Балдоржиев Виктор: другие произведения.

Разное

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Собраны в случайном порядке. Без дат. тут и 1976 год и 2007-ой...


   "Лишь ветры поманят...".
  
   Лишь ветры поманят, и сумрак блеснет озаренный
   Таинственным бликом далеких тревожных огней,
   Спешу на тот зов, хоть буду убит там, рожденный
   Завьюженной ночью в год вольных и мудрых коней.
  
   Спешу на тот зов, где меня забивали камнями,
   Где больно бывало за глупую гордость людей,
   Где тенью незримой мой конь проскакал над полями,
   Над прахом веками осмеянных, вздорных, идей...
  
   Все ближе огни. И вспомню в степи опустелой -
   Аркан просвистевший, мелькнувшую звонко узду!
   Как страшно и жутко заржал жеребенок мой белый,
   Шарахнулся дико, впервые почуяв беду...
  
   Мерцали рассветы в дождях и дорожных тревогах,
   И громче, и чаще во мгле полыхала пальба!
   И в тысячах юртах дымились котлы на треногах,
   И в избах станичных пекли аржанные хлеба...
  
   И конь мой мужал, и во мраке был белой звездою,
   А все остальное всегда оставалось враньем,
   Остались в пыли укротитель с удавкой-уздою,
   Возможные всадники с жалким, ненужным, седлом!
  
   На меринах сивых свирепые люди скакали,
   Стреляли в таких же несчастных, неверных, людей!
   И в заревах дымных пожарищ бесследно сгорали
   Станицы, улусы и особи лучших лихих лошадей...
  
   Растеряны выживших морды... Они изумленно
   Глядят, как пронесся неистовый белый скакун,
   Земля от жестокой опять содрогнулась погони,
   Но бег свой замедлил усталый и потный табун!
  
   Вот также уйти бы! Ведь насмерть забьют тут камнями,
   И снова мне только не мертвых, живых будет жаль!
   А белый мой конь обгоняет судьбу. И над нами -
   Бессмертный и вольный летит в бесконечную даль...
  
  
   ОСЕННИЙ ПЕЙЗАЖ
  
   Холодный дождь. Желтеют огороды,
   Картошка жухнет жалкою ботвой,
   И зябнет даль под серым небосводом,
   И баба горестно качает головой.
   А сколько баб! Платки, фуфайки, боты!
   Так, стало быть, дотянем до весны.
   0бычные, привычные, работы
   Больной обезмужиченной страны...
   Но с ноготок бедовый мужичонка.
   Совсем малец, конечно, без отца,
   (Наверно, тот сгорел от самогонки),
   Заводит мотоцикл у крыльца.
   И - колеей! По лужам, мимо "МАЗов",
   А уступать, как видно, не привык,
   Трясется он. Летят ошметья грязи,
   И хлещет дождь в дождевик.
   В заботах весь. Но радостный, три лета
   Как мамка перестала водку пить,
   Дровами председатель сельсовета
   Грозился, старый кобель, пособить...
   Петляя по колдобинам и ямам,
   В туберкулезной влаге, с вещмешком,
   Встревоженный, торопится он к маме,
   В райцентровский облупленный роддом.
   Встревоженный! Вот-вот грядут морозы,
   А хлеб стоит, и скоро ляжет снег!
   Дымит мотор! Сшибает ветер слезы,
   Но мчится он - родился человек...
   Дай Бог - Мужик! Мелькают стыло воды,
   Лопаты, ведра, бабы, пацаны...
   Летит малец вдоль мокрых огородов
   В туманах обезлюженной страны.
  
   "О чем же мы пели?"
  
   О чем же мы пели? Клинки и шинели...
   За что мы убиты на буйном скаку?
   Маньчжурские сопки... Шимозы, шрапнели...
   И я - в поредевшем казачьем полку.
  
   Зачем мы воскресли? А взгляд мой раскосый,
   А конь мой храпит... За углом - впереди -
   Старушечьи лица и девичьи косы,
   И срезанный крик: "Не убий... Пощади!"
  
   Морозно и людно! За что же нам злиться?
   Со злобой такой - хоть живи, не живи!
   Быть может, на алом снегу белолицая -
   Прабабка моей несчастливой любви?
  
   То белый, то красный - какое значенье,
   Когда не смолкает в ушах: "Пощади!"
   А я ведь люблю всех, люблю от рожденья!
   А сердце все плачет и плачет в груди...
  
   Дрожа, просыпаюсь я снова и снова,
   И стылый рассвет голубеет в окне.
   Холодный рассудок с горячей любовью,
   Столкнувшись, бушуют бессильно во мне.
  
   Я вижу дорог похоронные ленты,
   Я слышу мольбу: "Не убий... Пощади!"
   Звенит мой клинок о гранит постаментов,
   А сердце все плачет и плачет в груди...
  
  
   "И русский купец..."
  
   И русский купец в открытой пролетке,
   И барышни легкий подстук каблучков,
   И солнце разбилось на яркие звезды
   О стены старинных еврейских домов!
  
   Но "вспыхнуло утро"! И Сретенск заняли!
   Исчезла пролетка в дыму и в пыли,
   И мы не узнаем, как барышню звали!
   И горькая пыль оседает вдали...
  
   И Шилку качают не крепкие лодки,
   Но водка! И снятся мне стены домов -
   И русский купец в открытой пролетке,
   И барышни легкий подстук каблучков...
  
  
   "За городским мудреным разговором..."
  
   За городским мудреным разговором,
   Когда всему поверить ты готов,
   Узреешь ложь сердечным чутким взором
   И умысел, вплетенный в сети слов.
  
   И вспыхнет ярко в памяти картина,
   Затмив людскую подлость на устах:
   Орел степной, парящий в небе синем
   И одинокий всадник в ковылях...
  
   МУРАВЕЙ
  
   Земля в цветах! Дышу неровно,
   Лежу, устав за много дней.
   У самых рук таскает бревна
   Собрат проворный - муравей!
  
   И я встаю! И продолжаю
   Упорно строить крепкий быт,
   И все знакомства забываю
   Поскольку сам давно забыт.
  
   Проклявший ложь - и одинокий,
   Я с каждым мигом все сильней.
   Душа поет!.. Простор широкий,
   Земля, цветы и - муравей...
  
   Душа любуется руками,
   Душа поет и день, и ночь!
   А муравей ползет упрямо
   И мне пытает помочь.
  
   "Пусть от меня ни выдоха, ни вдоха..."
  
   Пусть от меня ни выдоха, ни вдоха
   И никаких нечаянных чудес,
   Ведь от того мне плохо, очень плохо,
   Что в ком-то вызываю интерес...
  
   Хотелось бы спокойной, ровной, доли,
   Чтоб лихо обходило стороной,
   И чтоб никто на воле, в чистом поле,
   Настойчиво не следовал за мной!
  
   И пусть никто с другим не делит думы,
   Чтоб тот не задохнулся впопыхах,
   И пусть никто безвольно и угрюмо
   Не виснет у другого на плечах.
  
   "Я знаю то, что ничего не знаю..."
  
   "Я знаю то, что ничего не знаю!"
   Спасибо всем, кто не сумел солгать,
   Спасибо всем, кого не понимаю,
   Всем, кто меня не может понимать!
  
   Пусть кто-то, смутно мучаясь о чуде,
   Сопоставляет разность величин.
   А чудо - Жизнь! И для мучений, люди,
   Нет абсолютно никаких причин...
  
   Какие бы причины не открыли -
   Все будет только следствием всегда!
   Спасибо, Жизнь, за мысли и за крылья,
   За все, что не узнаю никогда.
  
   "Род живет здесь от рода до рода..."
  
   Род живет здесь от рода до рода,
   На челе отражается век,
   Не с природой в родстве, сам природа,
   Так, рождаясь, живет человек!
  
   Отмирание - мера Господня,
   Всем отмерены место и срок.
   Из незримой пылинки сегодня
   Появился прекрасный цветок...
  
   Государства, державы, народы
   Отмирают, рождаются вновь.
   Продолжаются роды природы,
   И живет в каждом прахе Любовь!
  
   "Счастлив, кто падает..."
  
   "Счастлив, кто падает!" Падал я, падал.
   Да и сейчас я, звеня,
   Падаю в бездну, возможно, так надо,
   Бездна глядит на меня!
  
   И пробиваю свободно я своды
   Вверх или вниз головой!
   Черт бы побрал эту бездну свободы,
   Где долгожданный покой?
  
   Кто эти типы? И как они сами
   В бездну смогли не упасть?
   Смирно стоят и вращают глазами.
   Ждут, когда сменится власть?
  
   Бедные, бедные, в бездне нет смерти!
   Что-то случилось со мной:
   Тверди не будет - и не было тверди,
   Крылья растут за спиной!
  
   Падайте в бездну, отбросьте усилья,
   Силы боится дурак...
   Падайте долго - и вырастут крылья.
   Ангел рождается так!
  
   РУССКИЙ БЕРЕГ
  
   Докатилась степная стихия
   От великой китайской стены
   До последнего моря Батыя,
   Но последние всплески волны
  
   Никаким не опишешь глаголом,
   А былого никто не вернет,
   Только острая грусть по монголам
   Иногда меня в сердце кольнет.
  
   Где рассеялось дикое племя,
   Как затих неземной ураган,
   Породив каторжанское племя,
   Что не может найти берега?
  
   Что за лица, оставив погосты,
   Забрели далеко - далеко!
   И такие воздвигли форпосты,
   Чтобы Европе дышалось легко.
  
   Дышит степь океанской печалью,
   Бьются волны о берег страны,
   Русский берег - мое Забайкалье
   У великой китайской стены...
  
   С родными...
  
   Когда меня гложут тоска и смятенье,
   Смотрю на портреты родных на стене.
   Светлеет печаль... И в таком окруженье
   Легко и свободно становится мне.
  
   И мы говорим снова долго и нежно,
   Все дальше уходим за грань тишины,
   Где мир наш, как прежде, живет безмятежно.
   И сладостны грезы былой старины!
  
   Там мать и отец молодые смеются,
   Там озеро, речка и мальчик босой,
   Там трудятся люди!.. Но в комнате пусто,
   И веет повсюду холодной тоской.
  
   Я знаю - Отчизна - отцовские земли,
   А Родина-мать там, где матери путь.
   И снова свой мир благодарно приемля,
   В четвертом часу я пытаюсь вздремнуть...
  
   За окнами ночь и густое ненастье.
   И звезд не видать, и черны небеса.
   Гудят и ревут лесовозы по трассе
   И прочь из Отчизны увозят леса.
  
   В ночной степи
  
   Гудела старая машина,
   Стрелой прожектора лучи
   Делили степь на половину,
   На доли равные в ночи.
  
   А степь жужжала и дышала,
   Звенела песней комаров,
   И птицы быстрые взлетали
   С обочин желтых и кустов.
  
   Луна летела низко, рядом,
   И пахло сыростью стогов.
   И можно было пить прохладу
   Настоев трав или цветов.
  
   Я помню газик наш открытый
   И - руки крепкие отца,
   И как он просто, деловито,
   За руль садил меня - мальца.
  
   И я смеялся от восторга,
   И мать смеялась вслед за мной.
   Как жаль, что длились так недолго
   Двадцатый век и наш застой.
  
   Художник
  
   Художник рисует речной перекат,
   И видно - удачно выходит:
   Там стайка босых загорелых ребят,
   И мальчик удилищем водит
  
   Над самой волной по колено в реке,
   И хариус прыгает хищно.
   И пьяные что-то кричат вдалеке,
   Но те на картине излишни,
  
   Как все иномарки, что рядом блестят.
   А мальчик опять подсекает.
   Художник рисует речной перекат
   И детство свое вспоминает...
  
   Другу в деревню
  
   А я в скворечнике бетонном
   Сойти на землю не могу,
   Ты в мире чистом и огромном,
   В траве по пояс, на лугу.
  
   Идешь и думаешь, что выше
   Подняться надо над землей.
   Но знал бы ты - какой я нищий,
   Да и скворечник тот не мой...
  
   Мне снится ночью запах хлеба,
   Своя изба в родном селе.
   И все мечты свои о небе
   В стихи слагаю о земле.
  
   Еще мне снится, что вдвоем мы
   Картошку начали копать
   В том мире - чистом и огромном,
   Откуда все хотят бежать...
  
   Предостережение
  
   Не спасет никакое признание,
   Хоть ты как обустрой бытие,
   Ведь талант - это дверь в подсознание,
   Не дано - не откроешь ее.
  
   А дано - берегись! В преисподнюю
   Или в рай приведет эта дверь,
   Там паденье и выси господние,
   Там же ангел твой, там же твой зверь!
  
   Спасибо
  
   Спасибо великим народам:
   С рожденья - до этого дня -
   Они провели сквозь невзгоды
   Талант мой, а с ним и меня.
  
   А в общем-то - людям хорошим,
   Что мой обозначили путь:
   Родителям, Ваням и Мойшам,
   Не давшим с пути мне свернуть...
  
   Гость нежданный
  
   Старший брат заявился нежданно,
   Поздравлял и был искренне рад.
   Пенье стихло... И он невзначайно
   Огляделся и смолк невпопад.
  
   Окатило его звоном-гулом,
   Задохнулся он, как впопыхах -
   В неказистом пальтишке, с баулом
   Среди смокингов, женщин в шелках.
  
   Он ушел... И продолжилось пенье
   (Младший брат "Мерседес" обмывал).
   И баул с деревенским вареньем
   Одиноко в гостиной стоял...
  
   На обочине...
  
   На обочине трассы широкой
   Ребятня продает молоко.
   А машины несутся потоком
   Далеко, далеко, далеко...
  
   В знойный полдень, и в ливни косые
   Терпеливо стоят пацаны,
   Загорелые, в цыпках, худые -
   Дети самой богатой страны!
  
   Остов фермы, заброшенный трактор
   И руины дворцов и домов...
   И летят иномарки по тракту,
   Вдоль высоких, густых сорняков.
  
   Кто узреет в бреду суеверий
   Политологов - новую жизнь?
   (Мимо дымных развалин империй
   Мародеры в повозках неслись...)
  
   Но смеются ребята босые
   И кричат, и играют в пыли.
   Паразитами станут другие,
   А они будут Солью Земли...
  
   "Нанизывай строчку за строчкой..."
  
   Нанизывай строчку за строчкой,
   И грезы твои, и мечты
   Как листья из лопнувших почек
   Появятся, после - цветы.
  
   А корни глубоко, в фольклоре.
   Но слышишь ты голос с небес,
   И видишь такие узоры,
   Которыми вычерчен лес.
  
   Ты чувствуешь как по волокнам
   Стремится живительный сок,
   И бабочка бьется о стекла,
   И рвется в огонь мотылек.
  
   Ты слышишь как небо ночное
   Дождями с землей говорит,
   И сладостно влажной землею
   Строка твоя пахнет, звучит.
  
   Ты зреешь, и ширятся своды,
   А люди твердят - ты поэт...
   Ты мысль и частица природа,
   Которым названия нет.
  
   Больше жизни...
  
   Когда стихи свои слагаю
   Во сне, в дороге, в наяву,
   О чем-то большем я мечтаю,
   И чем-то большим я живу...
  
   Бездомным, с думой об Отчизне,
   Мне трудно жить в родном краю.
   Но нечто большее всей жизни
   Всегда волнуют грудь мою.
  
   Фрагмент из современной жизни
  
   Его так долго убивали,
   Что он о боли позабыл,
   И только в памяти всплывали
   Обрывки мерзких, пьяных рыл...
  
   Потом подонки закурили...
   Забытый нож в траве блеснул,
   И он с неистовою силой
   Схватил, вскочил и - полоснул.
  
   В остервененье и отваге
   Вонзал он нож, дичал в крови...
   И двадцать лет сидел бедняга
   За муки тяжкие свои.
  
   На крик зовущей незнакомки
   Он побежал, забыв про риск.
   Стоит на кладбище подонкам
   Под синим небом обелиск...
  
   Серега
  
   Сегодня мне ночью приснился Серега,
   При жизни он не был таким никогда:
   В хорошем костюме, ухоженный, строгий,
   И, вроде, от прошлого нет и следа...
  
   Он был моим верным и преданным другом,
   Который меня понимал до конца
   В жестокое время! И каюсь - с испугом,
   Бывало, смотрел на меня, подлеца.
  
   (Как жить и творить на земле Вавилона,
   Под небом России, на вьюжных ветрах?
   Имеющий дом, не имеющий дома
   На разных всегда говорят языках)...
  
   Безумный скиталец, бродяга несчастный
   Он жить не умел, а другие смогли,
   Оставив ему все подвалы, ненастья,
   Холодное небо родимой земли.
  
   Бездомный, запойный, братишка мой русский,
   И в пьяном бреду сохраняющий мысль
   Далекой культуры славян и этрусков,
   Без всякой обиды смотревший на жизнь.
  
   Ведь в каждом из нас - станционный смотритель,
   И каждый - в шинели своей немоты.
   Но он еще - слушатель и посетитель
   И собутыльник богемной Читы...
  
   Продрогший насквозь и промокший до нитки,
   Он шел до меня и о чем-то мечтал.
   И знал: обязательно выручит Витька,
   Ведь Витька Серегу всегда выручал.
  
   О, как наши судьбы страшны и похожи:
   И вот на холодном, промозглом, ветру
   Зазвал его в дом свой случайный прохожий.
   Он выпил с ним ночью, а помер к утру...
  
   Мы долго искали, сличали, просили -
   Пока не нашли бугорки и тот ряд,
   То кладбище, имя которой - Россия,
   Где дети ее - без имен и без дат.
  
   Родились не вовремя, не было силы
   Убить в себе совесть и чувство вины:
   Ведь жизнь - не борьба и нельзя до могилы
   Бороться со всем населеньем страны.
  
   А звезды - высоко, Серега - глубоко,
   На каждом из нас - роковая печать!
   Я плачу, проснувшись, в ночи одиноко.
   И не с кем беседовать. Не с кем молчать...
  
  
   ГИМН ЗАБАЙКАЛЬЯ
  
   В державной России цвети год от года,
   Земля за Байкалом, родная земля.
   Ее обживая, сплотились народы...
   Земля за Байкалом - наш дом и семья!
  
   Припев:
   Трудом и богатством мы будем сильнее.
   Цвети, край родимый, душой молодей!
   Ведь в мире не может быть лучше идеи,
   Чем благо Отчизны и счастье людей!
  
   Под небом лазурным хлеба золотятся,
   И всадники степью к отарам спешат.
   Здесь крепкая дружба, надежное братство,
   Здесь каждый друг другу товарищ и брат.
  
   Припев:
   Трудом и богатством мы будем сильнее.
   Цвети, край родимый, душой молодей!
   Ведь в мире не может быть лучше идеи,
   Чем благо Отчизны и счастье людей!
  
   Цвети Забайкалье в России единой -
   Степным разнотравьем, шумящей тайгой,
   Народом великим, мечтою всесильной,
   И нашим Агинском, и нашей Читой!
  
   Припев:
   Трудом и богатством мы будем сильнее.
   Цвети, край родимый, душой молодей!
   Ведь в мире не может быть лучше идеи,
   Чем благо Отчизны и счастье людей!
  
  
  
  
  
  
  
  
   11
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"