Воронцов Александр Евгеньевич: другие произведения.

Прийти в себя. Вторая жизнь сержанта Зверева. Книга 4. Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Максим Зверев при помощи экстрасенсов на службе КГБ снова попадает в свое будущее. точнее, уже не совсем в свое. В этом будущем в Украине идет гражданская война, но на Западной Украине, а польская армия под видом миротворческих сил заняла Львовскую и Тернопольскую область. Максим захвачен американской спецслужбой.


  
   Глава пятая. Снова на войне
   Люди не любят плохие новости. Точнее, им не нравится негативная информация. Человек так устроен, что предпочитает слушать и смотреть только позитив. Хотя, с другой стороны, самые популярные новости - это именно негативная информация: пожары, катастрофы, убийства и прочая "чернуха". Но только когда все это - где-то там. Далеко. И происходит с кем-то другим. А вот когда что-то плохое в твоей стране, в твоей семье, в общем, что-то нехорошее касается лично человека - вот об этом он слушать не желает. Его сознание пытается абстрагироваться от таких фактов, люди пытаются сами себя обмануть - нет, это не у нас, это пропаганда, так не может быть. Поэтому сегодня те, кто жили в эпоху Сталина, часто не хотят признавать факт массовых репрессий. А те, кто жил в СССР, не хотят соглашаться с тем, что в то время жизнь была хуже, нежели сегодня.
   Но в то же время эти люди правы. Ведь это они жили тогда, и они живут сейчас, поэтому им надо сравнивать, им решать, где лучше, а где хуже. А не тем, кто тогда не жил, но свое суждение имеет, изучив прошлое по фильмам и книгам. Причем, книгам художественным, а не по архивам и мемуарам.
   Тем не менее, если сегодняшним "знатокам" прошлого начать показывать - и показывать предельно откровенно - факты о настоящем, то эти "знатоки" точно также будут отталкивать негативную информацию о дне сегодняшнем. И точно также говорить о том, что это - пропаганда, вранье и наветы.
   Но бывает и раздвоение сознания, точнее, двойные стандарты. Это когда то, что подходит под теоретические выкладки таких людей - это правда, а все, что не подтверждает теорию - этого быть не может. И тогда эти люди отрицают все, даже самое очевидное. Например, в России сегодня все плохо, там тирания и диктат, зато в соседней Украине - свобода и невиданные расцвет демократии. Европа - это развитое и свободное общество равных возможностей, а все, что там происходит нехорошего - это частности. Поэтому новости о том, что члены британского правительства много лет насиловали детей в сиротских приютах или о жестоком подавлении волнений в Каталонии испанской полицией - это все на самом деле преувеличение, "черный пиар". И читать надо только негативные новости о своем Отечестве, которое срочно надо спасать и приводить к европейским стандартам.
   Увы, человек - такое существо, пока сам не ударится головой в стену, не поймет, что пробить ее головой не получится. И что биться головой о что-то твердое - это больно. Поэтому если в художественной литературе появляется нечто отличное от простого развлекательного чтива - это однозначно плохо.
   Львов, год 2016, 17 декабря
   Переход получился резким и каким-то стремительным - Максима уложили на кушетку в той же днепропетровской больнице имени Мечникова и присоединили к нему множество каких-то датчиков. Как объяснили ему Кустов, для того, чтобы не только ментально, но и медикаментозно контролировать и его тело, и его сознание.
   - Мы тебя, Максим, конечно же, сразу постараемся вытащить, но сам понимаешь - это все для нас впервые, с такими материями нам работать еще не приходилось. Каждый шаг надо выверять, каждое действие обдумывать. А не всегда будет время на это обдумывание, так что аппаратура подстрахует, если что...
   Максим перешел временной барьер просто - Мерлин погрузил его в гипнотический сон. Вот он закрыл глаза и рухнул в какую-то тьму.
   И вот он открыл глаза...
   Максим продрался сквозь темноту, как будто раздвинул внезапно шторы на окне - свет больно ударил по глазам. Поэтому он с непривычки сразу же невольно зажмурился.
   - Та харэ прыкыдатыся, я вжэ бачу, що ты вжэ в сидомости, - раздалось у него за спиной.
   Макс открыл глаза. Он лежал на кушетке в какой-то комнате, одновременно напоминавшей и больничную палату, и тюрьму. Стены, выкрашенные в уродливый зеленый цвет, окон с решеткой, кафельный пол, выкрашенный белой краской какой-то стол с тумбочкой. А напротив его на такой же кушетке сидел... Тарас Мазур, он же проводник "Правого сектора" Тополя. Тот самый, которого он расстрелял под Донецком в 2015 году. Еще в той, своей первой реальности. Его бывший друг по Оранжевому Майдану. Впрочем, судя по всему, в этой реальности он познакомился с Мазуром не на Майдане...
   Стоп, а какая сейчас реальность?
   - Привит, Тополя, як ся маеш? - голос у Зверева был хриплый, как будто он только что выпил стакан водки.
   - Та зи мною всэ добрэ, а ось тоби трэба хвилюватыся за своэ здоровьячко, - рассмеялся Мазур.
   - Так, слушай, Тарас, давай по сути. Я тебя давно знаю, твою хитрожопость и твои замашки, так что ты мне тут щирого бандеровца из себя не строй. И ты прекрасно знаешь, кто я и с кем я, поэтому предлагаю обойтись без театральщины, - Макс специально решил обострить игру сразу, чтобы понятно было, в какой реальности он находится, и кто он здесь.
   Но Мазура почему-то его слова разозлили.
   - Та знаю я, що ты - курва московська, нэ думав я, що ще тоди, на акциях "Украина бэз Кучмы" ты з намы був, як шпыгун путинськый! Так що тэпэр нэ прикыдайся, москаль! - Тарас даже привстал со своей кушетки.
   - Так, Тарас, ты не напрягайся, и не гони волну. Во-первых, когда меня контузило здесь, неподалеку от Львова, то я частично потерял память. Я не помню ни нашего знакомства, ни акций никаких. Помню только, кто такой Кучма, и тебя хорошо помню, но откуда я тебя знаю - не помню. И про себя не все помню, помню только, что был журналистом, - Максим говорил искренне, ему надо было заставить Мазура все самому рассказать.
   - Журналистом? Якым щэ журналистом? Пропагандоном москальскым ты був! - Тополя все-таки встал и подошел к Звереву.
   - Тарас, раз я москаль и все такое, давай на русском поговорим. Ты по-русски прекрасно разговариваешь, когда Врадиевку деньги получал, то по-русски болтал, аж захлебывался, - Максим не знал, была ли Врадиевка в этой реальности, но рискнул.
   [Протесты во Врадиевке - акции народного неповиновения в посёлке городского типа Врадиевка Николаевской области и протесты в ряде населённых пунктов Украины, включая Киев, в период с 30 июня по 15 августа 2013 года. Протесты были вызваны тем, что милиция и прокуратура Николаевской области и Врадиевского района в течение нескольких дней покрывали капитана и старшего лейтенанта милиции, а также их соучастника - местного таксиста, которые в ночь с 26 на 27 июня 2013 года совершили групповое изнасилование и "покушение на умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью" в отношении жительницы поселка Врадиевка 29-летней Ирины Крашковой. Также, руководители Врадиевской больницы отдавали распоряжения по уничтожению улик преступления и фальсифицировали результаты первичного медицинского обследования жертвы преступления. С целью добиться справедливого суда жители Врадиевки предприняли "поход на Киев", который освещался практически всеми крупными телеканалами Украины. За 11 дней колона прошла около 400 км, проводя митинги протеста; с 18 июля по 15 августа проводили митинги в центре Киева, при поддержке оппозиционных партий. Ряд украинских политиков, взяв деньги от руководства Партии регионов, лидером которой был президент Украины Виктор Янукович, постепенно погасили протестные настроения и протесты прекратились. Некоторые украинские политологи эти события оценивали, как пролог к так называемому Евромайдану].
   Эксперимент удался - Тарас весь аж побелел и кинулся на него. Но Максим, даже не вставая с кушетки, просто выбросил вперед ногу и ударил набегавшего двухметрового Тополю под коленку левой ноги, а своей левой ногой одновременно подсек правую ногу Мазура. Тот рухнул, как подкошенный. Но упасть ему Макс не дал - левой рукой он успел схватить того за одежду и дернуть на себя. После чего правой рукой взял его шею в захват. Мазур попытался было освободиться, но Зверев сдавил его шею и тот, захрипев, обмяк.
   - Слушай меня, друже провиднык. Я память потерял частично, не помню, что со мной было. Но все мои навыки остались при мне. Боевые навыки, ты понял? Я тебя сейчас, сраный ты бандеровец, двумя пальцами сдавлю, и ты отправишься на тот свет. Хочешь?
   [Провод Украинских Националистов - орган для координации деятельности украинских националистических организаций. В новейшей истории Украины так называемые нео-бандеровцы, не зная о структуре ОУН - организации украинских националистов и УПА - украинской повстанческой армии, действовавших в в 40-е-50-е годы 20 века на территории СССР, а также Польши, Венгрии и Чехословакии, стали называть любого руководителя политической партии УНА-УНСО "друже проводник" Хотя звание "проводник", то есть, глава "провода" было весьма высоким, например, такую должность занимал известный украинский националист Степан Бандера].
   Мазур дернулся и сдавленно захрипел. Макс ослабил захват шеи.
   - Хххххх.... Чего ты хочешь? - прохрипел Тополя.
   Зверь ухмыльнулся.
   - Вот, уже другой разговор. Я сейчас тебя отпущу, иди, сядь на свою кроватку, малыш, и поговорим. Мне кое-что надо выяснить. Расскажешь мне все, что мне надо, потом я тебе тоже кое-что интересное расскажу. Может быть...
   Он выпустил Тараса из своего захвата, то рухнул на колени, помотал головой, помял руками шею.
   - Сломать же мог, костолом! - прошипел он, ненавидяще глядя снизу вверх на Максима.
   - Надо же, какие слова ты, оказывается, знаешь, бандеровец. А русский язык ведь не учил в школе, правда? Язык оккупантов, да?
   Тарас поднялся с колен. Повернулся, и пошатываясь, отошел в свой угол и буквально рухнул на свою койку. Та жалобно скрипнула. Мазур уселся на ней поудобнее, что с его двухметровым ростом и полутяжелой весовой категорией было достаточно проблематично ввиду ее узости и хлипкости.
   - Ну, шо ты хочешь от меня услышать?
   - Кто я? - задал Макс главный вопрос.
   - Шо, совсем ничего не помнишь? Серьезно ничего?
   - Помню, что вроде был журналистом. Но где работал, что делал - не помню. Да и про журналиста мне здесь поляки рассказали... - Макс искренне смотрел Мазуру прямо в глаза с надеждой услышать такую важную для него информацию.
   - Это какие поляки? Контрразведка? Те, шо меня повязали? Витковски этот? Понятно. Он мне тут тоже про тебя вопросы задавал. Но ему я не сказал про тебя ничего.
   - Почему? - Макс удивился.
   - Да потому, что, если бы рассказал, я был бы им не нужен, кончили бы меня сразу. А так поторговаться можно было, как видишь, я до сих пор живой.
   - Ну, это ненадолго, думаю, мы здесь не для того, чтобы нас лечили и массаж каждый день делали.
   Тарас засмеялся.
   - Ага, массаж нам автоматами сделают. Но, думаю, есть варианты получше. Мы не у поляков, мы у америкосов. И охраняют нас с тобой наши.
   Макс недоумевающе посмотрел на своего собеседника.
   - Какие такие наши?
   Тополя ухмыльнулся.
   - Та, понятно, что не твои москали, не русня. Наши, ВСУшники. Ну, солдаты украинской армии. Ты ж гражданин Украины, так же?
   - Я-то гражданин, а ты кто? А я скажу! Ты - государственный преступник, ты выступил против Украины с оружием в руках! - Максим внезапно повысил голос.
   Мазур покачал головой.
   - Ой, ты смотри, какие слова! Какая Украина? Юлькина что ли? Которая Путину продалась? И которая в Европу не захотела идти? На хрен мне такая Украина!
   Максим стал кое-что понимать.
   - Аааа, понятно. Старая песня. В Европу, говоришь, хочешь? Так вот она, Европа! Вы ж в нее уже вступили. Как в анекдоте, то в говно, то в Европу. Польша - это тебе не Европа? Так вот она сама к вам пришла, нравится? Львов поляки практически оккупировали. На Волыни польские войска. А Восточные Кресы полякам теперь точно отдадут, разве что Львов оставят. А всю Тернопольщину - запросто! Ты ж этого хотел? Вот, будете под Польшей.
   Тарас удивленно посмотрел на Максима.
   - О, а говоришь - не помнишь ничего!
   - Ис торию своей страны я помню. Все главные даты, все события. Кроме последних пяти лет примерно. Кое-что обновил, когда в интернет залез. Вот ты и расскажи, что за эти пять лет произошло. Про договор о зоне свободной торговли с ЕС, про Евромайдан я в курсе. А раньше что было? И после Евромайдана. И я тут каким боком?
   Мазур устало вздохнул.
   - Да не знаю я всего. Похоже, америкосы все замутили. Ну, Евромайдан этот и раньше еще, когда Ющенко пихали в президенты. Мы с тобой на акциях УБК - "Украины без Кучмы" познакомились. Ты наших хлопцев из следственного изолятора помог вытащить. Шкиля того же, хотя он потом Юльке задницу лизал. В общем, ты нам тогда здорово помог, хотя меня, Зайченко и Карпюка осудили на три года и мы таки свой срок отсидели. А ты нам помогал, "дачки" таскал, "грел" нас.
   [25 декабря 2002 года Голосеевский райсуд Киева приговорил к тюремному заключению 18 членов партии УНА-УНСО, участвовавших в акции протеста "Украина без Кучмы" в марте 2001 г. в Киеве и штурмовавших здания администрации президента Украины].
  
   - Так, а потом что было?
   - А потом Юлька этого мудака Ющенко скинула... победила на президентских выборах. Ты в телевизоре стал знаменитым, хотя мы еще тогда поняли, что ты из ФСБ. Ты явно был из "конторы", слишком много себе позволял, и никто тебя не тронул. Ты Тимошенко парафинил в своих программах, а Юлька тебя не трогала. То есть, у тебя крыша была серьезная. А кто для этой обезбашенной мог быть авторитетом? Кто мог цыкнуть на Юльку, которая берегов не знала? Только московские, - Мазур усмехнулся.
   - Ладно, я так понимаю, доказательств у тебя нет, одни версии. Допустим, я ФСБ-шная подстава или как там еще. Дальше что? - Максим торопился. Чутье подсказывало ему, что вот-вот их идиллию прекратят те, кто его сюда поместил.
   - Дальше, как ты говоришь, ты помнишь. Юлька не подписала договор о ЗСТ с Евросоюзом, мы начали бузу, америкосовские инструктора у нас появились, они и раньше нас в вышколах обучали тактике противодействия милицейскому спецназу, организациям массовых беспорядков, действиям в городе в уличных боях и такое всякое. Ну, и денег дали. Много денег. Мы снаряжение закупили, палатки, продукты, всякого барахла. Потом Евромайдан организовали. Ментов спровоцировали на атаку, а по телеканалам центральным прогнали дезу, будто "Беркут" милицейский детей студентов побил. Ну, люди пошли на Майдан. А Юлька водометами его...
   Максим улыбнулся.
   - И чего - не понравилось вам? Так водометы в Европе - обычное дело. В Германии полиция гораздо более жестко разгоняла протестующих, и водометами, и дубинками, даже собаками травили. И резиновые пули были, и газ слезоточивый. А вас так, культурненько. Во Франции вас бы посадили надолго, перед этим все ребра пересчитали бы. А в Испании вообще бы могли и застрелить при нападении на полицейских. Вы ж на Евромайдан оружие пронесли, не так ли? А кто расстрелял своих же на Институтской? Не твои люди?
   Мазур тяжело посмотрел на Макса.
   - Для потерявшего память ты удивительно много знаешь того, что знать не должен. Ты, друже, по ходу, со спецами дружишь не только из ФСБ.
   - Это ты потому вывод сделал, что я про майдановских снайперов знаю? Так я расследование проводил свое, журналистское. Там все шито белыми нитками. Зачем вы своих же хлопцев положили?
   Мазур махнул рукой.
   - Не мои люди, там спецы были. Немецкая группа кажись. Специалисты. Они в доме на Городецкого сидели, а наши в гостинице Украины видимость создавали, будто это они стреляли. А тех снайперов, что в спину Львовской сотни сработали, через полчаса вывели всех по той же улице Городецкого, которую контролировал этот подорванный Парасюк.
   - И что потом?
   - А что потом? Подняли восстание на Западной Украине...
   Макс перебил.
   - Восстание? По-моему, это называется государственный переворот. При участии США. Я не прав?
   - Ну, прав - по форме. А, по сути, мы восстание поднимали...
   Максим встал и подошел к Мазуру вплотную.
   - Ну и как, довольны теперь? Довольны, что в стране гражданскую войну затеяли? Кому теперь хорошо? Может, полякам, которые в Украину моментально вошли? Теперь Тернопольщина к Польше отойдет, к гадалке не ходи. Тимошенко, чтобы Украину сохранить, вас скорее отдаст, она не будет долго думать. Лучше часть потерять, чем все. А Штаты твои сраные только того и ждут, чтобы всю Украину с Россией столкнуть, потому и гражданскую войну спровоцировали.
   - Где ты, такой умный, раньше был? - Мазур тоже вскочил.
   - Да все время в телевизоре про это говорил! - Максим импровизировал, говорил наугад. Но, как и предполагал, попал в точку.
   - Тебя кто в телевизоре слушал? Твои только ватники и слушали. А все евроориентированные тебя откровенно ненавидели. Мы всегда понимали, с чьего голоса ты поешь!
   Макс улыбнулся.
   - Надо же, ориентация какая - ероориентированные. И как, под поляками ваша ориентация, Тарас? Не изменилась? Привыкли панам жопы подставлять?
   Тарас снова сел, устало выдохнул.
   - Тут ты прав. Пшеки совсем оборзели. Украинский язык под запретом, везде только польский, во всех львовских магазинах обслуживание на польском, в школах заставляют польский изучать, ну, русский тоже можно - поляки с Путиным ссорится не хотят. Зато нас, УПА, гоняют, как кабанов, отстреливают... Нас ВСУ-шники так не гасят, как пшеки, мать их...
   В коридоре раздались шаги, замок щелкнул и дверь открылась. В комнату зашел знакомый Максиму американец в камуфляже и знаками различия Вооруженных сил Украины. Тот самый, который с ротой "Торнадо" приехал по его душе, когда Зверев с полковником польской контрразведки прятался в бывшем бункере КГБ. Майор Джон Макгвайер.
   - Как говорится в одном русском анекдоте - и снова здравствуйте! Я думаю, Ваш друг, Максим Викторович, Вас немного ввел в курс дела. И Ваша плохая память немного прояснилась? - американец улыбался своей американской улыбкой, как будто он был самым лучшим другом Зверева.
   Макс встал и подошел к майору.
   - Я все еще не могу похвастаться своей хорошей памятью, майор... майор Джон Макгвайер, кажется?
   Американец улыбнулся еще шире, хотя, казалось, это было уже невозможно.
   - Вот видите, господин Зверев, а говорите - плохая память. Помните меня, хотя мне пришлось пропофол с миорелаксантами тебе ввести. Думал, долго будете отходить, головка не болит?
   - Не болит, майор, и помню я не все. То, что вам, точнее, вашей спецслужбе надо, я почти не помню. Вы ведь меня подозреваете на принадлежность к ФСБ - так вот, я об этом ничего не знаю. Я вообще о себе ничего почти не знаю... или не помню, - Максим внимательно следил за реакцией американца.
   Макгвайер вдруг перестал улыбаться. Он внимательно посмотрел на Зверева и внезапно процедил сквозь зубы:
   - Вы, господин журналист, не волнуйтесь. У нас есть специалисты, которые помогут Вам все вспомнить. У вас их называют экстрасенсами, не так ли?
   А вот этого Максим не ожидал. Вспомнилась фраза из фильма "17 мгновений весны" - "А вот это провал..."
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"