Лаймон Ричард: другие произведения.

Ночь в тоскливом октябре. Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод главы из романа Ричарда Лаймона.


   Посвящается Джерри и Джекки Ленц, нашим хорошим друзьям, которые, похоже, всегда знают, над чем мы смеемся
  
   Примечание автора
   "Кейси с битой" - стихотворение Эрнеста Лоуренса Тайера, впервые опубликованное под псевдонимом "Фин" в издании "Сан Франциско Экзаминер" 3 июня 1888 года. Классический стих содержит знаменитую финальную строфу:
   "Лишь город Мадвилл в этот день весь, как один, рыдал,
   Могучий Кейси, их герой, сегодня проиграл" (1)
  
  
  

The skies they were ashen and sober;
The leaves they were crisped and sere--
The leaves they were withering and sere;
It was night in the lonesome October
Of my most immemorial year ...

"Ulalume"
Edgar Allan Poe

  

Небеса были пепельно-пенны,

Листья были осенние стылы,

Листья были усталые стылы,

И октябрь в этот год отреченный

Наступил бесконечно унылый...

"Улялюм"

Эдгар Алан По (2)

   Глава 1
  
   Мне было двадцать лет, и мое сердце было разбито в ту ночь, когда все началось.
   Меня зовут Эд Логан.
   Да, у парней тоже бывает разбитое сердце. Это состояние не является сугубо женским недугом.
   Только мне кажется, что оно больше похоже по ощущениям на пустой желудок, чем на разбитое сердце. Ноющая пустота внутри, которую едой не заполнить. Ну, вы знаете. Вы сами это испытывали, готов поспорить. Вам все время больно, и вы не находите себе места, и не можете ни о чем думать, и вроде как хотите умереть, но чего вы на самом деле хотите - это чтобы все стало как раньше, когда вы еще были с ней... или с ним.
   В моем случае, ее звали Холли Джонсон.
   Холли Джонсон.
   Боже. Лучше мне не начинать про нее. Достаточно сказать, что я влюбился в Холли со всей силой моего дурацкого сердца прошлой весной, когда мы с ней были на втором курсе Уилмингтонского Университета. И она, казалось, тоже была влюблена в меня. Но потом семестр закончился. Я поехал на лето домой в Милл-Валли (3), а она к себе домой в Сиэтл, где устроилась работать вожатой в каком-то сраном летнем лагере, где спуталась с каким-то другим вожатым. Только я об этом узнал лишь спустя две недели после начала осеннего семестра. Я знал, что ее нет на кампусе, но не знал, почему. Ее "сестры" из женской общаги делали вид, что ничего не знают. Ее мать по телефону говорила уклончиво: "Холли сейчас нет дома, но я передам, что ты звонил".
   Потом, первого октября, пришло письмо. "Дорогой Эд, я всегда буду хранить воспоминания о том, что у нас с тобой было..." И так далее. Словно в письме была бомба... вуду-бомба, которая сначала убила меня, а потом превратила в зомби.
   В первую ночь после получения письма, я сидел один в своей квартире, и непрерывно пил водку (купленную другом, которому уже был 21 год), мешая ее с апельсиновым соком, пока не отключился, наконец. Утром убрал блевотину. Потом пережил худшее похмелье в моей жизни. Повезло, что письмо пришло в пятницу. К понедельнику я уже в основном оправился от похмелья. Но не от моей утраты.
   Я ходил на лекции, пребывая в полной прострации, притворяясь, что мне что-то интересно, пытаясь изображать парня, известного окружающим как Эд Логан.
   В понедельник вечером я просидел дома над учебниками где-то до одиннадцати. Пытался сидеть, если быть точным. Хотя мои глаза скользили по строчкам в книге, мои мысли пребывали с Холли. Я смаковал воспоминания о ней. И до боли жаждал вернуть ее. И агонизировал от ярких картин, как она занимается любовью с тем, кто пришел мне на смену, с этим Джеем. Он такой особенный и заботливый, говорилось в ее письме.
   Как она могла влюбиться в парня по имени Джей?
   Я знал трех или четырех Джеев, и все они без исключения были мудаками.
   Он такой особенный и заботливый.
   Я хотел убить его.
   Я хотел убить ее.
   Я ненавидел ее, но хотел вернуть ее. Я представлял ее возвращение, как я заплачу, когда мы обнимемся и поцелуемся. Она тоже будет плакать и ахнет: "Я так сильно тебя люблю, Эд. Пожалуйста, прости, что я сделала тебе больно. Я больше никогда тебя не брошу."
   Ага, конечно.
   Как бы то ни было, таково было мое состояние ночью понедельника. Около одиннадцати, я окончательно отказался от попыток учиться. Я включил телевизор, но лишь тупо пялился в экран, не видя того, что там показывали. Подумывал лечь спать, но знал, что все равно буду лежать, не сомкнув глаз, терзаемый образами Холли и Джея.
   Наконец, я решил пойти прогуляться. Просто выйти из квартиры. Просто хоть что-то сделать. Просто убить время.
   У Генри Торо (4) есть фраза: "Нельзя убить время, не ранив вечность."
   "Нахер это. - подумал я. - Нахер Торо. Нахер вечность. Нахер всё."
   Я хотел выйти погулять в ночи и потеряться в ночи и никогда не вернуться.
   Может, меня собьет машина. Может, меня убьет какой-нибудь преступник. Может, я доберусь до железной дороги и побреду прямо по путям, дожидаясь поезда, который меня переедет. А может я буду просто идти и идти вечно - прочь из города, прочь из штата, просто прочь.
   "Не здесь" - вот где мне больше всего хотелось оказаться.
   Снаружи, темнота пахла чем-то сладковатым и влажным, и дул легкий ветерок. Октябрьская ночь была больше похожа на лето, чем на осень. Вскоре, от напряжения быстрой ходьбы, я уже сильно вспотел под своей замшевой рубашкой и джинсами. Поэтому я замедлил темп. Спешить все равно было некуда.
   Хотя вышел я без какого-либо места назначения в уме, но двинулся почему-то на восток.
   Без какого-либо назначения?
   Может быть, а может и нет.
   Возможно, я выходил на свою прогулку без намерения превращать ее в паломничество к общежитию Холли, но именно туда я пошел. Мои ноги словно сами несли меня туда. Разумеется, это чушь. Я и только я направлял их туда. Мы с моими ногами прошли по тому маршруту, по которому ходили столь много раз раньше. Но вместо того, чтобы подбегать торопливо к входной двери, мы перешли на противоположную сторону улицы. Мы не остановились там, но пошли очень медленно.
   Вот веранда, на которой мы с Холли так часто целовались вечером на прощание - иногда проводя там по часу и больше.
   Вот, этажом выше и в трех окнах от южного угла, большое панорамное окно комнаты Холли. Ее бывшей комнаты. Сейчас окно было темным. За ним сейчас какая-то другая девушка - должно быть, спит... в той же постели, где спала Холли.
   А где сейчас Холли? В собственной постели в родительском доме под Сиэтлом? Или в постели у Джея?
   Он наверняка трахает ее прямо сейчас.
   Я мог это представить. Мог это почувствовать. Я чувствовал Холли, ее теплое, мягкое тело подо мной, ее жадные губы на моих губах, ее язык у меня во рту, одна из ее грудей в моей ладони, ее скользкая влажная упругость, обхватывающая меня внизу.
   Только с ней был не я, с ней был Джей.
   Он такой особенный и заботливый.
   - Эд?
   Черт!
   Изобразив улыбку, я повернул голову.
   - А, привет, Айлин.
   Айлин Дэнфорт, одна из соседок Холли по сестринскому общежитию и одна из ее лучших подруг. Она прижимала к груди стопку из каких-то книг и папок. Должно быть, шла домой из библиотеки или студенческого профсоюза. Ветер развевал ее длинные темные волосы.
   - Как дела? - спросила она.
   Я пожал плечами.
   - Надо думать, ты получил письмо Холли.
   Естественно, Айлин знала все про письмо.
   - Ага, - сказал я.
   - Тяжело.
   Я молча кивнул. Не доверял своему голосу.
   - Только между нами, я лично считаю, что Холли сама свой шанс профукала.
   - Спасибо.
   - Не могу представить, что на нее нашло.
   - Зато я могу, - пробормотал я.
   Лицо Айлин слегка дернулось, словно она испытала небольшой, но острый приступ боли.
   - Ну да, - сказала она, - Я тоже. Мне правда очень жаль.
   - Спасибо.
   Она вздохнула и покачала головой.
   - Реально жалко, что так вышло. Впрочем, как знать? Может, тебе так будет лучше.
   - Что-то не чувствуется.
   Айлин поджала губы. Почти казалось, что она сейчас расплачется.
   - Я знаю, каково это, - сказала она, - Господи, уж я-то знаю... - она приподняла брови, - Ну а ты что, пришел просто на дом поглазеть?
   Я помотал головой.
   - Иду в пончиковую.
   - "Данди"?
   - Ага.
   - В такой час?
   - Они круглосуточно работают.
   - Я знаю, но... это же реально, сколько там...
   - Семь миль.
   Она поморщилась.
   - Далеко.
   - Мне все равно больше делать нечего.
   Она какое-то время поглядела мне в глаза. Затем сказала:
   - Можно, я составлю тебе компанию? Только дай мне пару минут, сейчас книжки занесу, и...
   Я мотнул головой.
   - Кажется, мне стоит сейчас побыть одному.
   - Тебе лучше не ходить так далеко в одиночку.
   - Ничего страшного.
   - Посреди ночи.
   - Я знаю, но...
   - Можно я пойду с тобой, ладно?
   Я снова мотнул головой.
   - Может, как-нибудь в другой раз.
   - Ну, дело твое. Я не хочу... ну, знаешь, навязываться.
   - Не в этом дело.
   - Я знаю. Понимаю. Ты просто хочешь побыть один.
   - Ну да.
   - Только будь осторожен, ладно?
   - Буду.
   - И не делай ничего... безумного.
   - Постараюсь.
   - Это ведь не конец света, ты же знаешь.
   Я предполагал, что моя мама скажет ровно те же слова, когда я позвоню ей и сообщу про Холли.
   - Хоть тебе и кажется, что это конец всему, - добавила Айлин.
   А вот такое мама вряд ли стала бы добавлять.
   - Ага, - сказал я.
   - Но станет лучше. Всегда становится лучше. Ты встретишь кого-нибудь еще...
   Таким комментарием, вероятно, мог бы поделиться мой отец.
   - Ты снова кого-то полюбишь.
   - О боже, надеюсь, что никогда.
   - Не говори так.
   - Извини.
   - Можно тебя об услуге попросить? Принесешь мне пару пончиков? - вот это классическая Айлин в своем репертуаре. Я знал, что она делает эту просьбу отнюдь не из одной любви к пончикам - хотя пончики Данди были великолепны. Во-первых, у нее была машина, и она могла спокойно доехать до закусочной Данди в любой момент, когда возникнет желание. Во-вторых, она была стройной и очень красивой, и старалась оставаться таковой, избегая яств, подобных пончикам.
   Не сказать, что она никогда не ела их. Ела, конечно. Только редко. И я знал, что сегодня ее подлинной целью было дать мне задачу... и отвлечь по крайней мере какую-то часть моего сознания от Холли.
   - Конечно, - сказал я, - Какие тебе?
   - Глазированные классические.
   - Их фирменные.
   - Ага, - Айлин немного грустно улыбнулась и облизнула губы, - Уже чувствую их вкус.
   - Единственный момент - я не уверен, в каком часу вернусь.
   - Раньше моей лекции в десять утра, надеюсь.
   - Постараюсь.
   - Я буду в профсоюзе, пускать слюни от предвкушения.
   - Хорошо, не дам тебе умереть от голода.
   - Спасибо, - держа книги плотно прижатыми к груди левой рукой, она протянула правую и мягко сжала мое плечо. Я ожидал, что она скажет что-то еще, но она промолчала. Пожав мне плечо, она опустила руку и пошла быстрой походкой через улицу к своему сестринскому общежитию. Темные волосы развевались за ее спиной, плиссированная юбка плясала вокруг бедер.
   Если бы она была Холли, я бы наверняка зачарованно глядел ей вслед.
   Но она не была Холли.
   Глядя на Айлин, я ничего не чувствовал.
   Хотя, это не совсем правда. На самом деле я чувствовал смутное желание, чтобы она каким-то образом превратилась в Холли.
   Не в эту Холли, предательскую шлюху, которая бросила меня ради своего летнего любовничка, а в Холли, которую я знал прошлой весной, которую любил. В ту самую Холли.
   О боже, как я хотел, чтобы она снова оказалась со мной!
   На веранде Айлин обернулась и помахала мне. Потом она открыла дверь. Когда она входила в дом, я на мгновение увидел краешек приемного зала.
   Я не раз ждал там, пока Холли спустится из своей комнаты. Прошлой весной я провел столько часов в этом зале, что он казался мне вторым домом. Там были кресла, пара диванов, несколько ламп и столов. Были и материалы для чтения, призванные помочь гостям скоротать время, пока они ожидают своих девушек... или дочерей.
   Старые журналы, кроссворды, несколько потрепанных книг в мягком переплете. И старый экземпляр "Взгляни на дом свой, Ангел" Вулфа в твердой обложке. Бывало, я брал эту книгу и принимался читать ее, разглядывая чудесные иллюстрации Дугласа Горслайна, пока ждал Холли. Ожидание всегда казалось вечностью. Но в конце концов, она всегда появлялась в дверях, улыбчивая и такая прекрасная, что было больно на нее смотреть.
   О утраченный и ветром оплаканный призрак, вернись, вернись!(5)
  
  
  
  
   (1) - Полный перевод стихотворения Тайера можно найти, например, здесь: http://forum.ingenia.ru/viewtopic.php?id=30092
   (2) - Русский перевод баллады Э.А.По взят отсюда: http://eng-poetry.ru/PrintPoem.php?PoemId=8513
  
   (3) - Милл-Валли - небольшой город в Калифорнии, недалеко от Сан-Франциско
   (4) - Генри Дэвид Торо - американский писатель и философ XIX века.
   (5) - Цитата из упомянутого выше произведения Томаса Вулфа
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"