Денисюк Игорь: другие произведения.

Глава 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
  • Аннотация:
    сайт статистики Добавлено окончание. Глава 11 на следующей неделе.


   Глава 10
  
   МИРРИН.
  
   Человеческое жилище оказалось удобным и даже приятным, не ожидала. Шери весьма неплох, мой муж, даже странно принять такие слова, человек, который всегда будет рядом, который разделит радости и печали и от которого можно ничего не скрывать. Как же это необычно! Одно только смущает - вечные его закидоны о чести и благородстве - вот это можно и благородно для рыцаря, а вот это запретно. Даже удивительно что с таким мировоззрением он жив на войне остался! Всем нормальным понятно, что на войне все средства хороши, если ведут к успеху! Понятно что жизни нескольких бунтовщиков и наследника стоят окончания войны. Дети погибли? Что же бывает, а что пираты не убивали женщин и детей?
   Ладно, оставим людям их рыцарскую честь, пусть как дети хвастаются благородством, мы, Ярован, народ практичный, потому король нас и ценит и любит. Если надо совершить нечто поистине важное король зовет нас, а не рыцарей и получает требуемое, кстати....
   С этими мыслями я проснулась. Рядом сопел Шери, положив руку на меня и беззаботно открыв горло! Да, кто же его научил такой дурости, чтобы спать открывшись, он доверчив как щеночек.
   Сняла аккуратно руку и встала, прикрыв его одеялом. Будить Шери просто рука не поднялась, да и зачем - предутренние сумерки наше время, Шери не поймет зачем его лишили сна. Погулять по холодку? Для человека это непонятно.
   Запахи! Как же их много в человеческом доме! Привычный запах Шери который не смогло отбить даже вечерние купание - мылся бы ты милый почаще! Если на охоту так всю дичь распугаешь своей вонью!
   Он возмущения меня даже передернуло! Сев на ковер вылизала себя языком как всегда делала когда была одна или в обществе соплеменников, но что не позволяла себе когда Шери рядом. Подумает еще, что я животное еще, сам то не может так.
   Ковер тоже грязный! А кровать! Противно воняло человеческой самкой, у которой была течка. Гадость! Чего грязнулю милый в кровать клал? Не мог найти почище? Это та, востроносенькая, которая со злобой на меня смотрела когда я мылась! Надо бы ее пугнуть, чтобы и помыслы о моем мужчине из глупой головы вылетели.
   Снизу поднималась вонь от спящих людей. Да, едва в трактире перетерпела, а здесь опять! Они все безмерно смердят, тошно рядом находиться! То ли дело спать в лесу! Все, надо проветриться! Из окна потянуло смесью запахов цветов и трав, какие в еду люди кладут. Слабая струя валерианы и отчаянно захотелось лизнуть, погрызть. Что же тебе, милый наливаться вином можно, а мне нет? Мы оба на отдыхе и значит можно, если очень хочется. Никто не увидит.
   Открыла окно и выбравшись на подоконник застыла на стене вжавшись в щербатый камень. Никого! В стойле переступают и дышат лошади, вот крыса перебежала через двор - добыча! Словить и съесть вкусняшку! Это прямо как пирожок.
   Сообразила вдруг как люди отнесутся к охотнице, карабкающейся по стене или прыгающей за крысой. Довольно одного раза чтобы пошли слухи, которые не остановить никакими объяснениями.
   Влезла обратно в окно, накинула халат, который противно пристал к голому телу, оставив ощущение нечистоты - приходится терпеть и ходить одетой, раз меж людьми жить собралась.
   Шери спит, только перевернулся. Осторожно нагнулась - интересно, о чем он думает во сне? Соединить ауры? Не надо, у каждого должна быть тайна. Я бы пожалуй согласилась разделить его и с человеческой самкой - может ему нужна женщина своей породы?
   Быстро, летящими прыжками, едва касаясь ступеней, а кое-где и отталкиваясь от стены, слетела по лестнице. Да как же здорово чувствовать мощь тела, не сдерживая ее при виде людей, чтобы они чего не заподозрили!
   А вот внизу меня ждала неожиданность, из тех, которые я даже не ожидала - железная дверь была закрыта и засов задвинут! Если бы это было во вражеском жилище, я бы подумала про предательство. Здесь же - наверно мозги снесло местным от страха. Закрывать охотницу? Будь это в жилище случайных людей, через несколько минут остались бы одни трупы. Так? Вылезу через окно, а когда проснуться, строго спрошу - зачем сотворили?
   Опять наверх уже боевым скоком, большую часть пути по стенам, а где и по потолку, в окно, бег по стене - я лучшая из лучших в роду, а стена вся щербатая - как раз молодняк учить!
   Спустилась вниз и умиротворение раннего утра, разлившееся по замковому саду враз успокоило - придурки спят, отгородившись от страшной охотницы железной дверью, которая для меня не помеха. Точно придурки - да Вы же избежали смерти только потому, что я люблю Шери! Спят и не понимают чего избежали! Поговорю пожалуй с Мартииным - вроде человек с пониманием?
   Притаилась под кустом, прислушалась - Да я же здесь не одна! Хотя...запах самки, даже знаю какой - сестра Натана? Железа тоже не ощущаю, что же она здесь делает? Гуляет? Нет! Запах страха, чувствую решимость, она дверь закрыла, а меня подстерегла? У нее с разумом не все в порядке? Хотя можно подумать, что хочет вызвать на бой за оскорбление? Только что делать? Я не смогу ей отказать, но даже с обеими связанными руками я ее уделаю!
   Прислушалась - никого! Неслышным прыжком преодолела разделяющие нас два десятка шагов и приземлилась перед ее лицом. Бог ты мой! В каком же она виде! Абсолютно голая, в зубах стебель чертополоха, тело разрисовано узорами, женское место чисто выбрито. Точно с мозгами непорядок!
   Как только я появилась перед ней, она срывающимся голосом, стараясь, чтобы звучало грозно и повелительно, приказала:
   - Зверь лесной, ведьма кровавая, повелеваю! Склонись передо мной, раз я девственница! Ты видишь это! В знак покорности оближи мне ноги! Будь послушной мне во всем! Артемис да видит! Абрахириссс!!!
   Требование облизать ноги - грубый вызов на бой насмерть! Так у нас заведено! Все остальное тоже можно принять за оскорбление. Она хочет уйти в туманные пределы этим утром? Но она сестра Шери. Что делать?
   Не понимая, что мне делать, я тихо спросила ее:
   - Ты хочешь драться?
   В ответ опять требование лечь на землю и облизать ноги, что для наших тягчайшее оскорбление.
   - Натана, нам не за что драться! - проговорила я сдерживая подступающую ярость. В ответ она с визгом вцепилась в волосы. Так вот какой способ боя она выбрала! Я согласна!
   Вцепилась тоже ей в волосы - вроде так женщины делают, когда дерутся? Дальше что? Больно-то как дрянь эта тянет, да еще выкручивает! Потянула посильнее в свою очередь, Натана охнула - пронзила мысль - так нельзя, я ей скальп сниму! Вообще глупость какая-то, может Натана умом повернутая, а я ее заявления всерьез воспринимаю? Повалила ее на спину, села, прижала телом, ручки ее от моих волос отцепила, проговорила как можно более мягко:
   - Натана, объясни зачем? Драки меж родичами запретны, разве не знаешь?
   Натана в ответ зарыдала, сквозь всхлипы услышала:
   - Врут люди, врут! Турон сказал, что ты подчинишься, а ничего не произошло. Ты сейчас меня загрызешь?
   А вон откуда ноги растут! Слышала я поверья, что мол девственница может над нами власть заиметь, только хоть и болтали, а проверить никто не рискнул. Эта же глупышка за чистую монету приняла и решила брата защитить от злой зверюги. Глупышка, смерти едва избежала! Не понимает!
   Встала, помогла ей подняться, дрожит глупая. Погладила по спине, по волосам, поцеловала, сказала что мы теперь родичи и нечего меня бояться. Вроде она успокоилась, теперь вдруг стыдно ей стало, что голая, прикрылась, завозилась в кусты, вытащила халат, села на камень.
   - Миррин, прикройся, неприлично голой сидеть.
   Какая же она глупенькая - оскорбляла, драться попробовала, не вышло - уже нотации читает. Ладно, перетерплю, сейчас главное узнать, откуда дурь в голову ударила? Был тут злой замысел или бредни глупой девочки и только?
   Села рядом, приобняла - вроде так у людей расположение показывают?
   - Милая, ты теперь мне золовка и то, что ты сделала противно и человеческим и божеским законам. Я не сомневаюсь, что не сама ты гадость эту измыслила, подсказал верно кто?
   Натану прямо прорвало. Видимо много ей наговорили, а она всему поверила, а тут - злая зверюга оказалась милой родственницей, которая зла на нее не держит, да еще сама кругом виновата вышла. Прижалась ко мне, опять слезу из глаз - да какие же люди эти плаксивые! Быстро начала говорить, перемежая слова всхлипываниями и извинениями. Я не знала, что с ней делать, только гладила, целовала, обещала, что хорошо все будет и прижимала к себе.
   Дело было так, как оказалось - когда мой придурок решил посмотреть как заклинание действует, народ услышав гром, кинулся спасаться, некоторые и до соседей добежали. Барон Тибо, живший поблизости решил сам посмотреть, что стряслось у соседа, и приехал с парой друзей, а узнавши, что все утряслось и арестов и обысков не ожидается, и Миррин приехала одна, с частным визитом и даже собирается замуж за соседа, успокоился. Поболтал с Мартиным, попугав того ужасными охотницами, а коль ничего не вышло, то на Натану переключился, наплел с три короба как охотницы лунными ночами неслышно, как тени шастают вокруг жилища, нападая на скот, а то и на людей, привел Натану в замешательство и подучил ее как сделать, чтобы брата обезопасить от хищницы. Она же по его наущению и дверь закрыла, чтобы я значит на спящих не напала. Сам же Тибо уехал восвояси, пообещав явится назавтра при полном параде раз у соседа столь знаменательное событие.
   Дела! Можно все списать на невежество сельских обитателей, но подумать если картина вырисовывается нерадостная. Это я, которая воспитывалась среди людей, готова спустить многое, обычная же охотница увидев закрытую дверь пришла бы в ярость, а встретив Натану с ее дурацкими заклинаниями и требованием полизать ноги, разорвала бы в клочья. Тут как раз приезжает баронское воинство, нет, просто почетная охрана, но вооружены все - надо ведь соседа уважить. Потом понятно - дочь соседа убита страшным чудовищем, которое взбесилось и стало опасно для окружающих. Уничтожить Миррин и тем самым отомстить за карательную экспедицию в прошлом году! Все складывается! Натана же была отдана на заклание.
   - Натана, ты ведь хорошего рода?
   Она усиленно закивала.
   - Умеешь хранить тайны?
   Опять закивала и прижалась ко мне, всхлипнула. Вот же люди плаксивые - смелости на один порыв хватает, не больше, да и то не у всех, а как чуточку добром - уже сразу слабина и проявляется.
   - Сделаем так - ты меня не видела, погуляла по саду и все. Засов на двери открой и никому, слышишь, никому и никогда не говори то, что здесь было.
   - Милая сестрица, обещаю!
   Хорошая она девочка, но верит всему, нельзя так.
   - Сестрица, пошли со мной, откроем дверь, и ты поднимешься к Шери.
   Ну да, устраивать демонстрации для публики как я с золовкой гуляю?
   - Милая, я своим путем, по стене, а ты дверь открой, не забудь.
   - Стена такая высокая, не упадешь?
   Ну вот, нашла чего опасаться! Человек трусливый, одно слово.
   Подошли к башне, Натана запрокинула голову, пытаясь понять, как я на такую верхотуру залезу. Я закрепила свернутый халат на спине, выпустила когти.
   - Э. э! Это у тебя такие? - выпучила глаза.
   Ну вот нашла время рассматривать. Только мне и надо чтобы всякие когти мои смотрели?
   - Потом посмотрим, дверь, не забыла? - оторвала я ее от созерцания ужаса, который она только что необдуманно провоцировала.
   Человеческая самка, которая, вот смех, золовкой мне будет, покивала, вроде как согласна. Я привычным движением побежала по стене кверху цепляясь когтями за щели между камнями и укорачивая путь прыжками где "дорога" позволяла. Зависла на карнизе возле окна, помахала рукой Натане, та помахала в ответ. Ввалилась в комнату - Шери все так же спит. Вот сейчас и разбудить пора!
   Шепнула на ухо:
   - Вставай, утро!
   Какое там, дрыхнет, человек беззаботный, одно слово! И зачем этот дуралей - растяпа взялся на мою голову? И ведь привыкла, теперь уже не отвяжешься, так и буду с ним жить. А вот что - отпускать его одного нельзя, а то в опасных местах с жизнью расстаться человеку - простое дело. Буду рядом с ним охранять и днем и ночью, может и доживем так до седых волос вместе. Последнее было столь редко для Ярован, что даже сама умилилась представив как иду с ним за руку по нашему кварталу, а за нами наши дети и все в оружии, прославлены уже и встречные учтиво кланяются, называя по имени. Вот это слава! Мало кто только до славы доживает, вот матери моей не суждено было. Вспомнила про мать, взгрустнулось.
   Ладно, надо что-то делать! Не ждать же чтобы люди к двери пришли или не дай бог завтракать не садились, нас ожидая. Поймут еще про меня, что соня никчемная.
   Вообще тупой Шери, учить и учить. Как с нашими молодыми поступают, если кто спит не чутко, от шепота не просыпается?
   Схватила за плечи, подняла, да назад, на постель бросила, а сама из озорства сверху вскочила, всем весом прижала.
   Помогло, мой милый соизволил проснуться, но не так, как я думала, чтобы со страху закричал. Что-то все же в нем есть, не совсем уж он никчемный.
   - Вставай! К оружию! Тревога! - завопил истошно, и меня, ничего не подозревающую хватил с размаха балясиной от кровати, которая поначалу в головах лежала, а потом мы сняли, чтоб не мешала спать. Вот и говори после этого, что люди медленные и ничего не способные, вот ведь как саданул! Шишка точно будет. Да, люди не такие как мы, иные просто и расслаблять нельзя - вот же как мой друг меня проучил за беспечность!
   После всего действа милый наконец проснулся и окончательно, глазки разлепил, понял кто на нем сидит и кого он балясиной долбанул... И пошло. Вот за что не люблю людей так за жалость и милосердие! Вот если бы наша, Ярован так, сказала бы резко - неуч мол, малолетка! Если подруга - промолчала бы из вежливости, чтоб не позорить, этот же сразу с расспросами - а не больно ли? А может сотрясение мозга? С лечением своим сразу полез. Нет, конечно, лечение совсем неплохо, боль как рукой сняло, даже шишка начавшая наливаться и то опала, но жалость! У нас нет большего оскорбления, чем пожалеть полную сил Ярован. Пожалеть - признать ее никчемность, ненужность для рода. Жалеют стариков немощных, инвалидов кто ногу положим в бою потерял, но не так просто жалеют - продают за копейки нужные им вещи, одна из наших если свободна, так придет - По дому поработаю. Бывает скажет - хочу поучится охотничьему искусству, и инвалида поставит в нужном месте, а к нему дичь загоняет, а то и подругу попросит подстраховать - вдруг немощный не справиться? Да, так вот какая благодарность от милого! Немощной меня признал, значит!
   Если бы другая из наших - может бы и вскинулась, но я ведь не зря при дворце столько лет прожила! Сжала гордость в комочек, вежливенько так говорю:
   - Милый не беспокойся, у меня голова покрепче, чем у людей. Прости, что тряхнула - мне прямо претит, если человек беззаботно спит, раскинувшись, и даже слова не слышит. А если не дома, а если без меня? Так и пропасть недолго!
   За что друга люблю, так за правду! Подумал немного отвечает.
   - Может ты и права. Конечно, родительский дом, но не дело спать безмятежно и так крепко. И ты меня прости - когда по побережью за пиратами гонялся, так бывало что ночью они нападали, хотели видно отомстить за повешенных товарищей, так с той поры привычка пошла сначала делать, а потом уж понимать что произошло. К оружию! - крикнуть да товарищей разбудить главное, а если кто нападает - бить не глядя - кто нападает тот завсегда враг. Мне про тот поход сон снился, а тут ворог на грудь сел - ну и приложил не думая. Прости!
   Как Шери все честно ответил, так самой неловко стало - взрослые уже люди, а повела себя как ученик. Помню когда учили нас, так мы сами тоже издевались над беспечными товарищами, кто не привык всегда начеку быть, случайно так сталкивали или если заснула так пчелу под одежду, да посмотреть как взовьется когда пчела укусит. Давно это было, да и мы с Шери не дети.
   Проснувшись и почувствовав мое горячее тело, понятно захотел. Ну да не ко времени.
   - Ты видно хочешь, чтоб Мартин в дверь стучал к завтраку приглашая? - остудила я его пыл. Шери нехотя слез с кровати, накинул халат, я ему кинула башмаки.
   Вышли на лестницу, спустились, он вдруг меня попридержал, взял за руку. А! Видела я как барон с супругой выходит к домочадцам, мне значит чинно теперь выходить надо, готовит меня к новому статусу. Вроде людская самка должна за мужчиной идти? Как бы не ошибиться, не запутаться в новых для меня обычаях. Ладно, Шери подскажет, да и люди поймут если не так что.
   С замиранием сердца толкнула дверь, но нет, Натана сделала все как надо - тяжелая дверь медленно открылась и мы с Шери чинно вошли в зал, где собрались все домашние, сидели за столами, но не начинали есть, ждали когда сам владелец замка выйдет и на кресло сядет. Все встали, как только нас увидели. Шери ведет меня за руку, с нами здороваются по старшинству, начиная с дяди, все чинно, как люди говорят - благолепно - хозяин замка с невестой к столу вышел! Я держусь позади Шери, отвечаю только после него - у людей вроде так положено? Вроде уже становлюсь госпожой? Вот смех-то!
   Все нарушила Натана - молодая еще, порывистая. Кинулась вдруг ко мне:
   - Милая сестрица, прости меня!
   Понятно за что она прощения просит, но не при людях же! Глупая!
   Я тоже не лучше ее - схватила, подкинула, уместила в руках, так, что ноги свешиваются, а лицо рядом с моим, говорю:
   - Не проси прощения, это неприлично! Я к тебе как к младшей сестре отношусь, потому вчера и поучила. Если бы моя сестра такое удумала сделать - получила бы вдвойне, а ты человек, к тебе отношение мягче, тебе многое простить можно, что между Ярованами непрощаемо.
   В общем перевела все с утренних событий на вчерашние. Та вроде сообразила, не сказала больше ничего, а то еще ляпнет, что мы утром виделись, потом не объяснишь людям. Спрашивает Шери:
   - Могу я с сестрицей погулять днем, показать окрестности?
   Ну вот, обуза мне, девок развлекать, да еще начнет сплетнями потчевать, как у людей заведено, или наряды примерять позовет, да начнет в ухо шептать о кавалерах. Терпеть не могу это. У Гийома во дворце кто из девиц с этим ко мне приставал, потом закаялся. С этой же придется - родня все же. Шери вроде понял, говорит:
   - Натана, только если Мира согласна, будешь приставать с глупостями - никогда с тобой больше не пойдет.
   Подошли к столу, и тут я все испортила. Полная благодарности к Шери, отодвинула ему стул, чтобы ему сесть удобнее. Он шикнул, да поздно, я же сразу не поняла, и ему сесть помогла, а скорее посадила - не умею силу сдерживать.
   - Сколько тебе говорил - не лезь вперед! Это я должен невесту усаживать. Вот стыд-то! - шепнул мне, явно рассерженный.
   Ну да, я и позабыла, у людей ведь самки ни к чему неспособные, вроде как украшение мужчины. Мужчины же эту неспособность и никчемность считают достоинством и всем и каждому демонстрируют как без него самка шагу сделать якобы не может. По мне так если дружим, а тем более супруги так все должно быть на равных и не надо эту услужливость передо мной. Когда хочу - я за ним поухаживаю, а в другой раз - он за мной. Но что делать - приходится по глупым человечьим обычаям жить, во всяком случае на людях. Пообещала исправиться.
   Пока с Шери разбиралась, про Натану забыла, а она вокруг крутиться, в глаза заглядывает - а видно со мной рядом хочет сесть.
   - Шери, можно твоя сестра со мной рядом будет сидеть? - сказала, а сама боюсь - вдруг тоже обычай какой нарушу. Нет, к счастью не нарушила.
   - Прости - милый мой отвечает - Совсем позабыл, здесь место для нее и есть. Мартин по левую руку от меня, супруга по правую, а Натана как младшая родственница и должна рядом с тобой сидеть.
   - Сестренка - остановил ее схватив за руку - Видишь моя невеста к тебе благоволит, по правую руку просит посадить, так ты уж сиди смирно, не изводи ее расспросами и шутками, а то велю сесть у дальнего конца стола с челядью.
   Понятно Натана расчувствовалась, братика поцеловала, мне тоже досталось. Да, как щеночек веселый и мозгов у нее не больше чем у щеночка. Даже и не знаю - смогу ли долго выносить ее? Мне до сих пор, когда с людьми общалась, больше общество мужчин нравилось. Мужчины немногословны, рассудительны, следят за языком, не то что девицы, которые щебечут как сороки.
   Первым Шери молитву в честь Семи богов произнес и вслед за ним домочадцы повторили, после же за еду принялись. На нашем, верхнем конце стола вино в кувшине горячее, каша на молоке, мясо вяленое, крылышки жареные, сыр домашний и хлеб ноздреватый. На нижнем конце, там, где челядь вроде все то же, но я ведь по запаху чую. Вместо хлеба пресная лепешка, каша на воде, мясо пересоленное, такое что лежит и не портиться хоть год, сыр - просто творог. Там больше каши, а мяса каждому немного и каждый по очереди кусок берет, у нас же сколько хочешь - столько и берешь.
   Дико мне на это было смотреть. Вроде все вместе в замке живут, стражники на посту стоят, конюхи за лошадьми присматривают, кто готовит еду, кто убирает по замку - по мне одна семья, а вот же - неравенство сразу видать! Вот даже завтрак - сразу видно кто господин, а кто слуга. У нас, у Ярован все не так! Генерал ест то же, что самая последняя старуха и может рядом с ней сидеть и зазорным не считает. Ладно, понятно люди глупые, потому стараются выставить напоказ кто - выше, кто - ниже, кичатся положением и богатством, не понимая, что истинная ценность в памяти народа остаться, так, чтобы после смерти вспоминали и детей на примере учили. Что делать, придется привыкать к людским понятиям.
   Только успели поесть - трубят в рог на воротной башне - гости пожаловали. Прямо из зала пошли к воротам. Подошли, Шери зовет меня пойти с ним на балкончик над воротами, поднялись - а перед замком вся площадка вооруженными людьми занята. Правда наряжены в самое лучшее - сразу видно, что не на войну, а на праздник, но все в оружии. Впереди дворянин без доспеха, но в богатом плаще и красных сапогах, за ним свита из дворян попроще, позади же простые ратники, те в кольчугах, шлемах, с копьями. Эти уж даже и непохоже чтоб в гости, скорее военный отряд. Я бы таких не пустила в крепость точно.
   Пока я осматривалась, Шери узнал видно гостей:
   - Илонель! Здоров будь и пусть удача летит с тобой! Рад тебя видеть гостем. Прости, только вчера приехал и не знал о твоем визите ничего, потому и не подготовился как должно. Заходи, но извини, только домашняя еда, ничего больше. Гостей я через пару дней созывать буду, чтобы объявить женой ту, которую ты видишь рядом со мной, а ты раз приехал, так погости у нас. Единственно прошу отряд отпустить - у меня нет столько еды, чтоб всех их несколько дней кормить, да и не дело нобилям с простыми ратниками пировать вместе.
   Ну да, оказывается этот франт знакомец Шери, так же он мне не нравиться - несет от него страхом и ложью. Если Шери не чует, так я ведь понимаю что у кого в мыслях, этим мы и славимся.
   Опустили мост и конные въехали внутрь, а ратники отошли к реке - ну да, значит эти снаружи останутся, а то и домой вернуться.
   Понятно встреча радостная - так у людей принято лгать и словом и делом. Шери с Илонелем обнимаются, с другими из свиты жмут руки, желают долгих лет жизни. Чем мне люди неприятны - ложь, ложь и обман во всем! Я же ощущаю удивление и растерянность вновь прибывших, они готовились к бою, я это чувствую, а тут радость встречи как друзей.
   Шери меня гостям представил:
   - Знакомьтесь, Миррин, шевалье д'Алямберт, а теперь еще и баронесса де Герав, моя супруга, о чем будет объявлено перед гостями по обычаю третьего дня от сегодняшнего. Приехали только вчера, не пойму даже как это Вы узнать успели так быстро?
   - Слухом земля полниться - отвечает ему Илонель - Мне вчера уже рассказали, что ты, сосед вернулся и берешь в жены королевского Канцлера - ту, которая старшая в народе Охотниц. Потому и приехал посмотреть - правда ли это? Тут мне еще говорили, что не своей волей ты ее в жены берешь, а король приказал, вручив ей твой замок как награду за подвиги.
   Ненавижу! Подлецы! Поднаторели люди во лжи, извратят любое доброе дело так, что противно станет, да и еще сомнение в душе Шери поселят. Будет думать - а может правда? Может король подослал?
   Я подскочила к моему милому другу, приобняла, повернулась к недругу, оскалилась:
   - Прощаю Вас только потому, что люди всегда все перевирают и выдумывают нелепицу, не Ваша вина в том, что нелепице поверили! Так вот, для всех - мы подружились и это желание моего друга взять меня супругой, а не мое. До сего дня он не знал моего положения при дворе, считая только лейтенантом стражи. Да, сразу после похода и возвращения ко двору мне переходит по наследству титул Канцлера, а также титул Шерины, а это глава народа Ярован, что-то вроде короля у людей. Мой дом в столице ничем не хуже этого замка, теперь это дом как мой, так и Шери, мы ведь связанная пара и все у нас общее. Если же кто еще думает, что Шери потеряет что от женитьбы, то заявляю - по старинному обычаю король жалует супруга Канцлера титулом виконта и землями, так, чтобы он имел средства вести придворную жизнь и не казался консортом при правящей жене.
   Приезжие зашептались - видно им это тоже внове. Я понятно все слышу как если бы говорили в полный голос - мнение у них переметнулось прямо до противоположного - мол у парня губа не дура и заимел титул выгодной женитьбой.
   Шери понятно был изумлен. Еще недавно он считал меня простым лейтенантом королевской стражи, шевалье, что ниже его титула баронета, вчера вечером узнал, что я из правящего рода Ярован, а тут такой поворот! Без двух дней король или около того! Есть от чего прийти в изумление. Первые дни понятно будут напряженные - будет наблюдать - а не задираю ли я нос, а не презираю ли простого баронета, напросившегося в мужья? Пройдет несколько дней, увидит, что все как раньше - тогда и успокоится.
   Гости стоят спешившись, разминают затекшие ноги, меня осматривают откровенно - занятно настоящую охотницу увидеть, а тем более не простую, а наследника правителя. Может зря я на них плохое подумала? Мне ли не знать, какие мысли у людишек? Похоть при виде женщины, зависть, лицемерие, жадность, желание обмануть, урвать себе - большинство ведь такие. Ну и эти не хуже и не лучше других. Ну а с отрядом пришли - верно для чести - мол владетельный барон! Пусть все видят какое у меня войско!
   Разумные мысли как известно от богов, потому они в одно время в головы приходят друзьям если те долго вместе. Шери видно тоже странным показалось, что с войском сосед пришел. Спрашивает:
   - Сосед, я рад встрече и рад, что ты заранее пришел, еще до приглашения, которое я намереваюсь сегодня разослать, сейчас начнем пир, да поговорим, наконец мы ведь родичи, а родичам надо иногда видеться, не пойму только, зачем войско ты привел и в неудобное положение меня поставил? Что мне с этим войском делать? Припасов взамке хватит только на нобилей, которых я в гости созываю, ведь никто не ждал моего возвращения. Так простых ратников мне кормить нечем, вот как родич скажи - зачем ты их привел? Унизить меня хочешь?
   Я прислушалась - интересно, а что этот хлыщ ответит? И да, оказывается это наш, а теперь и мой родич! Не хотела бы я иметь такую родню - от него ощутимо тянет ложью и предательством.
   - Родич, сам хотел сказать, но не знал, как и начать, а раз спросил, то отвечаю. Вчера прибежали ко мне несколько твоих домочадцев, перепуганные насмерть и несли какую-то чушь - про демонов, напавших на замок, другой про разбойный набег охотниц. Понятно я смердам не поверил, но решил все же пойти сам узнать что стряслось? Ну и на всякий случай собрал с собой воинов, всех кого нашел. Теперь понятно отправил их восвояси раз тут все в порядке и даже свадьба намечается. А чего было - то? Или смерды от их скудоумия и глупости наплели невесть что?
   - Илонель, благодарю что сразу пришел, как услышал о беспорядках в моем замке, я рад, что у меня такие соседи, а что до смердов - понятно они вечно страхи выдумывают на пустом месте, мы с невестой немного повздорили, а смерды эти уж и в бега - охотница мол взбесилась. Дело житейское и нечего войско приводить.
   - Милый друг - не поворачивается язык называть его мужем - Чего на дворе гостей держишь? Зови за стол, там и поговорите.
   Мой милый тоже понял, что разговоры эти стоит закончить, говорит:
   - Дело предлагает моя жена! В ногах правды нет, пошли в зал, да за встречу выпьем, всегда рад таким гостям.
   Ну да! Мысли я читать не могу, но эмоции, желания чувствую прекрасно! Рад он гостям? Как же? Лжет мой милый и Илонель тоже лжет. За чем-то иным он приехал. Чувствую обиду, злость на неудачу, даже страх. Теперь придется мне сидеть с ними за столом, изображать радушную хозяйку и отвечать учтиво, зная, что слова расходятся с мыслями и все ложь и ложь! Не надо было в замок приезжать! В лесах, в безлюдье нам с Шери было хорошо, а здесь среди подлых людишек мерзко!
   Как думала - так примерно и вышло - шумное застолье, поздравления с возвращением, пожелания удачи в походе, пожелание счастья и долгих лет жизни молодым и. ... То, что только я чувствую - зависть, злоба, мерзкие пожелания нам обоим пропасть без вести в неизвестных землях, даже вроде вожделение, не пойму к чему только.
   Все это было так мерзко и противно, что сказавшись усталой я ушла в нашу спальню, бросилась на ковер, завернулась в него, чтоб не слышать застолья и отгородиться от людской лжи и двуличья.
   Вдруг осторожные шаги на лестнице - Натана! Стук в дверь.
   - Натана, заходи.
   Только сказала, как дверь открылась и сестрица Шери вскочила в комнату, увидела меня завернувшейся в ковер, подскочила ко мне и присев спросила с удивлением:
   - Милая Миррин что с тобой?
   Рассказать ей? Все же родственник, да и неплохая она хоть и человек.
   - Натана - я высвободилась из ковра, обняла ее, положила рядом - Мне тяжело! Спасибо что пришла. Ты верно не знаешь, но мы чувствуем эмоции, если не мысли, то во всяком случае настроение и от вновь прибывших несет такой ложью, что я не могу рядом быть. Мне противно до омерзения чувствовать как мысль расходится со словами и говорят одно, а думают другое, уйти бы куда подальше, да вроде неудобно Шери оставлять.
   Натана вдруг сама ухватилась за мысль уйти подальше. Нет, она ничего не сказала, но я почувствовала всплеск эмоций и желание убраться от гостей подальше. Ее-то что с этими негодяями связывает? Пожалуй надо узнать, но как спросить. Пока я прикидывала какой предлог найти, сама Ната помогла:
   - Милая сестрица, пойдем, окрестности посмотрим. Тебе ведь верно интересно будет посмотреть, что вокруг замка, а мужчины пусть готовятся к приему гостей, мы им будем только мешать.
   А что? Хорошая мысль.
   - А давай, пошли! Только Шери скажем, чтобы он нас не искал.
   Ната прямо запрыгала от радости - какая она веселая, молода еще, ничего, сдержанность приходит с возрастом и пережитыми испытаниями, все у нее впереди.
   Спустились в зал, народ примолк, на нас смотрит - с чего это Натана радостная? Охотницу ведет с собой, а та вроде и не против, понятно удивились.
   - Братик, я пообещала сестрице показать окрестности и омут Демонов! Можно нам погулять до вечера?
   - Что, уже сдружились? - довольно ответил Шери - Конечно погуляйте, только ты Миру расспросами не изводи, а то она в другой раз не согласится с тобой гулять.
   Мартин же добавил:
   - Миррин, о месте этом нехорошая слава идет, ты бы не купалась там, да и Натану попридержи.
   Человек еще смеет усомниться в моей храбрости! - у меня непроизвольно выдвинулись когти и я оскалившись зарычала, народ побледнел, затих, кое-кто явно двинулся к двери. Огромным усилием воли заставила себя замолчать, перевела дыхание:
   - Мартин, прощаю тебя по незнанию наших обычаев. А омут Демонов - что это? Вот и узнаю, какие демоны там водятся, вечером расскажу и принесу одного на ужин.
   Сама же подумала - Черт его знает, в горах всякой всячины сохранилось с древних времен, может и не на пустом месте слухи?
   - Ната, подожди пару минут, за оружием сбегаю.
   Поднялась в нашу комнату, засунула за пояс два кинжала, а вернулась - Мартин мне охотничье копье протягивает - молодец! Поблагодарила, приобняла за плечи и просила зла не держать. Он тоже ответил, просил извинить, что гордость мою задел.
   - Ну кто хочет с нами пойти, посмотреть что там в глубине? - спросила так, для приличия, чтобы храбрецов не обидеть.
   Храбрецов не оказалось - отговорились холодной водой и вином на столе. Понятно. Мартин же велел Натане в воду не лазать и к берегу не подходить - да что же там такое? Шери просил извинить, что пойти со мной не может и просил не нырять, а так сказал - мол сказки все, он там купался и ничего, жив.
   Вышли через ворота, пошли по дороге, а потом свернули направо на тропу, вокруг поднимались пихты и ели, мы шли по горному склону, спускаясь в ущелье по узкой тропе, извивающейся по горному склону, внизу проглядывала вода.
   - Ната, а что за омут такой? - спросила я, когда тропа немного расширилась и мы пошли рядом.
   - Внизу река, а в одном месте, где она разливается, прямо озерцо, там вокруг камни большие, на них лежать приятно - ответила моя теперь как бы сестра - Я туда часто хожу - и добавила - Не говори никому!
   - А что за демоны?
   - Демонов не видела, а купалась только у берега, но вот недавно сын стражника, молодой парень, на спор поплыл через середину и там нырнул дна достать, так больше его никто уже не видел.
   - А может просто утонул, плавать не умел? - нашла я естественное объяснение.
   - Может и так, но вот в прошлом году, вечером, поздно уже кузнец наш решил ополоснуться после рабочего дня и кто-то ногу ему откусил. Теперь на деревяшке ходит.
   Понятное дело - большой крак в омуте завелся - решила я для себя - такой и человека схарчит, не только что ногу. Вот его и добуду, будет ужин, а к тому же и омут очищу.
   Что в горных реках и омутах живет, я знала - славная охота под водой! Краки, бывают и большие, горный сом, такой и человека если не проглотит, то под воду утащит, змей? Ну змея еще поискать надо, да и речка для него мала. Все другое, крупное в больших реках живет и в море, там и нам, Ярован нырять небезопасно.
   Ната показывала горы, рассказывала где охота хороша, выходило так, что тут не только олени и серны, но и медведь и горные волки. Обязательно надо сбегать на охоту, вот завтра с утра и сбегаю. За разговором незаметно дошли до реки. Действительно, замечательное местечко! Река водопадом падает со скалы в громадную чашу, выбитую в камне, края чаши гладкие - видимо весной река разливается, несет камни, которые и выбили это озерцо за тысячелетия непрерывной работы. Плоский камень на солнце нагрелся так, что наступать горячо, ровный, только немного шершавый. В середине кристальной воды озерцо, мелкие волны, вода вытекает на дальнем конце. Что-то не так? - мелькнула мысль. А правда, озерцо большое, а где же утки? Они уж всегда на воду садятся, которой в горах и так немного. Нет ни уток, ни гусей, вообще вода ровная, неподвижная, пожалуй и крупной рыбы нет, только стайка мальков возле берега круги на воде наводит.
   - Сестрица, вода холодная, может погреемся на камне? - А. Тоже беспокоится! Все люди такие - сами трусы и других такими же считают. Если свой страх пересилил, так уже герой. У Ярован иначе - мы знаем, что все умрем и мне положим без разницы раньше или позже, главное, чтоб со славой, чтобы потомкам было о чем вспомнить. Хотя...почему бы и не погреться на солнышке? Камень горячий и гладкий. Приятно полежать, заодно и сестрицу порасспрошу о незваных гостях.
   Конечно, я привыкла и к холоду и к тяготам пути, но как же приятно растянутся на горячем камне, понежится, рассматривая дальние горные вершины и заросшие лесом склоны на противоположной стороне ущелья. Натана просто растянулась и лежит, нежась на солнце, а я слышу шум воды, тихую поступь косули на противоположном берегу, вдали в лесу тихо пробирается олень, а совсем на пределе слуха, далеко вверху идет тур, да не один, а с самкой и теленком. Охота в этих краях замечательна! Обязательно завтра постараюсь добыть тура, а может еще и оленя, чтобы было чем гостей накормить. Запахи! Здесь нет вони немытых людских тел, которая так досаждала мне в людском жилье, даже не принюхиваясь, я чувствую запах зверей, которые приходили ночью на водопой, странное дело - явственно запах крови. Кого-то ночью съели? Что же, жизнь зверя коротка и стать добычей хищника его обычная судьба. С дальних лугов доносятся запахи коз, овец и коров, вот почуяла пастушьих собак - видимо одна из них спустилась к нам глянуть, что за гости в ее владениях, не будет ли ущерба для овец? Вдруг визг и топот ног - учуяла меня. Это глупые люди не понимают кто я такая, а собаки чувствуют и панический ужас показывает мою природу лучше, чем что другое.
   - Ната, а что с Илонелем тебя связывает? Не говори только что нет ничего - я чувствовала твой испуг, когда он приехал.
   Я ожидала долгих расспросов, но все оказалось проще и намного хуже, чем я ожидала.
   - Милая сестрица, пошепчемся по-девичьи?
   Я кивнула, хоть шептаться и противно, но может скажет? Так и вышло, маленькая дура приникла к уху, прошептала:
   - Илонель за мной ухаживает, он такой вежливый кавалер, нежный, красивый и галантный и он меня любит! Он и в замке был когда вы приехали, только никто об этом не знает - он в одежде егеря приходит. Не говори братику, пожалуйста, иначе он заругает.
   Новость так новость! Сложила все в голове и ужаснула мысль - кто как не он подсказал дурехе меня к покорности привести утром.
   - Илонель тебе внушил, что девственница приведет к покорности Ярован, это так? - спросила я уверенно.
   Та закивала - Да, Да, Да! - кинулась меня целовать - Прости сестрица, я хотела как лучше, хотела братика спасти.
   Чего с дуры взять? Понятно человек, да еще самка умом не отличается, это каждая из нас знает, но зато я теперь знаю, что Илонель отличается подлостью. Понятно ожидал, что поутру обнаружат разорванный труп Натаны, Шери выйти из башни не сможет, а я порву стражников, которые ко мне сунутся, а тут он является с войском как избавитель от взбесившегося чудовища. Дальше он мог рассчитывать на многое, может даже и Шери устранить. Если он родич... надо бы узнать какие у него права на замок? Даже думать не хотелось о том, что могло произойти.
   - Милая, ты такая замечательная подружка - впервые мне пришлось солгать - Конечно, никому не скажу, я тоже потом чего-нибудь расскажу тебе.
   - Расскажи как у мужчины с женщиной, какая любовь эта и что ты чувствуешь? Ты ведь спишь с братиком.
   Ну вот, еще чего, так я у нее и правда подружкой стану. Надо сильно? Хотя как бы не спугнуть - может о чем еще проговориться?
   - Ната, потом, вечером посплетничаем, а сейчас пора и в воду, а то разнежилась. Помнишь, за чем мы пришли? Я в воду пойду, нырну, так не беспокойся, я под водой до получаса могу - я ведь не человек и еще - пообещай мне что за мной вслед не полезешь - еще не хватало мне спасать утопающих глупых девочек!
   - Сестрица, я хорошо плаваю, можно с тобой, я не помешаю.
   - Ну вот, час от часу не легче! Я бы не отказалась от подруги из моего народа, но эта неумеха будет только обузой.
   - Так, слушай сюда! Два раза повторять не буду! Я старшая и мой приказ - лежать на этом камне. Если нарушишь приказ - словлю и отнесу Шери и больше с собой никогда не возьму. Поняла?
   Она усиленно закивала - мол понимает, сжалась. Перебрала я, забыла, что это слабый человек, а сказала будто это сестренка моего рода, пусть и малолетняя.
   Кинжалы за пояс, копье, которое Мартин дал, спасибо ему, пошла в воду, напоследок на Натану строго глянула - мол не лезь за мной.
   Вода как вода - прозрачна, далеко видно, водоросли колышутся, стайки мелкой рыбешки проплывают и рассыпаются передо мной. Нырнула, пошла над дном. Дно уходит вниз, но не очень круто, под камнями мелкие речные крабы, креветки, вот проплыла чионела - многоножка в руку длиной. Такая очень неплоха если сварить, но потом, может на обратном пути. Пожалуй я запомнила ее нору, вернусь, наколю на копье и будет нам с Натой угощение. Неохота в замок тащить такое лакомство, чтобы еще Илонель ел, нет! Сами пусть ловят.
   Становится глубже, солнечные лучи уже не достают до дна, пропали водоросли - здесь владения краков, но где же они? Норы под камнями пусты, только и видела одного совсем мелкого, речных сомов тоже нет, а вот костей многовато - случайно что-ли так много зверей утонуло? Или может кости натащены сюда весенним половодьем?
   Вынырнула, отдышалась, махнула Натане, которая на меня во все глаза смотрит - все мол в порядке. Ушла снова вниз.
   Пока выныривала и снова ныряла, оказалась над более глубоким местом. Здесь под водой, там, где прямые лучи солнца не проникают и все залито рассеянным светом, снизу показались огромные глыбы, накиданные в беспорядке, между ними открылись щели, некоторые узкие настолько, что мне не протиснуться, другие - телега пройдет. Понятно теперь почему парниша не вынырнул - залез сдуру в щель, а назад дороги нет! Это я подолгу под водой плаваю, а человек раз, два - и труп. Заплыла в большую щель между двух огромных глыб, копье держу готовое к броску - бог знает, что живет в подводной пещере. Но нет, пусто. Креветки на стенах, несколько пресноводных крабов побежали вниз, и все... Где же краки? Самое для них место. Видно речка маленькая, пересыхает, вот они и не живут в единственном омуте. Пожалуй еще раз нырну для очистки совести и на берег. Надо назад вернуться, да наловить на мелком месте чего к ужину, а то и с Натаной можно пожарить в костре - наверно она никогда не ела такую вкуснятину, как озерные креветки. Пусть полакомиться.
   В этот раз отплыла подальше от берега. Как я знаю, здесь будет дно омута - мелкий ил, отдельные камни и пусто. Может только крабы на длинных ногах как гигантские пауки по илу ходят, да зарылись в ил речные сомы так, что только глаза торчат и поворачиваются ища добычу.
   Пошла вниз. Против ожидания вместо ила огромная скала. Может надо было ближе к центру нырять, или скала, отвалившаяся от склона в незапамятные времена лежит на дне? Скала идет и идет, уже дошла до зоны сумерек, много глубже, чем в прошлый раз, каменная стенка стала ощутимо загибаться внутрь, пошли карнизы, боковые ходы, из одного выглядывает здоровенный крак. Наконец-то! Стена все более и более изломана, проедена водой, открываются поистине колоссальные подводные коридоры, в одном по стене медленно ползет чионелла, но какая! Впятеро длиннее меня! Никогда таких не видала! На всякий случай приготовила копье, но она меня проигнорировала, занимаясь вылавливанием креветок и всякой мелочи, которая гнездиться на стенах.
   Да это же пещера - осенила меня мысль. Дно омута соединяется с пещерой, залитой водой, а в пещерах живут такие чудовища, которые сродни морским по размерам, мало кто из наших рискует там охотиться и не все возвращались. Пожалуй я достаточно увидела и надо возвращаться, а то встретишь еще кого, да еще в одиночку.
   Как бы в подтверждение моих мыслей со стороны свободной воды надвинулась какая-то шевелящаяся масса, которая при ближайшем рассмотрении оказалась чионелой, но какой! По сравнению с ней недавно виденный ползущий по стене гигант казался букашкой, здесь длина как морской корабль, множество ног гребут как весла, а впереди очень неприятного вида клешни. Это не чионела, а нечто иное, сродни, но мне от этого не легче - надо спасаться!
   Влетела в подводный грот, всполошив крака, который грозно выдвинулся из своей норы к незваным гостям угрожая громадными клешнями. Мгновение - и он схвачен чионелой, бросок головы на длинной шее и крак раскушен почти надвое, разодран и проглочен. Мгновения дали мне столь необходимое время, чтобы уйти от близости клешней и забиться в боковой ход, куда чионеле нет ходу - велика очень.
   Надежды, что многоножка оставит меня в покое и займется поисками другой добычи оказались тщетными - ко мне потянулись клешни. Тонкие и небольшие в сравнении с гигантским телом они оказались гигантскими вблизи. Меня спасла только узость хода - чионела вслепую шарила клешнями не имея возможности засунуть голову. Ну и пусть шарится - я отойду подальше, если не двигаться, то воздуха мне хватит надолго. Отплыла во тьму туннеля, где даже я ничего не вижу и вдруг прилипла к каким-то нитям. Дернулась, разрывая нити и сразу зажглись красные огоньки. Глаза чудовища? Нет, оказалось я угодила в сеть жалящих креветок и всполошила все гнездо. Одна из тварей укусила в ногу - боль как от укуса пчелы! Сейчас все накинуться! Лучше уж чионела.
   Развернувшись к чудовищу закрывшему выход обнаружила, что вместо клешней ко мне тянется хищная голова. Мельком отметила, что это не чионела - клешни, а вот и голова непропорционально маленькая для гигантского тела и сидит на длинной шее, благодаря чему и может залезть в пещеру. Думать впрочем некогда - уже ощутимо не хватает воздуха. Бросилась прямо к жвалам, отпрянула в последний момент. Голова потянулась за мной. Когда шея вытянулась на всю длину, я стремительно кинулась к жвалам, разведенным в стороны и воткнула копье в раскрытую пасть.
   Рывок твари был столь силен, что потоком воды меня вынесло наружу из спасительного туннеля, гнездо жалящих креветок с их сетью - вслед за мной, а сеть намоталась на монстра. Ядовитые твари кидались в разные стороны, я старалась уворачиваться и они переместились на чионелу, впившись во все сочленения гиганта. Та от дикой боли, да еще с копьем торчащим между жвал свернулась в шар. Только я хотела проскочить мимо, как она развернулась и кинулась ко мне. Я отскочила, но не в длинный туннель, а в небольшой грот, где мне невозможно было укрыться от хищника. Бросок чионелы и я едва увернулась, жвалы только скользнули по ноге, вспоров мышцы, кровь полилась в воду.
   Ну вот и конец! - успела я подумать, как вдруг обожгла мысль - магия! Я забыла про свое новое умение. Не умею оформлять силу в упорядоченную форму - не беда, грела же я воду в котле, значит согрею и голову монстра, благо, что она близко.
   Чионела замерла перед последним броском согнув шею дугой. Я уже знала что последует - стремительный бросок головы, а за спиной стена и некуда отступать, воздуха не хватает, хочется вздохнуть, а это смерть. Не дожидаясь смертельного броска я первая нанесла удар, собрав все силы, которые были - второго раза не будет. Представила точку в середине головы и выплеснула туда неоформленнуую силу, которая понятно превратилась в огонь. На месте головы образовался шар из пара, меня отбросило в сторону, больно приложило о каменную стену, чионела дико рванулась, скрутилась, потом распрямилась слабо шевеля гребными лапами - на месте головы висели какие-то ошметья, жвалы вырваны, клешни безжизненно повисли.
   Все, спасена! Со всех сил рванулась вверх, к спасительной поверхности, вверх, вверх, к солнцу! Вынырнула, вдохнула, отдышалась. Глянула на плоский камень - где Натана? Нет ее там! Полезла меня спасать?
   Так и есть, плывет ко мне, но еще возле берега, дрянь, ну она получит!
   Рванулась к ней так, что за мной пенный след оставался, схватила за волос, потащила со всех сил к берегу, подняла на руках, в два прыжка отнесла от воды подальше - черт его знает, что тут может выплыть? Зажав между ног слабо трепыхающуюся Натану хорошо всыпала ей по заду, вымещая пережитый в глубине страх.
   - Виновата, прости! - слова Натаны меня остановили. Да что же я делаю? Да, она нарушила мой приказ, но кинулась ведь меня спасать, может и глупо, но пожалуй наказание излишнее.
   Обняла, поцеловала:
   - Прости, испугалась за тебя. Там в воде чрезвычайно опасно.
   - Сестрица, ты ранена? - Натана с ужасом смотрела на глубокую рану в бедре - кровь течет, но вроде ничего важного не задето, и то хорошо. Такие жвалы не то, что ногу - меня могли перекусить запросто.
   - Что, ран не видела? Не верещи! - ответила я сердито еще не отойдя от пережитого ужаса. Направила силу на повреждение, ладонью подправляя, чтобы вытекала куда надо. Между ладонью и телом возникло привычное голубоватое пламя, прямо на глазах кровь перестала идти, разрез если не закрылся, то вспух, превратился в ужасный багровый рубец. Завтра свадьба? А ладно, раны красят воина! Это только людские самки наводят румяна, красят себя. Я - Ярован! Мне боевые шрамы к лицу!
   На лечение ушли последние капли силы и я откинулась на камень в полузабытьи, в полном бессилии лежу на камне, чувствую, что кто-то меня тормошит - Ты жива, жива?
   - Да, живая, дай отдохнуть, магическое истощение - ответила я настырной дурехе из последних сил и провалилась в беспамятство.
   Очнулась от чего-то тяжелого, лежащего на мне - да это же Ната прижалась к телу, стараясь чтобы одинаковые части тела были прижаты друг к другу! Чего это она? Если бы не ранение и наши обстоятельства, то заподозрила бы... Ну да ладно, я и не против, но кажется тут другое что?
   - Очнулась? Болит что-нибудь? - говорит тихо, из последних сил.
   Сбросила ее с себя, села - вроде даже силы прибавило, откуда? Натана! - обожгло понимание.
   - Ты жизненную силу в меня переливала? - спросила я уже понимаю, что так оно и было.
   Натана замотала головой, чем только усилила мою уверенность.
   - Ты не маг, у тебя нет излишков жизненной силы, ты могла умереть, ты понимаешь, девочка? Я вижу как ты осунулась, не ври, хотя бы своим.
   При последних словах она разрыдалась, прижалась ко мне:
   - Мать меня учила, она хотела сделать из меня мага и раз своей силы у меня нет, свою переливала, но это тайное знание и запретное. Теперь меня на костер?
   - Милая, мы одна семья, своих не выдаю, обещай мне, что последний раз. Никогда больше!
   Она закивала, а мне даже стыдно стало, поучаю а сама...
   - Никому не говори, но и себя не кори - так многие маги поступают, молчат просто, да вот и мы с Шери...
   Удивление прямо проступило у нее на лице - брат и королевская охотница значит тоже запретное колдовство практикуют?
   - Пошли домой, мы обе ослабели, да и подлечить меня надо.
   Встали, Ната повернулась посмотреть последний раз на озеро да так и охнула. Глянула тоже - на воде покачивалась туша убитой чионелы, огромная, как днище перевернутого корабля.
   - Это ты ее? Сестрица? - только и смогла она выдавить изумленно.
   - А ты верно думаешь оно само сдохло?
   - Как?
   - Не кинжалом же! А ты не думала, почему у меня магическое истощение?
   Натана опустилась передо мной на колени.
   - Миррин, ты великий воин, прости меня за все что я сказала и сделала утром и вчера - обняла, опять слезы из глаз.
   - Не последняя в роду, это правда - ответила я самодовольно - Но здесь было чистое везение, я запросто могла пойти ей на обед. Просить прощения не смей! У нас это не принято раз это унижает твою гордость. Ты поступила как посчитала нужным и понесла наказание. В другой раз не делай так, вот и все.
   - Так это и есть чудище омута? - продолжила расспросы любопытная девчонка - Теперь омут безопасен?
   - Нет, к сожалению. Пошли домой, там всем расскажу, чтобы мне не пересказывать по десять раз. Кстати чудище надо вытащить из воды - вот и угощение для гостей на моей свадьбе, на всех хватит и еще останется засолить. Пошли, нам вдвоем эту тушу даже не пошевелить, позовем людей из замка, общими силами вытащим и разделаем.
   Обратно шли два инвалида: я не могу на раненую ногу наступить, а Ната совсем без сил. Стража посмотрела на нас удивленно. Я им бросила повелительно:
   - Собирайте канаты и блоки для подъема тяжестей, волов пригоните, сейчас пойдем к Чертовому омуту.
   На все вопросы ответила, что мол будет приказание тогда и узнают.
   Народ как не странно послушался, не стали ждать приказания хозяина - все уже знают, что я их будущая госпожа.
   Прошли в зал, где продолжалась пьянка. Нас увидев народ приумолк, а потом, заметив что я ранена и придерживаюсь за дверь кто-то присвистнул удивленно, а Шери вскочил, подбежал обеспокоенный:
   - Что с тобой?
   - Не беспокойся, царапина. Собери людей - надо добычу вытащить на берег.
   Конечно он не поверил, что царапина, попросил посмотреть.
   - Ладно, пошли в спальню, Натану тоже с собой возьмем.
   - Сейчас Шери меня подлечит, а вы собирайтесь, поглядим какая у меня добыча, а потом и отведаем - как она лучше - вареная или жареная? Бьюсь о заклад - такой добычи вы еще не видали! - бросила я гостям и пошла вслед за Шери.
   Легла на ковер сбросив одежду, чтобы Шери удобнее было лечить. Натана тоже подошла, смотрит.
   - Милая, и надо было в этот омут тебе лезть, я еще с того раза с краками забыть не могу, а сейчас под воду к ним полезла! Кто это тебя? Крак? Что же ты так неосторожна?
   - Нет, чионела. Давай лечи, а не рассуждай. Не хочешь, так я к гостям пошла.
   Шери привычно нагнулся, голубое пламя окутало ногу, багровый вздувшийся шрам начал опадать, боль ушла, я блаженно вытянулась - хорошо!
   - Перелей немного силы Натане, видишь черные ободки под глазами и сама изможденная, как неделю не ела. Она сдуру свою жизненную силу мне переливала, теперь сама при смерти.
   - Ты что, дурная? Чему мою сестру учишь? - мой милый прямо вызверился. Сразу видать, как дорога ему сестрица.
   - Да не переживай ты - охладила я его негодование - Это все ее мамочка научила, научила, а сказать, что она не маг и резерва в ней нет так позабыла. Вот она и готова была помереть перелив мне то, чем живет.
   - А что с тобой приключилось, почему пришлось силу переливать? - вот же любопытный! Так ему все и скажи.
   - Очень интересно? Все потом, лечи сестрицу раз дорога тебе и пошли, в омуте все и увидишь.
   Замолк, вижу как попытался перелить силу, а Натана не открывается, сестра сестрой, а я много ближе!
   - Не закрывайся дура! - сам дурак мой милый, от окрика ее аура вообще закроется, фиг чего сделаешь.
   - Дрянь мелкая тупая, помочь мне не хочет - а! Это уже меня значит просит, сам не смог, так я нужна стала, а сестрица уже дрянь?
   Да, оставь мужчин одних - они сразу оскотинятся, пьют, балагурят, о женщинах сквернословят. Если о жене - так гадина, дрянь, настырная, а молчит что гадину эту любит, иначе товарищи засмеют. Когда вдвоем шли так был ласковый, а как выпил с пришлыми, так уже и дрянью обзывается.
   - Шери, окриками ничего не сделать, вообще замкнется. Переливай мне, а я уже ей.
   - Ты меня еще учить будешь? - обиделся, мол он тут маг, а я ученик только.
   - Не хочешь, так я пошла, а ты сам справляйся.
   - Мира помоги!
   Да, видно тяжело ему далась просьба! Вечно мужчины хотят показать что первые, самые умелые, знающие, а тут подруга учит! Стыд! Ладно, раз хватило сил попросить прямо - помогу.
   Сначала к Шери прижалась на краткое мгновение, лизнула в щеку, потом к Натане подошла медленно - быстрое движение хоть люди, хоть Ярован, даже и звери принимают за угрозу. Положила руки ей на плечи:
   - Сестрица, смотри мне в глаза и ничего не думай, только смотри. Если руки занять нечем - можешь меня за руки взять - физический контакт великая вещь! Потому и влюбленные обнимаются - да просто вблизи ауры открываются и люди понимают друг друга без слов. Это даже люди, которые убили в себе дар чувствовать невидимое. Мы, Ярован много ближе к зверям и знаем как понять ощущения, внутренний мир, настроение - чем ближе друг к другу тем и яснее, что правда, а что - ложь. Бывает так, что после смертельного оскорбления, по слову старейшин, которые не знают - разрешить поединок или нет, враги полежат обнявшись пару минут, потом же встанут и как прозреют:
   - Извини, случайно обидное с языка сорвалось.
   - И ты извини.
   И все, вражда ушла, потому что в краткий миг проникновения аур поняли, что все надумано и причин для боя нет.
   Как я хотела так и вышло - Натана лежит неподвижно, закрыла глаза, поток силы идет ко мне, а от меня к ней, но что она чувствует! То, что для мага, для которого переливание силы, это как вкусно поесть, отдаться неге, то для Наты невыразимое наслаждение, не меньше чем страсть. Понятно прижимает, прижимает, сейчас поцеловала. Да она как во сне! Хватит!
   Медленно закрыла поток.
   - Пусть поспит, а мы пойдем добычу вытаскивать, пока хищные звери не набежали.
   Народ в зале собрался, оделись в охотничьи костюмы, вооружились кто чем, ждут.
   - Пошли со мной! - громко позвала всех - Стражники приготовили канаты и волов.
   - А что, так уж велика добыча? - спросил кто-то с ехидцей. Никто ничего больше сома в рост человека здесь не ловил. Что уж, сил десятка мужчин не хватит, чтобы это вытащить?
   - Ну, десяток охотниц может бы и вытащили, да где же я их возьму?
   - Если десяток охотниц справятся, так и мы вытащим - эвон народу сколько!
   - Таких как вы, слабаков, сотня нужна, не меньше! Все, пошли, отставших не жду.
   Слышала, как тот же шалопай шепнул товарищу - Ну заливает! Да я ее! Да одной левой!
   Пропустила мимо ушей - надо мне каждому дураку объяснять очевидное?
   Веселой гурьбой вывалились из ворот, по дороге и на тропку, земля изрыта копытами и истоптана множеством ног - видно стражники с волами уже прошли раньше нас. Мы с Шери во главе, а за нами толпа валит, позади и женщины с детишками увязались. Всем интересно поглядеть какое я диво из воды выловила? Ничего, поглядят, больше к воде и близко не подойдут!
   Вот за поворотом открылась вода и Шери встал на месте пораженный:
   - Это! Что это?
   Позади послышались изумленные возгласы, толпа напирала и останавливалась, как только люди понимали что за гигантская туша качается у берега.
   - Чионела, надо думать, но великовата - объяснила я народу - Надо вытащить пока падальщики не пришли.
   Никто не ответил, пошли со мной, боязливо поглядывали на тушу, стараясь не подходить к воде - а вдруг кинется?
   - Не боись, у нее головы нет! - успокоила я народ.
   Монстр мертв и безопасен, вытащить от греха подальше, чтобы не вылез из пещеры такой же на дармовую поживу, а на суше мы уж разделаем его, все в дело пойдет - щиты из панциря, угощение для гостей, остаток закоптят и засолят. Когда в этом году зимой приедем в замок Шери, нас будет ждать солонина и копчености.
   Стражники сноровисто привязали канаты к безвольно опущенным клешням, впрягли волов, люди и животные напряглись, потянули и туша поползла на берег. Народ дивился на размеры чудища, с любопытством осматривал клешни, несокрушимый панцирь на спине, уже начали обсуждать как сварят, закоптят и сколько солонины выйдет из гиганта и где бы достать потребное количество бочек? Шери внимательно рассматривал ужасные жвалы длиной в два человеческих роста каждая, малые жвалы, которые проталкивают добычу в глотку, из глотки до сих пор торчал обломок копья, но все это висело на лоскутьях кожи и нижних пластинах панциря. Плоская голова была снесена почти полностью, остались только острые осколки хитина по краям толщиной в три пальца - броня, способная выдержать удар топора, а не то что кинжал.
   - Тут ведь поработала магия? - заключил Шери - Иначе никак не объяснить - копье для твари как укус комара. Разве ты знаешь заклинания Раскалывателя? Даже я не смог бы его бросить за секунды.
   - Какое заклинание? Конечно не знаю. Помнишь, как я кипятила воду свободным истечением силы? Ну вот и здесь так же, вскипятила ему мозги.
   - Но! Как тебе удалось удержать точку на расстоянии? Ума не приложу.
   - А почему ты решил, что на расстоянии? Голова была немного дальше, чем ты сейчас стоишь.
   Кажется не сразу до него дошло что и как я сделала. Когда же дошло, он схватил меня за плечи:
   - Мира, никуда тебя не отпущу одну! Никогда! Я не хочу тебя потерять!
   У Ярован самое тяжелое оскорбление - усомнится в силе и сноровке. Это все равно что сказать - ты не воин! Иди вон из отряда! Место тебе копать канавы и выносить нечистоты! На такое оскорбление отвечают ударом насмерть. Предупреждать не надо - оскорбитель понимает, что значат эти слова. Огромным усилием воли я удержалась от смертельного удара, понимая, что у людей все не так и мой друг не понимает что говорит.
   - Шери - проговорила я деревянным голосом - Сказанное - это оскорбление! Ты же не хочешь усомниться, что я выйду победителем из любой схватки?
   То ли он не понял, а может у людей мозги не так устроены, но он продолжал упорствовать:
   - Мира, чудовище огромно, у тебя был один шанс из тысячи и мгновение времени. Не отпущу больше никуда.
   У меня выдвинулись когти, а от непереносимого оскорбления я зарычала, сдерживаясь из последних сил, как вдруг крики людей на другой стороне туши отвлекли меня от ссоры. Я разобрала крики - Чудище нападает! Бей! Копья вперед! - и поняла, что нечто живое и хищное напало на людей. В мгновение с места я взлетела на спину гиганту и мне открылась картина:
   Илонель, мой враг прижался спиной к подогнутой клешне, занеся меч над головой, страх выбелил скулы, от него ощутимо тянет ужасом, но и готовностью подороже продать свою жизнь, а прямо на него выдвигается чионела, понятно много меньше убитого гиганта, но тоже немалая, может та, которую я видела ползущей по подводной стене пещеры.
   Кажется чионела приплыла полакомиться дармовым угощением и вгрызлась в брюхо гиганта, да так, что оставалась там пока мы вытаскивали тушу и вылезла только оказавшись на суше. Чионела легко возбудима и агрессивна и кидается на все живое. Вот и здесь она кинулась на людей и просто судьба, да и недостаток расторопности виной тому, что Илонель оказался на ее пути.
   - Коли в пасть и прыгай вбок! - крикнула я, но он как стоял с поднятым мечом, так и продолжал стоять - дурак! Голова чионелы крепка как камень! Тут и топор не справится, не то, что меч. Его друзья с копьями, а некоторые с кинжалами застыли полукругом не решаясь приблизится к чудищу и наставляя на него оружие. Вот один метнул копье в щель между пластинами панциря, чионела не остановилась несмотря на засевшее в теле наконечник. Глупые, дурные люди! Это медведь или кабан чувствует боль, чионела - никогда. Она нападает пока не разрубишь ее пополам или не повредишь жизненные органы, спрятанные под толстой броней.
   На мгновение мелькнула мысль дать чионеле самой расправиться с моим недругом. Задержаться на мгновение - и недруг мертв. Но нет! Это низко! Даже мысли такие постыдны - вот до чего доводит близкое общение с людьми!
   Чувства обострились, а время привычно замедлилось. Прыжок и приземление справа от головы чудища, так, чтобы за спиной не было никого - а то метнет еще копье придурок! Чионела выгнула шею перед броском как она всегда делает и наверху сгиба открылся незащищенный сегмент. Неуловимо быстрое движение, чиркнула кинжалом, воткнув его в щель и хорды перерезаны. Голова еще не успела опуститься, как я прыгаю к одному из людей, выхватываю копье, пихаю человека вбок, чтобы не мешался. Прыжок к чудищу, легкий как может показаться укол копьем сразу за головой, там, где проходят нервы и прыжок назад, за кольцо стоящих людей, которые так и не поняли, что произошло, увидев только скользнувшую тень и оседающую наземь тварь.
   - Илонель, тварь мертва! - крикнула я громко, чтобы успокоить людей. Люди только сейчас поняли что произошло, увидев, как чудище оседает на подгибающихся ногах. Некоторые метнули копья, но по безвольному положению тела видно было, что это уже лишнее.
   Илонель как был с мечом в руке, так и подошел ко мне, встал на одно колено, положил меч у моих ног и торжественно проговорил:
   - Пресветлая госпожа, примите мою благодарность за спасение жизни. Я Ваш должник до конца дней.
   Да, оказывается люди умеют быть учтивыми, им понятно понятие чести? Не думала. А вот на колено вставать - дикость, ни одна из наших так себя не унизит, никогда! Люди, низкие люди, что с них возьмешь?
   - Встаньте, не стоит благодарности - долг любого разумного спасти другого от хищного чудовища, а я имею немалый опыт в охоте на таких как вот эта - показала на только что убитую чионелу.
   Почувствовала как один из людей пришедших с Илонелем на меня смотрит. А! Забыла копье отдать.
   - Примите с благодарностью копье, простите, не было времени попросить его должным образом.
   Человек смотрит, хлопает глазами, пытается слово произнести, но не может - видно еще не отошел от боя. Сую ему в руки, он берет машинально. Наконец разлепил губы, выдавил запинаясь:
   - Великий воин, королевская охотница! Для меня честь, что моим копьем было сражено чудовище! Я повешу копье на стену зала и буду рассказывать всем о силе и быстроте и смелости несравненных Ярован!
   Вспомнила о неоконченном споре, глупость все это - люди просто иные. А вот он и сам обошел тушу и подходит. Самое интересное пропустил, милый!
   - Шери, ну как, отпустишь?
   Понятно же ему что случилось бы без меня. Подошел, порывисто обнял, отвечает:
   - Ладно, делай как знаешь, только береги себя! Не рискуй понапрасну.
   Поцеловала в ответ - мол все, закончили.
   Народ боязливо подходит, поглядывая с опаской на тушу - а вдруг кто еще там затаился?
   - Берем все за канаты, поднатужимся, вытаскиваем тушу повыше на берег, а потом перебрасываем канаты через бок и переворачиваем, начали! - распорядилась я людьми.
   Народ без слов выполнил - признал значит меня старшим. Когда туша перевернулась, из под нее выползли еще несколько чионел, но мелких, не больше человеческого роста в длину и крак, который сразу был пригвожден копьями к земле, а пара чионел из пяти все же спаслась, успев доползти до воды.
   - Десять человек пусть пойдут в лес, принесут дров для костра, а то разделка затянется до вечера а там бог знает кто из омута вылезет. Остальные разделывают тушу. Нобили пусть встанут у воды и следят, чтобы не вылезло что! - занялась я привычным делом - командовать отрядами мне не в диковину.
   Все послушались без слов, только моему милому явно не понравилось:
   - Владетельная жена, а мне что прикажешь? - спрашивает, а сам явно недоволен. Может тем, что приказ не получил? Посчитала его негодным к делу? Только хотела сказать ему, чтобы в замок шел, да приказал бы телеги подвести, собрав всех людей кого можно, как вдруг сообразила - у людей мужчины над самками старшие. Они командуют, а те подчиняются, а не наоборот. Вообще-то это верно - человеческие самки тупы и своенравны, разума у них можно сказать и нет, а только чувства, прямо как у козы или овцы, ну и еще козлиное упрямство. Понятно серьезное дело поручать им нельзя, но ведь я - Ярован. Мой друг разозлился, значит, что его место заняла? Как исправить? Надо видно показать для всех, что он тут главный, а я так, советник. Это дело мелкое, а что серьезное будет - понятно не человеческим скудным умишком решать. А вот например так:
   - Это ты мой муж, это я жду от тебя приказаний, твоя преданная Мира.
   Видно правильно все сказала - он лицом просиял, народ оглядел - мол видите какая у меня жена умная!
   - Благодарю - говорит - Что людьми распорядилась. Я несколько опешил от нападения твари, а ты вовремя сообразила и распоряжения твои были верные - сразу видно, что не впервой тебе отрядами командовать.
   - А как ты мыслишь, не надо ли телеги привезти, народ собрать? А то до ночи провозимся, а возле этой воды ночью небезопасно - подкинула ему правильную мысль.
   - Ты как всегда права! - Шери прямо расцвел от удовольствия, что ему дали самому командовать - Фариан! Быстро в замок! Пусть весь народ что есть приходит, а телеги пусть проведут по лесной дороге, ну ты знаешь, и пусть обед сготовят для всех, да сюда принесут.
   - Милый, наш обед - эти вот чионелы, крак и гигантские креветки - видишь сколько их отлипло от туши, да может гостей если какие уже пришли так позвать - славный обед будет.
   - Фариан! Обеда не надо, только вино!
   - Мартин, сходи, позови гостей, если кто приехал, пусть одевают что попроще и приходят на ужин в честь подвига моей жены.
   Ну как ему понравилось, что я не отбираю от него право командовать, прямо расцвел! Так значит с мужем и надо - вроде как я только советы даю, а решает все он. Не понимает, дурак, что под мою дудку пляшет. Скоро все в замке привыкнут, что разумные приказания только от меня. Его и слушать не будут. Не! Не понимает! Ну да, люди неполноразумные, это все знают.
  
   ШЕРИДАН
  
   Пока суд да дело солнце опустилось к горному хребту, вытянулись длинные тени, вода потемнела. Вечерело, светлого времени оставалось полчаса от силы. Тушу уже хорошо так разделали, много и в замок увезли, но много и осталось. Из озера ничего не вылезло, но я чувствовал присутствие больших животных под поверхностью. Приманивать чудищ правда смерды постарались - вечно от них одни беды, тупые придурки! Поздно я заметил как то, что остается от разделки, несъедобное, они в озеро кидают, не понимая скудным своим умишком, что хищных гостей приманивают. Пришлось развести большой костер между озером и тушей, чтобы незваных гостей отпугнуть.
   После работы неплохо и закусить, да и полакомиться вкусностями хотелось, редко-редко чтобы даже крака нибольшого охотники добывали, а тут - вон сколько! Одни креветки чего стоят, а гигант так вообще - на десятки лет рассказы пойдут как чудище выловили и съели и на всех с гостями хватило. Даже меня забудут, а героя, победившего чудовище, будут помнить поколения, да еще легенды сложат. Ладно, что там думать о будущем? Пора и поесть, в самый раз и костер запалили, сейчас запечем, пальчики оближешь!
   Мясо хоть крака, хоть чионелы жарить над костром не выйдет - растечется, а вот если в панцире запекать целиком - самое то! К самому жару подвинули чионелу, ту, которая столько шухеру днем наделала и которую в конце концов Мира убила, мелких чионел и гигантских креветок вокруг костра разложили, так, чтобы пламя обжаривало, но не сжигало. Топором обрубили ноги гиганта, которые в сравнении с телом казались тонкими - есть нечего, а вблизи были толщиной с человеческую ногу - еды на всех хватит.
   Дубовые поленья горят прозрачным пламенем, потрескивают, жар от них что надо! К вечеру, когда стемнело и работать людям стало уже невозможно, все расположились у костра. Никто правда не сел спиной к озеру, так то и понятно. Начали с креветок, которых вытолкнули из жара палками и подождав когда подостынет занялись расчисткой, запивая дивную еду красным вином. Замечательно! Давно такого вкусного не ел! Как только утолили первый голод, посыпались просьбы рассказать что Мира видела в омуте и единственное ли там чудовище? Может омут теперь безопасен?
   - Наполним кубки у кого есть, выпьем вина и послушаем рассказ о приключениях Миры - сказал я и попросил ее продолжить.
   - Это не омут или озеро, а провалившийся свод пещеры. - начала Мира рассказ - Все вы знаете, что здешние горы источены подземными пустотами как кусок сыра, под землей коридоры, озера и реки, в которых водятся чудища, заплывающие туда из моря и питающиеся зверями, приходящими на водопой к открытым кавернам. Ну вот здесь такая каверна открылась прямо под речным руслом и там безмерно глубоко - огромные подземные залы и коридоры, даже я не смогла достать дно. По краям каверны, там, где глубина еще невелика, все дно завалено костями зверей - видимо чудища поднимаются к поверхности ночью, когда звери приходят на водопой.
   Рассказ перебили возгласами - да, замечали, что ночью в озере нечисто - нередко пропадал скот, пришедший на водопой, а кое-кто видел и всплывающие в лунном свете туши.
   - Ну вот, все теперь знают, что это место опасно и надо сделать дубовую изгородь вокруг озера, чтобы скот не подходил к воде, а оттуда ничего не выползло - сказал я в заключение - Молчим, не мешаем рассказчику, слушаем Миру.
   - Нырнув в глубину каверны я искала чудовище которое пожирало людей, чтобы вызвать его на бой и уничтожить как подобает воину Ярован, принявшему обет уничтожать повсюду чудовищ и помогать людям в беде.
   Послышались восторженные возгласы - люди, если и не все, то хотя бы нобили понимают слово честь и служение обету и им понятно стремление героя к славе.
   - Мелких краков, чионел я пропускала и искала встречи с достойным противником, в бою с которым можно снискать славу и заслужить похвалу людей, спасенных от напасти.
   Слушал я, слушал мою милую и опять начало закрадываться подозрение, что все было сильно не так - чувствую эпический слог как в тот раз, когда мы уничтожили чудовище Храмового озера. Все у нее геройство, ищет славы и подвигов, а подумать - в бою с таким чудищем только смерть свою найти! Тут то, что жива осталась - один шанс на тысячу. Никогда не поверю, чтобы она по своей воле встречи с ним искала.
   Мира продолжала рассказ:
   - Вызвала я на бой гадкую тварь, ужас глубин, воткнув копье ему в глотку. Закрутилась тварюга, свертываясь кольцами и развертываясь вновь. Била я ее кинжалами, но хоть и втыкались кинжалы до рукояти, но чудищу хоть бы что - извивается и напасть примеривается! Тогда решила я что магия против бронированного монстра самое лучшее средство и чтоб убить его одним ударом в голову, заплыла я в грот, куда чудище голову и засунуло, надеясь там меня схватить. Но не дала я этого - только жуткая башка с разведенными жвалами потянулась ко мне, как я всадила заряд магии прямо в костяной лоб, так, что голову твари на куски разнесло. Потом же подтолкнула я тварь, чтоб она всплыла, не цепляясь за стенки каверны и все могли бы лицезреть свидетельство моей доблести и умения! Теперь гиганта нет и омут безопасен. Такой гигант мог жить в пещере только один, и понятно осталась только мелочь не стоящая моего внимания.
   При окончании рассказа народ завопил:
   - Слава герою - победителю чудовища!!!! Каждый старался подойти, пожать руку, а то и поцеловать в плечо, если нобиль. Восторг был всеобщим. Даже смерды - пастухи и погонщики волов, которые в отдалении свой костер запалили, и те кричали - Слава!!! Слава!!!
   Народ пил, поздравлял друг друга с избавлением от чудовища глубин, орал. Видно в гомоне и не заметили, что один из волов, приведенных как тягловый скот, подошел к озеру на водопой. Только я хотел крикнуть, чтобы его отвели подальше от опасного места, как из озера поднялось что-то черное и длинное, зубастая пасть схватила вола, так, что он оказался почти наполовину в пасти, и одним движением утащило в воду.
   Люди оглянулись на шум и замерли пораженные.
   - Змей! Водяной змей! - возгласы видевших чудище подробнее объяснили, кто схватил вола.
   Ну вот и победа над чудовищем! - подумал я невесело - Да там в подземной пещере кишмя кишит монстров, а бросая внутренности в озеро мы их только приманили и взбудоражили. Надо строить изгородь вокруг.
   В озере вдруг раздался плеск, брызги взметнулись вверх и долетели чуть не до берега. Опять плеск, удар хвостом по воде как будто скала свалилась. Народ ломанулся от озера - черт знает что там происходит.
   - Мира, что там? - спросил я моего друга, который видит во тьме как кошка и по привычке начал собирать силу вливая ее в заклинание молнии.
   - Змей сцепился с чионелой, поменьше той, что я убила, но тоже немалой - шагов пятнадцать будет. Не беспокойся, им не до нас, да и по земле они ползают плохо - человек шагом идет быстрее, чем они.
   Сражение переместилось к берегу и в неровном свете костра я увидел наконец обоих бойцов: змей кидался из стороны в сторону, нападая на чионелу которая была не так подвижна, да еще держала в клешнях вола из-за которого и разгорелся бой. Броня чионелы спасала ее от острых зубов змея, но много ног были откушены и она не могла плавать столь быстро, чтобы уворачиваться от противника. Противники иногда скрывались под водой, иногда выныривали и только истинное зрение позволяло мне видеть все перипетии схватки.
   Вот чионела бросила вола - своя жизнь дороже, но змей продолжал нападать - видимо очень озлился на вора, утащившего законную его добычу. Змей бросился к голове чионелы так что она открыла жвалы и наставила клешни, но в последний момент резко ушел вниз и схватив ее за хвост стал трясти как собака крысу. Чионела свернулась буквально кольцом, стремясь достать нападающего, но змей резко ушел в сторону и цапнул чионелу за бок, оторвав еще пару ног.
   - Пожалуй змей победит - высказала предположение Мира - Змей хоть и рыба, подобная угрю, но умнее чионелы, наконец и плавает он быстрее - место обитания чионелы не открытая вода, а гроты и камни на дне.
   Как бы в подтверждение ее слов змей опять вынудил чионелу вытянуться и бросится на него, а сам поднырнул и впился ей в нижнюю часть тела, которая не так хорошо защищена как спина. Чионела дернулась, конвульсивно согнулась и. ... Впилась жвалами в тело змея где-то посередине.
   - Ну все, змею конец! - с сожалением сказала Мира - Чионела ядовита и яд рано или поздно обездвижит змея. Не люблю членистоногих. Змей красив в море, жаль, что он проиграл.
   Может и ядовита, но змей не хотел сдаваться. Огромные сражающиеся монстры сбили воду в пену, брызги долетали до костра! Змей старался перекусить многоножку или вырваться из ее жвал, но та держала крепко, да еще обвилась вокруг его тела, вцепившись в змея уцелевшими ногами и клешнями. Два тела переплелись так крепко, что казались одним странным существом с двумя хвостами и множеством ног. Челюсти змея между тем работали и вот он перегрыз многоножку надвое! Задняя часть отвалилась и ушла в глубину, но передняя как и не почувствовала потерю хвоста - до чего же живуча чионела! Вскоре наступила развязка - чионела наконец отцепилась, жвалы разжались и она ушла вниз, но и змей вытянулся, последний раз ударил хвостом и затих безжизненно качаясь на волнах, поднятых битвой.
   Народ потянулся посмотреть на змея вблизи, но я, глянув истинным зрением и увидев еще пару тварей средних размеров, которые были видно привлечены битвой, а сейчас подбирались к мертвому змею, крикнул неразумным:
   - Назад! Что, захотели пойти на поживу водяным чудищам? Назад к костру, к воде не подходить!
   Как в подтверждение моих слов возле змея послышался плеск, вынырнула и скрылась черная спина. Змей закачался, притоп - кажется кто-то выдирал куски мяса из туши.
   Посмотрев на пир монстров люди отпрянули от воду, спрятавшись за костер. Ужинали уже без того веселья как раньше - в воде продолжался плеск, пару раз шипение показало, что приплыло нечто новое, народ испуганно поглядывал на неспокойные воды и допив вино потянулся в замок, оставив нескольких сторожей возле туши.
   Наутро вернувшись к озеру мы не обнаружили никаких остатков вчерашней битвы - тело змея было съедено, воды чисты, прозрачны и спокойны, туша гиганта лежала на прежнем месте, но к ней из озера тянулась странная полоса слизи. Как сказали сторожа, ночью из озера вылезла то ли рыба, то ли слизняк и поползла к остаткам туши. Люди метнули копья в странную тварь, которой это явно не понравилось и она вернулась восвояси.
   Работа по разделке продолжилась, отряд стражников остался охранять людей зорко смотря на безмятежную водную поверхность и приготовив арбалеты и копья, а мы вернулись назад в замок - пора было готовится к приему гостей.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   22
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com А.Рай "Академия залетных невест"(Любовное фэнтези) В.Лошкарёва "Суженая"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Н.Жарова "Гипнотизер. Реальность невозможного"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) О.Дремлющий "Жёсткий старт. Том I"(Боевое фэнтези) E.The "Странная находка"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"