Лицо в ночи: другие произведения.

Тёмный Ангел света

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 7.39*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я несколько устал от мира Гарри Поттера (но не буду забрасывать недописаные фики) и решил попробовать себя на новом поприще. По сути это кроссер между мангой и аниме, персонаж из мира манги (вы поймете кто) попадает в мир аниме. так же почти наверняка будет небольшая ссылка на мою собственую вселенную (то, что с Высшими силами). Аниме и Манга: Hellsing Виктория Серас, Интегра Хеллсинг, Алукард, капитан Фергюсон Angst /AU /Приключения || R Размер: миди || Глав: 10

  Глава 1
  
  
  Глава первая.
  
  Интегра Хеллсинг сидела за столом в своем кабинете просматривая новые рапорты. Ее рабочий стол, заваленый бумагами, на первый взгляд производил впечателние полного кавардака. Но это было обманчивое впечатление, Интегра невыносила беспорядок, и эти бумаги были разложены именно так, как она того желала.
  Последние месяцы были неспокойными для тайной организации "Хеллсинг" - Королевского Ордена Протестантских Рыцарей. В добавок к обычным вампирам - если понятие "обычный" вообще применимо к бессмертным, сосущим человеческую кровь существам - прибавились новые. Люди, которые были обращены в кровососов... исскуственным путем, не через укус другого вампира, а после вживления чипа, в котором немыслимым образом смешивались новейшие технологии и темная магия. И этих новых существ, уродцев - как их презрительно именовал ее верный слуга Алукард - становилось все больше. А тех, кто стоял за производством этих богомерзких чипов, вычислить никак не удавалось.
  И уродцы были даже хуже истинных вампиров, хотя и были их намного слабее. Те ведь в большинстве своем все-таки следовали каким-то своим собственным законам и правилам. И даже самые юные из них, "птенцы" знали, что не следует привлекать к себе излишнего внимания... А уродцы вели себя как самые настоящие отморозки, устраивая настоящие побоища, что привлекало слишком много внимания. Когда почти полгода назад произошел первый подобный случай, они посчитали, что какой-то юный вампир просто сошел с ума... но потом был второй, третий, четвертый случай...
  А около месяца назад в Лондоне появился еще кто-то... но лишь несколько дней ее аналитики и она сама связали вместе пару случаев ограбления банков крови и несколько других происшествий. Дважды неизвестный незамеченным проникал в крупную больницу, минуя всю охрану, опустошал один ряд с пакетами и оставлял после себя... чемодан денег. Что в свою очередь позволило провести паралелль с полицейскими рапортами, которые тоже сейчас лежали перед ней. Трижды в полицию Лондона поступали анонимные звонки, и выехав по названому адресу оперативники обнаружили две группировки занимающиеся торговлей наркотиками и еще одну, промышляющую нелегальной эмиграцией, а скорее торговлей людьми. Во всех случаях преступники были без сознания и связаны по рукам и ногам, еще там имелись сейфы, где хранились крупные суммы наличными... и эти сейфы были вскрыты, а деньги исчезли. А часть из них потом была найдена в госпитале...
  Интегра достала очередную сигару, щелкнула зажигалкой и затянулась аромантным дымом дорогого табака до самых легких.
  Кто объявился в Лондоне? Какой-нибудь вампир - супер герой, борец за добро и справедливость? Сама мысль о чем-то подобном была смешна... И тем не менее... Алукард лично обследовал некоторые места происшествий... и единственное, что он мог сказать - там действительно побывал вампир, и очень могущественный, раз сумел так замети следы, что даже Король Нежити не смог взять след.
  Перекатив сигару из одного угла рта в другой Сэр Хеллсинг глянула в окно, там уже давно опустилась ночь. "Нужно будет сказать Вальтеру принести кофе, я еще не скору лягу" - мелькнуло в голове.
  
  Небольшая английская деревенька Чадар, была одним из тех мест на земле, где еще можно почувствовать себя вдали от шумной человеческой цивилизации. Немногим больше двухсот жителей, каждый знает друг друга в лицо. Одна единственная дорога пересекающая поселение, церковь на холме. В радиусе десятков миль вокруг лишь несколько ферм, все крупные магистрали лежали еще дальше. Чадар можно было назвать настоящим воплощением понятия "захолустье". Немного чужих автомобилей проезжало через него, и еще меньше людей решали остановиться на ночь в небольшой местной гостинице.
  Солнце клонилось к закату, когда одинокая женская фигура вошла в деревню с востока по Главной Улице, как жители ее гордо именовали. Прибывшая была одета в темное: туфли, женские брюки и кофта с поднятым воротняком и длинными рукавами, а так же перчатки, неочень длинные светлые волосы были собраны сзади в небольшой хвост. Яркие, голубые глаза окинули взглядом дома и остановились на церкви, которая располагалась несколько дальше и выше.
  В таких деревеньках, где все люди давно знают друг друга, и где ничего никогда не происходит любой новый человек немедленно становится объектом усиленного внимания. Тем более, когда это очень привлекательная молодая девушка, пришедшая пешком непонятно откуда...
  И тем не менее гостья была фактически обделена вниманием, несколько человек собравшихся на улице наградили ее коротким взглядом после чего вернулись к своей негромкой, но оживленной беседе. Тому феномены было сразу три причины:
  Во-первых эта девушка была уже не столь уж чужой здесь. Когда она впервые появилась тут почти месяц назад, точно так же пешком, словно бы на своих двоих преодалела десятки километров от ближайшего населенного пункта, встретили ее именно так, как полагается. Несколько деревенских красавчеков проявили к ней наибольший интерес. Но девушка не была особо разговорчива, отвечая вежливо, но очень немногословно на подчас излишне назольевые проявления гостеприимства жителей. Проведя тут не больше часа она ушла так же, как и пришла, очень быстро пропав из виду. Появление загадочной незнакомки дало местным пищу для разговоров на много недель вперед, но уже через несколько дней она появилась вновь, лишь для того, чтобы опять исчезнуть. И потому жители уже почти привыкли к тому, что юная и привлекательная блондинка навещает их деревню каждые три-четыре дня.
  Во-вторых она была не единственным гостем Чадара в эти дни. Три дня назад в деревенскую церковь пришел одинокий священник, причем довольно странный - если верить тем, кто его видел. Очевидно пастор Рональд приютил его. И последнюю службу вел именно гость, а Рональда с тех пор вообще никто не видел...
  И в третьих, пастор Рональд не был единственным, кто пропал в последние дни. Молодая пара, что ушла гулять в лес так и не вернулась. А всего пару часов назад маленькая Шефил Джайтонтак же потерялась, а теперь и ее мать, ушедшая искать дочь не возвращалась. Жители, обычно очень тяжкие на подъем, были очень встревожены, и собравшиеся на улице люди как раз решали кто куда пойдет на поиски пропавших...
  Девушка так же не уделила людям много внимания, ее взгляд приковала к себе церквушка. Если бы кто-нибудь стоял сейчас рядом с ней, он бы мог услышать ее шепот:
  - Он все-таки пришел сюда...
  
  "Это кошмарный сон, все это лишь ужасный кошмар, и я вот-вот проснусь! Господи, пусть я проснусь!" - молила про себя Ребекка Джайтон, вжимаясь в стену церки.
  Происходящее и правда казалось кошмаром, она искала свою дочь Шефил, и ноги словно сами принесли к дверям церкви... Ее девочка была здесь, здесь были и юные Джейн и Патрик, а так же отец Рональд... но узнать их можно было только по одежде. Серые лица, безжизненные глаза, и нечеловеческое рычание вырывающееся из их глоток - вот что они собой сейчас представляли.
  - А ты вообще-то ничего... - прижавший ее к стене священик проговорил тихим голосом, от которого кровь стыла в жилах. - Наверное я начну с тебя, а та милашка станет десертом... - Шефил пряталась за одной из скамеет, парализованая ужасом, - о сладкая детская кровь... но тебе этого не понять...
  - Ч-ч-что...
  - Я тот, кто насладится твоей кровью... - лицо священика появилось прямо перед ней. Его красные глаза полыхали адским пламенем, а во рту выделялись неестевственно длинные клыки. - А ты станешь моим новым упырем...
  - Затнись уже! - прервал его новый голос, женский голос. Врата церкви с силой распахнулись и внутрь ступило новое действующее лицо. Внутри было довольно светло, и Ребекка почти сразу узнала девушку, которая долгое время была основной темой для разговоров в Чадаре.
  - А ты еще кто? - священик повернулся к новоприбывшей, вместе с тремя бывшими жителями деревни.
  - Ты только посмотри на себя, - девушка спокойно шла вперед, совершенно не обращая внимание на существ, вышедших, казалось, прямо из фильма ужасов. - Ты здесь от силы три дня, а уже успел выпить кровь трех человек. Как в тебя столько влезло? А теперь... это какой же тварью нужно быть, чтобы покушаться на детей?! Зов ее крови слишком силен для тебя?! Любой уважающий себя вампир посчитает своим долгом стереть с лица земли ничтожество вроде тебя!
  - По-моему тебе пора умереть! - в голосе священика явно слышалась нотка безумия.
  Он чуть взмахнул рукой, и все трое: отец Рональд и Джейн с Патриком с ревом кинулись на девушку. Дальше все происходило так быстро, что Ребекка не могла уследить. Незнакомка каким-то образом оказалось не перед ними, а слева, кажется она взмахнула рукой - Ребекка не заметила движения, но Джейн, или то, что недавно было ею, отлетела куда-то в сторону.
  Еще два почти неразличимых глазом движения - и с плеч двух других односелчан слетели головы. Девушка снесла их с плеч голыми руками... тела начали обращаться в пыль еще до того, как коснулись пола.
  - Покойтесь с миром, - в наступившей тишине шепот незнакомки был отчетливо слышан.
  - Но ты... ты же одна из нас! - священик в изумлении даже выпустил Ребекку, и та, следуя не разуму, а материнскому инстинкту очертя голову кинулась туда, где на полу дрожала ее дочь.
  - Не оскорбляй меня подобными сравнениями, мразь, - в голосе незнакомки слышался гнев смешаный с глубоким презрением. - Ты, ничтожество, отказавшийся от собственной человечности ради толики чужой силы, силы которую ты даже не попытался понять, прежде чем кинуться утолять голод, о котором ты тоже ничего не знаешь. - Ребекка крепко прижала к себе Шефил и вновь обернулась. Девушка продолжала идти вперед, сокращая расстояние до... вампира. - Ты отвратителен... - она замерла на миг, словно отвлеченная внезапной мыслью. И даже отвернулась от священика, глядя куда-то вдаль. - Да, теперь я понимаю, почему ОН так ненавидел подобных тебе.
  Тут все опять ускорилось, монстр с немыслимой скоростью повернулся и бросился к ним... но девушка вдруг просто перестала существовать "там" - на полпути от входа - и возникла "здесь", заслонив собой Ребекку и Шефил. Вампир налетел на нее, но она даже не покачнулась, а мгновение спустя оба они были уже у дальней стены. Еще пара секунд - и священик, нет лжесвященик издал что-то напоминающее стон и... обратился в пыль. Девушка еще несколько секунд стояла неподвижно, словно рассматривая что-то у себя в руке, а потом повернулась к ним.
  Расширившимися глазами Ребекка наблюдала как их... хотелось верить, что спасительница, приближалась к ним. Во взгляде незнакомки была определенная доля сочувствия, но было там и что-то еще. Она кинула короткий взгляд на Шефил... и поспешила отвернуться. И Ребекка вдруг почувствовала, что пытается заслонить дочь своим телом.
  - Я не причиню вам вреда, - негромко сказала она. - Но ты должна будешь кое-что для меня сделать. Когда ты вернешься домой, ты конечно же всем расскажешь, что произошло... и тебе конечно же не поверят. Потом прибудет полиция в связи с пропажей этих несчастных, ты и им все расскажешь... но они тоже тебе не поверят. Но вот потом... день или два спустя, очень порядочные люди постучатся к тебе в дверь, и попросят рассказать, что произошло. А потом они, конечно же, объяснят, что все это была галлюцинация или что-нибудь в этом роде... Так вот, я хочу чтобы ты передала этим людям мои слова: "Через несколько дней я собираюсь навестить Сэра Интегру Фарбрук Уингейтс Хеллсинг". Ты можешь сделать это для меня?
  - Да... - заворожено глядя в эти синие глаза ответила Ребекка. - Спасибо вам...
  - Незачто, - уголки губ девушки дрогнули, сложившись в слабую, но удивительно светлую улыбку. - Берегите себя и эту малышку, - она повернулась и зашагала к выходу.
  - Стойте! - крикнула вдруг Ребекка. - Вы... вы ангел?
  - Ангел?.. - девушка замерла и полуобернулась. - Ангел?.. - повторила она, улыбнувшись шире, но теперь улыбка была печальной, а главное стали видны клыки, совсем как у лжесвященика... - Скорее наоборот, - глаза девушки на миг полыхнули красным, и она вновь двинулась к выходу из церкви.
  
  Она сняла этот котедж уже на второй день, поскольку тогда она еще не успела разжиться деньгами, пришлось "убедить" владельца, что она передала ему чек. Уже потом она расплатилась наличными. Домик был совсем небольшой, но вполне уютный и ее устраивал, поскольку она не планировала задерживаться тут надолго.
  Две комнаты, кухня, где единственное, что ей требовалась - это холодильник, гараж, который пустовал. Она не водила машину уже два-три десятилетия, и у нее в распоряжении был куда более быстрый способ передвижения.
  Она открыла дверь ключом, хотя давно уже была способна проходить сквозь стены, но было что-то приятное, теплое, успокаивающее в этих простых, человеческих жестах - ОН бы наверняка был недоволен и сделал какое-нибудь сарктическое замечание. Ну и пусть, а она не будет забывать о том, что когда-то была человеком. И пусть она теперь пьет кровь, спит в гробу и летает по воздуху, войти в дверь как человек для нее не труд.
  Ночь уже заканчивалась. Она неторопливо переоделась в домашнее - вновь в этом не было никакой нужды, но все это доставляло ей удовольствие. Захватив из холодильника пакет с донорской кровью она опустилась в кресло. Посасывая из пакета то, что столь долго было для нее едой, она еще раз внимально осмотрела чип, вырваный ее из тела твари, притварявшейся священником.
  Он не имел ничего общего с теми, которые она знала. Те были просто высокотехнологичной электроникой присоединявшейся к нервной системе, что позволяло Миллениуму, Майору следить за своими детящами... Здесь же... в этой штуке, чьи отростки шевелились сами по себе, смешалась и электроника, и биотехнологии, и... темная магия, причем такая, которой она в жизни не встречала. Это почти можно было назвать живым существом. И чтобы создать исскуственного вампира, вместо сложных хирургических операций, как это делал Миллениум, было достаточно поместить вот эту маленькую дрянь в тело человека. Может статься, он был способен двигаться сам по себе...
  Она метнула опустевший пакет в мусорку, и даже не стала смотреть - попала или нет. Чип был помещен в небольшую банку - после тщательно осмотра она вовсе не горела желанием носить эту гадость в кармане. Откинувшись в кресле она устремила невидящий взор куда-то в потолок.
  Она уже и так знала, что тут все будет иначе - не так, как она помнила все. В новостях были несколько иные события, этот вампир появился в Чадаре более чем на месяц позже, чем она того ожидала. И это не говоря о ней самой... а теперь еще и это.
  Все было иначе. Но это ничего не меняло, Хеллсинг оставался Хеллсингом, и это был ее дом, единственный настоящий дом, который у нее был после убийства ее семьи. И потеряв его однажды она все сделает, чтобы вернуться туда, коль скоро судьба дала ей такой шанс. И она уже сделала первый шаг.
  Улыбнувшись самой себе Виктория Серас направилась в спальню, где рядом с задвинутой в угол кроватью стоял гроб, который она украла из бюро похоронных услуг. Покупать такое, а потом везти домой - это было бы слишком странно.
  "И все-так сегодня была прекрасная ночь..."
  
  
  Глава 2
  
  
  Глава вторая, рубикон.
  
  Он стоял перед ней. Особняк семьи Хеллсинг, штаб-квартира организации... ее дом. Стоял такой целый и невредимый. И трудно было представить себе, что она видела его дымящимся, залитым кровью - после тех двух памятных штурмов; а потом и вовсе разрушенным почти до основания. Именно таким она видела его там в последний раз... когда сэр Интегра и последние оставшиеся бойцы взорвали все здание на воздух. Она должна была бы умереть вместе с ними в тот день... она хотела этого... но она всех пережила, всех-всех. И вот теперь она здесь, и штаб-квартира Хеллсинга возвышается перед нею, и двое стражей у ворот поглядывают на нее с подозрением, пока она неспешным шагом приближается к ним. Они оба были одеты в камуфляжную униформу, с такой знакомой, родной эмблемой. А она припоминала, что в те времена внешняя охрана маскировалась под полицию.
  - Извините, мисс, но вы не можете пройти дальше, - решительно преградил ей путь один из бойцов. Его товарищ как бы небрежно положил руку на висящий у него на плече MP-5, ее невинный внешний вид не заставил их расслабиться. Молодцы. Но, замышляй она недоброе, это бы им не помогло.
  - Да, а что такое? - она не смогла удержаться от того, чтобы самую малость поиграть с ними.
  - Это частная собственность, мисс, - назидательно сказал все тот же солдат. - Посторонним проход строго запрещен, прошу вас удалиться.
  - Да? Какая жалость, такой красивый особняк, я думала его осмотреть, - тяжко и мило вздохнула она. И была вознаграждена выражением жалостливой насмешки на лицах обоих солдат. - Впрочем, ближе к делу, - продолжила она уже совсем иным тоном, и те вздрогнули, - я бы хотела встретиться с сэром Хеллсинг.
  - Ч-что?.. - молчавший до этого солдат чуть ли не заикался. Пожалуй, она несколько перестаралась, притворяясь невинной дурочкой.
  - Я хочу поговорить с Интегрой Фарбрук Уингейтс Хеллсинг, - серьезно и почти торжественно повторила Серас.
  Оружие на нее направили примерно через пару секунд, все-таки эти парни были профессионалами, но... недостаточно.
  - Ладно, парни, - в ее голосе было нетрудно расслышать снисходительность ветерана по отношению к зеленым новичкам. - Действуйте уже, вам же положено по инструкции доложить, что появилась подозрительная личность, и вызвать подкрепление. Только передайте, пожалуйста, наверх, что я хочу встретиться с леди Интегрой, и что это я была в Чадаре...
  Не прошло и минуты, как к воротам подтянулось подкрепление в составе двух отделений, и все держали ее на прицеле. Серас спокойно ждала, два десятка стволов, направленных на нее, несильно ее волновали. Даже открой они все огонь, убить ее им не удасться.
  А еще через несколько минут из дверей особняка показалась одинокая фигура и размеренным шагом направилась к ним. Уолтер, она узнала его мгновенно, такой же, каким он всегда был, не считая их последней встречи. Все тот же неизменный костюм-тройка с белой рубашкой, и монокль на левом глазу. Виктория также разглядела и колечки у него на пальцах, что ясно указывало, что его смертоносные серебряные нити тоже рядом... И его вежливая, неизменно учтивая и благожелательная улыбка на лице, да, он был именно таким, каким она хотела его помнить, и... если Миллениума здесь не существует, то, может быть, он таким и останется?..
  - Уолтер Кумм Дорнез, дворецкий семьи Хеллсинг, - учтиво поклонился он ей. - К вашим услугам мисс...
  - Виктория, - та присела в небольшом реверансе.
  - Прошу за мной, мисс Виктория, - сделал он приглашающий жест, одновременно отпуская охрану.
  "Мисс Виктория" - одно это обращение уже почти позволило ей вновь почувствовать себя дома. И она последовала за ним, изо всех сил сдерживая волнение, смешанное с каким-то поистине детским восторгом...
  
  Интегра щелкнула зажигалкой. Револьвер, заряженный пулями с амальгаммой из освященной ртути был под рукой, а Алукард скрывался где-то среди теней кабинета. Ему был дан строгий приказ не вмешиваться, если гостья не поведет себя агрессивно, ну или если его не позовут. А то от него вполне можно было ожидать, что он влезет в самый неподходящий момент и все испортит... да даже теперь, после ее прямого приказа, не было уверенности, что он будет вести себя прилично.
  Но мысли ее сейчас занимал все-таки не ее своенравный слуга, а тот другой вампир, вампирша, которую Уолтер сейчас провожал сюда. Какая дерзость, явиться прямиком в штаб-квартиру организации, цель которой - уничтожение подобных тебе. И к тому же заранее предупредить о своем визите, способ она выбрала далеко неортодоксальный, но весьма действенный.
  Когда ее агенты вернулись из Чадара и сообщили, что слухи о вампирской активности в деревеньке оказались правдивыми, но проблемма была решена без них, она была по меньшей мере удивлена. Это точно не было делом рук Ватикана и их тринадцатого Отдела, который чем дальше - тем наглее вел себя. Не их подчерк. Это было сделано вампиром, причем, похоже, этот вампир ожидал появления этого уродца, ибо жители встречали ее там каждые три дня вот уже больше месяца. И желание узнать, где она получила информацию, уже само по себе было одной из основных причин, почему Интегра согласилась на эту встречу. Ну а кроме того... хотела она это признать или нет, а вампирша помогла избежать очень и очень серьезной проблемы. Именно такие деревеньки, подобные Чадару, вдали от остального мира могли превратиться в настоящий праздничный стол для неконтролирующего себя вампира. Пока информация дойдет до них, минуя всех бюрократов различных цветов и мастей, кровососущий отморозок вместе со своими упырями уже не оставит в деревне никого живого...
  Ну а еще... ей было элементарно любопытно. Ее отдел расследований - да, официально ведение расследований не входило в компетенцию Хеллсинга, но делать их работу, опираясь лишь на информацию от полиции и MI5 с MI6, было бы все равно, что жить с завязаными глазами и ждать, чтобы кто-то другой рассказывал, что тебя окружает. Так вот, отдел расследований склонялся к мысли, что вампирша, которая вот-вот переступит порог ее офиса, и неизвестная личность, появившаяся в Лондоне, связаны. А может, это вообще одно и то же лицо. Тому были косвенные подтверждения.
  Раздался стук в дверь, тихий, характерный стук Уолтера.
  - Войдите.
  - Сэр Интегра, позвольте представить мисс Викторию, - Уолтер открыл дверь, вошел и тут же посторонился, делая приглашающий жест. Это было не совсем в соответсвии с этикетом, но так он мог лучше контролировать действия гостьи.
  Она вошла следом и остановилась в дверях, присев в глубоком реверансе. На ней было нечто среднее между костюмом и блузкой, юбка до колен и белые перчатки, что вместе с длинными рукавами полностью скрывало ее руки. Недлинные светлые волосы, очень юное лицо, не дашь больше двадцати, а главное - открытые, яркие и пронзительно синие глаза безо всякого намека на красноту. В общем, девушка казалась скорее скромной отличницей из элитного колледжа, нежели вампиром, способным сбить со следа самого Алукарда... Тем более, что пришла она средь бела дня, а даже Алукард, которому солнце не страшно, предпочитает спать в это время.
  Словно в ответ на начавшие зарождаться сомнения, хотя Интегра прекрасно знала, что внешность обманчива, гостья чуть приоткрыла рот, демонстрируя клыки. А пару секунд спустя они втянулись в десну, став незаметными среди прочих зубов. А вот такого она еще не видела...
  Даже от Алукарда. Наверное, не потому, что не мог... просто он никогда ни от кого не пытался скрыть свою натуру, свою природу. Может быть, в этом причина ее действий? Она не хочет признаться даже самой себе в том... что она вампир? Чушь!.. она ведь вот прямо сейчас показала себя.
  - Сэр Интегра, - приветствовала ее вампирша, все так же стоя в дверях. Вальтер тем временем встал рядом с ней, с таким расчетом, чтобы его оружие могло прикрыть ее почти со всех сторон...
  - Добро пожаловать в Хеллсинг... мисс Виктория, - она ответила столь же формально. - Присаживайтесь. Должна признать, ваш визит был... неожиданностью, - продолжила она, когда гостья устроилась напротив нее.
  - Могу себе представить, но вы не можете сказать, что я пришла без предупреждения, - глаза Виктории обежали кабинет прежде чем вернуться к собеседнице.
  "Нет, не весь кабинет!" - пронеслось в голове Интегры, - "лишь места, где залегли тени!".
  - Верно. Но давайте сразу к делу, чем мы обязаны вашему визиту?
  - К делу, - на лице Виктории промелькнула... гордость?! - Прежде всего, я хочу сказать, что пришла сюда не от лица какой либо организации. А цель моего визита... я бы хотела стать частью ВАШЕЙ Организации.
  Даже на лице вечно спокойного Уолтера промелькнуло замешательство, сама Интегра сильнее обычного сжала во рту сигару. Если вампиршу и развеселила их реакция, она этого никак не выдала.
  - Какая восхитительная дерзость! - случилось именно то, чего Интегра опасалась, и из тени выступило новое действующее лицо. Он сразу же обратился к ней. - Она с самого начала знала, что я здесь, моя госпожа, потому я решил, что будет совсем невежливо продолжать скрываться.
  - Алукард, - гостья вскочила из кресла и склонилась в уважительном поклоне.
  - А тебя, значит, следует называть Виктория... Виктория, - Король Нежити словно пробовал на вкус ее имя. - Признаюсь, я огорчен... когда в Лондоне появился вампир, способный спрятаться от меня, я подумал, что наконец-то появился интересный враг. Но врагом может быть лишь тот, кто хочет им быть...
  Алукард наклонился совсем близко к Виктории, словно бы обнюхивая ее - та даже не вздрогнула.
  - Алукард!! - Интегра поспешила вернуть бразды правления разговором в свои руки. - Мисс Виктория моя гостья, и покуда это так, я запрещаю тебе решать твои личные проблемы со скукой за ее счет!
  - Разумеется, моя госпожа, - древний вампир расплылся в улыбке и поклонился с раздражающей в данном контексте галантностью.
  После чего он так же встал за спиной Интегры по другую сторону от Уолтера. По лицу Виктории пробежала улыбка, и она вернулась в кресло.
  Хотя Интегра и не хотела этого признавать, она была почти благодарна Алукарду за его вмешательство. Это дало ей почти минуту времени на то, чтобы осмыслить сказаное этой Викторией и выбрать линию дальнейшего поведения. За всю более чем столетнюю историю Организации Хеллсинг это был первый случай, чтобы вампир по собственному желанию пришел к ним и... подал свою кандидатуру. И потому она действительно растерялась, это было последнее, чего она ожидала увидеть в своей жизни... кроме разве что просьбы Папы Римского принять Ватикан в лоно англиканской церкви.
  - Что же... мисс Виктория, это более чем неожиданное предложение. И что же позволяет вам думать, что ваши... таланты могут послужить в нашем деле? - Интегра понимала, что вопрос звучит по меньшей мере странно, но решила играть, как если бы ее собеседницей была обычная девушка.
  - Прежде всего, я хочу кое-что вам передать, - Виктория неторопливо сунула руку в карман своей блузки и достала небольшую стеклянную коробочку. - Вот это я вырвала из тела того ничтожества, что собиралось превратить Чадар в город мертвых.
  На стол перед Интергой легла коробочка с... неприятно ей знакомым чипом внутри, она их уже навидалась, и пока что исследователям выяснить ничего существенного... И тут она заметила, что отростки чипа шевелятся... пока все те, которые попадали к ним в руки, уже были "мертвы". Неужели?
  - Как тебе удалось?.. - изумленная Интегра аж перешла на "ты".
  - Ну... я вырвала это из его тела, прежде чем оно обратилось в пепел...
  "Прежде чем оно обратилось в пепел?.. Все так просто? И никому не приходило в голову... то есть не то, чтобы никому, а Алукарду не приходило в голову убивать своих жертв так! А еще... она знала о чипе... с самого начала!" - пронеслось в голове лидера Хеллсинга.
  - Уолтер! Срочно доставь это в лабораторию!
  - Да, сэр Интегра! - и тот, как и подобает хорошему дворецкому почти что испарился.
  - А теперь, сэр Интегра... - вампирша заговорила медленно, глядя в стол и тщательно подбирая слова. - Мы обе понимаем, что мои, как вы сказали, таланты могут быть более чем ценными для Хеллсинга. Поэтому настоящий вопрос стоит поставить иначе: можете ли вы себе позволить риск, связанный с присутствием еще одного вампира в вашей Организации? Или, если говорить еще проще, стоит ли овчинка выделки? Ну и тут уже решать именно вам, - Виктория встретилась взглядом с Интегрой. - В вашем распоряжении есть профессиональные солдаты, способные справиться с упырями или, скажем одним-двумя слабыми вампирчиками, вроде тех отродий, что стали теперь появляться. Но если их будет больше, или если объявится кто-то помогущественне - то у ваших бойцов остается мало шансов на успех и на выживание. И еще у вас есть Алукард, ваше абсолютное оружие, который способен уничтожить все и вся, что встанет у вас на пути. Но вы не можете использовать эти два средства одновременно. Потому что Алукард не особенно ценит человеческую жизнь, и ему, в сущности, наплевать на весь Хеллсинг, не считая вас самих, - все это время все такие же синие глаза вампирши ни на мгновение не покидали лица аристократки. - А само его присутсвие и манеры перепугают ваших людей сильнее, чем все исскуственные вампиры вместе взятые.
  Виктория сделала короткую паузу. Интегра не пошевелила и мускулом, лишь еще раз перекатила свою сигару из одного угла рта в другой. Все, что сейчас сказала эта юная вампирша - только юная ли? - было, к сожалению, правдой. Уровень смертности среди бойцов Хеллсинга был высок, особенно теперь, когда работы существенно прибавилось. А попытки совместных действий Алукарда и солдат-людей ни к чему хорошему не приводили. Единственный, кто был способен работать с Алукардом, это Уолтер...
  - Я, конечно же, не сравнюсь по силе с Королем Нежити, - вновь заговорила гостья, - но в отличии от него я куда лучше скрываю свою природу, и я не стану пугать товарищей до полусмерти просто смеха ради. И, хотите верьте, хотите нет, но я ценю жизнь человека. А еще... сэр Интегра, я ищу место, которое бы могла назвать домом, и у меня есть... причины считать, что ваша организация может стать для меня таким домом. - Виктория откинулась на спинку кресла и закончила другим, расслабленым тоном. - Вот, я выложила свои карты на стол, ваш ход.
  - Я бы сказала, что есть еще один вопрос, мисс Виктория, могу ли я вам доверять? - в какой-то момент Интегра почувствовала, что возвращается в свою стихию и теперь ее голос вновь звучал уверенно и строго.
  - Как человек может доверять вампиру? Даже больше, как человек может доверять другому человеку? Доверие никогда не приходит сразу. Но, я полагаю, у вас нет особых причин меня опасаться, ибо, замышляй я недоброе, ваш верный Алукард со мною покончит, - в голосе Виктории промелькнула какая-то странная ирония. - А вы ведь наверняка приставите его присматривать за мной? А так, сэр Хеллсинг, я полагаю, что смогу вам помочь, теперь вопрос в том, примете вы меня или нет?
  - Не буду скрывать, предложение интересное... но есть еще детали и проблемы, которые не так просто решить.
  - Позвольте, я угадаю? Круглый Стол. Реакция ваших сотрудников... ну и еще, возможно мое содержание?
  - Верно...
  Уже не первый раз за время разговора Интегра внутренне содрогалась от того, сколько же эта непонятно откуда взявшаяся вампирша знает. Уже было совершенно ясно, что просто так отпустить ее никак нельзя, ну просто потому, что ей известны секреты, которые не должны быть известны каждому встречному и поперечному... И коль скоро она не собиралась опускаться до того, чтобы убивать собственного гостя, которая, кстати, вела себя куда приличнее многих других. А значит, оставалось только... "Интересно, может, именно на это она и рассчитывала?".
  - Ну, насчет содержания, обычная зарплата плюс донорская кровь меня вполне устроят, - с поистине обезоруживающей прямотой продолжила тем временем Виктория. - Полагаю, это немного. Что же до остального... Если я не ошибаюсь, набор бойцов Хеллсинга - это ваша прерогатива, поэтому вовсе необязательно ставить их в известность немедленно. То же самое и с личным составом, я вполне могу сойти за человека, но бойца много выше обычной планки, каким был Ангел Смерти, например, - Виктория опять сумела удивить свою собеседницу. - Можно будет сказать, что я советник... откуда-нибудь. Ну а в случае форс-мажора... там увидим.
  - Полагаю, ты намекаешь, что в случае форс-мажора ты геройски спасешь моих людей, и тогда они спокойнее воспримут твою сущность, - улыбка Интегры была какой-то хищной. - Ну а если так получится, что ты не оправдаешь доверия?
  Ответная улыбка вампирши была действительно милой и обезоруживающей, когда она развела руками: мол, вам решать.
  
  - Что ты о ней думаешь?
  - Она многое скрывает, госпожа. Но кажется искренней в том, что говорит.
  - Она даже тебе кажется искренней? - приподняла бровь Интегра.
  - Да... и еще она юна. Она встала на путь тьмы не больше тридцати лет назад... а скорее даже двадцать. Но ее сила... она очень велика для столь юной дочери Ночи, и я даже не могу сказать, насколько она велика, ибо она ее хорошо скрывает. Она воистину знает, что это такое - быть Носферату... - Алукард расплылся в зубастой улыбке. - Если бы она была моим птенцом, я бы, несомненно, очень ею гордился.
  - Нечасто услышишь от тебя такие слова, Алукард...
  Ответом ей был тот фирменный оглушительный хохот, от которого, бывало, дрожали стекла. Реакция вампира была часто совершенно непредсказуемой. Потом он прервался столь же внезапно, как начался.
  - Но есть в ней и еще кое-что... в ее жилах течет малая толика моей крови. Не знай я точно, что это не так, я бы наверняка посчитал ее своим бывшим птенцом...
  - Что?!!
  - Такое не объяснить человеку, но... она, несомненно, мой потомок, пусть и не прямой, отсюда, наверное, и сила. Только странно, я никогда не грешил созданием большого количества птенцов... и я полагал, что все мои дети были погублены вашими предками, госпожа, - в голосе вампира присутствовал явственная доза яда. - Но кто-то, очевидно, избежал этой участи... и у ее бывшего хозяина был прекрасный вкус.
  - Бывшего? - это было просто уточнение.
  - Кто бы ни был ее родителем, она уже давно испила его крови и обрела свободу и силу истинного вампира. Большую силу.
  - Итак, у нас есть Виктория, по твоим словам сравнительно юный, но могущественный вампир. И она только что устроилась на работу в Организацию Хеллсинг... и сейчас они с Уолтером отправились к ней домой... забрать ее вещи. Не могу поверить, что согласилась на это...
  - О, Ангел Смерти сумеет позаботиться о себе. А Виктория - это загадка. И поиск разгадки, несомненно, скрасит мою скуку! - улыбка на лице Алукарда стала гораздо шире, чем это возможно для человека.
  
  - Значит, вы живете здесь, мисс Виктория? - Уолтер стоял в ее небольшой прихожей и осматривался по сторонам.
  - Да, а что-нибудь не так?
  - Все в порядке, просто вы безжалостно уничтожаете одно устоявшееся представление о вампирах за другим, - ответом ему был лукавый взгляд синих глаз.
  - Тогда, прошу, пройдите в спальню, - Серас шутливо сделала приглашающий жест рукой.
  - А... это уже лучше.
  - "Вампир должен спать в гробу" - с легкой улыбкой процитировала ему Серас слова Интегры и его самого, которые они наверняка никогда не произносили. - Кровать - она и шире, и удобнее... но спится крепче мне теперь вот тут. - Она провела рукой по крышке. - Наверное, его надо вернуть, я ведь его... хм, украла, - и Серас, удивляясь самой себе захихикала. - Хотя он уютный...
  - Думаю, это не будет большим грехом, если вы оставите его себе... - медленно проговорил Уолтер. Реакция Серас его, несомненно, удивила, она обернулась к нему с сияющей улыбкой... улыбкой девочки, которую похвалил отец. А потом ее улыбка вдруг увяла...
  - Уолтер... я хочу задать вам один вопрос.
  - Конечно, мисс Виктория, - он тревожно на нее посмотрел, очевидно, гадая, чем вызвана столь резкая перемена настроения.
  - Заранее прошу прощения, если этот вопрос покажется вам непонятным, - Серас сделала паузу, а потом продолжила быстро, но четко, пристально вглядываясь в лицо собеседника. - вы работаете на Миллениум?
  - На кого? - машионально переспросил явно недоумевающий Уолтер.
  И Серас просияла, чем, вероятно, удивила и встревожила его еще сильнее.
  
  Глава 3
  
  
  Глава третья, новые декорации - те же актеры.
  
  Серас проснулась и открыла глаза, после чего сдвинула в бок крышку своего гроба. Она была дома. И хотя прошла уже почти неделя с тех пор, как она вернулась сюда, она была готова чуть ли не плясать от радости каждый раз, как просыпалась. Просыпалась утром...
  Ее жизненный цикл сейчас мало соответствовал общеспринятым представлениям о жизни вампира... да вообще любым представлениям. Она спала ночью и бодстрвовала днем. Но это не сильно ее беспокоило. Солнце перестало представлять для нее угрозу с тех самых пор, как она стала взрослым вампиром... а со временем она совсем привыкла к нему, так что оно и раздражать ее почти перестало. Тут она, верно, превзошла даже хо... Алукарда. Просто потому, что он никогда не пытался продвинуться в этом направлении. И теперь ее "закидоны", как ОН их охарактеризовал давным давно, были весьма кстати.
  Пока что все шло как по писаному, леди Интегра, верно, воспользавалась парой-тройкой знакомств и Серас стала Викторией Берн, бывшим агентом MI5, мастером по части огнестрельного оружия и рукопашного боя, которая на задании лицом к лицу встретила с потусторонним миром. Этим и объяснялся ее переход в Хеллсинг. Переход в роли... инструктора.
  Это было не совсем то, чего ожидала Серас, но сэр Хеллсинг очевидно решила не спешить посылать кровососа на задания вместе с ее людьми... она, в общем-то справедливо, рассудила, что в штаб квартире, рядом с пещерой Алукарда контролировать ее будет легче. Это было... своего рода испытательным сроком, наверное. Чтобы она продемонтрировала свою способность работать с людьми. Что ж, она их не разочарует.
  Ибо все это для нее не в новинку. В те черные времена сразу после войны с Миллинеумом, когда Лондон был обращен в пылающие, населенные упырями руины, а сама Англия стояла на края того, чтобы скатиться в полную анархию, ей уже приходилось готовить и вести за собой людей. Вся английская армия была дезорганизована, ибо пятая коллана Миллиниума сделала свое дело очень хорошо. От всего Хеллсинга остались лишь она и сэр Интегра, плюс двое боеспособных "Диких Гусей" и десяток раненых.
  А Хеллсинг был нужен, ибо все те отморозки, предавшие свою страну в обмен на обещание бессмертия и малую толику силы, никуда не делись. И разбредясь по землям Королевы они сишь еще сильнее усугубляли и без того тяжелую ситуацию. И Огранизация Хеллсинг должна была не смотря ни на что выполнить свою задачу, оставшуюся прежней: "Найти и уничтожить". И они вместе с леди Интегрой набирали новый состав из уцелевших офицеров полиции Лондона и бойцов переставших существовать воинских частей. И вместе вели их в бой и гоняли до седьмого пота на тренировках... имеено тогда начала зарождаться новая программа обучения, рождаться из оплаченного кровью, тяжелого опыта этой войны. Программа, которую она теперь фактически бесплатно отдавала этому... иному Хеллсингу.
  А потом, когда ситуация начала возвращаться в норму, был узаконено то, что уже давно было реальностью, но она сама ухитрилась не заметить. Интегра Хеллсинг официально назначила ее своим заметителем, вторым человеком (вернее нечеловеком) в Организации Хеллсинг. Многие члены Круглого Стола чуть не получили инсульт от самой мысли о чем-то подобном, но Интегра каким-то образом сумела настоять на своем. Наверное, не обошлось без Королевы... котороя помнила хоз... Алукарда с детства.
  Даже теперь, много лет спустя и после обещания, которое она дала самой себе, ее часто тянуло называть в мыслях Алукарда хозяином... которым он уже давно не был. Это случилось примерно полтора года спустя, после гибели Лондона. Когда Организация уже была частично восстановлена, когда очистка Лондона и всей страны от той погани, что оставил после себя Миллениум была в основном завершена.
  Это событие... и то, что было сразу за ним она помнила как если бы это было вчера...
  
  - Садись Серас, мне нужно кое-что с тобой обсудить.
  - Да, сэр Интегра... - она сразу же начала вспоминать, что же плохого она совершила, чтобы заслужить выговор.
  Несмотря на то, что она уже стала полноценным вампиром, несмотря на все то, что они пережили вместе. Несмотря на то, что Интегра уже давно относилась к ней не как к подчиненному, но как к другу, а то и члену семьи, она таки робела, стоило главе Хеллсинга вызвать ее к себе. Но по крайней мере она умела это скрывать.
  - Серас, вообще-то мне следовало рассказать тебе об этом раньше... но со всем, что произошло, я просто забыла, - это был первый и единственный раз, когда она видела Интегру Хеллсинг неуверенной в себе. - Прежде чем отправится на "Орел" Алукард оставил мне вот это... - в руках у нее появилась небольшая колбочка с темнокрасной жидкостью. Серас не нужно было пояснять, что это... - Наверное... он как-то предчувствовал собственное падение, - тихо продолжила Интегра. - И потому теперь, как бы парадоксально это не звучало, именно я спрашиваю тебя, Серас, желаешь ли ты обрести свободу?
  - Свободу... - медленно прошептала она. Честно говоря она об этом и не думала...
  Сперва она была просто испуганным ребенком... и в каком-то смысле она отказывалась расти. И тогда покинуть хозяина, учителя... защитника - было немыслимо, его присутствие было ей необходимо. Потом она повзрослела скачком... а хозяина не стало. И вместо той поддержки, которая, возможно была теперь не столь нужна, осталось лишь чувство сосущей пустоты в... душе?.. душе ли? И... позволит ли его кровь заполнить эту пустоту? Станет ли лучше, если она станет истинным Носферату вместо птенца потерявшего хозяина... птенца выпавшего из гнезда?.. Но став истинным Носферату она...
  - Но если я обрету свободу... что тогда? - спокойно спросила она. Ее спокойствие почти удивило ее саму. Она сперва посмотрела на Интегру, а потом на свои руки... словно прикидывая, как на ней будут смотреться перчатки с печатью Кромвеля.
  - Серас... - печально вздохнула Интегра. - Даже если бы я могла провести эту церимонию, в чем я сомневаюсь... это последнее, что я хочу! - она шарахнула кулаком по столу. - Все это время ты оставалась со мной по собственной воле! За эти восемнадцать месяцев ты сделала для нашей, именно нашей, а уже не только моей Организации гораздо больше, чем твой хозяин за те десять лет, что он служил мне до твоего появления. Без тебя мы бы никогда не встали бы вновь на ноги после случившегося... я бы сама не встала... - одинокая слезинка скатилась из единственного глаза Интегры. - И потому если ты хочешь уйти, будь я проклята, если попытаюсь помешать тебе!
  
  И она выпила ту кровь... и она конечно же осталась с Интегрой, она осталась с ней до самого конца. Именно в тот день она окончательно встала на тот путь, что привел ее самым лучшим годам ее жизни... когда они с Интегрой, вампирша и глава семьи потомственных охотников на вампиров стали друг для друга сестрами. А Хеллсинг стал для нее настоящим и единственным домом.
  Серас наконец села на своем ложе и кинула взгляд туда, где она хранила две свои самые дорогие вещи - единственное, что она унесла с руин особняка Хеллсинг... Пришлось его припрятать... так чтобы Алукард не нашел.
  А еще этот путь привел ее к тому, что она больше никогда не станет называть Алукарда хозяином... почему? Все началось с осознания очевидного в общем-то факта, но ставшего таким очевидным лишь после того, как кровь Алукарда оборвала ту связь между ними и заполнила пустоту оставшуюся после его исчезновения. Было ли тому причиной какой-нибудь ментальный блок, что хозяин установил в сознании своего птенца, или она просто боялась открыть на это глаза - Серас не знала. Но как бы то ни было, поняла она это только тогда: Алукарду ничего не стоило спасти в ту ночь, в Чадаре. Великий вампир мог легко уничтожить то отродье, без того чтобы пробивать ей грудь своей пулей.
  И это нанесло непоправимый урон той картинке рыцаря на белом коне, каким она иногда его видела - хотя, надо отдать Алукарду должное, он никогда не пытался выставить в таком свете... но девечьи мечты... А вот его извечный аргумент "Ты сама выбарал путь тьмы, полицейская" теперь звучал конщунственно. Выбор? О каком выборе идет речь, когда у тебя, агонизирующей на земле, захлебывающейся собственной кровью спрашивают, хочешь ли ты жить? Хотя с другой стороны, тут мог быть и повод гордиться... она должна была сильно заинтересовать Короля Нежити, раз пошел на это...
  Нет, она не стала изводить себя вопросами на тему "что было бы, если бы?" - она наверняка бы погибла, если не в ту ночь, то вместе с Лондоном. Ну а главное, она в конце концов приняло то, чем стала. Но она уже не могла относиться к Алукарду с тем же почтением, что раньше... и не хотела больше именовать его хозяином. Впрочем, пора заканчивать с воспоминаниями.
  Серас выбралась из гроба и потянулась так, что в плечах что-то хрустнуло. Пакет крови уже ждал ее на столике у двери - даже теперь Уолтер как-то ухитрялся проникать в ее комнату не разбудив ее. Сколько бы он не жаловался на то, что старость - не радость, талант не пропьешь...
  Виктория неспешно оделась, ее новая форма не сильно отличалась от той, что она хорошо помнила. Только она была светлосинего цвета, а юбка лишь немного не доходила до колен - вероятно, чтобы не отвлекать бойцов во время занятий. Она так никогда и не спросила, кому принадлежала мысль нарядить ее в миниюбку тогда...
  Что ж, через двадцать минут она вела очередные занятия по рукопашному бою...
  
  Одним из главных уроков вынесенных из войны с Миллениумом было то, что когда против тебя отряд вампиров нечего и рассчитывать удержать их на расстоянии. То же касалось и крупных скоплений упырей. А потому первым предложением, которое Серас внесла, было экипировать бойцов Хеллсинга серебряными штык-ножами и доукомплектовать отряды огнеметчиками. Потребовалась пара аргументов, чтобы убедить Интегру. Главным была излишняя болтливость, свойственная большинству вампиров - и Алукард был тому самым ярким примером - мало кто из них, уже держа в руках беспомощную жертву удержится от того, чтобы поиграть с ней. И вот тогда-то у жертвы появляется шанс вогнать ему серебряное лезвие куда-нибудь.
  Потому заказ уже был сделан, но создание такого количества серебряных, или хотя бы посеребряных лезвие, плюс их последующее благословление требовало времени. Потому на занятиях они пока пользовались обычными. И Серас гоняла солдат Хеллсинга, многие из которых были уже ветеранами ничуть не меньше, чем тех зеленых, спешно и не очень разборчиво набраных новичков в те черные дни. Большинство этих людей выглядели куда старше ее, но за те десятилетия она познала исскуство заставлять людей принимать тебя всерьез без щелбанов, отправлящих их в нокаут.
  Воспоминание о Пипе самую малость испортило ей настроение.
  
  Первая неделя нового пребывания Виктории в Хеллсинге выдалась до странного тихой. Но потом наконец грянул гром.
  Сперва была история в элитном колледже, один из студентов Энди Кастиполетти, оказавшийся уродцем, выпил кровь у другого итальянского студента. Кажется, это был его лучший друг, если не больше. И очевидно он хотел так же сделать его бессмертным. Никто не предупредил его, что вампиром может стать только девственник... да и вообще неизвестно, может ли искуственный вампир заводить птенцов... Как бы то ни было, уродец был подстрелен, а его жертва уничтожена до того, как превратилась в упыря.
  А вот дальше все пошло на перекосяк, новоиспеченного кровососа, который не обратился в пыль, вскрыли и достали чип, который опять же оказался "мертвым". И тут какая-то умная голова - и сэр Интегра наверняка проследит, чтобы она недолго утруждала плечи своим присутвсвием - просто отправила тело в морг.
  А вампиры, как известно, не остаются мертвым телом долгое время. Что случилось потом несложно было предугадать...
  Серас стояла у окна и наблюдала, как бойцы Хеллсинга загружаются в боевые машины, Интегра была там, внизу давая последние указания и напутствия капитану Фергюсону - человеку, которого она пока что мало знала. Виктория хотела быть с ними... проклятье! Она должна была быть уже там, в больнице... но приказ есть приказ. Придет время, когда сэр Интегра будет доверять ей так же, как та, которую она так хорошо знала, ну а пока...
  - Вы хотите быть вместе с ними, мисс Виктория? - голос Уолтера вновь застал ее врасплох, но она не вздрогнула.
  - Да... - тихо ответила она, пока бронемашины одна за другой покидали территорию штаб квартиры. - Они идут навтречу бою, а я... остаюсь тут. Наверное ты тоже чувствуешь это, Уолтер?
  - Простите?
  - Ты, Ангел Смерти, бывший лучший агент Хеллсинга... каково тебе стоять вот так вот и смотреть, как эти молодые парни, не обладающие и десятой долей твоих способностей идут в бой... а ты остаешься позади.
  - Это... сложный вопрос, мисс Виктория, - медленно проговорил дворецкий, он стоял у соседнего окна и смотрел куда-то за горизонт. - Но наверное мне помогает мысль о том, что я уже выполнил свой долг и совершил куда больше, чем кто-либо мог от меня ожидать... Старики исполняют свой долг и уходят, оставляя поля битв новому, молодому поколению... это в порядке вещей. Хуже, когда новое поколение, не может сравниться с теми, кто был до них... - закончил он почти про себя, но Серас его конечно услышала.
  Они стояли молча несколько минут. Двор особняка уже давно опустел, Интегра наверняка вернулась в свой кабинет... лидер Хеллсинга не покинет его, пока ее люди не вернутся обратно.
  - Вы... очень быстро освоились здесь, мисс Виктория, - начал Уолтер.
  Серас повернулась к нему и почти минуту смотрела не мигая. И бывший уборщик Хеллсинга мог лишь еще раз поразиться насколько... по человечески она держалась большую часть времени. Но не в этот момент, сейчас что-то неуловимое выдавало ее нечеловеческую природу. Легкая улыбка осветила ее лицо... но эта была какая-то странная улыбка, хотя Уолтер не сумел бы указать, что же в ней странного.
  Нет странного то в Виктории хватало. Сэр Интегра никак не ожидала, что вампирша будет настолько хорошо справляться с данным ей заданием... Это была проверка, это был тест, может быть рискованный, но необходимый. Поместить эту темную лошадку в крайне неудобное положение и пронаблюдать, как она будет справляться... Только вместо того, чтобы чувствовать себя некомфортно, хотя сама природа вампира должна противиться роли интруктора - даже в отношениях хозяин/птенец все совершенно иначе, вместо этого она взялась за дело фактически с энтузиазмом. И так уверенно, будто бы тренировать солдат было для нее привычнейшим занятием.
  Что это могло означать? Что она еще более необычный вампир, чем они представляли? Что она настолько хорошо подготовилась к своему проникновению в их ряды, что предвидела такой поворот и была к тому готова? Кто же она такая?
  Сам Алукард проявлял к ней повышенный интерес, что в его случае зачастую выливалось в наглую слежку, которую в иных обстоятельствах иначе как домагательством было и не назвать. И Уолтер всерьез подозревал, что древний вампир проводит изрядную часть ночи в одной комнате со спящей Викторией, вероятно, пытается что-то выяснить... а возможно добиться от нее какой-то реакции - очевидно, безуспешно...
  - Сэр Интегра более чем удовлетворена... - вообще говоря леди Хеллсинг использовала совсем иной эпитет, но пусть это останется между ними двумя.
  - Я выполняю свою работу, - и она вновь вернулась к обозрению ночных окресностей особняка.
  Они стояли так еще минут десять, и когда Уолтер уже собрался идти по делам, решив что больше разговорить Викторию не удастся, та встрепенулась.
  - Кажется, сэр Интегра сильно раздражена... - и не сказав более ни слова она двинулась явно в направлении ее кабинета.
  Еще одна деталь, которая удивляла Уолтера. Он уже видел, как мисс Виктория проходила сквозь стены... вернее это был потолок, и лишь его долгий опыт общения с Алукардом позволил сохранить спокойствие. Но большую часть времени она довольствовалась обычными, людскими путями: коридорами, лестницами... даже дверьми. Следуя в двух шагах позади нее он невольно завался вопросом, объясняется ли такое поведение только лишь осторожностью и скрытностью...
  - ... все равно, чего вы хотели, чего не хотели, Максвелл! Но если кто-то из моих людей пострадает от рук вашего головореза, я заставлю вас за это ответить! - голос Интегры был хорошо слышен даже из-за закрытой двери.
  Серас застыла на какую-то десятую долю секунды. Энрико Максвелл, глава Искариота, один из редких людей, кто мог действительно вывести из себя леди Интегру... и человек, ответствнный за Крестовый Поход на Англию... Если Интегра сейчас ругается с ним, значит... значит бойцы Хеллсинга могут накткнуться не только на вампира и упырей в той больнице, ведь в этой истории замешаны итальянцы... Виктория остановилась окончательно, неуверенная, как поступить.
  А вот Уолтер неуверенности не испытывал.
  
  - Проклятые католики... - Интегра с силой положила трубку на рычаг. - Уолтер, - подняла она взгляд на звук открывающейся двери. - Ты как всегда вовремя. Срочно подготовь машину, я должна быть в Н-ском госпитале, пока наши люди не схлестнулись с Андерсоном. - она уже взяла себя в руки, перед ней лежал приказ подписаный самим Максвеллом.
  - Разумеется сэр Интегра... - поклонился Уолтер...
  - Сэр Интегра, - новый голос заставил их повернуться к двери, - я могу доставить вас туда гораздо быстрее, - закончила Виктория.
  Зависла короткая тишина. Две женщины молча смотрели друг на друга.
  "Ну, это момент истины, сэр Интегра Фарбрук Уингейтс Хеллсинг" - пронеслось в голове Серас, пока смотрела на нее почти с молчаливым вызовом. - "Та ли ты Интегра, которой я служила? Та ли ты не знающая страха и не отступающая ни перед чем женщина, готовая рисковать жизнью, драться за каждого своего сотрудника, даже если это только-только превращенная вампирша, появлению которой ты была, мягко говоря, не рада?"
  "Это вызов? Несомненно... как это иронично, я пытаюсь выяснить чего ждать от этой вампирши... а она тут устроила мне проверку на вшивость" - Интегра закурила очередную сигару. "Алукард был прав, восхитительная дерзость! И что самое странное, я готова поверить ей. Вот, что главное в ней, этот странный, даже загадочный и умело кажущиймя человеком... КРОВОСОС внушает доверие. Что бы сказал отец, узнай он об этом?"
  - Если Александр Андерсон там, то каждая минута промедления может дорого стоить, - негромкий голос Уолтера разбивает напряженное молчание подобно удару молота.
  Интегра неверяще посмотрела на своего верного слугу, хотя и сумела сохранить уверенное выражение. Неужели Уолтер, УОЛТЕР, который несомненно временами относился к ней почти как к дочери, только что фактически поддержал идею?.. "Целые поколения Хеллсингов рискуют перевернуться в гробу, а ад замерзнет"...
  - Уолтер, возми машину и отправляйся на место, подберешь нас там, - ее голос был, как всегда спокойным и уверенным.
  Одним движением она сунула свой револьвер в кабуру, а к поясу пристегнула саблю, которая всегда была рядом с ней. Уолтер уже успел удалиться и даже закрыть за собой дверь, а Виктория... та сняла левую перчатку и закатала рукав. Интегра почувствовала, что у нее таки лезут глаза на лоб. Руки там не было. Руки... в обычном смысле этого слова. Вместо кожи там был словно бы сгусток чего-то очень темного с оттенком красного. Этот сгусток имел форму руки, но потерял ее прямо на глазах... теперь это было что-то бесформеное... этакая темная молния закрученная в спираль. Интегра сглотнула и сдержала желание проверить, легко ли вынимается сабля.
  - Идемте, сэр Хеллсинг, - Виктория чуть качнула головой и окно офиса распахнулось. После чего она протянула к ней правую руку.
  Интгра заставила себя не дрожать и подойти к ней уверено и прямо. Вампирша окуратно обхватила ее...
  - Держитесь крепче! - и она подпрыгнула.
  Они летели... Интегре потребовалось несколько секунд, чтобы понять это. Бесформенная спираль обратилась в два темных крыла за плечами Виктории... и они летели. Глянув назад она еще успела разглядеть окна своего офиса, они были вновь закрыты... "А вот свет там погасить забыли" - пронеслась в голове непрошенная мысль.
  Под ней проносились ближайшие окресности штаб квартиры... и Интегра не могла сдержать чувства восторга. Какой человек не мечтал летать? Не на самолете, когда ты сидишь в кабине... а вот так, свободно, словно птица! Самое большее, чего можно было добиться - это полет на дельтаплане или чем-то похожем, когда ты паришь в выси, пользуясь ветрами... Но тут, наверное, все было иначе. Интегра перевела взгляд на свое... транспортное средство.
  Виктория мерно взмахивала крыльями, взгля устремлен вперед... к цели. Такие полеты ей не в новинку... но еще... на лице у нее было какое-то странное выражение. Словно бы когда она уже летела вот так, но обстоятельства были совсем иными.
  - Внимание, я ускоряюсь! - и ветер начал бить в лицо гораздо сильнее.
  Через какие-то десять минут они влетели в одна оказавшихся распахнутыми окон больницы, со стороны где не было кордонов. Больница была пустынна, всех эвакуировали... особенно с верхних этажей... а откуда-то снизу слышались выстрелы.
  - Нам вниз, - пол под ногами потемнел и Интегра почувствовала, что проваливается. В былые годы она не раз проходила с Алукардом сквозь стены, потом ей это разонравилось.
  Интегра окунулась в темноту, а когда вынырнула они уже были этажом ниже. И еще ниже... и еще. Пока они не оказались в сером коридоре почти неосвещенном, выстрелы доносились откуда-то справа. И теперь это были уже другие... вместо очередей MP-5 были слышны лишь отдельные звонкие хлопки - выстрелы снайперов. Интегра кинулась вперед, и Виктория, которая в какой-то момент полностью вернула себе человеческий облик, не отставала.
  Вынырнув из-за поворота они увидели трех солдат. Лейтенант Гарет с оружием в руках и смесью отчаяния и ярости на лице, плюс два стрелка на полу высматривали цели через оптический прицел.
  Интегра как раз собралась потребовать доклад, когда у нее прямо над ухом грянуло три выстрела...
  
  Серас сперва скорее почувствовала, чем услышала, как в воздухе появились эти столь знакомые ей освященные штыки - оружие Александра Андерсона. Ничтожную долю мгновения спустя она уже слышала, как они рассекают воздух метя в спины ничего не подозревающим бойцам. И она немедля выхватила свой "Heckler & Koch USP".
  Первый выстрел она сделала орентируясь лишь на слух, ибо угол пока скрывал приближающиеся орудия убийства. Три десятых секунды спустя, когда новый патрон занял свое место, она выстрелила во второй раз, а потом и в третий. После чего несколькими стремительными шагами оказалась рядом с еще не успевшими понять, что случилось солдатами. Все три клинка валялись немного в стороне, сбитые влет.
  Отец Андерсон предстал ее взгляду, такой же, каким она его помнила, та же ряса и серебряный крест, та же стрижка, те же пылающие фанатизмом глаза за стеклами очков, и все те же два здоровенных штыка в руках, уже скрещенные в странной защитной позиции. Все было тем, но... не совсем. Тот человек-регенаратор, которого она помнила, и с которым даже дралась - пусть очень коротко и безуспешно - он никогда не нападал на людей со спины. Даже в ту памятную первую встречу в Патрике, когда он зарубил двух телохранителей сэра Интегры... все было иначе. Тагда они стояли лицом к лицу, и те люди стреляли в ответ! Здесь же он хотел убить трех бойцов, которые даже не знали о нем... просто потому, что они ему попались по пути. Невозможно представить, чтобы этот... действительно головорез встал бы на на защиту Интегры в ту ночь, в Лондоне...
  - Стоять! - она взяла его на мушку. "Надеюсь до драки не дойдет..."
  - Мы слуги божии, мы несем возмездие...
  - Следить за фронтом! - рявкнула Интегра на своих людей, которые как раз начали переводить оружие на пришельца.
  - тем, кто отвергает спасительную веру... - невозмутимо продолжал искариот, но его опять прервали.
  - Александр Андерсон, - стальным голосом начала Интегра. - Вы нарушаете соглашение!
  - Сэр Интегра Хеллсинг, - глумливо заметил тот, - не ждал вас тут...
  Его опять прервали, в этот раз это был предсмертный вопль донесшийся со стороны, куда незадолго до этого стреляли бойцы Хеллсинга.
  - Цепной пес Ватикана! - почти сразу за этим откуда-то из темноты вынырнул Алукард в своем неизменном плаще и щляпе. - Цель была ликвидирована, госпожа, - походя бросил он Интегре, направляясь к падре.
  - А это значит ты - ручной вампир Хеллсинга?! - оскалился Андерсон. - Я отправлю тебя в ад, падаль!
  - Хватит!! - грянула Интегра, да так, что Серас чуть не отшатнулась.
  Как и можно было ожидать, получив в руки приказ главы "Искариота" Андерсон удалился, к явному разочарованию Алукарда...
  
  Глава 4
  
  
  Глава четвертая, беседы и размышления.
  
  Упырь алчно вытянув руки и оскалив зубы пошел на нее, но тут же получил пулю аккурат промеж глаз. Разрывная пуля заполнила его голову множеством мелких осколков серебра, и несчастный умер повторно, чтобы в этот раз же никогда не подняться.
  Почти тут же раздался пистолетный выстрел, Виктория рефлекторно, и без особой на то необходимости - как будто обычная пуля могла ей навредить - дернулась в сторону. Этот бедолага при жизни работал местным охранником, он собрался было выстрелить еще раз, но одной пулей в сердце Серас увеличила свой, давно уже превысивший разумные пределы, счет убитых упырей еще на одного.
  Больше рядом никого пока не было, Серас сменила магазин своей автоматической винтовки и поспешила дальше. Краем уха она слышала довольно насыщенную стрельбу с севера и юго-запада, где располагались главные входы. Ну, бойцы Хеллсинга должны будут управиться и без нее, там их встречают только упыри, и в основном безоружные, к такому делу они привычны. Она тут с другим заданием...
  
  Через два дня после повторного знакомства с отцом Андерсоном Викторию частично перевели в боевые части, в ранге лейтенанта и роли "подразделение сама по себе". В операциях она действовала подчиняяст общему плану, но с правами широкой автономии.
  Два боевых выхода, в которых она уже принимала участие были обычными зачистками, когда было необходимо уничтожить упырей, оставленых после себя очередным уродцем. Сами виновники торжества к тому времени уже скрывались, возможно они даже не знали, что тела их жертв встанут - и по их душу отправляли Алукарда.
  Но этой ночью все было гораздо серьезнее. Сразу два уродца заявили о себе, первый на одинокой ферме в шотландии, а другой почти прямо в Лондоне - на машиностроительном заводе в десятке километров от столицы. В первом случае послали Алукарда - шанс, что там кто-то выжил, стремился к нулю. Но спутниковые инфракрасные снимки завода указывали на то, что еще не все тела людей, которые позавчера не вернулись домой после окончания рабочего дня остыли...
  Хеллсинг действовал оперативно, рота бойцов выдвинулась на место, два отряда штурмовали здание с двух направлений - со стороны административного корпуса и через рабочий зал. А Виктория проникла внутрь якобы через окно - на самом деле сквозь стену - и теперь ее задачей было найти выживших, предположительно оставленых вампиром про запас. Судя по данным со спутника их всех собрли в одном месте - в столовой. А потом найти и самого кровососа...
  Она чувствовала кровь живых людей впереди, почти могла различить биение их сердец на фоне стрельбы. Сейчас эти сердца бились учащенно, ибо звуки выстрелов, обычно несущие опасность и страх, были для них сейчас звуком надежды...
  
  Следующего попавшегося ей упыря она даже не удостоила выстрелом, а снесла голову одним рубящим ударом штыка, который она заточила так, что он мог рубить не хуже алебарды. Судя по одежде он прежде был членом руководства. Одним движением стряхнув с лезвия отстатки высохшей и начавшей разлагаться плоти Серас двинулась дальше.
  Тут она уничтожила пока пять упырей, и судя по стрельбе ее товарищам встречалось их куда больше... Сколько времени это убожество могло тут пастись? Первые звонки в полицию от встревоженых родственников начали поступать четыре дня назад... Значит за четыре, максимум пять дней эта тварь наделала столько упырей... или уродец дал волю своим порождениям?
  Серас уже очень давно задавалась вопросом, как все эти убожества, которые она уничтожает теперь и уничтожала ранее, ухитряются так много жрать... В начале своего существования она не ела больше двух месяцев - вплоть до того памятного эпизода с пальчиком сэра Интегры... чем, судя по всему, побила все мыслимые и немыслимые представления, ни один вампир не мог голодать больше пары недель, ну может месяца не впадая в кровавое безумие... И потом, во время битвы за Лондон, крови Пипа хватило ей для того, чтобы излечить свои раны и насытиться на несколько дней вперед - хотя после этого противостоять голоду стало намного сложнее. Но все равно, двух пакетов донорской крови в день ей было более чем достаточно, а когда она однажды для эксперимента попробовала выпить больше, то в нее влезло десять... а потом она не хотела на них смотреть несколько дней подряд.
  Алукард, поглодивший кровь всего Лондона - это другая история...
  Так почему эти жалкие подобия истинных Носферату настолько ненасытны? Результат некомпетентности их создателей? Или тем, кто создает эти чипы, как и Миллениуму, нужен максимум жертв, чтобы... просто чтобы была "славная война"? Или для чего-то другого?
  Погруженная в размышления Серас тем не менее ничего не упускала и развалила чуть ли не на пополам очередного упыря, теплая кровь живых людей была уже совсем рядом.
  Дверь столовой охраняли три упыря, тоже из числа бывших сотрудников службы охраны, но право слово, они бы и рядового бойца Организации не остановили. Серас не потребовалось и двух секунд, чтобы всадить по пуле в каждую голову. Запертая дверь распахнулась от одного хорошего пинка.
  С первого взгляда внутрь Серас убедилась, что упырей внутри нет. Она так и полагала - при всей их покорности своему кровососущему хозяину, они вполне могли порвать на части людей... В столовой, подальше от входа сгрудились несколько десятков человек, усталые лица, у большинства потухшие глаза... чего еще ожидать от людей, после всего того, что они видели и пережили за эти несколько дней. Многие явно были не в себе, но конечно же имелись и те, кто держался лучше других, и сейчас они со смесью надежды и опаски глядели на нее. Она отвела оружие в сторону и подняла руку в знак дружелюбия, после чего коснулась микрофона.
  - Капитан Фергессон, здесь Виктория.
  - Слушаю лейтенант, - последовал почти немедленный ответ.
  - Я нашла людей, как мы и предполагали, они в столовой.
  - Принял, отделение сержанта Малкома уже рядом, прибытие ожидается через три минуты. Цели?
  - Три быхших охранника, ликвидированы.
  - Ясно, доложить по прибытию подкрепления!
  - Принято.
  Виктория вновь обратила внимание на выживших, теперь уже все глядели на нее и казались более менее вменяемыми, а двое самых храбрых несмело приближались, вероятно желая что-то спросить... Она тут же вновь подняла руку, теперь уже в упреждающем жесте.
  - Сейчас сюда подойдут наши люди, они вас все объяснят... - словно в подтверждение е слов в коридоре затопали армейские ботинки. - Сержант, - тут же повернулась она к новоприбывшим.
  - Сержант Малком! В вашем распоряжении! - отсалютовал тот. Истории про то, что она влет сбивала ножи, и ее участие в прошлых вылазках лишь повысили ее авторитет.
  - Оставляю этих людей на ваше попечение. А я должна найти того, кто ответственен за это... - и даже не дожидаясь ответа Серас прошла, через расступившихся солдат.
  - А... есть! - сержант явно немного растерялся, но Виктория его и не слушала.
  Миновав пару поворотов она напрягла свои чувства, чтобы найти источник заразы. В административном корпусе его не было, бойцы Хеллсинга уже заканчивали зачистку... Но с другой стороны, среди станков пальба не прекращалась... и вампир был где-то там, наверняка искал путь удрать по тихому. Все окна простреливались снайперами, и он это, наверняка, понимал... На его месте Серас бы пошла через канализацию... Вниз... ниже... еще ниже... да, она чувствовала его, в левом плече пуля - верно кто-то из бойцов задел, скорее всего случайно, иначе вряд ли бы ему удалось уйти. Он приближался к цех по очистке воды... Не дурак, нырнет в какую-нибудь трубу и все, пишите письма...
  Серас провалилась сквозь пол, еще раз... и еще, оттолкнулась и нырнула в ближайщую стену, прошла насквозь и оказалась в служебном коридоре. Бегом... По пути ей не попадалось ни упырей, ни солдат - досюда группы зачистки еще не дошли.
  Миновав несколько дверей и пройдя через еще одну стену Серас оказалась прямо над цехом. Вниз... а вот и он, спешно крутит какой-то здоровенный вентиль. Еще даже не приземлившись Серас уже выстрелила. Но цель оказалась несколько проворнее, и разрывная пуля с серебряным одеяние разбилась о сталь трубы.
  Уродец резво вскинул узи и дал очередь, Серас увернулась, но не от всех пуль, да и вообще она старалась прежде всего уберечь оружие. Чипованый ухмыльнулся, видя что как минимум три заряда попали в его непонятно откуда взявшуюся противницу, но ухмылка сменилась изумлением, когда и не подумала падать.
  Выстрел, и его правая рука раскололась на уровне локтя, на корню пересекая дальнейшие попытки стрелять. Он даже не почувствовал боли, то ли от шока, то ли еще почему, а лишь расширенными глазами смотрел как раны Виктории и даже дырки на ее одежде исчезают.
  - Ты... - большего он сказать не успел, ибо Серас не вдаваясь в дискусии всадила следующую пулю ему прямо в сердце.
  На месте уродца осталась лишь одежда, узи, куча пепла и где-то там же скрывался чип, который и был всему причиной. Серас несколько секунд гадливо рассматривала эти останки, потом придирчиво оглядела свою форму, чтобы убедиться, что ни одна дырка не выдаст тот факт, что в нее попали. Все было в порядке, как и ее винтовка - точно такая же как та, с которой она начинала свою службу в Организации Хеллсинг.
  - Капитан Фюргессон, основная цель ликвидирована.
  
  - Прекрасная работа, - заключила Интегра.
  В кабинете главы Хеллсинга собрались четверо, и людьми среди них быыло лишь двое. Сэр Интегра сидела за свом столом, Уолтер стоял чуть позади нее. Алукард же лениво привалившись к стене рассматривал юную вампиршу сидящую напротив его госпожи и подчеркнуто не обращающей на него никакого внимания.
  - Наши следователи выяснили личность уродца, - заговорил Уолтер, - это был Алберт Грод. Около месяца назад он был уволен с этого завода, так что я рискну предположить, что последние события были... местью...
  - Какое никчемное представление о возмездии! - Алукард оторвался от своего созерцание. - Это ничтожество осквернило само слово "месть"! Надеюсь ты заставила его заплатить за это юная Виктория?
  - Я всадила ему пулю в сердце, - спокойно ответила та, даже не повернувшись к нему.
  - Да? - выражение лица Алукарда как-то дрогнуло, на нем проступило что-то напоминающие недоумение. А потом он вновь расплылся в улыбке достойной чеширского кота. - Неужели ты не откликнулась на манящий зов схватки? Неужто запах крови врага не заставил тебя трепетать в предсткушении?..
  - Ты ведь и сам не считаешь этих уроцев настоящими врагами. И лично я не вижу причин прибегать к этим дешевым театральным трюкам, чтобы на миг дать им ощущение превосходства, а после втоптать в кровавую грязь.
  - Но ведь как сладостен этот миг, взгляд врага в тот миг, когда он верит, что победа за ним, именно в это мгновение он живет по настоящему! А потом ужас, когда он осознает, насколько ошибался... Разве это не прекрасно? Дать противнику в последние мгновения достичь сперва пика, а потом дна глубочайшей впадины! Разве это не занимательно? - в голосе его проступили какие-то требовательные нотки.
  - Хм... - Виктория наконец повернулась к древнему вампиру. - Нет. На мой взгляд есть куда лучшие способы развлекаться, чем тратить время и силы на то, чтобы сначала подставлять себя под пули, а после восстанавливать повреждения. И знаешь почему? Я не настолько разочаровалась в жизни, чтобы считать ее неудачной, затянувшейся пьесой...
  - Ты стала дочерью ночи, ты познала себя и свою силу, - глаза двоих вампиров встретились. - Но ты продолжаешь притворяться человеком! - в его голосе прозвучало обвинение. - И ты продолжаешь подчиняться условностям их мира!
  - Да, - не стала отнекиваться та. - И знаешь, по-моему я от этого выигрываю.
  Алукард еще секунд десять играл с ней в гляделки, после чего развернулся и ушел прямо в стену. Уолтер и Интегра проводили его взглядами, нечасто мастер вампир уходил оставив последнее слово собеседнику. И они могли лишь в очередной раз отметить, сколько же новая сотрудница Хеллсинга знает... даже об Алукарде и его... привычках. А Виктория вдруг улыбнулась... какой-то новой улыбкой, которую они пока не видели.
  - Знаете, что меня беспокоит, сэр Интегра? - резко сменила тему она.
  - Все увеличевующееся количество чипов... и личности уродцев, с которыми мы имеем дело.
  - Да. И прежде всего личности... в большинстве своем отбросы, с самого дна. Были наркоманы, рекетиры... вот последний случай - озлобленый рабочий. Они выбирают тех, кто оставит после себя как можно больше жертв, как можно быстрее.
  - А значит сразу привлечь наше внимание, - закончила за нее Интегра. - Они с нами играют... отвлекают наше внимание...
  - А может быть экспериментируют.
  - Наша страна - для них полигон?! - Интегра стукнула кулаком по столу. - А еще, возможно, наблюдают за нами... А мы ничего не знаем о них.
  - И если это так... они могут ударить даже по штаб квартире.
  - По моему дому?! - Интегра аж привстала, но тут же вновь взяла себя в руки. - Штаб квартира хорошо защищена, не говоря об Алукарде... что один вампир может нам сделать? - Она повернулась к Уолтеру и тот молча кивнул в знак согласия.
  - Сэр Интегра... - медленно начала Серас. - Помоему вы опираетесь на старые... теперь уже не столь действительные представления. Верно, что вампиры, истинные вампиры по натуре одиночки, мы хищники и в какой-то степени защищаем свою территорию. И прежде вам действительно мог угрожать лишь визит одного вампира, возможно с птенцами... Но ведь все изменилось с появлением уродцев, - она сделала паузу, давая собеседникам понять суть ее мысли. - Более того... отряд хорошо вооруженных и организованых упырей тоже может быть реальной силой, - картины бойни устроенной братьями Валентайн очень ярко всплыли в памяти.
  Интегра Хеллсинг ничего не ответила на это, лишь покатала сигару во рту. И Виктория с горечью поняла, что в этот раз ее не приняли всерьез...
  
  На следующий у Организации Хеллсинг появились новые трудности: в интернете появились записи событий на заводе. Там бойцы Ордена Протестанских Рыцарей уничтожали упырей среди станков. Причем плохое качество записи скрывало их нежевое состояние, а потому постороний, посмотрев на это, несомненно бы увидел головорезов в камуфляже расстреливающих мирных людей... В какой-то момент эмблемма Хеллсинга была хорошо видна...
  А еще через несколько дней появились новые кадры - в этот раз операция проходила в жилом доме, который усилиями очередного уродца был обращен в неуспокоиный склеп. Не обошлось без потерь, и Серас в этот раз с ними не было. Качество было куда лучше, и теперь уже было любому понятно, что с людьми, в которых стреляли солдаты, что-то сильно не так... И еще не известно, что хуже.
  По горячим следам вышли на того, кто выставил эти записи, он был явно не в себе и главное, не мог указать на автора этих документальных фильмов. Но уже становилось понятно, что искать надо среди своих.
  Разрешилось все в изрядной мере случайно. Алукард вышел на след и уничтожил вампира, который вздумал стать телезвездой и застал там же лейтенанта Стеадлера - новичка Организации - в компании с журналисткой. Он не стал особо раздумывать и объявив их врагами Хеллсинга... выпил их кровь.
  
  Глава 5
  
  
  Глава пятая: мертвая зона, дубль два.
  
  Виктория стояла у окна, глядя куда-то вдаль и одновременно поглядывая на дорогу, ведущую к черному ходу особняка. Ее винтовка висела на плече, оба пистолета в кобурах на поясе... Многие косились на нее с недоумением, переходящим чуть ли не в подозрение, особенно ответственный за арсенал... Но сегодня в штаб квартире Хеллсинга проходила встреча Круглого Стола, а значит, если кто-нибудь собирается напасть, то сегодня была отличная возможность... как тогда.
  Она высказала свое мнение об этом всем, кому полагалось, но ее явно не приняли всерьез. Нет, охрана была усилена, но ее бы все равно усилили, учитывая количество важных шишек в особняке... И если они чего-то и ожидали, так это попытки проникновения какого-нибудь убийцы-одиночки или маленькой группы... но никак не полномасштабного нападения в лоб. А ведь все было как на заказ - Виктория подняла взгляд на затянутое серыми тучами небо. Она могла только надеяться, что, если ее опасения подтвердятся, история все-таки не повторится... Хотя бы просто потому, что в этот раз она будет учавствовать в схватке с самого начала... а еще... наверное, больше ничего...
  - Лейтенант Виктория, - она настолько погрузилась в размышления, что даже не заметила, что уже не одна.
  - Капитан, - она тут же вытянулась по стойке смирно перед командиром военных сил Организации.
  - Вольно, - махнул тот рукой еще до того, как она успела отдать честь. Уже очень и очень немолодой ветеран вооруженных сил встал рядом с ней и направил взгляд туда, куда до этого глядела она. - Вы все еще ждете нападения?..
  - Опасаюсь... - тон капитана ясно указал ей, что можно было говорить без специализированного сленга. - Назовите это интуицией, но слишком уж лакомую цель мы сейчас представляем...
  - Интуиция это подчас то, что отличает хорошего офицера от мертвого, - ответил ей ветеран. - Но я служу Хеллсингу уже почти десять лет, изучил всю историю Ордена... вампирам не свойственно нападать группами...
  - Меня волнуют не вампиры... - медленно проговорила Виктория. - Те, кто стоит за производством чипов - это люди... не обязательно по своей природе... они могут быть и уродцами, и чем-то еще... может статься, даже истинными вампирами... но по духу, по мышлению они остались людьми... Со всеми их слабостями и страстями, жаждой силы, власти... Вампир... истинный вампир, по сути, это не так уж и плохо. Он хищник в лучшем смысле этого слова - убивает, чтобы есть, и все... даже Алукард, при всем его безумии и кровожадности... это просто хищник, нынче посаженый на цепь и даже в какой-то мере прирученный... Он отринул все человеческое... в том числе и худшие людские черты. А вот нынешние уродцы... перестав быть людьми физически, он остались ими в душе... если это понятие к ним применимо. И их новообретенная сила высвобождает все худшие черты людской натуры... именно потому они столь опасны... и именно потому даже Алукард, который вроде как должен быть выше этого, ненавидит их...
  Старый офицер молча наблюдал за своей новой подчиненной, покуда та рассуждала на несколько отвлеченную тему. Эта Виктория была загадкой. История, которую дала ему Сэр Интерга изобиловала белыми пятнами, что было совершенно нетипично. Организация Хеллсинг, как самая секретная организация Англии, под опекой Круглого Стола и Королевы, теоритически имела доступ ко всей информации... Значит, Сэр Интегра знала куда больше него... но она никогда раньше не скрывала от него чего-либо, касающегося подчиненных... что-то тут было не так.
  Но, как бы то ни было, эта Виктория с самого первого дня показывала себя лишь с лучшей стороны. И когда она тренировала бойцов, ухитрившись как-то сходу пресечь все разговорчики и мыслишки на тему: "Чего это эта киска - а она и впрямь вполне могла бы быть и фотомоделью - раскомандовалась". Все ее предложения были более чем дельными, и Фюргессон мог лишь задаваться вопросом, как агент MI6, что следовало из ее досье, могла так разбираться в борьбе с нежитью. А на поле боя она проявила себя даже лучше, способная действовать в одиночку и даже уничтожить исскуственного вампира, она, тем не менее, становилась командным игроком, когда это требовалось. В отличие от Алукарда или Ангела Смерти - в прошлые годы.
  - Помните эту историю с бомбой две недели назад? - повернулась к нему Виктория.
  Такое не забывается быстро. Обнаружение тела агента MI5 и анонимный звонок привели их в подвал, где, как они полагали, распологалось что-то вроде ночного клуба кровососов. Поскольку Алукард сидел под домашним арестом - сэр Интегра не оценила его заботы о сохранении тайны Организации, под предлогом сохранения которой он насытился свежей кровью двух людей - на зачистку отправились регулярные части Хеллсинга. На месте они обнаружили одного-единственного вампира, и бомбу, которая бы всех их там похоронила, если бы все та же Виктория первой не заподозрила ловушку. Она успела вывести бойцов всего за несколько секунд до взрыва...
  - Я не думаю, что классические вампиры используют бомбы с часовым механизмом, - продолжила та свою мысль.
  - Пожалуй... - согласился капитан. - Но как вы себе представляете это нападение, лейтенант?
  - Большой отряд вооруженных упырей в броне... - Виктория ответила обращаясь скорее к самой себе, чем к собеседнику. - И парачка вампиров для надзора... Алукард их, конечно, не допустит до сэра Интегры... но вот всем прочим, - она не стала договаривать и вновь повернулась к окну. - О, черт!
  Фюргессон тут же повернулся к окну. Недалеко от внешних ворот стояло шесть... семь... восемь двухэтажных автобусов, а у самой ограды двое неизвестных о чем-то переговаривались с охраной... почему ему еще не доложили?
  - Капитан Фюргессон, около территории посторонние, - тут же пришел сигнал по радио.
  - Я ви... - капитан смолк на полуслове, когда один из стражей начал оседать на землю...
  - Как же я иногда хочу ошибаться... Поднимайте тревогу!! - и Виктория с невероятной скоростью устремилась к ближайшей лестнице.
  
  К счастью, на лестнице никого не было, иначе бы Виктория, несомненно, смела бы их с ног, пока неслась вниз с нечеловеческой скоростью. В тот момент, когда она уже куда медленее подбежала к окну второго этажа, раздался сигнал общей тревоги.
  Снаружи упыри уже заканчивали выгружаться из автобусов... восьми автобусов! Не двух, а восьми! А раз автобусов было в четыре раза больше, то и упырей, наверное, тоже... и не только упырей. В толпе живых мертвецов она уже выхватила взглядом знакомую фигуру Люка Валантайна - легок на помине. Брата было пока не видать. Но и кроме этого среди толпы упырей мелькало несколько явно женских фигур... Блестящие комбинезоны - наверное, из искусственной кожи - прически более чем вызывающие... несмотря на оружие в руках, они скорее казались стриптизершами, а может, проститутками, но никак не боевиками...
  Виктория изготовилась к стрельбе, но пока ждала... враг, кажется, не спешил, может быть, они даже думали, что их визит еще не заметили. А раз так, то лучше подождать, пока солдаты займут позиции...
  И тут, словно в ответ на ее мысли, враги весьма шустро двинулись к ним. Люк в первых рядах начал поднимать ракетную установку... И Виктория нажала на курок.
  Люк - она помнила - был невероятно быстр, быстрее ее, может статься, даже быстрее Алукарда... и даже попади она в него, одной пули, даже из ее винтовки, было бы недостаточно. А потому она стреляла не в него, а в оружие у него на плече. Возможно, он был способен чувствовать пули направленые в него, и поскольку эта была исключением, Люк ее проигнорировал.
  Винтовка была сейчас заряжена бронебойными патронами, а потому крупнокалиберная пуля, угодив в рабочий механизм ракетной установки, привела его в полную негодность. На краю сознания мелькнуло сожаление, что вся эта музыка не взорвалась, но не все же сразу.
  Следующей пули, которая предназначалась уже его голове, Люк благополучно избежал и исчез из поля зрения. А сама пуля угодила в стальной щит одного из упырей. Виктория чуть сдвинула оружие, ловя на мушку одну из сексапильных вампирш, выстрел - и пуля прошила ее чуть ли не насквозь. Серас не стала наблюдать за тем, как она обратится в пепел, уже выискивая новую цель.
  Тем временем ряды упырей, подняв щиты, неудержимо надвигались. Бойцы Хеллсинга открыли огонь со всех точек, из окон, с крыши... но пока это было в основном легкое вооружение, малоприспособленое к бою с затянутыми в броники с головы до ног мертвяками... Виктория знала, что вот-вот в дело вступит оружие посерьезнее...
  Словно в ответ на ее мысли где-то этажом выше ритмично застучал ручной пулемет "FN MAG". И дело тут же пошло веселее, пули уже не отскакивали столь бессильно от щитов, несколько упырей в первом ряду свалились от силы попаданий, после того как их щиты сдали. Пусть пули и не были серебряными, нанесенные повреждения были достаточными, чтобы вывести их из строя. Вскоре к первому пулемету прибавился второй, а потом еще несколько...
  Но упыри продолжали надвигаться, безучастно топча упавших и подчас пытающихся подняться товарищей. Пули щелкали по стенам особняка, били окна... били защитников. Упыри были так себе стрелками, но из-за их числа плотность огня была таковой, что бойцам Хеллсинга, стреляющим из укрытий, приходилось очень нелегко. Плюс к этому затянутые в кожу вампирши, чье поведение указывало на отсутствие боевого опыта, тем не менее, стреляли очень метко... Пулеметы уже не раз смолкали...
  Виктория краем сознания отметила три пули, летящие ей в лицо. Качнувшись чуть в сторону, она пропустила их мимо, одна просвистела почти над самым ухом... Она тут же вычислила вампиршу, которая даже не пыталась сменить позицию, и ответила одной-единственной пулей. Голова неумехи дернулась назад, пуля вышла через затылок, забрызгав мозгами ближайшего упыря.
  Это была пятая девица в коже у нее на счету. Сколько их явилось всего, Виктория не знала, но никак не меньше шести, ибо водить упыри не умеют... Оба брата куда-то делись, наверное, отошли, решая, как поступить в сложившейся не очень благоприятной ситуации...
  
  Поредевшая, но все еще внушительная толпа упырей подошла совсем близко к стенам, поливая защитников градом пуль и получая не меньше в ответ. Тут в нестройном хоре более чем двух сотен стволов огнестрельного оружия появился новый, внушительный голос - это наконец-то привели в готовность станковый пулемет в чердаке на углу. Его огневая мощь немедленно показала себя, одна длинная очередь, которой были нипочем ни щиты, ни бронники, разом скосила десятка два целей... секундная пауза и новая очередь...
  Тут Виктория вновь заметила Люка, с новым ракетометом на плече... она еще только ловила его на мушку, а он уже выстрелил и опять исчез... Взрыв перекрыл все прочие звуки... а пулемет смолк навсегда.
  Сжав зубы и чувствуя, что ее клыки помимо воли удлинняются, Виктория отстреливала упырей, делая подчас по два выстрела в секунду. Вампиров видно не было, ни двух главарей, ни их помошниц... Последних то ли всех перестреляли, то ли их хозяева держали уцелевших при себе... Новый взрыв, много мощнее предыдущего грянул почти под ней. Видимо, Валентайны все-таки подорвали стену, толпа упырей вновь качнулась вперед, стремямь к пролому, внутрь. Туда, где в ближнем бою солдаты Хеллсинга лишатся почти всех преимуществ... Навстречу упырям с двух точек ударили струи пламени: огнеметчики были уже давно на месте, но пока что их держали в резерве... Волны огня смели первые ряды мертвяков, но те ответили градом пуль, и в их рядах Виктория в первый раз за весь бой на мгновение заметила Яна Валентайна... Один за другим оба огнемета умолкли, и Виктория, которая за стрельбой не смогла бы расслышать предсмертные крики, могла лишь надеяться, что те бойцы погибли от пуль, а не от взрыва своих баллонов...
  Забросив винтовку за спину и выхватывая пистолеты, она вновь кинулась к лестнице: туда, вниз, к месту прорыва...
  
  От задней двери особняка, а также примерно двухметрового участка стены вокруг мало что осталось; упыри неудержимо перли через пролом. Солдаты Организации стреляли с верхнего этажа и с лестницы, но пулеметчиков среди них не оказалось, а потому их явно не хватало. Виктория перепрыгнула через перила и приземлилась на стол красного дерева. Оба Хеклера в ее руках плевались огнем; расстреляв все шестнадцать пуль, она скользнула за ближнюю колонну еще до того, как враги начали в нее целиться. Ей потребовалось четыре секунды, чтобы сменить обоймы, и она скользнула к следующей колонне, по пути вновь разрядив оружие.
  Какой-то особо шустрый упырь оказался рядом, заглянул в ее укрытие и даже сделал попытку ткнуть в нее стволом MP-5. Расколов наглецу череп рукояткой пистолета, Виктория сбила его с ног подсечкой и вновь вернула пистолеты в кобуры, пришло время штыка и приклада... Упырь, попытавшийся последовать примеру "товарища", лишился головы за такую глупость, и Виктория кинулась вперед, надеясь не получить пулю в спину от какого-нибудь не особо меткого бойца Организации...
  Упырь не смотрит в ее сторону - удар, штык пробивает броню и доходит до сердца. Шаг вперед, второй, прикладом вибить оружие из рук того, что слева, штык входит другому сзади под ребра. Продолжив движение, он пробороздил тому торс, развалив позвоночник. Выдергивая оружие, Виктория попутно двинула прикладом в морду еще одному, да так, что от морды мало что осталось. Удар штыком с разворота снес еще одну башку, а на замахе приклад раздробил соседу руку со щитом...
  Виктория развалила до этого сравнительно правильный строй упырей, и у солдат дело пошло куда веселее: стреляя по врагу с трех сторон, они валили их даже из легкого вооружения. А Серас продолжала вращать вокруг себя винтовкой, вовсю пользуясь медлительностью и тупостью врага. Сейчас ее сила и скорость лишь немного превышали способности людей, и она концентрировалась не столько на противнике, сколько на том, чтобы не дай Бог не потерять контроль над собой...
  И тем не менее не все было гладко - ни Яна, ни Люка здесь не было. Вообще вперед перли только упыри... куда делись их создатели?
  - Граната! - закричал кто-то из числа защитников, и Виктория поспешила отскочить подальше, в боковой коридор.
  Гранат, очевидно, было несколько, ибо она насчитала минимум четыре взрыва, но осколки, остановленые кучей мертвой, но не упокоенной плоти до нее не долетели... К защитникам лестницы присоединилась пара пулеметчиков.
  Сражение, казалось, перевалило через свой апогей, когда Виктория услышала новые выстрелы... выстрелы были приглушенными, с трудом различимыми на фоне прочей пальбы. Но они доносились с другой стороны особняка, со стороны главного входа... где охраны, скорее всего, осталось совсем немного. И где, надо полагать, и собрались все пропавшие без вести кровососы. Виктория сорвалась на бег...
  
  Ян Валентайн вместе с полусотней упырей уже приближался к залу, где должны были собраться все местные заправила, во главе с этой... как ее... Интегрой Хеллсинг. Солдатики этого... Ордена Протестантских Рыцарей, по информации, купленной Люком, именно так называлось все это скопище, так вот, эти солдатики оказались куда серъезнее, чем ожидалось. И ворваться с ходу не удалось, а кто-то особо меткий пострелял всех их шлюшек, что, несомненно, огорчало. Но они настолько увлеклись дракой, что и не заметили, как их обошли с другой стороны. Тех, кто остался охранять главный вход, завалить было проще простого, они и вякнуть-то не успели. Так что теперь все будет как надо, Люк щас завалит местного монстра - этого чудика Алукарда, которым всех пугают, а он насладится смертью всех этих снобов благородных кровей... ну а потом и до оставшихся солдат доберемся...
  Тут дверь впереди по коридору открылась, и кто-то вышел им навстречу...
  - Ну надо же... тут еще кто-то живой есть! - глумливо воскликнул Ян.
  Что-то скользнуло по его правой щеке и больно резануло... боль была характерная - от серебра. А двух ближайщих упырей развалило напополам.
  - Какого...
  - Ну ты подумай... я промахнулся, - удивительно будничным тоном заметил новоприбывший двигаясь к ним. Теперь было видно, что это уже весьма немолодой человек, в одежде дворецкого и с моноклем. - Да, не те года, не те... И руки подводят, и глаз не тот... Уолтер Кумм Дорнез, дворецкий семьи Хеллсинг, - представился он. - И в прошлом профессиональный охотник на вампиров...
  - Огонь! - Яну как сразу расхотелось разговаривать, тем более, что еще не известно, как повернется дело там, у черного хода...
  Упыри начали стрелять, но этот... Уолтер двигался с поразительной скоростью - даже Ян с трудом мог за ним уследить. Несколько взмахов руками - Ян инстинктивно отпрянул назад - и весь первый ряд его воинства лишился голов. А потом пришел черед и второго...
  - Сомкнуть ряды! - упыри тут же перестроились, до этого разрозненные, они собрались в плотную группу, закрывшись щитами...
  
  Уолтер взмахом руки перерубил три пистолета-пулемета, а вот против сомкнутых стальных щитов его нити оказались малоэффективными. Ответный огонь противника стал более прицельным, главным образом из-за заговоривших наконец P90 в руках главаря... Спасаясь от пуль, он скрылся за дверью.
  - Вперед! - тут же скомандовал вампир.
  "Ну-ну... молодой человек" - подумал Уолтер натягивая нити. - "Иди сюда, посмотрим, есть ли еще порох в пороховницах... У старичка вроде меня всегда найдется пара сюрпризов для детишек вроде вас...".
  Упыри звучно топали по полу, сейчас... сейчас... в любом случае он умрет прежде, чем эти твари доберутся до Интергры... И тут что-то изменилось. Звук ботинок перестал быть мерным. Раздались другие звуки... звуки ударов, и звуки рассекаемой плоти.
  - Что за дрянь?! Ё... - манеры незванного гостя полностью соответствовали его внешности, совершенная шпана.
  Уолтер быстро выглянул за угол. Представшее его взгляду зрелище не было чем-то, что видишь каждый день. Несколько упырей были в буквальном смысле размазаны по стенке, еще трое обращались в пыль, отдельно от голов. Вампир лежал чуть в стороне, очевидно отброшеный мощным ударом. А среди оставшей части неприятельского отряда металась мисс Виктория, с нечеловеческой скоростью орудуя винтовкой. Она уже даже не столько пользовалась штыком, сколько просто крушила вражеские тела ударами приклада и ствола.
  Справившись с секундным замешательством, Уолтер так же бросился в бой, и его нити развалили на части еще десятка полтора упырей, когда командовавший ими вампир наконец понял, что к чему и сделал попытку удрать.
  - Ну уж нет!! - рык Виктории никак не походил на ее обычный мягкий голос.
  Она метнула свою винтовку как копье, та ударила врага в живот и прибила к стене как бабочку. Оружие погрузилось в камень примерно на треть длины...
  На этом все и кончилось, последнего упыря мисс Виктория развалила надвое сверху до низу ребром ладони. После чего повернулась к нему. Уолтер вздрогнул и с трудом подавил желание попятиться. Глаза вампирши горели красным, на лице была жутковатая улыбка... вот сейчас, с точки зрения Алукарда, она была истинным вампиром.
  Тут она вздрогнула, моргнула, и ее глаза вновь стали ярко-синими... Один миг - и забрызганое с головы до ног разъяренное чудище исчезло, а его место заняла миловидная девушка, крайне сконфуженная произошедшим.
  - Проклятье... - она провела ладонью по лицу. - Опять меня понесло... Вы в порядке, Уолтер?
  - Пострадала лишь моя гордость. Мои лучшие годы, боюсь, безвозвратно позади... - ответил успевший справиться с собой дворецкий, и получил в награду одну из этих поразительно светлых улыбок. И эту улыбку нисколько не портил тот факт, что Виктория была залита дурнопахнущей кровью упырей...
  - Черт, а я и не думал, что тут есть еще кто-то кроме Алукгада... или как его... Девчушка, ты тут откуда взялась? Давай лучше к нам! Такой киске как ты нужен настоящий мужчина... - кровосос с нарисованным глазом на шапке влез, было, в разговор. Но Виктория мигом оказалась рядом и, ничего не сказав, просто... оторвала ему правую руку, чтобы потом заткнуть ею ему рот.
  - Уолтер. Присмотрите за этим отморозком! Думаю, сэр Интегра с радостью с ним побеседует, а я посмотрю, как там дела у наших бойцов на входе, - она выхватила свои пистолеты.
  - Конечно мисс Виктория, - кивнул тот.
  - И... Я полагаю, что в будущей беседе нашему гостю не потребуются ни руки, ни ноги, - добавила она, прежде чем сорваться на бег.
  
  Глава 6
  
  
  Глава шестая, религиозные войны.
  
  - Из 192 членов личного состава, находящихся в Штаб Квартире на момент атаки, 41 человек числится погибшим. Из выживших еще 93 получили ранения, из них 21 крайне тяжелые и почти наверняка не вернутся в строй, - Уолтер закончил доклад о потерях.
  - Итак, больше половины личного состава Организации временно или окончательно выбыли из строя, - заключила Интегра.
  - Да, сэр Интегра, кроме того, в числе пострадавших большая часть наших офицеров, и на данный момент единственным укомплектованым и готовым к бою подразделением является взвод лейтенанта Фокса. Они вернулись из Северной Ирландии и находятся в полной боевой готовности. Все остальные отряды понесли крупные потери или лишились командиров, и необходимо время на их реорганизацию...
  - А времени у нас может и не быть... - глава Хеллсинга зажгла очередную сигару. - Я заметила, что в списках не значатся ни Алукард, ни Виктория.
  - Я не стал зачислять их в список погибших. Кроме того, коль скоро этот доклад дойдет до Круглого Стола, я подумал, что не стоит упоминать мисс Викторию...
  Интегра устремила довольно тяжелый взор на своего дворецкого. Виктория... снова она. Атака, можно было подумать, была специально устроена для того, чтобы лишний раз подтвердить ее правоту. Все произошло именно так, как та предсказывала... группа вампиров, более трех сотен упырей в броне и с хорошим вооружением. И упыри показали себя куда более грозной силой, чем они привыкли считать... И единственной причиной, почему вражеская атака не смела их оборону, была все та же Виктория! Которая дралась вместе с их бойцами у черного хода, которая выручила Уолтера и взяла одного из лидеров нападавших живьем... именно благодаря ей Орден протестанских Рыцарей обошелся сравнительно малой кровью. 41 убитый против нескольких сотен упырей и сразу восьми вампиров!
  Виктория знала что-то, чего не знают они, но не пожелала говорить это открыто? Но тогда зачем она столько раз пыталась их предупредить? Не могла же она в самом деле знать, что к ней не прислушаются... тем более, что к ней прислушались. Те тяжелые пулеметы остались еще со времени ее отца. И она настояла на том, чтобы их вновь привели в готовность... но привести в порядок успели лишь один. Подтверждало ли это, что Виктория действительно на их стороне? Ведь она почти спасла Хеллсинг, не для того же, в самом деле, чтобы потом предать его? Или она ведет какую-то свою, особо хитрую игру, отдельно и от Хеллсинга, и от их нынешних, до сих пор неизвестных противников?
  Разговорить этого Яна Валентайна не составило особого труда, этот ублюдок перестал быть крутым и наглым уже через десять минут допроса. Но все указывало на то, что их использовали в темную. Именно они с братом владели тем борделем, что безрезультатно перетряхнули солдаты Хеллсинга за две недели до этого, они же отвечали за смерть агента MI-5. После разрушения своего бизнеса они захотели отомстить, и кто-то продал им всю нужную информацию о Хеллсинге... фактически, направил их в нужную сторону... и кто это был, Ян, ясное дело, не знал. А оружие и упырей они достали своими силами... хотя с оружием им тоже могли и помочь...
  - А что с Фюргесоном?
  - У него сквозное ранение в плечо, ему необходима минимум неделя постельного режима, после он может вернуться на службу.
  - Хорошо. - Тут в дверь негромко постучали. - Входи, Виктория, - Интегра уже хорошо знала этот стук. Вампирша пришла как всегда вовремя, и, как обычно, вошла через дверь. - Вольно, садись.
  Ироничная улыбка скользнула по лицу Виктории, и она заняла кресло. Интегра уже далеко не в первый, и скорее всего не в последний раз присмотрелась к ней повнимательнее, словно пытаясь выявить в ней признаки ее нечеловечности. Она ведь повидала вампиров на своем веку, да и уроки отца не прошли даром... Но... ничего. Просто юный, дисциплинированый офицер в кабинете старшего по званию. Виктория, конечно, заметила ее взгляд и, сразу отбросив маску дисциплинированности, улыбнулась, демонстрируя ровные, идеально... человеческие зубы.
  - Что же, мисс Виктория, - Интегра сделала вид, что ровным счетом ничего и не было, - я пригласила вас прежде всего для того, чтобы поблагодарить за отменную службу.
  - Я выполняю свой долг, сэр, - было в ее словах что-то... какая-то... словно бы привычка. Словно бы уже далеко не первый раз она, вампир, получает благодарность за службу от вышестоящих людей...
  - Прошедшие события показали, что вы были совершенно правы касательно новых угроз и того, что наши нынешние меры защиты безнадежно устарели. - Медленно, тщательно подбирая каждое слово, продолжала Интегра. - Поэтому я поручаю вам разработать новые...
  И вновь, уже в который раз, эта Виктория сумела застать ее врасплох. Вампиры никогда не отличались любовью к созиданию, хотя отец говорил, что среди них случаются ценители музыки или живописи. А потому она рассчитывала лишь на несколько идей и советов, которые бы потом уже легли в основу плана, составленного профессионалами...
  Но нет, Виктория просто извлекла из недр своей формы сложеный в несколько раз обширный лист бумаги. Это была карта поместья и окрестностей, и на ней изображался уже неплохо проработаный план многоярусной обороны Штаб Квартиры. Он включал в себя распределенные сектора обстрела в несколько слоев и минные поля, точки, где лучше всего было бы установить тяжелое вооружение: от станковых пулеметов до гаубиц и полевых орудий. И наконец, предложение подключить автоматическую поливку газона и противопожарную систему к цисцерне со святой водой.
  Они обсуждали эти предложения около двадцати минут, и Интегра почти с облегчением поняла, что весь этот план нуждается в доработке, а значит, экспертам, которых она уже наметила, будет чем заняться. Эта Виктория все-таки не всезнающа и не всемогуща... это как-то успокаивало.
  
  Виктория мчалась по узкому переулку одного из пригородов столицы, преследуя уродца, пытающегося уйти по крышам. Солнце уже было близко к горизонту, тени удлиннились, а это развязывало ему руки... Но шансов у него все равно не было никаких - только он об этом еще не знал.
  В этот раз искусственными вампирами оказались трое молоденьких наркоманов плюс их поставщик, с виду куда более солидный и порядочный мужчина. Эта компания явно понятия не имела о том, что быть вампиром - вовсе не означает быть самым крутым. Не таясь, они оставили после себя десяток трупов, в основном из числа мелких наркодилеров. Кажется, поставщик, взяв командование на себя, думал расширить свой бизнес. Полиция их вычислила, а Организация Хеллсинг успела вмешаться и отстранить их от дел до высылки группы захвата и неизбежно бы последовавшей за этим бойни.
  Виктория действовала совместно с группой лейтенанта Фокса, единственным полностью боеспособным подразделением на данный момент - минуло всего два дня после атаки. Они накрыли всю четверку разом в какой-то полуразвалюхе, где они распологались. Двух мелких ликвидировали на месте, но третьему, а также бывшему поставщику удалось вырваться, ибо стены оказались еще более хлипкими, чем думалось. Пришлось разделиться. Фокс с его людьми сейчас преследовали главаря, а Виктории остался мелкий уродец. Молодому офицеру было явно не по душе отправлять ее одну, но сильно возражать он не стал, хоть и мог бы: звания у них были равны, но командиром операции назначили именно его. Но она уже заработала репутацию бойца, кому вполне по силам завалить одного вампирчика...
  Уродец старался не шуметь и от человека бы, наверное, сумел спрятаться, но никак не от нее. Вон он, выбрался из узкого окошка какого-то чердака и, держась в тени, начал красться в сторону... Виктория не стала выяснять, куда же именно он крадется. Три выстрела навскидку, но уродец успел среагировать, и лишь одна из пуль достала его в плечо. Он одним прыжком перемахнул через улицу и скрылся за карнизом, очевидно, вообразив себя временно в безопасности. Но Виктории уже давно не было там, где он думал. Две новых пули угодили ему в спину, раскрылись внутри, наполняя тело частицами серебра, но раны все еще не были смертельными.
  Виктория одним прыжком оказалась на крыше, всего в шаге от скорчившегося от боли врага, и одним выстрелом закончила его муки. Склонившись над оставшимся после него пеплом, чтобы выудить оттуда чип, она тронула гарнитуру связи.
  - Лейтенант Фокс, третья цель ликвидирована.
  - Рад слышать! А вот у нас проблеммы! - судя по шуму, офицер сейчас был внутри мчащейся на полной скорости бронемашины. - Этот гад сумел захватить автомобиль и сейчас уже движется к центру города...
  - Приняла...
  - Я уже установил стрелков у него на пути, постараемся остановить...
  - Я в пути, - просто ответила она и тут же отключилась.
  Было еще слишком светло для того, чтобы расправить крылья и взвиться в небо - это было бы слишком заметно. А потому... что может быть романтичнее бега с нечеловеческой скоростью по крышам на закате? Немногочисленые жители Лондона и пригородов, которым случалось поднять голову в нужный момент, могли лишь краем глаза заметить стремительную тень, перемахивающую с крыши на крышу...
  
  Сэр Интегра Хеллсинг любовалась одним из шедевров Национальной Галлереи Лондона, когда Энрико Максвелл таки соизволил явиться... В этом был весь Ватикан, пригласить на встречу всего за пару часов, а потом еще и явиться с получасовым опозданием...
  - Прошу меня простить, что заставил вас ждать, - с откровенно фальшивой галантностью глава Искариотов протянул ей руку...
  Интегра на него и не взглянула. Ей больше всего хотелось никогда не отзываться на это приглашение... но ее Организация сейчас была ослаблена, и нового обострения отношений с Ватиканом никак не требовалось. Но это не значит, что она будет играть ту роль, которую Максвелл хочет отвести ей в этом спектакле.
  - Что же, давайте опустим обмен вежливостями, - секунд через пятнадцать он опустил руку.
  - Зачем вы здесь, Максвелл?
  - До меня дошли известия, что ваш Орден Протестанских Рыцарей подвергся нападению. Вы потеряли сорок человек убитыми и в два раза больше ранеными... - козырнул тот своей осведомленностью. - Я пришел выразить свои соболезнования. - Его спутник передал ему три желтых розы, которые он в свою очередь протянул Интегре. Та опять его проигнорировала. Все это время она ни разу не оторвалась от картины. - Я пришел сюда с миром, Хеллсинг... - теперь доброжелательность в его голосе была откровенно вымученой.
  - О, хватит! - Интегра выплеснула наружу раздражение, накопившееся во время этого бесталантного спектакля. - Вы уже разрушили наше шаткое перемирие, когда послали своего головореза в нашу страну. Он чуть не стоил мне одного из моих лучших офицеров. Радуйтесь, что обошлось без крови, иначе он бы к вам не вернулся. - Это было неправдой, сама Королева повелела тогда отпустить Андерсона, но католикам необязательно это знать. - Потому хватит ломать эту комедию, говори, что тебе надо, и проваливай из моей страны!
  - Ну-ну, - доброжелательная улыбка сползла с лица Максвелла, сменившись холодным презрением. Он жестом остановил своего дернувшегося спутника. - Я предлагал тебе сочувствие, но если ты хочешь грубости, ты ее получишь, протестантка... - последнее звучало страшным проклятием, но Интегра лишь приподняла бровь. - Что ж, слушай! С некоторых пор известные и тебе, и нам паразиты начали появляться в Европе, и даже в окрестностях Вечного Города. - В руках его спутника появилась колба со знакомым чипом. - Наши исследования указывают, что основная часть этой мерзости прибыла с вашего островка. А это значит, что ваш еретический орден не выполняет своей задачи. А потому ваша проблема с паразитами стала нашей проблемой. И коль скоро вы не в состоянии покончить с этой поганью, за дело придется взяться нам. Тем, кто защищал род людской за многие столетия до того, как ваша богомерзкая Организация увидела свет! Сейчас нам нет дела до тебя, твоих людей или твоего ручного кровососа, но если вы будете мешаться под ногами, мы сотрем вас с лица земли! Вот, я сказал то, зачем пришел, англиканская свинья.
  - Свинья?.. Как трогательно... - у нее из-за спины раздался голос. Алукард, конечно же, был с ней сегодня, и решил поучаствовать в разговоре. - Кто-то говорит, что все меняется... а я считаю, что все остается прежним, лишь переодевая маски. Уж двадцать пять веков прошло, а вы, римляне, так и не изменились. Все так же лезете во все доступные вам уголки мира, устанавливаете ваши правила... возносите покорных и рубите головы несогласным... путь мужчин. Но ты назвал мою госпожу свиньей, а значит, живым ты отсюда не уйдешь...
  Алукард наставил свой Шакал - новое творение Уолтера - на главу Искариота, тот явно не ждал встретить Короля Нежити здесь, средь бела дня, но, надо отдать ему должное, не дрогнул.
  - Капитан Крюк вышел на ночную птицу! - вдруг донеслось из громкоговорителей музея.
  - Что?.. - Интегра на краткий миг потеряла контроль над собой. - Максвелл, ублюдок, ты ведь не посмел...
  - Спеши, Венди... - осклабился католик. - Впрочем, вы все по доске пройдете.
  И тут Интегра улыбнулась, удивив не только собеседника, но, пожалуй, и саму себя... Ночной птицей была Виктория... и о ней Искариоты, конечно, не знали... возможно... что-то прояснится и для нее.
  - Думаю, тебе и правда стоит поспешить, Алукард.
  - Вы правы, госпожа, иначе все веселье может достаться юной Виктории...
  Древний вампир убрал оружие и удалился в ближайшую стену.
  - Что же, Максвелл... в этот раз я не могу гарантировать, что ваш человек вернется, - бросила Интегра через плечо и так же пошла на выход.
  Католики, ожидавшие несколько иную реакцию, полминуты стояли молча.
  
  Виктория отлично ориентировалась в подземелье, не упуская след последнего уродца, все-таки он был шустрым... и неглупым. Когда она по крышам добралась до места действия, его уже "обезлошадили" - один из стрелков успешно пробил колесо машины. Но вот пуля, предназначеная самому врагу, прошла мимо, и он, перебегая из тени в тень, вновь чуть не ускользнул, скрывшись в подземке. Услышав выстрелы, полиция тут же начала эвакуацию станции. И уродец чуть было не затерялся в перепуганой толпе, но подоспевшая Виктория его тут же вычислила, и ему пришлось спасаться бегством в сторону путей. Поезда уже были остановлены, и он просто нырнул в ближайший туннель... Бойцы Организации следовали за ним.
  Виктория уверенно шла по следу. Если бы не она, солдаты Хеллсинга бы наверняка упустили врага среди раздваивающихся туннелей и многочисленных ответвлений, но как бы не хитрило это жалкое подобие, оторваться от истинной Носферату было ему не по силам.
  След вел вглубь небольшого ответвления, скорее всего, где-то там был доступ к вентиляции... Виктория уже собралась нырнуть туда, в темноту, но в этот миг что-то там блестнуло.
  - Стоп! - она подняла руку со сжатым кулаком, всматриваясь получше. Кажется, она знала, что... вернее, кто там... но это было бы слишком. - Осветительную шашку!
  Ей подчинились немедля, хотя она не была ни их командиром, ни руководителем операции. Химический факел полетел внутрь, и в его красном свечении все увидели приближающегося к ним человека в рясе. Позади него в стене торчало два штыка, а под ними солидная горка пепла - все, что осталось от вампира, за которым они гонялись по этим туннелям добрую четверть часа.
  - Праведники и слуги Господа взойдут на небо пред его очи! - провозгласил Андерсон, скрещивая клинки перед собой. - Но вас, еритики, ожидает лишь пламень преисподней!
  - Че-е-е-ерт! - прошипела Виктория убирая пистолеты и сдергивая винтовку с плеча. - Все назад!
  - Что? - опешил уже изготовившийся к стрельбе Фокс.
  - Назад, говорю! - взорвалась Виктория, сильно толкая офицера - который был ее почти в два раза крупнее - назад. - Этот псих не в вашей весовой категории!
  - Но... - снова попытался тот.
  - Отходите! - может статься, она неосознано вложила в слова толику внушения, ибо солдаты дружно подались назад.
  - Виктория Берн, - осклабился Андерсон. - Новичок Организации Хеллсинг, и бывший агент MI5... твое досье удивительно неполно...
  - Александр Андерсон, святой отец и агент 13ого отдела Ватикана, - ответила ему взаимностью Виктория. - Спасибо, что завершил наше дело. Но коль скоро ваших сюда не звали, и, тем не менее, ты так нагло вышел к нам... по-хорошему ты не уйдешь, - Виктория взяла оружие наизготовку.
  Тот продемонстрировал два ряда великолепных зубов и одним движением, почти слишком быстрым для человеческого глаза, послал в нее один из своих бесчисленных метательных штыков. Короткий звяк металла по металлу - Виктория скупым движением отбила клинок в сторону.
  - Суд Господа ждет тебя, аминь! - провозгласил Искариот и ринулся вперед.
  Его то ли короткий меч, то ли немыслимо длинный штык в правой руке рубанул наискось. Виктория закрылась стволом винтовки - это оружие уже было сделано на заказ, укреплено и утяжелено... Левый же меч прянул в открывшуюся брешь, но Виктория довернула свое оружие и попыталась ударить ему прикладом по кисти. Тот, конечно, отвел руку, его противница сделала стремительный шаг назад и круговым замахом потягнулась к нему штыком. Андерсону пришлось сделать шаг назад, Виктория устеремилась следом, вращая винтовку вокруг себя как копье, или скорее как легкую алебарду.
  Один выпад, второй, третий... на четвертом Андерсон отбил ее оружие в сторону и сам атаковал, вынудив отступить. Противники разошлись. Святой отец улыбнулся еще шире и занял свою излюбленную позицию со скрещенными на манер креста мечами. Виктория пару раз крутанула оружие вокруг себя и вновь атаковала.
  Она опять дралась почти как человек, но и Андерсон тоже не использовал ничего из числа своих трюков, вроде града метательных ножей или страниц Библии... Это ее устраивало как нельзя лучше, незачем себя выдавать. Фокс - она слышала - уже связался со Штаб Квартирой, а значит, скоро сюда примчится Алукард - только пыль столбом. Ей надо лишь выиграть время. С другой стороны - нужно вывести Андерсона на чистую воду, а то пока его способности к регенерации не были видны...
  Она сделала прямой выпад, попавшись в самый элементарный захват. Ее оружие было зажато с двух сторон, и Андерсону оставалось лишь отбить его в сторону, сделать шаг вперед и с разворота снести ей голову... Но Виктория сделала полшага в сторону, используя длину оружия как рычаг, она навела его на врага и, быстро поменяв положение рук, одним движением сняла предохранитель и спустила курок. Разрывная пуля ударила ему в грудь, отбросив на несколько шагов.
  Виктория не стала терять времени и следом за первой послала вторую, третью... но Андерсон никак не намеревался испытывать пределы своих способностей. От двух пуль в голову он увернулся, из пяти в торс две прошли мимо, одна попала в плечо, а еще две он ухитрился задеть клинком и они разорвались без толку.
  - Регенератор, - вынесла вердикт Виктория, меняя патронташ. У нее за спиной послышался изумленный и встревоженый шепот солдат. - Ватикан взялся за создание собственных монстров?
  - Господь дал науку и знания, чтобы мы - его творения - могли сокрушать нечистых тварей! - выдал тот в ответ. И прибавил своим словам вескости с помощью трех метательных клинков. Потом бросился в атаку.
  Виктория крутнула что-то вроде веерной защиты, отразив железяки, и они снова схлестнулись. У Андерсона были преимущества: рост, вес, длина рук, и он их использовал. Но Виктория даже сейчас, когда она продолжала играть роль человека, немного превосходила его в скорости...
  Увернувшись от очередного выпада, она с силой направила приклад вниз, метя в левое колено. Андерсон отвел удар своим мечом, надавив сверху... и тут же удар левой ногой в самый центр винтовки. Викторию развернуло и отбросило назад, оружия она не выпустила... но это уже ничего не меняло. Следом ей в спину вонзились четыре клинка... освященых.
  От боли, подобную которой она уже очень давно не испытывала, Виктория на несколько мгновений потеряла контроль над своим телом и рухнула наземь. Освященная сталь - по крайней мере, это было не серебро - жгла как огонь. "Опять он меня ножиками истыкал" - билась в голове гневная мысль и воспоминание об их самой первой встрече.
  Она осторожно повернула голову. Андерсон, несомненно, решил, что она мертва - тут было чем гордиться, даже этот матерый зверь не распознал ее - и теперь уже повернулся к прочим бойцам. Те стояли в боевом порядке, наставив на него оружие... и даже маски не могли скрыть их бледности...
  Становилось понятно, что дальше притворяться она не может, иначе эти парни, ее товарищи, сейчас будут зарублены у нее на глазах... Та темнота, что заменяла ей левую руку, потеряла свою форму, удлинилась и потянулась к тем ненавистным железякам... Сжав зубы, она вытянула из своего тела два ножика...
  - Огонь!! - рявкнул лейтенант Фокс.
  Тут же заговорили два десятка стволов автоматического оружия. Андерсон знакомым жестом взмахнул руками, и десяток серебряных лезвий помчался к бойцам...
  
  Лейтенант Фокс успел заметить этот бросок, он даже заметил блеск летящего ему в лицо лезвия... Но не успел он проститься с жизнью, как что-то черное промелькнуло прямо перед ним. Через секунду он с немалым удивлением осознал, что все еще жив, это был очень приятный... но необъяснимый факт.
  - Что? - это был голос того психа Андерсона.
  Фокс мотнул головой, силясь придти в себя, близость неминуемой гибели, которая почему-то прошла стороной, не способствовала ясности мысли. Глаза наконец сфокусировались...
  Перед ним, спиной к нему стояла... лейтенант Виктория. Та, кто полминуты назад у него на глазах получила четыре клинка в спину... Один там все еще торчал.
  Это было первым, что бросилось ему в глаза. Уже следом пришло понимание, что было далеко не единственной странностью в облике Виктории... и не самой главной. Ее левой руки не было, вместо этого из плеча торчало что-то вроде длинного темно-красного сгустка закрученного в спираль.
  - Нечисть... - в голосе Андерсона отчетливо слышался шок.
  - Наверное, тяжкий удар по самолюбию? Такой паладин как ты, а даже не сумел меня распознать, - насмешливо ответила ему Виктория.
  - Значит, Хеллсинг решил повторить опыт с черной магией...
  - Ты видишь на мне печать Кромвеля?
  - Значит, ты ее просто хорошо прячешь, монстр.
  - Кто больший монстр: ты, священник-психопат, измененный биоинженерией и готовый убивать всех на своем пути, или я, кто просто защищает своих товарищей?..
  Монстр... монстр... еще неотошедшему от шока Фоксу потребовалось некоторое время, чтобы сложить два и два, но потом все встало на свои места и стало понятным. Лейтенант Виктория была вампиром... таким же, как те, которых Хеллсинг преследовал и уничтожал более столетия... такой же, как этот жуткий Алукард... она пила кровь... она спала в гробу... она тренировала их - бойцов Хеллсинга, дралась рядом с ними... его друзья рассказывали, как она сражалась рядом с ними во время того страшного штурма, в то время как Алукард сидел себе в своей пещере... а сейчас она защищала их от этого психа, которому пули нипочем. И именно она отразила летящую в них смерть...
  Фокс еще не успел дойти до окончания этой длинной мысли, как его руки словно по собственной воле ухватились за рукоятку ножа и дернули, вытягивая клинок из тела лейтенанта. Та дернулась и полуобернулась. Ее глаза были красными...
  Она недоуменно глянула сперва на него, потом на клинок у него в руках и... чуть улыбнулась и благодарственно кивнула. Через миг ее внимание вновь было на противнике, а еще через пару секунд они опять сошлись.
  Новый раунд был совсем не похож на предыдущие... Виктория металась вокруг паладина Ватикана с немыслимой скоростью, отбивала все острые гостинцы, что летели в нее... но и Андерсон резко прибавил обороты, оба его меча бешено крутились в веерной защите вокруг его тела, не подпуская противницу близко. Вот он отпрянул назад...
  Это было что-то новенькое, у него из-за спины из ниоткуда вынырнули десятки свитков бумаги, раскрываясь в полете. Что это такое, было не разглядеть. Виктория рванулась вперед. Ее левая бесформеная конечность в свою очередь сплелась в один черный вихрь перед ней, разбрасывая и разрывая бумагу на части. Поток прекратился так же внезапно, как и начался. Виктория подалась на пару шагов назад... вся ее левая сторона исходила легким дымком... как плоть вампира при контакте со святой водой или благословленным металлом.
  - Нечистый монстр... тебя ждет дорога в самые глубины Ада! А-а-ами-и-инь!!
  - Алукард! Выходи! - совершенно не в тему откликнулась Виктория. - Я тебя уже заждалась! - она дерзко и нагло отвернулась от противника, глядя в сторону, где из тени и правда вынырнул гигант в красном костюме и шляпе.
  - Юная Виктория, - расплылся в улыбке тот, кого рядовые бойцы Ордена опасались посильнее врагов. - Было бы верхом непотребства прерывать столь славную схватку, даже наблюдать за ней со стороны было подобно бокалу чудесного вина!
  - Ну раз так, пора переходить к главному блюду, он твой.
  - Ты оставишь мне бой с противником, с которым вы уже пролили кровь друг друга? - на лице Алукарда появилось сильно озадаченое, чуть ли не растеряное выражение.
  - Ага, - и Виктория, повернувшись спиной к несколько растерявшимся вампиру и паладину, двинулась к Фоксу и его людям.
  Те в течении несколько секунд могли наблюдать удивительный метаморфоз: левая конечность вновь приняла форму руки, она опять опустила рукав и натянула непонятно откуда взявшуюся перчатку, тем самым полность скрыв ее ненатуральный цвет. Одним дижением она вновь привела в порядок прическу, а глаза опять стали синими. Пара секунд, и она опять была настолько неотличима от человека, что можно было усомниться, а не привиделось ли присутствующим все остальное...
  
  После десяти секунд полной тишины главные действующие лица вспомнили, зачем они, собственно, тут собрались. Александр Андерсон и Носферату Алукард наконец сошлись в схватке, которю они оба очень ждали.
  С точки зрения Виктории, этот поединок не очень сильно отличался от той схватки в Северной Ирландии. С той лишь разницей, что тут Алукард не дал отрубить себе голову. А ближе к концу он разрывной пулей из Шакала буквально взорвал правую руку паладина ниже локтя...
  Тут вокруг священика-иуды взвились страницы Библии, и Виктория с запозданием вспомнила о том, что этот их противник как-то еще умеет перемещаться в пространстве. Она успела всадить в этот кокон несколько пуль, но было уже поздно. Александр Андерсон ушел...
  
  Глава 7
  
  
  Глава седьмая, несколько встреч.
  
  Интегра Хеллсинг толкнула дверь и ступила внутрь комнаты отдыха личного состава. Ее напряженная работа нечасто давала ей возможность проводить время со своими людьми, но солдатам требовалось хоть иногда видеть своего лидера рядом. Лучше всего она бы чувствовала себя вместе с ними на поле боя, но такие случаи выпадали особенно редко. Но этим поздним утром она могла хотя бы просто побыть и пообщаться с ними.
  Она ожидала найти здесь оживленный шум многочисленных бесед и может даже перепалок, который бы немедля стих, стоило людям осознать ее присутсвие... Но в этот раз в комнате и так стояла тишина, все с опасливым интересом глядели...
  За небольшим столиком перед шахматной доской сидели... Виктория и Алукард. Старый вампир в своем неизменном одеянии, правда, без шляпы, изучал свою соперницу со своей обычной усмешкой, которая в любой миг могла перерости в оглушительный хохот. С этой же усмешкой он бы, наверное, переступил бы и порог врат Ада... Виктория же, наоборот, не поднимала на него взгляд, сосредоточив все внимание на доске... Интегра уже давно подметила, что Виктория предпочитает не смотреть на него, скорее даже, подчеркнуто его игнорировать, что, несомненно, вызвало у Алукарда дополнительный интерес, но также и некоторое раздражение. Дело было не в страхе, Виктория знала и признавала, что она его много слабее, возможно, она единственная, кто знала, насколько - она же вообще многое знала. Но Виктория Алукарда не боялась, словно опять же что-то зная... это не было и знаком уважения, которое было, уважения к кому-то ее несоизмеримо старше. Нет, это было что-то другое... иногда Интегра ловила себя на мысли, что где-то и когда-то Виктория разочаровалась в Алукарде.
  Солдаты Организации сидели тихо, во все глаза глядя на двух нелюдей, погруженных в старинную игру. Кроме ее самой и Уолтера все люди в Хеллсинге, да что там в Хеллсинге, все люди в Англии, знающие о его существовании - кроме, возможно, самой Королевы - опасались или просто боялись Алукарда. Скованный магией вампир, отныне ограниченный в возможности сеять смерть, довольствовался страхом... С Викторией все было иначе: за свое время в Хеллсинге она быстро завоевало уважение бойцов... и это уважение не исчезло, когда почти неделю назад открылась тайна ее истинной сущности.
  К слову, разговор с представителями Круглого Стола ей еще только предстоял...
  Как такое случилось, Интегра не до конца понимала, но Виктория так хорошо влилась в коллектив, что многие восприняли известие о том, что она вампир, почти спокойно. Нет, большинство ее, конечно, стало опасаться, ее начали избегать... Но не далее как вчера Интегра своими глазами видела, как после очередных занятий - а тренировки под ее руководством никто не отменял - Виктория что-то оживленно обсуждала с несколькими офицерами и сержантами.
  Не сдержав любопытства, Интегра подошла поближе к игрокам. Виктория играла белыми, и фигур ее цвета на доске было заметно больше, но глава Хеллсинга хорошо знала, что число не всегда решает исход. Она помнила, как в прошлом сама играла против Алукарда...
  - Доброе утро, сэр Интегра, - Виктория подняла на нее взгляд.
  - Моя госпожа, - Алукард также оторвался от созерцания.
  - Здравствуйте, - ответила она на приветствия, чувствуя, как внимание большинства присутствующих переключается на нее. - Как игра?
  - Юная Виктория интересный соперник, но через три хода ее ожидает шах и мат.
  - А Алукард, как обычно, само воплощение скромности.
  - Я лишь констатирую факт, - тот глянул на нее поверх своих очков, и Виктория в этот раз встретилась с ним взглядом.
  - Да неужели? - приподняла она бровь, передвигая короля.
  Интегра уже успела лучше оценить ситуацию на доске, несмотря на преимущество в фигурах, Виктория действительно была загнана в безвыходное положение. Но ее последний ход... она просто выставила своего короля под удар, так что теперь мат ее ждал уже на этом ходу.
  Алукард снял очки и еще раз внимательно оглядел доску, потом поднял взгляд на Викторию, которая не собиралась отворачиваться. И в следующий миг его громогласный хохот заставил кое-кого подскочить.
  - Прекрасно, юная Виктория! Ты действительно не оставила мне иного выбора, как закончить игру сейчас! - Интегра его поняла, действительно, не поставь он мат сейчас, и на следующем ходу король выйдет из западни. - Поздравляю! - в улыбке Алукарда мелькнуло что-то, что Интегра знала, но не ждала увидеть тут. Это была... гордость? - Теперь, если позволите, я удалюсь... солнце уже встало, и я немного утомился. - Его глаза глянули на Викторию с чем-то вроде упрека.
  Интегра с запозданием поняла, что это была встреча на стыке, Алукард еще не лег, а Виктория, с ее странным - для вампира - ритмом, уже встала. Ее слуга встал, как джентельмен поклонился им обоим и ушел сквозь ближайшую стену.
  Виктория проводила его взглядом... было в этом взгляде что-то... Интегра никак не могла дать ему определение. Тем временем вампирша перевела взгляд на нее, в этом взоре был вопрос, мол "что теперь?", а также приглашение. Приглашение? Почему бы и нет?..
  - Как насчет партии?
  - Конечно, сэр Интегра, - улыбнулась та, в ее голосе было куда больше радости, искренней радости, чем Интегра ожидала.
  Теперь уже она играла белыми. Они быстро сделали пяток ходов, выводя фигуры на простор. Интегра почти сразу отметила, что стиль Виктории был очень похож на... ее собственный.
  - Нечасто встретишь Алукарда при свете дня, ваша партия должна была его очень заинтересовать, - осторожно забросила крючок Интегра.
  - Это, несомненно, часть его большого плана по изучению и исправлению аномалии, которой я ему, несомненно, представляюсь, - охотно клюнула Виктория, двигая пешку на две клетки вперед.
  - Он сам сказал, что ты загадка.
  - Прежде всего, я полагаю, я для него вызов. Он жил так долго, что убедил сам себя в том, что его взгляд на то, что есть жизнь и что есть вампир, единственно верен.
  - А ты с ним не согласна?
  - Не знаю, - немного неожиданно ответила Виктория. - Он настолько старше меня, что не мне его судить. Но я точно знаю, что надеюсь умереть до того, как проживу достаточно, чтобы стать похожей на него... если это возрастное. - Виктория помолчала несколько секунд, потом сделала ход и продолжила. - Он ведь живет... а скорее, существует, лишь в ожидании более сильного противника, который бы мог его одолеть. А, учитывая то, чем он стал, не без помощи ваших предков, сэр Интегра, - тут она ее пронзила странным взглядом, - такого может и не представиться... Он сидит в этой своей жизни, как в пещере, и уже, возможно, никогда не выйдет наружу. А ведь оно того стоит...
  Виктория, казалось, полностью отвлеклась и от игры, и от собеседницы. Она глядела куда-то в потолок, но видела что-то иное.
  - Когда я переступила порог, что отделяет птенца от зрелого вампира, я смогла вновь увидеть солнце. Я по-новому познала красоту рассвета, величие полдня... все то, что Алукард отринул, чтобы следовать тому, что он зовет "путь ночи". Мы живем во времена больших перемен, когда прогресс мчится вперед с невиданной скоростью... я увижу людей, достигающих других планет, а может быть, и иных звезд. И - кто знает - может быть, я даже буду среди этих первопроходцев? Все это Алукард потерял... Вечная жизнь - это и дар, и проклятие, но Алукард, похоже, выбирает лишь худшее.
  Виктория вернулась на землю. Интегра молча изучала ее, немного ошарашенная такой разговорчивостью собеседницы; пока что она никогда вот так охотно не рассказывала о своих мыслях... Но, может быть, дело в том, что они почти никогда и не разговаривали, кроме как о делах в ее кабинете?
  Следующие несколько минут игра шла в молчании. Чем дальше, тем сильнее Интегра узнавала в стиле игры Виктории свой собственный... Еще она заметила одну деталь: та ни разу не коснулась фигур левой рукой, она играла только правой, даже когда это было не очень удобно... Наверное, это потому, что левая рука... рукою не была, это было сгустком темной кровавой энергии, основы сил истинного вампира, которая по какой-то причине тут была чем-то постоянным. Это удивляло даже Алукарда, созданное этой энергией обычно не было столь стабильно и неизменно. Тем более странно, что Виктория никогда не превращала ее обратно в плоть... вместо этого она ее прятала.
  Интегра еще раз окинула собеседницу взглядом, соблазн воспользоваться неожиданной разговорчивостью Виктории и попытаться разузнать о ней побольше был велик. Но с другой стороны, это было что-то действительно личное...
  - Можно нескромный вопрос? - Интегра сама себе удивилась, не в ее правилах было ходить вокруг да около. Уж если собрался задавать вопрос, значит, надо задавать, а нет, так молчи.
  - Конечно, сэр Интегра, - Виктория подняла на нее глаза. Казалось, она была удивлена этой нерешительностью не меньше самой Интегры... и возможно, по той же причине. Сколько же она знает?
  - Твоя рука... что с ней случилось?
  - А... это... старая рана, которая так и не зажила за десятилетия, и, наверное, не заживет уже никогда, - Виктория пощупала свое левое плечо.
  - Освященное оружие?
  - Нет, скорее уж проклятое... - лицо Виктории скривилось. Она секунду смотрела на Интегру, а потом продолжила. - Это была огромная коса в руках бывшей ССовки-ведьмы. - Новая пауза. - Впрочем, не думаю, что дело было в оружии... она меня ею еще пробила насквозь, а также рассекла мне оба глаза... - Виктория поднесла руку к лицу и оборвала себя. - Но после этого даже шрамов не осталось.
  Интегра напряглась. Бывший боец СС, да еще и ведьма? Да, Третий Рейх не был чужд оккультизму, причем не только темной магии, но и силам католичества - недаром фашистская Италия была союзником Гитлеру. И в годы войны Хеллсинг не раз имел с ними дело, именно тогда еще совсем юный Уолтер получил прозвище "Ангел Смерти". Значит, Виктории приходилось иметь дело с какими-то остатками тех, разгромленных полвека назад, сил? Нужно будет найти все касающееся этого...
  Они еще сделали по полдюжине ходов, после крупного обмена Виктория выиграла у нее легкую фигуру. Попутно Интегра огляделась по сторонам. Они более не были в центре всеобщего внимания, большинство оставшихся тут бойцов занимались уже чем-то иным, время от времени бросая на них заинтересованые взгляды. Никто не мог сравниться с Алукардом в умении привлекать к себе внимание в любых обстоятельствах.
  - А что стало с той ведьмой? - положила она конец воцарившемуся было молчанию...
  Виктория ответила не сразу, смерив ее внимательным взглядом, в котором мелькнуло что-то недоброе. Интегра мысленно хлопнула себя по лбу, в самом деле, можно же было догадаться, что для Виктории это не самая приятная тема! Но это дала о себе знать ее начальственная жилка...
  - Я ее размазала по стенке, - медленно ответила Виктория, как раз когда Интегра пыталась придумать, как дать задний ход, чтобы не испортить настроение собеседницы. Верно, она опоздала.
  Больше они не разговаривали. Интегра не смогла полностью сосредоточиться на игре, поскольку услышаное и ее собственный досадный промах не шли из головы. Она потеряла коня, потом обменяла ладью на две легкие фигуры - а равный обмен, когда у тебя меньше фигур, не выгоден. Ну а после того, как Виктория взяла ее ферзя всего за одну свою ладью, Интегре ничего не оставалось, как сдаться.
  - Хорошая игра, - немного вымучено улыбнулась глава Хеллсинга.
  - Верно, теперь простите, сэр Интегра, но мне нужно идти, - Виктория встала и, дождавшись кивка, повернулась к выходу. Уже на полпути она обернулась. - Если вам когда-нибудь захочется сыграть другую партию, я всегда к вашим услугам, - улыбнулась вампирша.
  
  Ночной Лондон дышал в своем ритме и жил своей жизнью. Серас неторопливо шла по темному переулку, она уже была недалеко от своей цели.
  Этой ночью не было никаких происшествий, и она сейчас вовсе не преследовала очередного искуственного вампира. Она просто вышла прогуляться, а потому она была в гражданской одежде, хотя подмышкой и был пристроен пистолет. Большую часть пути сюда она пролетела на своих крыльях, но последние пару кварталов хотелось пройти пешком.
  Окрытие ее сущности прошло куда лучше, чем можно было ожидать, основная часть персонала Организации отнеслась к этому сравнительно спокойно. Правда, она не знала и не хотела знать, как Интегра улаживала этот вопрос с Круглым Столом.
  Интегра... вчера они сыграли партию в шахматы, совсем как в старые-добрые времена. Та, несомненно подметила сходство их стилей, как и то, что она хорошо знала ее привычки. Неудивительно, они ведь играли регулярно в течение более чем десяти лет, и именно Интегра научила ее шахматам... Только вот тема их беседы была очень далека от тех, воспоминаниями о которых она столь дорожила. Здесь Интегра Хеллсинг прежде всего пыталась вытянуть из нее информацию о ней... Что же, ее можно было понять, она представлялась большой загадкой и аномалией не одному Алукарду...
  Но, в самом деле, не могла же она просто рассказать ей правду?! Часть которой она сама не понимала... Поведай она свою историю, и ей осталась бы одна дорога - в психлечебницу. Но, поскольку вампиров в сумасшедшие дома не принимают (не считая поддельных), даже этот путь был бы для нее закрыт.
  Серас прибыла на место. Перед ней стоял небольшой пятиэтажный дом, где на четвертом этаже в небольшой квартирке жила... она. Серас Виктория, сотрудник спецподразделения D-11...
  Одним прыжком вампирша оказалась на крыше соседнего дома, оттуда открывался отличный вид на интересующее ее окно... Судьба этой девушки сложилась несколько иначе, чем ее собственная, но... результат был тем же. Ей повезло... да, это цинично звучит, но ей действительно повезло, и ее родителей не убили у нее на глазах... Мать погибла в автокатострофе, когда ей было три, отец погиб при исполнении четыре года спустя. И она вновь выросла в приюте и поступила в полицию... только здесь она очень быстро попала в D-11. То, чего сама Виктория сделать не успела. Все она вычитала из ее досье - Хеллсинг искал новых рекрутов, чтобы восполнить потери, и бойцы спецподразделений полиции были в числе кандидатов. Она ожидала, что в любой миг кто-то заметит необычайное сходство... но как-то обошлось.
  Серас легла на крыше. Занавески на окнах были задернуты, но это не было преградой ни ее глазам, ни прочим чувствам. Внутренним зрением она прекрасно видела девушку, как две капли воды похожую на нее - она была лишь на несколько месяцев старше ее в тот миг, когда она навсегда перестала стареть. Двадцатиоднолетняя Серас Виктория, которая - она это чувствовала - все еще была девственницей, мирно спала. Она не подозревала о том, что скрываясь среди людей Лондона, Англии... да что там, всей Земли, живут существа, которым, как она считает, место лишь в книжках. И не подозревала она, что в какой-то полусотне метров от нее сейчас расположилась... фактически она же сама, которая стала одним из таких существ, пережила апокалипсис... а в некотором смысле даже два, чтобы получить вот здесь, по воле какой-то неведомой ей силы, новый шанс.
  - И пусть так оно и останется... - прошептала Виктория, обращась то ли к самой себе, то ли к той силе - возможно, это был Господь? - что послала ее сюда. - Живи свою жизнь, Серас Виктория, борись со злом, которого хватает в этом мире и без нежити. А это не твоя война... но она давно уже стала моей.
  Бросив еще один взгляд на заветное окно, Виктория повернулась в сторону Темзы. Еще совсем юная Луна неярко сияла в звездном небе, ночь была чудесна и так же юна. Такую ночь хотелось провести на воле, под лунным сиянием и звездами. Завтра у нее не было никаких обязательств перед Хеллсингом вплоть до обеда, а значит, часть ночи принадлежала ей.
  Виктория спрыгнула вниз и неспешным шагом двинулась по улице. Был тут один милый ночной клуб, она помнила его еще с тех, далеких времен... есть ли он тут?..
  
  Интегра передвинула ладью, угрожая линии пешек Виктории. Миновало две недели со времени их первой партии. Недели выдались напряженными. Организации Хеллсинг пришлось за это время иметь дело с двумя десятками уродцев в разных частях Англии. Кто бы ни стоял за их созданием, они набирали обороты. И хорошей новостью было, что MI-6 наконец удалось выйти на след этих неизвестных. Но на этом хорошее и закончилось, ибо подпольная лаборатория была уничтожена взрывом вместе со всем и всеми, кто находился внутри, в том числе и штурмовой группой...
  Потому с тех пор им удалось сыграть лишь дважды, причем оба раза победа оставалась за Интегрой. Она говорила себе, что играет прежде всего для того, чтобы между делом вытянуть Викторию на очередную откровенность. Во время этих партий вампирша была весьма разговорчива, и хотя часто избегала прямых ответов - точно так же как Интегра старалась теперь избегать прямых вопросов - в ее словах проскальзывали факты из ее прошлого.
  Но, следовало быть откровенной с собой, чем дальше, тем сильнее она начинала ценить саму игру... и эти их неспешные беседы... С Викторией было о чем поговорить. Вампирша, которой еще не исполнилось и пятидесяти лет - это с учетом ее человеческой жизни - была интересным собеседником... Ее рассуждения о сущности вампира и о многом другом захватывали... для своего возраста она, похоже, провела немало времени за выработкой собственного мировозрения...
  Интегра изучила кое-какие книги и заметки тех, кто возглавлял Хеллсинг до нее, она даже посоветовалось с Алукардом... многие детали указывали в одном направлении: Виктория выросла как вампир одна. Рядом с ней не было отцовской фигуры Хозяина, который бы представил ей новый мир, в который она вступила, и - вольно или невольно - навязал бы свой взгляд на вещи. А потому, наверное, Виктория выработала свой взгляд на мир, столь непохожий на остальные... Алукард, кстати, пришел в ярость - среди вампиров существовало нерушимое правило, родитель должен приглядывать за своим птенцом, и бросить его одного искать свой путь в жизни после смерти - было чем-то совершенно немыслимым.
  Виктория почесала подбородок и передвинула коня. Вообще, Интегра заметила, что, несмотря на очень странное сходство их стилей, ее соперница особенно охотно играет конями и ферзем. Глава Хеллсинга окинула ее еще одним внимательным взглядом и попробовала закинуть новый крючок, за которым мог последовать информативный разговор.
  - Я всегда хотела узнать, каково это - стать вампиром? Умереть, а потом вернуться?
  - К Алукарду, конечно, с таким вопросом не подойдешь? - лукаво и понимающе улыбнулась Виктория, и Интегре стало ясно, что та прекрасно поняла, чего она хочет на самом деле. Тем не менее, Виктория продолжила. - Это, конечно, шок... когда я очнулась в незнакомом мне месте, без смертельной раны... я подумала, что все это кошмарный сон, пока не увидела в зеркале клыки...
  Виктория сняла с доски фигуру офицера и несколько секунд рассматривала, прежде чем вернуть его на доску. Потом она перевела взгляд на Интегру, но глядела она, казалось, куда-то сквозь нее...
  - Мой отец был офицером полиции, - начала она вдруг без всякого перехода. - Очевидно, он перешел дорогу кому-то важному. Когда мне было восемь, двое мужчин ворвались к нам в дом... я спряталась под кроватью... моих родителей убили у меня на глазах... - Виктория смотрела сквозь нее невидящими, немигающими глазами, и Интегра по какому-то оттенку ее голоса поняла, что их не просто убили. - Когда они нашли и меня, я вогнала одному из них вилку в глаз... и одновременно коллеги моего отца ворвались внутрь и схватили их. Дальше я росла в приюте, пережитое не способствовало удочерению... и репутация у меня была хулиганская. Став совершеннолетней, я пошла по стопам отца - поступила в академию полиции. Окончила ее успешно, но и без отличий... А когда мне был 21 год, мою команду послали в деревеньку... там вроде как какой-то странный культ объявился, начали пропадать люди...
  Интегра слушала ее с фигурой в руке, забыв сделать ход. Она вообще-то не ожидала, что Виктория вот так вдруг начнет рассказывать свою биографию - как обычно, без названий и дат, но она описывала историю своей жизни. Стоило той упомянуть о культе, как чувства потомственной охотницы на вампиров отозвались тревожным сигналом. Очевидно, за этим "культом" и стоял Хозяин Виктории...
  - Как вы, я думаю, уже догадались, вместо кучки культистов в той деревне мы обнаружили кучу упырей и уже никого живого. Выжила я одна. Я и сейчас не понимаю, как это мне удалось, но я вырвалась из деревни и сбежала в лес... но вампир и его упыри очень скоро меня догнали. Я еще сумела вогнать ему пулю в лоб... просто чтобы убедиться, что это без толку. Он хотел меня сперва изнасиловать, а уж потом кусать. Он сказал, что птенец ему не нужен. Но тут-то и прибыл мой... Хозяин.
  От Интегры не укрылось, что Виктория на секунду словно засомневалась, прежде чем назвать своего прародителя Хозяином. Значит, действительно, их отношения были далеки от привычных... как и все, связанное с Викторией. Даже после разрыва связи Хозяин-слуга птенец обычно относится с огромным почтением к своему прародителю... Так, значит, получается, что родитель Виктории в каком-то смысле спас ее?..
  - Он был по душу этого ничтожества, что уничтожил деревню... полагаю, это был только-только обращенный вампир, который не умел и не собирался контролировать свой голод. Почти как эти подделки, что мы уничтожаем теперь... - Виктория смолкла на секунду. Интегра наконец сделала свой ход и опять сконцентрировалась на собеседнице. Возможно, вот он, ключ к стремлению Виктории уничтожать уродцев... - И Хозяин считал, что таких, как он, надо уничтожать, иначе проблемы будут и у настоящих Носферату... Во время его схватки с упырями и вампиром... я получила сквозную рану в грудь, - Виктория слишком внимательно рассматривала доску, и Интегра поняла, что та упустила какую-то важную деталь. - Полагаю, рана была смертельна, а даже если и нет, я бы точно не дожила до врачей. Он спросил, девственница ли я, и хочу ли я жить...
  Виктория подняла взгляд от доски, глаза двух женщин встретились. По лицу вампирши опять бродила улыбка, в этот раз в ней мешались печаль, горечь... и ирония, которой тут, казалось, нечего было делать.
  - Потом он не раз говорил, что я сама выбрала этот путь... но, право, велик ли был мой выбор? - Интегра мысленно согласилась, трудно было назвать это выбором, тем более что она тогда, наверное, и не понимала, что именно ей предложили. - Как я уже сказала, придя в себя, я сперва решила, что все это был лишь кошмарный сон. Но иллюзия продержалась недолго. Я отчаянно цеплялась за свою человечность... я отказывалась пить кровь, я не выпила ни капли за первые два месяца, - Интегра чуть приоткрыла рот, такое было немыслимо. Виктория это заметила и с улыбкой добавила, - лишь много позже я узнала, что столь долгий пост считается невозможным. И Хозяин... он меня не заставлял. По-моему... по-моему, он почувствовал во мне что-то особенное... что я могу стать необычным вампиром, и потому... потому больше смотрел со стороны, почти не вмешиваясь. Он оберегал меня, показывал и давал советы... но не отдал мне ни одного прямого приказа за те четыре месяца, что мы были вместе...
  "Четыре месяца?" - Интегра вздрогнула. Она сказала, что они были вместе только четыре месяца... а потом... Нет, теперь Интегра сомневалась, что Хозяин бросил Викторию. Нет, с ним что-то случилось - Интегра поймала себя на том, что переживает за этого незнакомого ей... КРОВОСОСА. Похоже, Виктория, которая росла сиротой, пока была человеком, стала сиротой и тогда, когда обратилась в вампира.
  - В ту ночь, когда я потеряла руку, - она кинула короткий взгляд на левое плечо, - я потеряла и многое другое... Хозяина... хотя он и не был уничтожен, его... изгнали из этого мира колдовством. - Интегра опять почувствовала, что та немного изменила свой рассказ. - Он словно предчувствовал это и оставил мне колбу со своей кровью, хоть я нашла ее много позже. Я потеряла невинность... в ту ночь я впервые выпила кровь живого человека... пусть даже он был в агонии и сам предложил мне это... чтобы я смогла уничтожить этих нацистских падонков, что разрушили Л... - она оборвала себя на полуслове, словно поняв, что сказала что-то лишнее и закончила явно не так, как собиралась, - город...
  Дальше игра проходила в тишине. Виктория больше не собиралась разговаривать, а Интегра, чувствуя упавшее настроение собеседницы, не навязывалась. Тем более что ей и так было о чем подумать.
  Значит, та ведьма, бывший боец СС, была не одна... и кто бы ни был вместе с ней, они представляли собой силу достаточную, чтобы так или иначе одолеть Хозяина Виктории - несомненно, весьма старого и сильного вампира. И вместе с Викторией сражались какие-то люди, и они знали о вампирах - кто другой предложил бы ей свою кровь? И какой-то город был разрушен... и еще она упомянула про нацистов...
  Восточная Европа, других идей в голову не приходило. Это и рядом с бывшими владениями Алукарда - он же почувствовал в Виктории своего потомка - и там были войны... на територии бывшей Югославии. И раз речь зашла о нацистах, наверное, это как-то связано с Хорватией...
  "Нет, стоп" - оборвала себя Интегра. Время не сходилось. По словам Виктории это произошло всего лишь несколько месяцев после ее обращения. Значит, более двадцати лет назад, значит, еще до падения Восточного Блока...
  Решение загадки, связаной с Викторий пока не появилось...
  
  Глава 8
  
  
  Глава восьмая, червь сомнений.
  
  - Итак, на данный момент у нас есть шесть боеспособных взводов.
  - Совершенно верно, сэр Интегра, - подтвердил Уолтер.
  - Значит, мы фактически вернулись на уровень до нападения.
  - Да. В соответствии с решением увеличить нашу боевую мощь сейчас идет активная подготовка еще двух отделений. К сожалению, на данный момент непросто найти людей одновременно достойных доверия и имеющих необходимую подготовку и опыт.
  - Да, я понимаю, - кивнула Интегра. - Возможно, стоит подумать над тем, чтобы как-то пересмотреть наши требования к новобранцам... - добавила она тише. - Что по поводу того следа? Данные подтверждены?
  - Косвенно. Замок Бабхан был приобретен через подставную фирму, но MI5 проследила какую-то связь между нею и теми, кто содержал ту лабораторию в Гонконге. Очевидно, мы наконец вышли на след неприятеля.
  - Отлично, значит, необходимо готовиться к атаке, завтра в четыре я хочу всех старших офицеров и Викторию ко мне на совещание.
  - Конечно.
  - Насчет Виктории... удалось что-нибудь найти?
  - Боюсь, что нет... Я сопоставил все военные конфликты двадцати-тридцатилетней давности с нашими архивами, связанными с активностью потусторонних сил, ничего не всплыло. Я также искал какие-либо сведения о мистических группировках, созданных бывшими бойцами Нацистской Германии, вновь ничего. Либо мисс Виктория лгала, либо описанные ею события произошли полностью вне нашего поля зрения.
  - Я не думаю, что она лгала... тем более, зачем так и по такому поводу... - медленно, скорее самой себе, сказала Интегра.
  - И еще одно... возможно, это не имеет никакого значения, но мне вспомнился один маленький эпизод... в первый день, когда мы встретились с ней и я помогал ей собрать вещи... мы тогда обсуждали ее стиль жизни и шутили насчет того, как она нетипична, - Интегра молча кивнула. "Нетипична" - в этом вся Виктория. - Она была весела, смеялась... и вдруг в один миг помрачнела, как если бы вспомнила о чем-то крайне неприятном. И потом она задала мне вопрос, внимательно следя за моей реакцией... ответ ее, вероятно, и не интересовал. Она спросила, работаю ли я на "Миллениум". Я понятия не имею, что это за Миллениум, это наверняка проступило у меня на лице и... это очень ее обрадовало. Я думать об этом забыл... и вспомнил лишь потому, что Третий Рейх именовали еще Тысячелетним. Не знаю, есть ли тут какая-то связь...
  - Что же... это интересно... - Интегра покатала сигару во рту. - Есть еще одна деталь, которая привлекает внимание. Как и все наши офицеры, Виктория имеет высокий уровень доступа к библиотеке и архивам, но я велела сотрудникам присмотреть за ней... и по их словам, она что-то искала среди отчетов об операциях времен Второй Мировой Войны, точнее, твоих операций... а еще точнее, операций, где вы с Алукардом работали в связке. И... судя по всему, она не нашла то, что искала, - Интегра сделала приглашающий жест и стоявший до этого Уолтер опустился в кресло, сейчас им предстоял мозговой штурм.
  - Итак, мисс Виктория стала вампиром менее тридцати лет назад, - начал он. - Алукард не ошибается в таких вещах. По ее словам, она бывший офицер полиции и оказалась втянута в схватку двух вампиров и была смертельно ранена. Победитель сделал ее своим птенцом.
  - Совершенно верно, - продолжила Интегра, - она также говорит, что ее Хозяин не давал ей команд, он опекал ее, но хотел, чтобы она сама нашла путь в жизни. И он был так или иначе повержен всего лишь несколько месяцев спустя. Все это хорошо объясняет некоторые особенности ее поведения.
  - Опять же с ее слов следует, что ее Хозяин был повержен в схватке с некой нацистской группировкой, в которую входила некая ведьма - ветеран СС - и она, в частности, лишила ее руки. Также она упоминала о каких-то людях, что сражались рядом с ней, и некоем разрушенном городе, - это опять был Уолтер. - Но пока нам не удалось найти никаких фактов, подтверждающих это.
  - Тем не менее, это многое объясняет, в частности, невероятную легкость, с которой Виктория смогла влиться в людской коллектив и даже принять, по идее, противоестевственную для вампира роль инструктора, - заметила Интегра. - Просто все это ей уже когда-то приходилось делать.
  Пока что они в основном повторяли уже известное, то, что они уже не раз обсуждали.
  - И теперь, значит, она изучает, вернее, изучала наш архив, связанный с нашими операциями против Третьего Рейха, - закончила Интегра.
  - Что же... возможно, именно это было ее целью, когда она вступила в наши ряды.
  - Считаешь, она охотится на кого-то из бывших солдат Гитлера и ищет зацепку в наших архивах?
  - Возможно, - лицо Уолтера было совершенно бесстрастно. - Если верить ее рассказу, то она многое потеряла из-за этих людей... если это были люди, кем бы они ни были. И коль скоро она закончила свои исследования, но осталась в строю, то можно предположить, что спешить ей пока некуда. А может, она полагает, что Хеллсинг столкнется с ее врагами...
  - Или даже что они стоят за производством чипов, - усмехнулась Интегра. - Как-то все это натянуто, не считаешь?
  - Наверное... но случались вещи и еще более странные.
  - Согласна. Но даже эта гипотеза не объясняет, на мой взгляд, главного: как никому неизвестный и крайне необычный вампир мог стать обладателем информации, которой владеет лишь горстка людей во всем мире? Существование Круглого Стола - это куда большая тайна, нежели Хеллсинг и нежить...
  
  Настроение у Интегры было самое что ни на есть отвратительное. Орден Протестанских Рыцарей уже наносил удар по Бабхану, что было бы, несомненно, переломным моментом в борьбе с искуственными вампирами и их создателями, когда все резко пошло кувырком. Неожиданно подлетели вертолеты с бойцами SAS на борту, и их командир капитан Паркер сообщил ей, что их отстраняют от операции, ибо где-то наверху в этом замке углядели базу ИРА. И поскольку приказ был подписан самой Королевой, ей пришлось подчиниться.
  Еще ни разу Интегру так не оскорбляли, какой-то бюрократ, очевидно, решил, что может командовать Орденом Протестанских Рыцарей, или, хуже того: вообразил, будто Хеллсинг никому не нужен. И плата за эту его самоуверенность будет обычной: человеческими жизнями. Именно вот в такие моменты ей больше всего хотелось спустить с цепи Алукарда, а потом посмотреть, что ее слуга сделает со всеми этими недоумками... Ведь даже в числе членов Круглого Стола не найдется и половины светлых голов, в большинстве своем это недалекие потомки великих предков... и если Пенвуд, например, признавал собственную некомпетентность и не путался под ногами, были и другие...
  Она уже отдала все необходимые распоряжения, чтобы насколько возможно сохранить контроль над ситуацией, так, чтобы потом было бы проще исправить последствия. Но в ней все еще кипела яростная энергия, которую нужно было куда-то выплестнуть. В другое время она бы завела долгий разговор с Алукардом, он бы долго предлагал ей покончить со всеми, кто ей мешал, а она бы ему запрещала... чудесное успокоительное средство.
  Но Алукарда в Особняке сейчас не было, он отправился куда-то по следу этого загадочного нового вампира из-за пределов Англии, чье присутствие он ощутил. И потому она сейчас шла в личную комнату Виктории, где еще ни разу не была. Это тоже может помочь ей развеяться. Они о чем-нибудь поговорят, Виктория опять случайно... а может, и не случайно, упомянет что-то интересное о себе, и тогда она сможет приложить всю нерастраченную энергию на решение очередной загадки.
  Добравшись до нужной двери, она несколько раз постучала, прежде чем войти, в конце концов, этот дом принадлежал ей. Но ее вновь ждало разочарование: Виктории тут не было.
  Никто ее, конечно, не запирал в особняке, не было секретом, что в свободное время она немало времени проводит в городе, а может, и дальше... Сперва Интегра посылала Алукарда проследить за ней. Но ничего особенного Виктория не делала: она ходила в кино, в рестораны... иногда даже на танцплощадки... или просто гуляла. Потом Интегра еще не раз посылала за ней слежку - случайным образом - чтобы убедиться, что вначале это была не попытка пустить пыль в глаза.
  Но как бы то ни было, Виктория ушла... не вовремя, Интегра нахмурилась и как бы в отместку решила посмотреть, как тут устроилась ее загадочная подчиненная. Так-то настырный Алукард не раз тут шарил, но не нашел ничего, бросающегося вампиру в глаза.
  Вновь поражало, насколько же теплым и человеческим казалось это помещение... и это даже несмотря на наличие мусорной корзины, полной пустых пакетов для донорской крови, и гробика, вызывающе лежащего прямо на кровати. Вероятно, Виктории очень хочется спать не только в гробу, но и в постели... А в остальном... стол с какими-то бумагами, на нем даже лампа, хотя Виктория, как и любой вампир, прекрасно видит в полной темноте. На кровати книга с закладкой... сборник стихов Бодлера. Книжный шкаф... часть книг была, несомненно, позаимствована прямиком из библиотеки особняка, другие же Виктория либо принесла с собой по прибытии, либо купила (вряд ли украла) впоследствии. Поэзия и проза девятнадцатого и двадцатого века, в основном... а на отдельной полке целое собрание всевозможного чтива - иначе не скажешь - последних лет, с названиями, ясно указывающими на их вампирское содержание. Интегра презрительно фыркнула, наверняка Виктория почитывала это, хохоча до слез...
  Она уже отвернулась от полок, когда в ее аналитическом мозгу словно бы звякнул звоночек... что-то там было не так. Интегра повнимательнее присмотрелась... вот оно что, все книги про вампиров и те, что стоят рядом ниже, не так глубоко задвинуты, как остальные... выпирают сантиметра на полтора. Как если бы... за ними что-то спрятано!
  Интегра усмехнулась, прятали именно от Алукарда, древний вампир не зря говорит, что не понимает людей... ему и в голову не может придти, что можно что-то прятать за книгами. Он-то тут искал какие-нибудь тайники, созданные с помощью темной магии... Поколебавшись несколько секунд, Интегра приподняла полку с вампирскими книгами и осторожно вынула, за ними виднелся какой-то прямоугольный предмет. Она точно так же сняла другую полку, теперь он был виден целиком... кажется, это был холст, она бережно вынула его из немудреного тайника. Это действительно был холст, картина.
  Она перевернула ее... и сердце почти остановилось.
  С картины на нее глядели три ярких, голубых глаза. Там были изображены, обнявшись как члены одной семьи, две женщины... Справа стояла Виктория, точно такая же, какой она ее знала. Даже одежда была похожа, это была униформа схожего покроя, только песочного цвета, а на рукаве чуть ниже плеча эмблема: все та же, а сверху надпись: "Хеллсинг".
  А левее стояла... она. Интегра прекрасно узнала собственное лицо, хотя женщина, изображенная на картине, была заметно старше, и жизнь ее не пощадила: вместо правого глаза была черная повязка, совсем как у пирата... Но все остальное было при ней... и прическа, и светло-серый костюм ее любимого покроя, и револьвер, и даже сабля на бедре была хорошо видна. Ошеломленная Интегра глядела на прорисованную в мельчайших деталях рукоять и гарду своего оружия...
  Картина была ровно 110 на 64 сантиметра, Интегре не было нужно измерять, чтобы понять это... это был обычный размер картин, где в полный рост изображали лидеров Организации Хеллсинг. Так повелось с самых истоков, и никто уже не мог сказать, почему. И довольно часто рядом с лидером изображали и главное оружие Хеллсинга... Алукарда. Интегра помнила портрет каждого своего предка - предшественника на посту. Зачастую они сидели в кресле, а Алукард возвышался где-то у них за спиной. От этих картин всегда веяло силой и холодом... неизменная усмешка вампира, казалось, окрашивала все в темно-синие цвета. Каждая деталь словно бы дышала взаимоотношением хозяина и слуги, что связывало персонажей...
  Тут же... все было иначе. Женщины стояли обнявшись, художник особенно тщательно работал над их взглядами, и в них читалось, что эти женщины были близки как сестры и доверяли друг другу не меньше...
  Интегра резко выдохнула, она не смогла бы сказать точно, сколько времени она забывала дышать. Что же это такое? Какая-нибудь подделка? Но нет, она кое-что понимала в холстах, этой картине уж никак не меньше десятилетия... а если присмотреться к заднему плану, то можно без труда узнать ее собственный кабинет, который она в то время еще и занять-то не успела. А сам холст был не в лучшем состоянии... он был местами мят, побит, пропылен... даже обгорел кое-где. Как будто бы его вытащили из развалин и по мере сил восстановили, не очень умело, но старательно и с любовью... как драгоценное воспоминание.
  Потрясенная Интегра сама не помнила, как она все аккуратно вернула на место - задним умом она понимала, что это бессмысленно, Виктория прекрасно узнает запах - и вышла, закрыв за собой дверь. Глава Организации Хеллсинг пережила немало потрясений в своей жизни, но еще ни одно из них не повергало ее в такое состояние отупения...
  Потому она сперва недоуменно уставилась на Уолтера, когда тот сказал, что гостья прибыла. Какая гостья?..
  Но тут-то она и появилась, и Интегра мысленно закатила глаза. Вот так, со всеми этими делами и загадками забываешь обо всем, даже о визите родной сестры.
  
  Прогулка по Лондону принесла желанный результат, и Виктория немного отошла от раздражения, вызванного этой историей с Бабханом. У них появился рельный шанс добраться до подонков, стоящих за производством чипов и ответственных за все эти смерти, но тут какая-то сволочь все испортила. Сэр Интегра, похоже, видела в этом чьи-то политические игры, но Виктория, пережив войну с Миллениумом, навсегда запомнила цену предательства... Запомнила она и то, что предателем может оказаться кто угодно.
  Отвечая на приветствия часовых, она вошла в особняк, следовало поговорить с Интегрой... возможно, как-то намекнуть на возможность измены где-то наверху... и возможно, не только там. Слишком все это было невовремя, как если бы они напали на свежий след и противник пустил в ход экстренные... и не особо элегантные меры, чтобы задержать их.
  Уолтер встретил ее на лестнице.
  - Я бы хотела поговорить с сэром Интегрой, - прямо заявила она, ожидая, что он посторонится.
  - Боюсь, что сэр Интегра сейчас занята. Прибыла ее сестра леди Лаура, и я никак не могу позволить вам прервать их встречу.
  - Сестра?.. - тупо переспросила она и тут же осеклась.
  - Совершенно верно, - бесстрастно подствердил Уолтер. - Леди Лаура живет во Франции, они не виделись уже несколько лет, потому я не позволю вам нарушить встречу семьи...
  Виктория больше ничего не сказала, лишь повнимательнее присмотрелась к собеседнику. В глазах у него был какой-то отрешенный блеск, а на пальцах, конечно же, были колечки... прорываться с боем не стоило.
  - Конечно, Уолтер, это не срочно, я подожду, - чуть натянуто улыбнулась она, прежде чем удалиться.
  Теперь не оставалось сомнений, они действительно напали на след, противник это понял и задержал их, после чего пустил в ход более радикальное средство. И как время выбрали... Алукарда рядом нет - того загадочного заморского гостя выслеживает, явно не случайность. А насчет нее... либо они очень хорошо осведомлены и даже знают, когда ее нет в Штаб Квартире, либо, наоборот, они о ней еще не знают или недооценивают...
  "Не время раздумывать" - сжав зубы, Виктория выхватила пистолет и прыгнула, едва выйдя из поля зрения дворецкого. Она исчезла в камне потолка с мыслью, - "Господи, я не имею права опоздать!".
  
  Интегра лежала на своем столе не в силах пошевелиться. Еще ни разу в жизни она не чувствовала себя столь беспомощной. Даже когда дядя Ричард преследовал ее, она могла бороться... тут же она не могла даже закричать, единственное, на что сейчас были способны ее голосовые связки, был шепот. Ее тело словно окаменело, совершенно отказываясь повиноваться хозяйке и оставив ее в полной власти ее "сестры".
  - Лаура... - вновь заговорила она, пытаясь как-то отвлечь вампиршу, которая взялась ее раздевать. - Это какая-то шутка, что ты так назвалась? Была одна Лаура... ее захватила графиня Корнштейн, - кажется, получилось, та даже отпрянула. Интегра постаралась развить успех. - Скажи, ведь твоя настоящая фамилия Буванши? Камилла, не так ли? Мои предки и Орден уничтожили всех твоих... - вампирша подняла на нее яростный взгляд. - И значит, ты тут, чтобы отомстить...
  - И что может быть лучшей местью, чем сделать тебя, Интегра Хеллсинг, - яростно зашипела та, делая шаг вперед, - моим упырем?!
  Интегра не успела подумать, что, верно, перестаралась, как грянул выстрел, и Камилла дернулась, получив пулю в грудь.
  - Через. Мой. Обратившийся. В пепел. ТРУП!! - Виктория вынырнула из пола, чеканя каждое слово и расставляя точки выстрелами из Хеклера.
  Первые три пули нашли цель, но дальше "Лаура" сорвалась с места, избегая попаданий, она зигзагом бросилась на свою новую противницу. Виктория выпустила две последних пули, одна из которых таки достала врага, а потом обе вампирши сцепились...
  Интегра почувствовала, что заклятие - или что бы это ни было - что удерживало ее недвижной, спало. Верно, вампирша не могла одновременно драться и поддерживать его. Она поспешно скатилась со стола, а когда вскочила три секунды спустя, у нее уже была в одной руке сабля, а в другой револьвер. Она вскинула оружие... и не выстрелила. В черном вихре, что катался по ее кабинету, было не разобрать, где кто...
  Интегра до боли сжала рукоять оружия, эта Камилла была раза в три старше Виктории, а потому даже с несколькими серебряными пулями в теле она осталась смертельно опасным врагом...
  Именно в этот миг из той кучи-малы вылетела Виктория и ударилась о стену, глава Хеллсинга успела разглядеть свою загадочную подчиненную в деталях. Левая рука вновь обратилась в бесформеную черноту, глаза пылали адским пламенем, а рот был полон бритвенно острых клыков. Одежда была уже вся рваной, в правом боку и вовсе красовалась дыра, а под ней стремительно заживала рваная рана.
  Ловя момент, Интегра сделала выстрел, но наполненная освященной ртутью пуля прошла мимо, и обе вампирши опять сцепились. Теперь противницы уже не катались по полу, а дрались стоя, но это мало что меняло. Они двигались столь быстро, что за ними было не уследить человеческим глазом, и то и дело менялись местами... То немногое, что успевала разглядеть Интегра, говорило ей, что Камилла, обладая нечеловеческой силой и скоростью, дралась, тем не менее, весьма неумело, а вот в едва различимых действиях Виктории временами явно проскальзывала полицейская школа рукопашного боя... школа английской полиции, если она что-то в этом понимала.
  Прошло семь секунд схватки - сколько же движений и ударов уместилось в них! - и противницы застыли на краткий миг. Виктория удерживала руку Камиллы за спиной в профессиональном захвате, но та тут же начала вырываться, выгибая локоть и плечо под невозможным для человека углом. Но Интегра не собиралась тратить даром представившуюся возможность.
  Шаг вперед, выпад - и сабля на всю длину погружается в уже давно неживую плоть, пронзив вампиршу насквозь. Та издала оглушительный визг и, слепо дернувшись, вырвалась из хватки Виктории. Но боль, причиняемая посеребреным и освященным лезвием, на несколько мгновений совершенно ее ослепила, и ее враг не замедлил тем воспользоваться. Виктория вихрем на нее налетела, сорвала с места, толкнув в ближайшую стену. Еще через миг она отпрыгнула в сторону, оставив врага Организации Хеллсинг пришпиленым к стене, почти как того Яна Валентайна.
  Интегра как-то мимоходом пожалела, что, похоже, ее верная сабля не переживет этот бой, и всадила первую пулю в лоб вампиру. Следом за первой последовали оставшиеся. В какой-то миг она вдруг затихла, а потом обратилась в пепел...
  
  В голове что-то ярко вспыхнуло, и мотивчик на тему "Никто не должен мешать встрече леди Интегры с ее сестрой", что беспрерывно крутился там уже долгое время, наконец прервался. И вместо него всплыл хорошо ему известный факт, что никаких сестер или братьев у Интегры не было и в помине... Уолтер резко изменился в лице.
  - Что я такое делаю?.. - прошептал он, прежде чем броситься вверх по лестнице.
  Его верные нити были наготове, когда он ворвался в кабинет главы Организации. Там царил полный хаос, значительная часть мебели была перевернута и поломана, на полу, тяжело дыша и оперевшись на свой стол, сидела леди Интегра с еще дымящимся револьвером в руке. Напротив нее в стене торчала ее сабля, а под ней была солидная горка пепла... Около другой стены побитая и растрепанная мисс Виктория, сейчас мало похожая на человека из-за бесформеной руки и разодраного правого плеча, которое ее словно и не беспокоило, поднималась на ноги.
  - Сэр Интегра... - переключил он внимание на свою госпожу, но не успел закончить вопрос, как ощутил всем своим существом, как в него уперся тяжелый, недобрый взгляд. Раздался щелчок вставленой на место обоймы и патрона, доставленного в патронник...
  - Уолтер Кумм Дорнез, - он обернулся на голос. Мисс Виктория держала его на прицеле, и ни в ее голосе, ни во взгляде красных глаз не было привычной доброжелательности.
  - Виктория, что ты?.. - вскрикнула Интегра, но та не обратила на нее никакого внимания.
  - У меня к тебе вопрос, - продолжила Виктория, - и от твоего ответа многое зависит. Где ты был десять лет назад, когда Ричард Хеллсинг пытался убить свою племянницу, в результате чего Алукард был пробужден?
  Уолтер недоуменно моргнул, пытаясь понять, как его крайне несвоевременный отъезд, связанный с подготовкой похорон сэра Артура десять лет назад, связан с сегодняшними событиями.
  Он не успел ничего решить, как его размышления были прерваны громовым выстрелом Шакала, и мисс Викторию отбросило в сторону.
  - Алукард, стой!! - крикнула сэр Интегра...
  
  Глава 9
  
  
  Глава девятая: стартовая площадка.
  
  Интегра Хеллсинг с застывшим лицом глядела на экран. Все произошло именно так, как она предвидела, за вмешательство того неизвестного ублюдка во время атаки на Бабхан была заплачена именно та цена, которую она ждала. Только все было намного хуже, чем она предполагала. Подразделение капитана Паркера не погибло, оно не было обращено в упырей, чтобы стать нерассуждающей неживой силой под командой своего создателя. Нет, они все были обращены в искуственных вампиров и... осмысленно или нет, переметнулись на сторону врага.
  Глядя на руины женского общежития в Кембридже и на множество мертвых тел, что застилали там полы, она могла лишь еще раз поклясться самой себе, ее Величеству и Господу, что найдет ответственного за этот провал... Как только будет решена эта, более насущная проблема.
  К счастью, ее Величество Королева уже составила план, который позволит выманить неприятеля, чтобы потом нанести удар - удар беспощадный. Хеллсинг выполнит свой долг...
  
  - В случае, если противник клюнет на приманку, мы можем ожидать их появления в Лондонском Тауэре сразу после заката солнца, - медленно говорил Фюргессон.
  Военное руководство Хеллсинга собралось на совещание перед тем, что обещало стать самой крупной операцией последних лет. Интегра оглядела собеседников. Капитан Фюргессон, ее левая рука и верный соратник вот уже почти десять лет - он пришел в Организацию всего лишь спустя несколько недель после того, как она стала главой. В то время она отчаянно нуждалась в совете опытного офицера, которым Уолтер, к несчастью, не являлся. Его помошники и лейтенанты, некоторые из них служили Хеллсингу уже немало лет, другие же были новичками. Она, конечно же, знала их всех в лицо. Особенно выделялся среди них старший лейтенант Пикман - новый человек в Организации, он, тем не менее, уже успел несколько раз отличиться. Внимательно слушая слова командира, он одновременно кидал настороженные и, чего уж там говорить, не очень дружелюбные взгляды на еще одного присутствующего здесь персонажа.
  Виктория стояла, прислонившись к стене, и глядела куда-то вникуда, словно и не интересуясь происходящим. Тем не менее, Интегра была готова дать руку на отсечение, что та все слышит и не упускает ни малейшей детали... Прошло всего два дня с того момента, как Виктория спасла ее и получила в качестве благодарности пулю от не сразу разобравшегося в ситуации Алукарда.
  Но одной пули, даже из Шакала, было недостаточно, чтобы сразить зрелого вампира. И Виктория опять сделала не то, чего можно было от нее ожидать. Она кинула один встревоженный взгляд на Интегру, еще один недоброжелательный на Уолтера, после чего исчезла так же, как появилась - через пол.
  Она не видела Викторию весь следующий день, чему была отчасти рада - та находка, что она сделала в ее комнате, пришлась, вообще говоря, некстати. Ибо сейчас, когда противник активизировался, и решительный бой случится, скорее всего, уже этой ночью, не время решать загадки. И как совпало... она... будем называть вещи своими именами, без разрешения вторглась в личную жизнь Виктории, и не прошло и часа, как Виктория спасла ей жизнь, а потом еще и Алукард явился... Вряд ли Виктория обрадовалась, обнаружив ее запах в своей комнате... но она ничего не сказала, и именно это было самое - Интегра не побоялась использовать это слово в разговоре с самой собой - страшное. Вот так, стоя у стены и не принимая участия в разговоре людей, как если бы единственным, что удерживало ее тут, был полученный приказ, она до ужаса напоминала Алукарда. И Интегра впервые осознала, насколько она НЕ хочет, чтобы Виктория - эта загадочная и нетипичная представительница расы вампиров - походила на давнего слугу ее семьи.
  - ... таким образом мы охватим всю территорию Тауэра, - вновь дошел до ее сознания голос Фюргесонна. Она настолько погрузилась в свои мысли, что совсем перестала его слушать. - Внешняя цепь проследит, чтобы никто из уродцев не сбежал, пока остальные силы будут проводить зачистку силами от отделения до полного взвода, - офицер водил рукой по карте. - Главное...
  - Это будет кровавая баня, - прервал его женский голос, в котором в этот момент не звучало никаких эмоций. Все повернулись к говорившей. - Солдаты Организации будут перебиты как котята... - теперь в голосе Виктории что-то проступило, но что? Интегра не могла определить.
  - Что ты имеешь в виду? - быстро спросила она, тем самым прервав на корню то, что уже готово было сорваться с губ кое-кого из числа офицеров.
  - Хочу напомнить вам, капитан, что вашим противником будет не толпа безмозглых упырей с парой-тройкой уродцев, вчерашних рекитиров, - Виктория смотрела на командира вооруженных сил Хеллсинга в упор. - Против нас будет более полусотни вампиров, пусть даже искуственных. Полагаю, я не ошибусь, если скажу, что Хеллсинг ни разу не сталкивался с таким количеством в бою?
  Виктория переводила взгляд с одного собеседника на другого, ее глаза оставались синими, но сейчас было что-то в них сейчас такое, что все, и ветераны, и новички, и даже сама Интегра, поежились. В этом взгляде была боль... боль от чего-то, уже давно пережитого... о чем ей напомнили, к ее большому раздражению.
  - Я сталкивалась... - продолжила она, подтвердив мысли Интегры. - Со мной было больше ста человек, профессиональных солдат, мастеров своего дела... я же тогда была еще совсем юным неоперившимся птенцом... - голос Виктории вновь становился безжизненным. И Интегре не нужно было иных подсказок, чтобы понять, что она опять говорит о той ночи, когда она "многое потеряла". - Вампиров... не вампирчиков, ничем не лучше уродцев, их было чуть больше четырех десятков, мои товарищи хорошо окопались... и пока им удавалось держать врага на расстоянии, все было хорошо... но мы их не удержали. И началась бойня. От всего отряда за десять минут осталась только я, дюжина бойцов, все, кроме двоих, тяжело раненые... Мы уцелели только потому, что я выпила кровь человека и стала истинной носферату...
  Виктория отвернулась от них, теперь она смотрела в стену, на которую не так давно опиралась. Несколько секунд длилось молчание, потом вампирша заговорила вновь.
  - Тут все будет еще хуже. Вы собираетесь послать людей в одну большую мышеловку. Враг обратил в уродцев одно из самых элитных подразделений нашей страны не для того, чтобы играть с нами в кошки-мышки и избегать боя. Они наверняка наблюдали за нашими предыдущими операциями, изучили нашу тактику... ведь этот план, он не сильно отличается от всех предыдущих, только более масштабный. - Виктория в одно мгновение оказалась рядом с ними, склонившись над картой. - Они будут ждать нас. Не ожидайте, что они попрут прямо под пули солдат, это вам не упыри и не вчерашние гопники, неожиданно получившие сверхсилы и давшие волю всем своим низменным инстинктам... Это бойцы SAS, они ничем не уступают в подготовке нашим людям, и это в лучшем случае... более того, в этот раз то, что они все новообращеные... тоже играет против нас - значит, они еще не успели... привыкнуть к чувству превосходства над людьми. Они будут сражаться так, как их учили - максимально эффективно, и, будучи вампирами... они будут особенно эффективны.
  Вновь воцарилось молчание, Виктория, очевидно, наконец сказала все то, что хотела сказать, и теперь ждала ответа. Интегра перевела взгляд на остальных. Несомненно, речь вампирши никого не оставила равнодушным...
  "Неужели я успела так к ней привязаться?" - пронеслось в голове главы Ордена Протестанских Рыцарей. - "Как могло так случиться, что ее слова проняли меня чуть ли не до слез?! Настолько, что я уже просто не могу сомневаться в ее словах? Да, она сражалась в той битве, о которой она вскользь упоминала столько раз... Да, и рядом с ней сражались люди... люди небезразличные ей... и да, из всех них уцелела лишь гостка... И она... она так и не простила себе до конца, что сила Истинного Вампира пробудилась в ней столь поздно" - Виктория сейчас глядела в окно. Ее лицо застыло, обратилось, казалось бы, в непроницаемую маску, но это красноречивей и понятнее самых жарких слез...
  - Хорошо, Виктория, я тебя поняла... - медленно проговорила она. - Тогда что ТЫ предлагаешь?
  Обычно из вампира стратег выходит такой же, как и проэктировщик или творец - то есть никакой. Даже Алукард - в прошлом граф Дракула, который, будучи человеком, был знаменитым военачальником - ныне знал лишь один путь: напролом. Но Виктория с самого начала отринула все то, что связано со словом "обычно", а потому Интегра уже не удивилась, когда та вышла из молчаливого созерцания и склонилась над картой.
  - Здесь, здесь и здесь - указала она три точки. - Лучшие позиции для размещения солдат: хороший обзор во все стороны, небольшие укрытия на случай, если противник применит огнестрельное оружие... но я сомневаюсь, уже сейчас они уверены в своем превосходстве и инстинкты будут брать свое. На ближние башни стоит усадить стрелков, но не пытайтесь разметить там крупные силы - уродцы легко пробьют стены, чтобы добраться до наших людей, а то и вовсе обрушат на них все строение. Поэтому, большинству стоит занять круговую оборону под открытым небом, именно круговою, враг может появиться с любой стороны, даже прижавшись спиной к стене, нельзя считать ее прикрытой! - тут Виктория, до этого совершенно спокойная, повысила голос. - Вам стоит особо настоять на этом во время инструктажа, - это предназначалось офицерам. - Как я уже сказала, нам не нужно будет искать их, они сами найдут нас, они также ждут боя. Но они наверняка полагают, что наши люди рассредоточатся по всему замку, подставляя себя... - Виктория запнулась, видимо, не желая упоминать о том, что именно это был изначальный план. - Поэтому можно рассчитывать, что по крайней мере в начале они будут атаковать разрозненно. Кроме того, я буду действовать отдельно, и пойду как раз напролом, постараюсь собрать их на себя сколько можно. Они этого наверняка ожидают, и что-нибудь для меня приготовили, но у меня найдется, чем их удивить.
  - А Алукард? - прервала ее Интегра.
  - Я более чем уверена, что этот "Инкогнито" тоже будет там, вот пусть два самых больших и страшных между собой и разбираются, - влет ответила ей Виктория. - Ему, я полагаю, и говорить ничего не надо будет - сам галопом примчится. Если все пойдет как надо, то, когда они поймут, кто побеждает, их останется немного, и не сомневайтесь, даже если попытаются, от меня они не уйдут.
  Словно поставив таким образом точку, Виктория направилась к ближайшей стене, вероятно, собираясь в этот пройти сквозь нее, а не через дверь. Но потом помедлила.
  - Сэр Интегра, что бы вы ни решили, знайте, я буду там и буду сражаться вместе с вашими людьми до победы... - она полуобернулась. Интегра готова была поклясться, что в ее синих глазах блестнула слезинка. - Но я больше всего на свете ненавижу уничтожать упырей, одетых в ту же униформу, что и я... - сказав это, она прошла через темное пятно, образовавшееся в стене.
  
  Виктория сидела в своей комнате, ожидая сигнала на выход. Сэр Интегра утвердила ее план, а значит, в ее руках будет возможность не допустить, чтобы эта битва закончилась так же, как те, которые она хорошо помнила - победой, но победой пирровой. Когда Валентайны по команде Миллениума нанесли свой удар, они были уничтожены, но от всего Хеллсинга остались лишь четверо. Когда Последний Батальон напал на Лондон, он тоже был уничтожен... никто из бывших СС-овцев не ушел... да и не собирались они уходить. Но от Хеллсинга опять осталось четверо боеспособных и десяток раненных... а от Лондона... от Лондона осталось даже меньше. Так что это Миллениум тогда победил...
  "я больше всего на свете ненавижу уничтожать упырей, одетых в ту же униформу, что и я..." - вспомнились ей ее же собственные недавние слова. Да... в числе худших воспоминаний, которые оставила ей ее жизнь... конец ее жизни, а потом вся "нежизнь", или "жизнь после смерти", или... да какая разница! Худшее, это когда против тебя оказываются те, кто был твоим товарищем... Офицеры полиции из ее подразделения, что преследовали ее в Чадаре... солдаты Хеллсинга в конце битвы с Валентайнами... ну и... несколько иных случаев...
  - Это не должно еще раз повториться... - прошептала она.
  Все вещи были уже собраны: винтовка, два пистолета и запасные патроны, распиханые всюду, куда только можно. И несколько пакетов донорской крови - на всякий случай.
  Алукард уже покинул свое подземелье, но все еще оставался на территории поместья: в своем нетерпеливом ожидании предстоящей схватки вампир невольно - а может, и наоборот, намеренно - чуть ослабил контроль над своей силой. Сейчас она вполне могла его чувствовать. Что же... древний вампир рвался в бой... и, скорее всего, он найдет свой бой. Виктория чуть улыбнулась, она не могла не радоваться, пусть самую малость, за того, кто почти не отличался от ее бывшего Хозяина... в ближайшем будущем он найдет то единственное, что любит...
  Тут по всей Штаб Квартире прокатился сигнал тревоги. Пора, враг клюнул на приманку, хотя наверняка и сам подготовил ловушку. Теперь осталось лишь узнать, кто кого перехитрит.
  Виктория вскочила, парой движений поправила униформу и убедилась, что все на месте: обоймы для пистолетов и винтовки, кровь, пистолеты в кобурах на предохранителе. Последним движением она закинула винтовку на плечо. Готово.
  Она, Виктория Серас, офицер Организации Хеллсинг, готова выполнить свой долг.
  
  Вампир прыгнул откуда-то сверху, никто не успел разглядеть, откуда именно. Солдат, которого он избрал своей целью, даже не понял, отчего умер, как его голова уже была вбита чуть ли в желудок. Но на этом успехи уродца и закончились. Солдаты Хеллсинга открыли огонь куда быстрее, чем можно было ожидать, повинуясь рефлексу, который Виктория вбивала не столько в их головы, сколько в сами мышцы. Сектора обстрела были разобраны заранее, потому они могли не опасаться задеть друг друга. Уже раненный вампир попробовал дернуться в сторону, но попал под заградительный огонь. А вот уворачиваться от каждой пули он не мог... Изрешеченная пулями, опустевшая форма британского спецназовца рухнула на пол.
  Второй выскочил из-за угла почти одновременно со своим предшественником, лишь для того чтобы оказаться перед бойцом, вооруженным огнеметом. И снова то, что безжалостно вбивала в этих людей Виктория, сделало свое дело, солдат нажал на спуск до того, как уродец сумел до него добраться. И потом поток пламени сделал все остальное.
  Но одновременно третий вампир прошиб стену и оказался всего в нескольких метрах от линии обороны. В этот раз солдаты не успели отреагировать, и бывший боец SAS подобрался к ним вплотную. Взмах ножа - и еще не успевший поднять оружие солдат падает. Один из соседей нажал на спуск мгновением позже, но вампир дернулся в сторону и пули прошли мимо, но через секунду стреляло уже семеро... Боец спецназа успел сместиться и, схватив одного из солдат, использовал его в качестве живого щита, тот попытался пырнуть его ножом, но не успел. Хрустнула шея... впрочем, возможно, человек погиб и раньше, ибо его товарищи просто не успели прекратить огонь - даже если пытались - среди уроков, что им давала Виктория, было и то, что освобождение заложников с вампирами не проходит... Уродец успел дать одну очередь в ответ - очередь, скосившую двоих - прежде чем огонь с трех направлений изрешитил его...
  Видно, кровососы передвигались группой по трое... за них отряд Хеллсинга заплатил четырьмя бойцами - необычайно низкую цену.
  
  Уродец не успел даже обернуться, как оказался пропорот штыком от основания шеи до подмышки. Виктория нанесла удар далеко не самым оптимальным образом, но, учитывая ее силу и остроту оружия, это не играло никакой роли. Кровь хлынула потоком, но Серас вовремя отпрянула, не имея никакого желания пачкать свою одежду больше, чем необходимо.
  Сзади раздалась очередь щелчков, почти неслышных человеческим ухом - оружие SASa было снабжено глушителями, а стрелок явно полагал, что сумел застать ее врасплох. Виктория извернулась, пропустив мимо себя большую часть пуль - две ее таки достали - одновременно выхватывая левой рукой пистолет и стреляя. Они оба попали одновременно и прямо в лоб. Но пуля Виктории была разрывной и с серебряной начинкой, а вот на вооружение для своих подручных те, кто теперь давал приказы подразделению Патрика, явно поскупились. Уродец рухнул, а дырка во лбу Виктории начала стремительно зарастать, как и другие раны. Даже не глядя, она отмахнулась винтовкой в правой руке назад - бесшумно сиганувший на нее со спины третий кровососик наивно полагал, что она о нем не знает. Получив серебряным штыком в лоб, он даже не успел понять, насколько ошибался.
  Все... Очевидно, бойцы Патрика работали звеньями по трое - так они тоже покрывали всю територию Тауэра. У нее на счету уже было шестеро, и каждый из отрядов сообщил об уничтожении тройки. Итого 15, из 62ух... для начала неплохо, но вряд ли такое продлится. Предложенная ею стратегия действительно застала противника врасплох, с налету уродцы попытались действовать по старому плану - и это им аукнулось. Но они не новички, сейчас они уже наверняка перегруппировываются...
  А главное, отследить их куда сложнее, чем прочих уродцев. Может, дело в подготовке, а может, их чипы какие-то иные, но даже ее чутье и внутреннее зрение не могли их уловить на расстоянии больше двух десятков метров... потому искать куда сложнее, чем она рассчитывала, и, возможно, выполнить ее обещание, что "даже если попытаются, от меня они не уйдут", будет сложнее, чем она ожидала.
  Виктория одним прыжком запрыгнула на гребень стены, думая осмотреться... и в нее одновременно попали четыре крупнокалиберные пули... обычные, но было все равно больно. От удара она потеряла равновесие и сорвалась обратно - вниз... Уже в падении придя в себя и извернувшись, она мягко приземлилась... и в тот же миг на нее обрушился град пуль с разных сторон. Стреляло минимум шестеро.
  Пока она падала, уродцы успели занять позиции на стенах вокруг, они были организованы и быстры, пожалуй, быстрее, чем она ожидала. Несколько пуль угодили ей в винтовку, она стремительно отпрыгнула в сторону, чувствуя, как количество ран в ее теле стремительно растет. Винтовку она бросила и выхватила Хеклеры...
  Так, очередь ей прямо в лицо - немного отклониться. Вот ты где, укрылся в одной из бойниц. Виктория нажала на спуск дважды. Первое попадание пришлось стрелку в плечо, от боли он дернулся - именно так, как она рассчитывала - и напоролся переносицей на вторую пулю.
  Виктория прыгнула, стреляя в разные стороны. Два уродца неплохо устроились за гребнем, но она оказалась выше стен крепости, а потому они были как на ладони. Для верности она всадила в каждого по три пули. Тут ей в грудь опять попало что-то крупнокалиберное, а еще один заряд прожужал возле уха. Снайперы. Наверное, те же, что и в прошлый раз, но стреляли они уже с других позиций, вероятно, успели сместиться.
  Виктория устремилась вниз, но на полпути к земле почувствовала еще одного уродца, совсем рядом. Извернувшись, она увидела, как тот прошиб стену и прянул на нее. Она не успела навести на него оружие, и вот они оба покатились по земле. В руке ее противника оказалась заостренная деревяшка...
  "Он меня, похоже, решил осиновым колом тыкать!" - шутить Виктории сейчас было некогда. Извернувшись, она вогнала правое плечо противнику прямо в сокрытую противогазом физиономию и отбросила от себя ударом ноги. Вскочили они одновременно. Враг сорвал с себя испорченую маску, и Виктория невольно отпрянула. То, что было под маской, нисколько не походило на человеческое лицо... скорее уж на искаженную волчью морду - ничего общего с Гансом...
  - Умри! - прошипела морда, и уродец кинулся на нее, вновь занося свое неказистое оружие.
  - Урод... - прошипела в ответ Виктория. Она ударила на опережение, успев предварительно убрать пистолет в кобуру. Волчья - не волчья... просто уродливая голова разлетелась на части от удара кулака.
  Другой SASовец полоснул ее очередью в спину, и немедля получил пулю в ответ. Последний, шестой по счету, уродец почти одновременно с этим вынырнул из дверного проема, но не успел сделать и выстрела. Вырвав из обращающейся в пепел руки "кол", Виктория запустила его прямо тому в глаз...
  Серас прижалась к стене и на секунду зажмурилась, сосредотачиваясь на своих потусторонних чувствах. Еще шестеро... нет, семеро, и седьмой словно бы немного иной, совсем рядом.
  Шаг вправо - и руки, вырвавшиеся из стены, захватывают лишь пустоту. Захват, Виктория в буквальном смысле вырвала того из здания и потом ладонью сверху вниз, напополам, через все тело - как того нацика давным-давно... Вновь пули с разных сторон, а потом хлопок, который бы людские уши бы нипочем не уловили на фоне грохота - подствольный гранатомет. Она сорвалась с места, за секунду оказавшись рядом с другим врагом, а сзади - там, где она только что стояла, раздался взрыв. Получив в грудь добрый десяток патронов, она просто снесла тому голову...
  Что-то звякнуло... прямо под ногами. Виктория не стала уточнять, что именно и снова сорвалась с места, но в этот раз не успела - гранаты кидали с расчетом. Два взрыва раздались, когда она была всего в метре. Ударной волной ее отбросило, сделав перекат, она снова стала на ноги, получила еще несколько ран, но уложила двух противников, молниеносно выхватив пистолеты.
  И в тот же миг трое из четверых оставшихся бросились на нее сзади, а последний дал меткую очередь ей по ногам - вероятно, наконец, понял, что так бегать быстро даже ей будет непросто. Обернувшись, она успела всадить пулю в лоб одному из нападавших. У этих хари тоже были откровенно звериные.
  Один из них угостил ее мастерским апперкотом, другой одновременно ударил в корпус и провел подсечку. Человека их удары убили бы мгновенно, она же их едва почувствовала - глаза начал понемногу застилать яростный, кровавый туман. Падая, она вцепилась в них обоих и силой увлекла за собой. Удар ногой - и ее колено прошибает того, который справа, насквозь - рана, впрочем, еще не смертельная. Извернуться, и другой противник лишается руки...
  Раздается новый выстрел, и в груди цветком расцветает боль - последний целый противник завладел ее выпущенным из рук оружием!
  Еще выстрел, но она успевает подставить под пулю того, который без руки.
  "Сколько у него еще патронов?" - успела подумать Виктория. - "Из правого я выпустила пять по прошлой шестерке и еще два сейчас... итого остался один, а он пальнул дважды. Значит не тот. А в левом? Три и потом два, плюс эти два - у тебя последний патрон, уродец"
  И именно в этот миг этим самым последним патроном он угодил ей в плечо. Освященное серебро... очень больно, а особенно неприятно осознавать, что в тебя стреляют из твоего собственного оружия... И частично оглушенная болью Серас не расслышала шелчков, когда два ее израненных противника выдернули чеки из своих гранат... Два... четыре... шесть взрывов... Ее избитое и изорваное тело обросило в сторону.
  Открыв глаза, она увидела возвышающегося над ней нелюдя с ее пистолетом в руке... и не просто нелюдь - сам капитан Паркер!
  - Что же... ты очень сильна, Виктория... - он держал ее на мушке. Вероятно, ее внешний вид - а выглядела она сейчас, право, неважно, - убедил его в собственном превосходстве. - Мой повелитель жалеет, что Хеллсинг сумела тебя приручить. Такая сильная, такая красивая... марионетка в людских руках.
  Виктория самую малость улыбнулась. Она чувствовала, как ее тело восстанавливается, ей нужно от силы полминуты - и она будет как новенькая. Усилием воли она замедлила восстановление одежды, пусть он немного побудет в неведении. "Значит, они - кем бы они ни были - считают, что меня пленили печатью Кромвеля? Ну, пусть считают так и дальше... Меня другое интересует, знает ли он, что пистолет пуст. Скорее всего, нет, да и перезарядить его ему нечем..."
  - У меня к тебе один вопрос, Паркер. Когда ты вел своих людей в Бабхан, ты знал, что вас там ждет? Ты жертва или участник этого безумия? - одновременно она концентрировалась на останках, лежащих в десятке метров от нее. Она не любила пользоваться телекинезом, но иногда он бывал очень полезен.
  - Я всегда стремился стать лучше! - оскалился тут. - Именно для того я пошел в SAS, чтобы довести свое тело до совершенства! А тут мне предложили куда больше, чем я мог вообразить! - с этими словами его лицо перестало быть человеческим, а так же приобрело сходство с волчьим.
  - Лучше... ты же не больше, чем мусор. Жалкая, недоброкачественная копия, убожество, - говоря это, Виктория уже сжимала в руке то, что ей требовалось. Паркер ничего не заметил.
  Для стороннего наблюдателя, даже для искуственного вампира, Виктория вдруг перестала быть "там" - распростертой на земле, и возникла "здесь" - перед своим врагом.
  - Сдохни, предатель! - с этими словами она затолкала в нечеловеческую пасть гранату, позаимствованую у одного и уродцев. Одновременно она вырвала у него свой пистолет и отбросила пинком.
  Паркер ничего не успел сделать, и его голова разлетелась на куски. Виктория мрачно выдохнула и тронула гарнитуру связи, которая, к счастью не пострадала от всех этих вукрутасов и взрывов.
  - Капитан Фюргессон, здесь Виктория. Запишите на мой счет еще шестнадцать тварей, - надо же, она забыла доложить о прошлой тройке. - В том числе и Паркера. Передайте всем, они, очевидно, меняют тактику, меня атаковали тринадцать уродцев рязом.
  - Принято, лейтенант, удачной охоты, отбой.
  Виктория оглядела свое вооружение: винтовка была безнадежно испорчена, от взрывов пострадала и значительная часть боеприпасов... Что ж, возможно, этот бой стоит продолжить иным оружием... оружием носферату. Левая рука начала терять свою форму...
  
  - Принято, лейтенант, удачной охоты, отбой, - Фюргессон переключил рацию в ждущий режим.
  Итак, Виктория положила уже девятнадцать искуственных вампиров. Просто невероятно, какими силами обладает эта милая и зачастую внешне совершенно безобидная девушка. Слава Богу, что она на их стороне, учитывая ее способности и умение сливаться с людьми, она могла бы быть страшным противником...
  Итак, Виктория убила девятнадцать, и его людям удалось уничтожить еще дюжину. Итого 31, ровно половина. А сами они пока потеряли двадцать четыре человека убитыми, раненых вампиры-спецназовцы не оставляют. План Виктории, несомненно, работает... и она была, несомненно, права, действуй они, как изначально планировалось, и произошла бы трагедия...
  Тут через открытый люк до него донесся рев мощных моторов, выглянув, он увидел то, что могло означать лишь очень плохие новости - к Тауэру спешили боевые машины британской армии...
  
  Глава 10
  
  
  Глава десятая: столкновение критических масс.
  
  Сержант Джексон опять нырнул в укрытие, а какую-то долю секунды спустя место, где только что была его голова, пронзили несколько пуль. Положение серьезно осложнилось. Сперва им удалось малой кровью уничтожить несколько групп вампиров, что пытались взять их нахрапом. И, если верить радио, - а не верить ему причин не было - лейтенант Виктория проредила ряды врага еще больше. Лейтенант Виктория - вампир, служащая Хеллсингу по каким-то неясным причинам... Ходили слухи, что на нее была наложена какая-то новая печать, ничего общего с путами, сковывающими Алукарда. Другие же слухи говорили прямо противоположенное: никаких оков на Виктории не было, она была здесь по собственному желанию, и никто, даже сэр Интегра, не понимал до конца ее мотивов. Джексону, вообще говоря, было все равно, почему она им помогала, главное - что помогала, и помогала очень сильно...
  Но теперь дела шли много хуже, враги оправились и изменили тактику, полностью оправдывая репутацию SAS. Вместо разрозненных троек, что вначале налетали на них с немыслимой скоростью и пытались навязать ближний бой, сейчас их терзало не меньше полудюжины врагов. И действовали они совсем иначе - видимо, вспомнив то, чему их учили, они опять переключились на использование стрелкового оружия. Кровавая перестрелка длилась уже больше пяти минут. Опыт и навыки ветеранов элитного спецподразделения, помноженные на ловкость, меткость и скорость исскуственных вампиров давали пугающие результаты. Бойцы Хеллсинга сами были далеко не овечки, но, тем не менее, уступали им... и уступали сильно. Они потеряли полтора десятка убитыми за эти несколько минут, и непохоже, чтобы им удалось достать хоть кого-то из этих ублюдков...
  Джексон не глядя послал очередь туда, где, как ему казалось, засел кто-то из неприятелей. Выглядывать даже на секунду было смертельно опасно...
  - АА... - раздался и тут же оборвался крик откуда-то спереди, где могли быть только враги...
  И тут же что-то неуловимо изменилось - инстинкт опытного солдата ясно говорил сержанту, что опасность, угрожавшая ему и остальным, неожиданно и резко снизилась. Еще две секунды... и новые звуки... что-то рвется, и брызги разлетаются во все стороны... брызги крови... что-то упало, металически звякнув... три секунды тишины и снова... и еще раз...
  Ботинки громко ударили по камню, как если бы кто-то спрыгнул с большой высоты... и побежал...
  - Не уйдешь! - это был голос лейтенанта Виктории... только... более низкий, почти шипящий...
  Джексон выглянул из укрытия, оружие наизготовку. Один из нападавших, видимо обстреливал их со стены, а теперь спрыгнул вниз. Боец Хеллсинга не успел даже подумать о том, чтобы стрелять, как на врага сверху обрушилась Виктория. В этот миг в ней не было почти ничего человеческого, но она не показалась ему и монстром... монстром в "обычном" смысле этого слова. Нет, в этот миг она казалась ангелом, темным ангелом смерти... Ее удар должен был развалить искуственно созданного вампира надвое, но тот сумел дернуться в сторону, а потому всего лишь лишился руки. Но это ничего не меняло, ибо уже в следующее мгновение левая конечность - ибо рукой эту черноту можно было назвать лишь с огромной натяжкой - лейтенанта расплылась в серии движений, за которыми не мог уследить глаз и... бывший боец SAS рухнул наземь, порубленный на десяток частей. Секундой позже в него уперся тяжелый взгляд красных, немигающих глаз...
  - Держите позицию! - от ее голоса Джексона пробрала дрожь... и всех остальных, наверняка, тоже... и не только из-за того, что к ним обратился вампир, а в этот миг Виктория была почти столь же страшна, как и Алукард. Нет... просто в ее голосе... что-то сказало ему, что дела плохи... и понял это не только он.
  
  Истребив еще шестерых уродцев, Виктория устремилась к главным воротам, туда, где расположил свой штаб капитан Фюргессон, туда, где появились британские войска. Им тут нечего было делать! Наивная девчонка, которой она была давным-давно, еще могла бы вообразить, что какой-то недоинформированый и глуповатый, но благонамеренный энтузиаст послал им подмогу... Но это было давным-давно, а теперь она знала, что регулярные просто не могут, не имеют права находиться в зоне активности Организации... а раз они тут... значит, Круглый Стол... Но как такое возможно?! Даже Миллениуму не удалось заслать человека в их ряды!.. Неужели... неужели ОНИ - кем бы они ни были - еще могущественнее?
  На этом фоне вся та темная энергия, что исходила из глубин замка, где, очевидно, наконец сошлись в схватке Алукард и Инкогнито, отошла на задний план... это был не ее бой.
  - ... позволить вам вмешаться в операцию Организации Хеллси... - донесся до нее голос капитана Фюргессона, лишь для того, чтобы оборваться. Оборваться выстрелом...и следом за ним вторым...
  Виктория не помнила, как оно случилось, что через секунду она уже была там и успела подхватить падающее тело своего старшего офицера. Не могла она вспомнить и того, как и когда она успела восстановить свою руку и надеть перчатку... Капитан был уже мертв: первая пуля попала ему прямо в лоб, вторая... вторая - и это было несомненным оскорблением - пробила эмблему Ордена на груди.
  - Стоять, изменница!!
  - Ни с места!!
  Яростные голоса взявших ее на мушку солдат оторвали ее от созерцания тела командира. Изменница? Вот оно, значит, как... их объявили врагами... вероятно, по телевидению уже кричат о том, что это было покушение на Королеву... Бойцов Хеллсинга - лучших, храбрейших, самых преданных, кто защищал эту страну, оставаясь в тени - объявили... террористами! И наверняка приказали уничтожить...
  - Вы заплатите за это... - прошептала она, обращаясь и к тем ублюдкам, что спланировали все это, и к выродку, что посмел надругаться над символом Хеллсинга... символом, что она с гордостью носила вот уже более двух десятилетий... План родился немедленно...
  РАЗ - и сорванная с пояса капитана граната со скоростью пули устремилась в окно, где она чувствовала притаившегося снайпера. Убийца Фюргессона заплатит и за его смерть, и за это оскорбление!
  ДВА - и, подхватив тело капитана, она за доли секунды закинула его в открытый люк бронемашины. Сама Виктория укрылась за броней, исчезнув с поля зрения... так... еще одна секунда, две...
  ТРИ - и взрыв громыхнул в том самом окне, граната была оборонительной, стрелку не осталось ни малейших шансов. Взгляды почти всех инстинкивно повернулись туда... Пора!
  ЧЕТЫРЕ - вцепившись в нос броневика она отчаянно потянула. Даже для вампира эта штуковина была тяжеленной... железный монстр влез в бутылочное горлышко ворот, покорежив стены и обрушив свод - проход был закупорен. Ненадолго, конечно, но это должно задержать армейщину...
  - Простите, капитан, - прошептала Виктория. Ей не хотелось бросать тело командира, но все люки были засытаны обломками, и у нее не было времени вытаскивать его... о павших она позаботится потом, а пока... - Всем, всем, всем! - передала она по общему каналу, вновь устремляясь вглубь Тауэра. - Говорит лейтенант Виктория, капитан Фюргессон убит, принимаю командование на себя! Повторяю: принимаю командование на себя! Всем офицерам, перейти на канал восемь! - закончила она голосом, не терпящим возражений, и сменила частоту.
  - Виктория, какого черта ты делаешь?! - две секунды спустя Пикман уже кричал на нее по рации. Этого можно было ожидать, он был одним из новичков и не скрывал того, что не очень-то ей доверяет. А тут любой усомнится, когда вампир - да и вообще подозрительная личность - вдруг объявляет о смерти командира и пытается взять управление на себя... Возможно, ей не следовало действовать так прямо... ну тут сработал не разум, а инстинкт... как если бы она была не темной лошадкой, а оставалась признаной правой рукой сэра Интегры... - Что все это...
  - Нас предали! - оборвала она его. Можно было лишь идти вабанк. - Тауэр окружен войсками! Они убили капитана, это точно не подмога! Какая-то гнида нас подставила!
  - Что?!
  - Не может быть!
  - Но...
  - Это... - раздалось в разнобой. Этакая новость выбила почву из-под ног даже у ветеранов.
  - Без паники! - снова оборвала всех Виктория. - Я уверена, сэр Интегра Хеллсинг уже решает эту проблему! Мы же должны завершить нашу миссию, и не дать себя убить, пока это недоразумение не будет разрешено! Поэтому... минуту!
  Сверху ей на глаза попалась еще одна группа уродцев: вшестером они явно намеревались ударить по второму отряду с юго-востока. Было не до шуток и не до театральности, Виктория рухнула на них сверху, как сова на добычу, и до последнего мига они о ней даже не подозревали.
  Первого она развалила надвое ладонью - это стало для нее чем-то вроде фирменного способа убийства. Рывок влево, и удар ногой попросту сносит начисто шею второму, его голова отправляется в свободный полет по странной траектории. Тут же, полушаг-полупрыжок вперед и кулаком расколоть голову третьего. Одновременно ее левая рука превращается в подобие черного лезвия на веревочке и одним ударом разрубает еще двоих.
  Последний оставшийся, наконец, понимает, что на них напали, успевает даже обернуться... и посмотреть смерти в лицо за миг до того, как лишиться головы.
  - Еще шести уродцев недочет, - сообщила Виктория вновь набирая высоту. Ее собеседники начали было задавать вопросы, когда та прервала разговор, но смолкли, услышав звуки схватки. Хотя смерть шести врагов за несколько секунд схваткой назвать было сложно. - Вы меня слышите?
  - Да... - в голосе лейтенанта Фокса мелькнуло сомнение, но закончил он уверенно, - жду распоряжений, мэм!
  Один за другим остальные офицеры, даже Пикман подтвердили готовность следовать её указаниям.
  - Прежде всего, доложить о потерях и уничтоженных противниках!
  Оказалось, пока она разбиралась с армией, солдаты Хеллсинга не сидели без дела. Счет убитым уродцам достиг пятидесяти пяти. Не в последнюю очередь стараниями Пикмана, кто сумел ударить атаковавших его во фланг. Попав под перекрестный огонь, кровососики не успели ни отступить, ни перегруппироваться... Хеллсинг потерял семьдесят двух бойцов.
  - Хорошо... - Виктория на миг зажмурилась, охватывая своим внутренним зрением весь Тауэр и глядя на него как бы с огромной высоты. - Фокс, Ромюэльс, удерживайте позиции. Фиджеральд и Маккоил, сократите ваш периметр до минимума и готовьтесь к перемещению. Пикман, Тротвилл собирайте ваших людей и двигайтесь к позициям Фокса, я прикрою вас сверху.
  - Соединение?.. Есть мэм! - видимо, Пикман сходу понял причину её действий.
  - Есть, мэм! - откликнулись остальные. Было... приятно вновь командовать всеми военными силами Хеллсинга. Но она никогда не думала, что будет руководить перегруппировкой в ожидании возможной атаки со стороны Армии Её Величества.
  
  - Вертолет Организации Хеллсинг! Вы находитесь в воздушном пространстве под контролем Королевских ВВС! Немедленно идите на посадку или будете сбиты!
  Интегра гневно выдохнула. Все шло кувырком. Её людей объявили террористами, её Организацию лишили всех прав... ЕЁ СЕМЬЮ ЛИШИЛИ ЕЁ ЧЕСТИ!!! В Штаб Квартиру ворвались вооруженные люди, её единственным защитником остался верный Уолтер...
  Но она отказывалась сдаваться... и надежды потомственная охотница на нежить возлагала именно на вампиров. Пока её слуга, Алукард, тут, мощь Ордена Протестанских Рыцарей не сломлена! И еще была эта загадочная Виктория... и она... она вселяла надежду на то, что и её люди живы...
  - Это последнее предупреждение, немедленно садитесь... - вновь донеслось из рации под аккомпанемент грохота скорострельной пушки.
  Тауэр был уже почти под ними, когда корпус взрогнул от первых попаданий, Уолтер скрипнул зубами, закладывая крутой вираж... еще несколько снарядов ударило в броню - хорошо, что она не поскупилась на защиту - и тут стрельба смолкла... А через секунду дверь распахнулась... нет, была вырвана с корнем.
  - Хватайтесь за меня, сэр Интегра! - за спиной у Виктории виднелись её черно-кровавые крылья. Аристократка молча обхватила свою подчиненную за плечи, мир на миг почернел, и вот они уже с другой стороны, и Виктория выдирает с мясом дверь со стороны пилота. - Теперь ты, Уолтер!
  Интегра никогда бы не подумала, что ей придется покидать вертолет верхом на вампире... они приземлились где-то посреди Тауэра. Вертолет ВВС удалялся, леди-рыцарь успела разглядеть, что все его вооружение было приведено в негодность - в буквальном смысле выдрано из фюзеляжа. Отпустив свою подчиненную, Интегра быстро отряхнулась, приводя себя в порядок - не смотря ни на что, она оставалась рыцарем.
  - Какова ситуация, лейтенант? - спросила она почти будничным голосом.
  - Отряд противника почти полностью уничтожен, не учтены лишь семеро вампиров, я подозреваю, что они встретились с Алукардом, - столь же четко начала рапортовать Виктория. Уолтер уже занял свое обычное место рядом с ней. - Мы потеряли семьдесят человек убитыми, капитан Фюргессон также погиб, - сердце Интегры болезненно сжалось при этих словах, - я приняла командование на себя и собрала все силы в одной точке, в ожидании решения вопроса с... - Виктория осеклась на полуслове.
  Словно и забыв о собеседнице она расширенными глазами глядела куда-то в сторону... оттуда виднелось какое-то фиолетовое свечение. Вампирша выглядела совершенно потрясенной, как если бы на нее сверху свалилось небо...
  - Мисс Виктория? - первым нарушил молчание насторожившийся Уолтер.
  - Нет... не может быть... - прошептала та, заплетающимся языком. - Хо... Алукард... повержен?!
  - Что? - Интерга не сумела сохранить хладнокровие, нет, её слуга был непобедим! Но где-то на краю сознания она отметила и оговорку Виктории, впрочем, сейчас не время для этого...
  - Нет... - Виктория как-то в один миг успокоилась. Глаза её были закрыты, вероятно, она использовала свои иные чувства. - Конечно же, его такое не убьет... Но, сэр Интегра, вы...
  - Интегра Хеллсинг! - прервал её громкий и удивительно противный голос.
  С той стороны, откуда ранее исходило сияние, к ним приближался... приближалось... существо... на человека оно походило лишь формой... это был... гуманоид. Совершенно серая, покрытая цветными рисунками кожа, левый глаз совершенно красный, словно и без белка... Рука Интегры сама собой рванулась к сабле, по тому, как в один миг напряглась Виктория, было очевидно: ЭТО и есть Инкогнито...
  - Ну и уродство... - низко прорычала Виктория. - Сэр Интегра, вы должны ослабить Печать на Алукарде, по крайней мере, до первого уровня! Скорее, я задержу его, но вряд ли надолго! Уолтер, защити её!
  - Виктория! - невольно вырвалось у Интегры. Та обернулась... но сказать было как-то и нечего... ведь та совершенно права... - Не смей умирать, Виктория, я не прощу, если... - она сама не знала, откуда пришли к ней эти слова. Просто на миг... они показались до странного подходящими... словно бы даже знакомыми.
  И с той опять произошла удивительная метаморфоза. До этого мига она буквально излучала свою вампирскую сущность: пылающие адским пламенем красные глаза, полный клыков рот, растянутый в хищной улыбке, левая рука, вновь обратившаяся в черноту, черноту, которая расползалась по всему телу. А после её слов... внешне ничего не изменилось... ничего, кроме глаз, те в один миг вновь приобрели свой яркий, голубой цвет. И они на мгновение наполнились и глянули на нее с тем самым выражением, что она видела на той картине несколько дней назад.
  - Ни в коем случае, сэр Интегра... - рот Виктории оставался полон пугающих, бритвенно острых клыков, и, тем не менее, её улыбка вышла... задорной?! - Спешите!
  
  - Значит, это ты - Виктория?! - глумливо воскликнуло это огородное пугало.
  - А ты - Инкогнито, так? Подходящее прозвище... - повернулась она к нему. Сэр Интегра с Уолтером бежали в другом направлении, вероятно, собираясь укрыться в одном из зданий: снятие Печати все-таки требовало некоторого времени и более-менее спокойной обстановки... Это время, она им его даст.
  - Я уже сразил вашего Алукарда, и сомневаюсь, чтобы ты могла с ним сравниться... не разумнее ли уйти? Мне до тебя нет никакого дела...
  Виктория ощерилась еще сильнее. Этот сбежавший из какого-нибудь Дома Ужасов клоун в самом деле полагал, что сразил Алукарда? Эту ошибку на её памяти совершали многие... но никто из них, даже та тварь в Чадаре, не был столь отватителен и уродлив... Даже если бы он действительно был сравним по силам с высвобожденным Алукардом... что маловероятно, мастер-вампир все равно не признал бы поражения от этого чучела - его гордость бы ему не позволила...
  - Извини, - совершенно неискренне ответила она, - но до Интегры ты не доберешься! - и она позволила трансформации окончательно поглотить её. Она не позволит никому причинить вред Интегре... и она не позволит никому убить её, не после прощальных слов Интегры.
  Её боевая форма, которой она достигла лет через семь после Миллениума, до сих пор она пускала её в ход лишь трижды... Черная с красноваттым оттенком пантера сгрупировалась, готовясь к прыжку.
  - Впечатляет! - осклабился Ингонито и... начал таять в воздухе. Пару секунд спустя там, где только что стоял бледный как смерть урод, осталось пустое место... и цветные рисунки, что остались видимыми, теперь висели прямо в воздухе.
  Виктория прянула вперед, не сказав ни слова, когда твой противник силен, тратить время на разговоры - признак свойственного вампирам самомнения. Она покрыла больше половины расстояния, отделяющего её от врага, когда... розовые лучи вдруг вырвались из этих зависших в воздухе рисунков и широкими полосами устремились на нее.
  Она поднырнула под первый, рывком вправо избежала другого, но уже третий луч... вернее, нет, не луч, скорее... светящееся лезвие? Оно задело ей бок, подтвердив, что это светопредставление дествительно опасно... ощущение было... как если бы она опять встретилась с Зорин и её чертовой косой... черная магия, а то и вовсе дьявольщина.
  Это "лезвие" пробило её защитные покровы, но Серас не остановилась и уже в следующий миг достигла своей цели... своим ударом она рассчитывала снести этому чудику голову с плеч - вряд ли достаточно для того, чтобы убить его, но надо же с чего-то начинать... её удар пронзил почти пустоту. Проходя там, где она рассчитывала найти шею этого существа, рука встретила некоторое сопротивление, но не больше. И сквозь рисунки её лапа прошла столь же свободно. А в следующее мгновение новые лучи ударили в нее. Виктория инстинкивно успела вложить побольше силы в свою защиту... и в этот раз её "шкуру" не пробило. Но ощущение было как если бы в нее врезалась машина... не на полной скорости, но все же... Её отбросило на несколько шагов, но уже в полете она извернулась, левая передняя лапа, в иных обстоятельствах - рука - удлинилась и черной молнией рванулась к врагу.
  В этот раз атака не пропала даром: грудь Инкогнито вновь стала видимой... она была пробита, текла кровь...
  - Впечатляет, - повторило это создание, вновь материлизуясь из воздуха...
  В следующее мгновение из полосы у него на левой щеке вырвался новый луч и резанул ей по удлиннившейся руке-лапе... срубив её чуть ниже локтя...
  - Ааааа... - Виктория отпрянула назад... пусть эта рука и была ненастоящей, терять её было крайне болезненно, даже в этой форме... Заставив себя забыть об этом, она занырнула еще глубже, зачерпнув силы из источника, которого старалась по возможности избегать... Отсеченная рука начала стремительно восстанавливаться, а у нее на голове раскрылось три новых глаза...
  - Это воистину впечатляюще! - похоже, у этого человекоподобного чудища были еще и проблемы со словарным запасом.
  Она сделала новый бросок... но её встретила самая настоящая светящаяся решетка, и избежать её было нереально. И защита в этот раз не выдержала, в этот раз её отшвырнуло куда дальше, и новые раны зарастали куда менее охотно, и еще... она теряла контроль над трансформацией...
  - Черт... - её голова первой вернула человеческий облик.
  - Я впеча... - тот повторял это слово или производные с упорством попугая, но в этот раз его прервали.
  Прервал его столь желанный в этой ситуации выстрел Шакала, и в уродливой башке появилась солидная дырка.
  - Это и вправду впечатляет, юная Виктория! Но этот бой начал я! Я его и завершу! - голос Алукарда был... почти серьезен.
  - Охотно... - пробормотала она в ответ, позволяя своему телу преобразиться обратно...
  Инкогнито явно уже успел о ней позабыть, было ли воскрешение Алукарда для него неожиданностью, или же он был готов к этому, Серас это уже неинтересовало. Но она знала, что лучше быть подальше от этой схватки. С некоторым трудом поднявшись на ноги, она в пару секунд покрыла расстояние до того строения, где она чувствовала присутствие Уолтера и Интегры. Та ничуть не удивилась её появлению. Даже не озаботившись сколько-нибудь нормальным приветствием, юная вампирша с радостью упала на очень кстати случившийся здесь стул, давая полный отдых своему потрепанному и еще не восстановившимуся телу. Несколько секунд стояла тишина.
  - Как вы... мисс Виктория? - в голосе Уолтера, несмотря на обычные благожелательные нотки, чувствовалось напряжение. И ситуация сказывалась, да и произошедшее после покушения на сэра Интегру не забылось...
  - Бывало и получше... - пробормотала та, поглаживая свою многострадальную левую "руку", - но бывало и намного хуже. Через несколько минут я буду впорядке.
  - А Алукард? - все тем же твердым голосом спросила Интегра.
  - Да что ему сделается?.. - Виктория усмехнулась, но как-то невесело. Словно в подтверждение её слов, снаружи полыхнуло розовым, потом темно-красным... и раздался знакомый оглушительный хохот. - Я не удивлюсь, если его первое "поражение" было результатом того, что он играл с ним... Алукард... он непобедим. Что случилось, сэр Интегра? Почему Круглый Стол обернулся против нас? И почему Королева ничего не сделала?
  Интегра заметно вздрогнула, Уолтер изменился в лице. То ли глубина её знаний снова застали их врасплох, то ли она просто напомнила им о случившемся.
  - Орден лишили всех привелегий... рыцарское звание было... отозвано... - при этих словах лицо Интегры исказилось от ярости. Виктория сжала кулак до хруста, она знала, как та дорожила наследием своей семьи. - Было объявлено, что Королева здесь, и Хеллсинг совершил покушение...
  - Иуда на самом верху, наверное, среди членов Стола, - сделала очевидный вывод Виктория. - А остальные, наверное, решили, что Орден стал слишком... независим. Что будем делать, сэр Интегра? - одной фразой она давала понять, что для неё Интегра останется рыцарем и лидером, что на нее можно рассчитывать.
  "Железная леди" Хеллсинга подняла на нее свой взгляд и молча изучала в течение нескольких секунд, потом её глаза потеплели. Сунув руку за пазуху, она извлекла оттуда ключ и несколько листков из блокнота.
  - Виктория, я не знаю, кто ты и зачем ты здесь... но теперь верю, что то, что я видела на картине, - Виктория чуть вздрогнула от столь прямого признания, - не было ложью. Я не знаю, кто стоит за всем этим, но даже они не посмеют причинить мне вред, покуда есть Алукард, но мои люди... они пытались истребить их здесь. И мне некому доверить их, иначе как тебе. Здесь, - Интегра протянула все вышеперечисленное ей, - номер счета и ключ, подготовленные мною на случай, если бы Организации Хеллсинг пришлось уходить в подполье. Я хочу, чтобы ты вывела всех отсюда, этого хватит, чтобы залечь на дно, покуда я не разрешу нынешние проблемы. Они не смогут просто так списать Хеллсинг!
  Виктория открыла было рот... но тут же закрыла, Интегра была совершенно права: убить её не посмеет никто. Даже если в рядах Круглого Стола и правда засел Иуда, работающий на до сих пор неизвестного врага, он не сможет ничего сделать. Другие члены, которые просто опасаются за свою власть, не позволят ему... И Интегра, конечно, выйдет на свободу... никто, кроме Хеллсинга их работу делать не сможет. А потому её долг - и перед Организацией, и перед Интегрой - позаботится, чтобы когда леди-рыцарь вернется, Орден бы оставался способен выполнять свою работу.
  - Да, сэр Интегра... но вам лучше самим сказать это людям... - она кивнула в направлении позиций, занятых солдатами Хеллсинга. Новая розовая вспышка, осветившая ночное небо, показала, что схватка древних вампиров - хотя этот серый чудик мог и не заслуживать такого почетного звания - продолжалась.
  
  Алукард, конечно же, победил. А значит, битва была выиграна Хеллсингом, но теперь следовало не проиграть войну.
  Сэр Интегра гордо и несгибаемо стояла, глядя на приближающиеся десантные вертолеты Королевских ВВС. Грядущее заключение её не пугало, и даже почти не занимало. Думала она о словах, сказанных Викторией, прежде чем та успела нырнуть в открытый ею черный проход к катакомбам, где уже скрылись все бойцы Организации.
  - Сэр Интегра, что бы ни случилось, я вытащу вас оттуда!
  
  
  Конец. Но продолжение, возможно, следует!
Оценка: 7.39*18  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Юмор) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"