Sonety: другие произведения.

Знахарка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    обновленно 5.01.2009г.


Знахарка

  
  
   - Леди, вы идете? Сегодня цветет калицвет, можно загадать желание... - Никодим, мальчик десяти лет отважно стоял на пороге моего жилища, ожидая, когда я накину платок, прикрыв лицо, пристегну меч и водрузив на плечо сумку со снадобьями пойду следом.
   - Иду, малыш, иду. Только не долго.
   - Ну, быстрее, - мальчик приплясывал от нетерпения на пороге, - Микола с ребятами уже ушли...
   - Идем. - Прикрыв дверь, я сбежала по ступеням вслед за мальчиком...
  
   Лес в середину весны радовал нас многоцветьем красок и приятным ароматом свежих трав. Щебетание птиц дарило радость, а легкий теплый ветерок холодил кожу. Никодим бежал впереди и с уверенностью коренного жителя и бывалого грибника, каким и являлся, выбирал затаенные тропинки. Я закрыла глаза и прислушалась к окружающему меня миру. Радость новой жизни, тело нового дня и чудо рождения. Все это я принимала, как радар, раскинув в стороны руки и медленно продвигаясь вслед за сгустком энергии - Никодимом. Но вот фон резко сменился. Появилась настороженность и какое-то странное чувство, будто жажда крови. Это ощущение было ново для нашей деревни, ибо им обычно фонили убийцы и насильники, промышляющие в больших городах, где легче спрятаться и укрыться. А во мне появилась тревога и по мере продвижения по тропинке она нарастала... Вот Никодим свернул возле "троицы неразлучниц" как местные называли три деревца растущие из одного корня, и замер разглядывая испугавшую его картину.
   Оставив свои изыскания на ментальном фоне я подбежала поближе к мальчику. Господи! Что же это за напасть то такая!? И почему именно сегодня и сейчас? Широкая поляна окружавшая несколько высоких старых деревьев пестрела от побросанных везде цветов калицвета и потоптанных остальных. (Цветок, когда его сминаешь, дает ярко алый сок, похожий на кровь). Дети, а было их человек пять, сидели на раскидистых ветвях и махали нам с Никодимом руками. Суть же этих жестов сводилась к тому, чтобы мы быстрее бежали... И тут я почувствовала его! Чувство ярости и жажды крови: "Пища!" вопило что-то на ментальном фоне, приближаясь к нам со спины.
   - Нико, беги! - шепнула я и, рассыпая у своих ног сонный порошок, побежала к дереву вслед за пареньком. В шагах десяти позади меня, раздалось забавное чихание, а потом леденящий душу вой. И я прибавила скорости, но видимо, напрасно, ибо, видя, как мальчик забирается на дерево, мне под ноги что-то бросилось и я, потеряв равновесие, проехалась до вяза на животе.
   Меня тут же окружили пять тварей, а около опушки я заметила еще три спящие тушки. Если принимать в расчет их габариты и пропорции моего состава, то проспят они больше двух часов. Но пока я прикидывала дозы снотворного на одну тушку, остальные товарки решили, что хорошего понемножку и начали пробные атаки, проверяя меня на прочность.
   Стоит заметить, что выглядели они невероятно. Этакая помесь волка (телосложение), льва (грива), и змеиный язык, среди двух рядов зубов. Мне становилось дурно, от того, какой урон может нанести подобное создание, а оно явно имело себе лишь одну цель: убивать. Я прижалась спиной к дереву и вытащила из сумки парочку парализующих заклинаний.
  
   Твари на краю леса уже начали приходить в себя, я выбилась из сил, а оставалось еще два противника, когда я начала понимать, что придется погибнуть. Я обнажила меч. И тут же на него налетела одна из парочки. Долго я так не продержусь... - решила я, когда сквозь кусты в нашем направлении пронесся всадник, на ходу снеся головы двум из проснувшихся тварей. Но третьей удалость свалить его с коня. Бой продолжался не дольше десяти минут, но я этого почти не запомнила. Я будто отключилась, окунувшись в силу восстановления, и очнулась лишь на следующее утро в своей постели от стука и обеспокоенного голоса старосты деревни. Итак, быстрые будни меня все же нагнали....
  
   Раскачегаривалась я долго, все никак не могла понять, где я нахожусь. Пришлось пить восстанавливающее зелье и выбираться на улицу. Солнце уже висело над соснами, растущими к северу от деревни, показывая, что середина дня благополучно миновала. Я привычным жестом закрыла лицо платком и повернулась к замершему у ограды мужчине. Староста был слегка тучным, располневшим мужчиной. Бывший воин, странник, уважаемый всей деревней житель и жуткий перестраховщик.
   Над воротами сидел черныш. Это был просто огромный ворон. Он принадлежал еще моей учительнице. Сейчас же это чудо было полностью в моем распоряжении. Он косился на меня желтым глазом и задорно подмигивал. Правильно. Именно мой питомец устроил мне раннюю побудку. Это он умеет и о-о-очень любит! Еще бы прежняя хозяйка ему подобных вольностей не позволяла, да и не учила этому.
   Однажды я выявила у своего питомца неплохие способности предвидения и попыталась развить. В итоге мной с помощью экспериментов были выявлены еще несколько уникальных талантов Черныша, кроме предвидения, чем этот наглец теперь беззастенчиво пользуется.
   - Леди, - обратился ко мне староста густым басом, - Микола что-то плох. Вчера он пришел вместе со всеми и с утра встал какой-то бледный, зеленоватый.... Пойдем, быстрее. Его вывернуло в кузнице.
   - Идем! - я кивнула и сошла с крыльца. Как же хорошо на улице! Природа радовала солнышком, щебетом птиц, лаем собак и ржанием коней на постоялом дворе. Солнышко, как кокетка играло со своей тенью, но так как оно - есть свет, то и тени у него не было.
   Мы прошли через весь город по главной дороге. Все встречные отступали с нашего пути, поглядывая вслед. Черныш летел за мной на бреющем полете. Ведь знает, проказник, что может мне понадобиться. Дверь открыла обеспокоенная Марфа, а из-за ее ног выглядывало заплаканное лицо Никодима. Марфа посторонилась, пропуская нас в сени. Темное, достаточно сухое помещение, но мне было некогда осматриваться, и я без лишних размышлений прошла в дом.
   - Где он? - спросила я у женщины.
   - Там! - Мне указали на дальнюю дверь и остались стоять на месте. Правильно, они все знают, что если знахарка приступает к делу, под ногами у нее лучше не путаться. А я была не просто знахаркой. Я была магом, что встречалось у людей очень редко. А я по привычке продолжала причислять себя к именно этой расе.
   Мальчик, лет четырнадцати неподвижно лежал среди скомканных, мокрых от его пота простыней. Ставни на окне были закрыты и детскую освещала лишь пара свечей, что не добавляло радости интерьеру... Первым делом я с помощью матери ребенка сменила на постели простыни, затем Марфа принесла воды и образа, а Семион, хозяин дома, три свечи. Все удалились.
   Микола, мягко говоря, был плох. Никогда не видела подобного яда. Небольшая царапина на ноге воспалилась, и налилась гноем. А цвет лица мальчика приближался к землистому. Надо же что-то делать!
   - Черныш! - крикнула я, и в ставни постучался ворон. - Принеси из дома чашу и нож. Буду готовить зелье прямо здесь!
   Ворон скептически на меня взглянул, будто сомневался в моем умственном состоянии, но все же, оценив состояние Миколы, полетел. Я глубоко вздохнула и приступила к делу. Так, вскрыть рану, вычистить, промыть, наложить мазь.
   Я действовала на полном автоматизме, постепенно впадая в какой-то транс. Губы сами по себе начали читать молебен Пресвятой Деве, и я почувствовала, как из меня начинает изливаться сила...
   Стук в ставню прервал мой транс. И в открытую мною створку пролетел ворон. Мой товарищ лишь покосился на заснувшего беспокойным сном паренька и покачал головой.
   - Будто я сама не знаю, что дело плохо! - прошептала я, пытаясь отобрать хрустальные нож и чашу из загребущих лап ворона. - Ты лучше отдай мне это и слетай к Гельге! Проведай, как она там?!
   А то скит в лесу, в лесу волки - итог: в скиту...
   Видимо переняв мое беспокойство, Черныш аккуратно сгрузил сумку с хрустальным имуществом, и полетел в сторону дальнего скита на север. А я вернулась к прерванному занятию. Скинув платок на стул и сняв куртку, я закатала рукава. Придется жертвовать кровью. Боги, как же хотелось этого избежать, ведь здесь нужна будет и артериальная, и венозная... А я так боюсь крови...
   Помниться, еще пять лет назад я завалила экзамен в медицинский техникум на мед сестру, когда грохнулась в обморок на итоговых занятиях подготовительной группы. Как же все изменилось за последние пять лет. Вот, мне уже двадцать два года и я не только не боюсь крови, но и научилась сама неплохо убивать... Да и внешность я приобрела экзотическую именно тогда, когда попала в этот странный и опасный мир.
   Я сделала надрез на руке и влила несколько капель своей венозной крови в рану мальчика, а затем, перетянув порез повязкой, порезала артерию и, собрав необходимое, быстро заклеила порез. Эту кровь смешала с остатками мази и эликсира. Ну, вот. Все сделано. Осталось ждать. Если через три часа мальчик не выкарабкается, то....
   О грустном вспоминать не хотелось, и я вновь погрузилась в воспоминания. Прошло пять лет! А как много случилось за это время. Тогда было лето, и мы вместе с однокурсниками выехали на летнюю практику "в поля". Мы взяли с собой теодолиты. Эти бандуры вместе с треногами были настолько тяжелы, что нас распределили по пять человек на прибор. И естественно именно мне не повезло! Все мои друзья из потока разделились ровно по пять, и мне досталась самая препротивнейшая компания: две сплетницы и их кавалеры. Мы долго проплутали по лесу, естественно, они слушали друг друга и успели уже через пять минут ссоры порвать карту, когда, наконец, я заметила просвет между деревьями и, позвав сокурсников, побежала туда. Меня не удивило, ни пшеничное поле, не телега с лошадью, замершая на обочине дороги, не постанывающая женщина, ни отсутствие капризов за спиной... На капризах я мысленно споткнулась и оглядела пейзаж более внимательно... Я в другом мире! - Кричало второе Я. Потому что в нашей области и в данном районе геодезической съемки пшеницу не сеют. И женщина, одетая в странную одежду, явно скоро, минут через десять родит. Ой!
   Дальше была ругань матом с моей стороны и крики-стоны со стороны женщины. А еще рождение девочки. Когда на небе зажигались первые звезды, мы приехали в деревню. Так как телегой я управлять не умела, пришлось вести кобылу в повод. За воротами нас встречала вся деревня, а так же счастливый и обеспокоенный отец. При моем появлении жители насторожились, но положение спасла Кариона, как оказалось, жена местного трактирщика. Она меня представила, как врачевательницу и вторую мать для своей дочери. Я поняла это по жестам. Так в деревнях Трилюдни появилось имя Анастасия.
   А дальше моя история сделала невероятный виток, заставив меня носить этот проклятый платок на мусульманский манер. Следующим утром, после моего приезда в деревню, мы пошли к знахарке. Гельга жила к востоку от центральной развилки у самой стены из частокола и сторожевой вышки. Время раньше было не спокойное. Людские короли воевали со всеми за территорию. И с Тирохцами, и с Даромцами, и даже с Гирдами и Скарнами. Но вот уже три сотни лет на этих землях мир и покой. А люди живут, подчиняясь лордам Трихорцам.
   Мы подошли к дому знахарки на рассвете и вошли в светлицу. Тут то все и началось. Дорогу нам преградила сухонькая старушка. Осмотрев каждую, а было нас пять женщин, она пропустила всех местных, а меня задержала.
   - Der lik! - потребовала она.
   - Что? - уточнила я, на всякий случай отодвигаясь подальше.
   - Ч-т-о?? - глаза старушки округлились, и она кинулась к дальнему углу за печкой. Оттуда был извлечен и тщательно протерт пузырек и вручен мне. Жестами мне подсказали, как поступить с его содержимым. Нда, но делать было нечего, и я выпила. По вкусу, как рябиновая настойка... Потом пришла ломка и адская боль... Через минуты три я потеряла сознание.
   Очнулась я, когда совсем стемнело. Я лежала на кровати, а вокруг меня стояли пять женщин и изумленно изучали мой внешний вид. Мне выражение их лиц не понравилось, и я попросила зеркало...
  
   Микола зашевелился на кровати, открыл изумительные зеленые, в цвет первой листвы глаза, и попросил воды. Радостная Марфа принесла не только воду, но и обед. Ребенок съел все и вновь уснул. Женщина же, взглянув на мои запястья, тихо вскрикнула и потащила меня к столу.
   - Нет, Марфа. Я обещалась Карионе. Мажь порез мазью и промывай эликсиром. Все пройдет. - Я поклонилась образам светлых богов и вышла на крыльцо. Странное чувство меня охватывало постоянно, когда я лечила больных детей или молилась местным богам, читая православные молитвы. Но, что поделаешь? Меня не переделать. Лишний раз проверив наличие платка и то, как он сидит, я направила свои стопы в таверну или просто постоялый двор. Моими чаяниями жизнь за пять лет в деревеньке наладилась, и теперь я гордо именовала это селение поселком городского типа!
   Под ноги привычно легла центральная улица, которая проходила насквозь через все селение от южных до северных ворот. Центральную улицу пересекала вторичная и две четвертичных улицы, то есть селение, при взгляде сверху, было похоже на поделенный, на шестнадцать кусков круглый пирог. Все улицы сходились в одной точке - площади главного торга, где и стоял постоялый двор.
   Постоялый двор был местом моих уроков. Я учила маленьких детей писать и считать, а девиц на выданье и женщин новым рецептам и любви к экспериментам. Так мы в ходе небольшого неудачного эксперимента выжили из здания всех клопов и тараканов, а крысы деревню до сих пор (пять лет прошло) обходят стороной. Каждый четверг все мужское население собиралось в таверне на пробу кулинарных изысков, а в пятницу занималось стиркой, отрабатывая ужин.
   Сегодня был вечер четверга, а я так и не появилась на кухне. Народа на улицах было не много, так как на площади остановилось торжище лучших купцов и все были там, спеша сделать покупки.
   - Леди, вы сегодня поздно! - Начала было Кариона, но, бросив взгляд на мои руки, усадила за столик в темном углу пустого зала и принесла тарелку жирной наваристой похлебки и стакан медового настоя. - Неужели все было так плохо?
   - Да. Это странный новый яд. Я такого еще не видела нигде. Ни на юге у моря, не на севере в горах. - Быстрый, если не лечить. Только кровь и помогла.
   - Думаешь, это чьи-то козни? Ты сама-то как? - Кариона смотрела, как я с аппетитом поглощаю похлебку и запиваю все это медовой настойкой. - Вижу с аппетитом у тебя все в порядке.
   - Да. Я уже лучше. Пойдем? Пора начинать, а то.... - что "а то" договорить я не успела, так как в зал вошли десять трихорцев, а память услужливо подбросила картинку из воспоминаний ворона, как в нескольких метрах от поляны по тракту проезжает кавалькада всадников. Они явно слышат крики детей и рычание волков, но не один не свернул с дороги, чтобы помочь. И только одно слово, брошенное вскользь с пренебрежением в голосе, виснет в густом, как кровь воздухе: "Люди!" Вот, кавалькада из двенадцати всадников проезжает мимо тропинки, но один из последних направляет своего коня к поляне. Это был он. Тот, кто принес нам всем спасение.
   - Что? - спрашивает Кариона, наблюдая, как муж усаживает важных гостей в центре зала за почетный стол у камина.
   - Они все, кроме одного проехали мимо, когда на нас напали... - тихим шепотом сообщаю я.
   - Они трихорцы! - так же тихо и как-то обреченно отвечает женщина, будто этим все сказано, но в глазах южанки загорается и притухает пламя мести. - Идем, девочки, наверное, уже прикупили нечто особенное у купцов и торговцев на рынке. У нас есть еще несколько часов.
   - Идем. - Я вновь прикрыла лицо и встала из-за стола. Заметив меня, все местные жители, выражая почтение и уважение, встали, провожая меня взглядами. Я по привычке прошлась по ним знахарским зрением, вычисляя болезни, и встретилась взглядом с парой ироничных темных глаз. Таких не бывает у трихорцев! Решила я и посмотрела на их обладателя. Высокий мужчина, блондин, загорелое лицо, сильное тело, молод. Хорош портрет, ничего не скажешь! - тихо фыркнула я и блокировалась от телепатии. Вот надо было родиться шатенкой, чтобы быть дурой. Блок - это уже магия. А среди людей она неприемлема, а среди женщин она тем более запрещена! Быстро начинаем петь.
   "Мы бедные овечки никто нас не пасет.
   Мы таим, словно свечки, кто же нас спасет?
   Спасите несчастных овечек! Бе! Бе!"
   Вот такую песенку слышал любопытный трихорец с покрасневшими глазами, пока я шла на кухню.
  
   Звук падения и панические призывы о помощи оторвали меня от сооружения третьего слоя у десерта. В зале поднялся шум, кто-то забегал, запричитал, и даже, кажется, завыл на одной ноте. Вот дверь в наше душное помещение открылась, и показался побледневший трактирщик.
   - Леди, - тихо, на одной истеричной ноте позвал мужчина, силясь найти меня у себя перед носом. - Там, это, нашему гостю плохо. Он уже зеленеет, и цветом сродни Миколкиному...
   - Боги! - только трихорца пациента мне не хватало! Я же не знаю, как на него подействует моя кровь. - Веди!
   Я, схватив сумку, вбежала в зал. Там на полу лежал он. Наш спаситель и пытался не шевелиться. Около него стояли его товарищи и старались как-то помочь ему, поделившись силой.
   - Прекратите немедленно! Вы делаете только хуже! - Я оттолкнула ближайшего мужчину и опустилась на колени. - Так, пульс. Ого! Ну, вы его и накачали! Поднимайте его наверх, Ксенор, на кровать. - Обратилась я к трактирщику, - И ставьте воды. Здесь, благодаря его товарищам ему уже не помочь.
   - Да кто вы такая!? И как вы смеете? Вы человек! - Возмутился, как я поняла, главный. - Я Лорд этих земель! Вы не имеете права.
   - Лорд, я местная знахарка, да и одна-единственная, если подумать, на ближайшие пять деревень. Мага трихорца средней руки вы сможете найти только через три дня пути в маленьком городке, но не факт, что вы довезете туда вашего товарища и не факт, что он вам поможет в лечении. Этот маг звездочет. Я понятно изъясняюсь?
   - Да. - Мужчина вздернул нос. - Но если он умрет, то ты погибнешь следующей!
   Я кивнула, соглашаясь на это решение, и поднялась вслед за пациентом. Комната была светлой, чистой, опрятной. Свежий воздух колыхал занавески. Надо избавить его от излишков силы. Решила я и вытащила из котомки, припасенной в таверне, универсальный эликсир, несколько баночек с мазями и чашу с ножом.
   - Лорд! - крикнула я, выглянув за дверь. - Мне нужна ваша помощь. Ваша, или кого-нибудь из ваших людей! - Да, крик в пустоту... Я вернулась к своим снадобьям, но вопреки моим сомнениям дверь приоткрылась и в просвет заглянул посыльный. Смертник! - решила я, да и пришедший, судя по цвету лица думал так же.
   - Меня прислал Лорд Эштонэль. - В дверях замер высокий, стройный, как тростинка юноша. Блондин, как и все трихорцы, вооруженный лишь легким мечом.
   - Хорошо. - Я кивнула ему на стул возле кровати. - Ты будешь запоминать все, что я делаю, или говорю, и потом расскажешь все тому магу, который будет осматривать его после меня.
   - Ладно. - помощник опасливо опустился на табурет, и отодвинулся от меня подальше, стараясь, чтобы я этого не заметила. Ага, счаз-з-з.
   - Тебя обучали магии?
   - Да. - Кивнул трихорец.
   - Как твое имя? Меня здесь называют Леди.
   - Триноэль. - обреченно ответил мужчина. - Леди, зачем я вам?
   - Какое самое энергоемкое, но безобидное заклинание ты знаешь?
   - Не могу сказать... - Триноэль подобрался.
   - Пойми, в организме твоего друга гуляет яд, и чем больше магии в теле, тем больше боли он доставляет больному и тем быстрее его убивает.
   - Можно скинуть ее в накопители. - Предложил трихорец и убежал вниз. Не прошло и минуты, как запыхавшийся парень вернулся, неся в руках пять штук незаряженных накопителей. - Вот.
   - Начинай. А я смешаю мази. - Я отвернулась к столику перемещая на нем баночки с мазями, в то время, как Триноэль раздевал больного. Вот сверкнуло силой и парень опустился на стул и устало закрыл сонные глаза. Через минуту он уже спал крепким сном. Неопытный он еще, это ж надо было умудриться в накопители еще и свою силу скинуть?! Пора!
   Подойдя к больному и обработав загноившиеся раны, я повторила всю процедуру, проведенную с Миколой. Но прошел час, затем второй и больного начало ломать. Это была ломка, когда борются яд и противоядие одинаково заряжение силой. Надо что-то делать. Надо. Впервые за все годы пребывания в этом мире я почувствовала в себе панику, которая начала затапливать мозг. Нет, не могу я просто опустить руки! Но, Боги, что же делать?! Ведь должно же быть средство от этого всего!! В голове, при обращении к божествам, замелькали варианты развития событий, что же именно я могла бы сделать такого, чтобы помочь нашему спасителю и слова клятвы: "в здравии и болезни..." проскочили бы мимо, но все же каким-то чудом мне удалось зацепиться за них. Вот оно! Ритуал. И все что надо это кровь и одобрение божеств. (ну, это не считая более сложного обряда венчания)
   Хрустальный нож порезал наши ладони и, измазав губы нашей кровью, я его поцеловала...
   Кружилась голова, смешивалась кровь, и мы на уровне телепатии произносили клятву. Я в последний момент успела изменить слова "пока я буду нужна тебе" и он повторил "пока ты будешь нужна". Да, это риск, но потерять жизнь, за шаг до победы я не хотела, да и, как выяснилось за последнее время, это было не в моем характере.
   Пациент мирно уснул, но чутье подсказывало, что он не сможет подняться с кровати еще несколько дней. В голове стоял какой-то туман, и, судя по ощущениям и моим подсчетам, у меня в запасе оставалось чуть больше часа. Я спустилась в зал по сумрачному коридору в сопровождении огонька единственной свечи, доложила мои рекомендации. Затем взгромоздила тело на кобылу у крыльца постоялого двора, и, выехав через небольшую дверку возле дома знахарки из деревни, направила лошадь на тайную тропу к скиту. Каштанка сама прекрасно знала дорогу. Вот минул отведенный мне час. Появились первые признаки судорог. В момент, когда показался скит, у меня появились легкие боли. Дальше все было как в тумане, обрывками, картинками между приступами ломки и боли. Вот Гельга укладывает меня на кровать, вот поит настоями, вот снимает с меня всю одежду и укрывает несколькими одеялами, вот ставит курительные лампы со сборами снотворных трав и наконец-то наступает долгожданное забытье.
  
   Небольшой домик на полянке возле звонкого ручья будто ждал меня. Я вышла из леса с корзинкой и пошла по тропинке к белой оградке и прекрасному саду. Птицы пели, солнце грело, а на крыльце стоял он. Вот он протягивает ко мне руки, целует меня и его шоколадные глаза светятся. Мы идем в дом, я готовлю обед, мы едим при свечах, стараясь, чаще касаться друг друга. Потом мы идем в спальню, где... Дальше начинается чудо. Потом я плачу, а он меня утешает, снова целует, и мы засыпаем...
  
   Я открыла глаза и потрясенно уставилась на Гельгу. Старая знахарка понимающе мне улыбалась и ничего не спрашивала. Зато у меня появилась агромадная куча вопросов. И первый: Что же я наделала?!! Гельга покачала головой на мое желание поболтать и указала на двор. Ой, и правда, хочу на двор. Скорый поезд отправился в недалекое путешествие: сортир, бочка с водой, колодец и солнцепек.
   Кого в лесу стесняться? - решила я и разлеглась перед домиком, в чем мать родила. Надо было, хоть как-то позолотить загаром мою бледную, почти белую кожу. Каштановые волосы разметались по земле, образуя ореол. Солнышко припекало, и я радостно грелась под его лучами. Гельга стояла на крыльце, опираясь на свою палку, и с улыбкой за мной наблюдала.
   Боги, как же хорошо... Вот надо мной пролетела пичужка, неся в клюве червячка, явно деток кормить прилетела... Стоп, каких еще деток? Сейчас же они только на яйца садиться начинать должны?! Или нет?
   - Гельга, - Я вскакиваю и бросаюсь за разъяснениями к знахарке. - Какой сейчас месяц? Сколько же я была без сознания?
   - Месяц. - Отвечает женщина и протягивает мне набор одежды. - Ты прискакала сюда ночью, пятнадцатого дня второго месяца расцвета. Сейчас первый месяц цветения, третий день. Еще хорошо, что ты маг, а то бы я с тобой и не справилась бы. Твоя сила тебя бережет. Я когда тебя поить приходила, лишь только диву давалась. Чистенькая ты была, под себя не хожена. А потом как-то заметила, что ты над кроватью в беспамятстве подлетаешь, а постель под тобой сама перестилается... да в дальний угол отлетает. Не переживай. На счет настоев я, что смогла, сдюжила. Ворон мне записки приносил, а я составы готовила, да твое перо все с моих слов записывало.
   Я, ничего не понимая, кивнула и натянула на себя просторную рубашку. Значит, я пользовалась силой, пусть и не сознательно. Как же меня не засекли трихорские маги? Интересно. Я натянула легкие сапоги и потянулась за гребешком. Гельга присела на ступени и блаженно взглянула на солнце.
   - Гельга, а почему меня не засекли?
   - "Засекли"? У тебя интересные слова. И странные. Никак к ним не привыкну. Скажи, а что произошло в деревне? - Старая знахарка пытливо прищурилась, так она делала всегда, когда появлялась интересная тема для разговора.
   - На нас напали в лесу. Но Черныш вам наверное уже передал... - Гельга кивнула и я продолжила рассказ, расчесывая свои длинные волосы. (отросли за четыре года) - Потом выяснилось, что мальчик ранен и я отправилась его лечить. Но и это вы уже знаете... - Женщина вновь кивнула. - Я тогда отправила к Вам ворона. А потом свалился, как подкошенный, один из трихорцев. Он единственный, кто пришел нам на помощь в лесу. И я откликнулась на призыв о помощи. К тому же мне угрожали.
   - И что ты сделала, Что такого, чтобы ты приехала в таком плачевном стоянии?
   - Ничего не помогало, и я вспомнила слова своего мира. "В горе и радости, в здравии и болезни, в богатстве и бедности, пока смерть не разлучит нас..." Это была брачная клятва. Я заменила в ней пару слов. И поставила условие, что мы будем связаны, пока он трижды не отречется от брака со мной.
   - Вот поэтому и не засекли... - знахарка улыбнулась. - Ты же связана с тем трихорцем, вот твоя сила и прикрылась его магией, чтобы остаться незамеченной.
  
   "Ты же связана с тем трихорцем, вот твоя сила и прикрылась его магией, чтобы остаться незамеченной." - Эти слова старой знахарки вот уже три месяца не выходили у меня из головы. Мир подвергался опасности, и я чувствовала это, но, не смотря ни на что, мысль о том, что мы с тем трихорцем связаны то и дело возникала в сознании.
   Вот уже третий день мы трясемся в седлах. Мы, как сладко это звучит... Но одновременно горько осознавать, что каждый день нас может стать на одного меньше... Мир в опасности и торговые караваны предпочитали нанимать сразу трех проводников, а если среди них есть еще и знахарка, то это оплачивалось гораздо лучше... Неделю назад мы вместе с Гордом и Тиролем примкнули к каравану, идущему в сторону деревни. И вот уже три дня в седлах...
   Меня все не покидала тревожная мысль, что я нужна в деревне. Когда я озвучила ее для Горда, мы ускорили темп похода. За сутки мы проходили два перехода, чему купец был только рад, а лошади лишь тяжело вздыхали... Дома, на хозяйстве осталась Гельга, поэтому от простуды никто не умрет, но вот от опасностей "пострашнее" она уберечь не сумеет.
   - Опять переживаешь? - Ко мне подъехал Горд. Он был низенького роста, коренастый и очень напоминал, по крайней мере мне, гнома. - Не стоит. Нам всего-то два перехода осталось... Вон за теми деревьями будет поляна, на ней заночуем, передохнем, а там и родные леса начнутся...
   - Хотелось бы... - я тяжело вздохнула и направила кобылу в голову колонны. Надо проверить эту поляну, да и охранные круги начертить... - Я проверю...
   Когда на поляну выехал обоз, я провела его в центр и замкнула по-очереди все четыре круга. Первый - сигнальный, второй - против нежити типа зомби (такие за последние четыре месяца стали очень агрессивны и их визиты начали носить частый характер). Третий - охранный, помогает от таких монстров, которые напали на детей в лесу. Ну, а четвертый - самый сильный от ... (Не знаю зачем, просто мне так захотелось!)
   Вот уже несколько лет я замечала за собой, что мой резерв магических сил растет, и опять же после того единения с трихорцем он начал увеличиваться как на дрожжах!!! Так что поддерживать я могла бы не только четыре, но и шесть кругов защиты!
   Телеги встали в круг, лошадей привязали в стороне отдыхать, а воины и слуги занялись приготовлением пищи на недымящих магических кострах. На службе у купца имелся свой маг-трихорец средней руки. В бою он был незаменим, да и мое участие в передвижении обоза свелось к минимуму. Так, если нужен был зонт от дождя, то шли к магу, а если залечить рану, то ко мне. Боевик кривился, но терпел, понимая, что с моими познаниями в области врачевания ему не тягаться...
   На закате солнца, когда сменились дозорные, а кашевары пригласили всех подкрепиться, окружающий мир замер в каком-то странном предчувствии и нашу полянку вдруг обрушился ливень. Лагерь был надежно прикрыт магом от воды. Кстати, граница щита проходила аккурат по моему третьему контуру. Слуги начали быстро сводить лошадей к одной привязи, накрывать товар от воды и укладывать дополнительные одеяла.
   - Ты знала о дожде? - сзади подошел маг, чем очень удивил меня. За время нашего путешествия он и словом со мной не обмолвился. Значит, он тоже это почувствовал?
   - Нет. А вы, господин магистр третьей категории? - осторожно уточнила я, поднимаясь на ноги.
   - Давай уж без титулов. - Трихорец улыбнулся, и я удивилась еще больше... - Мое имя Дитанэль. А тебя называют Леди.
   - Хорошо. - Я вынула из ножен меч. - Так что там, на счет погоды?
   - Дождя сегодня быть не должно было. Наши прогнозы всегда САМЫЕ точные. - Дитанэль покосился на мой меч и расчехлил лук. - В лесу какое-то затишье. Мне это не нравится, а тебе?
   - Мне тоже. Что-то сейчас будет и тебе стоит проверить защиту. - Меч сверкнул в свете костра и привлек внимание окружающих к нашей замершей парочке.
   - Леди, я поставил сигнальный контур и два круга защиты от нежити и дождя. - Просветил меня маг тут же превращаясь в давно знакомого трихорца. И я спокойно выдохнула. Хвала богам, он перестал трусить!!!
   - Леди? - Недосказанный вопрос Горда так и повис в воздухе и потонул в срежете обнажаемого оружия. Очень странно, но наемники, почему-то больше доверяли сакрну, чем своему командиру. Но то было верно, так как боевого опыта у проводника было раз в двадцать больше.
   - Дитанэль, в чем дело? - купец пробился к нам сквозь ряды обеспокоенной охраны. - Что происходит?
   - У нас гости... - ответила за мага я и указала мечом на северную опушку. - Сейчас они только подошли к опушке леса, но через пару мгновений, если будет молния, вы их увидите...
   - Но мой контур не... сработал. - Начал было мямлить маг, но потом согласно кивнул. - Двадцать всадников, налегке. Лошади уставшие. Как и люди. За ними десять груженых коней.
   - Кто это? - подозрительно сощурился купец, видимо подсчитывает свои закрома. По традиции, те кто первыми пришел на место стоянки исполняют роль гостеприимных хозяев.
   - Трихорцы. - пояснил Дитанэль и смело шагнул к линии защиты. А я поймала на себе вопросительные и неуверенные взгляды охранников.
   - Не расслабляться! - коротко бросила я, и поравнявшись с магом, перехватила его у самой черты четвертого круга. - Подожди, надо проверить. Мне все это не нравится... - меч в руке согласно завибрировал на ветру.
   - Это трихорцы... - повторил Дит, нажимая голосом на последнее слово.
   - Да. - Согласилась я, сканируя прибывших знахарским зрением. Вот они преодолели мой второй круг, даже не заметив его, так же как и защиту Дита, прошли через третий круг и подошли к нам. Теперь нас разделяла лишь защита четвертого контура, видимая лишь мне. Когда наши "зонты" соединились, я смогла различить лица гостей. И первое лицо, на которое я наткнулась взглядом, было лицо Лорда этих земель. Видимо он тоже меня узнал, так как побледнел и начал оглядываться по сторонам.
   - Лорд? - Я склонила голову в приветствии. - Какими судьбами к нам?
   - Это ты, Леди? - трихорец справился с голосом и подошел ко мне. - Вот уж не думал встретить здесь именно тебя. - Лорд галантно поклонился, что окончательно разуверило меня в собственной вменяемости.
   - Я проводник. - Зачем-то уточнила я и жестом указала Лорду войти к огню.
   - Благодарю. - Мужчина поравнялся со мной и тихо попросил. - Посмотри моих раненых, знахарка. Я боюсь за них. Они на тех конях, - взмах руки себе за спину, - и с каждым часом им все хуже.
   - Это мой долг. - Тихо ответила я и обернулась к входящим за Лордом охранникам. Вот провезли раненных, и, бросив на них взгляд магическим зрением, я покрепче сжала рукоять меча. За линией четвертого круга трихорцы спешивались и проходили к огню ведя коней в поводу. Когда за кругом оставалось семеро, я увидела ЕГО, своего мужа, но отвлекаться сейчас - это непростительная роскошь. Вот с коня спрыгнул Триноэль и пошел вслед за остальными, но почему-то именно он показался мне странным и каким-то другим..., что ли. Следом за ним шли еще трое, чем-то неуловимо похожие друг на друга....
   Ну же, думай, что тебе показалось странным. Думай! Вроде все как всегда... то же небо опять голубое, тот же лес, тот же воздух и та же вода, только ОН не вернулся из боя... Зомби. Живые зомби! Да они даже сапоги не намочили! - поняла я и заступила последней четверке путь с внешней стороны четвертого круга. Одновременно с этим я его активировала и наполнила силой. Да так, что его увидели трихорцы.
   - А вы четверо туда не пойдете. - Я подняла меч и направила его острие на Триноэля. - Эта черта вас не пустит внутрь, так же как и я.
   - Леди, вы с ума сошли! - Воскликнул Дит, порываясь встать между нами, но наткнулся на стену. - Немедленно подчиняйтесь моему приказу! Выпустите меня! - Дит замолчал, когда рядом с ним встали Горд, Лорд и мой муж.
   - Все, что делает Леди, она делает для нас. - Только и сказал Горд... - Девочка, сзади!
   Вовремя. Я успела подставить клинок под кривой меч Триноэля. Над левым ухом свистнул еще один, и я закрутилась волчком в окружении четырех опытных воинов и фехтовальщиков. Главное сейчас отключить их и напоить зельем.
   Я приняла меч на клинок и позволила ему скользнуть, издав звон. Вот удачный момент для подсечки, и хозяин клинка прикладывается головой о палку, следом с легкой контузией падает зазевавшийся Триноэль. Или это я вошла в раж? Все таки не зря меня Тироль все это время натаскивал. Двое. Осталось двое. А у меня почти нет сил, да и магией их бить нельзя! Откуда знаю? Догадываюсь! Придется показывать чудеса гибкости и изобретательности. Вот разозленные они оба бросаются на меня. Удачно! Спасибо, мультики!
   Я отдышалась и огляделась по сторонам. Дождь теперь не рыдает над нами, а только плачет и смеется от облегчения. Вокруг меня в разных живописных позах разлеглись трихорцы. Так, у меня лишь две минуты, чтобы напоить их. И нужна помощь.
   Откупоривая, извлеченный из сумки эликсир (да, я запасливая и люблю эксперименты с травами!), я нашла глазами своего мужа (вот как, муж - муж, а имени до сих пор не знаю) и попыталась передать ему мыслеобраз... Хм, судя по гримасе на его лице, получилось у меня не очень, но он вроде бы понял, что мне от него надо...
   Так, а как им губы разжать? Неужели, как голубей поить придется? Бррр...
   Первый готов. Второй, третий, последний... Над головой раздались четыре хлопка. И я подняла голову от земли.
   - Теперь ты нас выпустишь, девочка? - тихо уточнил Горд каким-то приторно сладким голосом и перехватил удобнее топор.
   - Да. - прохрипела я в ответ, кажется доколдовалась - Их можно заносить. Теперь они не опасны... - прошептала я, проваливаясь в беспамятство.
  
   Он едва успел обезглавить тварь, нацелившуюся на знахарку, подхватить девушку на руки и унести под защиту круга. Остальных тварей прибили охрана каравана и его друзья. А он все держал на руках почти невесомое тело своей жены. Сейчас он даже не знал, хотел ли он жизни такой ценой.
   Тогда в лесу, когда похожие твари напали на детей и эту девушку, он не думал о гибели, наверное, даже о жизни не думал, просто жил, существовал, и ехал хоронить своих родителей. Может, он даже искал гибели. Остаться в одиночестве. Это самое страшное для него наказание. И боги знали это, когда забрали даже его первую и горячо любимую жену.
   И вот теперь у него опять есть жена. Маленькая, по сравнению с Галетэль, пухленькая, никакой стати, и наверное, даже читать не обучена. А ведь он почему-то сам согласился на этот брак. Он все прекрасно помнил. ВСЕ. Даже тот прекрасный сон, который приходил к нему в забытьи. Там тоже была женщина, но не Галетэль и не эта малышка.
   Его гостья была красива, и любить ее было самым естественным, что есть на свете. А эта? Леди... странное имя. Да и прячется под платком... Наверное она уродлива...
   Он почувствовал, как девушка дернулась и начала приходить в себя. Вот она открыла глаза. "Таких глаз не бывает!" - захотелось сказать ему, но Повелителю не пристало кричать, поэтому он лишь поставил ее а ноги, поклонился и отошел в сторону.
   Если так угодно богам, теперь они с этой девушкой пойдут одной дорогой... "Пока я нужна тебе..." - долетел до него ее шепот. Вот, теперь они еще и мыслями обмениваются!
  
   Караван собирался быстро и бесшумно. Люди, трихорцы, гирды, даромцы и скарны действовали сообща, стараясь поскорее уйти с проклятой поляны. Да и сам лес овевал тревожным ветерком, будто подгоняя своих гостей. Ветер то нежно ласкал теплом, успокаивая расшалившиеся нервы, то сильными порывами толкал в спину, поднимал в воздух одеяла и плащи и задувал огонь в кострах. Деревья неприступными стражами сомкнулись вокруг нас, и непонятно было, почему ветер, гуляя между нами, не задевал их.
   Я суетилась около раненых. Триноэль пришел в себя первым и напрочь отказывался вспоминать события последних пяти часов, так же как и его друзья. После долгих расспросов неразговорчивого Лорда (к мужу я не подходила и на пушечный выстрел), удалось выяснить, что эти четверо были в составе дозорных пар, и несли дежурства друг за другом. Из чего я сделала вывод и громко его озвучила, что "на их месте мог оказаться каждый!" После таких слов атмосфера на поляне разрядилась и интенсивность сборов удвоилась.
   Наконец, с первыми лучами солнца не выспавшиеся (временный обморок не считается) мы вновь погрузились на коней и быстро поскакали в сторону деревни. Хотя поскакали, с учетом того, что с нами был караван и десять раненных, это сильно сказано... Дитанэль прилагал все силы, чтобы кони не упали замертво и поддерживали нужную скорость. Через пять часов, после того, как мы пересекли границу нашего леса Горд решился на привал.
   - Привал четверть часа! Оправиться, напоить лошадей! - гаркнул скарн и исчез в кустах вместе со своим топором.
   - Леди, нам еще долго? - тяжело дыша, рядом со мной на траву повалился Дит. Судя по тому, как легко маг забывал субординацию, его можно было принять за студента нашего университета, но никак не за зрелого гордого трихорца... - Я долго не выдержу... - тихо признался он.
   - Вижу. Ты почти без сил. - Тихо согласилась я и оглянулась по сторонам.
   Все разбрелись, кто, куда и на нашу парочку, казалось, не обращали внимания...
   - Дитанэль, есть один выход, но тебе он может не понравиться... Ты можешь выпить энергетический эликсир, положить голову мне на колени и, прикрыв глаза, подремать. Времени привала тебе хватит. - Маг, не долго думая, согласился. И, как выяснилось через десять минут, зря.
   Мой супруг возник над нами, пылая от негодования.
   - Что здесь происходит? - тихим шипящим голосом уточнил он, нависая над нами. - Что вы себе позволяете на глазах у ВСЕХ?
   - Лечу. - Так же тихо ответила я. Прикрывая мага щитом тишины. - Этот мальчик делился свой энергией с лошадьми, поэтому мы находимся сейчас в десяти часах от деревни, а не встали еще раньше. Все что я могу, это помочь магу восстановиться после истощения. Вы тоже хотите попробовать?
   - Нет. - Трихорец смерил нас взглядом, и сел рядом. - По крайней мере, теперь соблюдены приличия...
   - Какие? - тихо уточнила я, проводя рукой над головой мага. Почему-то я очень боялась посмотреть в глаза мужу.
   - Обычные. Вы моя ЖЕНА. И хотим мы того или нет, но теперь просто обязаны соблюдать обычаи моего народа. - он положил руки на мои плечи и прошептал, обдав ухо теплым дыханием. - Я благодарен тебе. И если ты захочешь свободы, то только попроси...
   Я обернулась и все-таки встретилась с ним глазами. "Я буду рядом пока нужна ТЕБЕ. А сейчас я нужна тебе, как никогда раньше!" - проговорила я мысленно, уверенная в том, что муж услышал каждое слово. Потом поднялась и направилась в кусты. Пора позаботиться о себе любимой. Да и платок сменить не мешало бы...
  
   Поздним вечером, когда наступало время зажигать факелы, и магические светлячки, наш караван подошел к моей родной деревне. К слову сказать, называлась она Перва. Видимо, название, как и высокий забор, сохранилось еще со стародавних пор, со времени Великих Войн. Деревня, или сейчас "поселок городского типа" встретила нас тишиной.
   Ее двухметровый, похожий на крепостной, забор возвышался над нами, а вокруг, в пятнадцати - тридцати метрах от стены красовались ровно подпиленные пеньки и канавы. В меркнувшем свете уходящего дня я даже восхитилась красотой маленькой крепости, но быстро себя одернула.
   - Боги, кто же ставил этой деревеньке ТАКУЮ защиту? - тихо изумился Дит и почему-то покосился на меня.
   - А почему ты на меня смотришь? Меня здесь три месяца не было... - шепчу я в ответ.
   - Просто я думал что ты знаешь.... Но как же мы туда попадем? - маг остановил своего коня справа от моей Каштанки.
   - Очень просто, постучим. - Ответил мой супруг, подъезжая ко мне с левой стороны. На протяжении того времени, что прошло после привала, он старался, чтобы я не оставалась наедине с мужчиной дольше минуты. А особенно ревностно относился к моему общению с молодым магом.
   - Извини, дядя... - Дит покаянно опустил голову и подъехал к воротам. "Дядя?" - нет, это определенно мне не нравится... Такие сюрпризы и в ТАКОМ количестве на одну мою бедовую голову. Я не выдержу, если сегодня произойдет еще что-то. Или нет?
   Маг постучал в ворота рукоятью меча. За стеной послышалось шевеление, и над воротами показался староста. Он быстро оглядел нашу компанию и грозно спросил, что нам надо?
   - Мы пришли с караваном. - Ответил Дитанэль. - И шли именно сюда, так как нас здесь ждали. Откройте ворота и исполните древние обычаи гостеприимства и добрососедства принятые еще нашими предками... - Ой, вот что значит трихорец - загнул, так загнул.
   - Мы никого не пускаем в сумеречный час. - Ответила староста и собрался уйти со стены.
   - Нет, это уже никуда не годится... - тихо пробурчала я себе под нос и понукнула кобылу. Я тут спешу домой, устала, вымоталась вся, так меня еще и не пускают? Р-р-р, придушу и скажу, что так и было! - Эй, немедленно открывай, иначе я войду сама, и тебе мало не покажется!
   - Леди? - Староста взлетел обратно на стену и тут же свесился вниз с таким проворством, что я даже заподозрила его в симулянтстве ревматизма. - А чем докажешь, что это ты?
   - Как же мне это надоело! - Воскликнула я. Правильно, когда знахарка зла... прячься, кто можешь! - Слушай, я пыталась быть вежливой! - Спрыгнула с Каштанки и подошла вплотную к воротам. Легкий магический посыл, это как в сказке "дерни за веревочку и дверь откроется". Вот я и дернула. И да пошли они, эти трихорцы, со своими законами, что женщинам нельзя колдовать! - Заезжай по одному. Старосту оставьте мне! В жабу превращу! И быстрее, лес начинает волноваться.
   Караван как муравьи стройной колонной потянулся на главную площадь. Староста тут же исчез из поля моего зрения и где-то притаился, пока мой гнев не пройдет. Правильно, с меня станется ему и рога отрастить. Когда за последними лошадьми начали закрываться ворота, в щели между створками мелькнули несколько десятков обгорелых трупиков полевок. Странно...
   - Ты вовремя вернулась... - сзади подошла Гельга и крепко меня обняла. - Уже вторую ночь к нам приходит нечисть. А днем... - старушка замолчала и отвела глаза, так же не поднимали глаз и другие жители деревни, что стояли рядом...
   - Что случилось днем? - тихо уточнила я, спиной чувствуя присутствие мужа и Лорда. Но, не отвлекаясь, все же активировала защиту, более сильную, чем прежде. Я даже задействовала перья четырех горных Дронгов. В голове билась одна мысль: "Не успела..." - Что случилось днем! - более требовательно спросила я, оборачиваясь к Марфе.
   - Пропали пятнадцать человек. - Тихо ответила женщина. - Три охотника, пять пастухов и семь женщин - они ходили на реку полоскать белье. Мы не знаем где они... - Марфа тяжело вздохнула. - Мы ждали час после полудня. Потом Гельга велела запереть ворота.
   - Правильно...
   - Смотрите! - крик дозорного мальчишки прервал нас. Микола стоял над воротами и указывал рукой за стену.
   Когда мы поднялись на небольшой приступок, мне открылась странная и страшная картина. Пропавшие жители деревни, сопровождаемые страшными псами, вышли из леса и остановились на опушке, у первых пеньков. Луна серебрила их силуэты и придавала происходящему какой-то мистический оттенок. Я поспешила прикрыть глаза и посмотрела на своих старых знакомых знахарским зрением. Я их не видела!!!
   - Дарина! - приглушенно вскрикнул староста и кинулся было к воротам, но я вовремя остановила его.
   - Семион. - Весомо осадила я старосту. - Куда ты собрался?
   - Там моя сестра по отцу, из соседней деревни ко мне шла... - мужчина было повернулся, чтобы спуститься, но я решила продолжить допрос.
   - Как она выглядит? - Правильно, не стоит подавать виду, что ты знакома с ней вот уже четыре года. Иначе брат узнает, чем сестра зарабатывает на жизнь. и на какие "примерки" ездит по месяцам.
   - Вон, та, что у елочки с цветком калицвета.
   - Это та, что я амулет делала? - Шепотом уточнила я.
   - Да. - Кивнул воин, и по глазам его я заметила, что он что-то задумал, а именно провести в деревню Дарину. Но мы итак уже с ней сговорились. Сестра Семиона была наемницей и редко носила обычные платья, и, коли женщина вырядилась так, то и напасти, скосившей остальных, себя не даст. А знахарское, как и магическое зрение на нее не действуют, спасибо амулету "Ока".
   Вот цветок в руке женщины качнулся, будто от ветра, и через мгновение раздался протяжный вой. Люди отступили под прикрытие деревьев, но совсем не ушли. Часовые, они же наемники, которые волей случая застали эту напасть в деревне, подобрались и уставились на меня. Ой, а что это на меня? Здесь вон трихорцы есть, пусть бы на них смотрели...
   - Ну, Кортная Леди, - приобнял меня за плечи Тироль, - здесь твоя вотчина, тебе и командовать.
   - Ворота не открывать. - Командовать, так командовать, благо, пока меня воспринимают всерьез. - О любых передвижениях за стеной и попытках преодолеть преграду сообщать мне. Я буду в доме знахарки, много работы. - Я скинула с плеч тяжелую руку даромца. - А ты, Тироль, как самый инициативный назначаешься главным. Сократи количество людей вдвое, сменяйтесь каждые четыре часа. Горд!
   - Я понял тебя Леди. - Кивнул скарн и подобрался, а потом как-то по-отечески, похлопал меня по плечу (и как достал?). - Шла бы ты лучше отдыхать, дочка. Там тебе уже и комнату в трактире приготовили и воды согрели.
   - Вот с делами закончу... - тихо шепнула я старому другу, целуя его в бородатую щеку.
   Вслед за мной, Эштонэлем и моим мужем со стены спустились еще пять наемников. Парни направили свои стопы в трактир, который на время данной осады превратился в некое подобие штаба. Трихорцы, вместе со своей охраной и наемниками из каравана направились туда же. Я же незаметно для остальных (очень на это надеюсь) свернула на тропку и быстрыми шагами стала пробираться к собственному домику.
   Десять минут я пробиралась по деревне в свете Луны, изредка выглядывающей из-за туч, да малюток-звезд, что именно сегодня затеяли свою чехарду. В неверном свете лампы, на крыльце, стояла Дарина. Высокая статная женщина, наполовину трихорка, была очень похожа на своего брата.
   - Рада видеть тебя в здравии. - Тихо проговорила я, обнимая женщину. Она ответила мне крепкими почти богатырскими объятиями.
   - Спасибо амулету и твоей защите. Та зараза ко мне не прилипла, но свалила коня, пришлось брать цветок, чтобы хоть как-то подобраться к деревне. - Мы вошли в дом. Гельга была занята в трактире с раненными, так что я разлила в кружки целебный чай. И решила узнать расстановку сил.
   - Как в соседних деревнях? Вторах и Винтрах?
   - Тихо. - Недоуменно ответила Дарина. - К тебе я ехала за мазью да секретом, а тут такое. В нашу деревню они даже не суются, тогда как здесь собираются, будто медом намазано...
   - Леди, - на кухоньку, пригнувшись, вошел мой муж. - Вот ты где. Так и знал, что ты что-то задумала.
   - Ты позволяешь этому трихорцу с тобой говорить в подобном тоне?! - возмущенно прошипела Дарина и поднялась в полный рост.
   - Она моя жена. - отчеканил супруг, тоже вставая в позу.
   - Жена?! - Наемница звонко рассмеялась. - Да чтобы Сена унизилась до... - но осеклась, взглянув в мои глаза. - Жена?
   - Это было необходимо... - тихо кивнула я. И решила перевести разговор в другое русло. - Когда они начали собираться?
   - Пару дней назад начали попадать люди. - Подобралась наемница, начисто игнорируя трихорца.
   - Пару дней начали пропадать. Пару дней назад началась осада. Но другие деревни не затронула, Стало быть, им нужна именно Перва и виной всему стал не наш приезд, а нечто, что появилось в деревне пару дней назад. Что появилось в деревне или кто?
   - Пару дней назад, скарны привезли сюда подарок Повелителю трихорцев. - ответил на мой вопрос муж. (Боги, почему я никак не узнаю его имя!) - Он собирает необычные, древние вещи, заряженные силой. У него пока есть только три вещи, он ищет еще. - Мужчина пожал плечами. И хитро на меня посмотрел. - На нее можно будет взглянуть лишь днем. Такая она странная. А теперь, не пойти ли нам спать? Время позднее, да и комната уже готова.
   - Я дома. - Тихо, но твердо ответила я, и направилась к себе в спальню.
   - Тогда и я останусь здесь, а Дарина прекрасно расположится в трактире. - Распорядился супруг. И что странно наемница беспрекословно подчинилась. Боги, но как же я хочу спать! - вдруг поняла я, что даже сил не осталось спорить... - Добрых снов. - Произнес трихорец, целуя меня в лоб, и закрыл за собой дверь спальни. Ну, хвала богам! Кровать приняла меня, в чем есть - одетую.
  
   Стройные колонны сопровождали мое продвижение, как доблестная стража, охраняя от порывов ветра. Тусклый свет пробивался сквозь побитые, но местами еще затянутые витражами окна. Такие, какие бывают разве что в готическом соборе. Но, откуда я это знаю - я не помнила. Я просто шла вперед по узкому проходу меж колоннами. И точно помнила, что по бокам от меня должны находиться скамейки, но и их не было.
   Неужели собор? Но как же здесь пыльно и грязно. И почему в готическом соборе иконы? Ведь это действительно иконы. Вон там Сергий Радонежский, вон - Серафим Саровский, а прямо за темнеющей впереди статуей Икона Богоматери. Это не может быть собором. Надо подойти к статуе...
   Кровь! - Я отшатнулась было, но потом все же опустилась на колени перед статуей и осмотрела лужу крови перед ней. Тот, кто столько потерял, наверное, не жилец... - решила я и едва успела отскочить в сторону от испуга, ибо моего плеча кто-то коснулся.
   Подняла глаза. На меня смотрела молодая красивая женщина в белом простом платье и синем покрове. Она улыбалась мне, подавая руку, чтобы помочь подняться, и говорила мягким голосом: "Я жду тебя. Ты близко к..."
  
   - Сена! - меня трясли за плечи и возмущенно шипели над ухом. - Вставай, уже рассвет. Я нашла, где твой благоверный тот подарок спрятал. Пойдем смотреть.
   - Дарина?! - таким же тихим шепотом уточнила я. - Ты что здесь забыла и где...
   - Спит на лавке. Я в окно видела, когда к тебе тайным ходом пробиралась. - Наемница уселась ко мне на кровать и начала меня изредка подталкивать к другому краю. - Пошли, пока тот не проснулся, а то чую, что там что-то такое, что тебе он не все покажет.
   - Ладно. - Я согласилась и поднялась на ноги. - Ты хоть знаешь, что там?
   - Нет. Только видела в щелку большой ящик, покрытый дерюгой. Там постоянно крутится кто-то из скарнов или трихорцев, но я нашла щелку в стене, так что протиснемся.
   - Ладно, не магией, так хитростью. А что с осадой? - Я натянула на себя сапоги, так как на улице было не жарко.
   - То же что-то не то. Кажись, они просто кого-то ждали, так что все решиться этой ночью. - Дарина прищурила один глаз и, обернувшись у двери, тихо уточнила. - Тебе, правда, нужен этот подарок, а то как-то боязно.
   - Я хочу его хотя бы увидеть.
   - Идем. Тайным ходом? - Не успела я кивнуть, как дверь открылась, и на нас уставились темные подозрительные глаза моего мужа.
   - Мы гулять. - Уточнила я и попыталась выйти, но видимо трихорец на мою уловку не поддался, так как лишь покачал головой.
   - Все равно я пойду с тобой. Одна ты туда не войдешь. - Муж провел рукой по длинным волосам, заплел косу и подхватил с лавки мечи. - Идем, если тебе так любопытно.
   Солнце только начинало отвоевывать свои небесные права. Птицы еще не проснулись, так что в деревне было удивительно и непривычно тихо. На стене дремали двое часовых, а двое других разминались прогулками мимо товарищей, видимо, чтобы не свалиться в объятья Морфея. Легкий ветерок приносил из леса тревогу и какое-то решительное настроение, будто вот-вот и часа не пройдет, а все разрешится. Действительно, надо спешить.
   Муж уверенными шагами вел нас на двор трактира к дальней его постройке. Вокруг уже начинали просыпаться наемники и охрана, чтобы сменить друзей на стене. Бегали туда-сюда неугомонные скарны. Ведь им для сна нужно всего-то часа три от силы (это если война, а если просто так, то недобудишься, пока их маленький организм полностью не восстановится.) При нашем появлении все замирали и провожали нашу троицу тревожными взглядами. Когда до сарайчика оставалось шагов десять к нам присоединились сменившийся Тироль, Гельга и Эштонэль с Дитанэлем, а я, прищурясь, окинула строение магическим зрением. Эка его позащищали. - про себя удивилась ваша покорная слуга. - Будто Форт-Нокс...
   Сарайчик был затянут в защитные покровы аж пять раз! Что же в нем хранится? Но вот муж начал снимать с двери один покров за другим, и я почувствовала идущую от подарка магию. До боли в груди знакомую энергию и силу. Тут же захотелось пасть на колени и рыдать, обливаясь слезами облечения от долгожданной встречи. Знакомое? Да. То же самое я чувствовала уже не единожды, но где?
   Мы вошли в строение и прикрыли дверь, а трихорцы вновь завесили ее защитой. Я стояла и невидя никого вокруг смотрела на предмет, который скрывала дерюга. Вот, муж сорвал полотно, а Лорд открыл ящик, и нашим глазам предстала статуя. Ее тело наискосок прошивал след от автоматной очереди. В паре мест было видно, что пули вошли в статую, пройдя через что-то или кого-то еще. Статуя стояла на небольшом круглом постаменте, в основании которого была сделана надпись.
   - Кровь. - Изумилась Дарина, и продемонстрировала нам измазанный палец. - Это вы?
   - Нет, мы ее открыли при вас. Да и если это кровь, то почему не засохла? - Ответил Лорд, то же присаживаясь около статуи. - Это надпись. Опять надпись на одном из старых языков. - Пояснил Лорд моему мужу.
   - Ничего, чтецы разберут. - Уверенно ответил мой супруг и хотел было задернуть статую дерюгой, но был остановлен Гельгой, которая все последнее время не сводила с меня глаз.
   - Что скажешь, девочка? - А что я могла сказать? Я смотрела и смотрела на статую женщины из моего сна и просто заряжалась той энергией, которой сияла она. Такую энергию я видела и ощущала только в церкви, на службе. Это была сила Веры. Сила Веры в Бога. - Ты можешь что-то сказать? - Уточнила знахарка и подвела меня к пьедесталу.
   - Она босая... - тихо произнесли мои губы, но видимо трихорцы это расслышали, и Лорд неопределенно хмыкнул. А я упала на колени и коснулась надписи рукой. Глаза застилали слезы, но все же смогла разобрать знакомую с детства надпись. - Это латынь. - Пояснила я Гельге, не оборачиваясь.
   - Ты можешь прочесть? - женщина опустилась слева от меня, справа встала на колени Дарина.
   - Прочти. Ты же читала тогда для Повелителя скарнов старые записи...
   - Здесь написано: "Мы просим мира!" - Я еще раз провела рукой над надписью и решила озвучить ее истинное звучание. - "Donna nobis pacem". - Легкий порыв теплого ветерка коснулся моих мокрых щек и погладил по голове. Я чувствовала на себе недоуменные и не верящие взгляды трихорцев. Но не могла остановиться, ибо уже знала КТО передо мной. - Ave..., - тихо произнесла я.
   - Расскажи мне, девочка, кто она такая? - тихо попросила Гельга, разглядывая что-то в статуи. А я только кивнула и с губ сами собой потекли слова католической молитвы. Помнится, тогда мы поспорили, что я не выучу ее, так чтобы рассказать посреди ночи. Но я выучила и даже теперь, через десять лет, я могу ее прочитать...
   - К ней обращались только так:
   "Ave, Maria, gratia plena; Dominus tecum:
   benedicta tu in mulieribus, et benedictus
   fructus ventris tui, Jesus.
   Sancta Maria, Mater Dei, ora pro nobis peccatoribus,
   nunc et in hora mortis nostrae. Amen."
   На последних строках я видела сквозь пелену слез, как красивая женщина в светлом платье и синем покрове укрывает алым плащом молодую девушку у ног замершей Гельги, потом целует мой лоб и шепчет: "Благословляю тебя дитя. Прощай! И заботься о ней."
  
   - Леди! - меня трясут за плечи и я открываю глаза. На меня смотрят голубые глаза Дита. - Ну вот. Вы в норме? А откуда здесь взялась эта раненая?
   - Где? - на последних словах я вскочила, но ноги меня еще не держали, и я вновь упала, но уже на четвереньки. Быстро поползла к моим компаньонам. Гельга посторонилась, и моим глазам открылось бледное лицо молодой девушки. У нее были черные как смоль волосы, с мелкими светлыми прядями мелирования, прямой нос, слегка полноватые губы. - Еврейка. - Прошептала я, и приступила к детальному осмотру, кажется, Дит сказал "раненная".
   Я быстро расстегнула куртку цвета хаки, и моим глазам предстали именной медальон, запачканный в крови и два пулевых ранения. Вот она открыла глаза и пробормотала, почему-то по-русски:
   - Лучше убей меня сразу.
   - Дурочка, - я тоже перешла на родной язык. - Я тебе помогу. Зря, что ли ты кровью просила мира?
   Девушка покорно закрыла глаза.
   - Ну и раны... - пробормотал супруг, помогая мне встать на ноги. - Что же с ней...
   - Несите в трактир. Надо делать операцию. - Я махнула рукой, предлагая всем идти вперед, а сама нагнулась достать из ее полевой сумки набор первой помощи. Пригодится.
  
   Изабелл, а так, судя по медальону, звали мою подопечную, проспала почти три часа и сейчас должна была проснуться, да и настало время поговорить. К слову сказать, статуя, хоть и содержала в себе заряд магии, но ценности, той, что была прежде, уже не представляла.
   Я вошла в спальню и прикрыла за собой дверь, оставив любопытных на кухне, греться у печки. Мы все расположились в небольшом домике знахарки, так как от Изабелл я отходить отказывалась, а мой муж отказывался покидать меня, то все, цепочкой найдя какой-нибудь предлог, оставались здесь. Сейчас, мне кажется, они сидят за столом и буравят дверь взглядами, а супруг и Дарина по-очереди или оба сразу курсируют возле двери надеясь, хоть что-то услышать.
   - Кто ты? - Тихо спросил испуганный голос с кровати. А я откинула платок и присела в изножии.
   - Местная знахарка. По совместительству маг-воин, но об этом никто не знает. - Я улыбнулась, но тут же прикрыла рот рукой, ведь забыла про подросшие клыки. - А ты я знаю Изабелл.
   - Откуда ты знаешь русский? - тихо уточнила девушка, все так же подозрительно косясь на меня.
   - Это зелье. Выпей. Оно поможет затянуть раны. А то сегодня вечером на деревню могут напасть. - Оставив чашку с зельем у кровати, я поднялась и отошла в сторону.
   - Откуда?
   - Я родилась в России. Там же росла и училась, пока не попала сюда. В это время.
   - Время? - уточнила Белл, но к чашке потянулась.
   - Ты мне веришь? - удивилась я.
   - Да. Ты говоришь на языке правильно, и даже страну называешь так, как называла ее моя прабабушка. Только одним словом. Так почему время?
   - Это будущее. - Тихо уточнила я. - Все кого ты видишь вокруг - это потомки выживших, правда, слегка мутировавших, подстраиваясь под изменения внешней среды. - Белл кивнула, понимая все, что я сказала и попросила меня продолжать. - Сначала я грешила на прошлое, но потом, когда стала изредка видеть предметы моего времени, так называемые осколки времени, начала подозревать, что это будущее.
   - А почему ты такая? Ну твои уши, зубы...
   - Это все зелье. Знаешь, я читала много фантастики, и всегда представляла себя именно так, некая смесь из разных видов, чаще из чародейки, эльфийки и дроу. Поэтому получилась вот такой.
   - А как? - заинтересовалась Белл, и села на кровати, превозмогая боль.
   - Выпила зелье.
   - А мне можно? - уточнила девушка. - Я ведь тоже из прошлого, правда не такого далекого как ты... - Я оглядела ее с ног до головы, и, решив что хуже не будет, достала из-под кровати темный пузырек с древним составом, выдерживавшимся все те годы, что я была здесь.
   - Вот. Но будет больно.
   - Согласна. - Изабелл кивнула и тихо добавив, - всегда любила эти сказки, - осушила пузырек. На время ломки и забытья, я оставила ее одну, благо время еще было. Заметив уходя, как у нее начинают появляться крылья, а волосы окрасились в белоснежный цвет. Кого-то мне это напоминает... - мелькнула мысль, и я пошла знакомиться с собственным мужем, в объятья к которому я благополучно влетела, закрывая дверь.
  
   Утро было безрадостным. Небо было затянуто серыми тучами и грозило вот-вот расплакаться. Около домика туда-сюда сновали воины и наемники, которые на время этой странной осады превратились в хорошо обученную дружину деревни. Никто не обращал на нас с супругом никакого внимания. Мы тихо присели в тени раскидистого дерева, незнакомой мне породы и замолчали. Я прекрасно осознавала, что у трихорца, как и у меня было множество вопросов, но как-то не хотелось нарушать покоя и умиротворения тихого утра. Помолчав немного, я все же решилась.
   - А ведь я даже не знаю твоего имени. Так и называю: "муж", "супруг"...
   - Эманарэль. - тихо ответил трихорец, откидываясь на спину. - А ты я знаю, А-на-ста-си-я. - по складам проговорил муж. - Странное имя. Похожее на одно из древних имен, что мелькают в старых записях...
   - Наверное. - Я пожала плечами и прилегла рядом. Странно, не с одним мужчиной прежде мне не было так спокойно просто лежать рядом.
   - Почему ты носишь платок? - ну, что-нибудь пооригинальнее бы придумал!
   - Результат неудачного опыта над зельями. - Пробормотала я зазубренный уже за столько лет ответ и поднялась на ноги. - Я хочу поспать. Ночь сегодня будет тяжелая.
  
   Повелитель смотрел вслед удаляющейся жене и думал, что, пожалуй, он ошибся в ней. В действиях, словах и жестах этой девушки жила доброта и ощущалась невероятная сила. Каждое ее движение или действие было строго выверено и рассчитано, что говорило о врожденном благородстве. А еще она не только умела читать, но и явно обучалась хотя бы азам магии. Да кто же она такая?
   Странная ему досталась жена. Но ведь богам виднее?! Главное, скучать ему не придется!
  
   Меня разбудил обеспокоенный голос Гельги. Я не замедлила вскочить на ноги, и испугано оглядела комнату, где спала. Так, кровать на месте, окно тоже. Сундук закрыт, и защита до сих пор держится. Что же могло напугать знахарку?
   - В чем дело, Гельга? - Я проверила наличие платка. - Почему побудка? - И тут меня озарило! - На нас напали?
   - Нет. - Женщина слегка улыбнулась, моему предположению. - Твоя подопечная пропала. - Она кивком головы указала на пустую кровать и больше не сказав ни слова вышла на кухню. А мне пришлось идти за ней.
   - Гельга? А где Эманарэль? - Я оглядела помещение.
   - Повелитель? Он в трактире обсуждает тактику защиты. Мужчины все такие, дай только шанс повоевать!
   Я согласно кивнула и уже почти вышла за порог, когда до меня дошло:
   - Повелитель? Ты сказала Повелитель? - Я изумленно обернулась к женщине.
   - О, дитя. Чему же я тебя учила? "`эль" - это приставка к именам благородных лордов трихорцев. - я кивнула. Ну да, я помню, это похоже на литературных эльфов. - А если в имени трихорца, перед "`эль" стоит прибавка `ар', то он принадлежит к роду повелителей. - Я поблагодарила и пошла искать Изабелл, благо из деревни она выбраться не сможет. Я надеюсь.
   Вот тебе и на!!! Меня угораздило высочить замуж за Повелителя. - Рассуждала ваша покорная слуга обшаривая деревню взглядом. - Нет, я была нормальной девочкой. И я тоже в детстве читала Золушку и мечтала о принце на белом коне. Но ведь это был только принц, который был нужен, для того чтобы "Он бы подошел - я бы отвернулась. Он бы приставал ко мне - я б ушла. Он бы зарыдал - я бы улыбнулась. Вот таки дела!" Но не Повелитель в этом странном будущем.
   На площади торга меня с ног сбила большая белая волчица. Мы перекатились пару раз по земле и замерли, выжидающе глядя друг на друга. Рядом раздался скрежет оружия, и окружающие напряженно замерли, ожидая моего сигнала. Вот волчица облизнулась, демонстрируя острые клыки, и растянув губы в подобии улыбки, приветливо махнула хвостом.
   - Я волк. Волк свободного племени... - прорычала она, красуясь передо мной, и заставила меня улыбнуться. Я просто уверена, что глаза стали голубыми. И приняла ее игру.
   - Мы с тобой... - я протянула раскрытую руку ладонью вперед, - одной крови. - Волчица, подставила голову и холку, для поглаживания. - Ты и Я!
   - И моя добыча - станет твоей добычей! - закончила Изабелл и рычащее расхохоталась. - Тебе тоже нравился этот рассказ?
   - Да. - Я махнула рукой в сторону стены. - Пойдем, нам надо поговорить.
   - А ты найдешь мне платье? А то я уже не влезаю в собственную форму.
   - Найду. Идем?
   Волчица кивнула и поплелась следом. Так мы и шли к домику знахарки: девушка и ее ручной волк. А я спиной чувствовала заинтересованный взгляд Эмана.
  
   - Почему ты считаешь, что это будущее? - Спросила Изабелл, тихо перебирая струны гитары, которую она достала из воздуха несколько минут назад, а я пыталась повторить ее трюк. Блин, сколько живу здесь, а до такого не додумалась!
   Мы сидели на стене и любовались лесом. Белл уже приняла свой обычный облик, хотя и экспериментировала с собственной внешностью последние полчаса. "Эх, меня теперь разведка с руками оторвет из мед. части". - ворковала она приглаживая то светлые, то рыжие волосы.
   А на мой вопрос где она видела подобных существ, девушка, смущаясь, ответила, что нашла книгу без обложки в одном из домов, и так как очень хотела научиться читать и говорить по-русски, то прочитала ее. Книга была интересная, сказочная. И там были мужчины, такие же какой стала она. А женщины были другими, слабыми. И маленькая Иза решила, что это несправедливо, и придумала себя равной тем загадочным сильным существам. Она так же как они, могла превращаться в волка, имела красивые перепончатые крылья с перламутровым оттенком, но могла летать, что было очень важно для десятилетней Изы, обожающей небо. Она могла читать мысли и владела магией. Она полностью воплотила свою мечту в жизнь.
   Вот теперь это чудо - (Я примерно догадывалась, какую именно книгу прочла Белл еще девочкой, но разумно промолчала. Если честно, мне было безумно интересно, что еще может делать эта изина вариация вампира.) - Изабелл мурлыкала себе под нос какую-то знакомую песню, но я все никак не могла вспомнить какую...
   - Так почему ты так считаешь? - Иза отвлеклась от мурлыканья и обернулась ко мне.
   - Скажи мне, что творилось в твое время, я так понимаю, что ты младше меня на три поколения...
   - Была война... - Девушка отвернулась лицом к заходящему солнцу и закрыла глаза. Вспоминает. - поняла я. - Я родилась в войну. Я училась в войну. Но мы уже почти выиграли, когда ночью наши враги пришли в храм. Там было много детей, женщин и совсем мало мужчин. Тогда я пожалела, что не родилась мальчиком. Я могла бы встать рядом с отцом и погибнуть рядом с ним. Но меня оттеснили к самой Мадонне и я видела как... - глаза ее увлажнились. - Знаешь, в войне не бывает посторонних. Если начинается война, то она затрагивает всех, даже самых маленьких и самых больших... А они все стреляли. С какой-то остервенелой радостью смотрели на слезы матерей, у которых на руках умирали дети, издевались над стариками. Я была в числе последних... Я долго лежала потом в холодном тихом храме, изредка слышались всхлипы раненых и обезумевших от горя. А я вспоминала почему-то слова отца и молила его словами Бога. Я до сих пор не знаю, что они означают... "Donna nobis pacem" - он сказал их, умирая, и его солдаты повторили их за ним. А ты знаешь?
   - Да. - Я тихо ответила, стараясь справиться с охрипшим голосом. - Это гимн. "Donna nobis pacem" - "Мы просим МИРА". То, что было дальше, я могу лишь предположить...
   - Ядерная зима? - тихо уточнила Белл. - И конец света...
   - Да. А потом планета начала новый виток своего существования... - Согласилась уже я.
   - Но сколько же лет надо, чтобы полностью восстановиться и восстановить жизнь? Нет, столько вещи просуществовать не могли. - Изабелл, от изумления забылась и знакомо перебрала пальцами струны.
   - Я ни в чем не уверена. - Ответила я и протянула руки к гитаре. - Что ты играешь?
   - Ее часто напевал мой отец. Но все что я помню, это музыка. - И вновь мелодия отдаленно похожая на старую, мою любимую песенку.
   - Не так. Дай мне попробовать. - Я раньше никогда не играла, так просто про кузнечика мурлыкала, но почему-то захотелось. Я взяла первый аккорд проигрыша, потом более уверено второй и мелодия полилась, а за ней и слова:
   На шарике этом летающем,
   С которого спрыгнуть нельзя
   Эпоха досталась нам та еще,
   Но плакать не будем друзья.
   Наемники на стене стали прислушиваться к словам песни, а я даже не заметила, как Белл достала вторую гитару и начала подыгрывать боем.
   Пусть редко удачи случаются
   И выстлан не розами путь,
   Но все что на свете случается
   От нас не зависит ни чуть.
   К нам присоединились заседавшие в трактире и с удивлением внимали незнакомому до селе инструменту, страной музыке и таким верным словам. А Изабелл подхватила вторым голосом:
   Зависит ВСЕ, что в мире есть
   От поднебесной выси.
   Но наша Честь,
   Лишь наша Честь -
   От Нас самих зависит.
   Допеть нам не дали. С той стороны ворот раз дались громкий стук и деликатное покашливание, и мы как-то сразу заметили, что солнце уже скрылось за верхушками леса и на землю опустились сумерки. Я и Белл свесились со стены. Да, картинка впечатляла: те же и трио.
   Ну, к тому, что у кромки леса в сумерках появятся зомбированые селяне мы были готовы, но к тому, что вместе с ними придет и новый вид нечисти - было для нас сюрпризом. Надо что-то делать!
   Вот три закутанные в черное фигуры у ворот пошевелились и соизволили поднять к нам провалы своих капюшонов, глубоко надвинутых на лица. Заговорил один, видимо, являясь главным.
   - Открывайте и проявите должное гостеприимство. - Долетел к нам его приятный баритон. Хорошо, а то бить женщину я была как-то не настроена.
   - Прости, уважаемый, - слово взял Горд, - но по нашим представлениям под определение гостей Вы не подходите.
   - Отчего же, уважаемый?
   - "В гости" с отрядом нечисти и покойников не ходят! - важно ответил скарн и задрал голову.
   - Что ж, может тебе провинциалу так и кажется, но давай спросим у трихорцев...
   - Ответ будет тот же. Что Вам надо в этой деревеньке, злыдни? - грозно выкрикнул Лорд Эштонэль, опередив моего мужа, значит, супруг приехал сюда инкогнито.... И ой-ой-ой, мне показалось, или Лорд действительно сказал "злыдни"? ("Злыднями", испокон веков, называли малочисленное племя, живущее где-то далеко. О них было ничего не известно, но достаточно хорошо во всех детских страшилках описывалась их форма: длинные черные плащи с капюшонами, закрывающие глаза и лицо отовсех). Ой, да они же никогда не появлялись раньше на этой земле.
   - Давненько Нас так не называли. Но ты не переживай, я тебя прощаю, - ответил второй "злыдень", - Отдай Нам то, что ты везешь своему Повелителю. Оно здесь, в этой деревеньке. Отдай и мы уйдем!
   - Нет. Повелительница очень хотела получить эту вещь в подарок на свадьбу. - Ответил Эштонэль.
   - Так Повелитель женился? Ох, сочувствую. - Ответил злыдень из-за ворот и уже тихо, "себе под нос", добавил: "Будет тяжело снова ее потерять..."
   Интересно... Снова? Так я у него вторая жена? А может и десятая? И какое же отношение к предыдущей потере Повелителя имеют "злыдни"?
   - Даю Вам время до полуночи, потом мы нападем, и никакая защита Вас не спасет! - "Злыдни" развернулись и отошли к опушке леса.
  
   Мы все переглянулись, не зная, что же сказать или сделать. И у меня вновь созрел коварный вопрос: "почему все смотрят только на меня?"
   - Оставляй все как есть! - тихо приказал супруг и, взяв за руку, потащил меня в сторону трактира. Дарина, стоявшая возле стены игриво подмигнула, говоря этим: "ну-ну долг, я понимаю!" Вот, ехидна, воспитала на свою голову! Мы шли, держась за руки до самого трактира. Я даже не успела заметить, когда же именно "он взял за руку" превратилось в просто "держась за руки". Но мне было как-то все равно. И этого трихорца я, по-идеи, должна ненавидеть...
   - Что скажешь? - уточнил Эманарэль.
   - Им нельзя ее отдавать... Она много значит... - Я вырвала руку из его руки и пошла к статуи Мадонны.
   Муж меня не остановил и не пошел следом. Я сняла защиту, просочилась внутрь и быстро отдернула мешковину. Мадонна, что же мне делать? Я не могу потерять статую. Это единственный родной мне символ Веры.
   - Размышляешь? - Сзади подошла Изабелл, а Дарина замерла в дверях, заблокировав проход.
   - Да, не хочу ее отдавать просто так. Но ведь если не отдать, то они нападут на деревню.
   - Но ведь мы можем и не просто отдать. - Белл улыбнулась. - Вероятно в прошлом были такие существа, которые заставили бы тех, что за стеной пожалеть о том, что они пожелали заполучить статую?
   - Но я не помогу переносить существ сюда!!!
   - А статую, ты сможешь изменить? - уточнила от дверей Дарина.
   - Я помогу. Ты думай! - поддакнула Изабелл. А я задумалась. Были ли в моем прошлом такие существа, которые нагоняли ужас на мужчин? Почему-то на ум пришла лишь одна персона Шоу-бизнеса, которую просто ненавидел мой отец.
   - Есть одна фигура, да и песенка у нее есть хорошая. - Боже, насколько же я вредная... - Но согласится, ли на это Мадонна?
   - Да. - Изабелл долго вглядывалась в статую. - Она согласна. Говорит, что уже несколько сотен лет стоит в подобном виде. Да когда-то ей поклонялись, и она защищала своих детей, но теперь готова на все, чтобы защитить нас. - Белл немного помолчала. - И она согласна на твою "фигуру".
   - Ну, если согласна. - Боги, какая же я вредная... - Иззи, Дари подойдите ко мне. Мы будем ее менять и упаковывать. Белл, поможешь мне?
   - Да. - Прошептала новая вампирша закрывая глаза и замкнула круг около статуи. Я тоже прикрыла глаза, представляя себе "звезду". Вот энергия потекла по рукам, смешиваясь с энергией Изабелл и перетекала через Дарину в статую меняя ее по моему желанию. Вот за веками полился нестерпимо яркий свет, произошла вспышка и наступила темнота.
   Статуя никак не изменилась. Но Иззи кивнула, подтверждая, что все произошло.
   - Надо ее упаковать. - Просветила нас Дарина, молотом забивая в ящик гвозди. Верно говорят, что воин и в Африке воин! А ведь среди нас только она по-настоящему может дать отпор противнику. - Потом покрыть мешковиной. И выдать тем, что за стеной.
   - Думаешь, они поверят? - спросила Изабелла, укрывая ящик тканью.
   - Ну, судя по рассказам об этих существах, они не часто выходят за пределы своих поселений. - Я прислонилась к стене возле двери и не мешала девочкам в их труде.
   - А что ты о них знаешь? - Вампирша даже не обернулась.
   - Ну, существуют только легенды и сказки про "злыдней". Поговаривают, что они живут далеко отсюда. Их очень мало. Они приходят в граничные поселения. Никому не вредят, но после их ухода пропадают дети и женщины (где как). Но уходят они, как и приходят в одиночестве. Очень редко их можно встретить такой большой компанией, как сейчас.
   - Да, очень редко. Вы что готовы ее отдать? - в двери вошел Эман. и удивленно осмотрел приготовленную к транспортировке статую и улыбающихся девушек. - Вот так легко?
   - Я не хочу войны и крови. - Глухо ответила Изабелла и тихо удалилась.
   - Мы тоже. - Дарина подхватила меня под руку и потащила следом за Белл на стену. - Можете забирать.
   - Но .... - попытался получить разъяснения супруг, но не тут то было! Женская натура переменчива!
   В деревне уже зажгли факелы. Трихорцы расхаживали по улицам, прицепив возле себя магических светлячков, и не убирали рук с оружия, ожидая нападения с минуты на минуту. Нашу троицу провожали глазами, останавливаясь на полпути. Казалось, что все знали, ЧТО должно случиться.
   Даже лес и животные притихли в тревожном ожидании. Ветерок лишь нежно гладил по голове, едва ощутимыми порывами, успокаивая расшалившиеся нервы. Вот, я поднялась на стену и перевесившись через острые зубья. Так, положение фигур не изменилось, и не считается, что мы отсутствовали почти час!
   Те же зомби, "Звери", как я про себя окрестила хищных собакоподобных монстров, но место вожаков у них заняли три небольших по размеру, по сравнению со Зверьми, пса. Правда, мне почему-то кажется, что стоит мне встать с ними рядом, и они будут чуть выше моей поясницы. Ох, не стоит даже думать об этом.
   - Эй, ты! На стене! - до меня долетел приятный баритон злыдня, стоящего аккурат под стеной так, чтобы оказаться рядом со мной. - Ты кто?
   - Я? - Правда удивительно, что меня заметили?
   - А-а-а, местная блаженная. - Ответил он своим друзьям, которые так же оказались рядом. - Что ж, я проиграл...
   - Нет, я знахарка... - Вот, кто меня вечно за язык тянет?
   - Не говори с ними, - прошептал сзади голос Белл. - Дарина пошла вооружаться. Не стоит говорить с противником.
   - Знахарка? Хорошо, вот ты нам и передашь подарок Повелителя. - Если судить по голосу, то собеседник улыбнулся. "Ну почему опять я?!!!" Вот так и становятся козлами ... э-э-э козами отпущения.
   - Не могу! - тихо ответила я, надеясь, что злыдень меня не услышит.
   - Можешь. Мы ждем.
  
   Ну вот, стою как дура под воротами, и нет бы внутри, так меня выставили наружу. С помощью левитации меня вместе с подарком перенесли через стену и теперь зоркий глаз Тироля следил за каждым мои шагом и действием. Н-да, попала... И почему опять Я?! Нет, мне что, больше всех надо? Настроение снова упало и захотелось или выть на Луну, висящую на небе, или ударить кого-нибудь, да посильнее.
   - Хм, - прервали мои нерадостные думы деликатное покашливание, - мы Вам не помешали, госпожа знахарка?
   - Нет, что Вы! Я всегда гуляю здесь в это время... - ехидно ответила я. Ну вот, опять становлюсь невыносимой! - И всегда предпочитаю компанию полумифических существ и десятка два нечисти.
   - Тогда, позвольте составить Вам компанию. - Злыдень поклонился. - Итак, шутки в сторону. Что это?
   - То, что вы просили. Сама еще ни разу не видела такой странной ауры у вроде бы неживого существа. Это ведь предмет? - Я состроила огромные доверчивые глаза и для большего эффекта похлопала ресницами.
   - Вас не касается! - отрезал собеседник, сканируя ящик магическим зрением. Ой, они еще и так умеют... Блин просыпается исследовательская жилка, сейчас начну ставить опыты...
   - И? - подал голос второй злыдень.
   - Это то, что мы искали. - Подтвердил первый, а я улыбнулась, представив себе их реакцию на наш "сюрприз". Но злыдни развернулись ко мне спиной и, окутав ящик магией, растворились в воздухе. Вслед за ними в лесную чащу вернулись и Звери, оставив на опушке зомби и молодых вожаков. Вся эта гоп-команда простояла на своих местах не дольше пары секунд, а потом пошла в атаку. Не-по-ня-ла?! Это что же получается: мы им статую отдали, а они слово сдержать? Хотя, они зверей вроде бы забрали, да и магический фон, как-то посветлел...
   - Держи свою лошадку! - ко мне подлетела Дарина и силком посадила на Каштанку. Я, заняв более выгодную позицию, огляделась по сторонам: так, трихорцы добивали зомби, правильно, местные бы не смогли, а убитые падали на землю и тут же рассыпались прахом. Слева от меня раздалось отчаянное рычание и три пса, сбившись в кучу, пытались противостоять десятку наемников. Но силы были неравны, а мне почему-то стало их жалко. Я спешилась и, пока никто мне не помешал, накрыла псов сетью так, что и они не могли покусать и им не могли навредить. Все, эти малыши мои! Видимо, они тоже это поняли и приняли. Что ж, бой завершился. И я хочу спать, слишком уж длинным был этот день.
   Каштанка тихо плелась сзади, изредка подталкивая меня в спину, рядом шли, опустив головы три молодых пса. Они действительно были чуть выше моей талии, что навевало на меня опасения о размере их родителей. Дом, как всегда встретил меня теплом, тишиной и покоем. Я машинально поставила перед собаками по миске с кашей, больше ничего не было, и водой. А после даже не помню как очутилась у себя в кровати. Просто провалилась в сон.
  
   Наконец-то проснулась как белый человек! и никто не будит, не врывается, не кричит. Даже странно. Я сладко потянулась и в голову пришла мысль поспать еще. А почему бы нет? Мгновение и подушка вновь обняла меня. Как же хорошо... Лежишь, ветерок по комнате гуляет, на улице птички поют... Ляпота!!! А вот под дверью предупреждающе зарычала собака. Надо же, и когда Гельга ее завести успела? Ведь еще вчера ее не было. Вчера?!
   Меня как молнией ударило! И заставило слететь с кровати. Блин, и как я могла забыть? Тут же, едва успев закрыть лицо, распахнула дверь. Ну, что я могу сказать... картина достойная пера фэнтезиста. Три молодых волка, изображая полный пофигизм к окружающим, лежали сторожами у двери в мою комнату и не навящево демонстрировали белоснежный оскал. Красота, и где они были всю мою жизнь? А Эман нервно расхаживает по маленькой кухоньке и поглядывает на стражу.
   - Ладно, ребята, расслабьтесь! Дарина, что у нас на завтрак? - из-за печи выглянула невыспавшаяся наемница и одарила меня тяжелым и многообещающим взглядом. С чего бы это? Или я что-то проспала? Ладно, подумаю об этом завтра...
   Та-а-ак, а ведь собачки действительно присутствуют. Только, это сколько же я вчера выпила, чтобы принять волка за собаку?! Я махнула рукой и вывела преданно заглядывающую в глаза троицу на улицу. Стоп, вчера же только мальчики были... Ну, передо мной на травку сели три волка, вернее две волчицы и волк. Нда, дела... Но от лишнего надо избавляться, а то у меня начинает складываться плохое впечатление от собственной жизни.
   Просто, четыре года я жила припеваючи, а тут за каких-то несколько месяцев и муж из рода Повелителей, и команда друзей растет как на дрожжах! Я была о себе лучшего мнения!
   - Ребята, - обратилась я к волкам. Все, потом на боковую. А то крыша у меня, видимо, уже тронулась. С волками мы еще не разговаривали! И с чего я решила, что они понимают? Наверное, глаза у них умные,... вот Эман сейчас в доме со смеху покатывается.... - В общем, так, вы сейчас адекватны? - волки переглянулись и выжидающе уставились на меня. - Мне от Вас ничего не надо. Вы можете бежать домой. Прощайте.
   Волк поднялся на лапы, махнул хвостом и что-то гавкнул. Нет, честно, гавкнул, я даже, чуть на землю не села от удивления... И волчицы бодро потрусили следом за ним к калитке в стене.
  
   - Дарина, ну вот чего ты дуешься? - Я расхаживала по кухоньке и потягивала травяной отвар. Правильно, меньше по холоду бегать надо! От супруга удалось избавиться за считанные минуты. Видимо побежал смотреть, куда это делись собачки. - Я понять не могу...
   - Да, ты вот выспалась, а я? Я, между прочим, твоего мужа развлекала, и от его вопросов отбивалась. Ведь я то знаю тебя в лицо! Кстати, и Белле досталось. Она сейчас где-то в образе волчицы бегает... - наемница пылала праведным гневом, но к концу монолога остыла и откинулась на подушки.
   - Дарина, я понимаю, что ты приехала за мазью от ушибов, но о каком совете ты говорила? - Я присела рядом. Женщина покраснела и отвела глаза.
   - Ты ведь знаешь Тироля? - начала она.
   - Знаю. Вот уже три года с ним путешествуем. А что?
   - Просто... Что между вами?
   - Дарина! - Я рассмеялась и обняла наемницу за плечи. - Он тебе нравится? Как мужчина?! Он же Даромец!
   - Ну и что! - женщина слегка надулась, но потом решилась прояснить. - Я видела как на тебя реагируют мужики в трактирах, когда ты снимаешь платок и корректируешь лицо с помощью магии. Я знаю, что ты себя не приукрашаешь, сама видела, как ты колдуешь, но все-таки на тебя обращают внимания больше, чем на меня. - Женщина поднялась на ноги и прошлась по комнате. - Да и в искусстве любви и танцев даромкам равных нет. И ты тоже так умеешь, я знаю. Видела, что ты не...
   - Что?
   - Ты не старалась запомнить или повторить движения... ты просто их знала. А еще Тироль говорил в трактире, как ему завидовал Посол Даромцев среди Скарнов, когда на одном из приемов вы танцевали какой-то новый танец...
   Меня вновь разобрал смех. Правильно, все чему я научилась занимаясь бальными танцами, это стандартная программа. И если вспоминать тот прием, то ничего, кроме смеха он не вызывал.
   - Это была румба. - Тихо пояснила я и решилась рассказать все сначала. - Видишь ли, друг или знакомый Тироля, они учились вместе, приближенный посла. Вот, друг нашего даромца и решил показать приятелю, как хорошо он устроился. Но Тироль, не хотел идти один, а так как мне было нечем заняться, то взял меня с собой. Я все переживала, что опозорю нашего наемника, но как оказалось мне пришлось его спасать. Там на прием явились, "случайно оказавшиеся по близости", Повелитель Даромцев и Повелитель Скарнов. Было ужасно скучно, вот я и предложила Тиролю выход. Я в детстве училась танцам... Пришлось вспомнить и вкратце, пользуясь магией, объяснить что такое представляет из себя этот танец. Да, тогда мы произвели фурор! Я в блестящем платье со съемной юбкой, ну, подумаешь, осталась в мини и на шпильках. Чувственные аккорды румбы, приглушенный свет... некоторые до сих пор пытаются повторить... Повелитель Диронирэль до сих пор умоляет научить его этому танцу...
   - А мне его ты покажешь? - У наемницы загорелись глаза и она едва могла усидеть на месте.
   - А ты уже была с мужчиной? - Я подняла одну бровь.
   - Нет. Мне не присылали сватов. - Дарина опустила голову. Наивность... А еще наемница, гроза всех преступников в стране! Ха!
   - Хорошо. Я обучу тебя движениям. Но комбинировать их вы должны вместе со своим партнером... - Ну, да. Двусмысленно прозвучало, но, видимо Дарина просто не обратила на это внимания.
   Женщина благодарно придушила меня в объятьях, попрыгала по кухоньке и свалилась спать на моей кровати. Да, а мне не мешало бы поесть.
   Стук в дверь отвлек меня от бутерброда. Просящее глядя на меня, в дверь вошел Тироль. "Вот вспомни..." Наемник скинул плащ. Правильно, снаружи, кажется, дождь моросил.
   - Леди, разреши войти.
   - Ты вошел. Што шлушилось, Тир? - прошамкала я, вгрызаясь в бутерброд.
   - Леди, ты ведь умная женщина, подскажи мне. - Я подавилась и с сожалением отложила надкусанный обед. Даромец уселся напротив меня и сложил руки на столе. А у него красивые пальцы, длинные, музыкальные, - вдруг поняла я. Да и сам красив. Высокий рост, темные длинные волосы заплетены в высокий хвост, четкие черты лица, голубые глаза. Понятно, почему в них, как и в трихорцев влюблялись женщины. Но даромцы еще слыли очень изобретательными любовниками, и считались о-о-очень любвеобильными. Тироль тяжело вздохнул. - Ты знаешь меня уже три года. Мы вместе выбрались из стольких приключений. Ты вытащила меня из-за черты, и я видел твое истинное лицо. Помоги мне. Ты знаешь, какая репутация у Даромцев... я хочу жениться.
   - Ты что? - "А как же Дарина?" - мелькнула в голове мысля.
   - Не веришь?
   - Почему же, верю. А кто избранница?
   - Она прекрасная женщина. Наполовину трихорка. Красива, утонченна. И еще она очень мне подходит. Я знаком с ней вот уже два года. И только сегодня рискуя рядом с ней жизнью... в общем, это Дарина Эль Тор...
   Фух, кажется, все складывается удачно...
   - Так пришли сватов к ее брату. Благо следующая неделя свадебная. Да и Приор должен быть. Ты ведь знаешь, что я должна отдать, по крайней мере, четырех девушек. Что тебе мешает?
   - Но наша репутация... - изумился моим доводам парень.
   - Забей! - я поднялась и, подойдя к даромцу, положила руки ему на плечи. - Ты ее любишь?
   - Не знаю. А что такое любовь? - И за что все это на мою голову?!
   - Вот, когда поймешь, что... - И как же я могу объяснить ему ЧТО такое любовь, если сама не разбираюсь? - Что... э-э-э..., - как там в романах? Ах, да-а-а... - не можешь прожить без нее и дня. Что не проходит и минуты, чтобы ты не вспомнил о ней, тогда и приходи сватать. - Вот, а вдруг не придет? Тогда меня Дарина придушит...
   Тироль поднялся и, не одеваясь, вышел под дождь. Я стояла и смотрела то на закрытую дверь, то на промокший плащ даромца. Забыл.... А ведь, правда, что же такое любовь? Вот я замужем, а люблю ли я мужа? Мужа. Эман...
   Перед внутренним зрением возникло его недовольное лицо, а на моих губах сама собой появилась улыбка. В груди разлилось приятное тяжелое тепло и захотелось смеяться от счастья... Боги, да я в него влюблена... но когда???
   А неделя свадеб приближалась...
  
   - Эман, а что такое любовь? - Повелитель чуть вздрогнул и обернулся на голос Тироля. Странно, подумал он, редко когда добыча сама идет в руки, да еще и пристает с такими странными вопросами. Он сидел под каким-то раскидистым деревом с красными плодами, которое росло возле дома знахарки. Было нечто необычное в том, что он просто не мог надолго покинуть свою супругу. Даже, когда решил проследить за собаками, почувствовал, что должен вернуться и вот, наткнулся на даромца. В общем-то все что происходит в последние месяцы с ним и с миром иначе как странным не назовешь, и почему-то все связывалось, так или иначе с этой девушкой.
   - Зачем тебе это знать, Тироль? - Тихо уточнил Эман. - С чего это вдруг ты решил узнать про любовь?
   - Забудь. Глупо было надеяться на тебя. - Даромец поднялся на ноги...
   - Почему ты решил поговорить именно со мной?
   - Ты ведь увиваешься за Леди, значит, она не просто тебе нравится,... да и сейчас сидишь здесь, неподалеку, но в дом не заходишь, чтобы не мешать, значит, уважаешь ее чувства и оберегаешь.
   - Это с чего бы такие речи, Лорд? - Эман сидел, открыв рот от изумления, хотя подобное повелителю делать, не пристало. Это надо же было Тиролю все так описать.... Да и выглядел даромец смущенным. Их расе подобные речи и суждения не свойственны. "Странно". Мужчина поправил мечи за спиной и откинулся на землю. Тироль прилег рядом, откинув с лица прядь темных волос, а ведь Леди бы определила их точный цвет... - подумал Повелитель и обернулся к дому знахарки.
   - Я решил жениться на следующей неделе. - Твердо сказал даромец.
   - Вот так скоро, решил и сразу? Почему? - Глупый вопрос, отругал Эман сам себя, я то сам женился уже на второй день и то не знакомства...
   - Следующая неделя у людей так называемая "Свадебная". Устраивают гулянья, праздники, танцы вечером под звездами. На четвертый день все стихают, а на пятый Приор и Знахарка благословляют пары. Я собираюсь делать предложение сегодня вечером и прошу тебя пойти со мной, все же ты из рода Повелителей. - Даромец вздохнул и поднял глаза к небу.
   Ритуал благословления перед богами, природой и людьми. А ведь мы с Анастасией даже не прошли этот ритуал, правда, у трихорцев он значительно красивее, чем у людей. Интересно, а то, что их не благословили, может означать, что они не женаты?!
   - Тироль, а к кому именно мы пойдем вечером?
   - Значит, ты согласен?! - Даромец подскочил, крепко обнял трихорца и, уже убегая, ответил: - К знахарке...
   Впервые в жизни Эман испытал это чувство. Странную смесь беспокойства, обиды и жгучей ненависти... Надо узнать про тот обряд, что связал их, ведь если он не действителен, то...
  
   - Добрые люди, я слушаю Вас! - Я стояла на собственном крыльце и смотрела на то, как мой супруг пытается понять необходимость всего происходящего... Ему, как трихорцу было необычно, это людское разряжение в костюмы и маски.
   - У Вас товар, у нас купец!!! - Прокричал Горд и потряс прихваченной для внушительности секирой. Это все заставило меня улыбнуться - скарн сватал так же как и покупал с боевым задором, и если его не остановить, то может начать торговаться... дела...
   Но нет, я краем глаза заметила, как вперед вышел староста и начал свою речь, предоставив мне время, чтобы вдоволь пожаловаться на судьбу-злодейку. Ну, вот скажите, что мешало этим влюбленным провести сватанье несколько недель назад? Правильно, ничего. И я просто уверена, что все к свадьбам уже готово, не то что у Тироля и Дарины, ну, почему надо было ждать именно меня, чтобы посвататься?!!!
   Я же не вездесуща! Например, сейчас сватанье проходит еще в трех домах, и там отдуваются Изабелла и Гельга, прикрывшись иллюзиями, но испытания для жениха все равно мне проводить! Вот что бы придумать такого пакостного, чтобы впредь неповадно было?! А ведь хорошо, что местные оказались настолько восприимчивыми,... (это же я предложила подобный свадебный сценарий, на свою голову...)
   О! Кажется, есть одна задумка, правда нагло спионеринная из одной детской сказки, но все таки... Я тишком проскользнула в избу, где за печкой пряталась Дарина. Девушка то бледнела, пугая нас предобморочным состоянием, то краснела как помидор, а сейчас вообще зачем-то зарылась в пучки с травами, так что торчали только пятки.
   - Дари, тебе там не тесно, а то я обычно с трудом там разворачиваюсь, а я не так уж велика... - тихо позвала я. - Не понимаю чего ты боишься, сама же сватов ждала... Он что тебе не нравится?
   - Нравится! - ответили "травы". - Но зачем же так! Можно же было...
   - И как? По даромской традиции: на коня, да в койку, а потом уж при всех объявить своей и повязать руки, привязав к дому. Ты учти, у них по традиции жена босая, чтобы не сбежала, и беременная, чтобы никто не украл. - Я тяжело вздохнула. Да, сгустила краски, но все действительно было так, простых семьях действительно женили только после предъявления доказательств того , что пара была близка, потом просто руки новобрачных связывают ритуальной алой лентой, они целуются, и вновь занимаются любовью под бдительным надзором жрецов или жреца (зависит от величины веры данному мужчине, ой даромцу). И Оп! Женаты. И женщины у них действительно часто беременны. Вот только интересно, почему никто не видел их детей, за исключением знатных родов. А вот на счет босой - я пошутила. Но похоже Дарина прониклась уважением к Тиролю и обрадовалась именно человеческому обряду женитьбы.
   - Значит так, далее по сценарию у нас испытание для жениха. - Девушка вылезла из-за печи и отряхивая платье (зря она конечно, наемница где-то среди трав нашла мою заначку из особо стойкой охры, - проще платье выбросить). На последних словах заинтересовано подняла голову.
   - Какое? Я слышала в последний раз ты заставила жениха чуть ли не через реку пешком идти "во имя любви" и свадьбы не было...
   - Ну, водяной его в конце-концов вернул, на кой ему ТАКОЙ утопленник, говорит, всех русалок успел замуж позвать, а они с хвостами! Утопленниц к нему дедушка Омут не подпускал. А невесту я там за одного из сватов отдала, и сейчас она уже с дитем нянчится, да худа не знает. - Я пожала плечами и пошла к себе в спальню. - Он между прочим сам тот путь выбрал. Их тогда только двое пошло. Ну а пути я три предложила. Горе-жених сразу к реке побежал, а вот второй подумал, глаза закрыл да... в пропасть шагнул. Вот там с невестой и встретился. Но ты меня не сбивай, лучше держи эти плетенки. - Я протянула наемнице около двадцати шнурков плетеных с травами, они личину меняют, если силу в них вложить - Зимой делать нечего было, вот и наплела, у меня в скиту еще сотни две валяется, на чем шторы повесила, что в уздечку вплела...
   - Что ты задумала?
   - Меня на всех не хватит! А на подходе еще пять сватаний! Вот и решила я одно испытание на всех устроить! Давай, иди на пустырь, и чтобы ни одна из невест ни с кем кроме подруг, что туда же придут не разговаривала! Все, иди.
  
   Ему уже начал надоедать весь этот спектакль, хотя Тироль, похоже, испытывал какое-то странное удовольствие от всего происходящего. Краем глаза Повелитель заметил, как девушки стайками, стараясь быть незамеченными, выходят из деревни, и заподозрил что-то неладное. Но уйти не мог. Да и воины оставшиеся с ним, не имели права покинуть Эмана. Лорд уехал ранним утром, но обещался вернуться через пару дней. Куда же все-таки собрались девушки? Ведь неделя начнется только завтра...
   - Хорошо. - Милостиво согласился с доводами скарна и даромца староста. - Мне понраву и ты и твои планы, но по нраву ли ты сестре моей и лежат ли Ваши сердца на одной дороге жизни? Бьются ли они в такт? Тоскуют ли они в разлуке. Леди? - Староста обернулся, но знахарки на месте не было. Тут уж все засуетились.
   - Где Леди? Она была у нас на сватании и пропала. - Прокричал подбегая нарядно одетый трактирщик.
   - Нет, она была у нас, но тоже пропала. - подал голос еще один вновь прибывший.
   - А где Дарина? - Подал голос Тироль. Кинулись в дом, но ни невесты, ни знахарки не было. Следом за гонцами пришли и остальные сватья с похожими новостями. Знахарки пропадают вместе с невестами. И главное, что смутило Эмана, это то что люди будто не принимали в расчет то, что здесь ТОЛЬКО ОДНА знахарка на три деревни!
   - Ну, что раскричались? Засуетились, забегали!? - Старая знахарка проплыла мимо толпы к дому. Вытолкала из сеней ВСЕХ гостей и обернулась ко всем присутствующим. - Мужчины, - А ведь, правда, Эман пригляделся, ни одной женщины(!), - женихи, для Вас готово испытание. Надеюсь, все помнят случай с Водяным?
   Народ закивал и кто потянулся по домам, а кто остался стоять на месте.
   - Вот и ладненько, на поле возле озерца вас ждут. - Гельга и Эман вместе с охраной проводили глазами толпу парней и мужчин, шагающую через восточные ворота, когда они отошли на некоторое расстояние, знахарка тихо обратилась к Повелителю. - А на твоем повелительском месте, я бы была на полянке первой, а то вдруг жену посватают...
   Боги, и за что же вы дали ему именно ТАКУЮ жену?
   "Какую?" - спросил внутренний голос.
   Изобретательную.
  
   Отражение в воде мне улыбнулось и нахально подмигнуло. Затем размножилось несколько раз и слилось воедино с отражениями других девушек. Впервые знахарка сама участвует в испытании, и впервые я не могу его контролировать. Да-а-а... опасно. Стоило мне оторвать глаза от воды я провалилась в забытье.
  

В лесу, к югу от деревни

   "Верно говорят, что если хочешь чтобы что-то было сделано как надо, делай это сам!" - рассуждал всадник пытаясь направить своего коня к Перве. Конь идти туда почему-то не хотел и вот уже пару минут изображал статую. Не дай Великая, еще в обморок грохнется, ради пафоса. Бр-р-р,... но и дома оставаться то же не хотелось. Одна только агонизирующая Великая чего стоит.
   Нет, он, конечно ее любил, раз терпел и называл невестой, но ведь всякому терпению приходит конец, вот и пора было заняться неотложными делами.
   "Хм, ты просто сбежал, как последний..."
   - А вот здесь, я бы попросил тебя молчать! Взял на свою голову! Запомни, ты - лошадь! - проговорил путник-воин, демонстрирую перед карими глазами животного затянутый в кожаную перчатку кулак. Верховое непарнокопытное истерично сглотнуло и невероятно изогнувшись заглянуло себе под хвост.
   "Фух, ты давай поосторожней. Какая я тебе лошадь?! Я - Конь! И на меньшее не согласен!"
   - Ладно, конь. Так что же ты встал? - Парень возмущенно притопнул ногой и поправил прядь светлых волос, упавшую на лоб.
   "Только не говори, что ты не чувствуешь! - проговорило животное, а потом ехидно прищурилось. - Не чувствует! Ха-ха-ха! И это сильнейший маг в своей отчизне! Позор на все благородное семейство! Не чувствовать великой и древней магии!"
   - Да какой магии ничего не... - парень прикрыл стального цвета глаза, погрузился в пространство и, не останавливаясь, пошел вперед.
   "Магии любви." - просветило ехидное животное и пошло смотреть на результаты своих теперь уже копыт праведных.
  
   Небольшое озерцо, а если быть точнее то запруда, тихое место на спокойной реке, где вода почти не движется, сверкало небесной лазурью. Был первый месяц золототкачества и воздух кристально чистый и свежий пьянил не хуже человеческой браги. Высокие стройные деревья на юге полянки окруженные кустами, будто нарядно одетые сватья, подпоясанные пестрыми кушаками качались в такт нежной мелодии, доносящейся от озера.
   На берегу сидел какой-то сгусток старых веток, тины, водорослей и прочей водной растительности и дирижировал песней. Рядом, окружив старца сидели двадцать пять девушек в разнообразных позах. Кто плел венок, кто расчесывал косы, кто бренчал на ладионе - и все они пели эту странную песню на незнакомом языке.
   Вот, старик заметил прибывших и поднял вверх коряжку давая сигнал прервать песню. Девушки тут же замерли и больше не шевелились.
   - Вы, я вижу за товаром? - Улыбнулся дирижер, если можно было назвать улыбкой этот оскал из речного жемчуга в три ряда, блеснувший на солнце, и обвел рукой девушек, - Я Водяной, местный, Омутом меня зовут. А испытание вам предстоит трудное, не простое. Полагаться можете лишь на свое сердце, да любовь к девице. Вот слова знахарки: "Узнаете - ваше счастье, а не узнаете - с той и жить будете.
   - А где Леди? - растерянно, чего за собой он раньше не замечал, спросил Тироль.
   - А, где-то здесь... - водяной неопределенно махнул рукой в сторону девушек, - только она вам сейчас не помощница, сама ведь девица... - Омут подмигнул, как понял Повелитель по тому, как приподнялись и опустились какие-то водоросли на "лице" "торговца". И повернулся к девушкам. - Ну-ка девицы-красавицы, обернитесь к купцам, покажите товар лицом! - Приказ дирижера был выполнен, и у мужчин перехватило дыхание. Какими были девушки... одинаковыми. Одно лицо, тело, глаза... Как ж среди них найти свою?
   "А ты сердцем. Оно не ошибется, ты же ее любишь?" - спросил-посоветовал внутренний голос.
   Сердцем? - удивился трихорец, но, абсолютно не веря в успех задуманного, прикрыл на время глаза и... сделал шаг к одной из девушек. Она стояла и просто смотрела на него во все глаза, так, будто доверяла ему свою жизнь и надеялась, что именно ОН защитит и ее саму и ее мечты... Он готов был отдать жизнь лишь бы...
   Додумать Эман не успел. Густой туман окутал его разум и последним воспоминанием было то, как он касается ее губ своими и как же сладко ее целовать.
  
   Меня целуют. - Это Первая, не скажу что здравая, мысль возникшая в мозгу. - И это все что ты можешь себе сказать? - возмутилась припозднившаяся на пару мгновений Вторая. - А проанализировать свои действия, ведь ты тоже ЕГО целуешь, и при этом совершенно забыв, что на тебе нет платка, что заклятие выбора сейчас спадет, и самое главное: тебе же НРАВИТСЯ!
   О-хо-хо-хо-хо! А ведь в чем-то я права! Это пора заканчивать, кстати, а с кем я целуюсь?
   "Хм, своевременный вопрос! А, вдруг с тем наемником из Даромцев?" - долетел до моего сознания ехидный комментарий, и я открыла глаза.
   Эман. Мой муж. Меня узнал даже под заклятием, может все же он не так уж и плох, хоть и трихорец. Та-а-ак, сердце, молчать! Ты независимая, и ОН тебе не нужен! А "Он" не открывал глаз, что дало мне пару секунд, чтобы подобрать сопли и поумерить романтические бредни моего разума. Не бывает у трихорцев любви. Все браки по расчету, ну, или по нелепой случайности. Нет, это не мои слова. Просто услышала разговор между Эштонэлем и кем-то из свиты супруга. И, знаю, что глупо, но поверила. А когда именно слышала - не помню.
   Я резко отвернулась и закрыла лицо платком. Не хочу, чтобы кто-то меня жалел, ведь в первое время, все, кто видел мою внешность, только нос воротили, да и ни слова мне не говорили. А так я - человек, пусть и загадочный, предположительно уродливый, но человек! Надеюсь, ОН ничего не заметил.
   - Анастасия? Вы? Но, что это было? - удивленно спросил Эман, разглядывая внезапно закрывший мое лицо платок. - Вы мне объясните?!
   - Сама не знаю. Просто испытание истинной любви. Я такое видела только однажды. - Я пожала плечами и отвернулась, якобы рассматривая полянку, а ведь, что-то привлекло мое внимание. Ведь за что-то же зацепился вскользь брошенный взгляд. И дело не в том, что мне не хотелось рассказывать супругу об источнике информации о таком испытании. Да и заклинание там смешное: "Топ-топ, хлоп-хлоп, шлеп-шлеп..." и далее по тексту.
   Все же, что могло привлечь мое внимание. Парни, девушки, мужчины и женщины разбившись на пары - это кому повезло, о чем-то негромко переговаривались. Кто остался без пары, стояли в отдалении группками "по интересам" и занимались кто чем: мужские компании спорили, женские - сплетничали. В общем, все были при деле. Но что же не так?
   Я еще раз оглядела поляну. Так, Дарина с Тиролем, да и невесты все своих женихов обрели, что же не так? Иззи! - Тут только я увидела, что среди пар стоит и Бел. А рядом с ней не знакомый мне мужчина. Вот что странно. В деревне я его не видела, значит, странник. А судя по одежде, странствующий маг-воин. И если заклинание настигло его в пути, то шел он с юга, из земли скарнов. О-очень интересно. Но все же, почему именно он мне так интересен?
   - Что-то случилось? - мне на плечи легли сильные руки трихорца. - Тебе что-то не нравится, ведь, вроде бы, все получилось? Или я не прав?
   - Прав. - Это супруг решил отношения что ли наладить? Не хочу, может у меня и есть глупая влюбленность, но терять себя и свою такую прекрасную во всех отношениях прежнюю жизнь я не намерена. Но и разумный нейтралитет соблюдать все же надо. - Ты не знаешь, того воина, что сейчас рядом с Белл? Я его не видела раньше.
   - Нет. - Произнес Повелитель и к моему вящему восторгу озаботился этой загадкой, оставив меня в покое, пусть и на какое-то время. Фух.
   "Ну, ты и ду-у-ра! - тут же проснулась совесть и заставила мозги работать. - Ну, подумай сама: парень не знакомый, Изабелла здесь недавно, а он еще ее и целовал, или ты думаешь, что только ты удостоилась такой приятной чести?"
   Я Дура! - решила знахарка и побежала спасать своего пациента
  
  
   - Сен, ты не подумай чего, но ведь это все не впервой... - тихо выговаривалась Изабелла сидя на лавке, возле окна. Мы ушли в мою спальню сразу же, оставив трихорцев и наемников разбираться с вновь прибывшим. За нами увязалась и Дарина, которая почему-то все еще стыдилась выражать чувства на виду у всех. Прошло ровно полчаса (я засекала время, чтобы смыть с лица иллюзию) прежде чем Белла заговорила.
   Комнату наполнял ароматный дым лаванды, полумрак и отблески свечей. Девичья компания и небольшая бутылка вина, которую я выудила из сундука, как нельзя кстати, располагали к беседе по душам.
   - Я знаю, ты утащила меня с поляны, чтобы я не смущалась, но ведь в моем мире, я была уже не девочкой. - Белла обняла подушку и опустила глаза к полу. Тон, каким она все это говорила, заставил меня оторваться от смывания маски с лица и обернуться к подруге, не закончив процедуру, да так и застыть глядя на молодое лицо с мудрыми глазами. - Когда я родилась - была война...
  
   "Когда я родилась - была война. Когда я росла - была война. Все девочки уже с десяти лет подбирали себе Первого. Ведь самое ценное что есть у девочки - это чистота, а кругом война... Когда мужчина долго сражается за жизнь вся логика и все то что воспитывает в нас цивилизация: манеры, этикет правила - забываются. Остаются инстинкты. И если свои еще посмотрят на форму, то враги...
   У меня была подруга... она не дожила до того дня, когда ей суждено было стать девушкой - пала жертвой инстинкта, и она покончила с собой. По крайней мере, так считают. Но, я то ее видела! И хоронила..."
   Перед глазами знахарки встала картина: разрушенные взрывом дома, пустые глазницы оставшиеся от когда-то прекрасных окон, и узкий проулок, через который и в мирное время, лет сто назад, никто бы не рискнул пройти. Небо уже заволокло тучами и в предгрозовых сумерках, оглядываясь по сторонам пробираются трое: хрупкая девичья фигурка, и двое крепких парней. Если бы кто-нибудь выглянул в щелку меж досок, прикрывающих подвальные окна, то, наверное, сильно бы удивился такой кампании и ее поведению. Девочка лет двенадцати огляделась по сторонам, сверилась с только ей известными ориентирами и уверенно нырнула в открытое зево дверного проема. Когда-то здесь был детский дом.
   Случайный прохожий, если бы появился на улице, мог услышать их странный разговор.
   "Она могла бы задержаться только здесь!" - говорила тихим голосом девочка, обшаривая глазами помещение приюта.
   "Белла, она могла свернуть..."
   "Нет. Только здесь...." - девочка издала сдавленный стон и глухо разрыдалась...
   В полумраке, когда невозможно различить лиц, но видны лишь очертания предметов, среди груды камней и старых рваных матрасов лежало тело... Будто поломанная кукла - всплывало определение этой странно жуткой картине. Вся грудь и пах в крови и мелких надрезах, и лишь лицо сохраняло кукольную, фарфоровую бледность.
   Парни завернули тело девочки в плащ-палатку, один из них взвалил его на плечо и, все так же озираясь по сторонам, направился в обратный путь к храму Бога. Следом за ним шла парочка: темноволосая девчушка лет двенадцати и рослый русоволосый парень."
   "Я не хочу ТАК! - шептала девочка заходясь в рыданиях на похоронах подруги. - Ее мать думает, что дочь убили в перестрелке, и правильно. Но Я не хочу закончить жизнь, отдав себя каким-то подонкам! Я хочу...
   ...Тише! - высокий парень в парадной форме ВС РФ, в котором сложно было опознать того, кто утешал ее над телом подруги еще двое суток назад, легко поцеловал девочку в губы. - Если хочешь, первым буду я. Ты мне доверяешь?
   ... Сквозь слезы благодарно блеснули карие глаза, и девочка ответила на поцелуй..."
  
   "Мы собрались здесь, - громко вещал священник, особо не напрягая голосовые связки, - чтобы соединить узами брака этого мужчину и эту женщину. Дабы прошли они вместе все невзгоды и радости нашей нелегкой жизни. Да Благословит их Господь и Пресвятая Матерь Божья! Отныне и навеки объявляю Вас мужем и женой! Иван, поцелуйте супругу!" - Огромный храм - последний оплот Веры, был заполнен родственниками и друзьями. Да здесь не было цветов, голубей и тому подобной атрибутики венчания, как вещали традиции мирного прошлого, но здесь была надежность, надежда и любовь. Вот и все... И именно это и погубили автоматные очереди...
   И первый поцелуй мужа, горький и сладкий одновременно. Взгляд его серых глаз, будто прощаясь ласкает молодую жену и тут же пропадает в первых рядах, рядом с тетстем, защищая любимых ценой своей жизни.
   И женой побыть не успела, да и вдовой не суждено... - мелькает в голове мысль, когда из дула автомата вырывается огненной болью очередь пуль. "Donna nobis pacem" - шепчут уста и проливаются водопады слез..."
  
   Кожу щек обожгло соленым. Так бывает всегда, когда кожа ланит мягкая и нежная. А лучше сказать обновленная. "Я плачу!" - поняла я. И не успела опомниться, как мое лицо захватил в ладони Повелитель. Он нежно посмотрел мне в глаза, смахнул большими пальцами последние слезинки и поцеловал в лоб.
   - Прости меня, я буду тебе верить. Сегодня я понял одну вещь. И верю тебе... - трихорец развернулся и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь, а мы остались, обалдело тащиться на оную и друг на друга.
   - Что это было? - удивленно пробормотала я, глядя на дверь, потом пожала плечами и развернулась к зеркалу. Зеркало было единственным в трех деревнях и особой гордостью женщин Первы, ведь за последние годы появилась хорошая традиция, что невеста, которая перед ритуалом посмотрится в мое зеркало будет счастлива в браке.
   Как и любые мифы эта закономерность объяснялась просто: во-первых: девушки, посмотревшиеся в зеркало прошли ритуал помолвки, устроенный мной, ну а во-вторых: ведь и лет то мало прошло с тех пор, как я здесь появилась.
   И вот сейчас именно зеркало объяснило мне причину странного поведения супруга - маска!
   Простая магическая маска. Я перед рассказом Изабеллы стала снимать с лица иллюзию, с половины лица снять успела, а потом нас захватили воспоминания, и про работу над лицом я благополучно забыла. А ведь, этому составу только того и надо. Потерявшая магическую основу, спасибо тонику, иллюзия поплыла, создав на левой половине лица нечто наподобие уродливой маски. И вот ТАКУЮ меня увидел муж, который пришел к нам в комнату! Стоп, а зачем он вообще приходил?!!
   - Леди, что с тобой? - тихо спросила Белла. - Что с твоим лицом? Оно действительно повреждено? - карие глаза девушки сочувственно взглянули на мое зеркальное отражение.
   - Нет, дорогая. Просто я наношу на лицо крем иллюзии, а для того чтобы его смыть использую специальный тоник. А пока мы тебя слушали, масса из тоника и иллюзии застыла на лице, вот и получилась такая маска.
   - Но ведь, если это маска, то почему от нее не чувствуется магия? А от твоей кожи - да? Можно подумать, что ты просто нанесла иллюзию на шрамы. И маска - это лицо, а лицо - это маска.
   - Знаю, но такова особенность моего организма. А от маски не несет магией, только потому, что тоник ее "съел", и оставил размытую иллюзию. - Я начала намазывать на маску раствор на козьем молоке - помогает, проверенно опытным путем. Затем взяла мягкую тряпочку и стала осторожно отклеивать маску от кожи, когда Иззи вновь подала голос.
   - Не понимаю. Вот ты ведь носишь платок зачем же еще и иллюзорным кремом мазаться? - Белл прошлась по комнате и села и у моих ног.
   - Знаешь, в этом мире все так сложно... Например, посмотри на Дарину, она на половину трихорка наполовину человек. И я, да и любой встречный может сказать, что она была зачата, путем насилия над ее матерью - трихоркой одного из древнейших родов, возможно даже наследного, когда та была в бессознательном состоянии, человеком, находящимся в изрядном подпитии. Прости, Дар!
   - Не может быть! - изумилась Белла и уставилась на Дарину. Наемница, лишь слабо улыбнулась. - Но как?
   - Это все можно увидеть, лишь взглянув на человека. Вот поэтому в первое время на меня смотрели очень странно, если не сказать, что от меня шарахались... Глядя на меня можно проследить мое генеалогическое древо на пять поколений назад. И откроются ТАКИЕ подробности зачатия моих предков, что в природе вообще существовать не могут! - Я наконец-то оттерла "маску" и обернулась к девушкам лицом. - Против взглядов в первое время помогал платок, но после того как я начала постигать силу мне пришлось задуматься над тем, как спрятать это!
   Девушки удивленно вскрикнули, но тут же примолкли. Да, знаю, вернее, догадываюсь, ЧТО они увидели, особенно после этой свадьбы с трихорцем. Левая половина моего лица, то где была маска, сейчас просто сияло магическим светом, в то время как правая под действием крема лишь слега мерцала.
   - Не может быть! Так это мерцает...
   - Да, моя кожа. И чем больше моя сила и опыт, тем ярче свет. Скоро мне уже придется придумывать новый состав. - Я начала наносить на лицо крем, не оглядываясь на подруг. - А представьте как все меня жалели, когда видели в тавернах. "Бедная девочка, за что жизнь так наказала ее родителей и ее саму!" - говорили женщины, сокрушенно глядя на меня. А еще эта ВСЕГДА доминирующая трихорская кровь! Изабель, ты наверное помнишь, как в нашем мире относились к детям, рожденным от связи отца и дочери, брата и сестры? Вот подобное отношение было и к моей внешности. Твоих способностей смены личины у меня нет, поэтому спустя месяц я одела этот платок. А потом, когда от меня начало разить магией за километр, пришлось начать применять антимагические косметические средства.
   Это все из-за истории Войны. Когда Трихорцы победили в той межрасовой войне, то повелели: люди-маги имеют право учиться и использовать магию только принеся кровную клятву верности своему Лорду. Женщины людской расы не имеют права использовать магию ни в каком ее виде, кроме знахарства, любые другие ее проявления должны быть блокированы в детстве, а нарушившие Договор будут казнены.
   Вот такие дела. А я, пусть и относила себя к расе людей не имела права колдовать. Да если задуматься, то и не имею сейчас. По крайней мере до тех пор, пока не стану невестой, а потом и женой Эмана... Да еще и если я появлюсь перед всеми без платка. Посмотрите на меня! Я же натуральный смесок! - платок, повинуясь моим рукам соскользнул на плечи.
   - Зачем ты нас все это рассказала и показала? - Спросила Изабелла после нескольких минут молчаливого разглядывания моих небольших заостренных ушек.
   - Девочки, - я закончила и придвинулась ближе к подругам, - у меня плохое предчувствие: я прожила в этой деревне почти пять лет, и все мои друзья могли пересчитаться по пальцам, а сейчас за каких-то пару месяцев появилась ты, Изабелла, муж и целая куча трихорцев, а теперь еще и этот неизвестный путник-воин. Это слишком много, и значит, грядут изменения, и для того чтобы все это пережить, у нас не должно быть друг от друга секретов. Особенно сейчас, когда отношение к полукровкам хуже-некуда.
   - А что еще не так с полукровками? - тихо уточнила Иззи, впрочем, соглашаясь с моими доводами.
   - Нас всегда не любили. - Так же тихо ответила Дарина, опустив голову на руки. - А сейчас на нас просто охотятся!
   - Люди? - сочувственно уточнила Белла, правильно, ведь ей не надо переспрашивать: "Что такое геноцид?"
   - Если бы мы знали!!! Гильдия наемников, теперь всех наперечет знает. (В ней же в основном только полукровки и состоят!) Нам запрещено ездить поодиночке и без надобности покидать место приписки. - Наемница тяжело вздохнула. Она молодец! - подумала я, не стала жаловаться на судьбу, а только о насущном. На ее месте многие бы перво-наперво облаяли свою семью, отказавшую своей дочери в имени и вознесла благодарность отчиму за то, что признал ее своей, после смерти трихорки.
  
   - Вот твое платье, дочка! - Гельга тихо вошла в комнату и оглядела нас. Дарина и Иззи подобрались. - Да и Вам, кумушки надо бы переодеться, церемония скоро.
   - Гельга, какую церемонию ты имеешь ввиду? - уточнила я одновременно ожидая и страшась ответа старой знахарки.
   - Церемонию помолвки. - ответила Гельга, пожав плечами, а потом подозрительно покосилась на меня. - Только не говори, девочка, что надумала отказаться от ритуала!?
   - Почему я не могу отказаться? Ведь Испытание сердца все прошли... - я поднялась и, кажется, как-то растерялась. - И мне самой....
   - Ну-ка пойдем со мной! - женщина тяжело оперлась на дверь, и поманила свободной рукой. Мне же ничего не оставалось, как, прикрыв лицо следовать за наставницей.
   В последних лучах солнца деревню можно было бы сравнить с замершей в ожидании жениха невестой. В воздухе просто физически ощущалось напряжение и ожидание чего-то прекрасного и древне-мистического. А на улице никого, кроме взволнованных мужчин не наблюдалось. Гельга быстрым шагом, с удивительной в ее возрасте скоростью, пересекла улицу и направилась к яблоневому саду. Яблони - мои любимые деревья. Я посадила несколько в год моего появления в этом мире, и только этим летом деревья начали плодоносить.
   Там же среди деревьев я увидела и супруга, беседующего с вновь прибывшим воином. Боги, за что вы сделали местных мужчин такими красивыми? Одного роста, оба высокие, статные. Если бы пришлось описывать коней я бы сказала породистые! Ну, нет, если не перестану, я точно лишусь покоя и сна. И было бы из-за кого!
   Гельга меж тем прошла в некотором отдалении от мужчин и присела на скамейку в темном уголочке. И я почему-то только сейчас обратила внимание на то, как же постарела за последние пару месяцев моя наставница. Длинные волосы, теперь уже полностью белые как снег, мягко лежали на спине. А вот когда-то я бы заметила, что волосы моей наставницы струятся, будто живые. Глаза стали почти лазуревого цвета, хотя раньше поражали своей синевой и глубиной. На лице было столько морщин, что не всякая подтяжка справится... нет конечно морщины - след времени были и раньше, но почему-то именно сейчас они стали невероятно заметны.
   - Я уже очень стара. И теперь ТЫ - опора и надежда для этих деревень. Ты, моя дорогая, появившись здесь, принесла с собой Свет и Жизнь. А еще Надежду. - Гельга тяжело вздохнула и оглянувшись на замерших в отдалении мужчин решила продолжить объяснять мне кто из "ху". (Вот даже в сумерках и на расстоянии чувствую, что мой Эман ушки навострил, да и воин, кажется начал прислушиваться).
   Я присела перед знахаркой на корточки и заглянула в глаза. Что-то мне подсказывало, что это наша последняя, не считая ритуала помолвки, встреча. И расставаться с наставницей мне было грустно.
   - Гельга, я не очень понимаю...
   - Поймешь! Когда время придет, ты все поймешь. И узнаешь... - Женщина тяжело вздохнула и вновь незаметно скосила глаза на мужчин, а те уже не скрываясь подслушивали. - Леди, моя дорогая, я привела тебя сюда, чтобы пояснить тебе всю необходимость твоего участия в предстоящем событии. Ты - достояние этой деревни, твое слово - закон, или хотя бы стимул к действию. Твоего Повелителя они не в грош не ставят, а вот к тебе прислушиваются. Даже наш Староста с тобой считается, да что староста, никогда не видела чтобы дипломированный трихорский маг с обычной человеческой знахаркой советовался. А с тобой советуются!
   - Гельга, это все не важно. При чем здесь ритуал? Мы же с Повелителем и так вязаны.
   - И много его жители деревни при осаде слушались? Ты же, девонька сама жаловалась, почему как что случится, все к тебе бегут!? - Гельга хлопнула ладонью по колену и глаза ее загорелись таинственным светом. - Пойми, ты для них пример. Оглянись, девонька, видишь вон там, возле наших ворот показались женщины?
   - Да. - я кивнула.
   - То, что произошло у реки, это их последний шанс выйти замуж за любимого человека, иначе мужики выкручивались, они ведь по поводу свадеб народ верткий. - Знахарка внезапно на заговорщицкий полушепот. - Так, вот, если ты откажешься от ритуала, то и у этих девушек шанса более не будет.
   - Но почему? - я еще раз оглянулась на ворота и вдруг все поняла. Эти девушки и женщины, хоть и были кто красив, кто умен, но большинство из них подпадали под категорию "бесприданница" и замуж могли выйти лишь по причине исполнения божественной воли. - Не надо, я поняла. И если бы я не участвовала в испытании, то было бы проще...
   - Не знаю, но ты не смогла бы уклонится...
   - То есть? Гельга, ты что-то не договариваешь...
   - Есть еще кое-что... - глаза знахарки начали просто сиять, и она прикрыла их веками, - и ОН наконец-то будет счастлив. Вам, дети, пора готовится. До Луны времени немного осталось, идите, переодевайтесь!
   Женщина тяжело поднялась на ноги, отвесила поклон и медленно побрела в сторону дома, оставив нас втроем.
  
  
   Небольшой сад за домиком знахарки заполнили нарядно одетые девушки и мужчины. Луна уже взошла на небосвод и освещала своим светом яблони. Так же вокруг деревьев летали привлеченные магией светлячки, а меж ветвей, оплетая их паутинками, мелькали мелкие светлотканные лунные паучки. За забором столпились зрители, желающие увидеть все происходящее своими глазами. А вернее посмотреть на меня. Так как перед силами природы прятать лицо воспрещалось.
   А я стояла за входной дверью и тряслась как осиновый лист. А все из-за обряда-ритуала. И ведь не отвертишься. Даже Эман признал его необходимость, правда, для трихорца это необычно. Значит, супруг что-то задумал. И это заставляло нервничать еще больше. Боги, за что это все мне?
   - Не трусь! - сзади возникли Дарина и Изабелла. - Ты проложишь нам дорогу к алтарю. Не переживай, это же только помолвка.
   - Да, помолвка не свадьба - и расторгнуть можно. - Подхватила Изабелла, но почему-то передернулась от этих слов. А вот интересно, какие доводы приводила Иззи для уговоров Лорриэнора (так представился воин)? - Да и как казала Гельга необязательно жениться сразу... - на это дается год.
   - Правильно, так что давай, иди, пока тебя другие невесты из дома не выволокли. Ты же у нас первая. - Дарина прикрыла мое лицо вуалью и вытолкнула на крыльцо. А вслед добавила, надеясь, что я не услышу: - Глядишь, может, наконец-то и замуж по-человечески выйдешь, и я даже согласна на трихорца.
   Мне надо было лишь обойти дом вокруг. Люди на моем пути почтительно расступались, образуя своеобразный живой коридор. Мужчины при моем приближении поднимали над своими головами факелы, а женщины приседали, и с любопытством пытались разглядеть мое лицо под тонкотканной материей. И главное не сбежать. Во-первых этот живой коридор, а во-вторых совесть не позволит.
   А вот и сад. Я на мгновение остановилась, пытаясь охватить взглядом эту красоту. Алтарь под яблонями, ветки ясеня в руках мужчин, стоящих справа, за деревьями, и на все это сверху, будто замерев, смотрит полная Луна. Роса блестит на траве, и, любуясь своими отражениями в самых крупных каплях, светлячки флиртуют друг с другом.
   Пора! - кто-то шепнул мне на ухо и легкий порыв ветра подтолкнул вперед. Тут же оставшиеся без пар светлячки слетелись ко мне и закружились над головой, радуясь жизни. Стараясь не делать резких движений, чтобы не спугнуть сказку я направилась к Гельге. Когда до алтаря оставались каких-то десять шагов мою руку сжала рука Эмана. Боги, за что вы создали его таким? Именно сейчас Повелитель показался мне самым родным и близким человеком... э-э-э... трихорцем на всем свете. Ему очень шел ритуальный костюм. Светло-зеленый камзол, расшитый золотыми листьями, высокие сапоги из белой кожи и зачесанные назад длинные волосы. А какие у него глаза! И почему я как и все женщины подпала под очарование трихорцев? Не хочу быть как все! Но не могу.
   Так, глядя друг другу в глаза и держась за руки, мы и дошли до алтаря. Где я успела оставить вуаль, а Повелитель потерять ветви ясеня для меня осталось загадкой. Но почему-то вспомнился романс:
   "Очарована, Околдована, С ветром в поле когда-то повенчана.
   Вся ты словно в оковы закована драгоценная ты моя женщина."
   Луна наградила нас каким-то не естественным столпом света, который играючи пробежался по гравировки обруча, возложенного мною на голову Повелителя, и замер на том, который Повелитель надевал на меня. "Обруч невесты" сверкал серебряной гравировкой листьев многолетника, доказывая, что этот союз одобрен природой и Богами. И вот настал момент, когда не осталось ничего более естественного, чем поцелуй. И был поцелуй, который я никогда не забуду. Не забуду, как очнулась от какого-то колдовского забытья в объятьях Эмана, как он, счастливо улыбаясь, смотрел на меня, так же стараясь понять, что же только что произошло.
   Гельга деликатно кашлянула и взглядом предложила нам освободить алтарь для следующей пары. Изабелла и Лорриэнор. Мы с Эманом переглянулись, и что странно без слов поняли друг друга. Да, теперь посмотрим, как же МЫ сами выглядели во время обряда. Хм, вот интересно, а откуда у Гельги еще обручи, если предыдущие она с нас не сняла?
   - Это мои. - шеи коснулось теплое дыхание жениха. - Не мог же я... - так, судя по голосу он еще над собой шутит, что ж, вероятно, это трихорец нет уж плох.
   Иззи вошла в ворота, сделала пару шагов и Риэн тут же заявил на нее свои права взяв за руку и чуть ли не бегом потащив к алтарю. Хм, инте.. ресно, - Эман обнял меня за талию, пристраиваясь сзади. С ним то, что сегодня случилось? А оказывается весь ритуал и пяти минут не насчитал, а мне то показалось, что прошла вечность, прежде Трихорец меня наконец-то поцеловал. Да-а, а вот интересно, во время нашего поцелуя тоже звезда упала? Я вопросительно посмотрела на Эмана, но тот лишь пожал плечами.
   Вот подошла счастливая пара, и женихи поприветствовали друг друга. Да, а они то почему обручи не сняли?
   - У Лорриэнора тоже свои. - Тихо просветил меня жених, - он из знатной семьи, у нас такие обычаи.
   - Ты что теперь и мысли мои читаешь? - Я повернулась в его руках и заглянула в темные глаза. Нет, кажется, очарование ритуала никуда не ушло, просто ослабело немного. Он тоже наклонился ближе, со стороны, вероятно казалось, что мы целуемся...
   - Просто догадался. Нам здесь еще долго стоять?
   - Ты лучше знать должен.
   - Вообще-то, принято, чтобы ритуал проходили знать и чернь отдельно. - вмешался низкий голос Риэна. - Так что мы можем дождаться Тироля и идти ужинать.
   - Нет, я не могу. Я знахарка и просто обязана присут...
  
   - Сегодня нет. - Он улыбнулся и притянул девушку поближе, и что он раньше не обнимал ее. Ведь это так приятно делать. Но Леди чуть отстранилась. До чего же упрямая. Но ведь она ему нравилась? Нравилась. Ведь, если бы он ничего к ней не испытывал, смог бы пройти ритуал? Ритуал прошел. Но прошел не так, как это было в первый раз. Тогда он помнил ВСЕ, а сейчас в памяти остались лишь ее глаза. Небывалые большие глаза, цвета глубины горного озера.
   Ему даже было все равно, что половина ее лица была одним сплошным шрамом, даже он казался ему милым. Если бы ему еще несколько месяцев назад сказали, что такое будет, он бы высмеял их. Но теперь... Неужели у него и его рода появился еще один шанс?
   А не задело ли тебя, то что она никак не хотела брака? А сам ты хотел? - спросил он себя, разглядывая личико невесты. Да, вероятно отсрочка на год действительно нужна. Они притрутся друг к другу, научатся доверять, может быть, она его даже полюбит, просто не может не полюбить!
   - А вот, над нами тоже звезда падала? - спросила Анастасия, и Эман вынырнул из своих мыслей. Сейчас не место и не время.
   - Да. - Ответила Белл, - А над нами?
   - Да.
   - Можем идти? - Обратился ко всем Тироль, нежно обнимая Дарину он все ближе прижимал ее к себе. - В домике знахарки нас ждет стол. Хотя бы поужинаем.
   Да ведь вот интересная вещь, ведь и он и Риэн прошли сегодня ритуал не только для себя но в первую очередь для того, чтобы именно Тироль мог жениться. Надо будет поблагодарить друга после разрешения этих странных ситуаций.
   Успел подумать Повелитель, когда почувствовал, как камень на шее начал нагреваться, вызывая на сеанс связи с Лордом. Похоже, свадьбу действительно придется отложить... Без острой надобности Лорд беспокоить не станет.
  
  
  
  
   Дроги - крылатые существа. Внешне похожи на грифонов. Отличаются тем, что способны соединять несоединимое и сменять стихию покровителя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | | C.Возный "Последний шанс палача" (Боевик) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | I.Eson "Паша и его друг - робот 3-Niti" (Научная фантастика) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"