Ветер Дана: другие произведения.

Школа клана. Жизнь - борьба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Город Теней, где правят кланы и высшие демоны. Там живёт маленькая, но успевшая навидаться всякого, девочка. Новое место, новое имя, новые враги и новые цели. Сумеет ли она справиться, не сломаться? Сумеет ли она разгадать все тайны и загадки клана? Люди, оставляйте КОММЕНТАРИИ:) вам не сложно, а мне приятно.

  Глава 1
  
  - Ты уверен? - Задумчиво спросил один из двух древних, ходящих в ночи. Разглядеть их не представлялось возможным из-за полностью скрытых фигур и лиц. Однако, этот голос с шипящими интонациями однозначно был мужским. Спутать тут невозможно.
  Его собеседник не особо аккуратно закинул на плечо щуплого подростка в рванье. Затем, он явно не торопясь отвечать на вопрос поднялся с корточек и показательно отряхнулся.
  - Нет, - наконец, произнёс он рассматривая старые уже распадающиеся ботинки своей добычи, - но она мне подходит, в ней есть энергетический потенциал.
  Тёмный переулок, где они находились определённо не соответствовал их высокому положению и богатому виду. Но клановцев это не смущало, они привыкли к любым условиям. Многолетние тренировки научат и не такому.
  Тем временем, древний вновь попытался образумить друга, если можно так было назвать временного союзника. Ведь каждый знает, что друзья - это слабости, а слабости - это скорая смерть. Умирать же за кого-то фактически вечным существам не хотелось.
  - Это твоя последняя попытка, - обречённо напомнил он, тоже разглядывая уличного оборванца. Ох, и набегались они за ней! А может, именно эта вёрткость и заинтересовала Ская. Странно, выбрать совершенно незнакомого подростка вместо политически выгодного ученика? На такую глупость был способен только он. Но клановец на этот раз решил не вмешиваться, так как все подобные поступки Ская в итоге оборачивались им на пользу. Был у его напарника какой-то необъяснимый нюх на нужных им вещей и людей. Лучше будет ему немного обождать, а в случае чего по-быстрому скрыться. Уж это он умел в совершенстве.
  - Я знаю, - тихо ответил его собеседник, прекрасно осознавая мысли, гуляющие у своего так называемого напарника. Скай уже давно никому не доверял, поэтому такой прокол в выбранной линии поведения союзника приносил лишь облегчение. Слишком он до этого момента был гладким и удобным. Таких не бывает.
  Пусть пока считает себя победителем, так будет даже лучше. Зато, когда придёт время он уже не упустит свой шанс. Тем более Скай и сам пока не знал, зачем ему в качестве неофита понадобился этот оборванец. Однако, интуиция его ещё никогда не подводила.
  Через секунду в переулке не осталось никого, и вряд ли кто-то смог бы даже сказать, что тут вообще когда бы то ни было обитали живые существа.
  ***
  Я резко пришла в сознание. Как будто камнем погрузилась в необычайно плотную воду. Именно так вязко и неторопливо в голове двигались мысли. Они шныряли по разным темам, не давая сосредоточиться на чём-то одном.
  Тем не менее, я не могла не обратить внимание на явно незнакомую обстановку вокруг. Об этом кричали все мои органы чувств кроме глаз. Их я предусмотрительно не стала открывать, надеясь не показать, что очнулась от беспамятства. Двенадцать лет на улице научили чрезмерной осторожности. Жестоко, но научили.
  Помню, как улица ломала существ. И вот, уже безжизненные, пустые глаза, да всегда склонённая к земле голова. Становясь таким, ты как-бы перестаёшь быть личностью. Превратиться в ничто. Меня эта учесть миновала только благодаря одной случайности. Однако, ни благодарить ни проклинать я тот день не могу. Ведь тогда я впервые побывала ТАМ. Нет, нельзя вспоминать! Лучше, вернусь к обстановке...
  Лежала я точно не на своём родном тряпье в катакомбах, не было сопутствующего сладковатого запаха гнили. Он особенный, сначала он раздражает, а потом привязывает тебя к себе, не давая вырваться из такой жизни. Когда я в последний раз просыпалась без него? Уже и не помню...
  Под головой чувствовалась подушка, а под позвоночником матрас. Мягко. Уши неожиданно чётко улавливали малейший звук, предоставляя мне приблизительную картину о присутствующих. Точнее присутствующем. От меня он находился на довольно большом расстоянии, но дверь, которая согласно стандартной планировке помещений могла оказаться только прямо передо мной, была всё равно не досягаема. Хотя...
  В голове мгновенно появились линии дальнейших действий. Вот, от выхода пролегла прямая, соединяющая меня и дверь. А вот, мысленно возник перпендикуляр от неизвестного существа к моей прямой. Мозг работал, как качественная пентаграмма, обрабатывая основные варианты. В конце концов, он признал самым удачным план с эффектом неожиданности.
  Я незаметно глубоко вдохнула и выдохнула, успокаивая пульс. Сердце постепенно замедлялось... Пульс возвращался к норме... Внутреннее напряжение отпускало... Когда ещё я так волновалась? Улица научила с этим справляться. Она хороший учитель. Ладно... Приготовилась...
  Мгновенно группируюсь и перекатываюсь с кровати на предположительную середину комнаты. При этом, не забывая на ходу немного править своё направление в соответствии с более правым расположением выхода. Резкий бросок, увернуться от непонятной штуки, брошенной кем-то, и-и...
  - Хорошая попытка, - ледяной голос раздался внезапно, не давая мне осознать закрытую дверь. Это был конец! Глаза защипало, и только приложив огромные усилия, удалось сдержать непрошенные слёзы. Сердце, кажется, готово было выпрыгнуть из груди, а руки подрагивали.
  Не знаю, зачем я им понадобилась, но вот, уже третью неделю меня методично загоняли в ловушку. Последнее, что помню - неожиданный удар по голове и этот безэмоциональный голос. Холодный, вымораживающий...
  Было страшно, как никогда! Ноги дрожали, во рту пересохло. Ведь, всем известно, что связываться с кланами опасно. Жизненно опасно! А то, что этот мужчина - ходящий в ночи, причём древний, мне стало это ясно ещё во время моей бессмысленной попытки спастись. Я усмехнулась своей наивности. Хотя, какая наивность? Меня попросту загнали в угол! А там даже слабейшие звери становятся смертельными для хищника. Только у кланов, да у некоторых высших демонов есть такая власть в городе Теней. Я до сих пор не могу понять, где попалась на глаза этим могущественным структурам. Раньше они не часто интересовались низами общества. Что же произошло? Почему я здесь? Говорят, тут могут вывернуть человека наизнанку. Говорят, они обожают тайны. Говорят, враги сами молят о смерти, попадая в один из кланов. Много, что говорят... У меня есть секреты. И их не должны узнать другие. Слишком большие скелеты тянутся за их раскрытием! Мне нельзя никуда влезать, или я снова ТУДА попаду. Иррациональный страх ЭТОГО места выворачивал душу. ТОГО места я боялась больше всех властьимущих, собранных вместе.
  - Я задал вопрос! - Снова заморозил мои внутренности этот голос, будто снег за шиворот упал. Я вздрогнула. Видимо я пропустила его реплику, задумавшись. Я решила промолчать, лишь опустив голову ещё ниже. Уж чему, чему, а притворяться покорной мне не вновь! Пол покрывал белый арий. Это очень дорогой в городе материал, его особенности заключаются в удивительной лёгкости конструкции. Ты фактически плывёшь над ним, это-то и помогло мне так далеко забежать. Странно, не появилось никакой реакции на впервые в своей жизни увиденную роскошь. Если не считать ТОГО места. Да, ТАМ всё было роскошно и идеально, но вновь ТУДА попасть не хотелось совершенно. Даже больше, я, сделаю всё, чтобы не побывать ТАМ опять!
  Странно, почему он замолчал? Я осторожно скосила на мужчину глаза. Сидит, что-то на мне рассматривает. Меня внезапно такая злость охватила! Как можно так смотреть? Как будто приобретёние проверяет! Товар выбирает! Я впервые за всё время прямо встретила его взгляд, стараясь дрожать менее заметно. Он лишь также холодно усмехнулся, и что-то мысленно себе пометил.
  А потом..., на меня обрушилась легендарная ментальная энергия кланов и высших демонов! Из носа потекла кровь. Перед глазами, как в зной расплывалась реальность, а дышать стало настолько тяжело, что я почти хрипела. Наверное, поэтому я и не уследила тот момент, когда преклонила колени и голову. Мгновения растягивались в бесконечность, но я понимала, что прошло от силы два мига (3,4 секунды). Также пришло осознание, большего мне не выдержать. Но, как только я приготовилась к, как минимум обмороку, давление пропало, будто я оказалась в невесомости. Я вытерла кровь, не смея подняться с колен, внезапно вспомнив об осторожности. Пусть! Сейчас, я бессильна, но когда-нибудь я отомщу! Жестоко отомщу! Забылись даже страхи смерти, так сильно было желание также поставить его на колени. Когда-нибудь...
  - Ты здесь никто! - Ледяным голосом начал говорить ходящий в ночи, - с этого момента ты - моя собственность. Я выбрал тебя в качестве своего неофита. И учти, ты у меня последняя..., третья!
  Он продолжал что-то ещё мне объяснять, но я его уже не слушала. Слишком силён был шок. Я не понимала, как так? Судя по доступной всем информации, у него был последний шанс найти неофита, а он выбрал меня! Значит предыдущие двое погибли... Но отчего? Ведь, смертность в кланах минимальна. Иметь что-то общее с кланом после таких вестей не хотелось! Даже больше, меня такая перспектива пугала. До дрожи, до пятен перед глазами, до трясущихся рук...
  Однако, я ни разу не слышала такого, чтобы неофит после обращения не терял свою память? Или меня ещё не умертвили, даря новый путь? Я была в замешательстве, и это по-видимому как-то отразилось на моём лице, так как ходящий в ночи на некоторое время замолчал.
  - Тебя интересует обратили ли тебя? - Без вопросительных интонаций утверждающе произнёс древний спустя три мига. Я замерла на коленях, стараясь стать, как можно незаметнее. Однако, отвечать ему что-то не требовалось.
  - Да, ты уже умерла, и я тебя возродил, - безэмоционально сказал он, смотря куда-то в пространство перед собой, - и да, ты помнишь все свои возможности и всю свою жизнь. Но это исключительно заслуга изменённого мною ритуала. Тебе повезло, что ты выжила. Зато теперь тебя можно определить к Младшим. Посмотрим, выживешь ли...
  Я получила ответы на всё, что меня интересовало. Теперь, было понятно, как погибли его предыдущие ученики, да и ожидающая меня судьба теперь ясна. Но у меня перед ними существенные плюсы. Сохранённые воспоминания позволят мне не дать изменить свою личность. Да, и мои некоторые индивидуальные особенности не раскроются. Это лучшие стороны, а худшее в отсутствии всякой свободы и права выбора. Такие спокойные рассуждения в мыслях совершенно не гармонировали с бурей внутри. Там смешалось всё: и страх, и ярость, и некоторое облегчение, и панический ужас, даже немного радости от неподвижности моего лица! Слишком много раз мне приходилось ходить по краю, что бы сейчас сдаться! Никогда нельзя опускать руки!
  - И да, - он, будто что-то вспомнил, - теперь тебя зовут Ксин.
  Наверное именно новое имя стало тем рычажком отделявшим меня от срыва. Я вдруг осознала, что своего имени я уже не помню, видимо это ещё одна особенность ритуала. Первые несколько мигов я была в шоке, а затем, сама не знаю, как, но я молнией набросилась на ходящего в ночи. Эмоции заглушали и разум, и даже страх. Перед глазами встала кровавая пелена. Я вытянула перед собой руки, надеясь хоть как-то расцарапать эту проклятую физиономию... В тот момент я увидела в действии одного из легендарных древних клана. Он, даже не вставая со своего места, без применения энергии, одной рукой меня скрутил. Я оказалась в смертельном захвате. Одно движение... его или моё, и я - труп. Мгновенно утихли все эмоции кроме ужаса. Я замерла, боясь дышать. В опустившейся тишине моё сердце грохотало, как гром.
  - Ещё одна такая ошибка, и я предпочту лишиться неофита, - негромкий, но такой же ледяной, как и раньше голос заставил меня вздрогнуть, - кивни, если проблем с тобой больше не будет.
  Он слегка ослабил захват, и я осторожно кивнула, и как только меня окончательно выпустили, отбежала по-дальше. Я посматривала на моего мучителя, надеясь успеть заметить движение в мою сторону. А тот, словно и нет меня, произнёс задумчиво себе под нос:
  - Всё-таки я сделал правильный выбор. Да, и она с такими замашками не сможет выжить здесь одна. А ветвь... Хм, бабочкой и менталистом ей не стать. Технологи и следящие менее темпераментны из всех. Пусть будет ходящей в ночи. Таким образом я смогу за ней присматривать, и помогать по мере необходимости. Да... Решено!
  Так и определилась моя будущая жизнь.
  ***
  Мой новый учитель вскоре ушёл, кинув напоследок тем же ледяным голосом: "Тебя проводят". Сейчас я сидела прямо там же, где и очнулась, боясь, что-либо предпринимать. Слишком явно я помнила ту демонстрацию силы, ту беспомощность и беззащитность. Всё внутри словно подернулось плотной дымкой. Мне стало совершенно всё равно окружающее в целом и в я частности. Видимо, эмоции наконец исчерпали себя. Даже привычный страх оставил после себя лишь лёгкую дрожь, да апатию. Я тупо смотрела в одну точку, ожидая... Чего? Не знаю. Наверное того, кто должен меня проводить... Но шевелиться вообще не хотелось, как и обдумывать ситуацию.
  Не знаю сколько в таком состоянии прошло ост (100 мигов), но я немного пришла в себя от стука чьих-то ножек с коготками об пол. Я уже успела догадаться, кто это, поэтому почти не испугалась не очень привлекательной внешности пришедшего дива. Эти духи, хоть и уродцы снаружи, очень хорошо выполняют домашние поручения и следят за хозяйством, чем и ценны.
  Я таких в своей короткой жизни всего несколько раз видела, поэтому совершенно не боялась ни складок лысой, пористой кожи, ни выпуклых глаз, ни шести человекоподобных конечностей, ни присутствующих вместо носа двух дырочек. Ростом этот див был мне до коленн. Встав прямо передо мной, отчего всё ещё нервничающая из-за ситуации я вздрогнула, он протянул мне какой-то браслет серебристого цвета. Обычная широкая полоска металла без каких-либо украшений. Я осторожно взяла браслет, и див исчез, как могут только эти полуразумные духи. Как бы я хотела уметь также! Просто уйти... Чтобы ничто не ограничивало, и никто не держал! Я тяжело вздохнула и стала осматривать своё приобретение. Никаких выпуклостей или дырочек...
  Я надела образец, по-видимому, одной из знаменитейших технологий клана на руку. Знаю глупо так слепо что-то делать, но просидеть тут до прихода древнего мне определённо не хотелось. Тем более он меня так и так заставит подчиняться. Смысла идти наперекор в этом, конкретном случае я не вижу.
  Когда браслет удобно устроился на моей правой руке, то над ним появилась голографическая карта, от которой я сначала в испуге шарахнулась, не поняв, откуда она. Сейчас же становилось ясно, что это то самое, что должно мне помочь найти будущую комнату. На прозрачной карте виднелись коридоры, расположенные без какой-либо видимой системы. Выходов из здания на ней не было, что объясняло, почему мне её дали. Древний попросту стёр отсюда всё, что по его мнению мне не понадобиться. Я тяжело вздохнула и сама себя отругала за напрасную надежду. Глупая девчонка! Думала обхитрить клан?! Поверила в свою внезапную удачу с картой?! Нужно ждать, затаиться, а не злить древнего, держащего твою жизнь в своих руках! Потом..., потом придёт моё время...
  После такого морального выговора я наконец всмотрелась внимательней в карту. Комнату, где я нахожусь отметили зелёным огоньком, а ту, куда мне надо попасть красным. Всё предельно просто. Но я... боялась. Боялась выйти. Тут я чувствовала хоть какое-то подобие безопасности, там же неизвестность. Хватит бояться! Как ты собираешься выжить и сохранить свою личность, если постоянно боишься?!
  Я резко встала, и одним движением достигнув злополучной двери, отодвинула её в сторону. За ней был тёмный коридор с чёрными стенами, напоминающий нашу улицу ночью. Страх снова попытался меня остановить, но я всё равно двинулась вперёд, сверяясь с всё ещё висящей над браслетом картой. Сознание понимало, что ничего ему не угрожает. Однако, не могло прекратить бояться. С каждым моим шагом, когда я буквально переступала через себя, на стенах слегка загорались рисунки, их хватало на то, что бы не упасть, но полумрак они уже не разгоняли.
  Казалось, будто кто-то упрямо вырезал их прямо в этом гладком камне. Бессмысленные линии, светясь, выглядели волшебно. Они переплетались в причудливых узорах, тем не менее не становясь больше или меньше моей ладони. Паутина, потерявшая паука... На моём пути часто попадались развилки в другие похожие на первый коридоры. Многих из них вообще не было на выданной карте, однако я не рисковала, лишь пометив в голове их примерное число и месторасположение. Нужные мне повороты с этой картой находились достаточно легко, но я всё равно каждый раз боялась туда свернуть, ведь дальше шести шагов видно ничего не было.
  Вся измученная такими периодическими остановками я наконец дошла до цели моего путешествия, а точнее того места, где я похоже проживу свои ближайшие годы. На слишком далёкое будущее старалась не загадывать, в душе всё же надеясь отсюда сбежать. Знаю, это бессмысленно! Но... но надежда... Она и только она не давала мне расплакаться и перестать сопротивляться... Странные мы - существа, ничего не сделаем заранее, что бы избежать попадания в такую ситуацию... Зато потом, мы создаём, творим невозможное, перебарывая все законы и правила. В этот момент один стоит десятерых! Мы изменяем действительность, открываем что-то новое, находим неизведанное! Но после, выбравшись из критической ситуации, мы снова погружаемся в рутину, забывая обо всём.
  Я резко вынырнула из своих мыслей и приложила браслет к высветившейся выемке, догадавшись, что он мне нужен не только благодаря карте. Дверь плавно сдвинулась в стену. В комнате зажёгся слабый свет от таких же, как и в коридоре линий на стенах. Я устало осмотрела довольно просторное для меня, привыкшей к постоянной тесноте, помещение. Ни окна, ни чего-либо похожего я так и не обнаружила. Зато, тут было удобное кресло и стол синих цветов, кровать капсула, а с левой стороны находился проход в комнатку для гигиены. В неё я и направилась.
  Там я быстро провела полную очистку энергией. С этим я издалека, но уже несколько раз сталкивалась. Я даже могла сказать, как это устроено. Обычный энергитический круг, выглядевший, как пятиконечная пентаграмма, вырезанная в полу. Ты туда встаёшь, а круг программирует поступающую в него через каналы в самом здании энергию, выбирая лишь некоторые из всех её основных свойств, типа дезинфекции. Так в общем-то и происходит полная очистка. Только энергия есть у нас далеко не везде, поэтому пользоваться этим могут также далеко не все. Я, например, до сегодняшнего дня мылась в городской реке. Эх, где же она сейчас?
  Ещё одно открытие, но в этот раз довольно таки неприятное ждало меня в комнате. Над кроватью висело аскетичное, как в общем-то и сама обстановка вокруг зеркало. В первый момент я испугалась, увидев там кого-то совершенно незнакомого, а потом как-то резко навалилось осознание, что новая жизнь уже началась, вот она! Новое имя, жилище и внешность. Теперь, я была членом клана, а значит и все сопутствующие атрибуты мне полагались.
  Седые, почти белые волосы, обкромсанные до подбородка. Как снег, который я не видела. Однако, спустя секунду я увидела  немного, но тем не менее у меня, оказывается, осталось кое-что, делающее меня тут свободной. Глаза! Это были мои настоящие глаза: один - синий, а другой - жёлтый. Некрасиво? Зато моё. Моё! Они, как бы говорили: "Ты свободна!" И я поверила.
  Слишком многие хотели отнять у меня надежду. А лишившись её, всё живое ломается! Клану не нужны противники внутри структуры, поэтому легче забрать... воспоминания, привязанности и надежду. Так и получают они идеальных ходящих в ночи, а народ идеальных защитников. И никому нет дела до того, кто и какую цену они за это платят!
  Пусть, многие скажут, что моя внешность не самая красивая - худая, до болезненности хрупкая фигура и бледность, такая бледность, что просвечивают вены сквозь тонкую оболочку кожи. Пусть, говорят! Но глаза, глаза - это моя единственная ниточка то, что не даст сломать меня! Я с лютой ненавистью взглянула на пряди, привязывающие меня к клану. И тут же, не давая себе задуматься, завязала их хвостом, воспользовавшись чёрной лентой с руки. Это наверное ещё одно, что мне удалось оставить здесь помимо глаз. Её попросту не заметили за рваным рукавом старой куртки. Не плакать! Я с силой сжала челюсти и потёрла сухие веки руками. Нельзя! Никогда не сдаваться!
  Я решительно встала и взяла все свои собственные вещи, выстиранные той же энергией. Всё было тут кроме кем-то снятых ботинок. Ну, и ладно! Они уже всё равно разваливались. Через две декады я бы их сменила.
  Я осмотрелась и наткнулась взглядом на кровать, а на ней лежал матрас... Тот с противным скрипом опустился обратно. Пусть эти вещи станут памятными и напомнят мне, когда я забуду, о моих ценностях и целях. Ведь, вряд ли я долго смогу сопротивляться клану. А так будет хоть что-то..., что не даст потеряться...
  Тем более моё тряпьё мне тут не понадобится, здесь есть какая-то форма. Сил не осталось и я решила посмотреть на неё завтра.
  ***
  Заснула я на удивление быстро, будто упав в пучину воспоминаний. И всю ночь передо мной мелькали то ненавистные седые пряди, то страшный до ужаса древний, то светящиеся линии в коридорах. Я металась по кровати и пыталась забыться спокойным сном, но сделать это удалось, как на зло лишь под утро.
  
  Глава 2
  
  Что-то резко и болезненно сжало руку, практически порвав тонкую плёнку кожи. Я, ещё не до конца соображая, мгновенно скатилась с кровати на пол, шипя сквозь зубы от боли. Вина за всё лежала на злосчастном браслете, который я тут же с диким остервенением кинулась сдирать. А он не снимался. Вообще! Как ожидаемо! Видимо это был такой своеобразный будильник, так как чуть успокоившись, я разглядела новую голограмму над серой полоской металла. Та же самая карта, но с новыми точками отправления и прибытия. Я с досадой стукнула кулачком по кровати и огляделась. Единственное, что привлекло внимание в уже какой-то привычной комнате то, что освещение от смены суток всё равно не поменялось, сохраняя в помещении уютный полумрак.
  Надо было спешить, и я быстро оделась в обнаруженную вчера в шкафу чёрную форму. Болтающиеся на мне, словно на пугале брюки и рубашка. Такие же мрачные, как и всё вокруг. Я с сожалением оглядела свои косточки, однако мне надо было поторапливаться, о чём недвусмысленно напоминал снова сжимающийся браслет.
  Скоростное умывание и вот, я уже выскочила из комнаты. Коридоры, стены, линии и ничего нового кроме вышедшего откуда-то парня примерно моего возраста, десять-одиннадцать лет, тот сосредоточенно шагал в одном ему известном направлении. Те же белые волосы и типичные для каждого члена клана и чёрные, бездонные глаза. Всё, как надо. Лишь я тут похоже такая особенная! Один - синий, другой - жёлтый.
  Я горько усмехнулась и попыталась заговорить:
  - Эй..., - робко произнесла. На меня он даже после моего оклика не обратил совершенно никакого внимания. Я тоже побоялась его дальше распрашивать. Тем не менее нам надо было в одну сторону и я всю дорогу косилась на подростка, отчего тот явно бесился, но всё равно меня показательно не замечал. Почему? Ответ на свой вопрос я всё же получила, когда мы наконец вышли из таинственных, тёмных коридоров в огромный зал. Миновать двойные двери, и мы на месте.
  Он был обсолютно пуст в плане мебели. Зато на полу змеилось огромное число вырезанных кругов. Там же, в строю вытянувшись, стояли ещё семь мальчишек того же возраста. Ни один не шелохнулся и не повернул к нам голову. Мой новый неразговорчивый знакомый встал последним и застыл. Мне было страшно и непонятно одновременно. А множество вопросов разбегалось в голове, но я всё же не решалась нарушить установившуюся здесь тишину. Вязкая, как болото...
  Я осторожно, будто боясь чего-то неизведанного, встала в конец. Рядом вытянулся мой знакомый. Возникло такое чувство, что я - никто! Так как ни один из ребят даже не повернулся, ни как-либо по другому не прореагировал на мои действия. Я сжалась ещё сильнее, тем не менее стараясь не показать страха. В прошлой жизни на улице он стал мне спасением, тут же скорее погубит! Разные места - разные порядки...
  Однако, уже спустя несколько мигов мысли прекратили метаться и дали мне немного осмотреться. Помимо одинаковых, как по внешнему виду, так и по поведению парней тут были ещё замеченные мною сразу выемки на полу. Они протянулись кругами по всему пространству зала и походили на светящиеся линии стен и душевую пентаграмму. Зачем они тут? Что это? На эти вопросы ответов у меня не было. Неприятное чувство, непонятное. Всё вокруг тоже непонятное! Кто такие эти дети? Они моя группа или что-то другое? Почему все замерли? Что вообще творится?!
  Прервал моё обдумывание этих странностей практически бесшумно появившийся древний. Уже третий на моём пути. Нехороший знак. Хотя, о чём я? Теперь, они будут в моей жизни постоянно!
  Я исподтишка принялась рассматривать древнего. Характерные всем ходящим в ночи привычки, как то совершенно тихая походка и множество шрамов, которыми гордится вся эта братия, не желая их убирать. У этого их было множество, но больше всех устрашали, находящиеся у уголков губ. Будто кто-то разорвал ему рот... до ушей. Я бы этого непременно испугалась, однако уже давно разучилась бояться шрамов. Довольно за свою жизнь на них насмотрелась. Зато, такая моя особенность не помешала мне увидеть дружную дрожь, прошедшую по моим ровестникам. Все, как один склонили головы. И я вместе с ними. Мастер, а это был именно наш мастер, резким кивком разрешил нам поднять на него глаза. Впрочем, делать этого никто не стал, вызвав у него довольную усмешку.
  - С этого дня я ваш новый мастер общей физической подготовки, мастер Рейт - ужасающе холодным, как и у того первого древнего голосом произнёс он. Никто не смел даже дышать слишком заметно, так от него несло силой. Я не двигалась, боясь привлечь внимание. И только мой мозг, работающий почти всегда, начал анализировать крохи поступившей из вне информации. Во-первых, моя группа, коей я уже почти считала этих мальчишек, также ещё, кажется, не встречалась с новым мастером. Это видно по их реакции. Это хорошо, будет легче контактировать с ним. Во-вторых, я уже чем-то привлекла внимание мастера. Это чувствуется... Не понимаю, чем? Хотя, вроде я ни разу не слышала о ходящих в ночи женского пола, да и глаза у меня, запоминающиеся. Пока я думала, мастер снова всех просканировал своим безжизненным взглядом, немного задержавшись на мне и подтверждая этим мои выводы. Он в это время тоже что-то себе пометил.
  - Мне сказали, что ваша группа уже сформированна, но вам добавили ещё одного обращённого, - скорее утверждал, чем спрашивал он. Ведь мастер уже явно догадался, кто это. Однако, почему-то снова меня выделил. А ещё он определённо знал об эксперименте древнего с моей памятью. И это ему однозначно не нравилось, как и я в общем-то.
  Наконец, знакомство, если это можно было так назвать, закончилось, и нам безмолвно указали на один из кругов. Причём все кроме меня знали, зачем. Я слишком опасалась внимания, поэтому решила пока никого ни о чём не спрашивать и отправилась за мальчишками. Когда все встали в круг, то края внезапно зажглись энергией и я увидела, как эти линии прямо под нами превращаются в беговую дорожку, зависшую вместе с нами над полом. В конце её формирования я попросту закрыла глаза, предпочитая не пугаться ещё больше. Никогда до этого не сталкивалась с таким! Было интересно, но и страшно одновременно. Очнулась от своего стазиса я, после сильного толчка одного из мальчишек. Я по инерции споткнулась, и неловко взмахнув руками, упала на дорожку. Тот самый, проводивший меня сюда, насмешливо ухмыльнулся и побежал за остальными. Я же заслужила пристальный взгляд мастера, стоявшего на другом круге-платформе, откуда он за нами и наблюдал. Я зло посмотрела в спину убежавшего мальчишки, и поднявшись, тоже побежала. Дорожка извивалась, усложняя движение. Ни какого-либо особого ритма, ни одинакого темпа между моей группой не наблюдалось, каждый придерживался своих возможностей, но никто не останавливался. Равномерное дыхание, размеренные движения мышц...
  Думаю, не живи я до этого на улице, то и двух таких огромных, извилистых кругов бы не выдержала. А так, я смогла продержаться целых шесть. К концу шестого дыхание сбивалось, а перед глазами мелькали чёрные точки. Но никто не останавливался, и я побежала новый круг, буквально переступая через свои физические возможности. Дальше, всё было, как в тумане: моё тяжёлое, хриплое дыхание, неустающие мальчишки и мои заплетающиеся ноги. До конца восьмого круга я так и не добралась, свалившись где-то на половине. Кажется, на какое-то мгновение я отключилась, так как очнулась уже посреди снова ставшего обычными линиями круга на полу. Моя группа дружно переместилась в другой круг и занималась растяжкой. Это было и страшно, и восхитительно! Я не смогу так гнуться! Но идти к ним было надо...
  Мастер Рейт на меня больше вообще не смотрел, выразив всё своё презрение к подобной слабости лишь в одном быстром взгляде. Мальчишки же откровенно, мерзко улыбались, когда считали, что мастер не видит. Я чувствовала себя так гадко, как никогда раньше. Будто помоями облили! Будто оплевали! Будто... Сама не заметила, как по щекам заструились злые слёзы. Я не смогу! Я не выдержу! Я такая слабая...
  И тут же, в голову пришла предательская мысль: "А не проще ли сдаться?" Вопреки ожиданиям она меня буквально подбросила с пола. Я встала, стиснув зубы и не обращая внимания на раскалывающуюся от перенапряжения голову и тёмные пятна перед глазами. Сдаться? Дать себе исчезнуть, раствориться? Никогда! Я выжила тогда, выживу и сейчас!
  Я решительно устремилась к моей группе, собираясь продолжить занятие, но...
  - Куда это ты собралась? - Холодный голос, словно льдом коснулся груди, - я запрещаю тебе ходить ко мне на занятия, пока ты не прекратишь падать в обморок от простой разминки!
  Это было, как удар под дых. Из меня вышибло воздух. Я чуть снова не упала. Было до ужаса обидно, ведь я стараюсь, переступаю через себя, свои страхи и желания... Но я тем не менее резко развернулась, сопровождаемая злорадными взглядами ребят и полным презрения мастера. Дальше, я шла по уже запомненной дороге до комнаты. Не плакать, не плакать, только не плакать... Как сомнамбула.
  Только в своей комнате, где никто не мог видеть, я дала волю своим эмоциям. Как ни странно, плакать совершенно расхотелось, хотелось отомстить. Всем! Всем древним! Которые управляют чужими судьбами, забыв, что они далеко не боги. Именно в тот момент я поняла, как я тут одинока. Те мальчишки, они давно плывут по течению, соревнуясь лишь между собой, радуясь чужим неудачам! Без памяти, без привязанностей, без друзей! Я же не сдамся! Нет! Никогда! Я же помню... помню, как можно жить...
  Я встала с кровати и пошла в душ, решив перед следующим своим мучением помыться. Однако, какого же было моё удивление, когда энергия не поступила в пентаграмму! Та попросту не горела! Ответ на свой вопрос: "Почему?" - я получила тут же. На браслете вместо карты висело сообщение от древнего. Вот, и выяснена ещё одна его возможность. Горькие строчки же гласили: "Я разочарован. Ты не получишь никаких удобств, пока не исправишься. Эту декаду тобой займусь я. Браслет покажет когда и куда идти." Так коротко... Однако, столько эмоций в этих сухих строчках: и недовольство, и какая-то усталость... Я в ярости стукнула кулаком по стене. И тут же пожалела об этой вспышке, когда увидела свои стёсанные костяшки. Я уткнулась разгорячённым лбом в холодную поверхность, так и не пострадавшую от меня. И как мантру повторяла про себя: "Я всё смогу... Я всё смогу... Я всё смогу". Наконец, внутри перестало переворачиваться моё сердечко, и я даже нашла в этом плюс. Не придётся учиться самой. Хотя, методы древнего узнавать тоже не хотелось... Видимо, что бы выжить тут, придётся приспосабливаться... Но как же тяжело...
  ***
  И снова надоевшие коридоры, и снова страх перед неизвестностью... Браслет не слишком сильно сжал руку и выдал мне новую карту спустя примерно полтора оста с момента получения мной тех строк от древнего. В этот раз я откровенно боялась встретиться с остальными членами своей группы. Вряд ли они захотят так просто оставить меня в покое. Такие, как они не любят слабость в любых её проявлениях. Естественный отбор - это именно то, что здесь происходит. Забыв себя, они освободились не только от запретов, законов и правил, но и от норм, принятых в обществе. Словно дикие звери, наброситься..., растерзать... и порвать... слабого! И их совершенно не интересуют чувства, испытываемые их жертвой. Как это знакомо и привычно! Мы так сильно гордимся своей социальностью, но, как только оказываемся вдали от общества, на обочине жизни, как тут же возвращаются те самые пресловутые животные инстинкты, порицаемые нами ранее.
  Поэтому, что бы избежать встречи с мальчишками я пошла другим, альтернативным путём. Да, он был намного длиннее, но и намного безопасней в каком-то смысле этого слова.
  Только я не учла, что по нему помимо меня могут ходить и другие. Когда за поворотом внезапно раздались эти холодные, уже привычные голоса, на меня накатила липкая паника. Я замерла и судорожно начала оглядываться в безнадёжной попытке найти убежище, где они не заметят..., не найдут..., пройдут мимо... Со стен насмешливо и всё также спокойно светили вырезанные в камне линии, а чёрные стены давили на психику своей мрачностью.
  "Спрятаться, укрыться" - бились в мозгу единственные мысли. Голоса приближались, а я ничего не могла сделать. Бежать назад не вариант, мгновенно услышат и догонят. Идти навстречу тоже нельзя, так как непонятно можно ли мне вообще было изменять свой маршрут и заходить сюда.
  И я в последней, отчаянной надежде принялась обстукивать ближайшие стены, стараясь не шуметь так явно. Нет, ничего. И тут. И здесь. Ой, немного глухой звук... ещё раз... И-и-и... Да! Да! Мне повезло, просто сказочно повезло! Я нашла!
  Одна из линий, как бы преломилась пополам и два края поднялись вверх своими концами, открывая чистую стену. И всё это совершенно бесшумно. Затем, освободившийся от светящихся выемок квадратный кусок стены на уровне моих бёдер стал отъезжать назад, а потом влево. Передо мной предстал туннель, в который мог пролезть разве что ребёнок... или я. Раздумывать над тем, почему он открылся, ведь я совсем ничего не делала, времени не было и я шустро залезла в проход, словно змея. А там, будто почувствовав меня в себе, осторожно задвинули кусок на место. Я затихла, пытаясь унять бешеное сердце, буквально рвавшееся из груди. Тук-тук-тук... Тук-тук-тук...
  - Ивэн, ты ничего не слышал? - Спросил чей-то неприятный голос, показывая, что я успела спрятаться буквально в последний момент. Я вытерла вспотевшие ладошки о свои штаны и только теперь решила немного тут осмотреться. Те же стены, те же линии, только всё это в уменьшенной копии. Маленький, странный лаз, где я помещалась, лишь стоя на четырёх конечностях, вёл куда-то вглубь. Вглубь здания... А в это время, прямо рядом с моим необычным участком стены остановились двое, так сильно меня напугавших. Я замерла, уткнувшись головой в колени и слушая их разговор.
  - Нет, не отвлекайся, - я вздрогнула, уловив знакомый голос. Этого Ивэна я знала, это он совместно со Скаем методично меня загонял. Судя по тону, он был изрядно раздражён на собеседника. Впрочем, своих эмоций он ничем кроме интонации и не выдавал.
  - Как скажете, - противно залебезил второй, - так, что мне передать хозяину?
  - Скажи, что Скай сделал странный выбор, возможно этим совершив большую ошибку, - немного задумчиво ответил Ивэн, - его неофит, во-первых - девчонка, а во-вторых - она очень слабая. Рэйт уже высказал своё негативное от неё впечатление. Короче, пусть готовится. Когда Скай поймёт то, что больше он не сможет обратить ни одного неофита, то можно будет наконец завершить этот поганый расклад.
  Тут он прервался, но уже спустя миг продолжил с тем же спокойствием:
  - Трой уже занялся проблемой с новой обращённой. К концу месяца её быть не должно, мой неофит тщательно проследит за всем. Ская надо убрать, он слишком сдружился с горгулами, гарпии не довольны, они планируют скорую вылазку. Передай хозяину, что...
  Дальше я уже к сожалению не слышала, так как они от меня отдалились, однако уже узнанного хватало с лихвой. То, что и я и мой учитель, которого, оказывается, зовут Скай в опасности, было бы понятно и самому глупому. Только, как сообщить об этом древнему? А если он не поверит? Хотя за свою жизнь я волновалась больше. Кто этот неизвестный Трой? Мой одногруппник? И если да, то у всех ли есть такие же, как у нас с ним учителя? Множество вопросов крутилось в голове, на которые я пока не могла дать точного ответа. Я не знала, что же мне теперь делать? Впрочем, всё мгновенно решилось за меня, так как браслет снова стал сжиматься, наказывая меня за невольную задержку. Я зашипела от неприятной, тянущей боли и принялась рассматривать стену на предмет каких-то скрытых кнопок или рычажков. Однако, она вновь сама открылась и выпустила меня, будто понимая всю ситуацию. Меня это в данный момент даже не удивило, слишком много в последнее время эмоций и впечатлений! Я вылезла, отряхнулась от небольшой грязи и оглянулась на так помогший мне сегодня проход. Ведь, он меня буквально спас! Я мысленно пообещала вернуться и раскрыть его тайну. Не просто же так передо мной раскрылись древние стены. Не просто так...
  ***
  Спустя миг я уже сломя голову мчалась по коридорам к нужному мне помещению. Куда я и ворвалась, надеясь на то, что мастера там всё ещё нет. Мои надежды совсем не оправдались. Такой же седой и темноглазый, лишь чуть жилистей, чем мастер Рейт. Он выморозил взглядом, готовые сорваться с губ извинения. Я застыла, стараясь не встречаться с ним глазами.
  - Ты опоздала, - констатировал он факт. Я вся сжалась и визуально уменьшилась в размерах. Было страшно и очень плохо. Да, ещё и мальчишки, сидящие прямо на полу. Им явно очень нравилось происходящее. Звери..., дикие зверята! Я с силой сжала зубы и ещё ниже опустила голову.
  - Раз ты считаешь возможным опаздывать на мои занятия, то значит отлично понимаешь и знаешь предмет, - холодно продолжил этот высокий древний, - значит, будешь моей ассистенткой... на сегодня.
  По видимому это было нечто совсем ужасное, так как мальчишки синхронно вздрогнули. Я же..., я же попросту устала. Устала постоянно дрожать! Устала всё время бороться! Устала с пеной у рта доказывать себе и другим что-то! Устала переступать через себя! Поэтому лицом я совершенно ничего не выразила, похоронив в себе зарождающуюся панику.
  Мне показали на свободное место рядом с мастером, и я покорно встала в пентаграмму. Она была похожа на звезду, заключённую в треугольник. На каждой линии, нарисованной мелом на полу, были свои, особенные руны, впрочем, мне не понятные. Я также не понимала, что от меня теперь требуется. Я даже не знала, что это за занятие. Помещение, где мы находились было на много меньше увиденного ранее мной зала, зато пол представлял собой однородную, твёрдую, зелёную субстанцию, на которой можно было беспрепятственно рисовать лежащим здесь же мелом. Помимо него у каждого была какая-то странная, чёрная палочка с двойным концом, примерно с ладонь длинной.
  - Трой, пентаграмма номер двести тридцать четыре, - мастер спокойно указал тому самому загадочному Трою на собственно пентаграмму, в которой я сейчас стояла. Тот поднялся, и я с удивлением узнала в нём своего утреннего знакомого. На его лице явно прописывалось злорадство. А мне снова стало очень страшно. Тем не менее я почему-то даже мысли не допустила о том, что он сейчас попробует мне навредить или убить прямо на занятии..., при мастере.
  Трой же поднялся с пола, и зло усмехаясь, плавно подошёл ко мне. Затем, он опустился на корточки и стал той самой, чёрной палочкой обводить прорисованную пентаграмму. После прикосновений раздвоенного кончика она начинала равномерно светиться, почти как линии в коридорах. Никто и не заметил, как Трой одну из рун слегка изменил, сделав её более ветвистой. Никто... кроме меня. Крикнуть, что он специально сделал ошибку? Скорее всего не поверят. Сказать, что хочет навредить? Так, не помогут. Поэтому я и молчала, стоя в растерянности. Тем временем Трой закончил, и вот, уже вся пентаграмма сияет мерным светом. Красиво... Смертельно красиво...
  - Возвращайся на место, - приказал мастер Трою. Тот послушно сел и стал внимательно следить за развитием событий.
  - Ну что ж, сейчас вы увидите, как действует двести тридцать четвёртая пентаграмма при получении энергии на живое существо определённых параметров, - мастер спокойно повернулся ко мне. Я же зажмурилась, лишь беззвучно шепча: "Пожалуйста..., пожалуйста..., пожалуйста!"
  Мастер сосредоточился и пентаграмму начала заряжать его ментальная энергия. Контуры мгновенно вспыхнули нестерпимо ярким светом, ослепившим меня на какой-то миг. Я быстро зажала глаза руками и почувствовала то самое знакомое уже давление, продемонстрированное мне ранее учителем Скаем. Только тут оно многократно увеличилось за счёт самой пентаграммы и придавило меня с огромной силой.
  Я закричала от боли, краем глаза видя взволнованного этим мастера, довольного Троя и растерянных ребят. Сладкая... боль. Падаю на колени, что-то стекает в рот. Вокруг свет, а я ощущаю языком солоноватый привкус крови. Боль... Она раздирает! Мне казалось, что каждая вена, артерия и капилляр буквально взрываются от такого давления изнутри. Будто запустили по ним жидкий огонь... Я царапаю пол ногтями, безжалостно их ломая... Я кричу, захлёбываясь собственным криком... Кто-то бегает, приходит, уходит..., но это там... за пределами моего ада. В какой-то момент я не выдерживаю и падаю на бок, сворачиваясь компактным калачиком... Я вою, забыв о крике... Свет везде, проникает сквозь сомкнутые веки, мучает, не даёт освободиться! Боль... - мой друг и мучитель... Ничего не проходит, всё всегда повторяется... И снова кровь..., боль..., красное..., белое... Лишь что-то внутри, будто ломает все давно поставленные замки и печати, и вырывается вверх..., на волю! В области груди зарождалась невиданная до сих пор мощь, напрочь сметя все барьеры. Именно она всегда сопровождала мои переходы ТУДА. "Но мне нельзя возвращаться!" - беззвучно кричу ей... "А ты и не будешь..." - шепчет сила. Такая большая и... родная! Да, именно родная! Она похожа на дикую кошку... Сейчас поможет - синий, а завтра оставит - жёлтый... Нет никаких барьеров... только она - хозяйка!
  Я медленно поднялась на колени, чувствуя, что пришедшая на помощь собственная энергия не сможет долго держать такой гигантский напор. Поэтому я, пошатываясь, буквально выползла из пентаграммы. Последнее, что я увидела перед таким долгожданным обмороком - лицо учителя Ская. Холодное, как первый, недолговечный снег...
  
  Глава 3
  
  Первое, что я почувствовала - нет боли... Той резкой, тягучей, но уже такой привычной, безжалостно бьющей по всем моим нервным окончаниям... Конечностями шевелить вообще не хотелось. Все звуки и запахи доносились, как сквозь плотную пелену, а мозг превратился в безвольную жижу. Слабость. Дикая слабость. Но глаза я всё-таки открыла... с трудом, в них, будто песка насыпали. А когда осмотрелась, то мгновенно зажмурила их обратно, так как рядом в кресле сидел древний. Осунувшееся лицо Ская явно показывало его недовольство. Хотя, оно скорее попросту вымораживало своей безжизненностью.
  Я попыталась снова стать, как можно незаметнее, тем не менее то небольшое, короткое движение ресницами меня выдало..., как в общем-то и судорожно стучащее сердце.
  - Ксин, - раздался этот очень знакомый ледяной голос, - даю тебе два оста на то, что бы придумать себе приемлемое оправдание по поводу опоздания на занятие к мастеру Айвару.
  Я моментально перестала притворяться и прямо посмотрела на него. Затем, быстро, преодолевая сопротивление своего тела, села всё на той же лежанке в той же комнате, где впервые очнулась. Вокруг ничего не изменилось, но я буквально кожей, на которой почему-то не осталось ожогов, чувствовала, как утекает отпущенное мне время. Раны тоже пропали, хотя я прекрасно знаю, как долго они обычно с синяками сходят... Слишком часто я их получала. Зато это очень способствует резкому увеличению арсенала умений и способностей. Помню, однажды целую декаду лежала при смерти, боясь пошевелиться, и дать гною снова попасть в разлогающуюся плоть. А мелкие, но не менее мерзкие кровоподтёки и гематомы всегда сопутствовали ночёвкам в неположенных для этого местах...
  В голове бессмысленно скакали мысли, но я никак не могла определиться с моими дальнейшими действиями. Страх настаивал на упрямом молчании... Наконец я решилась... Глубокий вздох... и я, прикрыв веки, начала своё повествование. Подробности вспоминались легко, словно это произошло один миг назад. А слова текли плавно, забирая меня в описываемые события.
  И вот, древний, до этого внимательно меня слушающий, уже всё знает о подслушанном мной разговоре. Единственная его реакция на эту информацию - кривая, как у неумело сделанной куклы усмешка, которой я обрадовалась, как будто с ней вновь убедившись в том, что мой учитель живой. Что он чувствует... хоть что-то.
  - Что ж, чего-то подобного я и ожидал, - задумчиво откинувшись в кресле, произнёс он, - только слишком быстро Ивэн стал исполнять запланированное, да и тебя в это зачем-то вмешали. Впрочем, Трой с мастером уже пожалели, кто о своей невнимательности, а кто о неправильном учителе... Но тебе действительно нужна защита и умение защититься. Первое я тебе уже дал, пока три дня вливал в тебя свою энергию, а второму всё-таки придётся учить. Я поторопился, решив, что ты хоть что-то можешь и умеешь. С этого дня ты будешь заниматься со мной.
  Я оцепенела от услышанного. Я могла умереть..., меня использовали..., он знал... Внутри было как-то очень-очень пусто, я наконец поняла, что доверять, и то лишь в пределах разумного тут можно исключительно Скаю, и то только, потому что я ему нужна в качестве временного неофита. До сегодня я знала, что все мы корыстны, а в мире совсем нет справедливости. Однако, как это тяжело! Снова и снова разочаровываться в окружающих... Ожесточаться. Взваливать на себя то безразличие, что буквально висит в воздухе...
  Научиться драться и защищаться захотелось с новой силой, ведь только так я смогу давать отпор. А жить хотелось..., очень хотелось. Однако, меня мучил и другой важный вопрос, и учитель, будто прочёл его в моих глазах. А может просто всё было написано на лице?...
  - Нет, ходить на другие занятия ты не будешь до того момента, как из этого не будет получаться хоть минимальная польза. Мастера обо всём осведомлены. А сейчас уже поздно иди в свою комнату.
  Я, забыв о слабости, встала и послушно отправилась к себе. Разговор с учителям меня окончательно опустошил. Хотелось просто лечь и спокойно заснуть без каких-либо сновидений, однако у меня оставалось до этого ещё одно важное дело. Кстати, я только сейчас, шагая по тёмным кридорам, поняла, что страх после той боли..., той пентаграммы почти ушёл. Исчез, оставив лишь своё слабое подобие. Объяснений этой внезапной стабилизации эмоций не было, была уверенность в возвращении былого состояния при малейших обстоятельствах, угрожающих моей жизни. Но в это мгновение... без страха было... непривычно... Как-то странно и неожиданно... не бояться.
  Тем не менее свои долги нужно во время отдавать, поэтому шла я в тот самый памятный коридор, который спас меня от... гибели..., от смерти... Лучше узнать его тайну сейчас, чем продолжать тянуть. Слишком непонятно всё вокруг, что бы так просто разбрасываться обещаниями. Не думаю, что меня пропустили бы в тот ход, если не хотели бы чего-то в ответ. Все корыстны...
  Вот, это то самое место. Я остановилась напротив нужной стены и в недоумении о том, как же показать своё присутствие, приложила к ней ладошку. Мне повезло, этого оказалось достаточно. И вот, линии уже плавно разъезжаются, открывая уходящий в стену кусок. Я с трудом из-за слабости встала на четвереньки и поползла вперёд, чувствуя чьё-то присутствие в глубине. Как будто очень внимательный взгляд прожигал камень, следя... По спине поползли мурашки... Я постаралась от всего отрешиться, просто выполняя свою механическую работу. Левая нога, правая..., левая, правая..., левая... И так далее... В голове крутились мысли о последующей за раскрытием этой тайны платы. За всё в этой жизни нужно платить. Как знакомо... Нельзя сопротивляться, лишь подчиниться таким порядкам... Иначе, тебя заставят. Видела однажды сломанных кем-то более сильным... У них такой взгляд... Брр... Будто смотришь в тянущую пустоту за безвольными стёклами. За слишком прозрачными, почти как у мертвецов стёклами. Всегда опущенная голова, что бы скрыть это от других... У них нет личности, они её теряют... Я боюсь боли, но они... Им это совершенно без разницы, тем не менее они никогда не ослушаются приказа. Я видела, как один из них на потеху хозяину отрубил себе руку... до локтя. Все кричали, шумели, а обрубок висел бесполезной культяпкой. Один из многих... Жалость? Нет, не было жалости, лишь омерзение к сломанной игрушке. Они сами довели себя до такого. Нужно уметь изворачиваться, лицемерить, не давая к себе придраться. Мир жесток, но к нему можно приспособиться...
  Я ползла вперёд, замечая то, что поверхность постепенно перестала быть горизонтальной, став доволь-таки наклонной. Проход же настойчиво вёл меня вниз. Я махнула головой, прогоняя слишком надоедливые мысли. На миг мне показалось, словно там... кто-то далёкий меня зовёт... Зовёт к себе. Манит. Я заработала конечностями ещё быстрее, опомнившись лишь спустя ост. Появился долгожданный испуг, погружаться вниз дальше не хотелось. Кто-то, находящийся внизу, будто почувствовав моё нежелание, усилил напор. Но я не поддалась, слегка удивившись той простоте, с которой это делала. "Приди..., приди...", - шептало оно, подзывая ближе. Я неосознанно повела шеей, стремясь выполнить приказ, но тут же воспротивилась. Он был удивлён... Очень удивлён такому отпору... Я развернулась и решительно направилась к выходу, понимая, что всё равно сюда вернусь. Так как ощущала ту тонкую, почти прозрачную ниточку, связывающую меня с существом внизу. Оно тоже это знало, именно поэтому прекратив своё гипнотическое воздействие. Стена всё также покорно моей воле открылась, но в её движениях была медлительность и леность, словно она делала мне большое одолжение, давая привыкнуть... и смириться. Когда я вылезала, в голове довольно отчётливо прозвучало: "Жду..." Шелестящий голос заставил вздрогнуть и признать бесполезность сегодняшнего побега от долга. Мне лишь дали отсрочку.
  Я торопливо направилась к своей комнате, мечтая об отдыхе, однако судьба не закончила дарить свои сюрпризы. Неприятные сюрпризы. Прямо за поворотом в мой коридор меня уже ждали. Четверо... из моей группы. И ни одного знакомого лица. Ни Троя, ни двух его шавок, замеченных мною ещё на первом занятии, тут не было. Стала понятна иерархия в нашей группе. Два лидера: Трой и этот с длинным шрамом, проходящие через весь левый глаз. А остальные вокруг них - обыкновенный прихлебатели. Как собаки..., лают, скачут, но без главного ничего не сделают. Противно. Омерзительно. Они наконец дождались... А этот со шрамом, только увидев меня, мгновенно препротивно ухмыльнулся. Трое его спутников тоже на глазах оживились.
  - А вот и наша девочка, - пропел второй лидер, отрываясь от светящейся стены. Я попятилась, следя за плавными движениями всей компании. А они пока выжидали, наблюдали за реакцией. И она им определённо очень понравилась. Я же судорожно размышляла, как избежать драки. Результатов после мысленного анализа ситуации не было. Они грамотно отрезали меня от прохода. По всему выходило, что за происшествие на занятии мастера Айвора их всех серьёзно наказали. Поэтому они и сговорились сегодня отомстить наглой выскочке. Слабачке. Изгою...
  - Слышь, Красавчик, - обратился интересным прозвищем один из прихлебателей к своему лидеру, - она нам похоже не слишком рада.
  Теперь, уже все они стояли, выпрямившись и приготовившись к нападению. В руках у всех были дубинки, которыми можно бить сколько угодно, не причиняя особого вреда коже и внутренним органам, только боль. Понятно, не хотят вновь получить от своих учителей. Вряд ли те одобрят такую самодеятельность собственных неофитов. Я продолжила трусливо отступать, пытаясь не зайти в угол. Там нет никаких шансов. Зажмут и убьют, не сдержавшись. Мальчишки, ухмыляясь, наступали, при этом мастерски поигрывая дубинками. Я выставила руки перед лицом в последней попытке спастись.
  - Ну-ну, не бойся, - резко замахнулся Красавчик, - больно не будет.
  Первый удар я пропустила мимо, ловко отпрыгнув в сторону. Но последующие за ним попросту не дали мне места для манёвров. Я лишь бестолково отмахивалась свободной рукой, второй закрывая лицо. Было больно и очень обидно. Что я такого им сделала?! Почему так? Никому в мире не пожелаю почувствовать этой смеси эмоций. Невесомые прикосновения... и немного опоздавшая, но всё же не менее сильная, почти мгновенная боль. А за ней ещё один удар... и ещё... Пальцы руки уже занемели, а рёбра ощущались, как один большой синяк, терзаемый снова и снова. И звук от соприкосновения материала с кожей..., такой хлюпающий звук... Когда я упала, свернувшись комочком? Не знаю, я перестала соображать примерно на пятом осте. Дальше, была одна сплошная боль, окрашенная в красный. Всё закончилось внезапно. Просто в какой-то момент в коридоре появился самый неожиданный персонаж. Трой. Почему он? Зачем я ему?
  - Что вы делаете, идиоты! - Заорал он, вырубая одного из прихлебателей. С ним прибежали и его друзья, которые уверенно скрутили ещё двух. Красавчик вскинулся и ответил:
  - Учим, что будет, если она ещё раз нас так подставит...
  - Ты - идиот! Она неофит Ская! Он все кости нам переломает, не поднимись она завтра на индивидуальные тренировки с ним!
  После этой довольно-таки эмоциональной речи Красавчик побледнел, из-за чего кожа со шрамом натянулась болезненной маской, и стал пятиться, не сводя ошарашенного взгляда с меня. Я же, тихонько скуля, корчилась от нестерпимой боли в рёбрах. По ним много-много раз прошлись чьи-то безжалостные, сильные ноги. Красавчик быстро скрылся во мраке коридоров, даже забыв о своих дружках. Трой же с гримасой крайнего омерзения подошёл ко мне.
  - Встать можешь? - Вопрос был задан таким тоном, будто его сейчас прямо на пол стошнит. Я честно помотала раскалывающейся на части головой. Его приспешники и мои нежданные помощники молча покинули нас, оттащив за собой тела противников. Трой же тяжело вздохнул, и присев, взвалил мою тушку себе на плечо. Я опёрлась о его плечи и с трудом поковыляла в комнату. Дверь послушно открылась, пропустив нас внутрь. Меня осторожно сгрузили на кровать и уже собрались уходить, как я неожиданно прохрипела:
  - Почему?
  Как ни странно, он с полу слова меня понял, и взъерошив короткие волосы ответил:
  - Я не могу ослушаться приказов учителя Ивэна, хоть и совсем не хочу никого здесь убивать. Впрочем, он уже снял с меня это поручение, уверившись в моей несостоятельности, как исполнителя, - он довольно горько усмехнулся, притронувшись к явно своей больной теме, - тем более, если я могу досадить учителю твоим благополучием, то с радостью это сделаю. Да и Скай не оставит так просто твоё убийство. Но что бы то ни было, на мою дружбу и поддержку не рассчитывай! И да, вот таблетка, снимет боль.
  Он кинул мне лекарство и быстро вышел, задвинув дверь. Я прикрыла глаза, отдыхая. Как тяжело... Боль не проходила, но я, приподняв свою безвольную руку, тем не менее закинула круглую, белую таблетку в рот. Спустя один ост она начала действовать. По телу прошлась прохлада, а мир вокруг перестал расплываться, распадаясь на куски. Я даже смогла сесть, тяжело привалившись спиной к стене. Задрав голову к потолку, только дышать, ощущая лёгкие, как сгустки сильно пульсирующей крови. Не хотелось не то, что шевелиться, не хотелось вообще дальше жить. Но я привычно подавила этот трусливый порыв. Всегда презирала тех, кто намеренно обрывал своё существование... Поэтому я с трудом встала на дрожащие ноги, судорожно держась рукой за стенку. Заново учиться ходить..., как же это больно. Я еле-еле доползла до собственной ванной, осознавая, что завтра будет гораздо хуже. Скай не должен узнать о произошедшем. Он может отменить занятия. А я обязана уметь драться... вопреки всему. Что бы не было больше такого, когда я не могу за себя постоять. Одна..., вторая..., одна..., вторая... Так легче идти, незаметно считая про себя. Я буквально мешком ввалилась в небольшую комнатку. А там..., там был див. Другой, не тот, который принёс мне браслет. Этот был ещё более отвратителен. На всех его шести человекоподобных лапах были омерзительные язвы. Понятно, его пытали, не сумев сразу подчинить. Одевали кандалы.
  Он же, глянув на меня своими тупыми, выпуклыми глазами, исчез. Растворился в воздухе. "Он починил пентаграмму", - догадалась спустя миг я. Обдумывать ещё и это сил не было, я лишь провела чистку себя и грязной формы, да тяжело завалилась обратно в кровать. Сдерживать слёзы и дальше я не смогла. Я уткнулась в такой жёсткий матрас, и стараясь не всхлипывать громко, безудержно заплакала. По щекам катились солёные ручейки, даже принося некоторое облегчение. Почему это происходит? По какому принципу выбираются изгои? Даже Трой помог мне лишь из желания навредить планам своего учителя.
  Я безотрывочно смотрела на браслет, видя перед собой лишь пустоту. Одиночество - что это? Многие никогда и не узнают на этот вопрос ответа. Я же всю свою недолгую, сознательную жизнь борюсь с ним. "Мать", - произнося это слово, многие сразу вспоминают тепло её рук, волшебные сказки на ночь, вкусное молоко при болезни... А перед моими глазами мгновенно встаёт вонючая канализация и бедная, миниатюрная каморка.
  Эта женщина, называемая моей матерью, забеременела от слуги. И всё бы ничего, но она то была знатной демоницей с огромной родословной, да ещё и являлась женой высшего демона. Бастарду она была не рада, и это мягко говоря. Скинуть девочку-младенца в канализацию, что может быть проще? Первое воспоминание - вонь. Почему я помню всё? А ведь, я бы вряд ли бы могла сказать, кто мои родители, будь я простым человеком. Но все демоны осознают окружающую действительность и себя намного раньше смертных людей. Впрочем, это бы мне не помогло, и всё бы закончилось этими печальными событиями, но на свёрток в канализации совершенно случайно наткнулся один из попрошаек. Бедный, ободранный, голодающий он, тем не менее имел доброе сердце. Поэтому и забрал брошенного ребёнка к себе. Он умер. Пять лет спустя он умер, научив меня грамоте, которую сам знал и выживать. Как ребёнку прокормиться на улице? Всё гениальное просто. Я стала обыкновенной воровкой. Нельзя сказать, что лучшей среди всех или даже очень успешной, но на то, что бы не умереть с голоду хватало. Всё изменилось, когда мне исполнилось семь. Тогда я впервые попала ТУДА. Кто-то от родителей наследует красивые глаза, кто-то пухлые губы, а я в результате бешеного смешения ген получила эту способность. Смесок демона и человека. Такого не может быть. Однако, вот, она я. Нет, хватит вспоминать! Нельзя! Я вытерла слёзы, свернулась клубочком и наконец беспокойно заснула.
  ***
  Скай удовлетворённо кивнул. Ксин его в последнее время только радовала. То, что она имеет какие-то свои секреты и тайны проблемой отнюдь не было. Он все их со временем обязательно узнает. Самое интересное сейчас - это её молчание об устроенном Красавчиком побоище. Храбрая девочка. Помощь Троя тоже была весьма кстати, этот малец уже давно и прочно числится среди противников Ивэна. А тот ничего не может с этим сделать. Сам виноват в том, что настроил собственного неофита против себя.
  Трой с Ксин невольно оказались втянуты во взрослые игры, но им пойдут на пользу такие небольшие испытания. Впрочем, в своём неофите Скай не ошибся. Интересная девочка..., способная. Нужно лишь проконтролировать её учёбу, а результаты не заставят себя ждать. Она станет прекрасной древней, избавившись от своей излишней сострадательности. А вот, горгулы и гарпии точно захотят перетянуть к себе столь перспективную ходящую в ночи. Хотя бы для того, что бы позлить их - шантаков. Давняя вражда. Как много воды утекло со времён разделения клана на три части...
  
  Глава 4
  
  Утро наступило в один миг, и как обычно на руке не сильно сжался браслет, показывая, что время имеет свойство уходить. Я лениво пошевелилась и тут же почувствовала всю прелесть неожиданной, вчерашней встречи. Если, когда я ложилась спать, болели только нижние пары рёбер и ноги в районе голеней, то сейчас спина по ощущениям стала одним сплошным, чёрным синяком, а противные иголочки боли, изредка там пробегающие, не давали нормально сесть. Я привычно стиснула зубы и с третьей попытки, активно подталкиваемая серебряной полоской металла на запястье, наконец спустила непослушные ноги на пол. Те тоже демонстрировали чёрные пятнышки следов от беспощадных дубинок, но по сравнению с остальным моим самочувствием как-то терялись.
  В зеркале отразилось чистое лицо, скорее всего лишь из-за того, что я его вчера прикрывала, и относительно целые руки, так как по голове меня практически не били. Я, в очередной раз игнорируя тупую боль в рёбрах и лопатках, собрала хвостик седых волос лентой. Затем, трепетно прикоснулась к своему тряпью под матрасом, получая заряд уверенности, и отправилась умываться. Проблемы в сокрытии синяков от наставника не было, так как у выданной формы имелись в наличии длинные до середины моей ладони рукава и такие же до пяток штанины. Не буду рассказывать о том, как я одевалась, когда при любом касании тканью спины и боков по телу проходила неконтролируемая дрожь, при этом я непроизвольно всхлипывала и выпускала слёзы. Будто вновь чувствуя те безостановочные удары, хаотично обрушивающиеся то по почкам, то по рёбрам... Таблетка Троя хоть не много, но облегчила страдания, ведь я прекрасно помню, как тяжело шевелиться после такой трёпки. На улице случается и не такое... Однажды, я провела в похожем скрюченном состоянии эмбриона около недели, питаясь пробегающими в подвале крысами, да водой, капающей сверху, с насквозь прогнившего потолка. Ритмичное падение капель сначала сильно раздражало, а потом постепенно утягивало, сводя с ума. Ты начинаешь их невольно считать, а они капают..., капают... Только боль не дала мне тогда потеряться в цифрах. И я благодарна ей за это. Если бы я не привыкла к ней за всю свою короткую жизнь, то вряд ли бы смогла сегодня даже подняться на ноги. А так, конечности хоть и с трудом, но слушались.
  ***
  Мои шаги немного разной длинны из-за боли в пояснице разносились вдаль глухим стуком. В этот раз я пошла по разветвлению того самого коридора, где пряталась, что явно показывало на то, что я иду в неизвестное мне ранее, новое место. Приходилось волевым усилием стискивать зубы и сдерживать предательские стоны. Помимо этого я заметила, что в загадочных проходах никого сегодня нет. Не в том смысле, что здание было абсолютно пусто. Нет, оно как раз таки никогда не спало. Невидимая для чужого глаза жизнь таилась во всех его уголках, не замирая ни на миг. Болтали младшие неофиты, заново познавая мир вокруг себя после утерянных в ходе обращения воспоминаний. Плели интриги древние, замышляя собственные тайны и козни. Средние в том числе и я учились науке, перенимая опыт предыдущих поколений. Естественный отбор. Кто-то из-за наставника становился на путь ходящих в ночи, будущих защитников клана и города Теней. Других же неофитов древние распределяли либо в бабочки, где девушки готовились стать будущими жёнами клана, либо в менталисты, где совершенствовались старые и создавались новые пентаграммы, проводились сложные расчёты. Также существовали технологи, обеспечивающие работоспособность пентаграмм и выполнение прочих обслуживающих услуг, и следящие, о профессионализме в шпионаже которых слагались легенды... Налаженная многими веками работа структуры клана не допускала ошибок. Шесть ветвей-принадлежностей были основой всей системы.
  Откуда я знала столько о внутренней жизни клана? О-о, просто не многие понимают, как легко распускаются на улице слухи, и какое огромное количество в них правды. Нужной правды. Вот такие крупицы истины я привыкла отбирать... в прошлой жизни. Без них выжить было тяжело, зато, получив какие-либо ценные сведения их можно было продавать и обменивать на услуги, деньги, еду...
  За собственными размышлениями я малодушно закрылась от ноющих синяков, а теперь стоя перед дверьми в какое-то неизвестное мне ранее помещение я на миг замерла, заново привыкая к боли. Браслет, исправно выполнив свою функцию, убрал карту и застыл серебряной полоской. Я же сделала глубокий вдох и приложила его к специальной, маленькой выемке рядом с двустворчатыми дверьми. Они медленно разъехались в стены, открывая зал по планнировке не похожий ни на что мною здесь ранее виденное.
  Низкие потолки, обитые мягкой тканью бесцветно-белого, практически прозрачного материала, они вопреки ассоциациям с подземельями создавали видимость неба. Стена, которую нельзя назвать во множественном числе, так как она закручивалась кругом, обитым всё той же тканью. Тем не менее диаметр помещения был довольно-таки большим, оставляя много свободного пространства и при этом позволяя поставить с одной стороны бесчисленные полки с оружием. Именно полки, ведь нельзя назвать шкафом прикреплённые на разной, хаотически выбранной высоте, пластины из ария. Из него же был сделан пол, завершая аскетичную картину, но тем не менее не разрешая нам назвать её не роскошной. Противоречиво, как и всё в учителе Скае...
  - Ксин, почему ты не ешь? - Холодный вопрос мгновенно вернул меня в реальность, заставляя ощетиниться в сторону говорившего. Собственно своего наставника я заметила только сейчас. Он небрежно, как будто так и надо и это единственно правильно сидел в углу на полу, согнув в колене одну ногу. Поза могла много рассказать мне после улицы и её порядков. Например, учитель в данный миг был раздражён, и если не интонация, не тон вопроса не выдавали его состояния, то немного подрагивающие пальцы, отбивающие лишь им известный ритм по арию, об этом буквально кричали. Вторая верхняя конечность спокойно возлежала на вытянутой вперёд ноге.
  Смысл самого вопроса достиг моего напряжённого контролем собственных движений мозга не скоро, а когда всё-таки сделал это. То я впервые вспомнила об этой необходимости. Голодная с детства я питалась чаще всего тем, что найдётся и только тогда, когда было свободное время. Соответственно желудок уже натолько привык к своему состоянию, что даже не считал нужным намекать своей рассеянной хозяйке о её физических потребностях. Небольшие же судороги, изредка пробегающие внутри затмевались более сильными болями спины. Плюс без еды я пробыла всего ничего - один день, если не считать те три, которые провела на чистой энергии учителя, значит никаких неблагоприятных последствий помимо уже существующих не будет.
  Всё это промелькнуло в мозгу за доли мига и я лишь понуро опустила голову, опасаясь непредсказуемой реакции наставника. Дать ответ я была не способна, так как горло, будто сжала чья-то безжалостная рука. Того страха, как прежде уже не было, но и на что-то осмелиться я не могла. Наставник же одним слитным и невероятно плавным движением поднялся на ноги и стремительно ко мне подошёл. Своими действиями он заставил меня непроизвольно отшатнуться, но отступать дальше я не захотела. Упрямство пересилило даже инстинкт самосохранения, буквально кричавший об опасности. Учитель поднял мою голову за подбородок, отчего я внутренне поёжилась, оставаясь внешне бесстрастной, и опустила глаза, разглядывая чёрную рубашку моего наставника.
  - Ты знала о том, что здесь можно питаться? - Перефразировал он свой вопрос. Я мотнула головой, не поднимая глаз. Было банально стыдно за свою растерянность и глупость. Он наконец отпустил мой подбородок и прошипел что-то явно ругательное на непонятном языке. Хотя у нас в городе Теней есть всего один общий язык. Откуда он знает этот было не понятно, но и это отошло на второй план после стремительной фразы наставника:
  - Идём.
  Я на миг замешкалась, вспомнив о синяках на спине и боках, поэтому наставник Скай обошёл меня и направился к выходу. Я отмерла и поспешила за ним, где по пути, что бы не чувствовать той противной, ноющей боли, начала анализировать наш разговор, хотя это был скорее монолог учителя. То, что меня захотели покормить, было понятно. Всё-таки тренировка требует энергии, получаемой из продуктов питания. Однако, почему именно сейчас, ведь логичней сделать это было бы вчера. Но ладно это, не ясно мне другое - что мне делать с таинственными ходами, где я когда-то спряталась? Отдать свой долг существу, находящемуся внизу, - первостепенная задача. Соответственно, сегодня нужно наконец решиться, если я не хочу лишних неприятностей. Ещё одна проблема - Красавчик. Вот, не верю я, что он так просто меня оставит! Такие, как он стремятся к власти, беспрерывно идя по головам более слабых и возвышаясь только за счёт этого. Трой сильнее этого мальчишки, значит меня будут трогать только в случае моего не нахождения рядом с ним или его компанией. Вывод: нужно держаться их и учиться защищаться. Из этого следует, что мне необходимо чем-то заинтересовать Троя. Вопрос, чем?
  Додумать способы стать жизненно нужной я не смогла, так как мы, пройдя немного вдаль по коридору, зашли в одну из дверей и попали в ту самую комнату, где я впервые очнулась. Я пометила в мыслях месторасположение всех знакомых мне помещений, потом обязательно пригодится. Затем, замерла посередине комнаты, опустив голову и скрывая непонимание такой заботы со стороны наставника. Шея молча заныла, помня вчерашнюю встречу.
  - Садись и прекрати дрожать, - с явным раздражением, которое я различила только из-за того, что довольно долгое время слушала голос учителя, сказал Скай. Я села на кушетку и стала рассматривать свои пальцы. Привычно сгорбиться, дабы казаться незаметней не получалось, так как спина не вовремя напомнила о себе. В плечах и запястьях, где распологались нервные окончания, ощущались отголоски того, что чувствовала кожа повреждённых участков. Неприятные иголочки выделялись, пробегали свой путь и снова терялись на общем фоне.
  Я вздрогнула от неожиданности, когда по полу из ария застучали коготочки дива. Этого представителя собственного вида я ещё не знала. Впрочем, свои попытки понять количество этих духов в здании я забросила, лишь оценив его размер... Див же, не обращая совершенно никакого внимания на меня, стрекоча, преклонил свою лысую голову перед моим наставником. Тот даже не шевельнулся как-то в ответ поприветствовать духа. Просто стоял, опёршись о стену и сложив руки на груди, смотрел в пустоту перед собой. Видимо о чём-то задумался. Я не упустила шанса и потёрла ноющее ребро, надеясь, что наставник не увидит. Тот продолжал размышлять о своём. Див же в свою очередь, осторожно косясь и явно опасаясь моего учителя, подошёл ко мне, небрежно поставил мне на колени поднос и растворился в воздухе. Я тихо зашипела от знакомой боли, пронзившей ногу чуть ниже тазобедренного сустава. Только отдышавшись и наконец подавив слёзы от резких иголочек, я смогла рассмотреть, что лежит на злополучном подносе, равнодушно стоящем на чужих синяках.
  А там стоял пластиковый стакан с жёлтой жидкостью внутри. Рядом находились какие-то непонятные белые пластинки с чёрными точками внутри. Аппетита это всё не вызывало, но под немигающим взглядом очнувшегося от своей показной задумчивости учителя Ская я потянулась за первым прямоугольником. Он оказался мягким и слегка липким, и я, перебарывая собственное нежелание, положила его в рот. Раздался хруст и я пережевала небольшой кусочек. Даже этой безвкусной малости хватило на то, что бы я почуствовала себя сытой и полной энергии. Во мне, будто открыли дополнительный источник внутренней зарядки.
  - Это масса состоит из очищенных углеродов, белков, жиров и других полезных элементов. В стакане то же самое, но с добавлением витаминов группы B и ещё пары группы водорастворимых. Привыкай, теперь ты будешь этим питаться ежедневно, - спокойно, какой бывает погода зимой после бушующей недавно вьюги, произнёс наставник. Я еле слышно вздохнула и пообещала себе, что, когда стану сильной и независимой, буду есть только настоящую пищу, а не эти выжимки. Нет, такой рацион вполне оправдывался необходимостью слишком активных занятий. Но я то помню вкус кислого яблока, попробованного однажды, в на редкость удачную вылазку. Помню, как на губах тает пена от молока, которое мне довелось пить при сильной болезни. Тогда ещё был жив Анка, подобравший никому не нужную малютку в канализации. Тем не менее я доела всё, что дали, ведь не известно, когда в следующий раз удастся перекусить. Отодвинутый поднос тут же исчез с на миг появившимся за ним дивом.
  - Браслет будет будить тебя раньше и провожать до общей столовой, раз ты такая несамостоятельная, - холодно сказал наставник, и плавно развернувшись, позвал, - идём обратно.
  Я, стиснув зубы и стараясь не показывать боль в спине, поплелась за моим учителем. Тот же опять зашёл в круглый зал.
  - Подойди, - холодный оклик настиг, стоило мне только последовать за наставником. Я безропотно повиновалась, хотя внутри всё застыло от запоздалого страха. Учитель же положил свои руки мне на больные плечи, отчего я вздрогнула всем телом, и принялся рассказывать всё тем же ледяным голосом о собственных действиях:
  - В городе Теней существует две силы, сферы, власти, называй, как хочешь. Материальная и нематериальная. По другому власть физическая, управляющая телом, и власть тонких материй, управляющая разумом. Мозг и разум - совершенно разные вещи. Однако, мы не будем углубляться в учения, рассматривающие данные явления, а наоборот возьмём оба понятия, как единое целое и основу. Пока тебе надо знать лишь то, что эта сфера подчиняется демонам. Высшим демонам. Вторая власть, власть над телом принадлежит нам, кланам. Мы можем всё в этом плане. Улучшать регенерацию, становиться быстрее, сильнее, игнорировать физиологические аспекты. Кстати, последнее осуществляется за счёт обращения, когда мы перестаём быть живыми. Мы можем замедлить и остановить сердце, уменьшить или увеличить терморегуляцию тела и его отдельных частей и так далее... до бесконечности. Проблема кланов, казалось бы сильнейших существ, заключена в другом. Не зря же существует две власти. Мы не можем также, как и тело контролировать собственный мозг, разум. При смерти, сопровождающей обращение неофита, мозг продолжает жить дольше тела, и мы из-за ограничения во времени попросту не успеваем его убить. Поэтому при практически совершенном теле мы тоже имеем некоторые ограничения. Ведь наше собственное сознание ставит нам рамки, как то физиологические потребности. Мы попросту привыкли, а значит даже при исчезновении необходимости этих процессов для организма, мозг настаивает на обратном. Конечно уже пробовали обращать новорождённых, но они умирают, так как не осознавая себя, теряют всё. Вот, почему все неофиты подростки. У вас самая гибкая психика, взрослые умирают даже быстрее младенцев. Из вас же по статистике остаётся одна сотая на том этапе, где сейчас находится твоя группа. Поэтому каждый член клана имеет право обратить трёх неофитов, - говоря это, наставник вливал в меня свою энергию, которая расходилась по телу приятными волнами, успокаивающими и забирающими боль. Я же наконец поняла, зачем мне оставили память. Эксперимент. А что будет, если...? Стало горько. Когда чувствуешь себя ненужной. Ведь я важна только, как опыт. И то не для всех. Ведь попытка убийства уже была. Значит кто-то не хочет знать результаты эксперимента. Или же я подверглась удару лишь из-за того, что стала неофитом именно Ская? Кто в этом случае он? Наставник же, совершенно не обращая внимания на мои внутренние метания, спокойно продолжил:
  - Мы не будем сейчас рассуждать на тему взаимоотношения неофитов и их выживаемости. Я лучше расскажу немного о клане. Всего в городе Теней существует три клана. Это не офишируется, об этом не распространяются. Фактически мы - одно и то же. Ведь наш долг - защита города от тварей с изнанки. Тем не менее есть и серьёзные отличия: вроде персональных секретов каждой школы или же в некоторых традициях. Однако, нас трое, и мы уживаемся между собой, объединяясь против чужаков. Шантаки - это мы, горгулы и гарпии - наши соседи. С первыми мы поддерживаем более менее хорошие отношения. Со вторыми рассорились и враждуем. Но вернёмся к нашей тренировке. Сейчас я тебя подлечу и разогрею все нужные сегодня мышцы. Потом, ты будешь, выполняя абсолютно все мои задания, поднимать своё физическое состояние, я же буду тебе рассказывать о клане и о многом другом и ещё при сильной усталости, которая наверняка последует, лечить.
  Вот, именно после этих слов я поняла, что мне стоит забыть слово не могу. Ни вопросов, ни сомнений не осталось. Было лишь единственное желание - стать сильнее. Что бы никто не мог унизить или приказать, что бы я могла отстоять двойной цвет своих глаз и сохранённые воспоминания. А то, что из-за них будут проблемы, я знала точно. Всех, кто отличается даже в самой малости от толпы не любят. Причём, простые люди ненавидят клан, но нуждаются в нём, а в клане ненавидят других, забывая об отношении простых смертных к себе. Замкнутый круг...
  - А теперь, начинай бегать, - убрал от меня руки наставник. Я молча повиновалась, пытаясь забыть о своём предыдущем, несколько печальном опыте физических упражнений. Дыхание привычно вошло в ритм, а руки заняли полагающееся им место, помогая мне не сбиваться. Я же только в этот момент поняла, что синяки и спина больше не болят. Не веря в такое чудо, я прикоснулась пальцами к рёбрам. Обычная кожа. Видя мой удивлённый до нельзя взгляд учитель пояснил:
  - Я немного ускорил естественное заживление и заморозил все ощущения, - произнеся это, наставник сел на пол в позу лотоса и видимо принялся медитировать, тем не менее не забывая обо мне:
  - Не отвлекайся, - будто холодом облили, - ты неправильно бежишь, на каждые три шага один вдох ртом или выдох носом.
  Я честно постаралась приспособиться к новому ритму. Удивительно, но стало действительно легче! Ноги прекратили путаться, а из правого бока убрались привычные для меня при беге иголочки.
  - Не топай, переставляй конечности с носка на пятку. Это в будущем поможет тебе сделать походку более тихой и плавной. Такой навык понадобится тебе при многих заданиях клана. Незаметно подобраться к жертве, сходить в разведку, слиться с местностью...
  Перспективы предполагаемого будущего пугали, но я силой воли подавила в себе трусливые порывы. Убийство не было моим страхом, живя на улице, ты каждый день видишь трупы неизвестных бродяг, воров. Частенько меня за определённую плату нанимали помочь закопать неугодного. Ведь не все любят марать собственные руки в земле. Поэтому мертвецов я не боялась, наоборот я боялась живых. Что нам могут сделать трупы - молчаливые тела? Зато, как много людей, низших демонов готово за кусок хлеба перерезать горло недавнему товарищу? Их миллионы.
  Тем временем я заходила на пятый круг, перед глазами плыла до этого довольно чёткая картинка окружающей реальности. Лёгкие жгло, словно там вырезали огненную пентаграмму. Постепенно передвижение ног становилось абсолютно монотонной работой. Я не задумывалась над своими действиями, превращаясь в какое-то отупелое животное. А в круглом зале по прежнему было идеально тихо, только я нарушала эту атмосферу одиночества.
  Двенадцатый... или тринадцатый круг... Я уже не считала... В ушах стучала кровь, перемещаясь по артериям, венам и капиллярам. Всё это погружало меня в некий транс. Когда вокруг раздаётся этот ритм, а ты, будто бессознательное существо двигаешься ему в такт. Сквозь пелену пробилась вялая мысль, что это всё не случайно. Однако, вскоре и зал и моя голова были одинаково пусты. Ноги же продолжали напрягать нужные им для бега мышцы.
  - Достаточно отдыха, - донёсся издалека спокойный голос наставника. Затем, последовала лекция, попадающая в мой ритм и за счёт этого отображающаяся в памяти навечно. Её вырезали ледяные слова с острой кромкой, а я всё бежала... Сколько времени прошло? Час? Два? Не знаю, я воспринимала лишь информацию от учителя, даже усталость с остальными физическими ограничениями исчезли. Вот, о чём предупреждал наставник. Именно сейчас я, преодолевая все границы, поняла, что значит настоящая власть над телом. Я могла всё...
  А учитель Скай в это время рассказывал мне о различных стилях боя. О возможностях и преимуществах бойцов, о горгулах и гарпиях, о запрещённых приёмах. Я никогда теперь не забуду, как сделать вовремя подножку или захват. Даже не подозревала ранее о богатстве неожиданных подлостей. Мне говорили о моих собственных недостатках и о том, как их компенсировать. Также я узнала о классификации ударов: о самых сильных и самых слабых, о самых быстрых и самых долгих, о самых эффективных в каждой ситуации. Я не обдумывала, я запоминала. Наверное, только для этого и понадобилось отключать меня от реальности.
  Немного спала пелена бессознательности, когда мы перешли к растяжке. Однако, раз сохранился ритм, значит и мысли исчезнут. Но до этого я успела почувствовать всю прелесть данной экзекуции. Что бы посадить меня на совершенный шпагат, понадобилось всего два мига. Разорванные связки и растянутые мышцы учитель мне залечил и того быстрее. Кувырки, акробатика, гимнастика... И параллельно рассказ о слабых местах у демонов. Голова была тяжёлая и мутная, будто применили наркотики. С этим понятием пришла следующая ассоциация. Воспоминание о том, когда я нарвалась на наркоманов. Один сдох, как последний нищий в канаве, а другие ради дозы на коленях умоляли меня и других проходящих мимо людей помочь. Они рвали на себе кожу от нестерпимого желания потерять себя снова... Они ползли под дождём, соскребая остатки одежды с живота... Противно и непонятно... Тем не менее эта мысль, как и остальные быстро ушла в небытие. И я продолжила, словно марионетка выполнять команды, открывая в себе новые возможности.
  Ещё одно очищение сознания от тумана произошло, когда мы перешли к нагрузке на мышцы рук и спины. На миг замер ритм и опять вернулся на собственный бесконечный круг. Удержать над полом на прямых руках тяжеленные мечи и дубины. Затем, различные махи ими же. И всё это под сопровождение спокойным голосом учителя, говорящего о видах холодного оружия. Заточка, баланс, острота, блеск, материал, гарда... За эти осты я узнала больше, чем за всю свою прежнюю жизнь.
  В конце занятия произошла ещё одна смена монотонных упражнений. Меня учили владеть телом. Замедлять и увеличивать скорость движения крови, ускоряться и убыстряться... Когда же наконец эта бессознательная пытка оборвалась и ко мне вернулось бесценное умение мыслить, я просто упала на месте, не ощущая собственного тела. Всё в миг онемело.
  
  Глава 5
  
  В этот раз очнулась я быстро, и десяти мигов не прошло. Тьма неспешно ускользала, давая поднять налившиеся свинцом веки. Странно, что она так мало меня держала... Сознание после тренировки наконец начало ко мне возвращаться. А уже через ост перед глазами возникла чёткая картинка реальности, однако мысли пока не спешили на прежнее место. Я села, бездумно уставившись в одну точку на стене. Наставник же посмотрел на эту картину, молча вышел и куда-то ненадолго исчез. Его движение я уловила совершенно случайно, краем глаза, но обдумать смысл его ухода не смогла, так как в голове, будто многолетнюю плотину прорвало. Все мелькающие недавно, до погружения в это странное состояние отупения мысли как-то разом свалились в одну кучу. Клубок не желал ни распутываться, ни функционировать, как надо.
  Я на миг отмерла и тут же схватилась за голову, застонав. Было очень плохо... К боли физической я привыкла ещё с детства, сейчас же в черепной коробке, словно взорвали что-то. Что-то большое и яркое... Я уткнулась в колени, сложившись пополам. Мышцы всё-так же не ощущались, зато от этого небольшого по сути движения из глаз искры посыпались, будто из-за сотрясения реальности. Я сильно сжала виски пальцами, которые не чувствовала и принялась массировать кожу кругами. Только так появлялась возможность немного распутать свалявшийся клубок из непослушных мыслей.
  В эмоциональном плане было так же глухо, как и в физическом, поэтому я решила немного поразмышлять. Во-первых, что это было? Я никак не могла осознать произошедшего на занятии. Странный ритм и предательское забвение. Вся потная и онемевшая я сидела на полу из ария и пыталась отделить скребущийся ответ от остальных ниточек разума. "В городе Теней существует две силы, сферы, власти, называй, как хочешь. Материальная и нематериальная...", - всплыла внезапно в голове фраза наставника. Маленькие молоточки боли застучали ещё сильнее, не давая спокойно всё воспринять и вспомнить. Виски пронзило новой порцией знакомых иголочек. Я тихо выдохнула сквозь зубы, боясь потревожить этот рассадник неприятных ощущений.
  - Пей, - я не заметила, как рядом оказался мой учитель. Он плавно присел на корточки, равнодушным лицом глядя на мои мучения. Я опустила глаза, пряча страх, ненависть и боль... снова... Тем не менее пришлось пошевелиться в направлении жестяной кружки. От этой малости голова опять захотела привалиться во тьму, но я волевым усилием удержала сознание от такого малодушного порыва. Не сейчас..., не время... Когда пальцы коснулись холодной поверхности посуды, наставник резко поднялся и раздражённо бросил, поворачиваясь к дверям:
  - Уже утро, поэтому ты приходишь в себя и направляешься на завтрак. Маячок на карте я поставил, - он притормозил рядом с выходом и с ледяным спокойствием добавил, - если не успеешь поесть, значит останешься без своей порции энергии.
  Я повесила голову, рассматривая загадочное приобретение, только после того, как его идеально прямая спина исчезла за поворотом коридора. В кружке обнаружилась зелёная, словно подсвеченное снизу фонариками болото, жидкость. Яркая, но отвратительно густая... Пить такое не хотелось. У меня в тот момент было только одно желание - лечь и больше не вставать. Тем не менее я заставила себя влить в рот данное питьё. Предполагалось, что оно поможет. Вкуса не было, как и какого-либо видимого эффекта.
  Однако, уже спустя миг я, пошатываясь, но всё же смогла подняться на ноги. Затем, держась за круглую стенку, медленно дошла до выхода. А там глубокий вдох... выдох..., вдох... выдох... Спокойствие... Я отсчитывала внутри знакомый ритм. На каждый шаг... Постепенно меня перестало раскачивать из стороны в сторону, и я более менее уверено продолжила путь. Браслет показывал слегка изменённую карту, а я следовала его указаниям. Думать о чём-то кроме маршрута не получалось, но мысли уже не путались, словно найдя решение. Мышцы всё-так же были совершенно нечувствительны к их использованию, из-за этого немного страдала моя координация. Иногда заплетались ноги, иногда я, как пьяная, заваливалась на бок. Неприятные ощущения. Помню выпивших после удачного дела мужиков... Отвратительное зрелище... Дешёвая сивуха, на которую шли деньги, с трудом вырученные ранее... Избитые жёны, дети или любовницы. Кто под руку попадётся... А на утро похмелье и новая злость на вчерашнее спускание выручки. Снова поднятые кулаки на ближайших родственников... и снова плохо окружающим...
  Я наконец добралась до нужной развилки, в этот раз совершенно не обращая собственного внимания на красоту светящихся в коридорах линий. Арочный свод и абсолютное отсутствие поступающих оттуда звуков. Я мысленно попросила время подождать несколько ост в своём бесконечном беге, мне надо успеть, ведь не зря же наставник так хотел моей сытости? Значит скоро будет что-то, где мне понадобятся все мои силы... Предположения не особо радовали, однако никаких альтернатив не было. Я распрямилась, сжала губы в тонкую нитку и деревянной, зато чёткой и размеренной походкой зашла внутрь.
  Передо мной расстилалось целое царство, вмещающее в себя огромное количество ходящих в ночи. Даже странно, почему звуки задерживаются тут, не поступая в коридоры. Впрочем, моё любопытство мгновенно было удовлетворено выжженной пентаграммой по обом сторонам от арочного свода. Я осмотрелась. Ровные ряды столов, созданных из чёрного камня, тёмного, каким бывает лишь грозовое небо до сверкания торопливых молний. Они стояли перпендикулярно стене, в которой был проделан арочный проход. Затем, столы убегали вдоль двух других несущих стен и прятались где-то вдали. Парящие над полом засчёт пентаграмм под ними круглые диски по-видимому изображали стулья. Выгнутая книзу середина и немного завёрнутый внутрь край, куда помещается спина, создавали все удобства для сидящих. Необычное и, видимо, дорогое удовольствие.
  Сначала я не поняла, почему в общей столовой нет представителей других ветвей клана кроме ходящих в ночи. Разгадка была близко... прямо подо мной... в прямом смысле... Прозрачные фрагменты пола из не слишком концентрированного ария услужливо показывали другие уровни. А там находились остальные ветви. Под нами были следящие, под ними кто-то ещё и так далее... Явно узнавался почерк в иерархии клана, где чётко говорилось, что ни одна ветвь не может быть выше защитников или по-другому ходящих в ночи. Тех, кто кладёт собственные жизни за других, за мир.
  Я немного горько усмехнулась, отходя от первичного восхищения. Остальные - лишь пыль под ногами... Грязь... Как же знакомо! Выбившиеся из хвоста пряди от малейшего движения головой ложились поверх глаз. Я быстро и немного нервно заправила их за уши. Затем, аккуратно оглянулась вокруг. Никакой реакции на моё появление не последовало. Пустое место... Никто... Что ж, так даже лучше! Лучше для меня! Надеюсь, проблемы минут меня сегодня стороной...
  Я плавно, что при моём состоянии стало настоящим достижением, двинулась к раздаче. Она представляла собой уже заполненные подносы, лежащие перед дивом. Тот контролировал очередь и шипел на всех, кто нарушал её порядок. Около десяти ходящих в ночи нетерпеливо ждали своей порции. Я постаралась незаметно примоститься за последним. Некоторые меня демонстративно не видели, другие метали откровенно неприязненные взгляды. Никто не любит непохожих... Я опустила глаза, стараясь не показать их цвет. Он итак весьма необычен среди людей, что уж говорить о реакции тех, у кого он вообще после обращения одинаков? Я кидала взгляды из-под своих белых ресниц, следя за обстановкой вокруг.
  Те, кто был постарше вели себя наиболее спокойно, общаясь лишь между собой. Однако, были и такие, кто, находясь среди старших, совершенно не скрываясь, демонстрировали мне и другим из моей группы собственное превосходство. Их количество варьировалось от трети всех до нескольких самых главных лидеров. Они использовали моих одногруппников в качестве слуг или рабов, явно над ними издеваясь. Возмущение поднялось волной, но я ничего не могла сделать. Древние, занявшие дальнюю часть столовой не обращали своего внимания на творящийся тут беспредел, показывая своё безразличие и допуская такое поведение собственных неофитов. Средние же, а точнее вся моя группа безропотно подчинялись более опытным, приветствуя прежде всего силу. Гадко! Лишь Трой и Красавчик оказались защищены от посягательств на них. Не знаю чем, тем не менее их не трогали. Младшие держались вместе, передвигаясь стайкой и с опаской косясь вокруг себя. Они, как маленькие котята, только недавно открывшие глазки, осматривались и делились впечатлениями с друг другом. Потерявшие память и себя вновь пытались обрести утраченное и заполнить ту пустоту внутри, что образовалась в результате обращения. Старшие, а точнее подростки от шестнадцати и до двадцати их не трогали, так как за ними следил один из древних. Вероятно эти птенчики впервые попали сюда, как и я, недавно. Только им давали время адаптироваться и привыкнуть, а я одна...
  Я наблюдала за поведением всех, стараясь не попадаться на глаза явным лидерам своей и других групп. Всего таких различных связок было немного. Одна у самых младших, где было собранно около сотни малышей. В нашей возрастной категории средних было примерно две или три группы, однако они предпочитала не пересекаться между собой, соблюдая хрупкое перемирие перед старшими. Те же имели лишь одну связку из семи ходящих в ночи, напоминая мне о естественном отборе, хотя точнее будет - о неестественной смерти. Как я смогла так точно подсчитать всё? Легко. Надо было лишь приглядеться к тому, по какому принципу они сближаются. Каждая группа обособлялась ото всех пустым пространством между парящими дисками. Всё в точности, как и везде.
  Меня всё-таки заметили, когда я взяла поднос и села с краю самого пустого их столов отдельно ото всех. Почему именно так, если я при этом точно знала, что привлеку чужое внимание и настрою против себя других? А зачем создавать гораздо более позорную ситуацию? Ведь вряд ли бы парни из моей группы безоговорочно приняли бы меня. А так я хоть сохранила часть собственного достоинства. Я криво улыбнулась, чувствуя на губах горький привкус грядущих неприятностей. В том, что они будут, я не сомневалась. Ну, кто позволит какой-то выскочке так открыто игнорировать установленные правила? Слабой выскочке... Однако, поесть я должна была. Поэтому я поспешила проглотить привычные пластинки и жидкость из такого же, как и вчера стакана. Каждую клеточку тела наполнила энергия и даже в голове прекратили путаться мысли. Я ощутила такой прилив жажды деятельности, что не смогла сдержать восхищённого вздоха. И всё бы было почти прекрасно, но в то время, когда я предавалась немому превознесению еды, забыв о скорых угрозах спокойствию, меня решили проучить...
  Группа старших, не сводя с меня сверлящих взглядов своих зрачков, подослали ко мне одного из моих неизвестных пока одногруппников. Он был одним из тех, кто помог Трою спасти меня от Красавчика. Теперь же, уже он не мог сопротивляться сильнейшим. С опущенной головой от осознания собственного бессилия он приблизился к моему диску и с извиняющими нотками в голосе произнёс:
  - Подойди к своему господину! - Он указал на крайнего из всех старших. Некоторые из сидящих рядом усмехнулись, другие даже не обернулись, переговариваясь между собой. Никто не спешил на помощь. Впрочем, надежды на такой лёгкий выход и не было... Я сначала немного опешила от смысла фразы, но любопытые взгляды отовсюду быстро привели меня в себя. Даже древние на миг отвлеклись от своих разговоров и снизошли до нас. Моего учителя мне видно не было, однако я испытывала его, как всегда ледяной взгляд, ожидающий развития событий. Было стыдно и непонятно. Я не знала, что делать, судорожно думая, как выкрутиться и не дать над собой поиздеваться. Стать такой, как мои одногруппники, где исключительно Трой и Красавчик не были бесплатными слугами для старших, не хотелось. Это гадко! Выжидающие взгляды старших и виноватый парня передо мной разожгли то самой пламя ярости, при котором уже не контролируешь себя. Я злилась на себя за непростительную трусость и слабость, на наставника за очередную проверку, на свою судьбу, подкидывающую новые проблемы... Ненависть столбом поднималась отовсюду, но особенно из центра лба, подогреваемая событиями последних дней. Конечности, не чувствующие до этого ничего внезапно приобрели пластичность и какое-то незнакомое томление. Я, словно вошла в тот самый транс, когда отключается сознание и мысли. Только у меня всё было немного по-другому. В этот раз я получала энергию из съеденной пищи и из головы, а затем перерабатывала её в силу. Вспомнились все вчерашние приёмы, показанные наставником. Как убить одним ударом, как парализовать всё тело нажатием, как правильно использовать свои преимущества... Я прямо взглянула на наглого старшего. Глаза в глаза. Он давил волей, энергией, силой... Однако, сейчас я была в такой ярости, что ломала все его барьеры, не задумываясь. Он злился. Я торжествовала и буквально вываливала на него свою энергию. Она же, как топор грубо, но надёжно ломала его. Я не понимала ничего из происходящего, так как чувствовала что-то похожее только тогда, умирая в пентаграмме, однако сейчас во мне явно пробуждалось новое... Будто все мои негативные эмоции, собравшись вместе, вынудили пасть ту психологическую преграду, отделяющую меня от ещё одного элемента. "Как кусочек души, вернувшийся на своё место", - так я определила полученное внезапно могущество. В данный момент я действовала скорее неосознанно, погрузившись внутрь себя. А снаружи творилось непредсказуемое: упал на колени тот самый старший, уперевшись руками в прозрачное покрытие, замерли другие, словно просто не могли двинуться. Часть схватилась за виски, часть застыла в пространстве. Я же... я же была всемогуща... Я радостно и полубезумно рассмеялась, смотря в глаза старшему. Наш визуальный контакт ничто не прерывало. По центру лба стучала сила. Мелькнула мысль: "А в прошлый раз, в пентаграмме она била из солнечного сплетения..." Мелькнула и пропала... А я продолжила давить на всех невидимыми потоками, вспоминая всё, что успела пережить...
  - Тварь тебе в печёнку! Прекрати! - Внезапно громыхнул чья-то ярость у меня в мыслях. Кто-то посмел пробраться ко мне в голову? Я в бешенстве оглянулась, медленно начиная приходить в себя и понимая при этом, что натворила... Вокруг всё, будто остановилось, замерло время: подносы не падали, зависнув в воздухе, ходящие в ночи не двигались, если вообще можно так охарактеризовать их заторможенные действия, осколки плавали в нигде, попирая гравитацию, а я приходила в ужас от всего происходящего... Стоило только представить какая смерть мне грозит за всё это, и тут же сила, бьющая из-под моей кривой чёлки, иссякла. Как источник в пустыне...
  - Что застыла, тварь тебе в глотку?! Быстро, шевели ногами по направлению ко мне! Я пустил зов, - снова прозвучал в голове чей-то сиплый, будто полузадушенный голос. Он был полон гнева и какого-то странного ожидания. Я отошла от шока и моментально кинулась в сторону, куда меня тянуло, словно привязанную за верёвочку. По коридорам... ниже... Я бежала, как в последний раз, вспомнив всё, чему учил наставник. Дыхание не сбивалось, ноги слушались беспрекословно, и вот, я уже стою перед такой знакомой стеной. Было страшно, но я всё равно стремилась вперёд. Линии приветливо разъехались, а я, не обратив на них внимания, бухнулась на четвереньки, залезая в проход, и поползла вдаль и вниз... туда, куда так боялась попасть ранее. Однако, сейчас я чувствовала, что там единственная надежда на... Не знаю на что, знаю, что мне будет очень плохо, когда в столовой всё нормализуется.
  Я ползла недолго, словно кто-то сократил эти маленькие коридоры для меня. Хотя, я уже ни чему не удивлялась, списав всё на разумность самого здания, где находилась. Последний поворот... и... Я вылезла в огромной по своим размерам пещере. Именно, что пещере, так как не узнать сталагмиты и сталактиты, расположенные по обоим сторонам тоненькой тропки я не смогла. Даже сейчас, в состоянии практически близком к панике я восхитилась их красотой и тем, как они преломляли свет от линий на стенах, пуская неповторимые по своей форме блики. Мелькание и рябь от них существенно били по глазам, пришлось прикрыть их. Я шла, срываясь на бег и вот, уже предо мной предстал второй грот не менее прекрасный, чем был первый. Полностью ледяное озеро, расположенное посередине, отвлекало, не давая рассмотреть ничего вокруг. Я, как заколдованная подошла к нему...
  - Не советую касаться воды, - прогремел под сводами сиплый и немного усталый голос. Я вздрогнула и отодвигалась назад, пытаясь глазами найти говорящего. Но его не было...
  - Не ищи меня, пока не время показываться, ты ещё придёшь сюда... и не раз, - прозвучало немного пугающе, - а теперь, выслушай меня. Во-первых, то, что ты натворила наверху было глупо и недальновидно, однако, я понимаю, что сделанное стало итогом твоего срыва. Также в тебе в это время проснулась сила. Ты же знаешь, что всего существует две власти: физическая и над разумом?
  Я осторожно кивнула, пытаясь разобраться в себе, и голос тут же продолжил:
  - Так вот, до этого момента я чувствовал в тебе силу лишь над телом, была и вторая власть, но она дремала. Сегодня же она окончательно проснулась, дав с тобой связаться ментально. Я не знаю, даже не спрашивай, как в тебе умещаются две противоположные силы! Такого раньше не было, тварь тебе в печёнку! Я тебе и тогда-то помог спрятаться лишь, ощутив родную силу. И это очень хорошо, что у тебя есть обе власти. Однако, для твоего же блага об этом не должны узнать. Никто. Никто из клана и никакие другие личности. Сейчас нет времени беседовать, поэтому ставлю пока тебе блок на проснувшуюся силу. Кстати, ты в курсе, что у тебя есть ещё один такой же блок на физическую власть, которая судя по всему тоже совсем недавно очнулась? А впрочем неважно, тебе надо знать лишь, что с присутствующими в зале я разобрался. Теперь, они вряд ли даже вспомнят о твоём нахождении в столовой. Под вопросом только древние, которые защищены от воздействий, но тут даже их защита ничто против скопленной за века мной силы. В общем, сейчас идёшь туда, куда тебе надо и стараешься не показать причастности к небольшому взрыву. Я тебя позову, когда восстановлюсь после сегодняшней акции...
  Голос замолчал, а я, всё ещё находясь в небольшом шоке от такого краткого курса выживания, двинулась к выходу, однако предо мной демонстративно открылся другой проход прямо в монолитной стене. Я доверчиво повернула туда, залезла и принялась думать. И думать было над чем. Две власти - это вовсе даже не хорошо, наоборот это ужасно! Мне ни одной не надо было! Ну почему именно я?! Что нет больше никого в городе Теней? До того, как попала сюда, у меня была всего одна исключительная способность, приносящая постоянные неприятности, теперь их три! Не нужны они мне... Хоть, если подумать, то в данной ситуации сила мне нужна, и как можно больше. Но при этом мне необходимо её развивать, ей пользоваться. Ладно, учить меня наверняка будут, ведь я должна тому существу, живущему у озера. А долг, видимо, можно отдать лишь, воспользовавшись способностью разума, значит второй наставник у меня уже есть. Это хорошо... Потом, буду искать пути выполнения долга. Сейчас, мне надо стать наконец сильной, что бы прекратить скрываться. Но как же хочется всё бросить! Уехать далеко-далеко..., туда, где Анка всё ещё живой... Хочу жить с ним... в уютном, маленьком домике... И снова пить молоко, которого мало, но оно есть... Нет, прочь мечты! Хватит думать о несбыточном, нужно проанализировать ситуацию.
  Во-первых, столовая. Больше нельзя срываться. Это обязательно усвоить. Мне нельзя доводить себя до такого. А если бы не было бы существа у озера? Я бы наверняка уже лежала бы где-нибудь в городской канаве со свёрнутой шеей. Ведь кому нужна слишком могущественная противница? Даже, если я чувствую опасность, нельзя срываться! Во-вторых, блок. Нет, понятно, что первый установил учитель, когда лечил меня, но зачем? Хотя какая разница? Главное не выдать себя! И наконец в-третьих, что делать дальше? Красавчика однозначно нужно поставить на место. Но как? Пока не знаю, придумаю. Трой же в свою очередь - хороший союзник. И теперь я догадываюсь, как его можно заинтересовать, ведь между наставником и неофитом есть связь. И она сто процентов ментальная! Я в этом уверена, нужно лишь как-то помочь ему разорвать или приглушить их связь, и тогда он мой. Не просто же так Трой хочет избавиться от учителя. Ладно, это тоже может подождать. Ещё важно сейчас уничтожить мою старую одежду. Глупо сделала, что тогда оставила. Но с другой стороны у меня не было никакой уверенности в будущем, теперь появилось хотя бы некоторое понимание всего вокруг. Вообще всё, как-либо могущее меня выдать нужно убрать. И быть очень осторожной с переходами, так как вылезти прямо под носом у того старшего не хочется. Я увидела конец узкого коридора и аккуратно выглянула наружу, дрожа от страха быть пойманной. Всё чисто. Меня отвели чётко в дверям круглого зала. Глубокий вдох... Ну всё, пошла!
  
  Глава 6
  
  Дойти до такой нужной мне сейчас цели я не успела. Позади в абсолютной тишине раздались чьи-то лёгкие, почти невесомые шаги, и я неподвижным столбом застыла на одном месте. Пот тонкой струйкой быстро скатился по виску, капнув на пол. И этот небольшой стук разнёсся в полной тишине на множество метров вокруг. Я мелко задрожала от дикого напряжения, осознавая, что кто бы там ни был он меня точно заметил! Увидев здесь меня, у него, соответственно, возникнут вполне себе закономерные вопросы, если он вообще захочет со мной разговаривать. Я усилием воли постаралась взять себя в руки. Когда сердце наконец перестало бемпорядочно биться в припадке, словно сумасшедшее, меня неожиданно и очень крепко перехватили за тонкую руку чуть повыше локтя. Я действовала исключительно на адреналине и чистых инстинктах. Тех, которые, сохранив, пронесла через улицу и тех, которые мне за короткий промежуток времени привили вчера. До сих пор не знаю, каким чудом мне удалось вывернуться из умелого захвата и оказаться за спиной у противника. Один с ним рост позволил провернуть все движения довольно плавно. Это было то ли следствием стресса последних дней, то ли нервы совместно с адреналином в крови поддержали в трудный миг.
  Тем не менее, моя удача долго не продержалась, и уже спустя всего лишь четверть оста я была с силой повалена на пол, ударившись при этом и так болящим боком, виском и щекой. Тихий и полный молчаливого страдания стон сорвался с губ прежде, чем я вспомнила о здешней жестокости по отношению к любой слабости. Мне нельзя быть слабой! Вообще! Вывернутая рука и чей-то немалый вес на спине начали будить во мне уже знакомую ярость, правда, в этот раз, словно появился ещё один твёрдый, стеклянный, непреодолимый барьер рядом с уже имеющимся. Преграды не давали добраться до своей родной силы, я билась между ними, как бестолковая муха в закупоренной банке. Она ещё не понимает, что это уже конец... и никогда больше не поймёт...
  - Заткнись, - прошипел смутно знакомый голос. Миг осмысления... Это был Трой... Вопреки разуму и здравости я стала предпринимать ещё более остервенелые попытки выбраться из-под парня, не добившись при этом совершенно никаких результатов. Разве что плечевой сустав глухо хрустнул. Доводить этот звук до логического завершения - вывиха, не хотелось и я на миг угомонилась, тяжело с перерывами дыша. Борьба происходила совершенно безмолвно, и только сейчас Трой опять заговорил в своей равнодушно-яростной манере:
  - Успокойся! Или я сейчас выломаю тебе сустав, как буду потом выламывать их тварям с изнанки!
  Я беспомощно обмякла, ощущая оцарапанной щекой холод и мелкую крошку каменного пола, а внутри лишь ярость, опустошенность и бесполезность всех усилий. Именно последнее заставляло ранее столь бешено извиваться. Надежда - самообман. Если даже собственный одногруппник будет иметь надо мной власть, то о какой это спокойной и защищённой жизни я мечтаю?! Сейчас я как-то легко, не прилагая никаких сил, забыла о страхе, об ужасе, заперла их в потайной комнатке глубоко в душе, где всё ещё жила та маленькая девочка, подобранная добрым и тёплым Анкой в канализации. Она аккуратно высунула носик из-за дверки, на миг увидев обманную свободу. Я тут же слишком грубо толкнула её обратно и рывком вернулась в реальность.
  Да, это мой способ выживать, отбирая на время лишь нужные качества в себе. Гадко! Сейчас, на место слабости и панике пришла ничем не прикрытая ярость. Тяжело было отрезать, словно тонким, острым ножом частичку души..., тяжело, но очень уж необходимо... Когда-нибудь я обещаю, я буду самой собой... Никому и ничего не буду должна! Никому ничем не буду обязана! И никто не посмеет тогда меня обидеть! В это время хватка немного ослабла и я дёрнула хрустнувшим плечом, откатываясь в сторону и тут же моментально вскакивая на ноги. Рука вообще не чувствовалась, но нервные окончания там постепенно дозировали неприятные ощущения и выдавали их малыми частями. Даже несмотря на ощутимо повышенный порог боли у ходящих в ночи, я могла получить шок от всего и сразу. Поэтому умный организм заслужил мою искреннюю благодарность... Исключительно он один заботится о себе. А ведь, вчерашний отказ от эмоций на некоторое время - тоже одна из мер по стабилизации и очистке всех моих биологических систем.
  - Успокоилась? - слишком презрительно выплюнул Трой, стоя напротив, - а теперь, пойдём!
  Он резко развернулся и быстро зашагал вперёд, мой вопрос его ненадолго замедлил, но не на много:
  - Куда? - Четыре буквы. Вопрос. И мало, кто поймёт, что под ним спрятан двойной смысл. Трой понял. Хорошо.
  - Ты же хочешь узнать, что тогда произошло в столовой? - Едко скривил он практически бесцветные, мёртвые губы, - сейчас у древних и старших совет, твой наставник тоже там.
  Более не медля, я пристроилась рядом с недружелюбным парнем. Не коситься в его сторону я не могла, но старалась этого не демонстрировать. Слишком странное у него поведение... Зачем я ему? Тем более там, куда нас, кстати, не приглашали? Зачем? Трой, словно услышал вопрос, на ходу повернув голову в мою сторону так, что ухоженные, седые пряди прикрыли такие же уродливые, равнодушные глаза. Он не особо охотно пояснил:
  - Ксин, ты моя страховка.
  Я на миг замерла, впрочем, тут же опомнилась и нагнала абсолютно безразличного ко мне одногруппника. То, что древние и старшие обсуждают недавно произошедшее не вызывало никаких сомнений. Поражало то, с какой хладнокровностью я иду их подслушивать. А ведь, если поймают, то жестокого наказания не избежать... Но информация - это сила. Только так я сумею выжить здесь среди зверей и не сломаться. А обижаться на Троя - сущие глупости. Мне необходимы сведения, ему тоже. Он обеспечивает мне некую безопасность, а я его страховка, запасной план. Ведь, при обнаружении так легко скинуть вину на некую любопытную девчонку, которую ты изо всех сил пытался остановить. Да, древние умны. Не поверят. Но тогда я подтвержу. Я же страховка. Потому что... потому что иначе умру. Мне нужны тут союзники..., хотя бы и такие!
  Трой привычно вёл меня по хитросплетениям коридоров так уверенно, что невольно мелькала малодушная мысль о побеге, ведь сама я отсюда не выберусь даже с помощью карты и знающего браслета. Лабиринт всё не заканчивался, а я уже успела устать, тем не менее, не показывая этого. Нельзя... никому нельзя теперь видеть меня слабой! Я крепко-крепко стиснула зубы и ускорила шаг, нагоняя жилистую фигуру парня. А тот внезапно остановился, смотря на люк, находящийся высоко на стене.
  Я благоразумно промолчала, хотя было сильно любопытно, пришли ли мы? Однако это чувство было также безжалостно заперто за замком во внутренней комнатке сознания, как совершенно ненужное мне сейчас. Да, необходимо собрать информацию, но любопытством руководствоваться просто глупо! Зато тут очень пригодится трезвая голова и холодный расчёт...
  Трой глянул на меня в некотором удивлении, видимо, приготовился к моим расспросам. Впрочем, спустя миг он слегка поощрительно улыбнулся, приподняв самые уголки губ, и уважительно кивнул. Ощутив гордость за себя, я всё же не подала виду. Слишком боялась того влияния, что он на меня оказывал. А ведь я воспринимала его, как... как старшего, умного брата! Меня настолько поразило это открытие, что я замерла недвижимой статуей. В себя я пришла от резкого поднятия в воздух. Трой не слишком уж аккуратно закинул меня в отверстие трубы на стене, располагающееся чуть выше наших голов. Люк он попросту вскрыл, использовав какие-то энергетические отмычки, содержащие неясные печати.
  Я даже не вздрогнула от неожиданности, лишь неразборчиво что-то пискнув. После этого, подчиняясь чётким знакам Троя очень тихо поползла вперёд. Парень спокойно дышал позади меня, сдерживая и контролируя наше продвижение. Это вызывало странное волнение, но вовсе не из-за мужского пола одногруппника... Просто, я не привыкла к тому, что спина не прикрыта, и за ней чужой. Это раздражало, заставляло сильно нервничать и скоблить ногтями неровную поверхность скользкой трубы. Как будто на периферии зрения что-то мелькает, не давая себя разглядеть! Такое же дикое и необузданное желание развернуться... Я сдерживала силой воли инстинкты, привитые улицей. Она не отпускала своих воспитанников даже спустя долгие года, частенько напоминая о себе... Напоминая в самых разных формах: старыми знакомыми, забытыми долгами, закоренелыми привычками, кошмарными снами...
  "Она не расстанется с тобой никогда", - Говорил мне Анка, описывая тёплыми вечерами происшествия вне нашей уютной каморки. Нашего маленького мирка. Тёплые вечера выдавались не часто, а только лишь тогда, когда у моего друга, брата и спасителя в одном лице, получалось выменять у кого-то редкую для наших районов древесину. От раздавшихся внезапно голосов я очень резко вернулась в реальность.
  - Хорошая акустика, - фактически по губам прочитала я то, что хотел сказать Трой. Было видно, что он здесь далеко не в первый раз! Я расположилась удобнее, прислушавшись. Тоже самое повторил парень, явно недовольный моей компанией и тем, что из-за этого не может привычно вытянуть ноги.
  - Итак, что вы думаете о произошедшем, - ледяной, незнакомый голос до ужаса напоминал моего наставника своей флегматичностью..., безразличностью. Я вздрогнула, вызвав покровительную усмешку у Троя. Тот быстро прикрыл глаза и полностью сосредоточился на цели нашего прибытия.
  - Очередную гадость от гарпий, как вариант можно даже не рассматривать, зато, горгулы вполне способны на это, - прошелестел тихий, еле различимый голос. А до меня только в тот момент дошло, что то существо из подземелий подтёрло им в памяти лишь моё непосредственное участие. Но остальные события всё ещё там хранятся, требуя своего логического обоснования.
  - Да, гарпии слишком ослаблены прошлым прорывом тварей, - задумчиво произнёс третий голос. А у меня невольно возник вопрос о количестве древних и старших в нашем клане. Стоп! Каком таком нашем?! Он совсем не мой! Я вовсе не часть клана! Я беззвучно потрясла головой, чем заслужила раздражённый взгляд от дёрнувшегося Троя. Я сжалась в комочек и затихла.
  - Но горгулы вряд ли бы стали нападать так подло, - с явным сомнением прозвучал совсем ещё юный и молодой голос.
  - Мальчик то, что ты старший, не даёт тебе права слова, - услышала я реплику своего наставника. Скай насмехался, не показывая, впрочем, ни интонацией, ни тоном своего отношения к этому пушечному мясу. Они быстро мрут, служа исключительно для первой атаки. Время их жизни в бою - три мига. Нет, настоящие древние получаются лишь из тех, кто имеет своего личного наставника. А этот сброд, пользующийся парой боевых техник ничего не стоит!
  - Значит, нападение, - задумчиво протянул самый первый голос, - что ж, от нас ждут ответа... Не будем их разочаровывать.
  - И даже если это не горгулы и не гарпии, то всё равно уже подошла наша очередь нанести им ответный визит, - довольно хмыкнул мой наставник.
  - Подготовь старшекурсников-средних, - резкий приказ одному из старших. Я перевела дыхание. На миг мне показалось, что туда выпустят нас-младших... Какая несусветная глупость! Хотя, вспоминая о здешних порядках и наплевательском отношении к жизни, мне становится понятно собственное состояние. Когда дрожишь от малейшей неприятности и судорожно ищешь выход..., не находя... Ты понимаешь, что тебе нельзя паниковать! Но вообще никто не может помочь... Никто не хочет помочь! Равнодушные! Такими легче манипулировать, да и естественный отбор в клане отбрасывает всех, не попавших под местные стандарты.
  Я глянула на обманчиво расслабленного Троя. Нет, всё-таки часть уникумов и действительно сильных, загадочных, таинственных личностей остаётся! Но только, если они неофиты древних...
  А внизу заговорили совершенно непонятных мне и довольно скучных вещах. Поначалу я ещё пыталась вслушиваться, анализируя, запоминая... Однако, меня начало клонить в сон. Сказывался острый недостаток отдыха и передозировка эмоциями. Я сопротивлялась, тихо уговаривая организм, что важные сведения нам жизненно необходимы! Что надо дослушать! Но сон уносил меня в свои ласковые объятия.
  Окончательно смежить веки и погрузиться в приятное беспамятство мне не позволила бесшумная пощёчина. Она огнём обожгла щёку, заставив тут же резко распахнуть глаза. Я неверяще и как-то очень обиженно смотрела на безразличного Троя. Тот губами пояснил:
  - Только попробуй сейчас отрубиться!
  Я прижала руку к щеке. Теперь-то я осознала, насколько близка была к раскрытию своего месторасположения наставнику! Искренняя благодарность парню, фактически безболезненно приведшему меня в себя, прорывалась сквозь выбранную линию поведения. Трой брезгливо скривился и махнул рукой на выход, видимо, и ему уже стало неинтересно.
  По той же трубе мы выбрались назад, постепенно отвыкая от тухлого, спёртого воздуха. Оба бесшумно отряхнулись, и парень, не говоря ни слова, повёл меня обратно. Я старалась не отставать, зная, что без него мгновенно заблужусь... Как слепой котёнок! Ноги в коленях после долгого стояния на четвереньках ныли, не давая ускорить шаг, приходилось бежать.
  Но вот меня наконец оставили у дверей в круглый зал. Уходя, Трой коротко, лаконично и чётко сказал:
  - Никому ничего об этом!
  И так угрожающе это прозвучало, что я на некоторое время застыла, вся окутанная страхом. Потом оглянулась на закрытые двери и села на пол ждать наставника. Прислонилась спиной к стене и, откинув голову, специально посильнее стукнулась затылком. Мне страшно! Просто до ужаса страшно! До дрожащих коленок и мокрых ладоней! Но боль приводит в себя...
  Я вся напряглась и опять неимоверным усилием заперла глубоко в душе все чувства, не давая им править собой. Не до них! Губы сжались в тонкую, почти бескровную полоску. Глаза уткнулись в пустоту. Только не сейчас! Хватит! Мне просто необходимо взять себя под контроль! Три... Два... Один... Выдохнуть...
  Я прикрыла тяжёлые веки, каждой клеточкой тела ловя тишину, монументальность, уверенность и спокойствие коридоров. Они больше не давили одиночеством, грустью, пустынностью, тоской и чернотой... Нет, они словно что-то понимали, безвозмездно дарили безмолвную поддержку и светом линий-углублений обещали, что всё будет хорошо. Я со всем справлюсь! Иначе просто и быть не может! Это же я! А я сильная! Всегда такой была!
  Из внутреннего мира, где я выстраивала психологические и эмоциональные барьеры для более спокойного преодоления дальнейших трудностей, используя самые тёплые воспоминания с Анкой, меня вырвал бесшумно подошедший наставник. А точнее, его ледяной голос, обозначивший его нахождение здесь:
  - Идём, - отрывистая фраза заставила подпрыгнуть и опустить глаза, безмолвно следуя в уже знакомый круглый зал.
  - Я покажу тебе часть возможностей ходящих в ночи, - спокойно встал напротив меня Скай. Учитель в упор изучал меня взглядом, отчего я ёжилась и нервно переминалась с ноги на ногу.
  - Мы имеем власть над телом. Замедлить ток крови, ввести себя в стазис, ускориться, взять в руки управление над вегетативной нервной системой... Мы можем почти всё!
  Слова наставника не дарили ожидаемых желаний начать быстрее тренировки. Но я мысленно напомнила себе, что должна стать сильной! Я насильно разожгла в себе интерес к тому, к чему меня в общем-то никогда и не тянуло. Ни разу за свои годы я не хотела получить власть! Ни разу! Однако мироздание любит пошутить. Три редчайших способности в одном хрупком носителе. Шутка судьбы! А для меня это горькая правда, под которую я себя ломаю, превращая в бездушное существо!
  А затем меня снова ввели в уже знакомый транс, приказав бежать. И снова привычный ритм. И снова механическое движение. Та же тренировка, когда не осознаёшь себя, зная лишь, что можешь в таком состоянии ВСЁ! Абсолютно ВСЁ! Изменению подвергся лишь один этап. Вместо изучения болевых точек меня учили контролировать процессы в организме.
  Ты буквально падаешь от недостатка кислорода... И только после равнодушной фразы 'хватит', начинаешь жадно глотать необходимый воздух. Пять минут без него - пытка. А наставник Скай говорит, что эта боль нематериальна, просто тело привыкло реагировать так, отказываясь меняться. Он спокойно описывает, как придётся меня мучать, чтобы стереть ненужную мышечную память! Страшно! А в моём случае всё осложняется ещё и наличием воспоминаний о прошлой жизни, не разрешающих моей психике обрести гибкость и внешнюю беззащитность... Её мне тоже будут ломать...
  В этот раз после мучений меня вынесли за порог круглого зала и попросту кинули на пол! Как ненужный куль! Как мешок! Как... Плакать я тогда чисто физически не могла, поэтому лишь с трудом поднялась с неприветливого, твёрдого пола и, сильно качаясь из стороны в сторону, отправилась к себе. Механически переставляя ватные ноги, я добралась до своей комнаты. По пути никто не встретился, хотя, возможно, я никого попросту не заметила... На меня навалилась настолько сильная усталость, что я даже глаза не могла сфокусировать на чём-то. Они дико болели, как и всё тело. Как я не свалилась прямо там? Не знаю... Передвигалась я, ориентируясь на светящуюся голограмму карты над браслетом. Пот струйкой стекал по спине, холодя кожу.
  Я опёрлась о преграду и буквально вывалилась к себе в комнату. А сейчас самое важное - уничтожение одежды. Я хотела оставить в этой новой жизни частичку старой, чтобы она помогала вспоминать, когда будет слишком плохо, об Анке, наших с ним вечерах, его рассказах... Но нельзя! Нельзя входить в новую жизнь, не оставив всё старое позади. Мне хватит и того, что мне сохранили память. Она и будет греть моё сердце, не давая окончательно превратиться в монстра! Я справлюсь.
  А одежда... Она слишком опасна тем, что может быть обнаруженной. Я не хочу сама себя подставлять. Не для этого я стараюсь сейчас максимально прогнуться под здешнюю систему. Не для того, чтобы через некоторое время всё пропало. Нет! 
  Я одним слитным движением достала припрятанную одежду и утилизировала её. А теперь спать. Чтобы завтра снова были силы. Чтобы быть ко всему готовой. Чтобы смочь пройти все испытания. Чтобы стать сильней!
  
  Глава 7
  
  Я не уловила начала следующего дня.
  Он просто быстрой падающей звездой промелькнул мимо меня... Как и день, который был после него... И ещё один... Они слились бесконечным потоком, проносясь и не оставляя в памяти ничего, кроме осознания их завершённости. Меня везде сопровождала новая информация, на которую не скупился наставник, и уже такая привычная боль.
  Оооо, боль бывает очень разная! Существует тянущая, пульсирующая, колющая, сворачивающая внутренности, бьющая по открытым нервам... Мне кажется, что я знаю о ней всё! Всё, что только можно!
  Синяки, гематомы, вывихи, смещения и царапины стали моими постоянными спутниками. Переломы и трещины заращивал Скай, зато всем остальным он давал насладиться сполна! Я научилась сама вправлять себе несложные вывихи. Более серьёзные мне за дополнительную порцию питательной еды вправлял Трой. Я теперь часто оставалась голодной. А как наутро после очередной тренировки ноют мышцы... Ммм, не передать словами!
  Даже с моей-то нелюбовью чем-то выделяться я постепенно превратилась в тень. Механические, рефлекторные движения... Подъём, тренировка, еда, если я её ещё никому не обещала, тренировка, душ, спать. Бесконечный цикл не давал выбраться из себя, затягивая и не отпуская. Как воронка на ещё вчера такой гладкой поверхности воды. Как зависимость. Как паутина.
  Меня учили правильно падать, сгруппировавшись. Мне нарабатывали мышцы. Меня натаскивали на определённые рефлексы. Я уже всерьёз опасалась кого-то убить, испугавшись громкого звука. Мне давали стимуляторы для того, чтобы усваивать информацию и днём, и ночью... Всего два часа на сон. И то, только, чтобы телу можно было получить необходимую энергию от этого!
  А существо из ходов так и не вспомнило обо мне, забыв и не зовя более. Я уже хотела самостоятельно напомнить о себе, робко постучавшись в тёмные тоннели, как всё само собой взяло и случилось.
  Катализатором этому послужило исчезновение средних. Они просто однажды не появились в столовой... И только от недовольного мной и моими не слишком частыми расспросами Троя я узнала, что они отправились делать ответную пакость другим кланам. Мстить тут любили. Находили в этом своё уникальное удовольствие. Древние сработали быстро и чисто, внедрив в наши ряды мысль о том, что разгром в столовой произошёл по вине гарпий и горгулов. Скорость пропаганды и авторитет древних действительно впечатляли...
  Тогда-то меня и позвало существо из туннелей... Это было похоже на то, как сносят дома! Словно чужое сознание, ища моё, слепо обшарило всё вокруг и, лишь отыскав меня, с ментальной силой толкнуло, предупреждая о визите. После я не раз благодарила провидение за то, что этот удар настиг меня в одном из не слишком популярных среди клановцев коридоре... Это-то и сберегло всю эту ситуацию в секрете! Хотя, возможно, практичное и мудрое существо специально рассчитало тот самый миг, когда я окажусь подальше ото всех... Не знаю точно, но в любом случае это прекрасно, что моего падения никто не видел, а сдержанного тихого поскуливания никто не слышал!
  Боль была дикой! И это несмотря на то, то я к ней уже привыкла! Каково же было бы мне, если бы я такое почувствовала всего оборот (то есть 18 декад) назад?! Могу предположить, что в прошлый раз боль затмило наличие у меня хотя бы одной власти в свободном доступе... Сейчас мне ни до власти физической, ни до власти ментальной было не добраться. Прозрачные барьеры стояли непреодолимой преградой!
  Когда же ко мне сквозь вязкую боль смог пробиться знакомый голос, я уже немного пришла в себя. Даже смогла соображать...
  - Перед сном, после тренировки я открою тебе проход, - спокойный тон существа резко и отрывисто доходил до моего сознания. Не согласиться я не могла. Впрочем, положительно высказаться тоже не успела, чужое сознание почти безболезненно отключилось от моего.
  Незаметно опустевшее из-за исчезновения средних здание, так напоминающее мне лабиринт или муравейник, как всегда, было одиноким и пустынным. Тем не менее я смогла уловить ту новую робкую нотку, что появилась в еле слышном на грани возможностей шелесте, сопровождавшем свечение линий. Грусть, тоска и ожидание. Даже бездушные стены страдали по таким же бездушным существам, их населяющим...
  Я опомнилась и помчалась на тренировку. Наставник, конечно, подождёт меня в любом случае, но наказание потом не оставит и надежды на самостоятельное возвращение в комнату. Да, бывали дни, когда я просто не могла доползти до своего уголка спокойствия, отлёживаясь в коридорах. И тогда мне помогал Трой. Конечно же, не безвозмездно, но он делал это...
  Обычно, помимо забирания моей еды, он требовал за свою помощь проследить за кем-то, что было отнюдь не просто. Так он, оставаясь в тени, добывал нужную ему информацию. В другой раз он мог не быть столь щедрым, заставляя меня что-то для него же своровать. Последнее я делала всё чаще и чаще, так как многолетний опыт с улицы позволял не попадаться... Но даже за такое сотрудничество я была ему благодарна.
  И, наверное, самое странное - то, что меня прекратили трогать другие клановцы. Я стала кем-то вроде местного привидения. Ненужного и полностью забытого. А во всём было виновато влияние наставника на других. Его боялись. Уважали! А вот меня нет, однако меня предпочитали не замечать, опасаясь травмоопасного гнева учителя. Зря, наверное... Тот бы и пальцем не пошевелил, посмей кто-то меня избить! И это было неожиданно... обидно. Ведь по сути всех, кто был чьим-то неофитом, не трогали лишь из-за авторитета их наставника. Моя же защита была настолько хрупка, что увидь хоть кто-нибудь то, что Скай меня не оберегает, я бы надолго стала для них предметом издевательств...
  Поэтому я старалась быть тихой и ни с кем не конфликтовать, не желая убеждаться в верности своих предположений. Лучше так, чем ходить битой... Долго с синяками и ссадинами, учитывая ещё и наличие тренировок, я не проживу. Умру от истощения. И это при том, что у меня была лёгкая - нагоняющая мою группу программа! Каково же было остальным, я не представляю.
  На занятиях с учителем Скаем в меня вбивали азы. Тому, как правильно падать, как уворачиваться. Мне подтягивали тело, давая упражнения на растяжку и силовые упражнения. Мне прививали рефлексы. Мне ставили блоки и удары, разрабатывая мой собственный стиль.
  Сегодня наконец должен был появиться костяк моего будущего стиля. То есть то, на что я буду ориентироваться в дальнейшем.
  Наставник Скай решил сделать основой для меня ближний бой, сохраняющий определённую дистанцию для манёвра, так как упражнения сейчас выбирались именно по принципу сближения и одного решающего удара. Нижние стойки, верхние блоки, удары по ногам. Во мне развивали запредельные ловкость и скорость.
  - У тебя будет всего один шанс, - говорил наставник своим обыкновенным-бездушным голосом, - с твоей хиленькой подготовкой и абсолютным отсутствием мышц работать довольно тяжело. Ни вымотать терпением, ловкостью и скоростью, ни вывести из строя противника с помощью мощных ударов ты не сможешь. Твоей задачей должно стать максимально экономичное передвижение вокруг противника. А затем единственный удар по определённому месту и точкам. Не сможешь сравниться по силе, значит, пойдём на хитрость... К разным точкам, считающимися слабым местом, нужен диаметрально противоположный подход. Где-то хватает нажатия, где-то необходим резкий, точный удар под определённым углом и с определённой силой. А где-то требуется сразу несколько нажатий...
  Всё это меня заставляли учить. И за каждую забытую точку мне доставалось так, что в следующий раз я могла хоть умереть, но выучить. Тем не менее результаты такой подход к обучению давал.
  Например, я могла не глядя показать всё это на неподвижном человеке. Дальше я пока не продвинулась... Что очень расстраивало меня. Наставник же не тратил время на бесполезные эмоции, попросту увеличивая и усложняя и так нелёгкие тренировки.
  Отдельно надо сказать о начавшихся занятиях теорией. Помимо физической подготовки меня стали учить пентаграммам. Точнее, не имсамим, а тому, как они создаются. Каждая такая целостная структура состоит из множества мельчайших частиц энергии, задерживающихся в выемках или линиях контуров благодаря инструменту-проводнику. Стилус, он же - та чёрная палочка с двойным концом, использовался в качестве такого проводника. То есть через него шёл поток силы от собственно меня и дальше к чертежу.
  Каждая пентаграмма также состоит из более крупных деталей - символов. Все они задают параметры и настройки для одной конкретной цели, что поставил для себя клановец. Их написание настолько сложно, что детей тренировали чуть ли не с младенчества, развивая пальцы, гибкость и письмо. Доводя всё это до ювелирной точности.
  Мне же пришлось попросту ломать пальцы. В прямом смысле данной фразы... Мне попросту сломали пальцы, срастив их так, чтобы они были пригодны для дальнейшего обучения. Это было больно. Очень. Но в данном случае цель оправдывала средства. Хоть я и прорыдала тогда всю ночь, косясь на бинты, но думаю, оно того стоило. Ведь кисти и сами пальцы обрели невероятную гибкость! Затем наставник начал тренировать мне обе руки, заставляя тратить шестую часть дня на пропись...
  Приходилось перебинтовывать руки, так как после ломки и тренировки писать они были не в состоянии... Поэтому я их фиксировала в одном положении, вставляла в пальцы грифель или стилус и начинала самостоятельные занятия. Просто я и сама понимала, что без этого далеко уйти не смогу. Вряд ли в высшем обществе, куда также входят древние и старшие клана, мне простят хоть самую малейшую ошибку. Не простят, обвинят, накажут... В лучшем случае!
  От Троя я знала, что этикету нас будут обучать на последних стадиях подготовки, тогда, когда, собственно, нам будут прививать рефлексы обычного человека.
  Чтобы справиться с заданием по убийству кого-то, нужно уметь маскироваться. А как это сделать, если при падении со стула ты приземлишься, не как леди - на бок, а как специально тренированный солдат - на четыре конечности.
  Поэтому на последних этапах всегда учили притворству и обману своего тела. Чтобы и падало, и всё делало, как надо! В общем, переучивали рефлексы обратно, сохраняя старые знания...
  И этикет тоже будет введён в качестве обязательного ежедневного предмета. Думаю, преподаватель там будет соответствующий. Не знаю, кто он, но мне уже заранее страшно...
  Наставник Скай отпустил меня с тренировки, когда руки и ноги уже просто тряслись от перенапряжения мышц. Привычно нарушенная координация основных движений... Привычная расплывающаяся перед уставшими глазами реальность... Привычная пустота в мыслях...
  А ведь мне сейчас надо идти к существу из подвалов. Мысленно я прокляла его и его желания раз двести. А то и триста! Пока не вспомнила о его ментальных способностях. Поморщилась от боли и осознания того, что он вполне мог меня слышать. Думаю, если так, то моё состояние скоро покажется мне цветочками.
  Хорошо хоть я в прошлый раз предусмотрительно обменяла свою еду на уже знакомую обезболивающую таблетку у Троя. Не знаю как, но он её где-то раздобыл. Причём я словно заранее понимала, что она мне сегодня понадобится, спрятала её в одной из выемок на стене.
  С трудом нашла эту самую стену, пощупала рукой горизонтальную поверхность светящейся выемки. Маленький белый обезболивающий кругляшок приветливо упал в дрожащие пальцы. Проглотила его, прикрыв глаза.
  Эффект почувствовался не мгновенно. А хорошо бы... Прошло, как минимум, пять мигов, пока содержимое таблетки не начало распадаться под воздействием ферментов и кислот организма.
  И вот уже растянутые до предела мышцы не болят, а лишь немного покалывают да иногда сводятся судорогой, кости не ноют, голова может думать, ноги обретают изначальную подвижность. Даже пальцы рук перестали так явно напоминать о недавних травмах...
  Я искренне улыбнулась, радуясь первому за столь длительный промежуток времени периоду без вечной спутницы - боли. Нет, она не оставила меня окончательно, лишь на несколько остов даровала передышку.
  А теперь надо бы поспешить. Думаю, существо долго ждать не станет, а если и станет, то мне потом сильно не поздоровится. Особенно учитывая то, что моя жизнь в его руках. Не знаю, что его тут держит, но рассказать о моих способностях и тем самым меня погубить он может запросто! В любое время... И это вызывает лишь бессильную ярость, так как сделать я ничего не могу. Пока не могу...
  Коридоры уже не так сильно поражали своей однотипностью. Более того, я вдруг осознала свою абсолютную невнимательность к ним за последние дни. Просто было не до их таинственности и загадочности! А ведь тогда, когда я появилась здесь впервые, мне казалось, что каждый раз, проходя по ним, я буду вздрагивать и шарахаться от ужасных теней и резких линий.
  Гибкость нашего мозга и психики просто изумительна! Хоть в чём-то я согласна с наставником... Ведь на самом деле я уже настолько привыкла к окружающей меня здесь обстановке, что даже не пытаюсь изменить её под себя или же самой подстроиться. Просто принимаю её такой, какая она есть! И это было видно всем, кроме меня самой...
  А может, так и предполагалось изначально... Поместить ребёнка - даже не подростка, в незнакомую, враждебную обстановку, не отбирая памяти, и следить за тем, как она себя поведёт?! Бррррр... Не думать об этом - лучший выход из лабиринтов сомнений!
  Нужная стена открыла проход практически мгновенно, но я всё же несколько раз оглянулась, прежде чем следовать внутрь здания... Никого. Вздохнула, опустилась на четвереньки и поползла к существу.
  И вот что странно, я только сейчас заметила поразительную гладкость камня под собой, словно им пользовались изо дня в день, полируя и полируя. Однако такого быть не могло, ведь как я уже убедилась с помощью намёков и полунамёков, мало кто знает, или вообще никто не знает о том, какие тайны скрывают эти стены. Лишь наставник Скай насторожился, когда я однажды спросила, есть ли тут что-то помимо бесконечных коридоров? Впрочем, он не стал меня расспрашивать, но пометку в уме себе тогда сделал... Уверена, что сделал.
  Озеро было всё так же прекрасно. И всё так же манило и звало, но в этот раз я уже могла противопоставить кое-что этому зову...
  - Похвально, - знакомый голос напугал, заставив вздрогнуть и оглядеться, - вижу, ты уже можешь противиться иллюзиям озера... Неплохо.
  Я на всякий случай кивнула, не зная, как реагировать. А ведь, если подумать, меня впервые похвалили! Впервые с того момента, как обратили! И на сердце так тепло стало... Так приятно...
  - Значит так, сопли подбери, - тут же раздался голос, - понял, хвалить больше не буду! Ладно, пора бы нам начать заниматься...
  Некоторое время ничего не происходило, а потом над озером, словно из ниоткуда, соткалась прозрачная фигура.
  - Это моя астральная проекция, - сообщил уже видимый собеседник.
  Я постаралась разглядеть его получше. Что?! Что?! И ещё раз - что?! Я в шоке уставилась на высшего демона! Но как?! Как он смог пробраться на территорию клана?! Хотя теперь понятно, почему он обладает ментальной властью...
  Но зачем я ему?! Или ему от меня что-то надо?! А ведь ни один демон никогда не будет помогать постороннему! Никогда! Только, если ему что-то будет от него надо! Значит, и за это придётся платить... Ожидаемо.
  Пока я тупо его рассматривала, пытаясь примириться с реальностью, он с явным удовлетворением на лице шевелил конечностями в том числе и хвостом, ходил, разминая коленные чашечки и точно был рад возможности за счёт моей энергии обрести хоть какое-то подобие тела.
  Почему-то я была уверена в том, что его астральная проекция была создана с помощью моих заблокированных пока источников. Наверное, потому, что несмотря на их блокировку я очень чётко улавливала количество энергии в них. Они были не слишком большие, зато давали огромные возможности! Ведь их было два! А это уже уникальный случай... За который меня уже могут отдать на опыты...
  Настроение снова ухудшилось, перспективы ближайшего будущего не радовали. Выжить уже казалось не таким реальным, как прежде. Дадут ли мне стать сильной? А если дадут, то насколько?
  - Итак, - демон наконец прекратил себя осматривать, хорошо хоть на нём была иллюзийная одежда! Без неё было бы куда хуже... мне.
  - Итак, - он задумчиво глядел в вверх, задрав голову, - наша сделка такова... Я тебя учу пользоваться ментальными способностями, не давая раньше времени раскрыться всем вокруг, а ты даёшь мне энергию на восстановление своего тела...
  Дальше я уже почти не слушала, только сейчас осознав, ЧТО от меня хотят! Мозг судорожно пытался понять, как я могла в такое вляпаться! Так жутко мне не было даже тогда, когда я сюда попала! Даже тогда, когда Анка не вернулся с улицы, навсегда оставив маленькую девочку одну...
  - Прекрати паниковать, - он явно слышал все мои переживания, морщась и кривясь от их силы, - будешь так делать и обучаться мы будем только на практике!
  А я... Я не могла! Просто не могла! Не...
  - Аааааа, - заорала, упав на колени.
  Ментальный удар был такой силы, что из носа потоком хлынула кровь, а цвет лица, наверняка, сравнялся своей белизной с лучшим фарфором! Когда ментальная волна схлынула, я просто лежала, бессмысленно глядя вверх и раскинувшись в позе морской звезды!
  Было ли мне страшно? Нет, мне уже было всё равно, а сверху раздалось с задумчивостью:
  - Нда, переборщил. Бывает, - и потом с новым потоком энтузиазма, - но долго же продержалась!
  
  Глава 8
  
  С того дня, как я узнала, что мой второй учитель - демон, прошла декада. Декада, когда, помимо уже привычного физического истощения, в мою жизнь добавилось и ментальное истощение... А это было раз в сто хуже! Если при первом я просто падала от усталости и боли, то второе было похоже на болезнь: слезящиеся, как от песка, глаза, перчащее горло, а голова... Она вообще от боли разрывалась!
  На третий день даже наставник Скай немного снизил темпы и поинтересовался, что со мной происходит? Я не ответила, упорно продолжая отрабатывать стойки и связки. За это мне дали двадцать дополнительных кругов по периметру обширного круглого зала, и больше вопросов у учителя не возникало. Или он мне их не озвучивал, поняв, что для меня даже боль - не мотиватор к честности с ним.
  Зато я заметила, что мои порции в столовой стали значительно больше. Одного вопросительного взгляда на Троя хватило, чтобы тот, предварительно отняв у меня часть пайка, недовольно пояснил:
  - Тебе нужно больше энергии, так как через после половины оборота (=9 декад) после обращения начинается активная стадия перестройки организма.
  - То есть? - спросила, тут же пододвигая к нему ещё часть своего пайка, обменяв ту на информацию.
  - Скоро у тебя ещё больше укрепится физическое состояние тела, да появятся некоторые особенности всех клановых, - он ухмыльнулся, забрал плату за сведения и ушёл, не став ничего более объяснять. Я поняла, что останусь голодной... Тяжело вздохнула и прикрыла глаза, в которые будто песка насыпали.
  Ну, хоть что-то... Торговаться с единственным вменяемым источником информации - глупость. Он со мной и возится-то только потому, что мы сохраняем некое подобие отношений: я тебе-ты мне. В общем, начну спорить, потеряю последнего человека, который готов помогать. Хоть и не за просто так!
  Но, что в этом мире делается за простое спасибо? Разве даст кто-то что-то кому-то без корыстных намерений? Разве позволит такую роскошь себе? Или, может, только мне всю жизнь не везёт на альтруистов? А воспитание улицы не прошло даром? Хотя какая разница? Вот прямо сейчас только лишь Трой готов предоставить мне необходимое. Остальные 'добряки' бескрылыми насекомыми прячутся от меня по всем углам этого города!
  Помимо всех событий, произошедших лично со мной, совершенно внезапно вернулись средние с новостями об удавшейся мести горгулам и гарпиям. Новости ходили по всем обычно пустынным серым коридорам... Они дошли даже до меня. После очередной тренировки на износ, когда к себе в комнату я в буквальном смысле слова - ползла! По полу... Ноги на тот момент у меня частично онемели из-за того, что использование точек во время до ужаса коротких и всегда оканчивающихся моим позорным проигрышем спарингов с наставников Скаем было обоюдным. То есть он тоже абсолютно спокойно, как и всегда, с, можно сказать, каменным лицом задействовал в своих тактиках аккупунктуру. Причём, если я учителя не разу не задевала, то он за каждое моё неверное движение отыгрывался на моём физическом состоянии. И если к боли я привыкла, то передвигаться ползком было сложно. Очень сложно.
  В тот день, оказавшись незамеченной ребятами предположительно из моей группы (будь они опытнее, сразу бы меня разоблачили), я, ползя к себе, подслушала о том, как средние отомстили, ведь они думали, что делают это 'в ответ' двум другим кланам. Без инициативы. Просто в ответ. Жестоко, надо заметить, мстили. По крайней мере, ни одного новообращённого ученика в этом году ни гарпии, ни горгульи у себя не увидят. Их выкрали у неожидавших такой пакости старших из-под носа... Правильно, ведь они не громили нам столовую, как нам сообщили, соответственно, и знать не знали об ответных санкциях. Так вот, младших выкрали и выпустили за пределы Города. Туда, где без защиты Кланов или Высших демонов никто ещё не выживал...
  В общем, эффективно устранили подрастающее поколение двух других кланов. Конечно, теперь стоило ждать ответных действий. Мне тогда ещё сделалось довольно страшно. По виску стекла капелька пота. Ведь под удар попадаем в первую очередь мы, необученные новички. Нет, как бы я не преуменьшала своих заслуг, но за всё время, проведённое за тренировками, я сильно улучшила свои результаты. Однако, этого не достаточно!
  Ведь сколько времени прошло, а Скай так и не отдал меня обратно в группу, хотя обещал... Причины этого не ясны! Я, на самом деле, уже довольно существенно нагнала своих сверстников. Нет, я, конечно, не соперник ни одному из мальчишек, но нагрузки однозначно выдержу. Да и демон за эту декаду поднатаскал меня в ментальной власти! Как минимум, закружить противнику на мгновение голову я смогу в любой момент. А это существенное преимущество, хоть и нельзя его никому демонстрировать. К тому же из-за блоков (один на физическую власть от Ская, другой от демона - на душевную) я не могу пользоваться силами за пределами поля зрения обоих наставников! А это сильное такое ограничение!
  Вообще, успехи у меня были реальные. Да, даже рисование пентаграмм уже не казалось таким не возможным, как раньше. Я даже начала понимать принципы построения фигур и рун в структурах. И уже могла более-менее сама подпитывать энергетические круги у себя в комнатах. Это, конечно, здорово выматывает, хотя по сравнению с тем, как выжимают все соки тренировки, раскачка своих способностей при блоках - раз плюнуть. Однако головная боль, резь в глазах, дрожь в конечностях, словно последняя стадия Паркинсона, постоянное чувство голода... Всё это преследовало меня повсюду. Плюс ещё и отсутствие нормальных порций из-за необходимости оплаты услуг Троя... Я становилась похожей на скелет. Зато мышечная масса росла с геометрической прогрессией, отбирая у меня последнюю энергию. Её интенсивный рост не останавливала даже скудность рациона.
  В общем, жизнь усложнялась не только возможностью скорой ответной мести от двух других кланов. Мне уже начинало казаться, что меня специально ломают, а потом, словно из мягкой глины, начнут лепить нечто новое. Абсолютно не похожее на меня прежнюю. Поэтому с каждым новым днём, понимая, что скоро могу просто потерять себя в постоянной гонке за силой, я всё чаще смотрела на своё отражение. Волосы убирала куда подальше и разглядывала глаза: один ярко-голубой, другой жёлтый. Звериный. Единственное, что оставалось от прежней меня.
  Смотрела и каждый раз повторяла, будто мантру: "Я выживу, я не сломаюсь, я смогу. Смогу. Смогу. Смогу!"
  Это давало силы снова вставать, когда падаешь, сжимать зубы и идти. Пересиливать себя на тренировках с демоном. Такая выдержка удивляла не только меня. Когда он думал, что я не вижу, Трой посматривал на меня с ожиданием... Истерик, слёз. Но не видел этого. И хмурился, зная, как тяжело всё держать в себе. Да и Скай в последнее время стал ещё более требовательным и жестоким, буквально вынуждая меня сорваться. Кажется, они переживали, что у меня нет типичных реакций, типа истерик.
  Я же просто выплакала все слёзы ещё тогда... Когда потеряла единственного дорогого человека, когда оказалась на улице. Когда осталась одна. Когда никто не помогал, когда никого не было рядом. Тогда-то и проснулась моя третья уникальная по своей природе способность... И тогда-то я и попала ТУДА. Куда более никогда не захочу возвращаться!
  В общем, как ни странно, единственным способом протеста против системы было отсутствие истерики, которой от меня так ждали. Но всё это лирика... Про слёзы, про тяжёлую судьбу... Просто у меня был якорь, заставляющий держаться и двигаться вперёд, было то, что могло в нужный момент вызвать приятные утешающие воспоминания. Достаточно было элементарно взглянуть в любую ёмкость с водой! Два разноцветных глаза... Я сама себя запрограммировала на то, чтобы они стали тем якорем, не давашим мне скатиться в истерику.
  Но какое же удовольствие доставлять наблюдение за хмурыми клановцами! А ведь, каждый раз ожидая от меня срыва, они беспокоились вовсе не о самой мне, а о том, оправдаются ли вложенные в меня надежды и средства? Будет ли от меня хоть какой-то доход в будущем!
  Один высший демон не переживал на счёт истерик... Он попросту мог сидеть у меня в голове, добывая нужные сведения, поэтому внешних эмоциональных проявлений ему не было нужно.
  Очередная тренировка с ним... Напротив прекрасного, кристально прозрачного, какого-то холодного озера.
  - Сосредоточься! - резкий звук голоса наставника ударил по разуму изнутри. Чувство, будто все мозги тонким слоем размазали по стенкам черепа. Непроизвольно поморщилась и застонала, чем спрофоцировала новую волну неприятных болевых ощущений.
  Медитативное состояние, которого я пыталась добиться, по словам демона, должно было мне помочь ощутить через свой разум сознания других существ. С моих способностей даже один из блоков сняли, не помогло... Почему-то я никак не могла создать для себя этот вакуум внутри! Будто что-то активно сопротивлялось, давя на нервные окончания! Да ещё и наставник этот...
  Он несомненно тоже чувствовал это сопротивление, но лишь давил на меня ещё больше, надеясь таким образом помочь. Результатов не было. Нет, и я, и демон прекрасно понимали, что барьером к моим способностям служит не только искусственная преграда. Противоположная физическая власть так же не даст мне пользоваться ментальным даром. А вот как преодолеть её сопротивление, мы не знали. Но пробовали медитативный способ.
  То есть имея в себе две власти: умственную и физическую - я ни одной не могла воспользоваться без срывов и иных сильных эмоциональных потрясений. Они взаимоисключали друг друга... Не переносили и давили на меня, требуя выбора чего-то одного... Проблема была в том, что выбрать я не могла. Да и если на то пошло, не знала, что оставлять, ведь и тот, и тот дары одновременно и снижают и повышают мои шансы на выживание в том естественном отборе, принятом стоящими у власти, то есть тремя сильнейшими кланами и высшими демонами.
  А ведь если подумать, то я никогда и помыслить не могла, что попаду в эти слои общества! Моя мать, каковой язык не поворачивается назвать ту женщину, пытавшуюся избавиться от младенца, сбросив его в канализацию, хоть и была не самым бедным существом, но я с ней никак не связана ни тогда, ни сейчас. Соответственно, попасть в один из кланов или к демонам я могла лишь за счёт собственных способностей, что, собственно, и произошло...
  Потом мне вспомнился Анка. Единственный, кто понимал, поддерживал, заботился... Сразу же вкус молока на губах и дикий холод по ночам, отступающий, как только я подбиралась к нему под бок. Мужчина, искренне верящий в светлое в окружающих его людях, в населении Города, вырастил, воспитал и научил меня сражаться за себя... Правда, он так и не смог привить мне умение видеть хорошее в малом, довольствоваться этим.
  Внезапно что-то изменилось! После мыслей об Анке в душе всколыхнулась знакомая субстанция, всегда оповещавшая об очереденом приступе! Нет! Не хочу ТУДА! Снова... Нет, нельзя!
  Перестань думать о единственном когда-то бывшем к тебе добрым существе! Перестань! Понимая, что последняя возможность не провалиться ТУДА - это вытолкнуть себя из медитативного транса, тем самым заслужив злость второго наставника, я всё же решилась на это... Всё же попыталась остановить свою третью и самую ужасную способность! Ту, которая однажды проявилась... Мне кажется, что она проявилась этакой мутацией... Ведь кровь демонов, но отсутствие представителей этого вида рядом, а, соответственно, отсутствие стабилизаторов, неизменно приводят к изменениям изначальных направленностей способностей...
  Наверное, стоит рассказать о том, чего я больше всего боюсь! Диким... Животным страхом... На уровне инстинктов... ЭТО МЕСТО, куда я никогда не захочу возвращаться... И ГДЕ никогда не захочу снова побывать...
  Всё дело в том, что наша реальность подразделяется на две сферы: в одной живём мы, сосуществуя в Городе, в другой находятся... Никто не знает, что там находится... Её зовут изнанкой. И оттуда к нам очень часто просачиваются различные твари, наносящие значительный урон всему, до чего добегают... Поэтому-то в нашем обществе главенствует каста воинов: кланы и демоны. Подобный строй позволяет поддерживать баланс между изнанкой и нашей реальностью. Но при том, что оттуда к нам попадают твари, попасть на ту сторону считается невозможным.
  Тем не менее, у меня получилось... Сразу после смерти Анки... Я просто однажды проснулась там! Но даже вспоминать не хочется, что мне пришлось пережить, пока не нашёлся способ попасть обратно! Ни одна живая душа не захочет добровольно иметь такую способность... Да, она уникальна. Да, неповторима. Однако... Это, скорее, проклятие - знать, что в любой момент можешь провалиться ТУДА, чем дар... И я бы всё отдала, чтобы избавиться от скользкого страха, бегущего мурашками по спине каждый раз, когда я чувствую приближение приступа.
  Никогда не верила в то, что начавшееся плохо может хорошо закончиться... Так это со мной и происходит.
  Когда-нибудь каждый испытывает де-жавю... В моё случае это происходит вновь и вновь на протяжении многих лет... Ты думаешь, что это уже было... Ты не понимаешь, как с этим справиться... Ты растерян.
  И вот ты валишься на пол. Бьёшься в таких знакомых судорогах! Когда мозг перестаёт соображать, конечности больше не слушаются, а ты задыхаешься! Просто не можешь дышать... Хрипишь. Издаёшь каркающие звуки. Сипишь... Единственное, что может в таких случаях помочь - надрез трахеи и вывод воздуха оттуда через что-то хотя бы отдалённо похожее на трубку, осторожно вставленную в трахею. В общем-то, данную операцию я видела всего раз...
  Когда одного хорошо одетого мужчину, непонятным образом зашедшего в наш район скрутило прямо на дороге! Люди, наученные горьким опытом жизни на улице, помогать не лезли. У нас выживали только в результате естественного отбора. И если до пяти лет Анка ограждал меня от этой стороны проживания в Городе, то после определённой черты скрывать мир снаружи уже не смог.
  Так вот, мужчина презентабельного вида внезапно забился в судорогах, а все просто наблюдали. Ни один не подошёл! Подобно паукам мы все затаились по углам, смотря. И ничего не делая. А когда кто-нибудь всё же хотел подбежать к несчастному его останавливали, пинали под рёбра и вырубали, чтобы не было проблем. Чужаков у нас не любили - это факт.
  Как странно, но именно в тот день я впервые увидела мир за пределами своего района. Позже мы узнали, что данный мужчина довольно богат для человека, и именно поэтому за ним приехал его личный лекарь. И вот тогда-то я и увидела, как протыкают трахею, помещая туда специальную трубку. Мужчину увезли, а память осталась.
  И тогда, когда я впервые билась в судорогах перед попаданием ТУДА, то сумела идентифицировать собственное состояние. Сейчас происходило то же самое! Вот только рядом был учитель...
  Как только я начала конвульсивно дёргаться и хрипеть, закатывая глаза, наставник появился рядом и, потеряв налёт безразличия, с тревогой спросил:
  - Что с тобой?!
  Ответить я не могла. И тогда я впервые осознала, насколько дорога демону... Ведь я его единственный шанс выбраться! Пока единственный. И пока он здесь, я для него ценнее всех!
  Воздух, подобно чему-то очень-очень ценному, стал для меня в данный момент настолько важным, что я даже забыла о привычной боли, выворачивающей мышцы и суставы, ломающей... Уничтожающей...
  Наверное, каждый болеющий астмой, знает, как дорог при приступах воздух. Он становится самым-самым! Он рядом, но до него добраться... Он манит, но ставит непреодолимые преграды...
  А потом первый вздох... И трахею с лёгкими обжигает сладкий-сладкий, долгожданный-долгожданный... Самый-самый лучший воздух... Карамелью он течёт внутрь, а потом назад. И каждый раз ты боишься, что это последний вздох. Хочется взять побольше воздуха, но надо соблюдать ритм. Ни больше, ни меньше... В ритме. Дышать в ритме.
  Но всё же не удерживаюсь и вдыхаю полной грудью! Из горла вырывается сухой кашель, царапающий изнутри. Становится несколько обидно, что то, к чему ты та стремился, то, что так хочется вздохнуть, так ранит. Но потом вспоминается ритм. И снова всё под контролем. А так хочется вдохнуть больше... Но нельзя... И паниковать нельзя...
  Сквозь вату в ушах прорывается чуть вибрирующий голос демона, тот всё повторяет одну фразу, держа мою голову запрокинутой, чтобы воздух поступал и не срабатывал глотательный рефлекс:
  - Не смей подыхать!
  - Ты мне нужна.
  - У нас договор.
  - Ты должна мне помочь.
  Верить хочется в лучшее, что мне помогают от доброты, а не от корысти. Но мозг тут же перестаёт мечтать, приходя в привычное русло критичности и недоверия. Переживают за меня лишь потому, что я нужна. Стану ненужной - никто не подаст и не протянет даже руку.
  Несмотря на свои эмоции я пытаюсь оттолкнуть от себя ту грань, что затягивает, как водоворот в толщу воды. Дыхание у меня поверхностное, его могут перекрыть в любой момент! Я беспомощнее котёнка! А самое ужасное - опасность внутри меня. Не снаружи...
  Ты идёшь по жизни, как по полю, полному ловушек. Один шаг - один шанс попасться! Когда мир вокруг против, когда внутри разлад. И нет никакой уверенности в следующем осте! Каждый миг - возможность отправиться на тот свет. Нет ни союзников, ни врагов. Есть только грань, за которой ждёт ОНО - то место, куда никогда не захочется возвратиться, только раз побывав. Изнанка - не место, куда можно попасть просто так. Это не курорт. Это не Город. Это не Улица.
  Изнанка - место, где выжить можно только одним способом - быстро оттуда убежать. Вот только бег - не выход. Это ли детство для ребёнка? Это ли замена того домашнего уюта, что чувствовался рядом с Анкой? Это ли та среда, где должна была расти я? Почему для меня, для Ксин нет иной реальности? Почему надо везде бороться?
  За каждый вздох... За каждый шаг...
  И вот я снова дышу. Хрипло, но уже не поверхностно, изнанка медленно отпускала свою жертву, нашёптывая той о скорой встрече. Как мать шепчет дитя сказки, так и ОНА всегда была ко мне добра... В её понимании этого слова... Ведь она позволила мне выжить. И отпустила...
  А клан уже не отпустит.
  И высший демон, чьей единственной надеждой я являюсь, не отпустит.
  - Вставай, Ксин, - второй наставник, он же демон, помог мне подняться. Эта неожиданная забота, впрочем, тут же сменилась прежним презрением к чужим слабостям:
  - Вставай! Хватит разлёживаться! Как с тобой заниматься, если любое упражнение будет грозить этим?! - демон заметался по пещере, тревожа кристальную поверхность озера, так похожую на зеркало.
  Сжать зубы, опереться на ладони, на выдохе подняться... И пусть ноги подкашиваются, пусть колени дрожат, будто от холода, пусть мышцы буквально рвутся от напряжения. Но мне нельзя терять такой шанс чему-нибудь научиться! Никак нельзя терять!
  - Учите, - прохрипела сквозь зубы.
  Демон неожиданно успокоился, остановился, перестал мерцать, замер на месте. И усмехнулся, словно что-то рассмотрев во мне. От него больше не воняло яростью, в носу не свербило от его гнева, нет, идеальное спокойствие. Поражающая выдержка. И ровный голос.
  - Что ж, несмотря на этот приступ ты всё же ощутила свою силу. Теперь расскажу о принципах организации защиты разума. Всего этих принципов два: запутать в своём разуме демона так, чтобы он в нём потерялся, или же возвести такие стены и замки, чтобы он не пробился к тебе в разум. Более долгий, но и более надёжный способ - первый. Второй более лёгкий, с него начинают обычно изучать ментальную власть. Есть также сочетания обоих принципов, но на это способны единицы высших демонов, повстречав которых, ты вряд ли выживешь. А теперь я пущу тебя к себе в голову, ты же должна найти выход из лабиринта моих обманок. И самое главное - понять, как всё работает. Не сможешь выбраться за десять минут - останешься там.
  И тут же меня, будто в воронку, начало засасывать в чужой разум. И так еле держащаяся на ногах я свалилась на колени, уперевшись руками в холодный камень. Безмолвный крик так и не вырвался в виде звуков!
  И вот я уже в лабиринте, вокруг прозрачные перегородки и туман. Я одна. Снова. Вдруг над головой раздался тикающий звук. Понятно, отсчёт десяти минут пошёл, я тоже сорвалась с места.
  У меня не было какого-то плана, куда бежать, как не было и физической усталости из реального мира. Только голова побаливала, но боль была тут, скорее, союзницей, чем врагом, она помогала сосредоточиться. А потому ей я доверяла больше, чем призрачным перегородкам вокруг.
  Сперва я просто бежала, но ничего не менялось. Всё было статично, скучно, разве что туман отвоёвывал себе всё новые территории. Тогда я остановилась, просто замерла на месте и прикрыла глаза. Надо сосредоточиться, надо вспомнить ранее мной придуманный алгоритм действий. И я начала размышлять, что делать.
  По идее всё должно быть просто. Типичный блок на сознание взломать нелегко, мне же его нужно пока просто найти. Он, что бы ни говорил высший демон, есть всегда. Ведь все лабиринты всё равно ведут к блоку, просто такой способ блокировки сознания куда более сложный. Но блок есть всегда. Осталось лишь его найти, что сделать почти нереально.
  Я присела на прозрачный и какой-то мутный пол. И начала смотреть в одну точку, просто смотреть. Ведь, зачем мне самой бегать по лабиринту в поисках блока? У меня же тоже есть сознание... И я тоже умею отрываться от своих физических возможностей! Теоретически. Я умею всё это только в теории.
  Но вот я уже парю над телом, вырвавшись за его пределы. А то изломанной куклой падает на пол. Одновременно с этим слышу, что прошла уже половина отпущенного мне времени. И лечу... Лечу призраком сквозь все стены, все ловушки, прямо к сердцевине! Прямо к блоку!
  - Стоп! - раздалось раздражённое от высшего демона.
  И я застыла прямо в полёте, попыталась вырваться, но меня пронесло через всё то расстояние, что я пролетело, впечатало в безвольное тело, вышвырнуло из чужого сознания. И вот... Я уже лежу в позе звезды в пещере. И смотрю на скрытый во тьме потолок. И ничего не хочется, только уже привычное ощущение струйки крови, что течёт из носа и капает на каменистую поверхность, на которой я и устроилась.
  А высший демон своим холодным, даже стальным тоном уже рассказывает, где я ошиблась:
  - В принципе твои действия были верны, даже про блок ты правильно подумала, даже из тела вырывалась вовремя. Вот только... Ошибка первая - нельзя бросать тело, оболочку на территории врага. Гораздо лучше её или защитить, или тащить с собой, или вообще не сбрасывать. Ошибка вторая - в центре лабиринта моего блока нет. Те, кто думал также, как и ты, сейчас пускают слюни, будучи овощами. Блоки они вообще никогда не ставятся в самые ожидаемые места. Ошибка третья... Собственно, её не было. Ты совершила только две ошибки, то есть умерла два раза. В принципе всё не так и плохо, как я думал. Соображаешь ты хорошо, но медленно.
  
  Для меня очень важны комментарии и оценки:)) спасибо всем, кто их оставляет:)

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"