Волкова Елена Михайловна : другие произведения.

Кошачье царство

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:
    Повесть-сказка для детей и взрослых.


   Елена Даровских-Волкова
  
      КОШАЧЬЕ ЦАРСТВО
   повесть-сказка
     
    []
   
      Деревня, она так устроена, что в ней живности много всякой: коровы рогатые козы бодатые, петухи клевачие. О собаках и говорить не приходится. Одно слово - лают. Польза от них, может, и случается, но главное украшение в доме - это, конечно, кот. Умиление сердцу, когда на окошечке с геранью или старом крылечке сидит здоровенный мордастый котище! Лапка к лапке. В глазах блаженство. Копилка, а не кот, хоть картину с него пиши. Не лягается, не бодается, за велосипедами не гоняется, а замурлычет - радио выключай и слушай. В общем, чудо деревенской природы.
      А между тем, если заглянуть поглубже в кошачью жизнь, то оказывается, она вовсе не сахар, и не мёд, и не сливки какие-нибудь. Кошачья жизнь - это подвиг, приключения и ночные кошмары. Вот вам пример: деревня Хвосты. Двадцать дворов - двадцать котов. Про всех, конечно, не расскажешь, но про самых отчаянных - обязательно.
     
     
      Лунная болезнь
     
      Жил в той деревне рыжий кот, Чингисханом звали. Повышенной боевитости котик: рубец на рубце, шкура - что тёрка. К старости, когда силы сдавать стали, он одним своим видом врага на испуг брал. Вот какая с ним история приключилась.
      Дело к вечеру было. Гулял этот котик вдоль забора туда-сюда. Подошёл к нему приятель, соседский кот Бусый.
      - Пошли, Чингисхаша, к Трофимычу на чердак гнездо голубиное смотреть.
- Не хочется что-то, - рыжий отвечает. - Иди один.
    - Боишься его?
    - А то нет! Всем известно, Трофимыч - первый коту враг. Своему Ваське и то
каждый день хвоста крутит, а чужому - и не кажись.
      - Да мы на цыпочках как-нибудь.
      Ладно, пошли коты на цыпочках. Только на крышу забрались, как назло, хозяин покурить вышел. Прилегли коты, затаились. А дед сел на завалинку и на звёзды засмотрелся. Небо бездонное, сказочное, так и манит к себе. Размечталось ему. Глянул на крышу - а там что-то рыжее, пушистое лежит. Тихо лежит - не шевелится.
      - Надо же, - обрадовался дед, - шапка лисья!
      А не подумал: откуда ей взяться ночью на крыше? Вот вступило в голову: шапка и шапка. Может, звезды на него так подействовали. Взял Трофимыч лестницу, приставил, вверх лезет. Бусый перепугался, рыжему шепчет:
      - Засекли нас, уходить надо.
      - Подожди,- отвечает тот. - Видишь, он безоружный. Может, ещё обойдётся.
      Забрался дед на крышу, руку за шапкой протянул. Вдруг шапка как взовьётся! Как встанет на кривые ноги! Да как покажет свой единственный жёлтый клык! Обомлел Трофимыч: чудовище перед ним - плоское, вроде трактором перееханное, и голова, как будто отдельно от туловища вращается. Глаза косые, уши рваные. А хвост есть или нет - этого дед не разглядел. Это он уже на земле лежал.
      -Что с ним, Чингисхаша? - удивился Бусый. - Поскользнулся, наверно?
      -Может, и поскользнулся, - отозвался рыжий.- Только, мне кажется, он нас не
узнал. Руку тянет, а глаза - добрые, добрые. Никогда его таким не видел.
Заболел дед. У людей это - лунная болезнь называется.
      -Что за болезнь такая? На луну воют?
      -Нет, на крыши по ночам залазят.
      -Какая же это болезнь, по крышам лазить?
      -Я же говорю - у людей, а не у котов. Мы - лунатики от природы.
      Спустились приятели в огород и долго ещё про лунную болезнь говорили. Что, да почему... И будет ли Трофимыч теперь каждую ночь на крышу залазить?
      - Тогда беда, - вздохнул Бусый. - Где только он эту болезнь подхватил?
      - Как где? - удивился Чингисхан. - Известно, от Васьки своего заразился.
     
     
     
      Соленые огурцы
     
      У Васьки жизнь не складывалась. При таком хозяине какая жизнь? Пропитание скудное: что утром поел - тем и к вечеру закуси. Ходил по дворам, подъедался. Тут как-то с Тихоном Петровичем разговорился.
      Тихон Петрович, конечно, не его поля ягода. Котик гладкий, убористый. Мышей в глаза не видел. Да никто от него работы и не требовал, напогляд держали, для народа. "Полупородистый", - хозяйка говорила.
      Вот разговорился Васька с ним за жизнь. А тот спрашивает:
      - Что ты любишь больше всего на свете?
      Васька думал, думал...
      - Мойву, - говорит, - люблю.
      - Фу, мойву... Хоть бы сказал - индейку.
      - А что это - индейка?
      - Индейка - это курица такая, только большая, как гусь! А что ты, Васёк,
не любишь больше всего?
      Васька думал, думал... Всё бы съел, что ни дай! Потом вспомнил:
      - Собак не люблю.
      - Собак? Это все не любят. А я вот не люблю солёные огурцы.
      - А что это - солёные огурцы?
      - Ты, Васька, что-то в еде совсем не разбираешься. Солёные огурцы - это
деликатес такой, изысканная пища.
      - Почему же ты их не любишь?
      - Да, наелся уже. У нас целая кладовка этих огурцов. Забрался я как-то
туда. Вкусненького захотелось.
      - Это я понимаю, - поддержал Васёк.
      - Забрался, вижу: курица на столе в пакете лежит, только ноги торчат. Стал
      я пакет зубами со стола тянуть, а курица возьми, да и зацепись одной ногой за банку с огурцами. Я и опомниться не успел - банка вдребезги!
      - Ошибся ты, Тиша. Надо было тебе курицу прямо на столе есть.
      - В том то и дело, промахнулся. Хозяйка моя, Алевтина, прибегает. Думал, прибьёт меня, спрыгнул со стола, сижу, в отчаянье огурцы нюхаю. А она как заохает: "Надо же! Первый раз вижу, чтобы кот солёные огурцы ел!" С этого всё и началось. Теперь всем гостям хвастает: "Представляете, наш Тихон Петрович ест солёные огурцы!" Тащат меня к столу и начинают этими огурцами кормить.
      - Ну, а ты?
      - Глотаю понемногу... Чего не сделаешь ради славы.
      - Да, тяжёлая у тебя жизнь, - посочувствовал Васька.
      - Ох, и не говори, Васёк, всю судьбу мне та банка поломала.
     
     
     
      Очень дикая мышь
     
      Беседовали котики, беседовали, вдруг, откуда ни возьмись, - Трофимыч. Коты, на всякий случай, в лопухи махнули, только он их даже не заметил. Сразу к хозяйке:
      - Выйди, Алевтина! Дело к тебе есть.
      Вышла Алевтина Матвеевна на крыльцо, видит: дед ни в себе.
      - Что с тобой, Трофимыч? Никак с крыши свалился?
      - А ты откуда знаешь? - испугался дед.
      - Да я пошутила. Уж и пошутить нельзя!
      - Ничего себе шутки! У меня все бока болят, а ты шутки шутишь. Слушай лучше,
что скажу. Зверь в деревне появился. Похож на лисью шапку, но с глазами и
клыками. Сам видел.
      - Да, где видел-то?
      - На крыше, у трубы. Потом он в огород убёг. По кустам так и пошёл, так и пошёл...
Утром смотрю - всю клубнику истоптал.
      - А-а, этот, - Алевтина махнула рукой. - Он ничего, не вредный. Я тоже видела.
Просто мышь с колючками, и всё.
      - Какая мышь? Говорю тебе - лиса, но с бандитской мордой.
      Дед повернулся и двинулся дальше по деревне, правду искать. Вылезли коты из лопухов, приободрились немного.
      - Слышал, - Васька говорит, - беда какая.
      - Какая беда? - не понял Тихон Петрович.
      - Мыши с колючками появились.
- Ну, и что?
      - А как я их колючих есть буду? Теперь точно следующую зиму не протяну.
С голоду помру.
      - Так это же только одна мышь, и та - беглая.
      - Как это, беглая?
      - Беглая, блудная мышь. Она сбежала и заблудилась в огороде. Теперь в сарае
у бабки Матрёны вместе с кроликами сидит.
      - Так её уже поймали?
      - В клубнике хозяйка моя нашла. Пошла ягоды собирать - а там зверь. Теперь
артиста ждут.
      - Какого артиста?
      - Который у бабки Матрены жил и мышь эту дрессировал. Дрессировал, дрессировал - она и сбежала.
- Вот бы на неё посмотреть, - вздохнул Васька. - Большая, наверно, хвостатая.
А, может, это и не мышь вовсе, а ёж какой-нибудь?
      - Сам ты - ёж! Настоящая мышь! Бабка говорила: "Дикообразой зовут, потому что очень дикая."
     
     
     
   День рождения
     
     
   Дед Трофимыч обежал полдеревни, рассказывая о бандитском звере. А Чингисхан в это время, ничего не подозревая, ждал Бусого около поленницы. Уже и поросят покормили и корову подоили, а Бусого всё не было.
      - В чём дело? - думал рыжий,- Спит он, что ли? Вон и Мишка с Пашкой - хозяева
его, целый день во дворе строят что-то. А Бусого ни слышно, ни видно.
      - Может, рыжего возьмём? - донёсся до кота Мишкин голос.
      Чингисхан с интересом прислушался.
      - Его ещё поймать надо. А потом, он слишком старый, нагрузки не выдержит, -
ответил Пашка.
      - Какая нагрузка? Привяжем верёвкой - сиди себе и сиди.
      Чингисхан прямо окаменел от такого заявления.
      - Что я - собака что ли - на верёвке сидеть? - расстроился кот, - Никак, братья
будку строят, а Бусого, наверно, в собаки записали. Вот почему его нет - на
верёвке сидит.
      Чингисхан потихоньку отполз к забору и стал, крадучись, обходить двор, заглядывая во все углы.
      - Где же они его привязали? - думал кот.
      Бусого нигде не было. Вдруг до рыжего донёсся знакомый сладостный звук. Для каждого кота этот звук - музыка сфер и пение души. Кот услышал смачный хруст жирного рыбьего хвоста. Звук доносился из бани, запертой на висячий замок.
      - Бусый, это ты? - шёпотом мяукнул Чингисхан.
      - Я, - отозвался Бусый, громко жуя и давясь костями.
      - На верёвке сидишь?
      - Ты что, ошалел? Не видишь, рыбу ем?
      - Как я тебя через стенку увижу? Ты почему под замком?
      - Сам не знаю. Мишка с Пашкой посадили. Рыбы навалили - гору! Вот последнюю доедаю.
      В это время в окно высунулась тётка Настя.
      - Эй, Мишка, Пашка, - крикнула она сыновьям, - отоприте-ка баню, да воды натаскайте. Я сегодня топить собралась.
      Мишка, нехотя, достал из кармана ключ. Дверь открылась. Переваливаясь с боку на бок, через порог вывалился толстый, как сосиска, кот.
      - Ты что это? - обомлел Мишка. - Всю рыбу съел? Пашка, смотри, он всё слопал.
      - Как всё? - отозвался брат.- Я же сказал ему: "По одной рыбине в день!"
      - Сказал... - передразнил Мишка. - А он тебя не слышал. Тоже мне, тренировка
называется. Как его такого в плаванье отправлять? Он сразу всё съест, а потом
      с голоду умрёт.
      - Да, - вздохнул Пашка, - ничего не понимает. Хоть бы на завтра немного оставил.
Ведь так хорошо придумали: к мачте покрепче привязать, запас рыбы на неделю
положить (по одной рыбине в день). Плыви себе и плыви. Уже и плот готов. Может, кролика в плаванье отправим? Травы ему побольше?
      Чингисхан с Бусым были уже далеко от бани и ничего этого не слышали.
      - За что они тебя так обкормили? - удивлялся рыжий.
      - Не знаю,- облизнулся Бусый.- Может, у меня сегодня День рождения?
     
    
  
   Капкан
     
     
   Повезло Бусому: обжорство спасло его от дальнего плавания на плоту. А вот над Чингисханом тучи сгущались. Кто-то посоветовал Трофимычу поставить на неведомого зверя капкан. Не долго думая, дед расставил капканы по всему огороду, а один даже у себя на крыше.
      - Домой не пройдёшь, - жаловался Васька Бусому. - Все кошачьи тропы капканами перегородил. Того гляди - попадёшься. И кого он ловит в огороде? Зайцев что ли?
      - Болезнь у него, - отвечал Бусый.- Сначала ночью по крышам лазил, теперь - в
охотники ударился. Надо ему к Валерьянычу сходить.
      Валерьянычем коты звали местного фельдшера, от которого всегда заманчиво пахло валерьянкой.
      - Нет, - вздохнул Васька. - Это у него от злости. Животину помучить - любимое
дело. Никакой управы на него нет.
      Тут как раз Чингисхан подошёл, в разговор вмешался.
      - Капканы обсуждаете? Подумаешь, проблема какая!
      - Тебе - не проблема. А мне - в огород не выйди, - обиделся Васька.
      - Значит так, - предложил рыжий. - Каждый приносит по дохлой крысе - и всё.
      - Как это всё? - удивился Бусый.
      - Что тут непонятного? Положим крыс в капканы, они захлопнутся - и гуляй
сколько хочешь.
      - Отчего, Чингисхаша, ты такой умный? - восхитился Васька.
      - Жизнь меня сильно била, - отозвался рыжий.
      Вечером Трофимыч зашёл к бабке Матрёне чай пить.
      - Что-то ты, дед, задумчивый какой сегодня. То кричишь - спасу нет, то - слова
не вымолвишь. Случилось чего?
      - Я вот что думаю, Матрёна. Крыса, она может, к примеру, на крышу залезть?
      - Зачем это крысе на крышу залазить? Она ведь не ворона.
      - Сам знаю. А всё-таки, может она залезть или нет - вот в чём вопрос?
      - Подожди, дед. Ты же говорил, что лиса у тебя на крыше была.
      - Так это когда было! А сегодня - крыса. Хорошо, что я капкан на крышу поставил.
Она сразу попалась.
      - Что-то, Трофимыч, у тебя в доме неладно, - покачала головой бабка Матрёна.-
Сходил бы ты к Сычихе. Она хоть и колдунья, но добрая душа. Может, поможет чем?
     
     
      Озарение
     
      Баба Соня, или Сычиха, как её звали за глаза, жила на краю деревни. Она была вовсе не какая-нибудь бабуся-ягуся, а вполне приличная старушка в белом платочке. Только любила на картах гадать, да варила в горшке что-то непонятное. Зато кот у неё жил настоящий колдовской, чёрный-пречёрный, Багиром звали. Многие в деревне на него плевались и обходили стороной. Особенно боялся его шофёр Костя.
      - Если такой чертяка дорогу перебежал, - говаривал он, - плюй, не плюй, а обяза-тельно или в канаву заедешь, или в столб врежешься. Поэтому я пассажиров с хорошим зрением люблю, чтобы предупреждали, какой кот на горизонте показался. Рыжий кот - езжай вперёд, серый кот - езжай вперёд, чёрный кот - езжай в обход. Вот такой кошачий светофор.
      Багир этих предрассудков не понимал. Он мирно дремал на печи, когда в избу вошёл Трофимыч.
      - Что, дед, маешься? - встретила его Сычиха.
      - Маюсь, Сонюшка, маюсь, - простонал дед жалобным голосом. - Вот пришёл за
избавлением.
      - От чего же избавиться хочешь?
      - Так ведь зверьё ко мне на крышу зачастило. Покоя лишился. Уж ты отвадь, будь
добра.
      - Дай-ка, взгляну. - Сычиха раскинула на столе карты. - У тебя дома скотина
имеется?
      - Имею, конечно. Кота имею, Ваську.
      - Это хорошо, это к добру. Бьёшь его?
      - Как не бить? Бью помаленьку.
      - Это плохо, это не к добру. Карты показывают, будто зверь, которого ты ищешь,
Ваське твоему родня.
      - Да Васька то у меня безродный совсем. Откуда родне взяться?
      Тут дед Трофимыч взглянул на печь и увидел Багира. Багир лежал, закрыв глаза, но уши явно не спали и, как локаторы, ловили каждое слово.
      В голове у Трофимыча что-то зажужжало и щёлкнуло, внезапное озарение про-яснило ему всю ситуацию.
      - Как я сразу не догадался? - подпрыгнул дед. - Родственнички, значит, навещают. Ну, кот, ну, рыжий, ну, бандит! Только бы поймать!
      Трофимыч выскочил на улицу, бормоча разные проклятия в адрес Чингисхана.
     
     
      Фараон
     
      В это время в старой заброшенной конюшне проходило кошачье собрание. Обсуждали последнюю новость. Алевтина Матвеевна поехала на рынок покупать козу, а привезла ещё одного кота. Муж её никак не мог понять, куда же девались деньги? То, что кот стоит столько же, сколько коза, он верить отказывался. Тихон Петрович же не мог понять самого главного: зачем нужен второй кот, если есть уже один, то есть он самый?
      - Привезла, - жаловался Тиша друзьям, - мясом накормила, целый день с коленок
не спускает. Говорит, "перс" какой-то породистый.
      - А на кого похож? - спросил Бусый.
      - На кролика пухового похож, очень шерстнатый. А называется, представьте себе,
Фараон!
      - Это какая фара? От машины что ли? - не понял Васька.
      - Фараон, значит - милиция, - объяснил всезнающий Чингизхан. - Наверно, этот
кот раньше в милиции подъедался.
      - Ну, пошли, поехали, - перебил их Тихон Петрович. - Говорят вам: породистый
выставочный кот. На базаре за большие деньги куплен. А фараон - это царь такой.
      - Царей нам здесь только не хватало, - вздохнул Бусый. - Чувствую, намучаемся
мы с ним. И, вообще, первый раз слышу, чтобы котами торговали.
      - Там, на рынке, хозяйка говорила, котов - видимо-невидимо! Собаки есть, голуби, рыбы живые, и даже мышей продают, - выпалил Тихон Петрович.
      - Неужели мышей за деньги продают? - удивился Васька. - Где же коту денег на
мышей взять? Нет, в городе точно с голоду помрёшь.
      - Он хоть по-кошачьи то говорит? - поинтересовался Чингисхан.
      - Не знаю, - зевнул Тихон. - Мы с ним ещё не знакомились.
      Тут в маленьком окошке конюшни показалась чья-то тень. Коты расступились, и на пол бесшумно спрыгнул Багир.
      - Сидите?
      - Сидим. Чего тут спрашивать? - обиделись коты.
      - А то, что Трофимыч сюда идет, ружьё несёт, - ответил Багир. - Тебя, Чингисхаша, ищет.
      Услышав эту новость, коты потихоньку начали разбегаться в разные стороны. Остались только Багир и Чингисхан. Пошептавшись, они спрятались в соломе и стали ждать. Войдя в конюшню, Трофимыч сладким, сахарным голосом позвал:
      - Кис, кис, кис... Кис, кис, кис...
      Конюшня молчала. Трофимыч подошёл к яслям и заглянул на дно. Вдруг солома под его ногами зашевелилась и прыгнула, причём, одновременно: в окно и в двери.
      Дед от неожиданности нажал на курок. Ружьё выстрелило вверх. Крупная дробь ударила по ветхой балке, подпиравшей остатки прогнившей крыши. Балка хрустнула, как ветка на морозе, и доски обрушились на Трофимыча горной лавиной.
      Грохот выстрела и рухнувшей крыши хоть и был слышен далеко, но привлёк внимание только удиравших в разные стороны котов. Окольными путями Багир с Чингисханом вернулись к конюшне и, убедившись, что противник временно обезвре-жен, отправились по своим делам. Дела эти заключались в том, что Багир залез обратно к себе на печь досыпать. А рыжий, наоборот, потащился в гости, да ни к кому-нибудь, а к кошке Марьяне.
     
     
      Серебряный хвост
     
     
   Кошка Марьяна была такая красавица, какие бывают только в сказках, и то в самых волшебных. Хвост - шерстинка к шерстинке, глаза, как звёзды, на гру-ди - белая манишка. И характер самый романтический: два часа может на окне сидеть - не шелохнётся, птичек слушает. Все коты в деревне в ней души не чаяли, но она ни на кого внимания не обращала. Однажды приснился ей сон. Идёт по деревне кот: шёрстка - серебряная, когти - медные, зубы - золотые.
      - Всем котам - кот! - рассказывала она. - Вот бы такого встретить!
      Услышал это Бусый. А у него дома как раз забор серебряной краской красили. Дай, думает, попробую. Каких чудес на свете не бывает? Вдруг угожу?
      Ходил Бусый около ведра с краской, ходил, никак прыгнуть туда не решался. Хотел о забор потереться, да он уже высох. Что делать? Тут коту повезло. Мишка с Пашкой на улицу вышли, увидели Бусого около ведра и, каким-то чудом, желание его угадали.
      - Давай, кота покрасим,- предложил Мишка.
      - Да он же весь слипнется, - возразил Пашка.
      - Расчешем потом. Будет у нас серебряный кот.
      - А вдруг краска ядовитая? Отравится ещё, - засомневался Пашка. - Сначала надо
на хвосте попробовать.
      Кот был просто счастлив, когда его взяли за шкирку и обмакнули хвостом в краску. Хвост сразу стал тяжелый и мокрый, к тому же - тонкий, как карандаш. Потом хвост подсох и стал похож на блестящую палку. Мишка с Пашкой ликовали, а Бусый, не сомневаясь в своей красоте, смело пошёл к Марьяне в гости. Только стал к калитке подходить, навстречу - Васька.
      - Что это у тебя с хвостом? - спрашивает.
      - Не видишь? Серебро. Настоящее! - похвастался Бусый. - Только что покрасил.
      - Будь другом, Бусый. Нельзя ли и меня немного покрасить? Так хочется серебряным походить.
      - Нет, Васёк, ты уж извини. Тебя покрасить - потом Тиша запросится и Чингисхан. Что же, у нас вся деревня крашеная будет? Марьяне только один кот во сне приснился.
      Кошка, увидев Бусого, пришла в восторг от его серебряного хвоста. И Бусый стал считать себя самым счастливым котом на свете. Но, буквально на следующий день, шерсть на хвосте начала вылезать. Через неделю хвост полностью облысел.
      Довольным в этой истории остался только Васька.
      - Хорошо, что меня не покрасили, - радовался он. - Мало ли, что ей приснится!
Вдруг она завтра летающего кота во сне увидит? Что же тогда - крылья отращивать?
     
     
     
     
       Черепаховый окрас
     
     
   Отправился рыжий к этой красавице Марьяне. Новость-то у него была первосортная! Кошечка на заборе сидела, ну, и он пристроился.
      - Всё, Марьяша, сбылась твоя мечта.
      - Это какая такая мечта?
      - Кота заморского в деревню привезли.
      - Неужели серебряного?
      - Не знаю, не видел. Но, говорят, очень дорого стоит. Алевтина Матвеевна его
вместо козы купила.
      - Как вместо козы? Он что, и молоко даёт?
      - Не знаю, не видел. Может, и дает. Кто их заморских знает?
      Тут Марьяна дальше слушать не стала. Чего зря слушать? Лучше своими глазами посмотреть. Спрыгнула она с забора, хвост причесала и пошла.
      Подошла к дому, все окошки обглядела - нет кота заморского, на крышу посмотрела, на крыльцо - нет нигде. В это время Тихон Петрович из погреба вылез.
      - Здравствуй, Марьяна.- обрадовался он. - Сметаны хочешь?
      - Нет, Тиша, я по делу к вам, - смутилась красавица. - Очень хочется на кота
заморского взглянуть.
      - А-а, так ты к Фараону? - разочарованно вздохнул Тихон. А ему на улицу нельзя,
хозяйка не позволяет.
      - Да в чём же он провинился? Утащил чего-нибудь?
      - Ну, ты скажешь! Зачем ему таскать? Его с утра до вечера кормят, лопнет скоро
      - Так заболел что ли?
      - Здоров. Чего ему сделается? Только хозяйка говорит, что он совершенно
домашний.
      - Интересно, - мяукнула Марьяна. - Значит, он - домашний, а мы - дикие что ли?
      - Теперь уж я не знаю, - вздохнул Тихон. - Может, и одичать придётся. Чувствую,
выгонят меня. Фараону подушку шёлковую сшили, а мне в погребе обедать пришлось.
Вот какие дела.
      - Ладно, Тиша, не расстраивайся. Лучше скажи: серебряный он или нет?
      - Кто сказал, что серебряный? Вовсе не серебряный. Пёстрый, как курица. Хозяйка говорила: черепаха какая-то.
      - Какая черепаха?
      - Не знаю. Сказала: благородный черепаховый окрас.
      - Ах! - воскликнула Марьяна. - Такого и во сне не приснится!
     
     
     
      Валерьянка
     
     
   Дед Трофимыч кое-как выбрался из-под завала и добрался до фельдшерской избы.
      - Это кто же тебя так? - удивился Валерьяныч, перевязывая деду разбитую голову.
      - Коты, - простонал дед. - Всё коты проклятые.
      - Да коты-то у тебя с копытами что ли были? - засмеялся фельдшер.
      - Это такие коты, - серьёзно продолжал Трофимыч. - Им и копыт не надо. Им
человека изувечить - раз плюнуть. Оборотни, а не коты.
      - Вот что, дед, выпей-ка ты валерьяночки,- предложил фельдшер. - Успокойся и
спать ложись.
      Валерьяныч накапал Трофимычу в стакан тройную дозу валерьянки и уже соби-рался ставить пузырёк на полку, как деда вдруг посетила блестящая мысль
      - Слушай, дай мне валерьянки с собой, - попросил он, пряча глаза. - Ещё на
ночь выпью.
      Трофимыч сунул пузырёк в карман и заторопился на улицу.
      - Конец рыжему, - шептал дед. - Мешок на голову - и в воду!
      Дома он, действительно, взял мешок, верёвку и направился снова к конюшне.
      - Теперь моя очередь в засаде сидеть, - усмехался Трофимыч, прячась под грудой
обвалившихся досок.
      Через некоторое время в конюшне стало пусто и тихо, только пузырёк с валерьянкой одиноко лежал на соломе, распространяя вокруг одуряющий запах.
      Чингисхан, возвращаясь от Марьяны, решил заглянуть в конюшню, проверить: как там дед? Он осторожно заглянул в окошко. Сильный запах валерьянки ударил ему прямо в нос. Всем известно, как коты любят валерьянку. Да где её взять? А тут прямо перед рыжим лежал ничейный пузырёк. Забыв про все на свете, Чингисхан прыгнул вниз. И в тот же миг тёмный душный мешок накрыл его с головой.
      - Попалась, лисья шапка! - услышал рыжий знакомый голос. - Всё, прощайся с
жизнью!
     
     В мешке
     
     
      Дед Трофимыч нёс мешок по деревне, а в мешке отчаянно барахтался Чингисхан. Все попытки освободиться были напрасны. Кот мяукал, что было силы, призывая на помощь товарищей, но никто его не слышал. Дед уже спускался к речке, где и собирался сделать своё чёрное дело. Как вдруг дорогу ему перебежал Багир. Трофимыч плюнул на кота и пошёл дальше, но тревога закралась в его измученную бессонными ночами душу.
      Вслед за Багиром из-за кустов вышла бабка Сычиха, она несла лукошко с ягодами, прикрытое сверху какой-то травой.
      - Куда это ты, Трофимыч, на ночь глядя? - спросила бабка.
      - На речку иду купаться, - проворчал дед.
      - Да что в мешке-то у тебя, никак кот? - удивилась Сычиха, услышав сдавленное
мяуканье.
      - Ну, кот. Васька мой, - соврал Трофимыч. - Пусть тоже искупается.
      - Уж не в мешке ли ты его купать собрался?
      - А тебе-то что? Мой кот - что хочу, то и делаю.
      - Зря ты, Трофимыч, скотину свою мучаешь. Я же тебе говорила, не к добру, -
прокаркала Сычиха. - Вот и голова у тебя забинтована. Видишь, всё одно к одному
складывается.
      Бабка пошла дальше. А деду стало не по себе: болела голова, ноги подкашивались от усталости.
      - Сычиха зря говорить не будет, - думал он. - Придётся отпускать паразита.
      Дед уже хотел развязать мешок, как вдруг его осенило:
      - Она же говорила про Ваську. А в мешке-то Чингисхан сидит. Про него речи не было. Что теперь делать? Топить или не топить?
      Терзаемый сомнениями, Трофимыч вернулся домой, решив отложить расправу до утра. Мешок он оставил в сенях и сразу завалился спать.
     
     
      Сюрприз
     
      Не успел дед Трофимыч досмотреть свой первый сон, когда весть о вероломном похищении Чингисхана облетела всё кошачье население деревни.
      Васька украдкой провёл Багира и Бусого через чердак прямо в сени.
      - Чингисхаша, ты жив? - мяукнул Багир.
      - Развяжите мешок, тогда узнаете, - отозвался Чингисхан.
      - Как же мы его развяжем? Тут специалист нужен, - задумался Васька.- Ну-ка, Бусый, сбегай за Тихоном Петровичем.
      - Причём тут Тихон? - удивился Бусый. - Он специалист колбасу трескать.
      - Зря ты так. Тиша наш - талант! Это такой талантище! Да вы знаете, что он однажды даже банку с тушёнкой разгрыз?
      - У него что, зубы железные? - недоверчиво поинтересовался Бусый.
      - Аппетит у него железный. С таким аппетитом, как у Тихона, сейф перегрызть можно.
Только сначала, конечно, курицу пожирней туда положить.
      - Бегите скорее!- заорал из мешка Чингисхан. - Я тут задохнусь скоро.
      - Ты, Чингисхаша, не волнуйся. Приляг там, в мешке. Дыши глубже. Бусый быстро обернётся, - успокоил его Багир. - А мы с Васькой пока за сюрпризом сходим.
      - За каким ещё сюрпризом?
      - Трофимыча хотим порадовать. Не оставлять же мешок пустым.
      В сенях всё стихло. Через некоторое время появились Тихон и Бусый. Чингисхан понял это по громкому чавканью, с каким Тихон начал грызть мешковину. "Специалист по колбасе" мгновенно распорол мешок, и рыжий очутился в объятиях друзей.
      Вскоре заскрипела приставная лестница. Это с чердака медленно спускались Васька и Багир. В зубах они тащили какого-то огромного зверя. Васька держал его за уши, а Багир - за хвост. Чингисхан насчитал у зверя три лапы.
      - Кто это? - воскликнули хором коты.
      - Сюрприз.
      - А как зовут?
      - Бобиком зовут.
      На пол шлёпнулся толстый лопоухий щенок. Коты так и подскочили от неожидан-ности.
      - Чего испугались? Он же - плюшевый, - засмеялся Багир.
      Плюшевый щенок был довольно грязный и рваный, но для сюрприза вполне годился.
      - Хочешь быть котом? - спросил его Чингисхан.
      Бобик ничего не ответил, и коты принялись дружно засовывать его через прогры-зенную дыру в мешок.
     
      На съедение волкам
     
      Пока Тихон Петрович спасал Чингисхана от верной гибели, у него дома разворачи-вались захватывающие события.
      Алевтина Матвеевна, проснувшись среди ночи, обнаружила, что шёлковая подушечка пуста. Она оббежала весь дом, заглянула на полати и в погреб, но Фараон бесследно исчез.
      - Что же это такое делается? В кои веки купила себе что-то для души! И нагля-деться-то не успела, и похвалиться-то не успела, - запричитала Алевтина.
      В суете она даже не заметила, что вместе с Фараоном пропал и её собственный муж. А это тоже было немаловажное обстоятельство. Так как в это время далеко от деревни муж Алевтины преспокойно сидел на пенёчке в берёзовой роще и курил. Домой возвращаться ему не хотелось. А всё потому, что не мог простить он Алевтине Матвеевне дорогой покупки. Не выдержало у мужика сердце. Снес он породистого перса в дремучий лес и бросил под ракитовый куст.
      - Чтоб тебя волки съели! - сказал он на прощанье.
      Так круто переменилась жизнь Фараона. С шёлковой подушки - да на сырую землю. Погоревал кот, погоревал и пошёл, куда глаза глядят. А глядели они прямо в заросли лопуха. Не успел он пройти и несколько метров, как кто-то крепко ухватил его за хвост.
      - Волк, наверное! - в страхе подумал Фараон.
      Кот отчаянно рванулся и бросился бежать, но кто-то снова схватил его за заднюю лапу. Лапу тоже удалось спасти, но преследователь не отставал и всё хватал и хватал его за разные места. Наконец, заросли лопуха закончились, и Фараон оказался на берегу реки. Волка что-то нигде не было видно. Тогда кот крадучись подошёл к воде, чтобы напиться. И тут из воды глянуло на него страшное чудовище, с ног до головы покрытое колючками. Только чайного цвета глаза ещё отдаленно напоминали, что это был когда-то красавец персидский кот. Полпуда репьёв висело на кошачьей шкуре, и отодрать их не было никакой возможности.
     
        
     
     У костра
     
     
   Надо сказать, что Фараон был не из тех котов, которые каждую минуту хватаются лапами за голову и кричат:
      - Как дальше жить? Не лучше ли сразу застрелиться, чем мучиться на этом свете?
      Ему было до лампочки, как он выглядит. Жив - и то хорошо. Оглядевшись по сто-ронам, он заметил огонёк костра и, в надежде поужинать, направился прямо к нему.
      У костра сидел Костя-шофёр со своими друзьями. Они только что наловили рыбы и собирались варить уху. Пока вода не закипела, рыбаки рассказывали друг другу всякие небылицы.
      - Говорят, что Сычиха умеет рыбу заговаривать, - начал один из друзей. - Заговорит, например, какого-нибудь окуня: варишь его, варишь - а он всё живой.
      - Ерунда это, - махнул рукой Костя.
      - А вот я слышал, - подхватил второй. - Будто Сычиха подойдет к реке, пошепчет
на воду. А рыба сама - прыг ей в лукошко.
      - Чепуха какая! - рассердился Костя. - Да Сычиха и рыбы-то не ест, она мне сама
говорила.
      - Она-то может и не ест. А кот-то ейный тоже вегетарианец, думаешь? - вступил
в разговор третий рыбак. - Да если хочешь знать, ей и к воде подходить не надо.
Сидит себе дома, колдует потихоньку, а рыба сама к ней по траве ползёт.
      - Ну, вы даёте, ребята! - окончательно возмутился шофёр. - Хватит выдумывать,
пора рыбу чистить.
      Костя встал и пошёл к лодке, около которой стояло ведро. Он наклонился над ним и замер.
      - Братцы, а где рыба-то? - послышался его удивленный голос.
      Рыбаки подбежали, поочередно заглядывая в ведро. Оно было пустым, если не считать одинокого ёршика, усиленно работающего жабрами.
      - Уползла, - произнёс, наконец, один рыбак.
      - Сычихина работа, - поддержал второй.
      - Вот, Костя, а ты не верил. Рыба наша коту досталась, - покачал головой третий.
Ах, если бы он знал, как он был прав, этот рыбак! Рыба, действительно, досталась
коту.
     
     
  
   Русалка
     
     
   Дед Трофимыч проснулся ещё засветло. С Чингисханом нужно было расправиться побыстрее, пока все спят. Он впотьмах схватил мешок и, даже не заглянув в него, заторопился к речке. Там, выбрав место поглубже, бросил мешок в воду и уже хотел возвращаться домой досыпать, как сзади в кустах что-то зашуршало. Трофимыч обернулся и обомлел. На ветке плакучей ивы сидело чудо-юдо, покрытое зелёными колючками и рыбьей чешуёй.
      - Русалка! - задрожал Трофимыч.- Сейчас в воду будет заманивать.
      - Мяу! - сказала "русалка". - Мяу, мяу!
      Деда, как ветром сдуло. Побежал он, не чуя под собой ног, прямо к Сычихе.
      - Сонюшка! - застучал в окошко дед.- Спасай, выручай!
      Сычиха открыла окно.
      - Ты чего спозаранку людей будишь?
      - Русалка ко мне явилась, - заохал Трофимыч.- В воду поманила. Нет, чтоб по-человечьи сказать: " Иди, мол, дедушка, утопись," Так она по-кошачьи: "Мяу, мяу".
      - Что-то я тебя, Трофимыч, не пойму. Али приснилось чего?
      - Чингисхана я, Сонюшка, сегодня утопил, - вздохнул дед,- Не послушал тебя, старый дурак. Что теперь делать, не знаю.
      - А русалка-то эта, часом, не рыжая была?
      - Нет, что ты. Зелёная-зелёная, а глаза, как блюдечки.
      - Вот что, Трофимыч. Возьми банку сметаны, - посоветовала Сычиха. - Да на речку ступай. Будешь так целую неделю сметану носить, да прощенья у кота просить. Может, и перестанут тебе русалки мерещиться.
     
     
  
   Кот в сапогах
     
  
      У кошки Марьяны с утра болела голова.
      - Так и не довелось нам свидеться, - жаловалась она Тихону, который принёс ей
грустную весть. - И что это за порядки у нас в деревне: заморских котов - волкам
отдавать?
      - Что поделаешь? - притворно вздыхал Тихон Петрович. - Хороший был кот, да хозяину, видно, не приглянулся. Ко мне-то хозяин привык уже, а тут - ещё одного корми.   Не стерпел.
      - Как я мечтала посидеть, наконец, на заборе с образованным котом! - продолжала кошка. - Умных речей послушать! Узнать, если на свете коты в сапогах и бархатных штанах?
      - Что ещё за штаны такие? - насторожился Тихон Петрович.- Тебе же серебряный
кот снился.
      - Сон, он и есть сон. А вот про кота в сапогах даже в книжке написано. Сама слышала, как читали.
      - И что же про него написано?
      - Жил-был кот. Хозяин у него был глупый-преглупый. Чтоб с голоду не помереть,
кот взялся их жизнь устраивать.
      - Раз не кормит, - рассудительно заметил Тихон, - надо было другого себе поискать.    А то, он на печи лежит, а ты ему мышеи таскай. Так что ли?
      - При чём тут мыши. Вовсе не так. Надел кот сапоги, да к царю в гости пошёл.
Мол, здравствуйте, я от графа. Будто хозяин его - граф. И сам он чуть ли не барон
какой: куртка бархатная, штаны бархатные, шляпа с пером. Я на картинке видела.
      - Ну, если бы мне шляпу с пером! - размечтался Тихон.- Я бы тоже, может, в бароны записался. Только как всё-таки в сапогах по заборам лазить?
      - Какие заборы? - возмутилась Марьяна. - Нет там никаких заборов. Там дворцы,
кареты, замок с людоедом.
      - С людоедом? - удивился кот. - Это кто же? Слон?
      - Вовсе не слон. Оказалось, этот людоед всего-навсего - мышь. Представляешь?
А все его боялись. Ну, кот в сапогах не растерялся, конечно, съел его. И стал
в замке жить-поживать, добра наживать.
      - Молодец! - похвалил Тихон. - Я бы тоже не растерялся. А хозяина-то своего как? Выгнал?
      - Хозяина он женил, да к себе на иждивенье взял, - закончила Марьяна.
      - Да зачем же он его женил? - расстроился кот. - Ещё и жену кормить? Нет, эта
история мне не нравится. Лучше уж дома как-нибудь. Без сапог жили, и дальше
проживём.
      - Мы-то проживём, а Фараону каково? - снова взгрустнула Марьяна. - Может, уже и шерстинки от него не осталось.
      - От кого это шерстинки не осталось? - спросил, появившийся внезапно Багир.
      - Перса нашего в дубовую рощу отнесли, - объяснил Тихон, - Теперь его волки
съедят.
      - Вот ещё! - фыркнул Багир. - Там отродясь никаких волков не водилось. Погуляет ваш Фараон, да домой вернётся. Пойдемте лучше к реке на Трофимыча смотреть, а то все уже собрались, вас ждут.
      - А что на него смотреть? - удивилась Марьяна. - Невидаль какая!
      - Прощение Трофимыч у рыжего просить будет и банку сметаны принесёт.
      - Врёшь! - воскликнул Тихон. - Не может такого быть!
      - Спорим на две сосиски! - хитро прищурился Багир.
      - Да я тебе за такое кило сосисок стащу, - пообещал Тихон Петрович.
И друзья тут же отправились к реке.
     
     
    
  
   Банка сметаны
     
     
  
   Банка сметаны стояла на берегу. Рядом, озираясь по сторонам, что-то невра-зумительно бормотал Трофимыч. Компания котов замерла в тростниках, наслаждаясь этим зрелищем.
      - Перед тобой извиняется, - шепнул Багир Чингисхану.
      - Не разберу я, чего он говорит? - ответил рыжий.
      - Он говорит: "Прости меня, Чингисхаша, больше никогда, никогда не буду тебя
топить", - захихикал Багир.
      - Тише! А то заметит нас, - одёрнул его Васька. - Хоть бы ушёл поскорее. Так
хочется сметаны поесть!
      Вдруг в кустах, недалеко от деда, кто-то завозился. Треснул сучок. Трофимыч, оборвав на полуслове свое покаяние, бросился наутёк.
      - Чего это он? - удивилась Марьяна.
      - Опять, наверно, русалка появилась, - предположил Багир.
      - Какая русалка? - удивились коты.
      - Обыкновенная, кошачья. Утонувшие коты превращаются в русалок и по ночам
гуляют около воды, - объяснил Багир.
      - Так сейчас же день, а не ночь. Нет там никого, - заторопил всех Васька.- Идёмте, пока сметана цела.
      Он выбежал из тростника и направился к банке. Но не успел кот пройти и половину пути, как необыкновенный зверь, увешанный репьями, чешуёй и ещё каким-то мусором, выпрыгнул из кустов. Васька дал задний ход и, выгнув спину, зашипел. Зверь не обратил на него никакого внимания, подошёл к сметане и с удивительной быстротой расправился с ней. Потрясённый таким нахальством, Васька не двинулся с места. Зверь же, тем временем, не оглядываясь, скрылся в кустах. Остальные коты, сидя в траве, с удивлением наблюдали эту сцену.
      - Вот вам и сметана, - развел лапами Бусый. - А ты говорил, что они только по
ночам выходят.
      - Конечно, по ночам! - уверенно ответил Багир. - А, кроме того, они ничего не
едят.
      - Совсем ничего?
      - Совершенно ничего.
      - Но эта русалка ела. Значит... - рыжий немного подумал и закончил. - Значит,
это не русалка.
      Марьяна захлопала от восторга, так ей понравилась железная логика Чингисхана.
      - А мне кажется, я этого зверя где-то видел, - сказал задумчиво Тихон Петрович.-
Кого-то он мне напоминает.
      Но никто не обратил внимания на его слова. Коты бросились утешать Ваську, вернувшегося ни с чем.
      - Не горюй, Васёк. Завтра Трофимыч снова банку сметаны принесёт. А лихача этого мы обезвредим. Дай срок.
     
     
      Беспризорник
     
     
  
   На другой день Трофимыч занемог и лежал дома. Васька, не дождавшись сметаны, решил поискать чего-нибудь у соседей. Заглянув во двор к бабке Матрёне, Васька увидел незнакомого пса.
      - Это надо же таким уродиться! - подумал кот. - Кудрявый до невозможности, а на голове - словно шапка.
      Прячась в тени забора, кот подобрался ближе и тут заметил такое, о чём и мечтать не мог. На крыльце стояла клетка, а в ней сидело несколько жирных белых крыс с глазами цвета спелой клюквы.
      - Кто бы мог подумать? - ахнул кот. - Бабка-то крыс разводит!
      Эта новость так разожгла Васькин аппетит, что он по-пластунски пополз к добыче. В это время на крыльцо вышла бабка Матрёна и с ней молодой парень.
      - Нашли твою дикообразиху. У Алевтины в клубнике сидела. Наклонилась Алевтина
ягоды рвать, да о дикообразиху и укололась, - рассказывала бабка.
      - Спасибо Вам, Матрёна Степановна, за Дусю. А то без неё у меня представление
не клеится, экзотики маловато. Мне бы ещё кота посообразительнее для номера
найти.
      - Котов-то у нас - пропасть, один умнее другого. Только кто же своего отдаст?
      - Да мне домашние и не нужены, они плохо поддаются дрессировке. Нет ли бесхозного какого?
      - А что ты с ним делать будешь?
      - На пуделе научу кататься!
      - Вот чудеса! Да пёс-то его загрызёт.
      - Нет, он дрессированный, на кошек и не глядит.
      - Есть у меня один беспризорник на примете, - сказала Матрёна,- Трофимыч с
удовольствием Ваську отдаст.
      Услышав собственное имя, Васька даже похудел от расстройства.
      - Вот оно - людское коварство! - с горечью подумал он. - Живёшь, никого не трогаешь, сам себе пропитание добываешь, из сил выбиваешься. Нет, чтоб оставить кота в покое, им, наоборот, такого разнесчастного и подавай! Чтоб он в зубах тапочки носил и газету по утрам из ящика доставал.
      Васька перемахнул через забор в соседний огород и пошёл искать Тихона Петровича, чтобы пожаловаться ему на пропащую жизнь.
     
  
  
   В капусте
     
    
     Долго искать ему не пришлось. Тихон с Марьяной охотились на бабочек, которые белым облаком кружили над капустой.
      - Играете? - спросил Васька убитым голосом. - А меня скоро на пуделя посадят.
      - Куда посадят? - не поняла Марьяна.
      - На собаке верхом ездить буду, - вздохнул кот.- Придумают же такое! Седло мне
дадут, уздечку. Лапы - в стремена.
      - Ты что, Васёк? - удивился Тихон, не совсем расслышав его слова,- С каких это
пор котов в армию забирать стали? Никогда этого не было, чтоб коты служили.
      - Да не в армию, в цирк меня хотят взять. Дрессировщик к Матрёне приехал.
      - Так это же здорово! - обрадовалась Марьяна. - Приоденешься там: пиджак серебряный дадут, трико полосатое.
      - Зачем ему полосатое трико? Он и так полосатый, - остановил Марьяну Тихон Петрович. - Только, Вася, ты меня извини, конечно. Но кому ты нужен такой доходяга? Там коты видные, осанистые выступают. А у тебя кожа, да кости, хвост ободранный. Видок самый подзаборный.
      - В этом-то вся беда! - ответил Васька. - Вынь и положи ему беспризорника,
самого, что ни на есть, беспризорного кота. Бабка Матрена меня притащить обещалась.
      - Вася, ты зря расстраиваешься, - замурлыкала Марьяна. Знаешь, как там кормят?
      - Знаю. Видел. Белых крыс целая клетка.
      - Нет, Васёк, крысы в цирке не для еды. Они тоже будут вместе с тобой выступать.-
      объяснила Марьяна.
      - Ну, уж это ты врёшь! - покачал головой Васька. - Собака ещё туда-сюда, на
задних лапах ходить умеет. А крыса что?
      - Научат чему-нибудь, не волнуйся. А тебе на пропитание колбаса, да сливки пола-гаются, - продолжала Марьяна.- Помоют, причешут, шляпу с пером дадут. Повезло
тебе!
      - Ага, повезло! А собака-то как же? Где это видано, чтобы коты на собаках ездили?
Засмеют меня в деревне.
      - Кто тебя засмеёт? Ещё завидовать станут, - уверенно сказала кошка. - Представь. Публики полный зал. Все замерли, ждут. И тут выезжаешь ты верхом на белом пуделе. Гордый, красивый, в золотом камзоле.
      - Ты же говорила в серебряном пиджаке? - вставил Тихон Петрович.
      - Это не важно, там всякой одежды навалом.
      - Да, - вздохнул Васька,- хорошо ты рассказываешь. Только я к деревне привык,
по-простому.
      - Отвыкнешь. Ещё здороваться с нами не захочешь, - пошутил Тихон.
      - Да что вы меня в цирк сватаете, когда я из-за этого в бега собираюсь?
      - Куда же ты побежишь?
      - Пойду Кошачье царство искать.
     
  
  
      Кошачье царство
  
  
     
      - Это где же такое царство? - заинтересовалась Марьяна.
      - Слышал я от Сычихи, что живёт у неё в лесу подруга, тоже колдунья.
      И у неё, у этой колдуньи - Кошачье царство,- объяснил Васька. - Вон Багир идёт, у него спросим.
      Багир шёл на речку. Очень ему хотелось на русалку ещё раз взглянуть.
      - За сметаной пойдете? - спросил он, увидев друзей.
      - Какая там сметана, - махнул лапой Васька. - Хозяин пластом лежит, корки сухой
от него не дождёшься. Вот, думаю, не податься ли мне в Кошачье царство?
      - Что ты! - удивился Багир,- В этом царстве котов и без тебя, видимо-невидимо.
Приткнуться некуда. Входишь в избу: на коврике - кот, на стуле - кот, на печке - кот, на кровати - пять котов. В подполе - коты, в кладовке - коты.
      - А кошки там есть? - спросила любопытная Марьяна.
      - Кошек вообще без счёта.
      - Неужели без счёта? - удивился Тихон Петрович.
      - Наверно, рыжие все! - фыркнула Марьяна.
      - Ничего подобного,- заверил Багир,- Абсолютно все белые с голубыми глазами.
      - Тогда, Васёк, я тоже с тобой пойду, - решил Тихон. - Хозяйка всё о Фараоне
убивается, на меня - ноль внимания. Надо как-то жизнь налаживать.
      - А колдунья эта, ничего? Не бьёт?- поинтересовался Васька.
      - Очень добрая, - заверил Багир. - Пока всех котов не перецелует, завтракать
      не садится.
      - Зачем мне с ней целоваться? - возмутился Васька. - Не бьёт - и ладно!
      - А ещё там у каждого кота на шее шёлковый бант, - продолжал Багир. - Но самое
главное, говорят, она может котов в людей превращать.
      - Ты же говорил, что она добрая? - испугался Тихон Петрович.
      - Добрая, конечно. Редко кого превращает. Если уж очень воровастый или обои
дерёт.
      - Точно!- охнула Марьяна.- У нас на краю деревни такой превращённый живёт.
      С берёзы свалился, жена ему говорит: " Ты, как кот, всегда на лапы падаешь" .
      - Да, - вздохнул Васька. - Наверно, обои драл. Ну, Багир, показывай дорогу.
      - Какую дорогу? Я там и не был никогда, - растерялся кот.
      - Что же ты нам сказки рассказываешь? - рассердилась Марьяна.- И кошки у него
все белые, и банты шёлковые... А сам не видел ничего!
      - Так хозяйка рассказывала. Зачем ей врать?- защищался Багир.- Она туда
часто ходит, а меня не берёт.
      - Это, чтобы ты не сбежал, - объяснил Тихон. - Каждому хочется в Кошачьем
царстве пожить. Придётся теперь за Сычихой следить. Как только пойдет в гости -
мы за ней.
     
     
   Пришелец
     
     
   Чингисхан лежал на солнцепёке и с равнодушным видом следил за воробьём, который прыгал, как резиновый мячик, прямо у него под носом. Воробей беспрестанно чирикал ему в ухо так громко, что лопались перепонки. Наконец, птица совсем обнаглела и наступила коту на хвост. Чингисхан хотел стукнуть надоевшего ему воробья лапой, но в это время какой-то зверь камнем свалился с забора. Отскочив в сторону, Чингисхан внимательно оглядел пришельца. Перед ним была вчерашняя "русалка" во всей своей красе.
      - Что смотришь? - сказало чудище на чистом кошачьем языке. - Кота никогда не видел?
      - А разве ты кот?
      - А кто же ещё, по-твоему, обезьяна что ли? - обиделось чудище.
      - Таких котов не бывает, - уверенно заявил рыжий. - Кот должен быть поджарый,
фигуристый, а ты - валенок какой-то с хвостом.
      Не успел Чингисхан закончить свою мысль, как чудище с громким воплем накинулось на него, и рыжие клочья полетели во все стороны.
      - За что? - хрипел Чингисхан. - За правду? Иди, в зеркало на себя посмотри!
      - Я не кошка, чтобы в зеркало глядеться,- рычало чудище, впиваясь когтями в
загривок противника. - Кот я, понял?
      Профессиональная хватка поразила видавшего виды Чингисхана. Вырвавшись и взобравшись на забор, он должен был признать своё поражение.
      - Прости, сразу не признал, - мяукнул рыжий,- У нас таких котов в деревне отродясь  не бывало. Ты откуда к нам, с того света что ли?
      - Ещё слово скажешь, всю морду исцарапаю,- заверил пришелец. - Что, по-твоему,   все коты рыжие? Да ты знаешь, что на свете такие коты бывают, тебе и во сне не приснится.
      - Это какие же? - насторожился Чингисхан.
      - Голые, например.
      -Голые коты? - поразился рыжий. - Бритые что ли?
      -Скажешь тоже! - засмеялся пришелец. - Кто же своего кота брить будет?
      Совершенно лысые от рождения.
      - Не верю, - замотал головой рыжий. - Не может такого быть.
      - Съезди в город, на выставку, сам увидишь.
      - Для чего же их там выставляют?
      - Для красоты, конечно.
      - Что-то я в красоте перестал разбираться, - покачал головой Чингисхан.- Всю
      жизнь в деревне по крышам мотаюсь, отстал от жизни.
      - Это ничего, со мной не пропадёшь, - заверило чудище, - Твои хозяева дома?
      - Нет, до вечера не вернутся.
      - Тогда пошли к тебе.
      - Зачем ко мне? - удивился Чингисхан.
      - В гости. Кушать очень хочется.
      Войдя к Чингисхану в дом, гость огляделся по сторонам и твёрдыми шагами отправился на кухню. Рыжий пошёл за ним. На полу стояло блюдечко с молоком, и лежал, недоеденный с утра Чингисханом, кусок старой колбасы.
      - Угощайся! - широким жестом предложил рыжий.
      Но пришелец даже не прореагировал на это радушное предложение. Он лихо запрыгнул на стол, прошёлся грязными лапами по клеёнке и остановился около кастрюли с плотно закрытой крышкой.
      - Мясной суп, - обнюхав кастрюлю, заключил кот.
      - Ты что! - испуганно мяукнул Чингисхан. - Хозяева вернутся - убьют!
      - Ничего не будет, - уверенно заявил гость. - Учись, пока я жив!
      Дальше начались чудеса. Кот виртуозно подцепил крышку лапой и аккуратно положил на стол. Потом он выловил пару кусков мяса и проглотил их, не жуя. Полакав немного бульона, пришелец прикинул, что убыло достаточно, и снова проделал трюк с крышкой, только в обратном направлении. Поднял её, и плотно закрыл кастрюлю. Этим номером Чингисхан был сражён наповал. Никаких следов преступления! Такие способности открывали дорогу к самым вкусным вкусностям мира, о которых он раньше и мечтать не мог. Пришелец в одну минуту завоевал его сердце.
      - А где жить будешь? - спросил рыжий.
      - Поживу пока у тебя, - ответил кот. - А там видно будет.
     
     
      Возвращение
     
     
      Так Чингисхан обзавелся новым товарищем. А, чтобы этот товарищ не попался хозяевам на глаза, рыжий предложил ему пожить на сеновале.
      - Откуда же ты взялся? - спросил Чингисхан гостя, растянувшегося во всю длину
на душистом сене.
      - Родом я из приличной семьи, - начал свой рассказ пришелец. - Мама - породистая. Папа - тоже не подкачал. Оба на учёте стоят.
      - Проворовались что ли? - спросил Чингисхан.
      - Почему проворовались? - удивился гость.
      - За что же их в милицию на учёт поставили?
      - Ты меня не перебивай, а слушай! В кошачьем клубе они на учёте, а не в милиции.
Там все породистые коты по именам записаны, и адрес есть - кто, где живёт.
      - Вот это здорово! - восхитился рыжий.- Мы тоже у себя на конюшне кошачий клуб
устроили. Собираемся все вместе, сидим, орём от души.
      - Нет, в нашем клубе не поорёшь, - покачал головой гость. - Если выставка, то
все коты в клетках сидят, а хозяева их расчёсками чешут.
      - А для чего чешут? Блох много? У нас, если блохастый, сразу дустом посыпают.
      - Это не от блох. Это для пушистости. Смотрят, у какого кота шерсти больше.
      - Неужели с котов шерсть стригут? Как с овечек? - обомлел Чингисхан.
      - Зачем стричь? Шерсть для красоты.
      - Ты же прошлый раз говорил, что голые коты для красоты.
      - И голые коты для красоты, и пушистые, и кудрявые - всяких пород на выставке много.
      - Был у нас тут один выставочный кот, Фараоном звали, - вспомнил рыжий.- Двух
дней не прошло - на съеденье волкам в лес отнесли. Не встречал его случайно?
      - Как не встречать? Встречал. Сегодня виделись.
      - Где? - вскочил рыжий.
      - Да, вот перед тобой уже целый час лежу.
      - Ты - Фараон? Красавец выставочный кот? - не поверил Чингисхан.
      - Ну, не совсем выставочный, не совсем красавец, но что Фараон - это точно, не сомневайся.
      - Вот Марьяна-то удивится! - обрадовался рыжий.
      - Кто это - Марьяна?
      Да тут, кошка одна, встретиться с тобой мечтает. И Алевтина Матвеевна с ума
      по тебе сходит, ищет везде. А ты здесь, на сеновале, весь в репьях, - расстроился
      Чингисхан.
      -Ну, уж нет, к хозяйке я не вернусь, обиженно фыркнул Фараон.- Мне её любовь боком вышла.
     
     
      Призрак кота Чингисхана
     
     
  
   Отоспавшись, как следует, дед Трофимыч вышел на крыльцо. Солнце светило ласково, ненавязчиво, согревая тело и душу. Приключения последних дней пока-зались деду далёкими и забытыми. Новый летний день манил его в свои объятья. Что-то похожее на умиление появилось на стариковском лице. Насмотревшись на соседскую козу, стоявшую на краю канавы, дед собирался уже идти пить чай, когда на деревенской дороге показалось рыжее пятно. Трофимыч протёр глаза. Призрак кота Чингисхана медленно подплывал к его дому. То, что это был именно призрак, дед ни капли не сомневался.
      - За сметаной идёт, - подумал дед.- Велела Сычиха сметану целую неделю носить,
а я залежался совсем. Да и сметаны-то у меня в доме нет. Трофимыч решил избежать неприятностей, не мозолить глаза призраку. Он заперся в доме и задёрнул занавески.
      Тем временем "призрак кота Чингисхана" спешил совершенно по другому делу.
      Он шёл сообщить своим друзьям о возвращении Фараона. Но, как назло, ни одного кота не было видно.
      - Куда они все подевались? - удивлялся Чингисхан.
      Он заглянул во двор к Бусому и увидел Пашку и Мишку. Недалеко от забора братья копали яму.
      - Два метра - хватит? - спросил Мишка.
      - Корову что ли закапываем? Полметра - в самый раз, - отозвался Пашка. - Копай
быстрее, а то мать вернётся, заметит.
      - Она и так заметит, что его нет. Спросит: "Куда делся?" Чего скажем?
      - Скажем: "Не знаем". И всё.
      - Не знаем, - передразнил брата Мишка.- Не надо было опыты ставить, был бы жив.
      - Я думал, он проснётся, - оправдывался Пашка.
      Почуяв неладное, Чингисхан начал подбираться поближе. Его тревога переросла всякие границы, когда недалеко от ямы он наткнулся на Бусого. Кот лежал непод-вижно, с закрытыми глазами и откинутым в сторону хвостом. Рыжий потрогал друга лапой, тот был мягкий и холодный. Не желая мириться с происшедшим, Чингисхан применил самое верное средство по оживлению котов. Изо всех сил он дунул Бусому в ухо. И - о чудо! Ухо шевельнулось. После второго сеанса реанимации Бусый открыл глаза и заорал осипшим голосом.
      - Ты что, рыжий, ошалел! Я же теперь не слышу ничего, и голова болит. Тоже мне, друг. В уши дует!
      - Какие уши, Бусый? - замяукал рыжий. - Тебе Мишка с Пашкой уже яму вырыли, а ты уши жалеешь. Бежим скорее.
      - Не могу. Лапы плохо идут. А что случилось?
      - Разве ты ничего не помнишь? Опыты на тебе ставили.
      - Ничего не помню.
      Коты перебрались в соседний огород и побрели вдоль забора.
      - Опасно у нас в деревне стало,- сказал Чингисхан. - Жизнью на каждом шагу рискуешь. За мной Трофимыч гоняется. Тебе мальчишки покоя не дают. Надо что-то с этим делать.
      Пробираясь между картофельными грядками Чингисхан и Бусый вдруг наткнулись на кошачью засаду. Васька и Тихон Петрович, Багир и Марьяна лежали в траве и через щель в заборе следили за дорогой.
      - Сычиху караулим, - объяснил Васька.
      - Зачем это? - удивился Чингисхан.
      - Понимаешь, рыжий, мы в Кошачье царство уходим. Здесь всё равно не кормят.
      - Тебя не кормят, а остальные чего?
      -Тихона хозяйка разлюбила, а Багир с Марьяной так, за компанию.
      - Слышал я что-то про это царство, - вспомнил рыжий. - Там, говорят, котов
каждый день работать заставляют.
      - Как это работать?- встрепенулся Тихон Петрович.- Мышей ловить?
      - Выдумки! - возмутилась Марьяна. - Это где же столько мышей взять, чтобы
каждый день работать?
      - Тоже верно, - согласился рыжий. - Может, и мы, Бусый, с ними? Сходим, посмотрим что к чему.
      - А далеко? - спросил Бусый, ослабевший от опытов.
      - Сычиха туда пешком ходит, значит, и мы дойдём, - заверил Багир.
      - Только надо ещё Фараона с собой захватить, - сказал Чингисхан.
- Кого, кого?- закричали коты.
      - Фараон вернулся, у меня на сеновале спит.
      Вся компания, забыв про Сычиху, тут же отправилась смотреть необыкновенного кота.
     
     
     
   Как в сказке
     
     
  
   Оказавшись в центре внимания, сытый, отдохнувший Фараон неторопливо рассказывал благодарным слушателям о своём житье-бытье.
      - Сначала всё было хорошо. Родословная, знаете ли, превосходная и так далее.
      Живи в своё удовольствие. Да не тут то было. Однажды пришла к нам домой дама на котяток взглянуть. Взяла меня на руки, оглядела, "Этот, - говорит, - у вас бракованный. Брюхо у него совершенно белое".
      Фараон лег на спину и постучал лапой по своему толстому животу. Тут все коты озабоченно стали рассматривать, у кого какой живот. У Васьки живот был серый, у Чингисхана - рыжий, у Багира - черный, а у Тихона и Марьяны - белый.
      - Это что же такое! - возмутилась Марьяна.- Если по животу смотреть, так
Васька у нас самый породистый.
      - А какое оно, брюхо, должно быть? - спросил Чингизхан.
      -Не знаю, - вздохнул Фараон. - Этого она не сказала. Да брюхо-то ещё полбеды.
"На морде, - говорит,- у него чёрное пятно, будто сажи наелся".
      Коты дружно взглянули на Марьяну. У неё на щеке было чёрное пятно. Марьяна онемела от ужаса, услышав такую интерпретацию кошачьей внешности.
      - Что же, тебя сразу выбросили? - участливо спросил Васька.
      - Да лучше бы выбросили, - тихо ответил Фараон. - Подарили одному художнику на День рождения. Хозяйка, когда отдавала, плакала. Собрала в дорогу честь по чести. Даже кусок моей любимой печёнки в узелок завязала.
      - Вкусная была печенка? - спросил Васька.
      - И попробовать не успел, съели без меня.
      - Надо было получше прятать, - посочувствовал Чингисхан.
      - Да разве от него спрячешь? Сам хозяин и съел. Голодный оказался.
      - Ну, прямо как в сказке! - всплеснул лапами Тихон. - Где это видано, чтобы
коты хозяев кормили?
      - Хотите - верьте, хотите - нет, а ведь я на самом деле его кормил.
      - Печёнкой? - удивилась Марьяна. - Где же ты её брал?
      - Не то, чтобы печёнкой, но деньги он на мне хорошие зарабатывал. Портреты
с меня писал. Целый день, бывало, лежу, не шевелясь, а он рисует. То в
      корзину меня положит, то на подоконник. А однажды в чайник засунул фарфоровый. Получилось неплохо. На белой скатерти: чашки с блюдцами, варенье, сушки с маком. А по середине стола - гигантский чайник с кошачьей головой.
      - Как в сказке! - покачал головой Тихон Петрович.
     
     
      Золотая рыбка
     
     
  
   - Сказка сказке - рознь, - объяснял Фараон своим новым товарищам,- Как-то ку-пил мой хозяин золотую рыбку.
      - Это ту, которая желания исполняет? - спросил Багир.
      - А ты откуда знаешь?
      - Знаю. Мы с хозяйкой тоже ловили. Только не поймали.
      - Где же вы её ловили?
      - Известно где, в речке.
      - Вот дураки! - фыркнул Фараон. - Золотая рыбка, она в море живёт, а в речке
волшебная щука. Щуку вам ловить надо было.
      - А хозяин твой её в море поймал? - не унимался Багир.
      - Не знаю, - развел лапами Фараон. - Моря у нас около дома вроде не было.
Я так думаю: украл где-нибудь.
      - Это точно, - согласились коты. - Это похоже на правду.
      - Принёс он рыбину, - продолжал Фараон,- а она меня невзлюбила.
      - Это за что же? - удивилась Марьяна.
      - Сам не пойму. Только подойду к аквариуму - она хвостом вильнёт - и под камень.
- Отойду - плавает, как ни в чём не бывало. Я уж её и так, и сяк просил. Ни в какую.
      - А о чём же ты её просил? - поинтересовался Тихон Петрович.
      - Так, была у меня одна мечта.
      - Сосисок килограмм, да? Сарделек? - гадал Тихон.
      - При чём тут сосиски?- отмахнулся Фараон. - Ладно, скажу. Очень мне хотелось
свистеть научиться.
      Тут все коты сразу потеряли дар речи. Такие душевные порывы были им не по плечу. Только Марьяна робко прошептала:
      - А зачем?
      - Как это зачем? - вскричал Фараон. - Да вы видели когда-нибудь свистящего
кота?
      - Никогда, - коты испуганно замотали головами.
      - Вот именно! Свистящих котов не бывает. В этом-то и всё дело.
      - Я поняла, - сказала Марьяна. - Свистящий кот, это то же самое, что серебряный.
      Коты, ещё не пришедшие в себя от первого заявления, окаменели вторично. То, что их красавица сделала такой неожиданный вывод, повергло их в полное уныние. Изобразить из себя серебряного кота - это ещё, куда ни шло. Но научиться свистеть! Коты загрустили и молча стали расходиться по домам.
     
     
   Дикообраза
     
     
   На другой день Чингисхан был оставлен без завтрака, обеда и ужина. Его не били (хозяин был добрый), но сделали внушение. А всё из-за того, что Фараон, сле-дуя своим барским замашкам, отказался от бескорыстно предложенной ему колбасы, а полез лапами прямо в суп за мясом.
      - Я же закрыл крышку! - оправдывался Фараон на упреки Чингисхана.
      И это было правдой. Крышку он закрыл, но отсутствие в супе мяса и грязные кошачьи следы на столе говорили яснее ясного чьих лап это дело. Голодные, но гордые друзья решили добывать себе пропитание самостоятельно. Для начала они отправились к Ваське, как самому опытному в этом деле коту, за советом и рекомендациями: где бы двум приличным котам вдоволь отобедать?
      Васька сказал, что знает один замечательный коровник, где крыс "хоть пруд
пруди".
      - И все как на подбор - толстые. Шкура лоснится, аж зеленью отдает, - расхваливал он.
      - Так они зелёные? - переспросил Чингисхан.
      - Не зелёные, а зеленоватые. Это у них от обжорства. Каждый день на комбикормах.
      - Нет,- повертел носом Фараон. - Что-то мне есть расхотелось. Может, на речку
пойдём к рыбакам?
      - Не хотите зелёных, - сказал Васька. - Пойдемте, белыми угощу. Чистые, намытые,    не из коровника. В клетке, как кролики сидят. И ловить не надо. Дверцу открыл  - и бери.
      Белые крысы показались котам гораздо заманчивей зелёных и вполне тянули на деликатес. Поэтому друзья бодро направились в гости к бабке Матрёне. Для начала, чтобы разо-браться в "боевой" обстановке, а не лезть наобум, они забрались на крышу сарая. Отсюда весь двор был, как на ладони. Посреди двора стоял старый стол и несколько стульев, на одном из них сидел приезжий дрессировщик, на другом - его кудрявый пес. При этом, как показалось котам, они о чём - то разговаривали. Дрессировщик шептал псу на ухо, а тот кивал головой и повизгивал в знак полнейшего согласия и восторга. К огорчению котов никаких крыс во дворе не было.
      - Может, они тебе привиделись? - спросил Чингисхан. - От голода это бывает.
      - Как это привиделись? - возмутился Васька. - Как могут привидеться три белых крысы с полкило весом каждая? Да ещё в клетке? Да ещё с красными глазами?
      - А может быть, их уже съел кто-нибудь? - предположил Фараон.
      В этот момент дрессировщик встал из-за стола и позвал кого-то:
      - Дуся, Дуся, Дуся.
      Дверь сарая приоткрылась, и во двор вразвалочку вышел зверь. Он был похож на огромную крысу светло-рыжего цвета, только без хвоста, зато с длинными, волочащимися по земле колючками.
      - Какие же это полкило? - ахнул Чингисхан. - Тут не меньше пяти килограммов.
- Да ещё колючая! Васька, ты про колючки ничего не говорил.
      - Конечно, не говорил, - ответил немного озадаченный Васька. - Потому что это
не крыса, а дикообраза.
      - То, что дикообраза - это точно,- покачал головой Фараон. - И чего только на
свете не бывает!
     
     
     
      Представление начинается
     
     
  
   Появление дикообразихи на "арене" двора было только вступлением, дальше сюрприз следовал за сюрпризом. Дрессировщик принёс большой чемодан и положил его на траву. Пёс тут же подскочил к нему и зубами нажал на замочек. Крышка чемодана автоматически открылась. Дикообразиха Дуся засеменила к чемодану и добровольно залезла в него. Пёс аккуратно лапами закрыл крышку и замочек защёл-кнулся.
      - Чего это она туда забралась? - забеспокоился Чингисхан.- В таком чемодане задох-нуться - раз плюнуть. Я, когда в мешке сидел, и то чуть не задохнулся, а в нём всё-таки дырки.
      - Неужели топить будут? - удивился Васька.
      - Кто это такой хороший чемодан топить будет?- засмеялся Фараон. - Это они пред-ставление репетируют.
      Действительно, топить дикообразиху никто не стал, и даже наоборот - пёс снова открыл чемодан. Дуся живая и невредимая выбралась на волю и получила от дрессиров-щика угощение. При звуке громкого чавканья у котов потекли слюнки, и они вспом-нили, что пришли сюда, кажется, пообедать.
      - Пошли отсюда, нет тут никаких крыс, - сказал Чингисхан.- Не дикообразу же эту есть.
      Коты уже собирались прыгать с крыши, когда дрессировщик пошёл в сарай и вынес оттуда сначала кольцо и маленькие игрушечные табуретки, а потом - здоровенную клетку. В клетке сидели обещанные Васькой, три белых крысы.
      - Ну, наконец-то, - вздохнул Фараон.- У меня уже когти чешутся.
      - И чего он с ними делать собирается? Крысы такие тупые. Если открыть клетку, то    они все разбегутся, - сказал Чингисхан.
      - Вот и хорошо, - одобрил Фараон. - Тут-то мы их и поймаем. Занимайте боевую позицию!
      Коты спустились вниз и залегли за старой деревянной бочкой. Дрессировщик расставил на столе маленькие табуретки и открыл дверцу. К удивле-нию котов, крысы вовсе не бросились наутёк при виде долгожданной свободы. Две из них залезли к дрессировщику на плечи, а третью он посадил на одну из табуреток. На другую табуретку он положил маленький кусочек хлеба. Крыса, не долго думая, перемахнула туда и съела угощение.
      Теперь кусочек хлеба был положен на первую табуретку, и крыса прыгнула обратно. Таким образом она носилась, как белка, туда-сюда добрые десять минут. У котов от удивления и мелькания крысиного хвоста закружилась голова. Когда же крыса начала послушно прыгать через кольцо, коты пришли в полное замешательство.
      - А ты говорил - тупые, - шепнул Фараон Чингисхану. - Видишь, чего вытворяют?
      Васька же, глядя на это зрелище, вдруг вспомнил, как бабка Матрёна собиралась отдать его дрессировщику.
      - Вот, - вздохнул он. - Видите, какова она, цирковая жизнь? Чтобы я из-за куска хлеба целый день со стула на стул мотался? Лучше с голоду помереть. Я, пожалуй, этих крыс есть не буду. Вы уж сами. Без меня.
      - Чего это ты напопятную? - удивился Чингисхан. - Сам нахваливал: белые, сахарные...
      - Я же не знал, что они трудяги. Трудовую крысу я в рот не возьму.
      - Ладно, - поддержал его Фараон. - Дрессированная крыса для еды не годится. А вот нет ли у вас в деревне магазина?
      - Точно! Есть же отличный магазин! - вспомнил Чингисхан.
      И коты, окрыленные новой идеей, полезли через забор.
     
     
      Магазин
     
     
   Не успели коты пройти и половину пути до местного сельпо, как увидели нечто более достойное их внимания. Две маленькие девочки, Люся и Нюся, играли около своего дома. Как всегда они разложили на скамейке разную посуду, усадили рядом кукол. Только на этот раз в тарелочках были не песочные пирожки и куличи, а самая настоящая еда. Горками лежали сорванные в огороде огурцы, горох, морковка. И над каждым продуктом возвышалась белая бумажка с надписью " 1 рубль". Кроме того, на одной тарелке лежали настоящие пироги, а на другой - бутерброды с колбасой. Здесь красовались ценники " 3 рубля". В центре этого изобилия продуктов стояла стеклянная вазочка с конфетами, и было написано "5 рублей штука". Не трудно догадаться, что девочки играли в магазин. Покупателей вокруг не наблюдалось, и продавщицы скучали, перекладывая товар с места на место. Такой случай упускать было нельзя. Вот только где взять денег? Тогда Васька предложил веками проверенный способ - немедленно украсть бутерброд с колбасой.
      - Нет, этот способ не годится, - покачал головой рыжий. - Даже если и получится утащить один бутерброд, то, что с того? Это нам только по усам провести. А потом девчонки и близко нас не подпустят. Надо, чтобы они сами нас добровольно покормили.
      - Как это - добровольно? - удивился Васька.
      - Сейчас увидишь.
      Чингисхан стряхнул с себя дорожную пыль, причесал лапой разорванное ухо и смело двинулся к магазину. Подойдя к Нюсе, он сделал умильную морду, прищурил глаза и, задрав хвост, начал, что было силы, тереться об её ноги. При этом он старался ласково мурлыкать, но голос его постоянно срывался на хриплый мяв.
      - Хуур-мур-мяв, хуур-мур-мяв, - завывал кот на все лады.
      - Чего это он? - спросила Люся.
      - Наверно есть хочет, - ответила Нюся. - На, Чингисхаша, покушай.
      Нюся отломила от бутерброда кусочек хлеба и сунула под нос коту. Рыжего от такой нищенской подачки даже перекосило. Но, сдержав первый порыв души, он взял кусочек и, пожевав из вежливости, потихоньку выплюнул.
      -Хуур-мур-мяв, хуур-мур-мяв, - снова запел кот.
      - Дай ему огурец, - сказала Люся, которой жалко было раздавать дорогую колбасу
просто так соседским котам.
      - На, котик, ешь. - Нюся протянула рыжему свежий зелёный огурец.
      Этого оскорбления Чингисхан уже вытерпеть не мог. Брезгливо фыркнув, он отскочил в сторону и побрёл к друзьям не солоно хлебавши.
     
     
     
      Тонкая женская душа
     
  
      - Говорил я тебе: "Только кража!" - упрекал Васька Чингисхана.
      - Девчонки очень жадные попались, - отвечал расстроенный кот. - Их вежливостью
не возьмешь.
      - Не понимаете вы тонкой женской души, - вмешался Фараон. - Придётся мне за дело браться.
      - Думаешь, ты красивее меня? - ухмыльнулся рыжий. - Мне хоть огурец дали.
      - Тут красоты никакой не надо, тут подход нужен.
      Фараон, не спеша, направился к скучающим девочкам. Сел невдалеке и стал гипнотизи-ровать их своими чайными глазами. Люся и Нюся, увидев незнакомого огромного кота, с длинной нечесаной шерстью, увешанной репьями, очень удивились и обрадова-лись. Они знали всех местных котов, а этот, по всей видимости, был ничейный. Да ещё какой пушистый! Не кот - а просто плюшевый мишка.
      - Кис-кис-кис, - позвала Фараона Люся.
      Но Фараон и ухом не повел. Он сидел как статуя, неподвижно устремив свой взгляд в неведомое.
      - Кис-кис-кис, - позвала Нюся.
      Ноль внимания. Кот даже как будто собрался уходить. Тогда девочки, боясь упустить такую интересную игрушку, быстро схватили по бутерброду с колбасой и, ласково при-говаривая, начали обходить кота справа и слева. Фараон сделал вид, что испугался и вот-вот пустится наутёк. Люся, как более сообразительная, бросила бутер-брод прямо коту в лапы. Фараон остановился и начал лениво обнюхивать колбасу. Будто бы убедившись, что колбаса свежая и достойна его внимания, он неторопливо с достоинством съел её, к хлебу кот не притронулся. Тут же второй кусок колбасы полетел и плюхнулся около кошачьего носа. Фараон, нехотя, взял колбасу в зубы, и даже не взглянув на "кормилиц", стал медленно удаляться в сторону пустыря. Девочки бросились за ним. Прикормленное и почти уже собственное животное уходило самым наглым образом.
      - Кисочка, кисуля, - в два голоса затянули Люся и Нюся.
      Но вальяжный кот вдруг преобразился и с быстротой мяча влетел в заросли крапивы. Эта неожиданная преграда была совершенно непреодолимой. Девочки ещё некоторое время уговаривали кота, не желая мириться с такой развязкой, даже пошарили в зарослях длинной палкой, но крапива была в два раза выше любого человеческого роста. Пришлось вернуться в магазин. Нет смысла объяснять, что ассортимент продукции за время их отсутствия сильно поубавился. Колбасы не было и в помине, исчезли пироги. Но самое вкусное - конфеты грабители всё же не тронули. По этой причине Люсе и Нюсе пришлось их срочно съесть. А то мало ли ещё чего приключиться!
     
     
      С того самого дня стали люди замечать, что котов в деревне сильно поубавилось. Бабка Матрёна предположила, что это их дрессировщик в цирк с собой увёз.
      - Котами интересовался, - объясняла она безутешной Алевтине Матвеевне. - В цирке-то они не пропадут, наоборот, прославятся наши коты.
      - Трофимыч всех утопил, - возражала ей Алевтина. - Всю жизнь котов ненавидел.
      И только кошке Марьяне доподлинно было известно, что произошло с её друзьями.
      Она целыми днями сидела на своем любимом окошке и мечтательно смотрела на дальний лес. А когда у Алевтины Матвеевны родилась двойня, два замечательных совершенно непохожих друг на друга мальчика, Марьяна пошла на них посмотреть. Забралась на забор и заглянула в колясочку.
      - Ну, как там, в Кошачьем царстве? - тихонько мяукнула она. - Правда, в людей превращают?
      А мальчики, увидев пушистую кошечку, протянули к ней руки, и что-то радостно залепетали в ответ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   22
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"