Warrior20071 Маштакова Ольга Владимировна: другие произведения.

Отпустить огненную птицу

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    ВРЕМЕННО ЗАМОРОЖЕНПрода от 27.12.2016 в коммахУ каждого в жизни есть свое предназначение. Но порой, чтобы найти себя, нужно пройти через боль на грани смерти. Главное, чтобы в этот момент рядом был близкий человек, который сможет вытянуть с того света и принять твои новые открывшиеся возможности и жизнь.

  Ничто в этой жизни не дается просто так,
  За любой шаг, сделанный в нужном направлении,
  Нужно бороться. Зачастую с самим собой!
  
  Пролог
    
    - Борислав, ты вернулся! - выбежал навстречу двум грозным на вид мужчинам маленький ангелок.
  Правда, так эту малышку называют только те, кто плохо знает непоседливого гнома. Тугие светлые кудряшки, глазищи цвета чистого голубого неба на пол лица и красные аккуратные губки многих вводили в заблуждение. Но спешившиеся воины очень хорошо знали повадки девочки, оттого названный Бориславом умело подхватил уже в полете малышку и крепко прижал ее к себе.
   - Божена, дочка, негоже девушке кидаться на шею молодым посторонним мужчинам, всех женихов распугаешь, - со смехом в голосе отозвался мужчина постарше. - Да и я скоро ревновать начну.
  Девчушка послушно слезла с рук парня, чтобы через секунду с веселым визгом повиснуть на шее отца:
    - Тятька!
  На крыльцо тем временем, на ходу вытирая руки о полотенце, торопливо вышла статная красавица, привлеченная веселым визгом дочери.
  - Святослав, живой, - кинулась она к мужчине.
  - Ладушка, - аккуратно опустил дружинник девочку на землю и крепко обнял жену.
  Пусть кто-то считает, что такое открытое проявление чувств для воина постыдно, но, когда неделями напролет видишь только боль и смерть, лишь мысли о семье не дают скатиться в сумасшествие. И разве это чувство тихой гавани не заслуживает благодарности?!
  С большой неохотой оторвавшись от мужа, Лада повернулась к частому в их доме гостю.
  - Здравствуй, Борислав. Рада видеть тебя в добром здравии. Проходите за дом, ополоснитесь пока с дороги и за стол садитесь, обед уже почти поспел, - кивнула в сторону дома она. - Божена, не вертись юлой, лучше помоги на стол собрать.
  Девочка было закапризничала, но, взглянув на улыбающегося Борислава, передумала. Лада только вдохнула, глядя на это безобразие. Этот паренек ей нравился, не зря он стал близким другом Святослава, хоть и в сыновья ему годился. На войне понятие о дружбе меряются другими критериями: друг не тот, кто постоянно трется рядом и якобы жизнь познал, а тот, кто, не раздумывая, спину прикроет и никогда не осудит. Но Божене всего пять, неправильно это, стар он для нее. Пока она еще всего не понимает, но со временем детская привязанность может перерасти в сильное чувство. Но и отлучить Борислава от дома тоже неправильно, парень не виноват, что его добрый нрав и внешняя привлекательность нашли отклик в детском сердечке. Закусив губу, женщина отметила про себя, что нужно посоветоваться с мужем, как лучше поступить. Да только судьба оказалась быстрее...
  После обеда неугомонная малышка забралась на колени Борислава и приготовилась слушать придуманные им сказки, но вдруг вытянулась, как струна, обхватила маленькими ладошками его лицо и звонким голосом произнесла:
  - Через тринадцать лет ты станешь мне мужем. Да будет так! - руки малышки засветились и мужчину опалило жаром, девочка же без чувств упала на колени.
  
  Глава 1.
  
  - Божена, дочка, сегодня вечером гуляния будут, ты бы сходила. Может и жениха бы себе присмотрела. Папа уже двоих сватов ни с чем отправил. Ну, чем тебе Мирон не угодил? Из хорошей семьи, красавец, каких поискать, да и по девкам не ходок.
  - Не люб он мне, - упрямо сжала я губы и продолжила делать начинку для грибного пирога.
  - Забудь ты Борислава! Погиб он! – тихо с надрывом проговорила мама.
  Я только сильнее нахмурилась и продолжила резать грибы. Этот разговор в идентичных интерпретациях мы ведем уже больше года, и ни к чему хорошему он не приводит – матушка тихонько плачет, думая, что я не слышу, мне же на душе становится так тяжело, что впору взвыть волком.
  Умом я понимаю, что нет больше на земле любимого человека, отцу незачем врать, да и его неподдельное горе от потери друга лучше слов показывало, что нет даже малейшего шанса, что Борислав выжил. Да и сердце со временем смирилось, все же детская влюбленность непостоянна, вот только магия, соединившая нас, не желала отпускать меня даже после смерти второй половины. Тот же Мирон попытался меня поцеловать, и не скажу, что я была против, он парень действительно замечательный, любит меня, но не успел он толком коснуться моих губ, как над головой образовалось грозовое облако и окатило нас такой ледяной водой, что у нас еще долго зуб на зуб не попадал, а, чтобы я уж точно поняла, за что меня наказали, незаметно от парня облачко сложилось в слово «остудись». Еще пару экспериментов закончились еще плачевнее, словно сила поначалу просто развлекалась, потом же потихоньку начала злиться. Только ей то что, не она будет до старости в девках сидеть.
  Мирон еще смелым оказался, не всякий после такого представления рискнул бы свататься. Да только что за жизнь нас ждет, если жених не сможет к жене даже прикоснуться без опасности для здоровья. Про детей я вообще молчу.
  А вскоре ко мне и вообще свататься перестанут, шила в мешке не утаишь, и весть о моем магическом уродстве станет достоянием гласности. Это вам не город большой, где еще есть хоть небольшая возможность затеряться в толпе, здесь всё и все на виду. Кому нужна такая жена?!
  Тихонько смахнула слезу. Я как любая девушка хочу семью: мужа заботливого и трудолюбивого, детишек нескольких, а на горизонте только одиночество и тоска. Ну почему мои силы сыграли такую злую шутку?! Зачем нужно было просыпаться лишь на миг, чтобы испортить мне всю жизнь.
  Да только смысл плакать и ругать свою судьбу, магии совершенно все равно на мои страдания. Я даже начинаю потихоньку смиряться с таким положением дел. Родителей только жалко, они и так чуть не поседели раньше времени, когда много лет назад во мне проснулся волшебный дар. Ведь испокон веков в княжествах принято, что всех магов, несмотря на пол, забирают в княжеский терем на обучение, а в дальнейшем и на службу. И все было бы хорошо, сразу тебе и обучение бесплатное, и работа, да только приравнивались они к дружинникам, оттого и воевали вместе с ними. Семью заводить тоже было нежелательно, кто потом ребенка поднимать будет, если мать погибнет. Божена же у Лады и Святослава была единственным и выстраданным ребенком, оттого и назвали ее так – Богом данная. После очень тяжелых род, во время которых Лада чуть не умерла, больше детей она иметь не могла. От чего сильно страдала и плакала украдкой, глядя на малышей подруг. Потерять еще и дочь, было равносильно кинжалу в сердце.
  Но боялись они зря, после единственного раза, дар дочери ничем не проявлялся. Опытные маги князя проверили малышку и назвали ее способности спонтанными, проявляющимися только, когда сами того пожелают, оттого девчушка князю неинтересна. Родители смогли вздохнуть с облегчением, благодаря Богов за спасение кровинушки.
  Только вот они и предположить не могли, как все обернется. Борислав только улыбнулся на мое пророчество о замужестве и в тот же день уехал. А позже они с отцом сопровождали князя на объезде земель. Никто не ожидал, что в самом тихом уголке княжества на них нападет вооруженный отряд. В том бою Борислав закрыл собой моего отца, ведь у того оставалась семья, умер он мгновенно, сраженный мечом. Отец был безутешен, винил себя в его смерти, да только парня это вернуть не могло.
  Мы наивно думали, что со смертью моей половинки, заклятие спадет, да только все оказалось совсем не так. Родителей я волновать не хотела, поэтому пока молчала о своей несостоятельности, отец до сих пор болезненно переносит упоминания о Бориславе. Но, чувствую, скоро придется во всем сознаться, иначе станется, что они раньше от кого-нибудь узнают. Пока же нет сил бороться с мамой, она опять, сама того не желая, всколыхнула болезненный вопрос.
  Дорезав грибы, передала миску матери и стрелой вылетела за дверь. Смахнув набежавшие злые слезы, быстрым шагом направилась в сторону леса, где, в нескольких минутах ходьбы, проживала моя лучшая подруга Маруся.
  Небольшая, но добротная изба встретила меня зловещей тишиной. Я было уже в панике кинулась к двери, как раздался громкий взрыв, избушка со стоном покачнулась, но привычно устояла. Я вздохнула с облегчением.
  Кому-то покажется странным мое поведение, но не зря односельчане отправили Мару жить подальше от основного поселения, даже помогли построить домик. Родители подруги были магами и погибли в бою, когда ей не исполнилось еще и пяти лет. Вырастила девочку бабушка, но и она год назад отошла в мир иной, передав Марусе свой дар знахарки. Только вот не учла, что подруга, хоть странным образом и не переняла у родителей магическую силу, но все же в ее крови присутствует волшебная составляющая. В итоге, у девушки получались отменные зелья, правда если не взрывались в процессе варки, что случалось довольно часто. Потому, если в доме у Маруськи становилось слишком тихо, это наводило на нехорошие мысли.
  Сейчас же у меня отлегло от сердца, раз гремит, значит, все относительно хорошо. Подруга либо готовит заказ, либо же экспериментирует, что последнее время стало ее любимым занятием. Правда, пока большого толка от ее ядреных смесей не наблюдалось. Последний раз она потравила всех комаров в округе, за что получила большой нагоняй от нашего старосты Василия и по совместительству ведуна. Кому-то покажется смешным такая забота о маленьких кровопийцах, но никогда не стоит забывать, что нельзя нарушать баланс природы. Цепочку жизни еще никто не отменял.
  Маруся встретила меня белозубой улыбкой на перепачканном сажей лице. Всегда поражалась ее умению с оптимизмом смотреть на свои неудачи. Ее жизненным кредо было: «Не взлетело сейчас, значит, полетит чуть позже. И неважно, что совсем в другую сторону, наше дело запустить.». И ведь срабатывало же, подруга радовалась каждому дню, почти никогда не поддавалась меланхолии и, вообще, наслаждалась жизнью по полной. Я так не могла, поэтому всегда с завистью наблюдала, как Мара, весело напевая, убирает следы своих неудачных экспериментов.
  - Боженка, бери метлу и помогай, пока все в пол намертво не впиталось, - бросила мне инвентарь подруга.
  - Вот и приходи к тебе в гости, - буркнула я, впрочем, скорее из вредности, физический труд отвлекал от угнетающих мыслей, что мне сейчас было необходимо.
  Когда все следы преступления были убраны, благо комната небольшая и на этот раз стены и потолок не пострадали, Маруська сунула мне в руки кружку с травяным чаем. Мой чуткий нос тут же уловил освежающие нотки мяты и резкий запах валерианы. Вопросительно посмотрела на подругу. Та в своей порывистой манере только отмахнулась:
  - Ты себя в зеркале видела? Сначала нервы успокой, а потом уже я подставлю свое мощное плечо, чтобы ты поплакала.
  Я скептически окинула взглядом хрупкую фигурку Мары, включая угловатые плечики, подруга на мои действия лишь довольно усмехнулась – как ни крути, а своего она добилась, отвлекла меня от жалости к самой себе.
  Пока я, сидя на лавке, наслаждалась праздным отдыхом и чаем, подруга снова начала колдовать над котелком, то и дело подбрасывая туда нужные ингредиенты, периодически поглядывая в свои записи, чтобы не ошибиться. Когда зелье было благополучно сварено и перелито в колбы, Маруська, наконец, обратила внимание и на меня.
  - А вот теперь рассказывай, что стряслось, - наливая себе компот, потребовала отчет подруга.
  - Мирон свататься приходил, - глухо отозвалась я.
  - И ты, конечно же, отказала, - констатировала факт Мара.
  - А ты как думаешь?
  Подруга была в курсе моей проблемы, поэтому хоть ей мне не нужно объяснять свой странный поступок.
  - Божен, так не может долго продолжаться, ты не хуже меня знаешь, что нельзя девушке жить одной. Даже в большом городе общество тебя не примет, что уж говорить про наше село.
  - Знаю, только разве этот факт дает мне право портить жизнь хорошему парню? – я сжала пустую кружку так, что костяшки пальцев побледнели.
  - Мирон знает на что идет. Он уже не ребенок и на себе прочувствовал, насколько коварна сковывающая тебя магия, - возразила Маруся.
  - И что нас ждет дальше? Да он же в скором времени меня возненавидит. Верность и гордость не позволят ему засматриваться на других, а со мной его ожидают только дружеские отношения. Без детей, с опостылевшей супругой, он либо обозлиться на весь мир, либо сопьется, - в отчаянии закрыла лицо я. – Разве заслуживает он такой участи? А если брать тех, кого не жалко, чем я прогневала Богов, чтобы влачить жалкое существование, терпя побои мерзкого супруга, который всю жизнь будет припоминать и попрекать, что взял в жены из жалости, и я должна от благодарности валяться у него в ногах?!
  - Эко тебя прорвало, - крякнула подруга на мой крик души. – Только я немного не то имела ввиду.
  Маруся закусила губу, как всегда делала, когда волновалась и придумывала что-то из ряда вон. И, наконец, решилась:
  - Божена, ты не думаешь, что сейчас самое время сходить к Харридан?
  Я неосознанно дернулась, с удивлением глядя на Марусю. Такого поворота разговора я не ожидала.
  - Думаю, она единственная сможет помочь твоей беде, ну или хотя бы даст подсказку, как лучше поступить, - увещевала меня подруга.
  Я же глубоко призадумалась. Отшельницей Харридан у нас пугают маленьких детей, чтобы они не совали свои любопытные носы в лес. На самом же деле я ни разу не слышала, чтобы она хоть кому-нибудь сделала что-либо плохое. Да, живет уединенно и не любит, чтобы нарушали ее покой, но ведь это не преступление. Говорят, также, что она сильная колдунья, но старается лишний раз свой дар не использовать. Оттого и распускают грязные слухи про злую магичку те, кому она, по одной ей известной причине, отказала в помощи. А нужно добавить, что обращаются к отшельнице уже тогда, когда нет другого выхода, когда больше не от куда ждать подмоги. И зачастую она действительно помогает. Не так давно она буквально с того света вернула молодую мать четверых детей, которая при пожаре, спасая малышей от огня, очень сильно обгорела. Красавицей ей, конечно, уже никогда не быть, но благодаря Харридан она осталась жива.
  И тут стоит задуматься, а так ли моя проблема сложна, чтобы обращаться с ней к колдунье. Конечно это вопрос моей жизни, но ведь не смерти же. Но зерно для размышлений Маруся своим вопросом зародила. Теперь не смогу спокойно спать, пока как следует не обдумаю все варианты. Подруга заметила мое колебание и довольно кивнула, выполнив свою миссию.
  А вечером все та же Мара вытащила меня на гуляния. Я упиралась до последнего, совершенно не желая показываться на глаза Мирону. Понимаю, что встречи не избежать, но пусть уж это случится позже, когда я придумаю, как мне жить дальше. Но подругу мое подавленное состояние нисколько не смущало, по ее мнению, в темноте все кошки серы, и глупо прятаться дома в такую теплую ночь, когда есть возможность повеселиться и остаться при этом неузнанными. Ведь никто же не просит около костров гулять, дорожек много.
  - Боженка, пойдем к реке, я там цветов для венков припрятала, - потащила меня в сторону воды неугомонная подруга. – Нам повезло, сегодня очень хороший день для гаданий – мало того, что волшебный, так еще и полнолуние. Так что, если твой венок Мирону попадется, значит, нужно не раздумывать, а бороться за свое счастье.
  Бороться за счастье… А он ли моя судьба? Или же я под гнетом общего мнения и моей женской несостоятельности просто хочу, чтобы Мирон оказался именно тем самым, а на самом деле и не люблю его вовсе. Как здесь можно разобраться, если здравая моя половина ненавидит магию, которая связала меня с Бориславом, сердце смирилось с потерей, а вот какой-то неуловимый кусочек до сих пор надеется на воссоединение. И ему все равно, что давно в земле покоится объект его любви.
  И вот как с таким настроением гадать на суженого и венок плести. Если только сооружать из крапивы и репейника, чтобы колючки не давали расслабиться и уйти в свои невеселые мысли. Но подруга припрятала поистине красоту: фиолетовые колокольчики, веточки разноцветных ягод, листочки всех расцветок, васильки и даже маленькие кустовые розочки.
  - Ты где добыла такую красоту? – не сумела удержаться от вопроса, аккуратно откладывая себе материал для сборки.
  - В лесу сейчас чего только нет, не удивлюсь, если где-нибудь подснежники среди лета припрятались, - почесала нос Маруся.
  - Только не говори, что ты опять чего-то не того у себя насмешивала, - с подозрением посмотрела на притихшую подругу.
  - Да я совсем чуть-чуть попробовала, - захлопала глазками Мара. – А вот бабахнуло… да-а-а, - с какими-то даже нотками гордости протянула девушка.
  - Маруся, тебя дядька Василий скоро не только за пределы села выселит, а еще и магическим куполом прикроет, чтобы дела рук твоих за пределы дома не выходили.
  - Я ж ничего разрушительного не делаю, - отмахнулась подруга, с увлечением связывая цветы.
  - Смотри, а то унесет тебя как-нибудь вместе с домом, - предупредила я, вплетая в венок ленточку с волос.
  - Я живучая.
  Кивнула. Другая на ее месте уже давно бы отправилась в мир иной, а она еще новые лекарства придумывает.
  Оглядела свой готовый венок, давно у меня такой красоты не выходило, даже жалко в воду кидать. Но подруга заметила мой внимательный взгляд и быстро отняла у меня веночек, пока я не успела вцепиться в него всеми руками.
  - Это для суженого, - отрезала она. – Сплети себе другой.
  Пришлось смириться, если Маруська что-то решила, ее не переупрямишь. Дождавшись, когда полная луна выйдет из-за тучи, синхронно бросили венки в воду, произнеся нужные слова заговора. Теперь остается только ждать. Опознать к кому же приплывет веночек можно будет только завтра, когда все ребята соберутся возле большого костра. Можно, конечно, и сейчас побегать по селу, пытаясь найти счастливца, да только ребята тоже хитрые, поймают свой плетеный букетик и прячут сразу, кому же хочется раньше времени раскрывать секрет. А еще они всевозможными способами стараются узнать у любимой девушки, приметы ее венка. Молодки хихикая и убегая от объятий, в основном отшучивались, но некоторые не выдерживали и загадкой давали подсказку. Только не приветствовалось это, магия ночи любит тайны, и не стоит ничего менять.
  Мне, конечно же, тоже было интересно, кому же так не повезет, что он вытащит мой веночек, но специально бегать и искать не буду, всему свое время. Быть может его вообще унесет течением, и не придется снова тосковать о несбыточной мечте о семье.
  После главного ритуала Маруська потащила меня к сладостям, которыми были заставлены несколько столов возле главного костра. Набрав по кулечку печенюшек, не спеша отправились погулять, то и дело натыкаясь в темноте на целующиеся парочки. Подруга весело хрустела печеньками, не обращая внимания на испуганные вскрики. Смущаться по пустякам – это не про нее. Меня же привлек тихий разговор чуть в стороне от дороги.
  - Мирон, ты совсем умом тронулся за венком в реку прыгать? – выговаривал парню, судя по голосу, его лучший друг Алексий. – Ты ведь прекрасно знаешь, что брать нужно только тот, который тебе сам в руки приплыл.
  - А он и плыл, только в последний момент из рук вырвался, - стучал зубами Мирон.
  И было от чего стучать, хоть на улице и тепло, а вода в нашей реке всегда холодная, ключи бьют бойко, и она не успевает прогреться за день.
  - И кого ты в этом убедить пытаешься? – не поверил Лексий.
  - Он действительно плыл, - упрямо стоял на своем парень, - только в руки даваться не хотел, словно дразнился.
  - Было бы ради чего в холодную воду бросаться, - вдруг раздался брезгливый голос нашей первой красавицы Василисы, – тут же и посмотреть не на что: облезлый и кривенький какой-то. Тебе же прямо в руки другой венок плыл: яркий, красивый, чего тебя понесло за этим веником? – вызверилась девушка. Видимо, как раз ее венок и плыл к Мирону.
  - А вот за подсматривание можно и самой в этой реке искупаться, - грозно рыкнул на нее Алексий.
  Девушка завизжала и, судя по шороху и хрусту веток, сбежала от скорой расправы. Алексий на ее смазливую мордашку никогда не велся и вполне мог угрозу исполнить, его бы даже за это никто не осудил, не дело это шпионить за парнями во время поиска венков.
  - Пошли-ка домой, с тебя вода ручьями стекает, не хватает еще воспаление легких заработать, - это уже Мирону.
  - Сейчас, только венок заверну, как следует.
  - Да кто его в темноте разглядывать-то будет?
  - Он жжется, - глухо отозвался парень.
  - Мирич, вот скажи мне, стоит она таких мучений? – рыкнул на парня друг. – Ведь это ее венок?
  - Наверняка сказать не могу, но чувствую, что именно этот венок мой. Мне трудно тебе объяснить, просто я знаю, что это моя судьба.
  После этих слов парня у меня перехватило дыхание. Чей же венок достал Мирон? Кто его судьба? Но, чувствую, что сегодня на эти вопросы мне никто не ответит. Махнула головой, отгоняя непрошенные мысли, и пошла догонять Марусю, которая даже не заметила, что меня нет. Привыкла, бедолага, что, когда мне плохо, из меня слово лишнее клещами приходится выдирать.
  Как ни странно, но, несмотря на все переживания дня, заснула я моментально. Правда, снилась мне бесконечная дорога с множеством поворотов. И как это понимать? Понимаю еще, если бы у меня был бы огромный выбор и мне нужно было бы решать, как жить дальше. А тут выбора как раз особого и нет. Но окончательно я решу, что мне делать дальше, после сегодняшнего вечера. Он станет своего рода толчком к новой жизни.
  
  Глава 2.
  
  Весь день я провела за домашними делами, загружая себя по максимуму, чтобы не было ни времени, ни сил на праздные размышления. Но, несмотря на все мои ухищрения, время тянулось очень медленно, словно издеваясь над мающейся душой. Мама же с подозрением посматривала на мое рвение в ведении домашних дел. И было чему удивляться, ведь я даже воды из колодца на несколько дней вперед натаскала, а больше чем это занятие, я не переношу только нарезку лука. Только я мало внимания обращала на мамино волнение, сейчас важнее дождаться вечера и посмотреть, кому достался мой венок. Ведь не зря из года в год проходит этот обряд для готовых к семейной жизни девушек и парней - магия вечера соединяет наиболее успешные пары. Можно, конечно, отказаться от выбранной волшебством половинки, такое происходит довольно часто, все же каждый волен сам выбирать, кого любить, но для тех, кто не уверен в своих чувствах, это хорошее подспорье, своего рода подсказка. Правда, бывало и такое, что венок уплывал далеко, теряясь в бурной воде моря. Но это же не значит, что девушке нужно всю жизнь в девках сидеть. Жизнь без обжигающей любви тоже иногда бывает неплоха, пусть не так разнообразна и непредсказуема, но взаимное уважение скрашивает этот недостаток. Не все готовы бросаться в омут с головой.
  Вечером нарядилась в свой любимый сарафан, пододев под низ белую рубаху. Попыталась пригладить свои кудрявые непослушные волосы, но как всегда потерпела поражение, тяжело вздохнув, заплела тугую косу, пальцами выпрямляя локоны. Коса получилась толстая, до талии длинной – моя гордость и зависть Василисы, у которой, как она не старалась, волосы росли плохо, и густота тоже не поражала взор. Кинула быстрый взгляд в зеркало: на меня смотрели ярко-голубые глаза на чистом загорелом лице. Да уж, не быть мне знатной дамой с белоснежной кожей, любит меня солнце, как от него не скрывайся. Хорошо еще веснушки удалось вывести, а то еще была бы и рябая. Я, конечно, не уродка, но назвать меня красавицей нельзя. Тряхнула головой и показала своему отражению язык, ну и пусть, зато работящая и готовлю хорошо.
  Возле костра собрались почти все жители села, если вчера гуляла только молодежь, то сегодня родные хотели посмотреть, кого же предназначила в пару их детям магия. Нужно же подсказать своему чаду, нужна ему такая невеста или нет – со стороны жениха, и толковый ли и не гулящий ли парень – со стороны невесты. Многие же приходили просто поглазеть, ведь в небольших поселениях не каждый день происходят интересные события, о которых можно поговорить возле главного колодца и вечерами на лавочке. Обычно после этого праздника кумушкам хватает пищи для сплетен на много дней вперед – это ж какие страсти кипят: кто-то кому-то отказал, образовалась неожиданная пара, которая решилась на помолвку, кого-то бросили ради другой или другого, да и много других разнообразных новостей. Да ради такого болтушки готовы хоть всю ночь не спать.
  Я пришла с родителями, которые не пожелали меня отпускать одну, надеялись, что я все же выберу себе пару и понадобится их благословение. В толпе я сразу отыскала Марусю, у которой не было родных и эту роль взяли на себя мои мама с папой, которые воспринимали ее как свою вторую непоседливую дочь.
  Церемония проходила довольно просто, но красочно. В центр к костру выходил парень со своими родственниками позади, в руках он держал венок, укрытый легкой, непрозрачной тканью. Дождавшись тишины и внимания, парень аккуратно снимал материю и одевал венок на голову. Порой за сутки венок терял свою красочность и опрятность, но узнать, чья рука его сплела, всегда представлялось возможным. Девушка, узнавшая свой букет, со своими родителями также выходила в круг, но не подходила к жениху, а ожидала, пока парень решит, хочет он ее сватать или нет. А также сама советовалась с родителями, ведь это все же не простое сватовство, а под действием магии. Когда решение с обеих сторон вынесено, то оно озвучивается старосте, а он уже объявляет, образовалась ли пара или нет. Делается это для того, чтобы гордость парня и девушки меньше пострадала при отказе. Поди узнай потом, кто именно отказался.
  Если обе стороны согласны, то девушка подходит к парню, и их признают помолвленными. Праздник семьи устраивают чуть позже. Если же кто-то отказался, то венок выбрасывается в реку, а молодые уходят к остальным празднующим порознь.
  Сегодня пар формируется довольно много, поэтому длится гуляния будут долго, но всем это только в радость, не так уж часто выпадает шанс повеселиться, поля и скотина требуют ежедневного внимания и ухода.
  Определенного порядка выхода парней в круг нет, поэтому девушки с замиранием сердца ждут своего суженого, ни на миг, не отходя от костра. За первые полчаса прошло всего пять пар, из которых только три образовали будущие семьи. Следующим вышел Алексий, и, под возбужденные шепотки девушек, кузнец считался завидным женихом, одел на голову венок Маруси. Подруга зарделась, я же порадовалась за нее. Алеша давно нравился Маре, да и подходил ей как нельзя лучше: уравновешенный и спокойный, он может дополнять порывистость и активность девушки, снижая ее разрушительное действие. Мои родители вышли с Марусей в круг и легонько сжали ее руки, давая свое благословение, другого я и не ожидала, они любят Мару и желают ей счастья. Парень же, склонив голову, внимательно смотрел на Марусю, почти не слушая, что шептали ему родные. Потом что-то решив про себя, он нагнулся к отцу и шепнул ему свой ответ, тот покачал головой, но спорить не стал. Отцы передали решения старосте и тот, после небольшой паузы, в течении которой я боялась, что нервы у моей обычно спокойной подруги не выдержат, и она сбежит, не дождавшись ответа, объявил новую пару. Я радостно обняла Марусю и подтолкнула ее к новоявленному жениху. Тот крепко сжал ладошку девушки и улыбнулся ей своей редкой улыбкой, подбадривая, ведь он прекрасно понимал, что теперь Мару ждут злобные взгляды завистниц, и еще довольно долгое время за ее спиной будут перемывать кости. Но это мелочи по сравнению с тем, что она будет счастлива с любимым человеком. Тем более, что Алексий хоть и хмурый немного, но хороший парень, на него можно положиться.
  Взглядом отправила подругу веселиться вместе с женихом, а то она порывалась остаться со мной, чтобы поддержать. У меня рядом родители, ей же нужно побыть вместе с будущим мужем, не каждый день помолвка случается.
  Выход следующим Мирона никого не удивил. Я же напряглась и закусила губу. Сейчас решится моя судьба, если в руках у парня мой венок, я буду бороться за него. И, чего бы мне это не стоило, сделаю его счастливым.
  Ни секунды не колеблясь, Мирон снял плотную ткань и одним движением одел венок на голову. Увидев знакомые плетения цветов и листьев, я замерла и с ужасом поняла, что вчера в разговоре с Алексием Мирон сильно преуменьшил влияния на него магии. В местах, где венок соприкасался с голой кожей, проступили красные пятна, как от ожога, причем с каждой секундой они все больше краснели, если долго медлить, вскоре они превратятся в болезненные пузыри. На лице парня же при этом не дернулся ни один мускул, зеленые глаза внимательно смотрели на меня, словно бросая мне вызов. Не выдержав, нарушая все традиции, кинулась к сумасшедшему влюбленному и сдернула с его головы букет. Но просто так Мирон сдаваться не желал, схватив с другой стороны венок и обжигая при этом себе руки, он притянул меня к себе ближе. Я запаниковала, парень ювелирных дел мастер, руки его кормят, повреди он пальцы, вообще никогда не сможет больше работать.
  - Пойдешь за меня? – тихо, но твердо спросил Мирон.
  - Отпусти венок! – взмолилась я, дергая его на себя и стараясь вырвать из рук парня, но куда там, силы совсем не равны.
  - Будешь моей? – не прекращал пытку парень, на его пальцах уже начали проступать волдыри.
  - Пойду, буду! – закричала я, обливаясь слезами. – Пусти же!
  Мирон выпустил из рук цветы и притянул рыдающую меня к себе, нежно, но крепко прижав к груди. Над нашими головами погремело, но, видимо, даже магия, глядя на жалкое зрелище рыдающей меня, решила нас не добивать.
  Самозабвенно моча рубашку парня, совершенно не обращала внимания на перешептывания односельчан. Не до них сейчас, хотя, конечно, малоприятно потом будет слушать за спиной, обмывающие кости, шепотки. Ноги меня плохо держали, сказывалась и усталость, и нервное напряжение, в котором я прибывала весь день. Истерика же меня совсем осушила, если бы Мирон меня не придерживал, я бы упала на землю. Видя мою болезненную бледность, дядька Василий кашлянул, привлекая внимание и объявил:
  - Пусть немного необычным способом, но, думаю, я могу с точностью сказать, что у нас образовалась новая пара влюбленных. Порадуемся за них.
  - Как же! Дрянь! - послышалось тихое шипение со стороны, где стояла Василиса с родственниками.
  Все сделали вид, что не услышали злых слов, но, судя по тяжелому взгляду отца девушки Потапа Васильевича, дома ее ждет серьезный нагоняй за несдержанность. Даже может статься, что ее прямо сейчас просватают насильно за нелюбимого. Потап Васильевич очень не любит публичные скандалы, а когда там замешаны его родные… Очень странно, что при таком строгом отце, Василиса выросла такая взбалмошная и грубая.
  - Мирон, забирай невесту, и идите на гуляния, - поторопил нас староста, пар много, а мы и так много времени заняли.
  Проходя мимо родителей, поймала их одобрительный и счастливый взгляд, Мирон им всегда нравился, да и любит он меня сильно, а что еще для счастья надо. Боялась, что после моего отказа накануне, родные Мирона будут возражать против такой невестки, но его мама успела мне шепнуть, когда мы поравнялись с ними, что вместе мы все преодолеем. Видимо, парень поделился с ней, почему я так поступила.
  Мирон крепко держал мою руку, словно боялся, что я вырвусь и убегу. Да только толку от судьбы бегать. Я приняла решение и буду бороться за свое счастье.
  К гуляющим парень меня не повел, обошел все скопления народа по дуге и вывел к небольшой поляне, окруженной густыми кустами и деревцами. Странно, что до сюда еще никто не добрался, обычно тихие и закрытые места в такие дни самые востребованные. Тем более, что это местечко словно создано для романтических встреч: небольшая грубо сколоченная лавка, пение ночных птиц и тихое журчание реки настроит на нужный лад, а главное – основное гуляние идет совершенно в другой стороне.
  Нас романтика волновала мало, сейчас важнее обсудить нашу дальнейшую жизнь. Помолвка, помолвкой, но это лишь вершина отношений. Пока парень собирался с мыслями, чтобы начать разговор, я аккуратно села на лавку, боясь в темноте насажать заноз.
  - Ты зачем за венком в реку полез? – неожиданно даже для себя спросила я. – Тем более, что выбор у тебя был, - намекнула я на Василису.
  - Подслушивала? – вскинул голову парень.
  - Я не специально, просто мы с Марусей в тот момент, когда Алексий ругался, мимо проходили, - щеки опалило огнем.
  - Хоть никто и не верит, но венок действительно приплыл мне прямо в руки, - тяжело вздохнул Мирон, - да только, стоило мне до него дотронуться, как руки опалило словно огнем. От неожиданности я выпустил его из рук, но уже точно знал, что это твой. Разве я мог упустить свое счастье?! Любовь на грани боли… Да, это про нас. Но ведь она разная бывает, у кого-то тихая, словно ручеек в лесу, у кого-то стремительная, как лесной пожар. Наша любовь такая, но разве она от этого потеряла свою сущность и главный смысл? Я верю, что мы будем счастливы вместе, пусть не совсем так, как другие, но и мы не они.
  В темноте трудно было различить выражение его лица, но сомневаться в его чувствах не приходится. Мирон не тряпка и парень гордый, что подкрепляется денежной работой, мужественной внешностью и верностью к тем, кого он любит. Раз он решился второй раз попытать счастья на глазах всей деревни, прекрасно осознавая, что я могу снова отказать, ударив по его гордости и самолюбию, это что-то значит.
  - Я завтра пойду к отшельнице Харридан, - тихо проговорила я.
  Мирон сел на лавку рядом со мной и взял мою холодную ладошку в свои горячие руки. И тут я вспомнила про его раны.
  - Больно? – провела я пальцами второй руки по ладони парня.
  - Терпимо, - отмахнулся он. – Я пойду с тобой.
  - Не нужно, Мирон, - качнула головой я. – Я эту кашу заварила, мне и последствия разгребать.
  - Божена, мы теперь пара, и все проблемы должны решать вместе, - упрямился парень. – Харридан непредсказуема, я не отпущу тебя к ней одну.
  - А если и она не сможет помочь? – всхлипнула я, снова предаваясь отчаянию.
  - Значит, будем искать того, кто сможет, - твердо ответил Мирон.
  Я с благодарностью посмотрела на него. Как же приятно осознавать, что ты нужен человеку, несмотря на все свои недостатки и увечья. Не могу сказать, что с моей стороны горит неземная любовь и страсть, но мне приятно находится в обществе Мирона, приятны его объятия и ласковые прикосновения, я его уважаю, а это уже много. Конечно, нам придется преодолеть множество препятствий на дороге к счастью, но тем приятнее будет потом.
  Мы больше часа просидели обнявшись, думая каждый о своем. И это молчание совершенно не тяготило, а словно дополняло этот прекрасный вечер. Когда совсем стемнело, и звуки гуляния стали сходить на нет, взявшись за руки, мы отправились домой.
  Возле двери, Мирон крепко обнял меня, но целовать не стал, за что я была ему благодарна. Не то чтобы я была против, но на сегодня мне хватило нервного напряжения, чтобы еще молнией получать промеж глаз.
  Хотела тихонечко пробраться в свою комнату, оставив все разговоры на завтра, но мама быстро вычислила мой тактический ход и перехватила меня в коридоре. В итоге, пришлось признаться в своей несостоятельности, и почему первый раз отказала Мирону. Мама поплакала, отец такой слабости себе не позволил, но заметно побледнел, простонав, что это он во всем виноват.
  - Здесь нет ничьей вины. Кто ж знал, что магия проснется в самый неподходящий момент. Да и смерти Борислава ничто не предрекало, - тяжело вздохнула я.
  - Ты не поняла, детка, - грустно отозвался папа, - как ты знаешь, Борислав погиб в бою. Силы были не равны, и нам пришлось на время отступить. А когда мы вернулись, тел на поле боя уже не было, только пятна крови могли указать нам, что еще совсем недавно они были там. Видимо, трупы закопал кто-то из местных жителей, но опрос ничего нам не дал, даже маги не смогли заставить их говорить. Могу точно сказать, что шансов, что Борислав жив, нет, - заметил искру надежды в моих глазах отец. – А вот то, что он не был похоронен должным образом, могу предположить со всей уверенностью.
  Мама ахнула, я тоже закусила губу до крови. Все оказалось еще хуже, чем я думала. Если тело не было сожжено, как положено, душа парня осталась бродить по свету, а привязка идет именно к духу. Искать же ее, то же самое, что иголку в стоге сена. Только если в случае с иглой может сработать удача, то здесь даже на нее рассчитывать не приходится. Мы мало, что знаем про семью Борислава, только, что они проживают где-то на юге, а как правило, души возвращаются в родные места. Хотелось взвыть в голос. Вот почему никогда ничего не бывает легко?!
  Осталась одна надежда на отшельницу, если уж она не сможет помочь, тогда, боюсь, Мирону все же придется искать себе другую жену. Хорошо еще, что помолвка, это еще не свадьба.
  Глава 3.
  
  Лес встретил нас с Мироном приветливо. Это уже обнадеживало, значит, отшельница хотя бы выслушает меня, иначе бы сразу попросила лешего не пускать нас к ней. Когда Харридан не хочет никого видеть, можно сутками бродить по лесу и так и не найти ее домик.
  Как я ни отговаривала парня остаться дома, он все равно пошел со мной, молча взяв меня за руку, своим теплом вселяя в меня уверенность, что все будет хорошо. В душе я была рада его упрямству, как бы я ни храбрилась, а все равно было боязно идти к этой непредсказуемой женщине. Ведь никто даже предположить не может каковы границы ее возможностей. Даже маги князя стараются лишний раз ее не трогать, но, говорят, все же иногда приходят с ней советоваться по особо сложным вопросам. Ее бы с удовольствием забрали бы на службу, но она уже не в том возрасте, да и категорически не хотела жить у князя. А рисковать ее заставить, никто не решился.
  Стоило нам подойти к дому, как дверь отворилась, пропуская нас внутрь. Мы замешкались на пороге, не каждый день увидишь волшебство в действии, ведь в основном магия не вмешивается в повседневную жизнь людей. Лешие, домовые и прочая нечисть предпочитает оставаться невидимыми, исподволь помогая и забирая подношения, которые им оставляют благодарные люди. Но их помощь больше бытовая, да и действуют они, когда их никто не видит. А боевые маги живут обособленно и с их колдовством вообще лучше не сталкиваться. Есть еще лекари, но они вообще большая редкость, их берегут и каждое княжество всеми силами старается перетянуть их в свои города, когда, заманивая деньгами, а частенько и не брезгуют шантажом. Знахарей, как Маруся, гораздо больше, но они довольно слабые, и с чем-то серьезным справиться не в силах. Поэтому любое проявление магии воспринимается людьми с любопытством и восторгом.
  Дверь недовольно заскрипела, словно намекая, что пора бы уже войти, и не заставлять ждать хозяйку. Первым в проем шагнул Мирон, на случай опасности прикрывая меня спиной, следом, уже не опасаясь, вошла я. Если бы Харридан хотела бы нам зла, мы бы здесь не стояли. Войдя, с любопытством осмотрелась: небольшой коридор был завешан травами, которые давно высохли, но все еще источали приятные ароматы, которые, смешиваясь, превращались во что-то совсем новое и бесподобное. Две двери, ведущие в разные стороны дома, были закрыты, но я точно знала, за какой дверью скрывается женщина, словно отшельница вложила это знание мне в голову. В комнату первой вошла я, а вот перед носом Мирона дверь захлопнулась. С минуту были слышны удары кулаков и чертыхания, но вскоре наступила оглушающая тишина. Я же в испуге обернулась. Зная Мирона, точно могу сказать, что он бы так быстро не отступился, значит, с ним что-то случилось. Дернулась открыть дверь, но была остановлена властным голосом:
  - С твоим защитником все в порядке. Посидит немного в другой комнате, остынет, а мы пока поговорим.
  Обреченно повернулась на голос. Вся отвага испарилась, словно из меня выжали весь воздух, все же надежное плечо Мирона придавало мне сил. Но раз решилась прийти за помощью, то нужно идти до конца. Ведь, если рассуждать здраво, то самое страшное, что Харридан может сделать – прогонит меня. А смысл давать нам прийти сюда, чтобы потом показать на дверь?! Значит, хотя бы пояснить причину моего прихода, мне дадут. А там, может быть, чисто по-женски, отшельница меня пожалеет и даст совет, как мне быть дальше. Ведь кому, как не ей, знать, каково это прожить всю жизнь одной. А если тебя еще за это порицают и считают убогой, то куда не сбегай, везде через некоторое время начнется травля.
  - Доброе утро, - выдавила из себя, рассматривая хозяйку дома, которую видела лишь однажды, да и то издалека.
  Про таких женщин обычно говорят – без возраста или вне его. На вид ей можно дать как сорок, так и семьдесят, и ведь при этом дважды промахнешься, маги живут долго, очень долго, и умеют поддерживать организм в относительно молодом состоянии, запуская обновление клеток. Процесс этот довольно болезненный и требует большого расхода энергии, несколько дней после этой процедуры маг не может даже встать с кровати, настолько иссекают его силы, но результат того стоит. Конечно, двадцатилетним выглядеть уже не получится, но и дряхлым не будешь. Правда, такие фокусы организм позволяет проводить не более трех раз за жизнь, потом же старость все же берет свое.
  Черные, словно вороново крыло, волосы отшельницы явно окрашивались басмой. Такое в селах не приветствовалось, но кто посмеет ей что-либо сказать по этому поводу. Хрупкая, но очень женственная фигура наверняка приковывала взгляд мужчин, видимо, отсюда берет корни такая нелюбовь Харридан женщинами. Но самыми выдающимися были ее глаза – темно-карие, почти черные, они не пугали, а словно затягивали в глубину, обещая ответы на все волнующие вопросы. Такую женщину трудно забыть, даже, скорее, невозможно.
  - Если закончила осмотр, - прервал мое занятие насмешливый голос отшельницы, - то можешь присесть и рассказать, что тебя привело в мое логово.
  Логовом назвать этот добротный домик, как-то не поворачивался язык. Комната, в которой ожидала меня Харридан, небольшая, но очень уютная. Обстановка довольно аскетическая, что нисколько не портило общей картины обжитости. Сев на краешек плетеного кресла, сложила руки на коленях и, немного заикаясь, поведала отшельнице свою историю. Рассказала все вплоть до мельчайших подробностей, хотя первоначально не хотела тратить столь драгоценное отведенное мне время на рассказ о своих чувствах, но против магии мне поставить нечего. Для чего-то, видимо, Харридан необходимо знать все.
  Несколько минут женщина молчала, обдумывая что-то, а потом я почувствовала жуткую боль, словно на какой-то момент моя кровь вскипела в венах. Я закричала и навзничь упала на пол. Боль отпустила, но из носа хлынула кровь, мне же не хватало сил даже достать платок, настолько вымотал меня этот короткий всплеск магии. Непослушными губами прошептала:
  - За что?
  - Не воспринимай это как наказание, - спокойно отозвалась магичка. – Ты просила помощи, я тебе ее оказываю.
  - Связь порвана? – с надеждой выдохнула я.
  - Неужели ты думаешь, что все так легко? – подняла свою идеальную бровь Харридан. – Наивно. Жду тебя завтра после обеда, не опаздывай и на этот раз охрану не бери.
  По взмаху руки, дверь открылась, давая понять, что засиживаться и проверять терпение женщины не стоит. С трудом поднялась на ноги и, шатаясь, пошла к выходу, не забыв поблагодарить отшельницу. Из соседней двери вылетел бледный Мирон и, оценив мой плачевный вид, подхватил на руки, бросив на хозяйку дома злой взгляд. Но против Харридан выступать не стал, за что я была ему благодарна, сейчас я не в состоянии его успокаивать. А что магичка не оставит оскорбление без ответа, я не сомневаюсь.
  Парень аккуратно вынес меня на поляну и усадил на ближайший пенек. Достал платок и, сев передо мной на корточки, нежно начал приводить в порядок мое лицо. Представляю, как плачевно я сейчас выгляжу: бледная, все лицо в потеках крови, а ладони и колени ободраны о деревянный пол.
  - Она смогла помочь? – с надеждой спросил Мирон, когда привел меня в относительно чистое состояние.
  - Пока нет, - прохрипела я, - но велела мне прийти завтра после обеда.
  - Я пойду с тобой, - отрицательно покачала головой.
  - Тебя мне брать запретили.
  - Божена, я не отпущу тебя одну. Неизвестно, что Харридан будет делать с тобой завтра, но достаточно того, что сегодня после встречи с ней ты еле стоишь на ногах. Ты моя жена, моя обязанность защищать тебя. Никто не может запретить мне тебя провожать и забирать, - упрямо заявил мой жених.
  - Будущая жена, - поправила я его, игнорируя тепло, которое разлилось по моему телу после его категорического заявления.
  - Это вопрос времени. Теперь, когда я точно знаю, что причиной твоего первого отказа послужила только магическая привязка, я тебя больше никуда не отпущу. Ты моя! – он погладил меня по щеке.
  Я улыбнулась, все же приятно, когда тебя любят и оберегают. Если бы еще можно было бы поцеловать его в благодарность, но ледяной душ сейчас совершенно не к чему. Видимо, Мирон подумал также, ибо неохотно отпрянул от меня, собираясь снова взять меня на руки. Я воспротивилась:
  - Мирон, не нужно. До дома далеко, я дойду сама.
  Только возглас мой был проигнорирован упрямым парнем. Я автоматически обхватила его за шею и прижалась к, ставшему уже родным, телу. В голове шумело, все тело болело, словно меня методично избивали много времени подряд. Как теперь в таком состоянии заниматься домашними делами, не представляю.
  Не ожидала, что Мирон все же сможет меня донести до дома, но парень сумел удивить. Только сдав меня охающей маме, он успокоился и отправился работать. Как бы я ни была ему дорога, но заказчики долго ждать не будут, не те это люди. Его мастерство привлекает богатых покупателей даже из больших городов. И не удивительно, в каждое изделие парень вкладывает частичку своей души, и узор под его руками словно оживает. У меня есть кулон его работы, подаренный родителями, я берегу его, и стараюсь часто не одевать, чтобы не повредить нежное изделие. А скоро еще будет колечко, Мирон признался, что оно почти готово, остались последние штрихи, и буду я окольцованной.
  Почти весь день я приходила в себя после встречи с Харридан, и, несмотря на тяжесть во всех членах, помогала маме по хозяйству. Расспросов мне тоже не удалось избежать, пришлось вкратце рассказать, что со мной произошло, и почему я в таком плачевном состоянии.
  - Божена, ты уверена, что готова к таким испытаниям? – тихо спросила мама. – Сегодня первый день, а ты уже еле на ногах стоишь. Кто знает, что будет завтра.
  - А разве у меня есть выбор? – вскинула голову я. – Если есть хоть какой-то шанс зажить нормальной жизнью, я им воспользуюсь. Пусть это будет хоть трижды больно. Вряд ли это будет хуже, чем жалкое существование.
  - Я так за тебя боюсь, - обняла меня мама. – Как бы я хотела оттянуть твою боль на себя.
  - Ты же знаешь, что каждому дается ровно столько испытаний, сколько он может выдержать. Значит, справлюсь и я, - твердо сказала я.
  - Тут главное не справиться, важнее не сломаться, - тихо добавила мама. – Мы с папой будем рядом и поддержим тебя в любой ситуации, но в доме отшельницы ты будешь совсем одна.
  - Не думаю, что Харридан желает мне зла. Тем более, она прекрасный лекарь, если вдруг что случится, сама же и поможет.
  - Будем надеяться, - отозвалась мама.
  - Будем надеяться, - эхом добавила я.
  Пусть отшельница непредсказуема, но почему-то мне совершенно не страшно. Меня поддерживает мысль, что немного позже, все будет в моей жизни хорошо: любящий муж, дети и небольшой домик, в котором я буду вести хозяйство. Не думаю, что прогневаю Богов своими приземленными желаниями. А значит, нет ничего невозможного!
  
  Глава 4.
  На следующий день, ближе к обеду, Мирон зашел за мной, чтобы проводить к дому отшельницы. От своей идеи он не отказался, как я его ни просила, но как показало время, иногда прекрасно, когда у тебя такой предусмотрительный жених.
  Близко к дому парень подходить не стал, но не из-за боязни гнева Харридан, а из опасения, что она не станет помогать, если нарушить ее волю. Возвращаться домой Мирон отказался. Никто из нас не знает, сколько долго отшельница будет пытаться снять привязку, может статься, что я выйду уже через несколько минут. Мне было стыдно, что я снова отрываю его от работы, но парень спокойно уселся на пенек и стал делать наброски новых украшений острой палочкой на листьях мать-и-мачехи.
  При моем появлении дверь снова распахнулась, это ли не знак, что Харридан не злиться на своеволие Мирона. Без опаски прошла в дом, ожидая сигнала, в какую комнату пройти. Отворилась та же дверь, что и в предыдущий день.
  - Упрямый мальчик, но нельзя его за это не уважать, - такими словами встретила меня магичка.
  Я удивленно посмотрела на нее. Ведь она сама вчера запретила Мирону приходить, а сегодня выглядит довольной, что он приказ нарушил.
  - Я была бы разочарована в нем, если бы он послушался, - как ни в чем ни бывало продолжила женщина. – Слишком многое поставлено на карту, и зависит от силы его любви, в таком деле нельзя ошибиться и довериться романтичному дураку или же падкому на хорошенькое личико, - туманно добавила она.
  - Но ведь Мирона не было, когда произошла привязка, - не поняла я. – Или ее возможно перенести на другого человека? – на меня посмотрели, как на дуру, после такого предположения.
  - Это сильнейшее волшебство, почти соединение душ. Что за ересь ты несешь? – я в смущении потупила взгляд.
  Но откуда я могу знать, что в магии возможно, а что нет. Ведь меня никто не обучал. А в нашем селе даже и спросить не у кого.
  - Недоучка, - тихо и беззлобно выругалась Харридан. – Почему тебя не взялись обучать маги князя? – я почувствовала тепло, которое коснулось моего лба и груди.
  - Они сказали, что мои способности спонтанные и обучению не подлежат.
  - Спонтанный магический дар?! Глупцы! – фыркнула отшельница, но пояснять свое недовольство не стала, а я не решилась выяснять.
  - Сегодня я дам тебе книгу, начнешь читать. Все, что будет непонятно, тут же спрашивай, не бойся показаться глупой. На данный момент ты такая и есть, - не стала мне льстить и приукрашивать правду женщина. - А твой страх и застенчивость может стоить кому-нибудь жизни.
  Книга перед моим носом материализовалась из ниоткуда. Я осторожно взяла ее, присела на краешек кресла и положила источник знаний на колени. Харридан же, словно потеряв ко мне всякий интерес, принялась за вязание. Никогда бы не подумала, что маги занимаются такими обыденными вещами.
  - Я еще и есть готовлю, не говоря уже об уборке и стирке, - ехидно отозвалась отшельница на мои мысли. – Только малолетние бездари могут тратить свои магические силы на бытовые вещи. Руки и ноги есть, ситуация - не грань между жизнь и смертью, значит, не стоит давать мышцам атрофироваться от безделья.
  Я снова покраснела. Когда уже научусь скрывать свои мысли, ведь я совершенно уверена, что в голове у меня женщина не роется, значит, весь мой мыслительный процесс написан у меня на лице. Чтобы скрыть стыд, открыла книгу на первой странице…
  Через несколько часов узнала о себе много нового и далеко не лестного. Как оказалось, книга каким-то образом узнавала, как я воспринимаю прочитанное, и все ли поняла. И если мои выводы не совпадали с оригиналом, а надо признать, случалось это довольно часто, все-таки медицина не моя сильная сторона, она затемняла страницу и выводила грозные постулаты и весьма обидные обзывательства. Харридан только посмеивалась, глядя на мое обиженное лицо.
  На одно очередное особо изощренное ругательство в голове мелькнула мысль, подпалить немного строптивицу. Так она в ответ нарисовала кукиш и захлопнулась с такой силой, что чуть не отдавила мне пальцы. Зловредная книга.
  - На сегодня все, - откладывая спицы в сторону, проинформировала меня отшельница.
  Я устало потянулась, откладывая книгу в сторону, только рано я расслабилась. Острая боль, чуть сильнее вчерашней, застала меня врасплох. Появилось ощущение, словно из груди выбило весь воздух, легкие зажгло огнем. Я откинулась на спинку кресла, судорожно пытаясь сделать вдох. Меня охватила паника, мешая связно думать. Вся короткая жизнь промелькнула перед глазами, и я не сразу сообразила, что боль отступила. Кислород наполнил легкие, рассеивая круги перед глазами. Немного оклемавшись, прохрипела пересохшими губами:
  - Зачем вы это делаете?
  - Ты еще скажешь мне спасибо, - кинула мне Харридан. – Но это будет не сегодня, - скривила губы в подобии улыбки она.
  Да уж, говорить спасибо за такую боль, как-то не поворачивается язык. Не люблю лукавить и врать. Тем более, когда на кону стоит моя жизнь. Я с трудом поднялась на ноги, чувствуя противную дрожь в коленях. Ну, вот опять Мирону придется мне помогать, без его помощи до дома я доберусь не раньше ночи. Как же все-таки хорошо, что он меня не послушал и пришел со мной.
  - Завтра жду тебя в то же самое время, - приказала отшельница. – Мирону скажи, чтобы пришел в шесть, нечего ему порог моего дома оббивать, пусть делом занимается. И пусть завтра с утра мать твоя придет, вопрос у меня к ней есть.
  Я уже дохромала до двери и в удивлении развернулась к женщине. Зачем ей нужна моя мама, ведь в ней нет магии, и помочь она никак не может. Но по отрешенному выражению лица Харридан поняла, что отвечать на мой невысказанный вопрос никто не станет. Тихо попрощавшись, я вышла из комнаты, затворив за собой дверь.
  Мама тоже несказанно удивилась, когда я передала ей приглашение-приказ Харридан.
  - Никак не возьму в толк, для чего я ей понадобилась, - глядя на мою измученную фигурку, пожала она плечам.
  - Может, ей нужна какая-нибудь информация о моем здоровье в раннем детстве? Или что-то, что я не могу помнить?
  - Харридан очень сильная магичка, дорогая, чтобы не суметь считать с тебя всю нужную ей информацию. Тут что-то серьезнее, хоть я и не могу даже представить, что именно. В любом случае завтра я это узнаю, от такого приглашения не отмахиваются.
  Всю ночь я проворочалась, не в состоянии уснуть. Легкие побаливали после болезненных экспериментов Харридан, в ушах шумело, а мозг упорно продолжал свою работу, не желая отдыхать. Если дальше мои визиты к отшельнице будут проходить в том же духе, боюсь, вскоре я буду напоминать ходячий труп.
  К утру сон все же меня сморил. Но когда петухи пропели свои первые песни, во мне неожиданно проснулась кровожадность. Я чувствовала себя совершенно разбитой, и никто бы не осудил, если бы я проспала еще лишний час, но нет, этим пернатым понадобилась тренировка своих вокальных данных. Вот повыщипаю им хвосты, будут знать!
  Устало стащив свое тело с кровати, пошла умываться на улицу. Прохладный воздух немного взбодрил, но глаза так и не открывались, даже холодная колодезная вода заставила от холода стучать зубы, но так и не разбудила мозг.
  Голодная живность, услышав мои шаги, тут же зашебуршалась в нетерпеливом ожидании еды.
  - Обжорливые морды, - пробурчала я, зевая, но послушно наполняя кормушки.
  Обычно с утра этим занимается отец, но он на несколько дней уехал на сенокос, так что часть его обязанностей упала на меня. Мама тоже проснулась и, судя по запаху свежей выпечки, уже напекла пирожков. Ей сегодня еще идти к Харридан, поэтому нет времени разлеживаться в кровати, ведь домашних дел при этом никто не отменял, а одна я физически не справлюсь, даже если бы пребывала в лучшей физической форме. Это не считая того, что в обед меня снова ждет обучение и боль.
  Завтракать не хотелось, кусок не лез в горло, но заставила себя проглотить яйцо и горбушку свежего хлеба, запивая молоком. Неизвестно, сколько времени пройдет, прежде чем отшельница сможет снять заклятие, поэтому я должна быть полна сил. Только все никак не пойму, чем мне может помочь чтение книги по магии, причем лечебной. Ну не врачевать же мне саму себя, при этом не будучи магичкой, да и привязка все же не болезнь. Наверное, мне никогда не понять людей, наделенных силой. После десяти мама засобиралась в лес. Судя по лицу, в отличии от меня, она совершенно не волновалась, скорее просто недоумевала, зачем она понадобилась Харридан. Поцеловав меня на прощание, она с корзинкой с подарками для отшельницы направилась в гости. Я же принялась за готовку. Пока шинковала капусту для щей, старалась думать только о Мироне, о его нежности и любви. Эти мысли разлились теплом в груди. Ради этого стоит и потерпеть.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"