Балдоржиев Виктор: другие произведения.

Стихотворения. 1995 год

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   1995 год?
  
  
   "Сам ли сбился с пути на рассвете..."
  
   Сам ли сбился с пути на рассвете
   Или кто-то позвал - не пойму?
   Я из тьмы выходил прямо к свету,
   Ты - из света шагнула во тьму.
  
   Растерял я с тобою отвагу,
   А ты стыд потеряла со мной!
   И не делаем дальше ни шагу -
   На границе меж светом и тьмой...
  
   5 марта 1995 г. Нерчинские Заводы.
  
   "Вот гогочут глупцы горделиво..."
  
   Вот гогочут глупцы горделиво,
   Вот набухла от влаги земля,
   Вот березки молчат сиротливо,
   Вот надменно торчат тополя...
  
   Вот погосты, надгробья и даты,
   (Каждый гость бед имен и без дат!).
   Только жил я за всех виноватый,
   Только жил я во всем виноват.
  
   Эти сопки, леса и долины
   От вершин до глубоких корней
   Отвергают устало, бессильно,
   Род навязчивых, гордых, людей!
  
   Гордый ум человека воюет,
   Лес корчует и пашет поля...
   Молчаливо березки горюют
   И надменно молчат тополя.
  
   Знаю я, что уйду виноватый,
   Говорят, что уйду в никуда.
   В никуда это тоже - куда-то.
   А душа моя знает - куда!
  
   Я гостил на земле до могилы,
   Не считал ни годов, ни минут.
   Все же небо мне родиной было,
   Но спасибо земле за приют...
  
   29 марта 1995 года. Нерчинские заводы.
  
   "Широко, широко в синей дали..."
  
   Широко, широко в синей дали
   Первые летели журавли
   И устало крыльями махали.
   И запахло влагой от земли.
  
   Детвора заливисто звенела,
   Задремала лошадь у реки,
   За стеклом рассада зеленела,
   И на солнце грелись старики.
  
   Оживала жизнь на этом свете,
   И весной дышало все вокруг!
   А о смысле жизни и о смерти
   Было просто думать недосуг...
  
   22 апреля 1995 г.
  
   "До истоков больших откровений..."
  
   До истоков больших откровений,
   Улыбаясь, мечтал я дойти.
   Но мелькало на миг отраженье
   И врасплох заставало в пути:
  
   Ложь катилась от края до края,
   Среди смут, суеты и забот,
   Проступал вдруг, закат закрывая,
   Искривленный страдальчески рот.
  
   Я пошел стороной оборотной,
   Обогнул и согнул путь в кольцо.
   Там, возможно, всегда беззаботно
   И приветливо это лицо.
  
   Так к истокам больших откровений
   Я бреду - за кольцом и в кольце.
   Проступают иные свеченья
   На изменчивом том же лице.
  
   И вот к берегу выйдя крутому,
   На высокое будто крыльцо,
   Я вгляделся с тоской в черный омут -
   Там мое улыбалось лицо!
  
   Сколько лиц мне еще неизвестны,
   Сколько губ и изменчивых глаз!
   Если долго смотреть в омут бездны,
   Бездна тоже посмотрит на вас...
  
   Июль 1995 г.
  
   "Безразличье медленной природы..."
  
   Безразличье медленной природы
   Мне важней участия людей.
   Вечность мерно отмеряет годы
   Без знамен, без криков и идей.
  
   Но хлопочут всюду активисты,
   Норовят помочь всем на беду,
   Маленькие злые эгоисты
   Жмут друг другу лапки на ходу.
  
   Сколько в них участья и величья!
   Но стирает вечность все следы.
   Мне всего дороже безразличье -
   Безразличье неба и воды...
  
   УТРО В ЛЕСУ
  
   Не один я! Со мною березки,
   Перепутья рифмованных строк.
   Написал бывший ээк Заболоцкий:
   "Уступи мне, скворец, уголок..."
  
   Ах, не надо, хорошая птица!
   Кто сказал, что я здесь одинок?
   Я хотел бы совсем раствориться
   В синем мареве гор и дорог.
  
   Ты ведь, птица, меня понимаешь,
   А тебя я всегда понимал.
   Принимая меня, принимаешь
   И того, кто меня посылал...
  
   Не смешно ли, что нас отвергает
   Каждый скупенький сытый божок?
   Как природа меня понимает!
   Кто сказал, что я здесь одинок?
  
   Не одни мы - со мною, мы вместе
   Мои строки и нити дорог.
   И любовно глядит с поднебесья
   Всех пославший сюда Господь Бог...
  
   НОЧЬ В ГОРОДЕ
  
   Ветер гнет деревья вдоль дороги,
   А ведет дорога в никуда.
   В городах свирепствуют смоги,
   Стонут от удушья города!
  
   Ночь такая - выколют глазища,
   Пальцы растопырены во тьме.
   Кто еще, какую правду ищет
   В сифилисной этой кутерьме?
  
   Ночь такая - выколют усами
   И словами вывернут нутро.
   Города с похмельными глазами,
   С пьяными утробами метро...
  
   Ветер воет! Выродок советский
   Воет вместе с ветром в городах.
   Будет гений, но не Достоевский!
   Будут бесы! Этих кончил страх...
  
   В ночь такую не родятся строки,
   Солнце, не взойдя, уходит прочь.
   В ночь такую думают пророки -
   Не являться людям. В эту ночь...
  
   "Что стоишь с поникшей головою..."
  
   Что стоишь с поникшей головою,
   Бередя и мучая себя?
   А ветра играют над тобою,
   Тучи и деревья теребя.
  
   Весь в себе! Но кто тебя обидел?
   И глядишь, глядишь в себя, скорбя!
   Ясно, ясно мир прекрасный видит
   Кто, рванувшись, выйдет из себя.
  
   Вырвись! Оглянись - какие горы
   И простор распахнутых полей,
   За горами плещет, плещет море,
   В синем небе пары журавлей!
  
   Так лети! Жалей, прости упавших,
   Пожалей укравших ореол.
   Ведь всего двенадцать понимавших
   В этом мире сам Христос обрел.
  
   Что тебе какие-то обиды,
   Суета и мелочность забот.
   Сам себя кто издали увидел,
   Тот всегда, всегда других поймет...
  
   ЖЕНЩИНА МОЯ...
  
   Женщина с печальными очами,
   Где осталась сладость наших встреч?
   Обнимаю лунными ночами
   Я покатость Ваших белых плеч.
  
   Женщина с безумными очами,
   Ждавшая всегда желанных мук,
   Я целую лунными ночами
   Влажность губ и трепет Ваших рук.
  
   Женщина с влюбленными очами,
   Шепчущая жарко в тишине,
   Чаровница! Лунными ночами
   Помните, конечно, обо мне!
  
   Над лесами летними, лугами,
   В гуле ливней, в криках поездов,
   Лунными безумными ночами
   Тает отзвук наших голосов...
  
   Лунными безумными ночами
   Оживает образ ваш всегда!
   Что случилось, что случилось с нами?
   Где исчезла радость, там беда...
  
   Женщина с печальными очами,
   Где осталась радость наших встреч?
   Обнимаю лунными ночами
   Я покатость ваших белых плеч...
  
   НЕЗНАКОМКА
  
   На вокзале, в зале ожиданий,
   В суете измученного дня,
   Женщина с усталыми глазами
   Ласково окликнула меня.
  
   Профиль незнакомый, взгляд призывный,
   Вся ко мне навстречу подалась.
   Губы слишком яркой георгиной,
   В трещинках помада запеклась.
  
   В памяти моей никто не ожил,
   В памяти лишь искры от костра.
   Взгляд ее всю ночь меня тревожил,
   И болело сердце до утра...
  
   ПРИГЛАШЕНИЕ
  
   Приходите ко мне, дорогие,
   Сопланетники, братья, друзья,
   В мои степи, насквозь расписные,
   Где так плавен полет журавля.
  
   Приезжайте ко мне, дорогие!
   Что мы делим и спорим о чем?
   Все мы братья по крови родные!
   Что посеем мы, то и пожнем...
  
   Из подвалов, коттеджей, коморок,
   Где кроваво сгустилась беда,
   Где вас душит зачумленный морок
   Прилетайте! Я жду вас всегда!
  
   Мы обиды и злобу забудем,
   Глупый спор о добре или зле.
   Я люблю вас, люблю вас всех, люди,
   Всех, живущих со мной на Земле!
  
   Июль 1995 г. Чита.
   Художественные мастерские.
   (Мастерская Я. Шплатова)
   ВОЗВРАЩЕНИЕ
  
   Я вернулся в степи расписные,
   Раздарив остатки доброты.
   Вы меня простите, дорогие, -
   Я из страшной прибыл нищеты!
  
   Раздарив напрасно свои годы
   И напрасно мысли раздарив,
   Я вернулся нищий и голодный,
   Голову понуро опустив...
  
   Не надейтесь даже, что вернется
   Часть души, ушедшая в слова,
   Даже если сердце там забьется,
   Даже если вырастет трава.
  
   Там не пили воду из колодца
   И коней не знали легкий бег.
   Даже если совесть там проснется
   И растают в душах лед и снег -
   Ничего оттуда не вернется!
   Там родится новый человек.
  
   Мне б теперь отшельником в пустыню,
   Хватит пищи сердцу и уму...
   Не поймете вы меня отныне,
   И отныне я вас не пойму!
   Все вмещу: и горечь поражений,
   Ничему не буду вести счет!
   Чувству неподвластны измеренья,
   Правит бездуховностью расчет.
  
   С каждым мигом светит мир иначе,
   Беспределен он в душе моей.
   Раздарив, я стал еще богаче,
   Проиграв, я стал еще сильней!
  
   Я вернулся в степи расписные
   Вспомнить небывалые мечты!
   Вы меня простите, дорогие.
   Я простил тот город нищеты.
  
   Вы, конечно, жили, как хотели,
   Ограничив ширь и высоту,
   Опасаясь выйти за пределы
   И свою измерив доброту.
  
   Дорогие, так ли вы любили,
   Чтобы умереть и вспомнить вас?
   Что, кому напрасно раздарили,
   Пусть не впрок и пусть в недобрый час?
  
   Что вам говорили ощущенья,
   Как вы познавали красоту
   И какие знали вы сравненья,
   Чтоб судить шагнувших за черту?
  
   Так зачем же я прошу прощенья!
   Я простил вам вашу нищету.
  
   Начало августа. с. Новая Заря. 1995 г.
  
   СТРАШНО, ДРУГ МОЙ...
  
   Знаю: стало страшно, друг мой милый,
   Прозревать в свой предпоследний час!
   Ведь с какой невиданною силой
   Вы себя жалели... В первый раз...
  
   Соловьи звенели в этой жизни,
   В песенно-наивные года,
   Вы жалели и любили ближних,
   А себя при этом - никогда...
  
   Знаю: стало страшно, друг мой милый,
   Вдруг узнать, что даже в жуткий час
   Не поймут, проплакав над могилой,
   Что себя оплакали... Не Вас.
  
   Страшно, друг мой, зрячим оставаться,
   Когда нет ни мыслей, ни любви.
   У прозревших песни не родятся,
   Но поют слепые соловьи.
  
   Я сейчас увидел прозу будней,
   Что меня заставило прозреть?
   Это страшно, очень страшно, люди -
   Вдруг себя впервые пожалеть...
  
   НЕ ПОСТРОИЛ ОН ЛЕТНОГО ПОЛЯ. . .
  
   Свое летное поле едва ли
   Вам построить дадут одному.
   Помню - другу поля предлагали,
   Но не летное поле ему:
  
   Поле тщетных надежд и обмана
   И какое-то поле чудес,
   Там, где бесятся люди дурмане,
   Забывая про сладость небес.
  
   Забывая о жизни и смерти
   В испарениях смрадных болот,
   Где нельзя оттолкнуться от тверди.
   А без тверди какой же полет?
  
   Он мечтал о полете и воле!
   Но туман над болотом стоит.
   Не построил он летного поля.
   И теперь никогда не взлетит.
  
   " О чем пророчите не зная..."
  
   О чем пророчите не зная,
   Что будет завтра и потом?
   Пространства люди поглощая,
   Совсем не ведали о том:
  
   Как разрешится это бремя,
   Когда гордыню усмирят,
   И как они, в какое время,
   Какие страны породят,
  
   Что не бывает постоянства
   На картах мира грозовых...
   Что породят еще пространства
   В предсмертных схватках родовых?!
  
   ПЛЯШУЩИЙ КОМ
  
   Что клубится за оградой,
   Сотрясает толстый дом?
   Многорукий, многозадый,
   Многоногий пляшет ком.
  
   Это свадьба! Свадьба эта
   Дышит жарким красным ртом!
   В блин сжимается планета.
   Скачет, воет пестрый ком.
  
   Разнополый люд совьется,
   Разовьется животом.
   Скоро много ног вольется
   В многотонный потный ком...
  
   Много зим заменит лето,
   Много лет еще пройдет,
   Округлится вновь планета,
   Ком в навоз перегниет.
  
   Но какое свадьбе дело
   До печалей и забот...
   То мелькнет невеста в белом,
   То жених за ней мелькнет.
  
   "Бородатые красные рожи..."
  
   Бородатые красные рожи,
   Безбородые светлые лица,
   На кого-то так очень похожи,
   Что не хочешь, а будешь молиться.
  
   Разбиваю о стены свой лоб я.
   И молюсь, не могу надивиться,
   Хоть и знаю, что ваши подобья
   С образцом и не могут сравниться...
  
   Начало двадцатых чисел августа 1995 г. с. Новая Заря.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"