Зиньков Егор Олегович: другие произведения.

Гарри Поттер и Сами поймете

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.31*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А что если в конце шестого курса Гарри с Дамблдором отправятся не на поиски крестража? Что если парню дадут шанс изменить прошлое? И это сделает никто иной, как ненавистный Снейп?

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1 (часть первая)
  
  
  
  
  Глава 1. Возврат.
  
  Эта история начинается, когда Гарри входит в кабинет директора в конце своего шестого курса школы магии и волшебства Хогвартс. По дороге к Дамблдору он узнал от Трелони, что о пророчестве Волдеморту рассказал Снейп. Парень думал, что спешит к директору, чтобы помочь тому найти и уничтожить крестраж, но ещё не знал, что этим планам не суждено сбыться...
  
  Постучавшись и не услышав ответа, Гарри толкнул дверь и вошёл в кабинет, сжимая в левой руке тёплую мантию. Дамблдор стоял около окна, устремив взор на темнеющий невдалеке Запретный лес. Кабинет выглядел как обычно: на столе и полках стояли различные приборы непонятного назначения, по тем же полкам расставлены книги, на своём насесте сидит Фоукс... Посреди комнаты на синем пламени стоял котел, в котором бурлило бирюзовое зелье. Над котлом поднимался такой густой пар, что юноша подумал об облаках в солнечный погожий день.
  
  - Отлично, Гарри, - очнулся Дамблдор. - Я помню, что обещал тебе отправиться на поиски крестража, но, боюсь, наши планы изменились. И думаю, это к лучшему. Как бы то ни было, мне по-прежнему нужна твоя помощь. Если, конечно, ты не против.
  
  Секунду или две парень, у которого из головы никак не выходила беседа с Трелони, пытался сообразить, чего хочет от него директор. Но почти сразу же пришёл в себя и удивлённо посмотрел на пожилого волшебника.
  
  - Помочь... Вам...?
  
  - Ты меня весьма обяжешь.
  
  - Если я... - И тут Поттер вспомнил, зачем так торопился в директорский кабинет. - И какая от меня нужна помощь? Разве мы не собирались искать крестраж?
  
  - Мне кажется, я определил местонахождение очередного крестража и намеревался разобраться с ним, но.... я - старик, Гарри, а у нас есть скверная привычка время от времени забывать о важных вещах. - Дамблдор кивнул в сторону котла. - Несомненно, ты заметил зелье. Оно называется "Зелье Времени". Это одно из самых сложных зелий, которые когда-либо были сварены. Для профессора Снейпа это работа всей жизни.
  
  Как только прозвучало ненавистное имя, парня буквально захлестнула волна гнева, и ему пришлось замереть на месте, сжав кулаки, чтобы удержать себя в руках. Краем глаза он заметил, как Дамблдор отошёл от окна и, встав напротив него и слегка нахмурившись, пристально всматривается в напряжённое лицо собеседника.
  
  - Что с тобой случилось, мой мальчик?
  
  - Ничего, - быстро ответил тот.
  
  - Что тебя так расстроило?
  
  - Я в порядке.
  
  - Гарри, ты никогда не был силён в Окклюменции...
  
  Последнее слово и стало той искрой, из которой вспыхнула ярость Поттера.
  
  - Снейп! - громко воскликнул парень, после чего Фоукс издал курлыкающий звук. - Случился Снейп! Это он рассказал Волдеморту о пророчестве. Это он подслушивал за дверью! Мне сказала Трелони!
  
  На лице Дамблдора не дрогнул ни один мускул, но в отсветах синего пламени от котла оно показалось Гарри бледным до синевы. Какое-то время директор молча стоял перед учеником.
  
  - Когда ты об этом узнал? - наконец спросил он.
  
  - Только что! - снова воскликнул юноша. Он едва сдерживался, чтобы не заорать и не начать крушить всё вокруг. Однако в следующий момент его терпение всё-таки лопнуло. - И ПОСЛЕ ЭТОГО ВЫ ПОЗВОЛИЛИ ЕМУ ПРЕПОДАВАТЬ! ПОСЛЕ ТОГО, КАК ОН НАТРАВИЛ ВОЛДЕМОРТА НА МАМУ С ПАПОЙ!
  
  Гарри так тяжело дышал, будто только что пробежал несколько километров. Глубоко вздохнув и попытавшись успокоить сильно бьющееся сердце, парень отвернулся от директора, который всё ещё стоял около котла с зельем. Поттер заметался по кабинету, нервно потирая кулаки, которые просто зудели. Одновременно хотелось орать на Дамблдора и громить всё подряд, но при этом хорошо бы побольше узнать о Зелье Времени и для чего оно понадобится; хотелось обозвать директора глупым стариком (за то, что доверяет Снейпу), но в тоже время Поттер боялся, что если даст волю своему гневу, Дамблдор не посвятит его в свой план...
  
  - Гарри, - голос директора звучал спокойно, - Пожалуйста, выслушай меня.
  
  Юному магу было сложно остановиться, и он с трудом сдерживал крик бессильной злобы. Но всё-таки замер посреди комнаты, глубоко вздохнул, закусил губу, а потом поднял взгляд на собеседника.
  
  - Профессор Снейп совершил ужасную...
  
  - Только не говорите мне, что это была ошибка! Он подслушивал под дверью!
  
  - Пожалуйста, позволь мне закончить. - Дамблдор подождал, пока студент кивнёт. - Профессор Снейп совершил ужасную ошибку. Той ночью он был верен Лорду Волдеморту и, услышав первую часть пророчества профессора Трелони, само собой поспешил рассказать об этом хозяину. Потому что посчитал это крайне важным. Но он не знал - просто не мог знать, - на какого мальчика подумает Волдеморт и чьи родители падут жертвой маньяка. Если бы он знал, что Тёмный Лорд будет преследовать твоих родителей...
  
  Гарри горько рассмеялся.
  
  - Он ненавидел моего отца, ненавидел Сириуса! Разве Вы не заметили, профессор, что все люди, которых ненавидел Снейп, рано или поздно погибают?
  
  - Ты и представить себе не можешь, как глубоко раскаивается профессор Снейп, и что он почувствовал, когда узнал, как именно интерпретировал пророчество Лорд Волдеморт. Гарри, это самая большая ошибка в его жизни, за которую он будет казнить себя до конца своих дней, и он...
  
  - Вы не можете знать этого наверняка, сэр. Ведь он прекрасный легиллимент, не так ли? - голос парня прервался и его начало буквально трясти от урагана эмоций, который сейчас в нём бушевал. - И разве Волдеморт не убеждён, что Снейп верен именно ему? Сэр... как Вы можете утверждать, что он на нашей стороне?
  
  Профессор Дамбдор понимающе улыбнулся, и парня передёрнуло от этой доброй и такой всезнающей улыбки, которая сейчас была явно не к месту. Директор едва слышно вздохнул и, повернувшись к котлу, сделал широкий жест, будто приглашая за собой в неведомые прекрасные дали.
  
  - Всё очень просто, Гарри. Доказательство находится в этом котле. - Посмотрев в глаза ученика,пожилой волшебник печально улыбнулся. - Я готов подтвердить под веритасерумом то, что сказал тебе, мой мальчик. Ты и представить себе не можешь, как сильно раскаивается профессор Снейп. И именно это помогло ему найти просто великолепный выход. Он создал возможность для нас, а вернее, для меня, изменить прошлое. Это позволит нам избежать ненужных потерь и ошибок, которые произошли от незнания. Да, мне придётся кое-чем пожертвовать, но это неважно. Поверь, я полностью доверяю Северусу Снейпу.
  
  - Ладно, но я-то - нет! - по сравнению со спокойным приглушённым голосом директора, в котором, несмотря ни начэто, чувствовалась сила и мощь, реплика Гарри прозвучала громко. - Он что-то затеял на пару с Драко Малфоем прямо у вас под носом, а Вы, тем не менее.... Вы просто собираетесь воспользоваться зельем, которое он сварил для Вас, даже не протестировав и не проверив его на безопасность. Это может быть западнёй. Снейп с Малфоем, скорее всего, решили...
  
  - Решили что? - Дамблдор вопросительно поднял брови. - В чём ты их подозреваешь?
  
  - Я... я думаю, они хотят Вас убить, сэр.
  
  - Достаточно, - директор произнёс это спокойно, но, тем не менее, Поттер сразу затих и пожелал сжаться в комочек. Он понял, что пересёк некую границу. - Неужели ты думаешь, что я воспользовался бы этим зельем, предварительно не проверив его и не будучи уверенным в успехе? Пожалуй, давненько меня не считали столь безрассудным. Я вовсе не собираюсь рисковать своей жизнь без особой на то надобности.
  
  - Я не хотел... - смущённо пробормотал Гарри и бросил неуверенный взгляд на директора. Тот строго посмотрел на парня.
  
  - Я больше не желаю обсуждать эту тему.
  
  Посчитав, что и так уже зашёл слишком далеко, юный маг сдержал рвущиеся с языка возражения. Ведь это могло напрямую сказаться на его присутствии здесь и помощи директору. Голубые глаза за стёклами-половинками внимательно изучали ученика, после чего старец задал вопрос:
  
  - Ты всё ещё хочешь мне помочь?
  
  - Да, - с облегчением выпалил Гарри.
  
  - Очень хорошо. Тогда слушай... - Директор подошёл к своему столу и сел в кресло. - План очень прост. Это зелье - гениально, как всё простое. Оно меняет вокруг принявшего его человека пространственно-временной континуум. Всё, что остаётся сделать - переместиться в нужное время и место. Единственное ограничение: человек, который перемещается во времени, должен уже существовать в том году, куда переносится. - Дамблдор неожиданно лукаво улыбнулся. - В принципе, можно переместиться даже ко времени собственного зачатия, если возникло такое желание.
  
  Внезапно директор стал серьёзным и внимательно посмотрел на Поттера, будто пытаясь подчеркнуть, что к его следующим словам стоит отнестись как можно серьёзнее.
  
  - Я собираюсь переместиться во времени к тому моменту, когда погибли твои родители, и разрушить все крестражи Лорда Волдеморта. В ночь на Хэллоуин я хочу выманить твоего отца из дома и, когда Волдеморт развоплотится, вернусь сюда и смогу его победить, поскольку он уже будет смертным. А тебя воспитает отец.
  
  Гарри несколько раз открыл и закрыл рот. На него внезапно обрушилось слишком много мыслей, вопросов и чувств. Несколько раз он хотел что-то сказать, но слова застревали в горле.
  
  - А мою маму вы не сможете спасти? - задал он, наконец, самый волнующий вопрос, но голос прозвучал как мышиный писк.
  
  - Нет, Гарри. К сожалению, это невозможно. Если твоя мама не отдаст за тебя жизнь, её жертва не поможет тебе развоплотить Волдеморта. И тогда одному только Мерлину известно, сколько ещё крестражей он сможет сделать. А, возможно, найдёт ещё более ужасные способы обрести бессмертие. Кроме того, нам необходимо подстраховаться. Если со мной что-то случится... - глаза за стёклами-половинками проникали в самую душу, - эта жертва должна помочь именно тебе победить Тёмного Лорда.
  
  Поттер хотел спорить с директором до хрипоты, хотел указать на нестыковки и недочёты плана, сказать, насколько это опасно... но промолчал, поскольку понимал, что его слова ничего не изменят.
  
  - Ты меня понимаешь, Гарри?
  
  Парень склонил голову как можно ниже и кивнул.
  
  - Очень хорошо. Тогда я прошу тебя сходить за мантией-невидимкой и встретиться здесь со мной через пять минут.
  
  Когда ученик вышел из кабинета, Дамблдор встал и подошёл к окну... отблески огня, на котором кипел котёл, высвечивали на спине директора странные и жутковатые тени.
  
  Гарри помчался в башню Гриффиндора, перепрыгивая через ступеньки. Он нёсся по коридорам вечернего Хогвартса, а в голове царил хаос, но одна неожиданная мысль заставила его остановиться. Спустя секунду парень продолжил бег по школе, но теперь он знал, что делать.
  
  Когда Поттер вошёл сквозь портрет, то обнаружил в общей гостиной Рона и Гермиону.
  
  - Что хотел Дамблдор? - поинтересовалась девушка, увидев лучшего друга. - Гарри, ты в порядке? - в её голосе слышалась настоящая тревога.
  
  - Всё хорошо, - бросил тот, пробегая мимо. Взлетев по лестнице в спальню мальчиков шестого курса, он открыл свой чемодан и достал карту Мародёров и два разнопарных носка.
  
  Спустя минуту он спустился вниз и подошёл к друзьям, которые озадаченно на него таращились.
  
  - У меня нет времени, - после такой пробежки Гарри никак не мог восстановить дыхание. - Дамблдор считает, что я побежал за мантией-невидимкой. Слушайте... - Поттер быстро пересказал друзьям всё, что произошло в кабинете директора. Его не остановил ни полный ужаса взгляд Гермионы, ни вопросы, которые задавал Рон. У него просто не было времени посвящать их во все детали. - ... таким образом, вы понимаете, что это значит? - Поттер сделал в своём быстром монологе небольшую паузу. - Сегодня Дамблдор будет не в состоянии оказать сопротивление, и думаю, Малфой решит этим воспользоваться. Нет, сначала дослушайте! - Прошипел Гарри, когда увидел, как Рон с Гермионой собрались протестовать. - Я знаю, это именно Малфой прячется в Выручай-комнате и что-то там замышляет. Вот... - парень сунул карту Мародёров в руки Гермионы. - Вам всего лишь нужно изредка смотреть, где он, а заодно - приглядывать за Снейпом. Если начнёт происходить что-то странное, у вас есть галлеоны АД. Они ведь ещё работают, Гермиона? Дамблдор сказал, что наложил дополнительную защиту на Хогвартс, но Снейп находится в замке. Да к тому же директор слишком сильно ему доверяет, и мне кажется, наш учитель зелий найдёт возможность обойти защиту Дамблдора. Но он точно не будет ждать вас. На вашей стороне будет внезапность.
  
  - Гарри... - начала Гермиона, а в её карих глазах плескалось беспокойство и опасения.
  
  - У меня нет времени спорить, - прервал её Поттер. - Возьми... - он сунул носки в руки Рона.
  
  - Спасибо, - тот недоумённо захлопал глазами. - Прости, конечно, но зачем мне твои носки?
  
  - Тебе пригодится то, что в них завёрнуто. Там Феликс Фелицис. Разделите зелье между вами обоими и Джинни. Попрощайтесь с ней от меня. Мне нужно идти, меня ждёт Дамблдор ...
  
  - Нет! - Воскликнула Гермиона, когда Рон развернул носки, и на свет божий показался флакон с золотым зельем. Рыжик взирал на колбу с благоговением. - Мы не возьмём. Его выпьешь ты или отдашь Дамблдору. Ведь именно он сейчас рискует больше всех.
  
  - С ним всё будет хорошо. Он - Дамблдор, - Гарри покачал головой. - Но я хочу быть уверенным, что с вами тоже ничего не случится... я не прощаюсь, Гермиона, я говорю "до свидания"...
  
  И, резко развернувшись, парень помчался в сторону кабинета директора.
  
  Он застал Дамблдора около котла. Синие блики придавали лицу старца потустороннее выражение. Тот поднял голову и посмотрел на вошедшего, а потом доброжелательно улыбнулся и жестом пригласил присесть.
  
  - Есть несколько вещей, которые я хочу пояснить тебе до того, как мы перейдём к выполнению плана. Ты должен это понять, Гарри.
  
  Чувствуя, как после ещё одного марш-броска по Хогвартсу сердце бьётся, как бешеное, а лёгкие горят, тот кивнул.
  
  - Мы в сложной ситуации. Но в данный момент в этой комнате собраны все Дары смерти. Ты слышал о Дарах смерти, Гарри? - Уставившись на директора, как заворожённый, юноша отрицательно покачал головой. - Это старинная сказка, повествующая о трёх братьях, которые хитро обманули Смерть, за что она вручила им три подарка. Первый из братьев попросил волшебную палочку, с которой он сможет выиграть любую магическую дуэль. Второй выбрал воскрешающий камень, чтобы воссоединиться с умершей возлюбленной. Ну а третий попросил мантию-невидимку, которая сможет укрыть его даже от самой Смерти. - С этими словами Дамблдор выложил на стол свою палочку. - Это Старшая палочка. - После чего снял перстень, некогда принадлежавший Салазару Слизерину, и положил рядом. - Это - тот самый Воскрешающий камень. - Подняв голову, старец внимательно посмотрел на ученика и, указав на мантию, зажатую в его руке, произнёс:
  
  - А это - та самая мантия.
  
  Глубоко вздохнув, директор встал из-за стола и начал прохаживаться по кабинету.
  
  - В юности я просто бредил Дарами и мечтал собрать все, но теперь понимаю, что вовсе не на мою долю выпала такая честь. - Резко остановившись и повернувшись к Поттеру, Дамблдор приказал:
  
  - Подними свою палочку, Гарри.
  
  Тот послушался.
  
  - А теперь прошу на счёт "три" разоружить меня. - Он улыбнулся, и эта улыбка снова поразила юного волшебника своей несвоевременностью. - Но, пожалуйста, постарайся не вкладывать в заклинание слишком много сил. Как-никак, я старик, и у меня есть ещё несколько незавершённых дел.
  
  На несколько мгновений ученик нерешительно замер перед наставником, но потом всё-таки взмахнул палочкой и как можно тише произнёс: "Expelliarmus".
  
  Палочка вылетела из руки директора. Тем не менее, заклинание никак не коснулось его самого, так что юноша вполне мог собой гордиться.
  
  - Отличная работа, Гарри, - улыбнулся директор. Он подошёл к своей палочке, которая лежала на полу посреди комнаты, и поднял её. - А теперь: ты согласен, чтобы я пока пользовался этой палочкой?
  
  Не совсем соображая, что здесь происходит, парень машинально кивнул.
  
  - Мне нужно, чтобы ты понял, что всё это значит, и что именно я сделал, Гарри, - мягко начал директор, инстинктивно понимая смущение и путаницу в голове студента. - Гарри, Старшая палочка может сменить владельца только в поединке и только при условии, что её хозяина победят. Человек становится владельцем палочки, только если победит, убъёт или разоружит её предыдущего хозяина. Теперь ты хозяин Старшей палочки, и только тебя она будет по-настоящему слушаться. - Дамблдор сделал паузу и посмотрел на ученика, лицо которого выражало полную растерянность. - Как истинный владелец палочки ты приказал ей слушаться меня, но мне она больше не принадлежит.
  
  Гарри мысленно задавался вопросом: какое отношение всё это имеет к крестражам? Но следующие слова директора всё прояснили:
  
  - Если кто-то сможет меня победить, то он уже не станет хозяином Старшей палочки, потому что для этого ему нужно победить тебя, а не меня. Понимаешь?
  
  Мечтая, чтобы здесь и прямо сейчас очутилась Гермиона, Поттер потряс головой. Ведь подруга моментально всё поймет и разъяснит ему, разложив по полочкам.
  
  Дамблдор попробовал зайти с другой стороны.
  
  - Если бы это была по-прежнему моя палочка и меня одолели бы в поединке, то человек, сделавший это, стал бы истинным хозяином Старшей палочки, а вместе с ней и обладателем невероятной магической силы. Однако теперь я побеждён в поединке, и ты - единственный настоящий хозяин палочки... И если кому-то она понадобится, то ему придется победить тебя.
  
  Гарри смутился.
  
  - Но во время тренировок той же АД я разоружил массу людей. Но ведь не стал хозяином их палочек.
  
  Пожилой волшебник улыбнулся.
  
  - Правила, касающиеся Старшей палочки, не распространяются на остальные. Палочки твоих друзей выбрали их и, несмотря ни на что, всё ещё принадлежат им. Ты никогда не станешь полноправным владельцем их палочек. Но эта палочка не выбирает хозяина: её можно только выиграть в поединке. В данном случае ты выиграл с полного моего одобрения, но так как я был мысленно настроен на поединок, палочка приняла тебя как нового хозяина. - Директор весело сверкнул голубыми глазами за стёклами-половинками. - Нет никого, кому я могу доверить такую важную вещь, кроме тебя, Гарри. И если мне суждено проиграть, то пусть моё место займет мой преемник. Тот, кого я действительно выбрал, а не какой-то неизвестный мне человек. Я должен перед тобой извиниться - за то, что воспользовался тобой вслепую. Надеюсь, когда-нибудь ты меня простишь.
  
  Гарри хотел сказать, что наставника вовсе не за что прощать, и он оказал ему великую честь, которой парень не ожидал, и он надеется оправдать надежды и чаяния профессора, но... не смог выдавить ни слова. Неожиданно Поттер почувствовал, как на глаза навернулись слёзы и, уткнувшись взглядом себе в колени, изо всех сил постарался остановить капли, уже готовые сорваться с ресниц.
  
  - Все три Дара я возьму с собой. Не знаю, помогут они мне достичь цели или нет, но думаю, это совсем не случайное совпадение, что именно сегодня они все собрались здесь, в этой комнате. - Неожиданно хлопнув в ладоши, директор будто разорвал мрак, плотным саваном окутавший их обоих во время рассказа о подарках смерти.
  
  - А теперь, - Дамблдор повернулся и быстро подошёл к котлу, увлекая за собою ученика, - твоя часть задания будет простой: ты станешь моим хранителем - будешь следить за котлом и не позволишь не единой живой душе прикасаться к его содержимому. Если кто-нибудь нарушит покой этого зелья до того, как я вернусь, то совершенно неизвестно, что со мной произойдёт, и в каком мире я в итоге окажусь.
  
  Гарри мужественно кивнул. Если это единственное, что ему можно доверить, то он готов охранять директора даже ценою собственной жизни. Но юношу по-прежнему терзали сомнения насчёт безопасности и эффективности зелья. Однако он не сказал ни слова, а просто встал около котла в напряжённой позе, готовый простоять так до того момента, когда директор вернётся. Но Дамблдор видимо почувствовал неуверенность паренька, ибо только так можно было расценить его следующие слова:
  
  - Так-так, думаю, я предусмотрел всё. - Глубоко задумавшись, директор будто говорил сам с собой, а потом поднял голову и посмотрел на футляр, который до этого скрывался за котлом и на который Поттер не обратил никакого внимания. - У меня достаточно галлеонов, чтобы купить дом по соседству с твоими родителями и, не беспокоясь ни о чём, жить там около года. Думаю, чтобы обо всём позаботиться, этого времени мне хватит. Кроме того, у меня с собой самые необходимые справочники и книги. Я хочу, чтобы ты взял себе кое-что важное. - Он протянул Гарри небольшую чёрную книжицу. - Здесь записаны все мои теории. Некоторые из них мы с тобой подробно изучили, до обсуждения других добраться не успели. Особенно это касается, чем могут быть крестражи и где они находятся. Самое важное... в этой книжке записан рецепт Зелья Времени. Я, конечно, запасся необходимым количеством этого зелья, но может произойти нечто непредвиденное, и нужно будет сварить ещё. И тогда я буду во всеоружии. - В отблесках света от огня под котлом глаза Дамблдора хитро блеснули. Из-за цвета пламени кожа директора приобрела синеватый оттенок, и старец походил на жутковатого вампира.
  
  - Но для начала я проведу тест, - голос Дамблдора был необычайно сух, и, казалось, доносился издалека. Он наколдовал прямо из воздуха двое старинных часов-луковиц и протянул одни Гарри. - Как ты можешь убедиться, они показывают одно и то же время. Я сделаю один глоток зелья и аппарирую на час в будущее. В результате тебе придётся ждать ровно час. В течение этого времени ты не должен отходить от котла ни на шаг. - Директор проникновенно посмотрел в глаза ученику. У того в предчувствии чего-то важного по спине побежали мурашки. - Обещаешь ли ты, Гарри, что не сдвинешься с этого места ни при каком условии?
  
  Поттер кивнул, но на сей раз этот жест пожилого мага не удовлетворил.
  
  - Ты должен дать слово, Гарри.
  
  - Я даю Вам слово, профессор Дамблдор, что ни за что не сдвинусь с этого места около котла, пока Вы не вернётесь.
  
  Директор удовлетворенно кивнул, зачерпнул половником зелье и сделал маленький глоток.
  
  - До встречи через час. - И, положив поварёшку рядом с котлом, он с громким хлопком исчез.
  
  
  Глава опубликована: 06.01.2013
  
  
  Глава 1 (часть вторая)
  
  
  
  
  Парень тяжело вздохнул и сел на стоявший тут же стул. Ожидание казалось вечностью.
  
  От нечего делать Гарри поднял подарок Дамблдора и начал его листать. Записи делились на шесть глав, каждая из которых была посвящена одному крестражу: от того, чем он может быть, до того, где может находиться. Здесь были описаны: дневник, чаша, диадема, кольцо и неизвестный предмет. Раздел о неизвестном крестраже был в два раза толще, чем остальные, и содержал несколько гипотез. Но окончательного ответа - что же это - так и не давалось. Гарри обратил внимание, что некоторые теории - нежизнеспособны, и места им отдали мало, в то время как рассуждения о том, что последний крестраж - Нагини, занимали внушительное количество страниц. Но, тем не менее, Дамблдор был явно в этом не уверен. И на последней странице высказывал предположение, что вполне возможно существует ещё один - седьмой - крестраж.
  
  Юноша машинально потёр шрам и на мгновение задумался. Когда Волдеморт направил свою палочку на маленького Гарри, он ведь только что совершил убийство. Помимо этого, насколько знал Поттер, успешно отбитое проклятье не оставляет на теле жертвы никаких следов. Поэтому гипотетически он должен был остаться невредимым.
  
  Но его шрам доказывает обратное...
  
  И это очень странно.
  
  Шрам никогда не заживал полностью, реагировал на перепады настроения Тёмного Лорда, а необыкновенная ментальная связь между убийцей и жертвой - вообще из ряда вон. Мысли Гарри крутились вокруг этой идеи, вызывая панический страх. Неожиданно он вспомнил об ужасной статье Риты Скиттер. Она писала, что эксперты Св. Мунго вполне серьёзно рассматривали такую возможность и заявили, что одержимость Мальчика-Который-Выжил Тёмным Лордом возможна. Слово "возможна" журналистка тогда поместила в кавычки, но сейчас в голову парня пришла дикая мысль: а что, если это - правда?
  
  Раньше никто и никогда не получал от несработавшего проклятия шрам с довеском в виде особых способностей напавшего.
  
  Гарри по привычке решил приписать все свои сомнения нехватке знаний в этой области. Но с другой стороны, если бы кто-то слышал или читал о чём-то подобном... неужели бы ему не сообщили? Поттер не сомневался, что настойчивая Гермиона исследовала эту тему вдоль и поперёк. И, тем не менее, подруга ни разу ему не говорила, что это нормально, и бывали прецеденты. Вместо этого каждый раз, когда он упоминал о своих приступах, видениях и болях в шраме, она выглядела на редкость взволнованной и обеспокоенной.
  
  Несмотря на все попытки запереть эти мысли в самый дальний ящик, парень всё-таки пришёл к выводу, что с той ночи, когда Волдеморт пришёл его убить, он - седьмой крестраж Тёмного Лорда. В памяти юного мага всплыли слова пророчества, которые неожиданно предстали в новом свете.
  
  Пока жив Поттер, Волдеморт не сможет умереть.
  
  За этими тяжелыми и страшными размышлениями час пролетел незаметно.
  
  Гарри так глубоко погрузился в собственные мысли, что даже не услышал, как позади него раздался хлопок. Очнулся он только в тот момент, когда на соседний стул опустился тяжело дышавший директор. Увидев бледного, как смерть, наставника, юноша моментально оказался рядом.
  
  - Профессор! Вы в порядке?
  
  Дамблдор улыбнулся и показал студенту часы. Те отставали ровно на час. Зелье работало... но почему директор выглядит таким ослабевшим? Поттер не задал вопрос вслух, но, тем не менее, получил на него ответ.
  
  - Я стар, Гарри. И слаб больше, чем мне казалось. Моя рука... - Директор поднял почерневшую руку, - меня убивает. Я умираю. Вот почему я решил взвалить эту миссию на себя - она, скорее всего, обернётся самоубийством и... я всё равно умру. Какая разница, как... - голос пожилого волшебника звучал еле слышно, но он всё-таки попробовал выпрямиться на стуле. - Но боюсь, эта миссия мне теперь не по плечу - даже такой коротенький скачок выпил из меня почти все силы.
  
  - А Вы уверены, что... - начал Поттер, но директор его прервал:
  
  - Уверен ли я, что это не зелье стало причиной моего состояния? Не до конца. Не хочешь ли, Гарри, помочь старику? Давай теперь ты попробуешь прыгнуть на час вперёд. Тогда мы точно узнаем.
  
  Тот кивнул и, сделав шаг, моментально оказался около котла. Взяв в руки ковш, парень помедлил. Он по-прежнему не доверял Снейпу, но им было необходимо убедиться. Возможно, это его шанс спасти родителей. В таком случае, не имеет значения, насколько это опасно. Решительно сделав глоток, Гарри, старательно сосредоточившись, аппарировал на час вперёд в будущее. Несколько мгновений он думал, что у него ничего не получилось, поскольку стоял на том же самом месте и никаких неприятных ощущений (будто тебя протащили сквозь узкую трубку) не испытывал.
  
  - Гарри! - окликнул его директор, не вставая со стула. - Как ты себя чувствуешь?
  
  Прислушиваясь к своим ощущениям и всё ещё не веря, что оказался в будущем, Поттер нахмурился.
  
  - Прекрасно, сэр. - Он смущённо посмотрел на Дамблора и всё-таки решил уточнить: - У меня получилось?
  
  Старец улыбнулся, голубые глаза за очками половинками хитро сверкнули, а потом кивнул. После чего протянул парню часы-луковицу. Гарри сравнил оба циферблата и с удивлением обнаружил, что теперь на них одно и то же время. Бросив взгляд на настенные часы, он заметил, что теперь и его и директора часы-луковицы отстают на час.
  
  - Ничего себе. Я совсем ничего не почувствовал и был уверен, что зелье не сработало.
  
  - Я так и подозревал, - в голосе Дамблдора слышалось сожаление. - К сожалению, моё увлекательное приключение длиною в жизнь закончено, зато оно ожидает тебя, мой мальчик.
  
  Гарри удивлённо посмотрел на профессора. До последнего момента он был уверен, что именно директор отправится в прошлое. Парень и представить не мог, что Дамблдор остановится на его кандидатуре. Набрав в грудь побольше воздуха и собравшись задать один из вопросов, которые буквально атаковали его голову, он бросил взгляд в окно и похолодел от ужаса: в ночном небе полыхала Тёмная метка.
  
  - Сэр! - воскликнул Поттер и, чувствуя, как перехватывает дыхание, указал на метку в окне.
  
  - Да, Гарри. Она висит там уже несколько минут. Я жду тех, кто её бросил. Уверен, что он или они будут тут в любой момент. Я должен попросить тебя надеть мантию-невидимку.
  
  - Но сэр... - начал, было, Гарри, но директор снова его прервал:
  
  - Это не обсуждается. Это моя последняя просьба к тебе. Больше я ни разу ни о чём тебя не попрошу.
  
  Юноша хотел поспорить, сказать, что Дамблдор не умрёт, и у него ещё будет куча времени, и он сможет попросить ещё много о чём, но тут увидел, с каким трудом директор поднялся на ноги и тяжело опёрся о спинку кресла. При виде этой картины у парня от сострадания сжалось сердце, и он понял, что слова старца о последней просьбе, скорее всего, правда. Нехотя он надел мантию-невидимку. И едва он это сделал, как дверь распахнулась и кто-то прокричал: "Expelliarmus!"
  
  В тот же момент тело Гарри окаменело. Его плечо упиралось в стену кабинета, а во всём остальном он чувствовал себя статуей, неспособной двигаться и говорить. Юный маг не мог понять, что произошло. Ведь Expelliarmus - не замораживающее заклинание...
  
  Он бросил взгляд в сторону директора и заметил в свете огня под котлом и метки, вздымающейся в небе, как Старшая палочка вылетела из руки старца и упала под стол. И в эту секунду его пронзила страшная мысль - Дамблдор невербально произнёс заклинание заморозки и спас ему, Гарри, жизнь. Но тем самым потерял драгоценные мгновения, которые могли спасти жизнь ему самому.
  
  Поднявшись из-за стола, очень бледный Дамблдор не выказал ни малейшего страха или волнения. Он выглядел... обычно. Будто к нему каждый день врываются в кабинет и обезоруживают.
  
  - Добрый вечер, Драко.
  
  Тот вошёл в кабинет и первым делом быстро огляделся, чтобы удостовериться, что директор один. Когда ему на глаза попался второй стул около котла, он тут же резко спросил:
  
  - Кто ещё здесь?
  
  - Этот вопрос я мог бы задать и тебе. Или ты действуешь в одиночку?
  
  Малфой появился в поле зрения Поттера, и гриффиндорец отметил мертвенную бледность школьного врага, который после вопроса Дамблдора метнул испуганный взгляд в окно - на метку.
  
  - Нет, - Драко, как обычно, презрительно растягивал слова. - У меня есть для вас сюрприз. Сегодня ночью в школе будут резвиться Пожиратели. Они уже здесь.
  
  - Хорошо, - произнёс директор так спокойно, будто Малфой только что в срок сдал домашнюю работу. - На самом деле, это очень хорошо. Вы нашли способ их впустить, не так ли?
  
  - Да, - С вызовом бросил Драко. - Прямо у вас под носом, а вы ничего и не заметили!
  
  - Изобретательно, - восхитился директор. - Но всё же... позволь маленькую стариковскую слабость... где они сейчас? У тебя за спиной их что-то не видно.
  
  - Они повстречались с частью вашей охраны. Внизу сейчас идет бой. Но он не продлится долго... Я же просто ускользнул через один из секретных проходов. Мне нельзя было отвлекаться. Меня здесь ждёт важное дело.
  
  - Хорошо. Тогда ты должен очень постараться, чтобы у тебя всё получилось, мой мальчик, - мягко сказал Дамблдор.
  
  Воцарилась тишина. Гарри стоял у стены, заключённый в тюрьму собственного тела, и, будучи абсолютно невидимым и недвижимым, тем не менее, разрывался между двумя желаниями: узнать, что происходит внизу, и как продвигается борьба между Пожирателями и Орденцами, но в тоже время ему очень хотелось выяснить, как будут разворачиваться события здесь.
  
  В этот самый момент под поражённым взглядом Малфоя директор широко улыбнулся.
  
  - Драко-Драко, ты ведь не убийца.
  
  - Откуда вы знаете? - немного отшатнувшись, спросил слизеринец.
  
  Он, казалось, не понимал, что происходит, настолько по-детски обиженно прозвучал его вопрос. Но тут Гарри заметил, как глаза Малфоя полыхнули странным светом.
  
  - Вы и представить себе не можете, на что я способен, - голос Драко на этот раз прозвучал более уверенно. - Вы понятия не имеете, что я сделал!
  
  - О, я вполне представляю, - тихо произнёс Дамблдор. - Ты чуть не убил Кэти Белл и Рональда Уизли. Весь этот год твои попытки убить меня становились всё отчаяннее. Прости, Драко, но это были очень слабые попытки... настолько слабые, что я сомневаюсь, что ты сам действительно этого хочешь...
  
  - Это всё, чего я хочу! - с напором заявил Малфой. - Почти целый год я упорно трудился и сегодня вечером...
  
  Откуда-то издалека раздался приглушённый вопль. Слизеринец дёрнулся и мельком оглянулся через плечо.
  
  - У кого-то сегодня жаркий бой, - благодушно заметил директор. - Ты сказал.... Ах, да, что смог провести в мою школу Пожирателей Смерти. Я считал, что это невозможно... как же тебе удалось?
  
  Но собеседник ничего не ответил: он продолжал напряжённо прислушиваться к звукам, которые доносились снизу, и сейчас казался такой же статуей, как и Поттер.
  
  - Возможно, тебе стоит продолжить свою миссию? - спросил Дамблдор. - Вдруг твой эскорт потерпит поражение от моих людей? Поскольку, как ты уже, наверно, догадался, сегодня вечером здесь присутствуют и члены Ордена Феникса. В конце концов, тебе ведь не нужна помощь, правда? ... Я лишён своей палочки... и не могу защищаться.
  
  Драко недоумённо уставился на директора.
  
  - Мне кажется, - доброжелательно продолжил пожилой маг, когда прошло несколько секунд, а Малфой не сдвинулся с места ни на дюйм, - ты боишься действовать, пока они к нам не присоединятся.
  
  - Я не боюсь! - зарычал слизеринец, по-прежнему не предпринимая ни единой попытки навредить старцу. - Это вы должны бояться!
  
  - Почему? Не думаю, что ты убьёшь меня, Драко. Убить - это вовсе не так легко, как может показаться непосвященному... так скажи мне, пока мы дожидаемся твоих друзей... как тебе удалось их сюда провести? Мне кажется, это заняло у тебя немало времени.
  
  Малфой выглядел так, будто хотел рвать и метать, громко крича на всю школу. Но, сделав глубокий вдох, он взял себя в руки и вперил в директора цепкий взгляд, направив тому палочку прямо в сердце. А потом заговорил с таким видом, будто его что-то вынуждало:
  
  - Я воспользовался сломанным Исчезающим Шкафом, который несколько лет стоял никому не нужный. Мне пришлось его починить. Речь о том самом шкафе, где в прошлом году потерялся Монтегю.
  
  - Ааа, - с губ Дамблдора сорвался полустон-полувздох, и на пару мгновений он даже прикрыл глаза.
  
  - Это было умно... полагаю, у него имеется пара?
  
  - Второй находится в "Горбин и Бек", - пояснил Малфой. - Между ними существует своеобразный проход. Монтегю рассказал, что, попав в шкаф в Хогвартсе, он иногда слышал, что творится в школе, а иногда - что происходит в магазине Горбина. Ему казалось, что шкаф будто путешествует между Хогвартсом и магазином, но его самого никто не видел и не слышал... в конце-концов, у него получилось аппарировать оттуда, хотя он даже не сдавал экзамена. При этом он чуть не погиб. Все подумали, что это - просто интересная сказка, но только я понял настоящую ценность его рассказа. Даже Горбин не в курсе этой особенности шкафа. Я понял, что если мне удастся починить здешний Исчезающий шкаф, то через него можно будет попасть в Хогвартс.
  
  - Очень хорошо, - тихо промолвил Дамблдор. - Значит, Пожиратели Смерти смогли через "Горбин и Бек" пройти в школу, чтобы помочь тебе... умно, очень умно... и, как ты правильно мне указал, прямо под моим носом...
  
  - Да, - кивнул Малфой, который, казалось, от этой похвалы стал в два раза храбрее. - Да, именно так!
  
  - Но ведь временами, - продолжил директор, - ты не был уверен, что тебе удастся починить шкаф, да? И потому решил разработать запасные варианты, вроде проклятого ожерелья, к которому нельзя прикасаться.... или отравленной медовухи, которую я, кстати, вряд ли бы получил...
  
  - Верно. Но ведь вы так и не поняли, кто организовал все эти несчастные случаи, правда? - с издёвкой протянул слизеринец, заметив, как директор опёрся о стол, поскольку ноги его больше не держали. Гарри пытался бороться с заклятием, чтобы броситься на выручку наставнику, но всё было тщетно.
  
  - На самом деле, я был уверен, что за всем этим стоишь именно ты, - голос Дамблдора звучал тихо, но твёрдо.
  
  - Тогда почему вы меня не остановили? - потребовал Малфой.
  
  - Я пробовал, Драко. По моему приказу за тобой внимательно следил профессор Снейп ...
  
  - Он игнорировал ваши дурацкие приказы, потому что пообещал моей матери...
  
  - Конечно, именно так он тебе и сказал, Драко, но...
  
  - Он - двойной шпион, а вы - просто глупый старик! Только вы думаете, что он работает на вас. Это не так. Он верен Тёмному Лорду!
  
  - Что ж, в этом мы отличаемся, Драко. Я доверяю профессору Снейпу...
  
  - Отлично, в таком случае вы сошли с ума! - с сарказмом бросил Малфой. - Он предлагал мне помощь, причём не единожды - видимо, хотел урвать свою долю славы. Спрашивал: "Что ты хочешь сделать?" А я скармливал ему историю о проклятом ожерелье. "Но это же глупо - вряд ли оно попадёт сразу в руки к директору..." А я тем временем пропадал в Выручай-Комнате. Он и не в курсе. Завтра, когда он проснётся, всё будет кончено. Он больше не будет фаворитом Тёмного Лорда, а по сравнению со мной станет просто ничтожеством!
  
  - Очень хорошо, - тихо произнёс Дамблдор. - Все мы высоко ценим проделанную нами работу. Конечно, тебе был нужен сообщник... кто-то в Хогсмиде, кто был в состоянии, не привлекая внимания, наложить на Кэти... Аааа... - директор закрыл глаза и медленно кивнул. У него был такой вид, будто он решил уснуть прямо посреди разговора, - ...конечно... Розмерта. Как давно она под Империусом?
  
  - Наконец-то догадался, да? - спросил Малфой так издевательски, что Гарри в очередной раз дёрнулся, пытаясь вырваться из-под заклятия и врезать слизеринцу по наглой физиономии.
  
  Снизу донесся ещё один вопль - ещё громче предыдущего. Драко нервно оглянулся через плечо, но тут же вновь перевёл взгляд обратно на Дамблдора, который, как ни в чём ни бывало, продолжал свою речь:
  
  - Значит, это бедная Розмерта скрывалась в женском туалете или коридоре, ведущем к нему, чтобы вручить ожерелье любому студенту Хогвартса, который появится там в одиночку? И отравленная медовуха... естественно, Розмерта была в состоянии добавить в напиток яд и послать Горацию, предполагая, что тот подарит мне его на Рождество... да, всё ясно... всё просто... бедный мистер Филч, конечно, не стал бы проверять бутылку, которую прислала старая знакомая... а как же вы общались с Розмертой? Я думал, что контролировал все способы, при помощи которых из школы можно было связаться с внешним миром...
  
  - Зачарованный монеты, - криво усмехнулся Драко, но, тем не менее, Гарри видел со своего места, как мелко трясётся палочка в его руке. - У меня был один галлеон, у неё - второй, и она получала приказы именно так.
  
  - Это, случаем, не тот секретный способ связи, который использовала группа учеников, называющая себя Армией Дамблдора? - казалось, директор ведёт лёгкую непринужденную светскую беседу. Тем не менее, Гарри видел, что тот всё больше и больше опирается на стол, будто из профессора по капле вытекают силы.
  
  - Да, я позаимствовал идею именно у них, - губы Малфоя презрительно изогнулись. - А идею отравить медовуху мне подала грязнокровка Грейнджер, как-то обсуждавшая в библиотеке, что Филч не может распознавать зелья в напитках...
  
  - Пожалуйста, не используй при мне это слово, - попросил Дамблдор.
  
  Слизеринец нервно хохотнул.
  
  - Вас волнует, что я произношу "грязнокровка" в то время, как собираюсь вас убить?
  
  - Да, - заявил Дамблдор, а Гарри увидел, как ноги директора подкосились, и он чуть не упал. И теперь стоял только потому, что изо всех сил вцепился в стол. - А что касается твоего намерения убить меня, Драко - так у тебя уже было достаточно времени. Мы с тобой одни. Я в данный момент беззащитен настолько, насколько ты и мечтать не мог и, тем не менее, ты так и не сделал ни единого движения, приближающего тебя к выполнению задания...
  
  Малфой скривился так, будто съел что-то горькое.
  
  - Что касается сегодняшнего вечера... - продолжил пожилой маг, но тут раздались взрыв, удар и громкие крики снизу, и все эти звуки прозвучали так громко и отчётливо, что казалось, будто бой происходит непосредственно на лестнице перед кабинетом директора.
  
  - И всё же у нас есть немного времени, - произнёс Дамблдор. - Так что давай обсудим твои варианты, Драко.
  
  - Мои варианты?! - воскликнул тот. - Я стою здесь с палочкой наизготовку, готовый вас убить...
  
  - Мой дорогой мальчик, позволь указать тебе на твои же слова. Если бы ты собирался меня убить, то сделал бы это сразу после того, как разоружил меня, не отвлекаясь на разговор о своих достижениях.
  
  Слизеринец замер с открытым ртом, а палочка в его руке по-прежнему дрожала. А потом Гарри показалось, что она начала медленно опускаться...
  
  Но внезапно на лестнице раздался топот ног, и секунду спустя, взорвав дверь, в кабинет ворвались четверо Пожирателей в масках. Будучи ещё под обездвиживающим заклятием, Гарри со всевозрастающим страхом смотрел на фигуры Упиванцев, окруживших Драко, и подумал, что фениксовцы проиграли бой.
  
  Заметив директора, один из "гостей" (кстати, вид у него был довольно потрёпанный) мерзко ухмыльнулся.
  
  - Дамблдора загнали в угол! - с хриплым смешком выкрикнул он и повернулся к невысокой женщине, которая явно пребывала в нетерпении.
  
  - Дамблдор проиграл! Дамблдор один! Хорошая работа, Драко, просто отличная! - знакомый женский голос пронзил всё существо гриффиндорца. Если бы не заклинание, он бы просто накинулся на неё с кулаками.
  
  Теперь Малфой стал ещё нерешительней. Он испуганно смотрел в лицо Дамблдору, который был крайне бледен и уже еле держался на ногах. Похоже, директор не падал только потому, что буквально вцепился в стол.
  
  - Вовсе нет, он ведь всё ещё чувствует себя властителем мира. Если, конечно, тебя интересует моё мнение! - хриплый голос потрёпанного Пожирателя звучал крайне неприятно и сопровождался хихиканьем единственной женщины в комнате. - Вы только посмотрите на него! С тобой что-то случилось, Дамби?
  
  - О, всего лишь приступ слабости и медленная реакция, Амикус, - голос директора, тем не менее, звучал твёрдо. - Это старость.... Возможно... однажды... это случится и с вами .... Если, конечно, вам повезёт....
  
  Сердце Гарри стучало так громко, что ему казалось, этот стук слышат все присутствующие. Если бы он только мог двинуться, если бы только мог произнести из-под мантии хоть одно заклинание...
  
  - Драко, сделай это или отойди в сторону, и тогда один из нас... - визжащий женский голос разбудил в кабинете эхо. И в этот момент в развороченном дверном проёме возник Северус Снейп с палочкой наизготовку. Оказавшись в помещении, он одним взглядом охватил разыгрывавшуюся здесь сцену. Его глаза быстро перебежали от застывшего у своего стола Дамблдора к Малфою и четвёрке Пожирателей Смерти, включая ... оборотня.
  
  - У нас проблема, Снейп, - хмыкнул Амикус, не опуская палочки и не сводя глаз с директора, - мальчишка не способен...
  
  Но тут раздался тихий голос:
  
  - Северус...
  
  Именно этот звук напугал Поттера больше, чем всё случившееся за сегодняшний вечер, вместе взятое. Впервые на памяти Гарри голос наставника звучал так умоляюще.
  
  Не сказав ни слова, зельевар прошёл вперёд и легко отодвинул Малфоя. Трое Пожирателей без единого возражения сделали шаг назад. Даже оборотень казался напуганным.
  
  Снейп несколько секунд вглядывался в лицо директора, а на его лице можно было прочесть отвращение и ненависть.
  
  - Северус... пожалуйста...
  
  Тот поднял палочку и направил её на Дамблдора.
  
  - Авада Кедавра!
  
  Быстрый ярко-зелёный луч вылетел из палочки и помчался в сторону обессиленного старца, а потом ударил его в грудь. Гарри издал вопль, полный ужаса, который, впрочем, никто не услышал, поскольку гриффиндорец по-прежнему был неподвижен и нем. На глазах у гриффиндорца Дамблдора отбросило в сторону окна, на мгновение он замер, повиснув воздухе, как тряпичная кукла, после чего рухнул вниз, скрывшись из поля зрения.
  
  Гарри почувствовал, как его сковывает панический ужас. Он не хотел верить своим глазам - это невозможно... ему приснилось.... Этого просто не может быть...
  
  - Уходим, быстро, - гробовую тишину в кабинете нарушил голос Снейпа.
  
  Прежде, чем кто-либо другой успел сдвинуться с места, зельевар схватил Малфоя за шкирку и толкнул в дверной проём. Следом за слизерицем вышли Грейбек и остальные Пожиратели, но Снейп немного замешкался... Внезапно Поттер почувствовал, что снова может двигаться. И когда он это понял, его снова пронзил парализующий ужас: это значило, что человека, который наслал на него заклинание обездвиживания, уже нет в живых. Именно эта мысль заставила его двигаться, и он резко скинул мантию-невидимку, представая перед ненавистным учителем.
  
  - Петрификус Тоталус, - едва слышно произнёс тот, и Гарри вновь оказался "замороженным". - Послушай меня внимательно, у меня мало времени. Он и так умирал, его дни были сочтены. Это было его желание, чтобы Драко не становился убийцей. Но тебе следует запомнить - это будет один из тех моментов, которые никогда не должны повториться. Я знаю, насколько ты туп и эмоционально несдержан, но задумайся хоть на миг! Только у тебя сейчас есть возможность всё изменить! - голос профессора ЗОТИ как никогда напоминал шипение змеи. Он махнул рукой в сторону котла, под которым всё ещё плясало пламя. Странно, но почему-то все предыдущие посетители кабинета даже не заметили варящегося зелья.
  
  - Теперь я уйду, чтобы присоединиться к Тёмному Лорду. Сейчас он опять использует в качестве временного штаба дом своего отца. Думаю, ты знаешь, что делать, поэтому не трать время на ерунду и не преследуй меня. Сделай то, что должен, и навести дом Реддлов. Надеюсь, сегодня вечером мы всё-таки сможем закончить эту войну.
  
  Снейп пристально вглядывался в глаза Поттеру, который с изумлением и ужасом безмолвно взирал на своего профессора. Он не хотел верить этому человеку, но в глубине души всё-таки признавал логику его слов, ведь теперь стали понятны все сегодняшние манипуляции директора.
  
  - Хорошо, - голос Мастера зелий вырвал парня из водоворота мыслей, и Гарри успел заметить, как мужчина резко развернулся и моментально скрылся. И тут же почувствовал, что парализующее заклинание спало. Неспособный держаться на ногах, разбитый и совершенно запутавшийся, юноша упал на колени. Сейчас он абсолютно не соображал, что делать и куда бежать. Однако позволил себе несколько секунд слабости, горюя о наставнике. Но спустя несколько мгновений юному магу удалось взять себя в руки. Он поднялся с пола и быстро нашёл Старшую палочку. Сейчас Поттер был рад, что Дамблдор хоть что-то ему объяснил, и вдобавок потратил немало времени, пытаясь донести до ученика, насколько важен тот факт, что он первый обезоружил директора. Теперь он хозяин палочки, а не Драко.
  
  Оглядевшись ещё раз, Гарри взял со стола директора Воскрешающий камень, тоже проигнорированный Пожирателями Смерти, а потом поднял мантию-невидимку, которая лежала около развороченного дверного проёма. После чего поднял сумку с собранными Дамблдором вещами и чёрную книжицу с его гипотезами. Сделав шаг и зачерпнув ковшом зелье, парень уже поднёс его к губам, когда вспомнил слова директора.
  
  Поттер по-прежнему не сомневался, что это затея - чистое самоубийство, но, как бы то ни было, ему нужен был кто-то, чтобы охранять котел. На всякий случай. Как только он об этом подумал, следом навалились другие мысли, которые накатывали, как волны - одна за другой. Но, как ни странно, это позволило размышлять более здраво. В первую очередь - взять с собой фляжку, полную этого зелья. Если он не умрёт, у него должна быть возможность вернуться. А если фляжка разобьётся или потеряется.... Он ведь никогда не сможет сварить ТАКОЕ зелье. Гарри знал только одного человека, который был в состоянии приготовить такое сложное зелье, и верил этому человеку больше, чем самому себе. Но если внезапно потребуется сварить это зелье, то придётся брать её с собой. А значит, охранять котёл и отвечать за их безопасность будет Рон.
  
  Следующий вопрос: как вызвать сюда Рона с Гермионой, чтобы не отходить от котла?
  
  Мысленно перебирая варианты, юный маг заметался по кабинету. И тут на глаза ему попался нахохлившийся Фоукс, который сидел на своей жёрдочке. В голове парня внезапно вспыхнула картина с пятого курса: Дамблдор вместе с фениксом исчезает во вспышке пламени. Поттер понятия не имел, поймёт ли его птица, но сейчас именно это казалось ему единственным выходом.
  
  - Фоукс, - обратился он к фениксу, а во взгляде читалась надежда. - Мне нужна твоя помощь. Ты ведь сможешь мне помочь? - Птица повернула голову и внимательно посмотрела на студента блестящим чёрным глазом. После чего кивнула: видимо, это означало согласие. - Ты не мог бы доставить сюда Рона с Гермионой?
  
  Фоукс вновь кивнул, после чего исчез в ослепительной золотой вспышке. Волнуясь, что феникс вернётся с его друзьями далеко не сразу, Гарри возобновил метания.
  
  Когда буквально несколько секунд спустя кабинет озарила очередная вспышка и посреди помещения появились несколько ошарашенные Рон с Гермионой, парень подумал, что беспокоился зря.
  
  - Гарри, что случилось?
  
  - Где Дамблдор?
  
  Казалось, их просто разрывало от вопросов, которые они строчили со скоростью пулемёта. Но их лучший друг остановил этот поток одним взмахом руки.
  
  - Слушайте внимательно. Мне нужно объяснить всё быстро, потому что времени совсем нет. Мне нужна ваша помощь... слушаете? - друзья пристально на него посмотрели, а потом кивнули. - Хорошо. - Неожиданно в голосе Поттера зазвучали властные и командные нотки. Он вкратце пересказал им всё, что произошло за последние два с половиной часа. Закончил он так: - Гермиона, я хочу, чтобы ты отправилась со мной. Рон, мне очень нужно, чтобы ты охранял этот котёл и никому не позволял к нему приближаться. Считай это самым важным заданием за всю свою жизнь. Никто не должен прикасаться, пить или что-либо ронять в это зелье.
  
  Девушка уже открыла рот, а недовольное выражение её лица предупредило Гарри, что сейчас подруга разразится очередной лекцией о безумии этого предприятия. Чтобы не терять времени, он мотнул головой, не давая ей вмешаться.
  
  - Я не собираюсь с тобой спорить, Гермиона. Нам необходимо всё сделать именно сегодня. Мы знаем, куда направится Волдеморт, и он совсем не будет ждать нападения. Именно эффект неожиданности сыграет нам на руку и мы сможем спасти жизнь не только Дамблдору и моим родителям, но и бесчисленному количеству людей, павших от руки этого маньяка. - Гарри взлохматил волосы на затылке. - Мне очень нужна твоя помощь... Помощь вас обоих.
  
  Он увидел, как после этих слов подруга перестала хмуриться, а в её глазах загорелся знакомый огонёк.
  
  - Хорошо, Гарри. Мне тоже нужно сделать глоток зелья, или ты просто аппарируешь меня вместе с собой?
  
  - Мне кажется, тебе тоже надо выпить зелья, но я буду держать тебя за руку, чтобы мы не потеряли друг друга. Дамблдор сказал, что можно переместиться в любое время, если ты уже живёшь в этот момент в прошлом. По его словам, самое раннее - момент, когда тебя зачали. Я не уверен, что хочу попасть именно в этот день, а потому давай перенесёмся в следующий.
  
  Гермиона кивнула и подошла к нему.
  
  - Рон, ты ведь справишься? - спросил Гарри у лучшего друга, который после рассказа ещё не до конца пришёл в себя.
  
  - Да, дружище, за меня не беспокойся, - рыжий тяжело сглотнул, и Поттер подумал, что тот явно напуган и растерян. - Я прикрою ваши спины.
  
  Гарри улыбнулся, после чего крепко обнял друга, при этом хлопнув по спине.
  
  Гермиона трансфигурировала во фляжку голубую кружку со стола Дамбдлора и зачерпнула в неё зелья из котла, после чего сделала глоток. Поттер последовал её примеру, а потом повернулся к Рону.
  
  - Тогда скоро увидимся.
  
  Он сжал ладошку Гермионы и в последний раз оглядел кабинет, удостоверяясь, что ничего не забыл. Кивнув другу ещё раз, они аппарировали в Годриковую Впадину. В 1979 год.
  
  
  Глава опубликована: 09.01.2013
  
  
  Глава 2. Начало.
  
  
  
  
  Глава 2. Начало.
  
  Они очутились на пыльной дороге, которая пролегала по сельской местности. По обеим сторонам виднелись низкие заборчики, местами оплетённые хмелем или виноградными лозами. Вдали, за оградами, можно было увидеть холмы, покрытые сочной зелёной травой и полевыми цветами. А ближе располагались симпатичные каменные и деревянные домики. Кто-то украcил своё жилище резными башенками, а кто-то предпочёл модерн. То тут, то там виднелись домики в викторианском стиле. Высоко в небе сияло солнце, и казалось, что никакой войны и в помине нет, а есть только эта деревенская идиллия. Пара друзей прошла дальше, дорога сделала неожиданный поворот, и на небольшом холмике в некотором отдалении друг от друга показались ещё два дома. Один выглядел очень ухоженным: аккуратно подстриженные деревья, клумба с розами и какими-то мелкими рыжими и голубыми цветами, дорожки, выложенные булыжниками, и молочного цвета двухэтажный дом под красной черепичной крышей. Гарри почувствовал себя дома. И с резкой вспышкой боли осознал, что именно здесь он должен был вырасти и провести счастливое детство.
  
  Резко развернувшись, парень увидел по диагонали от дома своих родителей уютный двухэтажный домик - поменьше, чем соседский. Сложенный из красного кирпича, под тёмно-коричневой крышей, с большими деревянными окнами (правда, те были грязными) и широким добротным крыльцом. Ворота, ведущие к дому, изрядно перекосило, а правая створка и вовсе болталась на одной петле. Двор выглядел запущенным, но в диких зарослях можно было разглядеть и лаванду, и розы, и колокольчики, и ещё какие-то фиолетовые цветы. Всё говорило о том, что здесь давно никто не живёт.
  
  Друзья подошли к заброшенному дому, одновременно подумав об одном и том же. Гарри уже решил, что им просто необходимо поселиться в непосредственной близости от родителей, и сумел убедить Гермиону. Но, стоя буквально в двух шагах от дома своих родителей, стал сомневаться в собственной правоте.
  
  - Как считаешь, Гермиона, - преувеличенно бодрым голосом начал юноша, пытаясь таким способом замаскировать собственную неуверенность, - мы сможем приобрести этот дом?
  
  А в ответ получил насмешливый взгляд и моментально понял, что все его усилия пошли прахом, потому что подруга знает его как облупленного.
  
  - Да, думаю, сможем...
  
  - Это важно. Ведь это наш первый дом. Первый дом молодожёнов должен быть прекрасен. Я хочу, чтобы ты была счастлива. - В кабинете Дамблдора (при Роне) Гарри говорить об этом не стал: он подумал, что если они хотят защитить его родителей, то придётся с ними подружиться, а, будучи женатой парой, это сделать намного проще. В противном случае это могло вызвать подозрения.
  
  Гермиона понимающе кивнула, но при этом одарила парня удивлённым и преувеличенно внимательным взглядом.
  
  - Да, конечно... хорошо... ммм... думаю, это хорошая идея, - девушка широко улыбнулась. - Но чтобы привести этот домик в порядок, придётся как следует поработать. И я уверена, что буду здесь счастлива.
  
  Когда подруга произнесла последнюю фразу, Гарри показалось, что её интонация изменилась, но решил не заострять на этом внимания. В конце концов, подруга одобрила его план без вопросов и нравоучений, а это дорогого стоило. "Хорошо, что с нами нет Рона. Ему эта часть плана точно бы не понравилась", - пронеслось в голове у юного мага.
  
  - Отлично! - оживлённо воскликнул Поттер и сразу перешёл к следующему пункту плана: - Ты случайно не знаешь, как связаться с агентом по недвижимости? Мы ведь не можем просто войти в дом и там поселиться.
  
  Гермиона обратила внимание на затёртую табличку, закреплённую на колу, который торчал из земли прямо перед покосившимися воротами. Нахмурившись, девушка ладонью смахнула грязь, и они увидели объявление о продаже. С помощью палочки она очистила весь плакат и внимательно прочла объявление.
  
  - Судя по всему, чтобы вызвать агента, нужно взмахнуть палочкой над табличкой, - сказала Гермиона, после некоторых раздумий оборачиваясь к спутнику.
  
  Гарри в один шаг оказался рядом с ней, достал из мантии палочку, взмахнул ею и произнёс: "Агент по недвижимости". Спустя пару секунд он огляделся вокруг, желая удостовериться, что никто так и не появился.
  
  Никого не было.
  
  - Может, попробовать ещё раз? - нахмурившись, поинтересовался Поттер у подруги, оглядывая безлюдные окрестности.
  
  - Нет, - Гермиона по-прежнему пристально всматривалась в объявление, и потому сразу же заметила изменения. - Здесь появилась надпись!
  
  Гарри нагнулся над рекламой о продаже и прочёл вслух: - Меня зовут мистер Оллинендер, я агент по недвижимости. Буду у вас через несколько секунд.
  
  - И это я! - за спинами подростков раздался весёлый голос.
  
  Парочка резко подпрыгнула и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, направила палочки на незнакомца. Им оказался невысокий мужчина плотного телосложения, лет тридцати, с песочного цвета волосами, невыразительными глазами и располагающей улыбкой.
  
  - Я агент по недвижимости, мистер Оллинендер. Извините, что напугал, - Гарри с Гермионой переглянулись и медленно опустили палочки. - Понимаю, что в наши тёмные времена нужно быть крайне осторожным и не терять бдительности. Мне бы хотелось удостовериться, что вы просто покупатели, а не замаскированные Пожиратели Смерти, которые решили меня убить. И хочу предупредить: мои коллеги в курсе, куда я направился, и если я не свяжусь с ними через пару минут, сюда направят отряд авроров.
  
  Поттер пожал плечами и спокойно посмотрел на мужчину.
  
  - Я вас прекрасно понимаю. Но мы, действительно, просто покупатели. И как нам это доказать, прежде чем мы перейдём к делу?
  
  Мистер Оллинендер интенсивно закивал.
  
  - Для начала я бы хотел узнать ваши имена. С тех пор, как люди стали исчезать всё чаще и чащё, мы просто обязаны проводить такие проверки.
  
  - Конечно, - произнёс Гарри и натянуто улыбнулся. - Я - Гар... - он замолчал на полуслове, поскольку ему в бок врезался острый локоток Гермионы. Парень сделал вид, что закашлялся, стараясь скрыть замешательство. Конечно же, ему нельзя называть своё настоящее имя. Нужно будет обязательно поблагодарить Гермиону, которая только что помешала ему совершить очередную глупость... только позже. - Меня зовут Харви Портер, - наконец представился он, не найдя ничего лучше, как перемешать буквы в фамилии и имени. - А это моя жена - Герми... я... ммм... - парень замолчал, пытаясь срочно придумать, каким образом изменить имя Гермионы.
  
  На его счастье, мистер Оллинендер не заметил заминки.
  
  - Гермия - красивое древнегреческое имя для красивой леди.
  
  Девушка в ответ на комплимент покраснела и одарила Гарри убийственным взглядом. Тот же почувствовал облегчение, совершенно не думая о том, что вот так легко окрестил лучшую подругу на всё время пребывания в этих краях.
  
  Немного похлопав ресницами, юноша откашлялся и кивнул.
  
  - Да, моя жена очень красивая, - он надеялся, что ещё один комплимент хоть немного, но успокоит Гермиону, но та лишь раздражённо закатила глаза.
  
  Наблюдая за тем, как молодожёны заигрывают друг с другом, мистер Оллинендер усмехнулся. Он почему-то был уверен, что перед ним именно молодожёны.
  
  - Очень хорошо, мистер Портер. А теперь прикоснитесь палочкой к этому пергаменту, и мы перейдём к делу.
  
  Гарри поднял палочку и уже собрался выполнить просьбу агента, когда его руку перехватила "супруга".
  
  - Какими свойствами обладает этот пергамент? - тон девушки был резким и подозрительным.
  
  Мистер Оллинендер громко сглотнул и напрягся, как струна. В данный момент эта парочка казалась ему очень подозрительной и опасной.
  
  - Это всего лишь стандартная процедура. В эти тёмные времена... - мужчина вновь вознамерился оседлать своего любимого конька про постоянную бдительность, но, увидев суженные от ярости глаза миссис Портер, тут же замолчал.
  
  - Да, я прекрасно всё понимаю. Именно поэтому мы должны быть крайне осторожными. Надеюсь, вы не будете возражать, если я исследую пергамент, прежде чем мой муж глупо свяжет с ним свою магию?
  
  Агент по недвижимости, ещё минуту назад выглядевший напуганным, сейчас распрямил плечи, и казалось, был готов поспорить. Гарри решил, что пора вмешаться.
  
  - Боюсь, что согласен с пожеланием моей супруги, мистер Оллинендер. Или вы позволяете ей изучить заколдованный пергамент, или мы поищем другое жильё, а вы потеряете свою комиссию.
  
  Это был блеф чистой воды. Им был нужен именно этот дом, и никакой другой. Но Поттер надеялся, что упоминание о комиссии (иногда могут пригодиться даже знания, полученные из любимых сериалов тёти Петунии) сможет побороть приступ "постоянной бдительности" у этого волшебника. На лице агента можно было прочесть опасения и сомнения, и было видно, что он никак не может решиться. Юный маг даже затаил дыхание, с опаской ожидая, что скажет мистер Оллинендер. Если тот сейчас откажется, им придётся срочно придумывать другой план, причём прежде, чем агент отсюда аппарирует. Им нужен этот дом, и точка. Внезапно до Гарри донёсся едва слышный шёпот Гермионы, а его уха коснулось дуновение тёплого воздуха.
  
  Глаза мистера Оллинендер на несколько мгновений расфокусировались, после чего его лицо приняло безмятежное выражение.
  
  - Превосходно, - агент по недвижимости скатал пергамент в трубочку и спрятал в портфель. - Теперь, когда мы покончили с формальностями, давайте перейдём к делу.
  
  Он неровной походкой направился к дому, оставив "молодожёнов" немного позади.
  
  - Обливейт? - прошептал на ухо подруге сгоравший от любопытства Поттер.
  
  - НЕТ! - прошипела та и кинула на него изумлённый взгляд. - Всего лишь слабенький Сonfundus.
  
  Гарри фыркнул и улыбнулся.
  
  - Да, это, конечно, лучше и гуманнее, - прошептал он, с некоторой долей иронии понимая, что спутница успевает подумать даже о моральной стороне дела.
  
  - Естественно! Гораздо лучше, чем тыкать палочкой в непонятный пергамент. А если за то, что ты назвал ненастоящее имя, тебе бы заблокировали магию?
  
  Юноша хотел было поспорить с подругой, но их прервал мистер Оллинендер, который приготовился демонстрировать им дом в надежде убедить его купить. Он и понятия не имел, что всё это - пустая формальность, и сейчас ему предстоит заключить одну самых простых сделок в его карьере.
  
  - Я понимаю, что сад выглядит запущенным, но немного магии и внимания - и он предстанет во всей красе, радуя вас и ваших друзей. Если вы бегло его осмотрите, то найдёте несколько редких и ценных растений, которые используются для приготовления зелий. Повторяю - им нужен всего лишь небольшой уход.
  
  Мужчина поднялся по ступенькам на крыльцо и отпер входную дверь. Все трое шагнули в просторную прихожую, и подростки стали осматриваться: чуть подальше наверх уходила дубовая лестница с широкими ступенями, а слева располагались двойные деревянные двери, которые в настоящий момент были открыты. Через них они прошли в большую комнату. Там было грязно, зато на противоположной стене радовали глаз большие окна. На стене справа обнаружился камин, а напротив - ещё одни двери, которые наверняка вели в следующую комнату.
  
  - Это у нас гостиная. А если планируете создать большую семью, найдёте здесь ещё немало комнат, - заметив румянец на щеках Гермионы, мистер Оллинендер улыбнулся и прошёл в следующее помещение. - Как вы можете видеть, дом прочный и надёжный, хотя знавал лучшие дни. Но, в принципе, если вы неплохо знакомы с бытовыми заклинаниями и ловко орудуете палочкой, всё это легко поправимо.
  
  Гарри посмотрел под ноги на скрипучие рассохшиеся доски, подумал, что им придётся купить книгу "Ремонт своими руками с помощью магии" (или что-то в этом роде), и согласно кивнул.
  
  - Камин большой и изящный, полностью исправен, а вот это место у окна позволит вам насладиться погожим солнечным деньком, любуясь сельскими видами.
  
  Повинуясь порыву, Гермиона подошла к окну и выглянула наружу, а у Гарри в голове тут же нарисовалась картинка: подруга с Живоглотом на коленях читает толстую книгу при ярком солнечном свете, который расцвечивает волосы девушки медовыми всполохами; тонкие пальчики ласкают рыжую шерсть кота, а от длинных ресниц на персиковые щёки падает тень. Оллинендер же, не обращая никакого внимания на задумчивость ребят, продолжал нахваливать дом:
  
  - Если мы пройдём через эту дверь, то попадём на кухню, а справа от неё находится кладовка. - Мужчина распахнул дверь и прошёл вперёд, увлекая за собой друзей. - Последний хозяин переделал кухню, и теперь тут есть дополнительный очаг с котлом, в котором можно варить зелья, а так же новая печь, покрытая изразцами и украшенная завитками. Помимо этого здесь новая мебель, которой почти не пользовались, но её нужно отмыть и заново покрасить. - Агент махал рукой, указывая на каждый предмет, про который рассказывал. - А вот эта резная дверь ведёт в сад за домом, который, несмотря на то, что запущен, всё ещё является милым и очаровательным местом.
  
  Слушая хвалебные речи Оллинендера, так они и прошли по всему дому. Прачечная была описана как "отлично оборудованная" и "крепкая", кладовка - "добротная" и "вместительная", а комнаты - "удобная" и "удобная с камином". Описывая лестницу, агент несколько раз повторил одно и то же, и Гарри пришлось маскировать смех кашлем. А комнаты наверху Оллинендер назвал "уютными гнёздышками для молодожёнов", отчего лицо Гермионы налилось ярким румянцем, а Поттер смущённо опустил глаза, стараясь не смотреть на подругу, поскольку после этих слов в его голове возникли весьма пикантные картинки, которые он старательно пытался прогнать, напоминая самому себе о Джинни.
  
  К концу "путешествия" по дому подростки едва не валились с ног и просто чудом умудрились не проклясть своего проводника, но им было просто необходимо купить этот дом, а потому они старательно держали себя в руках.
  
  - Хорошо. Большое спасибо за превосходную экскурсию, - вымученно улыбнулся Гарри, слыша за спиной смешок Гермионы. - Думаю... - парень обернулся на подругу, которая согласно кивнула, - мы купим этот дом.
  
  После этих слов агент явно повеселел и с живостью перешёл к оформлению договора купли-продажи. Поттеру пришлось расстаться с довольно внушительной суммой, и чуть меньше чем через час мистер Оллинендер отбыл, оставив друзей в теперь уже их собственном доме.
  
  Следующей задачей стало приобретение мебели. Ребята провели несколько часов, блуждая по Косой аллее в поисках подходящих шкафов, тумб, кроватей и диванов. В итоге, чтобы приобрести всё необходимое, им пришлось истратить больше, чем они заплатили за дом. Во "Флориш и Блотс" они купили книгу "Ремонт с помощью магии: оказывается, всё элементарно". Возможно, такое основательное обустройство дома и не нужно, ведь они здесь ненадолго - только чтобы выполнить свою миссию, но... по расчётам Гарри выходило, что им здесь придётся пробыть с момента его зачатия до ночи, когда погибли его родители. А это - два года, и будет совсем не лишним устроиться с комфортом.
  
  Поздно вечером, вернувшись в собственный дом, куда уже доставили все их покупки, друзья занялись сборкой и размещением мебели по комнатам. Когда они начали собирать кровать, возник неловкий момент. А поскольку оба подумали об одном и том же, ни один из них не хотел поднимать щекотливую тему первым.
  
  - Гермиона... - начал Гарри, смущённо потирая шею. Та хмуро посмотрела на парня, явно понимая, что тот хочет ей сказать, - я думаю, что... если ты и... если мы собираемся жить вместе в течение двух лет и... если всё пойдёт по плану... мы должны будем подружиться с мамой и папой. - Поттер очень волновался и не знал, как сказать подруге всё, о чём он сейчас думает, не расстраивая и не оскорбляя её. Она стояла перед ним, скрестив руки на груди и насмешливо приподняв брови. - И... я не знаю, в курсе ли ты, но... мой отец был настоящим шутником. Как бы то ни было, я волнуюсь, что если мы не будем... не сделаем... хм...
  
  Гермионе наконец надоело мычание друга и она, сжалившись, закончила за него:
  
  - Если я правильно поняла твою невразумительную речь, ты переживаешь, что если мы не будем спать... в одной постели... то твой папа сможет об этом узнать, и это будет выглядеть крайне подозрительно. Но в тоже время боишься, что если попросишь меня спать с тобой в одной кровати, то я тебя неправильно пойму ... или тебя не поймёт Джинни.
  
  Гарри с облегчением улыбнулся.
  
  - Угадала, но думаю, что Джинни бы прекрасно поняла, а вот Рон... ему бы это точно не понравилось.
  
  Девушка одарила его смущённым взглядом.
  
  - А причём тут Рон?
  
  Теперь настала очередь Поттера смущаться.
  
  - Хорошо, потому что... он и ... ты... вы оба... ну, ты понимаешь? - удивляясь недогадливости самой умной ученицы Хогвартса, он залился румянцем.
  
  Гермиона потрясённо посмотрела на "супруга", а потом рассмеялась.
  
  - Неужели ты и правда думаешь, что Рон и я... что нас связывает что-то помимо дружбы? С чего ты взял?
  
  - Ладно, возможно нет, - пробормотал себе под нос Гарри, чувствуя себя полным идиотом. - Но я - не единственный, кто так считает, - воскликнул он, пытаясь защититься.
  
  Девушка насмешливо фыркнула.
  
  - Ах, неужели? И кто же это? Их нужно срочно отправить в Мунго на обследование. Гарри, поверь, мы с Роном быстрее убьём друг друга, чем станем парой. И я знаю, что он считает точно так же. Когда Лаванда стала его ко мне ревновать и сходить с ума по этому поводу, мы с ним это обсудили.
  
  - А что тогда означали канарейки?
  
  - Я думала, ты понял, - похоже, Гермиона рассердилась, - ведь все знали, что он должен был пойти на эту рождественскую вечеринку со мной. И тут он на глазах у всей школы целуется с Лавандой Браун! Меня поставили в идиотское положение. И кто? Лучший друг! А он даже не извинился! И просто заявил, что мы должны были пойти на эту дурацкую вечеринку как друзья. Как будто это имело значение! - девушка скрестила руки на груди и смотрела на Поттера, сверкая глазами так яростно, что тот даже поёжился, потому что очень не любил, когда она злилась и выходила из себя. - Я до сих пор считаю, что он поступил тогда по-свински.
  
  Юноша недоверчиво посмотрел на подругу, сомневаясь в её доводах, но решил не развивать эту тему.
  
  - Ладно, хорошо... значит, ты согласна со мной... я имею в виду, что мы будем ночевать в одной кровати?
  
  Гермиона глубоко вздохнула.
  
  - Ты уверен, что Джинни отнесётся с пониманием?
  
  - Да, уверен.
  
  Считая совсем наоборот, девушка покачала головой, но она так устала, да и спорить ей почему-то совсем не хотелось. Поэтому, установив кровать в самой большой спальне на втором этаже и застелив её, "Гермия" просто рухнула в неё и моментально уснула.
  
  Утро настало на редкость быстро. Гарри разбудил яркий солнечный свет, который бил прямо по глазам. Шторы и занавески они вчера вешать не стали, решив, что займутся этим сегодня, а потому ничто не мешало лучам солнца безнаказанно проникать в их спальню. Но когда он поднял руку с часами, то с удивлением обнаружил, что после вчерашних треволнений и забот они проспали до полудня. Наконец-то полностью проснувшись, парень заметил, что подруга прижимается к нему очень крепко, а её волосы разметались по его груди и шее, отчего ему было щекотно и смешно. Он постарался как можно тише выскользнуть из кровати, чтобы не разбудить девушку. Осторожно ступая, Гарри направился в ванную, где умылся и почистил зубы, после чего поплёлся на кухню. Вчера он настоял на том, чтобы купить небольшой запас продуктов на первое время, и теперь стоял перед деревянными шкафчиками (они решили не красить мебель, а наоборот - сначала ободрать всю старую краску, а потом покрыть светлым лаком, чтобы смотрелось натуральней) и решал, что приготовить на завтрак.
  
  Решив особо не шиковать, хозяин дома сделал тосты, пожарил немного бекона, а на гарнир отварил рис. Разложив еду по двум тарелкам и бросив на одну из них согревающие чары (чтобы к тому времени, как проснётся Гермиона, ничего не остыло), парень сел за стол и приступил к завтраку.
  
  Спустя пару минут на кухне появилась его подруга, на ходу завязывая волосы в хвост. Она выглядела свеженькой, выспавшейся и довольной.
  
  - Доброе утро, - поприветствовал её "муж", быстро глотая кусок бекона. - Не думал, что ты так быстро проснёшься, а то подождал бы. Твой завтрак на столе.
  
  - Ох, спасибо, Гарри, - девушка опустилась на стул и потянула носом. - Выглядит очень аппетитно, да и пахнет божественно! Где ты научился готовить?
  
  Юный маг невыразительно пожал плечами.
  
  - Дурсли, - он надеялся, что такого ответа будет достаточно, и дальнейших расспросов это не вызовет.
  
  - Мне кажется, ты говорил, что они тебя не любили, - Гермиона посмотрела на парня несколько озадаченно и смущённо.
  
  Поттер проглотил ещё один кусочек и, пожав плечами, немного пояснил. А то если будет молчать, подруга всё равно найдёт способ узнать правду, а ему вовсе этого не хотелось. Её жалость - это последнее, в чём он сейчас нуждался.
  
  - Они и не любили. Но чтобы меня не наказывали за их сожжённые завтраки, пришлось быстро научиться готовить. - Девушка замерла с вилкой в руке и потрясённо уставилась на Гарри. Поэтому, чтобы разрядить обстановку и отвлечь от мыслей, которые начали возникать в её хорошенькой головке, тот быстро добавил: - Всё не так плохо. Зато теперь я могу приготовить на завтрак омлет, и он даже не пригорит.
  
  Гермиону такой плюс жизни с Дурслями явно не впечатлил, но она решила промолчать и просто приступила к завтраку. Когда с едой было покончено, и друзья в благодушном настроении откинулись на спинки стульев, юная волшебница поинтересовалась:
  
  - Так, и что у нас сегодня на повестке дня первым пунктом? В дневнике Дамблдора есть какой-нибудь конкретный план?
  
  Гарри покачал головой и отвёл глаза.
  
  - Можно сказать, что нет. Первым пунктом там стоит приобретение жилья где-нибудь поблизости от дома моих родителей. Времени у нас с тобой предостаточно, спешить нам некуда - мы тут застрянем на два года. А, кроме того, от Волдеморта, оказывается, не так легко избавиться, как я поначалу наивно предполагал.
  
  Девушка нахмурилась.
  
  - Почему?
  
  - Ну, во-первых, кольцо придётся оставить Дамблдору, чтобы он в будущем нашёл его и уничтожил. Ведь если он этого не сделает, тогда не будет слаб, а если не будет слаб, то в прошлое перенесётся он, а не мы. И тогда получается... как-то неправильно.
  
  Соглашаясь с его выводами, Гермиона кивнула.
  
  - Таким образом, если мы уничтожим кольцо, то создадим временной парадокс.
  
  "Супруг" усиленно закивал.
  
  - Да, ещё я хотел с тобой посоветоваться... - парень сделал паузу, а потом решительно продолжил: - как думаешь, стоит нам уничтожить дневник? Если мы не разделаемся с ним сейчас, то к тому моменту, как мы вернёмся, он всё равно будет уничтожен, и Волдеморт станет простым смертным, но в тоже время мы сможем спасти Джинни, которую не будут мучить ни груз вины, ни ночные кошмары. Но в тоже время я не смогу освободить Добби, и только Мерлин знает, к каким последствиям это может привести.
  
  Девушка думала несколько минут, после чего негромко поделилась своими выводами:
  
  - Думаю, нам стоит оставить его в покое, иначе действительно - мало ли в какую реальность мы с тобой вернёмся? Вдруг Малфой-старший станет министром магии? - она невесело улыбнулась собственной шутке. - Так, и что нам остаётся?
  
  - Есть медальон, который, по предположению Дамблдора, находится в пещере неподалеку от приюта Тома Риддла. Кубок Хаффлпафф: директор уверен, что он тоже крестраж, но даже не сумел предположить, где его искать. Ещё он думает, что крестражем является диадема Ровенкло. Правда, в пользу этой гипотезы говорит немногое - только места, где путешествовал Риддл, да его нездоровый интерес к реликвиям Основателей.
  
  Закончив монолог, Гарри поднял голову и увидел, что подруга напугана.
  
  - ... это всё? - голосом маленькой девочки поинтересовалась та.
  
  - Нет, есть ещё один. Дамблдор практически на сто процентов уверен, что ещё одним крестражем стала Нагини, но мне кажется, что с этой змеёй Том познакомился только в позапрошлом году. Ну, то есть... в общем... когда мы учились на четвёртом курсе. Правда, директор делает такое маленькое допущение, что это - всё же не любимица Волдеморта. И если Нагини - не крестраж, то у меня есть подозрение, кто на самом деле им является.
  
  - И кто же? - испуганно спросила Гермиона, чувствуя, как по спине ужом скользнул холодок страха и свернулся где-то в области живота, заставив паниковать.
  
  - Думаю, что я.
  
  
  Глава опубликована: 11.01.2013
  
  
  Глава 3. Встреча с родителями.
  
  
  
  
  Глава 3. Встреча с родителями.
  
  Похоже, Гермиону эта мысль потрясла и напугала, но девушка промолчала. И, так уж получилось, что за весь день так и высказалась по этому поводу. А стоило ей решиться, как со стороны парадной двери раздался громкий стук, который гулко разнёсся по практически пустому дому.
  
  Подростки встревоженно переглянулись и вышли в гостиную, откуда можно было увидеть, что творится на крыльце. Перед дверью стоял Джеймс Поттер собственной персоной и пытался что-нибудь рассмотреть внутри дома, расплющив нос об окошко в прихожей.
  
  - Я был прав, Лил. Сюда кто-то въехал.
  
  Гарри с Гермионой обменялись потрясёнными взглядами. Они не были готовы так рано предстать перед Поттерами.
  
  - Быстро, Гарри, сюда, - девушка дёрнула друга за руку, оттаскивая того от окна, чтобы он не попал в поле зрения пары за дверью, и, взмахнув палочкой, указала ею на очки. Потом она сделала круговое движение палочкой, и его вечно торчавшие в разные стороны волосы ожили: сначала они закрыли уши, потом доросли до подбородка и, наконец, защекотали где-то под воротником. Одновременно начала расти щетина. Мельком глянув на отражение в стекле, парень увидел, что его щёки теперь - как у взрослого мага, который дня три не брал в руки бритву. Ему самому отращивать такую щетину пришлось бы не меньше месяца.
  
  - Гермиона, что ты делаешь? - требовательно спросил молодой волшебник, убирая палочку подруги от своего лица, пока та ещё чего-нибудь не наколдовала. Например, поросячий хвостик.
  
  - А ты как думаешь, Гарри? Меняю твою внешность. Если ты окажешься перед своим отцом с такой же стрижкой и в таких же очках, как у него, наши соседи сразу же заметят, насколько вы похожи. Я всего лишь сделала твои очки невидимыми, да отрастила тебе длинные волосы и щетину. Ты по-прежнему похож на своего отца, но, по крайней мере, теперь это не так бросается в глаза. А маскировка выглядит естественной.
  
  - О! - протянул друг, чувствуя себя настоящим тупицей. - Ладно, нам нужно к ним выйти, а то ещё начнут что-нибудь подозревать.
  
  - Гарри, на самом деле будет более подозрительным, если мы не станем относиться к незнакомцам с осторожностью. Если помнишь, в это время обстановка была ещё более опасной, чем в наше. Уже несколько лет едва ли не каждому волшебнику и волшебнице Том Риддл угрожал расправой. Честно говоря, я удивлена, что твои родители так быстро рискнули с нами познакомиться.
  
  - Думаю, они хотят как можно скорее выяснить, стоит ли опасаться новых соседей.
  
  Гермиона пожала плечами, но спорить не стала, и друзья и с преувеличенной осторожностью приблизились к входной двери. Открыв её, они тут же подняли палочки и приняли дуэльную стойку. Лили и Джеймс Поттеры тут же скопировали это движение. При виде живых родителей у Гарри перехватило дыхание. Он замер и, не мигая, смотрел, пытаясь впитать их образ. В итоге все четверо замерли, наставив друг на друга палочки и стараясь не дышать. Внезапно с палочки Джеймса сорвался красный луч и полетел в сторону хозяев дома, но Гермиона отреагировала моментально, наколдовав невербальный "Протего".
  
  - Щитовое заклинание, - пробормотал Джеймс себе под нос. - Лил, думаю, они не Пожиратели. А ты как считаешь?
  
  - Я тебе это сразу сказала. Этот дом вряд ли привлечёт внимание Пожирателей Смерти.
  
  - Пожиратели Смерти такие же люди, как и все прочие, и им тоже нужно где-то жить, - мрачно изрекла Гермиона, весьма правдоподобно играя роль недоверчивой ведьмы, не склонной легко верить незнакомцам. Особенно если учесть, что те попробовали напасть на неё на пороге собственного дома. В голове у Гарри промелькнуло, что подруга - отличная актриса.
  
  Джеймс опустил палочку и улыбнулся.
  
  - Мы не Пожиратели Смерти.
  
  Лили слегка помедлила, но тоже опустила палочку, справедливо полагая, что если они хотят быть с соседями в дружеских отношениях, следует выказать доверие. И чета Поттеров должна быть первой, поскольку именно они напали на хозяев этого дома.
  
  Гермиона нерешительно опустила палочку, и Гарри последовал её примеру. При этом он постарался тщательно скопировать её движения, решив, что уж кто-кто, а он точно не сможет так сыграть. В данный момент все его мысли и чувства занимали родители, которые стояли так близко, что сделай ещё хоть шаг, и можно будет к ним прикоснуться.
  
  - Ладно, полагаю, вы тоже проявили осторожность. Надеюсь, вы не будете больше на нас нападать?
  
  Улыбка Джеймса стала шире.
  
  - Нет, если вы не нападёте первыми. - Он протянул руку и представился: - Джеймс Поттер, а это -моя жена Лили.
  
  Гарри мысленно пнул себя, ответил на рукопожатие и, громко сглотнув ком в горле, тоже представился:
  
  - Харви Портер, а это - моя жена Гермия.
  
  - Предлагаю всем присутствующим дать круговой обет, чтобы мы друг другу доверяли и смогли стать хорошими соседями, - предложила Лили, уловив колебания и медлительность хозяина дома. Но отнесла это на счёт недоверия к новым знакомым.
  
  - И как это звучит? - поинтересовалась Гермиона в меру подозрительным голосом.
  
  Лили подняла палочку, сосредоточилась и произнесла:
  
  - Я, Лилия Гертруда Поттер, клянусь своей магией никогда и ни при каких обстоятельствах не вредить Харви и Гермии Портер. Помимо того, клянусь не строить планы и не подстрекать никого к нанесению им вреда, а так же помешать любым подобным планам, которые станут мне известны.
  
  Гермиона распрямила плечи и повторила обет Лили, присягнув не вредить чете Поттеров. Пока она произносила положенные слова, Джеймс подмигнул Гарри, и тому пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы продолжать посматривать на гостей с некоторой долей подозрения.
  
  Затем клятву произнёс Джеймс, и, наконец, сам Гарри, после чего вздохнул с облегчением. Как только прозвучало последнее слово обета, магов охватило золотое кольцо, которое спустя мгновение растворилось в воздухе, напоследок ярко вспыхнув и оставив на память запах озона и ощущение чистой магии.
  
  Волшебники так и не сдвинулись с места, продолжая пристально разглядывать друг друга. Прошла секунда, другая... сколько они так простояли, неизвестно, но спустя какое-то время Джеймс рассмеялся, тем самым разрядив обстановку.
  
  - Добро пожаловать в наши места!
  
  Все четверо улыбнулись друг другу. Джеймс и Лили были рады, что теперь можно не опасаться новых соседей, а Гарри с Гермионой - потому что быстро завоевали доверие родителей парня.
  
  - Хорошо. Тогда, может, войдёте и выпьете с нами чая? Мы как раз завтракали, - Гермиона тепло улыбнулась и сделала приглашающий жест.
  
  - Спасибо, будем рады, - улыбнулась в ответ Лили, и Гарри почувствовал, как в горле встал ещё один ком. Ему стоило больших усилий остановить закипающие слёзы. Он ни разу не видел, как его мама улыбается. А её улыбка оказалась такой доброй и открытой!
  
  Вслед за хозяевами Поттеры вошли в дом и, мимо ящиков с вещами и уменьшенной мебелью, проследовали на кухню. Было ясно, что здесь ещё работать и работать. Джеймс, не скрывая любопытства, озирался по сторонам.
  
  - Вам ведь кто-то будет помогать наводить здесь порядок, а то работы тут - непочатый край. Например, ваши родители? - поинтересовался он, когда хозяева и гости оказались на кухне.
  
  - Ммм... не совсем, - промычал Гарри, задумчиво запуская руку в волосы и пытаясь придумать, что бы такое соврать. Парень забыл, что теперь у него длинные волосы, и с недоумением покосился на свою руку, которая в них запуталась. - Извините, но я сегодня ещё не причёсывался. Я скоро, только приведу себя в порядок, - юный маг умоляюще посмотрел на Гермиону и почти бегом покинул комнату.
  
  - Извините моего мужа, - донёсся до него голос подруги, пока он быстро пересекал гостиную, - по утрам он всегда такой рассеянный и недовольный.
  
  Как только Гарри скрылся в ванне и закрыл за собой дверь, то почувствовал, как у него подкашиваются ноги. Уткнувшись лбом в прохладный кафель стены, парень сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце.
  
  За последние пару дней произошло столько событий, но легче от этого не становилось. Гарри узнал, что именно донесение Снейпа стоило жизни его родителям, а потом на его глазах всё тот же Снейп убил профессора Дамблдора. И тут же он узнаёт, что профессор зелий на самом деле на стороне Света. После чего они с Гермионой переносятся в прошлое, всем представляются как муж и жена (и делят постель!), а теперь как ни в чём ни бывало пьют чай с его мёртвыми родителями. С ума сойти!
  
  Пробуя взять себя в руки, Гарри тяжело опустился на край ванной и сделал несколько глубоких вдохов. Чтобы помочь родителям выжить, ему придётся завоевать их доверие, а для этого им нужно стать друзьями. Резко крутанув кран, он бросил в лицо несколько горстей ледяной воды, после чего взмахом палочки выпустил струю тёплого воздуха, высушив влагу. И только потом посмотрел на себя в зеркало. Отразившегося там человека он не узнал.
  
  Длинные волосы всклокоченными прядями падали на плечи, трёхдневная щетина делала его более взрослым и брутальным, а знаменитый шрам скрывала неровная чёлка, торчавшая во все стороны. Спустя некоторое время он вспомнил, зачем сюда пришёл, и потянулся за расчёской. Мысленно извинившись перед подругой, парень стал причёсываться.
  
  Монотонные и размеренные движения на удивление быстро успокоили Гарри, и к тому времени, как он закончил приводить голову в порядок, уже почувствовал, что готов спуститься на кухню и выпить с родителями чаю.
  
  Он пересёк гостиную и вошёл на кухню ровно в тот момент, когда подруга заканчивала свой рассказ. Очевидно, весьма печальный.
  
  - ... вот так и получилось, что из-за того, что мы с Харви так рано поженились, моя семья от меня отвернулась, а у моего мужа, как я сказала, родители давно погибли. Так что с обустройством нам никто не поможет.
  
  Гермиона первой заметила Гарри и, пока тот устраивался за столом, послала ему добрую улыбку. Лили с Джеймсом молча на него посмотрели.
  
  - Я тоже маглорождённая, - в голосе миссис Поттер звучало сочувствие, - и мои родители тоже никак не могут понять, зачем мы так рано поженились - сразу после школы. Но так как они -католики, то предпочитают видеть меня замужем, а не живущей во грехе.
  
  - Дааа, а мои родители принадлежат к англиканской церкви, но никогда особенно не... лучше не будем об этом. Как бы то ни было, перед свадьбой, - тут Гермиона слегка покраснела, - мне показалось, что мои родители будут думать так же, как твои, а оказалось - нет.
  
  - Мы просто не могли позволить им встать на пути нашей любви, правда, милая? - вступил в разговор Гарри, пытаясь сменить "супругу" на посту управляющего светской беседой. С тех пор, как они тут очутились, подруга всячески его поддерживала, заодно пытаясь уберечь от неосмотрительных слов и поступков, чем заслужила бесконечную признательность.
  
  Джеймс улыбнулся парню, радуясь, что новый сосед наконец-то стал чувствовать себя свободнее и больше не беспокоился за свою безопасность. Он видел, что с момента их появления новый знакомый напряжён как струна, и вот, наконец, расслабился.
  
  - Я вас прекрасно понимаю, Харви. Гермия рассказывала, что вы учились в Хогвартсе, но я вас совсем не помню.
  
  Мысленно готовясь к первому тесту, Гарри снова громко сглотнул.
  
  - Ммм, думаю, дело в том, что, когда вы заканчивали школу, мы учились на пятом курсе. Насколько я помню, вы с Лили были старостами школы, да? - внезапно парень растерялся, поскольку точно не знал, в каком году родители сдавали выпускные экзамены, и был ли Джеймс старостой. Но сейчас, когда слово уже вылетело, Гарри почувствовал, как его буквально захлестнула паника - он понятия не имел, сколько лет родителям и в каком году те закончили Хогвартс.
  
  Ничего не заметив, Джеймс кивнул.
  
  - Понятно. Это значит... вы только-только получили дипломы. Ничего себе! Вы, ребята, действительно рано поженились... не думайте, что я осуждаю: когда мы сочетались браком, то были всего на год старше.
  
  "Харви" с облегчением улыбнулся.
  
  - Да, верно. Но мы никогда не были старостами или игроками в квиддич. К тому же и учились на Хаффлпаффе, поэтому неудивительно, что вы нас не помните.
  
  - Ты и в самом деле выглядишь знакомо, - задумчиво протянула Лили, пристально разглядывая парня.
  
  Тот рассмеялся и попытался выглядеть как можно беззаботнее.
  
  - Возможно, из-за того, что однажды ты сняла с меня баллы за прогулку после отбоя.
  
  Бывшая староста нахмурилась и только открыла рот, как муж её прервал:
  
  - Тогда я удивлён, что она тебя помнит. - Молодой маг рассмеялся. - В том году от неё пострадали больше сотни бедняг!
  
  Все рассмеялись, и Гарри, наконец, почувствовал, как с плеч падает огромный груз. Он только надеялся, что в дальнейшем подобные вопросы всплывать не будут, поэтому и придумывать больше ничего не придётся.
  
  - Ладно, ребята, раз вы предоставлены самим себе, как насчёт помощи? - улыбнулся Джеймс, сверкая карими глазами. - Когда мы с Лили сюда переехали, нам пришлось серьёзно потрудиться, чтобы дом стал выглядеть прилично. Могу продемонстрировать около десятка заклинаний для починки, полировки, выравнивания и лакировки.
  
  Лили с энтузиазмом закивала.
  
  - Точно-точно. А я знаю несколько отличных заклинаний для сада. Мы с Гермией можем привести ваш сад в порядок минут за пятнадцать-двадцать.
  
  Гермиона нахмурилась и посмотрела на Гарри, пытаясь понять, что он думает по этому поводу.
  
  - Ммм, не хотелось бы вас беспокоить... - девушка постаралась ответить неопределённо.
  
  - Не говори ерунды - это будет весело!
  
  - Да, а ещё пригласите ваших друзей. И будет у нас пчелиный рабочий рой! - восторженно воскликнул Джеймс, воодушевлённый собственной идеей.
  
  - Ой, ну... мы в школе были одиночками... - неуверенно протянула Гермиона, не зная, как правильнее объяснить отсутствие у них друзей.
  
  - Да, мы дружим с первого курса, и от остальных держались несколько в стороне. Так получилось, что у нас нет друзей, а есть только знакомые и приятели, но мы с ними как-то не поддерживаем отношений.
  
  Джеймс на секунду нахмурился, но тут же его лицо прояснилось, и он с энтузиазмом предложил:
  
  - Ладно, тогда мы позовём наших друзей, и у нас всё равно будет пчелиный рой работяг!
  
  Гермиона открыла рот, чтобы возразить, но старший Поттер её опередил:
  
  - Никакие возражения не принимаются, Гермия. Друзья должны помогать друг другу, так что позвольте нам помочь. - Девушка беспомощно посмотрела на "мужа", который лишь пожал плечами.
  
  - Хорошо, большое спасибо, - она широко улыбнулась, но Гарри видел, как в её глазах плещется паника. - Чем, по-вашему, стоит заняться в первую очередь?
  
  - Наши друзья сегодня должны зайти к нам в гости, поэтому сейчас мы отправимся домой и дождёмся их. А вы тем временем решите, с какого конца браться за работу. Примерно через час мы вернёмся с подкреплением и начнём наводить красоту и порядок. Как вам?
  
  - Отлично! - с восторгом воскликнул Гарри, в основном радуясь, что у них будет целый час, за который можно привести мысли и чувства в относительный порядок. Кроме того, им нужно будет разработать и согласовать стройную историю их жизни, чтобы потом не было подозрительных расхождений в рассказах.
  
  - Вот и хорошо, тогда увидимся примерно через час, - кивнул Джеймс, поднимаясь из-за стола.
  
  Чета Поттеров прошествовала через гостиную к парадной двери, спустилась по ступенькам и, пройдя через запущенный сад, скрылась за воротами своего дома. Улыбавшиеся Гарри с Гермионой стояли на крыльце, провожая гостей, но как только дверь за теми захлопнулась, улыбки с их лиц сползли.
  
  - Ох, это так опрометчиво... глупо... с какой стати Дамблдор взвалил эту миссию на Гарри? Как ему в голову пришло, что это хорошая идея? Первое правило... - бормотала девушка себе под нос, но следующий вопрос задала уже во весь голос: - Какое у нас первое правило путешествий во времени?
  
  - Хм... - её "муж" постарался припомнить хоть одно, пусть и не первое, но в голову ничего не приходило.
  
  - ВАС НЕ ДОЛЖНЫ ВИДЕТЬ! А теперь... теперь у нас будет вечеринка. ВЕЧЕРИНКА! - девушка почти орала на него. - И ты ведь догадываешься, кто на неё приглашён, не так ли, Гарри? - рационализм и уравновешенность Гермионы испарились, и у неё началась истерика. Поттер в растерянности стоял перед ней, не зная, что предпринять. Поэтому просто решил спокойно ответить на вопрос:
  
  - Ремус.
  
  - Да, а ещё?
  
  - Сириус.
  
  - И?
  
  - Петтигрю.
  
  Последнюю фамилию юноша буквально выплюнул, чувствуя, как в нём закипают гнев и злость. Но "супруга" этого даже не заметила.
  
  - Да, Петтигрю. И мы ДОЛЖНЫ будем относиться к нему нормально, как и ко всем остальным, Гарри. Мы не можем... не должны... показывать свой гнев, злость или отвращение к этому человеку. Мы должны держаться с ним, как с одним из друзей наших новых замечательных знакомых, и ни словом, ни взглядом не выдать своё отношение к нему.
  
  - Подозреваю, для меня это будет сложнее, чем для тебя, Гермиона.
  
  - Я ЗНАЮ! Но всё равно мне будет сложно относиться к этому... к нему нейтрально... Ох, Гарри... и как же ты с этим справишься?
  
  Тот покачал головой и пожал плечами.
  
  - Не знаю. Надеюсь, если буду постоянно себе твердить, что никогда раньше не видел этого человека, и если ты мне будешь почаще напоминать, что от моих действий... зависит спасение моих родителей, то я должен справиться. Мы ведь ничего не можем сделать, чтобы он их не предал.
  
  Закусив губу, Гермиона задумчиво смотрела на друга. Парню показалось, что та в любой момент готова разрыдаться, но она его удивила - неожиданно бросилась к нему и крепко обняла.
  
  - Гарри, - в её голосе слышались слёзы, и Поттеру оставалось только надеяться, что она с ними справится, ведь он понятия не имеет, как помочь плачущей девушке,- мне так жаль, что я не могу тебе ничем помочь...
  
  - Ты что, Гермиона? - юноша покрепче прижал подругу к себе. - С тех пор, как мы сюда попали, ты только и делаешь, что помогаешь мне. Ты замечательная! Без тебя я бы прокололся уже миллион раз!
  
  Чтобы заглянуть в знакомые зелёные глаза, девушка немного отстранилась, но из объятий "мужа" не выпустила.
  
  - Правда?
  
  Гарри кивнул и улыбнулся.
  
  - Правда. - В ответ "жена" прижалась ещё крепче. - Всё будет хорошо. Ты видела фильм "Назад в будущее"? - Она кивнула, и её непокорные волосы облаком окутали друга. Тот пригладил их и снова улыбнулся.
  
  - Там ведь главный герой встретился со своими родителями и смог изменить их жизнь к лучшему, и не случилось никакой беды.
  
  Гермиона недоверчиво посмотрела на молодого мага.
  
  - Это ведь кино, Гарри.
  
  - Неважно. Смотри: они не знают, кто мы и откуда, и если мы будем осторожны, то так и останется. Всё будет хорошо, правда. - Девушка кивнула, выпустила его из объятий и отошла к лестнице.
  
  - Хорошо. Тогда нам с тобой нужно проработать нашу легенду, а потом составить список того, что необходимо сделать по дому в первую очередь. - Парень согласно кивнул и двинулся вслед за подругой на кухню. - Итак, я сказала, что твои родители - маглы, но несколько лет назад погибли в автокатастрофе. В общем, я решила воспользоваться той ложью, которую тебе скармливали Дурсли, - фамилию родственников Гарри она буквально выплюнула, потому что так и не смогла их простить. - Так ты не забудешь. А ещё я сказала, что мои родители - тоже маглы, но они возражали против нашей свадьбы, и потому мы не общаемся.
  
  - Ну да, а я сказал, что мы учились на Хаффлапаффе на пару лет позже них. И раз мы оба маглорождённые, то нет ничего удивительного, если у нас нет чистокровных друзей.
  
  - Да, - кивнула Гермиона. - Кстати, это была отличная идея.
  
  - По сравнению с тем, что придумала ты, это мелочи.
  
  - Да, но тебе, помимо этого, вдобавок приходилось бороться с эмоциями. - Девушка пристально смотрела на друга, который с преувеличенным вниманием рассматривал свои кроссовки. - Как ты справляешься с тем, что видишь их живыми и счастливыми?
  
  - Думаю, хорошо, - парень невыразительно пожал плечами. - Поначалу было разом столько эмоций, что мне казалось - ещё секунда, и я не сдержусь и закричу" "папа" и "мама", но потом более-менее пришёл в себя. Надеюсь, справлюсь.
  
  Гермиона понимающе кивнула и вернулась к выстраиванию приличной легенды.
  
  - Хорошо, давай всё-таки сядем, и я, наконец, закончу свой завтрак.
  
  Весь отведённый им час друзья провели за дебатами: что отвечать родителям и Мародёрам на те или иные вопросы и с чего начать ремонт. Девушка хотела просто очистить дом и разложить все покупки по местам. Но Гарри был непреклонен: он считал, что если дом будет выглядеть как временное пристанище, это вызовет подозрения.
  
  - И кроме того, - юный маг старался переубедить подругу, - ты и вправду хочешь провести следующие два года в доме с такими кошмарными полами? - махнул он на них. Полы были не просто потёртые и с облупившейся краской, все в трещинах и заусеницах: то тут, то там попадались странные пятна, а местами - оторванные доски.
  
  - Ладно, как скажешь, - сдалась Гермиона. - Тогда полами придётся заняться вам, мальчики, а потом, если будет время, побелите потолки. А ещё нужно распаковать все покупки. Тем временем мы с Лили сначала приведём в порядок сад, а после - наклеим обои. А если останется время - вымоем окна и приготовим обед.
  
  Едва путешественники во времени утрясли детали, как раздался громкий стук.
  
  - Нам стоит купить звонок, - нахмурилась девушка, направляясь к парадной двери. На крыльце стояло несколько человек, и все задорно улыбались.
  
  - Джеймс, Лили... и ... ваши друзья, - натянуто улыбаясь, произнесла Гермиона, которую крайне взволновало присутствие некоторых личностей.
  
  - Мы слышали, вы принимаете гостей, которых заставляете работать в обмен на еду, - раздался откуда-то из-за спины Джеймса голос Сириуса.
  
  Когда Гарри увидел крёстного, его сердце исполнило двойной кульбит. Он помнил довольно уравновешенного немолодого мужчину с седыми прядками в чёрных волосах и безысходностью и застарелой болью в синих глазах. Этот Блэк был молод, красив, и никогда не сидел в Азкабане. Сейчас он напоминал ему Рона, если того перекрасить в брюнета: такой же беззаботный, забавный и думающий исключительно о собственном желудке. Эта мысль заставила "Харви" улыбнуться и, отступив от двери, он сделал приглашающий жест. Мародёры потянулись в дом. Среди них был и Питер Петтигрю, который на фоне остальных выглядел маленьким, незначительным и незаметным. Вспомнив, как его на третьем курсе описала МакГонагалл, Гарри с ней согласился.
  
  - Точно. Будете трудиться как пчёлки - получите завтрак и обед. - Поттер-младший махнул рукой в сторону пустых комнат, где пока стояли только коробки. - Как вы можете видеть, работы у нас навалом. - Пришедшие тут же заулыбались. - Первым делом нужно заняться полами и потолком, потом - наклеить обои, а затем можно будет подумать и о коробках.
  
  Они разбились на группы. Сириус решил заняться охранными заклинаниями (те, по его словам, здесь никуда не годились), Лили с Гермионой пошли в сад, Ремус и Питер взяли на себя первый этаж, а Гарри с Джеймсом поднялись на второй. Очутившись в коридоре, Джеймс повернулся к хозяину дома и, махнув на первую дверь справа, спросил:
  
  - Это ваша спальня? Тогда, наверно, стоит начать с неё, а к концу дня, можешь мне поверить, дом будет блестеть.
  
  Гарри улыбнулся и кивнул.
  
  - Было бы здорово.
  
  Рука Джеймса замерла неподалеку от ручки.
  
  - Может, тебе стоит зайти первому и убедиться, что в комнате нет ничего, что оскорбило бы мою тонкую натуру?
  
  Его напарник покраснел и отвёл глаза. Он знал - в спальне нет ничего такого, на что намекал его отец. Однако подумал: лишний раз удостовериться, что ничего не выдаст в них путешественников во времени - отличная идея.
  
  - Я быстренько гляну, - пробормотал Поттер-младший и с пылающим лицом проскользнул мимо Джеймса в комнату.
  
  Тот рассмеялся и хлопнул парня по спине.
  
  - Не переживай, Харви, я ведь тоже женатый человек... И имею представление, чем вы занимаетесь в этой комнате со своей симпатичной женой.
  
  Гарри споткнулся и судорожно сглотнул, но попробовал выглядеть естественно.
  
  - Да, конечно... - он запнулся и скрылся в комнате, радуясь, что продолжать не надо. Закрыв за собой дверь, парень на несколько секунд прижался к ней, переводя дыхание. Если он не умрёт от смущения, останется только надеяться, что Джеймс не решит поделиться с ним подробностями своей семейной жизни.
  
  Вернув самообладание, Поттер-младший пробежался по комнате и постарался спрятать весь компромат в чемодан. Он так сосредоточился на этой задаче, что когда, наконец, впустил отца, то поначалу даже не понял, почему тот смеётся. Но, проследив за его взглядом, увидел смятую постель.
  
  - Хорошая работа! Но ты кое-что пропустил, Харви! - хихикнул Джеймс. Смятые простыни явно свидетельствовали, что там спали двое.
  
  Гарри снова покраснел и подумал, что теперь не посмеет взглянуть Гермионе в глаза. Но зато впредь отец не будет сомневаться, что они женаты, и можно будет не целоваться и не обниматься при свидетелях. Почему-то при этой мысли у парня возникло ощущение, будто ему в желудок свалился камень. Тем временем Джеймс успел передвинуть вещи и кровать к левой стене - так было удобнее заниматься полами. А Гарри решил не обращать внимания на неприятные ощущения в животе и сосредоточился на предстоящем ремонте.
  
  Уменьшив всё сдвинутое и положив себе в карман, Джеймс продемонстрировал хозяину дома несколько заклинаний. Сначала - для очистки комнаты от грязи, а потом - чтобы ободрать старые лак и краску.
  
  - Только не применяй это заклинание на ком-нибудь живом, - заметил Поттер-старший. - Поверь -это очень болезненно и заканчивается палатой в Св. Мунго.
  
  Напарник рассмеялся, но увидев, что Джеймс и не думал улыбаться, молча кивнул, показывая, что понял.
  
  Когда они принялись за работу, отец Гарри очень удивился, что человек, закончивший Хогвартс, не может выполнять заклинания невербально. Поэтому им пришлось потратить какое-то время на то, чтобы Джеймс объяснил "Харви" основы невербальных заклинаний и подсказал уловку, которая позволяет быстро овладеть этим навыком. И спустя полчаса ему удалось то, с чем Снейп не справился за целый год - Гарри смог колдовать, не открывая рта.
  
  - Где ты научился этому замечательному трюку?
  
  Джеймс улыбнулся.
  
  - Спасибо моему отцу. На самом деле, по его просьбе я не должен показывать его никому, кроме своей жены и детей, но... нас связывает клятва, поэтому, думаю, я могу тебе доверять.
  
  Чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы, юноша кивнул.
  
  - Конечно.
  
  Джеймс удовлетворённо хмыкнул, и молодые маги принялись за работу.
  
  
  Глава опубликована: 14.01.2013
  
  
  Глава 4. Начинаем действовать.
  
  
  
  
  Этой ночью Гарри лежал в кровати и никак не мог заснуть. Он по-прежнему не мог выкинуть из головы комментарии Джеймса. Да, они так и планировали - пусть все видят в них женатую пару, но парень оказался не готов к двусмысленным намёкам и откровенным шуточкам.
  
  Глубоко задумавшаяся Гермиона тоже не спала. Правда, её беспокоило совсем другое.
  
  - Гарри, ты спишь? - едва слышный шёпот девушки показался в тишине спальни громом среди ясного неба.
  
  - Нет, а ты... о чём думаешь?
  
  - О твоём предположении, что ты - седьмой крестраж. - Друг молчал, и потому Гермиона нерешительно продолжила: - Как тебе такое вообще в голову взбрело?
  
  - А что в этом такого? Я сегодня прочёл заметки Дамблдора и, пожалуй, именно это объясняет абсолютно всё: все неточности, все странные вещи и события, связанные со мной... Думаю, это случилось нечаянно... но это случилось.
  
  Беспокойство, волнами исходившее от девушки, можно было почти потрогать. Гарри казалось - протяни он руку, и можно будет это зачерпнуть.
  
  - Дашь почитать дневник директора?
  
  - Конечно, только сомневаюсь, что ты сможешь найти там нечто такое, что опровергнет мою гипотезу.
  
  - Мы разберёмся с этим, Гарри.
  
  - Конечно.
  
  И спальня вновь погрузилась в тишину, только на сей раз она была не спокойной, а какой-то нервной и напряжённой. Неожиданно её снова нарушил голос Гермионы:
  
  - Ты ведь понимаешь, что мы уже всё испортили?
  
  - Точно?
  
  - Да, - в голосе молодой волшебницы прозвучало отчаяние, но она больше ничего не прибавила.
  
  - Не хочешь объяснить, каким образом? - наконец не выдержал парень.
  
  Он услышал, как подруга вздохнула и перевернулась на кровати.
  
  - Мы дали клятву твоим родителям, что сделаем всё, чтобы защитить их, а также нарушить любые планы, способные нанести им вред. Думаю, наше знание о предательстве Петтигрю тоже к этому относится.
  
  Гарри облегчённо выдохнул - он и не заметил, когда задержал дыхание.
  
  - И это всё?
  
  - Что значит "всё"? Разве этого недостаточно? Гарри, если мы не сделаем всё возможное, чтобы спасти твоих родителей, то потеряем нашу магию!
  
  Тот почувствовал, что девушка опять переместилась на кровати, и теперь ощущал её горячее дыхание на своей шее. Наверно, теперь она лежит совсем близко. Но Поттер продолжал упрямо смотреть в потолок и не делал никаких попыток успокоить подругу.
  
  - Гермиона, если я не сделаю всё возможное, чтобы предотвратить убийства, которые произошли на Хэллоуин, то потеряю нечто более важное, чем магию.
  
  - Но ведь план был таким! Разве нет, Гарри? Ты ведь сам мне о нём рассказал. Дамблдор собирался спасти твоего отца, но твою маму спасать нельзя! Чтобы ты жил, она должна принести себя в жертву!
  
  - Это был план Дамблдора. Он собирался всё сделать так, чтобы ничего не изменилось. Чтобы если его путешествие в прошлое не закончится благополучно, существовал бы запасной вариант. Запасной! Но теперь в этом нет нужды. Директор мёртв, а я нахожусь в прошлом. И клянусь - я найду способ спасти обоих родителей! - голос парня срывался от переполнявших его эмоций.
  
  Поттер, наконец, повернулся к Гермионе, борясь с искушение зажечь свет. Ему было просто необходимо увидеть выражение её лица. Он хотел знать: есть ли у него теперь союзник, который готов поддержать его безумные планы, или придётся срочно что-то изобрести, чтобы убедить девушку в своей правоте.
  
  - И кроме того... неужели ты думаешь, что если я не приложу все силы для спасения родителей, то смогу жить дальше, как ни в чём ни бывало?
  
  Гермиона вздохнула, и юноша почувствовал, как кожу снова обожгло её дыхание, а по спине - наоборот, побежали мурашки.
  
  - Нет. Уверена, что нет.
  
  - И ты разве сможешь дружить с человеком, который будет спокойно наблюдать, как погибает его мама?
  
  Ему показалось, что губ волшебницы коснулась улыбка, но было слишком темно, чтобы знать наверняка.
  
  - Нет, думаю, нет.
  
  - Значит, получается, что мы не дали заведомо невыполнимую клятву.
  
  Поттер услышал смешок.
  
  - Полагаю, ты прав.
  
  - Значит, это не конец света?
  
  - Нет, не конец.
  
  Гарри почувствовал, как подруга от него откатилась и, похоже, легла на спину. Он же свернулся калачиком и начал засыпать. Уже вступая в царство Морфея, юный маг услышал шёпот:
  
  - Спокойной ночи, Гарри.
  
  - Приятных снов, Гермиона. - И парень уснул с улыбкой на губах.
  
  В доме напротив тоже не могли уснуть.
  
  - Думаешь, когда мы дали обет нашим новым соседям, то поступили глупо, как выразился Сириус? - в голосе Лили явственно проступало беспокойство.
  
  - Ну... возможно, Бродяга и прав, но мне почему-то кажется, что всё будет хорошо... ведь мы не пообещали чего-то такого, чего не наобещали нам они. А ещё, как бы странно это не казалось, я почему-то им доверяю.
  
  - Я тоже.
  
  - Если я тебе кое-что скажу, ты обещаешь, что не будешь на меня сердиться?
  
  - Обещать не могу, Джеймс, но тебе лучше рассказать прямо сейчас, что ты опять натворил, - тяжело вздохнула рыжеволосая колдунья, которая уже привыкла к проделкам мужа, и отчитывала его, скорее, по привычке, чем действительно на него сердилась.
  
  - Помнишь уловку, о которой я тебе рассказал после того, как мы поженились?
  
  Лили хихикнула.
  
  - Которую?
  
  Джеймс рассмеялся.
  
  - Лили... я имею в виду уловку, которая помогает быстрее освоить невербальные заклинания.
  
  - О... которая подразумевает... да, помню. И ты сказал, что она должна остаться в семье, да? Именно поэтому ты не рассказывал мне об этом до свадьбы?
  
  - Да... когда мой отец научил меня этому, он взял с меня слово, что я не расскажу никому, кроме члена семьи. Потому что это может быть огромным преимуществом в битве. И он оказался прав - эта уловка несколько раз спасла мне жизнь.
  
  - Ты кому-то открыл семейный секрет, Джеймс? - недоверчиво поинтересовалась молодая женщина.
  
  - Да, и даже сам не понял, как это получилось, - несчастным голосом произнёс её супруг. - Харви просто колдовал вслух, а когда я удивился, что он не может делать это невербально, жутко смутился. Ну и прежде, чем я сообразил, что говорю, уже рассказал ему семейный секрет. Он попробовал, и через некоторое время у него начало получаться. И только тут я сообразил, что натворил.
  
  - Ох, Джеймс...
  
  - Знаю, знаю, я такой идиот, да? - простонал мужчина. - Клятва или нет, но я совершил самую большую ошибку в своей жизни. Он ведь может рассказать об этой уловке кому угодно... ох, я представляю, как он сейчас заходит в одну из неприметных дверей в Лютном переулке и передаёт Пожирателям Смерти новое оружие против Света.
  
  Лили вздохнула.
  
  - Прекрати. Я уверена, что он не Пожиратель.
  
  На несколько минут комната погрузилась в тишину, которая давила на уши, и хотелось крикнуть, чтобы её нарушить.
  
  - Я тоже. Может, это и глупо, но я доверяю этому парню. И сам не знаю почему, - со вздохом сказал Джеймс.
  
  Лили прижалась к тёплому боку мужа и положила голову ему на плечо.
  
  - Знаешь, он мне кажется таким знакомым, но я на самом деле не помню, что видела его в Хогвартсе.
  
  - Я тоже его не помню, - рассмеялся супруг. - Но тогда я был полным идиотом, который интересовался исключительно собственной персоной.
  
  Его жена рассмеялась.
  
  - Это точно. - Она зевнула. - Но мне кажется, я-то уж точно запомнила бы человека с такими же, как у меня, глазами.
  
  Джеймс нахмурился, но промолчал. Внезапно перед ним возник образ молодого парня с длинными чёрными волосами и невероятными зелёными глазами. И чем больше он думал, тем больше соглашался с супругой: глаза Харви и Лили одного и того же цвета и разреза.
  
  - Спокойной ночи, любимый, - сонно прозвучал голос миссис Поттер.
  
  - Приятных снов, мой ангел, - улыбнулся Джеймс, крепче прижимая к себе жену.
  
  Этой ночью он спал на редкость беспокойно - его преследовали зелёные глаза, Лили куда-то падала, а новый сосед гонялся за ним с каким-то старинным мечом.
  
  На следующее утро Гарри вновь проснулся раньше Гермионы и повторил вчерашний "ритуал": умыться, одеться и приготовить завтрак. Парень радовался обычной домашней рутине. А пока он встаёт раньше подруги, у него есть время собраться с мыслями и ещё раз как следует всё обдумать.
  
  Сегодня ему почему-то казалось, что всё у них будет хорошо, и они с Гермионой замечательно проживут эти два года. Вместе. А когда представил, что могло случиться, если бы на его месте был Рон, его губы скривились. Несмотря на то, что это были довольно забавные картинки, Гарри покачал головой: наверняка в доме бы тогда беспрестанно что-нибудь взрывалось и раздавались крики. И вообще: скорее всего, его лучшие друзья до сих пор стояли бы перед забором и выясняли, можно ли вызвать агента по недвижимости при помощи палочки или нет.
  
  Когда он расставил на столе тарелки с завтраком, появилась Гермиона, и они начали обсуждать, что делать дальше.
  
  - Я по-прежнему хочу прочесть дневник Дамблдора, - начала девушка, - но пока я его не читала, расскажи мне коротко, что там написано, и с чем нам предстоит столкнуться.
  
  - Ммм, хорошо, - протянул юноша, быстро глотая пищу. - В основном рассматривается шесть крестражей. Первые - это дневник и кольцо, которые, как мы решили, оставим в покое. Чтобы мы изменили как можно меньше в будущем. - Гермиона нетерпеливо кивнула и взглядом попросила продолжать. - Хорошо. Дальше идут те, в которых директор уверен. Во-первых, медальон Слизерина. Как предполагает Дамблдор, он лежит в пещере неподалёку от приюта Тома. А во-вторых - чаша Хаффлпафф. Где она сейчас - неизвестно. Есть ещё два крестража, но что они такое и где их искать... Дамблдор сомневался. Он почти убеждён, что одним из крестражей может быть диадема Рейвенкло. Правда, я не знаю, что такое диадема. Почему Дамблдор так решил? Сведения отрывочны, но сводятся к теории, что Волдеморт намеренно использовал реликвии, когда-то принадлежавшие Основателям Хогвартса. Ну, а ещё в своё время Волдеморт немало попутешествовал, и некоторое время провёл в Албании, где, по слухам, эту самую диадему видели в последний раз.
  
  - Это может быть простым совпадением, - вставила Гермиона, нахмурив брови.
  
  - Я же сказал, что сведения отрывочны, правда? - Девушка пожала плечами, а Гарри продолжил: - Насчёт последнего крестража у него нет конкретных идей. Возможно, это Нагини, а может - что-то из личных вещей Тома Риддла. Короче, неизвестно. Предлагаю поискать ответ на этот вопрос, когда вернёмся в будущее.
  
  Гермиона проглотила последнюю ложку завтрака и хмуро посмотрела на собеседника.
  
  - Так что тебя заставило думать, что ты можешь быть крестражем?
  
  Гарри мысленно вернулся в тот день, когда сидел с дневником Дамблдора в руках и перебирал в голове факты, которые подтверждали эту теорию. А ещё он знал, что подругу не убедят никакие дневники. Та не поверит, потому что это означает конец. Его, Гарри, конец.
  
  Вот почему он сейчас избегал взгляда Гермионы и просто пожал плечами.
  
  -Не знаю, но думаю, что тебе стоит прочесть записи Дамблдора и решить для себя - верить или нет.
  
  Девушка скептически на него посмотрела, но кивнула.
  
  - Хорошо. Итак, мы договорились, что дневник и кольцо не трогаем. Значит, для начала нам нужно сосредоточиться на медальоне и чаше. А пока я изучу материал по диадеме Рейвенкло, и мы вместе подумаем, чем может оказаться шестой крестраж.
  
  - Но как узнать, крестраж Нагини или нет? Если да, то нам непременно нужно её убить, - заметил Гарри.
  
  - Не знаю, но думаю, рано или поздно мы это выясним. Время у нас есть. И нам непременно нужно найти способ проверить тебя.
  
  Парень удивлённо посмотрел на подругу.
  
  - Я-то думал, у меня нет шансов тебя убедить.
  
  Девушка беспечно пожала плечами.
  
  - Конечно нет, просто я хочу тебе доказать, что это ерунда. И лучше отбросить такую смешную идею и сосредоточиться на других крестражах.
  
  Гарри рассмеялся.
  
  - Ладно, как скажешь. Спорить с самой умной ученицей Хогвартса глупо.
  
  - Умница. Итак, подведём итог. Для меня - сбор информации и исследования. Единственное, что меня беспокоит - как нам это провернуть... у нас хватит денег, чтобы купить много книг?
  
  Юный маг покачал головой.
  
  - Вряд ли. Нам придётся жить экономно... мы слишком много выложили за дом.
  
  Гермиона согласно кивнула.
  
  - Я так и думала. Можно было, конечно, пойти в Стоунхенджскую библиотеку, но есть проблема - в этом времени нас не существует. А там на входе стоит амулет, который рассказывает о каждом посетителе. Боюсь, к нам тогда возникнет целая куча вопросов.
  
  - Мы можем наведаться в библиотеку Хогвартса, - предложил Гарри.
  
  Девушка скептически вскинула бровь.
  
  - Только студенты и сотрудники школы имеют право на посещение библиотеки Хогвартса.
  
  Собеседник усмехнулся.
  
  - Конечно, только ученики и сотрудники школы могут пользоваться хогвартской библиотекой, но... мы же можем пробраться туда незаметно.
  
  Самая умная ученица лучшей школы волшебства Британии закрыла глаза, глубоко вздохнула и поинтересовалась, чётко выговаривая каждое слово:
  
  - Надеюсь, ты не предлагаешь то, о чём я подумала?
  
  - Брось, Гермиона! Где твоя тяга к приключениям? - фыркнул Поттер. - Мы знаем, как пройти, не поднимая тревоги, а если с нами будет Карта и мантия, нас никто не увидит.
  
  Девушка громко сглотнула и нерешительно посмотрела на друга.
  
  - Мы ведь возьмём только книги, да?
  
  Чувствуя, что победил, юный волшебник широко улыбнулся.
  
  - Конечно.
  
  - Не могу поверить, что соглашаюсь на такое...
  
  - Отлично. Мне вот интересно, сможем ли мы заодно забрать и меч Гриффиндора ... о, и ещё проверить, нет ли в замке крестражей. Дамблдор говорил, что Риддл стремился спрятать осколки своей душе в тех местах, которые для него много значили ... а что может быть важнее Хогвартса?
  
  Гермиона протяжно застонала.
  
  - Гарри, я думала, мы пойдём только за...
  
  - Да-да, непременно...
  
  - Да неужели? Теперь ты уже строишь грандиозные планы и мечтаешь о том, как мы будем обыскивать школу сверху донизу в поисках не пойми чего. А заодно предлагаешь ворваться в кабинет директора и ограбить заодно и его. Ну и на закуску спокойненько дойти до библиотеки и вынести необходимые книги... это займет кучу времени! Несколько дней!
  
  Парень довольно ухмыльнулся и подумал, что сие событие просто необходимо запечатлеть в "Истории Хогвартса" - Гарри Поттер придумал нечто такое, до чего не додумалась умница Гермиона Грейнджер.
  
  - Мы не будем делать ничего подобного, - заверил он подругу. - Обещаю, что в Хогвартсе мы посетим только одно место. Там и раздобудем всё, что нам нужно.
  
  Мысленно ругая себя за то, что не вспомнила о такой полезной комнате, девушка широко распахнула глаза.
  
  - Конечно... но... ты и правда думаешь, что это сработает? - в её голосе слышалась неуверенность, а щёки раскраснелись, отчего она стала выглядеть очень мило.
  
  - Это же Выручай-комната! И, кроме того, есть только один способ убедиться...
  
  Гермиона согласно кивнула, на что с энтузиазмом откликнулись завитки её волос. "Муж" улыбнулся и подумал, что волосы подруги живут собственной жизнью.
  
  - Хорошо, что Карта Мародёров была при тебе, когда мы сюда перенеслись. Как думаешь, какой тоннель нам лучше использовать? В Воющей хижине или под "Сладким Королевством"?
  
  Юноша с облегчением улыбнулся и подумал, что с помощью Гермионы поход в школу получится безопасным и лёгким.
  
  - Думаю, лучше "Сладкое Королевство". Тогда попадём прямиком в замок, причём окажемся неподалёку от Выручай-комнаты. Но пробраться в "Сладкое Королевство" незамеченными гораздо труднее, чем в Воющую хижину. Как считаешь?
  
  Гермиона закусила губу и задумалась.
  
  - Мне больше нравится вариант, когда мы сразу окажемся в замке. Тогда шанс, что нас заметит кто-нибудь из учеников или профессоров, будет минимальным. Но мне не хочется врываться в "Сладкое Королевство". Как тебе такая идея: запастись едой, и утром, когда в магазине ещё мало народу, а хозяева только-только продрали глаза, пробраться в подвал; потом попасть в замок, и пока профессура со студентами на занятиях, сделать всё, что запланировали; а после провести день в туннеле и выскользнуть оттуда под покровом ночи прямо перед закрытием магазина?
  
  - Это будет чрезвычайно скучный день, - протянул Гарри, когда обнаружил, что у этого плана нет слабых мест.
  
  - Согласна, но за это время я могла бы прочесть дневник Дамблдора, а ты - что-нибудь из того, что мы прихватим из библиотеки.
  
  - Ну да, - в голосе Поттера явно поубавилось энтузиазма: то, что он изначально задумал, как приключение, походило на это всё меньше и меньше. - Или, например, мы могли бы аппарировать прямо в тоннель. Как думаешь, получится?
  
  Подруга с сомнением покачала головой.
  
  - Возможно, конечно, но я не уверена. - Парень сразу воспрял духом, но последовавшая за этим тирада быстро охладила его пыл. - А что, если мы немного промахнемся и расщепимся, или того хуже - застрянем в стене? Мы ведь не специалисты по аппарации. Тогда для устранения последствий придётся обратиться в Министерство, а потом отвечать на неудобные вопросы: что мы там делали, кто такие и как узнали о тайном ходе. Мало того, что о тоннеле станет известно за много лет до твоего поступления в Хогвартс, так ещё и...
  
  Гарри её прервал:
  
  - Хорошо, я согласен с твоим планом.
  
  Девушка просияла.
  
  - Замечательно!
  
  - Так, и когда мы выступаем? - несколько разочарованно поинтересовался юноша, представляя, как целый день сидит под землёй в обнимку с книжками. Настроение быстро стало тоскливым.
  
  - А что ты делаешь сегодня? - игриво поинтересовалась Гермиона, подмигивая другу.
  
  - Полагаю, что собираюсь совершить набег на Хогвартс.
  
  Юная волшебница улыбнулась и начала быстро убирать со стола. Гарри тем временем направился в спальню, чтобы собрать всё необходимое для вылазки. Открыв один из шкафов, парень мельком подумал, что, по-видимому, вещи директора подруга убрала в другое место. Все их книги она расставила на полках, которые они не забыли приобрести в магазине. Бросив на них отсутствующий взгляд, Поттер с удивлением моргнул и потянулся за маленькой тоненькой книжкой, зажатой между толстыми пыльными фолиантами. Та привлекла его вниманием тем, что была гораздо тоньше и меньше, чем все остальные, и, в отличие от тёмных, серых и чёрных соседей по полке, щеголяла ярко-фиолетовой обложкой. Вытащив книгу, он нашёл ещё одно отличие: на обложке обнаружились волшебники на мётлах, которые перебрасывали друг другу квоффл, а над ними горела надпись: "Статистика матчей по квиддичу для истинных фанатов".
  
  Гарри моментально забыл про всё на свете и уселся прямо на пол. Он открыл первую страницу, и ему на глаза тут же попались знакомые буквы с завитушками: "Только в самом крайнем случае". Несколько мгновений юноша не мог понять - как квиддич может помочь в критической ситуации? Но потом до него дошло, что речь не об опасностях, а о финансах.
  
  Открыв первую попавшуюся страницу, Поттер увидел простую таблицу, в которой обнаружил данные о квиддичных матчах начиная с 1500 года. Там были составы команд, количество голов и кто поймал снитч. Гарри усмехнулся: как это похоже на Дамблдора - использовать статистику квиддичных матчей в личных целях.
  
  Он был настолько поглощён книгой, что не слышал шагов Гермионы на лестнице. А то, что подруга прибралась на кухне и готова к походу, понял только когда она остановилась около него. Чувствуя себя виноватым, парень моментально вскочил. Ведь он должен собирать вещи для набега на Хогвартс, а вместо этого уткнулся в статистику матчей по квиддичу.
  
  - Что это?
  
  - О... мм... хм... я нашел её там, - он махнул рукой на книжную полку. - Это было в вещах Дамблдора.
  
  - Это ведь про квиддич? - удивлённо спросила Гермиона, заглядывая ему через плечо.
  
  - Ага... да... здесь все результаты игр с 1500 года: кто выиграл, в каком составе и прочее... Думаю, если бы у директора кончились деньги, он с помощью этой книги мог бы сделать несколько ставок.
  
  - О, отлично... это радует. Но, Мордред и Моргана, я отправила тебя собирать всё необходимое в дорогу, а ты тут читаешь про квиддич! - девушка говорила сердитым тоном, но при этом улыбалась, и друг решился не только улыбнуться в ответ, но и подмигнуть.
  
  - Думаю, меня просто привлекла яркая обложка с картинкой.
  
  К его удивлению, вместо того, чтобы рассердиться, волшебница рассмеялась.
  
  - Книги - это моя стихия, так что я соберу вещи и книги, а ты, пожалуйста, займись едой. А я тем временем постараюсь найти для тебя что-нибудь интересное.
  
  Радуясь, что подруга взяла на себя такую сложную задачу, Гарри буквально подпрыгнул и быстро поцеловал её в щёку.
  
  - Гермиона, ты самая лучшая! - выпалил парень и прежде, чем та успела передумать, вылетел из комнаты.
  
  Поскольку вниз он спускался, громко топая по свежеотремонтированным ступенькам и счастливо насвистывая, то не обратил внимания, что подруга никак не отреагировала на его замечание. И даже не сообразил, что впервые её поцеловал, пусть и в щёчку. И, конечно же, не видел, какое потрясение было написано на лице у "супруги", когда та в неверии провела ладонью по щеке, к которой только что прикоснулись его губы.
  
  
  Глава опубликована: 16.01.2013
  
  
  Глава 5. Возвращение в Хогвартс.
  
  
  
  
  Когда солнце полностью вступило в свои права, друзья уже были готовы отправиться в путь. Они вышли на крыльцо своего дома, накрылись мантией-невидимкой и аппарировали в Хогсмид. Только холодный ветер и изморозь на листьях и траве говорили о том, что на дворе осень. Подростки решили, что лучше оставаться невидимыми, чем искать укромное местечко, куда можно перенестись без боязни на кого-нибудь наткнуться. Холодок снова напомнил, что они не в своём времени, ведь у них сейчас уже начиналось лето.
  
  Гарри невольно припомнил Хагрида, который в их самую первую встречу упомянул, какими тёмными были нынешние времена - когда люди не знали, кому и чему доверять. Их визит в Косой переулок и встреча с родителями только подтвердили слова полувеликана. И если они хотят, чтобы их легенда не рассыпалась, необходимо постоянно об этом помнить. Чтобы их миссия увенчалась успехом, они должны стать невидимыми незнакомцами.
  
  Очутившись на одной из маленьких улочек Хогсмида, друзья потратили немного времени, чтобы из-под мантии-невидимки не выглядывали руки-ноги и прочие части тела. Спустя пару минут наиболее оптимальная поза была найдена: Гермиона прижалась спиной к груди Гарри и одной рукой придерживала край мантии, в то время как юноша одной рукой обнимал её, чтобы двигаться с подругой в такт, а другой держал волшебную палочку, чтобы в случае необходимости они смогли отбиться. Теперь парень хорошо видел, что творится впереди, поскольку был намного выше подруги.
  
  Гарри подумал, что придётся положиться на удачу, а ещё - на Гермиону. Иначе полы мантии вполне могут распахнуться, явив миру парочку пришельцев.
  
  Прежде, чем выйти на оживлённые улицы, друзья какое-то время тренировали новую "походку". Уверившись, наконец, что у них неплохо получается передвигаться таким странным способом, ребята вышли на улочку, которая вела к "Сладкому королевству". Им приходилось двигаться, как танцорам, избегая столкновений, а зачастую уворачиваясь буквально в последний момент. Реакция самого молодого ловца столетия не раз спасала друзей. Добравшись, наконец, до дверей "Сладкого королевства", подростки вздохнули с облегчением и порадовались, что сегодня - не выходной, и студенты в школе. Правда, это означало, что в такой день их внезапное появление привлечёт лишнее внимание, плюс в магазине сладостей будет не очень много народу. Чтобы не возбуждать подозрений, они не могли самостоятельно открыть дверь, поэтому оставалось только ждать. Примерно через десять минут Гарри начал терять терпение.
  
  - Может, всё-таки стоит воспользоваться тоннелем в Визжащей хижине? - шёпотом предложил он.
  
  От порывов холодного ветра Гермиону трясло мелкой дрожью, но, тем не менее, она предложила:
  
  - Ждём ещё две минуты.
  
  Гарри простонал и подумал, что эти две минуты покажутся вечностью. Простояв ещё минут десять, он попробовал зайти с другой стороны.
  
  - У тебя руки окоченели.
  
  Гермиона повернула голову, и парень заметил, как её глаза сверкнули.
  
  - Прекрати, Гарри, - прошипела его "супруга". - Мне от этого ничуть не легче.
  
  Тот нахмурился: несмотря на холодный ветер, под плащом становилось всё теплее. А от того, что Гермиона всё сильнее и сильнее прижималась к нему спиной, вообще бросало в жар. Она была его другом, лучшим другом, и он никогда не думал о ней, как о девушке, с которой... можно было ходить на свидания... ну, почти никогда, те фантазии при виде кровати - не в счёт. Но ведь он, чёрт побери, парень. Ни один нормальный парень, гормоны которого бунтуют, не будет равнодушным, когда девичье тело так близко. Особенно если оно принадлежит такой симпатичной девушке, как Гермиона. Боясь, что естественная реакция тела вот-вот его выдаст, Поттер начал потихоньку паниковать.
  
  Ему нужно было двигаться, нужно было срочно что-то сделать, а лучше всего - убраться как можно дальше от соблазнительного тела Гермионы! В этот момент девушка переступила с ноги на ногу и спиной потёрлась об его грудь. Если он сей момент что-нибудь не придумает, то его...хм... реакция на присутствие подруги в его объятиях станет известна этой самой подруге.... а такого позора Гарри просто не переживёт.
  
  Он настолько глубоко ушёл в свои мысли, что пропустил появление молодого волшебника, который аппарировал рядом с ними и теперь подходил к двери в "Сладкое королевство". В себя Поттера привёл острый локоток Гермионы, но, казалось, они уже не успевали преодолеть такое расстояние, чтобы проскользнуть внутрь незаметно. Однако в последний момент Гарри всё-таки успел слегка придержать дверь, и они попали в магазин.
  
  Друзья очутились внутри. Теперь оставалось самое лёгкое: пройти мимо продавца и покупателя за прилавок и подойти к люку. Оглянувшись по сторонам, Гермиона наклонилась, толкнув при этом юношу попкой, и распахнула люк, в котором они быстро скрылись. Как только проход за ними закрылся, парень понял, что больше не в состоянии находиться рядом с лучшей подругой, и тут же вынырнул из-под мантии, искренне надеясь, что девушка не успела почувствовать, как тело Гарри всё-таки его предало.
  
  Избавившись от мантии и сделав вид, что оглядывается по сторонам, парень задался вопросом: считает ли Гермина, как и он, что такая близость - это неправильно, а главное - что бы она сказала, если бы обратила внимание на реакцию его тела? Выказала бы отвращение? Или...
  
  Но долго поразмышлять ему не дали. Неожиданно его мысли вспугнул шёпот Гермионы:
  
  - Что с тобой случилось, Гарри? Мы так долго ждали, а в итоге чуть не упустили этого мага, причём из-за тебя. О чём ты так задумался?
  
  Она шептала что-то ещё, и Поттер подумал, что если бы они сейчас не находились в секретном проходе, то, скорее всего, подруга просто на него бы накричала.
  
  - Извини, мне надоело ждать, и я отвлёкся.
  
  Гермиона гневно сверкнула глазами и поджала губы.
  
  - Ты должен относиться ко всему более ответственно, Гарри. Сейчас в магическом мире очень опасно, и в любой момент нас могут убить. И никто не придёт на помощь.
  
  - Знаю.
  
  - Если бы нас прихлопнуло дверью, или я упустила бы край мантии, или мы врезались бы в того волшебника... Наверняка нас бы уже допрашивали авроры. А потом мы бы попали в Азкабан!
  
  - Знаю.
  
  - Если бы ты больше думал о своей и моей безопасности... - продолжала бушевать девушка, но Гарри её прервал. На его взгляд, она зашла слишком далеко.
  
  - Больше бы думал о безопасности? - недоверчиво переспросил юноша. - С какой стати ты решила, что я буду думать о своей безопасности, Гермиона? - Та открыла рот, чтобы возразить, но Гарри ей этого не позволил: - Я не помню своих родителей, я их совсем не знаю: как они смеются, что любят, чем увлекались помимо зелий и квидичча... Да, я понимаю, у меня было шестнадцать лет, чтобы привыкнуть к тому, что их никогда не будут рядом, но ты должна помнить, что если мы будет думать о своей безопасности и излишне осторожничать, то Рон, Джинни, остальные Уизли, Невилл , Симус, другие наши друзья... если мы не найдём способ помешать Волдеморту восстановить свое могущество, они умрут! - Поттер пока не кричал, но был уже к этому близок. - Первым, скорее всего, он убьёт меня. Конечно, если я позабочусь о своей безопасности, то смогу спрятаться, затаиться, но тогда он примется за вас, моих лучших друзей. И ты превратишься в зверя, на которого будут ставить капканы и травить собаками, а когда поймают, будут ставить опыты, пытать, резать по живому и снова пытать, чтобы до последнего вздоха ты чувствовала свою беспомощность и ничтожность! Неужели ты думаешь, что я останусь в стороне?! - он сделал шаг и навис над подругой. - Так что не говори мне о том, что я не думаю о твоей безопасности. Это для меня всегда на первом месте!
  
  С этими словами он резко развернулся на пятках и, наколдовав Люмос, двинулся по тоннелю в сторону школы.
  
  Парень кипел: беспочвенные обвинения Гермионы, что он не думает о её безопасности, привели его в ярость. Некоторое время он пытался себя убедить, что его тирада - абсолютная правда, и подруга не должна была наседать с обвинениями, но чем больше Поттер успокаивался, тем больше сомнений рождалось в его душе. Внезапно он остановился и оглянулся: хотел убедиться, что девушка следует за ним. Но не было видно не только её, но даже огонька от её палочки. Гарри запаниковал и бросился обратно - ко входу в тоннель.
  
  Гермиону он обнаружил неподалеку от люка. Та сидела у стены, уткнувшись лбом в колени. Она не плакала, но выглядела так, будто убита горем. Заслышав его шаги, девушка подняла голову, и юный маг заметил, что её губы дрожат.
  
  - Гарри, мне так жаль... я не должна была на тебя набрасываться. Просто мне так тяжело... и так страшно с тех пор, как мы здесь... Конечно я знаю, что ты всегда меня оберегаешь и делаешь всё, чтобы я была в безопасности и не пострадала.
  
  Гарри опустился на колени рядом с подругой и положил руку ей на плечо.
  
  - Всё хорошо, Гермиона. Извини, я тоже отреагировал чересчур бурно... Я тоже боюсь. Прости, что разозлился на тебя.
  
  Девушка покачала головой.
  
  - Нет, ты... не делал... я не должна была... - она говорила всё тише и тише, а по её щекам побежали слезы. Гермиона стирала их резкими нетерпеливыми движениями, не позволяя добраться до подбородка. - Ты заставил меня понять, как я иногда тебя не ценю ... а теперь я плачу. А я ведь знаю, как ты ненавидишь девчачьи слёзы.
  
  - Не переживай: по сравнению с Чжоу ... это ручеёк рядом с водопадом... но если уж говорить начистоту, то именно я тебя не ценю. Ведь я фактически вынудил тебя согласиться на эту авантюру, которая в любой момент может закончиться нашей смертью. Путешествие во времени, борьба против тёмных магов и поиски возможностей изменить мир - не самое безопасная затея, а я вынудил тебя в ней участвовать. А как только ты оказалась в прошлом, тебе пришлось изображать мою жену, и следующие два года придётся спать со мной в одной постели... И что ты делаешь? Просто расправляешь плечи и идешь вперёд, прикрывая мне спину и исправляя мои ошибки. А я - самая настоящая свинья, которая ни разу не сказала тебе "спасибо".
  
  Гермиона всхлипнула, но у неё на лице появилась неуверенная улыбка.
  
  - Согласна, но у меня перед тобой долг жизни, Гарри. Ты ведь не раз спасал меня от смерти. Поэтому... думаю, ты этого заслуживаешь ... ну и кроме того... если бы мы всегда соблюдали правила, было бы чертовски скучно. Этот урок ты преподал мне ещё на первом курсе, и я его не забыла.
  
  Юный маг улыбнулся подруге и убрал волосы с её лица.
  
  - Пойдём. - Он поднялся с земли и протянул ей руку. - Вместо того, чтобы сидеть в грязном тоннеле и рассуждать, кто из нас больший дурак, предлагаю заняться делом. Знаешь, ты ведь спасала мою жизнь не реже, чем я - твою. Только давай официальные подсчёты оставим на потом, хорошо?
  
  Девушка ухватилась за предложенную руку и легко поднялась на ноги. Улыбнувшись друг другу, друзья направились по тоннелю в сторону школы.
  
  Оставшуюся часть пути, да и потом, пока ждали подходящего момента, парочка говорила обо всём на свете: вспоминала школьные приключения, рассказывала о любимых вещах в мире маглов, обсуждала заклинания и крестражи, размышляла, сможет ли Выручай-Комната предоставить им то, в чём они так нуждались... Гарри рассказал Гермионе, что его отец предложил им вместе полетать, и как он был счастлив это услышать. Девушка в свою очередь рассказала о беседах с Лили, когда они обсуждали различные книги и заклинания, и поинтересовалась у друга - как ему кажется, понравилась ли она миссис Поттер?
  
  Но за весь день они так и не поговорили о тех словах, которые в гневе опрометчиво бросил Гарри. Друзья об этом думали, но, несмотря на то, что оба были гриффиндорцами, ни один из них так и не смог набраться смелости и заговорить первым.
  
  В ожидании, пока мимо выхода из туннеля перестанут ходить люди, ребята коротали время за книжками. Гарри самого удивили собственные слова. И не потому, что это неправда, а именно потому, что это - истина. И это странно. Если бы ещё пару дней назад у него спросили, какова его цель в жизни, он бы, не задумываясь, ответил - победить Волдеморта, потому что он - единственный, кому это под силу. И сделал бы это ради всех маленьких волшебниц и волшебников, чтобы те не знали, каково это - расти сиротой.
  
  Но именно сейчас (делая вид, что читает один из невразумительных талмудов Гермионы "для лёгкого чтения") - Поттер неожиданно понял, что раньше был неправ. Ведь даже если все ведьмы и колдуны сдадутся на милость Волдеморта, а в это время Гермиона и маглы по-прежнему будут в опасности, он ни за что не сдастся и продолжит бороться, чтобы их спасти.
  
  Подруга же, хоть и попыталась переключиться на чтение, время от времени мысленно возвращалась к словам Гарри. Ей очень хотелось спросить - правда ли это, но заставить себя она не могла, поскольку её снедала смутная тревога, что его ответ может многое поменять. Девушка и подумать не могла, что услышит из уст друга такое признание. Ей казалось, что это просто слова, брошенные в гневе.
  
  Поскольку время тянулось катастрофически медленно, а адреналин в крови не давал сосредоточиться на книге, девушка вернулась к их вчерашнему разговору о спасении Лили и Джеймса. Она переживала, что последствия изменений прошлого будут просто ужасны. Если их увидит множество людей, и они окажутся вплетены в "прошлое" хотя бы одного человека, облечённого властью, то создадут временную петлю. В конце концов, время может замкнуться, они не сумеют отсюда вырваться, и Вселенная будет уничтожена.
  
  Несколько лет назад, когда она рассказала родителям о маховике времени и о возможных последствиях его применения, отец принялся её дразнить. Он тогда пошутил, чтобы она не смела убивать вторую Гермиону Грейнджер, ибо, "прыгнув" во времени и столкнувшись со своим прошлым "я", которое не знает о путешествиях во времени, можно убить своё будущее. В таком случае, зная об этом в будущем, она не сможет отправиться назад, и тем самым создаст временной парадокс, что, в свою очередь, создаст временную петлю, которая начинает сокращаться в точке сингулярности, а потом взрывается. И всё - конец Вселенной. Папа вспоминал фильм "Назад в будущее", в котором даже незначительные перемены круто изменили жизнь главного героя. Все эти папины подколки только усилили беспокойство девушки.
  
  А ведь вопрос жизни и смерти родителей Гарри - очень даже серьёзный, и спасение Лили и Джеймса может многое изменить, причём речь идёт как об огромном количестве мелочей, так и о вещах очень и очень важных.
  
  Гарри поднял голову и увидел, что подруга сидит, закусив губу и нахмурившись.
  
  - Что-то случилось?
  
  - Нет, всё в порядке. Я просто очень волнуюсь, что, спасая твоих родителей от смерти, мы создадим временной парадокс, который приведёт к уничтожению Вселенной, - "на автомате" выпалила Гермиона. Заметив недоумевающий взгляд, она объяснила, что такое временной парадокс и как "работает" Вселенная, начертив палочкой на пыльном полу основные схемы и законы.
  
  Гарри взлохматил волосы и поморщился.
  
  - Но ведь даже если мои родители будут живы, они не смогут помешать мне вернуться во времени, чтобы спасти их от смерти. А это значит, что парадокса не будет, так?
  
  - Это может многое изменить: какие-то случайности, всякие мелочи и детали, не говоря уже о более крупных и значимых событиях твоей жизни, которые могут привести к тому, что ты просто не сможешь перенестись во времени.
  
  Юноша медленно покачал головой.
  
  - Не согласен. - Не успела подруга открыть рот, чтобы продолжить спор, как Поттер продолжил: - Если мы уничтожим дневник, то Дамблдор ещё не скоро, а, возможно, и никогда не заподозрит Тома в создании крестражей. Тогда - да, ничего этого не будет. Поэтому дневник мы не тронем. Если мы уничтожим кольцо, то директор будет силён и здоров, и сам перенесётся во времени. А спасение моих родителей - это совсем из другой оперы... да, многое будет по-другому, но я уверен - все основные события останутся без изменений. Я это знаю. - Казалось, глаза парня устремлены в будущее, которое он видит прямо сейчас. - Возможно, у меня будет брат или сестра; возможно, он или она возьмут дневник Реддла вместо Джинни, а Сириус будет жив и так и не узнает холода и ужаса Азкабана. Да, многое будет по-другому, но... это не будет временным парадоксом.
  
  Гермиона закусила губу.
  
  - А что, если, будучи живыми, твои родители смогут упечь Малфоя-старшего в Азкабан? Ведь тогда дневник так и останется у Малфоев. Это и может создать парадокс.
  
  - Ерунда. Это смогут сделать Нарцисса или Драко. К тому же... мы можем каким-то образом предупредить моих родителей об основных вещах, которых лучше не касаться. Думаю, пока мы не сделали ничего, что могло создать петлю времени. Будем надеяться, что так будет и дальше.
  
  Складочка между бровей лучшей подруги говорила о том, что та по-прежнему не убеждена, и всё ещё переживает. Поттер решил попытаться ещё раз заверить девушку, что всё будет хорошо.
  
  - Мы будем на это надеяться, Гермиона. Насколько я тебя понял, путешествия во времени - малоизученная область, и сейчас никто не сможет предсказать, что случится на самом деле. Всё, что нам известно - мы собираемся спровоцировать несколько временных парадоксов. Поэтому предлагаю держать ухо востро и постараться избежать самого худшего.
  
  - Похоже, ничего другого нам не остаётся. Но как мы спасём твоих родителей от Риддла?
  
  - Пока не знаю.
  
  Тоннель погрузился в тишину. Спустя какое-то время друзья рискнули оттуда выбраться. В школе было тихо, только где-то в отдалении гремел ключами смотритель, да раздавались приглушённые голоса. Сверяясь по карте Мародёров, ребята, спрятавшись под мантией-невидимкой, короткими перебежками без приключений добрались до Выручай-комнаты.
  
  Гарри теперь опасался находиться под мантией рядом с Гермионой, но сейчас это было просто необходимо. Парень не мог понять, что случилось: его весь день очень волнует близость подруги. Отчего, почему? Он не знал. То ему хотелось прижать к себе девушку так крепко, чтобы стать с ней единым целым, то хотелось сбежать от неё так далеко, как только возможно. Поттер подумал, что если так и сделает, то это вызовет град ненужных и неудобных вопросов, на которые у него пока нет ответов. Поэтому был вынужден неловко обнимать подругу за талию, стараясь быть достаточно близко для того, чтобы их скрывала мантия, но в тоже время достаточно далеко, чтобы к ней не прижиматься.
  
  Это оказалось глупостью.
  
  Он был настолько занят, стараясь контролировать расстояние между ними, что не смотрел, куда идёт. В результате каждый раз, когда девушка замедляла шаг или останавливалась, он тут же на неё налетал. А потом сразу отпрыгивал на метр, практически стягивая с них мантию. В общем, вёл себя настолько глупо и неразумно, что был удивлён, отчего Гермиона ни разу на него не зашипела и не потребовала взять себя в руки и прекратить витать в облаках.
  
  Гарри не знал, радоваться этому или нет, но близость подруги вызывала просто-таки колоссальное смущение и одновременно какую-то непонятную радость, предвкушение и раздражение. Неожиданно он понял, что чувствовала Чжоу в прошлом году, и больше не мог её осуждать за излишнюю эмоциональность.
  
  Наконец они добрались до Выручай-Комнаты. Всё, что оставалось - пройти положенные три раза мимо нужной стены, чтобы появилась дверь. Пытаясь сосредоточиться на цели их приключения, Гарри постарался собраться с мыслями. И был даже рад отвлечься и подумать о чём-то другом, а не о странно волнующих изгибах тела Гермионы.
  
  "Нам нужен меч Гриффиндора и все крестражи, спрятанные в стенах Хогвартса. А ещё нам нужны все книги о крестражах, способах их создания и уничтожения", - повторял парень, как заведённый, шагая туда-сюда вдоль стены.
  
  Наконец в стене появилась дверь. Когда Гермиона протянула руку и толкнула тяжелую дубовую дверь, Поттер затаил дыхание. Стараясь издавать как можно меньше шума, они проскользнули внутрь и закрыли за собой дверь. И только сейчас Гарри позволил себе дышать.
  
  Сняв мантию-невидимку, ребята приступили к осмотру того, что им предоставила Выручай-комната. Помещение было примерно вполовину меньше общей гостиной Гриффиндора, а в центре комнаты на столе лежало то, что друзья ожидали увидеть меньше всего: меч Годрика Гриффиндора и красивое украшение, в котором Гермиона с ходу узнала потерянную несколько столетий назад диадему Ровены Ровенкло.
  
  Гарри тут же направился к мечу и почтительно взял его в руки, в то время как раздражённая Гермиона складывала в сумку книги, стоявшие на нескольких полках.
  
  - Я тут поняла, что ни разу у тебя не спросила - зачем тебе этот меч? Он, конечно, красивый, да ещё и с историей, но... зачем он нам?
  
  Юноша несколько раз глубоко вздохнул.
  
  - Если честно - не знаю. Когда мы с тобой обсуждали, что нам нужно отсюда взять, у меня в голове промелькнула мысль про меч, а когда я перечислял, что нам нужно, то... почему-то вспомнил и о нём.
  
  Подруга нахмурилась и кивнула.
  
  - Ладно, думаю, он нам не помешает. - Девушка покачала головой. - Конечно, если с его помощью ты не решишь кого-нибудь покрошить на салат. А если продолжишь так им размахивать, то первой в твой салат попаду я.
  
  Парень резко опустил руку с мечом и смущённо улыбнулся.
  
  - Извини.
  
  - Это мощный магический артефакт, Гарри. Легенды гласят, что Годрик Гриффиндор сам зачаровал его сталь, чтобы ему не могло противостоять никакое зло, а гоблинская магия только закрепила эффект этих заклинаний.
  
  - Думаешь, им можно убить Тома?
  
  Гермиона вскинула голову, бросила на друга испытующий взгляд и резко покачала головой.
  
  - Сомневаюсь. Мне кажется, величайший тёмный маг современности найдёт, что противопоставить этому клинку. Ведь этот меч долгие годы хранился в кабинете Дамблдора, а с легендой может ознакомиться любой желающий. Всего-то надо взять в руки "Историю Хогвартса".
  
  Гарри согласно кивнул.
  
  - Да, наверно, ты права.
  
  Но лицо девушки не осветила победная улыбка, обычно сопровождавшая его согласие. Вместо этого она уставилась на диадему, одиноко лежавшую на столе.
  
  - Конечно... - пробормотала юная волшебница, - он ведь делал только... и вероятно ничего... кто бы мог подумать... ну конечно...
  
  Поттер недоумённо наблюдал, как на лице подруги одна эмоция сменяет другую. Гермиона явно думала о чём-то важном, и юноше не терпелось узнать - о чём.
  
  - Может, объяснишь, что тебе пришло в голову?
  
  - Объясню, но позже.
  
  - Ладно. - Когда подруга говорила таким тоном, юноша знал, что спорить с ней бесполезно.
  
  Вернуться обратно в секретный ход за статуей горбатой ведьмы оказалось легче лёгкого. Друзья отошли от замка подальше и, как только кончился антиаппарационный барьер, перенеслись в свой домик.
  
  Очутившись посреди уютной гостиной с камином, Гермиона зевнула и сказала, что очень устала, а все объяснения оставит на потом. Поттер понимающе кивнул, и ребята отправились в кровать.
  
  Когда на следующее утро Гарри проснулся, то обнаружил, что впервые с тех пор, как они здесь очутились, подруга уже встала. Он улыбнулся и задался вопросом - значит ли это, что сегодня её очередь готовить завтрак? Парень быстро умылся и, натянув джинсы с футболкой, вышел из спальни. Но когда спустился вниз, то был разочарован: девушка сидела за кухонным столом, обложившись со всех сторон горами книг, и что-то быстро писала на пергаменте. Гарри фыркнул и подумал, что ему-то точно удивляться не стоит.
  
  Едва он собрался поинтересоваться у подруги - что она так внимательно изучает, как раздался стук в дверь. Гермиона, которая на появление Гарри не обратила никакого внимания, даже не подняла головы, а только махнула рукой и нетерпеливо произнесла:
  
  - Открой сам, ладно?
  
  Юноша бросил на неё раздражённый взгляд и направился к двери, за которой обнаружил улыбающуюся Лили.
  
  - Доброе утро, Харви. Я тебя разбудила?
  
  Парень улыбнулся своей будущей матери и почувствовал, как обида на "супругу" медленно испаряется.
  
  - Нет, я только что проснулся. Чем могу помочь?
  
  - Джеймс пригласил сегодня друзей на дружескую игру в квиддич, но один из них прийти не сможет, и в одной из команд не хватает игрока. Мы подумали, что, возможно, вы с Гермией захотите к нам присоединиться. Ты бы составил компанию парням на поле, а мы с Гермией побыли бы болельщицами. Что скажешь?
  
  Чувствуя, как настроение резко ползёт вверх к отметке "отличное", Гарри усмехнулся:
  
  - Я бы с удовольствием, но вот насчёт жены не уверен. - Он задумался. - В данный момент она что-то пристально исследует, и её не оторвать от книг. - Парень сделал приглашающий жест, а когда Лили сделала пару шагов, закрыл за ней дверь. - Почему бы тебе самой у неё не спросить? Может, хочешь кофе? Я как раз собирался варить.
  
  - Нет, спасибо. Я только спрошу у Гермии и вернусь домой. Мне ещё нужно приготовить обед на огромное количество уставших и растущих мальчишек, которые после матча будут очень голодны.
  
  Гарри рассмеялся и пошёл на кухню, ведя за собой рыжеволосую ведьму.
  
  - И в каком же возрасте "растущие мальчишки" становятся мужчинами?
  
  - Как только пойму, тебе сообщу первому .... Привет, Гермия, как дела?
  
  Хозяйка дома, наконец, оторвалась от книг и приветливо улыбнулась, но юноша заметил в её глазах панику. Его "жена" тут же быстро огляделась, и Поттер в который уже раз задался вопросом - что же такое она ищет и изучает, что постепенно становится параноиком похлеще Грюма? Но решив, что пока лучше не заострять на этом внимания, подошёл к плите, разжег её и начал доставать продукты, чтобы приготовить завтрак.
  
  - У меня всё хорошо, Лили. Спасибо. Как я слышала, сегодня состоится квиддичный матч мирового масштаба?
  
  Миссис Поттер рассмеялась.
  
  - Да, и всё, чего нам не хватает - немного зрителей и поставщиков провизии. Присоединяйтесь к нам. Харви сказал, что ты занята исследованием... и что ты изучаешь с таким количеством книг?
  
  Гермиона улыбнулась и взмахом палочки отправила все книги со стола на полки в тёмную комнату, которую сразу же решила переделать в хранилище знаний.
  
  - О, всего лишь небольшой проект. Выпьешь кофе? - Девушка улыбнулась ещё шире и постаралась сменить тему.
  
  - Нет, я и правда не могу... заскочила к вам буквально на минуточку, чтобы пригласить на матч. Харви сказал, что придёт.
  
  - О, а вот я не могу. Мне очень жаль, но мне нужно... Я только вчера сделала открытие, которое сильно продвинет мой проект. Сейчас я просто не могу прерваться.
  
  - Хорошо... если ты уверена...
  
  - Извини, Лили, в другой раз. Хорошо?
  
  - Конечно, никаких проблем. Мне лучше вернуться домой, а то времени всё меньше. Харви, мы ждём тебя как можно скорее.
  
  - Хорошо, я только позавтракаю и сразу приду, - через плечо бросил тот, чувствуя, как сердце сжимается в предчувствии чего радостного.
  
  - Класс! Кстати, такая длина волос мне нравится - она тебе идёт гораздо больше.
  
  Лили помахала ребятам и ушла, а Гарри замер посреди комнаты, неуверенный, что правильно понял свою будущую маму. Он несколько раз мысленно прокрутил в голове её последнюю фразу. А когда, наконец, до него дошёл смысл этих слов, его захлестнула паника. Парень тут же наколдовал зеркальную поверхность на дверце шкафа и уставился на своё отражение. Подозрения подтвердились: его магия совершила то же самое, что и в детстве, когда тётя против воли остригла его почти налысо. Тогда за ночь волосы отросли обратно. Так произошло и сейчас - они снова вернули свою нормальную длину. Видимо, ему подсознательно не нравилась причёска с хвостиком, и магия, укоротив волосы, решила эту проблему за него.
  
  И в тоже время Поттер был вынужден согласиться с рыжеволосой ведьмой - такая причёска шла ему гораздо больше, но теперь он был братом-близнецом своего отца.
  
  
  Глава опубликована: 18.01.2013
  
  
  Глава 6. Подозрения.
  
  
  
  
  Был серый, холодный, ветреный день - не самые лучшие условия для квиддича, но погода Гарри сейчас волновала едва ли не в последнюю очередь. Он собирался играть с папой, Сириусом и Ремусом, и если те решат, что гроза - лучшее время для квиддича, то и он будет так считать.
  
  Закончив завтрак, парень аппарировал в Косую алею и купил метлу ("Метеор"), после чего перенёсся к дому родителей. Во время завтрака Гермиона вновь удлинила ему волосы, и оставалось только надеяться, что Лили не рассказала о его метаморфозе мужу и друзьям. Но на всякий случай "Портер" подготовил объяснение.
  
  Когда он открыл ворота и приблизился к дому, до него донеслись весёлые мужские голоса и смех. Обогнув дом и помахав рыжеволосой ведьме в окне, юноша подошёл к своему будущему отцу и его друзьям.
  
  - Я слышал, вам нужен ещё один игрок? - весело спросил Гарри, подходя к парням, которые развалились в креслах около столика с напитками.
  
  Сириус и Ремус дружно сказали "привет", в то время как Джеймс дружески хлопнул гостя по плечу.
  
  - Точно, но мы играем без бладжеров - после прошлого раза жена запретила нам их доставать. - Ремус с Сириусом рассмеялись, а Гарри в надежде, что ему всё объяснят, недоумённо посмотрел на Мародёров.
  
  Блэк подмигнул крестнику, а Люпин начал рассказывать:
  
  - Сириус решил, что Джеймсу просто необходимо подправить внешность для "большей красоты"... - но Поттер-старший перебил друга:
  
  - Не думаю, что это интересная история.
  
  - А я в этом просто уверен, - воскликнул хитро сверкавший синими глазами Сириус. Видимо, держать язык за зубами он сейчас был просто не в состоянии. - Я попал бладжером прямо ему по заднице! Это было чертовски весело! - Тут наследник древнего и тёмного семейства расхохотался и чуть не свалился с кресла, поскольку Джеймс пихнул его в бок.
  
  - Это не смешно.
  
  Ремус хихикнул и шёпотом пояснил Гарри:
  
  - Всё закончилось тем, что Джеймс свалился с метлы. Это было ужасное зрелище.
  
  "Харви" потрясённо уставился на отца.
  
  - Ты сильно покалечился?
  
  - Кроме очевидного повреждения мозгов он в полном порядке! - возвестил Сириус, давясь смехом.
  
  - Так или иначе, - ровно пояснил Джеймс, понимая, что если не удаётся заткнуть Бродягу, то лучше вовсе не обращать на него внимания, - нам теперь не разрешают играть с бладжерами. Поэтому в игре у нас только снитч и квоффл. Команды состоят из двух человек: оба - охотники, и, помимо этого, один играет за вратаря, а другой - за ловца.
  
  Ремус обратился к Гарри:
  
  - Обычно Джеймс и Сириус выигрывают, потому что со мной в команде - Питер, а он - слабый игрок. Ты хорошо играешь?
  
  Гость усмехнулся.
  
  - Кто поймал снитч в последней игре? - спросил он вместо ответа.
  
  - Джеймс.
  
  - Ладно, тогда пусть Сириус выберет, кто будет в его команде - ты или я. - Ремус оценивающе посмотрел на парня, но промолчал. Гарри хотел попасть в одну команду Джеймсом, но не желал, чтобы это стало очевидным. В данный момент он был уверен, что Сириус выберет Ремуса, ведь Блэк знает, как тот играет, и посчитает это преимуществом. И предположение оказалось верным.
  
  После того, как маги определились с составами команд, нахмуренный Джеймс подошёл к соседу.
  
  - Итак, Харви, где ты сильнее: как ловец или как вратарь?
  
  - Я буду ловцом, - уверенно ответил тот. - В школе я был запасным, но играю довольно неплохо.
  
  Видимо, не поверив новому другу, Джеймс поморщился, но согласился.
  
  - Наши ворота - вон те два дерева, - он махнул рукой в сторону высоких деревьев, стоявших наискосок от дома. А потом повернулся и указал на два разлапистых дерева напротив (около них стояли Сириус с Ремусом). - А это - ворота наших соперников.
  
  Предвкушая предстоящую игру, Гарри кивнул и улыбнулся.
  
  - Можем начинать.
  
  Снитч выпустили, и парни взмыли вверх. Как случалось уже не раз - стоило самому молодому ловцу за последние почти сто лет оказаться в воздухе, как все его проблемы исчезли. В этот момент на середину сада вышла Лили.
  
  - Попробуйте не убить друг друга, - сказала она и подбросила квоффл.
  
  Как только красный мяч оказался в воздухе, Гарри заметил снитч и рванул к нему со скоростью ветра. Пара мгновений - и крылатый мячик слабо затрепыхался в его кулаке.
  
  - ДЬЯВОЛ! - воскликнул Сириус. - Кажется, я снова останусь лузером!
  
  Младший Поттер выпустил снитч, подмигнул парням и вернулся на исходную позицию. Ремус, который поймал квофл, подброшенный Лили, передал его партнёру, Джеймс попробовал отобрать мяч у друга, а четвёртый участник игры решил обманным манёвром отвлечь своего будущего крёстного, но тут заметил за спиной у Сириуса золотую вспышку. В тот же миг парень забыл обо всём - заговорили инстинкты ловца. Он помчался к дереву, несколько раз его обогнул и ринулся в сплетение ветвей, между которыми метался золотой мячик. Погоня продолжалась.
  
  Наконец снитч перестал вьюном метаться меж ветвей и полетел вдоль ствола. Гарри потянул древко метлы на себя, с неудовольствием отметив недостаток манёвренности, и понёсся вверх, стараясь не врезаться в дерево. Неожиданно снитч сменил направление и рванул на другой конец сада. Выругавшись из-за медленной реакции метлы, Гарри полетел за ним.
  
  Распластавшись на метле и став с ней единым целым, парень преследовал маленький золотой мячик, который внезапно резко нырнул вниз и устремился к земле. Гарри летел вниз головой на сумасшедшей скорости и видел перед собой только снитч. Где-то на заднем плане звучал голос Джеймса, но всё внимание ловца занимала золотая вспышка, которая сейчас неслась вниз. Оказавшись буквально в паре дюймов от снитча, "Харви" резко потянул метлу на себя, переведя её в горизонтальное положение, и, протянув руку, схватил золотой мячик. Тут его ноги коснулись травы, от неожиданности он дёрнулся и резко направил метлу вверх.
  
  Несмотря на более низкую манёвренность метлы по сравнению с его любимой "Молнией", "Метеор" всё-таки моментально отозвался и медленно поднял седока повыше. Гарри улыбнулся, сделал небольшой победный круг по саду и приземлился со снитчем в руке.
  
  - Великий Мерлин, Харви! - воскликнул Джеймс, приземляясь рядом. - Я никогда не видел, чтобы кто-то ТАК летал... почему ты не пошёл в профессионалы?
  
  Партнёр криво улыбнулся и наморщил нос.
  
  - Просто я считаю, что на свете есть более важные вещи, чем квиддич, - Гарри это сказал с неожиданной запальчивостью и теперь думал, не обидится ли отец на подобное отношение к своей любимой игре.
  
  Но тот только понимающе кивнул.
  
  - Справедливо. Возможно, ты и прав.... Лили говорила мне это не раз... но такой талант... разве можно? На самом деле я удивлён, что ты не играл за Хаффлпафф.
  
  Гарри поперхнулся воздухом и покраснел.
  
  - Омг... ладно... я кх-кх... на самом деле на шестом курсе я играл за основной состав. Вы как раз выпустились.
  
  К этому времени к ним присоединились соперники и тоже от всей души принялись восторгаться. Поттеру-младшему тоже понравилось игра, а единственное беспокойство - низкая манёвренность "Метеора". Но по сравнению с возможностью провести целый день с Джеймсом, Сириусом и Ремусом это - мелочи. Ради такого Гарри был готов сразиться с целой толпой Волдемортов. Проведя в компании своего будущего отца и его друзей за шутками и лёгкой болтовней ещё пару часов и попробовав замечательную стряпню Лили, он отправился домой. Сейчас его занимал только один вопрос: о чём с прошлой ночи так упорно думает Гермиона?
  
  Войдя в дом, Гарри понял, что, в принципе, мог и не спешить: подруга по-прежнему сидела за кухонным столом, на котором громоздились стопки книг. Однако вместо чтения она просто уснула над очередным здоровенным талмудом, положив голову на открытую страницу. Её "супруг" вздохнул: удовлетворить любопытство в ближайшее время не удастся.
  
  Подумав, что девушке явно неудобно, Поттер поднял её на руки и понёс в спальню. К его удивлению, пока он поднимался по лестнице, заходил в комнату и укладывал "жену" в постель, та даже не пошевелилась. "Похоже, ночью она почти не спала", - пронеслось в его голове.
  
  Устроив подругу поудобнее, Гарри спустился на кухню и занялся ужином.
  
  А в доме, который он недавно покинул, Лили задумчиво глядела на соседские окна. Ей было стыдно, ведь сейчас её поведение сильно напоминало Петунию, а ей вовсе не хотелось хоть чем-то походить на старшую сестру. Но в соседях было что-то странное. И речь не о каком-то отдельном факте - внимание привлекали несколько мелких деталей и штрихов, которые вызывали смутное волнение и подозрительность.
  
  Харви сказал, что в Хогвартсе она его как-то наказала. Мысленно перебирая ночные дежурства, Лили несколько дней пыталась вспомнить, как это случилось. Ей казалось, она припомнила всех, кого в своё время штрафовала, и почти не сомневалась, что среди них не было никого, хоть чуть-чуть похожего на Харви. Даже если с тех пор он сильно изменился, молодая волшебница была уверена, что непременно узнала бы его по глазам. Она ловила своё отражение везде, где только можно, и провела бесчисленные часы перед зеркалом. Зато теперь никто её не переубедит, что их с Харви разрез глаз и оттенок зелёного полностью совпадают.
  
  А этот странный проект Гермии, над которым та работает, не покладая рук, но о его теме даже заикаться не хочет. Лили попробовала тайком прочесть заглавия нескольких книг или заглянуть в исписанный пергамент, но соседка заметила и моментально убрала всё со стола. На взгляд миссис Поттер это, как минимум, странно.
  
  Плюс тайна волос Харви.
  
  Когда сегодня утром она к ним заглянула, те были коротко подстрижены, и такая прическа соседу очень шла. Собственно, о чём она ему и объявила. Однако чуть позже, когда парень присоединился к ним в саду, волосы снова стали длинными и выглядели слегка спутанными. А как он отреагировал на её комплимент? Будто сильно испугался: словно она заглянула туда, куда ей ни в коем случае нельзя.
  
  Лили тяжело вздохнула и отошла от окна. Тайна не поддавалась, а мелкие детали никак не хотели складываться в картинку. Но почему-то было ощущение, что она может доверять этой странной паре. Джеймсу пока ничего говорить не нужно - кто знает, как он отреагирует? Поэтому Лили решила для начала как следует понаблюдать за новыми соседями и только потом сделать выводы. Оставалось надеяться, что она об этом не пожалеет.
  
  На следующее утро Гарри снова проснулся в одиночестве. Быстро приняв душ и одевшись, парень спустился вниз. Прежде чем войти на кухню он навёл на окна иллюзию. Теперь для окружающих хозяев нет дома. Просто не хотелось, чтобы их с Гермионой разговор и на сей раз кто-нибудь прервал.
  
  Оказавшись на кухне, он остановился в дверях, скрестил руки на груди и облокотился о косяк.
  
  - Я решил, что не приготовлю завтрак до тех пор, пока ты не расскажешь, над чем так упорно работаешь с тех пор, как мы вернулись из Хогвартса.
  
  - А? - Гермиона резко вскинула голову.
  
  - Я не накормлю тебя завтраком, пока ты не объяснишь, что происходит.
  
  - Ой, - девушка задумчиво смотрела в стену - её мысли явно витали где-то далеко. - Ладно, так и так сегодня моя очередь, - и вернулась к прерванному занятию, то есть к чтению толстенного фолианта.
  
  Гарри достал палочку и невербально призвал книгу.
  
  - Для меня не проблема приготовить завтрак. Но я хочу знать, почему ты с остервенением вгрызаешься в любую книгу, которая попадается тебе на глаза. - Он покрутил толстенным томом у подруги перед носом, а потом поднял повыше, чтобы её рука не успела в него вцепиться. - Вдруг я смогу тебе помочь?
  
  - Ты мне поможешь, если вернёшь книгу, - процедила девушка, стиснув зубы и одновременно пытаясь допрыгнуть до вожделенного талмуда, который "муж" поднял заклинанием под самый потолок.
  
  Прищурившись, она повернулась на пятках и достала палочку.
  
  - Гермиона, просто скажи, что происходит... и я обещаю оставить тебя в покое.
  
  Та замерла, а потом медленно обернулась и одарила друга долгим внимательным взглядом, после чего медленно подошла к столу и села.
  
  - Хорошо. На самом деле, не происходит ничего такого, о чём стоит волноваться. - Волшебница нахмурилась и покачала головой. - Я просто не хотела ничего говорить, пока не буду уверена, что это сработает. Понимаешь, когда я тебе рассказывала легенду о мече Гриффиндора, мне в голову пришла одна идея: этот клинок заколдован, чтобы противостоять любому злу...
  
  - Да, помню. Я ещё спросил, можно ли его использовать против Волдеморта. Но ты возразила: мол, он наверняка уже нашёл способ противостоять этому мечу.
  
  Гермиона согласно закивала.
  
  - Всё верно. Но я задалась вопросом: а оградил ли Тот-кого-нельзя-называть от разрушительной силы меча Годрика свои крестражи? Сомневаюсь - это слишком сложно, а согласно моим последним исследованиям - практически невозможно. А так как крестраж - очень тёмная магия, то я уверена, что меч может его уничтожить. Но меня сильно волнуют возможные последствия столкновения такого древнего артефакта с такой поистине тёмной магией.
  
  Гарри прервал подругу:
  
  - И каких последствий ты опасаешься?
  
  - Ммм... думаю, что столкновение настолько противоположных материй приведёт к взрыву или чему-то в этом роде. Поэтому пытаюсь найти, какие именно чары наложил Гриффиндор на свой меч. Несколько я отыскала, но далеко не все. А из того, что нашла, пока ни одно не может вызвать взрыв.
  
  Девушка начала быстро листать лежавшие на столе книги и зачитывать из них какие-то фрагменты, которые, видимо, должны были хоть что-то пояснить собеседнику. Тот решил, что пока самая умная ведьма их поколения не перешла к чему-нибудь ещё более заумному и абсолютно непонятному, нужно срочно её остановить.
  
  - Гермиона, я же не такой умный, как ты. И мы оба это знаем. Почему бы тебе не пересказать всё это доступными словами? - Поттер улыбнулся и закрыл книгу, которая лежала перед подругой.
  
  Та выглядела несколько раздражённой, но, тем не менее, послушалась.
  
  - Я считаю, что мы можем разрушить крестраж мечом Гриффиндора без каких-либо серьёзных последствий.
  
  Гарри чуть не подпрыгнул.
  
  - Правда? Тогда почему бы нам это не проверить? Как считаешь, можно это сделать на кухне?
  
  - Вот видишь! Вот почему я ничего тебе не говорила. Ты замечательный, и я очень тебя люблю, но ты слишком часто забываешь подумать. Разве не помнишь, что мы с тобой узнали за этот год о крестражах? Они очень опасны. Помнишь, что стало с рукой Дамблдора, когда он прикоснулся к кольцу? Мы не можем допустить, чтобы подобное случилось с нами. Поэтому не пойдём уничтожать крестраж, пока не подготовим пути к отступлению и не будем уверены, что не получим травму.
  
  Парень сел напротив подруги и подпёр голову кулаком.
  
  - Знаешь, мне кажется, он повредил руку не когда попробовал уничтожить крестраж. - Гермиона открыла рот, чтобы возразить, но не успела, потому что в этот момент Поттер решил развить свою мысль: - Я имею в виду: когда мне было двенадцать, я уничтожил дневник Тома, проткнув его клыком василиска. Заметь - даже не мечом. И ничего не случилось: не было никакого взрывы или чего-то опасного для моего здоровья. Значит, либо во мне есть что-то особенное, что возвращает нас к моей теории, что я - крестраж, либо Дамблдор пострадал не от того, что уничтожил частичку души Тома.
  
  - Я не готова принять твою гипотезу. Я не верю, что ты - крестраж, - строптиво заявила девушка, сверкнув глазами.
  
  - Прекрасно. Значит, директор пострадал от чего-то другого. У него ведь почернела рука, так? Ммм... возможно, он просто надел кольцо.
  
  "Супруга" задумалась.
  
  - Он действительно говорил, что камень в кольце - один из Даров Смерти? Тот, который позволяет призвать в наш мир мёртвых, да?
  
  Гарри кивнул.
  
  - Ладно, Дамблдор уже старик, поэтому в его жизни был далеко не один человек, покинувший этот мир, и с которым директор хотел бы увидеться. А узнав в крестраже Тома один из Даров Смерти, он просто не смог удержаться. Вот и объяснение, почему у него пострадала только одна рука.
  
  - Вот видишь! Ты сама всё растолковала. - Юноша подмигнул подруге и нетерпеливо спросил: - Ну что, попробуем уничтожить крестраж?
  
  Признавая поражение, Гермиона тяжело вздохнула. Оба понимали, что Поттер этот спор выиграл. Тот не стал дожидаться ответа, а вместо этого буквально взлетел вверх по лестнице и, взяв из спальни меч с диадемой, тут же поспешил вниз.
  
  Дождавшись, пока подруга соберёт книги и пергаменты, он положил диадему на стол. Девушка при помощи магии отправила всё по местам, а сама замерла в дверном проёме, готовая в любой момент прийти на помощь. Несмотря на заверения Гарри, что всё будет в порядке, она, видимо, опасалась, что крестраж при ударе начнёт плеваться темномагическими заклинаниями или взорвётся... или случится что-нибудь ещё.
  
  Юный маг замахнулся мечом, и тут его взгляд упал на Гермиону.
  
  Их глаза встретились, и в глазах подруги он увидел страх. Именно в этот момент он понял, как сильно та рискует, пока находится рядом с ним. Девушка первая отвела взгляд, посмотрев на крестраж, но Гарри этот эпизод поразил в самое сердце. Каждая секунда, которую они проживут в прошлом, может повлиять на их будущее. Чтобы ему помочь, Гермиона всё поставила на карту, а он так легкомысленно относится к её безопасности, что даже не принял в расчёт её опасения. Поттер опустил меч.
  
  - Гермиона, - её напуганный взгляд метнулся к нему, - если считаешь, что не стоит - одно слово, и я остановлюсь.
  
  Та закрыла глаза и покачала головой.
  
  - Нет, ты прав. За всё это время я не нашла в книгах ничего, что противоречит моей теории. Ты же меня знаешь - я всегда сомневаюсь. Это вы с Дамблдором предпочитаете действовать. Поэтому я думаю, что всё будет прекрасно. Я просто... просто немного боюсь, вот и всё. Плохая из меня гриффиндорка, да?
  
  - Не говори глупостей. В одном твоем мизинце гриффиндорской храбрости больше, чем во всём остальном нашем факультете.
  
  Девушка несмело улыбнулась.
  
  - Ладно, тогда не будем тянуть время, - Гарри вернул улыбку, - а то мы ещё не завтракали.
  
  Он снова взмахнул мечом - теперь ему ничто не помешает уничтожить частичку тьмы в прекрасном украшении.
  
  Луч света, отразившийся от острого клинка, заставил полыхнуть камни в диадеме. Поттеру показалось, что меч нетерпеливо завибрировал в его руках, но решил не обращать на это внимание и просто воткнул клинок в металл. И всё. Раздался лязг и ... ничего не произошло.
  
  Положив меч на стол, юноша недоумённо поднял диадему и повертел её в руках. Гермиона подошла к нему.
  
  - Хм, полагаю, это не сработало.
  
  - Да, и теперь мне жаль, что я не рассказала тебе про свою идею раньше. Это сэкономило бы мне кучу времени, да и не волновалась бы я так.
  
  - Ты забыла про время, которое потратила на эти невразумительные талмуды, - Гарри передёрнул плечами.
  
  - Нет, думаю, что в поисках необходимой информации я бы всё равно прочитала эти книги.
  
  - Наверно, да.
  
  Они замолчали, рассматривая крестраж, пока, наконец, девушка не заметила:
  
  - Ты что-то говорил про завтрак.
  
  Поттер кивнул и направился к холодильнику.
  
  - А как насчёт того, чтобы ты тоже включилась в процесс готовки? Подозреваю, в этом Гермиона Грейнджер так же хороша, как и во всём остальном.
  
  - Нет, на самом деле с готовкой у меня всё печально.
  
  - Не может быть! Что трудного в обработке продуктов? Это явно не сложнее, чем варить зелья.
  
  - Нет, дело не в этом.
  
  Оторвавшись от нарезки грибов, парень на мгновение замер.
  
  - Так, теперь мне действительно любопытно. В чём тогда дело?
  
  - Ты обещаешь, что не будешь смеяться?
  
  Юный маг отложил нож, повернулся к подруге и скрестил руки на груди.
  
  - Нет.
  
  - Гарри!
  
  - Ладно-ладно, обещаю не смеяться, даже если это будет очень-очень забавно. Идёт?
  
  Девушка выглядела немного расстроенной, но, тем не менее, кивнула.
  
  - Хорошо.
  
  - Итак...
  
  - Из-за того, что моя мама - феминистка, она считает, что все вокруг учат девочек готовить, чтобы те в дальнейшем львиную долю времени проводили около плиты. А мужчины в это время могут бить баклуши. В результате она не стала учить меня готовить, и вдобавок у меня не было возможности изучать кулинарию самостоятельно. Миссис Уизли однажды попробовала меня научить, но... - Гермиона пожала плечами, - должна признать, что почти весь "урок" она критиковала мою маму и довольно скептически наблюдала за моими потугами. С тех пор я тщательно избегала подобных "уроков". Почему-то ни одного из своих сыновей учить готовить она не пробовала. И пусть я ей не дочь, она посчитала, что имеет полное право заставить меня учиться, причём в несколько приказном порядке.
  
  В глазах у Поттера застыло неверие.
  
  - Ты серьёзно?
  
  "Жена" глубоко вздохнула и отвела взгляд.
  
  - Да.
  
  - Значит, ты ждёшь, что следующие два года буду готовить я?
  
  У подруги достало совести немного покраснеть.
  
  - Ммм... нет, я пока об этом не думала, но теперь обязательно куплю поваренные книги и... надеюсь, это не так уж и сложно.
  
  Гарри закатил глаза и вернулся к грибам. Гермиона уже было собралась отчитать его за такую бесчувственность, но передумала - раз уж "муж" снова готовит завтрак на двоих, зачем его сердить?
  
  Когда она села за стол, "Харви" вновь заговорил:
  
  - Возможно, тебе стоит поискать заклинания, которые могут защитить крестраж от такого меча. Или поискать какие-то чары, которые сами по себе способны разрушить диадему.
  
  Подруга призвала книгу, которую читала до прихода "супруга", и, открыв её примерно посередине, снова погрузилась в чтение.
  
  Следующие несколько недель прошли безо всяких происшествий. Гермиона продолжала свои изыскания, искала самые разрушительные проклятия, а иногда даже обращалась к Гарри с просьбой помочь ей разобраться в том или ином вопросе. А тот планировал вылазку в большой мир, чтобы разузнать последние новости о Волдеморте. Периодически он встречался со своими родителями, Сириусом, Ремусом и Питером, и их совместные посиделки скрашивали рутину, отчего не так остро ощущалось отсутствие Рона.
  
  Хотя Поттер и скучал по рыжику, но почему-то не так сильно, как ему казалось вначале. Не то чтобы Гарри не ценил дружбу с младшим Уизли, но они с Гермионой уже добились многого, а вот если бы здесь был Рон, вряд ли бы у них это получилось. Но больше всего Поттер был удивлён тем, что его не тяготила перспектива целых два года не видеть мисс Уизли.
  
  Джинни была его девушкой, но прежде, чем в его голову пришла мысль, что именно она должна была составить ему компанию в путешествии в прошлое и изображать его жену, прошла целая неделя. Ведь играть роль супруги - лишь малая часть того, что для него делает Гермиона. И если уж быть кристально честным - едва ли не самая незначительная часть. Возможно, рыженькой и пришла бы в голову мысль использовать меч Гриффиндора для уничтожения диадемы, но если бы эта идея не сработала, девушка сразу же оказалась бы в тупике. За компанию со своим парнем.
  
  А тот прекрасно отдавал себе отчет, почему в это опасное путешествие следовало отправляться именно с Гермионой: он думал в первую очередь о миссии, а не о тёплом соблазнительном теле в своей постели.
  
  Юный маг тряхнул головой: как только он думал о фигурке подруги, у него сразу же портилось настроение. В общем, самое время выйти из дома и заняться уже, наконец, тем, ради чего они сюда прибыли. У него есть важная задача - найти крестражи и уничтожить их. Это Гермиона могла проводить кучу времени, зарывшись в книги. Он же - человек действия. Поттер планировал отыскать ставку Волдеморта и как следует там пошпионить, чтобы разузнать о Томе побольше. Спустя какое-то время план был готов. Оставалось только поговорить с "супругой".
  
  На следующий день они опять сидели за обеденным столом, поверхность которого едва-едва выглядывала из-под очередной груды книг. Гарри снова был разочарован. В конце концов, он не выдержал, захлопнул фолиант, который сейчас изучал, и стукнул им по столу. Гермиона с удивлением подняла голову и посмотрела на него.
  
  - Я больше не могу.
  
  Девушка подпёрла кулачком голову и поинтересовалась:
  
  - А что ты тогда можешь?
  
  - Думаю, пришло время действовать: я хочу провести разведку. Ведь должны же мы выяснить - крестраж Нагини или нет. Плюс узнать, где находится чаша.
  
  Подруга тяжело вздохнула, поскольку прекрасно знала: когда он говорит таким тоном - разубеждать бесполезно.
  
  - Хочешь, чтобы я пошла с тобой?
  
  Юноша покачал головой.
  
  - Нет. Думаю, будет лучше, если ты останешься здесь. Так ты будешь в безопасности. Единственное: помоги, пожалуйста, навести на мантию-невидимку чары, которые позволят ей плотно прилегать к телу, а то будет на ветру трепыхаться! И хорошо, если бы её никто не мог призвать при помощи Акцио.
  
  - Ладно. Кажется, я встречала подобные заклинания. Сейчас поищу. Но я настаиваю, чтобы ты захватил аварийный порт-ключ.
  
  - Аварийный порт-ключ?
  
  - Да. Я заколдую обычную булавку, которую ты приколешь к одежде: стоит её коснуться, как она тут же перенесёт тебя домой. Я постараюсь наложить такие чары, которым не страшен даже антиаппарационный и антипортключевой барьер.
  
  Следующие полчаса друзья готовились: девушка искала и накладывала заклинания, а Поттер просматривал книгу по сильным боевым чарам, которая попалась ему на глаза. Наконец, прихватив мантию-невидимку, Гарри вышел через чёрный ход в сад. На груди у него с трудом можно было разглядеть булавку с аварийным порт-ключом, а в карманах у разведчика лежали несколько колб с зельями (кроветворным и восстановительным).
  
  - Ладно, полагаю, мы всё предусмотрели, да? - поинтересовался он.
  
  Гермиона шла рядом, намереваясь проводить его до калитки.
  
  - Думаю, да... кроме...
  
  - Кроме чего?
  
  Неожиданно молодая волшебница обняла его за шею и поцеловала в щёку.
  
  - Будь осторожен, Гарри. И пожалуйста - никаких опрометчивых поступков. - Голос девушки слегка дрожал. Подруга обнимала его так, будто он - единственное, что её держит в этом мире.
  
  Поттер вернул объятия, крепко-крепко прижав к себе "жену", а потом поцеловал её в бархатную щёчку.
  
  - Обещаю, что буду осторожен. К тому же у меня есть аварийный порт-ключ. Всё будет хорошо, Гермиона.
  
  - Ладно, - вздохнула та и отстранилась, - возвращайся поскорее!
  
  - До скорой встречи.
  
  Девушка кивнула и слабо улыбнулась. Не говоря больше ни слова, Гарри набросил мантию- невидимку и беззвучно аппарировал (чтобы научиться этому трюку, он потратил несколько дней).
  
  А в соседнем доме за сценой прощания наблюдал Джеймс Поттер. Вначале он смутился, потому что стал свидетелем такого личного эпизода, но когда парочка поцеловала друг друга всего лишь в щёки, очень удивился. А когда на его глазах Харви завернулся в мантию-невидимку и растворился в воздухе, недоумение только возросло. Большинство мантий-невидимок, когда набрасываешь их на плечи, прежде чем скрыть хозяина от посторонних глаз сверкают и переливаются. Эта же будто стёрла парня. Насколько помнил Джеймс, так "работать" могла только его собственная мантия-невидимка, которая в данный момент находилась у Дамблдора.
  
  Поттер-старший нахмурился: если директор без разрешения кому-то отдал реликвию Поттеров, ему сильно не поздоровится. С одной стороны, хотелось немедленно броситься к Дамблдору и потребовать объяснений. Однако что-то остановило Джеймса. Ведь молодой мужчина доверял директору Хогвартса, а ещё - непонятно почему доверял Харви. За последние несколько недель у него была возможность познакомиться с новым соседом поближе. Правда, о своём прошлом тот говорил мало и неохотно, зато Джеймс теперь хорошо представлял его характер. И, по мнению Поттера-старшего, несмотря на тайны, окружавшие этого юношу и его жену, Харви был честен, прямолинеен, храбр и благороден.
  
  Четыре недели назад они с новыми соседями принесли друг другу клятву о ненападения, и пока ни по одного из них магия не покарала. Помимо этого, Джеймс часто видел, как Харви пользуется невербальными заклинаниями различной сложности, в то время как Гермия могла невербально применять только простейшие чары. Однажды он поинтересовался у девушки (Харви рядом не было), почему так происходит, и та призналась, что так и не смогла освоить большинство невербальных заклинаний, но её это совершенно не волнует.
  
  После этой беседы Поттер-старший по-настоящему зауважал нового соседа, который не нарушил слова и не раскрыл тайну даже собственной жене.
  
  Чтобы заработать уважение и доверие Джеймса этого оказалось достаточно. Харви сдержал обещание, не сделав исключения даже для самого близкого человека. Значит, ему действительно можно доверять - вне зависимости от тайн и недомолвок, которые его окружали.
  
  Именно на этом основании Джеймс Поттер принял решение, что продолжит доверять Харви и Гермии, но будет за ними приглядывать. На всякий случай. Он ведь не идиот. Поэтому ничего не рассказал Лили, посчитав, что та может отреагировать слишком бурно.
  
  
  Глава опубликована: 22.01.2013
  
  
  Глава 7. В логове змея.
  
  
  
  
  Гарри появился на старом кладбище, которое до сих пор являлось ему в ночных кошмарах. Несмотря на то, что он здесь был только раз, да и то недолго, этот пейзаж чётко врезался ему в память. Парень находился под мантией-невидимкой, но вокруг стояла такая оглушительная тишина, что он прекрасно понимал - любое неловкое движение: треск сучка или, например, камешек, поскакавший по склону - моментально выдадут его с головой. Поэтому прежде, чем сделать шаг, Поттер внимательно смотрел себе под ноги, не забывая при этом оглядываться по сторонам - вдруг наткнётся на Пожирателей или же попадётся какая-нибудь крыса или змея, а потом окажется, что это были шпионы Тома?
  
  Гарри пока не знал, стал ли уже Петтигрю Пожирателем, но рисковать не собирался. Убедившись, что вокруг по-прежнему ни единой живой души, парень пошёл чуточку быстрее, постепенно подбираясь к особняку, который стоял чуть в отдалении на холме. Когда он был здесь в прошлый раз, то не заметил никакого дома. Правда, тогда было темно. Но, тем не менее, юноша помнил этот дом по коллекции воспоминаний Дамблдора. Тогда он видел этот особняк с другой стороны, и ему показалось, что тот находится недалеко от кладбища, где Риддл мог раздобыть кости отца для ритуала воскрешения. Парень подумал, что с Тома станется устроить свою главную базу в том самом доме, где он убил собственную семью.
  
  Поттер шёл медленно и аккуратно, но, тем не менее, примерно за полчаса добрался до дома на холме. Очутившись около здания, юный маг неспешно обошёл его кругом, пытаясь найти вход, но всё было тщетно. Потоптавшись какое-то время около одной из стен, Гарри в растерянности замер. И что теперь? Этот момент он как-то не продумал. В конце концов, парень решил ещё раз провернуть тот трюк, который у них с Гермионой уже разок сработал - проникнуть в дом следом за каким-нибудь Пожирателем.
  
  Гарри ждал уже несколько часов. На всякий случай он поставил по периметру дома маленькие маячки: если кто-то пройдёт рядом с ними, у него в ухе раздастся тихий звон. Но никто так и не появился. Юноша уже весь извёлся, и в который раз обозвал себя идиотом. В конце концов, кто сказал, что Пожиратели пользуются дверью?
  
  Он пробовал заглядывать в окна, но те были такими грязными, что в них ничего не было видно. Когда стемнело, в нескольких комнатах зажёгся свет. Гарри медленно подобрался к ближайшему освещённому окну и теперь мог хоть что-то различить за заляпанными стёклами. Там обнаружились люди в чёрных мантиях. Некоторые стояли группками, кто-то - поодиночке, но всё было спокойно: видимо, хозяин вечеринки еще не объявился. Перебираясь от одного окна к другому, разведчик смог уловить несколько заинтересовавших его деталей. Первая - он видел группу из трёх человек, которые торопливо поднимались по лестнице на второй этаж. Поттер тут же предположил, что именно там сейчас и находится Риддл. Вторая - парень разглядел, как один из Пожирателей встал в центре комнаты, где на полу, кажется, виднелась Чёрная метка (точнее было сказать трудно - уж больно грязными были стёкла). Вот упиванец крутанулся вокруг своей оси... и пропал.
  
  К полуночи Гарри настолько вымотался, что буквально валился с ног. Хотелось есть и пить, в глаза словно насыпали песка, а ноги гудели, как чугунные трубы, по которым били молотком. Парень подумал, что ещё пять минут, и он просто свалится от истощения, поэтому осторожно отошёл подальше от дома и тихо аппарировал домой.
  
  Очутившись в холле, он устало стянул мантию и направился в гостиную. Вокруг было темно и тихо. Видимо, Гермиона уже легла спать, но на кухне виднелся свет. Зайдя туда, Гарри обнаружил плавающий в воздухе шар, освещавший тарелку с едой. Взмахом палочки Поттер прикрепил шар к потолку, и, оглядев аккуратно прибранную кухню, сел перед тарелкой и вдохнул аромат: да, если Гермиона за что-то берётся, то делает это идеально. Улыбнувшись, юный маг быстро принялся за поздний ужин.
  
  Покончив с едой, он убрал за собой и, погасив свет, побрёл в спальню.
  
  Когда на следующее утро Гарри проснулся, то обнаружил, что в постели, кроме него, никого нет, зато по дому витают сногсшибательные ароматы. Широко улыбнувшись, он накинул на себя одежду и, быстренько умывшись, слетел по лестнице на кухню.
  
  - Готовишь завтрак? - в его голосе прозвучало восхищение.
  
  Гермиона улыбнулась и подмигнула другу.
  
  - Да. Вижу, ужин ты вчера нашёл.
  
  Её "супруг" кивнул.
  
  - Да, спасибо, было очень вкусно.
  
  Девушка радостно улыбнулась и поставила перед Поттером полную тарелку.
  
  - Узнал вчера что-нибудь? Тебя долго не было.
  
  - Просто не хотел возвращаться с пустыми руками. А время в основном потратил на ничегонеделанье... в конце концов, даже не уверен, что раздобыл хоть каплю чего-то стоящего.
  
  Гермиона быстро проглотила кусочек мяса и поинтересовалась:
  
  - Почему? Там никого не было?
  
  Юноша устремил взгляд вдаль, как будто пытался рассмотреть нечто, ведомое лишь ему, а потом медленно покачал головой.
  
  - Там было полно людей. Полагаю, что волей случая и благодаря удаче я наткнулся на ставку Пожирателей. Но так и не смог найти способ проникнуть внутрь, не привлекая внимания. Но кое-что выяснить удалось: похоже, попасть в дом могут только те, у кого есть Метка.
  
  - Так ты сегодня снова туда пойдёшь?
  
  - Ну.... Не понимаю, что мне делать здесь. Похоже, главные совещания у них проходят на втором этаже. Не исключено, что именно там находится Тёмный Лорд. Хотел бы я узнать, что там происходит.
  
  Гермиона начала задумчиво выводить узоры на столешнице.
  
  - Думаю, попасть внутрь, не тревожа оповещалки, можно, но, если честно... я бы предпочла, чтобы ты находился снаружи их штаба.
  
  - Ммм... если сможешь придумать, как это сделать, буду очень признателен, потому что мне за целый день не пришло в голову ничего путного. Например, с помощью нескольких заклинаний постарался хотя бы приоткрыть окно - и без толку.
  
  Девушка нахмурилась.
  
  - А ты не пробовал обычный маггловский способ - приложить стакан к стене или окну?
  
  У парня округлились глаза.
  
  - Даже не подумал... ну, ты же понимаешь - магия и всё такое... Думаешь, сработает?
  
  - Держу пари, Волдемотру такое тоже в голову не придёт, поэтому - почему нет?
  
  Гарри кивнул и, закусив губу, пригладил длинные волосы, которые забавно топорщились.
  
  - Хорошо. Думаю, это сработает, но есть ещё одна проблема - как мне оказаться на уровне второго этажа? Ведь стакан нужно приложить именно к той стене, за которой проходит совещание Волдеморта и Пожирателей.
  
  - Это хороший план, - фыркнула подруга, - а твоя вторая проблема решается элементарно - ты ведь можешь просто взлететь на метле и зависнуть в нужном месте.
  
  - Гениально! Я всегда говорил, что ты умница. Но как быть с невидимостью? Как сделать, чтобы мантия-невидимка скрывала не только меня, но и метлу?
  
  - Есть у меня одна идея. Если хочешь - можем проверить.
  
  Поттер широко улыбнулся.
  
  - Ладно, а заодно проверим - смогу ли я что-нибудь услышать через отверстие в стакане, пока парю на метле под мантией-невидимкой.
  
  Он сказал это таким заунывно-торжественным голосом, что под конец фразы друзья весело расхохотались.
  
  - Может, стоит наложить на тебя заклинание, увеличивающие уши раза в три? - спросила Гермиона, хитро сверкая глазами и доставая палочку.
  
  Гарри подмигнул юной волшебнице и взмахом палочки заставил свои уши расти, пока те не стали размером с уши слонёнка Дамбо.
  
  - Думаешь, так будет лучше? К тому же с ними проще держаться в воздухе.
  
  Между приступами хохота Гермиона взмахнула палочкой и произнесла незнакомое заклинание. И в тот же момент Поттер почувствовал, как его уши начали двигаться на манер крыльев.
  
  - Теперь ты сможешь летать без метлы!
  
  Гарри вскочил на ноги и бросился к окну, чтобы взглянуть на своё отражение. Его большие уши неторопливо перемещались вверх-вниз, так что к взлёту он был готов. У парня был настолько комичный вид, что он тут же согнулся пополам от хохота.
  
  Немного успокоившись, юноша бросил взгляд на подругу. А увидев, что та весело смеётся, снова расхохотался. Не однажды Гермиона пыталась остановиться, но как только ей на глаза попадался Поттер со своими ушами, она не могла удержаться от смеха. Прошло Мерлин знает сколько времени, прежде чем Гарри снял заклинания с ушей.
  
  И вскоре "супруги" таки смогли вернуться к серьёзной конструктивной беседе.
  
  - А теперь к делу, - хриплым голосом начал парень, но в его глазах по-прежнему плясали смешинки. - Я совсем не уверен, что, поднявшись на метле, да ещё и под мантией-невидимкой, смогу приложить стакан к стене или стеклу.
  
  - Согласна. И сейчас мне искренне жаль, что в этом времени нет Фреда и Джорджа: мы могли бы позаимствовать у них ушки-подслушки, - и девушка с сожалением посмотрела на "мужа". - Ты ведь не захватил их, когда собирался в прошлое, так?
  
  Гарри с сожалением покачал головой.
  
  - Нет, не захватил. А ты сможешь такие сделать?
  
  Гермиона на мгновение задумалась.
  
  - Думаю, смогу, но кто знает, сколько на это уйдёт времени? Кроме того, я вплотную занимаюсь проблемой уничтожения диадемы.
  
  - Ладно... есть ещё какие-нибудь предложения?
  
  Девушка ненадолго замолчала.
  
  - Как думаешь, Рон носит с собой ушки-подслушки?
  
  Поттер пожал плечами.
  
  - Возможно. Близнецы подарили ему несколько опытных образцов, и я пару раз видел, как они выглядывали из кармана его мантии. Но какая разница? Рона-то с нами нет.
  
  - Нет. Но зато мы знаем, куда и в какой момент вернуться, чтобы с ним встретиться.
  
  Парень нахмурился.
  
  - Ты уверена, что это хорошая идея, и это перемещение не создаст каких-нибудь петель и парадоксов?
  
  - Уверена. К тому же, мы ведь не собираемся аппарировать туда-сюда всякий раз, когда нам что-нибудь понадобится.
  
  - Да, но нужно будет всё сделать быстро, ведь если я проведу там слишком много времени, есть риск столкнуться с самим собой.
  
  Гермиона энергично закивала, отчего её кудряшки запрыгали, и Гарри невольно залюбовался этой картиной.
  
  - Да, но мне кажется... - на середине фразы она замолчала, а потом пожала плечами, - похоже, для нас это самый лучший вариант. - Юный волшебник уверенно кивнул, и девушка продолжила: - Ладно, тогда ты отправляйся к Рону, а я на всякий случай куплю в деревне подходящий стакан и проделаю в нём дырку.
  
  Гарри был удивлён, что подруга не ухватилась за возможность повидаться с Роном, но возражать не стал. Она, конечно, сказала ему, что между ней и младшим Уизли ничего нет и быть не может, но Поттер не очень-то ей поверил. Он был уверен, что подоплёка всех их ссор и препирательств лежит гораздо глубже, чем кажется ей самой. Поэтому её отказ увидеть Рональда стал для него полной неожиданностью и заставил задуматься.
  
  Девушка ни словом не обмолвилась, что хочет повидать Рона, поэтому Гарри был вынужден поверить, что рыжий её не интересует. Но с другой стороны, это ведь не значит, что Гермиона не нравится Рону: просто чувства его лучшего друга не взаимны. Теперь главное - поддержать рыжего, когда тот узнает правду.
  
  Собравшись в мгновение ока, юная волшебница отправилась в деревню, а Гарри поднялся наверх, чтобы выпить Зелье Времени. Достав с полки знакомую флягу, он сделал глоток, и, сосредоточившись, аппарировал обратно в будущее.
  
  - Рон! - весело воскликнул Поттер, радуясь встрече.
  
  - Вот это да, Гарри! Как ты быстро! - младший Уизли вскочил со стула рядом с котлом. Похоже, второй староста Гриффиндора только-только устроился с комфортом, приготовившись к долгому бдению.
  
  - На самом деле я не видел тебя несколько месяцев.
  
  Рон недоверчиво улыбнулся.
  
  - А где Гермиона?
  
  - Осталась в прошлом. Мы ещё не закончили свою миссию... хотя пока всё складывается неплохо.
  
  - Отлично, э... а когда вы сделаете то, что задумали, и вернётесь... я ведь об этом даже не узнаю? Для меня всё пройдёт быстро, да? - младший Уизли рассмеялся. - Хм, если вы ещё не закончили, тогда что ты тут делаешь?
  
  Гарри улыбнулся ещё шире - он истосковался по своему забавному другу.
  
  - У меня всего пара минут. У тебя, случаем, не завалялись в карманах ушки-подслушки?
  
  Рон начал медленно опустошать карманы. На свет появилась упаковка портативного болота, горсть драже Берти Боттс, коробка перуанского порошка мгновенной тьмы, три шоколадные лягушки, несколько лакричных леденцов и, наконец, пара ушек-подслушек.
  
  - Вот, - рыжий протянул их Гарри. Тот с благодарностью взял их и задумчиво посмотрел на прочее содержимое карманов приятеля.
  
  - Не возражаешь, если я захвачу ещё и это? - поинтересовался он у друга.
  
  Рон посмотрел на кучу всякой всячины и нахмурился. Поттер тут же добавил:
  
  - Кроме лягушек и драже, конечно.
  
  Лицо приятеля тут же прояснилось.
  
  - Конечно, можешь. - Он положил сладости обратно в карман, а остальное передал Гарри. Тот благодарно улыбнулся.
  
  - Спасибо, Рон. А теперь мне пора возвращаться.
  
  Младший Уизли кивнул.
  
  - Развлекайтесь там с Гермионой.
  
  Мальчик-Который-Выжил на секунду замер, а потом медленно повернулся к рыжику. На мгновение задумавшись, Поттер решил, что если задаст вопрос, ничего страшного не случится.
  
  - Я могу у тебя кое-что спросить?
  
  - Конечно. Тебе ещё что-то нужно?
  
  - Меня только интересует, что случилось на четвёртом курсе, когда ты наорал на Гермиону из-за того, что она пошла на бал с Крамом.
  
  Рон настолько смутился, что его уши заполыхали.
  
  - А с какой стати ты вспомнил об этом именно сейчас?
  
  - Просто... - Гарри заколебался, - на днях мы с Гермионой припомнили этот случай и не смогли прийти к согласию. Если хочешь, я ничего ей не скажу.
  
  - Мне всё равно, скажешь ты ей или нет. Это касалось только меня. Мне тогда показалось, что болгарин использует её, чтобы выиграть турнир или помочь с задачами, а то и попросить как-нибудь вывести тебя из строя.
  
  Поттер нахмурился.
  
  - То есть ты не ревновал её из-за того, что она не пошла на бал с тобой?
  
  - Что? Нет! Ты о чём, Гарри? Я думал, ты меня хорошо знаешь... Я ведь всегда говорю то, что думаю, даже если это - несусветная глупость.
  
  Тот рассмеялся.
  
  - Да, точно. Ладно, я пошёл, скоро увидимся.
  
  Рон кивнул, а его лучший друг аппарировал из кабинета директора.
  
  Очутившись дома - Гарри сам не заметил, когда начал называть их с Гермионой особняк "домом" - он увидел, что "супруга" уже вернулась. Быстро наложив все необходимые заклинания и захватив с собой стакан и ушки-подслушки, парень вновь перенёсся к особняку Риддла, чтобы провести очередной день, пытаясь подслушать разговоры Пожирателей.
  
  Дни постепенно перетекали в недели. Гарри наблюдал за всем происходящим в особняке Риддлов, и очень часто его так и тянуло предотвратить очередную резню, которую планировал Волдеморт. Но парень понимал: стоит ему хоть чуть-чуть вмешаться и сорвать хотя бы одну такую акцию, как их с Гермионой прикрытие тут же рухнет. Ему постоянно приходилось себе напоминать, что все жертвы террора Тома давным-давно умерли, да и на карту поставлено слишком много.
  
  После пары недель таких "дежурств" Гарри начал брать с собой книги: в основном - по Защите от Тёмных искусств. Так он и проводил дни - читал о методах защиты и нападения, пытаясь отвлечься от ужасов, о которых говорили и которые планировали Пожиратели во главе с Риддлом. Вскоре юный маг начал воспринимать разговоры в особняке как фон, а сам в это время разучивал всё новые и новые заклинания. Это не значило, что он совсем не прислушивался к разговорам - просто не вдумывался в них, ожидая, что в один прекрасный день всё-таки услышит ключевые слова, которые, наконец, наведут его на след.
  
  Помимо того, что отвлекали, книги по Защите играли ещё одну важную роль: всегда ведущий активную жизнь Поттер с трудом проводил столько времени, застыв в воздухе на метле. Он быстро выяснил, что Пожиратели обычно собираются после обеда, поближе к вечеру, поэтому у него появилось свободное время. Его Гарри использовал, отрабатывая в саду за их домом выученные заклинания, зачастую доводя себя до полного изнеможения.
  
  Такие занятия вкупе с выматывающими "дежурствами" помогали держать себя в тонусе и сбрасывать напряжение. А оно возникало не только из-за подслушанных разговоров извращенцев- Пожирателей, но и от того, что рядом постоянно находилась Гермиона. Причём по ночам - очень близко. И он ничего не мог с этим поделать, хотя каждое утро напоминал себе, что встречается с Джинни. И вообще, Гермиона - его лучший друг.
  
  Гарри упорно пытался запихнуть эти мысли и рассуждения куда-нибудь подальше. Но игнорировать тепло девичьего тела, ласковых, заботливых глаз и нежной улыбки подруги с каждым днем становилось всё сложнее. Поэтому он начал тренироваться не только с утра до обеда, но и по ночам - после того, как возвращался из разведки. Несколько раз своими заклинаниями он наносил саду такой ущерб, что казалось, тот уже ничего не спасёт. А пару раз неправильно произнесённые заклинания били и по самому незадачливому магу, и "супруге" приходилось залечивать его синяки и раны. Иногда девушка и сама присоединялась к тренировкам, и тогда Поттеру было ещё труднее сосредоточиться на нужных движениях палочкой.
  
  Однако, даже несмотря на учёбу и книги, подслушивать разговоры Пожирателей становилось всё тяжелее. Прошло уже несколько месяцев, а у Гарри по-прежнему не было ни одной мало-мальской зацепки. Он уже начал отчаиваться: похоже, его надежды не оправдались. Парень даже стал подумывать, не стоит ли взять в заложники какого-нибудь Пожирателя и, наложив на него Империус, выпытать всё, что тому известно про крестражи. Но Гермиона эту идею приняла в штыки, и под таким напором её "мужу" пришлось сдаться.
  
  - Гарри, если мы будем действовать так же, как они, то чем будем от них отличаться? - яростно вопрошала девушка. У юного мага даже шевельнулась трусливая мыслишка, а не аппарировать ли ему обратно к особняку Риддлов.
  
  - Мне просто надоело подслушивать, Гермиона! - проскулил Поттер и состроил "щенячьи" глазки. - Ты даже не представляешь, о чём они говорят, когда сидят без дела. Рассказывают, сколько людей замучили, какие заклинания применили, как те подействовали и так далее... И они этим хвастают! Причём говорят таким тоном, будто обсуждают квиддич. Это просто ужас!
  
  Подруга глубоко вздохнула, и на её лице появилась печальная улыбка: похоже, она сменила гнев на милость. А потом подошла и крепко обняла "супруга".
  
  - Прости, Гарри... Я уверена, ты скоро обязательно услышишь что-нибудь полезное.
  
  А тот был совсем в этом не уверен, но и высвобождаться из объятий не спешил. Он уже давно убедился, что объятия Гермионы его действительно успокаивают. И, несмотря на то, что такая близость создавала новые проблемы, сейчас Мальчик-Который-Выжил ощущал себя на удивление целым. А ещё чувствовал какую-то правильность и комфорт. На самом деле, им всегда было комфортно друг рядом с другом, особенно после того, как они уже несколько месяцев спали в одной постели (пусть их спальню никто и не думал проверять). Просыпаясь поутру, юноша уже знал, что голова подруги лежит у него на плече, её рука обнимает его поперёк груди, её нога лежит поверх его ноги, а ноздри щекочут её волосы. И это было правильно и не доставляло никаких неудобств, ведь ему нравится даже аромат её шампуня.
  
  Парень настолько погрузился в собственные мысли, что после того, как вновь аппарировал к штаб-квартире Пожирателей, чуть не пропустил нечто очень важное. К счастью, слова "старый дневник" вовремя царапнули слух, и разведчик тут же насторожился. Гарри узнал голос молодого Люциуса Малфоя и теперь ловил каждое слово.
  
  - Я не настолько непочтителен, чтобы швыряться личными вещами Тёмного Лорда, как ты, Белла, - в голосе блондина читалась неприкрытая насмешка. - Конечно, я понимаю - Тёмный Лорд отдал тебе Чашу Хаффлпафф. Но зато мне он вручил свой личный дневник, что намного важнее, чем какая-то там старинная чаша. Думаю, это доказывает, кому он больше доверяет.
  
  В ушах Поттера раздались шаги.
  
  - Возможно, личный дневник Хозяина действительно ценная вещь, но мне Тёмный Лорд отдал на сохранение одну из величайших реликвий волшебного мира. И, на мой взгляд, время покажет, кому Хозяин доверяет больше.
  
  Люциус насмешливо хмыкнул.
  
  - Я разочарован. Не думал, что ты не сможешь в полной степени оценить важность личных вещей Тёмного Лорда - самого могущественного мага современности. Возможно, ты права, Беллатрикс, и чаша действительно очень ценный артефакт. Но мне кажется, Лорд сможет перевернуть этот мир так, что именно его личные вещи в будущем станут истинными реликвиями.
  
  Гарри осторожно заглянул в окно и увидел, как Лейстрендж одаривает Малфоя презрительным взглядом. Но продолжать спор она явно не хотела - видимо, чтобы не лишиться преимущества, которое уже завоевала. На лице женщины появилась злобная улыбка.
  
  - Возможно, так и будет, Люциус, но сейчас я по-настоящему счастлива, что Хозяин отдал мне на хранение свою вещь. Надеюсь, ты его дар надежно спрятал?!
  
  - Конечно. Помнишь про мой тайник в столовой, который может открыть только совершеннолетний Малфой?
  
  - Да. Однако я храню свои ценности в более надёжном месте - в самом безопасном месте магического мира. Правда, я добавила ещё и дополнительную защиту... особые чары, которые могу снять только я.
  
  Боясь пропустить хоть слово, разведчик буквально распластался по стене. В его голове мелькнула мысль, что Гермиона в очередной раз оказалось права - ему наконец-то повезло.
  
  - Ах да, знаменитое проклятие Беллатрикс. Неужели ты думаешь, кто-то будет настолько глупым, что попытается тебя обокрасть? - Юноша увидел, как опасно полыхнул взгляд Малфоя. Он помнил этот взгляд - Люциус явно хочет выжать из собеседницы побольше. Вряд ли тот собирается похитить Чашу, просто его девиз: владеешь информацией - владеешь миром.
  
  Лейстрендж запрокинула голову и расхохоталась.
  
  - Я не открою тебе свои тайны, мой хитрый друг. - Потом она резко наклонилась к Малфою. - Но если хочешь немного поразвлечься, могу рассказать тебе одну восхитительную историю...
  
  Гарри уже наслушался подобных историй - хватит до конца жизни. Он дёрнул ушки-подслушки, убрал их в карман и полетел в сторону кладбища. Очутившись неподалеку от могилы отца Тома, юноша аппарировал домой: ему не терпелось рассказать Гермионе о подслушанном разговоре.
  
  Очутившись на заднем дворе, парень спрыгнул с метлы, одним движением скинул мантию-невидимку, затолкал её в карман и сразу же бросился в дом. Когда он распахнул дверь на кухню, сидевшая там Гермиона от неожиданности подпрыгнула и тут же повернулась к нему с палочкой наизготовку. От этого резкого движения одна из книг, которыми был завален кухонный стол, упала на пол. Сообразив, кто пришёл, девушка тут же опустила палочку и немного неуверенно улыбнулась.
  
  - Я это сделал! - воскликнул Гарри и подскочил к волшебнице. Та распахнула объятия и он, не задумываясь, сначала её обнял, а потом оторвал от пола и, крепко прижав к себе, закружил по комнате. "Супруга" заливисто рассмеялась, и Поттер с удовольствием к ней присоединился. Когда кружиться уже было невмоготу, парень опустил подругу на пол и широко улыбнулся, сверкая глазами.
  
  Немного придя в себя, та поинтересовалась:
  
  - И что же ты сделал?
  
  - Я узнал нечто очень важное, о моя прекрасная жена! Понимаешь, важное! Наконец-то! Страшно вспомнить, столько я там просидел, слушая все эти ужасные россказни про пытки и понимая, что ничего не могу сделать.... И наконец-то сегодня услышал разговор о том, что нас с тобой так интересует.
  
  - Итак?! - протянула Гермиона, всем своим голосом подчёркивая нетерпение. - О чём был разговор?
  
  Гарри усадил подругу на стул, а сам опустился напротив.
  
  - Я подслушал разговор Беллатрикс Лейстрендж и Люциуса Малфоя. Они обсуждали подарки: какой из них лучше и важнее. Лейстрендж доказывала, что бесценная старинная реликвия гораздо важнее какого-то там старого дневника. - Юная волшебница нахмурилась, а потом кивнула, и "муж" продолжил:
  
  - Думаю, речь шла о старом дневнике Тома, который я уничтожил на втором курсе.
  
  - Конечно! - кивнула взволнованная девушка.
  
  - Какое-то время они спорили, чей подарок дороже, а потом Малфой заявил, что однажды любая вещь, когда-либо принадлежавшая Тёмному Лорду, станет гораздо ценнее, чем все артефакты Основателей вместе взятые.
  
  - Значит, Дамблдор был прав: у Беллатрикс есть нечто, когда-то принадлежавшее одному из Основателей.
  
  Юноша кивнул.
  
  - Да. Когда она спросила Малфоя, где он хранит дар Тома, тот сказал про секретный тайник в столовой. Помнишь, Рон рассказывал о нём ещё на втором курсе? Когда же Люциус спросил Беллу, где она хранит артефакт, та ответила, что там же, где и прочие ценности - в самом надёжном месте волшебного мира. И что добавила к защите какие-то свои чары.
  
  Гермиона вздрогнула.
  
  - Наверняка это какое-нибудь особо мерзкое проклятье. Она, случаем, не упомянула, какие именно чары навесила? Думаю, Люциус полюбопытствовал.
  
  Парень громко сглотнул.
  
  - Так и было. Но Лейстрендж больше ничего не рассказала, а только намекнула, что навела такие чары, которые может снять только она. - Подумав, что рано обрадовался, Гарри тяжело вздохнул. - Выходит, мы сделали шаг вперёд, но из тупика ещё не вышли. И я понятия не имею, что нам с тобой теперь делать.
  
  Девушка фыркнула.
  
  - Очевидно, речь идёт о Гринготтсе. Разве есть ещё какое-то место в магическом мире, о котором бы говорили, как о самом надёжном? Кроме того, Гринготтс вполне вписывается в гипотезы Дамблдора.
  
  "Муж" покраснел.
  
  - Ты права. Это действительно очевидно, но без тебя бы я никогда не додумался. Хорошо, место теперь мы знаем, но как это поможет достать крестраж?
  
  - Ты ведь можешь поджидать её около банка, так? В этом времени Пожирателей ещё не знают в лицо и не разыскивают всем Авроратом, а значит, она наверняка посещает своё хранилище. Ты мог бы подкараулить её около Гринготтса и вместе с ней проникнуть внутрь. Потом подождёшь, пока она не снимет все чары, попробуешь ёё отвлечь - и постараешься утащить артефакт.
  
  Мысленно пробежав по каждому пункту плана, Гарри медленно кивнул. Как и большинство планов подруги, этот состоял из нескольких частей и содержал несколько предположений. Но, как правило, идеи Гермионы срабатывали.
  
  - Да, я снова буду на метле под мантией-невидимкой. Так я буду невидим, и на меня никто не наткнётся.
  
  Девушка кивнула и улыбнулась - она была довольна, что Гарри так легко согласился с её планом. Но тут "супруг" громко застонал.
  
  - А я только обрадовался, что с тайным наблюдением покончено!
  
  Гермиона ободряюще улыбнулась.
  
  - Ну, у меня есть для тебя хорошие новости, которые наверняка поднимут тебе настроение.
  
  - Правда?
  
  - Ага. - Теперь на губах волшебницы играла довольная улыбка. - Твои родители пригласили нас отметить с ними Рождество!
  
  
  Глава опубликована: 25.01.2013
  
  
  Глава 8. С Рождеством!
  
  
  
  
  Следующие несколько недель Гермиона и Лили с головой погрузились в подготовку к празднику. Порою Гарри казалось, что из их гостиной сделали склад для мишуры, омелы, еловых веток и стеклянных шаров. Мишура и прочие украшения - это ерунда, а вот омелы парень старательно избегал - будто в них действительно жили нарглы. Между ним и Гермионой появилось странное напряжение, и поцелуи под омелой явно не помогут его снять.
  
  За неделю до Рождества Гарри и Джеймс отправились выбирать новогоднюю ёлку. Они, конечно, могли трансфигурировать дерево из любого стула, но тогда терялось очарование праздника, поэтому парни, с маггловскими инструментами наперевес, отправились за ёлкой в лес.
  
  - Ты можешь назвать мне хоть одну вразумительную причину, - сквозь плотно сжатые зубы поинтересовался Гарри у напарника, пытаясь справиться с двуручной пилой, - почему мы просто не можем срезать её Секо?
  
  Держа пилу со своей стороны и пытаясь двигать её ровно (чему сильно мешал напарник), минуту спустя Джеймс ответил:
  
  - Магглы очень любопытны, поэтому мы с тобой должны взмокнуть от пота, Харви.
  
  Перебрасываясь ничего незначащими фразами, волшебники медленно подпиливали дерево, незаметно друг для друга накладывая облегчённый вариант режущего заклятия. Спустя час они всё-таки обзавелись двумя пушистыми красавицами, которые погрузили на пикап, взятый напрокат в деревне.
  
  Когда они вернулись, Поттер-старший помог Гарри занести ёлку к нему домой. В гостиной они обнаружили своих "половинок": те сидели на диванчике перед камином, пили горячий шоколад и вели неспешную беседу. "Харви" улыбнулся девушкам и почувствовал, как по телу разливается приятное тепло - будто он сам пил горячий напиток.
  
  - Эй, а где нам? - спросил Джеймс и потряс головой, чтобы вытряхнуть из волос снег и иголки.
  
  - На кухне на столе, - улыбнулась мужу Лили, даже не пытаясь подняться. Гарри сходил на кухню и принёс ещё две чашки с шоколадом, вручив одну из них отцу. Джеймс сел рядом с женой, приобнял её за плечи и откинулся на спинку дивана. Гарри мельком глянул на отца и, сев рядом с Гермионой, скопировал его жест. После замечания Сириуса, что Харви с Гермией ведут себя так, будто женаты лет пятьдесят, а не год, Поттер-младший старался тщательно копировать отношение его папы к маме. Надо сказать, поначалу неловкости между лучшими друзьями стало ещё больше, но, тем не менее, пока на их странные для супругов отношения никто внимания не обращал. А спустя пару недель случайные касания, объятия и поцелуи в щёчку стали для Гарри с Гермионой привычным делом.
  
  - Ты согласен, Харви? - спросила Гермиона, неожиданно вырвав того из задумчивости.
  
  - Извини, ты о чём?
  
  Джеймс рассмеялся, а девушка недовольно посмотрела на "супруга" и повторила:
  
  - Я пригласила Джеймса и Лили остаться с нами на обед, а потом всем вместе нарядить ёлку.
  
  - Да, конечно. У меня в духовке стоит большой горшок с тушёным мясом, которое томится уже полдня. Думаю, на четверых там хватит.
  
  Джеймс казался потрясённым.
  
  - Так это от твоего блюда такой восхитительный аромат?
  
  Гарри просто кивнул, а Гермиона решила пояснить:
  
  - Харви изумительно готовит. В отличие от меня он любит импровизировать. Я же могу приготовить что-нибудь более-менее съедобное, только когда постоянно смотрю в рецепт. Да и то, если речь идёт о чём-то несложном - вроде каши или пасты. А ему даже рецепт не нужен - он просто смешивает всё в кучу, и в результате выходит изумительное блюдо. Очень выгодный муж.
  
  - Ничего себе, это просто невероятно... Тебе действительно очень повезло с мужем, Гермия! - рассмеялась Лили.
  
  - Эй! - моментально возмутился Джеймс. - А как же я? Тебе со мной тоже очень повезло!
  
  Молодая женщина подмигнула любимому.
  
  - Конечно, ты у меня самый лучший, но умение готовить возносит на пьедестал именно Харви. Учись.
  
  Все четверо весело рассмеялись, после чего основной темой разговора постепенно стала ёлка. Друзья решили не ограничиваться одними только магическими украшениями. В итоге сильный пол занялся магловским убранством, а в это время Лили и Гермиона наколдовывали и развешивали украшения по всему дому, заставляя все вокруг сверкать и переливаться. Парням дали задание сделать гирлянду из поп-корна, но едва к ним в руки попали два больших стакана жареной кукурузы, как они тут же начали ею друг в друга кидаться.
  
  Всё началось со случайности: Гарри уронил одну кукурузину на колени и щёлкнул по ней ногтем, чтобы сбросить в ведёрко, стоявшее у его ног. Но, видимо, не рассчитал, и вместо этого угодил Джеймсу прямо в нос.
  
  - Ой, извини, я не хотел. Я всего лишь старался попасть в ведёрко.
  
  - Неужели? - скептически протянул напарник. Он внимательно посмотрел на свой стакан с поп-корном, а потом молниеносно схватил горсть кукурузы и швырнул её Гарри в лицо.
  
  Тот потрясённо уставился на отца, а потом нехорошо прищурился и взял из своего ведёрка две горсти кукурузы.
  
  - Ах, так? Тогда война!
  
  Чтобы избежать встречи с дождём из поп-корна, Джеймс моментально спрятался за диваном. Нарочито покачав головой, он достал палочку и, повинуясь его жесту, на хозяина дома обрушился ливень из жареной кукурузы. Пытаясь покинуть "зону поражения", Гарри в свою очередь выхватил палочку и тут же очутился за спиной у Джеймса. Поттер-младший ловко ухватил отца за воротник и наколдовал горку поп-корна прямо у того за шиворотом.
  
  Джеймс сделал страшные круглые глаза, и только собрался со всем достоинством ответить противнику, как внезапно понял, что парализован. Впрочем, не он один.
  
  - Думаю, достаточно. Вы усыпали поп-корном всё вокруг, кроме ёлки! - голос Гермионы не предвещал ничего хорошего, а искры на конце её палочки, которая указывала на парней, заставили тех нервно сглотнуть. - Если продолжите в том же духе - всю сегодняшнюю ночь будете изображать камни.
  
  Обведя обоих внимательным взглядом, который, вероятно, должен внушать хорошее поведение, девушка сняла заклинание. Волей-неволей провинившимся пришлось вернуться к нанизыванию жареной кукурузы на верёвку.
  
  - Харви, у тебя кукуруза в волосах, - заметил Джеймс, стараясь не рассмеяться.
  
  Пытаясь избавить свои длинные волосы от поп-корна, Гарри тряхнул головой.
  
  - Просто отлично. Уверен - у тебя за шиворотом тоже полно кукурузы.
  
  Поттер-старший расхохотался.
  
  - Не сомневайся!
  
  Спустя какое-то время они, наконец, закончили с гирляндой, после чего хозяева дома проводили Лили с Джеймсом. Решив, что этот долгий насыщенный день закончился, Гарри настолько расслабился, что совсем забыл про омелы. К сожалению, именно в такие моменты его отец отличался наблюдательностью.
  
  - О нет, Харви, какая жалость... теперь ты обязан подарить своей прекрасной жене поцелуй! - Джеймс в притворном ужасе приложил ладонь к щеке.
  
  Пытаясь замаскировать нервозность, Гарри рассмеялся.
  
  - О нет... и что же мне теперь делать? - и прежде, чем Поттер-старший успел вымолвить ещё хоть слово, а Гермиона - попробовала сбежать, парень обнял "супругу" за талию и нежно поцеловал в губы. Правда, быстро прервал поцелуй.
  
  Гости рассмеялись.
  
  - Надеюсь, обычно он не целует тебя так по-ханжески! - раздался голос Джеймса уже из-за порога. Гарри моргнул и отвёл взгляд от прекрасных карих глаз.
  
  - Мерлин, нет... Он никогда раньше не отпускал меня так быстро, - улыбнулась та соседям и закрыла за ними дверь. После чего с тяжёлым вздохом опёрлась о косяк. - Мы чуть не попались, да?
  
  - Да, вполне могли проколоться. И я по-прежнему не понимаю - зачем было развешивать омелу по всему дому?
  
  Девушка повесила голову, позволяя волосам закрыть порозовевшие щёки.
  
  - Учитывая, что "поженились" мы совсем недавно, я подумала: если её не будет, это может вызвать подозрения.
  
  Молча согласившись с подругой, Гарри пожал плечами. И тут же его мысли перескочили на подарок для неё. Чаще всего он дарил ей книги, и единственное, что его тогда волновало - как угадать и вручить то, что она ещё не читала. Но сейчас юный маг был уверен - девушка должна получить от него нечто особенное. Конечно, молодой муж обязан дарить своей супруге что-то дорогое и красивое, но он хотел сделать подарок именно Гермионе - лучшей подруге, которая за ним - в огонь и в воду... Её неоценимая помощь все эти месяцы просто заслуживает более вдумчивого подарка, чем обычно.
  
  Оставшиеся до Рождества несколько недель пронеслись со скоростью света. У Гарри большая часть времени уходила на наблюдение за Гринготтсом, учёбу и волнение за подарок для Гермионы. В конце концов, за покупками пришлось идти прямо в Сочельник - за несколько часов до наступления Рождества. Но даже несмотря на это он успел себя накрутить, что его подарок не такой полезный и уместный, как казалось раньше.
  
  Рождественским утром "Портеры" проснулись довольно поздно и обнаружили, что окрестности окутаны плотным туманом, а земля покрыта искрящимся снегом.
  
  - Кажется, наше с тобой жилище неожиданно очутилось в облаке, да? - с лёгкой улыбкой на губах поинтересовался Гарри у подруги.
  
  Потянувшись на кровати, Гермиона встала, подошла к окну и остановилась рядом с "мужем". Тот естественным движением обнял её за талию и привлёк к себе.
  
  - Удивительно - даже дома твоих родителей не видно.
  
  - Думаю, сегодня нам придётся воспользоваться камином. Иначе заблудимся, - усмехнулся Гарри, обняв девушку покрепче.
  
  - Нет...Так мы идём открывать подарки? - рассмеялась Гермиона и первой бросилась из спальни вниз.
  
  "Супруг" отставал от неё ненамного, и спустя несколько мгновений друзья уселись под ёлкой прямо на пол. "Это лучшее рождественское утро в моей жизни", - пронеслось в голове у Гарри. Он окинул комнату счастливым взглядом: Гермиона сидела на коленях и перебирала подарки, выискивая среди них свои; загадочно мерцала ёлка; весело потрескивал огонь в камине, а под потолком летали хрустальные шары с фигурками снеговиков. Такого Рождества у него ещё не было: В Хогвартсе подарки каждого ученика лежали около его кровати, ну а про Дурслей и вспоминать не хотелось - те были слишком жадными, чтобы тратиться на подарки нелюбимому племяннику.
  
  - Ой, что это, Гарри? - спросила "жена", выползая из-под разлапистой ели с небольшой коробочкой в руках.
  
  Тот широко улыбнулся и подумал, что, похоже, подруга уже догадалась - внутри её ждут какие-то драгоценности. Что ещё может заставить так сверкать глаза любой девушки?
  
  - Думаю, тебе стоит открыть, и ты всё узнаешь.
  
  Гермиона задорно кивнула, заклинанием разрезала ленту, порвала обёрточную бумагу и обнаружила чёрную бархатную коробочку. Одарив друга сияющим взглядом, волшебница слегка растеряно и в тоже время с предвкушением улыбнулась.
  
  - Гарри, ты не должен был...
  
  Тот рассмеялся.
  
  - Неужели?! Тогда давай сюда - отнесу обратно в магазин.
  
  Щёки девушки вспыхнули румянцем.
  
  - Нет...
  
  - Гермиона, не говори ерунды. Мы жили довольно экономно, поэтому о деньгах беспокоиться не стоит. Кроме того... я хотел подарить тебе нечто особенное - что скажет за меня "спасибо" лучше любых слов. Спасибо, что помогала мне, начиная с первого курса, а отдельно - за последние несколько месяцев.
  
  Гермиона порывисто обняла "мужа" за шею и прошептала на ухо:
  
  - Спасибо.
  
  - Ты ведь ещё не открыла.
  
  - Да, но я уверена, что мне очень понравится.
  
  Выпустив "супруга" из объятий, которые длились чуть дольше, чем положено друзьям, девушка открыла коробочку. Внутри лежал бриллиантовый кулон, а к нему - серёжки. Подвеска в виде капли тут же начала переливаться на свету.
  
  - Гарри, это... это прекрасно! И что мне теперь делать - мои подарки с такой красотой точно не сравнятся!
  
  - Что бы ты для меня не выбрала, уверен - мне понравится.
  
  Гермиона в волнении закусила губу, а потом вытащила из-под ёлки несколько свёртков и протянула их юноше. Тот довольно улыбнулся - с подарком он явно угадал: глаза подруги просто сияли, а на её губах играла мечтательная улыбка. Она была так очаровательна! Мордред! Гарри быстро перевёл взгляд на подарки.
  
  - Это всё мне? - недоверчиво спросил он. Девушка кивнула.
  
  - Это единственное, что пришло мне в голову. К тому же, своего у тебя никогда не было. Это только твоё. Это ужасно практично, но... в общем, надеюсь, тебе всё-таки понравится.
  
  "Муж" наградил её скептическим взглядом, а потом снова посмотрел сразу на четыре свёртка. Из объяснений он ничего не понял, поэтому без дальнейших расспросов сорвал оберточную бумагу с первого. Под ней оказалась обувная коробка. Гарри откинул крышку и удивлённо посмотрел на подругу.
  
  - Ботинки?
  
  - Э, да. Я решила обновить твой гардероб. Это - Dr. Marten. Их считают удобными и практичными. Это - аналог армейских ботинок, только на более мягкой подошве. Я знаю, что ты сам приобретаешь себе одежду, но только магическую, а магловской тебе никогда не покупали... В общем, я подумала, что многие вещи тебе пригодятся. К тому же, потом ты сможешь забрать их с собой - я постаралась выбрать практичную классику, которая не выходит из моды. Кстати, ты легко сможешь носить их в обычном мире.
  
  Юный маг опустил взгляд на чёрные ботинки на толстой подошве со шнуровкой и рассеяно кивнул. После чего потянулся к следующей коробке - как оказалось, там лежали белые кроссовки. В третьей нашлись две пары джинс, спортивный костюм, пять футболок разных цветов, несколько классических рубашек и короткий жакет из чёрной замши. В последней коробке лежала кожаная куртка.
  
  - Здорово! Спасибо, Гермиона! - воскликнул Гарри, надевая куртку. - А откуда ты узнала мой размер?
  
  Та пожала плечами.
  
  - Я и не знала. Просто, ну... в общем, я же представляю, какого ты роста... примерно... поэтому купила на глаз. И, кроме того, если что-то не подойдёт, всё можно поправить магией.
  
  "Супруг" усмехнулся.
  
  - Один из плюсов магии.
  
  Закончив с подарками, друзья выпили горячего шоколада с вафлями и начали собираться на вечеринку к соседям. Спустя полчаса уже надевший обновки "Харви" занимался подарками для родителей, а Гермиона в это время заканчивала приводить себя в порядок. Зайдя в гостиную, парень споткнулся и выронил волшебную палочку, которая закатилась под ёлку. Встав на колени и стараясь не обращать внимания на колючее дерево, он потянулся за палочкой и не заметил, как в комнате появилась "жена".
  
  - Гарри, я тут подумала...
  
  - Это для тебя обычно, - пропыхтел тот, ползком выбираясь из-под ёлки с палочкой в руке.
  
  - Не всегда. В общем, я подумала, что твоя мама беременна уже два месяца, и сегодня может всем об этом рассказать.
  
  Юноша резко сел на пятую точку и широко распахнутыми глазами уставился на подругу.
  
  - Гермиона, ты выглядишь просто потрясающе! - выпалил он прежде, чем понял, что сказал.
  
  Девушка счастливо улыбнулась.
  
  - Ты и правда так думаешь?
  
  Пробежав глазами по фигурке "супруги", Поттер кивнул. Та была одета простенько, но ... привлекательно. На ней были классические сапожки на тонких каблучках, расклешённая черная юбка выше колена и изумрудный свитер из тонкой шерсти с довольно глубоким вырезом. Волосы она умудрилась уложить в аккуратную ракушку, оставив несколько коротких завитков вокруг лица, которые придавали ей игривости. Волшебница воспользовалась минимумом косметики - только подчеркнула красоту глаз, а из украшений надела рождественский подарок Гарри. Просто, элегантно, очаровательно и сногсшибательно.
  
  На какое-то время молодые люди замерли, бессмысленно улыбаясь и не в силах отвести глаз друг от друга. Наконец Гермиона кашлянула и отвела взгляд.
  
  - Спасибо. Но я говорила о том, что твоя мама сегодня может объявить о своей беременности, и ты должен быть к этому готов.
  
  Парень несколько рассеянно кивнул.
  
  - Хорошо, постараюсь изобразить удивление.
  
  Они бросили летучий порошок в камин, и спустя несколько мгновений оказались в празднично разукрашенном доме Поттеров. Но едва выступив из камина, тут же угодили в одну из шутливых ловушек Сириуса. Подняв головы, ребята увидели омелу, которая не давала сделать ни шагу, пока они не поцелуются.
  
  Гарри впился сердитым взглядом в веселящегося крёстного, который только беззаботно усмехнулся.
  
  - Что? Как будто ты никогда её не целовал! И, кстати, Харви, это должен быть настоящий поцелуй с использованием языка - клевок в губы не прокатит.
  
  - Напомни мне снять это до появления родителей, - вполголоса попросил Джеймс у Лили, наблюдая за гостями.
  
  Услышав, что сегодня здесь будут родители его отца, Гарри удивился: о них ему никто, никогда и ничего не рассказывал, и он искренне считал, что те умерли задолго до его появления на свет.
  
  Из раздумий его выдернула Гермиона - обняла за шею, крепко прижимаясь всем телом. Юноша одарил её удивлённым взглядом.
  
  - Это всего лишь ещё один шанс подтвердить нашу легенду! - шёпот обжёг ему ухо.
  
  Поттер-младший опустил на пол свёртки с подарками и подумал, что, наверно, это хорошая мысль. Девушка стояла перед ним как никогда близко, а в её красивых, лучистых глазах светился вызов. И Гарри решил его принять: он крепко обнял подругу и, слегка наклонив голову, коснулся губами её губ. Попробовав их на вкус, он пошёл в атаку - сплетение языков, покусывание губ... Гермиона застонала и прижалась ещё крепче: казалось, она хотела в нём раствориться. Гарри чувствовал её всю - колени, талия, грудь, которая так сильно в него впечаталась, что стало жарко, тонкая шея в ладони... и только огромным усилием воли он удержался от желания толкнуть её к стене и, прижавшись как можно сильнее, завести поцелуй так далеко, как только она позволит.
  
  - Может, окатить их холодной водичкой? Чтоб остыли? - раздался у них за спинами насмешливый голос Ремуса. Парочка резко оторвалась друг от друга.
  
  - Думаешь? - вскинув одну бровь, хмыкнул Сириус. - Ну, зато теперь понятно, почему вы не целуетесь на людях.
  
  Остальные рассмеялись и двинулись к столу. О случившемся моментально забыли все, кроме двух непосредственных участников события. Гарри подумал, что теперь ему станет ещё хуже, а голове крутилась только одна мысль - как он теперь будет спать с ней в одной постели?! А вот мысли Гермионы оставались загадкой: если сразу после поцелуя "жена" была взволнована и в её глазах читалась буря эмоций, то теперь она выглядела, как ни в чём ни бывало.
  
  "Гермия" помогала Лили накрывать на стол, смеялась над шутками Мародёров и вообще вела себя так, будто не произошло ничего особенного. Гарри решил, что ему следует взять с неё пример, иначе окружающие могут что-нибудь заподозрить. Вместе с тем он был поражён актёрскими талантами подруги. А ещё - немного разочарован, что для Гермионы их поцелуй - всего лишь очередное доказательство их "семейных" отношений. Поттер пытался себя убедить, что это к лучшему, ведь он по-прежнему был парнем Джинни, и вряд ли устоит, если Гермиона начнёт испытывать к нему нежные чувства.
  
  От внутренней борьбы его отвлекло появление бабушки с дедушкой. Взглянув на своего деда, юноша понял, что они с отцом здорово на него похожи, только его волосы были полностью седыми, а глаза отливали чистой синевой. Мистер Поттер так энергично пожал Гарри руку, что голове у того мелькнула мысль о службе в магловских войсках. А вот его бабушка оказалась полной противоположностью мужу. Если тот был высок, строен и подтянут, а единственное, что выдавало его возраст - шевелюра, то она была типичной английской пожилой леди: седые волосы сколоты в обычный аккуратный пучок, искрящиеся добротой ореховые глаза обрамляет сеточка морщинок, а в руках - корзинка с вязанием.
  
  - Лили, дорогая, дай-ка на тебя взглянуть ... хммм... нас сегодня ждёт объявление? - хитро улыбнулась старшая миссис Поттер.
  
  - Мм... я хотела подождать, пока все рассядутся... но, раз вы спрашиваете... - она неуверенно оглянулась на мужа. Джеймс моментально оказался около неё и ободряюще обнял.
  
  - Я хочу вам сообщить, что в нашей семье будет прибавление.
  
  - Сохатый, вы решили купить домашнее животное? - воскликнул Сириус.
  
  - Кажется, вон то яблоко очень поможет кому-то замолчать, - хмыкнул мистер Поттер, красноречиво глядя на Блэка. - Думаю, мой сын хочет сообщить что-то важное.
  
  - У нас будет ребёнок, - возвестил Джеймс, а на его лице расплылась широкая, счастливая улыбка.
  
  Потрясённый Гарри присоединился к поздравлениям. Пусть с тех самых пор, как они тут оказались, он знал, что его мать беременна, но и представить себе не мог, как его ошеломит это объявление. Он-то думал, что это его не сильно заденет, но, как оказалось, был неправ. У него перед глазами теперь постоянно маячило счастливое лицо отца, и появилось ощущение, что время неумолимо приближает трагическую развязку.
  
  Ужин прошёл шумно, радостно и весело. Еда была восхитительной, а выбор алкогольных напитков - огромным. Но погружённый в собственные мысли Гарри не принимал участия в шутках и разговорах. Сейчас он пытался осмыслить случившееся и принять решение. Ему нужен план. Прежде, чем убить Волдеморта, следовало уничтожить его крестражи, а, кроме того, сделать так, чтобы Тёмный Лорд никогда не появился в Годриковой Лощине. Теперь, когда он узнал своих родителей поближе, Гарри и подумать не мог, что снова их потеряет. Он сделает всё возможное... и невозможное.
  
  После ужина все расселись около ёлки и занялись вручением и распаковкой подарков. Роль Санта Клауса взял на себя хозяин дома: надев красный колпак, он доставал подарки из-под дерева, громко зачитывал имя и передавал очередной свёрток адресату. Скоро и до "Харви" дошла очередь.
  
  - Это вам обоим, - Джеймс улыбнулся соседям, - от нас с Лили. Думаю, для этого в вашем доме место найдётся... Так или иначе, надеюсь, вам понравится.
  
  Гарри принял у отца коробку и, сглотнув ком в горле, вымолвил:
  
  - Спасибо. Конечно, понравится.
  
  Сев рядом с подругой, юноша разорвал упаковочную бумагу и увидел деревянные часы. Усмехнувшись, он показал их Гермионе. Та очаровательно улыбнулась и прошептала ему на ухо:
  
  - Какой подходящий подарок для путешественников во времени.
  
  
  Глава опубликована: 28.01.2013
  
  
  Глава 9. Игры с огнём.
  
  
  
  
  За следующую пару дней Гарри убедил себя, что поцелуй с Гермионой под омелой следует занести в категорию "то, о чём не стоит вспоминать". Вернувшись из гостей, друзья, как обычно легли спать. На следующее утро хозяйка дома встала пораньше, и к пробуждению "супруга" всё праздничное убранство пропало. Кроме такого архибыстрого исчезновения украшений и омелы девушка ни словом, ни жестом не напомнила о памятном случае. Спустя неделю Поттер начал сомневаться - а был ли поцелуй? Только некое напряжение между ним и подругой, которое, несмотря на замалчивание, никуда не делось, напоминало парню, что поцелуй ему не приснился, и его живое воображение тут не причём.
  
  Постепенно всё возвращалось на круги своя: напряжённость спадала, а юноша ждал, когда рядом с Гермионой перестанет, наконец, мечтать о ещё одном поцелуе. А потом настал день святого Валентина.
  
  Гарри решил, что раз для всех они недавно поженились, то на всякий случай стоит (а вдруг кто спросит!) купить "жене" огромный букет роз.
  
  Утром четырнадцатого февраля Поттер пораньше аппарировал в маггловский Лондон и купил там пятьдесят одну розу. Вернувшись домой, он обнаружил подругу у окна гостиной с книгой в руках. Парень тепло улыбнулся - для "супруги" это место стало любимым, и именно там она чаще всего сидела с каким-нибудь фолиантом. В этот момент юная волшебница подняла голову и увидела в дверях друга с охапкой бледно-розовых цветов.
  
  - Гарри! Какие красивые! Ты купил их для меня? - лицо Гермионы осветила очаровательная улыбка.
  
  Тот усмехнулся и кивнул, протянув букет подруге, которая вскочила с кресла.
  
  - Я подумал... ну, ты же знаешь - сегодня день святого Валентина... а мы вроде как недавно поженились...
  
  "Харви" заметил, как после этих слов девушка напряглась, а её улыбка померкла. "Чёрт, ну кто тебя тянул за язык!" - дал он себе мысленный подзатыльник.
  
  - Это просто подарок на день святого Валентина, - постарался объяснить юный маг.
  
  Гермиона кивнула и вновь улыбнулась, но по сравнению с первой эта улыбка казалась немного натянутой и не такой радостной.
  
  - Конечно, Гарри. Ты молодец! Недавно женатый мужчина обязательно должен на праздник всех влюблённых подарить своей половинке какой-нибудь замечательный подарок. Пойду, поставлю их в воду.
  
  Она убежала. А растерянный "супруг" остался стоять посреди гостиной. И подумал, что сделал что-то не то и расстроил подругу. Ведь до того момента, как он начал объяснять причину этого поступка, девушка искренне обрадовалась - достаточно было увидеть, как радостно блестели её глаза. Юноша был готов поклясться, что настроение Гермионы испортилось после слов "вроде поженились". Раздражённо взлохматив волосы, Поттер решил срочно принять меры. Развернувшись на месте, он аппарировал на Косую аллею и кинулся по магазинам в поисках подходящего подарка. Наткнувшись в одной из лавок на браслет с защитными рунами, Гарри упаковал его и сразу же вернулся домой. На этот раз он нашёл подругу на кухне с ложкой в руках - та что-то помешивала в кастрюльке, а в воздухе витал мясной аромат. Положив у неё за спиной на стол красную коробочку, хозяин дома тихо вышел, чтобы принять душ. Поднимаясь на второй этаж, юный маг чувствовал, как сильно бьётся сердце - он боялся ещё раз проколоться. А когда минут через пятнадцать спустился на кухню, Гермиона встретила его подозрительным взглядом.
  
  - Что это?
  
  Когда Гарри увидел у неё в руках браслет, то ощутил, как к щекам прилила кровь, и внезапно стало жарко.
  
  - Это тебе.
  
  Девушка вопросительно вскинула бровь.
  
  - Я догадалась. А зачем?
  
  Не решаясь посмотреть ей в глаза, Поттер уставился себе под ноги, а потом пожал плечами.
  
  - Я гулял по Косой аллее, заметил его в витрине и подумал, что он должен тебе понравиться - ты же любишь руны и всё такое... - маг махнул рукой, будто пытался жестом показать - какое.
  
  И тут лицо Гермионы озарила лёгкая, светлая улыбка, которая так её красила. Парень подумал, что, начиная с Рождества, это её первая настоящая улыбка, адресованная лично ему.
  
  - Ох, спасибо, Гарри, это очень мило, - молодая волшебница встала на цыпочки и поцеловала его в щёку.
  
  После дня святого Валентина их отношения вернулись в прежнее русло.
  
  Следующие несколько месяцев Гарри следил за входом в Гринготтс в надежде выследить Беллатрикс Лестрендж. Гермиона же большую часть времени проводила за книгами - от толстенных томов с новейшими мощными заклинаниями боевой и атакующей магии до брошюрок с обычными бытовыми чарами: всё пыталась найти, как можно уничтожить крестраж. Попутно она даже обнаружила очень полезное заклинание, с помощью которого можно победить Волдеморта. Эти чары были созданы, чтобы наказывать волшебников за нарушения законов магии и общества, и активно использовались в те времена, когда Азкабана не существовало даже в проекте. С их помощью преступника лишали магии. Девушка подумала, что это - наилучший выход: Гарри не придётся убивать, а Волдеморт и так погибнет, ибо жизнь в его вновь созданном теле наверняка поддерживала исключительно магия. И, кроме того, Тёмный Лорд считал волшебников высшими существами - вот пусть и почувствует себя простым смертным.
  
  В один прекрасный вечер, когда Гарри уже вернулся домой, Гермиона быстренько его покормила и аппарировала их в магловский лес, где стала обучать "мужа" новым заклинаниям. С тех пор они почти каждый день куда-нибудь отправлялись, чтобы потренироваться.
  
  Жизнь стала тихой, размеренной и настолько привычной, что навевала Гарри мысли о старых, разношенных, но таких удобных ботинках. Если бы не скучнейшее бдение около банка, он был бы совсем счастлив. По выходным "Портеры" встречались с его родителями и их друзьями: играли, беседовали у камина и вспоминали всякие забавные истории. Все старательно делали вид, что всё в порядке, и жизнь продолжается, а странные исчезновения, жестокие убийства и предательства - это происходит где-то в другом мире.
  
  Беллатрикс Лейстрендж наверно слишком увлеклась пытками, убийствами и прочим членовредительством, и поэтому не навещала своё хранилище в банке. Уже наступил май, а грозная Пожирательница в поле зрения Гарри Поттера так и не появилась.
  
  В начале июня состоялся первый прорыв в деле уничтожения крестражей. Вернувшись как- то поздно вечером домой и войдя через заднюю дверь, хозяин дома обнаружил подругу в гостиной у окна. Как обычно, та обложилась книгами. Но когда увидела "мужа", поприветствовала его весьма необычно - вскочила с кресла, бросилась на шею и крепко обняла.
  
  - Гарри, - её глаза радостно сверкали, - я наконец-то нашла! Нашла, как уничтожить крестраж!
  
  Когда девушка бросилась к нему с объятиями, юный маг машинально её обнял и прижал к себе покрепче, но, услышав новости, опустил руки и отступил на шаг назад, вглядываясь в её лицо.
  
  - Ты серьёзно?
  
  - Да, абсолютно! - от волнения "супруга" закусила нижнюю губу, и Поттер нашёл это зрелище просто очаровательным. - Про это заклинание я вычитала давным-давно, но ни в коем случае не хотела использовать, потому что его невероятно сложно контролировать. Но сегодня нашла решение! Я потратила целый день, чтобы её сконструировать, навесить заклинания и... - без дальнейших объяснений Гермиона потянула его обратно к задней двери.
  
  Оказалось, пока друг дежурил около Гринготтса, девушка изучила про крестражи всё, что только можно, и теперь с гордостью готовилась представить плоды своего труда. В самом углу сада, рядом с сараем со старыми мётлами и ненужным инвентарём, теперь стояла большая чугунная печь.
  
  Остановившись около нового "обитателя" сада, Поттер с удивлением на него воззрился. Слов у него не было.
  
  - Ничего себе, - наконец выдавил он. - Неудивительно, что тебе понадобился целый день.
  
  Гермиона со счастливой улыбкой закивала.
  
  - Да, это был грандиозный проект.
  
  Гарри озадаченно кивнул.
  
  - Ммм... и где ты нашла материал, чтобы это сотворить?
  
  Казалось, юная волшебница даже не заметила, что друг никак не может понять, зачем она весь день строила печь, и с энтузиазмом ответила на вопрос:
  
  - На самом деле: всё, что нужно, я нашла у нас - частично в сарае, частично в доме. В сарае валялась небольшая чугунная печь и древняя чугунная бочка, а в прачечной я обнаружила старую чугунную ванну, в которой во время ремонта, видимо, что-то кипятили. В общем, с помощью заклинания, которое действует, как сварочный аппарат (я наткнулась на него в обычной книге "Домашнее хозяйство для начинающих"), я разрезала всё это на пластины, а потом ещё одним заклинанием их спаяла. И в результате получился вот этот короб.
  
  Подумав, сколько сил и старания подруга во всё это вложила, Гарри улыбнулся и покачал головой. Правда, он по-прежнему не понимал, зачем нужна печь.
  
  - Потрясающе... гм... и как это работает?
  
  - Ну, пока никак: я только наложила сюда чары ограждения и огнеупорности. Насколько я поняла, сочетания этих чар должно быть достаточно, чтобы заклинание для уничтожения крестража не вырвалось на свободу.
  
  - Хорошо. Так что это за заклинание такое?
  
  - Ты когда-нибудь слышал об Адском Пламени? - поинтересовалась девушка, чуть подпрыгивая от возбуждения. "Харви" никогда её такой не видел.
  
  Он покачал головой.
  
  - Нет, не слышал.
  
  - Неудивительно. Это тёмная магия, и в школе такому не учат. Это заклинание огня, который обладает собственным разумом и пожирает всё на своём пути. Единственный способ им управлять - полная концентрация и абсолютный контроль над своей магией. Ты даже должен уметь направить магию по своим жилам в нужную тебе сторону. Только такой человек может подчинить себе Адское Пламя. И дело тут не в силе мага, а именно в концентрации и контроле.
  
  - Это всегда было моим слабым местом.
  
  - Не переживай - я бы тоже не рискнула, и поэтому придумала вот это! - она махнула рукой в сторону печи.
  
  - И чем это поможет?
  
  - Я окружила печь заклинаниями барьера, поэтому смысл вот в чём: мы кладём внутрь крестраж, а потом туда же кидаем заклинание Адского Пламени и захлопываем крышку. Когда пламя уничтожит крестраж, питаться ему будет больше нечем, вырваться оно оттуда не сможет, и поэтому погаснет. - Девушка победно улыбнулась. В ответ Гарри тоже улыбнулся, а затем обнял подругу и закружил её по саду.
  
  - Гермиона, ты просто гений!
  
  - Спасибо. Ну что, проверим?
  
  Ответ последовал незамедлительно:
  
  - Акцио диадема.
  
  Спустя несколько секунд крестраж прилетел к друзьям, и Гарри легко его поймал. "Жена" открыла крышку, и юноша бросил украшение в печь.
  
  - Хорошо. Как только с моей палочки сорвётся заклинание, ты тут же захлопнешь крышку. Чтобы огонь не вырвался, защёлкнется она автоматически. Готов?
  
  - Ты уверена, что печь выдержит такое пламя?
  
  - Ммм... да, да, уверена.
  
  - Гермиона?
  
  - Ну, может, не на сто процентов, потому что ни в одной книге я не нашла, что подобный метод когда-то использовали. Но я уверена настолько, что готова рискнуть и проверить, как всё пройдёт.
  
  - Ладно. Ну что, поехали?
  
  Девушка кивнула и бросила диадему в печь. Когда крестраж с лязгом упал на дно, она вздохнула.
  
  - Символично, да?
  
  Гарри нахмурился.
  
  - Что?
  
  - Вот это, - молодая волшебница махнула рукой в сторону чугунной печи. - Диадема - бесценная историческая реликвия. Чтобы её создать, Ровена использовала давно забытые светлые чары, а Волдеморт её испоганил, вложив кусок своей души. А теперь артефакт нужно уничтожить.
  
  Друг согласно кивнул.
  
  - Да. Но мы ведь уверены, что другого способа нет, правда? - Поникшая Гермиона кивнула. - Отлично! - воскликнул "Харви", пытаясь внушить ей уверенность. - Как будешь готова, начинай отсчёт.
  
  Девушка глубоко вздохнула и подняла палочку.
  
  - Один, два... три.
  
  Как только проклятье сорвалось с её палочки, Поттер взмахнул своей и захлопнул крышку. Лязгнул замок, но для верности он запечатал печь ещё и Колопортусом. Буквально через пять секунд ребятам пришлось отбежать от сарая, потому что воздух раскалился едва ли не добела. Через пару минут рёв Адского Пламени стих (молодой маг подумал, что за это время вполне реально сжечь дотла весь Хогсмид) и друзья решили, что заклинание прекратило действовать.
  
  Бросив на печь охлаждающие чары, юноша прикоснулся к ней и тут же отдёрнул руку.
  
  - Мордред, горячо!
  
  - Нужно подождать, пока не остынет. Тогда и узнаем - сработало или нет. Но, Гарри, я думаю... я не уверена, что... я боюсь, что ничего не вышло. Я ведь даже не допускала, что эти чары могут не справиться с крестражем, - от переживаний волшебницу начало трясти. - Единственное, о чём я думала - печь может не сдержать Адское Пламя.
  
  - Так пойдём и посмотрим, - шёпотом предложил "Харви".
  
  Гермиона улыбнулась и взмахом палочки открыла печь.
  
  - Ну? - нетерпеливо спросил "муж".
  
  "Супруга" с облегчением улыбнулась и кивнула.
  
  - Сработало.
  
  - Ура! Ура! Ура! Мы это сделали! Гермиона, ты самая красивая, умная и замечательная волшебница! Ты смогла! - Полгода неудач - и вот, наконец, такой важный первый шаг. Гарри срочно требовалось выплеснуть своё счастье, поэтому он подхватил подругу на руки и закружил по саду.
  
  - Независимо от того, что вы сделали, наверняка это было потрясающе, - раздался у них за спинами насмешливый голос Лили.
  
  Поттер моментально поставил "жену" на ноги, а потом повернулся к матери и покраснел.
  
  - Да, ну... наверное... думаю, что да.
  
  Подумав, что их чуть не поймали с поличным за применением тёмного проклятья, девушка тоже покраснела. Дом и участок она давным-давно окружила куполом защитных заклинаний, которые маскировали любое колдовство: для детекторов вся магия здесь была нейтральной.
  
  - И что же такого захватывающего вы сотворили? - полюбопытствовала Лили.
  
  - Хм...мы, ну мы... хм... кхы-кхы... - в надежде, что "супруга" быстренько что-нибудь придумает, Гарри кинул на неё умоляющий взгляд. Похоже, та тоже запаниковала, но через мгновение уверенно улыбнулась. Указав на печь, молодая волшебница объяснила:
  
  - Мы смогли сварить печь и проверили, как она работает.
  
  Юноша недоверчиво посмотрел на подругу: он-то всегда считал, что Гермиона не умеет врать (одно воспоминание о её визите "Горбин и Берк" чего стоит), но, как оказалось, периодически она могла соорудить отличное алиби.
  
  - Ага, - быстро кивнул Поттер. - Пару недель назад мы нашли в сарае сломанную печь и решили её срочно починить. Вечера и ночи прохладные, а постоянно наколдовывать тепло не хочется, потому что на это уходит слишком много сил. В общем, мы починили печь и спаслись от смерти от холода.
  
  Очевидно, поверив их выдумке, гостья улыбнулась.
  
  - Ясно. Вы молодцы! - кивнула она, поглаживая свой довольно-таки заметный живот.
  
  Примерно месяц назад Гарри начал избегать маму: не заметить, что та в положении, теперь было невозможно. Поначалу он как-то не задумывался о собственном рождении - его просто радовала возможность поближе познакомиться с родителями. Но чем заметнее становилась беременность Лили Поттер, тем больше парень паниковал: от его рождения до смерти родителей - слишком мало времени, и в его сознании эти события давно и прочно переплелись. Иногда он размышлял, не лучше ли вообще помешать собственному рождению, ведь тогда его родители останутся живы. Но в такие моменты, как сейчас (когда видел, как родители любят своего ещё нерождённого сына, как счастливы, как готовятся к пополнению в семье), он забывал обо всём, а в его душе поселялось какое-то щемящее чувство покоя и умиротворения. Но чаще Гарри ощущал себя рядом с мамой некомфортно, потому что его мучило чувство вины.
  
  - Ничего себе, ты стала такой большой, - слова вылетели прежде, чем юноша смог их осознать. - Ой, извини.... Я не это хотел сказать.
  
  Лили рассмеялась.
  
  - Все в порядке, Харви. Я действительно стала огромной. - Она вздохнула. - Иногда мне кажется, что меня просто разорвёт изнутри. Осталось-то совсем недолго.
  
  Парень нахмурился, и только потом вспомнил, что приближается день его рождения. А значит, их миссия скоро выйдет на финишную прямую.
  
  - Извините, что потревожила вас, - начала миссис Поттер, не замечая нездоровой бледности собеседника, - я только хотела немного прогуляться, а заодно пригласить вас в гости. Мы подумали, что, прежде чем на свет появится новый член нашей семьи, стоит устроить последний званый обед.
  
  Гарри тяжело сглотнул комок в горле.
  
  - Конечно, это... это замечательно. Как считаешь, Гермия?
  
  - Мы придём, Лили. Когда вы всех собираете? Может, нам что-нибудь с собой принести?
  
  - Отлично. Мы собираем всех к трём часам. И я рассчитываю на вашу помощь, - молодая женщина немного робко посмотрела на пару. - Дело в том, что сейчас мне тяжело нагибаться, да и стоять я долго не могу. Хочу попросить тебя, Гермия, подойти пораньше и помочь мне с обедом, - она отчаянно покраснела. - Джеймс пробовал, но...
  
  - ...Он - мужчина, и с домашним хозяйством на "вы", - закончила за неё Гермиона, понимающе улыбаясь.
  
  - Это точно, - рассмеялась гостья. - Вы ведь можете прийти пораньше: Джеймс будет рад компании, а я - твоей помощи.
  
  Вот что Гарри действительно сейчас ценил - так это общение с отцом.
  
  - Замечательно, но если на кухне понадобится ещё одна пара рук - не стесняйтесь.
  
  Лили благодарно улыбнулась и кивнула.
  
  Оба Поттера всё время до званого обеда провели в гараже, пытаясь отремонтировать мотоцикл Джеймса. Гарри знал, что Сириус водит мотоцикл, но он и понятия не имел, что у отца тоже было такое же двухколесное чудовище. Они чистили запчасти на заднем дворе, а в окне кухни периодически мелькали Гермиона и Лили.
  
  - Похоже, вдвоём они прекрасно справляются, и им это нравится, - кивнул Гарри на девушек, которые в этот момент над чем-то весело смеялись.
  
  - Да, у Лили особо нет подруг. Поэтому она просто счастлива, что сначала вы поселились неподалёку, а потом мы с вами подружились.
  
  Поттер-младший очень удивился.
  
  - Странно. А мне всегда казалось, что она довольно популярна.
  
  Джеймс фыркнул.
  
  - Только не среди девушек. Её ум и красота - словно проклятье... редкая девочка может дружить с Лилс, не ревнуя к ней парней и не чувствуя себя глупой. - Он посмотрел на Гарри и усмехнулся: - Думаю, Гермия тоже не раз с этим сталкивалась, поэтому ты о таком должен знать не понаслышке.
  
  Гарри недоумённо посмотрел на отца, и только спустя несколько секунд сообразил, о чём идёт речь.
  
  - Хм, ты имеешь ввиду, что она тоже красива и умна?
  
  Джеймс рассмеялся.
  
  - Ты так удивился! Вообще-то мы говорим о твоей жене.
  
  Собеседник покраснел, но постарался не подать вида.
  
  - Да, конечно, просто в школе её никогда не считали признанной красавицей или кем-то в этом роде...
  
  "Харви" поморщился: и что он такое говорит?!
  
  - И ты считаешь, что её красоту сложно заметить, и только истинный ценитель сумеет рассмотреть не только правильные черты лица и стройную фигурку, но и ум?
  
  Гарри вздохнул.
  
  - Да, я действительно думаю, что разглядеть её красоту способны далеко не все.
  
  Джеймс легко поднялся с корточек, вынул палочку и одним взмахом убрал жирное пятно с колена.
  
  - Ну, видишь ли, я тоже сумел разглядеть красоту твоей жены... Она прекрасно сложена и у неё красивое лицо, - подняв выхлопную трубу, он небрежным движением палочки очистил её от грязи и жирных пятен, - но ведь не это главное, правда? Если бы Лили была просто красивой, то надоела бы мне через пару месяцев.
  
  Помощник кивнул.
  
  - Это точно.
  
  - Это как с мотоциклом, - произнёс Джеймс, подцепив указательным пальцем порванный провод и взмахом палочки сделав его снова целым. - Лили не нравится, когда я на нём гоняю, но если я с ней соглашусь, она знает, что Сириус своими подколками и издёвками мне житья не даст. Поэтому стоит зайти разговору о мотоциклах и небольшом соревновании между нами, как моя умная жена сразу же наведывается за чем-нибудь в гараж, а мотоцикл потом просто не заводится или моментально глохнет. - Поттер-старший мечтательно улыбнулся. - Она притворяется, что жалеет, потому что мой транспорт опять барахлит, а я делаю вид, что меня это раздражает. И мы оба дружно притворяемся, что Лилс не имеет к поломкам никакого отношения.
  
  Гарри изумлённо вытаращился на отца.
  
  - И ты не против, что она постоянно ломает мотоцикл?
  
  Джеймс покачал головой и озорно улыбнулся.
  
  - Неа. В конце концов, у меня будет достойная причина избавиться от мотоцикла, и даже Сириус мне слова не скажет. Он же видит, что я чаще торчу в гараже, ремонтируя этот драндулет, чем катаюсь по округе, распугивая маглов. И, кроме того, если мне захочется немного позлить жену, я всё-таки смогу на нём немного покататься, а в гневе Лилс прекрасна... и страшна, если уж честно, - хозяин дома подмигнул парню.
  
  - Это гениально, - рассмеялся тот.
  
  - Не то слово. Когда ты женишься на умной ведьме, жизнь определённо становится интересной: никогда не знаешь, какая идея придёт в её хорошенькую головку в следующий миг. Впрочем, зачем я тебе это объясняю - ты тоже женат на умнице.
  
  Гарри снова кивнул.
  
  - Точно. Мне никогда не переспорить Гермию, если она начинает подкреплять свои аргументы фактами и какими-то дикими словами. Она удивительная - самая умная ведьма из всех, кого я когда-либо встречал.
  
  - Странно, что она попала не в Рейвенкло.
  
  - Раньше я тоже так думал, но потом понял: тут дело в верности. Она для неё - на первом месте. Всегда. Сначала - близкие, которым нужно помочь, и только потом - знания.
  
  Внезапно послышался мелодичный звон, будто кто-то стучал ложкой по хрустальному бокалу. Взглянув сторону дома, парни увидели, что их зовут. Гарри и Джеймс одновременно поднялись.
  
  - Ладно, Харви, наши прекрасные и умные жёны требуют нашего немедленного присутствия. Так не будем же заставлять их ждать! - старший Поттер подмигнул сыну.
  
  - Разве можно им отказать? - улыбнулся тот, потягиваясь и приглаживая разлохматившийся хвостик.
  
  - Думаю, таким умным ведьмам - не стоит, особенно если они решат объединиться, - Джеймс изобразил на лице панический ужас. И, весело смеясь, они вошли в дом.
  
  - Нас звали? - радостно вопросил хозяин дома, с улыбкой рассматривая небольшой погром на кухне и кивая девушкам за столом.
  
  - Мы хотим услышать сугубо мужское мнение, - улыбнулась Лили мужу, который в мгновение ока оказался рядом с ней, нежно обнял и положил голову ей на плечо. Гермиона же соскользнула с кресла и встала около Гарри, обняв того за талию. Поттер почувствовал, как от этой близости его сердце бешено забилось.
  
  - По поводу, любовь моя? - поинтересовался Джеймс и поцеловал жену в шею.
  
  - Лили считает, что на мои волосы нужно накладывать заклинание, чтобы они стали более послушными, - вздохнула "Гермия".
  
  - Правда? - Гарри обнял её за плечи и прижал к себе покрепче: они уже так давно играют роль женатой пары, что юный маг начал забывать, что она ему вовсе не жена. - И что получится?
  
  Девушка пожала плечами.
  
  - Я не говорю, что её волосы выглядят как-то не так, - начала оправдываться Лили, хотя её никто ни в чём не обвинял, - просто знаю несложное заклинание, которое делает волосы более мягкими, гладкими и блестящими... кудряшки останутся, но, скорее всего, будут едва заметными. Вот и всё.
  
  - Почему бы тебе не попробовать, Гермия? - предложил Джеймс. - Ведь пока мы не увидим, что получится, не сможем сказать - стоит ли это делать.
  
  Гермиона навела палочку себе на голову, а потом резким взмахом нарисовала в воздухе штопор и произнесла: "Редомоис". Её волосы по-прежнему завивались, но сейчас больше напоминали волну. Казалось, они стали не такими пушистыми и выглядели более блестящими. Кроме того, теперь стало видно, что они - красивого тёмно-медового оттенка.
  
  - Разве так не здорово? - спросила Лили.
  
  - Думаю, даже очень. Харви?
  
  Тот посмотрел на "супругу", задаваясь вопросом: какой ответ будет правильным? В ожидании приговора девушка нервно покусывала нижнюю губу, избегая его взгляда.
  
  - Ты действительно выглядишь замечательно, но и без этого заклинания ты прекрасна. Сама решишь - пользоваться этими чарами или нет. Ты мне нравишься любой.
  
  Гермиона с облегчением улыбнулась.
  
  - Спасибо. Думаю, оставлю так до вечера, а там посмотрим. Но сначала мне нужно посмотреть на себя в зеркало: вдруг вы все меня обманываете, а на самом деле у меня на голове зелёный ирокез? - она погрозила пальчиком и, поцеловав "мужа" в щёку, умчалась из кухни.
  
  Остаток вечера прошёл в дружеской обстановке. Ремус, Сириус и Питер много болтали, ещё больше смеялись и постоянно желали здоровья будущим родителям и малышу. Гарри уже привык к Питеру, и незаметный человечек обычно его не беспокоил. Но сейчас, когда его рождение всё ближе и ближе, парень не мог взять в толк: как Петтигрю сумел предать своих друзей? Ведь сейчас он сидит с ними здесь - за одним столом, провозглашает в их честь тосты и обменивается шутками!
  
  Уже ночью вернувшись домой, юный маг понял, что не хочет терять ни минуты.
  
  - Теперь, когда мы знаем, как уничтожить крестражи, думаю, пора отправляться за медальоном.
  
  Гермиона погладила его по руке, а потом заглянула в потемневшие глаза.
  
  - Думаешь для начала отправиться на разведку? Посмотреть, какие заклинания его защищают, да? - тон был настойчивым, но в то же время мягким.
  
  - Так ты не против? - на лице парня было написано удивление.
  
  - Нет, но завтра ты пойти за медальоном не сможешь, потому что снова дежуришь возле Гринготтса. Короче: придётся идти ночью, и лучше бы сегодня, - девушка пожала плечами, - а значит, у нас не так много времени.
  
  - Ну, если ты так считаешь... но я там никогда не был и только примерно представляю, куда нам нужно, так что придётся лететь. Не хочу расщепиться.
  
  - О, - Гермиона нахмурилась, - но у нас только одна метла.
  
  Гарри насмешливо вскинул бровь.
  
  - Ты довольно маленькая и худенькая, поэтому хватит и одной метлы. Кстати, надеюсь, сегодня я часто отвешивал комплименты твоим кулинарным способностям, о моя дорогая жена?
  
  Это была шутка, которая родилась на Рождество. С того дня, когда Лили узнала, что сосед - замечательный повар, она не переставала хвалить такого прекрасного мужа.
  
  Подруга рассмеялась.
  
  - Сегодня ты был просто образцовым супругом, особенно когда говорил о моих волосах... это и правда очень мило. Спасибо!
  
  Они быстро поднялись в спальню, чтобы собраться в путь. Когда часы пробили двенадцать, друзья уже были в воздухе, и с помощью заклинания "Указуй" летели в сторону пещеры. От посторонних глаз их надежно скрывала мантия-невидимка, а тёплая одежда спасала от ночного холода. Миля за милей проносились мимо них в тишине. Очутившись на берегу моря, где бурные воды бились о камни, а по щекам хлестал обжигающий ветер, Поттер начал вглядываться в чёрные скалы, пытаясь отыскать ту самую пещеру.
  
  - Гарри, я думаю, нам пора сесть, - предложила Гермиона, перекрикивая ветер.
  
  Тот направил метлу вниз. Очутившись на земле, юноша снял мантию-невидимку.
  
  - Я не знаю, куда идти дальше. Тут все скалы похожи друг на друга. Как нам найти эту пещеру?
  
  - Ну, я об этом уже подумала, и несколько дней назад нашла подходящее заклинание. Оно похоже на "Указуй", только опирается не на воспоминания заклинателя о предмете или месте, а улавливает смутные воспоминания того, кто накладывал чары.
  
  - Думаешь, оно поможет нам найти крестраж?
  
  - А почему нет? Мы знаем, что нужно искать, и примерное догадываемся, где. И я уверена, что Волдеморт при его-то высокомерии не догадался поставить вокруг крестража защиту от такого примитивного заклинания. Я уже просканировала местность на предмет следов тёмной магии, и ничего. Думаю, Тёмный Лорд просто поставил заглушку.
  
  - Ладно, попробовать в любом случае не помешает, - спутник пожал плечами. - Вперёд.
  
  Гермиона положила палочку на раскрытую ладонь и произнесла: "Лаксус". Палочка пару раз крутанулась и остановилась, указывая в сторону моря.
  
  - Замечательно, - проворчал Гарри. - Похоже, нам придётся вымокнуть. Жаль, что у нас нет жаброслей.
  
  - Всё будет хорошо. Мы воспользуемся заклинанием головного пузыря. И, конечно же, согревающими чарами - похоже, вода ледяная.
  
  "Муж" согласно кивнул и бросил на себя оба заклинания. Через мгновение его примеру последовала подруга, после чего они нырнули в воду. Поттер тут же порадовался, что они согрели себя чарами: страшно было представить, как тут холодно.
  
  Гермиона плыла немного впереди, сжимая в руке палочку, чтобы не пропустить то самое место. Гарри держался рядом, чтобы в случае чего поддержать девушку. Приходилось бороться с течением, чтобы волны не швырнули их прямо на скалы - тогда точно костей не соберёшь. Неожиданно перед ними возникла чёрная расщелина шириной около трёх футов. И тут очередная волна потащила их прямо на камни. Друзей не размазало по скале только потому, что молодой маг зацепился ногой за подводный камень. Немного поборовшись со стихией, они всё-таки смогли попасть внутрь расщелины, и Гарри от души порадовался, что детство провёл в каморке под лестницей, и теперь ему не страшна никакая клаустрофобия.
  
  Спустя примерно четверть часа они по-прежнему плыли внутри расщелины, но шум волн сюда почти не доносился. Слышно было лишь журчание воды. Юноша уже начал думать, что заклинание Гермионы разработано для того, чтобы мучить людей, но тут заметил впереди слабый свет. Они проплыли ещё немного и оказались перед большой пещерой, над которой нависала скала, будто защищая это место от посторонних взглядов. Ещё несколько взмахов, и парень с девушкой выбрались из воды, с удовольствием ощущая под ногами твёрдую почву. Несколько пассов палочками, и моментально высохшие подростки уже осматривают найденную пещеру.
  
  - Ты уверена, что это заклинание помогает найти потерянное и забытое? Может, это шутка, и чары просто гоняют заклинателя по кругу?
  
  - Нет, Гарри, я несколько раз проверила. Они и правда работают. Кроме того, я встречала это заклинание в одной книге, которую взяла у твоей мамы. Оно было подчёркнуто, а рядом на полях я обнаружила пометки. Значит, Лили активно использует эти чары.
  
  - Ладно, но я всё равно не понимаю. Тут же ничего нет. Может, он заколдовал вход? Превратил его в скалу или что-то в этом роде?
  
  Гермиона вновь положила палочку на ладонь и произнесла: "Лаксус". Та указала в противоположный конец пещеры. Подростки подошли к стене, осмотрели её, пощупали, потом наколдовали несколько отпирающих заклинаний - всё без толку. Пытаясь разглядеть в скале хоть какой-то намёк на скрытую дверь, парень уткнулся в неё едва ли не носом. Он не обращал внимания на подругу, которая замерла перед стеной и уставилась в одну точку, при этом что-то бормоча и покачивая головой.
  
  - Нет, не думаю, что... естественно, эти линии... они выглядят, как... - девушка снова покачала головой, - но нужно попробовать! - это она произнесла во весь голос, чем заставила Поттера подпрыгнуть и бросить на неё вопросительный взгляд. Гермиона внимательно посмотрела на стену, испещренную трещинами и сколами, а потом нерешительно провела по ней рукой. - Это только похоже на скалу. Гарри, ты когда-нибудь видел такие симметричные трещины в настоящей скале?
  
  Тот пожал плечами.
  
  - Понятия не имею. До сегодняшней ночи скалы меня как-то не интересовали.
  
  - Ладно, я тоже не знаток, но... Я просто ... посмотри, Гарри... мне кажется, это руны. Видишь? - она схватила парня за руку, и, направляя, провела его пальцами по одной их трещинок. Теперь юный волшебник и сам смог увидеть, о чём говорила подруга: трещины были идеально ровной глубины и складывались в узоры.
  
  - Ничего себе. - Гермиона кивнула. - Но если это руны, значит, их можно прочесть, да?
  
  - Гарри, я не знаю. Даже если я сейчас перепишу все эти символы, на расшифровку мне потребуется несколько дней, если не лет. Смотри, как их много.
  
  - А может, достаточно прочесть лишь маленький кусочек? Чтобы мы хотя бы понимали, о чём тут речь? Ты ведь изучаешь руны. А эти сможешь разобрать?
  
  Девушка вновь пристально взглянула на стену.
  
  - Нууу, полагаю, часть из них я знаю... вероятно, очень небольшую часть, но всё же...- она прервалась на половине фразы и, нахмурив брови, провела пальцем по нескольким рунам, - здесь нет никакого смысла.
  
  - Где нет смысла? - поинтересовался Поттер, в недоумении таращась на эти символы. Он ведь не ходил на Руны, поэтому для него это были просто какие-то значки на стене.
  
  - Понимаешь, каждая из этих рун что-то значит, но если их соединить - получается тарабарщина.
  
  Гарри даже не пришлось открывать рот - за него всё сказало недоумение на лице.
  
  - Это как будто ты читаешь книгу. - Пример заставил спутника усмехнуться. - Каждое слово имеет определённое значение, но если их соединить в одно предложение, то в нём не будет никакого смысла. Например... ну, не знаю... пусть так: "Я не слышать что пирог или поле". Сам видишь - между словами нет никакой связи
  
  Юноша кивнул.
  
  - Хорошо, я примерно понял, о чём речь.
  
  - Чего я не понимаю - зачем было тратить время и силы, чтобы выгравировать в скале такие идеально правильные и незаметные руны, если они ничего не значат?
  
  - Может, ему просто так захотелось? - предположил собеседник. - А может, расчёт был на то, что сюда забредёт какой-нибудь умник, разглядит руны, потратит годы на расшифровку этой абракадабры, пытаясь найти смысл там, где его нет, и это отвлечёт его от того, что спрятано там... дальше.
  
  Гермиона бросила на него удивлённый взгляд.
  
  - Весьма правдоподобное предположение, - в голосе слышалось уважение.
  
  - Пусть так, только всё равно непонятно - что нам теперь делать? - втайне радуясь, что ему удалось немного удивить подругу, Поттер покачал головой.
  
  Та несколько расстроено кивнула.
  
  - Точно... идеи есть?
  
  - Я только что выдал шикарную идею, и на сегодня мой лимит исчерпан. А вот с тебя ещё как минимум десяток, - усмехнулся "Харви", подмигивая "жене".
  
  Девушка задумчиво посмотрела на стену.
  
  - Ладно. Если предположить, что руны - просто отвлекающий манёвр, возможно, эта загадка решается элементарно.
  
  - Хорошая мысль, - кивнул Гарри.
  
  - Так, самая простая защита - чары крови, - она вынула палочку и рассекла ладонь.
  
  - Гермиона! - ахнул Поттер, подлетая к ней. - Что ты делаешь?
  
  - Мы не можем использовать твою кровь - на всякий случай, а то решит он сюда наведаться и... попробует тебя найти. И вообще - это только царапина, - попыталась выкрутиться юная волшебница, прекрасно понимая, чем грозит кровь на стене, где на неё может наткнуться Волдеморт. Но друга в это решила не посвящать.
  
  Тот был против, но теперь, когда спутница уже порезала себе руку, спорить было бессмысленно. Поэтому отступил на полшага и позволил подруге приложить кровоточащую ладонь к скале. Как только кровь коснулась камня, стена тут же исчезла, открывая проход во вторую пещеру - побольше. Девушка небрежным взмахом палочки залечила порез на руке и следом за Гарри осторожно двинулась вперёд. Темнота вокруг них была какой-то странной: свет от палочек её почти не разгонял, и, казалось, её можно потрогать. По позвоночнику змеёй скользнул страх. Чувствовался камень под ногами, где-то капала вода, а темнота становилась всё плотнее и плотнее. Ещё немного, и палочки уже ничем не могли помочь. Поэтому юному магу пришлось остановиться.
  
  - Гермиона? - прошептал он, спиной ощущая её присутствие, но срочно желая в этом убедиться.
  
  - Да?
  
  - Ты что-нибудь видишь?
  
  - Только тебя, - не снижая тона, ответила подруга, - и мне кажется, там что-то есть.
  
  Гарри проследил за её рукой, но не увидел ничего, кроме дрожащего света от их палочек.
  
  - Думаю, нам нужно погасить палочки, - на этот раз девушка говорила шёпотом.
  
  - Что? Ты с ума сошла? Без света мы никогда не найдём выход.
  
  - Нет, мы будем лучше видеть, - возразила "супруга". - Это как ночью. Когда ты находишься в тёмной комнате, свет лампы тебя ослепляет, и за пределами светового круга ты ничего не видишь. Но если её погасить, скоро глаза привыкнут к темноте, и ты увидишь всю комнату, окно, дорогу и даже сад соседей.
  
  Понимая, что вновь идёт у неё на поводу, парень глубоко вздохнул и прошептал: "Нокс". Позади него Гермиона сделала то же самое. Несколько секунд перед глазами плясали светлые точки, и он совсем ничего не видел, но когда привык, то понял: подруга, как обычно, оказалась права - стало видно гораздо лучше. Вспомнив, как она недавно что-то заметила, Поттер посмотрел вперёд.
  
  Оказалось, они стоят на небольшом выступе, который со всех сторон омывает подземное озеро. А в его середине виднелся тусклый зелёный свет. Гарри посмотрел на воду, задаваясь вопросом: а не придётся ли им плыть до этого нечто? Внезапно там мелькнуло что-то белое. Ему стало жутко.
  
  - Не хочу перебираться вплавь, - заметила спутница, прочитав его мысли.
  
  - Я тоже, - юноша усиленно закивал. - Ты, случаем, не знаешь каких-нибудь заклинаний, которые позволят пройти по воде, как по суше?
  
  Девушка нервно хихикнула - это место давило на обоих.
  
  - Извини, нет. - Тут она положила руку ему на плечо и указала на что-то справа. - Надеюсь, ты умеешь грести?
  
  И только сейчас Гарри заметил небольшую деревянную лодку на длинной привязи, которая едва заметно покачивалась на волнах. Они подтянули лодку к себе, сели в неё, и парень взялся за вёсла. Сначала неуверенно, а потом всё быстрее и быстрее двигались друзья к середине озера - прямо на зелёный свет. Подплыв так близко, что этот свет разорвал мрак, юный маг понял - вода кишит инферналами. Кажется, Гермиона этого пока не заметила.
  
  - Выглядит довольно безопасно. Думаю, мы спокойно можем выйти, - предложила девушка, когда они причалили к небольшому острову посередине озера. - Подозреваю, защита сработает, когда мы возьмём крестраж и попытаемся отсюда уйти.
  
  - Защита - это инферналы? - уточнил Поттер, махнув в сторону озера. Сообразив, что находится в воде, волшебница внезапно побледнела.
  
  - Их сотни, - в её голосе послышалась дрожь.
  
  Гарри кивнул.
  
  - Примерно.
  
  - Ты помнишь, как от них защититься? - запаниковала Гермиона, чувствуя, как её начинает колотить от ужаса.
  
  - Да, огонь. Насколько я помню, мы даже знаем одно очень мощное заклинание огня... и пусть оно опасно и им сложно управлять.
  
  Спутница попробовала улыбнуться, но у неё это получилось откровенно плохо. Сейчас она была белее снега, глаза лихорадочно блестели, а руки судорожно сжимали волшебную палочку.
  
  - Это только пробный шар, правда? Мы ведь всего лишь посмотрим, с чем столкнёмся, чтобы разработать план, да?
  
  - Конечно. Время у нас есть - до часа "икс" ещё больше года.
  
  Заметно приободрившаяся девушка кивнула. Они осторожно вышли из лодки. Гарри подумал, что всё вокруг выглядит сюрреалистично. Как оказалось, свет шёл от каменного постамента, на котором стояла широкая медная чаша, украшенная завитками. Она была наполнена странной жидкостью, которая как раз и источала сияние.
  
  Друзья переглянулись, но промолчали. Гермиона подняла палочку, видимо, намереваясь сотворить какое-то заклинание, но спустя минуту нерешительно опустила руку.
  
  - Что случилось? - шёпотом поинтересовался юноша.
  
  - Думаю, мне стоит выпить глоток этого зелья. - От неожиданности Поттер вздрогнул: он ожидал чего угодно, но только не такого.
  
  - Что? Зачем?
  
  - Потому что я боюсь: скорее всего, если бросить на чашу какое-нибудь определяющее заклинание - разбудишь их, - она нервно махнула в сторону воды.
  
  - О... ну да, наверно.
  
  - Подозреваю, это какой-то яд. И уверена, что крестраж находится на дне чаши. И наверняка единственный способ его достать - выпить зелье.
  
  Гарри несколько раз глубоко вдохнул - сердце упало куда-то в желудок и там болезненно сжалось. Он не хотел так рисковать.
  
  - Но если ты думаешь, что это - яд... тебе не кажется, что твоя задумка... чистое безумие?
  
  Подруга покачала головой.
  
  - Я выпью всего лишь глоток. Этого достаточно, чтобы увидеть, как действует зелье, но явно мало, чтобы меня убить. Существует всего пять ядов, малая доза которых способна убить человека, да и то если концентрация ядовитого вещества превысит восемьдесят процентов. Кроме того, по реакции на зелье я смогу определить, что это такое, а значит - найти противоядие.
  
  - А если не сможешь?
  
  Гермиона пожала плечами.
  
  - Думаю, мои знания плюс наша библиотека помогут справиться с этой задачей.
  
  Как обычно, её логика была безупречна, а уверенности в своих силах - не занимать.
  
  - Тогда, может, лучше я выпью? Почему именно ты должна над собой экспериментировать?
  
  Девушка улыбнулась.
  
  - Потому что (даже несмотря на твои прошлогодние успехи) я гораздо лучше тебя разбираюсь в зельях и их классификации. И если хотя бы один из нас способен понять, что тут такое - это буду я.
  
  
  Глава опубликована: 31.01.2013
  
  
  Глава 10. Рождение.
  
  
  
  
  Следующие несколько недель промелькнули как один день. Гермиона всё никак не могла найти противоядие и по ночам металась в кровати, мучаясь от кошмаров, поэтому Гарри почти не спал. Юноша пробовал помочь, но с каждым разом его предложения и идеи раздражали подругу всё сильнее. Доходило даже до криков. Поттеру казалось, что невыносимое состояние девушки - последствия выпитого зелья, которое каким-то образом на неё повлияло. Однако после того, как в один не самый прекрасный день на его очередное предложение помощи ему в лицо была направлена палочка, он решил, что с него довольно.
  
  Кроме того, Гарри по-прежнему каждый день занимал наблюдательный пост неподалёку от входа в Гринготтс, планируя на метле в мантии-невидимке. Его настолько вымотало безрезультатное бдение, что порою казалось - он проморгал Беллатрикс уже раз десять. Вероятно, та могла вместе с вереницей Пожирателей протанцевать по всей аллее, левитируя маглов, а он обнаружил бы её, только если бы один из этих несчастных сбил его с метлы. Юноша был уверен, что в Косой аллее ничего подобного не случится - хотя бы потому, что в это время года маглов тут не было. Просто он отчаянно скучал, а такие мысли немного отвлекали.
  
  Завтра настанет день его рождения, и все мысли были только о том, что, возможно, прямо сейчас мама уже начала рожать. Тётя Петуния ничего не рассказывала ему о родителях, поэтому Поттер не знал ни в какое время суток родился, ни как долго это продолжалось. То, что он волнуется за собственные роды, со дня которых для него прошло семнадцать лет, могло показаться странным, но парень ничего не мог с собой поделать.
  
  Рождение ребёнка, себя... просто поразительно. Прожив тут чуть меньше года, Гарри лично убедился, как сильно его родители любили друг друга. Теперь-то юный маг понимал, как много потерял в тот страшный Хэллоуин. Конечно, он и раньше это подозревал, но, только оказавшись здесь - рядом с ними, остро почувствовал горечь утраты, и теперь старательно пытался задвинуть эти мысли подальше и делал вид, что ему всё равно. Однако в глубине души догадывался: когда увидит счастливую семью с новорождённым малышом - станет совсем несчастным.
  
  Гарри посмотрел на часы: полшестого, и через полчаса Гринготтс закроется. Из собственного опыта юноша знал, что на посещение ячейки уходит не меньше часа, и Лейстрендж сегодня уже не появится. Как всегда, чтобы не привлекать внимания он вылетел на магловскую улицу и только оттуда аппарировал, поскольку звуки моторов заглушали всё на свете.
  
  Очутившись в саду, Поттер вошёл в дом и направился на кухню.
  
  - Я дома, - сказал он, но Гермиона даже не подняла головы. - Что-нибудь нашла?
  
  Молодая волшебница покачала головой.
  
  - Пока нет. По-прежнему чересчур нервничаю. И никак не могу понять - это реакция на зелье или просто стресс? Как считаешь - я сейчас выгляжу нервной?
  
  Она выпалила всё это так быстро, что "муж" в попытке сообразить, о чём речь, даже помотал головой.
  
  - На самом деле ты кажешься несколько перевозбуждённой, - ответил он. - Может, выпила слишком много кофе? - поинтересовался юный маг, покосившись на чашку перед ней.
  
  - Я выпила всего пару чашек, поэтому кофе тут не причём. Думаю, это всё-таки зелье. Мне нужно вернуться в пещеру и взять образец, потому что распознать его пока никак не удаётся.
  
  - Гермиона, нет, - Поттер попробовал говорить построже, но это всё равно больше напоминало просьбу. - Пожалуйста, больше не трогай это зелье. Ты же сама сказала, что это яд. И мы уже знаем - если выпить его побольше, можно умереть. А ещё нам известно, что именно из-за него тебя мучают кошмары и ты стала чересчур раздражительной. По-моему, этого достаточно.
  
  Подруга тяжело вздохнула.
  
  - Наверно, ты прав. Кажется, в последнее время я не могу нормально думать - внимание рассеивается, а мысли так и норовят уплыть куда-то не туда. Ой, чуть не забыла - заходил Сириус... он волновался, и я почти ничего не поняла, но сказал что-то про мальчишник, который устраивает твой отец.
  
  Поттер нахмурился.
  
  - Не понимаю... Разве его устраивают не перед свадьбой?
  
  Девушка пожала плечами.
  
  - Я ответила, что не понимаю, о чём речь, но он только отмахнулся и сказал... в общем, они будут в баре.
  
  - В баре? - переспросил Гарри. - Он ведь не про "Дырявый Котёл"?
  
  - Сомневаюсь, что там сейчас безопасно. Думаю, неугомонным Мародёрам больше по нраву местный бар.
  
  - Значит...
  
  - Значит, они ждут тебя там - в центре деревни.
  
  - Ты ведь сможешь провести вечер без меня?
  
  Гермиона улыбнулась.
  
  - Гарри, на самом деле ты мне не муж, и не должен отпрашиваться у меня на вечеринку. К тому же я собираюсь навестить Лили - твои роды могут начаться в любой момент.
  
  - Отличная идея... Ладно, тогда я пошёл... пока.
  
  "Супруга" поднялась со стула и поцеловала его в щёку.
  
  - Развлекайся, дорогой.
  
  Гарри покачал головой, рассмеялся и вышел. Он специально не стал аппарировать поближе к бару, чтобы пройтись и проветриться. В последнее время ему казалось, что их с Гермионой отношения зашли куда-то не туда, и они слишком серьёзно стали воспринимать статус "молодожёнов". Парень посмотрел на обручальное кольцо, которое приглушённо мерцало в свете фонарей - Гермиона трансфигурировала этот обязательный атрибут женатых людей из своей золотой цепочки. Это и прочие мелочи (вроде поцелуев в щёку при расставании и обращении друг к другу "дорогой-дорогая"), а так же многое другое всё больше и больше их сближало и связывало невидимыми нитями. Несмотря на внешнюю невинность, для Поттера это значило слишком много.
  
  На самом деле он сильно сомневался, что Джинни понравится, как им с Гермионой "пришлось" изображать женатую пару: спать в одной кровати, держаться за руки, обниматься... По отдельности - вроде ничего страшного, особенно если вспомнить, что выбора у них не было (а как иначе поддерживать легенду?). Гарри старался оправдать своё поведение и чувства, которые отрицал изо всех сил, тем, что их прикрытие замечательно сработало, и они по-прежнему всерьёз никого не заинтересовали. Однако, несмотря на это, он понимал, что Джинни всего этого не оценит, особенно сон каждую ночь в одной постели. И если признаться честно, ему понравилось спать рядом с Гермионой. Понравилось так сильно, что с некоторых пор парню стало неудобно. Особенно по утрам, когда он просыпался и обнаруживал, что подруга крепко к нему прижалась, а заодно и уютно устроила голову у него на плече или груди.
  
  Теперь-то Гарри был уверен - нашлось бы у него время, он расстался бы с Джинни до того, как перенёсся в прошлое. Да если бы он обрисовал ей план - отправиться с Гермионой назад во времени и два года изображать женатую пару, - скорее всего, рыженькая сама захотела бы от него уйти. Поттер уже давно себя убедил: будь у него побольше времени, он непременно бы расстался с Джинни, чтобы не ставить их обоих в неловкое положение. И тогда он мог... - пытаясь прогнать не совсем дружеские мысли о подруге, парень помотал головой.
  
  Погружённый в размышления о Гермионе и Джинни, юноша и не заметил, как дошёл до бара.
  
  Оказавшись внутри, он сразу увидел Мародёров - те сидели в самом углу. Кроме них в баре было только три посетителя, которые сидели за разными столиками в компании кружек с пивом. Джеймс, Сириус, Ремус и Питер развалились на стульях и что-то бурно обсуждали.
  
  - Привет, ребята, что происходит? - поинтересовался Гарри, подходя к их столику.
  
  - Харви! - хором воскликнули парни. - Садись!
  
  - Принесите пива! Бармен, пинту для нашего друга! - хором воскликнули Мародёры, а Питер сдвинулся влево, освобождая место для опоздавшего. Секунд через пять перед тем уже стояла кружка. Юный маг усмехнулся своим мыслям и покосился на отца, который сидел с такой же.
  
  - Ваше здоровье! - провозгласил Поттер-младший, поднимая кружку.
  
  - Итак, - сделав глоток, начал он, - что здесь происходит?
  
  Сириус прокашлялся.
  
  - Мы подумали, что накануне знаменательного события, когда один из нас вот-вот станет отцом, просто необходимо провести последнюю беззаботную мужскую вечеринку.
  
  - Точно, - кивнул Джеймс, - потому что очень скоро все мои разговоры сведутся к бутылочкам с молоком, приходящим няням и моему малышу.
  
  - А я, наверно, так и не встречу девушку, которая захочет родить мне ребёнка, - как-то болезненно скривился Ремус, заработав грозные взгляды соседей по столу. - Зато Сириус наверняка женится на Джейн, - чтобы перекрыть возмущённый ропот друзей, он произнёс это погромче, - да и Питер скоро кого-нибудь встретит...
  
  - В конце концов! - поддакнул во весь голос Джеймс.
  
  - Да, - кивнул Ремус, - Питер кого-нибудь встретит, и тоже осядет и успокоится. - Люпин поднял кружку. - А сегодняшний вечер - начало конца... конца нашей беззаботной юности.
  
  - Пфффф! - громко воскликнул Блэк, будто сидел на квиддичном матче и не был согласен с решением судьи. Питер тоже произнёс "пффф", поддерживая Бродягу, в то время как Джеймс присоединился к Лунатику, салютуя кружкой.
  
  - С этой ночи мы должны стать ответственными людьми - настоящими образцами для подражания. - Сохатый громко икнул и продолжил: - За юного сорванца, о котором нам предстоит позаботиться!
  
  Сириус прекратил фыркать и тоже поднял кружку.
  
  - За сорванца - достойного продолжателя традиций Мародёров!
  
  Гарри тронули их слова и, подняв кружку, он добавил:
  
  - Беречь и защищать. - Ремус, Сириус и Джеймс ему улыбнулись, после чего все дружно уставились на Петтигрю.
  
  Увидев такое единодушие, тот нервно улыбнулся, и Поттер-младший почувствовал, как в животе свернулось что-то холодное и мерзкое: у него больше не было сомнений - Питер уже перешёл на сторону Тёмного Лорда.
  
  - Ваше здоровье! - пропищал Петтигрю, тоже поднимая кружку. Это было неоригинально, и отличалось от тёплых тостов остальных. Но, казалось, друзья не обратили на это никакого внимания и, дружно чокнувшись, осушили кружки.
  
  Пока они ждали новую порцию пива, Сириус повернулся к Лунатику.
  
  - А кто тебе сказал, что мы с Джейн поженимся? Я вообще-то молчу!
  
  - Ай, брось, Бродяга... мы ведь не слепые! - рассмеялся Джеймс.
  
  - Я п-п-понатия не имею, о чём вы тут былтаете, - невнятно заявил Блэк. - Я даже не уверрен, что она меня любит... уехала в ЧЁРТОВУ Австралию месяц назад... без меня. Кто её знает... может, она там ц-ц-целуется со всеми подряд.
  
  Ремус отхлебнул пива.
  
  - Сириус, ты серьёзно думаешь, что Джейн тебя предаст? - Джеймс покачал головой.
  
  - Она сейчас в другой стране, Лунатик. Это не обман, ты же знаешь правила.
  
  Люпин фыркнул.
  
  - Я вас умоляю! Вы что, хоть раз соблюдали правила?
  
  - Эй! - встрял Питер. - Парни, вы хотите сказать, что я не изменял Мишель, с которой мы встречались, когда переспал с той девочкой из бара? Ведь Мишель тогда была в Венгрии.
  
  Остальные Мародёры рухнули на стол от хохота, и Гарри не мог к ним не присоединиться. Тем более, что пиво в голове уже шумело.
  
  - Ладно, мы все видели, что из этого получилось! - произнёс Джеймс, все ещё смеясь. - Но я продолжаю настаивать, что ты её не обманывал... когда кошки далеко, мышки могут поиграть.
  
  - Правильно. Если она не хотела видеть тебя с другими девушками, то просто не должна была уезжать за границу без тебя, - хмыкнул Сириус. - Девушки знают правила.
  
  - Есть ещё какие-то правила? - поинтересовался Гарри, удивляясь как много он, оказывается, пропустил.
  
  Вопрос вызвал новый взрыв хохота.
  
  - Харви, мой мальчик, позволь нам тебя просветить, - предложил Лунатик. Этот тон на мгновение вернул парня на третий курс - в кабинет ЗоТИ.
  
  - Итак, одно правило мы уже узнали: если она за границей, то это не измена. Она - в другой стране, поэтому не видит, чем ты занимаешься.
  
  - Давайте расширим это правило, - икнув, встрял Сириус. - Если она находится в другом городе, то это тоже не измена... по той же причине.
  
  Питер рассмеялся и предложил свою идею:
  
  - Если ты с другой девушкой находишься в воздухе на метле, это тоже не измена! - парни уставились на Петтигрю, а потом дружно расхохотались. В этот момент им принесли бочонок пива с краником, и теперь можно было не ждать бармена. Чем Гарри и воспользовался, поскольку его кружка опустела уже в третий раз. А тем временем Мародёры продолжали наставлять наивного друга.
  
  - Не считается изменой, если ты сразу с двумя ведьмами, - начал Джеймс, - потому что они друг о друге знают.
  
  Поттер-младший бросил на отца несколько испуганный взгляд.
  
  - Ты ведь никогда не проделывал такого с Лили, да?
  
  - Это другое дело, - с мудрым видом изрёк Сириус. - Он - женатый человек, и ему ни при каких обстоятельствах не позволено прикасаться к другой девушке. Так же, как и тебе нельзя спать ни с кем, кроме Гермии.
  
  Обрадовавшись, что отец игнорирует эти правила, Гарри с облечением улыбнулся. А ещё его позабавило, что он, оказывается, не может трогать никого, кроме Гермионы. На самом-то деле именно подруги он не должен касаться - ни при каких обстоятельствах. Но если быть честным (хотя бы перед самим собой) - сдерживаться становилось всё сложнее.
  
  - Конечно, извините... рассказывайте дальше, пожалуйста, - Поттер-младший состроил виноватую физиономию.
  
  Сириус наклонился к нему и громко прошептал:
  
  - И совсем не измена, если ты используешь оборотное зелье, чтобы покувыркаться с девочкой, а в это время ходишь на свидания с другой. Ведь ты становишься кем-то совсем другим, а тот ни с кем не встречается, - парни расхохотались, заработав неодобрительные взгляды нового посетителя. Точнее, пожилой посетительницы.
  
  - И не измена, когда ты подливаешь оборотное своей девушке, превращая её в парня, а тем временем укладываешь в постель другую девушку - ты ведь не встречаешься с парнями!
  
  - Петтигрю, ты сбрендил!
  
  - И не измена, если вы занимаетесь этим под мантией-невидимкой, ведь если никто не видел, значит, ничего не было, - вставил Лунатик.
  
  - Напомни мне больше никогда не давать тебе мантию-невидимку! - расхохотался Джеймс.
  
  - И не измена, если ты занимаешься сексом с девушкой, которая находится под мантией-невидимкой, ведь если ты её не видишь, значит, её и не было, - добавил Сириус.
  
  - И тебе тоже, псина!
  
  - И не измена, если ты используешь молодящее зелье, чтобы стать младше своей девушки, ведь в этом возрасте ты ещё не назначал ей свидания, - покивал Питер.
  
  - Кажется, парни, вы слишком много обо всём этом думали, - хмыкнул Гарри и протянул руку, чтобы налить себе ещё, но бочонок оказался пустым. - Бармен, ещё пива!
  
  Когда им принесли второй бочонок, Джеймс перегнулся через стол.
  
  - Я вот о чём подумал: не измена, если ты воспользуешься маховиком времени и вернёшься к тому моменту, когда ещё не встречался со своей девушкой. Вы ведь пока не пара. Какие тогда вопросы?
  
  Все вновь расхохотались, и эстафету принял Сириус.
  
  - Не измена, если твоя случайная партнёрша накладывает на тебя Обливейт. Ты ведь не помнишь, что изменял, тогда о чём речь?
  
  Гарри рассмеялся вместе с остальными, и тут у него возникла идея (возможно, под влиянием алкогольных паров, а может - всему виной те мысли, которые блуждали в его голове чуть раньше). Не успел он её осмыслить, как само собой вырвалось:
  
  - А если предположить, что ты вернулся во времени в тот год, когда твоя девушка ещё не родилась, и тебе понравилась другая - это ведь тоже не измена, да?
  
  Мародёры расхохотались так, будто услышали самую замечательную шутку на свете.
  
  - Конечно, нет! - воскликнул Джеймс.
  
  - Как можно кому-то изменить, если тот ещё даже не родился? - фыркнул Блэк.
  
  - Кроме того, - поддержал друзей Лунатик, - переместившись назад во времени так далеко, ты можешь каким-то образом помешать её рождению. А как можно изменить той, кто никогда не будет существовать?
  
  Все снова рассмеялись и продолжили выдумывать новые правила. Когда фантазия у всех иссякла, беседа плавно перетекла на квиддич, далее коснулась политики Министерства, а потом Мародёры стали наперебой вспоминать о школьных проделках. И, тем не менее, в голове "Харви" раз за разом прокручивался разговор об изменах. Он ведь на самом деле сейчас готовился радикально изменить свою судьбу. И если у него получится, можно будет жить вместе с родителями, но тогда он станет совершенно другим человеком, не так ли? А значит, где гарантия, что новый Гарри Поттер по-прежнему захочет встречаться с Джинни?
  
  У юного мага никак не получалось вынырнуть из этих мыслей, хотя шумные и весёлые собутыльники постоянно его дёргали. К тому же они не забывали подливать в его кружку пиво, поэтому парень никак не мог толком сосредоточиться. А в три утра пришла Гермиона и сообщила, что у Лили отошли воды, и она в Св. Мунго. И было бы неплохо, чтобы они тоже там появились. После этой новости парни стали буянить ещё сильнее и загорланили песню про развратных ведьмочек на мётлах.
  
  Гермиона одним взмахом палочки сделала всех пятерых трезвыми и велела аппарировать к клинике. Никто не посмел ей перечить, да и Джеймсу сейчас нужна поддержка. Тот выглядел чрезвычайно бледным и взъерошенным и, как заведённый, мерил шагами коридор.
  
  В пять утра, когда после бессонной ночи все уже клевали носом, на свет появился малыш Гарри. С тех пор, как они с Гермионой тут оказались, Поттера-младшего волновал именно этот момент. Но сейчас, когда ребёнка дали поддержать Джеймсу, и тот взял его с величайшей осторожностью, явно боясь навредить, парень почувствовал себя странно. На место беспокойства пришло ощущение покоя и желание защитить, а когда малыша дали подержать ему, юный волшебник тихо пообещал:
  
  - Не бойся. Я прослежу, чтобы у тебя была лучшая жизнь. И сделаю всё, чтобы ты не повторил мою судьбу. Обещаю.
  
  Гермиона встала рядом и положила руку ему на плечо, поддерживая и ободряя. "Харви" улыбнулся "супруге" и передал ей ребёнка. Выражение её лица нельзя было прочесть, но он заметил несколько слезинок, которые скользнули по щеке девушки. Та наверняка думала о грядущих испытаниях, которые ожидали малыша, если у них ничего не выйдет.
  
  Когда этим же утром они лежали в кровати, пробуя урвать хоть пару часов сна, Гарри внезапно услышал жаркий шёпот подруги:
  
  - Я не позволю этому повториться, Гарри, и обязательно сделаю всё, что смогу... всё, чтобы этому помешать... Клянусь.
  
  Юноша резким движением повернулся к ней и наткнулся на взгляд блестевших от слёз карих глаз. Он протянул руки и крепко обнял девушку.
  
  - Я знаю, Гермиона.
  
  Казалось, та удивилась, что друг не спит, но отодвигаться не стала, а вместо этого нежно поцеловала его в щёку и обняла за шею, прижимаясь ещё крепче.
  
  - Знаешь. Но я должна была дать эту клятву в первую очередь себе.
  
  "Супруг" кивнул и тоже поцеловал её в щеку.
  
  - Знаю. Тебе не нужно ничего объяснять.
  
  Девушка улыбнулась, а Гарри от этой близости внезапно почувствовал неловкость и что-то ещё, поэтому быстро улыбнулся в ответ и отодвинулся подальше.
  
  - Спокойной ночи, Гермиона.
  
  - Приятных снов, Гарри.
  
  Спустя пару часов Поттер проснулся, потому что подруге приснился очередной кошмар, и та, цепляясь за него, как за спасательный круг, громко стонала. "Муж" попробовал её успокоить, потом - разбудить, но там и там потерпел неудачу. Когда Гермиона открыла глаза, уже наступило время ленча. Сообразив, что не только крепко обнимает друга, но и обвила его ногами, она дико покраснела, но что ей приснилось - не помнила. Это оказалось первой ласточкой. С тех пор Гарри каждую ночь просыпался от криков и стонов, а к утру обнаруживал, что его обнимают не только руками, но и ногами. Но в отличие от того, что было раньше (когда подруга металась по всей постели), теперь он мог хотя бы спать. Правда, волновался всё больше и больше. Через неделю юноша понял, что серьёзный разговор откладывать больше нельзя.
  
  - Послушай, я вовсе не возражаю, что во сне ты так сильно меня обнимаешь. - Подумав, как двусмысленно это прозвучало, юноша покраснел. - Я имею в виду: в принципе, мы с нашей первой ночёвки в этом доме спим в обнимку, - на щеках парня разгорелся настоящий пожар, - но я не об этом. Тебя каждую ночь мучают кошмары... Я волнуюсь. Думаю, виновато то зелье. Ты хоть что-нибудь о нём выяснила?
  
  Друзья сидели на кухне и завтракали. Гарри вскоре должен был отправиться на очередное дежурство к банку. "Супруги" даже шутили, что теперь он - обычный сотрудник банка, который является на работу к девяти утра и уходит с неё в шесть вечера. С тех пор, как Гермиона выпила зелье в той пещере, прошло уже три недели, но она ни на йоту не приблизилась к ответу на вопрос: что же это за яд? Поттеру даже пришлось сделать несколько ставок на исход квиддичных матчей, чтобы раздобыть деньги на книги, которые требовались Гермионе. Но, несмотря на это, та по-прежнему была в тупике.
  
  - Всё нормально, Гарри. От кошмаров я не умру. Если, конечно, ты не придушишь меня в постели за то, что мешаю тебе спать.
  
  - Не говори ерунды - я просто за тебя переживаю, вот и всё.
  
  - Ты хороший муж, Гарри, но...
  
  - Не переводи всё в шутку, Гермиона, - сердито прервал тот подругу. - С каждой ночью кошмары мучают тебя всё сильнее; ты стала бледной, как смерть; под глазами круги, а похудела так, словно совсем не ешь. С каждым днём тебе становится всё хуже и хуже, а должно быть наоборот. И всё из-за этого чёртова зелья. Может, я и знаю меньше тебя, но прекрасно помню, что со временем эффект любого зелья пропадает или постепенно сходит на нет. Конечно, если не принимать его постоянно. Значит, это зелье из твоего организма не выводится. Ты пробовала безоар?
  
  - Нет, - девушка стыдливо опустила голову, - я боюсь. Заметив, что друг собирается яростно возразить, она подняла руку, чтобы Гарри дал ей шанс объяснить. - Если не знать первопричину, любое противоядие опасно. Мы не знаем, что это за зелье, и даже безоар может навредить.
  
  Юноша не согласился, но определённая логика в словах подруги была.
  
  - Прекрасно. Значит, нам нужно ещё раз проникнуть в Хогвартс и постараться забрать учебник Зелий Принца-Полукровки. Возможно, там мы найдём ответ.
  
  Гермиона прикусила губу.
  
  - Ладно, но если я соглашусь, ты оставишь меня в покое и прекратишь каждый день допрашивать - нашла я разгадку или нет.
  
  - Я не собираюсь...
  
  - Пообещай!
  
  Гарри сложил руки на груди: он не собирался заканчивать расспросы, но понимал - без подруги попасть в школу и заполучить учебник не получится. Поттер действительно верил в эту книгу и надеялся, что та хоть как-то поможет.
  
  - Хорошо, - рявкнул он, - обещаю, что не буду больше приставать к тебе по этому поводу, а ты читаешь Принца-Полукровку.
  
  В ответ девушка подняла правую руку и торжественно поклялась:
  
  - Обещаю, что прочту учебник Зелий Принца-Полукровки.
  
  Для Гарри этот день прошёл в метаниях и терзаниях. Он не мог поверить, что взамен на требование прочесть известную книгу Гермиона отказалась от его заботы. Ведь ей всего лишь нужно перестать быть такой.... Парень задумался, что должна прекратить "жена", чтобы он больше за неё не переживал. В конце концов, он разозлился и сказал себе, что это её ошибка. А он, несмотря ни на что, никогда не перестанет о ней заботиться и оберегать её, и так будет всегда. Но... обещание есть обещание, и пока Гермиона не найдет противоядие, ему придётся внимательно за собой следить.
  
  Вернувшись вечером домой, Поттер обнаружил "супругу" в гостиной около камина. Та свернулась калачиком в кресле и читала учебник Принца-Полукровки. Значит, она побывала в Хогвартсе без него. Видимо, чтобы незамеченной пробраться в школу, подруга позаимствовала карту Мародёров. Но ведь её могли увидеть портреты! Правда, речь идёт о Гермионе, и она наверняка всё продумала. И всё равно Гарри не мог поверить: после всех этих лекций, что им нужно вести себя тише воды и ниже травы, а ещё лучше - залечь на дно и никому не попадаться на глаза, она так сильно рискнула.
  
  После целого дня на метле, раздираемый противоречивыми мыслями... и теперь, вернувшись домой и обнаружив это.... предательство, у него осталось только одно желание - исчезнуть. Чтобы хоть на время притвориться, что всё в порядке, всё - как обычно, юный маг был готов сбежать куда угодно.
  
  Девушка не подняла головы ни когда он вошёл, ни когда вышел. Она знала, что была с ним сурова, но у неё было правило - никому не показывать свою слабость. А она боялась. Очень. Ведь заявив утром, что ей становится только хуже, Гарри был абсолютно прав. Но она не желала смотреть правде в глаза. Ведь помимо явных признаков, которые невозможно не заметить, было немало скрытых, но о них она другу рассказывать не собиралась. Однако даже такой длинный список нисколько не приблизил её к ответу на вопрос: что же за зелье было в чаше? Перспектива до конца жизни (конечно, если она всё-таки не решит эту задачу) мучиться кошмарами, болями, неврозами и прочими прелестями жизни, которыми её "наградило" это зелье, бросала Гермиону в дрожь.
  
  Вылетев из дома, Поттер перешёл дорогу и остановился перед домом родителей, пытаясь оставить все тяжёлые мысли позади. Парень надеялся, что они не будут возражать против его визита, и, возможно, даже пригласят на ужин. Тем более, что его желудок глухо ворчал, требуя пищи.
  
  Джеймс открыл дверь с ребёнком на руках. Гарри старался не думать о себе-маленьком. Джеймс и Лили очень любили своего сына: об этом говорил каждый их жест и взгляд. Юноше было тяжело это видеть, ибо он тут же вспоминал свою дальнейшую жизнь без них. Поттер-старший посмотрел на соседа, который топтался на пороге, и сделал приглашающий жест.
  
  - Лил! Накрой ещё на одного. К нам пришел Харви: после ссоры ему нужен успокоительный чай.
  
  - Откуда ты узнал... - парень даже не закончил вопрос, поскольку Джеймс улыбнулся и тряхнул головой.
  
  - Брось, Харви. Я женат далеко не первый день, и мне прекрасно знаком такой взгляд. Когда мы ссоримся с Лили, я выгляжу примерно так же. Что стряслось?
  
  Гость вздохнул и покачал головой.
  
  - Наверно, это глупо.
  
  Хозяин дома понимающе кивнул, поудобнее перехватывая малыша и нежно прижимая его к груди.
  
  - Это нормально.
  
  В голове у парня закрутился стремительный водоворот мыслей - он пытался придумать правдоподобную историю, которая, по возможности, не сильно грешила против истины. Этому трюку он научился у Гермионы - ложь должна тесно переплетаться с правдой.
  
  - Мы нашли одно зелье, и не смогли его распознать. И вместо того, чтобы как можно скорее его вылить, Гермия пошла на поводу у своего любопытства и решила выяснить, что это за зелье. В общем, она выпила один глоток.
  
  - Что? Она сумасшедшая? Это могло её убить!
  
  - Я сказал ей то же самое, но она ответила, что есть всего несколько зелий, один глоток которых способен убить человека. Она была уверена: когда прочувствует все симптомы, то непременно вычислит, какое это зелье, и разработает к нему противоядие, но... так и не смогла. Её мучают кошмары... и... теперь она на меня злится, потому что я постоянно интересуюсь, как далеко она продвинулась... - с удивлением заметив, что вот-вот расплачется, юный волшебник прервался.
  
  Джеймс уложил Гарри-малыша в кроватку и осторожно укрыл одеялом. После этого подошёл к соседу и сочувствующе положил руку на плечо.
  
  - Уверен: прежде чем зелье вызовет необратимые последствия, она обязательно поймёт, что это такое. И ты можешь попросить помощи у Лили. Поверь, она - выдающийся зельевар. Слагхорн не переставал твердить, что она - лучший студент из всех, кого он учил.
  
  "Харви" с надеждой посмотрел на отца.
  
  - Ты и правда думаешь, что она сможет нам помочь?
  
  - Спросить-то можно.
  
  Усевшись за стол, на котором были расставлены блюда, источавшие умопомрачительные ароматы, все принялись за ужин. Немного насытившись, Гарри обратился к Лили с просьбой, рассказав ту же историю, что и Джеймсу. Та отнеслась к рассказу более подозрительно. В частности, попыталась выяснить, где они нашли это зелье, и почему так важно его идентифицировать, что Гермия рискнула здоровьем. К счастью, гость смог увести разговор в сторону, добившись, чтобы хозяйка дома сосредоточилась на проблеме и больше не задавала неудобных вопросов. Закончив описание симптомов, он замолчал, выжидательно глядя на Лили. Та погрузилась в размышления.
  
  - Какие противоядия она пробовала?
  
  - Никаких. Она беспокоится, что если примет что-нибудь не то, ей станет только хуже. Или это затруднит лечение, если она всё-таки найдёт правильное противоядие.
  
  Молодая женщина нахмурилась.
  
  - Это полная бессмыслица. Противоядия действуют совсем не так. Если антидот не подходит, он просто не подействует, и всё. Я-то думала, Гермия это знает.
  
  - Правда? - юноша поражённо вскинул голову.
  
  - Да. Но, возможно, один из симптомов зелья - оно мешает сосредоточиться и мыслить логично. Ты сказал, что её мучают кошмары, а эмоции стали нестабильны... вполне вероятно, оно влияет и на умственные способности - рассеивает внимание. Возможно, оно превращает её в параноика. Логично, что в таком случае она просто боится лечения.
  
  - Я не очень хорошо разбираюсь в зельях, поэтому о таком не знал. Интересно, если я ей об этом расскажу, она мне поверит? - Теперь, когда сомнению подверглись логика и умственные способности Гермионы, Поттер понятия не имел, как с ней разговаривать и что вообще делать.
  
  - Для начала я бы посоветовала попробовать безоар. Ты можешь положить ей его в рот, пока она спит или на что-то отвлеклась. Думаю, в какой-то степени он поможет. Возможно, тогда она сможет мыслить более ясно и выслушает тебя. В этом случае у неё появится возможность попробовать какие-то другие противоядия.
  
  Идея матери Гарри однозначно понравилась. Перед тем, как он пошёл домой, Лили вручила ему безоар для Гермионы.
  
  Оказавшись дома, он решил не терять времени. Подруга лежала на диване у камина, свернувшись калачиком и крепко прижимая к себе книгу Принца-Полукровки. Она однозначно спала. Гарри тихо опустился около неё. Видимо, почувствовав его присутствие, девушка проснулась. "Супруг" улыбнулся и кивнул в сторону лестницы. Гермиона улыбнулась в ответ и внезапно зевнула. Моментально отреагировав, юный маг достал безоар из кармана и положил ей в рот, сжав челюсти двумя пальцами.
  
  Подруга начала сопротивляться, но, несмотря на все её усилия, Гарри справился с ней без особого труда (она была довольно слаба), просто прижав к дивану. Главное для него - не позволить ей выплюнуть безоар. Пару минут сопротивления, и волшебница всё-таки проглотила камень. И моментально замерла.
  
  Поттер медленно отстранился от девушки: на него смотрели пустые карие глаза, которые ни на что не реагировали. Парень запаниковал. Для начала ему следовало поподробнее расспросить подругу, почему та не хочет применять универсальный антидот. Ведь она считала безоар опасным. И, судя по всему, не зря.
  
  - Гермиона? - умоляюще позвал Гарри. Потом он попробовал её обнять, но девушка повисла в его руках безвольной куклой. Парень умолял её, тряс, надавал пощёчин, даже положил набок, пытаясь заставить её выплюнуть камень - всё без толку. Он паниковал всё сильнее, но тут до него донёсся звук. Сначала это был еле слышный писк, который вырвался из горла. Потом - глубокий стон откуда-то из груди, который постепенно становился всё громче и громче, и вдруг превратился в дикий крик. Но это был не крик Гермионы. Казалось, этот вопль исходит не из горла, а откуда-то из живота девушки. От ужаса у её "супруга" на затылке зашевелились волосы. Внезапно крик резко оборвался, и до этого крайне напряжённая в руках Поттера подруга обмякла, а из её груди вырвался глубокий вздох. Понаблюдав за девушкой пару минут, Гарри сообразил, что та спит. Просто мирно спит.
  
  Он молился всем богам, чтобы это оказался простой сон, который не превратится в кому или чего похуже. Осторожно подняв Гермиону на руки, "муж" отнес её в спальню и осторожно уложил на кровать, завернув в одеяло. Попутно он обратил внимание, до чего холодные у неё ноги и руки.
  
  Подруга, на удивление, всю ночь проспала спокойно - без кошмаров и метаний, а проснулся Гарри потому, что девушка плакала у него на груди, крепко обнимая за талию и сотрясаясь от рыданий.
  
  - Как ты себя чувствуешь? - нежно спросил "супруг", когда она, наконец, успокоилась.
  
  Гермиона подняла на него покрасневшие глаза: её волосы спутались, но, на взгляд Гарри, она уже выглядела лучше, чем в предыдущие три с половиной недели.
  
  - Не думаю, что безоар полностью нейтрализовал яд - я по-прежнему чувствую себя немного странно. Но мне явно лучше. Я не могла толком ни сосредоточиться, ни даже просто думать: я всё время будто нерешительно блуждала в каком-то тумане, совершенно не зная, куда идти, и металась из стороны в сторону. Сейчас туман прояснился, и я снова могу нормально думать. Пока что-то мне всё-таки мешает, но уже гораздо лучше. Спасибо, Гарри. Не знаю, что бы я без тебя делала.
  
  - Наверно, жила бы спокойно и счастливо.
  
  - Это была бы очень скучная жизнь.
  
  - Значит, возвращаемся к началу, да? Снова изучаем материалы и пробуем распознать яд?
  
  - Да. Но думаю, параллельно нужно выяснить и другое: например, сидит в тебе крестраж или нет.
  
  - Я решил, что ты об этом забыла.
  
  - Конечно, нет. И всё ещё настроена доказать, что ты неправ. К тому же стоит задуматься, как ты будешь сражаться с Волдемортом: когда мы вернёмся назад в будущее, эта битва обязательно состоится.
  
  - Да, - кивнул Гарри, приглаживая волосы. - Я знаю, где его искать; заклинание, которым его можно сразить, я выучил; другие полезные заклинания тоже тренирую... Но... этого мало. Нужно что-то еще.... Я ведь не могу аппарировать в особняк Риддлов и просто постучаться в главную дверь. Вот над этим нам с тобой придётся поработать!
  
  - Это не всё. Нам ещё надо спасти твоих родителей, да так, чтобы при этом кардинально не изменить будущее.
  
  - Считаешь, это возможно? - спросил юноша, чувствуя, как сердце трепещется где-то в горле. Неудивительно, что стало трудно дышать. Когда-то он сказал Гермионе, что давно пережил потерю родителей, но теперь эти слова стали ложью. Чем больше Гарри их узнавал, чем больше видел их любовь к маленькому сыну, тем меньше его устраивала даже мысль о смерти Джеймса и Лили. И тем с большим ужасом ждал момента, когда придётся вернуться в будущее. Клятва или нет, но, пока стало не слишком поздно, он просто обязан найти способ их спасти.
  
  Гермиона пристально смотрела в зелёные глаза и читала в сердце друга.
  
  - Честно, Гарри - я не знаю. Но если всё-таки это возможно, мы непременно справимся.
  
  
  Глава опубликована: 03.02.2013
  
  
  Глава 11. Открытие.
  
  
  
  
  Лили переложила ребёнка с правой руки на левую и постучала в дверь. Сын на мгновение открыл ярко-зелёные глаза, хныкнул и вновь уснул. Глядя на малыша, миссис Поттер нежно улыбнулась - он такой замечательный! Ему всего несколько месяцев, а он спит почти всю ночь и редко капризничает, да ещё и перевернуться пытается. А, судя по книгам, которые Лили читала в огромных количествах, в таком возрасте это случается очень редко. Молодая женщина ещё раз улыбнулась сыну и с гордостью подумала, что с таким упорством, которое явно досталось в наследство от папочки, Гарри скоро и перевернётся, и поползёт, и сядет самостоятельно, а там уже и до первых шагов недалеко.
  
  Гермиона открыла дверь, уже зная, что на крыльце стоит Лили с малышом. Гарри в одной книге нашёл заклинание, позволяющее определить, кто ступил на твою территорию. Как следует потренировавшись, они смогли наложить эти чары не только на весь дом, но и на сад.
  
  - Привет, Лили, - улыбнулась девушка и распахнула дверь пошире, чтобы пропустить маму лучшего друга. - Чем могу помочь?
  
  - Привет. На самом деле это я пришла предложить свою помощь... Слышала, у тебя возникли сложности с подбором противоядия?
  
  Гермиона покачала головой - ей следовало догадаться, что Гарри не рискнёт применить безоар, ни с кем не посоветовавшись, потому что боялся ей навредить.
  
  - С радостью приму помощь от ещё одной головы и пары рук.
  
  Лили прошла в гостиную, по дороге внимательно слушая рассказ соседки о симптомах отравления.
  
  - Тебе это что-нибудь напоминает? - спросила "Гермия", когда список закончился.
  
  Подруга задумчиво покачала головой.
  
  - Честно говоря, всё это характерно для многих ядов и темномагических зелий, но чтобы разом... Я училась на целителя, и с ядами хорошо знакома. Правда, из-за беременности поработать не успела... А у тебя остался образец? Тогда мы сможем его как следует изучить и выяснить, что это такое.
  
  - Ммм... прости, но образца у меня нет. - Лили удивлённо распахнула глаза: похоже, её глубоко потрясла мысль, что можно было вылить неизвестное выпитое зелье, даже не разобравшись, с чем его едят. Глубоко вздохнув, Гермиона попыталась как можно правдоподобнее объяснить свой странный поступок: - Ладно, думаю, Харви уже рассказал тебе, что в последнее время я плохо соображала. Я была убеждена, что от безоара станет только хуже, мне постоянно снились кошмары, а в голову лезли всякие параноидальные мысли.... И в какой-то момент мне показалось, что от паров этого зелья мне становится ещё хуже, и я уничтожила остатки яда.
  
  Гостья некоторое время молчала.
  
  - Ладно: что сделано, то сделано, - она вздохнула и пожала плечами, - но это, конечно же, только усложняет ситуацию.
  
  Собеседница кивнула.
  
  - После приёма безоара в голове у меня немного прояснилось, и мысли больше не уплывают в неизвестном направлении. Теперь я почти уверена, что это - какой-то новый яд. Кто-то его изобрёл, но не запатентовал. Поэтому, скорее всего, чтобы найти противоядие, необходимо сначала выяснить состав зелья, а потом его сварить.
  
  Лили улыбнулась.
  
  - Хорошо, согласна - это логично. И, перво-наперво, нам необходимо выяснить, для чего понадобилось это зелье.
  
  - Единственное, что приходит на ум - чтобы причинять постоянную боль, причём как физическую, так и ментальную. - Гермиона вскочила с дивана, на котором до этого сидели все трое, и стала расхаживать взад-вперёд. Она пыталась придумать правдоподобное объяснение, откуда взяла этот яд, совершенно не подумав, что Гарри уже мог что-то соврать. - Яд был во флаконе из-под зелья от головной боли, но когда я развела его в стакане, то удивилась, что он ничем не напоминает purgari vertice doleo... Поэтому Харви не хотел, чтобы я его пила, но тогда я подумала, что он просто параноик... решила, что это какое-то улучшенное зелье, и выпила.
  
  Гостья протянула руку, насильно усадила девушку рядом и успокаивающе погладила её по плечу.
  
  - Всё нормально. Мы обязательно разберёмся. А теперь покажи, где я могу устроить Гарри манеж, а потом мы посмотрим, что тебе удалось выяснить.
  
  С этого дня девушки начали совместную работу, но, к сожалению, результаты пока не радовали. Первые попытки воспроизвести зелье забраковала Гермиона, которая на все вопросы отвечала "непохоже". Она прекрасно запомнила тот странный, даже какой-то зловещий зелёный свет, который испускала чаша с зельем в пещере.
  
  Шли недели, а их исследование буксовало. Малыш Гарри вёл себя хорошо, с удовольствием играя погремушками, снитчем и квофлом для малышей, а так же наколдованными радугами, мыльными разноцветными пузырями и прочими радостями детства. Гермиона находила ребёнка совершенно очаровательным и частенько сбегала к нему из лаборатории, которую они с Лили устроили в старой прачечной.
  
  Только к концу ноября состоялся прорыв, которого они уже заждались, причём совершенно случайно. Гермиона резала жабросли и нечаянно порезалась. От неожиданности она взмахнула рукой, и несколько капелек крови попали в котёл с зельем.
  
  - Гермия, с тобой все в порядке? - спросила Лили, удивлённо посмотрев на остолбеневшую подругу.
  
  Но та даже не услышала вопроса - она гипнотизировала взглядом котёл. Вернее, зелье, которое теперь испускало тот самый зловещий зелёный свет.
  
  Проследив за взглядом Гермионы, миссис Поттер тоже озадаченно уставилась на зелье в котле.
  
  - Великий Мерлин, Гермия... что это? Оно похоже, да? На то, что мы ищем?
  
  Девушка энергично закивала, после чего они вывалились из лаборатории и исполнили на кухне победный танец. Теперь можно приступить и к изготовлению противоядия, ведь зная, из чего сделан яд, подобрать к ингредиентам нейтрализатор дело хоть и трудоёмкое, но им вполне по силам.
  
  Гарри за всё это время тоже нисколько не продвинулся. Сейчас парень неловко ёрзал на метле, сетуя на то, что не выучил ни одного смягчающего заклинания: столько времени сидеть на жёстком древке - настоящее испытание для пятой точки. Когда он начал следить за Гринготтсом, то надеялся, что Беллатрикс вскоре посетит своё хранилище. Но, похоже, Пожирательница не нуждалась ни в деньгах, ни в артефактах. Хотя, возможно, она посылала в банк какое-нибудь доверенное лицо, или даже мужа, которого Поттер пропустил.
  
  С каждым днём Гарри всё больше и больше сомневался в успехе своего плана, а заодно и в том, что сумеет утащить чашу прямо из-под носа Лейстрендж. Он прекрасно отдавал себе отчёт, что вся эта авантюра прежде всего зависела от удачи. Это внезапно напомнило про пятый курс и его речь, когда Гермиона решила учредить АД.
  
  Кроме того, юноша сильно волновался, что скоро Рождество, и времени у них остаётся всё меньше и меньше. Впервые за свою недолгую, но такую насыщенную жизнь, Гарри чувствовал себя спокойным и счастливым: он близко познакомился с родителями, о чём уже и не мечтал, увидел, как сильно они его любили, и узнал, наконец, как на самом деле выглядит семья. А пока и представить не мог, как можно перенестись обратно в будущее, оставив здесь дорогих ему людей.
  
  Гарри часто задавался вопросом, каким бы он стал, если бы вырос в любящей семье: с нормальным детством, когда всё, что тебя интересует - квиддич, умение летать и проделки с друзьями? Уже сейчас, проведя рядом с родителями чуть больше года, Поттер чувствовал себя совершенно другим человеком. Благодаря отцу он понял разницу между любовью и влюблённостью, научился невербально колдовать и многому другому. Глядя на Гермиону, он с каждым днем всё больше убеждался в правоте отца: если бы подруга была просто симпатичной ведьмой, то уже через пару месяцев в её обществе ему стало бы скучно.
  
  Сейчас юному магу казалось, что только благодаря ей он дожил до семнадцати и может наколдовать что-то сложнее Люмоса, и именно она подарила ему шанс - шанс познакомиться с родителями и спасти их. Оглядываясь на всё, что он выучил в прошлом (да и то - только потому, что его заставляла Гермиона), Гарри подозревал, что ему хоть завтра вполне по силам сдать ТРИТОНы. А кроме учёбы Поттер начал ценить время, которое они проводили с подругой вдвоём. Они могли часами разговаривать на любые темы, ведь обоим были не в диковинку ни волшебный, ни обычный мир; они могли подолгу молчать, читая или глядя на огонь, и тишина не была неловкой - она была такой уютной, домашней... И чем больше он задумывался о возвращении назад в будущее, тем больше понимал, что хочет определённости в их отношениях.
  
  Иногда в его голове мелькали глупые правила "не измены", и хотя Гарри считал их всего лишь шуткой, тем не менее, не раз и не два к ним возвращался - капля правды там была. Ведь он не мог сказать наверняка, что когда спасёт родителей и вернётся в будущее, там всё останется по-старому. Возможно, там они с Джинни даже и не думали встречаться; может, там она его не любила, а он не обращал особого внимания на младшую сестру Рона... Теперь юный маг был совсем не уверен в будущем. Не исключено, что там его лучшим другом стал Невилл, а не Рон, или он учится на Рейвенкло, а не на Гриффиндоре... Идя на поводу у этих мыслей, Поттер считал, что фактически не обманывает Джинни. Однако, тем не менее, совесть, которая чаще всего говорила голосом "супруги", только и зудела, что он обманывает обеих девушек, и Гермиона заслуживает его верности и преданности не меньше, а то и больше, чем мисс Уизли.
  
  Пока он столько месяцев наблюдал на метле за входом в Гринготтс, у него появилась возможность думать и анализировать. Сейчас юноша понимал, как опрометчиво они с Гермионой дали его родителям клятву, и теперь переживал: если они не смогут спасти чету Поттеров, то оба лишатся магии, и тогда магическую Британию затопит тьма. Гарри тогда ещё удивился, что клятва сработала, как надо, ведь они представились вымышленными именами. Это потом Гермиона раскопала, что волшебство связывает людей не именем, а самой их магией, и они вообще могли не называть себя. Просто теперь между ними и Поттерами протянулись магические нити, которые остро отреагируют на нарушение клятвы. Помимо этого, молодой волшебник боялся играть со временем, прекрасно понимая, что любое нарушение может привести к гибели всего мира, или же к исчезновению/нерождению/убийству ряда людей, причём как знакомых, так и незнакомых. Но, тем не менее, он знал, что не откажется от идеи спасти жизнь родителям.
  
  С головой погрузившись в собственные мысли, Гарри чуть не пропустил Беллатрикс Лейстрендж, которая аппарировала прямо на ступени банка. Глаз зацепился за её покачивающуюся походку, когда при каждом шаге она взмахивала гривой чёрных, как смоль, волос. Похоже, пыталась привлечь внимание мужчин. Поначалу парень её даже не узнал, и только когда та обернулась, чтобы наградить нахальным взглядом какого-то засмотревшегося на неё мага, который, оглядываясь на Пожирательницу, чуть шею себе не свернул, "Харви" понял - это она! И тут же начал действовать.
  
  Пробездельничав столько времени, юный волшебник был просто счастлив, что можно, наконец, заняться чем-то полезным. Он распластался на метле и тихо двинулся вслед за Беллатрикс, держась довольно близко, чтобы всё видеть и слышать, но так, чтобы та его не задела.
  
  Больше не оглядываясь по сторонам, мадам Лейстрендж шагнула через дверной проём, который тут же вспыхнул жёлтым светом, высветив её имя. Гарри заметил, что несколько человек, которые шли ей навстречу, прочитав, кто она такая, перепугались и постарались убраться с дороги. Беллатрикс уже успела зарекомендовать себя ярой сторонницей Тёмного Лорда и прославилась любовью к пыткам и темномагическим развлечениям.
  
  Её боялись не меньше, чем имени её хозяина. Но, залетев в банк, Гарри с ликованием отметил, что, в отличие от людей, гоблины ей не кланялись. Впрочем, они не кланялись никому. Когда Лейстрендж подошла к стойке, ближайший сотрудник банка продолжал невозмутимо считать золотые галлеоны и просто махнул рукой, чтобы та подождала. Закончив через пару минут, он немигающими глазками уставился на молодую Пожирательницу.
  
  - Чем могу помочь?
  
  - Я должна попасть в своё хранилище.
  
  Взгляд гоблина метнулся в сторону Поттера, который завис у ведьмы за спиной. Тот был уверен, что чары Гермионы работают, как надо, а мантия-невидимка не сползёт, выдав его с головой. И, тем не менее, ему показалось, что кассир о нём знает. Может, гоблины - природные легиллименты, и он слышит его мысли? У юноши мелькнуло острое сожаление, что он так и не удосужился побольше узнать об этих существах, и тут же попробовал заблокировать свои мысли, постаравшись не думать ни о чём. Кажется, это сработало, поскольку внимание гоблина снова переключилось на клиентку.
  
  - Ключ у вас с собой?
  
  Беллатрикс тряхнула гривой и вынула из кармана ключ.
  
  - Конечно.
  
  Кассир молча поднялся и направился в сторону шахты с тележками. От такого неуважения Пожирательница вспыхнула от ярости, но, тем не менее, последовала за гоблином. Шпион тихонько летел следом. Он готовился к сумасшедшему полёту по подземельям. Гарри никогда не думал, что его навыки игрока в квиддич помогут бороться с Волдемортом. Когда тележка моментально набрала скорость, подозрения сразу же подтвердились - только годы тренировок помогли ему преследовать её среди всех этих лабиринтов, резких взлётов и падений, мёртвых петель и крутых поворотов.
  
  Петляя в воздухе и всеми силами пытаясь избежать "свидания" со стенами, юный маг сосредоточился только на том, чтобы не потерять тележку из виду. Наконец, после очередного головокружительного спуска, та остановилась. Беллатрикс вышла, но как только кассир шагнул за ней, чтобы открыть хранилище, его остановил презрительный голос:
  
  - Если не хочешь заживо лишиться кожи, лучше не двигайся, гоблин.
  
  Явно не желая прислушиваться к предупреждению (видимо, из чувства противоречия), тот заколебался, но потом бросил взгляд в сторону Гарри, который парил неподалёку, и решил остаться в тележке. Поттер смотрел на него с подозрением, а в голове крутился только один вопрос: знает ли гоблин, что здесь есть посторонний? Но сотрудник банка уже не смотрел в сторону шпиона, и тот мысленно вздохнул: похоже, ответа на свой вопрос он так и не получит. Лучше сосредоточиться на своей миссии.
  
  Ведьма отперла дверь ключом, а потом взмахнула палочкой и начала плести чары, чтобы снять защиту хранилища. Гарри старался запомнить все движения: а вдруг случится так, что придётся их повторять? Однако после пятого взмаха по кругу против часовой стрелки понял, что такое ему воспроизвести просто не под силу. Вот женщина сделала резкий рывок палочкой вверх, будто разрывала ткань, и что-то тихо тренькнуло. Она убрала палочку и вошла внутрь. Поттер полетел за ней.
  
  Беллатрикс решительно направилась в сторону свитков, которые лежали на массивном столе. Видимо, ей нужны какие-нибудь заклинания или рецепты зелий, чтобы принести этому миру ещё больше горя. Юный волшебник решил воспользоваться моментом и скопировать ключ. Он применил невербальное Акцио, и тот поплыл к нему. Но когда ключ оказался у шпиона почти в руках, ведьма немного повернула голову. Поттер моментально сделал резкое движение, и ключ растворился в воздухе. Кажется, хозяйка хранилища ничего не заметила. Сделав дубликат, Гарри отправил его обратно в карман Лейстрендж, потому что оригинал решил оставить себе.
  
  Но когда ключ завис над карманом и уже был готов скользнуть внутрь, Беллатрикс резко повернулась с каким-то свитком в руках, и ключ со стуком упал на пол. Нахмурившись, женщина посмотрела вниз и обнаружила там мерцающий золотом пропуск в хранилище. Убрав свиток в карман, ведьма наклонилась и подняла ключ.
  
  - Странно, - произнесла она вполголоса. Выпрямившись, Пожирательница подозрительно оглядела помещение, а потом внезапно воскликнула: - Акцио, мантия-невидимка!
  
  Гарри почувствовал, как на плечах дёрнулась мантия, но всё-таки никуда не делась. Боясь себя выдать, он затаил дыхание, мысленно благодаря Мерлина и Гермиону, которая, как обычно, всё предусмотрела.
  
  Беллатрикс ещё раз подозрительно оглядела хранилище и немного успокоилась. Бросив ещё один взгляд через плечо, она повернулась и направилась к стеллажу с артефактами. Остановившись напротив чаши, женщина подняла палочку:
  
  - Долен некс, - и вокруг артефакта взметнулся водоворот зелёного светящегося тумана. Когда тот рассеялся, Лейстрендж взяла чашу. Гарри продолжал внимательно за ней наблюдать - теперь он знал всё, что нужно. Оставалось только одно - добыть волос, после чего юный маг был готов улететь отсюда так быстро, как это возможно, пока его всё-таки не засекли.
  
  Понимая, что его затея - настоящая авантюра, Поттер глубоко вздохнул. Будет очень сложно обмануть арку на входе в банк, и уж тем более - снять защитные чары с двери в хранилище, но другого плана у путешественника во времени не было. Гарри аккуратно спустился пониже, оказавшись у ведьмы прямо за спиной, но, видимо, подлетел слишком близко, потому что та вздрогнула и моментально развернулась на сто восемьдесят градусов. Шпион молниеносно взмыл под потолок.
  
  И снова Пожирательница с палочкой наголо подозрительно оглядывала хранилище.
  
  - Акцио, мантия-невидимка! - проорала она, а в её глазах светился гнев и тень безумия, которое после Азкабана захватит её целиком. Но снова ничего не произошло. Женщина ещё раз взмахнула палочкой: - Фините Инкантатум! - и опять ничего. А вот если бы Поттера скрывали дезиллюминационные чары, сейчас бы Лейстрендж его увидела. Правда, заглушающие чары, которые он накладывал на себя каждое утро, наверняка перестали действовать. Беллатрикс нахмурилась ещё больше и, поставив чашу на стеллаж, ринулась к двери.
  
  Гарри не мог отказать себе в удовольствии воспользоваться таким замечательным шансом: он быстро вынул из кармана галлеон и превратил его в копию чаши. А чтобы заклинание продержалось как можно дольше, вложил в него уйму сил.
  
  - Гоблин! - заорала Пожирательница, встав в дверях. - Я же приказала тебе оставаться в тележке!
  
  Шпион стремительно опустился вниз и быстро подменил чашу.
  
  - Я не сделал ни шагу, миссис Лейстрендж.
  
  Та что-то прорычала себе под нос, а потом резко развернулась и направилась обратно к стеллажу. Гарри к этому моменту уже снова был под потолком. Теперь, когда крестраж лежал у него в кармане, он не хотел тут оставаться ни одной лишней секунды. Тем временем ведьма взяла в руки дубликат чаши. Поттер так никогда и не узнал, сообразила ли Беллатрикс, что теперь в её хранилище вместо настоящего артефакта - подделка, потому что, как только она отошла от двери, юный маг ринулся наружу, стремясь оказаться отсюда как можно дальше. И опять запетлял по подземельям. Удача и здесь его не оставила: минут через пять Гарри наткнулся на ещё одну тележку, где сидели гоблин и молодая волшебница, за которой и пристроился. Он ведь прекрасно понимал, что сам ни за что не найдёт выход из этого лабиринта. И спустя ещё десять минут оказался в холле банка. После чего вылетел из входных дверей следом за каким-то очень толстым магом и очутился в Косом переулке. Как только "муж" начал следить за банком, Гермиона сразу же наложила на мантию-невидимку искажающе-запутывающие чары. С ними дверь Гринготтса его не опознает. Но было обязательное условие - проходить надо было с кем-то, и тогда гоблины ничего не почувствуют. Быстро пролетев через Косой переулок, Поттер добрался до какой-то магловской улицы, откуда уже без опаски аппарировал.
  
  Как только юноша очутился в собственном саду, то сразу же сорвал мантию-невидимку и спрыгнул с метлы, собираясь мчаться в дом, чтобы продемонстрировать "супруге" трофей. Но далеко убежать не удалось. Больше того - не получилось даже сделать несколько шагов, поскольку только сейчас Гарри кое-что заметил. Оказывается, он так обрадовался, что многомесячные усилия наконец-то увенчались успехом, что совершенно не смотрел по сторонам. И теперь обнаружил, что перед ним с отвисшей челюстью стоит Джеймс, а Гермиона неподалёку возится с деревом, кидая на "мужа" предостерегающие взгляды.
  
  - Эм... всем привет, - кивнул прибывший, стараясь выровнять дыхание и принять невозмутимый вид.
  
  - Ты только что аппарировал, сидя на метле под мантией-невидимкой? - недоверчиво поинтересовался отец.
  
  - Кхе-кхе, - закашлялся "Харви", пытаясь придумать, как объяснить своё эффектное появление. - Ну да, я так и сделал, - как назло, в голове не было ни одной умной мысли.
  
  - А ты знаешь, что, сидя на метле, аппарировать невозможно? - Джеймс вскинул бровь и пробуравил соседа подозрительным взглядом.
  
  - Ммм... нет... Но если это так, больше никогда так не сделаю. Чтобы со мной ничего не случилось, - как можно беспечнее заявил путешественник во времени. А в голове у него вертелась только одна мысль: как только отец вспомнит про мантию, придётся что-нибудь соврать. Главное, чтобы он не захотел взглянуть на неё поближе.
  
  Поттер-старший кивнул.
  
  - Итак, зачем ты аппарировал на метле под мантией-невидимкой?
  
  Гарри пожал плечами.
  
  - Ну... я...
  
  - Это моя идея, - раздался голос Гермионы. - В последнее время участились нападения Пожирателей, и я очень волнуюсь за Харви, поэтому.... Ну... я подумала, что так безопаснее...
  
  Джеймс одарил девушку недоверчивым взглядом, задумчиво покивал, но ничего не сказал. Его сын прекрасно понимал: отцу есть, в чём их подозревать, и крайне странно, что они с Лили до сих пор не напоили "молодожёнов" веритасерумом.
  
  - Вообще-то я заглянул узнать, придёте ли вы с Гермией к нам на Рождество, как в прошлом году.
  
  Гарри энергично закивал.
  
  - Конечно, с удовольствием.
  
  - Отлично. Мне надо вернуться к жене. Лилс просила помочь с каким-то блюдом для малыша. Пока.
  
  - Пока, - хором попрощались ребята.
  
  Как только сосед скрылся за домом, оба с облегчением выдохнули. Гермиона убедилась, что Джеймс действительно вышел за ворота, после чего вернулась к другу. Выражение её лица не предвещало ничего хорошего. Её "супруг" знал: за небрежность сейчас его ожидает выволочка, поэтому решил сыграть на опережение.
  
  - Он у меня. - Чтобы подчеркнуть важность этой фразы, Гарри заглянул в карие глаза, и немедленно погрузился в шоколадные омуты. Похоже, вот так - глядя ей в душу - он готов простоять вечность.
  
  Эта тактика сработала мгновенно: уже собравшаяся отчитать "мужа" Гермиона закрыла рот.
  
  - Великий Мерлин, Гарри, это невероятно! - воскликнула она и крепко обняла друга. Тот немедленно воспользовался этой возможностью и крепко прижал к себе девушку, наслаждаясь её запахом и теплом.
  
  Он чуть было не сказал, что только поэтому был столь неаккуратен, но в последний момент передумал: во-первых, ссора ему сегодня точно не нужна, а во-вторых - "супруга" моментально вывернется из его объятий.
  
  - Мы его сейчас уничтожим?
  
  - Да! Конечно! - отступив на шаг, подруга взяла Поттера за руку и потащила к печи.
  
  - Гермиона, остановись! Ты мне руку сейчас оторвёшь.
  
  А из кустов за забором за ними следил Джеймс. Сюда его привело любопытство: он просто не сумел удержаться, чтобы не выяснить, чем же занимаются соседи. Поттер-старший не сомневался: что бы это ни было, его семье ничего не грозит, поскольку магия эту пару явно не покинула. Но теперь Джеймсу было о чём задуматься, ведь их точно зовут не Харви и Гермия.
  
  Он увидел, как молодые люди подошли к печи, которую, на его памяти, ни разу не использовали, и открыли её.
  
  - В прошлый раз воздух вокруг раскалился. Может, встать подальше? - задумчиво проговорила девушка. Джеймс всё прекрасно слышал, поскольку, когда уходил, наложил на сад подслушивающее заклинание.
  
  Юноша согласно кивнул.
  
  - Моя метла вполне поднимет нас обоих.
  
  Девушка чуть отшатнулась и покачала головой.
  
  - Может не стоит, Гарри? Вдруг с метлы это будет только опаснее!
  
  Тот скептически посмотрел на собеседницу.
  
  - Гермиона, я был самым юным ловцом за последние сто лет. Считается, что на метле аппарировать невозможно, но я почти год делал это каждый день. Думаю, бросить парочку заклинаний, пока сидишь на метле, ничуть не опаснее.
  
  - Ладно, - вздохнула девушка, а потом угрожающе вытянула палец и ткнула молодого человека в грудь, - но если ты меня уронишь, Гарри Джеймс Поттер, я буду очень зла!
  
  Прятавшийся в кустах сосед потрясённо замер. Первая мысль - это невозможно! Но тут же обругал себя последними словами: как можно быть таким слепцом и не разглядеть очевидного? У парня глаза Лили, его зовут "Харви Портер", а это так похоже на "Гарри Поттер"! К тому же Харви рядом с малышом явно чувствовал себя не в своей тарелке. А кроме того, как-то странно, что они с Лили так легко доверились этой парочке, не обратив внимания на кучу подозрительных вещей. Джеймс так глубоко задумался, что забыл обо всём на свете, но следующая фраза "Гермии" моментально привлекла его внимание.
  
  - Волдеморт на самом деле просто урод, и очень жаль, что за такое его нельзя призвать к ответу, - голос этой девушки, Гермионы, звучал печально. - Это уже вторая бесценная реликвия, которую из-за него мы должны уничтожить.
  
  Молодая волшебница что-то держала в руках, но Поттер-старший не видел, что это.
  
  - Думаю, на свете есть более важные вещи, чем чаша Хаффлпафф, диадема Рейвенкло или медальон Слизерина.
  
  Юная ведьма опустила голову.
  
  - Я знаю, Гарри. Но мы обязательно найдём способ его остановить.
  
  - Гермиона, он не убьёт моих родителей.
  
  И снова Джеймс поражённо застыл. Волдеморт их убил? А Гарри выжил? Это имеет какое-то отношение к странному шраму у него на лбу? Сколько времени им осталось? Он почувствовал острое желание бежать домой, обнять семью, а потом аппарировать из Британии как можно дальше и никогда не выпускать жену и сына из объятий. Но понимал: прежде, чем принимать любые решения, здесь и сейчас следовало узнать как можно больше. Тем временем ребята сели на метлу и поднялись над печью.
  
  Но до этого девушка бросила в печь какую-то чашу, и сейчас сидела перед Гарри, изо всех сил вцепившись в древко метлы.
  
  - Готова? - раздался у неё над ухом негромкий голос друга.
  
  Она кивнула и оторвала одну руку от метлы, пытаясь обуздать трясущуюся кисть. Через пару секунд палочка в руке уже не дрожала.
  
  - Адеско Файр, - прокричала Гермиона, а секунду спустя Поттер-младший невербально наколдовал Колопортус (Джеймс узнал заклинание по жёлто-оранжевому лучу). И в тот же миг услышал дикий рёв пламени, а по его спине побежали мурашки: он знал, какие чары использовала девушка. И моментально пришёл в ужас: откуда недавним школьникам известны такие проклятья?! Спустя минут десять рёв смолк. Всё это время молодые люди молча парили в воздухе.
  
  - Итак, два уничтожили. Осталось ещё два, - Гарри пристально смотрел подруге в глаза.
  
  - Надеюсь, ты имеешь в виду медальон и Нагини, - фыркнула молодая волшебница. Джеймс понял, что пара этот вопрос уже обсуждала, и не раз.
  
  - Ты же знаешь, что змею пока трогать нельзя.
  
  - Тогда остаётся только медальон. А твою навязчивую идею мы договаривались оставить на потом - когда разберёмся со всем остальным.
  
  - С чего ты так уверена? - спросил юноша, опускаясь на землю и помогая спутнице сойти с метлы.
  
  Та встала рядом и протянула руку. Гарри взял её маленькую ладошку и с беспокойством заглянул в карие глаза.
  
  - Я нашла заклинание, которое нам это покажет.
  
  - Правда?!
  
  Девушка кивнула.
  
  - Я когда-нибудь говорил, что ты такая же умница, как и красавица? - воскликнул юный маг, сжимая ладошку подруги и чувствуя, как та в его руках вздрагивает.
  
  - Ты только что назвал меня глупой? - Гермиона нервно улыбнулась.
  
  "Супруг" насмешливо вскинул бровь.
  
  - Ты же знаешь, что я не посмею так солгать!
  
  - Ладно, на самом деле я действительно сглупила, раз взялась читать ту книгу. Просто иногда нужные заклинания находишь в самых неожиданных местах... на эти чары я наткнулась в книге по предсказаниям.
  
  - Я поражён, что у тебя вообще есть такая книжка, - хмыкнул Гарри.
  
  - Понятия не имею, как она оказалась в моей сумке. Возможно, перед тем как мы...ушли, Рон у меня что-то спрашивал ... В общем, эта книга учит распознавать душу. Насколько я поняла, это отдельная ветвь прорицаний. Я хотела ненадолго отвлечься от зелий и подумала - почему бы и нет, - девушка пожала плечами и вынула ладонь из рук Поттера, - и, как оказалось, не зря потратила время.
  
  - Как обычно.
  
  - На самом деле, это весьма примитивное заклинание. Оно просто показывает цвет души, на основе чего можно сделать соответствующие выводы о характере человека и о его будущем. В общем, нужно наложить эти чары на конкретного человека, и вокруг его тела тут же вспыхнет радуга из несколько близких цветовых оттенков. Я подумала, если уж у кого-то и должны быть души разных цветов, то это у тебя с Волдемортом, так?
  
  - Надеюсь.
  
  - А я в этом уверена. Итак, я бросаю заклинание, и если вокруг тебя вспыхивает один цвет, ты - не крестраж.
  
  - Или это - дурацкое заклинание.
  
  - Или это - дурацкое заклинание, - согласно кивнула Гермиона.
  
  - А если я - крестраж? - спросил юноша и поднял руку, чтобы пригладить волосы.
  
  - Если ты крестраж, то... я не знаю, но в радуге должно быть что-то странное. Возможно, заклинание вообще не сработает, или ты окрасишься в два разных цвета. В общем, единственное, в чём я уверена - если ты станешь одного цвета, ты никакой не крестраж, а если же будет два цвета, то для проверки я поищу другое заклинание.
  
  - Ладно, для начала стоит попробовать эти чары.
  
  Джеймс наблюдал за ними, затаив дыхание. Он понятия не имел, что такое крестраж, но подозревал, что это слово имеет какое-то отношение к душе Волдеморта, часть которой, вероятно, застряла в его сыне. И это однозначно плохая новость. К сожалению, парочка не стала моментально удовлетворять его любопытство.
  
  - Пошли-ка внутрь. Мы же не хотим ещё больше засветиться перед соседями. Нам вообще не стоило обсуждать такие вещи в саду. Мордред, о чём мы только думали?! Какие-то мы с тобой сегодня небрежные.
  
  Гарри кивнул и вслед за молодой волшебницей ушёл в дом. Он выглядел задумчивым и каким-то печальным. Джеймсу на мгновение даже захотелось подбежать к нему, обнять и сказать, что папа его от всего защитит. Но как только понял, что теперь не сможет услышать, о чём они станут говорить (на дом наложены антиподслушивающие чары), желание моментально пропало. С другой стороны, хотя бы можно посмотреть, как действует это заклинание. Бросив на себя дезиллюминационные чары, мужчина бесшумно подкрался к окну гостиной и заглянул в него. И вовремя: Джеймс увидел, как девушка делает палочкой резкий выпад вперёд, а потом плавно очерчивает круг против часовой стрелки. Как только с её губ сорвалось заклинание, в сторону Гарри полетел золотой луч. И тот сразу же стал разноцветным: он переливался несколькими оттенками красного, но голова стала чёрной. Поттеру-старшему даже не пришлось затыкать себе рот - его крик перекрыл вопль Гермионы, которая затем всхлипнула и бросилась юноше на шею.
  
  Джеймс понял, что больше следить за ребятами просто не сможет. Он потихоньку выбрался из сада и, совершенно подавленный, поплёлся домой. Лили нашлась в гостиной: она сидела на ковре перед камином и играла с малышом в ладушки. Наблюдая за своей семьёй, молодой отец понял, что просто не сумеет скрыть от жены всё, что сегодня узнал. Поэтому быстро подошёл к самым дорогим для него людям, опустился рядом и крепко обнял обоих.
  
  - Джеймс, - встревожено спросила супруга, - что приключилось за какие-то сорок минут?
  
  - Лили, ты знаешь, что такое крестраж?
  
  
  Глава опубликована: 07.02.2013
  
  
  Глава 12. Быстро, но в то же время медленно.
  
  
  
  
  Лили хоть и удивилась, но всё-таки ответила:
  
  - Я только знаю, что это по-настоящему тёмная магия. По-моему, это касается раскола души и размещения её части в какой-нибудь предмет... но я не уверена... Джеймс, что случилось?
  
  Молодой мужчина провёл рукой по лицу, будто пытаясь что-то с него стереть, а потом тяжело вздохнул и начал рассказ. Лили слушала молча, не прерывая мужа ни единым жестом. Когда тот закончил, рыжеволосая волшебница несколько минут молчала, видимо, пытаясь уложить всё это в голове.
  
  - Как ты думаешь, он всегда ходит с длинными волосами, или это только для того, чтобы не слишком походить на тебя?
  
  Джеймс поражённо уставился на любимую жену.
  
  - Не могу поверить! Я только что рассказал, что мы с тобой скоро умрём, и наш сын вырастет сиротой, что он - крестраж, а твой первый вопрос - про его волосы?!
  
  Губы Лили болезненно скривились, а в глазах заблестели слезы.
  
  - Прости... я просто не могу... Думаю, это шок. Джеймс, а что ты хотел от меня услышать? Или увидеть? Мне хочется свернуться в комочек и заплакать... только это не поможет... Как думаешь, мы сможем что-нибудь сделать?
  
  - Не знаю. А что тут можно сделать? Гарри с Гермионой знают, что должно произойти. Насколько я понял, у них есть план, как помешать Волдеморту...
  
  Он затих, но супруга и так догадалась.
  
  - А вот если мы вмешаемся, то вполне можем изменить будущее, о котором они уже знают. Но тогда перед всеми нами предстанет неизвестность.
  
  - Да, именно это я и имел в виду, - Джеймс забрал у жены спящего сына и нежно, но крепко прижал к груди. Малыш завозился, открыл сонные глазки, улыбнулся и потянулся к папе, желая обнять его со всем своим детским пылом. - Просто мысль, что мой сын будет расти без нас, разбивает мне сердце.
  
  Из красивых зелёных глаз хлынули слёзы, и Лили, обняв самых дорогих для неё людей, зарыдала, уткнувшись мужу в плечо. Малыш растерянно переводил взгляд с плачущей матери на хмурого отца, видимо, пытаясь сообразить, что стряслось. В конце концов, он не выдержал и присоединился к маме.
  
  - Ох, милый, не плачь, - всхлипнула та, погладив сына по голове и постаравшись успокоиться. И тут её посетила идея: - Как ты думаешь, почему это случится? Нас предаст кто-то из друзей?
  
  Супруг покачал головой.
  
  - Нет, в наших друзьях я уверен. Думаю, как и предупреждал Дамблдор, Волдеморт действительно начнёт на нас охоту, и, в конце концов, настигнет...
  
  Миссис Поттер кивнула.
  
  - Да, директор говорил, что мы вполне можем стать мишенями для этого маньяка, и упоминал про чары Фиделиуса. Думаешь, нам стоит их применить?
  
  - Понятия не имею... А как считаешь, мы бы про них вспомнили, если бы ничего этого не знали?
  
  Молодая женщина опустила голову - видимо, пыталась побороть слёзы, чтобы снова не напугать уже успокоившегося сына.
  
  - Ладно, над этим мы ещё подумаем, а пока нужно вести себя как в ни в чём ни бывало и не спрашивать себя на каждом шагу - поступили бы мы так раньше. Кстати, на Новый год мы обещали навестить Дамблдора. Думаю, он как раз поднимет тему защиты. Предлагаю его выслушать, и только потом решать, как нам быть.
  
  Лили кивнула. Джеймс грустно улыбнулся и нежно обнял жену, как никогда остро чувствуя её тепло, ощущая её запах, вслушиваясь в стук её сердца...
  
  - А когда будем принимать решение, постараемся задвинуть все эти новые знания в дальний угол... пожалуй, это всё, что сейчас можно сделать. А пока... давай наслаждаться жизнью и ценить время, которое проведём рядом с сыном.
  
  - И старшим, и младшим, - тихо добавила супруга.
  
  Джеймс кивнул.
  
  - Да, - он попробовал сменить тему и хоть немного поднять любимой настроение. - Итак, с этим покончили, а теперь надо хорошенько подумать, что подарить ему на Рождество.
  
  Гарри с Гермионой провели крайне неспокойную ночь. С тех пор, как Поттер воспользовался безоаром, друзья перестали притворяться, что просто делят одну кровать. Теперь, ложась в постель, они прижимались друг к другу и мирно засыпали, но не сегодня. Эту ночь они провели по разные стороны кровати и жутко не выспались: у обоих был тревожный сон, они часто просыпались и с трудом снова засыпали.
  
  В конце концов, Гермиона поднялась в четыре утра. И, пока она не вышла из комнаты, "супруг" молча за ней наблюдал. Потом полежал пару минут, уставившись в потолок, после чего тоже встал. Он поднял с пола футболку, которую бросил туда накануне, натянул её и отправился умываться. Почистив зубы, юноша спустился на кухню. Остановившись в дверях, Гарри скрестил руки на груди, оперся о косяк и, склонив голову набок, начал смотреть на подругу, которая возилась у плиты.
  
  - Что происходит, Гермиона?
  
  Та чуть вздрогнула и удивлённо посмотрела на "мужа".
  
  - Ты о чём? Я готовлю завтрак.
  
  - Нет, я имею в виду - что происходит между нами? Ты... ты боишься, что мне ни с того ни с сего понравится убивать, и я начну косить людей направо и налево?
  
  Девушка резко и со звоном поставила кастрюльку на стол, а потом неловко сгорбилась на стуле.
  
  - Конечно нет.
  
  - Тогда почему ты смотришь на меня, как на незнакомца? И это ты, кто до сих пор не до конца верит, что я - крестраж! Или уже верит?
  
  - Глупо отрицать очевидное... Гарри, - на имени она всхлипнула. Тот моментально очутился рядом с ней и обнял за плечи, крепко-крепко прижимая к себе. Гермиона всхлипнула ещё громче, а потом вскочила со стула и обняла его за шею. А затем уткнулась в плечо и расплакалась.
  
  - Что мы будем делать? Как ты это переживёшь?
  
  - Мы что-нибудь придумаем.... До Хэллоуина ещё куча времени - успеем найти выход.
  
  Девушка вцепилась ему в плечи, и на Гарри уставились заплаканные карие глаза.
  
  - Я не могу.... не могу это осознать, поверить, понять.... Как... как ты можешь быть таким спокойным?
  
  "Муж" пожал плечами.
  
  - Я уже давно свыкся с этой мыслью. Уверен, если мы с тобой как следует пороемся в книгах и хорошенько подумаем, то сможем вытащить эту дрянь из моей головы.
  
  Подруга слабо улыбнулась.
  
  - Хорошо. Я сделаю всё, что смогу, но тогда тебе придётся подарить мне на Рождество кое-что особенное.
  
  Гарри рассмеялся и покрепче обнял её одной рукой, а второй погладил по волосам. Его буквально захлестнула волна нежности.
  
  - Непременно, можешь не беспокоиться, - и он ласково улыбнулся.
  
  Всю предрождественскую неделю они разрабатывали планы по спасению четы Поттеров и пытались выяснить, как можно удалить из живого человека крестраж. Пока всё, что они нашли, непременно привело бы к смерти Гарри. Конечно же, обо всём этом пара вычитала в той ужасной книге про крестражи. Но "Харви" почти не сомневался: вряд ли там найдутся какие-нибудь безопасные способы, так что их придётся изобретать самим. Но подруга решительно отказывалась прекращать поиски, пока не перелопатит на эту тему всё, что только возможно.
  
  В рождественское утро Гарри проснулся очень рано. Гермиона уютно к нему прижалась, и какое-то время он просто ею любовался, чувствуя умиротворение и тихое счастье. Боль, которая грызла его с тех пор, как заклинание "супруги" подтвердило, что он - крестраж, постепенно шла на убыль. Да, какая-то ноющая боль около сердца до сих пор доставляла неудобство, но благодаря девушке, которая сейчас лежала рядом, переносить это стало проще. А иногда - когда с одним из них происходило что-нибудь забавное или они просто над чем-то смеялись - юный маг даже забывал, что он - крестраж. Но как только смех смолкал, боль внезапно возвращалась и становилась ещё сильнее, а потом затихала, навевая мысли о старой ноющей ране.
  
  И вот сейчас неожиданно боль стала настолько сильной, что показалось, будто грудь разрывают на мелкие кусочки. Словно он потерял нечто настолько важное, что жить больше не имеет смысла. Это было странное чувство, ведь Гарри был уверен, что ничего такого не терял. За всю свою недолгую, но насыщенную жизнь, это была самая острая боль, которую ему довелось испытать. С ней не могли сравниться даже ощущения от потери любимого крёстного. Прислушиваясь к себе, юноша растерянно закрыл глаза. Боль понемногу уходила. Так и не сообразив, в чём дело, он сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, а потом легонько толкнул Гермиону.
  
  - Эй, проснись. Сегодня Рождество. Ты ведь хочешь увидеть, что я для тебя приготовил?
  
  Глаза девушки медленно открылись. Она медленно потянулась и зевнула, а затем положила голову ему на грудь и закрыла глаза.
  
  - Разве что-то может быть лучше этого?
  
  Подумав, что ничего очаровательней он ещё не слышал, Гарри рассмеялся.
  
  - Ладно, не уверен.... Но своим подарком я горжусь.
  
  Гермиона приоткрыла один глаз и хитро на него взглянула.
  
  - Хмм....
  
  Внезапно боль вернулась. Превозмогая её, парень смело улыбнулся.
  
  - Поднимайся. Обещаю, что не пожалеешь.
  
  И, не дожидаясь ответа, скинул с кровати одеяло и легко поднялся. От холода "жена" сжалась в комочек и недовольно буркнула. Поттер надел свитер, который со вчерашнего вечера валялся на полу, а потом опять повернулся к кровати. Он хитро прищурился и, резко наклонившись, схватил подругу за лодыжку и потащил к себе.
  
  Та взвизгнула и попыталась вырваться, но не преуспела, и ей таки пришлось сесть.
  
  - Ладно-ладно, сдаюсь!
  
  Поиск подходящего подарка занял у юноши немало времени. В конце концов, пришлось даже рискнуть и сунуться в Лютый переулок (естественно, в маскировке). Но оно того стоило.
  
  - Мерлин, Гарри! Омут Памяти?! Не могу поверить, что ты мне подарил ... здесь даже есть воспоминание!
  
  "Супруг" пожал плечами.
  
  - Может, тебе покажется странным, но я помню, как однажды тётя Петуния сказала, что дарить кошелёк без денег - к неудаче. Я почему-то провёл параллель и подумал, что дарить Омут Памяти хотя бы без одного воспоминания тоже не стоит.
  
  - И какое воспоминание ты мне подарил? - девушка смотрела на него с любопытством и предвкушением.
  
  - Я никак не мог выбрать, ведь большинство моих воспоминаний так или иначе связаны с тобой... в конце концов, решил подарить самое любимое - о том дне, когда мы стали друзьями.
  
  - Ох, Гарри! - воскликнула Гермиона и порывисто его обняла. - Это так мило. Не могу в это поверить... а я-то рассчитывала, что в этом году звание лучшего подарка останется за моим! - она попробовала изобразить строгий и раздражённый взгляд, но "мужа" на мякине не проведёшь.
  
  - Если хочешь, могу забрать, и тогда ты сможешь подарить мне что-то незабываемое...
  
  Девушка рассмеялась и легонько шлёпнула его по плечу.
  
  - Даже и не мечтай.
  
  - Ну, тогда... где мой подарок?
  
  - Ой, точно! - подпрыгнула подруга и, схватив парня за руку, потащила к чёрному входу.
  
  Тот покорно позволил себя увлечь. Сейчас им двигало любопытство - что же она придумала?
  
  - И что у нас тут? - спросил он, переступив порог, и сразу же увидел ЭТО, блиставшее на солнце хромированными боками.
  
  Гермиона подарила ему мотоцикл.
  
  На несколько мгновений Гарри потерял дар речи.
  
  - Я просто не верю своим глазам!
  
  Особенно его потрясение стало заметно, когда он подошёл к мотоциклу и как-то нежно и почтительно провёл рукой по рулю и движку.
  
  - Это удивительно, но так... - парень упорно пытался найти правильные слова, - я и представить не мог, что ты способна на такое...
  
  Девушка хихикнула.
  
  - Знаю, что это глупо, опрометчиво и... захватывающе? - последнее слово прозвучало как вопрос.
  
  - Да, именно так, и ... это просто фантастика! Гермиона, ты удивительная!
  
  У той на лице расцвела улыбка.
  
  - Понимаю, что это странно, да и вообще опасно: вручать тебе ещё один предмет, с помощью которого ты сможешь нажить неприятностей, но... твой папа собирался от него избавиться и... почему-то был уверен, что ты захочешь взять его себе. Он заверил, что всё починил и исправил, и теперь на нём можно спокойно ездить.
  
  "Супруг" усмехнулся.
  
  - Не сомневаюсь. Он ведь принадлежал моему отцу, да? - до сих пор Гарри видел этот мотоцикл исключительно разобранным на части и понятия не имел, как тот должен выглядеть.
  
  - Ага. Так тебе нравится?
  
  - Гермиона, я счастлив!
  
  День прошёл легко и весело и мало чем отличался от прошлого Рождества. Сириус опять пошутил. Правда, на этот он раз не заколдовывал омелу, а поэкспериментировал с печеньем, и все, кто его ел, на пять минут оказывались в традиционном наряде Санта Клауса. Джеймс следил, чтобы гости чувствовали себя комфортно и развлекались, а чуть позже сам переоделся в костюм Санты и начал раздавать подарки. Сириус тут же громогласно потребовал, чтобы его усадили к дедушке на колени - всё должно быть по-настоящему.
  
  В отличие от прошлого года, чета Поттеров вручила соседям отдельные подарки. "Харви" досталась кожаная куртка мотоциклиста, у которой на спине обнаружилась надпись "Мародёр". А "Гермии" подарили книгу по продвинутому курсу Зельеварения для студентов французской академии. В этот день было столько смеха, улыбок и тепла, что Гарри даже забыл про ноющую боль в груди, которая беспокоила лишь изредка.
  
  Но, как и всё хорошее, праздник быстро закончился. Вручив подарки, молодая пара вернулась домой, чтобы немедленно приступить к работе - времени оставалось всё меньше и меньше. Гарри уже свыкся с мыслью, что в книгах они ничего не найдут. Слишком уж ситуация редкая и необычная - скорее всего, такого ещё ни с кем не случалось. Поэтому с каждым днём всё меньше времени тратил на бессмысленное перекапывание книг, и всё больше - на пробежки и заучивание боевых и защитных чар. Иногда на пару часов к нему присоединялась Гермиона, но в основном он был предоставлен самому себе. А когда в голову приходила очередная "блестящая" идея, как удалить из него крестраж, тут же мчался к подруге, чтобы узнать её мнение. Правда, почти всегда та просто качала головой. Бывало, конечно, что она находила мысль интересной, и какое-то время изучала его предложение, прикидывая вероятность успеха, но потом разочарованно разводила руками.
  
  Поскольку время продолжало свой неумолимый бег, Гарри с каждым днём всё глубже скатывался в пучину подавленности и отчаяния. Теперь он был уверен, что боль в груди предвещает конец его недолгой и яркой жизни, и никакая удача или смелость на сей раз ему не помогут.
  
  Когда наступил день святого Валентина, Поттер уже чувствовал себя как загнанный в ловушку зверь. И просто не мог усидеть дома. К тому же, это отличный повод оторвать, наконец, Гермиону от книжек. Сейчас та сидела в гостиной в кресле у камина, перед ней на полу лежали несколько толстых талмудов, а ещё один (который она внимательно читала) - у неё на коленях. Гарри заранее надел кожаную куртку, которую подарили родители, джинсы и ботинки Dr. Marten. Заслышав его шаги, "супруга" подняла голову.
  
  - Ты куда-то собрался?
  
  - Мы. Сегодня день святого Валентина и... я подумал... что, возможно, ты захочешь сходить куда-то пообедать, или что-нибудь ещё. Может, в кино? - Начал он уверенно, но к концу фразы уже еле слышно бормотал под нос, мысленно ругая себя последними словами. И не понимал, почему в компании подруги снова стал ощущать неловкость.
  
  Гермиона одарила его внимательным взглядом.
  
  - Хорошо. Так сначала в ресторан или в кино?
  
  - Как скажешь, - с облегчением выдохнул "муж".
  
  - Тогда мне надо переодеться и привести себя в порядок.
  
  Сначала они решили посмотреть фильм, и в результате их выбор пал на картину с Голди Хоун - "Рядовой Бенджамин". "Вот это мне сейчас и нужно - лёгкая и непритязательная комедия", - промелькнуло в голове у Поттера, когда они покинули кинотеатр. Гарри смеялся над тем, что происходило на экране в далёком мире маглов, и на время забыл обо всех своих неприятностях. Но, к сожалению, те про него не забыли. Когда он под руку с Гермионой шёл к ресторану, то обнаружил, что боль вернулась.
  
  И за ужином ему стало только хуже. Ресторан оказался небольшим и уютным, в итальянском стиле, с хорошей кухней и отличным вином, хотя Гарри выпил только один бокал. Ко дню всех влюблённых помещение украсили: на каждом столике стояли свечи и вазы с небольшими букетиками нежных роз. Юноша ещё подумал, что такой стиль и изящество не имеют ничего общего с крикливо-пошлым интерьером кафе мадам Паддифут.
  
  Но сейчас он не мог наслаждаться даже этим.
  
  Всякий раз, когда он смотрел на подругу, сидевшую напротив, ему казалось, что душевная боль растёт, и всё больше и больше его раздирает. Гарри никак не мог понять, почему Гермиона сегодня выглядит так потрясающе. Она воспользовалась заклинанием, и её волосы лежали мягкими волнами, пылавшими медью в дрожащих отсветах пламени свечи; глаза искрились смешинками, а улыбка... взгляд юноши то и дело возвращался к нежно очерченным пухлым губкам.... улыбка пленяла очарованием.
  
  Неожиданно Поттеру захотелось дать себе могучего пинка. Сколько же лет ему понадобилось, чтобы разглядеть её красоту! Гермиона не выглядела яркой и броской - мужчины не сворачивали шеи, когда она проходила мимо. Её может заметить только тот, кто действительно ищет такую вот красавицу. Только когда с ней разговариваешь, можно заметить, какая она замечательная. Особенно красивы её глубокие карие глаза, которые сияют, когда девушка рассказывает о чём-то захватывающем и интересном. И ты моментально попадаешь в их чарующий плен.
  
  Подруга что-то рассказывала, но позже Гарри не вспомнил ни слова. Всё, на что он был способен - буквально впитывать её красоту: нежную улыбку, искрящиеся глаза, взмах ресниц... Со своей естественной и невинной красотой она была прекраснее всех девушек, которых он когда-либо встречал. Несколько месяцев назад отец сказал, что Гермиона очень красивая. Тогда он согласился, но только сегодня сумел увидеть, о чём говорил его папа.
  
  Боль в груди стала ещё сильнее, и внезапно все части головоломки встали на свои места. Он её любит. Он её любит, но им не быть вместе. Не из-за Рона или Джинни, или ещё по какой-то глупой причине, а из-за него самого и его дурацкой судьбы. Он - крестраж, и если бы не случилось чуда, давно бы погиб.
  
  И тут же ему в голову пришло простое и элегантное решение проблемы. И Поттер был уверен, что это сработает. Это было так просто и... душещипательно, что ли. Раз он в любом случае должен умереть, то пусть его смерть принесёт хоть какую-то пользу. Ему просто надо будет закрыть собой ребёнка, чтобы смертельное проклятие вернулось к своему создателю, и вся история повторилась... лишь с одной поправкой - его родители будут живы.
  
  Вот почему он никогда не скажет Гермионе о своих чувствах. Учитывая, что жить ему осталось всего несколько месяцев, не стоит усложнять ей жизнь. Она и так отдала ему чересчур много, слишком многим он ей обязан и просто не имеет права просить о чём-то ещё.
  
  Но любимая не была бы самой собой, если бы не заметила, что с "мужем" творится что-то странное.
  
  - С тобой всё хорошо, Гарри? - её взволнованный голос вырвал спутника из раздумий.
  
  - Да, я просто.... немного устал. Ты не возражаешь, если мы вернёмся домой?
  
  - Конечно, пошли, - девушка встала и начала одеваться, а Поттер расплатился по счёту. Через пару минут они оседлали мотоцикл и на огромной скорости полетели по переулкам, будто желая улететь отсюда далеко-далеко - подальше от любых проблем.
  
  Юноша думал, что смог одурачить подругу, но ему следовало знать её получше. Просто та решила, что устраивать допрос посреди магловского ресторана - плохая идея. Но как только они переступили через порог своего дома, она резко повернулась на каблуках.
  
  - Итак, Гарри, что происходит? Почему ты внезапно стал похож на человека, на глазах у которого убили любимого щенка?
  
  Парень глубоко вздохнул и влепил себе мысленный подзатыльник: за то, что так и не научился держать себя в узде и следить за своим лицом. На секунду закусив губу, он попробовал приготовиться к урагану, который сейчас устроит любимая подруга, когда узнает, что придумал Поттер.
  
  - Я должен позволить Волдеморту себя убить.
  
  Девушка нахмурилась.
  
  - О чём ты? Зачем позволять себя убить?
  
  - Гермиона, я - крестраж... ммм... есть только один способ победить Тёмного Лорда - я должен умереть.
  
  - Гарри, ты с ума сошёл! Мы не знаем наверняка... должен быть другой способ!
  
  - Его нет, и ты это знаешь.
  
  - Мы вообще ничего не знаем! Даже если ты прав... всё равно можно как-то извлечь из твоей головы этот осколок, но чтобы ты остался жив! - девушка горячилась, но в её голосе проскальзывали умоляющие нотки. Гарри не смог совладать с собой, и поэтому подошёл к ней, просто обнял и прижал к сердцу, чувствуя, как от этой близости на душе становится светлее.
  
  - Это не сработает. Если вернуть мне жизнь, то... и осколок тоже вернётся. А раз мне так и так суждено умереть, пусть моя смерть будет не напрасной.
  
  Подруга отшатнулась и легонько стукнула его кулаком в грудь.
  
  - Я не понимаю, чем может помочь твоя смерть, когда ты будешь уже м-мёртв, - под конец она всхлипнула, а потом крепко обняла юношу за шею и уткнулась ему в плечо.
  
  - Мне кажется, это очевидно, - тот со слабой улыбкой прижался к любимой, - мне спасла жизнь любовь моей матери, - он пожал плечами, - а на сей раз моя любовь к семье спасет их всех. Это подарит мне детство с родителями, которые будут меня любить... думаю, оно того стоит.
  
  Девушка снова от него отодвинулась.
  
  - Не так быстро. Нельзя просто пойти и подставиться под Аваду. Ты ведь понятия не имеешь - получится у тебя или нет. А вдруг ты создашь временной парадокс? Даже если твоя жертва сработает, и ты спасешь родителей, как ты можешь быть уверен, что не будет парадокса?
  
  Гермиона рассердилась. Затевая этот разговор, Гарри уже знал, что так и случится. Волшебница скинула сапоги и чётким шагом промаршировала к креслу в гостиной. Она в него села, притянув колени к груди, потом обняла их, а сверху водрузила упрямый подбородок.
  
  - Если всё получится, то откуда возьмётся парадокс? - задумчиво поинтересовался её "муж", пытаясь сообразить, о чём идёт речь.
  
  - Хорошо. Если бы ты вырос со своими родителями, а не с тётей и дядей, стал бы сейчас ради них жертвовать жизнью?
  
  - Конечно! Неужели ты думаешь, что, вырасти я в любящей семье, перестал бы ценить жизнь родителей? Думаю, если что-то и заставит меня вернуться в прошлое, то именно желание их спасти. Ведь я буду знать их близко-близко, а когда понимаешь, что можно всё потерять в один миг.... это о многом заставляет задумываться. А если так, неужели ты думаешь, что я не рискну всем, в том числе и жизнью?
  
  - А как насчёт твоего крестража? Вероятно, единственная причина его появления - за одну ночь погибла невинная семья. А что, если он убьет тебя, ты спасёшь родителей, но в малыше крестража не будет?
  
  - Я всё равно встану под Аваду вместо родителей. И неважно - есть у меня в голове эта дрянь или нет.
  
  - А как насчёт Джинни? - с отчаянием спросила Гермиона.
  
  - А что с ней? - Поттер и представить не мог, что, пытаясь его отговорить спасти свою семью, подруга вспомнит про сестру Рона.
  
  - Если ребёнок в соседнем доме не станет крестражем, ты на втором курсе не сможешь спасти Джинни, и Мордред знает, что с ней тогда случится.
  
  Гарри вздохнул.
  
  - Вот поэтому после того, как Волдеморт развоплотится, ты наложишь на малыша эти же чары и выяснишь окончательно - есть в нём крестраж или нет. И если я не буду крестражем, найдёшь дневник и уничтожишь. Почему тебе так не нравится эта идея? Разве ты не хочешь, чтобы я вырос с родителями?
  
  - Конечно хочу! Как ты мог подумать иначе?! Но ещё я хочу, чтобы после всего этого ты мог жить, хочу, чтобы ты остался жив. Я ведь могу по-прежнему искать, как избавить тебя от крестража?
  
  Подумав, что теперь она немного успокоилась и не будет против, "супруг" подошёл к ней вплотную.
  
  - Конечно, можешь. Я даже на это рассчитываю - вдруг мы найдём более лёгкий и безопасный способ спасти моих родителей и извлечь из меня эту пакость?
  
  - Тогда готовься - нам предстоит очень много работы, - с усмешкой сказала Гермиона, ещё раз порывисто обнимая друга, - потому что я не собираюсь просто так отдавать тебя смерти.
  
  Гарри грустно улыбнулся - в его душе всё ещё пробивался маленький росток надежды, что любимая справится. Но разум твердил: "нет". В конце концов, в пророчестве речь идёт именно об этом: у него есть сила, которая делает его равным Тёмному Лорду, и ни один из них не сможет жить спокойно, пока жив другой.
  
  
  Глава опубликована: 10.02.2013
  
  
  Глава 13. Ледяная рука смерти.
  
  
  
  
  Гарри всегда знал, что Гермиона любит читать, но после их разговора на день святого Валентина та буквально зарылась в книги. Юноша знал, что она ищет, и, конечно же, в нём теплился огонёк надежды: вдруг подруга действительно найдёт другой выход? Но в глубине души он уже смирился, что ответа на вопрос, который их обоих так интересует, просто не существует. Поттер предполагал, что если "супруга" как следует постарается, то вполне способна перечитать все известные книги по магии. Но ни одна из них всё равно не поможет.
  
  Гермиона очень быстро сообразила, что в книгах из "Флориш и Блотс" ничего интересного нет. И тогда решила рискнуть. Правда, Гарри её идею не одобрил. Весь март девушка варила Оборотное зелье. А когда оно, наконец, "поспело", выпила его с волосом какой-то магглы и отправилась в Лютный переулок за более редкими, тёмными и узкоспециальными книгами.
  
  А её "муж" по-прежнему считал, что всё это - пустая трата времени. Ведь он - единственный, кто пережил смертельное проклятие. Значит, изучать последствия такого феномена раньше не мог никто.
  
  Боль в груди теперь стала его вечным спутником. Можно даже сказать, он с нею свыкся. Каждое мгновение в компании Гермионы или родителей походило на пытку. Парень наблюдал, как растёт малыш Гарри, который с каждым днём становился всё активнее и самостоятельнее, и чувствовал себя странно. Юный маг постоянно себе напоминал, как на самом деле ему повезло: он поближе познакомился с родителями и собственными глазами увидел, как прошёл первый год его жизни в любящей семье. Но даже это не помогало. Наоборот - боль разрывала грудь всё сильнее и сильнее. А когда он снова и снова мысленно твердил, что его любовь к Гермионе - под запретом, и нельзя себе позволить даже намёк... ему становилось совсем плохо.
  
  Это была его личная битва. Битва, которую он вёл с самим собой - не говорить любимой о своих чувствах. Гарри почти не сомневался, что за те несколько месяцев, которые ему осталось жить, сумеет завоевать её любовь, но прекрасно понимал - подруга такого не заслуживает. Если она потеряет лучшего друга, ей будет больно, но если любимого - девушка может сорваться в пучину отчаяния. И последствия могут оказаться весьма печальными. Поттер не мог этого допустить, и потому молча страдал в одиночестве.
  
  Однако, несмотря на эту эмоциональную бурю, Гарри всё-таки пытался помочь "жене". Пусть и по-прежнему считал, что та зря тратит время. Но когда девушка просила о помощи, просто не мог отказать. По правде говоря, толку от него было мало: как правило, он полностью уходил в себя, почти не обращая внимания на книгу, и начинал мечтать о невозможном. Юноша прокручивал в голове тысячи нереальных сценариев. Вот он возвращается в будущее, где нет Волдеморта, а его родители живы. Или так: он просыпается в больничном крыле, а возле кровати - обеспокоенные родители. Конечно, они должны выглядеть старше, чем сейчас, но парню было сложно представить их другими - не такими юными. И, само собой, рядом всегда была Гермиона - держала за руку или даже целовала.
  
  Единственное, что ему мешало полностью погрузиться в несбыточные мечты - мысли о Волдеморте и его крестражах. Ведь для этого монстра Поттер до сих пор цель номер один. Даже если случится самое настоящее чудо и он снова выживет на Хэллоуин, то когда вернётся в своё время, ему так и так не избежать встречи с Тёмным Лордом. Поэтому сейчас Гарри смотрел на "супругу", одновременно планируя, что нужно сделать, когда они вернутся обратно. Теперь, когда парень осознал, как сильно любит подругу (со всеми её привычками), ему стало всё сложнее игнорировать голос совести у себя в голове (который говорил с ним голосом Гермионы). А тот постоянно твердил, что ко всему надо подходить взвешенно, и каждый шаг нужно как следует продумывать.
  
  Это единственное, что позволяло день за днём оставаться самим собой.
  
  Гарри переживал, что "жена", как это часто бывало, раскритикует его планы, и потому не спешил открывать карты. Но вскоре ему (как обычно) понадобилась её помощь.
  
  - Гермиона... - начал он, отрывая подругу от очередной книги. Та подняла голову и вопросительно на него посмотрела. - У тебя ведь ещё осталось Оборотное зелье?
  
  Девушка подозрительно прищурилась.
  
  - Да, а что?
  
  - Ну, я тут подумал, что мы будем делать, когда вернёмся в будущее...
  
  Гермиона прервала его резким кивком.
  
  - А я думала, ты свято убеждён, что должен умереть.
  
  Гарри пожал плечами: не хотелось распутывать перед ней запутанный клубок мыслей. Но ведь ответить что-то надо!
  
  - Я просто подумал: что бы ни случилось здесь, план по возвращению назад нам не помешает.
  
  Подруга улыбнулась.
  
  - И что ты надумал?
  
  - Кажется, нам придётся атаковать дом Риддлов - наверняка Волдеморт опять там засел. Скорее всего, кроме него там окопались и Пожиратели. Правда, не очень много - слишком мало места. За нас сыграет внезапность, а ещё необходимо численное преимущество. Думаю, он захочет собрать всех своих шавок, чтобы во всеуслышание объявить о смерти Дамблдора и как можно ярче расписать собственное величие.
  
  "Супруга" согласно кивнула.
  
  - Думаю, это логично.
  
  - Ну да. Итак, если мы хотим поймать его прихвостней, нужно будет дождаться, пока он соберёт всех. А раз так, нам понадобится много народу. Даже если созвать весь Орден Феникса, вряд ли нас будет больше, чем Пожирателей. Поэтому нужна стратегия и хитрость.
  
  Девушка нахмурилась.
  
  - Ты рассуждаешь логично, Гарри, но я пока не понимаю: причём тут Оборотное зелье? Хочешь превратить членов Ордена Феникса в рядовых Пожирателей? Если так, то зелья у меня маловато, но могу наварить ещё.
  
  Поттер покачал головой.
  
  - Нет, ничего такого. Я хочу попасть в здание, где находится архив графства, и раздобыть там план дома Риддлов. Вот и подумал: если превращусь в кого-то из сотрудников, сделать это будет проще простого.
  
  Подруга по-прежнему хмурилась.
  
  - Ты действительно решил всё тщательно распланировать?
  
  - Да, а что?
  
  Гермиона пожала плечами, тряхнув кудряшками.
  
  - Просто обычно ты бросаешься вперёд с шашкой наголо.
  
  Гарри прекрасно понимал, что отрицать очевидное - глупо. Но уже сейчас план включал в себя массу деталей и учитывал несколько вариантов развития событий. А ведь это только начало. Сообразив, что на сей раз краснеть перед любимой не придётся, юноша почувствовал удовлетворение. К тому же все эти размышления позволяли хоть ненадолго забыть о боли, которая постоянно разрывала грудь. Поэтому он решил, что если каким-то чудом выживет на Хэллоуин, то приложит все усилия, чтобы по окончанию войны все его друзья, близкие, знакомые и просто хорошие люди остались живы.
  
  У него постоянно возникала масса идей, причём внимание уделялось всем. После тщательного анализа большинство, конечно же, он отклонял, но некоторые включал в план. Одной из лучших его идей (по крайней мере, парень искренне так считал) стали защитные артефакты. Вот тут-то ему и понадобилась помощь любимой. Та была гением в трансфигурации и смогла превратить кусочки титана в небольшие лёгкие щиты. Защитные чары на них накладывал сам Поттер, подобрав наиболее оптимальный комплекс. В итоге такой щит мог отразить боевые и атакующие заклинания третьего-четвёртого уровня, а заодно и Аваду, потому что являлся материальным объектом. Гарри не забыл сражение Тома Риддла с Дамблдором в конце пятого курса и помнил, что именно оживлённая статуя защитила директора от смертельного луча.
  
  И это не единственная его разработка, которую они реализовали на пару с Гермионой. Кстати, как потом оказалось, главным источником вдохновения для Поттера стали магловские боевики. Особенно ему нравились фильмы, где штурмовали крепости. Некоторые магловские методы (например, когда нападавшие спускались на верёвках) вызывали смех, но были и такие способы ведения боя, которые можно адаптировать к миру волшебства. Вот почему Гарри регулярно смотрел кино, заодно отдыхая от боли в груди, потому что на пару часов выпадал из реальности.
  
  Книги, всё новые и новые заклинания, планы штурма особняка Риддлов... в общем, путешественники во времени не успели оглянуться, как наступил сентябрь. А значит - до Хэллоуина уже рукой подать. Гарри понял, что времени почти не осталось, и пора выходить на финишную прямую. Ждать и оттягивать больше нельзя. Пора заняться уничтожением крестража в его шраме.
  
  - Джеймс, я могу с тобой поговорить?
  
  Поттер-старший ремонтировал в гараже какой-то старый мотоцикл. Услышав голос своего сына (он никак не мог привыкнуть), мужчина поднял голову и обнаружил в дверях гостя.
  
  - Конечно, дружище, проходи. Что случилось?
  
  Гарри присел на небольшую деревянную табуретку рядом с отцом и приступил к речи, которую репетировал несколько часов.
  
  - Гермия беременна.
  
  У Джеймса отвалилась челюсть. Конечно, не в буквальном смысле: просто он открыл рот и потрясённо уставился на сына.
  
  - Серьезно? - недоверчиво уточнил мужчина.
  
  Пытаясь изобразить будущего папашу, сосед кивнул.
  
  - Да, и я... я не готов стать отцом.
  
  У старшего Поттера мелькнула мысль, что он тоже пока не готов стать дедушкой.
  
  - Ну... есть же варианты... я точно знаю, что существует несколько методов...
  
  Парень покачал головой, чем снова удивил отца.
  
  - Нет... речь не об этом....Я только хотел попросить вас с Лили.... Можем мы с Гермией как-нибудь посидеть с вашим ребёнком? Например, в эту субботу? Вы с Лили могли бы куда-нибудь сходить. А мы с Гермией постарались бы понять, что значит заботиться о малыше. Только чтобы мы ничем ему не навредили, вам придётся оставить кучу инструкций.
  
  Джеймс облегчённо выдохнул. Теперь он был уверен, что беременность - всего лишь предлог. Надо же Гарри с Гермионой каким-то образом удалить их с Лили из дома. И тут его настигла другая мысль: скоро всё должно закончиться. Он даже почувствовал некоторое облегчение, ведь уже несколько месяцев они с женой изводили себя, ожидая неизбежного.
  
  - Ты ведь знаешь: он - самое дорогое, что у нас есть.
  
  Гарри кивнул.
  
  - С этим ребёнком ничего не случится. Я не позволю. Обещаю.
  
  Поттер-старший пристально всмотрелся в глаза юноши.
  
  - Я не хочу, чтобы с моим сыном что-то случилось. Если понадобится, я за него умру.
  
  Собеседник отвёл взгляд. На мгновение ему показалось, что Джеймс говорит о нём, а не о ребёнке, который только начинает знакомиться с этим миром.
  
  - Если хочешь, я поклянусь своей магией, что с маленьким Гарри всё будет в порядке.
  
  Мужчина нахмурился - сосед не пообещал напрямую, что с его сыном ничего не случится, ограничившись ответственностью за безопасность малыша. И неудивительно, ведь такая клятва подразумевала бы, что и с его взрослым сыном, который сейчас сидит рядом с ним, ничего страшного не произойдёт. И Джеймсу это не понравилось.
  
  - Мне нужно поговорить с Лили. В последнее время она несколько возбуждена.
  
  Парень кивнул.
  
  - Да, конечно... если она согласится - сообщи мне.
  
  После того, как Гарри ушёл, хозяин дома закрыл гараж и отправился искать жену. Та была на кухне - готовила обед, а малыш в это время ползал в манеже. Джеймс немного понаблюдал за этой идиллией, а потом шагнул через порог и поведал супруге о просьбе "Харви".
  
  - И что ты об этом думаешь?
  
  - Ты считаешь, он попытается вызвать огонь на себя? - на мгновение прекратив помешивать суп, Лили беспокойно вскинула брови.
  
  - Мы говорим о нашем сыне. Даже если его вырастили и воспитали не мы, тем не менее, гены у него - наши. И да, я считаю, что он, скорее всего, встанет между нами и Волдемортом ... В особенности, если это поможет спасти нас с тобой.
  
  Жена закусила губу.
  
  - Но Гермия, то есть Гермиона... она ему позволит? Она тоже будет здесь? Или нет? Возможно, он не поклялся, потому что не уверен, что у них всё получится?
  
  - Должны ли мы рисковать их жизнями? - Джеймс усталым жестом потёр лицо. - Интересно, если мы позволим им заслонить нас, чтобы спасти, можно ли нас назвать ужасными родителями? Разве это не эгоизм?
  
  - Да, эгоизм. Но, с другой стороны, ещё больший эгоизм - отобрать у них последний шанс... подумай сам, чем ради будущей субботы им пришлось пожертвовать: они целых два года тут жили, оберегали нас, как могли, и наверняка разрабатывали планы, как победить Волдеморта и спасти нас с тобой. Если мы помешаем им сделать то, ради чего они сюда прибыли, разве это не эгоизм?
  
  - Значит, ты считаешь, что нам с тобой нужно в субботу исчезнуть из дома? - недоверчиво спросил Поттер-старший, с некоторым удивлением рассматривая жену.
  
  Та вздохнула.
  
  - Вспомни, ты ведь сам предложил жить и вести себя так, будто мы ничего не знаем. И мы оба согласились, что Гарри с Гермионой явно лучше нас знают будущее. Поэтому, чтобы им помочь, самое главное - не мешать. Думаю, так и надо продолжать.
  
  Муж кивнул.
  
  - Знаю, только... мне сложно отойти в сторону и позволить им столкнуться с нашей судьбой.
  
  - Я тебя понимаю. Но либо мы доверяем нашему сыну и надеемся, что всё сложится благополучно, либо однозначно погибаем.
  
  Слушая жену, Джеймс отчётливо понимал, что у них действительно нет выбора. Поэтому на следующий день перешёл через дорогу и постучался к соседям, чтобы сообщить, что они с Лили с удовольствием проведут вечер только вдвоём, пока молодая пара будет нянчиться с их сыном. Только закрыв дверь за отцом, юноша, наконец, рассказал подруге, каким образом спровадил родителей подальше отсюда.
  
  - Так значит, ты решил действовать напролом, и наверняка всё испортить? У нас даже нет никакого плана, Гарри!
  
  - Да, потому что пора действовать. И только потому, что план тебе не нравится, не означает, что его нет.
  
  - Тебе плевать на все мои возражения и доводы, тебя не заботит, что я не нашла... - но Поттер прервал её, схватив за плечи.
  
  - Не говори, что меня это не заботит, Гермиона! Ты прекрасно знаешь, что у нас нет другого выхода! Если мы не будем придерживаться моего плана, я снова потеряю родителей, а вдобавок мы с тобой лишимся магии. И если так случится, то Волдеморт победил. Ничего другого мы не придумали, а значит, используем мой план.
  
  Казалось, девушка вот-вот расплачется. Она сбросила его руки со своих плеч и резко отвернулась.
  
  Гарри рухнул на диван. В голове было пусто. Похоже, следующие несколько дней вряд ли будут лёгкими. И, к сожалению, он оказался прав. Подруга не отрывалась от книг, почти не спала, и при этом не обращала никакого внимания ни на Поттера, ни на любые попытки её разговорить. Парень видел, как запали и потухли у неё глаза, как сильно она хочет спать, но несколько дней её не трогал, позволяя провести время так, как ей заблагорассудится. Но за день до Хэллоуина не выдержал и подмешал в чашку с кофе, который Гермиона вливала в себя литрами, сонное зелье. Он знал, что "жена" сильно на него рассердится, но просто больше не мог смотреть, как та над собой издевается. Кроме того, ей нужно набраться сил, потому что сегодня им предстоит последняя вылазка за медальоном.
  
  Ближе к вечеру девушка проснулась в постели. Буквально пара вдохов, и она поняла, что произошло. Слетев с кровати и промчавшись по лестнице, волшебница остановилась напротив дивана, где сидел Гарри. Она уже собралась обрушить на него весь свой гнев, но "супруг" всего парой фраз заставил её замолчать.
  
  - Даже не начинай, Гермиона, - устало произнёс юноша, как только её увидел. - Тебе было просто необходимо поспать, иначе ты вырубилась бы у меня плече, пока мы плыли бы на лодке по озеру с инферналами.
  
  Гермиона сердилась, но рационализм всегда был её сильной стороной. К тому же... за всеми этими волнениями и отчаянными попытками найти выход она совершенно забыла про визит в пещеру.
  
  - Мы туда просто аппарируем?
  
  "Муж" кивнул.
  
  - Думаю, антиаппарационный барьер стоит на самой пещере. А мы с тобой перенесёмся на тот утёс, куда приземлились в первый раз. А чтобы не промокнуть, надо захватить метлу - теперь-то мы знаем, куда держать путь.
  
  Как только начали сгущаться сумерки, друзья аппарировали на утёс, а потом оседлали метлу и полетели вниз к пещере. Гарри оказался прав - свод был достаточно высок, поэтому они без особых проблем пролетели над водой и не промокли. Опустившись на пол пещеры, парочка огляделась - всё осталось по-прежнему. Поттер положил метлу на выступ скалы: если придётся срочно удирать с острова с толпой инферналов на пятках, на счету будет каждая секунда.
  
  В мгновение ока Гермиона полоснула ладонь и принесла стене кровавую жертву. Даже не успев возразить, Гарри снова оказался во второй пещере. Конечно, сейчас, когда они знали, что их ждёт, ребята не испытывали страха, но всё-таки нервничали.
  
  Пока они не оказались на острове перед каменным постаментом, никто не проронил ни слова. Гермиона наколдовала бокал и уже собиралась опустить его в чашу, но тут её остановила рука спутника.
  
  - Для начала я хочу кое-что попробовать.
  
  Гермиона удивлённо смотрела на "супруга", пока тот не достал из кармана пакет с портативными пространственными дырками, которые полтора года назад взял у Рона.
  
  - Отличная идея, Гарри. Если не считать, что эта пещера накрыта усиленным Импервиусом, причём в какой-то странной модификации. Скорее всего, личная разработка Волдеморта.
  
  - Но проверить-то не повредит, правда?
  
  Девушка с сожалением покачала головой.
  
  - Когда я проверяла пещеру на наличие барьеров и прочих защитных чар, то обнаружила некую связь... в общем, это может разбудить инферналов.
  
  Юный маг расстроено вздохнул, положил дырки обратно и тут же внёс следующее предложение:
  
  - Мы можем сделать это вместе. Противоядия у нас достаточно... Я начну пить зелье, а когда уже буду не в состоянии, продолжишь ты.
  
  - Нет, Гарри. Пить буду только я. К тому же одному из нас нужно остаться полностью в здравом уме, чтобы в случае чего отбиться от инферналов и вытащить отсюда обоих. Ты сильнее меня. А ещё я боюсь, что мы не сможем унести медальон, не разбудив охрану в озере.
  
  Поттер собирался поспорить, но знал, что это бесполезно - все его аргументы разобьются о железную логику. И оставалось только беспомощно наблюдать, как Гермиона черпает зелье и залпом выпивает первую кружку. А потом крепко зажмуривается и хватается за постамент, видимо, пытаясь побороть приступ боли. Кажется, тот единственный глоток по сравнению с тем, что происходит сейчас - это просто мелочь. Вскинув голову, любимая зачерпнула ещё одну кружку и опять-таки опустошила её залпом. После чего наступила очередь первой колбочки с противоядием.
  
  Теперь девушку страшно трясло, и Гарри испытывал практически непреодолимое желание броситься к ней и заставить открыть ещё одну колбочку. Но, парализованный ужасом, он так и не двинулся с места.
  
  С каждой новой порцией подруга всё больше и больше слабела (видимо, боль росла), а после очередной пары кружек останавливалась и вливала в себя антидот. Её спутнику уже казалось, что она пьет и держится на ногах исключительно силой воли. И юноша был рад, что та у неё есть, потому что он бы не смог - не смог бы вливать в неё яд, если бы у Гермионы закончились силы.
  
  Теперь девушка лежала на постаменте около чаши и держалась одной рукой за его противоположный угол, все медленнее и медленнее глотая яд и всё чаще прикладываясь к пузырьку с противоядием. Юный маг был даже не в состоянии отвернуться, чтобы не смотреть на мучения самого дорогого человека. Она была достаточно сильной, чтобы пить эту дрянь, а он - чтобы это видеть. Внезапно подруга закричала:
  
  - Гарри... - в её крике слышалась мольба, - пожалуйста, Гарри....
  
  Тот очутился рядом с ней мгновение ока.
  
  - Всё хорошо, Гермиона, хватит.
  
  Он поднял её на руки и, буквально оторвав от постамента, уложил на один из плоских валунов. Волшебница стонала, металась, дрожала и звала его по имени.
  
  - Шшшш, - прошептал Поттер, обнимая "жену" и покачивая в объятиях. - Всё хорошо, я здесь.
  
  Он видел, что в чаше остался ещё один бокал зелья, но понимал, что нет такой силы на Земле, которая заставила бы его влить в любимую ещё хоть каплю этого яда.
  
  - Вот, держи, - со вздохом произнёс юноша и, открыв очередную колбочку с противоядием, помог ей его выпить.
  
  Когда Гермиона проглотила антидот, все её мышцы напряглись, и тело выгнулось. Гарри ждал крика, как в прошлый раз, но подруга молчала. Он всё ждал и ждал, когда та расслабится и издаст хоть звук.... хоть вздох... но ничего... Поттер начал паниковать. А девушка по-прежнему лежала, выгнув спину, распахнув глаза и открыв рот в беззвучном крике. Через пару минут он влил в неё предпоследний глоток противоядия. Остался всего один - больше не было даже дома.
  
  Только теперь Гарри в полной мере смог оценить предусмотрительность подруги. Ведь если бы пили оба, или он один, вряд ли они смогли бы отсюда выбраться. Но юный маг очень боялся, что всё напрасно, и при таком количестве яда антидот уже не поможет. А у него нет даже безоара.
  
  Гарри уже собирался отдать Гермионе последний глоток, когда, наконец, из её груди вырвался этот пронизывающий, скулящий, полный ужаса крик. Это был кошмарный звук, но юноша вздохнул с облегчением. Правда, оно тут же исчезло, потому что вокруг островка начала бурлить вода. Видимо, крик девушки разбудил инферналов. Время вышло.
  
  Поттер схватил кубок и залпом выпил остатки яда. В одно мгновение по телу растеклась такая боль, что он чуть не рухнул, как подкошенный. Но было ясно, что у них не осталось и секунды. И потому усилием воли он заставил себя не упасть и вытащил из чаши медальон.
  
  Из озера полезли инферналы. Гарри сообразил, что у него буквально пара мгновений, прежде чем их окружат и нападут. И тут же очутился рядом с любимой и взял её на руки, стараясь не обращать внимания ни на ужасный крик, который по-прежнему вырывался из её груди, ни на собственную боль.
  
  Повернувшись с Гермионой на руках в сторону лодки, парень увидел, что путь отрезан. Позади и по бокам - мертвецы были всюду.
  
  Ближайшие инферналы протянули к нарушителям бледные и склизкие руки, а сзади наступали всё новые и новые. Гарри без раздумья сунул в протянутые лапы медальон. Глупый мертвяк схватил артефакт, но явно не был доволен. Долю секунды оба смотрели на крестраж в бледных руках, а потом, вместо того, чтобы хоть чуть-чуть подумать, Поттер взмахнул палочкой и наколдовал Адское пламя - первое, что пришло ему в голову. Спустя мгновение он в ужасе наблюдал, как дьявольский огонь поглотил крестраж и ближайших инферналов, мгновенно перекидываясь на соседних. Пламя пошло по кругу, сжигая всё на своём пути (включая лодку). Вот оно уже обогнуло островок и очень скоро вернётся обратно, чтобы уничтожить своего создателя. Юноша в панике заглянул в бессознательное лицо любимой и остро пожалел, что сейчас они погибнут, а он так и не сказал ей о своих чувствах. И тут заметил булавку аварийного порт-ключа, который Гермиона прицепила к его одежде почти два года назад. Гарри коснулся её палочкой, произнёс пароль ("безопасность") и почувствовал знакомый рывок в области пупка. Уфф, выбрались!
  
  Очутившись дома, первым делом он уложил подругу в постель. А заодно тщательно укутал, ведь та была просто ледяной. А потом достал пузырёк с последним глотком противоядия. Юноша не хотел его пить - боялся, что тот может понадобиться Гермионе. Но, с другой стороны, выбора у него не было. Гарри подумал о родителях и о том, что с ними случится, если к завтрашнему дню он не придёт в норму. От этой мысли Гарри похолодел, но тут же залпом выпил антидот и моментально рухнул без сознания рядом с любимой.
  
  
  Глава опубликована: 14.02.2013
  
  
  Глава 14. История не повторится.
  
  
  
  
  Проснувшись, Гарри обнаружил, что оказался на полу. А на кровати осталась только голова, да и та отдыхала на самом краю. Гермиона всё ещё спала в постели и выглядела довольно мирно. Юноша подумал, что это, скорее всего, из-за немалого количества противоядия, которое помогло организму справиться с отравой. Медленно встав на ноги, Поттер поплёлся в ванную. Кровь стучала в висках, мышцы ломило, а перед глазами кружились чёрные точки. Открыв шкафчик, Гарри достал оттуда пузырёк с болеутоляющим зельем и выпил его, а потом скинул одежду и залез под ледяной душ. Спустя пару минут в голове прояснилось, и он снова почувствовал себя человеком.
  
  Выйдя из ванной, юноша понял, что страшно проголодался. Поэтому спустился на кухню, чтобы приготовить какой-нибудь еды. Сейчас он сидел за кухонным столом, в одиночестве поглощал завтрак и слушал, как тикают часы, которые подарили Лили и Джеймс. И как-то незаметно его мысли начали крутиться вокруг них.
  
  В какой-то момент Гарри начал считать это место "домом" и полюбил его всем сердцем. Да, они тут ради миссии. Всё логично и рационально: нужен дом? - они купили дом, надо сыграть молодожёнов? - они изображают молодожёнов. Но постепенно грань между игрой и реальностью стёрлась: дом действительно стал "домом", а Гермиона - "любимой девушкой".
  
  С грустной улыбкой он осмотрелся, подмечая то тут, то там следы деятельности Гермионы и его матери. Чистые белоснежные занавески на окнах с вышивкой и кисточками на концах - работа Лили, а вот герань на подоконнике в ярко-зелёном горшке поставила подруга.
  
  Поттер отодвинул стул и небрежным взмахом палочки очистил тарелку, заодно отправив её на место. А потом направился в гостиную. Её тоже приводили в порядок Гермиона и Лили, за исключением книжных полок, которые мастерили Гарри с отцом.
  
  Пытаясь избавиться от накатившей на него меланхолии, юноша сделал глубокий вдох. Но, куда бы он ни кинул взгляд, - всюду оживали призраки двух последних мирных и уютных лет. Оказалось, счастливых воспоминаний у него накопилось немало. Даже пустой угол комнаты напоминал о стоявшей там на Рождество ёлке, под которой они наперегонки разворачивали подарки. А подаренные родителями часы так и продолжали тикать, напоминая, что время почти вышло.
  
  Молодой маг пожелал, чтобы Гермиона проснулась и вытащила его из водоворота мыслей, неосознанных желаний и щемящей тоски. А ведь раньше он вполне успешно справлялся с этим клубком эмоций и чувств. С тех пор, как родился малыш Гарри, его старшая версия боролась с ревностью к ребёнку. Ведь если всё пройдет согласно плану, у мальчика будет именно такая жизнь, о которой столько мечтал Поттер - с близкими, с объятиями мамы, с мужской поддержкой отца, праздниками и подарками и беспокойством родных людей. Так что малыш получит самое ценное - любящую семью.
  
  Гарри сглотнул комок в горле и опустился в кресло у камина. Это сразу напомнило о мирной картине, которую он неоднократно наблюдал - Гермиона сидит около уютно потрескивающего камина и читает толстенный фолиант, водя пальчиком по строчкам. Он ни о чём не жалеет, да и что-то менять уже поздно. И ради спасения семьи готов пожертвовать жизнью хоть миллион раз. Жаль только, что одновременно нельзя спасти себя.
  
  "Харви" притянул колени к груди, уткнулся в них подбородком и посмотрел в окно. Теперь он хорошо понимал, что такое семья, и мысленно поблагодарил Дамблдора и Снейпа за этот шанс. Да, конечно, Уизли приняли его как сына, но это далеко не то же самое. Теперь в его памяти бережно хранились два Рождества, которые он отпраздновал с родителями. А ведь ещё два с половиной года назад юноша не сомневался, что это невозможно. Они много времени провели с отцом - играли в квиддич, пили, ремонтировали мотоцикл и даже обсуждали девчонок.
  
  "Верно", - мрачно подумал Гарри, - "я получил именно тот шанс, о котором столько времени мечтал".
  
  Сидеть без движения надоело, поэтому Поттер встал и направился в спальню, которую два года делил с Гермионой. Играть роль её мужа было так легко и естественно, что он и сам не заметил, как перестал играть и по-настоящему влюбился. Это тоже оказалось легко и естественно. Да, они ссорились и спорили, но это в основном касалось действительно важных вещей - когда одному из них угрожала опасности и "супруги" боялись друг за друга. А если речь шла о каких-то мелочах или дело касалось бытовых вопросов, они легко приходили к компромиссу.
  
  Гарри остановился в дверях и засмотрелся на подругу, которая спала под одеялом, свернувшись калачиком. Кудряшки разметались по подушке, губы лукаво изгибаются в едва заметной улыбке, а длинные ресницы бросают тень на щёку. Гермиона Грейнджер - ничего особенного. Просто умница, красавица и настоящий гений. Юный маг знал, что, если бы не любимая, он вряд ли дожил бы до сегодняшнего дня. И прекрасно понимал, что никакое "спасибо" не передаст и сотой доли его благодарности этой замечательной девушке. И не только за то, что та во всём ему помогала и не раз спасала жизнь, а просто потому, что всегда была рядом. Постоянно его поддерживала, и даже в самые чёрные для него дни её незримое присутствие не позволяло ему сдаваться. В последнее время Поттер несколько раз пытался представить, что вместо Гермионы ему помогает Джинни. И не мог.
  
  Ему вообще теперь казалось, что если он вспоминает про Джинни, то тем самым предаёт Гермиону. Гарри даже пытался представить, что всё-таки пережил сегодняшний вечер. И тогда возникал вопрос: что делать дальше? Конечно, не считая того, что надо будет возвращаться назад и снова бороться с Волдемортом. И он давно уже понял, что к Джинни вернуться не сможет. Не сможет вести себя так, будто эти два года ему приснились, не сможет забыть свои чувствах к Гермионе. Она так много для него значит! И что самое странное - когда он думал о любимой, то не считал, что предаёт Джинни, а вот любое редкое вспоминание о рыженькой заставляло его сердце сжиматься. Ведь ему казалось, что он предаёт Гермиону.
  
  - Никак не могу решить - чувствовать себя польщённой или пугаться из-за того, что ты наблюдаешь, как я сплю, - знакомый голос выдернул его из вихря собственный мыслей.
  
  Гарри улыбнулся и посмотрел в сонные карие глаза.
  
  - Однозначно второе. Я как раз раздумывал над тем, не похитить ли тебя и сбежать.
  
  Девушка села в постели и улыбнулась.
  
  - Ты уже это провернул, разве нет?
  
  Её "муж" рассмеялся.
  
  - Точно.
  
  Гермиона зевнула.
  
  - Я так понимаю, раз я дома и неплохо себя чувствую, то операция закончилась успешно?
  
  Поттер кивнул.
  
  - Медальон у нас.
  
  Любимая широко улыбнулась.
  
  - Отлично. Который час? Я такая голодная!
  
  Гарри посмотрел на запястье - на последний день рождения Гермиона подарила ему часы - и криво усмехнулся.
  
  - Два часа дня. На кухне тебя ждёт завтрак. Вернее, уже обед.
  
  День прошёл тихо. Друзья слишком глубоко погрузились в собственные мысли и едва перебросились парой-тройкой слов. Когда часы показывали пять вечера, они оделись и вышли из дома, внутренне готовясь к вечерней трагедии.
  
  Когда Годрикову Впадину окутала темнота, Гермиона играла с малышом. Гарри же сидел на диване с книгой про квиддич и старался не обращать внимания на мирную семейную сцену, которая разыгрывалась перед ним. Он постоянно слышал тиканье часов, которое становилось всё громче и громче, словно предупреждая, что его конец близок. Да, он готов умереть и даже постарался настроиться, но какая-то его часть была готова сорваться с места и в ужасе сбежать на край света.
  
  Откинув бесполезную книгу - сегодня тактика и удачные финты никак не укладывались в голове - Поттер отправился в ванную. Посмотрев в зеркало, парень увидел уже знакомую картину: трёхдневная щетина, длинные волосы, завязанные в хвост, и отсутствие очков. Сегодня Гарри собирался умереть. А раз так, надо быть самим собой. Подняв палочку, он вернул себе короткую стрижку, избавился от щетины и сделал очки видимыми. И когда снова взглянул в зеркало, то увидел там не Харви Портера, а Гарри Поттера. Умывшись ледяной водой, он вернулся в гостиную, где любимая вместе с малышом строила замок из больших переливающихся разными цветами кубиков. Девушка внимательно посмотрела на "мужа", но не сказала ни слова.
  
  В восемь часов Гермиона встала с ребёнком на руках. Малыш тихо посапывал. Гарри даже не заметил, как они прекратили играть и шушукаться.
  
  - Нужно уложить его спать. Скоро тут будет Волдеморт, и нам нужно приготовиться.
  
  Юноша кивнул и последовал за подругой в спальню. Только после того, как "супруга" аккуратно уложила ребёнка (чтобы тот не проснулся), он заговорил:
  
  - Теперь тебе пора уходить. Я очень ценю, что ты весь день была со мной, но... не хочу, чтобы ты пострадала.
  
  - Я никуда не уйду, Гарри Джеймс Поттер, - вспыхнула девушка, опасно прищурив глаза.
  
  - Что?
  
  - Ты меня слышал! Я подумала и пришла к выводу, что это не сработает. Ты не можешь отдать жизнь за самого себя... ничего не выйдет, - чтобы не разбудить малыша, она шептала, но в этом шёпоте было столько эмоций, что "супруг" даже слегка отшатнулся.
  
  - Я собираюсь отдать жизнь, чтобы спасти не себя, - прорычал он. Его злило, что подруга затеяла спор сейчас, когда совсем нет времени. - Я собираюсь умереть, чтобы моя семья была жива.
  
  - Да, Гарри, это весьма благородно, но всё равно не сработает. Твоя смерть не может защитить ребёнка, и поэтому он не переживёт проклятье Волдеморта. А раз так, то сегодня он умрёт. А если малыш умрёт, то ты тоже должен умереть и не доживёшь до сегодняшнего дня. И что в результате? Временной парадокс! Ты знаешь, что это такое?
  
  - Да, знаю, ты мне объясняла. Он может уничтожить Вселенную.
  
  - Точно. И я думаю, что сработает наихудший вариант.
  
  - И что ты теперь предлагаешь? Тебе не кажется, что сейчас уже немного поздновато менять детали моего плана? А запасных вариантов у нас, между прочим, нет, - в этот момент молодой человек почувствовал малыша, как самого себя. Только это и позволило сдержаться и не закричать от бессилия.
  
  Любимая глубоко вздохнула и скрестила руки на груди, словно отгораживаясь от него.
  
  - Есть ещё одна возможность.
  
  - О да, конечно. И какая же? - поинтересовался Поттер, стиснув зубы. Для себя он всё уже решил.
  
  - Это сделаю я. Ты уйдёшь, а я останусь и ... защищу ребёнка.
  
  Юноше показалось, будто ему со всего маху врезали в живот.
  
  - Нет... что за бред! Гермиона, ты не можешь! Ты должна уйти... ты... ты не можешь этого сделать!
  
  - Могу. А если думаешь, что я не могу тебя любить, чтобы защищать... тогда...тогда ты совершенно меня не знаешь, Гарри Джеймс Поттер.
  
  Тот почувствовал, что теперь его ударили пыльным мешком по голове.
  
  - Я... - но девушка не дала ему сказать ни слова.
  
  - Либо ты уйдёшь добровольно, либо я нашлю на тебя Петрификус Тоталус и спрячу под мантией-невидимкой. Решай!
  
  Гарри ощутил, как кровь стремительнее побежала по венам - нет, только не снова!
  
  - Да ни за что на свете! - заорал он. Малыш в кроватке хныкнул, но не проснулся, а парень понизил тон до разъярённого шепота: - Я больше никогда не буду стоять в стороне и наблюдать, как убивают тех, кого я люблю. Ты не сделаешь этого, Гермиона... если Вселенная взорвётся - пусть будет так, но я не позволю тебе пожертвовать собой вместо меня.
  
  Они стояли друг напротив друга, едва не касаясь носами, и чувствовали, как утекают последние крупицы времени. Наконец, юный волшебник решился нарушить эту напряжённую тишину.
  
  - Если понадобится, я наложу на тебя Империус, но ты немедленно покидаешь дом. Волдеморт будет здесь с минуты на минуту.
  
  Девушка моргнула и сделала шаг назад, и теперь из её широко распахнутых глаз текли слёзы. На мгновение Поттеру показалось, что он сумел её переубедить, и она уйдет по доброй воле. Но вот внезапно сузились глаза, упрямо выпятился подбородок, и Гарри с какой-то обречённостью понял, что Гермиона не сдастся. Она останется. И, что бы он ни говорил, какие бы аргументы не привёл - подруга не передумает. И её следующие слова это только подтвердили:
  
  - Я не могу, не могу уйти и оставить тебя здесь одного, Гарри, - любимая грустно улыбнулась, но только губами, а в глазах застыла мука и обречённость. - Что я за жена, если сейчас послушаюсь тебя?
  
  - Ты самая лучшая жена, которую только можно пожелать. Пожалуйста, уходи.
  
  Из глаз девушки вновь полились слёзы. Она сделала несколько шагов и остановилась напротив двери в комнату.
  
  - Нет. Если хочешь, можешь наложить на меня Империус. Только поскорее, потому что я не сойду с этого места ... и ... мне кажется, он здесь...
  
  Юноша кинулся к окну. Улица по-прежнему выглядела пустынной и тёмной. Гарри повернулся к подруге и хотел уже сказать, что она ошиблась, но внезапно разверзся ад. Закрытая дверь в детскую взорвалась, Гермиону отбросило к стене, и Лорд Волдеморт вошёл в комнату.
  
  Поттер, которого тоже сшибло взрывной волной, быстро поднялся на ноги и встал между Тёмным Лордом и кроваткой с малышом. Тот, на удивление, пока не проснулся. Юноше потребовалась каждая унция самоконтроля и воли, чтобы не выхватить палочку и не вступить в бой с этим монстром.
  
  - Я знаю, зачем ты здесь, но возьми мою жизнь вместо его... оставь ребёнка в покое и убей меня.
  
  Волдеморт насмешливо приподнял бровь и в недоумении покачал головой.
  
  - Джеймс Поттер, ничто в целом мире не сможет спасти жизнь тебе и твоему сыну.
  
  Гарри мимоходом удивился: видимо, теперь он так похож на отца, что его приняли именно за него. И решил этим воспользоваться.
  
  - Не убивай моего сына, возьми мою жизнь... пожалуйста.
  
  Чтобы не схватиться за палочку, он вцепился в спинку кроватки, но тут раздался издевательский смех Волдеморта.
  
  - А кто тебе сказал, что это будет один из вас, Джеймс? Я вот уверен, что просто убью вас обоих! - и, молниеносно выхватив палочку, тёмный маг прокричал: - Авада Кедавра!
  
  В мгновение ока луч зелёного цвета помчался в сторону юноши, который закрыл глаза, мысленно молясь, чтобы его родители остались живы.
  
  Когда через секунду он распахнул глаза, то обнаружил себя посередине ничего. Всё вокруг было серым, что воскресило в памяти первое совместное Рождество с Гермионой - когда весь окружающий мир утонул в снегу и, казалось, будто ты паришь в облаке. Внезапно Поттер увидел чёрную фигуру, стоявшую шагах в двадцати.
  
  - Я мёртв? - спросил юный маг. Голос прозвучал непривычно глухо и тихо.
  
  Фигура ничего не ответила, зато в голове парня раздался голос - холодный, отстранённый и ужасающий.
  
  - Передо мной хозяин Старшей палочки?
  
  - Да, - вслух ответил Гарри, стараясь не выказывать страха. - Хотя, полагаю, теперь Волдеморт её хозяин.
  
  - Нет. Он ведь только убил тебя, а не разоружил и не одолел в поединке.
  
  Что на это ответить, юноша не знал, и потому промолчал.
  
  - Ты хотел умереть? - раздался замогильный голос в его голове.
  
  - Это было необходимо, - на сей раз Поттер тоже ответил без слов.
  
  - Но ты этого не хотел? - в ужасающем голосе появились какие-то шипящие нотки.
  
  - Нет, - к чему все эти вопросы, Гарри не понимал, но чувствовал, что сейчас лучше отвечать честно.
  
  - Предлагаю тебе сделку, Хозяин Старшей палочки: я верну твою душу в твоё тело и вдохну в него жизнь.
  
  - И что ты хочешь взамен?
  
  - Я хочу, чтобы мой Дар вернулся ко мне.
  
  Юный маг уже собрался согласиться, но, похоже, у его языка были другие планы.
  
  - А если мне понадобится Старшая палочка, чтобы завершить мою миссию? Ты позволишь мне ею воспользоваться, если заодно я отдам тебе Воскрешающий камень?
  
  - На момент своей смерти ты не должен быть Хозяином Старшей палочки.
  
  - В таком случае разоружи меня и просто позволь ею пользоваться, пока я не умру. А когда это случится, она вернётся к тебе. Взамен ты получишь ещё и Воскрешающий камень.
  
  Смерть взяла паузу.
  
  - Я принимаю твоё предложение, но он должен остаться тут, - фигура вытянула руку, и длинные скелетообразные пальцы указали на ногу собеседника.
  
  Гарри недоумённо перевёл взгляд и только сейчас заметил маленькое, страшное и нерешительное создание, которое жалось к его ноге. На сей раз мысли и язык действовали сообща:
  
  - Буду счастлив от него избавиться.
  
  Поттер моргнул и открыл глаза. Он очутился в знакомой детской буквально за мгновение до того, как Волдеморт нашлёт на него проклятье. Юноша по-прежнему стоял между Тёмным Лордом и кроваткой. Мельком глянув на свою руку, Гарри заметил, что кольцо с Воскрешающим камнем пропало. Сразу же возник вопрос: достаточно ли его сделки со Смертью, чтобы создать защиту от третьего Непростительного? Но теперь от него уже ничего не зависело - оставалось только наблюдать, как из палочки Волдеморта вылетает зелёный луч... и молиться. Молиться, что его жертвы достаточно для спасения семьи и самого себя.
  
  Когда он открыл глаза в следующий раз, то обнаружил, что лежит на полу. Именно в этот момент зелёный луч срикошетил от малыша и развеял тело Волдеморта, оставив стоять лишь слепок души. Мгновение тот парил над полом, после чего стал распадаться. Том Риддл начал терять облик, а кусочек его души устремился в сторону ребёнка. Большая же часть бесформенным облаком ринулась в небо, поскольку потолок обвалился.
  
  Поттер наконец-то спокойно вздохнул - всё прошло по тому же сценарию. Конечно, если не считать, что на этот раз щитом стал он сам. Оглядевшись и заметив у обвалившейся стены Гермиону, Гарри пополз к ней. Встать он пока не мог - ноги просто не держали. Девушка была невероятно холодной, а из раны у виска сочилась кровь. Юноша охнул и прижал подругу к груди. За последние минут пять в реальном времени он получил больше, чем когда-либо мечтал. Но сейчас ему показалось, что свет померк, и он проиграл всё. Ну почему нельзя вновь встретиться со Смертью и обменять жизнь любимой хоть на все Дары?!
  
  - Пожалуйста, Гермиона, пожалуйста, - исступлённо шептал Гарри, покачиваясь взад-вперёд, - пожалуйста, не умирай!
  
  Ребёнок в кроватке громко плакал, сквозь рухнувший потолок завывал ветер, но молодой маг ничего не слышал. Ничто не проникало в его мирок, где сейчас остались только он и тело любимой, которая лежала в его объятиях. Теперь каждая секунда для него равнялась непрожитому году. Ему казалось, что он одновременно здесь и вроде как нигде. Поттер ничего не понимал и просто продолжал умолять девушку вернуться. Он кричал и звал Смерть - пусть заберёт его жизнь, но вернёт с того света Гермиону!
  
  Обняв любимую ещё крепче (хотя, казалось, куда уж крепче) парень начал молиться. Он ни разу в жизни не был в церкви и уж точно не был верующим. А уж когда стал частью магического мира, то легко перенял привычку волшебников поминать Мерлина, Мордреда и Моргану, как большинство маглов обращаются к Богу. Но сейчас, в этот самый момент, Гарри впервые начал молиться - Богу, Высшим силам - тем, кто управляет нашими жизнями. Молился неумело, но пылко и от всего сердца.
  
  Внезапно он почувствовал слабый удар, потом ещё один. Резко вскинув голову, Поттер прижал ладонь к груди девушки и с неимоверным облегчением ощутил слабое биение сердца.
  
  Когда с плеч упал такой тяжеленный груз, у него даже голова закружилась.
  
  Гарри передвинулся к стене, облокотился на неё и посадил подругу на колени, нежно и крепко прижимая к груди. Резко стерев слёзы (и когда они успели политься?), юноша погладил "супругу" по щеке и пробежался пальцами по её губам.
  
  - Гермиона, - тихо позвал он подругу. От недавней паники голос слегка срывался.
  
  Ресницы любимой затрепетали, а сердце парня сначала пропустило удар, а потом забилось, как бешеное.
  
  - Гермиона, ты как? - всё так же тихо спросил Поттер.
  
  Наконец волшебница открыла глаза и посмотрела на него.
  
  - Гарри?
  
  - Да, это я.
  
  - Что произошло? - она смущённо опустила глаза, а потом оглядела комнату. - Где он? Всё... всё в порядке?
  
  - Всё просто замечательно.
  
  Девушка широко распахнула глаза и снова посмотрела на друга. А затем постаралась сесть ровнее. Юноша не разжимал объятий, но Гермиона и не пробовала вырываться. Она жадно на него смотрела, словно что-то выискивая на лице, а потом положила ладонь ему на щёку.
  
  - А ты как?
  
  - Никогда не чувствовал себя лучше, - выдохнул Поттер, поймав себя на том, что гипнотизирует губы любимой. Теперь у него на пути не осталось ни одного барьера, и будущее развернулось перед ним во всём своём сверкающем великолепии неизвестности. А в его объятиях - единственная, с кем хочется разделить жизнь. Он любит её, и поцелует во что бы то ни стало. Парень заглянул в глаза подруги и увидел в их глубине нечто такое, что позволило отбросить последние сомнения. Гарри наклонился и вовлёк Гермиону в головокружительный поцелуй.
  
  Когда их губы встретились, юному магу показалось, что это самое прекрасное мгновение в его жизни. Почувствовав прикосновение его губ, девушка тихонько застонала и разомкнула свои, позволяя ему проникнуть глубже. Чем Поттер тут же и воспользовался. И вот уже сталкиваются зубы и сражаются языки, пытаясь перехватить друг у друга инициативу. Руки Гермионы давно уже обняли "мужа" за шею, притягивая ещё ближе, а пальцы Гарри бесстыдно проникли под тонкий трикотаж свитера и теперь ласкали обнажённую спину. Любимая вновь застонала и выгнула спину, прижимаясь ещё крепче и чувствуя: ещё чуть-чуть, и они нырнут в омут страсти.
  
  - О Мерлин, что тут произошло?
  
  Парочка разорвала поцелуй и обернулась в ту сторону, где раньше была дверь. Сейчас там стояли Джеймс с Лили и с ужасом рассматривали то, что ещё недавно было уютной детской. Наконец хозяин дома прямо по щепкам направился к кроватке. Мантия Волдеморта - всё, что осталось от тёмного мага - удостоилась лишь мимолётного взгляда. Как оказалось, малыш уже перестал громко плакать.
  
  - Он в порядке, Лили, - отрапортовал Джеймс жене. - Крепко спит... и у него шрам на лбу. Но кроме этого с ним всё хорошо.
  
  Убедившись, что сыну ничего не угрожает, мужчина повернулся к соседям. Под внимательным взглядом отца Гарри поднялся на ноги.
  
  - Значит, обычно ты выглядишь вот так? - спросил Поттер-старший, жадно впитывая черты взрослого сына.
  
  Тот удивлённо вскинул бровь, больше никак не выдав потрясение.
  
  - Как давно ты догадался?
  
  - В тот день, когда ты аппарировал в сад на метле. Потом я слонялся поблизости и подслушал ваш разговор. Я так понимаю, Гермиона на самом деле не беременна, и это просто часть вашего плана.
  
  Молодые люди покраснели, а потом парень покаянно кивнул. Джеймс довольно улыбнулся и продолжил:
  
  - Отлично. Кстати, Лили, думаю, ты будешь очень рада, что наш сын обычно не ходит с длинными волосами.
  
  Гарри озадаченно оглянулся на маму, которая, осторожно переступая через обломки, вошла в детскую.
  
  - Какое облегчение, - криво улыбнулась та.
  
  - Это первое, о чём она спросила, когда я ей сказал, что ты наш сын. Но я должен сказать, что у меня больше вопросов, чем миль, которые ты преодолел на метле.
  
  Гарри вопросительно посмотрел на любимую: он не понимал, что сейчас делать и о чём можно говорить. И стоит ли вообще затевать какой-то серьёзный разговор. На его счастье, Гермиона решила взять эту миссию на себя.
  
  - Думаю, теперь бесполезно рассказывать о будущем, ведь сегодня мы изменили едва ли не самое главное событие, мистер Поттер. Поэтому считаю, что теперь многое будет по-другому.
  
  Лили встала рядом с Джеймсом, который её обнял. И в этом жесте явно читалось желание сберечь.
  
  - Мы ведь сегодня должны были умереть, да? - уверенно уточнила молодая женщина.
  
  Гарри молча кивнул, а в его глазах мелькнула застарелая боль.
  
  - Существует пророчество, которое предсказывает, что я - единственный, кто может победить Волдеморта. Снейп услышал это пророчество и рассказал о нём Тёмному лорду. Но когда тот убил тебя, мама, Снейп потратил массу времени, пытаясь найти способ изменить прошлое. В конце концов, он создал зелье времени. И вот... я здесь.
  
  - Снейп создал зелье, которое нас спасло? - недоверчиво спросил Джеймс.
  
  Сын кивнул.
  
  - Он сделал это из-за мамы. Он очень тебя любил... любит... и ради твоего спасения придумал это зелье. Теперь, когда история пошла по другому пути, либо кто-то должен его изобрести, либо надо убедить профессора, что это необходимо.
  
  Лили задумчиво кивнула.
  
  - Думаю, я могла бы его уговорить. А если не получится... - она пожала плечами. - Я лучше Северуса разбираюсь в зельях, поэтому... я уверена, что смогу создать зелье для путешествия во времени. Особенно теперь, когда знаю, что это возможно.
  
  Джеймс обнял жену и поцеловал в висок. А потом вновь повернулся к сыну.
  
  - Я так понимаю, вам нужно возвращаться?
  
  Гарри кивнул, машинально покрепче прижимая к себе Гермиону, которая давно уже поднялась на ноги и встала рядом с ним.
  
  - Лучше нам убраться отсюда как можно скорее. Иначе вмешаемся во что-нибудь ещё и создадим временной парадокс.
  
  - Значит, всё кончено? - со слезами на глазах спросила Лили.
  
  Её сын болезненно поморщился и покачал головой.
  
  - Нет, ещё ничего не кончено. Угроза со стороны Волдеморта по-прежнему существует, хоть он и лишился тела. Но его дух теперь будет искать способ вернуть себе оболочку и власть. Помимо этого, на свободе остаются Пожиратели, которые наверняка устроят карательные акции в надежде отыскать своего хозяина. Пройдёт немало времени, прежде чем они забьются в щели, чтобы однажды оттуда выползти. Так что будьте осторожны, хорошо?
  
  - А что нам рассказывать про сегодняшнюю ночь? - нахмурившись, спросил Джеймс.
  
  Гарри вопросительно оглянулся на подругу. Та криво улыбнулась и предложила:
  
  - Скажите всем, что мы погибли. Вы вернулись домой и обнаружили наши тела. При этом Волдеморт мёртв, а у малыша на лбу появился странный шрам. Больше вы ничего не знаете. Я трансфигурирую из обломков наши тела, а вы их похороните. И ни у кого не возникнет никаких подозрений.
  
  - И когда вы собираетесь уходить? - нерешительно поинтересовался хозяин дома, наблюдая, как девушка мастерски создаёт мёртвые тела Гермии и Харви Портеров из обломков потолка.
  
  - Скоро.
  
  Явно не понимая, о чём говорить дальше, Джеймс растерянно кивнул, но ему на выручку пришёл Гарри.
  
  - Я хочу, чтобы вы знали - последние два года для меня были самыми лучшими и... в общем... я рад, что они не станут лучшими для него.
  
  Он указал на кроватку.
  
  Лили больше не могла сдерживаться и кинулась обнимать юношу.
  
  - Я так тобой горжусь, - со слезами на глазах выдохнула она, крепко прижимая его к себе.
  
  Гермиона сделала шаг назад, чтобы не мешать матери и сыну насладиться редкими мгновениями близости. Спустя пару мгновений к ним присоединился Джеймс, крепко обняв обоих.
  
  - Я тоже. О лучшем сыне нельзя и мечтать.
  
  На глазах у молодого мага блестели слёзы, и вскоре он буквально расплакался. Но впервые в жизни не стыдился своих слёз и не пытался их скрыть.
  
  - Вы даже не представляете, как много это для меня значит!
  
  - Мы любим тебя, Гарри. Очень, - от переполнявших его эмоций голос Джеймса звучал глухо.
  
  - Знаю. Я тоже вас очень люблю.
  
  
  Глава опубликована: 17.02.2013
  
  
  Глава 15. Всё то же самое.... но по-другому.
  
  
  
  
  - Как думаешь, Гарри, это захватить с собой? - спросила Гермиона, опираясь одной рукой на подоконник, а второй указывая на герань, которая последний год украшала кухню.
  
  - Если у тебя найдётся, куда её положить, - ответил тот.
  
  Сейчас он занимался ревизией холодильника и избавлялся от еды. Девушка решила, что в прошлом необходимо обрубить все концы, и Гарри с ней согласился. Его родители пообещали проследить, что на следующий день чету "Портеров" никто не побеспокоит, и ребята смогут спокойно собрать вещи и подготовиться к отъезду. Юный волшебник был рад такой передышке - у него до сих пор в голове не уложилось, что план сработал, и он остался жив. А ещё очень тяжело сказать "прощай" той жизни, которую они здесь вели целых два года.
  
  - Это глупо, но я ничего не хочу здесь оставлять.
  
  Гарри перестал уничтожать еду и внимательно посмотрел на любимую.
  
  - Тебе кажется, что ты вот-вот потеряешь что-то важное?
  
  "Жена" грустно кивнула.
  
  - Это так странно... Мы ведь сделали всё, что планировали, для чего сюда прибыли...
  
  Юноша подошёл к любимой и крепко её обнял.
  
  - И даже больше, пусть и не подозревали об этом.
  
  Девушка рассмеялась и в шутку стукнула его кулачком в грудь.
  
  - Говорите за себя, мистер Поттер. Я всегда знала, чего хочу.
  
  - Неужели? - тот не сомневался, что она говорит правду, но всё равно никак не мог до конца в это поверить.
  
  Гермиона пожала плечами.
  
  - Не люблю хвастаться, но, знаешь ли, я очень умная.
  
  Гарри рассмеялся и ещё крепче обнял хрупкую девушку.
  
  - Это я заметил.
  
  - Я тут подумала: может, вместо того, чтобы пытаться всё куда-нибудь спихнуть или забрать с собой, лучше собрать вместе и сделать тайник под домом? Наложим кучу защитных чар, а там, в будущем, сможем при случае это забрать.
  
  Парень сделал большие глаза и широко улыбнулся.
  
  - Прекрасная идея.
  
  Гарри как раз закончил с продуктами, когда Гермиона положила последний свитер в чемодан Дамблдора, который они так давно распаковывали. А затем при помощи палочек ребята принялись собирать всё остальное - книги, картины, часы, занавески... Вместо подвала юный маг предложил использовать сарай: мало ли, вдруг здесь поселятся другие люди, а из сарая забрать вещи намного легче. Особенно если его "спрятать". Уложив всё, что пока не понадобится, и скрыв сарай кучей заклинаний, парочка огляделась.
  
  Пустая комната напомнила юноше, что в этом времени для них всё закончилось. А вот что их ждёт в будущем, он и понятия не имел. Интересно, что именно и как изменится из-за того, что его родители выжили? Может, он станет закоренелым маглоненавистником? Или избалованным мальчишкой, которого все ненавидят? Подружится с Малфоем? Подобные перспективы пугали, но, тем не менее, он стремился как можно быстрее это выяснить.
  
  - Гарри, - сзади подошла Гермиона, обняла его за талию и крепко-крепко прижалась. - Ты когда-нибудь представлял, что наш безумный план сработает? Ну, ты понимаешь - что мы спасём жизнь твоим родителям?
  
  - Нет, - честно ответил тот.
  
  - Я тоже, - вздохнула девушка и уткнулась лбом между лопаток. - Но теперь, когда всё получилось... у тебя есть ощущение триумфа?
  
  Парень пожал плечами.
  
  - Как-то об этом не задумывался, но... пожалуй, нет. И какую же очередную недостижимую цель ты хочешь перед нами поставить?
  
  Гермиона рассмеялась и ещё крепче обняла любимого, который так хорошо её знал и понимал.
  
  - Ну... я тут подумала: может, у нас получится спасти ещё и Дамблдора? - Гарри резко развернулся в её объятиях и недоверчиво посмотрел в самые прекрасные на свете карие глаза. Увидев такой взгляд, девушка поспешила объясниться: - Конечно, всё должно выглядеть так же, как и в первый раз - в директора попадает как бы смертельное проклятье, он падает, но на самом деле остаётся жив.
  
  Юный волшебник печально покачал головой.
  
  - Это его не спасёт. Дамблдор всё равно умирал. Он сам мне это сказал. Сказал, что проклятье в его руке медленно разрасталось и постепенно его убивало. Ему оставался всего лишь год жизни, да и тот уже подходил к концу.
  
  Услышав эту новость, Гермиона повесила голову, но по-прежнему что-то обдумывала.
  
  - Ладно. Тогда, наверно, нет смысла играть со временем и ставить Вселенную под удар.
  
  Но Поттера уже увлекла эта идея, и сейчас он во всех деталях вспоминал ту ночь. В том числе и слова Снейпа.
  
  - Вероятно да, но...Дамблдор так и так умирал. Зато у нас с тобой есть шанс отблагодарить Снейпа - помешать ему убить директора.
  
  Гермиона резко вскинула голову и встретила решительный взгляд зелёных глаз.
  
  - Правда?
  
  - Я признаю, что именно Снейп дал мне шанс спасти родителей, так что это - лишь малая толика моей благодарности.
  
  Девушка согласно закивала.
  
  - И каков план? - поинтересовался её "муж".
  
  - Ну, Волдеморт ведь не собирался создавать из тебя крестраж, да? - Гарри кивнул, а "супруга" продолжила: - Значит, если он думает, что их у него пять, то, скорее всего, сделает ещё один из Нагини. Надо же приблизиться к магической семёрке. Поэтому нам нужно обязательно её убить. Если мы вернёмся на несколько часов раньше .... - она замолчала, и юноша продолжил её мысль:
  
  - То сможем слетать в дом Риддлов и похитить её. Но надо успеть до всех событий в Хогвартсе и вместо Дамблдора подставить под смертельное проклятье её... ты ведь не думаешь, что если бы проклятье пронеслось в нескольких дюймах от директора, я бы не обратил на это внимания?
  
  Теперь во взгляде Гермионы читалось волнение.
  
  - Я действительно об этом думала .... Какой ужас, что перед переносом в прошлое ты всё время находился рядом с Дамблодором! Поэтому у нас не получится поговорить с ним и передать ему Нагини, чтобы он выставил её перед собой вместо щита.
  
  Гарри на мгновение закрыл глаза, а потом резко бросил:
  
  - Но я не был с ним постоянно.
  
  - Нет?
  
  - Нет. Я исчезал из кабинета на целый час. Помнишь, я тебе рассказывал, как тестировал зелье? Поэтому директор целый час находился в своём кабинете один.
  
  Волшебница победно улыбнулась.
  
  - Значит, у нас есть целый час.
  
  - Да - на случай, если что-то пойдёт не так, как мы задумали.
  
  Гермиона закатила глаза, а потом привстала на цыпочки и поцеловала пока ещё "супруга".
  
  - А у нас когда-нибудь бывает по-другому?
  
  Поттер усмехнулся:
  
  - Это точно, - он в ответ поцеловал девушку, быстро вовлекая её в танец губ и языков - танец страсти и любви.
  
  - Знаешь, как только мы отсюда исчезнем, то довольно много времени будем сильно заняты, - с трудом выдохнул Гарри в перерывах между поцелуями.
  
  Гермиона в ответ только простонала и запрокинула голову, чем любимый моментально воспользовался - начал спускаться каскадом поцелуев по её шее.
  
  - Так когда ты собираешься покинуть это время? - спросил он, ненадолго отрываясь от такой вожделенной цели.
  
  - Думаю, можно ненадолго задержаться, - щёки волшебницы вспыхнули румянцем, и она прикрыла глаза.
  
  - Хорошо, - кивнул её парень. Он несколько мгновений рассматривал её лицо в своих ладонях, а затем подхватил девушку на руки и в два шага очутился около дивана. Опустившись на него и усадив любимую на колени, Гарри вернулся к поцелуям. Гермиона улыбнулась - ей нравились их изменившиеся отношения. Ведь благодаря их путешествию во времени её мечта тоже сбылась.
  
  Примерно час спустя теперь уже далеко не друзья были готовы вернуться. Чемодан, уменьшенный до размеров спичечного коробка, лежал в кармане у Гермионы, и сейчас они прижались друг к другу под мантией-невидимкой.
  
  - Итак, во сколько нам нужно вернуться? - спросил юноша, делая глоток зелья Времени и протягивая колбочку спутнице.
  
  Та тоже выпила зелье, и после небольших раздумий ответила:
  
  - Давай в девять утра. Тогда у нас останется целый день на поиски Нагини. Я уверена, что она не будет всё время сидеть в доме - змеи так себя не ведут.
  
  Поттер согласно кивнул.
  
  - Да. И, насколько я помню, Волдеморт довольно часто использовал её, как шпиона.
  
  Придя к соглашению, ребята взялись за руки и аппарировали назад в будущее. Перенос направлял Гарри.
  
  Местом прибытия он выбрал Визжащую Хижину. Так как его метла сгорела в пещере в адском пламени вместе с инферналами, сейчас ему необходимо заполучить назад свою "Молнию". Поэтому парочке пришлось тщательно выбирать момент визита в башню Гриффиндора - чтобы не столкнуться ни с преподавателями, ни с учениками, ни с приведениями. Заполучив метлу, они вышли за ворота школы, тут же оседлали "Молнию" и полетели в сторону дома Риддлов. Первоначально Гермиона предлагала туда просто аппарировать, но её спутник побоялся, что они угодят в какую-нибудь магическую ловушку - мало ли что за эти годы там мог навешать Том для защиты своего жилища. И вообще - с метлы можно найти змею гораздо быстрее.
  
  Когда они наконец-то долетели до Литтл-Хэнглтона, то не стали снижаться, а кружились на приличном расстоянии от особняка. Бросив несколько тестирующих заклинаний, ребята выяснили, что за последние без малого два десятка лет Тёмный Лорд модернизировал и усилил охранные и защитные чары. Поэтому им пришлось тихо курсировать вдоль кладбища, зорко вглядываясь в кусты и пытаясь засечь малейшее движение.
  
  Время уже перевалило за полдень, небо заволокли хмурые тучи, и, казалось, вот-вот польёт дождь. Быстро подсчитав, Гарри пришёл к выводу, что времени у них осталось не так уж и много - полет от Хогвартса до Литтл-Хэнглтона оказался слишком долгим, а им ещё возвращаться. Хотя вполне можно аппарировать куда-нибудь в район Хогсмида или же создать порт-ключ до ворот школы. Правда, последние ревностно отслеживало Министерство, и там вполне могли окопаться шпионы Волдеморта, а привлекать внимание к особняку Риддлов пока нельзя. В общем, по прикидкам Поттера, у них оставалось не больше пяти часов.
  
  - Когды мы должны вернуться в школу? - спросила Гермиона. Похоже, верная подруга мыслила в том же направлении.
  
  - Дамблдор будет один с десяти минут восьмого до десяти минут девятого. Плюс нам понадобится время, чтобы добраться до его кабинета и убедиться, что всё идет по плану, и я уже аппарировал на час вперёд. А ещё придётся убедить директора, что мы - это мы, и посвятить в наш план.
  
  - У нас ещё осталось зелье Времени? - поинтересовалась девушка, крепче прижимаясь к любимому.
  
  Тот вынул из кармана флакон с зельем и встряхнул его.
  
  - Только глоток.
  
  Пытаясь сообразить, как побыстрее найти змею, оба на несколько минут замолчали. Так ничего и не придумав, парочка медленно кружилась вокруг дома Риддла, пытаясь найти неуловимую рептилию. Так прошло несколько часов. И тут у Поттера возникла идея.
  
  - А что, если мы поищем Нагини тем же заклинанием, что и медальон?
  
  Он спиной чувствовал, как в голове девушки со скоростью света мелькают мысли и как она со всех сторон рассматривает его предложение.
  
  - Это заклинание ищет неодушевлённые предметы, а не живые существа. - Повисла пауза, и юноша догадался, что Гермиона зацепилась за какую-то мысль.
  
  - О чём задумалась?
  
  - Ой, - волшебница явно удивилась прозорливости Мальчика-Который-Выжил, - я вспомнила, что в этой же книге мне встречалось ещё одно заклинание - для поиска людей. Его обычно используют матери для поиска детей. Но там была пометка, что с его помощью некоторые ищут пропавших домашних питомцев.
  
  - Думаю, если мы попробуем, ничего плохого не случится? - с надеждой спросил Гарри.
  
  - Вряд ли.
  
  Сделав несколько витиеватых взмахов палочкой, девушка замерла, а из кончика палочки вырвался сиреневый луч, который указывал куда-то в сторону подножия холма, на котором стоял особняк. Достав свою палочку, Поттер медленно направил метлу туда, куда указывал луч. Нагини они обнаружили на старом дереве с толстым стволом. Похоже, змея Тёмного Лорда поджидала какого-нибудь зазевавшегося магла. Гарри невербально оглушил её, а Гермиона призвала к себе. Как только питомица Волдеморта оказалась в руках "диверсантов", те полетели на кладбище, откуда аппарировали к Хогсмиду.
  
  Очутившись около Визжащей Хижины, путешественники во времени в мгновение ока оказались около прохода к Гремучей иве. На всякий случай усыпив Нагини, они двинулись к замку. Когда друзья вышли тайного прохода, Гарри посмотрел на часы - было ровно семь. Они успевают тютелька в тютельку. Но вот на то, чтобы пройти через всю школу, не попадаясь на глаза преподавателям и ученикам, времени уже не оставалось. Поэтому парочка вновь взобралась на "Молнию" и полетела к директорскому окну. И достигла цели как раз вовремя, чтобы услышать заключительную часть беседы:
  
  "- ....Гарри. И слаб больше, чем мне казалось. Моя рука... меня убивает. Я умираю. Вот почему я решил взвалить эту миссию на себя, ведь она, скорее всего, обернётся самоубийством и... я всё равно умру. Какая разница, как... Но, боюсь, эта миссия мне теперь не по плечу - даже такой коротенький скачок выпил из меня почти все силы.
  
  - А Вы уверены, что... - раздался знакомый голос.
  
  - Уверен ли я, что это не зелье стало причиной моего состояния? Не до конца. Не хочешь ли, Гарри, помочь старику? Давай теперь ты попробуешь прыгнуть на час вперёд. Тогда мы точно узнаем".
  
  Ребята видели, как второй Гарри зачерпывает из котла, пьет зелье, аппарирует и исчезает. Как только этот Поттер пропал из кабинета, ребята приземлились на подоконник и оказались внутри. Юноша скинул с них мантию-невидимку.
  
  От неожиданности Дамблдор сел на стул около котла.
  
  - Гарри, как ты...
  
  Но молодой маг не дал договорить:
  
  - Я не тот Гарри, который только что аппарировал отсюда, сэр. Я уже вернулся из прошлого, выполнив миссию, которую Вы на меня возложили. Я на два года старше того парня, который только что аппарировал на час вперёд. Поэтому у нас с Вами всего час. Пожалуйста, выслушайте нас внимательно.
  
  Директор с удивлением посмотрел на парочку, но промолчал.
  
  - Я знаю, что в этом времени многое отличается от того, что мы покинули. Но, как я уже понял, основные вехи остались те же. И именно меня Вы отправите в прошлое вместо себя.
  
  - Мы не можем быть в этом уверены, Гарри... теперь слишком многое может поменяться.
  
  - Вы даже представить себе не можете, насколько много. И я здесь, чтобы изменить ещё больше, сэр.
  
  - И что же ты хочешь поменять?
  
  - Как Вы умрёте, сэр.
  
  Теперь Дамблдор пришёл в замешательство.
  
  - Гарри... я не понимаю.
  
  От неожиданности Поттер моргнул и даже несколько сбился с мысли, которая витала у него в голове - уж от директора-то он никогда не ожидал услышать эти слова. К счастью, его мысль подхватила Гермиона:
  
  - Сэр, сегодня вечером профессор Снейп убьёт Вас Авадой. Мы знаем, как и во сколько это случится. И если Вы нам не доверитесь, то очень скоро умрёте, а профессор Снейп станет убийцей. У нас есть план, как этому помешать, но нам понадобится Ваша помощь.
  
  Директор бросил на девушку нечитаемый взгляд.
  
  - Но таков был план.... Профессор Снейп должен меня убить.
  
  - Он не хочет становиться Вашим убийцей, сэр. И я многим ему обязан. Поэтому, если смогу, сделаю всё, чтобы помешать ему взвалить это бремя на себя.
  
  Дамблдор некоторое время переводил взгляд с одного студента на другого, с лёгкостью читая их мысли. И сразу же увидел, как много им пришлось пережить за эти два года и насколько это их изменило.
  
  - И какой у вас план, мой мальчик?
  
  Вместо ответа Гермиона вынула из-под мантии-невидимки погружённую в магический сон Нагини, после чего взмахнула палочкой и трансфигурировала союзницу Волдеморта в щит размером с грудь директора. Потом передала её Гарри, который в свою очередь протянул щит Дамблдору.
  
  - Я хочу, чтобы Вы надели это под одежду.
  
  Директор с интересом изучал наколдованный щит.
  
  - Это ведь Нагини? - в знак согласия юный маг кивнул и вновь протянул его директору.
  
  - Ты уверен, что это необходимо, мой мальчик?
  
  - Мы её оглушили и погрузили магический сон. А после трансфигурации она точно нескоро придёт в себя. Клянусь, это Вам не повредит.
  
  Хозяин кабинета кивнул.
  
  - Хорошо, но позвольте старику немного скромности... отвернитесь, пожалуйста.
  
  Молодая пара обменялась быстрыми улыбками и одновременно отвернулась.
  
  - Конечно, сэр.
  
  - Дамблдор наверняка тебе полностью доверяет, Гарри, - прошептала ему на ухо Гермиона, легко скользнув пальцами по скуле.
  
  Тот на мгновение зажмурился от удовольствия.
  
  - Ммм... ну, перед смертью он сказал, что почему-то доверяет мне больше, чем кому бы то ни было из ныне живущих. Похоже, что бы мы не изменили в прошлом, это осталось по-прежнему.
  
  Позади ребят раздавалось шуршание одежды и старческие вздохи, на которые они не обращали внимания. Гарри аккуратно сжал пальчики любимой, в который уже раз удивившись, как легко, свободно и к месту они помещаются в его ладони.
  
  - Вне зависимости от того, что изменилось, я люблю тебя и всегда поддержу.
  
  Он улыбнулся, поднял руку девушки и поцеловал синенькую жилку, которая билась на запястье.
  
  - И я тебя люблю.
  
  - Ах, юная любовь - что может быть прекраснее? Это радует сердце старика. Счастлив, что путешествие в прошлое не изменило твоих отношений с мисс Грейнджер, Гарри.
  
  Удивлённые подростки резко повернулись к директору: тот спокойно стоял около котла с зельем, а его мантия была в полном порядке.
  
  - Сэр, мой вопрос может показаться странным, но... мы с Гермионой встречаемся? Я имею в виду - в этом времени?
  
  Дамблдор лукаво посмотрел на парочку.
  
  - Да, вы встречаетесь уже несколько месяцев. Ты хочешь сказать, что в той, первоначальной реальности, вы не были вместе?
  
  - Нет, у нас всё началось только после того, как мы попали в прошлое.
  
  - Как странно, что изменилось именно это... но, мне кажется, вы в любом случае легко обнаружите разные мелкие несоответствия и адаптируетесь к ним. Думаю, сейчас нам стоит сосредоточиться на первоочередной задаче. Чего мне теперь ждать?
  
  Возвращаясь к делу, ради которого они здесь оказались, Поттер кивнул.
  
  - Точно. Очень скоро над Хогвартсом запустят Тёмную Метку. Её очень хорошо будет видно из окна. Когда я-другой аппарирует в кабинет, вы прикажете ему спрятаться под мантией-невидимкой. Как только сюда проникнет Драко Малфой, он сразу же вас обезоружит. Вы не должны пытаться его остановить. Только, пожалуйста, удостоверьтесь, что обездвижили меня. А то я с моей горячностью могу всё испортить.
  
  Директор кивнул.
  
  - Насколько я помню, вы сказали, что меня убьёт профессор Снейп. Значит, юный Малфой всё-таки не сможет переступить через себя?
  
  - Точно. Только отвлеките его разговором. Узнайте, как у него получилось провести в школу Пожирателей смерти. Похвалите его за находчивость, будто гордитесь его смекалкой. У него просто не хватит духу произнести смертельное проклятье. Этого времени хватит, чтобы сюда добрались Пожиратели и Снейп. Вам придётся немного пообщаться с прихвостнями Волдеморта, у которых тоже кишка тонка Вас убить. И только когда войдёт профессор Снейп... вы умоляли его.
  
  Дамблдор вздохнул - будто пытался взять себя в руки и всё осмыслить. Юный маг решил закончить побыстрее, а то времени оставалось всё меньше и меньше.
  
  - Когда его заклятье попадёт в Вас, Вы выпадете из окна. Скорее всего, это будет больно. Но не волнуйтесь - там я подстрахую Вас на метле. Как только я Вас поймаю, мы тут же доставим Вас в больничное крыло, а сами направимся сюда - сказать Рону, что мы вернулись, и всё прошло удачно.
  
  - Кажется, это хороший план, Гарри. - Похвале наставника молодой человек улыбнулся. - К сожалению, - продолжил директор, - в данный момент мы лишены такой роскоши, как время для обсуждения. Поэтому я полагаю, мне остаётся воспользоваться вашим превосходным планом, - друзья проследили за его поднятой рукой и увидели безобразную Тёмную Метку, вздымающуюся над территорией Хогвартса.
  
  В мгновение ока визитёры накинули мантию-невидимку, оседлали метлу и вылетели в окно. И успели как раз вовремя, потому что в тот же самый момент в кабинете появился другой Гарри. Поттер за окном нахмурился.
  
  - А тебе не кажется, что Дамблдор выглядит ещё более слабым, чем минуту назад? - шепотом спросил он у любимой.
  
  Та кивнула и положила подбородок ему на плечо.
  
  - Думаешь, это из-за крестража?
  
  Юноша пожал плечами. Ни один из них долго не держал эту пакость при себе, поэтому они понятия не имели, какие последствия могут возникнуть, если осколок души будет долго находиться рядом с человеком.
  
  - Надеюсь, что нет.
  
  Путешественники во времени пристально наблюдали за трагедией, которая разворачивалась на их глазах. Гарри удивился, как мало изменилось. Драко говорил всё тем же противным высокомерным голосом, растягивая слова. Хотя, может, это и не здорово, что его школьный враг выражается так же, как и в первоначальной реальности.
  
  - Когда это всё закончится? - раздался около уха парня горячий шёпот Гермионы, отчего по коже тут же побежали мурашки. - Это, конечно, всё очень интересно, но я уже устала сидеть на метле.
  
  Гарри согласно кинул.
  
  - Немного времени у нас есть. Мне так и так нужно тебя где-нибудь высадить, потому что когда я поймаю Дамблдора, метла просто не выдержит троих.
  
  Он стартовал к подножью башни как раз в тот момент, когда кабинет директора заполонили Пожиратели. И теперь насмехались над Дамблдором, который устало сползал по стене около окна. Поттер успел кинуть в его сторону виноватый взгляд - сейчас он очень боялся, что их план по спасению директора может обернуться для наставника ещё большими мучениями.
  
  Юный волшебник снова появился за окном ровно в тот момент, когда на сцене появился Снейп. Дамблдор умолял его, и голос директора показался Гарри настоящим. Парень искренне надеялся, что профессор - просто хороший актер, а не чувствует себя сейчас столь ужасно. Поттер подумал, что просто не перенесёт, если в результате его "спасательной миссии" Дамблдор погибнет.
  
  И вот уже настал роковой миг: Снейп поднял палочку, указал ею на директора и произнёс:
  
  - Авада Кедавра.
  
  К груди Дамблдора устремился смертоносный зелёный луч. Тот от удара выгнулся назад, и, казалось, на несколько секунд завис в воздухе. А потом рухнул вниз, как тряпичная кукла.
  
  Как только директор скрылся с глаз тех, кто находился в кабинете, Гарри ринулся вниз. Правда, всё-таки успел кинуть "Фините инкантатум" в себя-другого, чтобы снять обездвиживание. За ним развевалась мантия-невидимка, но юношу это нисколько не интересовало. Сейчас каждая его мысль, каждый волосок на теле, каждая клеточка стремилась схватить Дамблдора. И когда до земли оставалось всего-то футов шесть, он успел подхватить наставника.
  
  Поймав "добычу", Гарри полетел к подножию башни, в тени которой пряталась Гермиона.
  
  - Он в порядке? - взволнованно спросила девушка, с тревогой вглядываясь в лицо директора. - Профессор, Вы меня слышите?
  
  Тот застонал и медленно вытащил из-под мантии мёртвую змею. Уже змею, а не щит.
  
  - Не могу сказать, мисс Грейнджер, что я в полном порядке, ибо это будет ужасная ложь. Но, без сомнения, я жив, - и потерял сознание на руках Поттера.
  
  Тот в ужасе посмотрел на спутницу.
  
  - Надо срочно доставить его в больничное крыло. Как думаешь, Пожиратели уже смылись из школы?
  
  Гермиона выглянула из-за стены и увидела сторонников Волдеморта, которые наблюдали за "убийством" директора. Те сейчас со всех ног улепётывали в сторону главных ворот замка, даже не пытаясь оглядываться.
  
  Гарри поднял профессора на руки, кое-как устроил на метле и направился в лазарет, как никогда рассчитывая на волшебство мадам Помфри. К счастью, Орден дрался с оставшимися в школе Пожирателями на верхних этажах, которые вели к кабинету Дамблдора, поэтому ребята добрались до больничного крыла, никого не встретив. Гермиона бежала рядом с низко летящей метлой и страховала "пассажира". Уложив профессора в одну из кроватей и оставив под присмотром засуетившейся мадам Помфри, парочка тихо вышла. Целительница даже не обратила на них особого внимания - сейчас её беспокоило состояние директора. Поэтому теперь им нужно так же по-тихому добраться до директорского кабинета и сообщить Рону, что их миссия увенчалась успехом. Если, конечно, в этом времени они дружат с младшим Уизли. Поттер рассчитывал и до кабинета добраться по воздуху - меньше риска, что их кто-нибудь заметит. Кроме того, им жизненно необходимо расспросить хоть кого-то, как все эти пятнадцать лет жили Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер.
  
  План был хорош, но его постигла судьба большинства планов - он быстро рухнул.
  
  Едва вывернув из коридора, который вёл к больничному крылу, путешественники во времени услышали позади юный звенящий девчачий голосок, который кого-то звал. Гарри от неожиданности замер. Очень скоро зов раздался повторно, только громче.
  
  - Скунс!
  
  Парочка удивлённо переглянулась.
  
  - Скунс? - переспросил юноша.
  
  - Так называют тех, кто воняет, - услужливо подсказала Гермиона, а потом усмехнулась и посмотрела вправо.
  
  Поттер проследил за её взглядом и увидел спешащую к ним рыжеволосую девочку.
  
  - Она ведь не меня зовёт, правда?
  
  Спутница пожала плечами.
  
  - Всё может быть. И кроме нас тут никого нет.
  
  - Пошли. Скорее всего, она меня с кем-то спутала, - Гарри взял любимую за руку и потянул в сторону выхода. Та скептически на него посмотрела, но позволила себя увлечь. Девочка тем временем перешла на бег.
  
  - Скунс!
  
  Не оборачиваясь, ребята упрямо шли по коридору.
  
  - Гарри!
  
  Парочка резко остановилась и повернулась к запыхавшейся рыженькой. Та теперь стояла от них шагах в пяти.
  
  - Почему ты не остановился, когда я тебя звала?! - требовательно спросила она.
  
  Юноша рассматривал студентку, вскинув бровь - он её никогда раньше не видел. К тому же, большинство детей её возраста побаивались его и никогда с ним не разговаривали.
  
  - А ты точно меня звала? - недоверчиво поинтересовался Поттер.
  
  - Просто отлично! А ты знаешь ещё одного Скунса?
  
  - Нет. И понятия не имел, что меня называют Скунсом.
  
  - Не будь дураком, - фыркнула девчушка, - это твоё прозвище с тех пор, как в пять лет ты отравился. Может, тогда я только родилась, но дядя Сириус часто рассказывает эту историю. И нечего из-за своей девушки притворяться, что не понимаешь, о чём речь.
  
  Гарри сглотнул: судя по всему, эта девочка весьма неплохо его знала. Может, в этой реальности профессор Люпин всё-таки женился, и это его дочь? Ему просто необходимо срочно увидеть Рона и выкачать из того всё, что только можно. В общем, им с Гермионой надо как можно быстрее отправить эту приставалу в гостиную, чтобы та не попала под какое-нибудь шальное заклятье - Пожиратели-то ещё не все сбежали.
  
  - И что ты хотела?
  
  - Я хочу знать, что происходит! - девчушка повысила голос и притопнула ногой. - Ты никогда не посвящаешь меня в свои проделки, но я хочу знать, почему на моей карте вас обоих по двое! - она развернула пергамент, который до этого держала в руке. Тот казался совсем новым, а значит, эта егоза держит в руках не оригинал Карты Мародёров, а прекрасную копию. Парень протянул руку, чтобы забрать её, но девочка резко дёрнула карту на себя.
  
  - Где ты её взяла? - требовательно спросил Поттер, буравя малышку взглядом. Но, похоже, ту суровый вид Мальчика-Который-Выжил нисколько не напугал.
  
  - Это не твоя, глупый! Это копия, которую сделали для меня папа, дядя Люпин и дядя Сириус! Зачем мне твоя вшивая старая карта, когда у меня есть новенькая, которую сделали специально для меня?
  
  Когда Гарри услышал, что Сириус жив, его сердце забилось, как сумасшедшее. И тут до него дошло... Юноша моментально запаниковал. Чтобы успокоиться, пришлось сделать несколько глубоких вдохов-выдохов. Судя по всему, эта рыжая девчонка - его сестра. Невероятно!
  
  - Что ты хотела нам показать? - спросила Гермиона, переключая внимание малышки на себя. Она прекрасно видела, что любимый пытается привести мысли в порядок.
  
  Маленькая волшебница снова развернула перед ними карту, но на сей раз пристально наблюдала за братом - будто боялась, что тот может совершить ещё одну попытку её похитить. Парень внимательно посмотрел на карту и моментально отметил несколько вещей. Во-первых, на ней не отражался ни один из секретных тоннелей в Хогсмид. Во-вторых, в замке сейчас находилось два Гарри Поттера и две Гермионы Грейнджер. В-третьих (и это самое главное), девочку перед ним звали Жасмин Поттер.
  
  Та ткнула пальчиком в кабинет директора, где находились две точки, подписанные "Гермиона Грейнджер" и "Гарри Поттер", а потом указала на две аналогично подписанные точки неподалёку от больничного крыла.
  
  - Как вы можете быть сразу в двух местах?
  
  Юный маг нервно потёр лоб и попробовал сказать как можно спокойнее:
  
  - Жасмин, у меня сейчас на самом деле нет времени....
  
  - Ну что я опять натворила? - его сестра тут же расстроилась, а в глазах засветилась обида пополам с виной.
  
  Поттер недоумённо помотал головой.
  
  - Ты о чём?
  
  - Ты называешь меня "Жасмин", только когда я тебя очень сильно разозлю. Что я сделала не так? Я только хотела помочь! Я слышала, как ты забегал в общую гостиную... И попросил Рона с Гермионой помочь. Я подумала, что тоже могу помочь, ведь у меня есть карта... но ты... ты никогда про меня не помнишь!
  
  Казалось, девочка сейчас заплачет. Сообразив, что вот-вот всего парой слов заставит младшую сестру расплакаться в момент их первой встречи, Гарри почувствовал отчаяние. Не осознавая, что делает, он положил одну руку ей на плечо, а второй приподнял голову за подбородок. И увидел, что у неё карие глаза Джеймса Поттера.
  
  - Извини, Жас, - в надежде, что на сей раз не промахнётся, молодой волшебник сократил имя, - я не сержусь, честное слово... просто сегодня был очень тяжёлый день и... обещаю, что объясню тебе всё, только немного позже. А сейчас беги в гостиную. Хорошо?
  
  Девочка кивнула, вырвалась из его рук и шмыгнула носом. Она по-прежнему выглядела удручённой и неохотно поплелась в сторону гостиной. Но брат захотел поднять ей настроение.
  
  - Эй, Жас! - рыженькая обернулась. - Когда закончу Хогвартс, отдам тебе мою карту, ладно? На ней есть несколько секретных проходов в Хогсмид, которых нет на твоей.
  
  Сестрёнка тут же просияла.
  
  - Спасибо, Скунс!
  
  - Пожалуйста, не называй меня так! - но девчонка не обратила на его слова никакого внимания и вприпрыжку побежала к башне Гриффиндора.
  
  Чувствуя, как внутри поселилось что-то тёплое, Гарри со счастливой улыбкой на лице повернулся к Гермионе.
  
  - Пойдём, - позвал он любимую и снова взял её за руку. - Пора спасать мир!
  
  
  Глава опубликована: 21.02.2013
  
  
  Глава 16. Странности и несовпадения.
  
  
  
  
  Ребята оказались около окна в кабинет Дамблдора как раз вовремя: прямо на их глазах другой Гарри и другая Гермиона аппарировали в прошлое. Но молодой маг даже не шелохнулся и, не снимая мантии-невидимки, продолжал смотреть в окно.
  
  - Чего мы ждем? - тихо прошептала Гермиона ему на ухо, в очередной раз посылая вниз по позвоночнику волну сладкой дрожи.
  
  - Я возвращался, помнишь... за ушками-подслушками.
  
  - Точно.
  
  Минут пять спустя в комнате раздался тихий хлопок. Появившийся другой Гарри некоторое время разговаривал с Роном, после чего в его карман перекочевало едва ли не всё содержимое кармана младшего Уизли, а потом аппарировал. Как только он исчез, Поттер влетел в кабинет и скинул с обоих мантию-невидимку.
  
  - Мордред и Моргана, Гарри! Как ты тут оказался?
  
  Тот широко улыбнулся - он так соскучился по другу!
  
  - Привет, Рон... ты представить себе не можешь, как я рад тебя видеть, дружище.
  
  - Мы с тобой виделись буквально секунду назад, - фыркнул Рон. - Хотя, кажется, ты выглядишь по-другому.
  
  Гарри рассмеялся.
  
  - Что могу сказать, - он пожал плечами, - я изменился.
  
  - Это я уже понял. И сколько вы там пробыли?
  
  Гермиона крепко обняла рыжего и ответила на вопрос:
  
  - С нашего исчезновения прошло два года.
  
  - Ничего себе. Вы и правда на два года старше?
  
  Поттер кивнул.
  
  - Почти.
  
  - Мерлин! И что вы делали столько времени? Вы смогли уничтожить все крестражи?
  
  - Я занимался не только этим, дружище. А мои родители... они живы?
  
  Рон удивлённо уставился на друзей и нахмурился.
  
  - Конечно да. А что, раньше они были мертвы?
  
  Гарри коротко кивнул.
  
  - Они умерли, когда мне было чуть больше года.
  
  Казалось, глаза младшего Уизли вот-вот выскочат из орбит.
  
  - О... Мерлин... даже не знаю, что сказать... Это так странно и непонятно...
  
  Подтверждая, что чувствует то же самое, Гарри усиленно закивал.
  
  - Знаю. Я только что познакомился со своей сестрой.
  
  - Жас?
  
  - Да. И даже не представлял, как её зовут, пока не увидел на Карте мародёров.
  
  Рон рассмеялся.
  
  - Надеюсь, ты не назвал её Жасмин? - Поттер кивнул, и рыжий расхохотался ещё громче. - Пока мы с тобой знакомы, ты назвал её полным именем только раз - когда она сломала твой "Нимбус-2000"!
  
  - Она сломала мой "Нимбус"? - удивился друг.
  
  - Думаю, третий год прошёл довольно спокойно: Министерство не присылало в школу дементоров, потому что Сириус не сидел в Азкабане и, соответственно, не сбегал оттуда. А последние полдня мы с тобой летали на "Молнии". Значит, твоя первая метла как-то сломалась, - задумчиво проговорила Гермиона, более пристально рассматривая кабинет директора. Раньше у неё не было времени осмотреться, и теперь девушка буквально жаждала добраться до библиотеки и узнать, что есть что.
  
  - Точно, - Гарри кивнул и только теперь подумал, что спасение жизни его родителей заодно спасло крёстного от Азкабана. А потом снова повернулся к Рону. - А Джинни? Мы спасли её на втором курсе от наследника Слизерина? И камень на первом?
  
  Тот улыбнулся.
  
  - Да, это было.
  
  То и дело перескакивая с одного на другое, путешественник во времени продолжал расспрашивать друга обо всём, что случилось за последние шесть лет. Пока он не перешёл к активным действиям, ему было жизненно необходимо понять, что именно и как изменилось.
  
  - А на четвёртом курсе я участвовал в Турнире Трёх Волшебников? Волдеморт ведь тогда возродился?
  
  Приятель кивнул, и следующий вопрос Гарри задал, сильно опасаясь ответа:
  
  - И Седрик умер?
  
  Рон помрачнел и снова кивнул. И сразу же вскинулся:
  
  - Подожди минутку... Сириус попал в Азкабан? - потрясённо спросил он.
  
  - Да, - подтвердила Гермиона, но в её голосе слышалось беспокойство. - Это очень интересная история, но сейчас мы должны организовать нападение на штаб Волдеморта.
  
  Рыжик с открытым ртом уставился на Поттера. Потом перевёл взгляд на девушку - и снова на Гарри.
  
  - Так вы два года разрабатывали план? Или будем действовать как обычно - по обстоятельствам?
  
  Его лучший друг рассмеялся.
  
  - У нас и правда есть план, но для начала необходимо всех собрать.
  
  Он протянул Рону Карту мародёров.
  
  - Как можно скорее собери всех наших здесь. Скажи, что нам нужна помощь. На решение у них есть пять минут - либо они с нами, либо остаются в замке. А мы с Гермионой организуем всё остальное.
  
  Рыжик кивнул и выбежал из кабинета. Как только он исчез за дверью, ребята принялись за дело. Гарри перелил содержимое котла во фляжку, которую Гермиона увеличила невидимыми чарами расширения пространства. Туда вошло всё. Поттеру только сейчас это пришло в голову, и теперь он ругал себя последними словами. Ну почему он не подумал об этом раньше? Тогда бы не пришлось просить Рона присмотреть за котлом. Хотя... с другой стороны... если бы здесь не дежурил Уизли с набитыми карманами, ещё неизвестно, чем бы закончился их с Гермионой визит в прошлое. Плюс ко всему нужно было расспрашивать того, кому он безоговорочно доверял. Да и никого другого Гарри около котла просто бы не оставил.
  
  Они с Гермионой убрали из кабинета котёл, отправили стулья к стенке и левитировали большой директорский стол в центр комнаты, где разложили наиболее нужные вещи. Середину занимала карта дома Реддлов. Рядом разложили булавки - аварийные порт-ключи и небольшие металлические щиты, на которые наложили тот самый комплекс чар, который защищал печь от Адского пламени. И там же Гермиона поставила Омут Памяти, в котором плавало всего лишь одно специальное воспоминание.
  
  Пока ребята прикидывали, всё ли они приготовили, в кабинет начали входить люди. Первым появился Чарли Уизли.
  
  - Привет, Гарри, что происходит?
  
  - Привет, Чарли. Объясню, когда соберутся все.
  
  За ним последовали другие (в основном Уизли), но, как успел заметить Поттер, Джинни не было. Потом появились несколько смутно знакомых людей и, наконец, те, кого он так жаждал и боялся увидеть.
  
  - Сириус! Мама! Папа! - по кабинету разнёсся счастливый голос Гарри.
  
  - Привет, дружок, - Джеймс покровительственно кивнул. - Что тут происходит?
  
  Парень никак не мог стереть с лица довольную улыбку. Он никогда не говорил Гермионе, но сильно опасался, что до конца шестого курса с родителями или крёстным случится что-нибудь ужасное. Мальчик-Который-Выжил очень боялся вернуться назад в будущее и обнаружить, что по-прежнему сирота. Только когда он встретил младшую сестру, этот страх немного отступил. Но сейчас, увидев их всех живыми и невредимыми, Гарри испытал ни с чем несравнимое счастье.
  
  Родители выглядели гораздо старше, но всё равно в них что-то осталось от юноши и девушки, с которыми младший Поттер подружился пятнадцать лет назад. Сын по-прежнему походил на отца, но уже не так сильно, как в те времена, когда их разделяло около трёх лет. Мама же осталась прекрасной рыжеволосой ведьмой, но в глазах появилась мудрость. Она легко обогнула собравшихся, подошла к молодой паре и взяла сына за руки.
  
  - Как у тебя дела? - прошептала Лили, пытаясь разглядеть то, что видела только она.
  
  - Всё хорошо, - искренне ответил Гарри.
  
  Пока Мальчик-Который-Выжил упивался счастьем, встретив живых родителей, в кабинет набилось столько народа, что развернуться и не наступить соседу на ногу стало практически невозможно. Поттер внимательно вглядывался в лица и чувствовал, что начинает паниковать - из присутствующих он знал от силы треть. Тем временем все без исключения внимательно на него смотрели и ждали объяснений. В конце концов, не зря же их здесь собрали! А Гарри выловил из толпы куда-то пробиравшегося Рона и шёпотом поинтересовался:
  
  - Дружище, я правда всем им доверяю? - Рыжик посмотрел на него как на буйнопомешанного. - Просто я не всех знаю. Я ведь собираюсь посвятить их в свои планы, и просто обязан знать - могу я им доверять?
  
  И тут Рон сообразил.
  
  - Это оттуда же, откуда ты не знаешь Жас, да?
  
  Поттер кивнул.
  
  - Точно. Некоторые мне кажутся смутно знакомыми, но кое-кого я вообще в первый раз вижу.
  
  Рон осмотрел присутствующих, которые тихо переговаривались.
  
  - Да, ты им всем доверяешь. Кого из них ты не знаешь?
  
  Друг подбородком указал на двух женщин рядом с Ремусом и Сириусом. Их отличали приятные черты лица, обе были примерно одного возраста с его матерью, но Гарри никогда их не видел.
  
  - Ну да, логично, - покивал Рон. - Ведь Сириус, которого ты знал, сидел в Азкабане, и точно не мог жениться. Блондинка - это его жена, обычно ты её зовёшь тетя Лира. Брюнетка - жена профессора Люпина. Относится к тебе строго, но любит и помогает советами. Её ты зовешь тётя Сабина.
  
  Гарри был потрясён: Сириус и Ремус женаты? И на мгновение задумался: интересно, есть ли у них дети и в каких они отношениях с ним? Точнее, с Гарри Поттером. Но потом решил, что выяснит это позже, а сейчас надо разузнать про остальных.
  
  - А те двое, что разговаривают с Невиллом? - чтобы не привлекать к себе слишком много внимания, молодой волшебник решил не указывать в их сторону.
  
  Эта пара смутно кого-то напоминала - как когда-то в их первую встречу Чарли и Билл. Только вот никак не вспомнить - кого.
  
  - Это его родители - Фрэнк и Алиса Лонгботтом. Мы всегда к ним обращаемся как к мистеру и миссис Лонгботтом.
  
  Сообразив, на кого они похожи, друг кивнул. Конечно, те мало чем напоминали людей, которых он видел в палате Св. Мунго, но сходство угадывалось. Поттер был рад, что его вмешательство во время спасло родителей Невилла от пыток Круциатусом.
  
  Гарри хлопнул друга по плечу.
  
  - Большое спасибо, - а потом повернулся к собравшимся.
  
  - Волдеморт считает, что сегодня одержал крупную победу! - во внезапно наступившей тишине разнёсся его голос. - Он думает, что сумел устранить главное препятствие, которое мешало его гениальным планам по захвату Британии. Он уверен, что Альбус Дамблдор мёртв, - толпа ахнула, но все молчали, ожидая, что ещё скажет этот высокий парень. - Но он сильно неправ!
  
  Теперь послышались шепотки: видимо, собравшиеся пытались переварить новости. Гарри дал им полминуты.
  
  - Сегодня Волдеморт уязвим, как никогда. И поэтому сейчас - самое лучшее время, чтобы напасть на его штаб-квартиру и покончить с его тиранией. - Гул голосов усилился, но на сей раз Поттер не стал делать паузу - его поднятый кулак тут же заставил всех замолчать. - Если кто-нибудь из вас чувствует, что эта миссия чересчур опасна и сложна, попрошу их покинуть помещение до того, как я начну объяснять свой план.
  
  Люди молча смотрели на оратора - никто и не думал уходить. Гарри улыбнулся.
  
  - Итак, теперь я расскажу, что мы будем делать. Для начала прошу каждого из вас взять со стола по щиту - они защитят вас от заклинаний до четвёртого уровня включительно, а заодно смогут спасти от Авады, как материальный объект. Проклятья от них отражаются, поэтому, пожалуйста, убедитесь, что после рикошета они попадут в вашего противника, а не в товарища.
  
  Младший Поттер внимательно всматривался в лица: похоже, все его поняли. Парень не хотел, чтобы кто-то умер. Он слишком долго разрабатывал этот план, чтобы кто-нибудь погиб под перекрёстным огнем или от рикошета.
  
  - А теперь возьмите эти булавки. Их нужно так закрепить на одежде, чтобы в любом состоянии до них было легко дотянуться палочкой. Это - аварийные порт-ключи. Синие отправят вас в больничное крыло Хогвартса. Красные - для пленных Пожирателей. Достаточно воткнуть булавку в мантию врага и коснуться её палочкой, и тот очутится в изолированной комнате в замке, из которой нет выхода (Гарри решил отправлять приспешников Тёмного Лорда в Тайную комнату). Нам ведь не нужно, чтобы поверженный встал и ударил в спину? Мёртвых УПсов оставляйте там.
  
  Поттер взмахнул палочкой, и обычная магловская карта стала трёхмерным изображением (как-то в одной книге он нашёл это заклинание; да-да, именно он, а не Гермиона).
  
  - Это - план штаб-квартиры Волдеморта. - Взмах палочкой - и огромная комната на втором этаже засветилась красным. - А это - комната заседаний. Скорее всего, именно там мы застанем Лорда и его ближний круг. Сегодня они станут отмечать победу над Дамблдором, поэтому патрулировать будут спустя рукава. Чем мы и воспользуемся.
  
  Многие ошеломленно разглядывали план дома Реддлов, пытаясь сообразить, кто такой Гарри Поттер и откуда он столько знает. Однако большинство заинтересованно рассматривали план здания и тихо обсуждали, откуда лучше напасть.
  
  - Эта комната - единственное место, куда могут аппарировать Пожиратели. - Гарри указал на столовую на первом этаже. - Поэтому, как только попадём внутрь, нужно поставить здесь охрану - на случай, если кто-то появится в доме или решит сбежать. Кроме того, наверняка большинство Пожирателей будут сидеть именно там.
  
  - Мы туда аппарируем? - поинтересовался мистер Лонгботтом.
  
  - Нет, мы аппарируем рядом с домом. Чтобы очутиться в этой комнате, нужно иметь Тёмную метку. Но даже в этом случае аппарировать туда можно только по приглашению Тёмного Лорда. По моим последним данным, Волдеморт защитил дом от порт-ключей, и у меня серьёзные подозрения, что к настоящему времени он поставил чары от тех, кто захочет попасть туда на метле. Так что лучше всего, если мы очутимся поблизости, взломаем предупреждающие чары и дойдём пешком.
  
  Несколько человек согласно кивнули, но Гарри видел только понимающую усмешку отца, когда тот услышал "к настоящему времени". Но сейчас об этом думать некогда. Однозначно с родителями вскорости предстоит долгий разговор. Но не сегодня.
  
  - Итак, мы разделимся на две команды. Одна проникнет в дом со стороны чёрного входа, вторая - ворвётся через парадный. По моему сигналу мы откроем двери. Только без волшебства - при помощи грубой силы. Потому что Волдеморт поставил сумасшедшую защиту от магического вторжения, но не подумал, что любой магл может просто снести дверь с петель. Так что нам нужно всего лишь применить магловские методы. Если не сможете быстро выбить дверь - прорывайтесь через окна: стекло на них обычное - его разобьёт простой камень.
  
  Люди внимательно рассматривали план дома, хотя некоторым явно пришлось не по душе, что нельзя попасть туда через дверь. Однако на их взгляды Гарри не обратил никакого внимания.
  
  - Как только окажемся внутри, работать придётся быстро. Поэтому все внимательно смотрят на план и запоминают расположение комнат, дверных проёмов, окон и лестниц. Нужно будет как можно быстрее зачистить первый этаж и занять оборонительную позицию вот тут, - Поттер палочкой указал на лестницу в холле и на оконные проёмы. - Здесь необходимо оставить людей, чтобы они прикрывали спины остальным и не дали Пожирателям прорваться на помощь Лорду. Если успеем быстро захватить первый этаж, у нас появится возможность поймать оставшихся Пожирателей в ловушку. Когда они услышат шум, наверняка спустятся вниз.
  
  Гарри серьёзно всматривался в лица окружающих.
  
  - Если мы это сделаем, значит, мы победили. По-другому вниз не спуститься, так что это будет похоже на стрельбу по уткам в тире.
  
  Фрэнк Лонгботтом шагнул вперёд.
  
  - А ты не думаешь, что они очень быстро сообразят, что их просто расстреливают, и засядут на втором этаже? Тогда утками станем мы. Ведь они догадаются, что наша главная цель - их хозяин.
  
  - Мистер Лонгботтом, давайте рассуждать логично. Сначала Волдеморт отпустит только несколько человек - чтобы те посмотрели, в чём дело. Если мы дождёмся, пока они спустятся вниз, и только потом нападём, наверху не узнают, что с ними стало. И Тёмный Лорд отправит вторую партию узнать судьбу первой. Их будет больше, но они по-прежнему не станут ожидать подвоха. Им и в голову не придёт, что именно сегодня кто-то осмелится напасть на столь хорошо защищённый щитами и заклинаниями дом. А нам просто останется использовать их самоуверенность против них.
  
  Мужчина согласно кивнул.
  
  - И сколько Пожирателей там будет? - спросил он.
  
  - Сколько у Волдеморта шпионов и сочувствующих - неизвестно, но основная боевая ячейка - это около двадцати человек. Плюс человек десять внутреннего круга. Кроме них там больше никого не будет. Это чем-то напоминает гидру - стоит отрубить главную голову и уничтожить хвост, как вся оборона рухнет. Мы могли бы собрать побольше людей и просто задавить их числом, но времени у нас нет. А ещё я боюсь, что Тёмный Лорд что-нибудь пронюхает. Ведь для нас самое главное - фактор неожиданности.
  
  Вокруг послышались шепотки, но Гарри больше не хотел медлить, и потому указал на Омут Памяти - завершающий штрих его плана.
  
  - Там хранится память о том месте, куда нам предстоит аппарировать. Поэтому подходите, смотрите и запоминайте. Нам уже пора выступать.
  
  - Когда ты успел стать таким рассудительным, Скунс? - проворчал Сириус, вместе с остальными подходя к столу.
  
  Поттер пропустил вопрос мимо ушей - сейчас есть более важные вещи.
  
  - Напомни сказать тебе пару ласковых по поводу этого прозвища.
  
  Сириус насмешливо присвистнул и сделал вид, что ничего не слышал, а его жена положила парню руку на плечо.
  
  - Не волнуйся, Гарри, кроме Жас и Сириуса этим глупым прозвищем тебя никто не называет. Жас - двенадцатилетняя девочка, а вот чем оправдывается твой крёстный - понятия не имею.
  
  Парень улыбнулся ей и с удивлением обнаружил, что это совершенно несложно. И пусть совсем недавно он её первый раз увидел, она казалась очень близкой и знакомой.
  
  - Спасибо, тётя Лира. Но моя месть будет страшна.
  
  Та рассмеялась.
  
  - Опять? - Гарри чуть было не спросил, а что он сделал в прошлый раз, но вовремя прикусил язык. Поэтому просто улыбнулся и подмигнул. На лице женщины появилась сияющая улыбка, а потом подошла её очередь "нырять" в Омут Памяти.
  
  Когда все закончили просматривать воспоминание, Поттер достал флягу с остатками Зелья Времени.
  
  - Это зелье вручил мне профессор Дамблдор. Один глоток позволит вам аппарировать через все хогвартские щиты. Место вы сейчас видели. Только учтите: один глоток - одна аппарация. Аппарировать назад даже не пытайтесь. Чтобы вернуться в школу, пользуйтесь аварийными порт-ключами. Когда будете аппарировать, думайте о том, что вам надо прибыть на кладбище в девять пятнадцать. Как только все там соберутся, мы разделимся на команды, и начнётся обратный отсчёт.
  
  Он первым выпил зелье и передал его Гермионе. От той фляга перекочевала к Рону, а рыжик передал её Невиллу. Как только зелье выпили подростки, его передали взрослым. Гарри увидел, что отец и мистер Лонгботтом недовольны. Похоже, если бы он сначала отдал зелье взрослым, этой ночью они с ребятами никуда бы пошли. Об этом Гарри не подумал и теперь хвалил свою удачу.
  
  Как только зелье обошло всех и вернулось к Поттеру, тот закрыл флягу и положил в её в карман. А потом повернулся к собравшимся.
  
  - Итак, нам необходимо разделиться на команды... - начал, было, Гарри, но его неожиданно прервала миссис Уизли:
  
  - Я так понимаю, вы четверо тоже собираетесь участвовать. И, естественно, хотите войти в дом через переднюю дверь и отвлечь внимание на себя? Если честно, Лили, - теперь женщина обращалась к миссис Поттер, - твой сын ужасно воспитан. Но если ты считаешь, что ему всё можно, то подвергать опасности своих детей я не позволю.
  
  - Молли, я не думаю... - начала Лили.
  
  - Я знаю, что ты не думаешь, но ты должна понять... - на сей раз эмоциональную речь многодетной матери прервал Джеймс:
  
  - Молли, мы дружим уже не первый год, но я не позволю тебе оскорблять моих жену и сына. Если хочешь держать своих детей на привязи и притворяться, что всё вокруг никого из них не касается...
  
  - Я всего лишь хочу, чтобы мой сын жил! - внезапно миссис Уизли сорвалась на крик.
  
  Пока взрослые перепирались, а их голоса всё больше и больше напоминали крики, Гарри тронул Рона за плечо. А его взгляд выражал недоумение.
  
  - Что происходит, Мордред и Моргана? - спросил Поттер у друга, глядя на эту бурю дикими глазами.
  
  Тот пожал плечами.
  
  - Ну, я не знаю, как там было в первом варианте, но сейчас всё, как обычно. Моя мама считает, что ты плохо на меня влияешь.
  
  - Что? - Гарри вытаращился на приятеля.
  
  - Ну, всё началось ещё в детстве, когда мы втроём постоянно устраивали проделки и вляпывались в неприятности. А потом приходили домой с кучей синяков, ссадин или ран. Моя мама очень сердилась и расстраивалась.
  
  - Мы втроём? - с сомнением переспросил Поттер.
  
  - Да, - взгляд Рона подёрнулся печалью. - Ты, я и Невилл. Мы же лучшие друзья лет, наверно, с трёх. - Увидев удивлённое лицо друга, рыжик продолжил: - Так или иначе, твой папа никогда тебя не наказывал. Наоборот, его это забавляло. Поэтому, когда нас ловили, ты всегда брал вину на себя. Вот почему моя мама считает, что ты плохо на нас влияешь.
  
  Гарри кивнул.
  
  - Понятно, хотя для меня всё это архистранно. Потому что обычно твоя мама меня очень любила.
  
  Рон фыркнул.
  
  - С трудом представляю.
  
  Тем временем взрослые продолжали спорить. Хорошо хоть за палочки не хватались. Но Поттер решил, что пора этот балаган сворачивать - они и так уже потеряли кучу времени.
  
  - Достаточно! - его голос внезапно перекрыл крики взрослых, и те мгновенно замолчали - Я понимаю, что сейчас здесь происходит. А ещё знаю, и о чём вы думаете, Молли. Только это мой план, а не ваш. В самом начале нашего собрания я давал всем, и вам с том числе, шанс уйти. Уйти самой и забрать вашего сына. И это была не шутка. Шутки кончились, и теперь нас ждет чрезвычайно важная и ответственная миссия. И будь я проклят, если позволю оставить у себя за спиной хоть одного человека, который может к Мордреду сорвать весь мой план!
  
  Молли молчала, но была явно не согласна. Поэтому стараясь, чтобы его голос звучал как можно авторитетней, Гарри продолжал:
  
  - Если вы думаете, что я отношусь к этому несерьёзно, то представьте, сколько нужно времени, чтобы раздобыть всё то, что я сегодня рассказал. Плюс сколько надо тренироваться и потратить сил, чтобы создать эти аварийные порталы и щиты. Это явно не задание для первокурсника. Но мы справились, сделали. Я, Рон и Невилл помогали Гермионе все это изготовить, а план я разрабатывал сам. - Пусть это была не совсем правда, но ради помощи и поддержки остальных Поттер решил прибегнуть к маленькой лжи.
  
  - А ты понимаешь, каким ужасом это может обернуться? Понимаешь, что кто-то может пострадать? - голос миссис Уизли теперь был тихим и спокойным.
  
  - Вы думаете, я не понимаю, что сегодня кто-то может погибнуть? Или кого-то могут слишком долго держать под Круциатусом, и человек просто сойдёт с ума и превратится в овощ? Что любой из вас может лишиться куска тела или чего похуже? Что на одного из нас могут наслать Империус, и если он с ним не справится, то под чарами начнёт убивать своих? Я всё это понимаю и осознаю. Вы наверняка слышали только о розыгрышах, которые я устраивал в Хогвартсе, но заявляю здесь и сейчас: Волдеморт - это моя проблема. За эти шесть лет он захватил одного из наших учителей, а заодно из года в год пытался добраться до меня и убить. И можете мне поверить - это была отнюдь не забава. Ни один двенадцатилетка не должен бороться с огромным шестидесятифутовым василиском, чтобы спасти вашу дочь.
  
  Кабинет погрузился в такую оглушающую тишину, что можно было услышать, как падают песчинки в песочных часах.
  
  - Я не хочу с вами спорить, Молли, поскольку очень вас уважаю. Я знаю, что вы обо всём этом думаете. Но только представьте, что к тому времени, как нам исполнилось тринадцать, мы сталкивались с Волдемортом столько, сколько вам не светит за всю жизнь. Поэтому можете не сомневаться - я полностью отдаю отчёт, с чем и кем нам всем очень скоро придётся столкнуться.
  
  - Вижу, - холодно ответила та. - И надеюсь, что на сей раз вы придумали план поумнее. И он не будет напоминать ту идиотскую выходку, которую вы так бездумно стремились провернуть в прошлом году. Помнишь - когда вас четверых чуть не убили?
  
  Гарри понятия не имел, о чём речь, но эта новая миссис Уизли начинала его раздражать.
  
  - Детали моего плана вы слышали. И что думаете? Он такой глупый?
  
  Неожиданно в их беседу вмешался мистер Лонгботтом:
  
  - Парень прав, Молли. В прошлом году мне их выкрутасы понравились не больше тебя. Но сейчас - совершенно другое дело. Во-первых, всё очень хорошо продумано, а информация - стоящая. А во-вторых, с учётом порт-ключей и щитов у нас есть реальный шанс победить. Ребята активно разрабатывали и совершенствовали план, поэтому имеют полное право участвовать.
  
  Миссис Уизли поджала губы, но мужчина не дал ей сказать ни слова:
  
  - Однако мы не станем объединять ребят в одну команду. Невилл и Рон пойдут с нами, - он указал на миссис Лонгботтом и мистера Уизли, - а ещё с нами будут Чарли, Тонкс и Филиус. А Гарри с Гермионой присоединятся к Лили, Джеймсу, Сириусу, Лире, Ремусу, Сабине, Хагриду и Минерве.
  
  Гарри немного поморщился: в его план вмешались и разделили команды не так, как он хотел. Однако с другой стороны, он получил поддержку, а все споры наконец-то прекратились. Поэтому лишь согласно кивнул и покосился на Гермиону, которая ободряюще погладила его ладонь.
  
  Отец Невилла с улыбкой посмотрел на Поттера-младшего.
  
  - Итак, если все согласны, как я понимаю, твоя команда, Гарри, займётся главным входом?
  
  - Да, мистер Лонгботтом, - тот ещё раз кивнул.
  
  Кабинет начал стремительно пустеть, потому что люди стали аппарировать на кладбище. Гарри же схватил Рона за руку и немного придержал. Рыжик одарил его насмешливым взглядом, но Поттер только отмахнулся. И дождался, когда аппарирует последний член их небольшой ударной группы (это оказалась Гермиона). Как только девушка исчезла, он повернулся к другу и задал, наконец, вопрос, который мучил его с тех самых пор, как они вернулись в это время:
  
  - Рон, я понимаю, что сейчас не время, но мне нужно знать - назначал ли я хоть раз свидание Джинни?
  
  Тот сделал огромные глаза, а потом расхохотался. Правда, быстро взял себя в руки, но рот ладонью прикрыл.
  
  - Ты шутишь, да? - похоже, он едва сдерживался, чтобы не рассмеяться снова.
  
  Гарри мотнул головой.
  
  - Будем считать, что это "нет".
  
  Рон всё-таки не сдержался и захихикал.
  
  - Определенно "НЕТ", дружище. Ты же всю жизнь считаешь её надоедливым, испорченным ребёнком! А сейчас говоришь, что раньше во Вселенной существовал мир, где не только она тебе, но и ты ей назначал свидания?
  
  Поттер пожал плечами, с которых только что упал немалый груз.
  
  - Больше такого мира не существует.
  
  Решив, что остальные вопросы подождут, Гарри просто аппарировал на кладбище. Пришло время вновь встретиться с Волдемортом лицом к лицу. И юный волшебник не сомневался - для Тёмного Лорда это столкновение окажется последним.
  
  
  Глава опубликована: 27.02.2013
  
  
  Глава 17. Конец игры.
  
  
  
  
  Он сидел на стуле перед очагом, наблюдая за танцующими языками пламени, и старался улыбаться не слишком широко. Всё получилось даже лучше, чем задумывалось. Он чувствовал удовлетворение и гордость - ведь такое случается нечасто и уж точно не далось ему легко. Он поднял руку и потёр подбородок, тем самым стирая неуместную для его репутации улыбку, которая всё-таки поселилась на его лице. Будучи одним из самых мощных окклюментов, он впервые за многие годы не мог контролировать свои эмоции.
  
  Альбус Дамблдор мёртв - и к этому привели именно его махинации. До сегодняшнего вечера он был уверен, что результатом его приказа может стать либо смерть Дамблдора (в чём он сильно сомневался, кстати сказать), либо (что более вероятно) пытки для младшего Малфоя, который радовал бы своего повелители воплями и мольбами о пощаде.
  
  Лорд Волдеморт редко удивлялся, а ещё реже ему нравилось то, что его удивляло. Но сегодняшнее событие, несомненно, относилось именно к этой категории. Когда мальчишка связался с ним и попросил в подмогу отряд Пожирателей, Тёмный Лорд понял, что время пришло. И скоро он либо будет наказывать нахальную чистокровную мелюзгу, либо будет праздновать смерть старого магглолюбца. Волдеморт и представить не мог, что можно разом делать и то и другое.
  
  Справившись, наконец, с охватившей его радостью, он резко встал, отошёл от огня и тут же очутился перед особой группой Пожирателей Смерти. Те были безумны в своей жажде крови, но, чтобы приблизить смерть Гарри Поттера и поставить Британию на колени, просто необходимы.
  
  - Так-так, Драко, - голос Волдеморта звучал холодно и угрожающе, как и положено Тёмному Лорду, - с одной стороны, ты преуспел в своём задании, но с другой - всё-таки проиграл.
  
  Слизеринец побледнел ещё сильнее и испуганно посмотрел на своего господина: мальчик явно тренировался в окклюменции, но для того, чтобы держать себя под контролем, а один из самых мощных легилиментов магической Британии не смог бы считать его поверхностные мысли, ему не хватало самообладания.
  
  - Вижу, ты рассчитывал на мою награду! Хорошо. Возможно, стоит дать тебе время показать себя достойным Тёмной Метки, которой я тебя так любезно одарил.
  
  При угрожающих словах хозяина Пожиратели, стоявшие за спиной у Драко, даже не шелохнулись. Однако спустя пару мгновений оттуда выскользнула тень и рухнула Волдеморту в ноги. Это оказалась Нарцисса Малфой.
  
  - Пожалуйста, мой Лорд, пожалуйста. Пощадите моего сына!
  
  На сей раз он позволил жестокой улыбке скользнуть по губам: какое же это наслаждение - смотреть, как унижается эта чистокровная леди, которая сейчас валяется у него в ногах! Слегка наклонившись, Риддл снял с женщины маску, а потом схватил за волосы и потянул вверх, ставя на ноги.
  
  - Ты просто позор Пожирателей Смерти! - прорычал он ей прямо в лицо. - Ты больше заботишься о своём никчёмном потомстве, чем о желаниях своего Лорда!
  
  Женщина вскрикнула, и из её глаз покатились слезы, отчего лицо тут же пошло красными пятнами и стало некрасивым. Однако она молчала, не отрицая обвинения. И именно последнее привело Волдеморта в бешенство.
  
  - Ты мне отвратительна, - выплюнул тот Нарциссе в лицо и толкнул её в сторону толпы Пожирателей. Те расступились, и женщина неуклюже упала на пол, застланный красным ковром. Но в данный момент некогда гордая аристократка Тёмного Лорда не интересовала - его больше занимал её сын, которому надлежало получить соответствующее наказание. Мысленно перебирая множество болезненных темномагических проклятий, которые заставят молить этого щенка о быстрой смерти, Риддл любовно поглаживал палочку.
  
  Но для начала решил остановиться на самом простом.
  
  - Круцио!
  
  Вопли мальчишки разнеслись по всей комнате, но для Волдеморта эти звуки были сродни прекрасной музыке, от которой он получал невероятное удовольствие. К тому же Риддл на мгновение представил, что это извивается и кричит не Малфой, а Гарри Поттер, и его хорошее настроение поднялось до отметки "превосходное". Небрежным взмахом руки Тёмный Лорд снял проклятье и теперь с кровожадным интересом наблюдал, как Драко пытается отдышаться и отползти подальше. Белла как-то обронила, что Круцио можно довести человека до сумасшествия, и сейчас Волдеморт задавался вопросом: нужен ли ему безумный младший Малфой? А когда Том подошёл к обессиленному Драко, Пожиратели боязливо задержали дыхание. Нарцисса уже поднялась на ноги, но опасалась вмешиваться, подозревая, что это только ухудшит положение её любимого сына. Все замерли, и воздух трещал напряжением, страхом и опасностью.
  
  Краем глаза Риддл заметил, что Пожиратели, входящие в его ближний круг, начали шептаться. Но на то они и приближены к его персоне, чтобы позволять себе подобные вольности. И тут послышался какой-то глухой стук. Волдеморт моментально забыл про несчастного Малфоя, валяющегося у его ног, и начал вслушиваться, стараясь понять, что это за шум. После пары мгновений тишины раздался треск ломающегося дерева.
  
  - Мой Лорд, - задать вопрос решился Долохов, - нас атаковали?
  
  - Вздор! - рявкнул Волдеморт, резко поворачиваясь к Антонину и сверля того взглядом, под которым мужчина тут же стушевался и постарался слиться со стеной. Никто не знает, как найти этот дом, который окружён огромным количеством защитных чар. Да и кто осмелится напасть на него? Однако как только Том об этом подумал, снизу раздались шаги.
  
  - Эйвери, Макнейр, - вызвал он своих наиболее сильных сторонников. - Возьмите с собой Кребба, Гойла и Гиббона и ... выясните, что там за шум.
  
  Пятеро Пожирателей тревожно переглянулись, но достали палочки и поспешили повиноваться: слишком уж хорошо знали, что их ждёт даже за малейшую задержку. Другим Пожирателям приказ хозяина по душе тоже не пришёлся, но спорить они также не осмелились. Волдеморт хорошо умел считывать все эти мимолётные настроения своих приспешников и чувствовал удовлетворение, потому что те его боятся. Ведь кровь Салазара Слизерина, бежавшая по его венам, гораздо древнее и благороднее, чем у любого из них. Поэтому то, что они ему поклонялись, пресмыкались перед ним и выполняли его приказы - абсолютно правильно. Так и должно быть. Резко развернувшись, Риддл снова подошёл ко всё ещё лежавшему на полу мальчишке, поскольку был уверен: что бы ни стало причиной шума - пять опытных Пожирателей вполне справятся. Ему не терпелось вернуться к забаве с младшим Малфоем.
  
  - Итак, Драко, я не хочу тебя наказывать, - голос Волдеморта упал почти до шипящего шёпота. Услышав, как внизу раздались проклятья, он презрительно улыбнулся: Том нисколько не сомневался, что его последователи уже наказали бедолагу, который нарушил покой повелителя. - Я хочу, чтобы ты полностью раскрыл свой потенциал и стал одним из лучших Пожирателей Смерти, от одного имени которого будет трепетать вся Британия.
  
  Внезапно шум прекратился, наступила тишина, и теперь с первого этажа не доносилось ни звука. Тёмный Лорд был абсолютно уверен в победе своих людей, и потому продолжил речь: - Но я не могу себе позволить иметь в своих рядах Пожирателя, который боится убивать. Единственное, что я могу для тебя сделать, чтобы помочь справиться с этим страхом - заставить сильнее всего бояться меня. Тогда ты будешь быстро и чётко выполнять мои приказы. - И только Волдеморт поднял палочку, чтобы произнести заклятье, от которого вскипает кровь (правда, человек остаётся в живых), как до него дошло: с тех пор, как звуки борьбы снизу прекратились, прошло уже минут пять, а ни один из посланных Пожирателей так и не вернулся к нему с докладом.
  
  Он нахмурился и посмотрел на оставшихся.
  
  - Долохов! - казалось, его ледяной тон вот-вот заморозит всё вокруг. - Сходи вниз и узнай, что задержало Эйвери и Макнейра.
  
  Тёмного Лорда не особо интересовали те трое, которых он отправил вместе с членами ближнего круга: Гиббон был посредственным волшебником, а Кребб и Гойл вообще никуда не годились. Единственное проклятье, которое получалось у них хорошо - смертельное. Поэтому когда Волдеморт отдал очередной приказ, взгляд его красных глаз тут же вернулся к юнцу, который теперь стоял перед ним на коленях - похоже, пока хозяин не обращал на него внимания, мальчишка пытался встать.
  
  - Итак, на чём я остановился? - словно пытаясь вспомнить, о чём шла речь, Риддл небрежно покрутил палочкой. - Ах да, точно. - Он поднял палочку. - Сoquam sanguinem!
  
  И тут же комнату огласили ужасные крики молодого аристократа. Ему казалось, что вся его кожа плавится, а кипящая кровь выливается наружу, обжигая тело. И он вот-вот сойдёт с ума от боли. Но Волдеморту не дали в полной мере насладиться пыткой, потому что в комнату ворвался Долохов.
  
  - Мой лорд, - задыхаясь, произнёс мужчина, - их нигде нет!
  
  Другие Пожиратели начали тревожно переглядываться и едва слышно переговариваться, и этот шум только ещё больше разозлил их повелителя.
  
  - Ты осмотрел весь дом? - казалось, на Пожирателя шипит раздражённая змея, отчего тот сжался и побледнел. А Тёмный Лорд мрачно подумал о том, как хорошо начинался сегодняшний вечер.
  
  Бегающие глаза Долохова подтвердили, что ответ на вопрос хозяина отрицательный.
  
  - Нет, мой Лорд: я подумал, что это неразумно - идти одному туда, где и так уже пропало пятеро.
  
  Ропот присутствующих усилился, ведь они услышали в одном предложении "мой Лорд" и "неразумно". Долохов только что осмелился назвать повелителя неразумным?! Сузив глаза, Риддл посмотрел на наглеца, но в его голове всё-таки мелькнула мысль, что тот, скорее всего, прав. Только это и уберегло Антонина от немедленной Авады. Однако Волдеморт понимал, что при всех признавать правоту слуги нельзя, ведь потомок великого Салазара Слизерина непогрешим! Пытаясь найти выход из этой ситуации, он отвернулся к огню.
  
  - Существует только один человек, настолько же глупый, насколько высокомерный, который осмелится меня атаковать. - Шепотки окружающих тут же прекратились: все сразу догадались, о ком говорит хозяин. - А значит, внизу нас ждёт Поттер! - имя своего заклятого врага Риддл буквально выплюнул, и очень жалел, что несносный ребёнок не находится сейчас в этой комнате и он не может превратить его в пыль. Этот мальчишка раздражал его с самого рождения, и с каждым годом у Тёмного Лорда появлялось всё больше желания раздавить молодого наглеца как назойливую муху. К сожалению, тут ему просто катастрофически не везло, и Волдеморт никак не мог это объяснить.
  
  Он резко повернулся к последователям и почувствовал, как за спиной взвилась мантия.
  
  - Вы, мои верные Пожиратели, спуститесь вниз и накажете наших врагов за дерзость. Никого не щадить. Только будьте осторожнее на лестнице.
  
  С самым решительным видом доставая палочки, его слуги ровным строем двинулись к выходу из комнаты.
  
  - Северус и Долохов - останьтесь со мной.
  
  Юный Малфой наконец-то поднялся и как раз собирался присоединиться к остальным, когда Волдеморт его остановил:
  
  - Драко, если хочешь стать истинным Пожирателем Смерти, которого все будут бояться - настал твой час. Я хочу, чтобы ты принёс мне голову Гарри Джеймса Поттера.
  
  Слизеринец побледнел ещё сильнее, отчего кровь, сочившаяся из уголка рта, стала казаться ярко-алой, но только кивнул.
  
  - Хороший мальчик, - на тонких губах Тёмного Лорда зазмеилась насмешливая улыбка. - Тогда вперёд.
  
  Поединок с Поттером - именно это нужно отпрыску зазнавшихся аристократов. К тому же Поттер - это не Дамблдор, и вряд ли Малфой будет сомневаться - убивать или нет своего извечного школьного врага. В общем, теперь Драко либо убьёт, либо умрёт сам, либо будет захвачен. В общем, каким бы не выпал расклад - Волдеморта устраивал любой.
  
  Юный Пожиратель вылетел из комнаты с такой скоростью, что казалось, будто он аппарировал. Малфой очень боялся, что в последний момент Тёмный Лорд передумает и вернётся к пыткам. Слизеринец так долго готовился и столько мечтал о сегодняшнем вечере - представлял, как будет стоять среди соратников, гордый и почитаемый... а в результате превратился в посмешище. Драко знал, что за такую неудачу его не убьют - в конце концов, Пожирателей в замок он таки провёл. Но мечтал-то о лаврах и фанфарах, а на деле получил пытки и издёвки. Да, Дамблдор мёртв (как и было приказано), но пал директор не от его руки. Понимая, что только его собственная слабость и колебания привели к позору, Малфой тяжело сглотнул. Молодой человек знал: единственное, что теперь спасёт его от вечных насмешек остальных Пожирателей - расположение Тёмного Лорда. И он должен этого добиться любой ценой!
  
  Драко принял решение, и ему немного полегчало. Поэтому тут же вскинул голову и распрямил плечи. Ведь он достоин быть лучшим среди Пожирателей Смерти! Его место, как наследника древнего чистокровного рода - рядом с Тёмным Лордом. Он добудет хозяину голову Гарри Поттера!
  
  Подойдя к лестнице, юноша чуть не свалился в дыру в полу. Видимо, соратники надумали спуститься на нижний этаж, не пользуясь лестницей, а просто проделали дырку и оказались внизу. Пользуясь ею, Малфой некоторое время изучал, что происходит на первом этаже. И хотя в воздухе стояла пыль и дым (горел шкаф), тем не менее, молодой человек разглядел как минимум десять пар, которые сошлись в смертельных поединках.
  
  Драко подумал, что сейчас лучше всего воспользоваться именно лестницей, а не идти по пути остальных Пожирателей. Осторожно обогнув дыру, он медленно начал спускаться по лестнице, держа палочку наготове. И стоило ему сделать несколько шагов, как перед ним престала вся огромная комната для общих собраний. И слизеринец тут же потерял голову.
  
  Чуть ниже на ступенях лицом вниз лежал его отец. Он раскинул руки в стороны, нога согнулась под каким-то невероятным углом, а сломанная палочка валялась двумя ступенями ниже. Только Драко хотел подойти к отцу, как неизвестно откуда вынырнул Поттер, бросил что-то на спину Малфоя-старшего, и тот мгновенно исчез. А потом шрамоголовый просто ринулся обратно в котёл сражения. У Драко перед глазами встала кровавая пелена: ещё ни разу в жизни он не испытывал столько ярости и ненависти, и теперь практически не соображал, что творит. Он отбросил прочь все сомнения и ринулся следом за врагом.
  
  Гарри, который только что отправил порт-ключом ещё одного Пожирателя в отключке (кажется, Руквуда) вовремя поднял голову, чтобы увидеть, как на него несётся Малфой. Гриффиндорец едва успел поднять палочку и наслать на своего школьного врага заклинание связывания ног. Он помнил, что Дамблдор хотел дать этому парню шанс, и не желал, чтобы тот стал убийцей. Поэтому в память о директоре послал "школьное" заклинание. Драко, у которого внезапно отнялись ноги, рухнул лицом вниз.
  
  - Малфой, ты не должен... - начал, было, Гарри, но противник не позволил ему закончить, послав смертельное проклятье.
  
  Авада ударила в щит и отскочила в стену.
  
  - Прекрати! - крикнул Поттер. Все мысли о том, чтобы дать школьному врагу второй шанс, тут же улетучились: если по поводу убийства директора тот ещё сомневался, то в отношении Гарри Поттера таких сомнений не было и следа. Поэтому никаких вторых шансов! Гарри бросил в противника, который уже избавился от предыдущего заклинания, обезоруживающее, но, видимо, немного перестарался: палочка-то прилетела к нему в руку, но одновременно Малфоя подбросило в воздух, а потом шарахнуло об пол. Как следует стукнувшись головой, Драко моментально вырубился.
  
  Гарри бросил быстрый взгляд вверх, на лестницу. Пожалуй, им стоило вести себя потише. Волдеморт ещё здесь, наверху, и только Мерлин знает, сколько с ним осталось Пожирателей. Кажется, пора закругляться - он и так потратил на Малфоя непозволительно много времени. Надо возвращать к остальным и помочь одолеть недобитых Пожирателей. Бросив на слизеринца порт-ключ, Поттер отправил того вслед за отцом. Он повернулся, чтобы присоединиться к дуэлянтам, но тут его взгляд наткнулся на дырку в потолке. Жажда информации и бурлящий в крови адреналин не позволил юноше задуматься о необдуманности дальнейших поступков. Бесшумно взлетев на второй этаж, Гарри осторожно обогнул дыру (теперь уже в полу) и в некоторой нерешительности замер около камина рядом с тяжёлой двустворчатой дверью. Внутри могут быть Волдеморт и куча Пожирателей, и гриффиндорец пытался придумать, как ему не угодить в ловушку.
  
  Он оглядел отверстие в полу: вокруг него по-прежнему вилась пыль, да и огонь внизу никто не погасил, поэтому глаза щипало от дыма. Сбежать этим путём вряд ли удастся - самолевитацией он не владеет, а прыгать.... Потом костей не соберёшь. Переведя взгляд на порт-ключи, Гарри тут же отбросил и эту идею - время возвращаться в Хогвартс ещё не пришло. Внезапно за дверью раздались голоса, и юноша отступил в тень камина. Он никак не находил выхода, и шансов попасться прямо на месте без плана "б" было всё больше. Эх, если бы он только мог аппарировать через щит...
  
  Внезапно Гарри хлопнул себя по лбу. Это же так просто - об этом надо было подумать в первую очередь. Юный маг достал из кармана флягу и быстро сделал глоток зелья Времени. А потом вернул флягу обратно в карман. Всё, он готов к встрече со своим злейшим врагом, потому что теперь может аппарировать куда угодно.
  
  Медленно подойдя к двери, Поттер встал левее и, прислушиваясь, тихо её приоткрыл.
  
  - Странно, что именно сегодня обнаружили это место. Ведь оно многие годы было для всех тайной.
  
  Голос Волдеморта гриффиндорец узнал без труда. Заглянув в образовавшуюся щель, Гарри увидел Снейпа и ещё одного Пожирателя, которые стояли к нему спиной. Снейпа, конечно, заочно можно записать в союзники, но это только предположение. И проверять его как-то не хотелось.
  
  - Мой Лорд, уверяю Вас... - начал, было, Снейп, но второй Пожиратель его прервал:
  
  - Твои гарантии не стоят ничего, - раздался язвительный голос. - Лично я уверен, что такой опытный легилимент, как ты, без труда прочитаешь то, что я о них думаю.
  
  Зельевар резко развернулся и воззрился на насмешника.
  
  - Твоё ребячество меня не заденет, Долохов. И ты зря считаешь свои мысли настолько важными, чтобы я трудился их читать. Тебе напомнить, что из всех вас сегодня именно я добился наибольших успехов? Ведь это я убил Альбуса Дамблдора.
  
  - Не напоминай мне о своих достижениях. Когда я тебя просил, ты не отдал мне свою палочку! - холодный голос Волдеморта пробирал до костей.
  
  - Но, мой Лорд, я же объяснил...
  
  Однако второй Пожиратель снова перебил профессора:
  
  - Северус всегда скор на объяснения, да? - Долохов поднял палочку, но Снейп оказался быстрее: его проклятье попало в Антонина ещё до того, как тот закончил произносить собственное заклинание.
  
  Юному магу показалось, что время замедлилось. Когда зельевар невербально отправил проклятье в сторону Долохова, он повернулся к нему лицом. Соответственно, ко второму врагу он оказался спиной. И Волдеморт уже поднял палочку, готовясь проклясть профессора.
  
  На решение оставалась буквально доля секунды. Гарри видел достаточно. Был ли Снейп на их стороне или нет - теперь это уже неважно. Только что он убрал с дороги одного Пожирателя и, всё-таки поддерживая светлую сторону, оставил Мальчику-Который-Выжил дорогу к Волдеморту практически открытой. Больше не раздумывая, Поттер ворвался в комнату и выставил щит между зельеваром и Авадой, одновременно сшибая ненавистного учителя на пол.
  
  Тот упал с глухим стуком и, судя по всему, вырубился, но Гарри сейчас было не до него. Теперь он лицом к лицу стоял перед злейшим врагом - наконец-то пришло время закончить историю, которая началась шестнадцать лет назад. Стиснув палочку и поудобнее перехватив щит, гриффиндорец чувствовал себя как никогда готовым к встрече с Тёмным Лордом.
  
  - Так-так-так, ко мне на вечеринку пожаловал сам Гарри Поттер. Я был уверен, что за этим дерзким нападением стоишь именно ты.
  
  Когда Волдеморт назвал атаку "дерзкой", юноша усмехнулся.
  
  - Знаешь, это просто смешно. На себя посмотри!
  
  Риддл холодно улыбнулся, отчего по спине юноши пробежала ледяная дрожь. Оставалось надеяться, что улыбку этого монстра он видит в последний раз.
  
  - Ах, Гарри, ты так молод! Мне даже немного жаль, что сейчас ты умрёшь.
  
  Волдеморт в мгновение ока вскинул палочку, и в сторону Поттера тут же полетел луч смертельного проклятья. Однако тот отбил его щитом в стену, и теперь чувствовал, как в крови закипает ненависть к врагу.
  
  - И сколько раз с того злополучного Хэллоуина я слышал эту угрозу? И до сих пор жив! - голос парня звучал уверенно, и в ответ он послал заклинание, которое нашла Гермиона. И если удастся попасть в Риддла Aufero Veneficus, тот лишится магии.
  
  Тёмный Лорд рассмеялся высоким холодным смехом.
  
  - И это всё, что ты можешь мне предложить, Гарри? Похоже, ты ещё глупее и слабее, чем Драко Малфой. Ты знаешь, что я приказал ему принести твою голову?
  
  - Нет. Но, видишь ли, мы не успели с ним перекинуться и парой слов: я просто отправил его в Азкабан вслед за отцом.
  
  Услышав такие новости, Волдеморт нахмурился.
  
  - Удивлён, что тебе удалось одолеть Люциуса. Он - один из моих лучших бойцов, а ты до сих пор выживал только благодаря удаче.
  
  Теперь уже смеялся Гарри.
  
  - Только удаче? Оказывается, тебе скармливали ложь. За мной стоит такая сила, какую ты даже представить себе не можешь. Сегодня именно она привела меня сюда.
  
  - Так-так, Гарри Поттер, не думал, что ты настолько тщеславен, - упрекнул противника Волдеморт, и в воздухе промелькнул ещё один зелёный луч. Это было сделано так быстро, что гриффиндорец успел зацепить его только краем щита. Вдребезги разбив стекло, проклятье улетело в окно.
  
  В ответ Поттер послал во врага цепочку заклинаний, от которых Волдеморт отмахнулся, как от назойливой мухи.
  
  - Я говорю не о собственной силе. Думаешь, я не понимаю, что ничего бы не добился и не сумел бы выжить, если бы не помощь людей, которые меня любят?
  
  - Ах да, ну конечно! Ты проглотил всю чушь, которой тебя потчевал старик Дамблдор? О, эта всепобеждающая сила любви, о которой он поёт уже столько лет! Но только между нами, мальчик: что тебе дала эта самая сила любви?
  
  Чувствуя непривычный оскал ненависти на своём лице, молодой волшебник злобно усмехнулся.
  
  - Я могу перечислять долго, но ты всё равно не поймёшь. Некоторым ущербным личностям, вроде тебя, никогда не понять, что значит чувствовать и заботиться. Не понять, какую силу это даёт.
  
  Глаза Волдеморта вспыхнули красным, и в сторону Поттера полетела ещё одна зелёная вспышка смерти, которую тот отбил в сторону. Тогда Тёмный лорд взмахнул палочкой, как лассо, и пол под ногами Гарри начал кипеть и пузыриться. Но тот быстро остудил пол простейшим Агуаменти, а в ответ снова послал Aufero Veneficus. Он надеялся, что Волдеморт сейчас слишком разгневан, и потому не успеет вовремя защититься. К сожалению, проклятье разбилось о Зеркальный щит.
  
  - Ты и в самом деле думаешь, что сумеешь со мной справиться? Даже если бы ты непрерывно учился следующие двадцать пять лет - всё равно не стал бы мне достойным противником. Ты слаб и смешон, а твои заклинания могут меня только пощекотать.
  
  И снова Волдеморт направил в Мальчика-Который-жил смертельное проклятье, которое тот опять-таки отклонил при помощи щита. На этот раз зелёный луч врезался в стену и поднял в воздух облако пыли и крошки.
  
  - Ты всё ещё считаешь, что тебя невозможно победить? - фыркнул Гарри, вновь посылая во врага Aufero Veneficus. - Ты сам отметил меня как равного себе! Или ты не знаешь, о чём говорится в пророчестве? - Юный маг послал заклинание пять раз подряд и теперь чувствовал усталость - всё-таки сил он потратил уже немало.
  
  Единственной реакцией Волдеморта стал Зеркальный щит, о который разбились все пять лучей, и холодный издевательский смех.
  
  - Ты не знаешь ни одного проклятья, которое бы я не отбил или от которого бы не увернулся, - теперь голос Тёмного Лорда разом лишился всех эмоций. Он резко взмахнул палочкой - и противник повис в воздухе вниз головой. - Теперь ты полностью в моей власти.
  
  Гарри несколько секунд боролся с невидимыми путами, больно обхватившими лодыжку. Риддл с насмешкой наблюдал за беспомощным врагом, а потом поднял палочку: пора заканчивать это представление.
  
  - Теперь тебе некуда бежать от своей судьбы, Поттер. И теперь никто не встанет между мной и тобой. Пришло время умереть.
  
  Когда Том произнёс слово "время", юношу внезапно осенило. Он вспомнил, как подстраховался, прежде чем зайти в эту комнату. Гарри закрыл глаза и сосредоточился, старательно не думая о зелёном луче, который только что сорвался с палочки Волдеморта. И вновь аппарировал во времени и пространстве. Открыв глаза, Поттер обнаружил, что очутился прямо за спиной у заклятого врага. Он поднял палочку, выписал необходимую фигуру и, всем своим существом мечтая о победе над этим монстром, громко крикнул: "Aufero Veneficus!"
  
  Волдеморт ничего сделать не успел: если заклятие выпускают так близко - пиши пропало. Когда луч заклинания вошёл в голову Тёмного Лорда, его глаза в ужасе распахнулись. По телу как будто прокатилась волна света. А потом она столкнулась с тьмой души и взорвалась.
  
  Из тела Тома Риддла вырвался поток чистой, светящейся энергии и смёл на своём пути всё: окна вышибло наружу, а стены разлетелись на куски. Гарри отбросило в сторону. Крепко приложившись затылком о кирпичи, он потерял сознание. А когда пришёл в себя, то обнаружил, что дом как-то странно стонет, а крыша начинает проваливаться вовнутрь.
  
  Повсюду падали кирпичи, куски штукатурки, цемента и дерева. Прямо перед носом у Поттера рухнула балка, и юноша ощутил острую вспышку боли. Переведя взгляд, он обнаружил, что деревяшка придавила правую ногу, которая вывернулась под странным углом. Превозмогая боль, Гарри искал выход. Он прекрасно понимал, что со сломанной ногой не сумеет выбраться из дома своими силами.
  
  Рядом упала ещё одна балка, и Поттер почувствовал, как уплывает в темноту. Надо срочно отсюда выбираться, иначе ещё чуть-чуть, и ему на голову рухнет крыша. И тогда он просто погибнет под завалами. Вытащив руку из-под мусора, Гарри потянулся к заветной булавке. Но тут дом издал какой-то протяжный всхлип, и сверху посыпались кирпичи. Один угодил гриффиндорцу в висок, окончательно погасив сознание.
  
  Однако какой-то кусок щебня подтолкнул его руку, которая по-прежнему сжимала палочку, и та успела коснуться порт-ключа. Знакомого рывка за пупок Гарри уже не почувствовал. А потому не знал, что всё-таки исчез из рухнувшего особняка Риддлов и благополучно перенёсся в Больничное крыло Хогвартса.
  
  
  Глава опубликована: 02.03.2013
  
  
  Глава 18 . Перед нами - новый мир.
  
  
  
  
  Вот и заключительная глава. И не смотрите, что в оригинале их девятнадцать. Последняя - заметки автора. Переводчик и бета благодарят всех, кто читал фанфик и писал отзывы.
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Гарри медленно возвращался в реальность. Вокруг стояла звенящая тишина, а краски казались серыми и размытыми. На мгновение показалось, что он снова умер. Но в тот момент, когда попробовал сесть, эта мысль сразу же пропала. Голова и правая нога тут же налились пульсирующей болью, а потом... родной запах, знакомый вес на груди, а нос щекотали такие знакомые кудри.
  
  Поттер с трудом поднял руки, которые ни в какую не хотели слушаться, и запустил пальцы в любимые шёлковые волосы. Конечно же это Гермиона - после того, как два последних года они спали в одной постели, он узнаёт её и с закрытыми глазами.
  
  От его прикосновений девушка моментально проснулась. Да, юный маг по-прежнему ничего не видел, но дышать явно стало легче. Значит, любимая села.
  
  - Он проснулся! - в звенящей тишине её громкий голос прозвучал подобно выстрелу. Она тут же наклонилась над ним и тихо, взволнованно и нежно спросила: - Гарри, ты меня слышишь?
  
  Тот попробовал кивнуть, но голова просто раскалывалась от боли. Тогда он попытался ответить, но горло пересохло настолько, что губы были всё равно что склеенные. Но тут маленькая ладошка Гермионы нежно сжала его шершавую ладонь.
  
  - Всё хорошо, Гарри. Если ты меня слышишь - сожми мою руку.
  
  Чтобы сомкнуть пальцы, потребовалась каждая унция силы. Зато в награду он сразу же получил поцелуй в щёку. Если бы можно было ещё и улыбнуться ей!
  
  Потом девушка куда-то исчезла, и где-то неподалёку послышался её взволнованный голос:
  
  - Мадам Помфри, он точно будет в порядке?
  
  Ответа Поттер так и не услышал, поскольку снова провалился в темноту.
  
  Когда он очнулся вновь, то почувствовал себя гораздо лучше: голова больше не раскалывалась, и можно было свободно двигать руками. Гарри рискнул открыть глаза и (как обычно) обнаружил, что мир вокруг какой-то расплывчатый. Протянув руку к тумбочке, юноша легко обнаружил на ней свои очки. Вот теперь мир приобрёл четкость. Поттер огляделся и понял, что находится в больничном крыле. Опять. Но на губах появилась умиротворённая улыбка - перед мысленным взором замелькали картинки из совсем недавнего прошлого. Он ведь потерял сознание прежде, чем успел дотянуться до аварийного порт-ключа. Значит, удача снова его не оставила. Слева от кровати на стуле разместилась Гермиона, а её щека лежала на краю его подушки. Любимая мирно спала.
  
  Гарри улыбнулся ещё шире и аккуратно убрал несколько непослушных прядок с её лица. За последние два года этот жест стал для него настолько привычным, что такое простое движение превратилось в нечто личное и интимное. От прикосновения девушка смешно наморщила носик и приоткрыла глаза. Увидев, что "супруг" очнулся, Гермиона резко села и счастливо заулыбалась. Гарри она показалась ангелом, спустившимся с небес.
  
  - Ты такая красивая, - прошептал он.
  
  Его переполняли эмоции, но горло оставалось пересохшим, поэтому и получился только шёпот. Юный маг был счастлив: они оба живы и здоровы (правда, кое-кто - относительно). Но тут появилась другая мысль, которая немного остудила пыл: а живы ли его друзья?
  
  - А как остальные... - голос подвёл, и Поттер так и не сумел закончить вопрос. Особенно когда увидел, как Гермиона моментально сникла и уставилась в пол.
  
  Значит, кто-то погиб.
  
  Он ведь постарался просчитать всё, предугадать любую возможность и бросить на щиты как можно больше защитных заклинаний! И всё-таки чего-то не учёл? И почему за это вновь расплачиваются его друзья, близкие... те, кто пошли за ним?
  
  - Кто? - Гарри испытывал непреодолимое желание провалиться в тартарары - только бы не слышать ответ.
  
  Девушка опять подняла на него несчастные, заплаканные глаза - он только сейчас это заметил.
  
  - В Тонкс и Грюма попала Авада.
  
  Собеседник выругался.
  
  - А что случилось с их щитами?
  
  - Это произошло в самый разгар боя. Проклятия прилетели откуда-то сзади. Мы так и не смогли выяснить, кто их выпустил.
  
  Поттер мрачно кивнул - к сожалению, такое не предусмотреть.
  
  - А с остальными всё в порядке?
  
  Гермиона вновь принялась разглядывать пол (видимо, узор там крайне занимательный) и медленно покачала головой. В ожидании ответа "муж" затаил дыхание.
  
  - Под завалами погибли Снейп и Чарли Уизли. Тела мы нашли только вчера.
  
  Гарри спрятал лицо в ладонях.
  
  - Я понятия не имел, что это заклинание вызовет взрыв. В книге ничего не... - юноша оборвал себя на полуслове. Он не собирался притворяться, что неожиданно полюбил Снейпа, но этот человек дал ему возможность всё исправить. Очень жаль, что тот погиб. А вот известие о смерти Чарли отозвалось болью в сердце. Да, он мало его знал, но это же брат Рона! А брат Рона - и его брат.
  
  - Я понимаю, Гарри. И все остальные тоже понимают, что ты ни в чём не виноват. Ты пролежал без сознания несколько дней, поэтому я успела со многими поговорить. Они осознают, что мы сумели победить с минимальными потерями, а другого способа и не существовало. Это война, а на войне всегда есть жертвы, как бы ни хотелось их избежать. Наши аварийные порт-ключи спасли несколько человек, в том числе Сабину Люпин, а щиты выручили каждого раз по двадцать.
  
  Чувствуя, как после этих слов становится чуть легче, Поттер устало кивнул. Однако боль так никуда и не делась.
  
  - Это всё? Больше никого? Или погиб кто-то ещё?
  
  Гермиона несколько мгновений смотрела ему в глаза - словно пыталась оценить, выдержит ли "супруг" ещё один удар.
  
  - Хагрид, - выдавила она наконец.
  
  Юноша рухнул обратно на подушку и снова спрятал лицо в ладонях - попытался скрыть от любимой слёзы, который так и хлынули из глаз. Та в мгновение ока оказалась на кровати и крепко его обняла. И теперь молча гладила по плечам, давая время оплакать друга и хоть немного прийти в себя.
  
  Когда слёзы иссякли, и Гарри поднял голову, девушка увидела несчастный потухший взгляд.
  
  - Он был моим первым другом, - голос прозвучал глухо.
  
  - Я знаю, - мягко сказала Гермиона. - Но если бы он знал, что ты справился - был бы за тебя счастлив.
  
  Поттер кивнул. Он тоже не сомневался, что и Хагрид, и Тонкс, и Чарли с Грюмом порадовались бы, что в прошлом ему удалось спасти своих родителей и уничтожить якоря Волдеморта. Но сердце болело по-прежнему, ведь спасти своих друзей он всё-таки не сумел.
  
  Любимая выдавила улыбку.
  
  - Я понимаю, что это слабое утешение.
  
  Они опять помолчали, пока девушка лёгким пожатием руки не привлекла внимание собеседника.
  
  - Я обещала сообщить твоим родителям, как только ты очнёшься. Мадам Помфри не разрешила им ждать здесь, и им пришлось вернуться домой. Я быстренько сбегаю в совятню и сразу же вернусь, хорошо?
  
  - Конечно, - юноша тряхнул головой. - Я очень хочу увидеть своих родителей живыми и невредимыми.
  
  Гермиона улыбнулась, чмокнула его в губы и убежала.
  
  Когда за ней захлопнулась дверь, Гарри расслабленно откинулся на подушку и задумался обо всём, что случилось. Конечно, его план по устранению Волдеморта спас десятки, а то и сотни жизней в обоих мирах. А щиты и аварийные порт-ключи защитили его близких и друзей, которые за ним пошли. И это если не вспоминать, сколько раз эти вещи спасли жизнь ему самому. Но, несмотря на всё это, боль потери нисколько ни уменьшалась. И от того, что всё могло закончиться намного хуже, легче не становилось.
  
  Ведь это не только его друзья и близкие - они были дороги кому-то ещё. И Поттеру казалось, что он чувствует не только собственную боль, но и боль тех, кто потерял дорогих для себя людей. Умом-то Гарри понимал, что он - не всемогущ, и не может всех спасти или вернуть к жизни. Но когда вспоминал своего большого друга и как тот старательно нарядился на Рождественский бал, или как Чарли озорно ему подмигнул перед тем, как они разделились у особняка Риддлов, сердце просто разрывалось на части. Свернувшись калачиком, юноша снова и снова прокручивал в голове все самые светлые и добрые воспоминание о погибших друзьях. Из глаз опять потекли слёзы, но вместе с ними пришло какое-то странное облегчение - словно они смывали с души грязь и боль.
  
  Однако одиночество победителя Волдеморта очень скоро нарушили - вновь скрипнула дверь в больничное крыло. Резким движением руки Гарри смахнул слёзы, а потом поправил очки и посмотрел в сторону входа. Он надеялся, что это уже вернулась из совятни Гермиона, но с удивлением обнаружил свою младшую сестру. Жас нерешительно мялась на пороге и явно робела идти дальше. "Это - моя младшая сестра", - раз за разом проносилось в голове. Как это странно! Она его знает (ну, не совсем его, но всё-таки), а он видит её второй раз в жизни. И вообще, иметь младшую сестру - весьма непривычно. Та медленно подошла к его кровати и присела. Погрузившись в свои мысли, Поттер продолжал молча смотреть на девочку. Наконец, Жас решилась нарушить гнетущую тишину:
  
  - Гермиона сказала, что ты очнулся.
  
  От звука её голоса юный маг вынырнул из хаоса собственных мыслей и отрывисто бросил:
  
  - Да, где-то полчаса назад.
  
  Девчушка одарила брата странным взглядом, но кивнула.
  
  - Я так за тебя волновалась! - внезапно её глаза наполнились слезами. Она торопливо их смахнула, глубоко вздохнула и продолжила уже совершенно спокойно: - Гермиона сказала, что про Чарли ты уже в курсе.
  
  И тут до Гарри внезапно дошло: если они дружили с Роном с трёх лет, то получается, он знал Чарли гораздо лучше, чем в своей реальности. И скорее всего, они были близкими друзьями. Поттер кивнул. И тут, к его удивлению, Жас бросилась к нему на шею и крепко-крепко обняла.
  
  - Больше никогда так не делай!
  
  Чувствуя себя не в своей тарелке, юноша неловко обнял девочку за маленькие плечики. Он не привык к таким отношениям - об этом "позаботились" Дурсли. До этого момента обнимала его только Гермиона. В голове мелькнуло: он теперь - старший брат, родители живы, а значит - придётся по-быстрому привыкнуть к подобным проявлениям чувств.
  
  Сестрёнка изо всех сил вцепилась в его пижаму. Гарри посмотрел на неё с удивлением.
  
  - Ты больше никогда так не сделаешь! Поклянись! - в голосе послышались слёзы, но взгляд пылал решимостью. Сердце Гарри сжалось - ещё ни разу в жизни никто так за него не переживал.
  
  - Обещаю, что больше так не буду.
  
  Видимо, это оказались правильные слова, потому что девочка тут же отцепилась от пижамы и вновь крепко обняла его за шею, спрятав лицо на груди. И постепенно неловкость отступала, а её место занимали тепло и спокойствие. В душе теперь царили мир и покой. Нет, боль утрат никуда не делась, но когда к тебе доверчиво прижимается младшая сёстренка - это весомый повод, чтобы стать счастливее и почувствовать себя лучше.
  
  Совершив путешествие во времени, они с Гермионой сделали невозможное: сумели найти и уничтожить крестражи, спасли его родителей и сами остались в живых. И, как оказалось, изменения коснулись не только Поттеров. Невилл рос не со строгой бабушкой, которая слишком часто его попрекала и пыталась сделать похожим на отца, а с любящими родителями, которые его поддерживали. И вырос уверенным в себе молодым человеком. Мистер и миссис Лонгботтом не лежали долгие годы в больнице, а Сириус остался жив и никогда не сидел в Азкабане. Люпин не превратился в забитого человека, и с ним рядом - друзья и красавица жена. А малышке, которая сейчас уткнулась ему в грудь, подарили жизнь, хотя в прежней реальности её даже не существовало.
  
  Гарри глубоко вздохнул и покрепче обнял сестру. В его глазах вновь заблестели слёзы, но теперь это были слёзы радости - в сердце расцветало тихое счастье. Он знает эту девочку всего ничего, но уже успел полюбить всей душой. Юноша погладил рыжие волосы.
  
  - Шшшш, - прошептал он, почувствовав, что сестрёнка никак не успокоится, - всё будет хорошо.
  
  И внезапно сам поверил в эти слова. И поэтому повторил:
  
  - Всё будет хорошо!
  
  Впервые в жизни Гарри был уверен, что так и случится. Теперь им не помешает никто и ничто. Битва со злом закончилась, и на востоке разгорается заря надежды.
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  После победы над Тёмным Лордом прошло несколько дней. Ребятам пришлось вернуться к учёбе, ведь скоро начнутся экзамены. Но Гарри и Гермиону сейчас больше интересовали не оценки, а предстоявший суд. Там они выступят в качестве свидетелей обвинения, а судить будут пойманных в особняке Риддла Пожирателей Смерти.
  
  В итоге процесс продлился намного дольше, чем планировалось, но пара с честью выдержала все перекрёстные вопросы. Правда, возникло несколько неприятных моментов с репортёрами, которые попытались устроить целое представление. Однако главе аврората Сириусу Блэку удалось их усмирить. И на фоне всего этого состоялось шесть похорон. Они заняли несколько дней, а последним похоронили Чарли.
  
  До экзаменов Рон остался с семьёй. Гарри жалел, что не может поддержать друга, но прекрасно понимал - ему там не место.
  
  Первая учебная неделя в Хогвартсе выдалась очень сложной - похороны, суды и уроки, от которых ребята давно отвыкли. К тому же пришлось держаться подальше от однокурсников, поскольку без Рона они очень боялись попасть впросак. Непонятно, с кем стоит общаться, да и обратиться за помощью не к кому. А то кто его знает: станет известно про их путешествие во времени - и Министерство их самим призовёт к ответу. А ещё, к удивлению Гарри, теперь у него в памяти то и дело всплывали какие-то непонятые фрагменты: то посиделки в пустом классе с Роном и Невиллом в компании нескольких бутылок сливочного пива, то поцелуи с Гермионой посреди какого-то розового сада, то они с Невиллом летят на фестралах над Запретным лесом... Он рассказал об этом "жене" и выяснил, что с той - такая же история. И приходят эти "картинки" в основном во сне. Похоже, происходит слияние воспоминаний их самих и тех Поттера и Грейнджер, кто жил в этом мире. Теперь всё свободное время любимая проводила в библиотеке - пыталась выяснить, что стало с теми Гарри и Гермионой, которые существовали в этом мире и отправились в прошлое. Но всё было тщетно. Скорее всего, они стали первыми, кто совершил подобное. Поэтому после школы волшебница собиралась вплотную заняться этим вопросом и попробовать всё объяснить с точки зрения науки. Однако самым сложным для Гарри оказалось другое: теперь они с Гермионой спали в разных постелях. Он и представить себе не мог, как много это для него значит. Через день после того, как его выпустили из больничного крыла, у пары состоялся долгий откровенный разговор. Они делились своими чувствами, обсуждали дальнейшие планы... И в итоге решили пожениться сразу после школы. А пока приходилось привыкать ночевать в одиночестве.
  
  Несколько недель до экзаменов пролетели незаметно. И Гарри постоянно ощущал, что действительно родился и жил совсем в другой Вселенной. На первый взгляд казалось - ничего не изменилось. Но только на первый. А на самом деле - то тут, то там какие-то незначительные детали просто переворачивали всё вверх тормашками. Сдав экзамены, юноша с нетерпением ждал поезда, который увезёт их в Лондон. Раньше ему было некуда возвращаться, и на каникулах он с удовольствием оставался в замке. Но не сейчас. Теперь его ждал дом, и до зуда было любопытно с ним познакомиться. И, конечно же, Гарри просто жаждал почувствовать себя частью семьи.
  
  И вот он стоит напротив знакомого дома. Похоже, тот ни капельки не изменился. Почувствовав, что лицо просто расплывается в широкой счастливой улыбке, Поттер не стал сдерживаться. Продолжая безумно улыбаться, он подхватил чемодан и потащил его наверх, в свою спальню. Бросив багаж у кровати, юный маг огляделся. Комнату заливали лучи заходящего солнца, мебель - тёплого орехового цвета, бежевый ковер с высоким ворсом, просторная кровать под атласным покрывалом и большой письменный стол у окна. На стенах - плакаты "Палдмер Юнайтед" и символика Гриффиндора. На полке над столом - Кубок Трёх Волшебников, из которого явно сделали эдакий держатель для книг, чтобы те не падали. После детального изучения выяснилось, что как минимум половина книг посвящена квиддичу, а остальные - либо учебники, либо продвинутая литература по ЗоТИ. В общем - спальня его мечты.
  
  Хозяин комнаты с разбегу упал на кровать, посмотрел на потолок и обнаружил там карту звёздного неба. Дадли нечто подобное подарили на девятилетие, и маленький Гарри всегда ему завидовал. Интересно, а сколько лет было ему, когда он получил такой подарок?
  
  Чувствуя, как кожу ласкают солнечные лучи, Поттер зажмурился от удовольствия. И впервые в жизни почувствовал себя дома. Снизу доносился шум. Похоже, Жас на кухне что-то рассказывает маме, пока та готовит ужин. А его четырехлетний брат Джейк (из-за которого родители и не смогли остаться в Хогвартсе) пытается на детской метле взлететь под потолок, а отец страхует младшего сына и изо всех сил изображает толпу болельщиков.
  
  Гарри широко улыбнулся - как хорошо быть дома!
  
  Вскоре возле кровати заскрипели половицы. Юный маг просто взвился вверх и моментально развернулся к гостю с палочкой наготове. И тут же почувствовал себя глупо - перед ним стоял отец. Гарри улыбнулся и убрал палочку в кобуру - он ещё не привык, что ему ничего не угрожает.
  
  - Привет. Как дела? - поинтересовался Джеймс, присаживаясь на краешек кровати.
  
  - Всё хорошо, - кивнул молодой человек и сел рядом.
  
  Учитывая то, что случилось в последнее время (а заодно - что вообще пришлось вытерпеть Мальчику-Который-Выжил), ответ оказался слишком общим. Однако Джеймс решил не настаивать на подробностях и просто кивнул.
  
  - Думаю, последние несколько недель были для тебя тяжёлыми.
  
  Сын пожал плечами.
  
  - Ну, были кое-какие сложности.... но в общем и целом - всё в порядке.
  
  Старший Поттер усмехнулся.
  
  - Знаешь, я... - внезапно он обнаружил, что не понимает, о чём говорить дальше. Собеседник удивлённо на него посмотрел - за два года в компании папы Гарри успел неплохо его изучить. И такая нерешительность Джеймса Поттера - это что-то новенькое.
  
  Последний кашлянул.
  
  - Я знаю, что ты не тот молодой человек, который вырос в этом доме. И понял это, как только увидел тебя в кабинете директора, - от удивления юноша открыл рот, но Поттер-старший только улыбнулся и продолжил: - Но сомневаюсь, что кроме меня и твоей мамы это заметил хоть один человек, - тут мужчина хмыкнул. - Правда, Жас упоминала в паре писем, что ты ведёшь себя весьма странно.
  
  - Наверно, вы очень расстроены? - Гарри не мог не спросить. - Ведь я - не он.
  
  Джеймс рассмеялся.
  
  - Ты - это он. Ты - мой сын, и это - самое главное. Что бы ни случилось - я всегда буду тобой гордиться. - Он одобряюще сжал плечо сына и широко улыбнулся. - На самом деле, я завёл этот разговор по одной-единственной причине - чтобы ты узнал про Омут Памяти.
  
  Внезапно старший Поттер опять смутился, и Гарри снова одарил его удивлённым взглядом.
  
  - Омут Памяти?
  
  Джейм кивнул.
  
  - Мы с твоей мамой знали, что рано или поздно ты появишься. Так или иначе, это должно было произойти... в принципе, мы не очень представляли, как и что случится, и чем обернётся ваше вмешательство во время, - словно отбрасывая какие-то лишние мысли, волшебник тряхнул головой. - В общем, мы решили подготовиться. Поэтому на твоё восьмилетие подарили тебе Омут Памяти. Заодно я научил тебя полезному заклинанию, чтобы изымать и хранить воспоминания, - он улыбнулся. - Когда ты быстро освоил эти чары, я так тобой гордился! Правда, пока тебе не исполнилось одиннадцать, ты брал мою палочку, - Джеймс взлохматил вихры сына. - Ты никому не позволял заглядывать в Омут, но... я знаю, что держал его в потайном отделении на дне чемодана. Пароль - три раза постучать палочкой.
  
  Увидев потрясённое лицо Гарри, его отец рассмеялся.
  
  - Не смотри на меня так! - воскликнул мужчина, вновь взъерошив шевелюру сына. - Я никогда не смотрел, что за воспоминания там хранятся. Но я же должен был знать, где ты его прячешь. Иначе как бы я тебе рассказал, где его искать? Зато теперь ты можешь смело воспользоваться нашим заблаговременным подарком.
  
  Юноша кивнул и усмехнулся.
  
  - Думаю, это весомый аргумент.
  
  Джеймс поднялся с кровати и протянул руку, чтобы ещё раз взлохматить сыну волосы. Сначала этот жест тому понравился - вроде как ощущаешь свою причастность к семье, - но теперь уже начал раздражать. Поэтому он увернулся, отчего отец рассмеялся и отступил к двери.
  
  - В общем, оставляю тебя наедине с воспоминаниями. Думаю, тебе не терпится их изучить как можно лучше.
  
  Гарри улыбнулся.
  
  - Спасибо, папа.
  
  У того на лице тоже появилась улыбка.
  
  - Не за что.
  
  Как только за Поттером-старшим захлопнулась дверь, хозяин комнаты тут же опустился на колени перед чемоданом. И начал просто его опустошать, пытаясь найти потайное отделение. Чтобы отыскать тайник, пришлось вытряхнуть всё. Три удара палочкой - и раздался щелчок. Юный маг осторожно вынул Омут Памяти и почтительно поставил чашу на стол. Ему очень хотелось узнать: каково это - жить вместе с родителями? Но в то же время Гарри боялся: а вдруг его ожидания не оправдаются и рос он эгоистичным придурком? Хотя, судя по вспышкам чужих воспоминаний (точнее - воспоминаний себя самого), такого опасаться не стоило.
  
  - Ты дома только десять минут, а уже успел устроить кавардак, - раздался от двери знакомый насмешливый голос.
  
  Молодой человек моментально обернулся и улыбнулся любимой.
  
  - Родители подарили мне Омут Памяти, - сказал он вместо "привет".
  
  Девушка тоже улыбнулась и кивнула.
  
  - Хороший подарок.
  
  Гарри усмехнулся. Гермиона Грейнджер не замечает намёков? Какой сюрприз!
  
  - Ты не поняла - они подарили мне его на восьмилетие.
  
  От удивления его будущая жена открыла рот, а в её глазах заискрилось любопытство.
  
  - Как насчёт прогулки по закоулкам моей памяти? - Поттер улыбнулся и протянул руку любимой волшебнице.
  
  Та кивнула, и спустя мгновение он аккуратно сжал её ладошку. Гарри притянул Гермиону к себе, поцеловал в губы, после чего внимательно вгляделся в родные карие глаза. А потом улыбнулся и склонился над чашей. Впереди их ждёт приключение. Однозначно - самое захватывающее в жизни, но при этом (в кои-то веки) - абсолютно безопасное.
  
  Конец.
  
  
  Глава опубликована: 09.03.2013
  
  
   КОНЕЦ
Оценка: 5.31*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"