Востряков Алексей Дмитриевич: другие произведения.

Стажер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.15*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения стажера Коли, студента железнодорожного колледжа, на другой планете

  Стажер
  
  Приключения стажера Коли, студента железнодорожного колледжа, на другой планете.
  
  Новый мир
  
  - В общем так, - сказал машинист тепловоза оглядывая меня с головы до ног, - Так и быть, ехать в кабине тепловоза разрешаю до следующей станции. Встань пока вон там, руками ничего не трогай. Все понял!
  
  - Да, понял, Иван Севастьянович! - бодро ответил я.
  
  Машинисту понравилось, что я его назвал по имени, отчеству.
  
  - А тебя парень, как звать-то?
  
  - Николай! Коля.
  
  - Ага, Коля, - Иван Севастьянович кивнул, - сейчас Коля подаем состав на станцию к посадке пассажиров. В 23 часа 05 минут отправляемся в путь. В 01:42 будем на станции Верхняя Лотра. Там стоим 15 минут. Выходишь из локомотива, идешь в свой вагон и дальше едешь, как обычный пассажир. Все понятно?
  
  - Да, понятно, - кивнул я.
  
  - Молодец, - похвалил Севастьянович, - бери тряпку и протри дверь кабины.
  
  - А чего ее протирать? - удивился я, беря тряпку, - Дверь вроде чистая.
  
  - Эх-х, - сокрушенно сказал Севастьянович, - ты видишь, как я одет. Рубашка белая, галстук, костюм отглажен, брюки стрелочка к стрелочке, жена постаралась. Машинист - это можно сказать лицо поезда. Всегда впереди, на виду у всего перрона. И что будет если я изгваздаюсь в машинное масло, которое нерадивый стажер вовремя не вытер с двери? А?! Не слышу ответа!
  
  - Да, понял я, понял, - ответил я.
  
  Во время нашего столь содержательного разговора помощник машиниста Толян, мой хороший знакомый, сидел на своем месте и улыбался. Это по его просьбе машинист согласился взять меня в кабину тепловоза.
  
  Я и сам будущий машинист, учусь в Колледже железнодорожного транспорта, сейчас возвращаюсь с практики, где три с лишним месяца стажировался на грузовом магистральном тепловозе 2ТЭ70.
  
  В городе случайно встретил Толяна, узнал, что он сегодня отправляется в рейс как раз на том поезде, на котором еду домой я. Недолго думая попросил его взять меня, хотя бы ненадолго, в кабину тепловоза. Мне хотелось посмотреть на работу машинистов на тепловозе ТЭП70БС, предназначенном для вождения пассажирских поездов повышенной комфортности.
  
  От перрона поезд отошел четко по расписанию. Локомотивной бригаде предстояла длинная бессонная ночь.
  
  Иван Севастьянович оказался нормальным мужиком. Ему сразу понравилось, что я не чинясь взялся за тряпку, и стал протирать и без того чистую дверь. На железной дороге он проработал уже более 20 лет, знал много интересного. Железнодорожные истории, прибаутки и присказки из него сыпались, как из рога изобилия.
  
  Мне все это было интересно. Я все мотал себе на ус. За шутками и смешками проскальзывали и серьезные вещи, о которых не узнаешь нигде кроме как вот так, разговаривая с живым человеком, тем более с таким опытным машинистом, как Иван Севастьянович.
  
  За разговорами я и не заметил, как поезд подошел к станции Верхняя Лотра.
  
  - Все Коля, - сказал машинист, - "станция Дерезай", бери вещи и вылезай.
  
  - А можно я еще с вами до следующей станции доеду? - спросил я. Уж очень мне не хотелось покидать столь гостеприимную кабину тепловоза.
  
  - Когда у нас следующая станция? - спросил Иван Севастьянович у Толяна.
  
  - В 03:10, - ответил тот.
  
  - Ладно, Коля, - сказал машинист, - так и быть разрешаю проехать с нами до следующей станции, но на этом все.
  
  - Разумеется все, - заверил я Ивана Севастьяновича. В 2 часа ночи машинист сказал Толяну:
  
  - Ну ка, пересядь в мое кресло, а я на твоем месте пока спокойно кофе попью.
  
  Толян сел за пульт тепловоза. Он сам уже без пяти минут машинист поезда, за плечами соответствующее железнодорожное образование, на железной дороге работает третий год. Его вообще-то зовут Анатолий Федорович, ему 27 лет, он невысокого роста, худенький, нескладный, одним словом Толян. Он не обижается на такое обращение, его все так зовут. Вот станет машинистом, тогда, наверное, и будут называть уважительно Анатолий Федорович.
  
  - Смотри на дорогу, никуда не сворачивай, - пошутил машинист и наклонившись стал возиться в своей сумке. Достал большой термос с кофе, бутерброды. А я встал за спиной Толяна, внимательно следя за его действиями.
  
  - А что это у тебя? - спросил я у Толяна, протягивая руку к пульту. В этот момент меня дернуло током и электрический разряд проскочил между моей рукой и пультом. Статическое электричество. Так бывает, когда протянешь руку к кошке, чтобы ее погладить. Вот только разряд во много раз сильнее. Меня даже не слабо так тряхнуло.
  
  - Ничего не трогай! - чуть не в один голос закричали на меня Толян и Иван Севастьянович.
  
  В этот момент все и произошло. Поезд неожиданно нырнул в темноту, как в тоннель. Ночь и так была темная, безлунная, а тут наступила тьма кромешная.
  
  На железной дороге даже ночью абсолютной темноты не бывает. Горит приглушенный свет в кабине тепловоза. Мощные фары - освещают путь впереди. По сторонам железной дороги мелькают огоньки населенных пунктов, фары проезжающих по дорогам машин. Даже когда поезд идет через лес, на небе виден отсвет электрического освещения от населенных пунктов расположенных за лесом, а тут полная тьма. Даже прожектор впереди стал светить тускло.
  
  - Это что за фигня?! - Иван Севастьянович аж подскочил со своего места расплескивая кофе из открытого термоса, - Николай, ты что сделал?
  
  - Ничего не делал! - ответил я смущенно, чувствуя свою вину за то, что не вовремя сунулся к помощнику машиниста со своим вопросом, - Даже пульта не касался.
  
  - В какой-то туннель въехали, Иван Севастьянович, - вежливо сказал Толян.
  
  Поезд уже выскочил из тоннеля и мчался дальше по рельсам.
  
  - Какой тоннель! Здесь никакого туннеля быть не может! Я по этой дороге 10 лет поезда вожу.
  
  Иван Севастьянович снова пересел на место машиниста.
  
  - Ничего не пойму, - осмотревшись, неуверенно начал он, - железная дорога вроде та же, а путь один. Всегда было два пути. Слева должен быть второй путь. Где он? Да и шпалы деревянные, вместо бетонных...
  
  Еще в прошлом году на нашем направлении железной дороги все деревянные шпалы заменили на бетонные.
  
  - Может мы свернули куда в тоннеле? - спросил я.
  
  - Нет здесь никакого тоннеля. Это в горах тоннели, а тут равнина. Соединяй меня с диспетчером.
  
  - Так связи нет, - ответил Толян, - передавая ему трубку радиостанции. Только гул какой-то и все. Может антенну погнули в этом клятом тоннеле?
  
  Я достал из сумки свой мобильный телефон. Значок наличия связи был на нуле. К тому же я вчера забыл поставить телефон на зарядку, и он вот-вот должен был разрядиться.
  
  Толян тоже полез в карман за своим телефоном, но и у него связи не было.
  
  - Что делать будем? - спросил в недоумении Иван Севастьянович, - я впервые в таком дерьме! Никогда ничего подобного не было. В любой внештатной ситуации мы должны в первую очередь связаться с диспетчером, а связи нет. А если встречный поезд? Представляешь, что будет?
  
  Я на минуту представил, как нам навстречу мчится грузовой поезд с лесом. Не дай то Бог! Хоть я и не очень верующий, но тут от души перекрестился. Раз с диспетчером связи нет, может до Бога, удастся достучаться.
  
  Толян все возился с радиостанцией, пытаясь наладить ее работу.
  
  - А ну не дрейфить, - бросив взгляд на меня, сказал Иван Севастьянович, - доедем до ближайшей станции, там и разберемся, а ты Толян давай связь налаживай!
  
  Но связь не налаживалась. Между тем впереди стали заметны огни какой-то станции. Издали виднелся одноэтажный деревянный вокзал, построенный в стиле железнодорожных зданий начала XX века и четыре пути. На самом крайнем, четвертом, находилось несколько открытых грузовых вагонов. Первые три пути свободны.
  
  Иван Севастьянович остановил поезд в сотне метров от стрелки. Долго вглядывался в станцию и пути впереди, потом повернулся к нам с Толяном.
  
  - Какая-то ретро станция. Сейчас такие строят для туристов. Вон даже стрелка переводится вручную, и настоящий семафор. Я похожий видел, когда помощником машиниста начинал свою работу на железной дороге. Сейчас для туристов по таким железнодорожным веткам настоящие паровозы пускают, с вагонами в ретро стиле. Ладно, - обратился он к Толяну, - семафор открыт, иди переводи стрелку, встанем на третий путь, как положено по инструкции. На станции наверняка есть связь. Электрические фонари горят, значит все в порядке.
  
  Толян спустился из кабины на рельсы и перевел стрелку. Поезд медленно втянулся на третий путь и стал напротив станции.
  
  - Значит так, - распорядился машинист, - сейчас я иду на станцию, нужно установить связь с диспетчером. Толян, ты остаешься в локомотиве!
  
  - А можно я с вами? - спросил я Ивана Севастьяновича. Он кивнул в ответ.
  
  Мы спустились на землю из кабины тепловоза. На улице стояла темная ночь, небо было закрыто плотными облаками. Внимательно смотря под ноги, чтобы не упасть, мы пошли к станции. Машинист шел впереди, я за ним.
  
  Поднялись на перрон. По внутреннему краю перрона узорчатый заборчик. На перроне скамейки с витыми ножками, старинные фонари на столбах. Свет электрический, но тусклый, чуть желтоватого оттенка. Лампочки самые обычные. Деревянное здание вокзала погружено во тьму, поэтому толком рассмотреть я его не смог. В соседнем одноэтажном домике в окне горит свет. Туда мы и направились.
  
  Иван Севастьянович открыл толстую деревянную дверь и замер от вида открывшейся картины.
  
  Ну, ни хрена себе! - воскликнул машинист.
  
  Я заглянул в комнату из-за его спины. Прямо напротив двери сидел человек, откинувшись на спинку стула. У него во лбу была дырка и тоненькая струйка крови стекала на нос.
  
  Второй мужчина справа от двери лежал на полу и вокруг его головы растекалась лужа крови. В нос ударил запах сгоревшего пороха, а во рту я почувствовал привкус железа.
  
  Оба мужчины были в форме железнодорожников, но эта форма была совсем не похожа на нашу.
  
  Ни телефона, ни рации нигде видно не было. Справа на столе, под которым лежал мужчина с пробитой головой, стоял какой-то странный аппарат... Телеграф? "Все страньше и страньше", - подумал я.
  
  Мы вышли на улицу. За станцией виднелись три одноэтажных дома, но они тоже были погружены во тьму. Жилые дома для железнодорожников? - предположил я.
  
  - Пошли к начальнику поезда, - сказал мне машинист, - Нам одним тут не разобраться.
  
  Иван Севастьянович достал из кармана носимую радиостанцию и попытался связаться с начальником поезда, но связи все еще не было.
  
  Мы с машинистом вернулись к поезду, и прошли в седьмой вагон, где находился начальник поезда.
  
  - Хреново дело, Иван Севастьянович, - сказал начальник поезда, когда выслушал его рассказ о случившемся, у меня тоже связь не работает. Я сразу попытался с тобой связаться, как увидел, что куда-то не туда мы едем. Мобильник тоже на нуле, связи нет. Интернет не работает. К тому же тут такое дело. В последний момент к нашему поезду прицепили вагон УФСИН с заключенными. На следующей станции его должны были отцепить. Куда его перегоняют - не знаю. Так вот я подумал, а не могли ли дружки этих заключенных всю эту подлянку нам устроить, чтобы потом напасть на вагон и освободить своего?
  
  - И что делать? - в сомнении задал вопрос Севастьянович. - Охрана в поезде есть?
  
  - Охрана есть, - сделав паузу сказал начальник поезда, - но только один сотрудник. Второй заболел перед самым отбытием. Замену должны были посадить на следующей станции. Куда, как ты сам понимаешь, мы пока, так и не доехали.
  
  Иван Севастьянович в ответ только тяжело вздохнул.
  
  - Давай сделаем так, Иван Севастьянович, - сказал начальник поезда. Звали его, кстати Гена. Отчества не знаю. Все обращались к нему только так. -возьми паспорт и пройдись до пятого купейного вагона. Там в одном купе едут какие-то серьезные военные, сам видел, садились, в вагон с большими тяжелыми сумкам. Расскажи им всю нашу ситуацию. Мало ли что, вдруг чем помогут. А я пойду найду нашего охранника. Только что где-то тут он ходил и пришлю к вам. Потом попробую предупредить охрану вагонзака.
  
  Я сбегал до тепловоза, принес Ивану Севастьяновичу его паспорт, и мы с ним пошли в пятый вагон. Проводница нам показала в каком купе едут военные. Постучали в дверь купе. Она сразу же открылась, как будто нас там ждали. В дверях стоял крепкий мужчина лет двадцати пяти. На голове волосы пострижены жестким ежиком. Одет в военную форму. Звание старший лейтенант. Еще трое сидят за столиком. Двое тоже военные, майор и капитан. Третий в гражданской одежде.
  
  - Я машинист тепловоза этого поезда Иван Севастьянович Крылов. Нужно поговорить.
  
  - Заходите, - старший лейтенант посторонился, пропуская нас в купе. Проводница попыталась тоже сунуться. Ее распирало от любопытства, что понадобилось машинисту тепловоза от этих пассажиров, но Иван Севастьянович быстро ее развернул в сторону купе проводников.
  
  - Займитесь делом!
  
  Севастьянович кратко рассказал, о том, что случилось за последние полчаса. Военные задали пару уточняющих вопросов. При этом майор и мужчина в гражданской одежде как-то странно переглянулись. Было такое впечатление, что они особо не удивились случившемуся. Потом майор сказал:
  
  - Хорошо, Иван Севастьянович, иди к себе. На тепловозе все должно быть готово к движению дальше, а мы тут сами во всем разберемся.
  
  В это время в дверь постучали. Пришел сотрудник охраны поезда. Это ему, вместе с военными, которые согласились помочь, нужно было защитить пассажиров от возможного нападения.
  
  Севастьянович тяжело поднялся и вышел из купе. За последние полчаса он даже постарел как-то. Мы еще шли в сторону тепловоза, как услышали треск выстрелов на станции.
  
  - Иван Севастьянович, давайте под вагон, перейдем на другую сторону поезда, - крикнул я машинисту. Тот остановился, посмотрел на меня, а потом послушно полез под вагон. Мы перебрались на противоположную от станции сторону поезда, так, что теперь вагоны заслоняли нас от выстрелов, которые кстати, быстро стихли. Без приключений мы дошли до тепловоза и поднялись в кабину. На вопросительный взгляд машиниста Толян отрицательно покачал головой:
  
  - Связи нет.
  
  - Вот что, Коля, - повернулся ко мне Севастьянович, садясь в кресло машиниста, - иди в свой вагон, отдыхай, а нам работать надо.
  
  Приказы не обсуждаются, а выполняются. Перед этой поездкой я специально надел форму железнодорожника, чтобы ни у кого не возникло вопросов, почему я сажусь в кабину тепловоза. Был у меня и студенческий билет железнодорожного колледжа. Я подошел к проводнице, звали ее Лена и сказал, что машинист меня отправил спать. Лена девушка молодая и симпатичная, я сразу обратил на это внимание.
  
  Лена взяла постельное белье, и сама постелила мне постель на нижней полке в свободном купе. Она, наверное, видела, как я с машинистом ходил на ретро станцию. Было заметно, что ей хочется знать, что случилось, почему поезд стоит на незнакомой станции. Вот только я, как сел на сиденье, так сразу отрубаться начал. Она что-то спрашивает, а я слышу ее голос, как сквозь вату. Наверное, на моей психике так отразилась вся эта стрессовая ситуация, в которую я попал впервые. В таких случаях одни люди не могут сутками уснуть, а другие засыпают на ходу. Наверное, я отношусь к последним.
  
  - Не буду мешать, отдыхайте, - наконец оставила она меня в покое. Я положил голову на подушку и тут же провалился в сон.
  
  
  Проснулся как от толчка. Посмотрел на часы - восемь часов утра. Ого, хорошо так подушку придавил, проспал почти пять часов. Чувствую себя бодрым, отдохнувшим, готов свернуть горы. Собрал постель, понес проводнице. Она встретила меня милой улыбкой.
  
  - Чаю хотите?
  
  - Хочу.
  
  Пока шел, заметил, что людей в вагоне почти нет, все вышли на улицу. Погода хорошая. Светит солнце.
  
  Елена мне сказала, что с подачи начальника поезда пассажирам пока выдали такую версию - на железной дороге произошла авария, наш поезд пустили кружным путем по другой ветке. Сейчас стоим, ждем распоряжения начальства.
  
  Между тем Лена расстаралась. На столе в ее купе помимо чая появилась тарелка с картошкой, вкусно пахнущими домашними котлетами и соленым огурцом. Вот тут я и почувствовал, как сильно проголодался.
  
  - Это мама мне в дорогу собрала, - кивнула на блюдо с картошкой Лена, - а я худею. Мне жирную пищу нельзя. Видите, какая я толстая, - она привстала со своего места и продемонстрировала фигуру.
  
  Между прочим, ничего так, совсем даже не толстая, скорее аппетитная девушка. Я ей так прямо, что думаю и сказал. Мне она нравится.
  
  От моего признания Елена от души расхохоталось, но картошку все равно есть не стала. Себе в тарелку положила салат. Я же от картошки с домашними котлетками конечно же не отказался. Еще и три стакана чая под приятную беседу приговорил.
  
  И так мне после сытного обеда хорошо стало. На улице светит солнце, рядом симпатичная девушка. Чего еще молодому парню от этой жизни надо? Красота!
  
  Тут в купе заглянул Иван Севастьянович. Под глазами мешки, лицо серое. Я даже испугался за него.
  
  - Иван Севастьянович, вам бы поспать надо.
  
  - Сейчас лягу, - отвечает машинист, - сил уже нет. Там на станции собирают совещание. Будут присутствовать проводники. Тебя тоже зовут. А я, спать пойду, устал.
  
  И он как сомнамбула пошел по вагону в сторону свободного купе. Лена схватила чистое белье и пошла за ним. А я вышел из вагона и пошел на станцию.
  
  Железнодорожный вокзал мне понравился. Здание хотя и деревянное, но новое, со стрельчатыми окнами, с высокой крышей и четырьмя башенками по ее углам. Справа от вокзала одноэтажное здание станции, где мы с машинистом вчера нашли убитых железнодорожников. С левой стороны от вокзала водонапорная башня с приспособлением для заправки паровозов. Дальше обычные сарайчики для хранения различного железнодорожного инвентаря. За станцией три дома для проживания железнодорожников, а уже за ними в отделении виден лес. Он далеко и сливается в одну синюю полосу.
  
  Пассажиры нашего поезда, от нечего делать бродили по всей станции. Они уже знали, что дозвониться никуда нельзя, а интернета нет.
  Для проведения совещания открыли зал ожидания на вокзале. Там стояли скамейки, места было много. Народ уже собрался. Я вошел в зал одним из последних.
  
  Присутствовали двое военных: майор и капитан. У обоих под левой подмышкой висела кобура с пистолетом. Рядом с ними сидел парень в грязной рабочей одежде и с забинтованной рукой.
  
  От охраны вагонзака подошел начальник охраны, сержант, тоже с пистолетом, только кобура закреплена на поясе. Неподалеку от военных наш начальник поезда Геннадий. В зале собралась примерно половина проводников поезда. Остальные остались обслуживать пассажиров.
  
  Слово взял майор. Оказывается, пока я спал, Иван Севастьянович отцепил тепловоз и с военными сгонял на то место, где мы свернули на эту странную железную дорогу. Он точно посчитал, что произошло это в 19,5 километрах к югу от станции. Называется она, кстати, "Ибiс". Пока шел, успел прочитать. Название написано славянскими буквами.
  
  Поездка закончилась безрезультатно - обратной дороги на свой путь они не нашли. Железная дорога тянется дальше, но Севастьянович ехать туда отказался. Топливо в тепловозе ограничено, заправиться пока негде. На станции только уголь для паровозов. Расписания движения поездов по этой железной дороге мы не знаем. Поэтому нужно стоять и ждать.
  
  Паренек, что сидел на скамейке с перевязанной рукой, оказался местным жителем, рабочим на станции. Это он вчера открыл стрельбу по охраннику нашего поезда и старшему лейтенанту из команды майора, который пошел с ним на станцию. Лейтенант не растерялся и одним метким выстрелом выбил у парня оружие из рук. К убийству двух железнодорожников, похоже, этот парень никакого отношения не имел.
  
  Парень малограмотный. Говорит на языке очень похожем на русский, но на каком-то тарабарском наречии, в котором встречается много слов из других славянских языков. Все же майор как-то сумел его понять. Выяснилось, что мы не на Земле. Это другая планета. Каким таким образом наш поезд оказался на железнодорожном пути другой планеты, пока совершенно не понятно.
  
  На планете есть люди, которые и построили эту железную дорогу. Она тянется от гор на севере, где у большого озера есть поселения людей до теплого моря на юге, где тоже живут люди. Станция Ибис находится примерно посредине этого пути.
  
  На планете кроме людей есть еще разумные существа. Рассказы местного паренька об этих существах настолько невероятны, что майор пока не стал подробно их озвучивать. Короче, пока ничего не понятно.
  
  Жизнь на этой планете не безопасна, поэтому все жители имеют оружие. Было оно и у убитых железнодорожников, дежуривших на станции этой ночью. Незадолго до прибытия нашего поезда неизвестный мужчина пришел на станцию и застрелил железнодорожников. Рабочий в это время находился в другом месте, услышал выстрелы и затаился, ожидая нападения. Увидел, как наш охранник с лейтенантом из группы майора заходят на станцию и открыл огонь из пистолета, но к счастью ни в кого не попал. А нам с Иваном Севастьяновичем повезло, нас он по каким-то причинам не заметил.
  
  Майор сообщил, что через час на станцию прибудет дрезина с рабочими, обслуживающими эту станцию, а днем, около 12 часов нужно ожидать пассажирский поезд с жителями северного анклава людей, который следует на юг.
  
  Так же майор сказал, что связь восстановилась. С диспетчером, по понятным теперь причинам связаться не удалось, но по крайней мере, поездной и локомотивной бригадам можно вести переговоры с помощью носимых в кармане радиостанций.
  
  Потом выступил начальник нашего поезда Геннадий. Он попросил проводников подготовить пассажиров к тому, что они находятся совсем не на Земле.
  
  Еще начальник поезда озвучил проблему - в вагоне ресторане заканчиваются продукты и уже к вечеру пассажиров будет нечем кормить. К счастью, на станции есть вода и умереть от жажды нам не грозит.
  
  Потом проводников отпустили, а майор попросил меня вспомнить, до чего именно я дотронулся на пульте тепловоза, перед тем, как поезд вошел в тоннель. Ивана Севастьяновича и Толяна он уже опросил. Я стал заверять майора, что до пульта даже не дотрагивался. Не знаю, поверил ли он мне, но начальник поезда как-то нехорошо на меня посмотрел, поднялся со скамейки и вышел из зала на перрон.
  
  В этот момент в открытую дверь вокзала залетело небольшое насекомое. Оно сделало круг под потолком зала, а потом село на спинку стоящей передо мной скамейки. У насекомого был необычный вид: яркие синие глаза, узкие длинные крылья и длинный подвижный хвост, немного напоминающий хвост скорпиона с тонким жалом на конце. Никто из присутствующих на это насекомое внимание не обратил.
  
  - Ну что, сержант, как младший по званию поступаешь в мое распоряжение?
  - обратился майор к начальнику караула вагонзака.
  
  - У меня свое начальство есть, - сдержанно ответил сержант.
  
  - Ну, твое начальство далеко, а ты сам видишь, где мы находимся. У вас есть автоматическое оружие. Сейчас каждый ствол будет на счету.
  
  - Я подумаю, - ответил сержант.
  
  - Добро, - заключил майор. - Что за народ сидит у тебя в вагоне?
  
  - Народ разный, - ответил сержант, - следуют по этапу к месту отбывания наказания. Всего 26 человек.
  
  - А если конкретней?
  
  - Можно и конкретней, - ответил спокойно сержант. - 20 мужчин, 6 женщин. Грабежи. Кражи. Убийства. Торговля наркотиками. Все как обычно. Их них трое по-настоящему опасные преступники. Эти за бандитизм.
  
  - А это все были не опасные? - улыбнулся майор.
  
  - А это все шелупонь разная, - ответил сержант, - а вот те трое действительно опасны. Двое рядовые бандиты с десятками трупов за спиной. Один главарь банды. Погоняло Психолог. Сильный волевой человек. Обладает навыками гипноза. За ним много чего.
  
  - А численность конвоя?
  
  - Как обычно 6 человек, вместе со мной. Плюс два проводника.
  
  - Так вот сержант, - заключил разговор майор, - кормить и содержать мы ваших сидельцев не можем. Твой УФСИН далеко. Кого-то, - я считаю, - можно отпустить. Ты подумай об этом. А вот тех твоих самых опасных бандитов, однозначно, отпускать нельзя. Иначе они нам тут устроят веселую жизнь.
  
  - Я подумаю об этом, - ответил сержант.
  
  - Думай, - сказал майор, - только сильно не затягивай.
  
  Все поднялись и стали выходить из зала вокзала. Я тоже вышел на улицу.
  Впереди меня шел майор с капитаном.
  
  - Не нравится мне настроение этого сержанта, - проговорил задумчиво майор, - надо бы приглядеть за ним. Не натворил бы он дел.
  
  - Я понял, Виктор Петрович. Сделаем, - ответил капитан.
  
  Военные направились к своему вагону, а я пошел вдоль поезда в сторону тепловоза.
  
  - Молодой человек! - окликнула меня пожилая женщина и засеменила рядом опираясь на палку. - Это ты, говорят, нас сюда завез? А ты знаешь, что меня дома дети и внуки ждут?
  
  "Это кто же всем разболтал, что я был в кабине тепловоза?" - подумал я и прибавил шаг, голос женщины сорвался на крик. Она взмахнула своей палкой и ударила меня по плечу. Я еще прибавил шаг. На меня оглядывались люди, стоящие у вагонов. У меня была конечно гражданская одежда в сумке, но я как сел вчера в поезд в железнодорожной форме, так в ней и ходил. Похоже женщина приняла меня за машиниста поезда.
  
  Возле вагона ресторана громко разговаривали пьяные пассажиры. Двое парней в спортивных костюмах смотрели в мою сторону.
  
  - По-моему это тот самый машинист! - сказал один из них. Другой крикнул:
  - Эй, парень, стой! - И шагнул в мою сторону.
  
  Я побежал. За спиной залихватски засвистели. Раздались окрики нескольких голосов:
  
  - Стой!
  
  - Стоять!
  
  Я нырнул под вагон.
  
  - Он с другой стороны! - крикнул кто-то. И я услышал, как затопали по гравию шаги сразу нескольких человек. Я сразу нырнул под вагоны с углем, которые стояли на четвертом пути и побежал дальше. Один камень просвистел над ухом, другой больно ударил в спину. С ходу я влетел в лес, проскочил его, оказался на открытом пространстве и снова нырнул в лес.
  
  В лесу было тихо. Я несколько раз оглянулся, но голосов моих преследователей слышно не было. Я шел вперед, удаляясь как можно дальше от станции.
  
  Только теперь я осознал по-настоящему, что попал в другой мир, совершенно непохожий на земной. В воздухе стоял тонкий сладковатый аромат. Трава под ногами, листья на деревьях, все было иным.
  
  Трава вместо привычного нам сочного зеленого цвета была окрашена во все оттенки синего. Листья на деревьях имели форму неправильного треугольника, а рядом с листом с ветки свешивалась длинная тонкая нить. Я случайно коснулась этой нити рукавом, и она сразу ожила. Слепо стала шарить вокруг, пытаясь поймать то, что ее коснулось. В другом месте я заметил насекомое, пойманное нитью и притянутое к листу, а из него выделялась густая жидкость плотно окутывая насекомое. Высоко в кроне роем кружили насекомые, наверное, привлеченные сладковатым запахом исходящим от дерева.
  
  На земле тоже есть растения, которые питаются насекомыми, например, всем известная росянка. Но это маленькое растение, растущее на болоте. Здесь же росли огромные деревья. Тонкие нити, свисающие от каждого листа, были не способны задержать меня или причинить какой-то вред, но смотреть, как они извиваются, ища свою жертву было неприятно.
  
  Я прошел еще немного, как в нос ударил сильный пряный запах. Из-за очередного ствола дерева мне на встречу вышло странное существо в полупрозрачной одежде. Ноги короткие и толстые, верхняя часть туловища изящная, утонченная с тонкими ручками, в которых существо держало длинную трубу, похожую на бамбуковую трость. И кончик этой трубы-трости стал медленно подниматься мне на встречу. Я сразу понял, что это какое-то оружие и, если его конец с черным отверстием поднимется до уровня моей груди, мне конец.
  
  Не раз замечал, что, если заговоришь с собакой, которая на тебя набросилась с лаем, она начинает прислушиваться к твоим словам, а потом и вовсе успокаивается.
  
  - Вы, простите, я тут вторгся в ваш лес, - быстро сказал я, глядя прямо в широко распахнутые большие ярко-синие глаза существа. - Понимаете, за мной гнались, я убегал... Если вам так уж неприятно, я могу уйти?
  
  Существо перестало поднимать свое оружие и прислушалось к моему голосу. Тут я вспомнил, что у меня в кармане лежит конфета, леденец в яркой обертке. Когда пил чай, проводница Лена угостила меня конфетами. Одну из них я сунул себе в карман. Я достал эту конфету и протянул существу.
  
  - Вот, угощайтесь, как говорится, от чистого сердца.
  
  Существо замерло, вглядываясь в конфету, потом решительно опустило свою трость-трубу и тоненькими пальчиками взяло конфету, развернуло ее и сунуло себе в рот.
  
  При этом на лице существа появилось выражение блаженства. От удовольствия оно даже на секунду прикрыло свои глаза. Было видно, что конфета ему понравилась. А я тем временем продолжал нести всякую чушь, лишь бы существо не вспомнило про свое оружие.
  
  Существо съело мою конфету и тут раздался звон колокольчиков. Они долго переливались и звенели. Мне было не понятно, то ли существо так со мной разговаривает, то ли просто смеется над моей глупостью. По крайней мере было ясно, что пока оно смеется, мне опасаться нечего. Трость-труба перекочевала за спину существа.
  
  Существо сунуло руку в карман, который оказался у него сбоку в его воздушной одежде, порылось в нем, достало три шарика, похожих на драже. Каждый шарик был окрашен в свой цвет: розовый, голубой, зеленый - и протянуло их мне.
  
  Я взял и ни секунды не сомневаясь сунул их все в рот и проглотил. Что может со мной случиться от этих внеземных конфеток старался не думать. Существо удивленно смотрело на то, как я быстро съел его угощение, потом опять начало смеяться. По крайней мере я так понял тот звук, которое оно издавало - мелодичный звон десятков серебряных колокольчиков.
  
  Меня потянуло в сон. Я сел под дерево прямо на кучу опавших листьев и отключился. Когда очнулся существа рядом не было. Я поднялся и пошел в сторону станции.
  
  К станции подходил осторожно, хоронясь за вагонами с углем на четвертом пути.
  
  
  - Коля, жив! - окликнул меня Иван Севастьянович. - Я тебя тут уже целый час караулю. Там майор рвал и метал, когда узнал, что хотели с тобой расправиться. Пригрозил, что лично расстреляет тех, кто хотя бы пальцем машинистов тронет.
  
  - Да, ничего, я в порядке, - ответил я на обеспокоенный взгляд Ивана Севастьяновича. - Вы лучше расскажите, что там у вас происходит?
  
  - Прибыла дрезина с рабочими. Мы попали сюда с юга, а если двигаться дальше на север, там оказывается расположена большая станция с поселком для железнодорожников. Сейчас ждем с севера пассажирский поезд. С ним прибудет местное начальство, которое и решит нашу судьбу.
  
  - А я тебе тут поесть принес, - сказал машинист, развертывая пакет, который держал в руках.
  
  - Лена передала?
  
  - Она. Очень переживает за тебя. Один мужик, что за тобой гнался, был из ее вагона, так она его чуть не убила. Женщины ее еле оттащили. Он уже в другой вагон перешел.
  
  - Понятно, - я присел на ступеньку грузового вагона. Сам не заметил, как за прошедшие несколько часов успел проголодаться, - А вы то сами ели? - спросил я Ивана Севастьяновича откусывая здоровый кусок от бутерброда с колбасой.
  
  - Да, ел я, не переживай! - махнул рукой Севастьянович.
  
  - Не знаете, что там решил сержант, из вагонзака? - спросил я.
  
  - Он всех своих зэков передает местным властям. Пусть у них голова об этом болит.
  
  - Разумно.
  
  - Ладно, ты пока здесь еще посиди. А я схожу, узнаю, что там и как. А то иди, сядь в тепловозе. Сейчас весь народ на станции. Никто тебя не заметит.
  
  - Да я лучше здесь, на свежем воздухе побуду, - решил я.
  
  Иван Севастьянович было пошел, но потом остановился.
  
  - Ты не думай. Ни я, ни Толян никому кроме майора не говорили, что ты на пульте что-то нажимал ...
  
  - Да не нажимал я ничего, - ответил я, - это просто совпадение. Я заметил, что на пульте тепловоза мигнули все индикаторы. Хотел указать на это Толяну, он в этот момент смотрел вперед. Протянул руку к пульту тепловоза, проскочила искра. И случайно, именно в этот момент поезд въехал в тоннель.
  
  - Да я верю, верю, - сказал машинист.
  
  - Разболтал всем, наверное, начальник поезда. Он слышал, как я давал объяснение майору. Да и что такое можно нажать на пульте тепловоза, чтобы поезд оказался на другой планете, а может и вообще в другой вселенной?
  
  Иван Севастьянович в ответ только махнул рукой. Он ушел, а я пошел вдоль грузового состава с углем. Делать было нечего, а идти открыто на станцию я пока опасался. Уж очень некоторые пассажиры возбудились, от того что оказались далеко от дома, в другом мире. А меня почему-то посчитали косвенной причиной их несчастий. Мальчиком для битья мне быть совсем не хотелось.
  
  Незаметно я дошел до последнего вагона. На соседнем пути стоял наш поезд. Последний вагон - вагон для перевозки заключенных - вагонзак, был передо мной. Вдруг крайнее окно, то, где находится туалет, открылось. Вообще-то в таком специальном вагоне там должна быть решетка, но ее не было. По-видимому, ее сняли раньше. В окно вылез вначале один мужик, потом второй, за ними спустился третий.
  
  Я сразу предположил, что кто-то из конвоиров, за деньги, или по какой другой причине, помог им бежать.
  
  Я отступил за вагон, и присел за колесами, так чтобы меня не было видно, и осторожно стал за ними наблюдать. Сразу было понятно, что это люди не простые: фигуры крепкие, коренастые; руки в наколках; взгляд жесткий. С такими в узком месте темной ночью лучше не встречаться.
  
  Уголовники перешли железнодорожный путь и направились в сторону леса. Чтобы они меня не заметили, я лег между рельсами под вагоном. Колеса вагона меня загораживали. Бандиты прошли мимо, даже не посмотрев в мою сторону.
  
  Давешние агрессивные пассажиры, которые гнались за мной и кидались камнями, по сравнению с этими волками, выглядели несмышлеными щенками. Я понимал, что раз эти крутые уголовники вырвались на волю, то будут заниматься тем, чем привыкли, то есть убивать и грабить, а вот как это предотвратить, я не знал.
  
  На школьные каникулы я каждый год ездил на север в деревню к деду. Он был опытный охотник, а тайга для него дом родной. Он брал меня на охоту и научил не только стрелять, но и правильно ходить по тайге.
  
  Охотник, это не слон в посудной лавке, учил меня дед. По лесу нужно идти так, чтобы не шелохнулась ни одна веточка. При этом самому все вокруг примечать, ко всему прислушиваться, все что происходит, на ус мотать. Нужно всем своим телом чувствовать окружающую природу, любить ее и тогда она сама пошлет навстречу охотнику удачу с богатой добычей.
  
  Я подождал, пока уголовники скроются в лесу, а потом тихо скользнул за ними. Нужно было проследить, куда они направляются и что замышляют. Лес поблизости от станции был не сплошным, а перемежающийся открытыми пространствами. Я тихо добрался до такого открытого места и увидел, как бандиты входят на другой участок леса. Я присел за деревом, ожидая, когда бандиты уйдут подальше, чтобы тоже пересечь открытое пространство.
  
  В этот момент, чуть правее меня из леса вышел старший лейтенант, кажется его звали Саша. Похоже именно ему его командиры поручили присматривать за сержантом и за вагоном с заключенными. В отличие от меня лейтенант был вооружен, на поясе кобура пистолета, в руках короткий автомат.
  
  Ну, мне там делать нечего, подумал я. Вот только лейтенант слишком спешил. Бандиты еще далеко в лес не ушли и могли видеть, как он пересекает открытое пространство. Но и окликнуть, предупредить его я тоже не мог. Мой оклик, точно бы выдал лейтенанта уголовникам.
  
  Лейтенант скрылся в лесу и почти сразу раздалась длинная автоматная очередь. Я подождал пару минут. Выстрелов больше не было и перебежав открытое пространство углубился в лес. Через пять минут я нашел лейтенанта. Он был жив, но голова разбита, в крови. Автомата рядом не было. В нескольких метрах от него лежал один убитый бандит, чуть дальше другой, а вот третьего видно не было. Ушел? И автомат лейтенанта забрал.
  
  Лейтенант стал приходить в себя, увидел меня, схватился было за кобуру с пистолетом, но потом узнал. Я нашел у него в рюкзаке бинт и стал перевязывать ему голову.
  
  - Как только зашел в лес, они набросились на меня, - тяжело дыша сказал лейтенант, - Двоих одной очередью уложил, а третий зашел сзади и ударил палкой по голове.
  
  - Ваш автомат пропал, - сказал я лейтенанту. Он осмотрелся, автомата действительно нигде не было.
  
  - Странно, - сказал лейтенант, - чего же он тогда не добил меня?
  
  - Быть может, он увидел, как я вышел из леса и решил, что со мной еще есть люди, - предположил я. - Не стал терять время и скрылся.
  
  - Может и так, - согласился со мной лейтенант.
  
  Я закончил перевязку и помог лейтенанту встать. Палка, которой бандит ударил лейтенанта по голове, валялась рядом. Я поднял ее и подал лейтенанту. Опираясь на нее, он мог идти.
  
  Мы потихоньку двинулись в сторону станции. Я постоянно оглядывался, потому что бандит с автоматом мог вернуться и тогда, особенно на открытом месте мы были отличной мишенью. Но видно, расстреливать нас с лейтенантом в планы преступника не входило, и мы благополучно добрались до станции.
  
  Дорога к морю
  
  Я довел раненого лейтенанта до нашего поезда и передал в руки его сослуживцев. Потом прошел к вокзалу. На первом пути у перрона стоял незнакомый поезд: впереди настоящий паровоз, за ним сцепка из 6 пассажирских вагонов и двух платформ с грузом. Платформы похожи на наши с единственным отличием, на каждой стоит будка для охранника. Пассажирские вагоны в длину почти такие же, как российские. В начале и в конце каждого вагона открытая площадка, наподобие той, которая имеется у наших грузовых вагонов. С нее пассажиры и заходят в вагон. Окна открыты, забраны нечастой решеткой.
  
  У каждого вагона охрана - солдат с карабином. Все пассажиры, и мужчины, и женщины, вооружены. Оружие разное. Почти у всех мужчин на поясе в кобуре пистолет. У многих винтовки, внешне напоминающие нашу винтовку "Мосинку". Одеты на наш взгляд непривычно: на мужчинах светлые костюмы, широкополые шляпы, все женщины в платьях, тоже светлых тонов и изящных шляпках с искусственными цветами на тульях.
  
  Я сел на скамейку у всех на виду, сколько можно прятаться? Пассажиры нашего поезда ходили мимо, некоторые поглядывали косо на мою железнодорожную форму, но никто ничего мне не говорил. Некоторые из наших подходили к пассажирам местного поезда, те охотно отвечали на вопросы. Правда не всегда можно понять их речь, уж очень существенно отличается она от русского языка. Многие наши пассажиры снимали происходящее на телефон.
  
  Наконец ко мне подошел и присел рядом Иван Севастьянович.
  
  - Вот что Коля. Там решили, что наш поезд пойдет на север своим ходом. Горючего мне должно хватить, а если не хватит, нам навстречу вышлют паровоз, который и доставит поезд до поселений людей. Центральную власть в северном анклаве по телеграфу уже известили. А ты, чтобы не дразнить как говорится гусей, поедешь с местным поездом к морю на юг. Майор туда на разведку отправляет своего человека, ты поедешь с ним, если что будет надо, поможешь ему.
  
  - Иван Севастьянович, а не удивились местные, что целый поезд с одной планеты на другую перенесся? - спросил я.
  
  - Удивились, конечно. Пассажирский поезд с людьми попал сюда впервые. А так, оказывается на эту планету люди попадают уже двести лет. Все люди, жители этой планеты по сути попаданцы, ну или их потомки. Я, кстати, сам удивлялся, как так получилось, что ширина колеи железной дороги точно такая же, как и у нас на Земле. Оказывается, железную дорогу здесь проектировал русский инженер, такой же попаданец, как и мы. Кроме людей здесь есть еще и другие разумные существа, так сказать аборигены этой планеты.
  
  - Понятно, - сказал я, вспомнив существо из леса, - Я согласен поехать на юг.
  
  Местный поезд уже готовился к отправлению. Я забрал сумку со своими личными вещами и пошел садиться в вагон. Со мной на юг ехал капитан из группы майора, звали его Игорь. Одет он был в военную форму, кобура с пистолетом подмышкой, за спиной рюкзак и короткий автомат АКС-74У. Про автомат я потом узнал у Игоря.
  
  Мы уже зашли в вагон и сели на свободную скамейку, когда на перрон прибежала проводница Лена с большой сумкой, увидела нас и влетела в вагон.
  
  - Я еду с вами!
  
  Елена плюхнулась на сиденье рядом со мной. Поезд тронулся. Капитан попытался вначале клеиться к Елене, но она сразу четко обозначила к кому собственно пришла. На его вопросы отвечала неохотно, а когда я обнял ее за плечи, прижалась ко мне, всем своим видом показывая, что капитан ей не интересен. Тот ухмыльнулся и пошел знакомиться с местным воякой, сержантом, командовавшем солдатами, сопровождающими поезд.
  
  - Не ожидал от тебя такого поступка, - сказал я Лене.
  
  - Я сама от себя не ожидала, - улыбаясь ответила она.
  
  Мне с ней было удивительно легко, и мы стали болтать о разной ерунде из прошлой земной жизни, не касаясь недавно произошедших с нами событий.
  Примерно через час к нам подошел Игорь с сержантом. В руках у Игоря был старенький карабин и сумка с патронами. Второй такой же карабин и сумку с патронами вручил мне сержант.
  
  Оказывается, все пассажиры были вооружены не просто так. Между двумя человеческими анклавами располагаются дикие территории, населенные недружественными туземцами. В этих местах на поезда нередко бывают нападения, от которых оборонятся приходиться всем.
  
  Сержант пояснил, что цивилизация аборигенов на этой планете развивается совсем не так как на Земле. Здесь нет привычного нам технического прогресса. Но это не значит, что все туземцы обычные дикари. Они научились управлять многими природными явлениями и использовать их в своих целях. В некоторых вопросах туземцы намного превосходят нашу земную науку и технику.
  
  У них, например, нет огнестрельного оружия, но его заменяет полый ствол растения, внутри которого накапливается воздух. Если в полый ствол вставить плод дерева шимоза, то при нажатии в определенном месте, скопившийся воздух с силой выталкивает плод, и он летит вперед, как снаряд выпущенный из пневматического ружья. Ударившись о препятствие плод взрывается, раскидывая вокруг семена.
  
  В природе эта особенность дерева помогает ему расселяться по лесу. Когда под деревом шимозы проходит какое-нибудь животное, с дерева срывается плод, он ударяется о землю или о шкуру животного, разбрасывая вокруг семена. Некоторые их них прилипают к коже зверя. Кожура семени сразу же рвется и внутрь животного ввинчивается личинка, зародыш будущего дерева. Она некоторое время живет в теле животного как паразит, постепенно пуская корни во все органы животного, а потом однажды убивает своего хозяина и на месте его смерти в лесу вырастает новое дерево шимозы. Это удивительно, но многие растения этой планеты в разные стадии своего развития могут быть то животными, а то растениями.
  
  Семена шимозы крепко приклеиваются к любой поверхности и тут же начинают прорастать. Сила личинки, стремящейся проникнуть внутрь возникшего препятствия такова, что она за пару секунд легко пробивает даже толстую лобную кость.
  
  Елене сержант дал специальный опрыскиватель, заполненный щавелевой кислотой, которой нужно поливать попавшие в вагон семена шимозы. Кислота разъедает их оболочку, семена чернеют, а находящееся внутри них личинка погибает.
  
  Нам с Игорем сержант выделил по десять патронов, чтобы потренироваться в стрельбе из карабина. На следующей станции мы этим и занялись. В качестве мишени использовали кислые яблоки, которые во множестве валялись под яблонями, росшими рядом со станцией. Нам рассказали, что много лет назад, кто-то из попаданцев занес в этот мир яблоко. Он сохранил семечки и посадил их возле станции, но за яблонями никто не ухаживал, яблоки хотя и были крупными, но кислыми. О таких говорят - вырви глаз. Вот эти яблоки мы и выбрали в качестве мишеней.
  
  Первым по яблокам стрелял капитан. Из десяти, расположенных на большом камне яблок, он сбил все десять. Потом подошла моя очередь. Я уже рассказывал, что дед, у которого я проводил каникулы каждое лето, научил меня неплохо стрелять. Из десяти, я сумел сбить восемь яблок. Карабины у сержанта были пристрелены неплохо.
  
  Со слов сержанта дорога до моря от станции Ибис занимает три дня пути. По времени это примерно такое же расстояние, как если ехать на поезде от Москвы до Еревана или Тбилиси, когда туда еще ходили поезда.
  
  Правда нужно учитывать, что поезда здесь водят не электровозы и даже не тепловозы, а паровозы. И дело тут не в разнице скоростей паровоза и тепловоза, а в том, что на обслуживание паровоза на каждой станции времени требуется больше, чем на обслуживание тепловоза. В паровоз требуется долить в котел воду до необходимого количества, выгрузить шлак, загрузить уголь, смазать маслом движущиеся части. Одним словом, работы хватает. Поэтому на каждой станции поезд стоит долго.
  
  
  На наш поезд нападение произошло как всегда неожиданно. Люди в вагоне вдруг повскакали с мест и стали стрелять в открытые окна вагона. Я тоже взял карабин и пошел к окну, которое сержант определил за мной по боевому расписанию в пути.
  
  Я выглянул осторожно в окно ожидая увидеть индейцев, скачущих на лошадях и стреляющих по поезду из ружей. Увы, некоторые кино штампы вбиты в наши головы намертво. Но от того, что увидел в реальности, поначалу даже впал в ступор.
  
  По ровной как стол степи катились огромные серые колючие шары. Они легко догоняли поезд и без напряжения мчались рядом. Зрелище было настолько необычным и завораживающим, что я даже забыл, зачем собственно стою у окна поезда сжимая в руках карабин. Шар шимозы, с треском ударился об угол окна рядом со мной, раскололся и из него полетели в разные стороны семена. Некоторые из них ветром были снесены наружу, но одна семечка плотно приклеилась к тыльной стороне ладони.
  
  И ничего не произошло. Семечка начала чернеть, а потом упала на пол. Проходящий мимо сержант с удивлением смотрел на мою руку. Но стоять столбом было некогда. Я прицелился и стал вести огонь по шарам в степи.
  
  Один шар вдруг остановился и резко стал опадать, превращаясь в плоский блин. Что с ним стало дальше, я не успел рассмотреть, так как он остался далеко позади.
  
  Елена добросовестно опрыскивала кислотой попавшие в вагон семена шимозы. Они тут же чернели и погибали. Нападение закончилось так же внезапно, как и началось. Шары отстали от поезда, а потом растворились в жаркой дымке степи.
  
  У нас в вагоне оказался один раненый. Семечка шимозы приклеилась к штанине на ноге пассажира, и личинка дерева шимозы легко продырявив ткань и кожу человека проникла в ногу. От сильной боли человек с криком тут же упал на пол. Личинка шимозы, попав в человеческий организм вскоре погибла, но на ногу пострадавшего было страшно смотреть. Ему из имеющейся аптечки тут же сделали обезболивающее. Местные жители говорили, что раненый скорее всего выживет, но ногу потеряет. Ближайшая больница (здесь говорят "лечебница") есть только на конечной станции.
  
  В поезде от шимозы погибли двое. Солдату в соседнем вагоне семечка шимозы приклеилась на лоб, личинка успела проникнуть в мозг и почти мгновенно убила человека.
  
  В последнем вагоне один пассажир в суматохе боя не заметил, как к его груди приклеилась семечка шимозы. Личинка проникла внутрь, задела сердце человека, в результате мужчина умер.
  
  Люди и по анатомии, и по физиологии сильно отличаются от местных животных и аборигенов. Если в теле местных животных и аборигенов личинка дерева шимозы может жить как паразит, долгое время, не причиняя видимого вреда, то человека она просто убивает. Для личинки шимозы организм человека - это агрессивная среда. Проникая в человека, личинка наносит страшные раны, но сама, примерно через 5 минут умирает.
  
  После боя сержант подошел ко мне.
  
  - Давай, рассказывай.
  
  - Что рассказывать? - удивился я.
  
  - Я же видел, что семечка приклеилась к твоей руке, но не проросла, а как от кислоты почернела и сама отпала.
  
  - Я сам удивился, - сказал я.
  
  - Вот и рассказывай, кто дал тебе такой дар?
  
  - Никто не давал, - стоял я на своем.
  
  - В лес ходил? - спросил прямо сержант.
  
  - Ну, да, ходил, - ответил я.
  
  - Рассказывай, кого там встретил?
  
  Пришлось рассказать, как я встретил существо с толстыми ногами и тонким туловищем. Как угостил его леденцом. Как потом в ответ получил от него три разноцветные конфетки и как существо смеялось смехом похожим на звон серебряных колокольчиков.
  
  - Теперь понятно, - задумчиво сказал сержант. - За свою жизнь я вижу третьего человека, который способен убивать семена шимозы, когда они коснутся его кожи. Если коротко - это существо мы называем Нимфа. У аборигенов она что-то вроде колдуньи или волшебницы. Маленькую девочку аборигенку проявившую некие способности отбирают у родителей и воспитывают в Священном лесу. Получается такое необычное существо. Она может встреченного в лесу человека легко убить или одарить как тебя каким-то даром. Некоторые люди даже специально ищут Нимфу, чтобы получить от нее такой дар. Вот только она чаще убивает, чем наделяет какими-то способностями. Твой же случай, вообще выходящий из ряда вон. Не припомню ничего подобного. Выпить сразу три предложенных таблетки-дара это тот еще коктейль. Удивительно, что после этого ты жив остался. Кому рассказать, не поверят. За обычную конфетку, леденец получить сразу три дара.
  
  - Я ничего такого не чувствую. Никаких сверх способностей.
  
  - Еще проявятся, - заверил меня сержант.
  
  - Даже не верится, - сказал я, - как в волшебной сказке.
  
  - Никакого волшебства нет, - ответил сержант, - Нашим ученым однажды удалось получить таблетку Нимфы в свои руки. Оказалось, что таблетка пустышка, в ней ничего нет, кроме сахара и красивой оболочки.
  
  - Плацебо, - сказал я.
  
  - Что? - не понял сержант.
  
  - Вещество не имеющие лекарственных свойств.
  
  - А, ну да. Вот и непонятно, каким-то образом Нимфа пробуждает такие необычные способности в человеке...
  
  Пассажиры, слышавшие наш разговор, с жаром стали обсуждать случившееся. Было видно, что эта тема волнует многих.
  
  Новость о том, что лесная Нимфа одарила меня тремя дарами, быстро разнеслась по поезду. Даже из других вагонов приходили пассажиры, чтобы посмотреть на счастливчика.
  
  Внезапно свалившаяся на меня известность, пусть и отдельно взятом поезде, мне не понравилась. Я человек самый обычный и к мировой известности совсем не стремлюсь. Было бы иначе, то пошел бы учиться на артиста или музыканта, а не на машиниста поезда.
  
  Правда были в этом и положительные моменты. Пришлось много разговаривать с разными людьми, а это совершенствовало знание местного языка, и мы больше узнавали о том мире, где оказались волей случая.
  
  Например, я узнал, почему существующей здесь язык так близок нашему. Оказывается, 200 лет назад, все первые десятилетия на планету попадали люди славянской национальности, поэтому в обоих анклавах (в северном и южном) сложился язык очень похожий на русский, но и отличающийся многими словами и выражениями.
  
  Когда местные жители говорили что-то не спеша, я не без труда, но угадывал смысл фразы. При этом некоторые слова все равно были непонятны и приходилось по нескольку раз переспрашивать, чтобы понять их смысл. Так, например, слово "поезд" здесь произносили через "и" - "поизд", слово "вагон" не претерпело никаких изменений, а "железная дорога" называется одним словом "железица", ну и так далее.
  
  К концу пути мы все трое достаточно бегло научились говорить на местном наречии, называемом здесь - земной язык. Особенно в этом преуспела Елена. На земном языке она говорила так же быстро, как местные женщины.
  
  
  В моей популярности среди пассажиров поезда были и отрицательные моменты. Некоторые пассажиры ехали на юг целыми семьями. Их великовозрастные сыновья сразу начинали пялиться на Елену и некоторые даже пытались заговорить с ней. Меня это ужасно напрягало, но вступать в конфликт по любому поводу тоже не хотелось. Тем более, что мы с Еленой сближались все больше, находя много общего даже в мелочах.
  
  Больше всех меня доставал парень лет двадцати пяти, звали его Ян. Он ехал один и сразу стал набиваться ко мне в друзья, но я видел, что на самом деле его интересует только Елена.
  
  На одной из станций пока стоял поезд мы пошли прогуляться по окрестностям, и парень увязался за нами. Перед Еленой он разливался соловьем, рассказывая о жизни северного анклава. Когда Елена ненадолго вернулась в вагон, я отвел парня в сторону за грузовые вагоны и прямо сказал ему:
  
  - Место занято, не видишь, что ли, мы с Леной любим друг друга. Ты третий лишний.
  
  - Еще ничего не известно, ко мне она тоже хорошо относится, - нагло ответил парень.
  
  - А в морду хочешь? - спросил я прямо. А чего в таких случаях мудрить?
  
  - От тебя что ли? - засмеялся парень. Тут я ему и врезал от всей души. Он упал на спину, но тут же вскочил и бросился на меня с кулаками. Один раз я пропустил его удар и почувствовал, как у меня начинает заплывать глаз. Но не растерялся и вложил всю силу в хук снизу прямо в челюсть. Парень опять упал на спину. В этот раз поднялся не сразу и с трудом. Еще в школе я пару лет занимался боксом в спортивной секции. Быстро понял, что это не мое. Боксером не стал, но кое-чему успел научиться. Сейчас это мне пригодились.
  
  - Вы чего тут, отношения выясняете? - подошел к нам капитан Игорь.
  
  - Так, беседуем, - ответил я.
  
  Ян затряс головой, поднимаясь и приходя в себя.
  
  - Я тебе еще это припомню, - зло сказал он и пошел вдоль вагонов. Мы с Игорем вернулись к нашему вагону. Вышла Елена, увидела ссадину под глазом.
  
  - Ты, что дрался?
  
  - Не со мной, - сразу поднял руки Игорь.
  
  - Ерунда, не обращай внимания, - ответил я. Больше тот парень к нам не подходил.
  
  
  Беседуя с пассажирами, местными жителями, я узнал много всего об этой планете. Люди называли ее Зема. Вроде бы и не Земля, но по звучанию похоже. Аборигены называли свою планету, каким-то труднопроизносимым словом, которое я так и не смог запомнить.
  
  На Земе первые земляне появились двести лет назад. В отдельно взятом месте на Земле внезапно наступала темнота и в этот мир попадали сербские и болгарские повстанцы, сражающие с турецкими янычарами; польские жолнеры вместе с запорожскими казаками; чешские студенты; старообрядцы, спасающиеся от преследования царских солдат; столыпинские переселенцы в Сибирь; этапы заключенных вместе с охранниками; белые офицеры, отступающие под натиском Красной армии; партизаны, скрывающиеся в лесах от немецких оккупантов. Теперь вот провалились и мы. Как это происходит и почему, не знает никто. Обратную дорогу искали многие, но никто не нашел.
  
  Планета, на которую попадали люди уже была населена разумными существами. С одними туземцами жили годами мирно бок о бок, торговали. С другими воевали и этой войне не было конца. Многие аборигены были недовольны присутствием на их планете людей. Особенно это было заметно в пустынных диких местах, подобных тем, через которые сейчас шел поезд. Происшедшее недавно нападение на поезд тому пример.
  
  Так уж получилось, что попадающие в этот мир люди поселялись в основном в двух далеких друг от друга местах: на юге континента на берегах теплого моря и на севере вокруг большого озера, и только недавно закончилось беспримерное для этой планеты строительство железной дороги, которая пересекла весь континент и наконец соединила людей вместе.
  
  За 200 лет удалось сделать многое, но сравняться по научно-техническому прогрессу с Землей не удалось. Слишком много сложных задач приходилось решать людям, оказавшимся в отрыве от всего человечества.
  
  Сейчас на планете насчитывалось около двух миллионов человек. Чуть больше миллиона жили на севере. Около пятьсот тысяч на берегах и островах теплого моря.
  
  На севере анклав людей имел единую власть и по сути представлял настоящее государство со всеми атрибутами такового. На юге каждое поселение людей жило своей жизнью и никакой другой власти над собой не признавало.
  
  Правда за последние годы двум сообществам людей удалось договориться об объединении. Благодаря этим договоренностям была построена железная дорога, а на юге возле конечной станции возник небольшой город Анабис, формальная столица южного анклава людей, и куда мы сейчас неспешно добирались на поезде.
  
  Пассажиры нашего вагона оказались очень доброжелательными людьми. Как только они узнали, что у нас с собой практически нет еды, взяли над нами с Еленой шефство. Особенно старались две женщины, которые ехали на юг со своими мужьями и кучей детей. В их многочисленных сумках и баулах хранился такой запас еды, что ее хватило бы, наверное, на весь вагон. Поэтому никаких проблем с питанием у нас не было.
  
  Игорь же сразу сдружился с сержантом и всю дорогу вместе с ним и с его солдатами.
  
  Между тем наш поезд преодолев огромные пространства приближался к конечной станции. Всю дорогу мы с Еленой с интересом смотрели на новый для нас мир. После станции Ибис вначале тянулись густые леса, потом, как-то резко они остались позади, а повсюду, насколько было видать, потянулась ровная как стол, бескрайняя степь. Ближе к концу нашего маршрута, с обеих сторон поезда опять появились леса. В прибрежной зоне, как нам объяснили, жили дружественные людям туземцы и можно было не опасаться внезапных нападений на поезд.
  За эти три дня дороги, мы с Еленой очень сблизились, поэтому незадолго до конечной станции решили, что будем вместе и дальше. У Игоря на юге были какие-то свои дела, и я так понял, что какой-то особой помощи ему от меня пока не нужно.
  Между тем за окном замелькали какие-то строения, мы подъезжали к конечной железнодорожной станции под названием Анабис.
  
  Южный анклав
  
  На конечной станции, сержант, прощаясь с нами посоветовал, в городе Анабис, прежде всего, пройти в здание администрации южного анклава, чтобы зарегистрироваться в качестве попаданцев и получить небольшую денежную сумму на первое время.
  
  Когда я выходил из вагона, заметил, как Ян, тот парень, которого я побил в дороге, подошел к группе встречающих его мужчин. Они обнимались и радостно похлопывали его по плечу. Когда мы шли мимо, Ян бросил в мою сторону неприязненный взгляд.
  
  На перроне я заметил, как в толпе пассажиров мелькнуло еще одно знакомое лицо. Этого человека я видел недолго, но запомнил крепко. Это был тот самый бандит, который напал на лейтенанта Сашу в лесу на станции Ибис.
  
  Когда мы втроем, я, Елена и Игорь, вышли на привокзальную площадь, уголовника уже нигде не было видно. Может быть показалось, подумал я. Ведь в поезде я его не видел, хотя несколько раз ходил от нечего делать по вагонам, рассматривая пассажиров.
  
  Я с интересом осмотрел большой каменный и светлый вокзал с высоким шпилем на крыше. Площадь перед вокзалом некоторое время бурлила, пока выходили пассажиры поезда. Некоторых из них встречали родственники и знакомые, другие сами садились на извозчичьи пролетки, запряженные самыми настоящими земными лошадьми. В поезде мне рассказывали, что в прошлом немало людей попало на планету Зема сидя на лошади. Потомки тех лошадей были сейчас передо мной.
  
  Вещей у нас было немного, поэтому мы пешком пошли в администрацию, которая находилась от вокзала в 20 минутах неспешной ходьбы. Улица была застроена 2 - 3 этажными каменными зданиями, не отличающимися особыми архитектурными изысками.
  
  В отделе регистрации попаданцев нас встретила молодая приветливая женщина. Она записала в большую амбарную книгу наши имена, спросила какими профессиями владеем.
  
  Регистрацию попаданцев ввели недавно по договоренности с северным анклавом. Тут же она нам выдала подъемные по 50 рублей на каждого. Как и на Земле в России на Земе основной валютой был рубль. Правда новые удостоверения личности пришлось немного подождать.
  
  
  Игорь пошел устраиваться в единственную в городе гостиницу. От трудоустройства он сразу отказался. Он выполнял задание майора и на ближайшее время у него были свои планы.
  
  Лене работы не нашлось. На поезда проводники не требовались, а какой-то другой профессии у нее пока не было.
  
  Мне сразу предложили работу помощником машиниста на паровозе, курсирующем между севером и югом, но я, немного подумав, отказался. Во-первых, устройства паровоза я не знаю. Мы его конечно изучали, в общих чертах, когда знакомились с историей железнодорожного транспорта, но, чтобы водить эту машину, нужно знать намного больше. Во-вторых, мне просто не хотелось вот так сразу бросать Елену в незнаком месте и отправляться куда-то, к черту на кулички, в рейс. Поэтому я попросился вначале поработать помощником машиниста в паровозном депо на маневренном паровозе.
  
  Мы с Еленой сразу зашли в депо, благо в этом небольшом городе все рядом, и я договорился с начальником, что выйду на работу через неделю. Объяснил это желанием вначале решить разные бытовые проблемы.
  
  В офисе администрации нам с Еленой предложили недорогой вариант, где можно снять комнату. Родственница одной сотрудницы администрации жила в своем доме и сдавала жилье приезжим.
  
  Однокомнатная квартира с большой светлой комнатой и маленькой кухней располагалась в пристройке к дому и имела отдельный вход. Я сразу заплатил хозяйке, приятной женщине пятидесяти лет, за месяц вперед из расчета один рубль в день. Мы с Еленой сходили на местный рынок, закупили продукты, и на несколько дней просто выпали из реальности. Все свободное время мы проводили в постели, ненадолго отрываясь друг от друга лишь для того, чтобы приготовить себе поесть или сходить на рынок, чтобы снова закупить продукты.
  
  
  На шестой день в дверь постучали. Я открыл, на пороге стоял молодой человек.
  
  - Вам телеграмма, распишитесь.
  
  - А как вы нас нашли? - удивился я, расписываясь в квитанции к телеграмме.
  
  - В администрации сказали, где вас искать, - ответил парень. И правда, чему удивляться, город крошечный всего три тысячи населения, все друг друга знают. Каждый новый человек на виду. Удивляясь, тому, кто мог нам прислать телеграмму, я ее распечатал и быстро пробежал глазами.
  
  "КОЛЯ ЗПТ ИГОРЬ ПРОПАЛ ТЧК ПРОСИМ НАЙТИ ТЧК ДЕНЬГИ НА ПОИСК В БАНКЕ ТЧК".
  
  Ох, уж этот лаконичный текст телеграммы.
  
  Я показал телеграмму Елене. Дело в том с Игорем мы последний раз виделись в администрации, когда регистрировали свое прибытие. Игорь планировал на пару дней остановиться в гостинице, потом хотел проехать по побережью и побывать на островах. Для чего это нужно было майору и какое точно задание должен был здесь выполнять капитан, мы не знали.
  
  Перед отъездом Игорь обещал нас навестить, но так и не пришел. Мы, увлеченные друг другом, за эти дни о нем ни разу не вспомнили.
  
  Сразу возникали вопросы. Откуда майор узнал о пропаже Игоря? И самое интересное, где он достал деньги на поиски капитана? Впрочем, что мы знаем о майоре и его команде? Еще при первой встрече в купе нашего поезда майор сказал Ивану Севастьяновичу, что они участвуют в учениях. Я еще тогда подумал, что странные какие-то учения, когда увидел их с боевым оружием в руках...
  
  До конца рабочего дня оставалось совсем немного, и мы первым делом поспешили в банк, который находился в здании администрации. Я предъявил паспорт и телеграмму и мне выдали перевод на сумму 300 рублей. Для нас это были большие деньги. Я сразу решил, что, если мы быстро найдем Игоря, возвращать деньги майору не буду. Я был уверен, что ничего страшного с капитаном произойти не могло.
  
  Потом мы с Леной пошли в гостиницу, которая находилась тут же через дорогу от банка. Гостиница имела немного смешное название "Полуденна". Правда Лена сразу сообразила, что в переводе на современный русский название гостиницы будет "Южная", что в общем-то звучит вполне обыденно: на юге - южная, на севере - северная. Таких названий полно и в России.
  
  Я предъявил портье телеграмму и поинтересовался, где остановился Игорь.
  
  - Хорошо, что вы пришли, - обрадовался портье, он наклонился и из-под стойки приемане (ресепшена) достал рюкзак. - Ваш товарищ пропал в тот же вечер, как поселился в гостинице. Заплатил за три дня вперед. Вышел из номера и больше мы его не видели. На третий день пришла телеграмма на имя вашего друга. Я в ответ телеграммой сообщил, что постоялец пропал.
  
  Я поблагодарил портье, взял рюкзак, и мы с Леной пошли домой. Я надеялся, что быть может в рюкзаке и найдется какая-нибудь ниточка, с помощью которой можно будет найти нашего товарища.
  
  В рюкзаке были патроны россыпью, мыльно-рыльные принадлежности, трусы, носки, черные очки, перочинный нож и другая разная мелочь. Записной книжки, которую я надеялся найти в рюкзаке не было.
  
  - Что будем делать? - спросил я Лену.
  
  - Вначале нужно составить психологический портрет пропавшего, - заявила Лена, - я читала об этом в одном детективе.
  
  - Ага, и какой же психологический потрет у нашего капитана? - спросил я.
  
  - Он бабник, - сказал Лена.
  
  - С чего ты так решила, - удивился я. - Ничего такого не заметил.
  
  - А какие взгляды он на меня бросал всю дорогу! - воскликнула Лена. - Я сразу дала ему понять, что села в поезд не из-за него, и он это принял, но взгляды в мою сторону все равно бросал.
  
  - Ничего удивительного. Игорь отнюдь не дурак. Если ему сказали "нет", он напролом лезь не будет. Это его положительное качество. А то, что он бросал на тебя, как ты говоришь, взгляды, так в этом тоже ничего удивительного, ты красивая девушка. Я бы тоже бросал взгляды, если бы ты была не со мной.
  
  - Вот мы и составили психологический портрет, - сказала Лена - Умный, волевой мужчина, но бабник.
  
  - Ничего удивительного. Он хоть и военный, но тоже, как и все мы, испытал стресс, решил расслабиться, пошел к женщине и пропал.
  
  - Муж приревновал? - предположила Лена.
  
  - Да, убил и закопал у себя на огороде. Только не стыкуется. Игорь крепкий тренированный человек, владеет приемами. У него с собой есть оружие. Без шума обычный мужик его убить не смог бы.
  
  - Мне, кажется, что в его исчезновении все-таки замешана женщина, - стояла на своем Лена.
  
  - Эх! - воскликнул я, - была бы у нас фотография, мы бы могли показать ее разным людям и быстро бы нашли, по крайней мере в какую сторону он пошел в тот вечер.
  
  - Я могу нарисовать его портрет, - вдруг сказала Лена.
  
  - Точка, точка, огуречек, получился человечек, - засмеялся я.
  
  - Есть бумага? - спросила Лена.
  
  Бумага у меня была. Перед этим, последним рейсом, я был на практике, стажировался на машиниста тепловоза. Наш преподаватель обязал нас каждый день практики описывать в тетради: что узнал нового, какие навыки получил и так далее. Поэтому новая чистая тетрадь и ручка у меня лежали в сумке, которую я взял в поездку. В ней я пока успел заполнить только первую страницу. Остальное планировал написать дома. Я достал тетрадь, шариковую ручку и положил перед Леной.
  
  - Прошу. Твори!
  
  Она пододвинула тетрадь к себе.
  
  - Чур, только не подглядывать.
  
  - Очень надо, - я демонстративно отвернулся и стал думать о том, что нам нужно сделать в первую очередь.
  
  Когда мы регистрировались в администрации нас сразу предупредили, что первым делом нужно приобрести оружие. В этом мире много опасностей. И детей с детства учат обращаться с оружием. В южном анклаве людей никаких ограничений на его владение нет. Вот я сидел и думал, что в ближайшее время нужно будет серьезно этим заняться.
  
  Мы с Леной наконец за три дня пути впервые оказались одни в съемной квартире и забыли обо всем на свете. В поезде мы уходили на открытую площадку в самом конце вагонной сцепки, дальше были только две платформы с грузом, и там целовались. Если бы не злополучная телеграмма, то мы бы вышли из дома только в последний день, накануне моего выхода на работу.
  
  - Готово, - сказала Лена, - можешь смотреть.
  
  Она повернула раскрытую тетрадь ко мне. Портрет Игоря был нарисован очень точно.
  
  - Я потрясен! - честно сказал я.
  
  - Я вообще-то закончила художественную школу, - скромно сказала Лена, - собиралась учиться дальше. Мы живем вдвоем с мамой. Денег мало, вот я и решила поработать это лето проводником.
  
  - Да ты и так настоящий художник, - я был восхищен.
  
  - Нет, чтобы стать художником нужно много учиться, - возразила Лена.
  
  - Ладно, - решил я, - сейчас ложимся спать, уже поздно, а завтра начнем искать Игоря.
  
  На следующий день мы взяли рисунок с портретом Игоря и пошли в сторону гостиницы "Полуденна". На центральной улице города Анабис, носящей имя героя войны с туземцами Ивана Дымова (об этом сообщала мемориальная доска), располагались разные магазины, и я надеялся, что кто-нибудь из продавцов вспомнит Игоря. Идя по улице, мы с Еленой, прежде чем зайти в очередной магазин, вначале читали вывеску, и просто умирали от смеха.
  
  Судите сами. На магазине, в котором продавалась одежда и обувь, висела вывеска со словом "Одяг и обув", а на павильоне торгующим овощами и фруктами - "Зеленина и овоци" и так далее. Нас такие названия почему-то очень смешили.
  
  Повезло нам только в магазине с вывеской "Вино и води". Продавец, пожилой мужчина, внимательно посмотрел на портрет и сразу признал человека, которого он видел в тот вечер. Оказалось, Игорь купил бутылку вина и интересовался, где можно найти доступную женщину. Продавец порекомендовал ему одну свою знакомую вдовушку. Таким образом, версия, что в его исчезновении замешана женщина, получила свое подтверждение.
  
  Мы прошли по указанному адресу. Дверь открыла разбитная бабенка лет сорока. Игорь у нее был, но на следующий день рано утром ушел. Торопился на какую-то встречу. Больше он не возвращался, и она ничего о нем не знала.
  
  
  - Пойдем, зайдем еще в администрацию, - предложил я Лене. Зашли в приемную. Поздоровавшись я спросил.
  
  - Подскажите, как у вас можно пожениться?
  
  Женщина посмотрела внимательно на нас и сказала:
  
  - Давайте ваши удостоверения личности.
  
  Я протянул ей документы. Лена с удивлением смотрела на мои действия. Женщина порылась в ящике стола, нашла нужный штамп и шлепнула его вначале на мое удостоверение, потом удостоверение Лены. Спросила у Лены:
  
  - Фамилию прежнюю оставите или возьмете фамилию мужа?
  
  - Прежнюю, - сказала Лена.
  
  - А чего это не мою? - возмутился я.
  
  - А как твоя фамилия? - спросила Лена.
  
  - Иванов.
  
  - Мне нравится моя фамилия, Сабурова, - потупилась Лена.
  
  Женщина закончила писать в большой амбарной книге и повернула ее к нам.
  
  - Поставьте подпись здесь.
  
  - Теперь вы муж и жена, поздравляю вас.
  
  - И это все? - удивился я.
  
  - А вы что, хотели еще марш Мендельсона послушать? - на чистом русском языке спросила женщина. На мой удивленный взгляд она пояснила.
  
  - Я сама сюда недавно попала с Земли из России. Знаю все то же самое, что и вы, а если хотите торжественности, то можете пройти в наш городской храм и договорится с батюшкой о венчании.
  
  Мы вышли на улицу и Лена сразу же спросила меня.
  
  - Зачем ты весь этот цирк устроил? Даже не предупредил, что хочешь делать...
  
  - А ты разве была не согласна? - спросил я, - Я этого что-то не заметил.
  
  - Согласна, согласна, но можно было обойтись без штампа в паспорте. Я и так от тебя никуда не денусь!
  
  - Не скажи. Штамп - это документ. Договор. Теперь ты от меня точно не отвертишься. Раз уж я тебя нашел, то не хочу потерять снова.
  
  - Тогда нужно это дело отметить! - сказала Лена.
  
  Мы зашли в кафе под вывеской "Магловито утро", которое располагалось тут же на площади. Взяли бутылку сухого вина, набрали разной вкусной еды и неплохо посидели, даже попробовали местный напиток, заменяющий здесь настоящий кофе.
  
  Понятно, что гражданский брак, который мы только что заключили в администрации, не совсем настоящий - настоящие браки, как известно, заключаются на небесах. Если поступать правильно, то нужно венчаться, но делать это здесь и сейчас категорически не захотела Лена. Ей, как женщине были важны все внешние атрибуты этого процесса: белое платье, кольца, гости на свадебном обеде. Сейчас все это выполнить не было никакой возможности.
  
  Мы уже собирались уходить из кафе, как я вспомнил, что мы все еще ищем лейтенанта Игоря. Показал его портрет официантке, обслуживающей наш столик.
  
  - Да, я его видела, - подтвердила женщина, - он пришел рано утром, сразу после открытия кафе. Сидел вот затем столиком у окна. Потом кого-то увидел, сразу расплатился и вышел. Посетителей еще не было, и я выглянула в окно. Ваш парень встретился с аборигеном, и они вместе ушли.
  
   - Я еще хотел спросить, - задержал я ее, - а аборигены знают земной язык?
  
  - Не все, но те, кто давно живет рядом с людьми, бывают в наших поселениях, торгуют с нами, очень хорошо говорят на земном языке, причем некоторые почти без акцента.
  
  Я поблагодарил женщину. Появилась ниточка в поиске нашего пропавшего товарища. За время, проведенное вместе в дороге мы успели сдружиться. Но тут я вспомнил, что буквально завтра мне нужно выходить на работу в депо. В этом мире про восьмичасовой рабочий день никто слыхом не слыхивал. Рабочие в депо работали по 12 часов. Понятно, что после такой смены, заниматься еще и поиском Игоря не было никакой возможности.
  
  
  Деньги у нас были. Поэтому я решил еще на месяц отложить начало своей трудовой деятельности. Мы с Леной прогулялись до железнодорожных мастерских и депо. Лена осталась ждать меня в сквере перед проходной, а я прошел в кабинет начальника. Тот радостно встретил меня.
  
  - Ну, что, завтра на работу?
  
  - Нет, Михась Пятрович. Я хочу отложить начало своей работы у вас еще на месяц.
  
  Начальник помрачнел.
  
  - Вот что, Коля, даю тебе только три недели на решение твоих семейных проблем.
  
  Он приподнялся в кресле и выглянул в окно, где как он считал в сквере на скамейке сидела моя проблема, и продолжил:
  
  - Не уложишься в это время, пеняй на себя. Выбора здесь никакого: работы нет, железная дорога одна. Тебя и так берем сверх штата, исключительно из-за того, что ты только что с Земли. Я, надеюсь, ты не забыл, чему тебя учили в железнодорожном колледже. Не придешь вовремя, гуляй на все четыре стороны. Все понятно!
  
  - Михась Пятрович, да я возможно выйду на работу даже раньше, - заверил я начальника.
  
  Потом мы с Леной пошли по магазинам. Нужно было купить местную одежду и, наконец-то, оружие.
  
  Кое-какая одежда у нас была. Во-первых, форменная одежда железнодорожников. Во-вторых, по городу на работу отправляясь в рейс мы ехали в обычной своей повседневной одежде. Я, например, сейчас ходил в кроссовках, джинсах и футболке, а дома в сумке еще лежала ветровка. Джинсы и футболка были на Лене.
  
  Но дело в том, что местные жители одевались совсем иначе. Женщины все поголовно ходили в платьях, а мужчины носили светлые хлопчатобумажные брюки и широкие рубахи. На голове мужчины и женщины обязательно носили головной убор. Жаркое южное солнце диктовало свои особенности местной моды.
  
  Пальцем на нас никто не показывал, но было видно, что с точки зрения местных жителей мы одеты немного странно. Конечно мы находились в городе, построенном при железнодорожной станции и местные привыкли к разным приезжим людям, наверное, поэтому ничему и не удивлялись. Ну а нам отправляясь на поиски лейтенанта Игоря, не хотелось сильно выделяться от окружающих своей одеждой.
  
  Мы вернулись к магазину "Одяг и обув". Лена купила себе платье, летние легкие туфли и шляпу с широкими полями. Я приобрел себе бежевые брюки, широкую рубаху и мужскую шляпу.
  
  Другое важное приобретение - это оружие. В городе вроде было спокойно. На окраине располагалась база военного отряда, занимавшегося охраной города и железной дороги, а живущие поблизости аборигены в большинстве своем были не агрессивны. Тем не менее случится могло всякое. Не зря же с пистолетом на поясе здесь ходили если не все жители поголовно, то очень многие, а за пределами города за жизнь путешественника не способного защитить себя самого, никто не даст и полушки. В лесу обитало много опасных для человека существ.
  
  Я и так слишком долго не уделял этому важному вопросу должное внимание. Специализированных магазинов, торгующих оружием в городе, не оказалось. Оружием торговали все, кому не лень, оно продавалось в самых обычных магазинах по соседству с одеждой, обувью, а то и среди мешков с картошкой. В большинстве своем все это были подержанные стволы, которые хозяева сдали в магазин для комиссионной продажи. Для начала я планировал купить пистолеты, чтобы не выглядеть белыми воронами среди вооруженных городских жителей.
  
  Как обращаться с охотничьим оружием я знал. У деда были три разных ружья: начинал я охотиться с мелкашкой, с патроном калибра 5,6 мм, потом дед мне доверил свою двухстволку ИЖ-43, а прошлым летом удалось немного пострелять из карабина "Сайга", который дед приобрел за месяц до моего приезда в деревню.
  
  А вот марки пистолетов мне были совершенно незнакомы. Вы, наверное, сами понимаете, что в колледже железнодорожного транспорта этому не учат, а вникать этот вопрос самостоятельно не было никакой необходимости. Интересно кто бы мне там, в оставшейся на Земле России продал бы пистолет? Вот поэтому я и вертел в некотором недоумении эти дорогие игрушки в руках.
  
  Поэтому, не мудрствуя лукаво, я для себя взял пистолет ТТ. Меня подкупило то, что вместе с ним продавалась кобура в которой был предусмотрен кармашек для шомпола и запасной обоймы. Для Елены купил дамский револьвер с магазином на семь патронов калибром 7,65 мм без кобуры, предполагалось, что она его будет носить в своей женской сумке. Взял десять пачек патронов для ТТ и столько же для револьвера Елены, ружейное масло. За все заплатил около 100 рублей, но ушел из магазина с таким чувством, что меня сильно надули.
  
  Со всей этой кучей покупок мы уже пошли в сторону дома, когда Лена, увидела вывеску "Берберница" с нарисованными ножницами и остановилась, как вкопанная.
  
  - Мне нужно в парикмахерскую. Перед рейсом не успела, а в этом мире женщины носят совсем другие прически. Раз уж мы решили ничем не отличаться от местных, то нужно и прическу сделать соответствующую.
  
  - А берберница - это точно парикмахерская? - спросил я.
  
  - На вывеске нарисованы ножницы, - сказала Елена.
  
  - Может быть это ателье, - ответил я и быстро взбежав на крыльцо заглянул в открытую дверь, там действительно была парикмахерская.
  
  Дамский револьвер, который я купил Лене, она категорически отказалась брать с собой.
  
  - Что здесь со мной может случиться? Наша квартирная хозяйка тоже ходит без оружия. Да я из него стрелять не умею!
  
  Последний аргумент оказался решающим. Действительно, ее еще нужно научить, как правильно обращаться с оружием.
  
  - Хорошо, - согласился я, - но никуда не уходи, жди меня.
  
  - Подходи через час, - сказала Лена, - раньше я никак не освобожусь.
  
  Я отнес наши покупки домой. По дороге решил, что раз есть свободное время, можно сходить на городской рынок. Расследование исчезновения Игоря нужно продолжать, а он, как мы узнали, ушел с аборигеном.
  
  До сих пор на рынок мы с Леной ходили, чтобы купить обычных земных овощей: картофеля, помидоров, огурцов, зелени. Попаданцы с Земли за 200 лет натащили сюда семена всех основных сельскохозяйственных земных культур. Фермеры выращивали все это в необходимом количестве и продавали на местном рынке.
  
  Большинство туземных растений люди есть не могут. Однако, как нам рассказывали еще в поезде, из местных растений люди получают много полезных продуктов, таких как сахар, соль, ваниль, кофе, какао и многое другое.
  
  Я конечно видел, что в дальнем конце рынка торговали туземцы, но не придавал этому значения, а вот сейчас решил пойти на рынок и пообщаться с аборигенами этой планеты. Вдруг что-нибудь узнаю, ведь большинство из торгующих там хорошо говорят на языке людей.
  
  Как мне рассказали, язык аборигенов очень сложен и далеко не всякий сможет его выучить, к тому же голосовой аппарат человека отличается от голосового аппарата аборигена. Поэтому человеку очень сложно правильно говорить на языке туземцев. Для этого нужно долго специально тренироваться, учиться заново произносить отдельные звуки.
  
  Туземцы и внешне очень сильно отличаются от людей. У них изящные фигуры с тонкими чертами лица и широко распахнутыми глазами. Нимфа, которую встретил в лесу естественно аборигенка, но у нее толстые ноги. У обычных аборигенов тонкие стройные ноги и руки.
  
  
  На рынке я пошел вдоль прилавков с экзотическими туземными фруктами и овощами, разглядывая их. Продавцы, туземцы, сразу делали стойку и спрашивали:
  
  - Чего хочешь, человека? Покупай! Дешево.
  
  - Нет. Спасибо, - отвечал я и шел дальше. Что искал, я и сам не знал. Пока не дошел до прилавка с разными поделками. Меня заинтересовала одна симпатичная шкатулка. Я стал ее внимательно разглядывать, уж очень занимательные рисунки местной природы были нарисованы на крышке шкатулки и по ее бокам. Если на картинку долго смотреть, она начинала оживать - качались на ветру ветки деревьев, бежала рябь по воде. Мне захотелось купить это шкатулку для Елены. Она художница, и ей будет интересно увидеть такую необычную красоту. Как вдруг услышал, как кто тихо сказал:
  
  - Задержи его.
  
  Причем это фраза была сказана на туземном языке и самое странное, что я этот язык понимал. Я с удивлением посмотрел на продавца шкатулок и в этот момент кто-то со всей силы толкнул меня в спину. Я не удержался и упал прямо на прилавок. Шкатулки и поделки полетели в разные стороны.
  
  - Полиция! - заверещал продавец шкатулок, - Человека буянит!
  
  Я быстро поднялся, но абориген выскочил из-за прилавка, продолжая звать полицию, крепко ухватил меня за ремень, не пуская уйти. Через десять минут полицейские появились.
  
  - Сержант, Вутич, что случилось?
  
  - Человека буянит! Все шкатулка полома! - заявил продавец шкатулок.
  
  - Вы пьяны? - спросил у меня сержант, оглядывая учиненный погром.
  
  - Нет, не пьян, - ответил я, - Меня кто-то толкнул в спину, и я упал на его шкатулки.
  
  - Никто не толкала! - опять закричал продавец шкатулок. - Человека сам буянил.
  
  - Я не буянил, меня кто-то толкнул, и я упал.
  
  Сержанту надоело выяснить, кто прав и, кто виноват. Он спросил продавца, чего он хочет.
  
  - Платить компенсация! - ответил продавец.
  
  - Сколько? - терпеливо спросил сержант.
  
  - Три рубля платить, человека сломал шкатулка, - продавец показал ту самую шкатулку, которую я рассматривал, теперь с оторванной крышкой.
  Я молча достал три рубля и положил на прилавок.
  
  - Все, инцидент исчерпан? - спросил сержант. Он кивнул своему напарнику, и они пошли по рынку дальше.
  
  Я тоже пошел к выходу с рынка и проходя мимо одного из прилавков снова услышал туземную речь и опять я ее понимал.
  
  - Зачем Сисонсос устроил эту шутку с человеком? - спросил один абориген другого, а тот ответил:
  
  - Его Сафонсис попросил. Ему зачем-то это нужно.
  
  - Тогда это не наше дело, - сказал первый и они замолчали.
  
  - Чего хочешь, человека? Покупай! Все дешево. - обратился один из них ко мне на земном языке, но я лишь молча отрицательно покачал головой и пошел дальше.
  
  Похоже раскрылся еще один дар Нимфы, я понимаю язык туземцев, хотя никогда и не учил его. Через десять минут я подошел к парикмахерской. Заглянул в зал, но Елены там не было.
  
  - Вы свою девушку ищете? - спросил меня мастер. - Я сделал ей прическу, она вышла на улицу, хотела подождать вас там. Я видел в окно, как к ней подошел туземец и она куда-то ушла с ним.
  
  История повторялась один в один с тем, что произошло с Игорем. Я еще надеялся, что Елена вернулась домой, но эта надежда была слишком призрачной. Не зря же некий Сафонсис приказал меня задержать на рынке. В один миг добежал до дома, но, как и предполагал, Елены там не было. Бегом вернулся на рынок, но продавца шкатулок с его товаром тоже не было. Тогда я пошел в полицию.
  
  В полиции к моему сообщению отнеслись серьезно. Там уже было известно об инциденте на рынке. Полицейские за час прочесали весь город, но Елены нигде не было.
  
  - Когда еще был мальчишкой, - сказал мне сержант Вутич, - я слышал, что в старину бывали случаи, когда туземцы похищали наших женщин. У аборигенов была какая-то секта, где земных женщин приносили в жертву своим богам. Этой секты давно уже нет. Мы слишком разные в биологическом плане. Мы не можем жить с их женщинами, а они с нашими. Поэтому не понятен смыл похищения.
  
  Из своего кабинета вышел начальник полиции и пригласил меня к себе. Я рассказал ему все, что знал о пропаже нашего товарища капитана Игоря и о пропаже Елены.
  
  - Не волнуйтесь, мы будем искать, - заверил меня начальник полиции, - найдем и вашего друга. Я обещаю.
  
  Но я не очень верил этим обещаниям. Вернулся домой и стал собираться в дорогу. Раз Елены нет в городе, то она где-то в лесу у аборигенов и мне ее обязательно нужно найти.
  
  
  Занятый сборами, я не сразу обратил внимание на стук в дверь.
  
  - Заходите! - крикнул я, дверь открыта. Зашла наша квартирная хозяйка. Пока я ее видел только пару раз: когда мы снимали квартиру, и когда она однажды топила баню и пригласила нас помыться.
  
  - Какой ужас! - воскликнула она, - У нас никогда такого не было. Туземцы конечно не сахар, но на территории города они не шалят. В нашем городе располагается центральная администрация побережья, здесь порт, железная дорога, механические мастерские, сильный гарнизон. Ничего подобного уже не было много лет. Бедная девочка!
  
  - Я собираюсь ее найти, - сказал я.
  
  - И где вы будете ее искать? - спросила хозяйка.
  
  - На территории аборигенов, где же еще? В городе ее точно нет.
  
  - Это не просто, - сказал хозяйка, - вы не знаете языка. Там далеко не все туземцы такие мирные, какими они выглядят, когда приезжают к нам в город. Вас могут убить. Там есть и другие опасности: дикие звери, хищные растения.
  
  - У меня просто нет другого выхода, - ответил я.
  
  - Раз уж вы настроены серьезно, то обратитесь за помощью к моей старшей сестре. Зовут ее Людмила Марковна. Она уже несколько лет живет на территории туземцев. Я объясню, как ее найти. Она вообразила себя большим ученым, изучает быт, нравы туземцев и пишет об этом книгу. Туземцы ее не трогают. Она раз в месяц приезжает в город, чтобы пополнить свои припасы.
  
  - От помощи я не откажусь, - сказал я.
  
  - К тому же у вас, я вижу, нет снаряжения для такого похода. Вы что, собираетесь идти в лес с этим пистолетом? Подождите...
  
  Хозяйка вышла и через двадцать минут принесла карабин и еще кучу полезных вещей.
  
  - Это оружие моего мужа, - сказала она, - Он был военным и погиб в одной из стычек с туземцами. Возьмите, вам больше пригодится.
  
  Кроме карабина у нашей хозяйки нашелся солдатский котелок с крышкой, кружка и ложка. Я ни от чего не стал отказываться. На рынке я купил солдатскую фляжку в чехле, охотничий нож с канавкой для кровотока и запас патронов к карабину.
  
  С собой в лес я решил взять карабин и пистолет ТТ, патроны, принадлежности для ухода за оружием. Продукты брал на два дня, за которые рассчитывал дойти до сестры моей хозяйки. Дальше надеялся на ее советы по использованию в пищу местных растений. Так же хозяйка дала мне прорезиненный плащ, которым можно было укрываться от дождя. Идти по лесу я решил в земной одежде. Кроссовки, джинсы, футболка и ветровка были привычны, нигде не жали, ничего не натирали, а это в походе по диким местам самое важное. К покрою местной одежды еще надо было привыкать, но для этого у меня не было времени.
  
  Все сложил в рюкзак Игоря. Набралось в общей сложности около 30 кг, плюс карабин за спиной, пистолет в кобуре, нож в ножнах и солдатская фляжка с водой в чехле.
  
  Можно было бы купить лошадь, деньги у меня были, и ехать через лес на лошади, но я на лошади никогда не ездил, а тратить сейчас время на учебу я не хотел. Поэтому я брал с собой ровно столько вещей, сколько мог унести на себе.
  
  Туземные земледельцы, которые торговали на городском рынке фруктами и овощами, привозили свой товар на приземистых неуклюжих животных, издали чем-то напоминающих земных бегемотов. Эти неповоротливые звери без видимых усилий тащили тяжелогруженые тележки с овощами.
  
  Были у туземцев и скоростные средства передвижения, вроде тех шаров, которые преследовали поезд. Аборигены находились внутри шара и обстреливали поезд плодами шимозы. Мне рассказывали, что эти шары представляют собой смесь животного и растения. Кроме этого, в поезде рассказывали еще о каких летающих тварях, сидя на которых туземцы могли очень быстро преодолевать большие расстояния, но я этих летающих существ пока не видел.
  
  Ни один из этих способов передвижения мне не подходил.
  
  Путешествие через джунгли
  
  На следующий день рано утром я отправился в путь. Как назло, солнечная погода резко сменилась на пасмурную, а когда я зашел под полог леса, начал накрапывать мелкий затяжной дождь. Компаса у меня не было, и я не знаю, как бы ориентировался в этом незнакомом инопланетном лесу, если бы моя квартирная хозяйка не объяснила четко, какой дорогой мне следует добираться до ее старшей сестры.
  
  Первые час я двигался по грунтовой дороге, по которой аборигены возили на рынок города продукты, а когда дошел до деревянного моста через ручей, повернул по тропинке направо. Правда тропинка быстро пропала в высокой траве и дальше я шел, стараясь не терять ручей из виду.
  
  На Земле я привык ходить по тайге и в окрестностях деревни, где жил мой дед, знал буквально каждую тропинку. Здесь же был настоящий тропический лес, причем лес необычный, лишь отдаленно напоминающий земной. Мощные деревья своими кронами плотно закрывали и без того пасмурное небо. Толстые корни, извиваясь, тянулись в разные стороны от могучих стволов. Почва под ногами, покрытая толстым слоем серо-голубых листьев, слегка пружинила.
  
  Лес жил своей жизнью. Высоко в кронах деревьев кричали какие-то существа, шустро перепрыгивающие с ветки на ветку. Дорогу внезапно пересекали стайки мелких животных с длинными извивающимися хвостами. Твари, уж очень сильно похожие на наших комаров, подлетали ко мне и даже садились на руки, на лицо и одежду, но почему-то не кусали. Видно организм человека не вызывал у них аппетита. Я их давил десятками, но на освободившееся место сразу же садились новые.
  
  Чтобы избавится от этих неземных комаров я стал держаться ближе к ручью. Деревья вдоль него не росли, было больше простора и легкий ветер отгонял от меня иноземных тварей. Ближе к обеду я выбрал небольшую поляну, чтобы отдохнуть и перекусить.
  
  Сразу, как только достал съестное, наверное, почувствовав запах пищи, из лесу выскочил небольшой пушистый зверек, очень похожий на нашу земную белку. Вот только мех этой белки был окрашен в непривычные зеленоватые тона. Зверек остановился в десяти шагах, с удивлением разглядывая меня черными бусинками глаз. Я отломил от бутерброда кусочек колбасы. Зверек подошел ближе и охотно съел угощение. Пришлось кинуть ему еще кусочек.
  
  Я пошевелился, зверек испугался, бросился в сторону и попал в ловушку. Большой фиолетовый цветок, через середину которого хотел проскочить зверек, вдруг сомкнул свои лепестки. Я хотел было ему помочь, вскочил на ноги, но все было кончено в одно мгновение. Зверек пару раз дернулся внутри цветка, и быстро затих. По лепесткам цветка стекали фиолетовые капли. Яд? Лес напомнил мне, что я нахожусь не на Земле и здесь нельзя расслабляться.
  
  К вечеру дождь прекратился. Я нашел сухое место под деревом, чтобы лечь спать. Собираясь в поход, я на рынке купил флакон с жидкостью прозрачного цвета внутри. Продавец меня уверял, что это незаменимая вещь в лесу, достаточно тонкой струйкой полить землю вокруг своего будущего ночлега и можно ничего не опасаясь спокойно спать всю ночь, запах средства отпугнет любого лесного обитателя. Следуя полученной инструкции, я полил из флакона землю вокруг, завернулся в плащ и уснул.
  
  Утром проснулся от того, что кто-то тянет с меня плащ. Я открыл глаза и увидел зубастую морду прямо перед моим лицом. Огромный толстый зверь втянул в себя воздух, потом снова схватил зубами кончик плаща, и попытался его вытащить. Я быстро вывернулся из-под плаща и вскочил на ноги. Почувствовав, что плащ освободился, зверь втянул себе в рот чуть ли не половину его и стал меланхолично пережевывать.
  
  Я забрал свой рюкзак, карабин и некоторое время стоял в стороне и наблюдал за толстым зверем. Запах жидкости из флакона на него явно не действовал. Агрессии он не проявлял и больше походил на травоядное животное, например, на земную овцу, только размером раз в пять больше. Хотя кто тут что разберет в этом странном лесу, если тут растения легко превращаются в животных, а животные в растения.
  
  Зверя, меланхолично дожевывающего мой плащ я оставил в покое. Мне еще нужно было пройти около 20 километров. Утро было солнечное, я бодро шагал по лесу и без всяких приключений дошел до поляны, в центре которой возвышался забор из разнокалиберных бревен. На некоторых из них были насажены выбеленные солнцем и дождями черепа местных животных. У калитки на веревке висел тяжелый деревянный молоток. Я взял его и постучал в калитку. Некоторое время ничего не происходило, потом я услышал тихие шаги, и калитка открылась.
  
  Передо мной предстала маленькая сгорбленная седая женщина. Она посмотрела на меня снизу-вверх и спросила:
  
  - Кто таков?
  
  - Николай, Коля. Я принес вам привет от вашей сестры и посылку.
  
  - Давай.
  
  Я протянул ей небольшую сумку, которую нес в руке всю дорогу. Женщина взяла сумку, и калитка перед моим носом закрылась. И что теперь делать, подумал я. Квартирная хозяйка меня заверила, что ее старшая сестра мне поможет, а на деле я как дурак стою перед закрытой дверью. Я уже хотел повернуться и искать место для ночлега где-нибудь в лесу, как калитка открылась снова.
  
  - Заходи.
  
  Я прошел во двор. А ничего так живет старушка-отшельница. Я предполагал увидеть за забором скромный домик, а тут возвышался целый дворец в два этажа. Старушка пошла впереди меня.
  
  - В дом заходи, всю свою амуницию в угол бросай.
  
  Я снял с плеча карабин и поставил в угол, рядом с ним опустил свой рюкзак.
  
  - Говори, что делать умеешь?
  
  - Учусь на машиниста тепловоза. Поезда водить буду. Пока стажер.
  
  - Ну и где ты тут видишь поезда? - удивилась старушка.
  
  - Я вообще-то с Земли недавно сюда попал, - сказал я. - Поэтому не очень понимаю смысл ваших вопросов.
  
  - Раздевайся! - скомандовала старушка.
  
  - Чего? - не понял я.
  
  - Футболку сними.
  
  - Ладно, - решил я не ссориться с бабушкой. Я все еще надеялся, что она мне поможет найти след Елены. Снял футболку. Старушка пощупала мои мускулы.
  
  - Годишься. Иди на улицу, там у сарая колун лежит. Дрова поколи. Баню топить будем.
  
  - Ладно.
  
  Вышел на улицу, футболку надевать не стал, но и пояс с кобурой с пистолетом и ножом в ножнах снимать не стал. Уж очень эксцентричная бабушка. У сарая действительно лежал колун. Взялся колоть дрова.
  
  Из дома вышли две аборигенки, стали набирать поколотые дрова в охапки и носить к бане. А девушки ничего так. Впервые видел таких красивых аборигенок. Фигуры точенные, на мордашку миленькие. Туземные торговки на рынке были грубым подобием этих красавиц. Между собой переговариваются, какой говорят этот человек красавчик, так бы его и съели. А я все понимаю, что они говорят, но вида не подаю. Интересно, они это в фигуральном смысле сказали, что меня съесть хотят или действительно людоедки?
  
  Баню стопили. Бабка говорит, иди с дороги помойся. За два дня по лесу весь перепотел, да и изгваздался, помыться хочется, но как-то стремно. И не пойти мыться вроде повода нет. Зашел, в предбаннике разделся, кобуру с пистолетом и нож в чехле на гвоздик повесил.
  
  Только начал мыться, заходят в баню те две аборигенки, что дрова носили, говорят по земному:
  
  - Человека, мы тебя мыть будем.
  
  - Хотите, так мойте, - не стал я отказываться. Думаю, за одно послушаю, что они обо мне говорить будут.
  
  Лег на полати. Одна мне мочалкой руки и ноги трет, другая спину массирует. Хорошо, приятно. А они между собой на туземном языке переговариваются.
  
  - Что колдунья собирается с ним делать? - спрашивает одна.
  
  - Сегодня узнаем, - отвечает другая.
  
  - Будет жаль если с ним что случится, - говорит первая.
  
  - Такой красавчик, - вторит ей вторая.
  
  И так переговариваясь, они меня помыли, но ничего конкретного так и не сказали. Сами похоже не знают. Они ушли. Я ополоснулся, выхожу в предбанник, а одежды моей нет. Исчез и пистолет с ножом. На лавке только лежит домотканая рубаха и такие же штаны. Делать нечего, надел.
  
  Распаренный, расслабленный выхожу из бани на улицу и тут меня с неба атакует какое-то чудовище, не то крокодил, не то дракон. Сразу и не поймешь. Я только увидел направленную на меня пасть с острыми как бритва зубами, так со страху со всей силы, что накопил к девятнадцати годам, вдарил в правую скулу этого дракона-крокодила и отбросил к сараю. Потом схватил колун и замахнулся, чтобы добить чудовище.
  
  - Не убивай, Ваську, - тут заверещала бабка с крыльца. - Он у меня вместо собаки.
  
  А этот побитый дракон-крокодил сложил свои перепончатые крылья и полез в будку прятаться. Ага, думаю, значит тут такие собаки летают. Будем знать на будущее.
  
  - Что ж, - говорю, - бабушка столь неласково меня встречаешь? Собачек своих на гостя натравливаешь.
  
  - Пойдем, Коля в дом, - завет меня бабушка. - Случайно это получилось. Вася по своим делам летал по окрестностям, тебя за злодея принял.
  
   - Ладно.
  
  Прошли в дом, а там стол уже от всякой еды просто ломится.
  
  - Вначале, кушай, - говорит бабушка, - а потом расскажешь, что у тебя случилось.
  
  - Ладно, - говорю. Сел, поел и вина немного выпил. Не бедно живет старушка. А аборигенки все рядом крутятся, то унесут чего, то принесут. То кваса нальют. В общем в услужении. И между собой на туземном языке разговаривают. Ничего серьезного не говорят, но я прислушиваюсь, а вдруг проговорятся, о чем.
  
  - Туземный язык понимаешь? - спрашивает меня бабушка.
  
  - Понимаю, - и рассказал я ей всю свою историю от начала и до конца, и про три дара сказал, что мне Нимфа даровала. Помолчала бабушка, а потом и говорит:
  
  - Так и быть, помогу я тебе. Сейчас спать ложись, Кия с Леей тебя проводят, а завтра и поговорим по твоему делу.
  
  Делать нечего, пошел спать. Аборигенки смущаются, на своем языке говорят:
  
  - Извините нас, мы не знали, что вы наш язык понимаете.
  
  - Ничего, - говорю на земном, - я не в обиде.
  
  - Они ушли, а я спать завалился и проспал без сновидений до самого утра. Утром зовут меня за стол, завтракать. Бабушка напротив села.
  
  - Подумала я ночь над твоей бедой. По всему выходит не аборигены твою жену украли, а какой-то злой человек. Сам рассуди. Нимфе ты понравился и наделила она тебя дарами, которые помогают тебе адаптироваться на этой планете. Благодаря первому дару, ты можешь не бояться аборигенов, так как их самое страшное оружие, шимоза, против тебя бессильно, а благодаря второму дару, ты способен понимать их речь. Наверное, и третий дар из этого же ряда. Земных девушек туземцы не крадут уж лет сто. Незачем им это. Уж слишком мы разные. А вот человек мог бы это сделать, используя в своих целях аборигенов. Не подозреваешь ли кого?
  
  Тут я вспомнил свой конфликт с Яном из-за Елены. Было понятно, что он затаил на меня злобу. В поезде, несколько раз замечал, как он в мою сторону бросал недобрые взгляды. На вокзале в Анабисе, когда мы проходили мимо, я видел, что он ничего не забыл и не простил. И дело даже не в том, что ему понравилась Елена, он просто человек злой и память у него хорошая. Мог он выкрасть Елену? Да запросто!
  
  - Слышала я, - продолжила бабушка, - что в горах на территории дикого племени Тагаерос появился какой-то человек. Говорят, что он большой друг вождя племени, и этот человек что не пожелает, вождь тут же исполняет. Не он ли причина твоих бед?
  
  - А далеко ли до этого племени? - спросил я.
  
  - Не близко, пять дней пути.
  
  - А как найти туда дорогу? Карты то у меня нет.
  
  - Дам тебе сопровождающего, - говорит бабушка, - своего песика Васю.
  
  Знаю я этого песика. Буквально вчера он чуть меня не съел. Вышли на крыльцо. Бабушка положила два пальца в рот, да как свистнет.
  
  - Умеешь так? - спрашивает.
  
  - Нет, бабушка, так не умею, - отвечаю. - Я по-другому умею.
  
  Вложил два пальца в рот, и свистнул громче ее. Нашла чем хвастаться, да у деда в деревне все мальчишки так свистеть умеют. А тут и Вася летит из леса. В этот раз я его спокойно рассмотрел. Водятся на Земле в тропических лесах такие крупные летучие мыши - ночные крыланы, их еще называют летучие собаки. Так вот, передо мной было животное очень похожее на земную летучую собаку, только размером крупнее, с доброго бульдога, морда вытянута, крокодилью напоминает, перепончатые крылья в развернутом виде почти четыре метра, сзади длинным хвостом балансирует. Во время полета немного похож на дракона, каким его рисуют в детских книжках.
  
  - Надо тебе с моим зверем подружиться. Хочу его с тобой отправить. Он к горам дорогу знает, покажет тебе правильный путь. У этого зверя обмен веществ очень похож на наш. Что он из местных фруктов есть будет, то и ты ешь. Какую дичь поймает, ту и тебе есть можно. Правда тебе сырым ничего есть нельзя. Фрукты предварительно вымачивать, потом варить около часа. Ну, а мясо, ты и сам только вареным есть будешь.
  
  - Понятно, - говорю, - Вот только ваш зверь на меня косо поглядывает. Наверное, за вчерашнее обижается.
  
  Бабушка дала мне сушеную рыбу.
  
  - Ты, - говорит, - покорми. Для него это большое лакомство. Он к тебе подобреет.
  
  - Людмила Марковна, - спрашиваю, - а почему у вас на заборе на кольях черепа разных местных животных висят? Мне ваша сестра сказала, что вы вроде наукой занимаетесь, изучаете жизнь туземцев, а сами, только не обижайтесь, на бабу Ягу похожи.
  
  - Это у меня образ такой, - отвечает бабушка. - Туземцы считают меня сильной колдуньей, почти такой же, как их Нимфа, поэтому бояться и не трогают. Вот даже двух туземок, Кию и Лею, прислали для обучения. На самом же деле я занимаюсь этнографией и пишу большую монографию о жизни туземцев в здешних местах.
  
  В этот же день мы с Васей отправились в лес. Он впереди летит, мне дорогу показывает, я следом иду. Тварь летучая, улетит далеко вперед, потом вернется, я-то медленно иду. Я ему кину рыбку он налету ее подхватит, съест и дальше летит. Так и двигались первые два дня пока рыбка не закончилась.
  
  Я иду и удивлялись, пугали меня этим лесом инопланетным, пугали всякими тварями страшными, а никого поблизости нет, только мелочь разная. А потом вспомнил одну корейскую сказку.
  
  Однажды поспорила лиса с тигром, кого люди больше бояться. Лиса тигру и говорит: "Давай проверим. Я пойду впереди, а ты за мной иди. Сам увидишь, что как только люди меня заметят, так сразу испугаются и с криками начнут убегать". Тигр лисе не поверил, но решил убедиться в этом своими глазами. Лиса впереди идет, тигр позади держится, за лисой следит. Подошли к полю, на котором крестьяне работали. Люди лису в высокой траве и не заметили, а увидели тигра, который вслед за лисой вышел из леса и с криками побежали кто куда. А лиса к тигру голову поворачивает и говорит: "Сам видишь, как люди меня бояться". Пришлось тигру признать правоту лисы. Правда на что они спорили, я как-то позабыл.
  
  К чему я вспомнил эту сказку... Все просто, я иду, удивляюсь, что дикие лесные твари меня стороной обходят, а сам забываю, что впереди меня летит хищный и опасный зверь, от которого многие лесные зверушки сами разбегаются.
  
  На третий день только с утра вышли, Вася, как обычно вперед полетел. Вдруг крик шум, смотрю мой зверь обратно летит, а за ним гонятся три зубастые летучие твари, внешне на него похожие. Карабин с плеча скинул, прицелился, первым выстрелом сбил первую тварь. Сам своей меткости удивился. Они пронеслись мимо. Вася сделал круг и опять возвращается в мою сторону. Две твари от него не отстают. Снова прицелился, взял упреждение. Вторую тварь сбил двумя выстрелами. А вот с третьей пришлось повозиться. Ее я сбил только с пятого выстрела. Я говорю "сбил", это значит, что они были ранены и упали на землю. Одну я добил выстрелом в голову, двум другим Вася сам ловко перекусил их длинные шеи, а потом стал тереться головой о мои ноги, благодарил.
  
  На четвертый день шел я по лесу, как вдруг почувствовал позади себя какое-то движение. Резко оглянулся. За спиной стоял туземец с трубой стреляющей шимозой в руках. За его спиной в глубине леса, укрытые листвой, угадывались фигуры еще двух аборигенов.
  
  - Коль-я? - спросил он на земном.
  
  - Коля, - подтвердил я. Туземец развернулся и скрылся в лесу. Что это было я так и не понял.
  
  Дальше мы двигались без приключений, и на пятый день я добрался до территории племени Тагаерос. Холмы, поросшие лесом, становились все выше постепенно переходя в невысокие горы, покрытые скалами. К вечеру пятого дня горы теснились так, что приходилось идти между ними по узким ущельям. Дальше дорога мне была понятна, до деревни племени было совсем немного, поэтому я отпустил Васю домой. Прятаться и скрытно передвигаться он не умел и своим видом выдал бы меня раньше времени.
  
  Я же планировал переночевать в лесу, а на рассвете скрытно подойти к деревне туземцев и разведать, есть там Елена или нет, а за одно узнать, что за человек там командует аборигенами. А потом бы действовал по ситуации.
  
  Пока выбрал место для ночлега под высокой скалой. Костер решил не разводить. Как-нибудь и так перекантуюсь до четырех утра. Не успел устроиться с ночлегом, как со скалы на меня упала тонкая, но прочная сеть, которую я попытался сбросить, но выскочившие из засады туземцы набросились на меня и повалили. Несмотря на мое сопротивление они меня обезоружили и связали.
  
  Случилось это поздно вечером, а через полчаса на горы опустилась ночная тьма. Туземцы подняли меня и куда-то быстро понесли.
  
  Спасение Елены
  
  Наконец-то этот безумный бег по ночному лесу закончился. Меня посадили на поваленное дерево перед большим костром. Напротив, в отсветах огня я увидел человека, которого сразу узнал. Это был тот самый бандит, который бежал из вагонзака на станции Ибис, а потом ударом палки ранил лейтенанта Сашу. Это про него говорили, что на Земле он был главарем банды и имел необычную для уголовника кличку Психолог.
  
  - Елена здесь? - спросил я о том, что меня больше всего волновало.
  
  - Надеюсь, мои люди тебя не покалечили? - в свою очередь спросил человек, сидящий напротив меня.
  
  - Прежде всего я хочу услышать ответ на мой вопрос, - сказал я твердо.
  
  - Хорошо, - засмеялся бандит, - да, твоя женщина у меня и с ней все в порядке. Я ждал, что ты обязательно придешь за ней. Ты же ее любишь?
  
  - Не твое собачье дело, - ответил я.
  
  - Сдай назад, - ухмыльнулся бандит, - Вы оба находитесь у меня в руках. Я могу сделать с вами все, что захочу, но я не беспредельщик. Я никого не мучаю и не убиваю за зря. Во всем должен быть свой смысл.
  
  - Какой же смысл в твоих действиях сейчас?
  
  - Поверь, он есть, и у меня к тебе есть предложение, от которого не стоит отказываться. Ты же хочешь спасти свою возлюбленную? Иначе зачем было проделывать такой сложный полный опасностей путь сюда...
  
  - Да, я пришел за своей женой, она жива?
  
  - Твоя баруха жива и здорова, - он повернулся в темноту и сделал знак рукой. Подошел туземец, держа на руках поднос с огромным полупрозрачным слизнем. Внутри слизня появилась туманная картинка, которая становилась все четче и четче. Это было видео изображение, немного искривленное округлыми формами слизня. Возле туземной хижины у костра сидела Лена, а аборигенка, находящаяся рядом с ней, готовила еду на огне.
  
  - У туземцев нет наших технологий и нашей техники, - сказал Психолог, - но они научились использовать в своих целях живую природу. С помощью этого слизня можно увидеть то, что находится от него на расстоянии до 10 км. Слизень способен подключаться к мозгу выбранной им птицы и видеть ее глазами. Именно это изображение отражается сейчас в теле слизня. Ну а как аборигены заставляют слизня подключиться именно к той птице, которая им нужна, это их секрет. Как видишь, в данную минуту девушка жива, за ней ухаживают аборигенки. Она ни в чем не нуждается. Меня она даже не видела, и уверена, что ее похитили туземцы. Если ты сделаешь все как надо, заберешь ее и спокойно вернешься в город на свой паровоз.
  
  - Я учусь на машиниста тепловоза, - уточнил я.
  
  - Не столь уж это и важно, особенно на этой планете, - ответил бандит.
  
  - Чего же ты потребуешь от меня взамен?
  
  - Самую малость. Нужно будет сходить в одно место и взять одну вещь, внешне похожую на смартфон. При этом себе ты можешь забрать все, что сможешь унести. Там светит разжиться и золотом, и серебром.
  
  - Почему же ты сам не сходишь и не возьмешь то, что тебе нужно?
  
  - Парень, слушай сюда. Я покажу тебе весь свой расклад, и ты сам сделаешь правильные выводы. Меньше месяца назад моя жизнь была предопределена на 20 лет вперед. Я как положено следовал в вагонзаке по этапу к месту своего заключения. Как вдруг в мою судьбу вмешался некий молодой человек, по вине которого, как утверждают, наш поезд перенесся на другую планету. Вертухай рассказал нам, где мы теперь находимся. Все зэки просто обалдели. Большинство просто не поверило вертухаю. Я же увидел свой шанс и решил свалить.
  
  Когда начальник конвоя ушел на станцию, я загипнотизировал и полностью подчинил себе одного сапога из вертухаев. Он и помог нам сделать рывок.
  
  Свое погоняло Психолог я получил неслучайно. У меня незаконченное высшее образование. Я действительно учился на психолога и в этой теме академик. Могу сбить с панталыка любого человека, в том числе и с помощью гипноза.
  
  - В том числе и меня?
  
  - Увы, но ты, к сожалению, исключение, - я это сразу почувствовал, как только увидел тебя. Поэтому сейчас и разговариваю с тобой. Так что слушай дальше.
  
  За вагонзаком следили снаружи, и по нашим следам в лес пошел лейтенант. Я сразу это заметил, мы подкараулили его и напали, чтобы завладеть оружием. Но вояка дал длинную очередь и вальнул моих быков. Я шваркнул его дубиной по голове, забрал шпалер, но не успел обыскать. Услышал, что кто-то продирается сквозь кустарник и отошел в сторону. У меня был запасной рожок к шпалеру, который я забрал у вояки.
  
  Я видел, как ты, помог вояке, но не стал в вас шмалять, потому что не видел в этом смысла. Жмуриков, скорее всего стали бы искать, могли бы найти и меня. Бежать от железнодорожной станции мне некуда. Вы благополучно вернулись на станцию, ваши начальники решили, что я сам погибну в инопланетном лесу, и не стали тратить на мои поиски время и силы.
  
  Короче, я обошел станцию кругом и в лесу наткнулся на человека, местного фраера. Он оказался искателем приключений и пробирался с севера на юг. Именно он убил железнодорожников, так как у него закончились продукты, и он хотел взять их на станции. Сразу после убийства к станции подошел наш поезд, фраер испугался и все это время прятался в лесу.
  
  Фраер рассказал мне все, что знал об этой планете. Но самое главное, рассказал одну туземную легенду о том где можно найти сокровище, которому нет цены. Он конечно был явный шизик, но я ему поверил, увидел в этом свой фарт. Короче, шило в бок этому искателю приключений, забрал его шмотки и переоделся в его одежду.
  
  В это время к станции прибыл местный поезд. Начальник поезда, оставил часть своих людей на станции вместо погибших железнодорожников. Я сказал ему, что я один из пассажиров поезда с Земли. Он нанял меня охранником на платформу с грузом. Во время движения поезда я видел и не раз, как ты со своей барухой целовался на задней площадке последнего вагона. Я в это время сидел в будке охранника на железнодорожной платформе.
  
  Во время нападения на поезд туземцев, я не сачковал. Шмалял из карабина по шарам, а потом уничтожал кислотой семена шимозы, которые попали на платформу. Мне подфартило, ни одно семя этого дьявольского плода не попало на мою кожу.
  
  На одной из станций я узнал, что оказывается лесная Нимфа наделила тебя необычными дарами. Я благополучно добрался до конечной станции и даже получил небольшую плату за свою работу. Регистрироваться не стал, а сразу решил узнать правду о том сокровище. И тут выяснилось, что аборигены поддаются гипнозу еще проще, чем люди. Особенно те, которые говорят на земном языке. Вождь племени Тагаерос на земном языке говорил, и я смог полностью подчинить его своей воле, а потом и его воинов.
  
  - Слушая эту историю, я удивляюсь, какой прок от меня? Можно было пойти и взять все самому или отправить туземцев, раз ты можешь ими так легко управлять.
  
  - Не так все просто. Я сумел расчухать, где находится эта долина и вначале попробовал пройти сам, но не смог. Потом отправил туда туземцев, но они, доходя до определенной черты просто ложатся на землю и идти дальше не могут. Тогда-то я и вспомнил о тебе. Я подумал, что такой фартовый парень как ты, обладающий тремя дарами Нимфы без труда сможет взять в Священной роще то, что мне нужно.
  
  - Ты ошибаешься, - сказал я, - два дара не дают мне ни каких особых преимуществ. Первый дар - убивает семена шимозы, как только они коснуться моей кожи. Второй дар позволяет мне понимать, о чем говорят туземцы. А что мне даст третий дар, я пока не знаю.
  
  - Это не важно, - сказал Психолог, - если третий дар поможет тебе все сделать чисто, то это хорошо. К тому же у тебя есть стимул. Ты любишь свою баруху и постараешься сделать все, чтобы спасти ее, поэтому примешь мое предложение.
  
  - Допустим, - сказал я.
  
  - И главное, ты необычный человек, фарт к тебе так и прет. Не знаю, если в том твоя вина, что поезд перенесся на другую планету? Однако Нимфа выделила тебя среди всех землян. Поэтому я уверен, что у тебя все получится. Поэтому я и заманил тебя сюда, похитив твою девушку.
  
  - Что я должен сделать?
  
  - Вот это деловой разговор, - обрадовался Психолог. - Если ты будешь вести себя спокойно, я прикажу развязать тебе руки.
  
  Я кивнул.
  
  - Отлично! - человек по другую сторону костра сделал знак аборигенам, и они развязали меня. Я стал разминать затекшие кисти рук. А Психолог продолжил.
  
  - Недалеко от этого места есть долина. Она окружена со всех сторон непроходимыми горами. Проход есть только в одном месте. Это узкое ущелье, которое ведет в долину со Священной рощей туземцев. В этой роще аборигены хоронят своих мертвецов. Туземцы верят, что души умерших переселяются в деревья этой рощи.
  
  - Если я вторгнусь в это священное для туземцев место и что-то вынесу оттуда, туземцы меня просто убьют!
  
  Я покосился на суровые лица аборигенов, толпившихся вокруг костра. Они знали, что семена шимозы на меня не действуют. На поясе у каждого висел обоюдоострый меч, изготовленный из жестких листьев растения похожего на нашу осоку.
  
  - Не дрейфь, все будет пучком! - ответил Психолог и продолжил, - В Священную рощу аборигены могут войти только в двух случаях: если кто-то умер, родственники беспрепятственно заходят туда и хоронят своего покойника и в праздник поминовения предков, который бывает один раз в году. В остальное время любой, кто попытается пройти по этому проходу испытывает сильнейший страх, переходящий в ужас. Я, несмотря на всю свою силу воли, не смог дойти даже середины этого прохода. Туземцы, которым я приказал туда пойти, просто ложились на землю еще на входе и скуля отползали в сторону.
  
  - Но, наверное, можно войти в рощу вместе с аборигенами, которые идут хоронить своего родственника?
  
  - Я сразу попытался пройти именно таким способом, убив одного из туземцев. Когда жмурика понесли в Священную рощу, я шел рядом, но пройдя лишь половину пути по ущелью, вынужден был вернуться.
  
  - Но ведь аборигены, которые несли в рощу своего погибшего родственника могли принести то, чтобы тебе нужно.
  
  - По их поверьям из Священной рощи ничего нельзя уносить. Даже с помощью гипноза я не смог их заставить нарушить этот запрет.
  
  - Что будет, если и я не смогу пройти через это ущелье или не смогу вынести оттуда то, что тебе нужно?
  
  - Извини, парень, - сразу посмурнел бандит, - не советую сачковать, иначе я буду вынужден убить твою девушку. У тебя нет другого выхода.
  
  - Хорошо, - сказал я, - когда мне нужно туда идти?
  
  - Сегодня ночью сдохнет еще один абориген. Завтра утром его родственники понесут жмурика в Священную рощу. Ты пойдешь с ними. К вечеру я буду ждать тебя у входа с твоей барухой. Отдаешь мне вещь, забираешь свою девушку, разбегаемся в разные стороны и адью.
  
  Меня отвели в хижину. Руки не связывали, но убежать было невозможно, вокруг хижины горели костры, возле них дежурили аборигены, вооруженные мечами. Если бы я был крутым спецназовцем, то, наверное, одним левым мизинцем расправился с похитителями своей жены и освободил бы ее. Но в сложившейся ситуации это было нереально. Я прислушался к тому, о чем говорили аборигены, но не узнал ничего о том, где находится Елена и как ее освободить. Приходилось рассчитывать на свои силы и пока действовать по тому плану, который уготовил мне уголовник Психолог.
  
  Утром я услышал крики радости за стенами хижины. Бандит убил еще одного аборигена, а туземцы, таким странным образом восприняли гибель своего родича. Рвали на себе волосы, громко смеялись. Я это видел сквозь щели в стенах хижины.
  
  Мне принесли поесть, а через час меня вывели на улицу. Там уже собиралась траурная процессия, которая была должна сопровождать родственников с телом убитого до входа в ущелье. Туземцы плясали, били в барабаны громко хохотали. Бандит Психолог шел рядом со мной.
  
  До входа в ущелье мы дошли за три часа. Все это время возле тела, погибшего продолжалась эта дикая вакханалия. Возле входа в ущелье туземцы стали прощаться с убитым. Потом родственники подняли тело и вошли в ущелье. Я шел следом за ними, старясь не отставать.
  
  Психолог остался стоять у входа в ущелье. Я не сомневался, что как только я принесу, то, что ему нужно, то буду убит. Ни одному его слову или обещанию я не верил ни на секунду.
  
  Ночью я долго размышлял, что за сокровище хочет получить Психолог. С его слов, в Священной роще было много золотых и серебряных украшений, которые ежегодно приносили в рощу аборигены в день поминовения своих предков, но не это было нужно бандиту. Дороже золота и серебра может быть только власть или то, что поможет эту власть получить.
  
  Что же это за такая странная коробочка, которую я должен принести уголовнику Психологу?
  
  Между тем мы с туземцами прошли уже половину пути по ущелью, но ничего похожего на страх или ужас я не испытывал. Священная роща решила допустить меня к себе? Тем лучше, может быть там я найду то, что поможет мне освободить Елену и расправиться с бандитом.
  
  Я уже думал, что так же легко пройду все ущелье, как на меня навалился липкий холодный страх. Ноги не слушались. Хотелось лечь и скуля, ползти в обратную сторону по ущелью. Но у меня не было другого выхода. Если я хочу спасти свою любимую, то должен, несмотря ни на что идти только вперед.
  
  Аборигены, со своим страшным грузом, как ни в чем ни бывало, мерно продолжали свой путь по ущелью, а я начал отставать. Ноги не слушались и не хотели идти вперед. Вдруг я почувствовал, как что холодное коснулось моей головы и стало копаться в моих мозгах. А потом вдруг раз и в один миг чувство страха пропало. Еще ощущая отголоски только что пережитого ужаса, я тем не менее мог идти вперед и вскоре вышел из ущелья в долину.
  
  Раскинувшийся передо мной вид поражал воображение. Почти всю долину занимали тысячи, если не миллионы мощных деревьев, вершины которых упирались в небо. Какая там роща, передо мной был огромный лес.
  
  Тем более, что деревья в этом лесу росли так близко друг к другу, что оставался лишь узкий проход, через которых легко мог пройти изящный абориген, но только не я со своими габаритами человека. Я даже представить не мог, как искать в этой огромном лесу какую-то маленькую коробочку размером с мобильный телефон. Это то же самое, что искать иголку в стоге сена.
  
  Между тем аборигены со своим грузом скрылись в лесу пройдя по чуть заметной тропке между деревьями. Я остановился в нерешительности. Однако терять время было нельзя, и я направился вглубь Священной рощи по узкой тропе вслед за туземцами. Местами между близко стоящими деревьями можно было протиснуться только боком.
  
  Наконец я вышел на открытое пространство. Аборигены уже заканчивали свое дело, разравнивая землю. Один из них выпрямился и посмотрев мне в глаза сказал на туземном языке.
  
  - Понимаете туземный язык?
  
  - Да, - я кивнул.
  
  - Меня зовут Косиниус. Я знаю, что у людей кивок головой означает "да", а движение вправо-влево "нет". Я не знаю земного языка, вы не можете говорить на нашем.
  
  - Я попытался объяснить на туземном языке, что я пришел сюда, чтобы спасти свою жену, но мелодичных звуков, свойственной их речи у меня не вышло. Сказанные мною слова лишь очень отдаленно напоминали те звуки, с помощью которых выговаривают свои слова туземцы. Что делать, гортань человека не приспособлена к этому.
  
  - Давайте сделаем так, - сказал Косиниус, - я буду задавать вопросы, а вы мне на них отвечать "да" или "нет" кивком головы. Наше племя захватил человек, который подчинил себе вождя племени и наших воинов. Перед Священной рощей этот человек бессилен. Он не может сюда войти и не может нас контролировать. В Священную рощу никогда не входил человек. Ты первый и это значит, что наши предки приняли тебя. Поэтому мы тебе доверяем и хотим, чтобы ты освободил наше племя от власти этого страшного человека. Ты поможешь нам?
  
  - Да!
  
  - Это правда, что лесная Нимфа даровала вам три дара?
  
  - Да.
  
  - Первый дар убивает шимозу, как только она коснется вашей кожи. Второй дар помогает вам понимать язык туземцев. Третий дар открывает вход в Священную рощу.
  
  - Да.
  
  - Мы дадим вам оружие, с помощью которого вы убьете нашего и вашего врага. Идемте.
  
  Абориген повернулся и пошел в дальний конец долины, который скрывался за нагромождением упавших скал. Мы прошли среди камней и в конце узкой длинной площадки я увидел космический корабль, внешне немного похожий на наш "Буран".
  
  - Двести лет назад на орбите нашей планеты появился звездолет. От него отделилась эта посадочная шлюпка, в которой находились двое инопланетян. Мы не знаем, чем они занимались на нашей планете, но однажды они куда-то исчезли. Звездолет улетел, а эта космическая шлюпка так и остался лежать на том же месте. Вы, люди, владеете тайнами разных машин и механизмов. А ты, я слышал, учился на машиниста паровоза, значит сможешь разобраться и с этой техникой инопланетян.
  
  И абориген протянул мне черную коробочку.
  
  "Не фига себе!" - подумал я, почесывая затылок. Так значит эту штуку хотел получить в свое владение этот уголовник Психолог. Не так-то просто в ней разобраться. Это то же самое, если выключенный смартфон дать в руки человека из XYIII века. Что он поймет? Он даже не будет знать, как его включить. Так и я в недоумении вертел в руках черную коробочку. Никаких кнопок не было. Понятно, что это пульт, но как им пользоваться было непонятно.
  
  Видя, как я смотрю на черную коробочку, как баран на новые ворота, абориген сказал.
  
  - Нужно вернуться в Священную рощу. Наши предки тебе помогут.
  
  И пока мы шли к роще он продолжал говорить.
  
  - На нашей планете, все живые существа имеют разные стадии развития. Из семечка дерева рождается личинка, которая растет и живет, как животное, а потом это животное превращается в растение.
  
  Мы, разумные существа, тоже проходим похожие стадии развития. Наши женщины рожают личинку в воду, где она некоторое время живет и развивается. Потом она выходит из воды и становится взрослым двуногим существом немного похожим на человека - гоминидом, а когда гоминид умирает, его закапывают в землю в Священной роще, там из гоминида вырастает дерево, которое живет многие тысячи лет.
  
  Эти деревья наши предки, они обладают единым разумом и накапливают в себе огромные знания. Любой гоминид знает, что после смерти он станет деревом и будет жить вечно. Поэтому для нас так страшна личинка шимозы, которая проникает в тело и убивает зачаток нашего дерева, лишая нас вечной жизни.
  
  Я рассказываю тебе это только за тем, чтобы ты понял, деревья Священной рощи помнят все, что произошло 200 лет назад. Они знают, как пользоваться пультом.
  
  Мы подошли к деревьям, и я опять почувствовал, как что-то коснулось моего мозга, а потом я увидел всю последовательность действий, которую выполняли инопланетяне и легко запомнил ее.
  
  Я включил пульт и быстро разобрался в меню. Космический челнок имел антигравитационный двигатель, а батареи заряжались от солнечной энергии и были заполнены на 100 %. С помощью пульта я поднял космический аппарат и плавно опустил рядом с собой. Открыл дверь и шагнул внутрь. Удобные кресла, перед креслами пульт управления, но можно управлять и с помощью той коробочки, которую дал мне абориген. Космическая шлюпка имела мощное вооружение. Ни у землян, ни у туземцев ничего подобного не было. Тот, кто владеет таким оружием, может контролировать всю планету.
  
  Правда уголовник Психолог переоценил свои силы. Даже имея неоконченное высшее образование, без помощи Священной рощи вряд ли он разобрался бы даже с тем, как включить пульт. Я кивнул аборигену, приглашая его внутрь космической шлюпки, но он лишь отрицательно покачал головой.
  
  - Техника - это не наше.
  
  Ну что ж, это их выбор. Я технику люблю, тем более такую. Я закрыл дверь космической шлюпки и стал, не спеша поднимать ее вверх, а потом направил в противоположную от ущелья сторону. Мне еще нужно было приноровиться к ее грозному оружию, которым я теперь располагал. Я пролетел над горами и одним движением лазерного луча легко отрезал нависающую над пропастью скалу. Камни с грохотом посыпались вниз.
  
  Абориген рассказал мне, где содержат Елену, и я решил вначале забрать ее, а потом разобраться с уголовником Психологом.
  
  Еще издали я увидел хижину, которую показывал мне ночью у костра бандит. Возле хижины никого не было. Я опустил космическую шлюпку на каменистую площадку поблизости и открыв люк, вышел наружу. Неужели Елены здесь нет? Хижина была пуста. Складывалось такое впечатление, что ее покинули совсем недавно: костер прогорел, но угли еще тлели; пролитая на камень вода еще не высохла.
  
  Если Елена сейчас рядом с бандитом, то при моем появлении на космической шлюпке он может убить ее. Или начать шантажировать меня, угрожая ее убийством. Будем исходить из того, что он пока не знает, что космической шлюпкой завладел я. Значит он будет ждать меня, как мы и условились на выходе из ущелья.
  
  Я снова пролетел над горами и вернулся в долину Священной рощи. Даже имея такое мощное оружие я не мог рисковать жизнью своей любимой, поэтому нужно было все сделать по-умному.
  
  Время еще было, поэтому я сидел и продумывал буквально каждый свой шаг, а потом поднялся и занялся приготовлениями.
  
  
  Из ущелья вышел, когда солнце уж садилось. Сумерки еще не наступили, но солнце висело уже низко, его все еще жаркие лучи светили прямо в лицо бандита Психолога и туземных воинов, в окружении которых он стоял. Рядом с ним находилась Елена.
  
  - Принес? - спросил бандит.
  
  - Принес, - я продемонстрировал черную коробочку, которою держал в левой руке.
  
  - Золота то для себя набрал? - спросил бандит.
  
  - Да, - сказал я, высоко поднимая тяжелую сумку.
  
  - Давай коробочку, - он протянул руку.
  
  - Пусть вначале Елена подойдет ко мне.
  
  - Ты что мне не веришь? - спросил бандит.
  
  - Нет, не верю, - помотал я головой. - Я же без оружия, неужели ты меня боишься? Ты мне мою жену, я тебе коробочку.
  
  - Иди к нему, - подтолкнул ко мне Елену бандит. - Бросай коробочку! - крикнул он мне. Елена сделал шаг, а потом побежала ко мне.
  
  - Лови, - крикнул я бандиту и бросил в него сумку, в которую вместо золота положил камни. Я не стал нарушать обычаи туземцев и не взял из Священной рощи ни золота, ни серебра. Бандит машинально попытался поймать тяжелую сумку, но она сбила его с ног, и он полетел на землю. Елена бросилась мне на шею, а я нажал нужную кнопку на уже включенном пульте. Космическая шлюпка вынырнула из-за скал, и лазерный луч ударил в тело бандита. Смерть его был мгновенной.
  
  Шагнувшие было в мою сторону туземные воины, остановились и стали недоуменно переглядываться. Та сила, с помощью которой бандит управлял ими вдруг пропала. Тут появился и тот абориген, который помогал мне в Священной роще.
  
  Праздновавшие свое освобождение туземцы отпустили нас домой только на третий день. Космическую шлюпку они конечно же оставили мне. Им техника ни к чему.
  
  Мы с Еленой попрощались со своими новыми друзьями и на шлюпке полетели обратно в город. Путь, на преодоление которого у меня ушла целая неделя, теперь занял всего лишь 15 минут. Не долетев до города около пяти км, я опустился на поляну в лесу.
  
  - Почему мы приземлись здесь, а не возле дома? - удивленно спросила Елена.
  
  - Потому что потому, что кончается на "у", - ответил я.
  
  - А если без дурацких приколов?
  
  - Потому что дальше мы пойдем пешком, а космическая шлюпка вернется на свое место в Священной роще.
  
  - Но почему? - спросила опять Елена.
  
  - Эх, ты, почемучка, - засмеялся я, - Сама разве не понимаешь? Космическая шлюпка - это прежде всего грозное оружие, которого у людей тут и близко нет. Что мы знаем про местные политические расклады? Ничего. Я думаю, что она может стать предметом для раздора среди людей, которых и так на планете слишком мало. Жили же как-то без нее, проживут и дальше. А на всякий случай пульт управления я возьму с собой. Понадобится - вызову.
  
  - Теперь понятно, - сказала Елена, - надо же какой ты у меня умный!
  
  И мы стали целоваться. Успеем до дому добраться. Пять километров лесом, ерунда!
  
  Через час мы уже были дома. Я отнес нашей квартирной хозяйке все имущество, которым она меня снабдила в дорогу, но она категорически отказалась его брать обратно.
  
  - Я так рада, что у вас все закончилось хорошо! - воскликнула она. - А вещи покойного мужа мне совершенно не нужны. Вам они пригодятся больше.
  
  Я поблагодарил ее. Без ее помощи и помощи ее сестры мне было бы сложно. Только я вернулся домой, как в дверь постучали. Я открыл. На пороге стоял Игорь.
  
  - Второй раз к вам захожу, не могу застать. Куда вы пропали? - спросил он здороваясь. Мы с Еленой удивленно на него смотрели.
  
  - Это ты куда пропал? - я порылся в своих вещах, нашел телеграмму и протянул ему. Игорь прочитал и засмеялся.
  
  - Что за ерунда! - в тот день я вынужден был быстро уехать. Подвернулось судно, идущее на острова. Капитан прислал за мной своего матроса, туземца. Оружие у меня было с собой. За рюкзаком, оставленном в гостинице я не стал возвращаться. Майору я дал телеграмму уже оттуда. Странно, что они не известили вас об этом.
  
  - На этой планете вообще большие проблемы со связью, - сказал я.
  
  - А на море вы были? - спросил Игорь.
  
  - На море? - мы с Еленой переглянулись. Действительно, мы же приехали на юг этого мира. Город Анабис расположен в нескольких километрах от побережья, но туда, наверное, не так уж и сложно добраться. Там грузовой порт и я слышал, отличный пляж. До начала работы в депо у меня еще было время.
  
  - Поедем на море? - сказал я Елене, доставая из кармана деньги и пересчитывая их. От тех 300 рублей, которые нам перечислил майор на поиски Игоря осталось совсем немного.
  
  - Только учти, - сказал я, приближаясь к Игорю. - Из этих денег я майору не верну ни копейки. Мы их честно заработали.
  
  - Да, какие проблемы, - сказал Игорь, копаясь в своем рюкзаке. В этот момент я и ударил его в челюсть. Игорь отлетел к стене, а я сразу направил на него свой пистолет.
  
  - Дернешься, сразу стреляю!
  
  - Коля, ты чего? - Лена от неожиданности села на кровать.
  
  - Ведь это по вашей вине наш поезд попал на эту планету? Какой-то научный эксперимент? Я только сейчас догадался об этом. Ваша группа с самого начала была готова к тому что произошло, и никто даже не удивился, когда Иван Севастьянович начал вам рассказывать о случившемся. Да и потом, пассажиры еще не пришли в себя от перемены их судьбы, обвиняли во всем меня, а майор спокойно отправил тебя на юг с каким-то темным заданием. А и те деньги, что он так легко перечислил на твои поиски? Он не мог их так быстро заработать.
  
  - Сдаюсь, - сказал Игорь, поднимая руки. - Убери пистолет. Я все расскажу.
  
  - Действительно мы были готовы к тому, что произошло. Наши ученые из академии наук давно обнаружили некие физические возмущения в гравитационном поле Земли. Удалось точно установить, что с этими явлениями связаны исчезновения людей. Подробностей я не знаю, но ученые сумели просчитать, когда и где произойдет следующие возмущение гравитационного поля. Случиться это должно было на железной дороге между станциями Верхняя Лотра - Подкаменка. Точное время было неизвестно, поэтому наше руководство создало несколько групп, в которые входили специально подготовленные сотрудники ГРУ и ученый физик. Нашей группе просто "повезло".
  
  - А как же пассажиры? Поездная бригада? Они же ничего не подозревали...
  
  - Это произошло бы независимо от того, были бы мы в поезде или нет. Я могу встать?
  
  Я убрал пистолет.
  
  - И что толку, что вы тоже здесь? Это что-то может изменить?
  
  - Может! - сказал Игорь поднимаясь. - Ты забыл, что с нами ученый физик, а в северном людском анклаве развита промышленность. Мы надеемся создать установку, которая откроет нам обратный путь на Землю.
  
  - Лихо, - сказал я, - Не забудь сообщить, когда можно будет взять билеты на обратный поезд.
  
  В это время Игорь и ударил меня. Я перелетел кровать и стукнулся головой о стену. Пистолет, который я держал в руке, отлетел в сторону.
  
  - Ты Коля, крепкий парень, немного умеешь драться и стреляешь неплохо, - сказал Игорь, - Но до меня тебе пока далеко. Эта планета не простая, поэтому советую всерьез заняться боевой подготовкой, - он протянул руку помогая мне встать на ноги.
  
  - Вы больше не будете драться? - испугано спросила Лена.
  
  - Нет, - сказал Игорь, надевая рюкзак, - и конечно, сами понимаете, то что я вам сейчас рассказал - это секретная информация. Кроме вас о ней никто не должен знать.
  
  - Собирайся, - повернулся я к Лене, - мы же едем к морю.
  
  - Оружие не забудьте с собой взять, - сказал Игорь прощаясь. - А я сегодня уезжаю на север. Поезд через два часа.
  
  - Счастливого пути!
Оценка: 5.15*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"