Величко Андрей Владимирович: другие произведения.

Мост через речку Тёмная.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:


   МОСТ ЧЕРЕЗ РЕКУ ТЁМНАЯ.
  
  
   Было раннее осеннее утро. Антон не спеша вышел из подъезда, и позвякивая ключами, направился к гаражу. Вслед за ним, нюхая хозяйский след и радостно виляя хвостом, семенил спаниель. На улице не было ни души, лишь одинокий дворник Фёдор, позёвывая, мёл тротуар. Увидев своего соседа, у которого помимо ключей, в руке был роскошный букет из алых роз, он опёрся о свою кривую метлу и, прищурившись, ехидно сострил:
   - Привет Антон! Ты что, в такую рань и на свидание?
   - Доброе утро. - ответил тот, и мельком взглянув на цветы, нисколько не смутившись, утвердительно кивнув, подтвердил: - Да, в каком-то роде, на свидание.
   Выгнав из гаража свою бежевую "Ниву", Антон вырулил на пустынную улицу. Город медленно отходил от сна, кое-где стали показываться редкие прохожие, да нарушая тишину спящего города, гремя вагонами, выезжали на маршрут пустые трамваи. Антон доехал до ближайшего перекрёстка, остановился, посмотрел по сторонам, а затем, не взирая на красный свет светофора, рванул с места и помчался по дороге, да так, как будто он куда-то опаздывал. Выехав за город, он на предельной скорости понёсся по трассе. Мотор, надрываясь ревел, но Антон не сбавлял ход. Так, вцепившись в руль, он ехал до тех пор, пока не увидел знак "ограничение скорости" и знак "мост" с названием реки, через которую его установили.
   Резко остановившись возле моста, Антон обнял руль, уронил голову на руки и о чём-то крепко задумался. Так неподвижно он сидел минут тридцать. Мимо проносились машины, да тарахтя на всю округу, пахал в поле трактор. Но никакие посторонние звуки не могли отвлечь молодого человека от нахлынувших на него воспоминаний.
   От мыслей, уносящих его в прошлое, у Антона разболелась голова, в душе стало тоскливо и пусто... От безысходности ему захотелось закричать, но из груди вырвался лишь стон, стон раненного дикого зверя. В этот момент в стекло машины неожиданно постучали. Антон вздрогнул и поднял голову. Рядом стоял гаишник и внимательно его разглядывал. Антон опустил боковое стекло, и уставился заплаканными, красными глазами на потревожившего его блюстителя порядка.
   - С вами всё в порядке? - озабоченно поинтересовался тот.
   Антон чуть заметно кивнул головой, а инспектор, не дождавшись вразумительного ответа, потоптался на месте, затем сел в патрульную машину и поехал дальше по трассе.
   Очнувшись от оцепенения, Антон вышел из машины и неспеша направился к мосту. Найдя на бетонных перилах чуть заметный скол, он бережно вытер его от пыли. Затем он вернулся к машине, взял прихваченный из дома трёхлитровый баллон и наполнил его водой. После этого он поставил в него букет, и обвязав чёрной траурной лентой, отнёс его на место недавней трагедии. Достав пачку сигарет, он облокотился на перила и закурил. Воспоминания о недавнем прошлом заставили его вновь перенестись на несколько месяцев назад. Под мостом растекалась тёмная, немая гладь едва текущей реки. Антон стоял и уставившись в воду не моргая, курил.
  
  
   * * *
  
   Прошло полтора года, как он случайно познакомился с весёлой и жизнерадостной девушкой - Ириной. Началось это всё одним пасмурным воскресным днём, когда они с отцом возвращались с дачи. В тот день незапогодилось с утра, а после обеда пошёл дождь, да так, что на даче делать было нечего. Наскоро собравшись, Антон с отцом выехали в город. Трасса была мокрой и скользкой, дождь к тому времени усилился, так что Антон старался ехать аккуратно и без надобности не давил на газ. Вдруг его на скорости обогнал мотоциклист.
   - Сумасшедший какой-то! - в сердцах выругался отец. - И куда спешит...
   Но не успел он до конца договорить фразу, как гонщика забросало из стороны в сторону. Мотоциклист вцепился в непослушный руль и попытался выровнять мотоцикл, но у него ничего не получалось. Тогда он начал сбрасывать скорость и одновременно тормозить. Это было его роковой ошибкой! От неумелых действий мотоцикл упал на бок и закружился вокруг своей оси. Мотоциклист сделав кувырок, распластался рядом, и видя, что его железный конь вот-вот намотает своего хозяина на заднее колесо, страхуясь, безнадежно прикрыл лицо руками.
   Антон резко нажал на тормоз! Машина подалась вперёд и пошла юзом, затем её развернуло поперек дороги и выбросило передними колёсами на обочину. Антон чудом сумел избежать столкновения. Со злостью, он выскочил из машины и с криком: "Тебе что, жить надоело!!!" - подскочил к валявшемуся на асфальте лихачу. Мотоцикл ещё пару раз крутанулся вокруг своей оси и заглох. Завоняло разлившимся бензином. В это время из машины вылез отец и, прикрываясь от дождя курткой, подошёл к потерпевшему.
   - Что с ним? - не пряча своей раздраженности, пробасил он.
   Антон схватил наездника за руку и сорвал с его головы шлем. Под шлемом он увидел лицо перепуганной девушки.
   - Пап, - обратился он к отцу, - это юная, сумасшедшая леди...
   - Не слепой, вижу! - сплюнув, пробурчал тот. - Я всегда говорил, что женщина за рулём -это самоубийца!
   - В больницу бы её... - остыв, обеспокоено проговорил Антон и вытер носовым платком кровь с её щеки.
   Но девушка была в сознании, она открыла глаза и чуть слышно пролепетала:
   - Со мной всё в порядке. Помогите мне только встать, и я поеду дальше.
   Антон хотел было ей помочь, но только он стал её приподнимать, девушка ойкнула и потеряла сознание.
   - Наверное поломала себе что-то. - со знанием дела предположил отец. - Давай-ка лучше неси её в машину.
   Антон подхватил девушку на руки и бережно понёс её к машине. Затем они с отцом аккуратно её уложили на предварительно разложенное, передние сидение "Нивы". И лишь потом Антон пошёл к мотоциклу, скатил его с дороги в кювет и забросал ветками, наломанными с близлежащих кустов. Когда совсем мокрый и грязный, он вернулся к машине и, усевшись за руль, стал вытирать лицо рукавом, из-за спины раздался шутливый голос отца:
   - Сынок, посмотри! А девка-то вроде симпатичная!
   Антон оглянулся и увидел белокурую гонщицу. Её волосы были беззащитно разбросаны по спинке сидения, голова склонилась на бок, а застывшая на ресницах маленькая капелька дождя вызвала в душе Антона умиление. Сделав вид, что в девушке ничего особенного нет, Антон пожал плечами, завёл машину и они поехали дальше. Дождь не утихал, "дворники" ели успевали смахивать с лобового стекла потоки обрушившейся с небес стихии. Антон сбавил ход и повел машину более мягко. По дороге, терзаемый любопытством, он настроил зеркало "заднего вида" так, чтобы можно было разглядеть лицо юной незнакомки. Ведь до этого дня он никогда и никого не спасал, и вот волею случая он оказался в нужном месте в нужный час. Девушка с кровоточащей щекой и с правильными чертами лица беззащитно лежала в его машине, а он, ощущая всю взятую на себя ответственность за спасение, вёз её в больницу. Примерно через пол часа они были уже на месте.
   В больнице, в отделении травматологии, Антон помог санитару переложить девушку на носилки и её быстро повезли на обследование.
   - Так, молодой человек, - обратилась к нему в приёмной медсестра, - как фамилия пострадавшей, её адрес?
   - Я не знаю. - смущённо ответил Антон. - Я её подобрал на дороге...
   - Ладно, так и запишем. Разберёмся, когда больная придёт в себя.
   Антон вышел из больницы, подошёл к "Ниве" и хотел было сложить передние сидение, как вдруг заметил, что из-за спинки торчит кожаное, коричневого цвета портмоне. Антон открыл его и увидел водительские права девушки и незначительную сумму денег. С этой находкой он побежал обратно в больницу.
   - Девушку зовут Ириной Крыловой! - сказал он второпях всё той же пышнотелой медсестре. - Я в машине нашёл её права...
   - Прекрасно, молодой человек. Оставьте документы, я их обязательно передам.
   - Но здесь есть ещё и деньги...
   - Естественно и деньги тоже. Не переживайте, всё будет в целости и сохранности. - С этими словами она взяла портмоне и положила его в выдвижной ящик стола.
   - Сынок, отвези меня домой. Что-то мне не хорошо, давление наверное подскочило, - сказал отец, когда тот вернулся из больницы. - А потом уже занимайся своими делами.
   Отец у Антона страдал гипертонией. После двух перенесённых инфарктов он окончательно сдал, хотя по внешнему виду это было совсем не заметно. Всегда подтянутый, с улыбкой на лице, он создавал впечатление, что у него всё в порядке и чувствует он себя прекрасно. Наверное, только Богу было известно, чего ему это стоило. К концу дня он уставал и уже в девять часов, как малолетний ребёнок, шёл спать.
   - Да, конечно. - ответил сын, и без разговоров повёз его домой.
   Оставив отца дома, Антон решил заняться мотоциклом. Он съездил к своему другу Сергею, попросил у него автомобильный прицеп, и вместе они отправились к тому месту, где прекрасная незнакомка не смогла справиться с управлением. Дождь к тому времени прекратился. Отыскав в кювете замаскированный мотоцикл, они принялись вытаскивать его на дорогу. Скользя на мокрой траве как на льду, они сантиметр за сантиметром, с трудом преодолевали придорожную насыпь. Наконец выкатив мотоцикл на асфальт, друзья решили передохнуть.
   - И сдалась тебе, эта чёртова железяка?!! - вытирая грязные руки о потёртые джинсы, недовольно протянул Сергей. - Неужели в детстве не наигрался?
   - Я, Серёга, не для себя...
   - А для кого? Ей, мотогонщице, бескорыстный подарок хочешь преподнести? Напрасно! Если даже поверить твоим первым впечатлениям и сделать вывод, что сумасшедшая действительно хороша.., то неужели ты думаешь, что о ней действительно некому позаботиться, а?
   - А вдруг!
   - Ну ты, безнадёжный оптимист!!! - Отчаянно махнул рукою, Сергей.
   Отдышавшись, а затем ещё и перекурив, они подошли к мотоциклу, и окинули его взором спортсмена, который перед решающим рывком недоверчиво пересчитывает тяжелые блины на штанге. На счёт: "Три - пятнадцать!!!" друзья дружно вцепились в руль и закинули на прицеп передние колесо. Затем, уложив на бок помятого железного коня, они затолкали его целиком. Закрепляли его верёвками уже под свет проносящихся мимо автомашин. Было темно.
   Когда Антон, весь измазанный и грязный вернулся домой, отец уже крепко спал.
   На следующий день, Антон с утра, как обычно поехал на работу. Но работа не клеилась. Всё время он только и делал, что вспоминал прошедший день и с трепетным волнением ожидал предстоящего вечера. Время, когда он пойдёт навестить, а за одно и познакомиться со вчерашней незнакомкой. С нетерпением дождавшись окончания рабочего дня, Антон поехал в больницу. По пути он заехал на базар и накупил разных фруктов.
   В регистратуре у круглолицей дежурной он узнал, где лежит Ирина, и не спеша стал подыматься на второй этаж. Остановившись перед указанной палатой за N207, он в замешательстве постоял, но затем, набравшись храбрости, тихонько постучал. На стук никто не ответил. Антон приоткрыл дверь и просунув голову, вежливо спросил:
   - Можно?
   В палате стояло две койки, на которых в гипсе лежали две девушки. По белокурым волосам Антон сразу узнал Ирину. На лбу у неё был приклеен лейкопластырь, а правая рука была загипсована.
   - Добрый день. - сказал Антон подойдя поближе, но не дождавшись ответа продолжил: - Это я вас сюда вчера привёз. Не помните?
   Девушка пару раз моргнула своими длинными ресницами, стараясь припомнить вчерашний вечер, и потерянным голосом чуть слышно протянула:
   - А, так это были вы?
   - Да, я! - с готовностью подтвердил Антон.
   - Спасибо.
   - Я тут вам фрукты принёс. - сказал он, показывая на кулёк. - Куда его поставить..?
   - Зачем? Это лишнее. - чуть смутившись, ответила она. - У меня так кружиться голова, что совсем не хочется есть...
   - Так потом захочется! - перебил её Антон.
   - Да, кстати, мы так и не познакомились. Меня зовут Антоном, а вас как? - И он решительно протянул девушке руку.
   - Ирой. - ответила та, и подала неповреждённую левую руку.
   Антон взял руку и осторожно пожал её. Кисть у Ирины была утончённой, с длинными изящными пальцами и аккуратно подстриженными ноготками. Душа Антона переполнилась нежностью, он никак не хотел выпускать руку этой на вид беззащитной девушки. Он стоял и смотрел в её голубые, слегка затуманенные очи. Девушка слегка потянула на себя свою руку, и Антон нехотя её отпустил.
   - Ира, вы выздоравливайте! Я вас ещё завтра навещу... Можно?
   Девушка закрыла глаза и в знак согласия слегка кивнула головой. Антон почувствовал облегчение. Он так боялся, что она скажет "не стоит" или ещё что-нибудь подобное в этом роде. С облегчением он поставил кулёк на тумбочку. Там же он заметил стоявшую тарелку с виноградом.
   - Я смотрю, к вам уже приходили. - вспомнив пророческие слова Сергея, настороженно поинтересовался Антон.
   - Тётя. - коротко ответила девушка.
   У Антона сразу отлегло от сердца. Он вдруг поймал себя на мысли, что не успев познакомиться, уже начал ревновать. С этим неприятным умозаключением, он попрощался. Попятившись назад, он так же несмело удалился, как и пришёл.
   Дома, пока Антон переодевался, отец накрыл на стол и нарезая хлеб невзначай спросил:
   - Ну, как там твоя подопечная?
   Антон, на ходу заправляя рубашку в штаны, пришёл на кухню и вопросительно уставился на отца.
   - А откуда ты знаешь, что я у неё, был?
   - Элементарно Ватсон! - пародируя главного героя из популярного фильма о Шерлоке Холмсе, ответил отец. - Во-первых, у тебя всё на лице написано, во-вторых, ты пришёл с работы позднее обычного, а в третьих, у тебя кроссовки и джинсы, в которых ты вчера был, все в грязи и бензином воняют. Из этого можно предположить, что ты вчера и мотоцикл перевёз. А так как ты у нас парень честный и не собираешься присваивать чужое имущество, то можно сделать вывод, что ты серьёзно запал на эту девицу! Мне вот только интересно, надолго ли?
   Отец у Антона, что касалось близких людей, был очень наблюдательным. Эта способность не раз приводила Антона в замешательство и недоумение. Однако он терял это качество, когда ему что-то или кто-то был безразличен. И как говорила покойная мать: "Отец мог прийти домой со службы и даже не заметить, что на полу лежит новый ковёр".
   - Да, на счёт мотоцикла, папа, ты прав! А вот, что касается всего остального - сомневаюсь.
   - Поживём, увидим... - присаживаясь за стол, засомневался отец.
   На следующий день Антон не поехал в больницу, а решил сделать паузу. Придя с работы, он переоделся и пошёл в гараж возиться с мотоциклом. Ходить и ждать от девушки благодарности, было бы глупо, да он к этому и не стремился. Ему хотелось просто-напросто подружиться с этой незнакомкой, а злоупотреблять своим поступком он и не собирался. К тому же Антон злился на себя, что отец в очередной раз оказался прав. Ему захотелось доказать, что и он всё-таки может ошибаться.
   Очередной поход в больницу оказался гораздо удачней, чем прежний. Девушка окончательно пришла в себя, взгляд её был уже не такой отрешённый, а ответы на вопросы не такими короткими и односложными.
   - А я думала, что вы больше не придёте. - начала при встрече Ирина.
   Антон улыбнулся, слегка смутился, и, не зная что ответить, невнятно промямлил:
   - Дела были...
   - Какие? - не сдавалась пострадавшая.
   - Я вам соврал. Никаких дел у меня не было. Я просто подумал, зачем я буду к вам навязываться, может вы, этого и не хотите... - глядя прямо в глаза к девушке, высказал свои предположения он.
   - Напрасно. Приходите, и чем чаще - тем лучше!
   После этого посещения Антон приободрился, и в дальнейшем тот месяц, что Ирина провела на больничной койке, не пропустил ни единого дня. Отец Антона крайне удивился резкой перемене в поведении сына. Ведь до появления этой наездницы, Антон вёл иной образ жизни. У него была куча знакомых девиц экстравагантного вида и поведения, с каждой из которых, он как правило долго не общался. Однако это не мешало, не терять с ними связь. Но на этот раз, всё происходило иначе. Антон старался избегать каких-либо встреч с бывшими подружками, не подходил к телефону и просил отца, чтобы тот отвечал, что его нет дома.
   "Наверное, наш сын повзрослел". - мысленно обращался к своей покойной жене, отец. "Того гляди дело и до свадьбы дойдёт... Поскорей бы, а то ведь не дотяну..."
   Подружки Антона шокировали отца. Абсолютно лысая Вера, Наташа с разноцветными, как у попугая волосами и кольцом в носу, и малолетняя, дымящая как паровоз Таня... К тому же, где-то раз в два месяца появлялся ещё кто-то. Из всех перечисленных девушек, только Вера никогда надолго не исчезала из поля зрения.
   Вера была странным человеком с устойчивым имиджем - шокировать всех своей внешностью. В одежде она придерживалась стиля авангард, с яркими цветами и неопределённостью формы и вида костюма. Что касается учёбы, то её она считала делом скучным и не интересным, а если быть честным, она ей не очень-то и давалась. Правда, в своё время, она по указанию родителей и не без их помощи, поступила в финансовый колледж, где, отучившись первый курс, с треском провалила сессию и была отчислена за неуспеваемость. Но девушка сильно не огорчалась, её манила сладкая жизнь и, в итоге, работа на кондитерской фабрике была лишь слабым утешением несостоявшийся мечты. А через месяц, уже и на шоколад с карамелью, она смотрела с отвращением.
   Благодаря своей причёске, Вера была единственным человеком на кондитерской фабрике, которой разрешалось находиться в цеху без головного убора. Но лысина, как могло бы показаться на первый взгляд, ей так просто не давалась. За ней нужен был надлежащий уход. А именно: регулярно брить, смазывать кремом и лосьоном, а раз в неделю - обязательный поход в солярий. И всё ради одной единственной цели - быть привлекательной и неповторимой. Что на счёт неповторимости, то этого она с лихвой добилась! Вряд ли нашлась бы другая девица, способная на такой подвиг. С привлекательностью и с красотой, тоже было всё в порядке. А на её звонкий и заразительный смех оборачивались даже старые, потерявшие всякий интерес к женщинам, грузчики...
   - Антон, скажи мне, только честно. О чем можно с ними разговаривать? Что у вас общего? - с насмешкой и непониманием раз за разом спрашивал его отец.
   - Да нет ничего общего, просто нравлюсь я им! - без лишней скромности отвечал сын.
   - А они тебе?
   - Скорее нет, чем да.
   - Так зачем, тогда ты с ними встречаешься?
   - А чтоб скучно не было, да и в старости было бы что вспомнить!
   - Но может быть, бедные девушки в отношении тебя на что-то надеются?
   - Не переживай папа. Все они мечтают выйти замуж за крутого и богатого. А я им тоже вроде как бы, для развлечения. Так что мы друг друга не обманываем, в общем - дружим мы.
   - Дружите, дружите, лишь бы детей потом от вашей дружбы не наплодилось!
   Наступил день, когда Антон пришёл домой и официально представил отцу девушку:
   - Пап, знакомься - это та самая Ирина! А это Ира, мой отец, Николай Владимирович.
   Девушка отцу очень понравилась. Она даже оказалась красивей, чем тогда, когда он увидел её на дороге лежащей у разбитого мотоцикла. Одежда и причёска не были вызывающими, а речь слаженная и правильная. По всему было видно, что девушка интеллектом не обделена.
   За специально приготовленным ужином отец всё время старался шутить. Вспоминал и рассказывал Ирине курьёзные моменты из жизни Антона, перемешивая их уместными анекдотами из своей юности. Антон тем временем злился, смущенно улыбался, и всё отрицал или говорил, что не помнит. Но так как врать у него не получалось, то он становился ещё более смешным.
   После пары бокалов сухого красного вина и чистого смеха, скованность у Ирины окончательно пропала. Чужой человек Николай Владимирович стал ей немного понятней и ближе. Расставаясь, он проводил молодых до дверей и пожелал им спокойной ночи.
   За те неполные три месяца знакомства, Антон узнал об Ирине очень многое. Первое - что она студентка мединститута, живёт в городе у тётки, а по выходным ездит в деревню к родителям. И самое главное, что он подчеркнул из её рассказов, так это то, что она совершенно свободная. Пол года назад, её парень - Олег, уехал в Москву на заработки, там он закрутил роман со своей начальницей-хозяйкой. И так он преуспел на любовном поприще, что не взирая на большую разницу в возрасте, собирался на ней выгодно жениться... За день до происшествия, Олег позвонил Ирине и обо всём ей рассказал... В сердцах Ирина его сравнивала с циничным патологоанатомом, который с нетерпением сидит и глядя в окно, ждёт весны, чтобы затем на смерти других прилично заработать. То ли это обстоятельство, то ли асфальт был действительно слишком скользким.., но итог был один - падение на большой скорости, переломанная ключица и сотрясение мозга.
   Это стечение обстоятельств в Антоне вызывало двоякое чувство. Он был рад, что судьба преподнесла ему такой подарок, но его угнетало одно обстоятельство, то что он вроде как замена её несостоявшегося жениха. Но Антон был оптимистом и чтобы не портить себе настроение, старался лишний раз обо всём этом не размышлять.
   В свободное от работы и свиданий время, Антон готовил для Ирины сюрприз, а именно ремонтировал её мотоцикл. Это доставляло ему огромное удовольствие, ведь когда-то в юности у него был такой же. С одной лишь разницей, что мотор у той "Явы" был послабее, да электроники поменьше. Так за неспешной работой вспоминал былые и безмятежные годы Антон. Время, когда он с друзьями, Лёхой и Серёгой, закинув после школы портфели, отправлялись на своих мотоциклах, куда-нибудь за город. А там, вдоволь накатавшись и отдохнув у речки или в стоге сена, к вечеру счастливые и полные разных впечатлений, они возвращались домой... Жили они тогда все в одном доме. Было времечко!..
   За неполные два месяца Антон полностью отремонтировал Иринин мотоцикл. Он даже рискнул и по собственной инициативе, обтянул сидение козлиной шкурой. Оставалось лишь одно, подыскать подходящий момент, чтобы неожиданно и эффектно вручить Ирине её стального коня. И Антон ждал.
   Однажды, гуляя по набережной, он заметил, как Ирина с какой-то завистью и тоской смотрит вслед мимо пронёсшегося байкера.
   - Ира, а ты не скучаешь по мотоциклу? - поинтересовался Антон.
   - Не знаю. Иногда конечно хочется промчаться, как говорится с ветерком, чтобы аж дух захватило... - она посмотрела на озабоченное лицо Антона и спустившись с небес на землю продолжила: - А бывает порой, кажется, что может быть лучше, чем обнявшись гулять по парку, с любимым человеком, а ещё лучше по не тронутому лесу...
   - Вдвоём говоришь. - настороженно перебил её Антон.
   - Ну конечно вдвоём, с тобой! - успокоила она его.
   - А представь себе, вот мы с тобой идём-идём, и вдруг за кустами видим, стоит твой мотоцикл. Что бы ты тогда делала?
   - Фантазёр ты Антон, да и только. Мою "Яву" давным-давно, наверное на запчасти разобрали... - безнадёжно махнула рукой она.
   - А всё-таки? - не успокаивался Антон.
   - Конечно, бы обрадовалась!!! Спрашиваешь!
   - А куда бы поехала?
   - Сегодня никуда. А вот в субботу после занятий, заехала бы за тобой и мы поехали к моим родителям! Вот бы здорово было!!!
   - Так ведь машина есть. - пожав плечами, удивлённо ответил Антон.
   - Машина машиной, а мотоцикл есть мотоцикл. Это всё равно, что пересесть с лошади на телегу. Чувствуешь разницу?!.
   - Пример прекрасный! Ты своим энтузиазмом кого хочешь - заразишь!
   - Ну да ладно, мотоцикла нет, а новый я покупать не хочу и не собираюсь. - И она демонстративно потёрла недавно зажившую руку.
   Влюблённая парочка неспеша шла по безлюдной аллее и наслаждалась общением, тишиной и природой. Как вдруг, словно чёрт из табакерки, из-за кустов выскочила лысая в потёртых джинсах Вера. Обтряхивая одежду от листвы, она подняла голову, и нос к носу столкнулась с Антоном.
   - О, Антоша!!! - радостно воскликнула она. - Ты впрямь, как снег на уши! И не знаешь, где найдёшь, где повстречаешь...
   Смущённый от неожиданной встречи Антон сделал шаг назад, у Ирины вмиг исчезло романтическое настроение, и она отпрянула в сторону. Вера с головы до пят пристально оглядела Ирину, затем, по-детски шмыгнув носом, подтянула джинсы и протянула:
   - А я-то думаю, куда наш рыцарь запропастился? А он, оказывается, новую метёлку себе нашёл! - Она обошла Ирину кругом, с презрением посмотрела на её ситцевое платье и продолжила: - И где ты такую провинциалку откопал, ископаемое, да и только...
   Ирина злобно стрельнула глазами на Антона и отпихнув рукою незваную незнакомку, побежала по аллее к троллейбусной остановке.
   Антон со злостью схватил Веру за плечи и со всей силой встряхнул:
   - Ты что свой сопливый нос в чужие дела суёшь??! Я же в твою личную жизнь не лезу...
   - Антоша, Антоша притормози! - увидев, что тот не на шутку разозлился, стала успокаивать его Вера. - Я же пошутила!
   Антон бросил свою старую подружку и кинулся догонять Ирину. Около автобусной остановки он настиг её. Взяв её за руку, он взахлёб стал оправдываться:
   - Ира, ты ничего такого не подумай, это просто так, одна знакомая...
   - Отпусти! Иначе мы окончательно поссоримся! - отрезав, пригрозила ему Ирина.
   Антон несмело разжал руку.
   - Ты только что говорил про мотоцикл.., вот сейчас, моя "Ява" была бы весьма кстати! Села бы на неё и умчалась бы от тебя куда подальше. И чтоб волосы по ветру...
   В это время к остановке подъехал троллейбус. Ира не договорив фразы, подбежала к задней двери, запрыгнула на подножку и, с презрением посмотрев на неподвижно стоявшего Антона, уехала.
   Антон достал пачку сигарет и закурил. Троллейбус завернул за угол и исчез из виду.
   - Антоша, извини, я не хотела. Я-то и представить себе не могла, что ты за кем-то в состоянии бегать! Неужели у тебя с ней всё так серьёзно?
   Обернувшись, он увидел обескураженную Веру. Докурив сигарету, он со злостью выбросил окурок и произнёс:
   - Серьезней, не бывает.
   - А хочешь, я её найду и всё ей объясню. Хочешь? Нет, ты только мне скажи, и я всё сделаю! Ну что ты молчишь, как рыба об лёд... Я с кем разговариваю? - И она дёрнула его за рукав.
   - Не утруждайся, не надо.
   - Что не надо?
   - Искать никого не надо!
   С минуту постояв в молчании, Антон оценивающе посмотрел на Веру, которая стояла рядом и уставившись в асфальт, в знак раскаянья, ковыряла его туфлёй. Все её недостатки были для него, как на ладони. Хоть и была у неё безупречная фигура, но что касается интеллекта, то до совершенства ей было далеко. Но это с лихвой перекрывало её умение слушать. Слушать и широко распахнув глаза, - молчать. Молчать, даже тогда, когда пора уже было что-то говорить.
   - А давай-ка мы лучше с тобой сходим, затаримся пивом, и как в старые добрые времена забуримся к Серёге. А?!!
   - Класс!!! - с визгом обрадовано воскликнула Вера, не ожидавшая такой перемены событий.
   - Ты только на голову себе что-нибудь натяни, а то твоя лысина так сверкает, так сверкает, что глазам больно смотреть.
   Вера недовольно поджала губки, молча достала из дамской сумочки разноцветную кепку и натянула её на голову. Пёстрые краски головного убора, никак не вписывались в её и без того экстравагантный вид.
   - Ну? Так пойдёт? - съехидничала она.
   - Нет, лучше сними. - улыбнувшись ответил Антон и они направились к близлежавшему магазину.
   На следующий день Антон проснулся только к обеду. Бурно проведённый накануне вечер, давал о себе знать. Голова болела, в висках стучало... "Давно я так не нажирался!" - подумал про себя Антон. "Благо, что на работу в воскресенье идти не надо". На кухне, гремя кастрюлями, над чем-то колдовал отец. Увидев помятую физиономию сына, он со злостью произнёс:
   - Ну что, алкаш, есть будешь?
   - Нет. Мне бы чайку, да покрепче.
   - Тебе не чаю, а ремня надо. Да так, что бы вся задница синяя была... А я-то грешным делом подумал, что сын за ум взялся, с культурной девушкой познакомился... Но нет, в очередной раз прорвало! И с кем? Всё с той же лысой Веркой!!!
   - С чего ты взял, что с ней? - морщась от боли в висках, проговорил Антон.
   - Да она ещё утром звонила, про твоё драгоценное здоровье справлялась!
   - Ну и дела... Пап ты только не переживай, сорвался я что-то вчера. Сам не пойму, как это у меня только получилось?
   - А что мне переживать, это тебе побеспокоится надо! Как перед Ириной отчитываться будешь. Она вчера вечером, кстати, тоже звонила. Просила передать, что завтра весь день будет дома.
   - Отец, ты это серьёзно? Ну и дела!!! - в очередной раз повторился Антон и стал ладонями растирать помятое лицо. - Пап, я же с ней вчера поругался, вернее она со мной. Что же мне теперь делать?
   - Не знаю, тебе видней. В принципе, всё в твоих руках. Женщинам, как и кобыле, вожжа часто под хвост попадает...
   Антон встрепенулся, головная боль в миг исчезла. Он побежал в ванную, умылся, побрился, на ходу выпил горячего чая и переодевшись, выскочил из дома. Зайдя в гараж, Антон посмотрел на машину, потом перевёл взгляд на уже отремонтированный, пахнувший свежей краской мотоцикл. Решив, что лучшего момента вернуть Ирине её любимую игрушку не предвидится, стал выкатывать мотоцикл наружу.
   Ирина жила на другом конце города, поэтому, выехав со двора, Антон не раздумывая свернул в направлении кольцевой дороги. Обгоняя машины, слева и справа, он понёсся на встречу с любимой. Въехав во двор, Антон подрулил к знакомому подъезду, и, пару раз газанув, заглушил мотор.
   Сидевшие на лавочке возле подъезда пенсионерки, недовольно забурчали и морщась замахали перед носом руками.
   Дверь на втором этаже балкона распахнулась, и появилось обескураженное лицо Ирины.
   - А я почему-то так и думал, что ты узнаешь голос своего "коня"! - поправляя пятернёй растрёпанные волосы, произнёс Антон.
   - Откуда, Антон?!! Вот так сюрприз!!! - восторженно воскликнула она. - Я сейчас! Только юбку на джинсы сменю...
   - Стой! Зачем, тебе и так хорошо! - глядя снизу вверх, пошутил он.
   Ирина остановилась, размышляя, серьёзно он говорит или нет, но в ответ лишь улыбнувшись, умчалась в комнату переодеваться. На улицу она выбежала, держа в руке два разноцветных шлема.
   - А я-то надеялся, что с мотоциклами у нас покончено... - глядя на них, разочарованно промолвил Антон.
   - Я тоже... - игриво пожав плечами, ответила Ирина и, потеснив приятеля, уселась за руль.
   Антон с готовностью уступил ей место. Пересев на заднее сидение он нежно обнял подругу за талию и прижавшись щекой к её спине дрожащим голосом пролепетал:
   - Сжалься сударыня, над рабом грешным! Пощади, не дай раньше времени покорному слуге сгинуть!
   - Молчи презренный! И молись Богу! - с этими словами она завела мотоцикл и под дружный лай собак, они выехали со двора.
  
  
   * * *
  
   Антон докурил сигарету до фильтра и, обжигая пальцы, выкинул окурок в тёмные воды реки. Обернувшись, он посмотрел на машину, где в нетерпении его дожидалась собака. Виляя хвостом и лая на стекло, она смотрела на своего хозяина большими, по-детски откровенными глазами.
   - Сейчас, сейчас. - пробормотал себе под нос Антон и направился к машине.
   - Ну что, заждался приятель? - теребя собаку за холку, сказал он. - Потерпи ещё немножко, Горыныч, сейчас съедем с дороги и расположимся вон у того большого дуба. - указывая пальцем собаке на дерево, приободрил четвероного друга Антон.
   Но Горыныч по своему обыкновению фыркнул и в ответ лизнул хозяина в лицо.
   Съехав с дороги, машина запрыгала по ухабинам и медленно поехала в направлении указанного места. Одинокое дерево росло на пригорке, из земли зловеще торчали его узловатые корни, за которыми расстилалось вспаханное поле. Перед деревом проходила пыльная, просёлочная дорога. За дорогой мирно протекала небольшая река под названием Тёмная. Остановив машину под густой кроной векового дуба, Антон огляделся вокруг.
   - Хорошее место. Как раз под настроение. - глубоко вздохнув, сказал он собаке. - Но к тебе это не относится. Беги, резвись!
   Горыныч, выпрыгнул из автомобиля и радостно завилял хвостом. Затем он оббежал дерево и обозначив территорию небрежным поднятием задней лапы, исчез в зарослях камыша.
   Антон подошёл к реке и осмотрел берег. С крутого берега к воде шла чуть заметная тропинка, рядом лежало огромное бревно, к которому железной цепью была привязана лодка. По краям образовавшейся заводи рос густой камыш. Противоположный берег был заболочен, болото уходило вдаль, конца которому не было видно.
   Антон вернулся к машине, там он переоделся, достал из багажника снасти и прихватив с собой несколько бутылок пива, спустился к реке. Время от времени навестить своего друга прибегал Горыныч. С пыльными лапами, грязным носом и с репейниками на ушах, он был полон счастья и благодарности хозяину за то, что тот организовал такую прогулку.
   Клёв был плохой, рыба клевала редко, но зато если попадалась, то была больше ладони. Так что Антон в основном пил пиво и курил.
   Сегодня исполнялось ровно пол года, как трагически погибла Ирина. В субботу после занятий она как обычно заехала тётке, переоделась, взяла из соседского гаража свой мотоцикл и поехала к родителям. Но до дома она так и не добралась... Зато вечером был звонок в милицию, где не представившийся дальнобойщик сообщил, что видел, как на мосту через речку Тёмная мотоциклист на большой скорости врезался в ограждение и упал вместе с мотоциклом в воду.
   Погода в тот день стояла хорошая, настроение у Ирины было приподнятое. С неба ей светило ласковое солнце, деревья кругом одевались в зелёный наряд, а по краям дороги радуя глаз, пестрели жёлтые одуванчики. Ира вообще любила весну, время, когда природа очнувшись от зимней спячки, начинала преображаться и подобно женщине приводить себя в порядок.
   Даже звонок недавно объявившегося Олега не мог испортить ей настроения. Прошло две недели, как он вернулся из Москвы и теперь, пытаясь возобновить отношения, каждый день доставал её своими звонками. Но всякий раз, памятуя его вспыльчивый характер, Ирина отвечала деликатным отказом. Сперва Олега это крайне удивило, потом начало злить и раздражать и, в конце концов, он стал ей угрожать. После угроз Ира вообще перестала с ним разговаривать и, только раздавался его голос, она тут же, не ответив, бросала телефонную трубку.
   Надо отдать должное милиции, что несмотря на анонимный звонок, она выехала на место происшествия. Обнаружив на мосту свежий скол на ограждении и стекло от разбитой фары, она оперативно организовала поиск предполагаемого тела. При помощи водолазов со дна реки был поднят разбитый мотоцикл. По искореженному номеру определили владельца транспортного средства, им оказалась Крылова Ирина Георгиевна. Так, неожиданно для всех, все узнали о трагической случайности, постигшей Ирину. Но сколько ни искали водолазы погибшую, тело обнаружить им так и не удалось.
   Беда не приходит одна. Вскоре после исчезновения Ирины, скончался отец. Умер он скоропостижно, тихо, не причиняя никому беспокойства. Перед смертью отец обессилевшей рукой на прощанье пожал Антону руку, мол держись сынок и извини если было что не так... У Антона от воспоминаний подступил комок к горлу, стало трудно дышать и на глазах выступили крупные слёзы. Родной человек, которого любил и уважал, ушёл из жизни, а он - Антон, так и не успел сказать ему тех важных слов - любви и благодарности... Да, он был единственным сыном, немного избалованным, не знавший нужды ни в чём. Далеко не каждый ребёнок мог бы похвастаться такими внимательными и заботливыми родителями. И вот теперь он лишился их обоих. Мысль, что это когда-нибудь произойдёт, у Антона никогда не возникала. Мать, Ирина, отец - кто следующий? Антон посмотрел на бегающего Горыныча и почему-то вспомнил один случай.
   Это было как раз вскоре после похорон. Он стоял на безлюдной трамвайной остановке. С неба моросил мелкий дождь и дул холодный, пронизывающий ветер. Весна в тот год выдалась капризная, и если в апреле было солнечно и тепло, то в мае, когда всё уже зазеленело, неожиданно грянули заморозки. Всё стало серым - дома, дорога, лужи асфальт. На деревьях сидели нахохлившиеся воробьи и прищурившись смотрели на тёмное небо. Про такую погоду обычно говорят: "Хороший хозяин собаку из дома не выпустит".
   - Сынок! - раздался вдруг слабый голос из-за спины.
   Антон обернулся и увидел, что к нему обращается пожилая старушка.
   - Сынок, ради Бога, помоги через дорогу перейти. А то ноги совсем не держат, того гляди упаду...
   - Бабушка, а что же вы в такой поздний час на улицу вышли?
   - Да кот у меня проголодался! Всё мяукает, да мяукает - рыбки просит. - облокотившись на палочку пожаловалась старушка.
   - А в доме что, помоложе никого не нашлось, чтоб в магазин сходить? - перекладывая зонтик с одной руки в другую, поинтересовался Антон.
   - Нет, сыночек, нет. Одна я живу, да ещё кот ко мне приблудился. Вот так вдвоём и коротаем нашу нехитрую жизнь.
   - Так что, бабуля, вот ради кота вы в такую непогоду из квартиры и вышли?
   - Конечно ради него, окаяннаго! - махнув рукою, сказала она.
   - Так выгоните, такого капризного кота. Пусть идёт на улицу или в подвал, да мышей ловит!
   - Бог с тобой, сынок, как ты можешь такое говорить! Все мы живём ради кого-то и для кого-то! А не будь моего Васьки, давно бы меня Бог к рукам прибрал.
   - Да, бабуля, наверное вы правы... - задумался Антон. - А ваш кот, какую рыбу любит?
   - Я его особенно-то не балую, мойву ему покупаю.
   - Ясно! Стойте здесь, и пожалуйста бабушка никуда не уходите. Я сейчас... - и не договорив фразу, Антон пошёл переходить дорогу.
   Вернувшись, он увидел, как под фонарём одиноко сгорбившись, стоит старушка. Её неподвижный взгляд был обращён в лужу, в которую падали редкие капельки дождя.
   - Бабуля, я уже вернулся. - И он протянул ей целлофановый кулёк с мороженной рыбой. - Это вашему котику от меня.
   Бабушка с благодарностью улыбнулась и полезла в карман. Антон догадался, что с ним хотят расплатиться, и опережая события, произнёс:
   - Не стоит, бабуля! Вы же сами говорили, что человек должен ради кого-то жить. Вот и я хочу внести свою лепту в судьбу вашего питомца... Можно?
   - Дай Бог тебе здоровья, милок! - крестясь справа налево и с благодарностью забирая кулёк, протянула она. - Всё будет у тебя хорошо. Я по твоим глазам вижу, что ждёт тебя счастливое будущее!
   - Будущее.., говорите? Но я уже давно живу прошлым!
   - Бог с тобой, сынок! В твои-то годы? Вот помянёшь мои слова, да не раз вспомнишь старую клячу, когда у тебя в жизни всё наладится. А сейчас сделай для меня ещё одно доброе дело. Проводи меня до угла вон того кирпичного дома.
   После этой случайной встречи, Антон приобрёл собаку, спаниеля Горыныча. Живое существо, которое нуждалось в ласке и заботе намного больше, чем он сам. И это немного отвлекало Антона от мрачных раздумий. Горыныч был верным другом, всегда с нетерпением ждал его с работы, и радовался всяким пустякам, был ли то маленький резиновый мячик, то ли большая сахарная кость...
  
   Антон посмотрел по сторонам.
   Слабый ветерок убаюкивающие раскачивал и шелестел камышом, в воде как в зеркале отражались сонные облака. Антона потянуло в сон, но уснуть не давало ощущение, что на него кто-то смотрит. Он обернулся и увидел большого рыжего кота, который неподвижно сидел и не моргая смотрел на него.
   - Тебе чего, приятель? Рыбки захотелось? Ну, иди сюда, выбирай, какая нравится? - И Антон пододвинул коту ведро. Кот, со знанием дела, подошёл и ловким движением одной лапы подцепил когтями карася и вытащил его наружу. Взяв рыбу в пасть, он высоко подняв голову понёс её. Но тут прибежал спаниель Горыныч. Увидев непрошеного гостя, да ещё с добычей в зубах, от возмущения начал лаять. Но непрошенный гость нисколько не испугался. Он лишь положил рыбу на землю и пристально взглянул в глаза спаниелю. Тот почему-то заскулил и поджав хвост, побежал к хозяину.
   - Ты что, кота испугался? Собаки кошек не боятся! Эх ты, жертва городских многоэтажек... - и он хотел сказать ещё что-то, но повернувшись в сторону кота с удивлением обнаружил, что того и след простыл.
   Спаниель забрался к хозяину на руки и, уткнувшись в куртку, уснул.
   - Намаялся. - сказал шепотом своему другу Антон и взяв на руки, понёс его к машине. Уложив его на сидение, на специально постланную для собаки подстилку, он вернулся к реке.
   Увидев на бревне сидящего старика, он от неожиданности вздрогнул. Старик был полностью седой, вплоть до усов и бороды. Одет он был в старинный, тёмного цвета сюртук и широкие штаны, аккуратно заправленные в сапоги. Дед сидел и смотрел в воду, рядом с ним крутился уже знакомый кот. Обескураженный Антон стоял как вкопанный, не зная с чего начать и что сказать.
   - Что, не клюёт? - не поворачивая голову, первым заговорил дед. - Здесь, сударь, вы много не наловите, не рыбное это место. Я-то уж точно знаю. - Старик повернул голову и пристально посмотрел на Антона.
   Несмотря на впалые и печальные глаза, взгляд у старика был добрый. Широкие плечи и массивные руки говорили о том, что в прошлом он обладал недюжинной силой. Такой тип людей располагает к общению, у Антона вмиг исчезло оцепенение и он заговорил:
   - Добрый вечер, дедушка. Это ваш котик?
   - Этот что ли? Не, не мой! - И он погладил рыжего по голове. - Это Анастасии Тихоновны любимчик будет.
   - А я и не заметил, как вы подошли, даже почему-то испугался... - присаживаясь на край бревна, продолжил разговор Антон.
   - Страх, мил человек, это составная часть осторожности. А осторожность никому ещё не навредила. Так что правильно сделал, что насторожился, люди всякие бывают.
   - Странный вы какой-то дедушка. Вы только не обижайтесь, но вам, по-моему, уже поздновато на большую дорогу с топором выходить.
   На лице у старика возникло подобие улыбки и, кашлянув, он произнёс:
   - Да, силушка уже не та... Но я же не о себе речь веду, а так, на путь истинный тебя пытаюсь наставить. Вот только надо ли??? - и он пристально посмотрел на собеседника.
   - Пол года назад, я бы и слушать вас не стал. А сейчас мне так не хватает тех нравоучений, что по утрам читал отец...
   - Похвально, похвально. А в наши-то края, зачем тебя занесло, не рыбку же удить?
   - Это вы угадали дедушка, не за рыбой! А если честно сказать, то я и сам не знаю, почему я здесь.
   - А не врёшь?!.
   - Вообще-то есть одна причина, но она далека от понимания.
   - Ну ты расскажи, поделись, может и войду в твоё положение...
   - Вот зачем, люди ходят на кладбище? Наверное, не только для того, чтоб крест на могиле поправить. Лично я, когда там бываю, то такое ощущение, как будто повстречался или поговорил с умершим человеком. Вот и здесь, место наподобие кладбища, только жаль могилы не видно...
   - Да, история. Я давно здесь обитаю, но что-то не припомню, что бы здесь кого-то хоронили. Кладбище у нас на другой стороне деревни.
   - Девушка у меня здесь разбилась, на вашем мосту! Упала в реку, а тело так и не нашли. Неужели не слышали?
   - Как же, как же, припоминаю... Ну ты мил человек, так не убивайся, может и жива ещё твоя зазноба.
   - Так сколько времени прошло! Никто ничего не видел, никто ничего не знает.
   - А ты ищи, ищи! Что здесь её среди мёртвых нет, то я точно знаю!
   Антон вопросительно уставился на старика, тот же, заметив непонимающий взгляд, как ни в чём не бывало, продолжил:
   - Объяснять я тебе ничего не стану. Но если хочешь побольше знать о мёртвых, то тебе надобно обратиться к Анастасии Тихоновне.
   У Антона в голове перемешались все мысли, от непонимания происходящего у него разболелась голова. Виски сдавил невидимый обут, казалось мозг хотел взорваться и вырваться наружу. Перед глазами поплыли круги, а в ушах зазвенело...
   - С тобой всё в порядке? - пристально вглядываясь в глаза к собеседнику, поинтересовался старик.
   - Да, кажется отпустило... - онемевшим языком произнёс тот.
   - Ну, тогда тебе пора!
   - А она мне поможет?
   - Анастасия Тихоновна всем помогает, кто её находит! - утвердительно сказал старик и привстал. Вслед за ним поднялся и Антон.
   - А как мне найти вашу ясновидящую?
   - Это ты хорошо её назвал, лучше и не придумаешь! Вот садись в лодку и плыви на тот берег. Туда, где огонёк горит, там она и живёт.
   Только сейчас Антон увидел, что на противоположном берегу мерцает чуть заметный огонёк. Так же он обратил внимание, что лодка, привязанная цепью, уже отвязана, а на её носу неподвижно сидит всё тот же рыжий кот.
   - Плыви с Богом, сынок, и больше ни о чём меня не спрашивай. Придёт время, сам всё поймёшь...
   Антон сел в лодку, старик оттолкнул её и, повинуясь течению реки, она поплыла... "А где же вёсла?" - подумал про себя Антон. Но лодка и без них плыла в нужном направлении, к неизвестному, еле заметному огоньку.
   Внезапно за бортом, взбивая пену и брызгая вокруг, закишело множество больших рыб и змей. Отблеск их желтовато-зелёной чешуи и горящих во тьме, не моргающих глаз, заставило Антона от страха сжаться в комок. В одночасье он вдруг почувствовал себя таким маленьким и беспомощным. Ему даже показалось, что вперемежку между этими существами, он увидел зеленоволосую русалку. Но эту мысль он сразу же отбросил и старался более не смотреть на воду. Все эти твари, которые тёрлись об днище лодки, и тем самым подталкивали её в нужном направлении, создавали невыносимый шорох, от которого у Антона по телу поползли мурашки и выступил холодный пот. Стараясь не думать о том, что в реке творится что-то невообразимое и сверхинстественное, Антон перевёл своё внимание на загадочный огонёк, который мерцал сквозь камыши. Но и он вызывал какое-то необъяснимое волнение. Антон от безысходности зажмурился.
   Лодка внезапно резко остановилась и её нос упёрся в противоположный берег. Сопровождавшие его ползучие и плавающие твари, как по указке сверху, вмиг исчезли. Наступила тишина, тишина, от которой шевелятся волосы и становиться не по себе. Только было слышно, как слабый ветерок шелестит в высокой траве. Антон открыл глаза. Взошла луна, и её свет осветил узкую, извилистую тропинку. Кот тут же спрыгнул и указывая дорогу, повёл Антона к неизвестной ему женщине.
   Несмотря на то, что это было болото, почва под ногами была на удивление твёрдой, как асфальт. Короткая тропинка привела его к избушке, построенной из нетесаных брёвен.
   - Как в сказке! - повторил свою мысль вслух ошеломлённый Антон.
   Кот повернул голову и мяукнул. Затем он подошёл к двери и поддев её лапой, потянул её на себя. Та со скрипом отворилась. Антон постучал об уже открывшуюся дверь и несмело вошёл в избу. Изба освещалась одинокой свечой, которая стояла в старинном подсвечнике, на деревянном, дощатом столе. Под потолком были развешаны пучки лекарственных трав. Пахло свежими цветами и сеном. За столом в роскошном кресле, которое никак не вписывалось в эту деревенскую обстановку, сидела женщина в коричневом платье, и что-то усердно толкла в ступе.
   - Здравствуйте. - чуть слышно поздоровался Антон.
   - Здравствуй, здравствуй. - ответила она. - Заходи, присаживайся.
   Антон огляделся вокруг и сел на длинный, покрытый медвежьей шкурой топчан. Погладив шерсть рукой, он предположил:
   - Здоровый был наверно медведь.
   Женщина откинулась на спинку кресла и пристально, с интересом посмотрела на гостя. Тут же к ней на руки запрыгнул рыжий кот и, потёршись о хозяйку, замурлыкал.
   - Да, огромный был мишка! Он-то и заломал нашего Афанасия Петровича. Долго я тогда с ним возилась... Люди думали, что и не выживет. Но я его травками, настойками, растирками на ноги поставила! А Афанасий в благодарность за мои старания вот эту шкуру подарил, да ещё и этот трон. - И она похлопала по широкому подлокотнику резного кресла.
   - Так что, ваш подопечный из "новых русских"?
   - Нет, - усмехнулась она, - скорее из "старых"! Да вы ведь и сами с ним, на берегу разговаривали.
   Антон, указывая пальцем в направлении реки, удивлённо произнёс:
   - Так, это был он! Но он же совсем старый, куда ему на медведя ходить?!!
   - Сейчас-то конечно! А вот раньше частенько хаживал.
   Женщина встала из-за стола и пересыпала из ступы порошок в глиняную кружку. Затем подошла к старинной русской печке и взяв чайник, налила кипятка. Подержав кружку в руках, и пошептав над ней что-то на непонятном языке, она протянула её Антону.
   - На, пей.
   - Зачем? - непонимающие произнёс он.
   - Пей, не бойся. Специально для тебя готовила.
   Антон несмело взял из рук знахарки глиняную кружку и, понюхав, принялся пить приготовленное снадобье.
   - Горькое! - поморщившись, отдавая пустую посуду, промолвил он.
   - Это хорошо, что оно для тебя горькое!
   Внезапно очертания Анастасии Тихоновны стали расплывчатыми, слов он её больше не слышал, хотя видел, что она ему что-то говорит и плавно водит руками вокруг его головы. Антону опять, как и час назад у реки, стало не по себе.
   - Что со мной? - онемевшими губами произнёс он. - Мне снова плохо.
   - Не переживай! Ложись, отдохни, так и должно быть. - сквозь забытьё донеслись до него слова Анастасии.
   Антон улёгся на длинный топчан и сразу же крепко уснул. Сон был цветным, красочным, в котором он увидел мать и отца. Они шли вместе по цветущему весеннему саду и о чём-то разговаривали. По всему было видно, что им хорошо вдвоём. Кругом летали бабочки и щебетали птицы... Вдруг мать, неожиданно оборачивается, подходит к Антону и говорит:
   - Антоша, сынок, слышала, что у тебя скоро свадьба! Не забудь нас с отцом пригласить! И ещё, дома в моей шкатулке, есть двойное дно, там лежат серьги. Подари их от моего имени своей избраннице. Я их не носила, они мне от мамы остались. Так за всю жизнь и не набралась смелости уши проколоть... - Она ласково погладила сына по щеке и поцеловала. Затем она подошла к отцу и взявшись за руки, они растворились меж деревьев, как утренний туман.
   Антон вскочил с топчана как ошпаренный. Оглядевшись, он стал вспоминать, где он и как сюда попал. В душе было муторно, беспокойно и тревожно. В избушке никого не было. Посередине избы была открыта дверца подвала, рядом стоял кот и зазывающее мяукал. Озираясь по сторонам, Антон несмело встал и пошатываясь подошёл к коту. Тот повторно мяукнул и спрыгнул в темноту. Взяв со стола серебряный подсвечник с недогоревшей свечой, Антон посветил вниз. Слабое пламя свечи высветило каменные, влажные ступеньки, уходящие глубоко вниз.
   - Анастасия Тихоновна! - позвал целительницу Антон.
   Никто не отзывался. Вдруг из темноты высветились два зелёных, не моргающих глаза. От неожиданности Антон вздрогнул... Но ничего сверхъестественного в этом не было. Это был всё тот же рыжий кот. Он ещё раз промяукал и Антон окончательно понял, что он от него не отстанет.
   Спускаясь по холодным, мокрым ступеням, Антон словил себя на мысли, что его неутомимо тянет вниз. Преодолевая страх, он спустился вниз и оказался в узком тоннеле. Слабый мерцающий свет, который виднелся вдали, манил своей неопределённостью и непредсказуемостью. Падающие с потолка капли и звук шагов усиливались семикратным эхом. Тоннель то расширялся, то сужался, в нём не было определённых чётких линий, за исключением гладко вымощенного пола. "Странно", - подумал про себя Антон, - "кругом же болото, здесь должно быть полным-полно воды".
   Пройдя через тоннель, он вышел на широкую, покрытую серым туманом поляну. Сразу же Антон потерял из вида кота. Загасив за ненадобностью свечу, он стал осматриваться. Солнца не было видно, да и было ли над головой небо, Антон мог только догадываться. Свет исходил откуда-то сверху и как-то равномерно отовсюду. И из-за этого не было тени. Посреди загадочного места стоял огромный камень-валун, на котором выцветшими буквами было записано какое-то изречение или заклинание. Под ногами была утоптанная, сухая земля, на которой ничего и никогда не росло.
   Антон заметил, что здесь отсутствует какая-либо природа. Нет пения птиц, не слышен звон ручейка или шелест деревьев - нет ничего. Только монотонный, убаюкивающий человеческий шепот. Приглядевшись, Антон стал различать различные силуэты людей, которые то появлялись, то внезапно исчезали.
  
  
   * * *
  
   Шёл 1658 год. По просёлочной дороге предместья Сен-Жак медленно передвигались уставшие, грязные пилигримы. В утренний, предрассветный час, когда солнце ещё не успело подняться, они снова отправились в свой нелегкий путь. Возглавляла процессию столетняя, сгорбившаяся старуха. Она шла опираясь на посох и вела за собой паломников, которые вдоволь нагрешив, решили остепениться и покаяться. Отдавая дань Богу и замаливая грехи, они отправились по святым местам. Были среди них и люди знатного рода, которые, облачившись в простые, скромные одежды, покорно топча дорожную грязь, следовали за странной старухой. Внезапно она остановилась. Вглядываясь в утренний туман, старуха сошла с дороги и приложив руку ко лбу, стала что-то разглядывать. Слабым старческим зрением она рассмотрела странного человека. Непривычного покроя одежда, разноцветные ботинки, короткий, детский плащ...
   Старуха сплюнула, и читая молитву на французском языке, стала креститься. Затем, подняв посох с привязанным к нему крестом, стала крестить чужака...
  
  
   * * *
  
  
   - Странная бабка, и откуда она только здесь взялась? - подумал про себя Антон. Но старуха, как и вся сопровождающая её толпа, исчезла в тумане, как во сне.
   Бесцельно бродя по поляне, Антон видел много разных людей. И вдруг, сам того не ожидая, он повстречал отца. Отец стоял, недовольно качая головой, и почему-то грозил пальцем.
   "Что это, - сон?!! Я всё ещё сплю?!!" - и Антон, не поверив своим глазам, себя ущипнул. Отец не исчезал. Тогда он полез в карман и достал перочинный ножик, который он обычно берёт с собой на рыбалку и полоснул им себя по руке. Кровь потекла и стекая с пальцев тонкой струйкой, полилась на землю. Отец в тот же миг исчез. У Антона возникло неприятное ощущение вины.
   - Папа, опять я тебя огорчил. - склонив голову, с досадой промолвил Антон.
   Постояв в раздумье пару минут, Антон стал анализировать... Мысль, что он каким-то образом попал в загробный мир, укреплялась. "Главное не паниковать!!! Если я думаю, то значит - жив!" - постарался себя успокоить Антон. "Но если это царство мёртвых, то здесь должна быть и Ирина." - внезапно осенило его.
   - Ира, Ира!!! - что есть мочи заорал Антон.
   Но крик получился приглушенным. Одновременно с ним исчез и шёпот, который сопровождал его в подземелье всё время. Наступила зловещая тишина. Предчувствие, что сейчас произойти что-то ужасное, возрастало с каждым ударом сердца. Туман, окружавший Антона, постепенно приобрёл розовый оттенок. Рана, которую он только что нанёс себе ножом, внезапно защемила. Антон, стараясь прекратить потерю крови, зажал рану рукой. Кровь перестала орошать сухую землю, вместе с этим опять начал доноситься чей-то шепот, переходящий в единый, монотонный гул...
   - Антон. Антоша! - послышался до боли знакомый нежный голос.
   Он обернулся и увидел слабое очертание матери.
   - Здравствуй сынок. - ласково произнесла она. - Рада тебя видеть.., но не здесь. Тебе ещё рано!!! Уходи отсюда поскорей, кого ты ищешь, здесь нет. Уходи!!!
   - Мама! - с комком в горле, еле выдавил из себя Антон, и протянул навстречу руки. Но тут обнаженная рана опять закровоточила, кровь капнула на землю и зашипела, в тот же миг всё прекратилось. Видения, шёпот, свет - всё куда-то исчезло, остался лишь туман, да кот-поводырь который неизвестно откуда вернулся, по-видимому, чтобы завершить свою миссию.
   Антон достал из кармана носовой платок и туго перетянул им порез. Затем перевязанной рукой он взял подсвечник и зажёг зажигалкой свечу. С каждой минутой становилось всё темней и темней. Слабого пламени свечи достаточно было, чтоб только высветить в тумане, торчащий трубой рыжий хвост кота.
   Кот двигался уверенно без остановок, давая понять, что здесь он не в первый раз и лучше от него не отставать. Войдя в туннель, кот не дожидаясь Антона побежал вперёд, лихо взобравшись по крутым ступенькам он исчез в темноте. Но Антона это не огорчило, ведь обратная дорога была уже известна.
   Подойдя к ступенькам, он хотел было поставить на них ногу, но понял, что так просто ему это сделать не удастся. Сотни не видимых рук стали тянуть его обратно. Антон испугался, по телу пронёся слабый холодок, и его передёрнуло. Уронив на пол свечу, он упал на колени и стал ползком по-пластунски, напрягая каждую мышцу своего тела взбираться на вверх. Рубашка и лицо вмиг стали мокрыми от пота. Боязнь остаться здесь навсегда вынуждала двигаться его всё выше и выше. Протягивая вперёд руку, Антон почувствовал, что её подхватила Анастасия и с нечеловеческой силой потянула на себя. То, что это была она, Антон догадался по перстню, который он нащупал на её пальце. Большой, с холодным как лёд камнем, он украшал её правую руку.
   "Спасён! Спасён!!!" - бормотал про себя Антон и счастливый он рухнул на деревянный пол, в забытье.
   - Дядя, дядя!
   Очнувшись, Антон поднял голову и посмотрел, кто его зовёт.
   - Дядя, бутылки забрать, можно?
   Перед ним стоял пацан лет двенадцати и вопросительно смотрел своими большими, круглыми, как голубое небо, глазами.
   - Какие ещё там бутылки?
   - Из-под пива. Они вам нужны?
   Антон огляделся вокруг и понял, что он просидел всю ночь на бревне возле реки. Рядом валялись три пустые бутылки, которые, вероятно, и интересовали мальчишку.
   - Приснится же такое. Бред какой-то! - пробормотал себе под нос Антон.
   - Что?!! - не расслышав, что ему ответили, переспросил мальчишка.
   - Бери, конечно, бери. - Антон встал с бревна и, разминая кости, потянулся. Но тут, он с ужасом заметил, что на руке у него повязан носовой платок, из-под которого виднелась свежая, запёкшаяся кровь. В голове как на яву, вмиг промчалась прошедшая ночь.
   - Так это был не сон!!! - потрясённо воскликнул Антон. Но, посмотрев на крепко привязанную лодку, у него опять стали возникать сомнения.
   - Стой пацан, не уходи! Ты случайно не знаешь, чья это лодка?
   - Знаю! Это бати моего лодка будет!
   - А дедушка с вами не живёт?
   - Нет у нас дедушки. Давным-давно помер.
   - Так, так малой не уходи, дай только сообразить. - пытаясь разобраться в происшедшем, засуетился вокруг бревна Антон.
   - Сейчас, я тебе ещё одну бутылку дам. - Найдя в багажнике пиво, он с жадностью её осушил. - На, забирай ещё. А ты не знаешь... Да, кстати, тебя как зовут?
   - Паша.
   - А ты не знаешь, Паша, твой отец лодку в прокат сдаёт?
   - Я думаю, что вы договоритесь. Только не надо ему за это водку давать, заплатите лучше деньгами.
   - Что, пьёт батя?
   - Пьёт. - И мальчуган склонил голову. - Но вы не думайте, он хороший!!! Ему только пить нельзя. А как выпьет, то и меня, и мамку бьёт! Так что если надумаете, приходите, только до обеда, пока отец будет трезв.
   - Спивается русская деревня..!
   - Что, что? - не расслышав, опять переспросил Пашка.
   - Да ничего! Это я так, о своём, о наболевшем... Так, где ты говоришь, находится ваш дом?
   - Найдёте легко, он у нас самый крайний у реки. Вон, видите, синяя крыша виднеется, пойдёте прямо по дороге, прям на него выйдите... - И взяв бутылки, довольный мальчишка направился домой.
   Антон достал сотовый телефон и посмотрел время. Было десять часов утра.
   - Ничего себе..! А где же Горыныч? - вспомнив про собаку, воскликнул Антон.
   Но Горыныч был недалеко, он мирно бегал по поляне и ловил кузнечиков.
   - Совсем как я в детстве! - сравнил себя с собакой Антон и позвал друга.
   - Что, проголодался? Ну, извини, Горыныч, извини, сейчас, что-нибудь сообразим. - И он полез в сумку за провизией.
   Жуя под тенью векового дуба заранее приготовленный бутерброд, Антон пристально всматривался в противоположный берег реки, стараясь разглядеть средь высокого камыша и покошенного сушняка, знакомые очертания избушки Анастасии.
   - Ничего..! Надо ехать! - с разочарованием сказал он собаке и стал собирать вещи.
   Но поехали они не домой, а в деревню. Уж слишком яркие были вчерашние впечатления, и сослаться на то, что это всего лишь на всего был сон, ему никак не хотелось, да и рука, которая постоянно саднила, лишний раз подтверждала, что это не бредни сумасшедшего.
   Пыльная просёлочная дорога действительно упиралась в дом хозяина лодки. Во дворе на проволоке была развешана тарань. Запах рыбы перемешивался с ароматом распустившихся темно-бордовых роз.
   Завидев чужака, из будки вылезла большая, лохматая собака и неистово начала лаять. На лай из дома вышла хозяйка. Внимательно разглядев Антона, она загнала Полкана в будку и пригласила гостя зайти в дом.
   - Серьёзный у вас сторож!
   Женщина в знак согласия, скромно улыбнулась и отворила перед Антоном дверь.
   - Проходите, пожалуйста, гостем будете.
   В просторной кухне было светло и чисто, в углу стоял тазик доверху наполненный свежеиспечёнными пирожками. Эта обстановка сельской глубинки внезапно навеяло Антону безмятежное детство. То время, когда он без дела слонялся по кухне и ждал, когда мать испечёт первую партию пирожков, чтобы затем выбежать с ними на улицу и угощать ими всех своих друзей и знакомых. Как давно это было...
   На зов супруги из соседней комнаты вышел глава семейства - Степан.
   - Так, это вам лодка нужна? - поздоровавшись за руку, сразу с дела начал хозяин.
   - Да, мне.
   - Так значит порыбачить к нам приехали! Ну что ж, дело хорошее... - отодвигая стул и присаживаясь за стол, продолжил мужчина.
   - Нет, рыбачил я у вас вчера... А лодка мне нужна, чтобы на тот берег переправиться, к знахарке вашей, Анастасии!
   Муж с женой переглянулись и с недоверием дружно уставились на гостя.
   - Я что-то не то сказал? - ощущая на се6е недоумевающий взор, обеспокоено поинтересовался Антон.
   - Всё то... - помявшись, ответил хозяин. - Но вы нас, не скрою - ошарашили, поймите нас правильно, этой Анастасией в детстве нас родители пугали.., и вот вы вдруг заявляетесь из города, и просите лодку, что бы съездить к этой колдунье, о которой только мы, да наши бабушки только и помнят. Странно, не правда ли?
   - Да я же вчера у неё в гостях на болоте был! - В комнате воцарилась тягостная тишина. - Может быть, мы о разных людях говорим?
   - Сейчас разберемся! Эй, жена, давай накрывай на стол, видишь, гость с дороги.., наверняка проголодался.., да и этого самого, самогону не забудь поставить!
   - А без него никак нельзя? - попыталась возразить жена.
   - Думаю, что нет. Вопрос сильно серьёзный!
   Жена стала накрывать на стол. Достала из подвала солёных огурцов, положила в тарелку пирожки, протёрла фартуком рюмки и пожертвовав из укромного местечка бутылку с мутной жидкостью, удалилась во двор, чистить свежую рыбу.
   Антон повертел в руках рюмку, потом перевернув её верх дном поставил на стол и заключил:
   - Не буду пить!!! Мне ещё по болоту предстоит лазить! Так что вы на меня не обижайтесь.., может быть потом.
   - Молодец! Одобряю! Дело прежде всего! - и налив себе полную рюмку, добавил: - А вот я выпью!
   Закусив соленым, хрустящим огурцом, Степан принялся вспоминать байки про Анастасию, но как он ни старался, толком ничего так рассказать и не смог. Помнил лишь одно, что мать ему в детстве строго настрого наказывала не переплывать реку, а то беде не миновать - Анастасия в болото затащит. К тому времени со двора, с тазиком начищенной рыбы вернулась хозяйка.
   - Слушай, жена, - обратился к ней супруг. - А кем же на самом деле была эта Анастасия? Я тут было, хотел рассказать.., а ничего и не помню. Что за напасть такая.., старею что ли?
   Хозяйка налила в сковородку подсолнечного масла и принялась жарить рыбу.
   - Мать мне говорила, - начала она свой рассказ, - что эта Настя жила здесь давным-давно, ещё до революции, при царе. Была она сиротой, растила её родная бабка-знахарка. С детства они ходили с ней по полям, да по болотам, травки разные собирали. А когда бабки не стало, то тогда к ней, ещё юной целительнице, стали за помощью обращаться. И стало, у неё получатся даже лучше, чем у покойной её бабули. Так что слава, об её умении быстро распространилась на всю округу...
   - И вот так случилось, что влюбился на свою беду в неё местный барин... А тут, как назло, революция грянула! Не знаю, любила Анастасия его или нет, но говорят, что звал он её уехать во Францию, в Париж. А она ни в какую... Потом пришли Красные! И повесили нашего барина на большом дубе, что за околицей. Там же его под деревом как собаку и похоронили, без креста и надгробия. Плохое место! Деревенские, до сих пор туда своих детей играть не пускают..!
   - А я там лодку свою прячу! - перебивая жену, неуместно вклинился в разговор Степан. - Местные туда не ходют, а городских там отродясь не было.
   - Так значит, Афанасия Петровича - повесили! - не обращая на слова Степана, сделал неутешительный вывод Антон. - А что же случилось с Анастасией? Почему она уехала жить за реку? И вообще, сколько же ей тогда лет?
   - Что с ней случилось, никто не знает. Но бабушка моя мне говорила, что Анастасия сильно обиделась на односельчан за то, что те не заступились за своего хозяина. И ушла жить на болота... Больше её никто, и никогда не видел! Вот такая история. - переворачивая на сковородке жареную рыбу, закончила своё повествование, хозяйка.
   Наступила тишина.
   - Да не переживай ты так! Дам я тебе лодку! Вот только рыбки поедим и пойдём к реке. Ты мне только скажи, зачем она тебе понуждалась?
   Антон пристально посмотрел в глаза Степану и поняв, что тот интересуется не из праздного любопытства, сказал:
   -Девушка моя здесь утонула пол года назад! Может, слышали, с моста на мотоцикле упала. Тело так и не нашли, вот думаю, может Анастасия Тихоновна поможет.
   Степан молча взял перевёрнутый Антоном стакан, налил доверху самогона, затем плеснул себе на донышко и хлопая Антона по плечу произнёс:
   - Выпей, братишка, легче станет!
   Жена подала уже готовую рыбу и сама присела за стол.
   Закусывали молча, уставившись, каждый в свою тарелку.
   После завтрака Степан взял в сарае два весла, и вместе с Антоном они пешком направились к лодке. Заметив удаляющегося хозяина, Горыныч стал лаять и скулить. Антон обернулся, посмотрел на машину и схватился за голову:
   - Опять я про тебя забыл!!! - извиняясь, подойдя к машине, запричитал он. - Ну, выходи! Беги, погуляй! А я пока по делам на другой берег сплаваю... Можно?
   Спаниель фыркнул, и обгоняя мужчин побежал вперёд по пыльной дороге. Несколько раз он останавливался, возвращался и затем вновь уносился вперёд. Так продолжалось всю дорогу, пока они не дошли до места, где Степан прятал свою лодку.
   - А вот и моё "корыто"! - распутывая цепь, пробормотал Степан. - ...Старое, но зато надёжное.
   Вставив вёсла и спустив лодку на воду, он вопросительно посмотрел на Антона и озабочено произнёс:
   - Не передумал? Может с тобой поплыть? Болото же, не ровен час, засосёт!!!
   Но Антон как конь мотнул головой и взявшись за борт, быстро запрыгнул в лодку. Усевшись на сидение, он достал из кармана ключи и окликнул Степана.
   - Степан! Держи ключи, если не вернусь, машина - твоя! И ещё, присмотри, пожалуйста, за собакой!
   Тот ловко подхватил ключи, оттолкнул лодку и Антон поплыл. С непривычки грести было не с руки, но затем, приноровившись, Антон развернул лодку и погрёб, да так, как будто всю жизнь только этим и занимался. Река была не широкая, так что вскоре лодка достигла противоположного берега и упершись носом, застряла в камышах. Расчищая себе дорогу веслом и им же отталкиваясь, Антон стал пробиваться к суше. Но неожиданно, днище лодки упёрлось обо что-то твёрдое. Антон спрыгнул с лодки и оказавшись по колено в мутной воде, стал затаскивать её на илистый берег. Сапоги вмиг наполнились водой и холодной, вонючей жижей. Вдобавок ко всему, невесть откуда налетели голодные, прожорливые комары.
   Чертыхаясь, он выбрался на берег и привязал лодку к торчащей из высокой травы коряге. Затем он стал искать место, где можно было присесть и спокойно вылить из сапог раздражающую его грязь. Заметив покрытый мхом бугорок, Антон выломал из сушняка палку и проверяя ею вязкую, играющую под ногами почву, стал осторожно к нему пробираться. Усевшись на пригорок, он почувствовал, что штаны его сразу отсырели. Вылив из резиновых сапог чёрное месиво, Антон стал на бугорок и огляделся. Его взору предстал унылый пейзаж, без малейшего намёка на какое-либо жилище.
   Стараясь припомнить вчерашний вечер, Антон машинально почесал за ухом... Он отчётливо помнил, что избушка находилась рядом с рекой, так что поиски решил начать с обхода зарослей камыша, который рос у самой воды. Выжав носки, он двинулся в путь.
   Безрезультатно побродив несколько часов по болоту и окончательно выбившись из сил, Антон облокотился на палку и посмотрел на противоположный берег. Дуб, - который служил ему ориентиром, был далеко от предполагаемой избушки. "Ну и забрёл! Надо возвращаться". - подумал про себя он и вытер рукавом со лба пот.
   Сделав несколько шагов, Антон обо что-то споткнулся и, не удержав равновесие, упал в воду. Предприняв попытку выбраться, он с ужасом понял, что оказался в трясине. Трясина медленно и неотвратимо засасывала его на дно. Антон не на шутку испугался, он стал крутиться во все стороны пытаясь хоть за что-то зацепиться. Но чем больше сопротивлялся, тем быстрее и глубже его тело уходило под воду.
   "Неужели это конец!!!" - мелькнула в голове у Антона страшная мысль. "Нет, не может быть!!! Я не хочу! Надо расслабиться, и осмотреться по сторонам... Выход всегда, всегда должен быть, главное не суетится!" - стал успокаивать себя он.
   Но с каждой минутой, нет с каждой секундой, надежда на чудесное спасение покидала его. Отчаявшись, он посмотрел на небо и взмолился Богу. Антон не был атеистом, но и к глубоко верующим людям тоже себя не причислял. Перед своей кончиной ему захотелось, прочесть какую-нибудь молитву, но к своему стыду он понял, что за всю свою жизнь, так не одной и не выучил. Сердце бешено колотилось, готовое вырваться из груди. Над головой он заметил, как в безоблачном, голубом бездонном небе одиноко парит орёл.
   Антон зажмурился и через закрытые глаза у него выступили большие слёзы. Трясина медленно забирала его к себе. Над поверхностью оставались лишь только плечи да голова...
   Внезапно Антону на нос села стрекоза, от неожиданности он встрепенулся и открыл глаза. В этот же момент раздался удар о воду. Вытерев рукою забрызганные от грязи глаза, он увидел, что перед ним стоит Степан.
   - Держи, "соломинку"!!! Ну, что уставился?!! Я это, я! - пробасил он.
   Не веря своим глазам, Антон обеими руками схватился за палку и из последних сил стал подтягиваться. Вода заливала глаза и уши. Обречённый, пару раз срывался и с головой уходил под тину. Затем выныривал и опять хватался за палку. Он уже не видел Степана, лишь его могучий силуэт, который что бы не увязнуть, не стоял на месте, а переступая с ноги на ногу самоотверженно вытягивал утопающего.
   Вдруг Антон почувствовал, что он лишился сапог, которые как кандалы сковывали его ноги. Стало свободней. Забрезжил слабый лучик надежды, и это дало дополнительный прилив сил. Антон с рвением стал выбираться. Дотянувшись до пушистой осоки, он стал хвататься за неё. Так на последнем издыхании, сантиметр за сантиметром он дополз до Степана.
   Крепкие руки деревенского мужика подхватили его и уже изнемождённого стали оттаскивать на безопасное место.
   - Как ты здесь оказался?!! - не веря своему спасению, задыхаясь, радостно пролепетал посиневшими губами, Антон.
   - Я тут подумал, - глубоко дыша, начал Степан. - Зачем мне халявная машина, когда такой человек пропадает. Вот и поплыл за тобой в плавь... Хорошо, что успел, а то ещё немного.., и ужинал бы ты с кикиморой болотной или, в лучшем случае, с русалками. Кому как повезёт!
   - Степан! - вдруг вспомнив о чём-то важном, перебил его Антон. - Знаешь, люди говорят, что перед смертью человек вспоминает всю свою жизнь!
   - Ну?
   - Не верь! Брехня, всё это!
   Отдохнув и набравшись сил, они отправились к лодке. Шли осторожно, потому, как оба были босиком, к тому же в очередной раз попасть в трясину им тоже никак не хотелось. Под мутной водой они то и дело накалывали себе ноги.., но не обращая на это внимания они двигались вперёд, ведь другого пути для спасения им не было дано.
   Добравшись до лодки и омыв истерзанные ноги речной водой, они увидели, что ступни ног изрезаны и исколоты в кровь.
   - Надобно их спиртом промыть. - разглядывая глубокие порезы, морщась промолвил Степан. - А то не ровен час, заразу, какую ни будь, подцепим... Моя, уж точно, больше самогону не даст!
   - Не переживай, Стёпа, у меня в машине водка есть! НЗ - неприкосновенный запас!
   Лодка медленно причалила к берегу. Уставшие и счастливые они сошли на берег, где их с нетерпением ожидали Горыныч и Пашка.
   - Ох, и задаст мне сегодня жена! Ты только посмотри, как я майку испачкал. - привязывая лодку к бревну и одновременно разглядывая нательное бельё, протянул Степан.
   Антон обнял Горыныча, как будто не видел его целую вечность. Тот же в ответ, искренне по-собачьи, не переставая лизал ему лицо.
   Отдохнув и успокоившись, Антон принялся приводить себя в порядок. Первым делом он вытащил из кармана сотовый телефон и портмоне. Машинально понажимав на кнопки, Антон констатировал, что о мобильной связи можно позабыть. Документы и деньги тоже намокли, но их можно было ещё высушить. А вот пачку сигарет, он даже не стал и открывать. Затем вместе с Пашкой они искупались в реке, и пополоскав свои вещи, разложили их на траве. Пока сохла одежда, они со Степаном сели на бревно и мирно закурили. Антон отвык от крепких сигарет и от степановской "Примы", он раз за разом покашливал.
   День клонился к закату. Багровое солнце медленно заходило за черный лес.
   - Надо собираться. - вставая сказал Антон. - Завтра на работу...
  
  
   Антон возвращался домой. Мысль, что несколько часов назад он был в двух шагах от смерти, тревожила и угнетала. Всю дорогу воспоминания о двух прошедших днях, как волны накатывали на его сознание. Он так был поглощен своими раздумьями, что при въезде в город проскочил на красный свет светофора и едва не сбил пешехода, пытавшегося перейти дорогу. Фары машины выхватили из темноты его разгневанное и одновременно перепуганное лицо.
   "Что-то я совсем раскис! Надо быть повнимательней!" - сделал себе замечание Антон.
   Поставив "Ниву" в гараж, они вместе с Горынычем направились домой. В пустой квартире их никто не ждал...
   В коридоре горел не потушенный свет, на кухне из крана капала вода, в спальне стояла неубранная постель... "Всё, как и было, так и осталось на своих местах. Никто не поправит, не выключит, не прикроет!" - с досадой подметил про себя Антон и налил собаке свежей воды. Горыныч пару раз лакнул из алюминиевой миски и пошёл отдыхать на облюбованное им кресло.
   Антону тоже не хотелось ни есть, ни пить, и умывшись он поплёлся к кровати. Уснул он - мгновенно. Ему снились: Афанасий Петрович, Анастасия, Степан с веслом, его жена стоявшая у плиты и жарившая жирных карасей. Все они с ним разговаривали, только он, к сожалению, их не понимал. Слова сливались в неразборчивую речь, смысла которой было не разобрать.
   Потом ему привиделась мать. Она стояла перед ним в белом шикарном платье, молодая и красивая. Такой, какой она запомнилась ему с детства. Из жизни Виктория ушла рано, страшная болезнь под названием рак, заставила навсегда остановиться её доброе сердце. Ласковое лицо и печальные глаза не скрывали ту боль от разлуки, которая их разлучила. Мать стояла и нежно улыбнулась кончиками губ, затем она молча сняла серьги, украшающие её уши и протянула их сыну. Антон взял их в левую руку.., и тут же проснулся от нестерпимой боли. Рука, которую он накануне порезал, болела и жгла огнем.
   - Наверное, - подумал про себя Антон, - я во сне потревожил рану..!
   Но, вспомнив про подаренные серьги.., вскочил с постели как ошпаренный. Сон как корова языком слизала. Одев тапочки, он пошатываясь поковылял в зал, открыл секретер, взял оттуда семейную шкатулку и направился с ней на кухню. Резная шкатулка была сделана из красного дерева и обклеенная внутри чёрным бархатом. Крышка её была инкрустирована шлифованным янтарём изображающий мифического единорога. Был в шкатулке ещё и замок, но ключа к нему не было. Так её когда-то и купили, в антикварном магазине; с оторванной крышкой, облезшим лаком и без ключа. Отец долго с ней возился, пока не привел её в надлежащий вид.
   Поставив чайник на газ, Антон вывалил содержимое на стол, и закурив, стал его разглядывать. Вещи были ему до боли знакомы: материно обручальное кольцо, золотая цепочка с крестиком, отцовские золотые запонки и командирские именные часы, подаренные ему командованием к юбилею. Обручального кольца отца здесь не было. У него на старости лет от артрита распухли суставы, так что кольцо невозможно было снять, - так с ним и похоронили...
   Антон покрутил в руках шкатулку, потом поднёс её к уху и тихонько потряс. Внутри что-то зазвенело.
   От дурного предчувствия сердце вдруг бешено заколотилось и по спине побежали мурашки. Антон отложил в сторону загадочный предмет и пошёл на лоджию за инструментом. Вернувшись он взял тоненькую отвертку и попытался поддеть днище. Но щели были маленькими, к тому же, портить дорогую вещь ему не очень-то и хотелось. Безрезультатно поковырявшись отвёрткой, Антон стал её ощупывать. Две ножки из четырёх, почему-то шатались. Это показалась Антону очень подозрительным, отец не любил халтуры. И если он за что-либо брался, то обязательно доводил дело до конца.
   "Но может, они от времени рассохлись и их надо подклеить", - с этой мыслью он взялся за ножку и стал её выворачивать. Но ножка, сделав пол оборота, остановилась, в нутрии раздался слабый, механический щелчок. От нечаянной разгадки Антон улыбнулся. Покрутив другую ножку, раздался аналогичный звук. Днище у шкатулки отворилось и на стол выпали золотые серьги.
   Дрожащей рукой Антон взял их и с интересом стал разглядывать. Они были такие же, как и во сне на матери. Выполненные в виде виноградного листа, с капелькой росы, сделанной по-видимому, из бриллианта или горного хрусталя.
   Антону стало не по себе, он заварил крепкого кофе и с кружкой подошёл к окну. Светало. Слабые лучи солнца нехотя, как бы извиняясь за столь ранний час, несмело озаряли крыши и окна верхних этажей.
   Антон снял с телефона трубку и быстро набрал знакомый номер. На другом конце провода упорно не хотели отвечать.
   - Алло. - наконец, послышался сонный и недовольный голос Сергея.
   - Привет Серый! Надеюсь, узнал?!! Со мной произошла странная история...
   - Антон! Ты что ли??? - перебил его друг. - ...шесть часов утра, если это не срочно, давай перенесём разговор.., спать сильно хочется!
   - Да конечно! Давай я после работы к тебе домой заеду. Ты никуда не собираешься?
   - Нет.
   - Ну тогда, до вечера! - нисколько не обидевшись на друга, ответил Антон.
   - Пока. - попрощался, всё ещё не проснувшийся Сергей и положил трубку.
   Разбуженный разговором хозяина на кухню прибежал Горыныч. Прыгая на задних лапах и веляя хвостом, он стал проситься на улицу. Антон присел на корточки, любя потеребил собаке холку и встав, пошёл открывать входную дверь. Обрадованный Горыныч, лая на весь подъезд, помчался во двор.
   Антон собрал со стола все вещи, все, кроме серёжек, положил их в шкатулку и отнёс её обратно на место.
   На работе первым делом он взял чистый лист бумаги и не долго думая, написал заявление о недельном отпуске за свой счёт. Затем он отнёс его своему начальнику. Тот, покривившись, черканул, в левом, верхнем углу: "Не возражаю" и нехотя вернул заявление просителю.
   - Но если что-нибудь случится, то не обессудь, будем отзывать! Договорились? - решил подстраховать себя на всякий случай шеф.
   - Договорились! - ответил Антон и поблагодарив, вышел из кабинета.
   После работы, он заехал в магазин и купил новый сотовый телефон. Там же в магазине, для проверки, он вставил в телефон свою старую SIM карту. Обрадованный тем, что она не испортилась, Антон позвонил Сергею. Узнав, что друг уже дома и ждёт его, не теряя времени, прямиком направился к нему.
   - Привет! Заходи! - открывая дверь, сказал тот и виновато подвинул гостью тапочки. - Ты меня извини, футбол вчера поздно показывали, потом ты рано позвонил.., а я так и не понял, что случилось, что произошло..!
   Войдя, Антон не церемонясь, пошёл на кухню, открыл холодильник, достал бутылку пива и налив доверху фужер, с жадностью его осушил. Затем, он достал пачку сигарет и закурил. Открыв форточку, Антон выпустил облако дыма на волю, и устроившись поудобнее, рассказал своему давнишнему приятелю всё то, что с ним случилось за эти выходные дни в деревне, всё до мельчайших подробностей.
   Кульминацией повествования, был демонстрационный показ серёжек, которые Антон достал из нагрудного кармана и аккуратно положил их на белоснежную салфетку.
   - Ни фига себе!!! А я-то подумал, что ты сбрендил!!! - разглядывая украшение, воскликнул удивлённый Сергей.
   - А это, что за камушки? Настоящие?
   - Не знаю.
   - Наверное, кучу бабок стоят!!! А ты - "не знаешь"!
   - Сергей, ты когда-нибудь серьезным быть можешь? - раздраженно сквозь зубы процедил Антон.
   - Могу! - возвращая серёжки спокойно ответил тот. - Всё это мистификацией пахнет. Ты когда мне про эту - Анастасию рассказывал, у меня аж волосы дыбом на ногах встали... А что насчёт того, что тебе делать надо, так ты и сам знаешь..! Вот и отпуск взял. Могу лишь от своего имени предложить моральную поддержку и частичное участие. У меня, кстати, на фирме отгулов накопилось... Так что давай вместе и поедим, а?
   - Нет!!! - наотрез отказался Антон. - С этим делом я должен разобраться сам. - и немного подумав, добавил: - Вот если бы ты Горыныча к себе забрал на время, пока меня не будет...
   - Конечно, заберу! Какие могут быть проблемы. Вези сюда своего блохастика, уж мы то с ним похолостякуем!
   Затем они выпили ещё по пиву, поговорили о Серёгиных картинах в стиле авангард, перекинулись шутками, вспомнили пару курьёзных моментов и вдоволь наговорившись, примолкли. Был одиннадцатый час, Антон посмотрел на настенные часы и почему-то вдруг спросил:
   - Сергей, с тобой не происходило так. Вот, к примеру, ты сидишь, занимаешься каким-нибудь своим делом и вдруг слышишь, что тебя зовут. Оборачиваешься, а кругом никого-то и нет! А?
   - Ну, это тебе показалось! С кем не бывает.
   - А почему, как ты говоришь, мне это показалось? - пытался докопаться до истины Антон.
   - Скорей всего, ты об этом человеке накануне думал, вот голос его тебе и послышался.
   - А если я о нём не думал???
   - Значит он, тот человек, о тебе сильно подумал и послал тебе невидимый импульс. И ты его получил.
   - Как это?
   - Я об этом в одном научно-познавательном журнале вычитал. Там писалось, что в войну, люди за тысячу километров чувствовали, что с их близкими что-то случалось. В общем, ранены они или ещё в какой-то смертельной опасности... А человек так устроен, когда его жизнь весит на волоске, призывает к своему спасению всех: Бога, мать, родных... И получается так, что их слышат! Как? Объяснить никто не может, но это достоверный факт!
   - А если этого человека, уже нет в живых, то тогда как?
   - То тогда тебе лечиться надо, вот как! - постарался закончить шуткой странный разговор Сергей.
   Этим же вечером Антон привёз своего четвероногого друга к Сергею. Прощание было коротким. Он почесал собаке за ухом и заглянув в добрые, преданные глаза сказал:
   - Держись, братан! Я скоро буду! И ещё присматривай, пожалуйста, за этим олухом... - И Антон пальцем показал на Сергея.
   Тот от возмущения и великой наглости усмехнулся, но в ответ так ничего и не сказал.
  
   Всю неделю Антон провёл в разъездах, объезжая окрестности вдоль реки. За пройденные неполные семь дней, он посетил кучу заведений и повстречался с массой народа. Обычно знакомство в неизвестном населённом пункте он начинал с отделения милиции, а если такого не имелось - то с участкового милиционера, а потом как по расписанию - больница, морг. И чем дальше он отдалялся от злополучного моста, тем меньше оставалось надежды что-либо узнать про Ирину.
   Добравшись до соседней области и толком так ничего не разузнав, Антон решил вернуться домой, к тому же и время его недельного отпуска уже заканчивалось.
   Первым делом он заехал к другу, чтобы забрать собаку. Сергей долго не отпускал товарища, всё расспрашивал, что, да как... Но Антону, в сущности, и рассказать было нечего. К тому же он сильно устал и ему очень хотелось спать. Забрав из гостеприимного дома Горыныча, Антон наконец-таки направился домой.
   Во дворе, гремя костями, за доминошным столом сидели мужики. Темнело. Детвора упорно не хотела расходиться по домам. С балконов то тут, то там, на разнобой, загоняя своих непослушных отпрысков, кричали взволнованные мамаши.
   Заметив, как во двор въехала антоновская грязная "Нива", из-за стола встал дворник-Фёдор, и последовал за машиной, к гаражу.
   - Антон, ты где пропадал? Смотрю, ни тебя, ни Горыныча не видно... Я уже и волноваться начал!
   - Всё нормально, Фёдор Михалыч! Не переживай!
   Дворник подозрительно прищурил свой левый глаз, оценивающе посмотрел на небритого, с помятым лицом Антона и поинтересовался:
   - Ой ли!!! На тебя поглядеть, так такое ощущение, что на тебе месяц пахали, пахали и воды не давали!
   - Михалыч, тебе бы в Службе безопасности служить. Всё-то ты подмечаешь.
   - Эка ты махнул! Это при царе было, дворник - наипервейший помощник жандарма. Даже свистки им одинаковые выдавали, чтобы если что, друг друга на помощь звали... А сейчас что? Не жалуют нас, уничтожили как враждебное, никому не нужное сословие! Тепереча всё больше бабы дворы метут, да и те, у кого судьба не сложилась... - вдруг ни с того ни с сего, запричитал дворник.
   - Михалыч, но я надеюсь, ты-то у нас надолго?
   - Надейся!!! - загадочно ответил тот и, развернувшись, направился к мужикам, игравшим в домино.
   "Обиделся, что ли?" - подумал про себя Антон и, со скрипом закрыв гараж, пошёл домой.
   Дома, чтобы хоть как-то взбодриться и смыть дорожную пыль, он разделся и поковылял в ванную. Вдоволь попарившись, а затем и побрившись, посвежевший, с полотенцем на голове он пришёл на кухню. Истосковавшийся Горыныч ни на шаг не отходил от своего хозяина и при удобном случае сразу же запрыгнул к нему на колени.
   - Что, соскучился, бродяга?!! - теребя длинные уши спаниеля, промолвил Антон. - А чем это от тебя так приятно пахнет? Духами или дорогим шампунем? Подожди-ка, подожди, когда я уезжал, то оставил тебя Серёге, а ты после рыбалки был весь в репейнике, грязный... А теперь, приятно посмотреть, - ухоженный, расчёсанный, чувствуется женская, заботливая рука! Повезло тебе! Вон и животик себе отъел. Я вижу, ты дружок не голодный, а раз не голодный-то пошли спать!
   Этой ночью Горыныч не спешил на своё привычное место.., долго ластился, преданно заглядывая в глаза хозяину, пока, наконец, не устроился на постели в ногах.
   Вслед за дождливой осенью наступила настоящая зима, с её трескучими морозами, сугробами возле подъездов и утренней тишиной. Той особенной тишиной, которая бывает только зимой. Антон любил это время года, воздух был чист и свеж и, от этого дышалось легко и свободно. Кругом было белым-бело и сверкало, как после генеральной уборки. Горыныч был в восторге от зимы, она была первой в его жизни. Впервые увидев снег, он с осторожностью лизнул его, пробуя на вкус, но затем быстро освоился. И играл в нём кувыркаясь и бегал за соседскими мальчишками как очумелый. Антон долго гулял с собакой по вечерам. Гулял до тех пор, пока Горыныч не начинал дрожать и поджимать под себя замёрзшие лапы. Тогда Антон брал друга на руки, и они возвращались домой.
   Зима в тот год, выдалась затяжной, холодной и казалось, что пришла на века. Но поздней весной, в апреле резко потеплело, снег растаял и всё вокруг наполнилось зеленью, цветами, щебетом птиц...
   В один из таких прекрасных, теплых дней, Антон попал под проливной ливень. С утра было ясно и ничто не предвещало резкое изменение погоды, так что, уходя на работу, Антон оставил зонт дома. А на обратном пути небо внезапно потемнело, загромыхал гром и началась гроза. Не зная, где укрыться Антон заскочил в первое попавшееся заведение. Им оказался Городской краеведческий музей. Туда же в поисках укрытия вместе с ним забежали ещё человек пять таких же, как и он вымокших с головы до ног прохожих. Люди отряхнувшись огляделись по сторонам. В небольшом фойе - ничего, кроме маленького окошечка с вывеской "Касса".
   Антон взглянул в окно, дождь лил как из ведра. И волею случая он решил прогуляться по залам музея, к тому же, цена билета была символическая. Экспонаты музея рассказывали об истории родного края и о России в целом. Пройдя по потёртым, выцветшим паласам, он начал ознакомление с экспозиции Древней Руси. Экспозиция включала в себя воинские доспехи, кольчуги, мечи, шлемы...
   Были у государства разные периоды, но смуты на Руси всегда хватало. Видно, так уж устроен русский человек, что спокойно долго жить не может. Вечно справедливости ищет! А где она? Нет её!!! Правда, у каждого своя, и понятие о чести и совести, тоже ...
   Так неторопливо размышлял Антон, прохаживаясь по пустынным залам. Невольно его внимание привлёк старинный холст. С портрета смотрел бородатый человек, с до боли знакомыми, умными, пронизывающими насквозь глазами. Антон судорожно перевёл взгляд на табличку под картиной и быстро её прочёл: "Афанасий Петрович Вышинский...". Да, это был он, ещё не старый, но уже не молодой Афанасий Петрович. Во взгляде ещё не просматривалась вековая усталость, он смотрел прямо, открыто, откуда-то извне и был полон сил и уверенности.
   У Антона перед глазами поплыли круги, на лбу выступил пот, а по спине побежали мурашки. Воспоминания о прошлогодней осенней рыбалке, вдруг стали такими яркими и осязаемыми, как будто это было только вчера. Картина как магнит тянула и манила к себе. Подойдя поближе, Антон стал пристально её разглядывать. За спиной Афанасия Петровича, на заднем плане красовался двухэтажный в стиле барокко особняк. Особняк имел балкон на втором этаже, прямо над главным входом. По краям парадной лестницы гордо, как сфинксы не подверженные никаким эмоциям, сидели каменные сторожевые львы. А где-то там, вдали, возносясь к небу, виднелись золотые купола церкви.
   "Что-то я не припомню у нас таких мест". - подумал про себя Антон и, оторвавшись от полотна, решил отправиться к дирекции музея и хоть что-нибудь разузнать о Вышинском.
   Всё убранство кабинета директрисы состояло из книжных шкафов до отказа наполненных старыми пыльными книгами и большого письменного стола, который стоял посередине. Помещение было похоже на хранилище; в углах, то тут то там, стояли разного цвета и размера коробки, на полу у стены свёрнутый и перевязанный верёвкой валялся ковёр. За столом, попивая чай и одновременно разглядывая документы, сидела хозяйка кабинета. Да, эта хранительница истории, была сама подобна музейному экспонату: в старомодных, спущенных на кончик носа очках, в строгом черном костюме и в белоснежной сорочке с брошью на груди вместо галстука.
   Людмила Карловна, так было написано на вывеске у двери, очень удивилась появлению в своих апартаментах, взволнованного, молодого человека, да ещё с настоятельной просьбой рассказать об Афанасии Петровиче Вышинском.
   - Успокойтесь, юноша! Что вы так переживаете, чем сможем, тем поможем! Присаживайтесь. - указывая на стоящий рядом со стеной стул, протянула директриса. - Чаю не желаете?
   Антон нервно покачал головой.
   - А теперь, не торопясь расскажите, что вас к нам привело.
   Юноша, взял стул, подвинул его к столу и усевшись прямо напротив Людмилы Карловны, в очередной раз задал свой вопрос:
   - У вас, там, в зале висит портрет Афанасия Петровича Вышинского. Что вы мне можете о нём рассказать?
   - А вам что, для диссертации нужно?
   - Нет! - замялся Антон. - Просто интересуюсь.
   - Похвально, молодой человек, весьма похвально! В наше время, молодежь историей уже не интересуется... - и отхлебнув из стакана в подстаканнике с инвентарной биркой, Людмила Карловна, не торопясь начала излагать биографию Вышинского: - Это была очень оригинальная личность - князь! Меценат губернского масштаба, не постесняюсь этого определения! Он самовольно взвалил на свои плечи и театр и больницу для душевнобольных. А так как он был личностью многогранной, то от него не ускользнул и ещё только набирающий силу технический прогресс. Из-за границы Вышинский стал завозить новейшую технику: молотилки, косилки.., даже трактор за баснословные по тем временам деньги приобрёл... Ну, а потом грянула революция, и Афанасий Петрович Вышинский, по всей вероятности, уехал в Европу. К сожалению, о дальнейшей судьбе этого удивительного человека нам ничего не известно.
   - Как не известно!!! Его же Красные повесили!
   Директриса поправила сползшие на кончик носа очки и с удивлением, пристально уставилась на Антона. В воздухе повис немой вопрос.
   - В деревне рассказали. - заметив явное недоверие со стороны хранительницы древностей подытожил Антон.
   - В какой?
   - Да в этой самой, в Пантелеевке, что у самой реки...
   - Странно! Это же почти тридцать километров от его усадьбы. - стала рассуждать вслух Людмила Карловна. - А что и могила сохранилась?
   - Нет! Ничего нет, только рассказы крестьян...
   - Ну тогда, это всего лишь на всего - гипотеза, а не исторический факт! Хотя не буду скрывать, ваша информация меня очень заинтриговала. И я скорей всего об этом сообщу на исторический факультет нашего университета. Пусть съездят, проведут исследования..., может окажется, что вы и правы, и в нашей истории на одно белое пятно станет меньше!
   - А вот вы говорили про усадьбу... Где она? Что там сейчас?
   - К сожалению, - вздохнула директриса, - Министерство культуры не смогло его отстоять. Там одно время размещался Детский дом, потом больница, а что сейчас находится, я толком и не знаю. К тому же, это здание в введении соседней области - в районном центре Мелихово.
   В окна стали пробиваться слабые лучи заходящего солнца. Дождь кончился.
   Антон вышел из музея окрыленный. Что-то ему подсказывало, что он непременно должен побывать в поместье Афанасия Петровича.
   - Не всё потеряно, есть ещё надежда, нужно только искать и ни в коем случае не сдаваться! - подбадривал себя он.
   В выходной день, в субботу Антон отбыл в Мелихово.
   Усадьба представляла собой жалкое зрелище. Прошедшие сто лет не прошли для неё даром. Обсыпавшаяся штукатурка, потрескавшийся и потемневший от времени фасад. К тому же, какой-то шутник покрасил львов в розовый цвет. Выглядело это совсем безвкусно и нелепо. Нелепо было и заведение, которое разместили под крышей некогда шикарного особняка. Это была Городская психиатрическая больница! На её окнах были поставлены железные решётки, входные двери, заменены на металлические, а по всему периметру забора, пустили колючую проволоку.
   Был день посещений. Антон беспрепятственно миновал проходную и пройдя по аллее, оказался перед парадной лестницей больницы. Выкинув окурок в урну, он вошёл вовнутрь. В фойе с высоким потолком и мраморным полом, сидел на маленьком стульчике здоровенный охранник. Со скучным видом он в сотый раз перелистывал журнал "Здоровье". Не зная с чего начать и к кому обратиться, Антон с умным видом стал курсировать между регистратурой и распахнутым настежь окном. Слабый запах хлорки раздражал слизистую оболочку его носа. На озабоченного посетителя обратил внимание охранник. Он-то привык к неадекватному поведению своих постояльцев, так что, насторожившись, охранник отложил в сторону журнал и, не вставая с любимого стула, обратился к посетителю:
   - Парень, ты кого-то ищешь?
   Антон обернулся и подошёл к дежурному.
   - Понимаете, тут такое дело... Я приехал по поручению Краеведческого Музея. - начал врать он. - Здесь раньше жил князь Вышинский, и я хотел бы узнать у начальства, может остались какие-нибудь документы, мебель или ещё что-нибудь... Вы не подскажете к кому я могу с этим вопросом обратиться?
   - Это вам к Сергею Анатольевичу. - расплылся в добродушной улыбке блюститель порядка. - Он у нас и завхоз, и главврач, и отдел кадров. - С этими словами он снял трубку с телефона и набрал номер.
   - Алло! Сергей Анатольевич, к вам гость. Говорит - историк. Нет! Нормальный, не псих. - немного сконфузившись ответил дежурный. - Проводить? Хорошо, будет сделано!
   - Пойдёмте! - открывая стальную решетку, ведущую в длинный коридор, пригласил он. - Профессор вас примет.
   - У него что, есть ученая степень? - в знак уважения поинтересовался Антон.
   - Нет! - усмехнулся охранник. - Это наши больные его так прозвали. Ну и мы, вмести с нянечками и врачами его за глаза так называем.
   На втором этаже, у дверей своего кабинета их встретил главврач. Сергей Анатольевич был человеком невысокого роста, пухленький с короткими ручками и подвижными, не стоящими на одном месте, как у милиционера глазами.
   - Странно, странно, очень странно. - поздоровавшись и не дав Антону открыть рот, затараторил психиатр. - Я конечно понимаю, история, переосмысление прошлого, пытаться собрать всё по крупицам, - всё понимаю! Но посмотрите кругом, это же руины!!! Руины, которые не подлежат никакой реставрации! Пойдёмте, пойдёмте, я вам что-то покажу. - и он распахнув перед посетителем дверь, лакейским жестом пригласил войти вовнутрь. - Это вот здесь! Проходите, не стесняйтесь! Я это обнаружил, когда мы делали косметический ремонт, - на капитальный, сами понимаете, у нас денег нет! За одним из шкафов, - продолжил Сергей Анатольевич, - я обнаружил вот, полюбуйтесь... - С видом первооткрывателя он отодвинул в сторону ширму и показал Антону кусок стены, расписанную маслом. - По-видимому, когда "варвары" закрашивали всю эту красоту, то поленились отодвинуть в сторону шкаф... Вот так нерадивость одних, в хорошем смысле, спасла красоту для других!!!
   На стене бала изображена девушка, качающаяся на качелях. Она смеялась, рядом стоял юноша и, улыбаясь, раскачивал её. Во фреске было много света, тепла и жизни. Уцелевший фрагмент настенной живописи удивительно передавал настроение влюблённой парочки. Чувствовался профессионализм и талантливая рука художника...
   - Представляю, какая была здесь красота, пока маляры не постарались! - оглядывая потолок и стены с вздохом вымолвил Антон. - Да, кстати, на счёт маляров. Там у входа львы...
   - Нет!!! Это не наших рук дело! - вдруг раздраженно выкрикнул Сергей Анатольевич, которого, по-видимому, этот вопрос о крашенных львах окончательно достал. Антон являлся не первым посетителем, обратившим на это внимание. - Это бывший управляющий Детского дома до этого додумался. Он предполагал, что таким образом детишкам настроение подымет... Наивный глупец, да и только!!!
   - Доктор, а можно задать вам вопрос, далёкий от цели моего посещения? - решил сменить тему разговора Антон и не дожидаясь, пока Сергей Анатольевич ответит, продолжил: - К вам случайно не поступали больные с отсутствием памяти?
   - С амнезией? - переспросив, удивился главврач. - Как не попадали, у нас и сейчас три пациентки в палате лежат.
   - Сергей Анатольевич, вы меня извините, что я лезу не в свои дела. Вы бы не могли рассказать о них поподробнее. Понимаете, у меня одна знакомая пропала, может она среди них...
   - Это вряд ли, две совсем старые, можно сказать, древние старушенции. Им-то уж никто и ничто не поможет... А вот третья пациентка, молодая девушка, вот её-то мы и пытаемся вернуть в гражданское общество! - доктор, как-то странно хихикнул и нисколько не стесняясь, закончил: - Правда, у нас с ней ничегошеньки не получается!
   - А могу ли я на неё взглянуть?!! - забеспокоился вдруг Антон. Невесть откуда прорвавшийся лучик надежды внезапно зажёг огонёк в его глазах.
   - Не надейтесь, юноша, не надейтесь! К нам просто так не попадают. А ваша знакомая, вы ради Бога только не обижайтесь, ищет наверное лучшей доли где-нибудь в столице или в Санкт-Петербурге... Впрочем, если вам так сильно интересно, пойдёмте. Так уж и быть, покажу несчастную.
   - Зовут её - Эльвирой, ну, по крайней мере, она на это имя отзывается. - Идя по коридору рассказывал историю девушки, доктор. - Попала она к нам из милиции в крайне тяжелом состоянии, с диагнозом черепно-мозговая травма. Наверное ввязалась в плохую компанию и как следствие... А вот мы и пришли! Смотрите, все три ничего не помнящие здесь!
   Через стекло в двери, на одной из коек, Антон увидел Ирину!!! Сердце его, готовое вырваться наружу, бешено заколотилось, и он в порыве чувств, со всей силы рванул дверь на себя. Главврач от неожиданности не успел среагировать и отскочить, и ему по лбу, звеня стёклами, ударила дверь! Сергей Анатольевич с визгом, как подкошенный рухнул на пол и не сдерживая эмоций, в сердцах, не вставая, обозвал Антона психом.
   Но Антон не слышал воплей доктора, он подбежал к Ирине и со словами: "Дорогая, как долго я тебя искал!!!", - обнял её за плечи. Глаза у Ирины внезапно просветлели, она пару раз моргнула своими длинными ресницами и тихо шепотом, как будто только что отошла от сна, протянула:
   - Антоша!!!
   На глазах у юноши выступили слёзы радости. Он хотел многое ей рассказать, но нужные слова куда-то улетучились, а взамен мыслей в голове отчетливо прослушивался лишь собственный пульс.
   Девушка осмотрелась вокруг, с ужасом посмотрела на одетый на неё выгоревший и выцветший после многократных стирок больничный халат. Затем сконфуженно дрожащей рукой она потрогала волосы и потерянно протянула:
   - Где я?!! Где мои волосы? Антон, как я сюда попала?
   В это время к обретшей друг друга парочке, потирая покрасневший лоб, подошёл доктор.
   - Поздравляю! Но по лбу зачем же бить! Вы же не наш пациент из "буйного" отделения.
   - Сергей Анатольевич, - радостно воскликнул Антон, - это же Ирина, моя невеста!!!
   - Понятно, Эльвира - Ира. Созвучно. - и профессионально посмотрев на осмысленный взгляд пациентки, продолжил: - Вот видите Антон, как благотворно на Эльвиру повлиял ваш приезд! Придётся, юноша вас определить в нашу лечебницу, притом, что первые признаки нашего, не побоюсь этого слова - пациента, вы уже подаёте!!!
   Антон не понял тонкого чувства юмора главврача и с готовностью отреагировал:
   - Конечно! Я согласен!!!
   - Антон, я кажется уже говорил, что вы псих. - дружески похлопав по плечу парня, хихикнул доктор. - Можете сходить во двор, погулять с девушкой, там у нас отличная беседка в саду имеется. Сейчас ваше присутствие для неё - наилучшая терапия. Ну, а потом прошу ко мне на приём.., то есть я хотел сказать - на чашечку кофе.
   Взяв любимую за руку, Антон повёл её к выходу. В больнице пахло лекарствами, туалетом и кислым борщом. Ароматы ужасающей действительности. - подумал про себя Антон. - Скорей бы на воздух...
   В саду было прохладно и безмятежно. Где-то в листве, прыгая с ветки на ветку, щебетали неугомонные воробьи. С севера дул слабый, приятный ветерок. "Жизнь продолжается!!!" - набатом звучало в голове у Антона.
   - А где мои вещи? - никак не могла смириться со старым халатом Ирина.
   - Не знаю, - пожав плечами, ответил он. - Если хочешь, я завтра привезу другие, или куплю новые... И вообще, мы сейчас здесь с тобой посидим, поговорим, а потом я пойду и договорюсь с доктором, чтобы он отпустил тебя домой!
   - Антон, со мной что-то произошло? Почему я здесь? И почему я ничего не помню?!!
   Юноша крепко сжал ей руку и заглядывая в глаза осторожно произнёс:
   - Ира, так ты же попала в аварию! Ты это не помнишь?
   - В аварию??? Ах, да.., в аварию.., конечно помню! - Взор её поник, она уставилась в одну точку и более не проронила ни слова.
   Антон нутром почувствовал что-то неладное. И хоть держал он её руку в своей ладони, но ощущение близости пропало. Кисть, как и прежде, была мягкой, белой и нежной, но она уже не излучала флюидов. Флюидов взаимного притяжения двух любящих сердец.
   - Ира, ты меня слышишь? - с надеждой, что подруга всего лишь на всего глубоко задумалась, обеспокоено поинтересовался он.
   Девушка упорно молчала. Она полностью без остатка ушла в себя, и вернуть её в действительность было делом непростым. Но Антон был полон оптимизма и уверенности, - самое главное, что он её нашёл, а вернуть ей память - так это, как говорится - дело техники. "Увидит маму, папу, тётю.., и всё станет на свои места!" - так рассуждал и настраивал себя на положительный исход Антон.
   Не подавая и виду, что сильно опечален, он стал рассказывать Ирине о её родителях, тёте Зине, и об общих знакомых.., в общем, обо всём, что случилось за последние полгода.
   Но, к сожалению, все усилия были тщетны. Безрезультатно проговорив до обеда, огорчённый и потерянный он привел любимую обратно в больницу.
   - Не переживайте, мой юный друг! - утешал и успокаивал его главврач. - То, что не всё ещё потерянно, вы и сами в этом утром убедились! Нужно побольше положительных эмоций и результат не замедлит себя ждать! Вы, кажется, говорили, что у неё есть родители...
   - Да, есть. - утвердительно кивнул головой Антон.
   - Так везите сюда всех!!! Бабок, тёток, пап, мам, друзей. Всех, с кем она когда-либо была знакома! По моему мнению, это единственный шанс вернуть её к полноценной, нормальной жизни.
   Уезжать из Мелихово Антону никак не хотелось. Но искушать судьбу и в очередной раз надеяться на чудо - было бы глупо. Ситуация подсказывала, что надо действовать, и действовать аккуратно, чтобы не навредить ни Ире, ни её родителям.
   До деревни Николаевка, где жили её "предки" было около часу езды. Антон ехал уверенно, не спеша, раз за разом прокручивая в голове предстоящий непростой разговор.
   У ворот его встретил отец Ирины. Человек сухощавый, с впалыми щеками и морщинистым лбом. Поздоровавшись за руку, он отвёл глаза в сторону, и как бы извиняясь за своё не гостеприимство, с комом в горле выдавил:
   - Напрасно ты Антон, сюда приехал. - помявшись, переступая с ноги на ногу, он продолжил. - Вера тебя увидит, разволнуется, Иринку вспомнит... Ну, коли приехал, то проходи.
   - Дядь Жора, я Иру нашёл! - без подготовки вдруг выпалил Антон.
   - Это - хорошо. Будет где матери на могилке дочку помянуть. А то как-то не по-людски получилось - ни человека, ни надгробного креста... Ты пока заходи в дом, а я на огород, за женой...
   В доме было по-деревенски уютно, всё без лишних излишеств, скромненько и со вкусом. Через раскрытое настежь окно, играя белоснежными занавесками, залетал прохладный вечерний ветерок. На столе в вазе стоял букет из полевых цветов. Антон нагнулся над ними и закрыв глаза, втянул в себя аромат собранных, полевых цветов. Ему во всеуслышанье захотелось закричать, что Ира жива, но даже и благая весть, сказанная не вовремя, может привести к нежелательным последствиям. Не успел он только об этом подумать, как в комнату вошла тётя Вера.
   - Здравствуй Антон! Гриша мне сказал, что у вас есть новости о Ирине. - вглядываясь в глаза к непрошенному гостью, настороженно промолвила женщина.
   - Интересный букетик! - постарался перевести разговор в другое русло и тем самым не торопить события Антон. - Таня, наверное, собирала?
   Мать Ирины села на стул, сняла с головы чёрный траурный платок и переведя глаза на цветы, едва заметно улыбнувшись, сказала:
   - Да это она, наша младшенькая! Всё старается нас приободрить, развеселить... Делает вид, что не всё потеряно, что жизнь продолжается! Но я то знаю, что она не меньше нашего переживает и тоскует о пропавшей сестре. - Женщина всхлипнула и уткнувшись лицом в чёрный платок тихонько зарыдала.
   - А может она и права, жизнь-то продолжается.
   - Странно от тебя, Антон, слышать эти слова! Ты ведь, кажется, любил Ирину, жениться собирался... А теперь-то что случилось? Не прошло и года, как всё готов забыть! Вон, смотрю, цветочки нюхаешь..! - раздосадованная неразделённым горем, позабыв про слёзы, вдруг выпалила несостоявшаяся тёща. - Ты вообще сюда зачем приехал? Душу теребить?
   - Вот теперь узнаю, нашу прежнюю тёть Веру..! - бодро проговорил Антон. - А если что я обещал, к примеру, жениться на вашей дочке, - так ведь я же не отрицаю и не отказываюсь! Осенью свадьбу и сыграем!!!
   - Григорий! - ошеломлённая дерзким поведением незваного гостя обратилась к супругу жена. - Что же тут такое делается?!! А ты сидишь, молчишь!
   - Да, Антон, ты это самое, уважай чужое горе и старость! И нечего над пожилыми людьми глумиться... - неуклюже прожестикулировал Григорий.
   - Тёть Вера, дядь Жора, вы меня извините, за то, что я вас разозлил.., но поверьте, так надо было! Я это сделал специально, чтобы вы отвлеклись и мою новость о том, что Ирина жива, восприняли, если так можно выразиться в данном случае, более хладнокровно.
   Наступило минутное затишье. Стук маятника старинных часов с кукушкой, как набат, до звона отдавался в ушах. Первым нарушил безмолвие отец.
   - Надеюсь, Антон, что ты говоришь правду!
   Тётя Вера вскочила с места, подбежала к открытому окну и вставая на цыпочки, стала разглядывать антоновскую машину.
   - А где же наша девочка? Ты что, её не привёз? - разочарованно протянула мамаша.
   - Тёть Вера, вы только не волнуйтесь!!! Она жива, здорова, и в данный момент находится в больнице, в Мелихово.
   - Так, Жора, что расселся, собирайся! Мы сейчас же отправляемся в путь!!! - подскочив к мужу и пихая его в плечо, скороговоркой затараторила супруга.
   Григорий Павлович медленно приподнялся, ватные ноги его не слушались. В глазах читалась и боль, и грусть, и радость и не понимание происходящего. С ужасом Антон поймал себя на мысли, что именно такие взоры он недавно наблюдал у некоторых пациентов в больнице Мелихово. Но, к счастью, оцепенение супруга продолжалось не долго, жена быстро привела его в чувство.
   - Ну что уставился как баран на новые ворота! Хватит глазами хлопать, давай шевелись, ехать надо!!!
   Григорий Павлович по натуре своей был человеком спокойным и на эмоциональные вопли жены особого внимания не обращал. Но если это было сказано при посторонних, да ещё и на повышенных тонах, то эту обиду он долго носил в себе.
   - Ты говори, да не заговаривайся!.. - неожиданно для жены огрызнулся супруг и виновато посмотрел на Антона. - Раскомандовалась тут.., курица!
   В это время, вернувшись от подружки, в комнату вошла Таня. Глядя на взволнованные лица родителей, она насторожилась.
   - Мама, что-то произошло? - тоненьким писклявым голосом протянула она.
   - Доченька!!! - протягивая на встречу своему ребёнку руки, проголосила мать. - Ира нашлась!
   Слёзы полились рекой. Плакали все; отец, мать, сестра Ирины, и даже Антон, который после смерти отца стал сентиментальным - невольно проронил слезу.
   Когда наконец все успокоились, Антон рассказал, что у Ирины тяжелая форма амнезии, и что она ничего не помнит.
   Не успел Антон закончить свой рассказ, как семейство дружно засобиралось в дорогу.
   - Подождите, куда вы? Это же психиатрическая больница! Туда так просто не пускают, это я вам со стопроцентной уверенностью говорю. Давайте лучше дождёмся завтра, а утром я обещаю, вас всех к ней отвезу.
   - Что даже и взглянуть на нашу девочку не разрешат?!! - никак не могла успокоиться тётя Вера.
   - Не разрешат! И ворота не откроют! А на свидание с больной только главврач может дать разрешение. А он, по всей вероятности, в это время дома уже чаёк перед телевизором попивает. Так что давайте, отложим наш визит на завтра.
   - Антон! - вступил в разговор немногословный глава семейства. - А ты, это, оставайся у нас ночевать. Зачем тебе машину туда - сюда гонять...
   - Спасибо! Я бы остался. - с решимостью отозвался он. - Но меня дома ждет, не дождётся голодный Горыныч. Так что надо ехать.
   - А кто такой - Горыныч? - заинтересовалась загадочным именем Таня.
   - Собака! Спаниель. Мой верный и преданный друг!
   - А ты его завтра с собой возьмёшь?!!
   - Ну, если ты захочешь.., то конечно возьму.
   Наскоро попрощавшись, Антон отправился домой. Выехав на трассу, он по мобильному телефону связался с Сергеем.
   - Привет Серёга!!! - как ни в чём не бывало начал разговор тот. - Чем маешься?
   - Привет! Да вот, халтура подвернулась, сижу, рисую!
   - Кого на этот раз? Подожди, не отвечай, попробую угадать! Естественно это женщина, ей далеко за тридцать, ближе к сорока. У неё утомлённый уставший от жизни взгляд, чуть приоткрывшийся розовый ротик, пухленькие губки и аккуратно уложенные волосы. На волнующей груди расстегнута пуговица, нет, две пуговицы...
   - Не угадал! - перебил его Сергей. - Ты будешь смеяться, но это попугай! Одна богатенькая дамочка притащила кучу фотографий этой птицы и заказала портрет.
   - И что, хорошо пообещала заплатить? - разочаровано протянул Антон.
   - Хорошо! Человека нарисовать, и то бы дешевле вышло. Тут значит такое дело, этот её пернатый друг в форточку, на волю улетел.., а хозяйка к нему так привыкла, так привыкла, что ей ну никаких денег не жалко! Вот такая грустная история. Хотя портрет, который ты мне только что обрисовал, подошёл бы к хозяйке этого попугая, с некоторой коррекцией губ и волос. А те две не застёгнутые пуговицы.., ты прав, они существуют.
   - А ты возьми и предложи мадам нарисовать этого попугая на фоне открытой форточки! А? Заодно и повод в гости сходить появится! Ну, как?
   - Это идея! - обрадовано воскликнул Сергей. - Надо сходить к заказчице и посмотреть на эту самую форточку. А заодно и пару рюмок кофе пропустить!.. Прямо сейчас этим и займусь! Спасибо друг!
   - Подожди бежать, поздно уже! Я что звоню.., я Иру нашёл!
   - Какую Иру, ты о чём?
   - Ну как, "какую"? Ту самую!
   - Да ну!!! Не может быть!
   - Вот тебе и "да ну"! Кто ищет, тот всегда найдёт!
   - И где же она всё это время пропадала?
   - В больнице! Да она, и сейчас там находится...
   - Слушай, Антон, если нужны деньги, то не стесняйся, обращайся!!!
   - Нет, навряд ли. У неё полная потеря памяти, никого и ничего не помнит. Завтра повезу к ней её родителей.., может пробьёт.
  
  
   Воскресенье. Солнце уже давным-давно взошло, но у массивных ворот психиатрической больницы жизнь словно замерла - никто не выходил и не заходил. По иронии судьбы, дорога здесь упиралась в тупик и не имела продолжения, не считая заросшей тропинки, ведущей на заброшенное кладбище.
   - Прекрасное место, чтобы впасть в депрессию! - промелькнула у Антона в голове не весёлая мысль. - Подобна тупику и жизнь тех немногих пациентов этой больницы. - глядя на колючую проволоку, пущенную поверх забора, сделал неутешительный вывод Антон. Затем он перевёл взгляд на тётю Веру, которая вылезла из машины и в очередной раз, пошла "доставать" своими расспросами охранника.
   Но тут Антон заметил вдалеке знакомый, овальный силуэт Сергея Анатольевича. Охранник оказался прав, когда говорил Вере Васильевне, что и в выходной день главврач хоть на минутку, но забежит в больницу, чтобы навестить своих подопечных.
   - Здравствуйте юноша! - подойдя, поздоровался за руку с Антоном доктор. - Похвально! А это, я так понимаю, и есть родители нашей Эльвиры? То есть, я хотел сказать - Ирины. Это ваша машина? Тогда подъезжайте к главному входу! Я сейчас подойду! - так, не дав сказать ни единого слова, он исчез за железной дверью проходной.
   Через мгновение ворота со скрежетом отворились и дружная семейка въехала на запретную территорию. Завтрак в больнице по всей вероятности уже закончился, потому как из столовой доносились звуки пустой алюминиевой посуды.
   Из парадной вышла дежурная медсестра и направилась к собравшимся.
   - Сергей Анатольевич сказал, чтобы я вас проводила в его кабинет! Он скоро подойдёт.
   Всё семейство Орловых и Антон с собакой на руках, немедленно последовали за широкозадой, маленького роста меднадсмотрщицей.
   - Присаживайтесь! -добродушно предложила она и забрав со стола стакан со вчерашним недопитым чаем, медленно выплыла из кабинета доктора.
   - Ужас! Кошмар! - мечась из угла в угол, запричитала тётя Вера.
   - Не убивайтесь так, Вера Васильевна! Место действительно ужасное, но за больными тут хорошо ухаживают.
   - Антон! И откуда ты всё это знаешь?
   - Я не знаю, просто так думаю. Случайный человек вряд ли, здесь долго выдержит. - спокойно ответил он. - А вот те, кто действительно переживает за судьбу этих бедолаг - остаются, даже несмотря на маленькую заработную плату.
   Ожидание становилось невыносимым. Антон подошёл к Тане и передавая ей Горыныча, попросил:
   - Танюша, доверяю тебе своего друга. Присмотри, пожалуйста, за ним, а я пойду, поищу главврача.
   Выйдя в коридор, Антон прямиком направился к палате, где лежала Ирина. Через стеклянную дверь, он увидел Сергея Анатольевича, который сидел на краю её кровати и что-то ей говорил. Антон несмело постучал. Не дожидаясь разрешения, он открыл дверь и вошёл.
   Заметив его, девушка встрепенулась, глаза ее, как и в прошлый раз просветлели и она тихо, чуть не плача прошептала:
   - Антон, почему ты меня бросил???
   - Вот видите, юноша! Приезда родителей и не понадобилось, Ира опять вас узнала! - вставая с кровати протараторил доктор и, повернувшись к девушке, продолжил: - А теперь моя хорошая, бери своего любимого за ручку и айда ко мне в кабинет! Там тебя ждёт ещё один немаловажный сюрприз...
   И вот настал кульминационный момент долгожданного воскресного утра. Первой подбежала к Ирине Танюша, обнимая её одною рукой, а другой держа Горыныча, она по-детски радостно повизгивала и подпрыгивала. Спаниель тем временем, зажатый между двух сестёр, добродушно лизал им лица.
   Последний, кому довелось обнять хрупкие плечи дочери, был отец. Он по-мужски, сдерживая чувства и не давая эмоциям выплеснутся наружу, погладил Ирину по голове и что-то невнятное, непонятное для окружающих, промямлил. Затем он усадил повзрослевшее чадо на стул перед докторским столом и, шмыгнув носом, отошёл к окну.
   Вера Васильевна тем временем засыпала главврача бесконечными вопросами. И как только тот отвечал на один вопрос, она тут же задавала ещё парочку. Наконец ему надоела эта пустая болтовня. Он медленно приподнялся со своего излюбленного кресла и не моргая посмотрел тёте Вере в глаза. Та тут же умолкла.
   - Так, уважаемые родители! - начал Сергей Анатольевич. - Я так предполагаю, вы хотите забрать Ирину из нашего заведения? Правильно я говорю?!!
   Все присутствующие утвердительно кивнули, а Горыныч, как будто понимая о чём идёт речь, загавкал.
   - Тогда вам надлежит привести в порядок бумаги... Кстати, паспорт и медицинскую страховку вы привезли?
   Вера Васильевна распахнула свою дамскую сумочку и судорожно начала в ней рыться.
   - Ой! Испугали вы меня, доктор.., аж сердце застучало!!! Взяла, всё взяла, даже то, что и не нужно!..
   Сергей Анатольевич выгнул дугою левую бровь и с неподдельным интересом поинтересовался:
   - Например?
   - Так. Это самое.., аттестат, свидетельство о рождении, детские фотографии.., ну в общем всё! А то знаете, как туда-сюда мотаться.., а дороги...
   Но тут Сергей Анатольевич, приподнял руку и женщина, повинуясь властному жесту, закрыла рот. Дядя Жора с восхищением посмотрел на этого маленького, но умеющего владеть ситуацией человека. Ему-то за совместно прожитые двадцать пять лет ни разу не удалось вот так просто, одним движением руки, закрыть рот неугомонной супруги. "Это от Бога!!! Этому не научишься!" - с восхищением подумал про себя Григорий Павлович.
   Примерно через час, все формальности были решены, "запротоколированы" и скреплены подписью и печатью. Пока Григорий Павлович занимался бумажной волокитой, Ирина переоделась в свои любимые вещи, которые, зная вкус сестры, собрала Таня. Выезжали из больничного двора под одобрительные возгласы пациентов и медперсонала.
   - Не часто у нас такое происходит! - обращаясь к пухленькой дежурной, с сожалением произнёс доктор. - Может, по такому случаю, по "маленькой"...
   Каждый проведённый час в окружении семьи возвращал Ирину в настоящие. Всем на удивление она сразу всё вспомнила, как будто не было той тяжелой амнезии, которая длилась более полугода. Она улыбалась, смеялась, и нисколько не комплексовала над своим пережитым недугом. В шутку она сокрушалась, что, как жаль, что не взяла в займы большую сумму денег, вот о нём, о долге она бы точно не вспомнила!!!
   Тётя Вера не отходила от кухонной плиты и стряпала дочке её любимые блюда. Такого зверского аппетита у Ирины Вера Васильевна давно не наблюдала.
   Выходной день, проведённый в деревне, пролетел незаметно. Наступил вечер и Антону, волей - не волей предстояло возвращаться домой, чтобы завтра с утра не опоздать на работу. Расставались долго. Где-то на подсознательном уровне они оба боялись в очередной раз потерять друг друга. Влюблённая парочка крепко обнялась и в жадном поцелуе они страстно слились в единое целое... Но тут, нарушая уединённость влюблённых, прибежал неугомонный Горыныч, и ревностно начал лаять. Ирина, смутившись, хихикнула, а недовольный Антон, пригрозил собаке пальцем:
   - Не гавкай, дружище! Может с ней тебе придётся прожить всю жизнь! А..?
  
   Все последующие дни Антон регулярно навещал Ирину. Навещал до тех пор, пока сомнения в окончательном её излечении не исчезли и родители ей снова разрешили переехать жить в город к тётке.
   Лето было в разгаре. Как и предполагали, Ирина без проблем восстановила учёбу в институте. Но к глубокому её сожалению пропущенный год ей предстояло пройти заново, уже с другой группой. До начала занятий был ещё целый месяц, и можно было расслабиться и отдохнуть. Отдохнуть решили в Краснодарском крае, на побережье Чёрного моря. ёрного моря.
   Выехать решили рано утром на рассвете. Время, когда гаишники ещё спят, на дорогах не так тесно, а летняя жара не плавит мозги. Спаниель, которого Антон поднял ни свет, ни заря, радостно повиливал хвостом. Ему-то было всё равно куда ехать, лишь бы ехать. Затем, взяв всё необходимое, они заехали за Ириной, и с восходом солнца влились в поток счастливчиков, мчащихся на своих авто к тёплому морю. Расчёт был такой, чтобы к вечеру этого же дня прибыть на место. Проблемы - работа, учёба - всё было позади. А впереди несколько безмятежных недель под ласковым южным солнцем.
   В обед стало припекать, Горыныч сидя на руках у Ирины, раз за разом высовывал свою мордочку из окна. Повинуясь встречным потокам ветра, уши у спаниеля разбрасывало в разные стороны, а он прищурившись, высунув язык, с жадностью учащенно глотал прохладный воздух.
   Ближе к вечеру переехали перевал. Спускаясь вниз по извилистой дороге, Ирина с нетерпением ожидала, за каким же поворотом она увидит море. Проезжая очередной населённый пункт она обратила внимание на праздно шатающихся загорелых людей. Это явно были не местные жители.
   - Смотри Антон, отдыхающие! Должно быть где-то рядом море! - глядя по сторонам, предположила она.
   По краям дороги, на обочине, с рекламными плакатами стояли "курортные аборигены" и предлагали свои услуги в организации отдыха. За последнее время частные гостиницы повырастали, как грибы после дождя и манили к себе проезжающих своими роскошными фасадами.
   - А вон и море!!!
   - Где, где? - закрутила головой Ирина.
   - Слева!
   - Точно! Какая красота! Я так давно не отдыхала... А если честно, то море вижу в первый раз! Ну, конечно не считая телевизора...
   Багровые лучи заходящего солнца окрасили в розовый цвет немую гладь маленькой бухты. Вдалеке, почти у самого горизонта, в ожидании ветра застыло несколько яхт. На берегу, там где по всей вероятности располагался пляж, то тут то там загорались огни аттракционов, кафе, баров и ресторанов. На курорте начиналась ночная жизнь.
   - Ну что, поедим дальше или здесь останемся? - глядя на восторженное лицо Ирины, спросил Антон.
   - А дальше, что?
   - Примерно тоже самое - чуть лучше, чуть хуже... Решай сама!
   - Тогда вперёд, на поиски рая! - и она взмахнув рукой, весело засмеялась.
   В Архипо-Осиповку въехали, когда было уже темно. Антон остановил машину, чтобы проверить колёса и купить что-нибудь попить. Вслед за хозяином выскочил Горыныч, и сразу же стал обнюхивать близстоящий фонарный столб.
   Рядом с дорогой, вывесив раскладной плакат, тоскливо сидела женщина. Увидев потенциального клиента, она приободрилась:
   - Ищите где остановиться?!! - первой завела она разговор. - У нас отличные номера: душ, столовая; если увлекаетесь спортом, то и тренажёры, и бильярд имеется.
   Антон остановился, дружелюбно улыбнулся тётке и стал внимательно читать её плакат.
   - У вас тут написано - "рыбалка"...
   - Да, мы и рыбалку организуем на катере в открытом море. Так что оставайтесь, не пожалеете. - поняв, что клиент капитально заглотил наживку и уже не сорвётся с крючка, вежливо ответила женщина.
   - А цена?
   - Цена разная. - искоса бросив взгляд на антоновскую машину, продолжила она. - У нас простые номера и люкс есть. Всё зависит от пожелания и состоятельности клиента. Вот вы, на какую сумму рассчитываете?
   Антона всегда раздражали подобного рода бестактные вопросы. От услышанного он невольно нахмурился. Женщина нутром почувствовала, что ляпнула что-то не то, и чтобы молодой человек не передумал, она предложила ему скидку.
   - Езжайте за мной! - Она открыла багажник "Тойоты" и быстро закинула в него плакат.
   - Ира, мы остаёмся здесь. - залезая в машину, сообщил он.
   - А почему, здесь?
   - Ну, во-первых, я здесь раньше был, и мне понравилось, думаю понравится и тебе!
   - А во-вторых?
   - Во-вторых - рыбалка! Рыбалка в открытом море, на катере! Будет что на старости вспомнить.
   "Тойота" тронулась с места, и Антон последовал за двумя красными огоньками. Свернув с трассы и проехав пару кварталов, они остановились возле трехэтажного особняка, за кованым забором которого Антон увидел несколько легковых машин. По иногородним номерам он догадался, что это отдыхающие.
   Заглушив мотор и пройдя по аллее, они оказались во дворе п-образного здания. В центре, под расплетшимся виноградом убаюкивающее журчал фонтан, вокруг фонтана были расставлены плетеные столики и кресла. А края этого островка прохлады украшали клумбы с растущими там чайными розами. Хозяйка вежливо позвала за собой и по пути в комнату живо рассказывала, что и где находится:
   - Здесь у нас кухня и столовая! Завтрак начинается ровно в девять. Здесь бассейн, а там, на третьем этаже, тренажёрный зал и бильярд...
   Комната Ирине понравилась, она была светлой, уютной и к тому же со всеми удобствами. На полу лежал мягкий палас, а в ванной комнате стояла душевая кабина.
   - Ну, как? - обратилась хозяйка к молодым людям.
   - А море далеко?
   - Рядом! Вы его из окна можете увидеть. - ответила женщина Ирине. - Только сейчас темно, а завтра с утра и полюбуетесь!
   Окончательно договорившись на счёт оплаты и срока пребывания, Антон расплатился с хозяйкой и получив от неё ключи от номера, пошёл к машине перетаскивать вещи.
   Новичков на пляже безошибочно можно определить по белоснежному цвету их кожи. Те же, кто пробыл день или два, тоже выделялись неестественной красной окраской кожного покрова. Ну а те, кто собирался уже уезжать, были чуть светлей негров и с высока смотрели на вновь прибывших.
   Отдых, как и всё хорошее, пролетает незаметно. Антон с Ирой набравшись прекрасных впечатлений и эмоций, и пройдя все стадии загара - от ослепительно белого до тёмно-коричневого - засобирались домой. Пришло время расставаться с ласковым морем и доброжелательной хозяйкой. Но перед отъездом Антон решил сделать Ирине сюрприз. Он заранее припас бутылочку красного сухого вина и купил коробку шоколадных конфет.
   Расположившись на балконе и наслаждаясь прекрасным летним вечером, они с Ириной мирно потягивали вино и смотрели на море, где как в зеркале отражалась большая луна.
   - Ира! - внезапно заволновался Антон. - Я хочу тебе сделать подарок! - Он полез в нагрудный карман рубашки и достал оттуда серьги. - Вот это тебе!!!
   Ирина взяла серёжки, подошла к окну, откуда шёл свет.
   - Ой, какая прелесть!!! Ты это на пляже купил? - с восхищением воскликнула она.
   От неожиданного вопроса у Антона отвисла челюсть и еле сдерживая разочарование он с сожалением протянул:
   - Разве такие украшения продают лоточники? Это тебе от моей мамы!
   Ирина по интонации догадалась, что подарок, должно быть, действительно дорогой и оправдываясь продолжила:
   - Ты меня извини! Но я совсем не разбираюсь в драгоценностях, да и к тому же здесь не очень-то и светло. Наверное поэтому я по достоинству и не смогла оценить твой подарок. Это золото?
   - Да дорогая, золото! А вот эти камушки, бриллианты! Давай зайдём в комнату и ты при свете лампы получше их разглядишь.
   Через пол часа, не выдержав искушения, Ирина примерила их на себя. Любуясь перед зеркалом, она поинтересовалась:
   - Антон, это действительно бриллианты? А сколько они стоят?
   - Дорого! - ответил тот довольный тем, что подруге пришёлся по душе его сюрприз.
   - Ну, а всё-таки! - не успокаивалась Ирина.
   - Сергей носил их к ювелиру, так тот за них предложил кучу денег! На яхту, конечно бы, не хватило, а вот на квартиру или на дорогой импортный автомобиль - то вполне!
   - Антон, ты сказал, что мне их подарила твоя мать. Но её, как бы помягче выразиться, уже давно нет.
   - Во сне. Она мне приснилась и сказала, что бы я их тебе передал. Это её свадебный подарок!
   - Да?!! Как загадочно и мистично, аж слабый холодок по спине пробежал... Жаль конечно, что её с нами больше нет, а то бы я лично выразила ей свою благодарность!.. А что на счёт свадьбы, то я от тебя ничего подобного не слышала...
   - Ну, как же, разве ты за меня не выходишь?
   - Это что, можно считать официальным предложением?
   - Да! - смутившись, кивнул головой он.
   - Конечно приятно. Не часто услышишь, когда предлагают руку и сердце... Но вот Антон, романтики маловато, нет торжественности момента, на худой конец цветов... Впрочем, я согласна!!! - и не долго думая, она залилась заразительным смехом. - А что насчет серёжек, то продавать мы их ни в коем случае не будем!
  
   По приезду из Архипо-Осиповки, Антон с Ириной сходили во Дворец бракосочетаний и написали заявление, и теперь с волнением они ожидали назначенного дня свадьбы.
   Наступили трудовые будни, Антон с новыми силами впрягся в работу, а Ирина возобновила учёбу в институте.
   Казалось бы, все невзгоды и напасти остались позади, но нет... Судьба-злодейка в очередной раз решила проверить твердость их чувств. Внезапно на рабочем столе у Антона, раздался телефонный звонок. Звонила тётка Ирины, взволнованным голосом она ему прошептала:
   - Антон, это тётя Зина! Я звоню из соседней комнаты, чтобы Ира не слышала. Тут такое дело, к племяннице кто-то позвонил, и после разговора девочку просто не узнать. Боюсь, как бы у неё не произошёл рецидив. Если можешь, приезжай! Жду!
   - Конечно! - сказал тот и сломя голову помчался к выходу. Выскочив с проходной, он выбежал на дорогу, поймал такси и через двадцать минут был уже у знакомой двери. Позабыв приличия, Антон потянул за ручку и открыл не запертую дверь.
   Ирину он обнаружил в зале на полу, она сидела, забившись в угол, и была похожа на загнанного дикого зверя.
   - Ира, что случилось? Что произошло?!! - падая на колени и обнимая её за плечи, не на шутку разволновался Антон.
   Девушка упорно молчала, она была похожа на сжатый комок нервов. Бледная, с растрёпанными волосами, безжизненно побелевшими губами и взглядом, устремлённым в пустоту. Всё тело била мелкая дрожь...
   Как ни старался Антон привести девушку в прежнее состояние, но все старания были тщетны. На вопросы она не отвечала, на попытку поднять её с пола, она наоборот больше сжималась... И вот, когда надежда его совсем покинула и он стал серьёзно задумываться, чтобы отвезти Ирину к доктору в Мелихово, Ирина вдруг как закричит:
   - Антон, привези сюда мне этого подонка! Слышишь, что я тебе говорю!
   Антон от неожиданности вздрогнул и вопросительно уставился на подругу.
   - Ну, что ты смотришь на меня? Олега, конечно, кого ж ещё...
   - Так это значит, он звонил? - решил до конца разобраться в ситуации приятель.
   - Антон, я тебя умоляю, - протянула она. - Потом ты всё узнаешь.., но только потом!
   Антон вышел из зала и терзая себя догадками, побрёл к тётке на кухню.
   - Здравствуйте. Тёть Зина, у вас случайно нет адреса Олега?
   Женщина, державшая в одной руке скомканный носовой платок, смутилась. Затем понимая, что молодой человек уже знает о неудачном романе её племянницы, побежала в коридор и прихватив с телефонного столика записную книжку, вернулась с ней обратно на кухню.
   - Здесь, где-то должен быть... - перелистывая пожелтевшие от времени, потёртые листы, приговаривала тётка. - А вот и он.., но к сожалению здесь, только телефон.
   - Это не проблема. - Антон взял спичечный коробок и переписал указанный номер. Затем он пошёл в комнату к Ирине и включив её компьютер, по программе "Телефонный справочник", быстро нашёл искомый адрес.
   - Ну, я поехал! Иру, никуда, ни под каким предлогом, не выпускать! - сказал он на прощание теть Зине и тихонько прикрыл за собой, дверь.
   Олег жил в центре города в трехэтажном многоквартирном доме старинной постройки. На его звонок долго не отрывали, но затем за дверью послышалось шарканье чьих-то ног.., щелкнул замок и дверь, скрипнув несмазанными петлями, отворилась.
   - Тебе чего? - недовольно заворчал, мужчина предпенсионного возраста.
   - Здравствуйте. Мне бы Олега увидеть, он здесь живёт?
   - Здесь, здесь, где б ему ещё жить... Во дворе он, машину моет, неужто не заметил?
   - Извиняюсь, не обратил внимания... - Состроил невинную гримасу Антон.
   - Так иди на улицу, разуй глаза! Ходят тут всякие, спать не дают... - пробурчал мужик и со злостью захлопнул дверь.
   Во дворе действительно стояла машина, вокруг которой с тряпкой в руках ходил парень. Олег был высокого роста, крепкого телосложения, с короткой, как у боксёра, причёской. У него было свежевыбритое лицо, спортивный костюм чист. Парень явно следил за своей внешностью. Но в его облике что-то настораживало. Скорее всего, это были тонкие губы и узкий лоб, которые говорили Антону о скрытности его характера и отсутствии доброты. Антон подошёл поближе и не зная с чего начать, стал рассматривать автомобиль. Чувство, что его в очередной раз бессовестным образом отодвинули на второй план, угнетало и убивало. И это - за какую-то неделю до свадьбы...
   - Что, чужие машины раздражают, когда нет своей?!! - заметив недовольное выражение лица, попытался пошутить Олег.
   Антон с первых слов понял, что за тип перед ним стоит. Такие люди как он, любят пускать пыль в глаза, а копни поглубже, так за высокомерием и видимым благополучием ничего-то и нет. Все эти догадки подтверждала и машина, на которой ездил Олег. Автомобиль престижной марки "Мерседес", был старым, с поцарапанными, вмятыми боками и треснутым лобовым стеклом. От благородства машины только и осталось, что её имя.
   - Тебя Олегом зовут? - посмотрев прямо в глаза собеседнику, начал разговор Антон.
   Олег бросил тяпку в ведро и чего-то, испугавшись, огляделся по сторонам.
   - Ты от Лёни? Как я сразу не догадался! Но я же ему сказал, что товар будет через неделю, если нет - то деньги я обязательно верну!!! Все до копеечки, с процентами...
   В мгновение ока всё самодовольство Олега испарилось и он стал похож на обыкновенного попрошайку, который к тому же ещё и не чист на руку.
   - Нет, я не от Лёни! Меня Ира за тобой прислала!
   Олег подошёл к ведру вылил из него грязную воду под дерево и поставил его в багажник. Затем усмехнувшись, он повернулся к Антону и сменив голос на прежнею интонацию, спросил уже уверенным тоном:
   - И чего же она хочет?
   - Не знаю, поговорить, наверное...
   - Поговорить? - размышляя о чем-то своём, повторил он. - А если я не поеду?
   - Знаешь, Олег, - ни с того ни с сего вспылил Антон. - Я вообще не заинтересован, чтобы ты у неё появлялся! А здесь я потому, что она сильно просила!
   - Ну хорошо, хорошо, поедим! Что ты так разволновался! Я ей утром звонил.., так она и разговаривать не захотела, а теперь вот тебя прислала! Не поймёшь этих баб. - Олег достал из спортивных штанов носовой платок, вытер им влажные руки и открыв водительскую дверь, скомандовал: - Ну что стоишь, садись, поехали.
   Антон сильно пожалел, что в этот день отправился на работу не на машине. Но делать было нечего, он с сожалением открыл дверь чужой машины и уселся на переднее сидение.
   - Дорогу показывать не надо. Я знаю!!! - подколол Антона Олег и, хихикнув, повернул ключ зажигания.
   Ехали молча, Олег включил магнитофон и всю дорогу тарабанил в такт музыки по рулю. Дорогие машины, стоящие у обочины или проносящиеся мимо, так же не ускользали от оценивающего взора Олега. Он смотрел на них как потенциальный покупатель, который знал о товаре всё, но никак не мог выбрать нужную, подходящую ему вещь...
   Заехав во двор, Антон первый вышел из машины и быстро поднялся по ступенькам.
   - Привёз?!! - сходу на пороге встретила его вопросом, Ирина.
   - Да! Сейчас подымится. - чувствуя себя лишним, сквозь зубы процедил он.
   - Не уходи, ты должен всё знать! - хватая Антона за рукав, продолжила она.
   К тому времени, посвистывая, поднялся на этаж Олег. Увидев взволнованное и напряженное лицо Ирины, он насторожился.
   - Привет! Что с тобой, никогда не видел тебя такую...
   - Не видел? И не увидишь!!! Думаешь, я такая дура, что ничего не поняла?.. Это ты ту аварию подстроил, чтобы я погибла. Решил, раз не твоя, значит ничья!
   - Ира, это как понимать? - ошеломлённый услышанным, вмешался в разговор Антон.
   - Да это он мне дорогу на мосту подрезал! Я ему рассказала про тебя.., и он решил мне отомстить и избавиться! Он прекрасно знал, что по субботам я езжу к родителям, вот и подкараулил меня там!!! Подонок!
   - Ты что несёшь, ненормальная, кто твоему бреду поверит... - начал напирать на бывшую подругу невозмутимый Олег.
   Но тут Антон, не долго раздумывая, со всего размаху врезал Олегу в челюсть. Тот от неожиданного удара упал и кубарем покатился вниз по ступенькам. Вскочив на ноги на лестничном пролёте и не обращая никакого внимания на разбитую губу, он приготовился к драке.
   - Ну что, давай иди сюда, сейчас разберёмся... - поманил к себе соперника Олег.
   Но Ирина не дала ему шанс расквитаться. Она подбежала к Олегу и брызгая слюной, прокричала ему прямо в лицо:
   - Если ты не уберёшься из города, то я заявлю на тебя в милицию!!! И тебя посадят!
   - Кто тебе поверит, дура!!!
   - Может я и дура, но краска на мотоцикле от твоей машины наверняка осталась! Так что выбирай...
   В голове у Олега сработал инстинкт самосохранения. Он отпихнул в сторону разгоряченную Ирину и хотел что-то сказать ей в своё оправдание. Но тут на защиту девушки ринулся с кулаками Антон.
   - Угомонись, юноша!!! - вытягивая вперёд руку с поднятым вверх указательным пальцем, остановил его Олег. - Я всё равно скоро уезжаю, так что можете спать спокойно... - попытался не ударить в грязь лицом он.
   - Меня не устраивает "скоро"! Через неделю у нас свадьба! Так вот, чтоб к следующей субботе ноги твоей в городе не было! Понял?!!
   - Поздравляю! - сказал тот, и утерев рукавом кровь, стал спускаться вниз по ступенькам.
   Наступила тишина. В подъезде то тут то там, стали раздаваться скрипы открывающихся дверей. Соседи высовывали наружу свои трусливые головы и с опаской озирались.
   Наступила долгожданная суббота. В это утро Антон проснулся полностью разбитым. Он проворочался всю ночь и смог уснуть только перед самым утром. Встав, он посмотрел на выглаженный тёмно-серый костюм и белоснежную рубашку, висевшую на стуле. Рядом, на задних лапах плясал спаниель и просил, чтобы его выпустили на улицу.
   Открыв собаке входную дверь, Антон пошёл в ванную. Там он умылся, побрился и чтоб хоть как-то взбодриться, отправился на кухню варить себе крепкий кофе.
   Рядом на кухонном столе, лежал список приглашённых гостей, который они составили недели за две до свадьбы. Старались никого не забыть. Кроме родственников, сослуживцев и знакомых, в списке значились совсем не знакомые для Ирины имена. Это был Степан со своей женой Людмилой и сыном Павлом. На вопрос Ирины, что это за люди, Антон, конечно мог ответить, что Степан спас ему на болоте жизнь, но не стал этого делать. Придёт время, думал он, и я ей всё расскажу. Только вот вопрос, поверит ли она во всё это..!
   Обжигая губы, Антон допил свой кофе и с наслаждением закурил. Есть почему-то совсем не хотелось. Окинув взглядом холостяцкое жильё, он почувствовал, что квартира, подобно живому существу, замерла в ожидании грядущих перемен. "Надо будет потом сделать ремонт." - подумал про себя Антон и шаркая тапочками, отправился в спальню переодеваться.
   Стоя у зеркала и неспеша завязывая галстук, Антон прокручивал в голове весь прошедший год. Столько событий, столько переживаний, он наверно не испытывал за всю свою не долгую жизнь...
   Внезапно ход его мыслей нарушил настырный, не утихающий звонок в дверь. Антон пошёл в коридор и открыл дверь. Пропуская собаку вперёд, на пороге стоял закадычный друг Сергей и вечно не унывающая Вера. Одеты они были оба по-праздничному. Строгий современного покроя костюм "свидетеля" нисколько не удивил жениха. У Сергея в крови был врождённый аристократизм, так что официальные одежды лишь лишний раз подчёркивали его благородное происхождение. А вот Вера, преподнесла приятелю сюрприз. Никогда не ходившая в платье, она предстала перед ним в роскошном, тёмно-синем облегающем, вечернем платье с глубоким, шокирующим вырезом на груди. От прежней сверкающей лысины тоже ничего не осталось, на голове красовалась аккуратна подстриженная, короткая причёска. Он бы её и не узнал, если бы не услышал её звонкий возглас:
   - Антон, а у тебя прекрасный вкус! Белые трусы в красный горошек - это что-то!!! Надеюсь, твоя избранница это по достоинству оценит! А ты как думаешь, Серёга?!! - показывая пальцем на нательное бельё, протянула она.
   - Ещё бы! Мне аж самому такие, захотелось! Кстати, в каком бутике брал?
   У Антона за всё утро на лице впервые появилось что-то наподобие улыбки.
   - Ребята, как я рад вас видеть! - Развёл руками жених. - Проходите!
   - Я смотрю, ты весь на нервах, не переживай, прорвёмся! Ты лучше, выгляни из окна, да полюбуйся, какую я тебе тачку на свадьбу раздобыл! "Вольво" - представительского класса. Салон - кожа, музон, стеклоподъёмники.., в общем, всё по высшему разряду!
   - Серёга, ты же свидетель, а не водитель...
   - Не дрейфь, парниша!!! Вести машину сегодня буду я! - вмешалась в разговор Вера и демонстративно покрутила ключами на пальце. - И давай не будем попусту терять время, где там у тебя ленточки, шары.., пора уже украсить нашу карету!!! Или катафалк??! - и она залилась звонким, дружеским смехом.
   По-видимому, заметил про себя Антон, тесное общение с Серёгой не прошло для девушки даром. Интересно, в каком ракурсе он её рисовал..? То, что рисовал, то в том не было никакого сомнения, все его знакомые прошли через его мольберт. И если бы Сергей в дальнейшем не дарил им их портреты, то у него образовалась бы целая галерея... Вдруг Антон словил себя на мысли, что за Веру он совершенно спокоен, а вот Серёга - попал!!! Попал, как последний пацан. У юной особы смертельная хватка, от неё так просто не избавишься. По крайней мере, пока она сама этого не пожелает. Надо будет его предостеречь по-свойски! Хотя, в принципе, Вера, хорошая, весёлая девчонка, правда немного взбалмошная, но со своей изюминкой! Так что, пусть остаётся всё как есть!..
   Сергей тем временем сидел на телефоне и интересовался у администратора ресторана о готовности банкетного зала и блюд. На прощание они ещё раз уточнили количество приглашённых. Довольный разговором, он повернулся к жениху и радостно сообщил:
   - В ресторане уже всё готово, за исключением горячих блюд. Их начнут готовить чуть попозже, а то остынут...
   Антон подошёл к окну и посмотрел вниз. Во дворе Вера привязывала к бамперу разноцветные ленточки. К этому времени приехали сослуживцы Антона и давнишний приятель Лёха со своей женой. После Армии он быстро женился и немного отошёл от своих приятелей. Но связи никогда не терял, и если что, то всегда готов был прийти на помощь. Вера так и не дала ему подняться наверх, а сразу же озадачила его надуванием шаров. Вокруг суетились дети и попрошайничали оставшиеся украшения.
   Где-то через час, когда свадебный эскорт, состоящий из пяти машин, готов был отправиться в путь, к Антону подошёл Сергей и хлопая его по плечу, предложил:
   - Ну что, поехали!.. Пора. - Жених взял из рук "свидетеля" букет из белых гвоздик и они направились к выходу.
   Рядом с подъездом, во дворе росла большая акация. Давным-давно её посадил отец, когда они вселились в этот дом. Теперь она разрослась и раскинув свои ветви, тянула их к солнцу, и была похожа на молящегося человека, вскинувшего руки к небу. Антон подошёл к дереву, погладил шершавый ствол, и мысленно обратился к нему как человеку: "Папа, я не забуду тебя! Пока я здесь живу, ты всегда будешь рядом со мной!.." В ответ, дерево, качнуло ветвями и зашелестело пожелтевшими листьями...
   - Поехали!!! - улыбнувшись, скомандовал он друзьям.
   За невестой надо было ехать к тёте Зине. Выехав со двора, Вера уточнила адрес и включив музыку, нажала на газ.
   - Что-то во рту пересохло... - сглотнув, пожаловался другу Антон.
   - Так, может по пиву!!! Время ещё есть! А? - невозмутимо поглядывая на часы, предложил тот. - А ну Верунчик, притормози нам где-нибудь у пивбара!
   - Прикольно! В ЗАГС через пивнушку! - сбавляя ход и ища глазами нужное заведение, протянула она.
   Остановив машину возле пивбара, друзья при полном параде, зашли внутрь. У бармена от элегантно одетых посетителей вытянулось лицо, но не подав вида, он молча налил два бокала и пододвинул их молодым людям. В заведении было безлюдно, присев за близстоящий столик они закурили и с наслаждением потянули пенистое пиво. Из посудомойки, на звон бокалов высунулось конопатое лицо любопытной девушки. Обратив на себя внимание гремящей посудой, она хихикнула и тут же закрыла окошечко. Допив пиво, Антон поинтересовался временем.
   - Двенадцать. - ответил Сергей и потушил в пепельнице окурок.
   - Как двенадцать? - спохватился жених. - Я же к полудню обещал Ирине быть на месте!
   - Не переживай, время ещё есть. Расписывать вас будут только в час, так что ещё успеем - туда, сюда, обратно! Времени, во!!! - И показав большим пальцем возле шеи, он встал из-за стола.
   - Да как ты не понимаешь - Ира будет волноваться! Я же никогда не опаздывал...
   - Брось, будет она в такой торжественный день, следить за твоей пунктуальностью! - махнув рукою, сказал свидетель.
   Но Сергей был не прав. Когда свадебная процессия прибыла на место, Ирина от переживаний была уже вся красная и увидев своего жениха, она набросилась на него с кулаками.
   - Ты где был? Я думала, что ты уже не приедешь!.. - сквозь слёзы отчаяния запричитала невеста.
   Антон хотел было сказать ей правду, мол, пиво пил, но побоялся. За спиной у Ирины стояла будущая тёща и эти слова она бы ему никогда не простила. К тому же, невеста была такая нарядная и красивая, что у Антона от удивления отвисла челюсть и пропал дар речи.
   О своей избраннице Антон думал, что у неё нет вкуса и она не умеет одеваться... Но увиденное в корне изменило его мнение. Взамен свадебного платья, она сшила стильный, бежевого цвета костюм. Костюм был выдержан в классическом стиле. Особый шик ему придавали современные элементы моды. И хоть Ирина говорила Антону, что костюм она будет шить сама.., такого ошеломляющего результата от неё он никак не ожидал! К тому же подаренные на кануне мамины серёжки как нельзя лучше подходили к её сверкающим не хуже бриллиантов глазам. Даже Сергей был шокирован неожиданным зрелищем.
   - Антон, мы с тобой адресом, случайно, не ошиблись?!! - восхищенно разглядывая с ног до головы невесту, воскликнул он. - Ну ты, что застыл? - подпихивая друга плечом, продолжил Сергей. - Цветы завянут...
   - Один чуть было не завял!!! - съязвила тёща и демонстративно погладила своё дитя по голове. Затем она повернулась к младшей и насупив брови, шутливо приказала: - Смотри, задёшево сестру не отдавай! - Затем, повысив голос, чтобы слышали другие, добавила: - Они и так, не больно-то торопились..!
   По эмоциям друзей Ирина догадалась, что костюм ей удался. Это обстоятельство немного её успокоило, так как где-то на подсознательном уровне, она боялась выглядеть провинциалкой.
   Сергей подошёл к Тане и с загадочным видом, запустил руку в карман.
   - Девочка, не слушай маму. Мы же с тобой современные, цивилизованные люди, разве можно за деньги продавать родного человека?!! Давай я тебе дам монетку и все формальности, вернее сказать обычаи будут соблюдены! А?
   Возмущенная невиданной жадностью свидетеля, за спиной у Сергея, недовольно фыркнула будущая тёща.
   - Ну, нетушки! Я в первый раз в своей жизни что-то продаю, и никак не хочу продешевить! Сестра у меня одна.., и я хочу... за неё, тысячу рублей!!! - помня наставления матери, не сдавалась Татьяна.
   - Грабёж, деточка грабёж! И это называется - подрастающее поколение! - повернувшись к Антону, подмигнул Сергей. - А, десять рублей, вас не устроят?
   - Нет, не устроят! Может девятьсот.., и торгу конец?!! - решила завершить сделку, юная коммерсантка.
   - Давай, десять рублей золотом, и точка!!!
   В комнате все примолкли, стараясь понять, какую же сумму Сергей предложил Татьяне.
   - Не поняла!
   - А что тут понимать! Держи царский золотой червонец и отдавай нам свою сестричку!!! - С небрежным видом он вытащил из кармана монетку, подбросил её к верху, и словив, вложил её в руку к Татьяне.
   Пока шёл торг, от Сергея не могла оторвать свой взор подружка-свидетель со стороны невесты. Сергей любил играть на публику, и это сказать, у него неплохо получалось. Вот и сейчас он так вошёл в роль и сумел обратить на себя внимание, что отодвинул на второй план жениха с невестой. Подружка Инна благожелательно улыбнулась в предвкушении, что вечер предстоит не скучным, а может быть это знаковое событие будет иметь и своё продолжение..!
   - Ну, где там наши бокалы, надобно бы обмыть ваш ремонт и нашу сделку!!! А потом уже, как говорится и в путь-дорожку! - бодро проговорил он, снимая фольгу с бутылки шампанского и игриво разглядывая свежевыбеленный ко дню свадьбы потолок.
   Напрасно все щурились, жмурились и прикрывали лицо руками. Сергей мастерски, словно официант с многолетним стажем, с гулким хлопком откупорил бутылку. "Моя школа!" - мелькнула в голове Антона одобрительная мысль.
   Собравшиеся оживились, зазвенели пустые бокалы. Первой подбежала к дымящейся бутылке Инна, и протягивая хрустальный бокал, опустив глазки представилась:
   - Я, Инна, подружка-свидетель!
   - А я Сергей.., можно просто Серёжа. - в ответ протянул он.
   - Бедная девушка! - прошептал на ухо Ирине Антон. - У неё нет никаких шансов.
   - Это почему? - поинтересовалась невеста.
   - Внизу, за рулём сидит Вера! Она-то уж ни за что не отдаст то, что считает своим!
   - Больно надо! Инуличка не такая!!!
   Антон не стал спорить, он лишь мило улыбнулся, давая понять, что "ещё не вечер".
   Чокнувшись и выпив шампанское, Сергей демонстративно посмотрел на настенные часы и продолжил командным голосом:
   - Ну а теперь, я попрошу жениха с невестой, а так же всех заинтересованных лиц проехать к нотариусу и запротоколировать сделку.
   Оглушая многоэтажки, перекрикивающими друг друга сигналами, свадебная процессия выехала со двора и дружной колонной направилась к Дворцу бракосочетаний.
  
  
  
   * * *
  
  
   Примерно в это же время на дорогу, ве6дущую к столице, вырулил на своём Мерседесе Олег. Нельзя было сказать, что он был сильно опечален тем, что его вынудили уехать из родного города, но и особой радости он от этого не испытывал. Начинать жизнь с начала, когда тебе уже за тридцать, как-то не воодушевляет, но и ставить на себе крест, было не в его правилах. "Жизнь только начинается!!!" - приободрил себя он, и глядя на пустынное шоссе, прибавил ходу.
   Осень всё больше и больше давала о себе знать. Деревья роняли на проезжую часть пожелтевшие листья, в полях стояли скирды убранного сена, небо было серым и неласковым...
   Вдруг, откуда ни возьмись, на дороге, как из-под земли появился старик с посохом, а рядом с ним трущийся о его ногу кот. Олег хотел было свернуть на встречную полосу, но там навстречу шёл автобус, справа на обочине - аллея из толстых, вековых деревьев... На раздумье оставалось доли секунд!!! Олег зажмурился, и не сворачивая, надавил на тормоз! Колёса завизжали, машина пошла юзом, Олег, напрягшись, упёрся в руль. Но он не услышал ожидаемого удара об капот. Открыв глаза, он с опаской обернулся. Старик, как ни в чём не бывало, стоял на месте! А вот кот, по-видимому, успел отскочить в сторону. Машина резко сбавляла скорость, но ещё не успела до конца остановиться, Олег отпустил педаль тормоза и до упора надавил на газ.
   - Чертовщина какая-то!!! - дрожащим голосом выругался он в слух.
   "Мерседес" резво набрал скорость и понёс своего хозяина дальше. Сердце бешено колотилось, на лбу выступили маленькие капельки пота, Олега бросило в жар..! Он приоткрыл стекло и в салон ворвался свежий прохладный ветерок. Водитель облегчённо вздохнул.
   Впереди была речка Тёмная. События годичной давности стали теребить Олегу душу. Ненароком вспомнив про Ирину, он разозлился на себя. Быть отвергнутым, и кем - девчонкой, которая к тому же, на десять лет младше... Это было сильным ударом по его самолюбию и этого унижения он вынести не смог. И то, что в последствии произошло на этом мосту, лишь лишний раз подтверждало, как он был на неё зол!
   Олег попытался побыстрее проехать это злополучное место, но не тут-то было! Густой как молоко туман спустился на реку и окутал плотной пеленой прибрежную зону. Олег включил противотуманные фары, но видимость от этого не улучшилась, и ему волей - не волей пришлось сбавлять ход.
   Внезапно туман расступился!!! И Олег с ужасом обнаружил, что он съехал на встречную полосу! А там, перед самым его носом, сигналя и мигая фарами, нёсся на него груженный, неповоротливый трейлер...
  
  
  
   39
  
  
   1
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | М.Славная "Мы созданы друг против друга" (Женский роман) | | Anna Platunova "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Любовное фэнтези) | | Наталья "Знай " (Современный любовный роман) | | Н.Королева "Кошки действуют на нервы -1-" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Эм "Авантюристка поневоле. Баронесса" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Сорокина "Не смей меня целовать" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"