкцией. Вроде поверила, - ответил Павел, спокойно встречая смятенный взгляд Николая.
  - Что ты о ней думаешь?
  - Думаю, но пока промолчу.
  - Надо разобраться с этим, - тихо, будто самому себе, сказал Николай.
  - Вы ведь с Наташей мечтали дочку Александрой назвать? Исполнилось, так и радуйся, - с недоумением глядя на растерянного друга, ответил Павел.
  - Радуюсь, - ответил тот. Но голос его стал недовольным и брови сошлись над переносицей. - Но не понимаю, что теперь делать. - Боюсь я за нее. Получается, она старшая наследница. Как бы Долгоруковы на нее не переключились, - произнес Николай с тревогой.
  Они сидели и молчали. Давно уже они обходились без слов в трудные минуты.
  - Заберем ее к себе, присмотрим за девочкой, да и присмотреться к ней полезно, - степенно рассудил Павел.
  - Как ты себе это представляешь? Мешок на голову? - беспомощно взмахнув руками, Николай с отчаянием посмотрел на Павла.
  - Варварство какое! Ты позитивно мыслить разучился? Вспомни, 'где можно спрятать лист?' Есть у меня идея ...
  *******************
  19
  Пятница! Как много в этом слове ... а пятница перед отпуском ...
  По пути на работу, Саня забежала в кондитерскую. Решила купить что-нибудь вкусное и красивое. Она сама пошутила: 'Поздравить коллег со своим отпуском'.
  Рассматривая витрину с тортами, восхитилась ценами.
  - Это рубли? Да это же рубленые лиры, - поразилась она количеству нулей перед запятой. Выбрала огромный, шикарный торт.
  Рабочее утро началось обычно, но с отличным настроением последнего трудового дня. В обед весь отдел дознания собрался вокруг Сани. Вместе они с удовольствием поглощали живописные углеводы. В этот момент Сашу и поджидала гнусная неожиданность. Ее вызвал начальник.
  Накануне Александра отнесла ему на подпись завершенные дела и теперь надеялась увидеть начальника только после отпуска или не увидеть совсем. Второе предпочтительнее. Она всегда считала важным успеть обойти товарища майора за трамвайную остановку. Незапланированная встреча с ним не обещала ничего хорошего.
  В кабинет начальника Саня входила с настороженностью. По выражению его лица убедилась, позитива не будет, а отпуск уплывает и машет ей ручкой.
  - Только не это. - Появление в кабинете начальника, скромно сидящего у стены незнакомого, худощавого мужчины предвещало проблемы.
  Добродушный, простоватого вида, в дорогом, но небрежном и слегка мятом костюме. Он походил на сушеного палтуса, но в очках и густыми бровями. Даже сидя он выглядел нескладным бухгалтером на пенсии. Внешность неудачника и подкаблучника.
  Седые, короткостриженые волосы. Рассеянный взгляд темных глаз за стеклами очков в дорогой оправе. Глубокие поперечные морщины над переносицей. Много мелких морщинок у глаз. Прямой нос с едва заметной горбинкой.
  С первого взгляда незнакомец показался ей невозможно противным. Особенно неприятными показались его могучие брови. Не вписывались они в образ. Весь его облик казался неестественным. Не наигранными, но подозрительным.
  - Проходите, побеседуем, - поприветствовал Александру непривычно благодушный начальник. Положив руки перед собой на стол, он старательно отводил от нее взгляд. Сосредоточенный на своих важных мыслях, майор Васильев не озаботился представить ей присутствующего незнакомца.
  Стул Александре не предложили. Она внутренне напряглась, ощущая надвигающиеся неприятности. Незнакомец молчал, смотрел на нее внимательно, не моргая, словно удав.
  - Жлобы, - решила Саня, оставаясь стоять перед столом начальника.
  Стояла, молчала, слушала. Странная получалась беседа. Майор не орал на нее. Даже не назвал курицей. Александра удивлялась все больше, но 'лицо держала'. Потом случилось невозможное. Начальник вспомнил про ее красный диплом.
  - Все оказалось гораздо страшнее. - Эта мысль Сане совсем не понравилась, и она приготовилась к чему-то особенно гадкому.
  Майор Васильев хвалил ее за 'стопроцентную раскрываемость'. Сказал: 'Нелюди под ее строгим взглядом мгновенно просят пощады'. Майор Васильев настойчиво отводил взгляд от Александры. Ее брови не выдержали и, взмывая вверх, преодолели черту оседлости. Сане вспомнился детский стишок:
   '... - А много ль корова дает молока?
  - Не выдоишь за день устанет рука...'.
  Видимо, поняв, что перестарался, начальник завел обычную пафосную речь. Оказывается, Александре Николаевне повезло. Ведь она трудится в таком хорошем коллективе. Ее все любят. Начальник ценит и уважает, но ...
  Майор Васильев сделал многозначительную паузу и продолжил, не скрывая удовлетворения:
  - Пора подумать о повышении.
  Эти слова, подкрепленные почти отеческой улыбкой, испугали Александру. Она, по привычке, закрылась от него ледяной стеной, как учила бабушка. Саня буквально ощущала осязаемость преграды. Казалось, стоит поднести к ней ладонь и лед начнет таять от тепла ее руки.
  Голос начальника отдалился. Слова его замерзали перед прозрачным ледяным препятствием и оседали снежинками Сане под ноги. Она смотрела на него и радовалась, что майор Дмитрий Николаевич Васильев появился у них в отделе совсем недавно. Иначе ходить бы ей в лейтенантах до пенсии.
  Саша вспомнила, как впервые зашла к нему в кабинет. Хотела подписать рапорт. Постучав в дверь с новой табличкой 'Начальник отдела дознания', она вошла и остановилась перед т-образным столом. Он читал бумаги, разложенные на массивном, письменном столе. Мельком взглянул на нее и сказал:
  - Инспектор по делам несовершеннолетних дальше по коридору.
  Такой ответ Александру обескуражил.
  - Я к Вам, - ответила она, скрывая недоумение.
  - У меня прием граждан по вторникам. Обратитесь в канцелярию, - сказал майор холодно, не отрываясь от чтения.
  - Я к Вам. У меня рапорт на отгулы ... Вот. - Получилось обиженно.
  Он посмотрел на Александру с недоверием. Протянув руку, взял у нее лист бумаги. Прочитал, медленно вникая в суть написанного. Перевел изумленный взгляд с бумаги на Сашу и тихо произнес:
  - Господи, они бы еще из детского сада набрали ...
  В помещении что-то неосязаемо изменилось. Продолжая плыть за своими мыслями, Александра сфокусировала взгляд на начальнике. Его тон переменился. Он хмурился, продолжая говорить.
  С недоумением Александра увидела, вокруг майора клубится тьма, распускаясь серыми, полупрозрачными, живыми и объемными щупальцами. Внезапно на нее обрушилось воспоминание.
  ... Ночная, неосвещенная лестница. Уличный фонарь отбрасывает на потолок слабый оранжевый отблеск. Горшки с цветами на темном подоконнике. Резкий, неприятный, специфический запах. Высокий, плотный мужчина неуверенно топает в верх, освещая ступени телефоном.
  Невысокая, худая тень беззвучно выскользнула из-за шахты лифта, метнулась к мужчине. От внезапного удара в спину высокий мужчина отлетел к окну и медленно сползает на пол, хватаясь за подоконник.
  Громкие голоса из квартиры, звук открываемого замка. Быстрые, удаляющиеся шаги. Горшок с геранью громко падает. Пронзительный дух свежей крови, влажной земли и погибающего цветка заглушает химический смрад ...
  Еще недавно, вспоминая тот слишком реальный сон, Александра мучилась. Понимала, с кем-то случится беда. Она вздрогнула и отшатнулась, неожиданно узнав падающего человека из сна.
  Майор перехватил испуганный взгляд Александры. Передернул плечами, заметив ее стремительно темнеющие глаза. Нервно оглянулся, пытаясь понять, что привлекло внимание подчиненной за его спиной.
  Александра растерянно моргнула, сделав еще шаг назад. Она не заметила, как напрягся незнакомый мужчина, сидящий у стены.
  - Александра Николаевна, Вы меня слушаете? - раздраженно спросил начальник.
  Александра смотрела на него и молчала. Неожиданно для себя она заговорила тихим голосом:
  - Там темно. Он ждет за шахтой лифта. - Добавила едва слышно: - В парадную не ходите.
  Поглощенная своими переживаниями, она не видела острого, колючего взгляда молчаливого незнакомца.
  - Курица! - треснув кулаком по столу, гаркнул майор. Через мгновение, вернув себе доброжелательный вид, продолжил: - Надеюсь, Вам, Александра Николаевна, понравится на новом месте, и Вы не захотите к нам возвращаться.
  Александра смотрела на него с изумлением. Хотела ответить, но нужные слова не находились.
  - Такому ценному специалисту, как Вы, необходим карьерный рост, - с гадкой ухмылкой сказал начальник.
  - Вы шутите? На каком новом месте? - Саня растерялась. Еще не схлынули пугающие воспоминания. Она попыталась возмутиться, не обращая внимания на слова про карьеру.
  - Это приказ о Вашей командировке. Ознакомьтесь и распишитесь, - начальник резко двинул к ней по столу лист бумаги.
  Александра взяла лист, прочитала. Перевела потрясенный взгляд широко раскрытых глаз на начальника. Приоткрыв рот хотела что-то произнести, запнулась и сдавленно прошептала:
  - Меня, в архив? За что?
  - У Вас красный диплом. Читать-то Вас точно научили. Вы хорошо управляетесь с бумагами. - Майор ухмылялся, широко разведя руки.
  Пронзив начальника заледеневшим взглядом, Александра выпрямила и без того идеальную спину, вздернула подбородок и твердо возразила:
  - Не имеете права. У меня отпуск с понедельника.
  - Присягу забыли? - подаваясь вперед и упираясь кулаками в стол, майор жестко осадил Александру. В голосе его прозвучала угроза. Он продолжил четко и громко: - Достойно исполнять свой служебный долг и возложенные обязанности ... - Остановился, набирая побольше воздуха ...
  - Не стоит так огорчаться, Александра Николаевна. Вам у нас понравится. Это же не в Сибирь, - изображая из себя неистощимый источник доброжелательности и дружелюбия, мягко перебил начальника простоватый незнакомец.
  - Лучше в Сибирь, - отрезала Александра, обжигая его ненавидящим взглядом.
  - Ларина, умеете Вы на пустом месте проблемы создавать. - Начальник брезгливо поморщился и небрежно отмахнулся от нее рукой.
  - Возьмите, - приветливо улыбаясь, незнакомец протянул Александре визитную карточку. - Звоните мне в любое время и по любым вопросам.
  У Александры не хватило силы духа отказаться, пришлось взять.
  - Старший архивариус, - обреченно прочитала она должность незнакомца. Настроение было отравлено окончательно.
  Татьяна, взглянув на Александру, испугалась, захлопотала около нее, спрашивая, что случилось. Саня не могла говорить, губы дрожали. Сквозь ткань кармана прожигала бедро маленькая картонка с двумя простыми словами 'старший архивариус'. Каменной плитой они рухнули на ее мечту стать следователем.
  Александра села за свой стол, облокотилась на него и обхватила голову руками. Страшась потерять опору под ногами, она боялась оторваться от стула.
  Саша смотрела на матовую, серовато-бежевую раковину, застывшую на краю стола.
  - Гробик дохлого моллюска, - прошептала, едва шевеля губами. Она чувствовала себя этим самым дохлым моллюском.
  Татьяна поставила перед ней большую чашку с крепким, горячим чаем, подвинула кусочек торта на цветной, бумажной тарелочке. Саше даже смотреть на это искушение теперь стало тошно. Ее словно саму перевернули вместе с жизнью.
  Саня сидела, ничего не замечая вокруг. Татьяна вышла из кабинета и вскоре вернулась. Потом на пороге возник майор Васильев. Он пристально посмотрел на Александру, безнадежно махнул рукой, развернулся и ушел. При этом приказав Татьяне отправляться домой.
  За окном, по-прежнему светило солнце, но в здании наступила тишина. Только отдельные звуки доносились с первого этажа из дежурной части. Александра поднялась и вышла в пустой коридор. Зашла в туалет, открыла кран с холодной водой и умылась. Ледяная вода помогла на какое-то время вернуть ощущение реальности.
  Саня спустилась по лестнице, прошла мимо дежурной части и вышла на душную улицу. Странные мысли кружили голову, вернее одна мысль:
  - Об отсутствии мыслей. - В голове стало пусто и звонко.
  **************
  20
  Александра долго шла по улице, повернула на каком-то перекрестке, снова шла. Удивилась, когда внезапно оказалась на Невском проспекте. Остановилась на перекрестке, пытаясь осмыслить свой путь.
  Слева, из высокой витрины, на нее равнодушно смотрели молчаливые манекены. Справа, в трех шагах от себя, она заметила девушку в легкой, розовой кофточке с самодельным плакатом в руках. Саша прочитала на большом белом ватмане: 'Нам нужен закон о защите животных!'.
  Не успела вникнуть в смысл слов на плакате, как в ее звонко-пустую голову ворвались неприятные, громкие крики. Трое лохматых юнцов в рваных джинсах и растянутых футболках остановились напротив плаката. Они смеялись и кричали всякие гнусности хрипловато-сиплыми голосами.
  Саня смогла разобрать отдельные бранные слова, адресованные девушке в розовой кофточке. На языке административного кодекса это называлось 'грубой, нецензурной бранью в общественном месте'.
  - Вот же, дикость. - Александра брезгливо поморщилась, ощущая внутри себя намек на легкую тошноту.
  Вокруг люди спешили по своим неотложным делам, словно проплывая в параллельном мире. Недоросли глумились и наслаждались своей безнаказанностью. Саня смотрела на происходящее с отстраненностью. Но в ней заворчало глухое недовольство, поднялось неприятие хамства и равнодушия.
  Внезапно все изменилось. Звук, цвет, движение воздуха стали другими, будто она попала в иную реальность или сходит с ума. Сане потребовались несколько минут и огромное усилие воли, чтобы понять - это не мир изменился, переменилось ее восприятие окружающего пространства.
  Она увидела, как колышется нечто тягуче-прозрачное, окружающее троицу негодяев. Это 'нечто' виделось ей как вязкое перетекание темных воздушных потоков. Потоки свивались, делились. Обретали оттенки, близкие к металлическим. Цвет заменялся плотностью.
  С каждым бранным словом из этого 'нечто' выстреливали грязно-серые, рваные кляксы, устремлялись к розовой кофточке и мгновенно впитывались в нее.
  У девушки задрожали губы, начал трястись подбородок. Край белого ватмана подрагивал. Она затравленно посмотрела на Саню.
  Вдруг гадкая клякса полетела в Александру. Вздрогнув, она закрылась прозрачным ледяным щитом, растягивая его и прикрывая незнакомку. Оглянулась в надежде найти поддержку.
  Появление новой безобидной жертвы воодушевило наглецов. С умноженным энтузиазмом они выплеснули новую порцию брани. Но теперь грязно-серая мерзость соскальзывала по льду, расплывалась по темному асфальту, утекала по водостоку в канализацию.
  Через несколько минут один из лохматых негодяев, с красной надписью на черной футболке 'Знаю дорогу в Ад', решил форсировать события. Шустро шагнув вперед, он вырвал плакат из рук девушки, бросил на асфальт, начал топтать его пританцовывая и завывая что-то глумливое.
  Рядом остановились две милые пенсионерки в длинных темных юбках, серых, вязаных кофтах и светлых, полупрозрачных шарфиках, аккуратно прикрывающих волосы. Окинув укоризненным взглядом происходящее, дамы начали стыдить и призывать к порядку ... Александру и девушку в розовой кофточке.
  Вскоре призывы матрон стали громче хамских выкриков, адресованных девушкам. Прохожие, привлеченные визгливыми женскими голосами, начали останавливаться. Девушка в розовой кофточке отступила за Сашину спину.
  Медленно и величественно, словно ледокол в Северном Ледовитом океане, сквозь толпу к ним продвигались двое полицейских. Заметив это, наглые юнцы шустро растворились среди горожан.
  Александра попыталась остановить их, но одна из злобных теток крепко схватила ее за руку. Вырываться, отталкивать, хоть и крикливую, но пожилую особу показалось Сане недостойным.
  Полицейские остановились перед Александрой. Один из них, старший сержант, невысокий и почти круглый. Объемный живот его перетянут широким ремнем. На нем уютно устроились кобура с пистолетом, дубинка и электрошокер. Другой, младший сержант, совсем молодой, маленький и хлипкий.
  Старший сержант сделал строгое лицо и, сердито нахмурив брови, потребовал предъявить документы. Саня дернула рукой, пытаясь открыть сумочку. Но сразу вспомнила, сумку она оставила на работе.
  Александра жаждала восстановления справедливости. Возмущенно и сбивчиво она начала рассказывать о беспределе, творимом троицей архаровцев. Потрясенная происходящим, Саша верила: 'Разве можно усомниться в ее правоте?'
  Но ее самоуверенность оказалась ошибочной. Документов у Александры не оказалось, участники события испарились, свидетели разошлись. Здесь находились немногочисленные зеваки - любители уличных скандалов и две агрессивные старушки.
  - Ларина, Александра Николаевна, старший лейтенант полиции, - представилась Саня.
  Толстый полицейский усмехнулся. Неприятно и кривовато. Положил руку ей на плечо, крепко сжал и ответил:
  - В отделении разберемся.
  - Вы не имеете права, - заявила Александра. Накопившееся раздражение выплеснулось из нее. Она дернула рукой, пытаясь отцепить от себя противную лапу толстого полицейского. Так получилась еще одна ее глупость.
  Внезапно кто-то мощный обхватил ее сзади длинными, могучими ручищами и, словно куклу, оторвал от земли. Александра испугалась, дернулась и закричала. Взбрыкнула ногами, пытаясь вырваться.
  Толстяк стоял перед ней. Ему и досталось. Он согнулся и замычал нецензурно. Его тщедушный напарник резко, без замаха, ткнул Саню под дых. Она задохнулась своим криком и обмякла в железной хватке, налетевшего сзади монстра.
  *****************
  21
  Жесткая, крепкая, облезлая скамья тянулась вдоль всей узкой камеры. Маленькое, зарешеченное, тусклое окошко под самым потолком и яркая люминесцентная лампа в сетчатом плафоне. Саня забралась с ногами на скамейку. Так, сидя в углу, она и провела всю ночь.
  Отвратительно воняло чем-то мерзким. Прислоняться к стене было холодно. Обняв руками колени, Саша уткнулась в них лицом. Мысли обтекали голову. Снаружи. В сознании звенела пустота. Размышлять о случившемся сил не осталось. А думать необходимо.
  Сопротивление сотруднику полиции при задержании - это статья в уголовном кодексе. Обозленные полицейские так все раскрасили, еще и хулиганство можно ей приписать.
  - Был бы человек хороший, а статья найдется. - Саня грустно вздохнула.
  Следователь воодушевился перспективным делом о нападении на сотрудников полиции. Он не верил в ее объяснения и обещал задержать на сорок восемь часов. Пока на сорок восемь часов.
  Отличная замена долгожданного отпуска. Александра представила самодовольную, торжествующую рожу майора Васильева. Теперь даже перевод в архив казался большой удачей.
  Вместо железной двери с кормушкой сварная решетка из толстой арматуры. За решеткой виден кусочек серого коридора. Послышались тяжелые шаги. Кто-то остановился рядом, загремел ключ в замке. Саня снова услышала унизительную команду: 'На выход. Руки за спину'.
  Удивилась, когда ее привели к подполковнику, начальнику районного управления. Сержант, сопровождавший ее, вышел. Кроме начальника в просторном кабинете у стола для совещаний сидел уже знакомый, худощавый мужчина, простоватого вида. Старший архивариус. Все в том же дорогом костюме, небрежном и слегка мятом.
  - Он то как здесь оказался, - недовольно подумала Александра. Теперь он не источал доброжелательность и дружелюбие. Жесткие, глубокие складки пролегли между бровей. Он буравил ее колючим взглядом.
  - Присаживайтесь, Александра Николаевна, - пригласил начальник, указывая рукой на стул возле стола.
  Саня подошла и села. Она молчала. К чему все слова?
  - Интересно посмотреть на злобную валькирию, жестоко расправившуюся с мужественными полицейскими, - пряча улыбку в уголках губ, сказал подполковник и попросил поведать правду о случившемся накануне.
  Александра вздохнула. Усталость, бессонная ночь туманили голову. Она все рассказала. Только разумно умолчала о странных потоках энергии и грязно-серых кляксах на розовой кофточке незнакомки. Шла, остановилась, услышала ... испугалась, защищалась. Ударила случайно, сама не поняла, как это случилось.
  - Очень сожалею, - закончила она свой рассказ.
  - Сожалеете, что слабо покалечили? - не скрывая улыбки, спросил подполковник.
  Саня с отчаянием посмотрела на него и промолчала, опустив взгляд. Едва слышно добавила:
  - Я так больше не буду.
  - Плохо, очень плохо, Александра Николаевна, - сурово произнес начальник управления и покачал головой. Взгляд его стал осуждающим. - Если все 'так больше не будут', то хулиганы могут совсем распоясаться.
  ****************
  22
  Продолжение следует ...
  *******************
  * Sapienti sat (Умному достаточно - лат.).
  ** Everything brilliant is simple (Все гениальное просто - англ.).
  ****************
Оценка: 7.95*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"